Анри картье брессон работы: 404 | Артифекс

Содержание

Анри Картье-Брессон. Советы мастера

Все мы знаем классиков живописи и литературы. Но вот классиков фотоискусства, увы, знают далеко не все. Тем не менее, «классика из классиков» фотографии, Анри Картье-Брессона, знают практически все современные фотографы. А тем, кто пока еще по каким-либо причинам ничего не знает об этом выдающемся мастере фотографии, настоятельно рекомендуем что-нибудь почитать о нем. У Брессона действительно есть чему поучиться. Его работы стали поистине жемчужинами фотоискусства 20 века.

Самая, пожалуй, важная отличительная черта творчества этого мастера заключается в том, что он умел фотографировать ничего не подозревающих о съемке людей так, как до него это ни у кого не получалось. Брессон умел передать в своих фотографиях все эмоции фотографируемого человека, уловить и передать зрителю его душевное состояние в тот короткий миг, когда сработал затвор фотоаппарата. Именно Анри Картье-Брессон был основателем так популярного сейчас жанра уличной фотографии. В его черно-белых снимках – история целой эпохи, дыхание и ритм города.

Сегодня мы не будем пересказывать вам биографию и этапы творческого пути этого великого мастера. Мы просто покажем вам несколько его работ и приведем советы классика фотографии. Очень хочется верить, что эти советы пригодятся и вам. Ведь это своего рода маленький мастер-класс великого Анри Картье-Брессона.

Совет первый

Между по-настоящему хорошим произведением искусства и посредственным – очень маленькое расстояние. Всего лишь несколько миллиметров.

Совет второй

Что значит фотографировать? Это значит – сразу, в доли секунды суметь определить и само событие, и точную организацию визуальных форм, выражающих и определяющих это событие. Фотографировать – это значит выстроить ум и глаз вдоль одной единственной линии. Фотографировать —  это один из способов жить.

Совет третий

Никогда не надо думать во время съемки. Думать нужно до и после нее.

Совет четвертый

При любой ситуации, кульминационную точку развивающегося перед объективом вашего фотоаппарата события вы не схватите никогда. Вам постоянно будет казаться, что вот он, этот момент. Вы нажимаете спусковую кнопку, нервное напряжение спадает с вас, и… Но кто же знает, вполне возможно, что эта самая так ожидаемая вами кульминационная точка была  не в зафиксированном вами моменте, а в следующем! И как раз до этого момента вы не дотянули…

Совет пятый

Нет никакой нужды фотографировать много. Не стреляйте автоматными очередями, не тратьте зря пленку. Уверяю вас, это не самый хороший признак.  Это как чересчур много есть или пить много жидкости. Человек при этом теряет  вкус, теряет свою форму. Но, в то же время, никогда не стоит забывать и  то, что для того, чтобы у вас появилось молоко, вам нужно подоить корову. А для того, чтобы получить масло, нужно очень иметь очень много молока.

Совет шестой

Фотоаппарат – это не красивый и дорогой медальон, висящий у вас  на вашей шее. Ваш фотоаппарат — это часть вас самих. Это часть вашего ума. Часть ваших глаз. Это ваше главное орудие труда. Если ваш фотоаппарат соответствует тому, что вы хотите фотографировать – то его очень приятно держать в руках.

Совет седьмой

Самые худшие ваши снимки – это первые десять тысяч снимков, которые вы сделали.

Совет восьмой

Для того, чтобы запечатлеть на фотографии мир, вам нужно, прежде всего, быть в этот мир втянутым. Нужно добиться такого состояния, чтобы у вас появилось чувство, что вы находитесь внутри того, что вы видите в видоискателе. Такой подход к работе требует от фотографа строй дисциплины  духа, огромной сосредоточенности, а также чувства и чутья геометрии.

Совет девятый

Что для меня фотография?   это, прежде всего, поиск в реальной действительности линий, соотношений и пространственных форм.

Совет десятый

Любую фотографию надо  рассматривать, прежде всего, как картину с идеальной композицией, которая должна постоянно находиться в центре внимания зрителя, как законченное целое. Всё это достигается органичным соединением всех зрительных элементов кадра. Композиция каждой фотографии во всех ее элементах должна быть строго закономерна. В противном случае, форму от содержания невозможно будет отделить.

Совет одиннадцатый.

Каждому фотографу нужно научиться работать незаметно и мягко. Но при этом иметь хорошее чувство наблюдательности, острый глаз. Нужно видеть несколько больше, чем видят другие. Не толкайтесь в толпе, не привлекайте к себе внимания окружающих. Там, где вы собираетесь ловить рыбу – не нужно перед этим мутить воду.

Совет двенадцатый

Постоянно исчезающие вещи – удел любого фотографа.  Когда что-то уходит, ничто на свете, никакая изобретательность, никакое чудо не сможет это вернуть.

Совет тринадцатый

Делать хорошие фотографии сможет только тот, кто сумеет научиться на одной оси выстроить глаз, голову и сердце.  

Биография Анри Картье-Брессона — Fototips.ru

Анри Картье-Брессон

История жизни самого знаменитого “беглеца” и “анархиста” мира фотографии.

FRANCE. The Var department. Hyères. 1932.

В январе 1948 года Анри Картье-Брессон приехал в Индии по заданию агентства “Магнум” — он должен был сделать репортаж о Махатме Ганди и его голодовке в знак протеста против насилия между индуистами и мусульманами. Не прошло и часа после съемки, как Ганди застрелили, и Картье-Брессон снова был рядом: его камера запечатлела Неру, объявляющего стране о смерти “Великой души”, истощенное тело погибшего, толпы людей, пришедших попрощаться, простой погребальный костер и Ганг, над которым развеяли прах. Эти удивительной силы снимки были опубликованы в журнале Life — и стали пиком в и так славной карьере 40-летнего французского фотографа.

Картье-Брессон был одним из самых уважаемых летописцев минувшего века, человеком, который, казалось, всегда оказывался в нужное время в нужном месте, чтобы запечатлеть поворотные моменты истории. Он вел насыщенную, беспокойную жизнь: снимал Великую депрессию в Америке, борьбу Азии за независимость, приход коммунизма в Китай, “оттепель” в России. Он был дружен с целой плеядой артистов, писателей, танцоров, актеров, политиков, драматургов — его неизменная Leica запечатлела Пикассо, Эзру Паунда, Альбера Камю, Трумана Капоте и многих других.

INDIA. Punjab. Kurukshetra. A refugee camp for 300.000 people. Refugees exercising in the camp to drive away lethargy and despair. Autumn 1947.

В быстро меняющемся мире он был своего рода этнографом, спешащим запечатлеть жизнь до того, как она превратится во что-то совершенно другое. Богатство его семьи давало ему финансовую независимость, но его работы, словно в пику, всегда требовали справедливости и равенства для всех.

Как писал о его послевоенных фотографиях знаменитый драматург Артур Миллер: “Его снимки задают неизбежный вопрос: какой будет наша следующая глава? Куда мы пойдем дальше?”

Бурная юность

Дед Картье-Брессона по отцу был богатым промышленником; нитки, производимые на его фабрике, шли на экспорт по всему миру. Мать Анри была потомком Шарлотты Корде, французской аристократки, которая убила Жана Поля Марата. Судьба старшего сына Андре Картье-Брессона и Марты Ле Вердьер, родившегося 22 августа 1908 года, была распланирована заранее — школа, университет, работа на семейной фабрике, которую он унаследует за своим отцом. Но у решительного и волевого Анри были свои планы.

Отучившись в католической школе, той же, которую окончили Марсель Пруст и Андре Мальро, он провалил экзамены в университет и решил стать художником, как его дядя, погибший в Первой Мировой войне. Отец не был в восторге от этой идеи, но дал денег на художественные занятия. Анри стал учеником у кубиста Андре Лота, который научил юношу ценить графические формы. После этого Картье-Брессон провел год в колледже Магдалины при Кембриджском университете в Великобритании (английский он знал с детства, благодаря гувернантке-англичанке). Там он познакомился и подружился с историком и шпионом Антони Блантом и легендарным антропологом и этнологом сэром Джеймсом Фрэзером.

SOVIET UNION. Russia. Moscow. 1954.

Вернувшись в Париж в 1929-м, он вошел в художественные и литературные салоны французской столицы благодаря знакомству с портретистом Жаком-Эмилем Бланшем. Богема приняла его по-разному: Гертруда Стайн, посмотрев картины Анри, порекомендовала ему вернуться к семейному бизнесу, но Рене Кревель взял молодого человека под свое крыло и познакомил с сюрреализмом (течению было тогда всего четыре года). Слушая Андре Бретона, Луи Арагона, Макса Эрнста, Картье-Брессон впитывал их идеи о снах, совпадениях, сознании и коммунизме.

Участие в этой романтической революции привело к знакомству с американским поэтом Гарри Кросби, который тоже бежал в авангардистские круги от буржуазности и обязательств своего круга. Друг Кросби побудил Анри заняться фотографией, а его жена, с которой у Кросби были свободные отношения, стала первым серьезным романом в жизни Картье-Брессона. Их отношения окончились в 1931-м, и Анри уехал лечить разбитое сердце в Кот-Д’Ивуар.

Здесь, потратив все деньги, что у него были с собой, Брессон начал стрелять дичь и продавать ее местным жителям. Подхватив малярию, которая едва не убила его, он вернулся домой — лечиться и отходить от увиденного в колонии. Именно в это время он наткнулся в журнале на фотографию Мартина Мункачи, на которой трое мальчишек бегут в воды озера Танганька, и окончательно “заболел” фотографией.

Фотография и сожженные идеалы

Навсегда сменив ружье на фотоаппарат, Анри начал охотиться за хорошими кадрами. “Целыми днями я рыскал по улицам”, — писал он, — “в напряжении, готовый в любой момент щелкнуть затвором, чтобы поймать жизнь в ловушку, запечатлеть ее в процессе”. Недовольный устройством мира, потрясенный ужасами колониального режима, требующий социальной революции, Брессон, тем не менее, позволял себе развеять свой общественный гнев ледяным шампанским и роскошным ужином — за такие деньги, на какие в Кот-Д’Ивуаре можно было прожить почти год.

Но параллельно он неустанно совершенствовал свое мастерство фотографии. Его снимки появились в журналах Voilà и Photographies. Почти 12 месяцев он провел в Мексике, стране, которую Бретон называл “самой сюрреалистичной в мире”, снимая ее бордели и уличную жизнь. В 35-м владелец нью-йоркской галереи Жюльен Леви, друг Гарри Кросби и человек, познакомивший Америку с сюрреализмом, выставил фотографии Брессона вместе с работами таких заслуженных фотографов как Уолкер Эванс и Мануэль Альварес Браво.

SOVIET UNION. Moscow. 1954. Elementary school.

И тут, когда его репутация фотографа только начала устанавливаться, неугомонный Анри решил сменить карьеру и стать кинорежиссером. Он провел год в Нью-Йорке, обучаясь принципам монтажа, и вернулся в Париж в 36-м, с намерением запечатлеть на камеру ухудшающийся политический климат в Европе. Вместе с Жаном Ренуаром он снял пропагандистский фильм, который Луи Арагон заказал последнему для коммунистической партии. Лента под названием La vie est à nous (“Жизнь — наша”) подвергала нападкам 200 ведущих семей, контролировавших Францию. Одной из них была и семья самого Картье-Брессона. Следующий фильм Ренуара, La Regle du Jeu (“Правила игры”), в котором Анри сыграл английского дворецкого, и вовсе снимался в огромном шато его отца.

В 37-м Картье-Брессон снова вернулся к фотографии и стал работать в коммунистической газете Ce Soir, вместе с Робертом Капой и Дэвидом Сеймуром, с которыми он десять лет спустя создаст агентство Magnum Photos. В том же году он женился на Ратне Мохини, гламурной яванской танцовщице и поэтессе. В мае его отправили в Великобританию — снимать коронацию Георга VI, откуда он привез множество снимков простых людей на улицах, но не самого короля. В 39-м, после того, как СССР подписал Пакт о ненападении, газета закрылась, а Брессон в порыве разочарования в своих идеалах, сжег многие свои фотографии и негативы.

Война и “Магнум”

В мае 1940-го он вступил во французскую армию, а через месяц попал в плен к немцам. Следующие три года он провел в фашистских лагерях, вынужденно работая на Германию и безуспешно пытаясь сбежать. Получилось только на третий раз — он долго скрывался, потом по поддельным документам жил в Париже, помогая Сопротивлению. “Я постоянно чувствую себя как беглый заключенный”, — утверждал он уже в мирное время. Даже постарев и перестав метаться по миру, он говорил, что на его истории можно ставить штамп “неисправимый беглец”.

GERMANY. April 1945.
Dessau. A transit camp was located between the American and Soviet zones organised for refugees; political prisoners, POW’s, STO’s (Forced Labourers), displaced persons, returning from the Eastern front of Germany that had been liberated by the Soviet Army.
A young Belgian woman and former Gestapo informer, being identified as she tried to hide in the crowd.

В 45-м, уже после победы, Картье-Брессона попросили снова вернуться за камеру — снять документальный фильм о возвращении военнопленных и угнанных на принудительные работы.

GERMANY. Dessau. April 1945.

Закончив эту работу, он уехал в Нью-Йорк, где выставлял свои сюрреалистические фотографии в Музее современного искусства. Но Капа предостерег его от упоения успехом и посоветовал быть не “мелким фотографом-сюрреалистом”, а фотожурналистом. В итоге пару месяцев спустя, в ресторане музея родилось фотоагентство “Магнум” — организация, призванная распространять репортажные снимки в печати. В тот момент оно состояло всего из пяти фотографов, но фотографов с мировыми амбициями. Друзья разделили между собой территории, на которых будут работать. Джорджу Роджеру досталась Африка и Средний Восток, Дэвиду Сеймуру — Европа (поляк по происхождению, он знал много европейских языков), Уильяму Вэндиверту — Америка, Картье-Брессону — Индия и Китай, а Капе — все остальное.

Брессон сразу же приступил к работе и вместе с женой отправился в Индию — Ратна была подругой сестры Джавахарлала Неру, благодаря чему Анри допустили снимать Ганди, как при жизни, так и после смерти. Позже пара путешествовала по Пакистану, Мьянме, Малайе, Китаю (Брессон заснял Пекин за несколько дней до провозглашения Китайской народной республики и сразу после этого). В Индонезии он наблюдал за борьбой страны за независимость от Нидерландов. Правительство в Амстердаме утверждало, что колонии еще рано жить своей жизнью, ведь там до сих пор нет среднего класса. На это Картье-Брессон едко заметил: “Интересно, сколько еще лет нужно Нидерландам, если последних трехсот не хватило, чтобы его построить”.

ITALY. Naples. 1960.

Из своих путешествий фотограф отправлял негативы в Нью-Йорк и редко видел, как они получились, до того, как редакторы Life, Harper’s Bazaar, Paris Match, Saturday Evening Post или New York Times отправляли ему вырезанные из журналов страницы с его снимками. Результаты его интересовали мало — он любил сам процесс съемки. Как-то однажды он обмолвился, что большое влияние на него оказала книга немецкого философа Ойгена Херригеля “Дзен в искусстве стрельбы из лука”. Она рекомендует читателю ослабить сознательный контроль над собой, представить себя луком и вообразить стрелу, которая попадает в цель. Все, что нужно фотографу, говорил Брессон, — быть терпеливым и открытым для возможностей, уметь вопрошать и иметь хорошее чувство формы.

Решающий момент

В 52-м вышла его первая собственная книга Images à la sauvette (“Решающий момент”), настолько успешная, что практически ее одной хватило для поддержания на плаву идущего ко дну “Магнума”. В 1954-м, после смерти Сталина, Картье-Брессон первым из иностранных журналистов получил разрешение и побывал в СССР (подборка лучших снимков Брессона из СССР). Большая шумиха, которую вызвал его фоторепортаж, не принесла ему особой радости. 1954 год нанес фотоагентству и Картье-Брессону серьезный удар — погиб Роберт Капа, подорвавшись на мине в Индокитае. Два года спустя в Египте застрелили Дэвида Сеймура.

SOVIET UNION. Russia. Leningrad. 1973. A portrait of LENIN decorates a facade of the Winter Palace; for May Day celebrations and to commemorate the victory over the Nazis (9 May).

Долгое время после потери друзей фотограф пытался поддерживать изначальный дух “Магнума”, стараясь избавить его от неминуемой коммерциализации. Много путешествовал — в Китай, Мексику, Кубу, Японию, Индию. По заказу IBM сделал серию снимков о взаимоотношениях людей и механизмов. В конце 60-х и начале 70-х он опубликовал еще одну книгу, Vive la France (“Да здравствует Франция”) и снял два документальных фильма для американского канала CBS News. Его 30-летний брак с Ратни Мохини распался; Брессон женился во второй раз, на Мартине Франк, фотографе и члене “Магнума”. Ему было 64, когда родился его первенец, дочка Мелани.

Постепенно начал сказываться возраст — Картье-Брессон оставил фотографию и посвятил себя своему первому увлечению — рисованию. Драгоценную Leica он доставал из сейфа только чтобы заснять своих близких — жену, дочку и котов. Кошачьих Анри очень любил — за их сопротивление дисциплине и власти — и часто фотографировал: гуляющих по улицам, сидящих за окном, возлежащих на руках своих знаменитых хозяев. Себя он тоже сравнивал с кошкой: “Я анархист, да. Я против людей у власти и того, что дает эта власть… Спросите кошку. Она знает, что такое анархия. Собаку учат подчиняться, но кошек подчинить нельзя. Они приносят хаос”.

