Алексей мякишев: Алексей Мякишев | Photoplay

Содержание

Алексей Мякишев: В моей фотографии сначала джаз, а потом – мысль

Негатив не представляет ценности для тех же коллекционеров, ценность представляет отпечаток, то, к чему я приложил все свое умение. Эти вещи важны, можно ими пожертвовать, но становится так грустно…

Это как раз одна из мистических вещей в фотографии. Я всегда снимал на пленку, но когда пришла цифровая технология, понял, что есть тут какая-то заноза, что-то тут не так. Вроде удобно: мы сразу можем посмотреть результат. А с другой стороны, – что-то теряется.

– Что теряется?

– Непонятно. Наверное, ожидание вот этого открытия, которое ты запечатлел. Когда ты сразу посмотрел на результат, это ощущение пропало, а на пленке оно сохраняется.

– Я все-таки задам этот вопрос: почему только черно-белая фотография?

– Почему, есть хорошие фотографы, которые потрясающе работают с цветом, например, Гарри Груйер, французский фотограф из Magnum, еще Алекс Уэбб. Георгий Пинхасов тоже прекрасно видит цвет, он цветом рисует.

Но меня не устраивает одно – то, что цвет сам диктует сюжет. Я не хочу, чтобы мне цвет диктовал, я хочу фиксировать то, что я вижу сам. Когда я убираю цвет, все становится на свои места. Появляется то, что я хочу сказать.

– Ничто не отвлекает?

– Да, цвет – это просто дополнительная информация, которая часто в неудачном сочетании мешает визуальному восприятию. В черно-белой фотографии у меня нет проблемы с цветом. Я просто вижу сюжет, вижу эмоцию, вижу какое-то развитие, что-то, что меня трогает внутренне, и просто это фиксирую, как диктует моя интуиция, мое видение.

Цветная фотография – это отдельный жанр. В цвете тебе сложно конкурировать с художником, который может написать любой цвет любыми красками, вымостить такими вот пятнами, как в жизни. В фотографии, я считаю, это гиперсложно. Но есть фотографы, которым это удается. И хорошо, что есть разное.

Еще почему черно-белая? Черно-белая фотография мистическим образом дает пищу для визуального размышления, так мозг человеческий устроен: ты дорисовываешь в своем воображении цвет. Это очень здорово, когда человек по-своему видит фотографию. Многие мои фотографии, я считаю, очень-очень потеряли бы, если бы были в цвете. Хотя иногда я балуюсь, беру цветной фотоаппарат и что-нибудь нащелкаю, даже иногда получается что-то интересное. Что потом делать с этими цветными фотографиями, не знаю. Ну, вот что, правда?

– Я не знаю. Я тоже всё снимаю в черно-белом.

– Да? Вот как. Хотя для журналов и газет ты обязан снимать в цвете. И если я снимаю для Newsweek или «Коммерсанта», то, естественно, в цифре. И для финнов тоже все в цифре и в цвете снимаю. Но то, о чем мы говорим, – это для другого, это не для души, а для того, чтобы выжить в этом сложном, непонятном мире.

Алексей Мякишев: «Мне в фотографии больше всего интересны люди». Интервью с фотографом.

Просторный зал Галереи Классической Фотографии, камерное музейное освещение, на стенах — выделенные лучами света черно-белые фотографии среднего формата. На открытие выставки «Колодозеро» — истории небольшого карельского поселения в фотографиях — собрались именитые фотографы, представители московских фотографических школ. «Тут есть несколько работ… у меня бы так не получилось», — берет микрофон лауреат множества премий, автор ряда успешных международных выставок Михаил Дашевский. Вслед за ним слово переходит к Георгию Колосову — живой легенде отечественной фотографии, последователю традиций еще дореволюционной пикториальной фотографии: «Эти работы прежде всего нужно назвать честными и свободными. Честными в том, что они принадлежат вот этой самой земле Колодозера, самым естественным образом из нее исходя».

Автор выставки, фотограф Алексей Мякишев, к похвалам относится спокойно. Со стороны — даже равнодушно. В походной толстовке и потертых джинсах, кажется, хоть сейчас — любимую Leica в руки и снова туда — в глухие карельсике леса, где на берегу древнего озера затаилась скромная рубленная церковь. О самом Колодозере и герое своих снимков — отце Аркадии, Алексей Мякишев говорит осторожно, даже бережно. Словно отсюда, из галереи в центре Москвы боится нечаянно задеть то важное, что влекло его туда последние пять лет. Ровно столько создавалась выставка, результатом которой стали отобранные из многих десятков отснятых пленок полсотни фотографий.

«…впервые я приехал туда на Рождество»

 

— Алексей, можно назвать всю выставку неким фотопроектом?

— Изначально у меня не было никакой идеи снять проект. Это случайно получилось. Я вообще не ставлю задачи снять проекты, я их не придумываю — они сами по себе как-то вот так складываются… Когда начинаешь придумывать, у меня ничего не получается. А то напридумываешь, едешь потом на съемку и ничего не выходит. Мне проще складывать фотографические истории из какого-то готового материала. Сначала появляется тяга ехать, снимать людей, погружаться в атмосферу, а потом уже что-то делать из этого.

— То есть зритель должен воспринимать каждую работу отдельно от других?
— Нет. Каждая работа, это, конечно, своя маленькая история, но в целом это история одно села, этого места, людей, которые там живут. И есть некий стержень — отец Аркадий, жизнь вокруг него, вокруг храма. Сначала возник интерес к нему, потом уже ко всему, что его окружает.

— Первая съемка — это 2011 год. Вы тогда познакомились?
— В 2011 году впервые я приехал туда на Рождество. Друг пригласил, Саша Шумских: «Поехали, посмотришь». Я приехал и все — больше место меня не отпускало. Сколько было туда поездок, даже не сосчитаю. Я просто не могу там не снимать.

«Я просто не могу там не снимать»

— Что же там такого необычного?
— Для меня Колодозеро стало личной историей. Когда ты постоянно погружаешься в атмосферу места, знакомишься с людьми, изучаешь местность с точки зрения фотографии. Каждый раз, когда я туда приезжал, Колодозеро открывалось по-новому. Это удивительное ощущение. Каждый раз увозил оттуда по 20-30 отснятых пленок. В Москве я могу ни разу кнопку не нажать за месяц. А там просто не могу не снимать. Приезжал и сразу возникало желание брать камеру и снимать, снимать… небо, природу, озеро, которое постоянно меняется. Это же север, погода там очень нестабильная. Быстро меняется состояние природы.

— Но вас в первую очередь интересуют же люди…
— Да, мне в фотографии больше всего интересны люди. Снимая их, я просто фиксировал свои ощущения. Поэтому на выставке нет какой-то четкой линии, что я хотел показать. Я запечатлел на пленке то, что меня трогало.

— А жизнь у озера привносит в образы этих людей что-то необычное?
— Нужно подробнее сказать, что такое Колодозеро — это такой куст деревень вокруг озера: Усть-река, Заозерье, Погост, Лахта… Вот там рядом есть рабочий поселок, Приречье, который стоит в лесу. Там все по-другому. А у озера веселее все как-то — люди на рыбалку ходят, на охоту, жизнь людей у воды всегда интересна. И для съемки тоже.

«Отец Аркадий — внутренне очень свободный человек»

— Отец Аркадий. Почему вас заинтересовала именно его история?
— Отец Аркадий — очень харизматичный батюшка, на мой взгляд, внутренне очень свободный человек — и прекрасный священник, и при этом очень активный, деятельный, у него всегда много гостей, какие-то люди всегда приезжают, вокруг него всегда жизнь кипит. Он сам родом из Таллина, в середине 2000-х его рукоположили, он приехал туда помогать восстанавливать храм, и там и остался.

— То есть, вокруг него сельская жизнь забила ключом?
— Храм там некий центр притяжения. Но отец Аркадий не только в Колодозере служит, он единственный священник на всю округу, потому окормляет еще несколько поселений. На выставке есть фотографии и оттуда.

— Сам же сельский храм небольшой?..
— Да, сама церковь, это видно по снимкам, довольно скромная. На этом месте раньше стояла большая деревянная церковь с высокой колокольней. Но в 1937-ом году сгорела. Это важный момент, потому как фотопроект вырос еще и из истории восстановления церкви. Отец Аркадий был из той инициативной группы, которые решили восстановить этот храм.
— Вы столько раз туда приезжали. А как это происходило? Где-то жили, утром вставали и шли снимать?


— Жил я всегда у отца Аркадия, занимался какими-то работами. Надо дров наколоть или воды с озера наносить, берешь ведра, идешь за водой. Но камера всегда с собой. Увидел что-то интересное — раз, снял. Всегда было что снимать — вот ребята на мотоциклах остановились, мальчик на велосипеде на дороге — какой типаж! Женщины полощут белье зимой в ледяной воде… и все это вокруг отца Аркадия, вокруг церкви.

«Я жду случая, провидения»

— То есть это все не постановочная фотография? Уж как-то все очень… красиво.
— Постановочной фотографией я вообще не занимаюсь. Это все просто кусочки, выхваченные из жизни. Увидел, поднял камеру…
— То есть без штатива, на ходу все?


— Да, без штатива, у меня маленькая Leica, мне не нужны штативы, я никогда не использую вспышки. Портить вспышкой красивый естественный свет — не для меня, вспышка приносит какую-то искусственность в кадр.

— И печатаете сами?
— Да, только вручную, печатаю сам, дома. Число отпечатков строго лимитировано, по десять экземпляров каждый.
— К открытию выставки вышел же и альбом?
— Да, за него взялось французское издательство Вergger Editions. Я познакомился с его представителем, Оливье Маркези. Ему очень понравились работы, он предложил делать проект. И мы полгода вместе с ним делали этот альбом. Это большая, трудоемкая работа — решить какой формат, какие материалы будут использованы. В альбоме чуть больше фотографий, но там многие фотографии — другие. И альбом с выставкой дополняют друг друга.

— Сейчас что-то новое уже готовите?
— Как я говорил, не строю планов, иначе ничего не получится. Я жду случая, провидения. Это должно как-то само прийти. Чтобы ты понял, что вот здесь нужно достать камеру и начать снимать.

Беседовал Илья Луданов

Источник: Рублев.ру

Мякишев, Алексей — это… Что такое Мякишев, Алексей?

Алексей Мякишев

Алексей Мякишев, Киев, 2010 год
Имя при рождении:

Алексей Мякишев

Дата рождения:

15 января 1971(1971-01-15) (41 год)

Место рождения:

Киров

Гражданство:

 Россия

Жанр:

фотография

Алексей Николаевич Мякишев (15 января 1971, Киров) — российский фотограф, документалист.

Биография

После возвращения из армии выбрал профессию фотографа. С 1991 по 1999 работал фотокорреспондентом в нескольких местных газетах. В 1999 переехал и сейчас живет в Москве. Сотрудничает с несколькими российскими и зарубежными изданиями («Russian Newsweek», «Коммерсантъ», «Helsingin Sanomat», «APU», «Talouselama», «SvD», «Berlinskgske Tidende», «Aftenposten» и другими).

Творческие методы

Алексей Мякишев фотографирует в классической аналоговой черно-белой технике камерами Leica, Konica, Nikon на пленку Kodak Tri-X. Любимые фокусные расстояния — 35 и 50 мм. При подготовке работ к выставкам использует технику ручной печати.

Экспозиции

  • 1996 — снял совместный проект с немецким фотографом Аннетой Фрик «Два взгляда на Вятку» (Anneta Freack, «Two sights to Viatka»). В том же году выставка прошла в Кировском Художественном музее и в галерее «Nadar» (Германия).
  • 1999 — принял участие в выставке «Портрет поколения», организованной галереей «Русское Поле».
  • 2000 — прошла персональная выставка в Университете Ольденбурга, Германия (Oldenburg, Germany).
  • 2001 — серия работ «Паломники» была продемонстрирована на выставке «Религия на рубеже веков», организованная МДФ г. Москва.
  • 2006 — работы Алексея показаны на вилле «Margarut Orcenar» во Франции.
  • 2008 — персональная фотовыставка в «Bibliotheque Municipale D`Auxerre», Франция.
  • 2009 — совместная выставка «Мы» интернет сообщества документальных фотографов «Photopolygon», г. Новосибирск.
  • 2009 — персональная выставка «Окна Времени», галерея «Феофания», г. Москва.
  • 2010 — персональная выставка «Окна времени» галерея «Art-propaganda», г. Самара.
  • 2010 — персональная выставка «Москва-Вятка» в галерее Maison du Pays Coulangeois, Coulanges la Vineuse, Франция.
  • 2010 — участие в фотовыставке «Мы» сообщества «Photopolygon», г. Краснодар.
  • 2010 — участие в благотворительной выставке фотографий «Увидеть Париж…и жить!», г. Москва.
  • 2010 — персональная выставка «Хроника провинциальной жизни», г. Омск.
  • 2010 — персональная выставка «Москва-Вятка» в Avallon (Yonne), Франция.