Анри Картье-Брессон умер в 2004 году, в возрасте 95 лет, до последних дней сохраняя характерное остроумие и бодрость духа. Он часто шутил, что у него нет воображения — поэтому он не стал художником и оставил работу режиссера. Делать фотографии, утверждал он, куда проще. Тем более что “жизнь меняется каждую минуту и каждую минуту рождается и умирает новый мир”.

10 советов от классика фотографии.

Анри Картье Брессон — один из самых выдающихся фотографов XX веков, основоположник жанра фоторепортажа и фотожурналистики в целом, признанный при жизни гений фотографии. Его творчество по сей день представляет огромный интерес для историков и фотолюбителей. Сегодня мы поговорим о некоторых советах мастер, которые не утратили актуальность и в наши дни.

Фокусируйтесь на геометрии, продумывайте центр и границы кадра

Одной из явных особенностей фотографий Анри Картье-Брессона всегда оставалась способность удивительно точного строения кадра. Ему удавалось объединять самые различные и даже противоположные другу другу геометрические фигуры, линии и тени в единое гармоничное целое. Фотограф тщательно продумывал границы кадра и выбор объекта для центрального местоположения. Многие кадры фотографа обрамлены так называемыми «естественными» предметами. Такая многоплановость — один из признаков хорошего удачного кадра.

«Композиция должна быть предметом наших постоянных забот, но во время съемки мы можем почувствовать её только интуитивно», — не уставал повторять фотограф.

Будьте терпеливы, работайте «мягко»

«Фотограф должен работать мягко, незаметно, но иметь при этом острый глаз. Не надо толкаться, привлекать к себе внимание, не баламутьте воду там, где собираетесь ловить рыбу», — говорил Анри Картье-Брессон. Эту вечную для фотографии тему — как схватить главный, решающий момент, нажать на спуск затвора секунда-в-секунду с моментом кульминации события — французский фотограф объяснял весьма доступно и просто. Современники отмечали, что Анри Картье-Брессон всегда был очень последовательным и спокойным. При съёмке на улице он мог неторопливо дожидаться момента ,когда кто-то из прохожих окажется в той точке кадра, которая казалась ему идеально подходящей для его местоположения: «Иногда бывает так, что проходящих мимо человек делает снимок законченным. Можно ждать какого-то момента, но так и не дождешься без этого человека в кадре». — советовал он.

Из множества отснятых кадров он оставлял только тот, в котором все элементы — прохожие, фон, композиция — были расположены именно так, как задумал автор. Рассуждая о решающем моменте, он признавал интуитивную спонтанность решения фотографа сделать кадр.

Путешествуйте, познавайте мир

Французский фотограф был страстным любителем путешествий. Он побывал во многих странах мира, фотографировал разные населённые пункты и их жителей. В ходе путешествий он знакомился с людьми, много общался, изучал местные традиции, стараясь проникнуться этой атмосферой. Он не жалел для этого времени: например, чтобы сделать цикл фотографий Индии, он провёл в стране целый год. Анри Картье-Брессон был уверен, что знакомство с новыми культурами и общение с представителями других народов заряжает фотографа творческим вдохновением и расширяет границы мировоззрения.

Используйте для съёмки один объектив

За долгие годы своего сотрудничества с агентством «Magnum Photos» творчества Анри Картье-Брессон делал кадры с использованием самых разных объективов. Но для личного творчества он предпочитал работать с одним и тем же объективом — 50 мм, и оставался верным своему выбору на протяжении десятилетий. Он называл объектив «естественным продолжением глаз фотографа» и говорил, что «не хотел жить в мире, где видоискатели в фотоаппаратах показывали фотографу готовые композиционные схемы». Интересно, что сказал бы классик сегодня?

Фотографируйте детей

Признанный гений фотографии очень любил фотографировать детей, которые всегда выглядели в его фотографиях естественно и непринуждённо. Анри Картье-Брессон часто гулял по городам и снимал портреты случайных прохожих, в том числе и детей. Фотография, на которой запечатлён мальчик, несущий бутылки вина с искренне-торжественным выражением лица, стала известна на весь мир. Должно быть, каждый из нас, глядя на эту фотографию, переносится в собственное детство.

Оставайтесь незаметным, не будьте назойливы

Каждый раз во время съёмок Анри Картье-Брессон старался оставаться незаметным, слиться с толпой и не афишировать себя как фотографа. По некоторым источникам, зачастую он даже заклеивал блестящие элементы своей камеры чёрной изолентой и накрывал её платком. Сам он одевался скромно, фотографировал быстро, активно перемещаясь из точки в точку, чем просто не успевал привлечь к себе внимание зевак. Брессон не противопоставлял себя окружающим, он чувствовал себя одним из них. И именно благодаря этому люди в его кадрах всегда выглядели естественными, а снимки получались объективными. При этом фотограф был убежден, что необходимо находиться в гуще событий. «Мир разлетается на куски, а Адамс и Вестон фотографируют камни!» — говорил он.

Воспринимайте мир как художник

Анри Картье-Брессон умел отлично рисовать. Неслучайно уже в последние годы жизни он вновь вернулся к этому занятию. Поэтому в своих диалогах о фотографии он часто сравнивает кадр с картиной, проводя параллели с художественным творчеством. «Зритель рассматривает фотографию, как законченную картину, картину с композицией, которая постоянно должна притягивать внимание», — говорил он. Все правила создания картины и рисунка мастер перенёс и в фотографию.

Не кадрируйте фотографии

Анри Картье-Брессон был убеждён, что если композиция кадра смещена, то его нужно считать бракованным и негодным. Фотограф не признавал обрезку уже готовой фотографии, уверенный в том, что композиция может быть построена только один раз — при съёмке: «Процесс фотографирования — это процесс мгновенного определения события и организации форм, которые и выражают это событие».

Стремитесь к новым вершинам

Анри Брессон обладал уникальной по нашим временам способностью: он никогда не «цеплялся» даже за самые удачные свои кадры, признанные именитыми мастерами. Он не тратил время на то, чтобы возводить их в ранг предмета собственной гордости, и вместо этого стремился дальше, вперёд, к новым неизведанным горизонтам. Классик был уверен, что самодовольство может стать препоной для развития творческого человека. Не зря же он повторял: «Твои первые 10 000 снимков — худшие».

Не стремитесь сделать как можно большее количество кадров

«Не нужно слишком много фотографировать, не надо стрелять, изводя пленку. Это плохой признак. Это все равно, что много есть или пить: человек теряет вкус, теряет форму. И, тем не менее, стоит не забывать, что для того, чтобы получить молоко, надо подоить корову, а чтобы получить масло, нужно очень много молока», — говорил Анри Брессон. Наверное, именно такие, точно подмеченные особенности фотографии помогли ему достичь настоящих высот. Он как никто другой понимал, что такое «золотая середина» в фотографии. Признавая, что упорная практика является залогом успеха, он всегда обращал внимание на то, что любая съёмка должна быть продумана и иметь определённую цель.

Анри Картье-Брессон — Великие и известные фотографы — ИСТОРИЯ КИНЕМАТОГРАФА и ФОТОГРАФИИ — Каталог статей — Media-Shoot — кино и фото искусство

Анри Картье-Брессон


Матерью Анри была Марта Ле Вердьер (девичья фамилия), а отцом Андре Картье-Брессон. Двойная фамилия отца, «Картье-Брессон», впервые зарегистрированная в 1901 году, получилась соединением фамилии крестьян Картье, родом из департамента Уаза, и фамилии промышленников Брессон, производителей хлопковой нити. Взаимоотношения начались, когда городская семья Брессонов поручила уход за своими детьми членам сельской семьи Картье. Позже два сына Картье поступили учениками к Брессону и, в конце концов, женившись на дочерях своего шефа, вошли в долю предприятия. Бизнес процветал, и имя «Картье-Брессон» стало в начале 20-го века во Франции очень известной маркой хлопчатых ниток.

Его назвали Анри в память о дедушке с отцовской стороны, он был старшим из пяти детей.

Живописью он интересовался с юности. В декабре 1913 Анри познакомился со своим дядей Луи, художником, который ввел его в мир искусства. К сожалению, дядя умер в 1915-м, но Анри продолжал следовать его советам. Он учился в ателье художника Андре Лота. Фотография Картье-Брессона во многом обязана его образованию его как художника и графика.

В 1930 году, после начала обученая живописи и графики, он отправился в путешествие в Африку. Вернувшись во Францию в 1932 году, он решил посвятить себя фотографии. Его очень впечатлили несколько снимков, сделанных Эженом Атже и Андре Кертесом, но более всего его подтолкнул к фотоискусству вот этот снимок сделанный Мартином Мункачи (en:Martin Munkácsi) в 1929 или 1930 году, на котором изображены трое чернокожих людей, голышом бросающиеся в волны озера Танганьики (Танзания). Он высоко оценил эстетику этой фотографии и восхищенно написал: «О! Это можно сделать при помощи фотоаппарата!!». В том же году в Марселе он приобрел фотоаппарат Лейка, новинку тогдашнего рынка, так называемую «35-миллиметровую фотокамеру», легкую камеру, позволившую наконец ему достичь необходимого мастерства в той фотографии, к которой он имел склонность.

Способности и методы работы Анри Картье-Брессона стали легендами в мире фотографии, например, он прославился за свою способность оставаться «невидимым» для людей, которых снимал. Бликующие металлические части своего фотоаппарата он заклеил черной изолентой, чтобы они не блестели. Он всегда делал законченный снимок в момент съемки: он никогда не изменял, не кадрировал сделанную фотографию. Также он известен тем, что старался снимать любую сцену в момент достижения наивысшего эмоционального напряжения, которое он называл «решающим моментом», широко известное выражение в фотографическом мире, которое для Картье-Бресснона означало «моментальное распознавание, в долю секунды, значимости происходящего и одновременно точной организации форм, что придают этому событию соответствующую ему экспрессию».

Анри Картье-Брессон,Франция, 1968-1969 Об отношениях Картье-Брессона со временем Линкольна Кирштейна (en:Lincoln Kirstein), писатель и специалист в области культуры и искусства, говорил, что Картье-Брессон «постоянно боксировал со временем, время было одновременно противником и товарищем … чтобы быть пораженным и нокаутированным; они танцуют вокруг мгновения, ожидая открытия, чтобы зафиксировать его, остановить, победить».

Но для т.н. решающего момента, не только пойманного, но и эстетично зафиксированного, необходима большая чувствительность и понимание природы человека, которыми Анри Картье-Брессон обладал в высочайшей степени. В 1952-м году словосочетание решающий момент сделалось названием его книги.

В 1947-м Картье-Брессон со своими коллегами Робертом Капой, Дэвидом Сеймуром (en:David Seymour), Джорджем Роджером (en:George Rodger), Марией Айснер (en:Maria Eisner), Биллом Вандивартом и Ритой Андиверт основал содружество фотожурналистов — агентство Magnum Photos.

В 1954-м музей Лувр организовал свою первую выставку фотографий, и фотографом был Картье-Брессон. Он выставлял свои работы в самых известных галереях и музеях мира. Издано множество книг, в которых опубликованы его фотографии, в основном сопровождаемые анализом их художественных достоинств.

Он фотографировал как обычных людей, так и важных персон и значительные события XX-го века. Вот только некоторые известные личности, которых он снимал: Ирен и Фредерик Жолио-Кюри (1944), Анри Матисс (1944), Альбер Камю (1944), Поль Валери (1946), Уильям Фолкнер (1947), Трумэн Капоте (1947), Хоан Миро (1953), Жан Ренуар (1960), Андре Бретон (1961), Мэрилин Монро (1961), Ролан Барт (1963), Коко Шанель (1964), Жан-Поль Сартр, Эзра Паунд (1970), Луи Арагон (1971).

Анри Картье-Брессон был женат дважды: в 1937-м на Ратне Мохини, танцовщице, приехавшей из Джакарты (с которой развелся в 1967-м), и в 1970-м на фотографе Мартине Франк (en:Martine Franck), от которой у него родилась дочь Мелани (Melanie).

Он умер 3 августа 2004-го года в Isle-sur-la-Sorgue (Воклюз, Франция).

Озабоченный фотограф Анри Картье-Брессон

Так именуют на Западе фотожурналистов, снимающих не рекламу и голозадых девиц, а социально значимые сюжеты: демонстрации, пикеты, да и просто повседневную жизнь толстосумов и простых людей из беднейших кварталов.

Не Картье открыл первым этот беспокойный и труднейший вид фотодеятельности. Еще на заре фотографии в 1840 – 50-х годах появились первые фотографы-путешественники. Как сообщал известный художественный критик XIX столетия В.В.Стасов: «Путешествия, с самого открытия фотографии, постоянно были одним из главнейших возбуждений, вызывавших ее производительность, сначала на металлических дощечках (дагеротипиях. – B.Б.), a потом исключительно на бумаге (талботипия. – В.Б.). Число путешественников, ездивших во все края света с целью привезти назад коллекцию фотографических видов, чрезвычайно велико. Мы назовем только важнейшие коллекции. Виды Греции снимал барон Гро; Мексики – Тифро. Эти две коллекции на металле. На бумаге же виды Египта, Палестины и Сирии снимал Максим-дю-Кан и Тенар, Испании – Виконт Вижье, Виконт Дакс, Тенисон; Швейцарии – Мартенс; Рейна и вообще Германии – Дакс, Марвилль, Феррье; России, а именно Киева, Петербурга и Москвы – Фентон, секретарь Лондонского фотографического общества…»
Мы прерываем цитату из Стасова, чтобы не забыть основной нашей мысли – уже на заре фотографии многие фотографы вышли из студий, чтобы запечатлеть виды, а несколько позже, когда стала позволять усовершенствованная фототехника, и события подлинной жизни. Большое количество видов Франции и заграницы издал в 1850 – 6О-е годы фотограф из Лилля Бланкар-Эврар. В эти же годы Генрих Деньер в России выпустил так называемые «Деньеровские тетради» – альбомы фотопортретов «известных лиц России». Эти альбомы выходили тетрадями по 12 фотоиллюстраций в каждой, кроме портретов, 13-й фотографией показывался «тип туземцев» из различных далеких мест России, доставленных издателю местными фотографами.
К концу XIX столетия броможелатиновый способ фотографирования позволил делать снимки со скоростью от 1/20 до 1/100 секунды. Сатклиф, Стиглиц, Эванс воспользовались новыми возможностями для съемки бытовых сценок на улицах и площадях, или, как принято говорить – «на пленэре». В России одним из первых жанровых фотографов стал еще в 1870-х годах Вильгельм Каррик.
К концу века бесчисленные газеты и журналы стали печатать фоторепродукции с мест происшествий. В этом виде съемок отличились хроникеры Риис и Хайн, которых именовали как «социальных идеалистов с камерой». В Петербурге в это время энергично работала фирма «Булла и К°».
Документализм, присущий фотоснимкам, позволил использовать фотографии для яркого и наглядного изображения социальной несправедливости и борьбы, как теперь принято говорить, «за права человека».
К началу XX столетия почва для бурного развития фотожурналистики была подготовлена. Фототехника позволяла производить съемку даже в условиях плохой освещенности с помощью магниевых вспышек, а социальных тем было более, чем достаточно: Первая мировая война, революция в России, Германии, Венгрии, непрекращающиеся волнения в колониальных странах Африки, в Китае, Индии и т.д.
Родившийся в 1908 году, в семье богатого текстильного фабриканта, Анри уже в юношеском возрасте оказался в эпицентре бурной социальной жизни Парижа. Под влиянием социалистических идей он отказался от продолжения родительского дела и отправился изучать живопись в ателье Лота. Но размеренная жизнь в живописном ателье показалась Картье излишне пресной.
В 1920-х годах он отправился в Африку. Именно там он почувствовал, что многое из увиденного остается незапечатленным, поскольку рука рисовальщика чаще всего не успевает за событиями. Может быть в Африке и зародились мысли о занятии фотографией? Во всяком случае, вернувшись в начале 1930-х годов во Францию, Брессон покупает себе первую «Лейку», камеру, необходимую в те годы каждому фоторепортеру. Напомним, что камерами «Лейка» снимали А.Родченко и Моголи-Надь – реформаторы фототрадиций в 1930 – 40-е годы. В одном из интервью Картье вспоминал, что большое впечатление на него произвели образы торсов африканцев на фоне волн известного фотографа Мункачи. Во всяком случае, его привлекла способность фотографии моментально запечатлевать бытовые сценки и Анри отправился в беднейшие кварталы Парижа на охоту за образами.
Особая чуткость к событиям в чужой жизни, в чужой для фотографа среде, выделяли его снимки из огромного числа подобных. Друзья хвалили, а иногда и критиковали снимки Картье, а он все снимал и снимал, не задумываясь о том, кому его снимки могут быть нужны и каким образом превратить их в коммерческий проект.
Позже, ближе к семидесятилетию, знаменитый маэстро ошарашил своих многочисленных поклонников следующим заявлением: «Я никогда не проявлял особого интереса к фотографии. Для меня кадр – скорее мгновенный рисунок. И вообще моя истинная страсть – рисование, живопись». И действительно, на пике мировой славы маэстро затворился в своей парижской студии и взялся за кисть.
Но в начале 1930-х годов, когда Анри купил себе «Лейку», его взгляды на фотографию были иными. Впрочем, в те далекие времена он большой славы не снискал. В великой войне против фашизма Картье-Брессон был участником сопротивления.
Стоит упомянуть, что ближе к 1940-м годам, от документальной фотографии он перешел в документальное кино и успел показать на экране фильм о госпиталях республиканской Испании и снял ленту об узниках фашистских концлагерей. В 1947 году Картье стал одним из основателей пресс-агентства «Магнум». Это кооперативное агентство объединило наиболее даровитых и энергичных фотожурналистов Европы, в числе которых был знаменитый военный фоторепортер Капа. «Магнум» ставил задачу бесцензурной фотосъемки событий. Агенты «Магнума» предлагали редакциям готовые эксклюзивные материалы, в которых по условиям договоров нельзя было изменять ни одной запятой, ни кадрировать ни единого снимка. Начинание было беспримерно смелым даже в те послевоенные времена. Казалось, такому агентству грозит провал, но, благодаря взаимовыручке и талантливости объединившихся фотографов, «Магнум» выстоял. Заказы на его работы начали поступать из различных стран мира.
Исполняя заказы на съемку, Анри Картье-Брессон вскоре после создания «Магнума» отправился на съемки в Индию, получившую независимость в результате освободительного движения. Не пропустил Картье и борьбу китайского народа за свою независимость. Имя фотографа стало известным среди журналистов мирового масштаба. Но особая слава пришла к маэстро после его парижской выставки в 1950-х годах, которая совершила триумфальное шествие по Европе и Америке.
В это же время россияне увидели первые работы Картье, которые не оставили равнодушными никого из журналистов, фотопедагогов и руководителей фотоагентств. Автор присутствовал на заседании фотосекции Союза журналистов СССР в конце 1950-х годов, когда два именитых искусствоведа тех лет вели между собой дискуссию о значении и методах съемки Картье-Брессона.
Причем В. Образцов, народный артист и знаменитый на весь мир кукольник, чей театр до сих пор принимает зрителей на Садовом кольце в Москве, утверждал, что маэстро долго вынашивает свои творческие планы, прежде чем нажать на спуск затвора. В то же время С. Морозов, чья книга «Творческая фотография» до сих пор является наиболее значительным произведением на тему фотоискусства, уверял, что Картье создает свои фотокартины спонтанно, внезапно, по ходу жизни. И его талант позволяет ему в 1/100 секунды создать целую картину из жизни гомосапиенса, человека разумного, как принято нас иногда с вами называть.
Прав оказался С. Морозов, никогда не выезжавший за пределы Садового кольца Москвы, в отличие от В. Образцова, частого гостя Парижа. «Интуиция гения, сообщающая бессмертие проходящему мгновению, помноженная на тонкое понимание природы человека, делает Картье-Брессона неподражаемым», – писал журналист Ю. Савенков после встречи с маэстро. На нас, в те далекие годы молодых фотожурналистов, снимки Картье произвели неизгладимое впечатление. Наши работы тех лет, по сравнению с его снимками, были очень далеки от совершенства. Картье требовал, чтобы вся работа над сюжетом и фотокомпозицией была проведена в момент съемки и не требовали никакой дополнительной отделки в лаборатории. Особенная слава пришла к Картье после выхода во Франции его альбома, озаглавленного лишь начальными латинскими буквами его имени и фамилии – «Н.С.В.». Альбом разошелся молниеносно и был переиздан в Америке. Вскоре появились альбомы, посвященные Индии и Китаю. Маэстро неоднократно бывал в Советском Союзе и дружелюбно относился к великой стране. Результатом этих поездок явился альбом «Москва».
В 1972 году в Манеже открылась выставка трех десятков французских фотографов под названием «Лицо Франции». Люди буквально ломились на выставку и особенной популярностью пользовались фотографии самого Картье, составлявшие чуть не треть всей выставки. Удивительным были не только сами сюжеты, привлекавшие внимание великого фотографа, но их убедительность и особенность композиций, вопреки всем широко распространенным представлениям о ней. Всем, кто внимательно штудировал учебники по композиции, или обучался у фотографов, известны вялые фотокомпозиции снимков, когда сам отпечаток можно разделить на несколько отдельных, самостоятельных кусков. Таковы, на первый взгляд, и композиции Картье. Но только на первый взгляд! Чем внимательнее всматриваешься в его снимки, тем более убеждаешься в незыблемости, единстве его творений. К примеру, выразительно снят человек, перебегающий дорогу и прикрытый курткой от внезапного дождя. Слева вертикальный ствол дерева, который, казалось бы, отрезает всю левую часть снимка по всем классическим канонам. Но в снимке Картье этого не происходит. Все, на первый взгляд «лишние детали» его отпечатков, намертво присоеденены к чему-то главному и очень человечному.
Такова природа удивительного таланта Картье. В 1/100 секунды создать законченное произведение, полное драматизма, насыщенного жизнью – и все это скомпоновать по брессоновски, против всех учебных канонов. Действительно, как заметил В. Маяковский, поэт не тот, кто умело пользуется поэтическими приемами, но кто эти приемы создает в полную меру собственного таланта.
Ну а вышеприведенное высказывание о том, что Картье никогда не проявлял интереса к фотографии, надо воспринимать с одной стороны, как несколько кокетливое, со стороны уставшего от мировой славы, мастера. А с другой стороны, в нем имеется глубокая правда о том, что маэстро интересовала не столько фотография, сколько запечатление ярких моментов жизни людей, независимо от цвета кожи и национальности. И самую суть своего мировоззрения Картье высказал в ином интервью: Брессон всегда хотел смешаться с толпой, «быть бабочкой, свободно летающей среди министров, президентов, мошенников, блудниц». И вообще, конечно же, каждое высказывание такого великого фотографа авторитетно, но еще авторитетнее его незабываемое творчество.
После 1970-х годов мы почти ничего не слышали об Анри. Лишь два года назад его жена привезла в Москву большую выставку работ фотографа и сообщила, что маэстро теперь отдает предпочтение живописи. Но ни его рисунков, ни его живописи на выставке не оказалась. Недавно пришло известие о его смерти.
Еще одна яркая страница фотоискусства оказалась перевернутой навсегда.
И несколько слов о методе и приемах его фотосъемки. Картье всегда работал «Лейкой» с объективом «Тессар 3,5/50». Для портретной съемки он использовал в той же «Лейке» объектив с фокусом. В его карманах всегда был большой запас кассет с пленкой и на съемках они быстро расходовались. Лаборанты «Магнума» со всех кадров делали отпечатки размером 9 x 12 см и маэстро подолгу перебирал несколько десятков отпечатков прошедшей съемки, оставляя лишь 5 – 6 достойных, по его мнению. После чего отобранные кадры вновь отпечатывались в большем размере и делался окончательный выбор работ. То что на выставках Картье производило на зрителя впечатления несколько случайного, легко отснятого материала, на самом деле было результатом напряженного отбора, как в процессе съемки, так и при печати. Сочетание огромного дарования и трудоспособности и создавали шедевры фотоискусства.

Валерий Блюмфельд с сайта www.fotodelo.ru + Фотографии Картье-Брессона

+ Фотографии Картье-Брессона

Персональный сайт — АНРИ КАРТЬЕ БРЕССОН

Henri Cartier-Bresson

 

Биография

2 августа 1908 г.  Родился в городе Шантлу, неподалеку от Парижа.

1913 г.                   Дядя Луи вводит Анри в мир искусства и начинает заниматься с мальчиком живописью.

1918 -1925 гг.       Учится в художественном ателье Андре Лота.

1929 г.                   Посещает лекции по живописи в Кембриджском университете.

1930 г.                   Путешествует в Африку. Знакомится с работами Эжена Атже и Мартина Мункачи. Покупает свой первый фотоаппарат.

1931 г.                   Приобретает фотоаппарат Leica, который становится его основным творческим инструментом.

1939 г.                   Поступает на службу во французскую армию.

1940 – 1944 гг.     Принимает участие в боевых действиях Второй Мировой Войны. Попадает в плен. Бежит и становится участником движения сопротивления во Франции.

1945 г.                   По заказу американской службы военной информации снимает фильм «Возвращение».

1947 г.                   Становится одним из основателей объединения фоторепортеров Magnum.

1952 г.                   В первый раз посещает СССР.

1954 г.                   Выставка Брессона в Лувре.

1955-1970 гг.        Работа в качестве фотографа для таких журналов, как «Вог», «Лайф» и «Харперс базар». Выставки в Париже, Милане, Токио и Кёльне.

1972 г.                   Повторный визит в СССР.

1975 г.                   Оставляет фотографию для занятия графикой.

2 августа 2004 г.  Умер в возрасте 95 лет в небольшом городе Иль сюр ла Сорг на юге Франции.

 

 

 

Henri Cartier-Bresson

 

 

Жизнь и творчество

Анри Картье-Брессон родился 22 августа 1908 года в городе Шантлу неподалеку от Парижа в семье Марты Ле Вердьер и Андре Картье-Брессона. Своей двойной фамилией фотограф обязан слиянию рода крестьян Картье и семейства промышленников Брессон, произошедшему задолго до рождения будущего фотографа. Семейная история гласит, что некогда юные Брессоны воспитывались у Картье, а Картье обучались у Брессонов, пока, во всеобщей выгоде, брачные союзы учеников с дочерьми шефа не превратили эти две семьи в одну. К рождению будущего фотографа весьма известная во Франции марка хлопчатобумажных ниток «Картье-Брессон» приносила неплохую прибыль. Собственное же имя Анри получил в память о дедушке с отцовской стороны.
Живописью будущий мэтр фоторепортажа интересовался с юности. В своих воспоминаниях Брессон писал: «Интерес к изображениям у меня был всегда. В детстве я занимался рисунком по вторникам и четвергам и мечтал отдаваться этому занятию и во все другие дни. Как у большинства детей, у меня была камера Brownie-box, и я снимал ей время от времени, в основном, чтобы заполнять маленькие альбомы изображениями воспоминаний о летних каникулах». В декабре 1913 Анри впервые встретил своего дядю Луи, художника, который ввел его в мир искусства и начал заниматься с мальчиком живописью. Хотя дядя умер в 1915 году, его уроки успели произвести на мальчика неизгладимое впечатление. Анри решил следовать его стопам и получить художественное образование. В течение семи лет молодой человек обучался в ателье художника Андре Лота, а в 1929 году посещал лекции по живописи в Кембриджском университете. Немалому научил Картье-Брессона и кинематограф: по собственным словам фотографа, фильмы, которые он смотрел в это время (ранние картины Дэвида Гриффита, Брисе, фильмы Эриха Штрохайма, «Хищник», «Броненосец Потемкин» Сергея Эйзенштейна, «Жанна’д’Арк» Карла Дрейера) «учили его видеть».
Позже, в 1930 году, во время своего путешествия в Африку, молодой художник познакомился с работами Эжена Атже (Atget), которые открыли ему уникальные возможности фотоискусства. «Последней каплей» стал снимок Мартина Мункачи (Martin Munkácsi), который изображал троих чернокожих людей, голышом бросающихся в волны озера Танганьики. Именно эстетика и динамика этой фотографии восхитили Картье-Брессона настолько, что он купил свой первый «настоящий» фотоаппарат – коробку из покрытого воском орехового дерева, под пластинки 9х12, разумеется, в комплекте со штативом и черной накидкой фотографа. Объектив этого аппарата закрывался крышечкой, которая одновременно играла роль затвора – эта маленькая техническая особенность позволяла снимать только то, что не шевелится.
Первые снимки Брессона не были особенно удачными – многие из них слишком контрастны, другие вялы. Впрочем, фотограф расстраивался только тогда, когда изображения не получались совсем. К тому же его первой камере не была суждена долгая жизнь. Через год фотоаппарат, не выдержав климата Африки, покрылся плесенью, а эмульсия фотопластинок зацвела. Сам же Картье-Брессон по возвращении на родину заболел и был вынужден лечиться, существуя на маленькое ежемесячное пособие по болезни. Результат месяцев безделья оказался неожиданным – фотограф получил возможность снимать в свое удовольствие и обнаружил, что существует фотоаппарат Leica, который, благодаря своей компактности, отлично подходит для репортажа, съемки жизни в движении.
Впрочем, идея фоторепортажа, то есть истории в нескольких фотографиях, в то время вряд ли приходила фотографу в голову. Картье-Брессон целыми днями бродил по улицам, выискивая достойные снимка события и пытаясь поймать в одном изображении самую суть сюжета. К собственно репортажной съемке Брессон пришел несколько позже, после более глубокого знакомства с творчеством коллег и первых опытов работы с иллюстрированными журналами.
После начала войны, в 1939 году, Картье-Брессон вступил во французскую армию в должности капрала армейского кинофотоподразделения. Когда нацисты захватили Францию, фотограф попал в плен, откуда с третьей попытки, после тридцати шести месяцев заточения, бежал, чтобы вернуться в Париж и стать участником Сопротивления. Теперь, чтобы фиксировать на пленку военные будни, от фотохудожника требовался не только верный глаз, но мужество и хладнокровие. У Картье-Брессона в придачу к ним обнаружился талант лидера: фотограф-репортер организовал французских фотожурналистов для съемок во время оккупации и отступления фашистов. После окончания войны в 1945 году Картье-Брессон показал, что с успехом может работать и в кинематографе – по заказу американской службы военной информации он создал фильм «Возвращение», глубокую и трогательную картину о возвращении французских военнопленных на родину.
В 1947 году Картье-Брессон стал одним из основателей знаменитого международного объединения фоторепортеров Magnum. Создание этой организации было ответом на грабительскую в отношении фотографов политику многих западных агентств и журналов. Агенты «Магнума» предлагали редакциям готовые эксклюзивные материалы, в которых по условиям договоров нельзя было изменить хотя бы одну запятую или откадрировать хотя бы один снимок. Поскольку члены агентства-кооператива Magnum оставались полными собственниками своих фоторабот, нет ничего удивительного в том, что под крылом «Магнума» объединились наиболее даровитые и энергичные фотожурналисты Европы, в числе которых был знаменитый военный фоторепортер Капа.
Вскоре после создания «Магнума» Картье-Брессон отправился на съемки в Индию, получившую независимость в результате освободительного движения, а затем в Китай. Теперь имя фотографа звучало среди журналистов мирового масштаба. Но расцвет славы пришел к мастеру после его парижской выставки в 1950-х годах, которая с триумфом обошла Европу и Америку.
В качестве фотографа Картье-Брессон сотрудничал с ведущими западными изданиями: «Вог», «Лайф» и «Харперс базар». Перед его объективом представали как бытовые сюжеты, так и самые значительные события XX века, как обычные люди, так и важные персоны. Вот имена лишь некоторых из его знаменитых моделей: Ирен и Фредерик Жолио-Кюри (1944), Анри Матисс (1944), Альбер Камю (1944), Поль Валери (1946), Уильям Фолкнер (1947), Трумэн Капоте (1947), Хоан Миро (1953), Жан Ренуар (1960), Андре Бретон (1961), Мэрилин Монро (1961), Ролан Барт (1963), Коко Шанель (1964), Жан-Поль Сартр, Эзра Паунд (1970), Луи Арагон (1971). Первая выставка фотографии в Лувре, состоявшаяся в 1954 году, была посвящена именно творчеству Картье-Брессона. Другие выставки фотографа также проходили в самых известных галереях и музеях Парижа, Милана, Токио, Кёльна и других городов мира. Многие годы Картье-Брессон оставался старейшиной цеха французских фотографов. На альбомах его фотографий выросли сотни лучших фотографов страны.
В 1952 году была опубликована книга Картье-Брессона «Решающий момент», которая объединила около ста его лучших фотографий. Затем в свет вышли другие альбомы мастера – «Европейцы» (1955), «Мир Анри Картье-Брессона» (1968, с фотографиями за сорок лет), «Лицо Азии» (1972), (1974). В конце 1960-х и 1970-х годах Картье-Брессон с успехом занимался кинематографией («Калифорнийские впечатления», 1969, «Южные снимки, 1971).
Приходилось фотографу бывать и в СССР. В 1954 году Картье-Брессон стал первым западным фотографом, которому после смерти Сталина было позволено посетить Страну Советов. Фотографии, сделанные во время этого визита, вошли в альбом Картье-Брессона «Москвичи». Повторное путешествие в СССР, в 1972 году, позволило художнику увидеть и запечатлеть изменения, произошедшие в стране за без малого двадцать лет. Накопленный материал стал основой для книги Брессона «О России», изданной в 1974 году. Российские любители фотографии могли увидеть эти снимки в Большом Манеже, на выставке, проходившей в рамках Фотобиеннале-2000 в Москве.
Анри Картье-Брессон был женат дважды. В 1937 его женой стала родившаяся в Джакарте танцовщица Ратне Мохини (брак распался в 1967-м), а в 1970 – фотограф Мартина Франк (en:Martine Franck). В первом браке детей у Картье-Брессона не было, во втором родилась дочь Мелани (Melanie).
Сохранением десятков тысяч знаменитых работ фотографа занимается созданный в 2003 году в Париже Фонд Анри Картье-Брессона. Сам мастер, который всегда придерживался идеи связи законов фотографии с живописью, с 1975 года практически оставил фотографию для графики. С 1970 года он создал большое количество художественных произведений, среди которых фотографий было совсем немного – по собственному своему признанию, Картье-Брессон вынимал фотокамеру из чехла лишь время от времени, для того чтобы сделать портрет или камерный снимок.
Искусство, которое возвело его на Олимп, всегда ставилось Картье-Брессоном ниже занятий живописью или рисунком. Нередко художник удостаивал его весьма резких замечаний («Фотография сама по себе меня не интересует. Я просто хочу захватить кусочек реальности. Я не хочу ничего доказывать, ничего подчеркивать. Вещи и люди говорят сами за себя. Я не занимаюсь «кухней». Работа в лаборатории или в студии у меня вызывает тошноту. Ненавижу манипулировать — ни во время съемки, ни после, в темной комнате. Хороший глаз всегда заметит такие манипуляции… Единственный момент творчества — это одна двадцать пятая доля секунды, когда щелкает затвор, в камере мелькает свет и движение останавливается»).
Об уникальной реакции, удивительном таланте и необычных методах работы Анри Картье-Брессона до сих пор ходят легенды. Например, широко прославилась «невидимость» фотографа – его модели в большинстве и не подозревали, что их снимают (для пущей маскировки Картье-Брессон заклеивал блестящие металлические части своего фотоаппарата черной изолентой). Еще одна «фирменная» особенность Картье-Брессона – окончание работы над фотографией в момент съемки затвора. Он никогда не кадрировал свои снимки и не делал каких-либо других попыток их изменить. Также фотограф известен тем, что старался снимать любой сюжет в момент достижения им пика эмоционального напряжения, «решающего момента» (выражение, которое с его легкой руки получило в фотографическом мире широкую известность). Для самого Картье-Бресснона «решающий момент» означал «моментальное распознавание, в долю секунды, значимости происходящего и одновременно точной организации форм, что придают этому событию соответствующую ему экспрессию».
Анри Картье-Брессон умер 2 августа 2004 года в Иль сюр ля Сорг, небольшом городке на юге Франции, не дожив нескольких недель до своего 96-летия. Фотограф был похоронен на частном кладбище этого города.