Награды

  • 1996 / 1997 — Алексей Мякишев получил стипендию Министерства Культуры России.
  • 1998 / 2001 — стал призером «ИнтерФото» за серию о паломниках и за серию фотографий о Северном Урале.
  • 2010 — 2-е место за серию «Путь к вере» в категории «События» на конкурсе «Премия ФРФ».
  • 2010 — 3-е место за серию работ «Цхинвал-август» на конкурсе «Bestphotographer».

Ссылки

10 любимых фотографий Алексея Мякишева — Bird In Flight

Алексей Мякишев 44 года Родился в Кирове, живёт в Москве. Снимает для Newsweek, «Коммерсанта», Helsingin Sanomat, APU, Talouslama (Финляндия) и других изданий. Призёр «Интерфото» в 1997 и 2001 году. Стипендиат министерства культуры России. Призёр конкурсов Bestphotographer, The Best of Russia, Sony World Photography Award, «Премия ФРФ». Преподаватель образовательной программы «Leica-Akademia». Автор персональных и участник коллективных выставок в Австрии, Германии, Канаде, России, Франции, Чехии.

Кировская область, деревня Русская Шуйма, 2003 год.
Пожалуй, самая известная моя фотография. Она долгое время лежала в ящике с негативами и была забыта. Но однажды я наткнулся на это изображение и решил напечатать. В отпечатке фотография ожила. Я думаю: почему образ этой девочки так притягивает взгляд? Выражение глаз, поза, руки рассказывают нам о жизни, детстве, старости и о чём-то большем, что мы не можем объяснить словами, но оно западает глубоко и остаётся в нас.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_01.jpg»}

Карелия, 2011 год.
В селе Колодозеро живёт удивительный священник — отец Аркадий. Однажды мы с ним пошли в гости. Было много детей, и Аркадий начал рассказывать сказку. Она была настолько увлекательная и интересная, что невольно и естественно перенеслась на фотоплёнку. Для меня в этой фотографии Аркадий олицетворяет образ доброго сказочника-волшебника, который погружает нас в детство.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_02.jpg»}

Киров — Великорецкое, 2001 год.
Эта фотография сделана во время Великорецкого крестного хода в 2001 году. С тех пор прошло немало времени. В этом году я попытался найти это место и не смог. Река изменила своё русло до неузнаваемости, но она осталась на фотографии.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_03.jpg»}

Карелия, Колодозеро, 2011 год.
В этом изображении мне нравится тишина. Только снежинки ложатся на образ Спасителя. Покосившийся северный дом на заднем плане может рассказать много удивительных историй.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_04.jpg»}

Кировская область, Омутнинск, 2015 год.
Это совсем свежая картинка, но она почти сразу стала для меня ценной. Здесь прекрасно всё. Дети на своих местах, закатный свет, парочка на заднем плане, вода, собака. Мне кажется, она даже слишком хороша, чтобы быть в этой десятке. Но пусть будет, заслужила.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_05.jpg»}

Киров, 1996 год.
Очень люблю эту фотографию. Провинциальный город, середина 1990-х, выборы. Приехали столичные музыканты, выступают на центральном стадионе, вход свободный. Но всем места не хватило. Меня привлекают люди, которые не могут попасть на стадион. Я снимаю, как они залезают на забор, вытягивают шею, пытаются увидеть, услышать. И вот я вижу группу женщин, которые смотрят в узкую щёлку в заборе на свою мечту. В один момент одна из девушек обращает на что-то внимание, и тут срабатывает затвор. Она меня не видит, она вся где-то там, в мечтах.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_06.jpg»}

Киров, 1996 год.
В газете, где я работал, мне дали задание снять фоторепортаж с выборов. Я пришёл на участок рядом с моим домом, снял пару плёнок, напечатал несколько фотографий и забыл. Прошло немало лет. Захотелось вернуться к этим негативам в поисках того, что тогда мне казалось несущественным. И нашёл. Кадр сразу выделяется на плёнке, и пропустить его было невозможно. Этот снимок рассказывает нам о том времени.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_07.jpg»}

Киров, диорама, 1998 год.
Обожаю фотографии, где сюрреализм происходящего сразу вводит зрителя в ступор. Что это? Как это? Раскрывая контекст, мы словно раздеваем фотографию, она становится голой и беззащитной. Тем самым мы лишаем зрителя самого главного — возможности всмотреться и попытаться понять.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_08.jpg»}

Карелия, Колодозеро, 2015 год.
Теперь отец Аркадий в образе лесного человека. Он пробирается сквозь сугробы с топором в поисках подходящей сосны. Он похож на медведя, вылезшего из берлоги. Скоро Рождество.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_09.jpg»}

Карелия, Колодозеро, 2015 год.
Лодка скользит по озеру. Слышен только скрип уключин и плеск воды. Храм совсем скрылся за густым и липким туманом. И вот я вижу знакомые очертания. Храм будто на небе. Я поднимаю камеру и делаю несколько снимков. Я сфотографировал Небо.


{«img»: «/wp-content/uploads/2015/10/Myakishev_10.jpg»}

Алексей Мякишев. Гармония и доброта.

Во время кризиса идентичности, да и вообще любого периода ‘тёмной ночи’, кажется полезным внимательно смотреть в настоящее, доброе, человеческое. Фотографии Алексея Мякишева представляются именно такими – полными гармонии и любви к родным местам, любви к людям, животным, природе. Мякишев прекрасно ‘пишет’ русскую глубинку, и вместо привычных уже всем интерпретаций, полных хтони и беспросветной разрухи, у него в кадре главное – это живые искрящиеся глаза, простой настоящий быт и одухотворённая природа.

Приведём некоторые его цитаты из одного интервью пятилетней давности.

‘…те фотографии, за которыми что-то есть, — они начинают жить сами по себе. Независимо от тебя. Они как голуби: ты их выпустил — и они полетели, и живут в своем мире. Когда ты к ним возвращаешься, то понимаешь, что это что-то более или менее настоящее.’

‘Мистика, магия фотографии меня очень привлекает. Часто бывает так, что снимаешь на драйве, а потом проявляешь пленку и удивляешься: неужели это я снял? Когда я выхожу на съемку, то настраиваюсь на нее. В этот момент голова у меня чистая, для меня ничего не существует в мире, кроме меня, моей камеры и того, что я снимаю. Это похоже на транс. Какое-то особое состояние.’

‘Каждый год я стараюсь выбраться в Вятку на съемку. Я очень люблю наш край, российскую провинцию. Если взять мою родную Кировскую область, то там столько интересного и еще неснятого, что это — копать, копать и копать. А если взять всю Россию целиком?..’

‘Возьми то же Колодозеро — это всего несколько маленьких деревень вокруг озера. Но каждый раз, когда я туда приезжаю, я по-новому все воспринимаю. Это сфокусированная вроде бы местная история, но через нее можно показать весь мир. Там все для этого есть. Есть и духовная составляющая, и особый ландшафт, и местные люди, местный колорит, особая атмосфера, дух места. Езди-езди, копай-копай… Я в Москве максимум одну пленку за день сниму. А Москва — она же кипит-бурлит. Казалось бы, вот она жизнь! А потом приезжаешь в деревню и видишь настоящую жизнь. Фотография это передает.’

‘В современной фотографии мне не нравится идея концепта. Когда идея, разум преобладают над чувством, твоим восприятием и твоей искренностью. Есть идея — надо ее воплотить, выстроить, подгоняя под нее реальность, придумывая, а не беря из жизни. На мой взгляд, настоящая, правдивая фотография — это искренняя фотография, пропущенная через сердце. Когда фотограф берет кусочек жизни, пропускает его через себя и оставляет в виде фотографии.’

‘Фотография дана ему случайно–неслучайно провидением, удачей. Для меня это гораздо важнее и интереснее – смотреть и удивляться, рассматривать и стараться понять, как оно случилось-произошло-пришло. А когда это придумано и постановочно, это сразу видно. Фотография — она не врет, она как лакмусовая бумажка все проявляет — и автора, и его мировоззрение. Все отражается в фотографии.’

‘Мне важно рассказать о жизни, людях, о себе.’

Все фотографии в этой статье © Алексей Мякишев

Все фотографии в этой статье © Алексей Мякишев

Все фотографии в этой статье © Алексей Мякишев

Алексей Мякишев / Православие.Ru

Алексей Мякишев
АЛЕКСЕЙ МЯКИШЕВ родился в городе Кирове (Вятка), там же с 1991 года начал профессионально работать фотокорреспондентом. В 1999 году переехал в Москву, став свободным фотографом. В данный момент сотрудничает с российскими и зарубежными изданиями, среди которых «Русский Newsweek», «Коммерсант», «Helsingin Sanomat», «APU», «Talouselama» (Финляндия) и многие другие.

Выставки, награды:
1996. Совместный проект с немецким фотографом Аннетой Фрик «Два взгляда на Вятку». Выставки в Кировском Художественном музее, галерее «Nadar» (Германия).
1996, 1997. Стипендиат министерства культуры России.
1998, 2001. Призер «INTERFOTO» за серию фотографий о паломниках и о Северном Урале.
1999. Участие в выставке «Портрет поколения», организованной галерей «Русское Поле».
2000. Персональная выставка, университет Ольденбурга (Германия).
2001. Серия «Паломники» показывается на выставке « Религия на рубеже веков», организованной МДФ г. Москва.
2006. Показ работ на вилле «Маргарит Орсенар», Франция.
2008. Персональная фотовыставка в «Bibliotheque Municipale D`Auxerre», Франция.
2009. Совместная выставка «МЫ» интернет-сообщества «photopolygon», Новосибирск.
2009. Персональная выставка «Окна времени» в галерее «Феофания», Москва.
2010. Персональная выставка «Окна времени» в галерее «Art-propaganda», Самара. Персональная выставка «Москва-Вятка» в галерее в Coulanges la Vineuse, Франция. 2-е место на конкурсе «Премия ФРФ» за серию «Путь к вере» в категории «События». Участие в фотовыставке «Мы» интернет-сообщества «Photopolygon», Краснодар. Участие в фотовыставке «Увидеть Париж и жить», Москва. 3-е место на конкурсе «Bestphotographer» за серию работ «Цхинвал-август». Персональная выставка «Хроника провинциальной жизни», Омск. Персональная выставка «Москва-Вятка», Аваллон, Франция. Участие в выставке призеров Премии ФРФ-2009, Новосибирск. Участие в выставке «Человек in Motion», организованной Liberty.su, Санкт-Петербург. Участие в фотовыставке «Мы» интернет-сообщества «Photopolygon», Москва.
2011. Персональная выставка «Чудесное путешествие» в Leica Camera, Москва. Персональная выставка в рамках проекта Закари Гилберта «Zerkalo», Квебек, Канада. Участие в фотовыставке «Отражение времени» Bestphotographer-2010, Москва. Участие в фотовыставке «Частный праздник» в галерее Fotodoc, Москва. Персональная фотовыставка «Люди из прошлого» в галерее художественной школы, Кирово-Чепецк.

Книги:
«Широкоформатный Глаз» Blurb, 2010 год / http://www.blurb.com/books/1765128.
Фотографии Алексея Мякишева находятся в частных коллекциях России, Франции, Германии, Испании и др.

Фото дня. Фотограф Алексей Мякишев.