10 принципов фотографирования от самого Анри Картье-Брессона / Я фотограф | Я фотограф

В статье посвященной жизни и карьере легендарного фотографа XX века Анри Картье-Брессона, я упомянул про его принципы создания фотографии. У Картье-Брессона действительно был особый подход к фотосъемке, которые в будущем переняли тысячи других фотографов мира. Анри можно считать одним из новаторов в этом ремесле, благодаря которому фотография получила новый толчок в развитии.

По сей день, снимки Анри Картье-Брессона можно узнать среди тысяч других работ фотографов. У него свой почерк и стиль. Конечно, можно и не угадать, приняв чужую работу за брессоновскую, но это только докажет, что фотограф замечательно перенял все принципы знаменитого мастера и грамотно использует их в своей фотоработе.

Давайте и мы с вами рассмотрим основные принципы фотографирования Анри Картье-Брессона, к тому же, он сам обо все коротко и ясно рассказал. Итак,

Принципы фотографирования Анри Картье-Брессона

Фотограф важнее фотоаппарата
«Это иллюзия, что снимки сделаны при помощи фотоаппарата. Они созданы при помощи глаз, руки и сердца», говорил Анри Картье-Брессон

С этим следует согласиться. Сам Картье-Брессон, практически всю свою карьеру снимал на фотоаппараты Leica и не признавал других производителей камер. Даже учредив свое знаменитое фотоагентство Magnum (Магнум), он просил своих коллег снимать только на Лейки.

Фотограф Анри Картье-Брессон со своим фотоаппаратом Leica

Фотограф Анри Картье-Брессон со своим фотоаппаратом Leica

Несмотря на этот оправданный принцип, я бы все же поспорил с великим мастером. Сегодня нет никакого недостатка в фототехнике. На любой бюджет можно приобрести ту технику, которая нужна. Важно ли это? Да, важно. Дело в том, что каждая купленная техника – это инструмент, а чем разнообразнее у вас инструментарий, тем проще добиться поставленной задачи. Однако, на самом старте свой фотокарьеры, лучше специально ограничиться одной тушкой фотоаппарата и двумя объективами: китовым и фиксом. Имея всего лишь такой набор, придется включать на полную катушку свой ум и использовать полученные знания в фотографии. Только в таких жестких и стрессовых рамках, придет понимание, как снимать.

Профессиональным фотографом это тоже не помешает. Вгоняя себя в такие аскетические условия, будет полезно повторить, что вы умеете, опираясь уже на полученный богатый опыт.

Уделять внимание геометрии кадра
«Сущностью фотографии для меня являются линии предметов. Содержание снимка должно быть постоянной заботой фотографа», пояснял Анри Картье-Брессон
Все линии архитектуры акцентируют внимание на главном объекте сюжета.«Мужчина едет на велосипеде», Анри Картье-Брессон, Франция, 1932 год

Все линии архитектуры акцентируют внимание на главном объекте сюжета.

При съемке фотографии, старайтесь уделять линиям в кадре. Они заметно придают динамики и живости снимка. Фактически, бродя по улице или в здании, тренируйте глаза на линиях. Это могут быть края зданий, дорожные полосы и бордюры, провода над головой и перилла лестниц, рамки оконных, дверных проемов.

Не делать кадрирования готового снимка
«Фотография хороша или плоха с момента ее попадания в камеру», считал Анри Картье-Брессон
Кадрирование сделано с помощью естественных линий архитектурыЛюди идут по улице. Анри Картье-Брессон, Абруццо, Италия, 1951 год

Кадрирование сделано с помощью естественных линий архитектуры

Очень важный принцип, который облегчит вашу работу при постобработке. Когда вы наводите камеру на снимаемый объект, вы сразу же должны скадрировать снимок так, как он должен быть в готовом, окончательном варианте. Не полагайтесь на постобработку мыслями: «Потом в фоторедакторе скадрирую правильно».

Нет! Нет! Нет! И еще раз «Нет»! Поднесли видоискатель камеры к глазу, скадрировали готовый снимок, только потом нажали кнопку спуска. Будет сложно сначала, непривычно, но тренировать этот навык вы обязаны. Тут мне вспомнилась притча:

Молодой самурай стоял с луком и несколькими стрелами в руках, измеряя взглядом расстояние до мишени. Проходивший мимо монах сказал ему:
— Ты не научишься метко стрелять, если будешь надеяться на исправление промахов. В бою такой случай, вряд ли, представится. Учись поражать цель с первого раза, всегда помни, что у тебя только одна стрела. И в жизни всякое дело делай сразу, не надейся, что потом можно будет что-то исправить!

Обращать внимание на мелочи
«В фотографии самая маленькая вещь может стать главным объектом», подмечал Анри Картье-Брессон
Незначительные детали в виде прохожихПариж, Франция, Анри Картье-Брессон, 1959 год

Незначительные детали в виде прохожих

Довольно часто при съемке практически в любом жанре в кадр может попасть незначительная деталь, которая в корне меняет весь замысел сюжета. Поменяться он может как лучшую сторону, так и в худшую. Если такая деталь, даже пустяковая, улучшает кадр, смело жмите спуск затвора. Если же ухудшает, переждите.

Деталью может быть прохожий, бродячая собака или кошка, листочек, падающий с дерева, стая птиц и т.п.

Иметь особый, художественный взгляд на мир
«Для меня фотография — это признание в доли секунды важности происходящего», указывал Анри Картье-Брессон
Тот самый момент, та самая секунда, когда нужно обязательно сфотографировать объект съемки в движении, а оно здесь мимолетно! Он только что пробежал путь по лестнице и стремится далее ввысь.Фигура в тени на верхней площадке лестницы. Киклады, Греция, 1961 год

Тот самый момент, та самая секунда, когда нужно обязательно сфотографировать объект съемки в движении, а оно здесь мимолетно! Он только что пробежал путь по лестнице и стремится далее ввысь.

Этот навык вырабатывается исключительно практикой и насмотренностью. Более того, тренировать нужно постоянно, где бы вы ни были, даже не имея в руках камеру. Нам с вами, кстати говоря, повезло. Камера у нас очень часто под рукой – в смартфонах.

«Лучше плохая камера, чем её отсутствие вовсе!»

Не упускать момента для снимка
«Ваш глаз должен видеть композицию кадра, ту, что предлагает вам сама жизнь», вторил Анри Картье-Брессон
Композиция сравнения живого поезда и мертвой ржавой машины. Поезд оказался в том месте, где нужно нажимать кнопку спускаПоезд движется а на фоне проржавевшей рамы вагона, Анри Картье-Брессон, Аризона, США, 1947 год

Композиция сравнения живого поезда и мертвой ржавой машины. Поезд оказался в том месте, где нужно нажимать кнопку спуска

Сей навык перекликается с предыдущим. Только вы подметили важность происходящего, сразу же выстраиваете композицию в кадре и жмите кнопку спуска затвора! Очень часто, сама жизнь вовремя подкидывает нужную композицию, вам остается только запечатлеть ее.

Будь невидим

Анри Картье-Брессон прославился своей «невидимостью» при съемке. Его объекты съемок часто и не подозревали, что их снимают. Более того, фотограф иногда маскировал бликующие части фотоаппарата, заклеивая их черной изолентой.

Мальчик держит в руках картину на которой изображена женщина, Анри Картье-Брессон, Мехико, Мексика, 1963

Мальчик держит в руках картину на которой изображена женщина, Анри Картье-Брессон, Мехико, Мексика, 1963

Данный навык особенно важен при репортажной и стрит-фотографии. Не все хотят, чтобы их снимали, однако в XXI веке съёмкой мало кого удивишь. Хотя если вы будете наглеть, то это будет неприятно. Поэтому уличному фотографу нужно уметь быть невидимым, как ниндзя, фотониндзя.

Больше путешествовать
«Я верю, что с открытием окружающего мира происходит открытие себя», сделал умозаключение про путешествия Анри Картье-Брессон

Тут можно сказать только одно:

«Вставай, выходи из дома и снимай, снимай, снимай!»

Не зацикливаться на успехах своих работ, развиваться
«Сама фотография меня не интересует. Я хочу лишь запечатлеть долю секунды реальности», отнекивался от лавров признания Анри Картье-Брессон

Если вы будете фотографировать только ради конкурсов и признания, у вас ничего не получится. На первом месте должен быть процесс, на втором результат, а слава и признание придут за ручку сами.

Решающий момент

Все вышеперечисленное не сработает ради удачного снимка, если вы не будете пользоваться секретным ингредиентом великого мастера фотографии. Он им поделился бесплатно, а воспользуетесь ли вы им или нет, это вам решать. Это «Решающий момент»!

Дадим определение:

Решающий момент – наивысший пик эмоционального напряжения или иного момента, который должен быть запечатлен на камеру. Крайне важно спустить затвор камер именно в тот самый миг, когда наступает кульминация действия, ни секундой раньше, ни секундой позже.
«За вокзалом Сен-Лезар», Анри-Картье Брессон, 1932 год

«За вокзалом Сен-Лезар», Анри-Картье Брессон, 1932 год

Об истории фотографии «За вокзалом Сен-Лезар», Анри-Картье Брессона, я писал в этой статье.

Каждая фотосъемка должна тренировать у вас навык ощущать наперед решающий момент, а также вовремя нажать на кнопку спуска! Процент промаха будет стремительно снижаться, если вы будете часто практиковаться. В процессе откроется та самая фотографическая чуйка на момент кульминационного действия, когда вы успеет сделать нужный кадр. Кроме этого подоспеет и госпожа Удача. Ах, да. Госпожа Фото-Удача!

Сам Брессон сравнивал «Решающий момент» со стрельбой, и я с ним на согласен. При фотографировании происходят все те же самые процессы:

  • Выбор места и ракурса
  • Ожидание «добычи»
  • «Щелчок» в решающий момент

Даже на английском слово shoot имеет два значения «стрельба» и «съемка кадра».

«Реальность, которую мы видим, бесконечна, но лишь ее избранные, значимые, решающие моменты, которые нас чем-то поразили, остаются в нашей памяти. Из всех средств изображения только фотография может зафиксировать такой точный момент, мы играем с вещами, которые исчезают, и, когда они исчезли, невозможно заставить их вернуться вновь», заключил Анри Картье-Брессон

Одним словом «Решающий момент» вам в помощь и вы с большой долей вероятности станете мастеровитым фотографом!

«Случается иногда, что ты, неудовлетворенный, застываешь на месте, ожидая момента, а развязка наступает внезапно, и, вероятно, удачный снимок не получился бы, если бы кто-то, проходя мимо, не попал бы случайно в объектив фотоаппарата» (с) Анри Картье-Брессон

Анри также шутил, хотя я бы сказал это ироничная истина:

«У меня нет воображения, из-за чего я так и не стал художником, бросил режиссуру. Фотографировать всегда проще. Фотографирование — это нечто вроде предчувствия жизни, когда фотограф, воспринимая меняющуюся пластическую информацию, в доли секунды захватывает выразительное равновесие, вдруг возникшее в бесконечном движении» (с) Анри Картье-Брессон

Пользуйтесь принципами великого и легендарного мастера фотографии, Анри Картье-Брессона.

Рекомендую вам прочитать и посмотреть другие статьи по обучению фотографии, которые можете найти по хештегу #обучение от я фотограф

Ну, и…

Подписывайтесь на канал!
Рад каждому.
Пишите комментарии, можем пообсуждать.
Читайте другие материалы на канале.
Удачного дня!

7 уроков Анри Картье-Брессона думающему фотографу

 

Анри Картье-Брессон – один из известнейших фотографов в истории. Он является соучредителем фотоагентства Магнум, которое блестяще запечатлело не просто события, но и сам дух XX века. Жизнь фотографа была наполнена приключениями и волнениями, которые отразились в самой сути его работ, столь нами любимых. Фотографии Анри-Картье Брессона и подробную информацию о нем можно также посмотреть в другой статье этого сайта, перейдя по ссылке.

Как можно научиться у маэстро лучше фотографировать? Перед вами семь основополагающих принципов работы великого Анри Картье-Брессона.

1.      Будьте в гуще событий

“Мир разлетается на куски, а Адамс и Вестон фотографируют камни!”  —   Анри Картье-Брессон

Вашингтон, США, 1957 г. Демонстрация в защиту гражданских прав

Почти сразу же после того, как Анри Картье-Брессон открыл для себя фотографию в 20х годах прошлого века, он задался целью исследовать новые места и быть в центре важнейших событий. Любопытство фотографа и природное любопытство были для него единым понятием.

Карьера Картье-Брессона доказывает важность для фотографов никогда не застаиваться, но следовать своей природной любознательности и избегать шаблонов.

 

2.     Не думайте над композицией во время съемки

”В фотографии визуальная гармония может вытекать только из развитых инстинктов” – Анри Картье-Брессон.

Ленинград, 1973 г. Портрет Ленина на фасаде Зимнего Дворца по случаю 9 мая.

Картье-Брессон известен прекрасно организованными композициями, в которых все элементы сцены идеально сбалансированы. И все же многие его фотографии были сняты спонтанно.

Он часто говорил, что работает на инстинктивном, практически подсознательном уровне. Картье-Брессон был способен запечатлеть внезапный момент действия и воплотить его в композиционно гармоничную фотографию.

Мастер всегда уделял композиции особое внимание, утверждая, что ее принципам нужно учиться постоянно, однако его подход напоминает нам, что в момент съемки все правила, которыми успешный фотограф должен владеть в совершенстве, на самом деле лишь помогают нашим собственным глазам: “Композиция должна быть предметом наших постоянных забот, но во время съемки мы можем почувствовать ее только интуитивно”

 

3.     Черпайте вдохновение в чужих работах

”Именно эта работа зажгла искру и побудила меня изучать фотографию и смотреть на мир сквозь объектив моей камеры ” – Анри Картье-Брессон

 «Мальчики, бегущие к прибою. Озеро Танганьика» 1930 г.

Для Анри, парня решительного и следовавшего своим инстинктам, достаточно одной притягательной и яркой работы другого фотографа, чтобы фотография стала делом всей его жизни.

В 1931 году он впервые увидел фотографию Мартина Мункачи (работы этого фотографа также оказали большое влияние на Ричарда Аведона). На этой фотографии три мальчика бросаются в объятия волн озера Танганьика. Снимок сочетает в себе чудесную жизнерадостность и строгую композицию, которая и подкупила Анри Картье-Брессона и направила его на стезю фотографии.

 

4.     Фотография должна нести в себе ценность еще до обработки

“Как только кадр попал на пленку, мне уже неинтересно, что будет дальше. В конце концов, охотники не готовят пищу.” – Анри Картье-Брессон.

Конечно, с появлением цифровой фотографии многое изменилось. Но подход Анри Картье-Брессона к фотографическому восприятию, которое, по мнению мастера, начинается и заканчивается со спуском затвора фотоаппарата, актуален и сегодня.

Поразительно, что фотолабораторными работами собственных фотографий Анри никогда не занимался, а доверял проявку и печать своим коллегам, которым в этих вопросах полностью доверял. Его занимал только снимок в момент съемки, та картинка, которую он видел в видоискателе своего фотоаппарата. Все последующие манипуляции для него были вторичны.

Как известно, Картье-Брессон никогда не кадрировал и не обрабатывал свои снимки, они были ценны ему своей подлинностью.

 

5.     Важен не фотоаппарат, а фотограф

“Фотография не изменилась с момента ее зарождения, помимо технических аспектов, не имеющих для меня особого значения.”- Анри Картье-Брессон.