 Алексей Мякишев — социальный фотограф. Небольшое пояснение. Вот вы идете по улице, на столбе висит репродуктор и оттуда доносится что-то такое гадостное. Репродуктор орет:
 — Я люблю тебя Марина всё сильней день ото дня,
 Без твоей любви Марина этот мир не для меня…
 Я обыкновенно стараюсь побыстрее пробежать мимо этого репродуктора. А фотограф Мякишев — останавливается и заглядывает в этот репродуктор, в самое черное его жерло. Вот это и есть — социальный фотограф.
 Откуда взялся этот страшный репродуктор? Когда читаешь о старой России — самое заметное, что в жизни у людей был смысл. Маленький русский городок, какой-нибудь Уржум или Нолинск — жизнь в них могла быть не совсем удобной, не совсем благополучной, но в этой жизни раньше был смысл. А затем — что-то хрясь! — переломилось, и смысл исчез. И люди так и ходят, так и живут потерянными. «Зачем живу?» Один поганый репродуктор орет радостно, заливается: «Я люблю тебя Марина…»
 Заглянуть в харю этому репродуктору — это роскошь, которую может себе позволить человек талантливый и серьезный.
 Алексей Мякишев — родом из 1980-х и 1990-х. Кружок фотографии в дворце пионеров. Затем — работа в местных газетах (если кто помнит, была такая газета «Выбор»). После перебрался в Москву.
 1990-е — время свободы. Свобода — одно из главных слов в русском языке. За свободой русские когда-то бежали в дикие степи и дремучие леса. Ради свободы одевали на себя пудовые железные вериги. Юродивые ради свободы ходили в одной рубахе и босиком в жестокую стужу. «Темницы рухнут и свобода вас примет радостно у входа». А как вышла свобода-то, вот она — бери («сколько заглотнёте», — как говорил Ельцин), люди и потерялись. «Зачем живу?» Вот эта потерянность и проступает так ярко на фотографиях-картинах Алексея Мякишева.


Диорама. Ремонт картины.


Улица Энгельса. Поволокли родимого…


Стихийный рынок у площади маршала Конева.


Сквер у памятника Степану Халтурину.


Пляж на берегу реки Вятки. Гроза.

Фото отсюда — ФотоТелеграф » Провинциальные хроники
 и отсюда — Алексей Мякишев. «Вятка: Хроника событий» (1995—2011) — Территория фотоисторий и фотоэссе

Интервью Алексей Мякишев — inframe.fr

Расскажите, о чем ваш проект и что побудило вас заняться Вятской областью?
Вятку я начал снимать довольно давно. Я работал фотокорреспондентом в нескольких газетах в начале 90-х. Позже, в 2000-х, я просто обратился к своему архиву и решил что-то сделать с родной землей, где я родился, вырос и нашел смысл жизни. В первую очередь сериал о моем восприятии родины и людей, которые там живут.

«Вам нужно установить с ними невидимую связь, и затвор камеры сделает свое дело. »

Мы чувствуем, что вы близки с людьми, которых вы фотографируете, мы чувствуем, что вы разделяете момент как через камеру, так и за ее пределами. На некоторых фотографиях чувствуется связь, которая связывает вас с людьми и моментами. Не могли бы вы рассказать мне больше о ваших отношениях с людьми, которых вы фотографируете, и о ваших отношениях с Вяткой?
Вы правильно заметили, что я достаточно близок к людям.Существует много причин для этого. Я считаю, что для того, чтобы сделать хорошее фото, нужно чувствовать ситуацию и человека. Вам нужно войти с ними в невидимую связь, а затвор камеры сделает свое дело. И конечно же, вы должны любить свой объект съемки, иначе ваши модели будут бездушными и отстраненными. Это можно сравнить со скульптурой, когда художник из неодушевленного куска камня делает что-то живое. Я часто общаюсь с людьми, чтобы стать ближе и почувствовать их сущность. Но иногда важно быть невидимым, чтобы запечатлеть уникальный момент.

«Я ищу гармонию в простых вещах»

Благодаря черно-белому изображению ваша серия кажется застывшей в древности, почему вы сделали эту работу в монохроме?
Да, вы правы. Многие из моих фотографий не имеют визуальной привязки ко времени. Немного странно для документального фото. Но это баланс моего восприятия реальности. Я ищу гармонию в простых вещах. Детали модерна часто только нарушают этот баланс. Но, на мой взгляд, в любом случае фотография может показать нечто большее, и каждый может почувствовать время.Монохромное изображение дает пищу нашему мозгу, и мой выбор не случаен, ведь я начал свой путь с черно-белой фотографии и цвет не ограничивает меня в выборе сюжетов, что очень важно.

Похоже, вы снимаете в основном на аналоговые, как вы связаны с пленкой и как связаны с фотографией?
Как я уже писал, свою фотографическую жизнь я начал с черно-белой пленки. Это был 1985 год, когда я был еще советским школьником и увлекся фотографией.Меня очень вдохновил процесс проявки и печати фотографий. Удивительное чувство, когда изображение возникает при свете красного фонаря. Это магия. В то время в советских магазинах продавали черно-белую пленку. Его производили несколько заводов, и он был доступен.

Позже, когда я работал в газете, весь процесс был аналоговым. У меня была своя небольшая лаборатория, и я много экспериментировал в то время. Пробовал разные проявители и пленки. Когда пришли цифровые технологии, я продолжал снимать на пленку, потому что сразу почувствовал, что ничто не заменит традиционные технологии.Тем более, что я люблю возиться с пленкой. Еще мне нравится непредсказуемость результата на пленке, это всегда элемент таинственности и волшебства.

В вашем творчестве есть некая меланхолия времен СССР, не так ли?
Я не уверен, что это меланхолия, это некая основа, на которой формировалось мое фотографическое видение. Когда я был подростком, и мое увлечение фотографией окрепло, я часто листал журнал «Советское фото», учился на примере советских фотографов.Но в то же время мне было очень интересно, чем занимаются художники. Я пошел в библиотеку и собрал кучу художественных альбомов. Меня поразили импрессионисты и темы, которые они поднимали. Особенно меня впечатлили Эдгар Дега и Матисс. В то время я думал, что они удивительно фотографические художники. И, конечно же, весь этот багаж того, что я видел, повлиял на мой фотографический стиль.

Не могли бы вы подробнее рассказать о вашей организации и процессах?
Как правило, у меня нет конкретного четкого плана проекта, над которым я буду работать.Я отдаюсь судьбе и удаче. Моя интуиция и чувства знают больше. Обычно я посещаю места, которые мне интересны. Я фотографирую все, что меня вдохновляет. Это поездки на две-три недели. В путешествии часто все дело в импровизации. Я никогда не знаю, чего ожидать.

Я обычно снимаю 30-40 фильмов за поездку. Дальше начинается приятная рутина: проявка пленок, сканирование лучших кадров. Затем материал выдерживается временем. Это самый долгий процесс. Тогда у меня есть идея объединить фотографии в тему.И тогда процесс может затянуться на долгие годы, как это случилось с вятской историей. На мой взгляд, если материал достойный, он должен пройти проверку временем. Это можно сравнить с хорошим вином. Выдержанное вино со временем приобретает все преимущества.