Картье-Брессон никогда не скрывал, что все премудрости фотооборудования не особо его интересуют. В 1932 году он открыл для себя Leica 35 mm и использовал ее на протяжении всей своей фотокарьеры, почти всегда в паре с объективом 50 mm. Простая и незаметная камера (фотограф обклеил бликующие части фотоаппарата темной изолентой) позволила ему быть практически невидимым для будущих героев его фотографий.

«Жизнь» гораздо больше волновала Картье-Брессона, чем «фотография».

 

6.     Не упускайте момент!

“Изумительная смесь эмоций и геометрии в одном мгновении.” – Анри Картье-Брессон.

Картье-Брессон старался снять любую сцену в момент, когда эмоциональный пик сюжета приобретал наиболее гармоничную композиционную форму. Он называл этот пик «решающим моментом», что означало «моментальное распознавание, в долю секунды, значимости происходящего и одновременно точной организации форм, что придают этому событию соответствующую ему экспрессию»

Выражение «решающий момент» впервые вошло в лексикон фотографов после выхода в свет в 1952 году книги Картье-Брессона “Images a la Sauvette”.

Он часто сравнивал свою любовь к стрельбе с любовью к фотографии. Проводимые параллели очевидны: терпеливо ожидать появления добычи или объекта съемки, прицеливаться сквозь ружейный прицел или видоискатель, подбирая наиболее подходящий момент для «выстрела». Эта метафора свидетельствует о том, что Картье-Брессон никогда не теряет бдительность с камерой в руках. Его глаза всегда в поиске очередного момента, эмоций или юмора, которые он мог бы запечатлеть.

 

7.     Сюжет превыше всего

“Фотография – ничто. Меня интересует жизнь.” — Анри Картье-Брессон.

«Дети, играющие в ковбоев» Рим, Италия, 1951.

Внимание Картье-Брессона было на 100% поглощено объектом съемки, что и позволило ему запечатлеть столько потрясающих сюжетов. Подход Картье-Брессона к предмету и смыслу фотографий предельно прост. Он считает, что в момент съемки вовсе не обязательно знать, зачем ты вообще снимаешь.

В «решающий момент» все складывается в пользу фотографа, и он понимает, что нужно нажать на спуск. В результате получаются фотографии, которым не нужны дополнительные комментарии – ими нужно просто любоваться! Что именно привлекло внимание фотографа — выражение лица или какое-то определенное расположение людей – станет ясно уже позднее.

Мексика Анри Картье-Брессона • Magnum Photos

Анри Картье-Брессону было 26 лет, когда он впервые прибыл на берега Мексики, записавшись во французскую этнографическую миссию для фотографирования строительства Панамериканского шоссе. Но больше всего его тянуло в Мексику, где закрепилась тенденция к сюрреализму. Это была не первая его поездка за границу. Он путешествовал из Франции в Испанию и Италию, и исследовательская поездка в африканскую колонию Франции на Берегу Слоновой Кости была прервана черной лихорадкой.Каждый раз он получал мало признания или поощрения. Мексика, решил он, должна стать его моментом — демонстрацией того, что он может делать с камерой.

Картье-Брессон доверился руководителю экспедиции в Аргентину. Тем не менее, однажды утром в Мехико он проснулся и обнаружил, что пожилой мужчина тихо ушел ночью, забрав с собой средства группы. Картье-Брессон был без гроша в кармане, в сотнях миль от дома, и его ранняя карьера фотографа была в клочья.Музей Трокадеро ссудил ему 1200 долларов и потребовал вернуть свои деньги. Его товарищи-французы распались. Напиши своему отцу, попросили его. Вернитесь в Париж и начните сначала, но Картье-Брессон остался.

В Мехико Картье-Брессон начал открывать для себя 53 различных этнических группы, каждая со своим наследием, языком и обычаями. Он не мог говорить ни на одном из них. Он был глубоко не на своем месте. Тем не менее, в кафе он познакомился с афроамериканским поэтом, писателем и драматургом Лэнгстоном Хьюзом из Гарлема, который в то время зарабатывал на жизнь переводом мексиканской поэзии для американского рынка.Хьюз заявил, что Картье-Брессон должен переехать в свой дом и встретиться со своими друзьями-художниками. Его домом была маленькая лачуга в Ла-Канделария-де-лос-Патос, беззаконный улей проституток, воров и гангстеров, запретная зона для городской полиции.

Картье-Брессон стал известен среди местных жителей как «маленький белый человечек со щеками креветки». Он работал в местной прессе и ходил по улицам Мехико, фотографируя уличные сцены в длинных угловатых тенях послеполуденного солнца, часто с высоких точек обзора.Именно здесь, когда он делал снимки с драматическим освещением и экспериментальным кадрированием, он впервые начал примирять свое художественное образование с импульсивным и интуитивным взглядом на блуждающую уличную фотографию. В этом заключалась самая влиятельная идея Картье-Брессона: «Ваш глаз должен видеть композицию или выражение, которое предлагает вам сама жизнь, и вы должны интуитивно знать, когда щелкнуть камерой», — писал он позднее.

Одна картинка, во всей своей интуиции, кажется, улавливает такой синтаксис.Картье-Брессон был на местной вечеринке со своими новыми друзьями-художниками. Текила лилась рекой, но он оставался трезвым. Он покинул группу, чтобы исследовать верхние комнаты здания. В одной комнате, дверь была приоткрыта, он мог слышать двух женщин, занимающихся любовью. «Я не мог видеть их лиц. Это было чудо — физическая любовь во всей ее полноте», — вспоминал он позже. «В этом не было ничего непристойного, — сказал он.

Картина стала известна как «Паук любви».В Анри Картье-Брессоне, Биография , Пьер Ассулин пишет о картине: Наблюдатель; она заслуженно вошла в пантеон икон Картье-Брессона.

В марте 1935 года мексиканские фотографии Картье-Брессона были выставлены во Дворце изящных искусств вместе с мексиканским фотографом Мануэлем Альваресом Браво. Его благотворителем стал известный нью-йоркский арт-дилер. Признание нашло его.

Картье-Брессон не возвращался в страну почти 30 лет. Тем временем мир быстро изменился; не в последнюю очередь опустошение его родной страны, вызванное Второй мировой войной. К тому времени, когда он вернулся в Мексику по заказу журнала LIFE , он был одним из самых знаменитых фотографов в мире.Его доступ и средства теперь были намного больше — он фотографировал торжественный прием в Министерстве иностранных дел, совершил поход к подножию вулкана Попокатепетль и стоял на передовой празднования годовщины смерти Эмилиано Сапаты, Мексиканский революционер.

Но Картье-Брессон вернулся к цифрам, которые так очаровали его в 26-летнем возрасте; его любопытство все еще влекло его бродить по улицам. Это было паломничество к самому себе в молодости, личное свидетельство того места, где для Анри Картье-Брессона все началось.Полученная в результате работа, а также его работы 1930-х годов получили высокую оценку некоторых из самых влиятельных культурных учреждений мира. Фотография уличного музыканта со скрипкой находится в коллекции MoMA, а изображение двух маленьких девочек в белых платьях, продающих яблоки на обочине дороги, находится в коллекции гравюр, рисунков и картин музея Виктории и Альберта.

Познакомьтесь с нашими художниками: Анри Картье-Брессон

«Всегда нужно фотографировать с величайшим уважением к предмету и к себе.

Легенда

Легендарный фотограф Анри Картье-Брессон изменил ландшафт фотографии своей идеологией решающего момента. Интуитивный стиль Брессона и его наблюдательность повысили потенциал фотографии в запечатлении неповторимых моментов человеческой жизни. Как один из основателей Magnum Photos, возможно, одного из самых известных фотоагентств в мире, работы Брессона распространились по всему послевоенному миру и навсегда повлияли на ход фотографии.Считающийся мастером откровенной фотографии, Брессон продолжал путешествовать по миру и создавать захватывающие фотографии, подчеркивающие забавные человеческие особенности, связывающие мир.

Анри Картье-Брессон определил свою философию решающего момента как:

«Для меня фотография — это одновременное осознание за доли секунды значения события, а также точной организации форм, которые придают этому событию его надлежащее выражение».

«Анри Картье-Брессон – Решающий момент»

В следующем видеоролике  Анри Картье-Брессон – Решающий момент , доступном для просмотра на YouTube, вместе с рассказом фотографа представлены некоторые из самых известных снимков Брессона.По мере того, как изображения сменяются одно за другим, Картье-Брессон рассказывает анекдоты, личные взгляды на искусство и историю, стоящую за его картинами. Видео — это поучительный опыт, который переносит нас в мысли одного из самых влиятельных фотографов в истории.

Ранние годы

Брессон родился во Франции в 1908 году в семье богатого торговца тканями. Он изучал живопись в академии Андре Лота на Монпарнасе в 1927 году и вскоре после этого вошел в богемный мир парижского авангарда.

В 1931 году он начал пользоваться фотоаппаратом и делать фотографии, раскрывающие влияние как кубизма, так и сюрреализма: смелые, плоские плоскости, коллажные композиции и пространственная двусмысленность, а также близость к изгоям общества и закоулкам, где они жили и работали. В течение года он освоил миниатюрную 35-мм камеру Leica. Он начал путешествовать по Италии, Испании, Марокко и Мексике, создавая то, что стало одной из отличительных черт фотографического стиля 20-го века.

Хотя на него повлияли такие фотографы, как Эжен Атже и Андре Кертес, его фотографическое слияние формы и содержания было новаторским.

«Поучительно отметить, что Картье-Брессон признался, что за всю свою жизнь на него повлияла только одна фотография: изображение Мункачи 1930 года, на котором изображены три мальчика, которые на мгновение намекают на позу Трех Граций, когда они бросаются в серфинг. Картина показала Картье-Брессону, как он может запечатлеть «вечность через мгновение». – Мэри Уорнер Мариен

Решающий момент

В своей знаковой монографии 1952 года «Решающий момент» — важной книге, которая до сих пор имеет огромное влияние как одна из самых цитируемых книг в истории фотографии.

Картье-Брессон был призван во французскую армию в 1940 году. Он попал в немецкий плен, но с третьей попытки бежал и присоединился к французскому Сопротивлению. В 1946 году он участвовал в подготовке «посмертной» выставки своих работ, организованной Музеем современного искусства в Нью-Йорке, ошибочно полагая, что он погиб на войне. В следующем году он вместе с Робертом Капой, Дэвидом «Чимом» Сеймуром и другими основал фотоагентство Magnum. Следующие двадцать лет он провел в командировках, документируя великие потрясения в Индии и Китае и путешествуя по Советскому Союзу, Кубе, Канаде, Японии и Мексике.Он покинул Magnum в 1966 году, а затем посвятил себя в основном живописи и рисунку до своей смерти в 2004 году.

Икона гуманистического движения

Характеризуемый небольшими, обычно 35-миллиметровыми камерами и рулонной пленкой, решающий момент сохранил понимание человеческого опыта и сделал Брессона одной из самых знаковых фигур гуманистического движения. Его картины могли передать универсальную связь между произведением и зрителем. Его откровенное изображение жизни стало памятной коллекцией культовых фотографий.Брессон повлиял на эстетику фотожурналистики и других последовательных работ фотографа, таких как « американцы» Роберта Франка. В конечном счете, Анри Картье-Брессон — один из величайших фотографов всех времен, который помог расширить эмоциональную и выразительную силу фотографии.

Он стал одним из самых коллекционируемых фотографов, чьи работы входят в коллекции крупнейших фотоучреждений мира.

 

Посмотреть работы Картье-Брессона >

Анри Картье-Брессон — фотограф, кинорежиссер

Анри Картье-Брессон был французским фотографом, чьи гуманные, спонтанные фотографии помогли сделать фотожурналистику видом искусства.

Краткое описание

Анри Картье-Брессон родился 22 августа 1908 года в Шантелу, Франция. Пионер фотожурналистики, Картье-Брессон путешествовал по миру со своей камерой, полностью погружаясь в текущую среду. Считающийся одним из крупнейших художников 20-го века, он освещал многие крупнейшие мировые события, от Гражданской войны в Испании до восстания во Франции в 1968 году. Анри Картье-Брессон родился 22 августа 1908 года в Шантелу, Франция.Он был старшим из пяти детей, его семья была богатой — его отец разбогател на производстве текстиля, — но позже Картье-Брессон шутил, что из-за бережливости его родителей часто казалось, что его семья бедна.

Получив образование в Париже, Картье-Брессон рано полюбил литературу и искусство. Творчество, безусловно, было частью его ДНК. Его прадед был художником, а дядя — известным печатником. Даже его отец увлекался рисованием.

Будучи подростком, Картье-Брессон восстал против формальностей своих родителей.В начале своей взрослой жизни он дрейфовал к коммунизму. Но именно искусство оставалось в центре его жизни. В 1927 году он начал двухлетнее обучение живописи у известного раннего кубиста Андре Лота, затем перешел в Кембриджский университет, чтобы глубже погрузиться в курсы искусства и литературы.

Вдохновленный авангардной сценой, охватившей Париж, и только что уволенный из армии, которая разместила его недалеко от Парижа, Картье-Брессон в 1931 году отправился в Африку, чтобы охотиться на антилоп и кабанов.Не заинтересованный в еде того, что он выследил, Картье-Брессон в конце концов устал от этого вида спорта и бросил его.

Но Африка пробудила в нем еще один интерес: фотография. Он экспериментировал с простым Брауни, который получил в подарок, фотографируя новый мир вокруг себя. Для Картье-Брессона были прямые параллели между его старой страстью и его новой страстью.

«Я обожаю фотографировать», — говорил он позже. «Это как быть охотником. Но некоторые охотники — вегетарианцы — таково мое отношение к фотографии.Короче говоря, как вскоре обнаружат его разочарованные редакторы, Картье-Брессон предпочитал делать снимки, а не распечатывать и демонстрировать свои работы. стиль и ошеломляющие результаты определят работу фотографа.

Фактически, на всю оставшуюся жизнь подход Картье-Брессона к фотографии останется прежним. искусственным освещением, эффектами темной комнаты, даже кадрированием.Натуралист из Картье-Брессона считал, что все правки нужно делать, когда изображение уже сделано. Его оборудование часто было легким: 50-миллиметровый объектив и, если он нуждался в этом, более длинный 90-миллиметровый объектив.

Коммерческий успех

Рост Картье-Брессона как фотографа оказался быстрым. К середине 1930-х годов он показывал свои работы на крупных выставках в Мексике, Нью-Йорке и Мадриде. Его изображения раскрывали ранние необработанные возможности уличной фотографии и фотожурналистики в целом.

Во время выставки своих репродукций в Нью-Йорке в 1935 году Картье-Брессон подружился с другим фотографом, Полом Стрэндом, который начал экспериментировать с пленкой.Вдохновленный увиденным, Картье-Брессон отказался от фотографии и вернулся во Францию, где устроился ассистентом к французскому режиссеру Жану Ренуару. В течение следующих трех лет Картье-Брессон работал над несколькими фильмами Ренуара, в том числе над его наиболее признанным критиками «Режимом игры» (1939).

Но у документалиста Картье-Брессона не было особого таланта и таланта снимать художественные фильмы. Вместо этого его тянуло показывать реальные истории из реальной жизни.

Его собственная жизнь резко изменилась в 1940 году после немецкого вторжения во Францию.Картье-Брессон присоединился к армии, но вскоре был захвачен немецкими войсками и отправлен в лагерь для военнопленных на следующие три года.

В 1943 году, после двух неудачных попыток, Картье-Брессон сбежал навсегда и сразу же вернулся к своей работе в области фотографии и кино. Он создал фотоотдел сопротивления и после окончания войны получил заказ от США снять документальный фильм о возвращении французских военнопленных.

Человек мира

Вскоре после войны Картье-Брессон отправился на восток, проведя много времени в Индии, где он встретил и сфотографировал Махатму Ганди незадолго до его убийства в 1948 году.Последующая работа Картье-Брессона по документированию смерти Ганди и ее непосредственного влияния на страну стала одним из самых ценных фоторепортажей журнала Life.

Его работа по укреплению фотожурналистики как законной формы новостей и искусства вышла за рамки того, что он делал за камерой. В 1947 году он объединил Роберта Капу, Джорджа Роджера, Дэвида «Чима» Сеймура и Уильяма Вандиверта и основал Magnum Photos, одно из ведущих мировых фотоагентств.

Страсть к путешествиям в глубине души, интерес Картье-Брессона к миру привел его в трехлетнюю одиссею по Азии.Когда фотограф вернулся во Францию ​​в 1952 году, он опубликовал свою первую книгу «Решающий момент» — богатую коллекцию своих работ за два десятилетия.

Возможно, еще важнее то, что книга закрепила за Картье-Брессоном репутацию фотографа с сердцем. На протяжении своей долгой карьеры он возил свою Leica по всему миру, документируя и показывая триумф и трагедию во всех их проявлениях. Он был там во время гражданской войны в Испании и китайской революции. Он задокументировал коронацию Георга VI и рассказал историю хрущевской России.Его темы варьировались от Че Гевары до Мэрилин Монро, в то время как клиенты его журналов были самыми разнообразными, включая не только Life , но и Harper’s Bazaar , Vogue и многие другие.

Более поздние годы

В 1966 году Картье-Брессон ушел из Magnum и сосредоточился на том, чем он когда-то был: на рисовании и живописи. Он презирал давать интервью и отказывался много говорить о своей предыдущей карьере фотографа, по-видимому, довольствуясь тем, что уткнулся в свои блокноты, делая наброски пейзажей и статуэток.

В 2003 году Картье-Брессон вместе со своей женой и дочерью сделал важный шаг в сохранении своего наследия как художника, создав в Париже Фонд Анри Картье-Брессона, стремясь сохранить свои работы. В более поздние годы он также был удостоен многочисленных наград и почетных докторских степеней за свою работу.

Всего за несколько недель до своего 96-летия Анри Картье-Брессон скончался в своем доме в Провансе 3 августа 2004 года. скульптор Альберто Джакометти, 1961 © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Камагуэй, Куба, 1963 © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Дессау, Германия, 1945 © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Салерно, Италия, 1933 © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Трумэн Капоте, 1947 © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos , предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Торчелло недалеко от Венеции, 1953 © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

За вокзалом Сен-Лазар, Париж, Фра 1932 г. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos, предоставлено Фондом Henri Cartier-Bresson

Rue de Vaugirard, Париж, Франция, май 1968 г. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos, предоставлено Fondation Henri Cartier-Bresson

Велосипедист Les 6 jours de Paris», велодром, Париж, Франция, ноябрь 1957 г. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos, предоставлено Фондом Henri Cartier-Bresson

Alberto Giacometti, Rue d’Alesia, Париж, Франция, 1961 г. © Henri Cartier-Bresson /Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Толпа, ожидающая у банка, чтобы купить золото в последние дни Гоминьдана, Шанхай, Китай, декабрь 1948 г. © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Линейный ускоритель, Стэнфордский университет, США, 1967 г. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos, предоставлено Фондом Henri Cartier-Bresson

George Hoyningen-Huene: Henri Cartier-Bresson, New York, 1935 © Henri Cartier- Bresson/Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Первые оплачиваемые отпуска, берега Сены, Франция, 1936 г. © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Ливорно, Тоскана, Италия, 1933 © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos, предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон: Решающий момент

Анри Картье-Брессон был величайшим в мире фотографом-документалистом и мастером откровенной фотографии.Он, пожалуй, самый значительный и влиятельный фотограф ХХ века.

Картье-Брессон сделал для фотографии то же, что Пикассо сделал для живописи. Он был фотографом-провидцем, который помог изменить то, как мы видим фотографии, и был пионером жанра уличной фотографии. Он также стал соучредителем легендарного фотоагентства Magnum Photos.

Его методы работы и способности являются частью фотографических знаний: у него был сверхъестественный талант оставаться невидимым для своих объектов; его композиции были идеально сбалансированы, и он редко кадрировал свои изображения; и у него было чутье, чтобы запечатлеть самые выразительные моменты сцены.

Концепция Картье-Брессона о «решающем моменте» — мимолетном значимом мгновении, запечатленном камерой, — сформировала современную уличную фотографию и вдохновила поколения фотожурналистов.

Когда фотограф поднимает камеру на что-то, что происходит перед ним, есть момент, когда движущиеся элементы находятся в равновесии. Фотография должна уловить этот момент.

Анри Картье-Брессон

Черно-белые фотографии Картье-Брессона являются одними из самых знаковых в фотографии, в том числе его яркие изображения некоторых важных политических моментов 20-го века.

Он сфотографировал Ганди буквально за несколько минут до того, как тот был убит, и остался, чтобы освещать похороны. В 1954 году он стал первым западным фотографом, которому разрешили фотографировать в Советском Союзе после смерти диктатора Иосифа Сталина и окончания его жестокого правления.

У него была способность находиться в нужной части мира, когда разворачивалась история. Он сказал, что его намерение состояло в том, чтобы «поймать жизнь» и «сохранить ее в процессе жизни».

Среди его самых известных фотографий были мужчина и его отражение, застывшие во времени, когда он прыгает через гигантскую лужу за вокзалом Сен-Лазар в Париже, двое мужчин у глазка в Брюсселе и велосипедист, мчащийся по кривой в форме спиральной лестницы, с которой Картье-Брессон взял изображение.

Часто сцена вполне обычная – женщина ест в кафе, играют дети, целуются влюбленные. Но на картинах Картье-Брессона оно приобретает значение, которое затрагивает каждого.

Большинство фотографов (на самом высоком уровне) делают за свою карьеру две-три отличных фотографии, Картье-Брессон сделал более дюжины. С кажущейся легкостью ему удавалось создавать один шедевр за другим.

Картье-Брессон — величайший фотограф 20 века.Он такой же, как Толстой для литературы. Его картины выходят за рамки любого разрушения того, чем картина должна быть, или любого осмысления ее. Если бы у вас была карьера, в которой было пять отличных фотографий, это было бы неплохо. Он сделал их сотни. Ни у кого больше нет такого послужного списка.

Ричард Аведон

В этой статье мы более подробно рассмотрим карьеру и стиль фотографии Картье-Брессона. Это будет еще одна длинная статья, поэтому не стесняйтесь использовать оглавление ниже и переходить к любому интересующему вас разделу.

Если информация окажется для вас полезной, мы будем признательны, если вы поделитесь ссылкой на статью через обычные каналы (веб-сайты, форумы, социальные сети и т. д.).

Примечание редактора: На исследование и написание этой статьи Анри Картье-Брессона ушло более 3 недель — публикация занимает всего пару минут и ничего вам не стоит. Спасибо за вашу поддержку заранее.

Анри Картье-Брессон © Franck/Magnum Photos

Анри Картье-Брессон Биография

Имя: Анри Картье-Брессон
Национальность: француз
Жанр: Улица, фотожурналистика, документальный фильм, портрет et-Marne, France
Умер: 3 августа 2004 г. (95 лет) – Montjustin, France

Ранние годы

Анри Картье-Брессон родился в Шантелу, Сена-и-Марна, 22 августа 1908 года.Он был старшим из пяти детей, рожденных Андре Картье-Брессоном, богатым текстильным фабрикантом, и Мартой Левердье, дочерью торговцев хлопком и богатых землевладельцев.

Брессон получил образование в Париже, в лицее Кондорсе. Впервые он заинтересовался фотографией в подростковом возрасте, увидев фотографии румынского фотографа Мартина Мункачи.

Картье-Брессон сказал, что первая фотография, которая его ошеломила, была сделанная Мункаши фотография трех африканских детей, бегущих к водам озера Танганьика.Это изображение заставило его осознать, «что фотография может запечатлеть вечность в одно мгновение».

В 1927 году он изучал живопись у Андре Лота, одного из первых приверженцев кубизма. Картье-Брессон заявил, что Лхот научил его всему, что он знал о фотографии, включая важность композиции. Он также провел некоторое время, обучаясь у художника-портретиста Эмиля Бланша.

Затем Картье-Брессон переехал в Англию и изучал английскую литературу и искусство в Кембриджском университете, но бросил учебу через год.Он вернулся во Францию ​​в 1929 году и получил свою первую камеру Box Brownie от американского эмигранта Гарри Кросби.

В 1930 году Брессон начал свою военную службу во французской армии и находился в Ле-Бурже, недалеко от Парижа.

Африка, охота и предсмертный опыт

После демобилизации, наполненный поэзией и литературой и ища приключений, он отправился на охоту в Западную Африку и французскую колонию Кот-д’Ивуар.

Через несколько месяцев после прибытия в Африку он заболел черной лихорадкой (тяжелая форма малярии) и чуть не умер.Позже, описывая этот опыт, он сказал, что знахарь вытащил его из комы, и, когда он был болен, он отправил открытку своему деду с подробным описанием своих похорон.

В 1931 году Картье-Брессон вернулся в Марсель, чтобы восстановить силы. Поездка в Африку не была пустой тратой времени. Научиться охотиться было бы полезно для его фотографии и ожидания решающего момента.

Картье-Брессон позже скажет: «Я обожаю фотографировать; это как быть охотником.Но некоторые охотники — вегетарианцы — таково мое отношение к фотографии». Хотя он любил процесс фотографирования, для Картье-Брессона погоня всегда была лучше, чем добыча.

Enter Photography

В том же году он приобрел свою первую профессиональную камеру — маленькую и легкую Leica с объективом 50 мм. Он обнаружил, что камера дает ему ощущение независимости и единства с окружающей средой, и часто называл ее продолжением своего глаза.

Так как он был независимым и жил на щедрые пособия своего отца, Картье-Брессон проводил большую часть своих дней, бродя по улицам, экспериментируя со своей новой страстью.

У меня была черная лихорадка в Африке, и теперь мне пришлось выздоравливать. Я отправился в Марсель. Небольшое пособие позволяло мне обходиться, и я работал с удовольствием. Я только что открыл для себя Leica. Он стал продолжением моего глаза, и я никогда не расставался с ним с тех пор, как нашел его.

Весь день я бродил по улицам, чувствуя себя очень взвинченным и готовым броситься, решив поймать жизнь в ловушку — сохранить жизнь в процессе жизни. Больше всего мне хотелось уловить всю суть, в рамках одной-единственной фотографии, какой-нибудь ситуации, разворачивавшейся перед моими глазами.

Анри Картье-Брессон

Вскоре после покупки камеры он сделал один из своих самых узнаваемых снимков: За вокзалом Сен-Лазар .

В нужный момент он воткнул камеру между планками забора возле вокзала Сен-Лазар в Париже и запечатлел фигуру прыгающего человека, которая отражала танцоров на плакатах на стене позади него.

За вокзалом Сен-Лазар, Париж, Франция. 1932 © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

В течение следующих нескольких лет Картье-Брессон много фотографировала в Европе и Соединенных Штатах и ​​вскоре получила заказы от таких журналов, как Life и Harper’s Bazaar .

В 1932 году его первую выставку в Америке устроил Жюльен Леви, друг Жана Кокто. Находясь в Нью-Йорке, он познакомился с Полом Стрэндом, который в то время снимал фильмы.

Кинопроизводство и Ренуар

Вдохновленный Стрэндом, когда он вернулся во Францию, Картье-Брессон получил должность второго помощника в картинах Жана Ренуара День в деревне и Правила игры .

Он также участвовал в создании пропагандистского фильма, снятого знаменитым режиссером для Коммунистической партии Франции, в котором осуждались известные семьи Франции, в том числе семья Картье-Брессона.

О своем опыте работы с Ренуаром Картье-Брессон сказал: «Жан очень хорошо знал, что я никогда не буду снимать художественный фильм. Он видел, что у меня нет воображения».

Годы войны

В 1940 году, во время немецкого вторжения во Францию, Картье-Брессон, служивший в армейском отделе кино и фото, был схвачен и взят в плен. Он провел 35 месяцев в лагерях для военнопленных, дважды бежал, но был снова пойман.

Третья попытка побега в 1943 году увенчалась успехом, и он прятался на ферме в Турени, пока бойцы французского Сопротивления не получили фальшивые документы, позволяющие ему путешествовать по Франции.Вернувшись в Париж, он снова занялся фотографией как участник Сопротивления.

Он создал фотоотдел во французском подполье, чтобы документировать немецкую оккупацию, а также их возможное отступление, опыт, который впоследствии сформировал его представление о фотоагентстве Magnum, когда оно было основано в 1947 году.

Послевоенное время

После освобождения Франции в 1944 году Управление военной информации США наняло Картье-Брессона для постановки фильма о возвращении домой французских военнопленных и депортированных, La Retour (Возвращение).

Затем Картье-Брессон отправился в Нью-Йорк, где была запланирована ретроспектива в Музее современного искусства, задуманная как дань уважения его работе, основанная на убеждении, что он был убит на войне.

Находясь в Соединенных Штатах, он решил уделить немного времени путешествию и осмотреть страну. Во время этой поездки он сделал фирменные снимки, такие как Гарлем, пасхальное воскресенье 1947 года, на которых изображена афроамериканка в шляпе с атласными цветами, обрамленная архитектурными деталями скромного кирпичного строения.

Пасхальное воскресенье в Гарлеме, Нью-Йорк, 1947 год © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

Magnum Photos

Вернувшись в Париж в 1947 году, Картье-Брессон узнал, что его соратники Роберт Капа, Дэвид Сеймур (Шим), Уильям Вандиверт и Джордж Роджер планировал создать совместное фотоагентство с офисами в Нью-Йорке, Париже и других мировых столицах.

Группа, получившая название Magnum Photos, включила Картье-Брессона в свой совет директоров, зная, что он единомышленник, и осознавая его значительный авторитет.Кооператив, первый в своем роде, был создан, чтобы предоставить фотографам-фрилансерам больший редакционный и финансовый контроль над своей работой.

Был назначен руководителем дальневосточных заданий; и его настойчивое требование использовать камеры небольшого формата, отсутствие дополнительного оборудования, такого как вспышка, штативы или телеобъектив, и целостность кадра на фотографии — отсутствие манипуляций в фотолаборатории — стали золотым стандартом послевоенной фотожурналистики, а также оказали большое влияние на художественную фотографию. .

Фотожурналистика

В конце 1940-х Картье-Брессон стал международным фотожурналистом. Однако сам Картье-Брессон категорически отказался от титула.

Журналистика спасла меня от затхлости, и благодаря фотозаданиям я могу увидеть много новых мест, но я не журналист. Я просто обнюхиваю и измеряю температуру места.

Henri Cartier-Bresson

Для Magnum он ездил в Китай, Индию, где фотографировал Ганди за несколько минут до того, как тот был убит, и в Индонезию, фотографируя политические события и людей на улицах и домах.

Ганди. Дели, Индия. 1948 © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

Признание и решающий момент

К 1952 году Картье-Брессон, наконец, получил признание в своей стране.

Его первая книга, Images a`la sauvette (с английским названием The Decisive Moment ) с обложкой Матисса, была опубликована. В книгу включена большая коллекция его изображений, и он подробно описывает свои методы и подход к фотографии. Книга остается одной из самых влиятельных книг по фотографии всех времен.

После «Решающего момента» он начал долгое сотрудничество с выдающимся издателем изящных искусств Робертом Дельпайром. Это включало книгу о балийском театре, Les Danses a`Bali , с текстом Антонена Арто. Также была опубликована его книга « Les Europe’ens » с обложкой художника Жоана Миро.

В 1955 году он стал первым фотографом, чьи работы были выставлены в Лувре во Франции.

На задании

Одним из любимых заданий Картье-Брессона была Москва 1954 года.Он был первым иностранным фотографом, которому разрешили въезд в СССР после смерти Сталина в следующем году. Французский фотограф принялся снимать повседневную жизнь в своем обычном откровенном стиле. Результатом этого задания стала замечательная серия фотографий, которая была опубликована в журнале Life в 1955 году.

1960-е снова стали периодом интенсивных международных поездок. Он вернулся в Мексику, где в начале 1930-х годов совершил один из своих первых фотографических набегов в составе этнографической группы.По заданию журнала Life он отправился на Кубу в период высокой напряженности в отношениях между этой страной и Соединенными Штатами. Он посетил Японию и снова отправился в Индию.

Обложка журнала Life в начале 1955 года. Советский Союз. Москва, Россия. 1954. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

Уход из фотографии

Картье-Брессон прекратил сотрудничество с Magnum Photos в 1966 году. Позже он сказал, что проработал в агентстве «на два года дольше».

В конце 60-х он полностью ушел из профессиональной фотографии и вместо этого сосредоточился на проектах документального кино.Он считал, что фотосъемка и ее использование в иллюстрированных журналах были вытеснены новостями на телевидении. Его фильмы включают « впечатлений от Калифорнии » (1969) и « южных экспозиций » (1971).

Последующие годы и живопись

После развода со своей 30-летней женой, яванской танцовщицей Ратной Мохини, Картье-Брессон женился на фотографе Magnum Мартине Франк в 1970 году.

Есть определенные вещи, которые невозможно просто выдумать.В 1932 году она сказала мне, что я выйду замуж за человека, который не будет ни из Индии, ни из Китая, но и не будет белым. А в 1937 году я женился на яванке. Эта гадалка также сказала мне, что брак будет трудным и что, когда я состарюсь, я выйду замуж за кого-то намного моложе меня и буду очень счастлив.

Анри Картье-Брессон

После 1974 года он фотографировал очень мало, и то часто тайно, что он усовершенствовал за свою долгую карьеру фотожурналиста.Работая с небольшой камерой, которую он часто еще больше уменьшал, закрывая черной лентой любые металлические детали, которые могли отражать свет и привлекать внимание.

Картье-Брессон вернулся к своей первой любви к живописи и рисунку и провел оставшиеся дни в своей мастерской возле площади Победы или в своей квартире с видом на Тюильри, откуда он мог видеть те же виды, которые писали Моне и Писсарро. столетием раньше.

Наследие Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон в 1996 году © Martine Franck/Magnum Photos

Анри Картье-Брессон умер на юге Франции 5 августа 2004 года в возрасте 95 лет.

За свою жизнь он получил огромное количество наград, премий и почетных докторских степеней. Его работы также выставлялись в некоторых из лучших галерей мира, включая Лувр, Музей современного искусства, Художественный институт Чикаго и Национальную портретную галерею.

В 2003 году, незадолго до своего 95-летия, Картье-Брессон вместе со своей женой Мартиной и дочерью Мелани основали в Париже Фонд Анри Картье-Брессона, чтобы сохранить наследие легендарного фотографа.Открытие сопровождалось ретроспективной выставкой во Французской национальной библиотеке, открывшейся в апреле 2003 года.