Как вы финансировали этот проект?
Я финансирую большинство проектов, над которыми работаю. Это тяжело, но я не унываю, потому что уверен, что если ты хорошо сделал свою работу, то потраченные деньги вернутся. Но есть и проекты, финансируемые заинтересованными организациями.Например, в 2017 году организаторы фестиваля Nuits Photographiques de Pierrevert пригласили меня поработать две недели в небольшой деревушке на юге Франции в Провансе. Я с удовольствием согласился и сделал замечательные фотографии. Но это скорее исключение, чем правило.

У вас есть какие-то конкретные фотографии, которые могут описать сериал? Какова его история?
Портрет девочки на фоне бабушки. Это, наверное, самая известная моя фотография, которую я сделал в маленькой русской деревне Шуйма во время путешествия по Вятке в 2003 году.Он долго пролежал в коробке с негативами и был забыт.
Но однажды я наткнулся на это изображение и решил его распечатать. В печати фотография ожила. Я удивляюсь: «Чем так завораживает образ этой девушки? » Выражение глаз, поза, руки рассказывают нам о жизни, детстве, старости и еще о чем-то, что мы не можем объяснить словами. Но все это тонет глубоко и остается в нас. Позже это фото стало обложкой моей первой книги «Вятка».

Вы издали книгу о своей серии, это для вас завершение этого проекта? В какой момент вы сказали, что вам достаточно, чтобы закрыть сериал? Что ждет вас дальше?
После выхода книги вы думаете, что это жирная точка, и вам нужно заняться какой-то другой темой.Но реальность другая. В места и к героям своего сериала хочется возвращаться снова и снова. Я не знаю, почему это происходит. Возможно, у меня есть большая страсть к тому, чтобы запечатлеть, как этот мир меняется вокруг меня.

И для следующего я сделал паузу на мгновение. У меня есть большой проект на Русском Севере, и я очень хочу продолжить работу над ним. А пока пора проанализировать уже проделанную работу. И есть одна фраза:  Если хочешь рассмешить Бога, расскажи Ему о своих планах.Я не хочу смешить его.

Твои 5 лучших фотокниг?

– Анри-Картье Брессон- «A propos de Paris» Ширмер/Мозель, 1994
– «Роберт Франк в Америке», Steidl, 2014
– «Сергей Лобовиков – Русский мастер художественной фотографии» 1995
– «Экспозиция» Mary Elen Mark », Phaidon, 2006
-« Отъезд Lounge »Джейсон Эскенази, 2019


Интервью Valentine Zeler

Фотограф ссылки на фотограф: сайт — Instagram
Photobook« Vyatka »Опубликовано Treekedia

 

Алексей МЯКИШЕВ — Фотовстречи Друзья музея Альберта-Кана

Ваше первое фотографическое воспоминание, первая эмоция

 Я был еще подростком.В 1986 году мой друг Саша одолжил мне советский фотоаппарат "Вилия" для поездки в Ленинград (Санкт-Петербург). Я взял пленку и не знал, как ее правильно перемотать. Я порвал все перфорации в пленке, но смог ее проявить. Потом в Сашиной маленькой комнате мы закрыли все окна одеялами, чтобы сделать комнату темной. Красный свет, запах проявителя и волшебство изображения, возникающего на листе бумаги, произвели на меня сильное впечатление. 
   

Фотограф, который пробудил вашу страсть

Я очень хорошо помню этот момент.Это было в 1995 году. Я уже работал фотокорреспондентом местной газеты на Вятке. Я познакомился с немцем. Его звали Ханс Путтнис, он был профессором Дюссельдорфской школы фотографии. Я показал ему свои фотографии. В то время я искал свой собственный стиль и у меня было много картин в стиле пикториализма. Но Ханс обратил мое внимание на фотографа, которого я раньше не знал. Это была небольшая книга «О Париже» Анри Картье-Брессона. После этих снимков у меня появилось непреодолимое желание выйти на улицу и запечатлеть настоящую жизнь.

 Ваша первая фотография

Меня воспитывала бабушка. Она увидела мое увлечение фотографией и подарила мне фотоаппарат «Зенит-11». Для советского школьника это было круто. И я все фотографировал. Но я очень хорошо помню эту конкретную картину. Моя бабушка очень любила шить на швейной машинке, из окна шел красивый мягкий свет. Угол снизу придавал изображению динамику, как на фотографиях Александра Родченко. Когда я показала эту фотографию бабушке, она очень удивилась, потому что раньше никто никогда не делал ее такой.Она была очень рада и я тоже!

Самое красивое фото на память

Провинциальный город, середина 90-х, выборы. Приехали музыканты из столицы. Они выступали на центральном стадионе. Вход был бесплатным. Но места на всех не хватило. Меня привлекали люди, которые не могли попасть на стадион. Я сфотографировал, как они перелезают через забор, смотрят сквозь них, пытаясь увидеть и услышать. Я увидел группу женщин, смотрящих на свой сон через узкую щель в заборе.В какой-то момент одна из девушек на что-то отвлеклась, и тогда затвор сработал. Она не видела меня, она была где-то в другом месте во сне. Позже это фото войдет в альбом «Вятка».

Худшее фотографическое воспоминание

Наверное, самое худшее фотографическое воспоминание — это когда ты видишь уникальную историю, и в этот момент по какой-то причине ты не можешь поднять камеру и запечатлеть ее.

Алексей Мякишев — журнал The Eye of Photography

Все, кто приходит к Аркадию домой в Колодозере или к нему в церковь на службу — все бегут, куда-то или от чего-то.От городского шума или усталости, от нелепости жизни, от самих себя, от себя прежнего, от своих грехов или обид. Сам Аркадий — беглец, не раз говорил, что был здесь, «потому что я слаб, сильный в силах уйти».
Уйти — это то, что могут сделать сильные, но они вернутся, когда их силы будут на исходе. И пройти маршрут храм, сельпо, дом культуры, остановка Усть-Река. Если на остановке Юрий дремлет, он не откажется от «сто граммов водки за приветствие».Потом городской беглец повернется в Заозерье и навестит еще одного бывшего горожанина, у которого Захарко, трехлетний уже деревенский пацан, бродит под дождем. Тогда наш беглец запустит лодку в озеро, сядет на весла и даже забудет о них. И будет он кружить по озерным водам, от острова к острову, пока не опомнится и не направится к храму.
В сарае Аркадия двое других беглецов ремонтируют старый мотоцикл. Почему малышам Паше и Максу лучше в Колодозере, чем в своих семьях, спросить неловко.Паша как-то обмолвился, что умеет варить суп из крапивы, «у нас дома не было еды». Аркадий делает суровое лицо, но ненадолго, вскоре он провожает детишек игривым шлепком на поиски морошки. Мотоцикл трещит и трясется, но едет, оставляя за собой облако голубоватого бензинового дыма.
Колодозёрский круговорот затягивается, и другая жизнь уже кажется невозможной, без утреннего тумана, в котором из ниоткуда появляется лодка и трудно сказать, плывёт она по воде или по туману.Все выглядит вечным, бесчисленное количество собак и кошек, коз и кур, девушка с корзиной на дороге и молодые люди с посиневшими от черники губами. Вернувшись в город, беглец не скоро оживет: сквозь стены квартиры он еще долго слышит комариное жужжание и звон колоколов, а сквозь узор обоев проступает до боли знакомый абрис Рождества Богородицы. Церковь.
Россия, Карелия 2009-2014