Стиль фотографии

  • Откровенный, ненавязчивый
  • Терпеливый, решающий момент
  • Композиция: Использование геометрии, формы, контрастов, редко обрезки
  • Черно-белые изображения
  • Рассказывание историй, преемственность
  • Минималистичность, одна камера, один объектив

Мастер-класс по фотографии Картье-Брессона

вдохновить вас так или иначе.

Следующая цитата из HCB дает бесценное представление о его философии фотографии:

Для меня камера — это альбом для рисования, инструмент интуиции и спонтанности, повелитель мгновений, который в визуальных терминах задает вопросы и решает одновременно . Именно экономией средств достигают простоты выражения.

Анри Картье-Брессон

Ниже вы найдете выдержки из различных книг и интервью с Картье-Брессоном, а также краткий абзац, резюмирующий ключевые моменты.

Суматра, Индонезия. 1950 © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

Решающий момент

Фраза Решающий момент была впервые введена в 1952 году в названии английского издания книги Картье-Брессона Images a`la sauvette . Французское название книги на самом деле переводится как «картинки в бегах», а не решающий момент, как многие думают.

Фраза на самом деле была взята из цитаты кардинала де Реца 17-го века и используется Картье-Брессоном во введении к книге.

В этом мире нет ничего, что не имело бы решающего момента, и шедевр правильного управления состоит в том, чтобы знать и использовать этот момент.

Кардинал де Рец

Так что же означает решающий момент? Вот еще один отрывок из введения, резюмирующий собственное представление Картье-Брессона о решающем моменте: точная организация форм, которые придают этому событию должное выражение.Анри Картье-Брессон

Анри Картье-Брессон Йер, Франция, 1932 © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos
Работа над сценой

Фраза часто используется для описания изображения, иллюстрирующего действие, эмоции и всю историю в целом. единый кадр.

Ваш глаз должен видеть композицию выражения, которое предлагает вам сама жизнь, и вы должны интуитивно понимать, когда щелкнуть камерой.

Анри Картье-Брессон

Правда в том, что Картье-Брессон не просто делал один кадр, он находил свою композицию (или историю) и «обрабатывал сцену», делая несколько снимков (иногда до 20 кадров).

Вместо одного решающего момента может быть до дюжины решающих моментов даже в пределах одной сцены.

Во время работы фотограф должен четко осознавать, что он пытается сделать. Иногда у вас возникает ощущение, что вы уже сделали максимально сильный снимок конкретной ситуации или сцены; тем не менее, вы обнаруживаете, что навязчиво стреляете, потому что вы не можете быть уверены заранее, как именно будет развиваться ситуация, сцена.

Вы должны оставаться на месте происшествия, на случай, если элементы ситуации снова вылетят из ядра. При этом важно не стрелять из автомата и не обременять себя бесполезными записями, которые загромождают память и портят точность репортажа в целом.

Анри Картье-Брессон

Картье-Брессон был истинным наблюдателем, который осознавал значение или потенциал события.

Сначала он находил свою композицию, а затем ждал, пока что-то войдет в кадр или произойдет момент, чтобы завершить картину.Он часто говорил: «Не он сделал снимок, а снимок сделал его».

Еще он любил сравнивать себя с рыбаком — с той лишь разницей, что его улов был моментом времени.

Иногда бывает, что буксуешь, медлишь, ждешь, пока что-то случится. Иногда возникает ощущение, что вот все задатки картины — кроме одной вещи, которой, кажется, не хватает. Но что? Возможно, кто-то внезапно окажется в поле вашего зрения. Вы следите за его продвижением через видоискатель.Ты ждешь и ждешь, а потом, наконец, нажимаешь кнопку — и уходишь с чувством (хотя и не знаешь почему), что ты действительно что-то получил.

Анри Картье-Брессон

Это не значит, что он часами ждал нужного образа, он постоянно приспосабливался и реагировал на меняющиеся обстоятельства.

Мои контактные листы можно сравнить с тем, как вы забиваете гвоздь в доску. Сначала вы делаете несколько легких постукиваний, чтобы создать ритм и совместить гвоздь с деревом.Затем, гораздо быстрее и с минимальным количеством ударов, вы с силой вбиваете гвоздь в шляпку и вбиваете его. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

Как только он понял, что у него есть шанс, он пошел дальше. Однако иногда вы не можете позволить себе роскошь тратить время на работу над сценой, и в этой ситуации, как объясняет HCB ниже, вам нужно действовать быстро.

Когда что-то случается, нужно действовать очень быстро.Как зверь и добыча — врум! Вы берете его, и люди не замечают, что вы его взяли.

Очень часто в разных ситуациях можно сделать один снимок. Вы не можете взять два. Сфотографируйся и выгляди дураком, выгляди туристом. Но если вы сделаете два-три снимка, у вас будут проблемы. Это хорошая тренировка, чтобы знать, как далеко вы можете зайти.

Когда плод созреет, его нужно сорвать. Быстро! Без снисходительности к себе, но смело. Мне очень нравится видеть, как работает хороший фотограф.Здесь есть элегантность, как в корриде».

Анри Картье-Брессон
Охота за фотографиями

Картье-Брессон сохранил бы свои изображения только в том случае, если бы каждый элемент его изображения (фон, объект и композиция) был идеальным. Темы его фотографий были не так важны, как дух места или момент, который он пытался запечатлеть.

Он много путешествовал и фотографировал во многих местах, включая Индию, Европу, Китай, Африку и Соединенные Штаты.Когда он работал в зарубежных командировках, ему требовалось время, чтобы ознакомиться со страной.

Например, когда он работал по заданию в Индии, он целый год знакомился с людьми, полностью погружаясь в индийскую культуру.

Хотя снимать уличную фотографию на заднем дворе — это здорово, также здорово путешествовать как можно чаще. Исследуйте разные страны и культуры, и это поможет вдохновить ваши фотографии и открыть глаза.

Анри Картье-Брессон
Мусульманки молятся восходу солнца за Гималаями.Кашмир, Индия, 1948 год. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photo
Доверяйте своей интуиции

Это не значит, что он не снимал на собственном заднем дворе — многие из его лучших снимков были сделаны на улицах Парижа.

Иногда лучшие фотографии часто можно найти там, где вы живете, вам просто нужно оставаться, как любил говорить Картье-Брессон, «ясным» и открытым для возможностей.

Фотография не документальная, а интуиция, поэтический опыт. Это тонуть себя, растворяться в себе, а потом нюхать, нюхать, нюхать — быть чувствительным к совпадениям.Вы не можете искать его; вы не можете этого хотеть, иначе вы этого не получите. Сначала ты должен потерять себя. Тогда это происходит.

Henri Cartier-Bresson

При выборе объектов часто мелкие детали или события делают лучшие фотографии:

В фотографии даже самая маленькая вещь может стать отличным объектом. Маленькая человеческая деталь может стать лейтмотивом. Мы видим и показываем окружающий мир, но это само событие, провоцирующее органический ритм форм.

Величайшим умением Картье-Брессона, возможно, была его способность преуспеть в случайности или распознать ситуацию, которая обещала счастливую случайность.

Его культовая фотография За Gare de Saint-Lazare (1932 г.) является прекрасным примером счастливой случайности.

Проезжая мимо стройки за парижским вокзалом, фотограф воткнул объектив в деревянные доски временного забора и, не глядя в видоискатель, щелкнул затвором и сделал одну из своих самых известных фотографий.

Искусство рассказа

Картье-Брессон считал, что редко когда одно изображение может показать всю историю, и успешный фоторепортаж зависит от последовательности нескольких дополнительных изображений, поддерживающих основной образ истории.

Элементы, которые вместе могут высекать искры из предмета, часто разбросаны — либо в пространстве, либо во времени — и сводить их вместе насильно — это «управление сценой», и, как мне кажется, надуманное.

Но если можно сфотографировать «ядро» и выбитые искры предмета, то это картина-история.Страница служит для воссоединения дополнительных элементов, разбросанных по нескольким фотографиям.

Статья по теме: Цитаты о фотожурналистике и документальной фотографии

Во время съемки фотограф должен строить историю, иначе его работа будет лишена непрерывности. В отличие от писателя, он не может измениться: то, что происходит в решающий момент, записывается навсегда.

Рассказ-картинка включает в себя совместную работу мозга, глаз и сердца.Цель этой совместной операции — изобразить содержание какого-либо события, находящегося в процессе развертывания, и сообщить впечатления.

Анри Картье-Брессон

Его лучшая работа примечательна тем, что он полностью игнорирует фотографические традиции и обычный драматический реквизит фотожурналиста.

Например, когда Картье-Брессон освещал коронацию Георга VI в Лондоне в 1937 году, вместо того, чтобы фотографировать процессию, как любой другой фотожурналист, он направил камеру на толпу.

Коронация короля Георга VI, Лондон, Англия. Май 1937 г. © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos
Работа для себя и история

Картье-Брессон считал, что история в равной степени касается вас и того, как вы видите мир.

Вы должны знать, в каких рамках вы должны рассказать свою историю для журнала, но вы не должны работать на журнал… вы работаете на себя и на историю.

Анри Картье-Брессон

Он не интересовался постановочной или студийной фотографией и предпочитал более откровенный подход.

«Искусственная» или постановочная фотография меня не касается. И если я выношу суждение, то только на психологическом или социологическом уровне. Есть те, кто делает заранее подготовленные фотографии, и те, кто выходит на улицу, чтобы обнаружить изображение и схватить его.

Если вы хотите больше узнать о методах работы Картье-Брессона по заданию, я рекомендую прочитать книгу Ишу Пателя «Мое время с Анри Картье-Брессоном». Вот небольшая выдержка из статьи:

За эти годы он упростил техническую часть фотографии, чтобы соответствовать своему ненавязчивому стилю съемки, и при этом получил технически совершенную фотографию.

Например, он оценивал свет на глаз, хотя носил в кармане брюк небольшой люксметр. Поскольку он в основном снимал в затененных местах, он устанавливал диафрагму F на 5,6 или 8 и выдержку от 1/60 до 1/125 секунды, чтобы он мог быстро сосредоточиться на объекте. Он ясно дал понять, что «для меня важна не техника, а люди и их действия».

Он сказал: «Подумайте о фотографии до и после, но не во время. Секрет в том, чтобы не торопиться, но также и быть очень быстрым».Другими словами, не должно было быть никакой обрезки изображения в дальнейшем, никаких уклонений или других ухищрений, используемых при печати. Изображение, снятое на пленку, должно было быть самостоятельным.

Ishu Patel
Остров Сифнос, Киклады, Греция 1961 © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

Монтаж и постобработка

Картье-Брессон редко обрабатывал пленку сам и часто отправлял свои фильмы тому, кому доверял. То же самое касается печати. Это позволило ему проводить больше времени на съемках, а не в фотолаборатории.

Он говорит, что изображение не должно быть чрезмерно обработано, и что вы должны только воссоздать настроение сцены, которую вы сняли.

В процессе увеличения важно воссоздать значения и настроение того времени, когда был сделан снимок; или даже видоизменить отпечаток, чтобы привести его в соответствие с намерениями фотографа в тот момент, когда он его снимал.

Картье-Брессон считал, что если вы сделаете плохой снимок, никакая постобработка (в его время работа в фотолаборатории) не сможет сделать его лучше.

Процесс редактирования

При редактировании своей работы Картье-Брессон часто смотрел на свои контрольные листы или отпечатки вверх ногами, чтобы он мог судить о достоинстве своих изображений как композиции, а не под влиянием содержания и темы.

Для фотографов есть два вида выбора, и любой из них может привести к возможным сожалениям. Есть выбор, который мы делаем, когда смотрим в видоискатель на объект; и есть тот, который мы делаем после того, как пленки были проявлены и напечатаны.После проявления и печати вы должны заняться разделением изображений, которые хоть и в порядке, но не самые сильные.

Henri Cartier-Bresson

Cartier-Bresson также рассказывает, почему важно учиться на своих ошибках:

Когда уже слишком поздно, вы с ужасной ясностью понимаете, где именно вы потерпели неудачу; и в этот момент вы часто вспоминаете предательское чувство, которое у вас было, когда вы на самом деле делали снимки.

Было ли это чувство нерешительности из-за неуверенности? Было ли это из-за какой-то физической пропасти между вами и разворачивающимся событием? Просто вы не учли одну деталь по отношению ко всей установке? Или был (и это чаще) взгляд твой стал туманным, глаз блуждал?

Картье-Брессон просматривает контактные листы в Magnum, Нью-Йорк.1959 © Rene Burri/Magnum Photos

Мастерство композиции

Картье-Брессон считал, что композиция должна служить для выделения объекта, а все, что может отвлекать зрителя, должно быть удалено из кадра.

Если фотография должна передать свой предмет во всей его интенсивности, то отношение формы должно быть строго установлено. Фотография подразумевает узнавание ритма в мире реальных вещей. Что делает глаз, так это находит конкретный предмет в массе реальности и фокусируется на нем; что делает камера, так это просто фиксирует на пленке решение, принятое глазом.

Анри Картье-Брессон

Хотя его фотографии могут показаться спонтанными, на самом деле его композиции тщательно просчитаны. Для этого он использовал ряд приемов из искусства, включая Золотое сечение (также известное как Золотое правило).

Картье-Брессон говорит, что, хотя мы всегда должны думать о композиции, когда дело доходит до фактической съемки изображения, фотограф всегда должен использовать интуицию. Картье-Брессон снимает то, что кажется правильным, а не то, что соответствует правилам композиции.

Композиция должна быть одной из наших постоянных забот, но в момент съемки она может исходить только от нашей интуиции, поскольку мы пытаемся поймать ускользающий момент, и все задействованные взаимосвязи находятся в движении.

Золотая лихорадка. Шанхай, декабрь 1948 г. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos
Секрет великой композиции: геометрия

Когда Чарли Роуз брал интервью у Картье-Брессона, он спросил его: «Что делает композицию великолепной?» Картье-Брессон просто ответил: «Геометрия.

Моя страсть никогда не была к фотографии «сама по себе», а к возможности — забывая себя — запечатлеть за доли секунды эмоции субъекта и красоту формы; то есть геометрия, пробужденная тем, что предлагается. Фотоснимок — один из моих блокнотов для набросков.

Henri Cartier-Bresson

Если вы посмотрите на любое из его изображений, вы заметите, что он всегда использует геометрические линии и формы (треугольники, круги и квадраты), используя их в качестве рамок внутри рамок или для рисования зрителя в изображение.

Чтобы «придать смысл» миру, нужно чувствовать себя причастным к тому, что кадрируешь через видоискатель. Это отношение требует сосредоточенности, дисциплины ума, чувствительности и чувства геометрии — только большой экономией средств достигается простота выражения. Всегда нужно фотографировать с величайшим уважением к предмету и к себе.

Поезд до Аскот со станции Ватерлоо. Лондон, Англия, 1953 год © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos
Золотое сечение

Так какие композиционные инструменты использовал Картье-Брессон? В основном он использовал технику, называемую золотым сечением, также известную как золотое правило.

Он использовал его не только при кадрировании снимка, но и при анализе изображений на этапе монтажа.

При применении золотого правила единственным циркулем в распоряжении фотографа являются его собственные глаза. Любой геометрический анализ, всякое сведение изображения к схеме может быть сделано только (в силу самой его природы) после того, как фотография сделана, проявлена ​​и напечатана, — и тогда она может быть использована только для посмертного исследования тела. изображение.

Я надеюсь, что мы никогда не увидим тот день, когда в фотомагазинах будут продаваться маленькие решетки для крепления к нашим видоискателям; и Золотое правило никогда не будет выгравировано на нашем матовом стекле».

Анри Картье-Брессон

Теперь вы можете спросить себя, что такое «Золотое правило»? Чтобы полностью ответить на этот вопрос, потребовалась бы еще одна статья, но вот краткий обзор:

Золотое сечение, также известное как Phi, — это математический инструмент, используемый для достижения визуальной гармонии и баланса в композиции.Для многих это самый приятный способ расположения линий и форм в композиции.

Эту технику использовали некоторые из величайших художников всех времен, и расчет был найден в их самых известных работах. Леонардо да Винчи был художником, который широко использовал технику золотого сечения.

Подобно правилу третей, это математическое понятие можно применить к фотографии, чтобы сделать изображения более привлекательными для зрителя.

Bankers Trust, Manhattan, New York, 1960 © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos
Кадрирование

Картье-Брессон — один из первых пуристов, который настаивал на том, чтобы никогда не кадрировать свои изображения и печатать весь негатив.

Он считал, что всякий раз, когда вы делаете снимок, он всегда должен компоноваться в видоискателе. Если ему не нравилось кадрирование или композиция, он игнорировал изображение.

Если начать обрезать или кадрировать хорошую фотографию, это означает смерть геометрически правильной игре пропорций. Кроме того, очень редко случается, что плохо составленную фотографию можно спасти, восстановив ее композицию под фотоувеличителем фотолаборатории; целостности видения больше нет.

Анри Картье-Брессон

Фотограф Ева Арнольд, старый друг и коллега в Magnum, утверждает, что Картье-Брессон обрезал бы свои фотографии, если бы это делало изображение лучше. Так было в случае с Behind Gare St. Lazar , который является одним из немногих изображений, которые он разрешил обрезать.

© Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

Уроки портрета

Хотя Анри Картье-Брессон известен своим откровенным стилем фотографии, он также сделал несколько портретов в своей карьере.