фотокниг | Мякишев Алексей — Вятка

«Возвращаясь в свой родной город Вятку, где я родилась и прожила немало лет, я чувствую связь со всем, что меня окружает, все кажется близким и знакомым.Дома и улицы не изменились, но уже не совсем такие, как 15 лет назад.

Все-таки в провинции время течет медленнее, чем в шумной столице, и мне хотелось остановить это «медленное время» и запечатлеть его на своих картинах. Порой кажется, что все мои картины – это возвращение в прошлое, в тот беззаботный период детства, когда не думаешь о будущем, а просто чувствуешь себя живым и счастливым. Год за годом я возвращаюсь в Вятку, что-то меня влечет назад, потому что мне кажется, что в лицах людей еще осталось что-то не фальсифицированное, что-то настоящее, что я хочу запечатлеть в своей памяти и на своих фотографиях.- Подробнее: http://www.oseweb.org/stories/return-to-vyatka#page» (AM)

http://myakishev.viewbook.com/vyatka

О фотографе (*1972 г., Киров РУС):
профессиональный фотожурналист с 1991 г. по 1999 г. работаю в различных городских газетах г. Киров
С 1999 г. живу в Москве, стал внештатным фотографом
Сотрудничаю с российскими и зарубежными изданиями, в том числе «Русский Newsweek», «КоммерсантЪ». », «Helsingin Sanomat», «APU», «Talouselama» (Финляндия) и многие другие.
В настоящее время работает над несколькими документальными проектами о провинциальной России.
Лауреат премии «Интерфото» 1998 и 2001 гг., стипендиат стипендии Минкультуры России 1996 и 1997 гг.
премий «Лучший фотограф», «Лучшее из России», «Премия ФРФ».
Преподаватель учебной программы «Leica-Akademia».
Принимал участие во многих групповых выставках, а также персональных выставках в России, Франции, Германии и Канаде.
Мои фотографии находятся в собраниях муниципальной библиотеки Осера (Франция), а также в коллекции «Leica-Россия» и различных частных коллекциях Германии, Франции, Испании, России.В 1998 году в сотрудничестве с немецким фотографом Аннетой Фреак участвовал в проекте «Два взгляда на Вятку» и в том же году выставлял свои работы в Кировском художественном музее, а чуть позже – в галерее «Надар» в Германии.

Формат
HC, 21,5 x 16 см., 60 ч/б рис., офсет, английский, тираж 300 экземпляров!

Другая сторона Европы

Алексей Мякишев — автор

Родился в Кирове (Вятка) в 1971 году. С 1991 по 1999 год работал фотокорреспондентом в нескольких местных кировских газетах.
В 1999 году переехал в Москву и стал внештатным фотографом.
Сейчас он сотрудничает с несколькими российскими и зарубежными журналами, такими как «Русский Newsweek», «Коммерсант», «Хельсингин Саномат», «АПУ», «Талоуселама», «СвД», «Берлинскгске тиденде», «Афтенпостен» и многими другими.
В 1998 году совместно с немецким фотографом Аннетой Фреак участвовал в проекте «Два взгляда на Вятку» и в том же году выставлял свои работы в Кировском художественном музее и галерее «Надар» в Германии.
В 1996 и 1997 годах получил стипендию Министерства культуры РФ.
В 1998 и 2001 годах получил две премии «ИНТЕРФОТО» за серию о паломниках и о Северном Урале
В 1999 году участвовал в выставке «Портрет поколения», организованной галереей «Русское поле».
В 2000 г. выставлялся в Ольденбургском университете в Германии.
В 2001 году его серия «Пилигримы» экспонировалась на выставке «Религия на рубеже веков», организованной Московским Домом фотографии.
В 2006 году он выставлялся на вилле «Маргерит Юрсенар» во Франции.
В 2008 г. выставлял свои работы в «Bibliothèque Municipale D`Auxerre» во Франции.
В 2009 г. участвовал в выставке «Окна времени» в галерее «Феофания» в Москве.
В 2010 году участвовал в выставке «Окна времени» в галерее «Арт-Пропаганда» в Самаре
В 2010 году участвовал в выставке «Москва-Вятка» в галерее Maison du Pays Coulangois, Coulanges la Vineuse, Франция
В 2010 г. в конкурсе «Премия ФРФ» удостоен 2-го места в серии «Дорога к вере» в номинации «Общие новости»
В 2010 г. участвовал в фотовыставке «Мы» интернет-сообщества «Фотополигон». Краснодар
В 2010 году участвовал в фотовыставке «Увидеть Париж и жить» в Москве
В 2010 году получил премию «Лучший фотограф» за цикл работ «Август в Цхинвале»
В 2010 году участвовал в «Хронике провинциальная жизнь» Выставка в Омске
В 2010 году принял участие в выставке «Москва и Вятка» в Аваллоне (Йонна), Франция.

 

Представление сельской жизни в России

Российский фотограф Алексей Мякишев рассказывает о своей новой книге «Колодозеро», в которой рассказывается о сельской жизни России. Его опыт работы с Leica MP, пленочной фотографией и частое сотрудничество с Leica Russia можно увидеть на протяжении всей книги, а также в выводах из этого интервью.

Колодозеро, как вы объясняете в предисловии к своей книге, представляют сельскую жизнь в России, где люди живут повседневно и очень просто.Какова ваша личная связь с этой деревней и почему вы так стремились посетить ее и задокументировать?  

На празднование Рождества 2011 года мой друг Александр пригласил меня поехать в эту деревню, где у него есть дача. Я слышал об этой деревне и раньше, но, кроме названия, ничего о ней не знал. В то время я заканчивал очень давно идущий проект «Вятка» и думал о том, чтобы начать что-то новое. Мой первый визит в эту деревню натолкнул меня на мысль, что мой новый фотопроект будет проходить именно в этой местности.Как будто моя интуиция и мое сердце говорили мне – я должен вернуться, чтобы задокументировать жизнь тех людей, чья жизнь так отличается от моей в большом космополитическом городе. Мое желание вернуться столько раз, сколько потребуется, в это село возросло после встречи с очень харизматичным местным священником Аркадием, увидев рядом красивое озеро, после восхищения теплотой и открытостью местных жителей. Я действительно влюбился в это место, и оно не отпускает меня. Как будто была необъяснимая связь, которая всегда связывала меня с этой деревней.

Съемка на пленку, очевидно, придает каждому изображению зернистость, но, в частности, добавляет еще один слой времени, если смотреть на него со стороны. Каковы ваши впечатления от использования Leica M-P и почему вы решили снимать на пленку?

Я снимаю на пленку более двадцати лет и думаю, что магия фотографии заключена в ней. Я люблю все делать своими руками, то есть проявлять свои пленки, печатать свои фотографии в фотолаборатории. Это своего рода процесс медитации.Вы работаете для достижения определенной цели, много работаете, а затем результат приносит вам полное удовлетворение. Мне нравится фактура пленки и процесс ожидания результата. Я думаю, что вы теряете все эти аспекты с цифровым форматом. Раньше я использовал только зеркальную камеру с одним объективом, и когда я впервые использовал Leica, я сразу увидел открывающиеся передо мной новые возможности. Сегодня я использую только Leica M-P и два объектива, 35 мм и 50 мм. Это идеальная камера для любых ситуаций. Зимой мне часто приходится фотографировать при температуре -30° и ниже, и у меня никогда не было проблем с этой камерой.Добавьте к этому превосходные объективы, и вы легко поймете, почему я считаю Leica M-P идеальным инструментом для реализации своих художественных замыслов.

Люди на изображениях выглядят так, как будто они позируют для определенного момента своей жизни, представляя счастье, даже одиночество. Ваши фотографии о Колодозере очень позитивны. После нескольких погружений в деревню изменились ли ваши взгляды на деревню?

Конечно жизнь продолжается, все меняется.Когда я приехал туда в первый раз, я ничего не знал о жизни этого места. Но я фотографировал там людей и шаг за шагом узнавал об этом все больше. Не только положительные моменты жизни далеко, но и некоторые негативные моменты. Когда делаешь такой долгосрочный проект, становишься частью мира, который описываешь, глубоко переживая все, что с ними происходит. Я думаю, что это очень важно. Фотографии не только описывают некую реальность, но и выражают эмоции, ощущения и впечатления тех, кто делал эти снимки.Некоторые люди на моих фотографиях уже умерли, но они еще живут на этих фотографиях. Также очень важно понимать ответственность, которую вы несете после фотографирования людей. С другой стороны, я не думаю, что мой взгляд и моя позиция по отношению к людям, которые были в дальномере моей камеры, изменились. Я любил это место и до сих пор люблю его всем сердцем, несмотря на меняющиеся обстоятельства.

Композиция этого изображения со партами и фотографией Путина, висящими на стене, кажется, должна была передать определенный посыл.Вы собирались сфотографировать именно этот момент?

Был солнечный весенний день, и я фотографировал в сельской школе. Я быстро заглянул в один из классов и увидел, что ученики отдыхают после уроков. Меня привлек свет и их позы, я увидел два окна, подумал, что это хорошая композиция для картины, на портрет Путина внимания не обратил. Мои фотографии не несут никакого конкретного политического посыла. Моя цель — показать жизнь в данный момент с максимальной степенью эмоциональности.Я даю привилегию интерпретации зрителю. Я думаю, что даю публике возможность прожить мгновение со мной, увидеть моими глазами.

Какова общая цель книги, можете ли вы глубже погрузиться в творческий процесс для реализации всего проекта?

Для меня книга – единственный способ для автора полностью выразить себя. Например, выставка всегда ограничена по времени, онлайн-портфолио в реальности не существует. С книгой иначе – к ней можно вернуться, подержать в руках, через какое-то время по-новому взглянуть.Книга дает тактильные ощущения, что немаловажно в нашей жизни. Хорошо сделанная книга – результат кропотливой работы. Для меня эта книга о Колодозере – результат многолетней работы. Я не имею права делать плохую книгу, иначе она будет бессмысленной. В результате книга получится действительно хорошей, с минималистичным дизайном, оригинальной обложкой из двух материалов, подборкой бумаги, придающей резонанс фотографиям, печатью в дуотоне с чуть теплым оттенком. С моим издателем, Оливье Маркези из Bergger, мы оба решили эти деликатные вопросы.Нашей целью было сделать эту книгу привлекательной, если кто-то возьмет ее, он или она не захочет ее оставить.

Ваши изображения также будут выставлены на фестивале Les nuits de Pierrevert во Франции к концу июля. Расскажите нам подробнее о дальнейших шагах по продвижению книги или связанных проектах.  

Мой издатель и я обсуждаем эти вещи прямо сейчас. В России я уже издал первую книгу «Вятка» с российским редактором Tree Media и продал все 500 экземпляров менее чем за год.Так что этим летом мы планируем презентацию на крупнейшем фотофестивале России в Угличе на Волге, также связываемся с галереями для организации выставок и презентаций в Москве и Санкт-Петербурге этой осенью. Что касается Европы, у меня было несколько выставок моей последней книги в галереях Австрии и Чехии. Это новый вызов для меня, и мы все еще работаем над ним. Могу сказать, что когда мы поедем во Францию ​​за впечатлениями от книги в конце марта, у нас будут встречи с редакторами фотожурналов.Мы также планируем организовать с Бергером международный мастер-класс по моему фотографическому стилю, и я думаю, что он пройдет в красивом месте зимой в России.

Чтобы узнать больше о работе Алексея, посетите его официальный сайт. Книга «Колодозеро» будет издана издательством Bergger Editions и ее можно будет приобрести прямо по этой ссылке.

Алексей Мякишев — Bergger — Скачать PDF бесплатно