Он всегда предпочитал делать портреты своих натурщиков дома. Когда его спрашивали, сколько времени займет сеанс, он любил отвечать: «Дольше, чем у дантиста, но короче, чем у психоаналитика».

Чтобы фотограф имел возможность добиться истинного отражения мира человека, который находится как вне его, так и внутри него, необходимо, чтобы объект портрета находился в нормальной для него ситуации.

Мы должны уважать атмосферу, окружающую человека, и интегрировать в портрет среду обитания человека – ведь у человека не меньше, чем у животных, есть среда обитания.

Анри Картье-Брессон

Еще один важный урок портрета — оставаться ненавязчивым, чтобы объект забывал о камере. Он также рекомендует не использовать какое-либо кричащее оборудование, которое может запугать субъекта:

Прежде всего, необходимо заставить натурщика забыть о камере и фотографе, который с ней работает. Сложная аппаратура и светоотражатели и прочая фурнитура, на мой взгляд, достаточны для того, чтобы птичка не вылетела.

Анри Матисс, Ванс, Франция. 1944 © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos
Познакомьтесь с объектом съемки

Затем Картье-Брессон дает представление о том, как передать эмоции человеческого лица и о важности знакомства с объектом съемки.

Что может быть более мимолетным и преходящим, чем выражение человеческого лица? Первое впечатление, производимое конкретным лицом, часто бывает правильным; но фотограф всегда должен пытаться обосновать первое впечатление, «живя» с заинтересованным лицом.

Обычно, снимая портрет, хочется задать несколько вопросов, просто чтобы узнать реакцию человека. Трудно говорить, в то время как вы пристально наблюдаете за чьим-то лицом. Но все же, вы должны установить какой-то контакт.

В то время как с Эзрой Паундом я простоял перед ним часа полтора в полной тишине. Мы смотрели друг другу в глаза. Он потирал пальцы. Я сделал, может быть, всего одну хорошую фотографию, четыре других возможных и две неинтересных.Получается около шести снимков за полтора часа. И никакого смущения с обеих сторон.

Анри Картье-Брессон

Картье-Брессон объясняет, почему так сложно снимать портреты для клиентов и находить правильный баланс.

Решающий момент и психология, не менее чем положение камеры, являются главными факторами в создании хорошего портрета.

Мне кажется довольно сложно быть фотографом-портретистом для заказчиков, которые заказывают и платят, так как кроме одного-двух меценатов они хотят, чтобы им польстили, а результат уже не настоящий.

Ситтер с подозрением относится к объективности камеры, а фотограф проводит тщательное психологическое исследование натурщика.

Анри Картье-Брессон

Наконец, он говорит, что портрет — это не только отражение натурщика, но и фотографа.

Верно и то, что во всех портретах, сделанных одним фотографом, проявляется определенная идентичность. Фотограф ищет личность своего натурщика, а также пытается выразить себя.Настоящий портрет не подчеркивает ни учтивости, ни гротеска, а отражает личность.

Эзра Паунд, Венеция, 1971 © Анри Картье-Брессон/Magnum Photos

Какой камерой пользовался Анри Картье-Брессон?

Leica M3 и 50 мм Leica Summicron

Это была установка Картье-Брессона на протяжении большей части его жизни. Для пейзажей он также использовал широкоугольный и телеобъектив.

Я думаю, что с 50 мм можно покрыть большое количество вещей. Иногда, особенно для пейзажа, вам нужен 90 мм, потому что он обрезает весь передний план, который не так интересен.Но это заранее не решишь… с таким объективом буду работать… нет.

Зависит от темы. Субъект ведет вас, он здесь. Ваш кадр, вы его видите, это признание определенного геометрического порядка, а также предмета.

Анри Картье-Брессон

Он начал с Leica II и III с Elmar 50 мм, прежде чем переключиться. Он также иногда использовал Zeiss Sonnar 50 мм.

Нам не нужно очень большое оборудование. Практически я все время работаю с 50-миллиметровым, очень широко открытым объективом, потому что я никогда не знаю, буду ли я делать снимок в темной комнате в этот момент и на улице под ярким солнцем в следующий момент.

Анри Картье-Брессон в 1957 году. Фотография Джейн Боун © The Observer
Film and Sharpness

Картье-Брессон не верил в использование вспышки и, как известно, заклеил корпус своей камеры черной лентой, чтобы сделать ее менее заметной. 35-миллиметровая камера Leica позволяла ему фотографировать, не привлекая внимания.

Картье-Брессон работал исключительно с черно-белой пленкой. Он никогда не увлекался цветной пленкой, несмотря на несколько смелых попыток в конце 50-х, когда работал над заданием по просьбе журнала.

Вот что он сказал о том, почему мы не должны заботиться о резкости изображения (или линз, если уж на то пошло).

Меня постоянно забавляет представление некоторых людей о фотографической технике – представление, которое проявляется в ненасытной тяге к резкости изображений.

Это страсть одержимости? Или эти люди надеются с помощью этой техники trompe l’oeil приблизиться к реальности? В любом случае они так же далеки от реальной проблемы, как и представители того поколения, которое наделяло все свои фотографические анекдоты намеренной нерезкостью, которую считали «художественной».”

Henri Cartier-Bresson

Другие ресурсы Cartier-Bresson

Рекомендуемые книги Henri Cartier-Bresson

Отказ от ответственности: Photogpedia является партнером Amazon и зарабатывает на соответствующих покупках.

Henri Cartier-Bresson Видео

ручка, кисть и камера
Интервью с Чарли Роуз (2002)
Henri Cartier Bresson — просто простой любовь документальный фильм

Henri Cartier-Bresson Фотографии

для большего количества фотографий Анри Картье-Брессона? Посетите галереи Cartier-Bresson в MoMA и Magnum Photos.

Рекомендуемая литература

Фонд Анри Картье-Брессона
Мое время с Картье-Брессоном, Ишу Патель
Интервью с Шиелой Тернер-Сид, Aperture

Проверка фактов

В каждой публикации профиля фотографа мы стремимся быть точными и честными. Если вы видите что-то, что выглядит не так, свяжитесь с нами, и мы обновим сообщение.

Если вы хотите добавить что-то еще о работе Анри Картье-Брессона, отправьте нам электронное письмо: hello(at)photogpedia.com

Ссылка на Photogpedia

Если вам понравилась статья или вы сочли ее полезной, мы будем благодарны, если вы дадите ссылку на нас или поделитесь ею в Интернете через Twitter или любую другую социальную сеть.

На исследование и написание этой статьи ушло 3 недели. Обмен ссылкой занимает менее 2 минут и ничего вам не стоит.

Наконец, не забудьте подписаться на нашу ежемесячную рассылку новостей и следить за нами в Instagram и Twitter.

Источники

Интервью и беседы, 1951–1998
Интервью с Шиелой Тернер-Сид, Aperture, 1973 Взгляд, New York Times, 2013
Профиль Анри Картье-Брессона, Музей современного искусства
История Magnum, Фотографии Magnum
Профиль Анри Картье-Брессона, Фотографии Magnum

Известные фотографы рассказывают, как: Анри Картье-Брессон, 1958
Анри Картье-Брессон: Простая любовь
Документальный фильм «Перо, кисть и камера»
Интервью с Чарли Роузом, 2002 г.

Индия: Анри Картье-Брессон, 1988 г.
Иконы фотографии 20-го века, 1999 г. и фотографы, 2004 г.
Анри Картье-Брессон: Человек, образ и мир, 2006 г.
Энциклопедия фотографии двадцатого века, 2005 г.
Анри Картье-Брессон: Альбом для вырезок, 20 06
Решающий момент, 1952 г. (издание 2018 г.)
Анри Картье-Брессон: биография, 2012 г.
Мастера фотографии, Aperture, 2015 г. разгадать его работу — значит, по сути, рассказать историю взгляда.На протяжении XX века этот блуждающий, ясный взгляд улавливал очарование Африки 1920-х годов, пересек трагические судьбы испанских республиканцев, сопровождал освобождение Парижа, поймал усталого Ганди всего за несколько часов до его убийства и стал свидетелем победы коммунисты в Китае. Анри Картье-Брессон был также ассистентом Жана Ренуара в трех крупных фильмах, художником, который считал себя ремесленником, но тем не менее основал Magnum, самое престижное из всех фотоагентств, и увековечил своих главных современников: Мориака в состоянии мистической левитации, Джакометти, Сартр, Фолкнер или Камю и многие другие, все они сделаны в решающий момент, все портреты навечно.

– Пьер Ассулин, Анри Картье-Брессон, l’oeil du siècle , Folio / Gallimard

 

Ранняя жизнь

1908: Родился 22 августа в Шантелу, Сена и Марна. Учился в лицее Кондорсе в Париже.

1926:  Изучает живопись у Андре Лота. Делает свои первые фотографии.

1930:  Проводит почти год в Кот-д’Ивуаре.

1931: Обнаруживает фотографию Мартина Мункачи в журнале по искусству Arts et Métiers Graphiques и решает сосредоточиться на фотографии.

 

Первые фотографические эксперименты

1932:  Покупает свою первую Leica и путешествует по Европе со своими друзьями Леонором Фини и Пьером де Мандиаргом. Первые публикации в Voilà и Фотографии .

1933: Первая выставка в галерее Жюльена Леви, Нью-Йорк. Впоследствии его фотографии демонстрируются в клубе Ateneo в Мадриде.

1934: Отправляется в Мексику с этнографической экспедицией.Миссия проваливается, но он решает остаться.

 

Кинотеатр

1935: Экспонаты с Мануэлем Альваресом Браво во Дворце изящных искусств, Мексика, а месяц спустя в галерее Жюльена Леви с Уокером Эвансом и Мануэлем Альварес-Браво. Некоторое время проводит в США, где открывает для себя кинопроизводство с Полом Стрэндом и Nykino Group.

1936: Работает вторым помощником Жана Ренуара над Une partie de campagne ( A Day in Country ) и La vie est à nous .

1937: Режиссер двух документальных фильмов: Victoire de la vie ( Возвращение к жизни ) о медицинском обслуживании республиканской Испании и С бригадой Авраама Линкольна,  о жизни американских солдат во время войны. Фоторепортаж о коронации Георга VI опубликован в газете Ce Soir.

1938:  Направляет, по запросу Secours Populaire, документальный фильм о гражданской войне в Испании, L’Espagne vivra .

1939: Присоединяется к Жаку Беккеру и Андре Свободе в качестве ассистента в фильме Жана Ренуара La Règle du jeu  ( Правила игры ).

 

Во время войны

1940:  Вступает в подразделение «Кино и фотография» Третьей армии. Взят в плен немцами 23 июня г. г. .

1943: После двух неудачных попыток успешно сбегает с третьей попытки в феврале 1943 года.Работает в MNPGD, секретной организации, созданной для помощи заключенным и беглецам.

1944: Делает серию фотопортретов писателей и художников для Editions Braun (Анри Матисс, Пабло Пикассо, Жорж Брак, Пьер Боннар, Поль Клодель, Жорж Руо).

1945: Направляет Le Retour ( Возвращение ), документальный фильм о репатриации военнопленных и заключенных.

 

Профессиональный фотограф

1946–1947:  Более года проживает в США.По запросу Harper’s Bazaar  он путешествует на несколько месяцев с Джоном Малкольмом Бриннином, чтобы фотографировать художников и писателей.

1947: Выставка Фотографии Анри Картье-Брессона  в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Создает совместное агентство Magnum Photos с Робертом Капой, Дэвидом Сеймуром (Чим), Уильямом Вандивертом и Джорджем Роджером.

1948–50: Проводит три года на Дальнем Востоке: в Индии за смерть Ганди, в Китае за последние полгода Гоминьдана и первые полгода Народной Республики, в Индонезии за независимость.Его фотографии публикуются по всему миру.

1952: Его первая книга, Images à la Sauvette , с обложкой Матисса, опубликована издательством Tériade. Первая выставка в Англии, Фотографии Анри Картье-Брессона , Институт современного искусства.

1953:  Путешествие по Европе за Отпуск .

1954: Публикация Робертом Дельпиром его книг Les Danses à Bali и D’une Chine à l’Autre, , положившая начало долгому сотрудничеству с Delpire.Он первый фотограф, допущенный в СССР с начала холодной войны.

1955:  Первая выставка во Франции в Павильоне Марсана в Лувре. Tériade издает Les Européens (обложка проиллюстрирована Миро).

1958:  Возвращается в Китай на три месяца на десятую годовщину Китайской Народной Республики.

1961: Создает набор портретов для журнала Королева.

1963: Возвращается в Мексику во второй раз. Life журнал отправляет его на Кубу.

1965: Несколько месяцев путешествует по Японии.

1966: Возвращение в Индию.

1967: По заказу IBM создать Человек и машина . Этот проект становится выставкой и книгой.

1968-69: Год путешествует по Франции для Reader’s Digest и издает книгу Vive la France для сопровождения выставки «En France» в Большом дворце в 1970 году.

1970-71 : Режиссер двух документальных фильмов в США для CBS News: Southern Exposures и Impressions de Californie.

1972-73 : Возврат в СССР.

 

Вернуться к чертежу

1974: Прекращает свои активные рабочие отношения с Magnum Photos, хотя агентство сохраняет его архивы. Концентрируется на рисовании.

1975: Первая выставка рисунков в галерее Карлтон, Нью-Йорк.

1987: Фотовыставка Ранние работы в Музее современного искусства, Нью-Йорк.

1988: Национальный центр фотографии отмечает свое 80-летие. Создание премии HCB.

2000: Вместе с женой Мартин Франк и дочерью Мелани планирует создать Фонд Анри Картье-Брессона. Идея состоит в том, чтобы обеспечить постоянный дом для его собрания работ, а также выставочное пространство, открытое для других художников.

2002:  Фонд Анри Картье-Брессона признан французским государством как представляющий общественный интерес.

2003:  Открытие Фонда Анри Картье-Брессона в Париже. Ретроспективная выставка  De qui s’agit-il ? в Национальной библиотеке Франции.

2004: Анри Картье-Брессон мирно скончался в Монжустене, Прованс, 3 августа rd .

Анри Картье-Брессон – Культовые фотографии

Iconic Photos продолжает свой путь в мир контрольных листов.

Второстепенная задача сайта, такого как Iconic Photos, — обучать своих читателей; соответственно, мы писали о различных аспектах фотографии, от ее мастеров-практиков до ее использования и злоупотребления, а в последнее время годового взгляда на контактные листы. Многие, в том числе великие фотографы, считают, что контактные листы раскрывают больше информации о ситуации, чем отдельный кадр.

Но, скажем так, все вранье. Даже фотографии. Даже контактные листы.

Посмотрите внимательно на следующий контактный лист Рене Бурри со знаменитой фотографией Че Гевары.На первый взгляд кажется, что это единая последовательность, но на самом деле это набор разных негативов с разных камер с разными объективами.

Каждую неделю в офисе Magnum в Париже Анри Картье-Брессон просматривал контактные листы, представленные молодыми фотографами, возвращающимися с заданий. Это был пугающий опыт, не в последнюю очередь потому, что у Картье-Брессона был своеобразный способ критики, когда он медленно вращал контрольный лист, рассматривая его вверх ногами и со всех возможных углов, изучая композицию и внимательно изучая содержание.

Рене Бурри понял, что с картинами Че критика будет более острой, чем когда-либо (сам Картье-Брессон находился на Кубе по заданию Life одновременно с Бурри, но ему было отказано в доступе к Че). Бурри хотел убедиться, что он не промахнется. Он отправился на задание с тремя камерами и представил своему наставнику составной контактный лист. Было неясно, уловил ли г-н Картье-Брессон эту ловкость рук.

В интервью Guardian от 2010 года Mr.Бурри вспоминает о посещении Гаваны:

Лаура Бергквист, известный репортер журнала Look , познакомилась с Че Геварой в ООН в октябре 1962 года, после кубинского ракетного кризиса. Она так достала его, что он сказал ей: «Если ты получишь разрешение от ЦРУ или Пентагона, тебя приглашают на Кубу, и я покажу тебе, что происходит на самом деле». Она получила зеленый свет от американцев — и я поехал с ней.

Мы прибыли в офис Че на восьмом этаже отеля «Ривьера» в Гаване.В то время он был человеком номер два на Кубе — он был министром промышленности и директором Banco Nacional. Его лицо было на купюре в два песо. Я увидела, что жалюзи задернуты, и, когда нас представили, спросила его по-французски: «Че, можно я открою жалюзи? Мне нужно немного света». Но он сказал нет. Я подумал: ну, это твое лицо, а не мое.

Немедленно Бергквист и Че затеяли яростную идеологическую драку. Ей пришлось забрать историю для американцев, которые все еще злились на революцию, а он пытался убедить ее, что то, что случилось, должно было случиться.Два с половиной часа я мог просто танцевать вокруг них с камерой. Это была невероятная возможность снимать Че в самых разных ситуациях: улыбающегося, разъяренного, сзади, спереди. Я израсходовал восемь рулонов пленки. Он ни разу не взглянул на меня, настолько он был занят, пытаясь убедить ее с помощью карт и графиков. Она была заядлым курильщиком, и он время от времени закуривал одну из своих сигар.

Мы вернулись в Нью-Йорк, и Look опубликовали статью на 16 или 20 страниц. Эта картинка занимала лишь восьмую часть страницы.Это точно не был фоторепортаж, как тот, который Анри Картье-Брессон сделал в то же время для журнала Life. Он был с нами в городе, но успел застрелить Че только на пресс-конференции.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.