Артюс: Ян Артюс-Бертран рассказывает о своем документальном фильме «Женщина»

Содержание

крокодил из Африки или змея из Австралии — мои братья – Газета Коммерсантъ № 133 (3464) от 22.07.2006

В Москву на открытие своей выставки «Мир с высоты» (Ъ подробно писал о ней 17 июля), размещенной прямо на Чистопрудном бульваре под открытым небом, приехал знаменитый французский фотограф ЯН АРТЮС-БЕРТРАН. Он уже 15 лет снимает мир с вертолета. Его снимки красивы, а подписи к ним — ужасающи. С борцом за мировую экологию МАЙЯ Ъ-СТРАВИНСКАЯ попыталась поговорить о фотографии.

— Большинство фотографов, помешанных на экологии, предпочитают акцентировать внимание на проблеме, чтобы урон, нанесенный окружающей среде, бросался зрителю в глаза. Почему вы разделили сам объект и причину вашего к нему интереса?

— Съемка с воздуха дает дистанцию. Я даже думаю, что вообще самая важная фотография — это фотография из космоса, которая была сделана космонавтами. Эта фотография показывает, что земля — единственная живая планета и цельный организм. И люди — его часть.

Крокодил из Африки или змея из Австралии — это все мои братья. Мы все одна большая семья. И тот факт, что мы с вами живем в городах, не отменяет того, что мы все равно живем в природе. Я думаю, самая большая ошибка XX века — это то, что мы решили, что отделены от природы. И когда ты смотришь на человека в природе с высоты птичьего полета — понимаешь, как велика была эта ошибка. Когда человек чувствует свое единение с природой на фотографии, то и изложенную в подписи информацию он воспримет более личностно. Я этого и добиваюсь. А потом я исхожу из того, что земля — это произведение искусства, а не поломанный механизм.

— А почему в таком случае вы превращаете в произведения искусства самые ужасные последствия человеческой деятельности? На ваших работах экологические катастрофы выглядят удивительно красивыми.

— Ну я ведь художник, я во всем вижу красоту. Я глубинно ощущаю себя фотографом, поэтому даже кадры, сделанные в Чернобыле или Ираке, красивы.

— А зачем вы на ужас наводите лоск?

— Потому что человек восприимчив к красоте, а уродства он сторонится.

— Вас не смущает, что ваши снимки и подписи к ним порой очень косвенно соотносятся? Например, во взлетной полосе вы обнаружили только один недостаток, что ею пользуются самолеты, которые загрязняют атмосферу.

— Потому что так дальше жить нельзя, и об этом нужно говорить любыми способами.

— Нельзя жить с самолетами?

— Нет, ну конечно, авиация это достижение. Вот я сегодня прилетел в Москву на один день, а сто лет назад такого себе представить даже было нельзя. Но самолет выбрасывает в атмосферу огромное количество вредных веществ, которые загрязняют атмосферу. Полоса это символ. Я хотел сказать, что надо искать другие способы. А пока такие не найдены, неплохо бы задуматься над тем, какой вред наносим мы, когда летаем. Я вот все свои полеты компенсирую — подсчитываю часы, выбросы, а потом высаживаю деревья. Я убежден, что заботиться о мире должны люди, а не правительства. Каждый несет ответственность.

— А вы всегда путешествуете с камерой или иногда расслабляетесь и бываете простым туристом?

— Нет, туризмом я не занимаюсь.

— Вы 15 лет работаете в жанре аэрофотосъемки. Другие жанры вам неинтересны?

— Я ведь пришел к аэрофотографии случайно. В Кении я изучал львов и, чтобы заработать деньги, поднимал воздушные шары — так начал снимать. И теперь у меня это получается лучше, чем у кого-либо в мире. Так зачем мне что-то менять? Я свое нашел. А потом мне до сих пор смотреть на все сверху доставляет колоссальное удовольствие. Я фотограф истины, я фотограф, который говорит правду, и это мне нравится. И знаете, если быть до конца честным, я хоть и фотограф, но считаю, что подписи даже важнее, чем сами фотографии.

— Над каким бы местом вам хотелось пролететь?

— Ну нет такого особенного места. Я работаю по всему миру, и везде проблемы одинаковы, а значит, разницы в местоположении нет. Проблема всеобщего потепления едина. Но вообще-то я бы хотел съездить в Ирак, увидеть, как идут современные войны. Это, конечно, смешное и глупое занятие, но это другая тема.

artus — Translation into Russian — examples English

These examples may contain rude words based on your search.

These examples may contain colloquial words based on your search.

Come, Artus, we have things to discuss.

Пошли, Артус, нам есть что обсудить.

Artus would not be dead if you listened to me.

Артус бы не погиб, если бы ты меня слушал.

In 1705-1707, Artus de Lionne accompanied the mission of Charles-Thomas Maillard De Tournon to the Kangxi Emperor of China.

В 1705-1707 годах Артюс де Лионн сопровождал католическую миссию Шарля де Турнона ко двору китайского императора Канси.

The second son of René was Artus de Cossé (1512-1582), who held the offices of Grand Panetier of France and superintendent of finance, and he distinguished himself in the French Wars of Religion.

Вторым сыном Рене был Артюс де Коссе-Бриссак (1512-1582), который занимал должности великого пантье Франции и министра финансов, он отличился во время Религиозных войн во Франции.

He was an art collector and patron of such artists and poets like Rembrandt van Rijn, who painted his portrait, Gerard ter Borch, Govaert Flinck,

Artus Quellinus and Joost van den Vondel.

Он был коллекционером произведений искусства и покровителем таких художников и поэтов, как Рембрандт ван Рейн, который написал его портрет, Герард Терборх, Говерт Флинк, Артус Квеллинус Старший и Йост ван ден Вондел.

So Artus shops for you every week?

I’ll blame Artus or the TV.

All rooms at the Artus are decorated with warm colours and elegant furniture. Each comes with a modern bathroom with either bath or shower.

Интерьер оформленных в теплых тонах номеров отеля Artus дополняет элегантная мебель. Во всех номерах обустроена современная ванная комната с ванной или душем.

Starts today (25 June) 31 sculptors within 10 days of sand will create the most important monuments of the city: Crane Main Town Hall, Artus Court, as well as the obligatory Golden Lions guarding the city.

Стартует сегодня (25 июня) 31 скульпторов в течение 10 дней с песком создаст наиболее важных памятников города: Crane Главное ратуша, Артуса, а также обязательные Золотые Львы охраняли город.

The boutique Hotel Artus is located in the centre of Old Town Gdańsk, just 50 metres from the popular Long Market. It offers individually designed rooms with free WiFi, a flat-screen TV, a safe and a minibar.

Бутик-отель Artus расположен в центре исторической части города Гданьск, всего в 50 метрах от популярного Длинного рынка. К услугам гостей индивидуально оформленные номера с бесплатным Wi-Fi, сейфом, мини-баром и телевизором с плоским экраном.

Kobza Haus is located in the centre of Old Town Gdańsk, 500 metres from the Artus Court. It features elegant, air-conditioned rooms with an LCD TV, free Wi-Fi and a minibar.

Отель Kobza Haus находится в центре Старого города Гданьска, в 500 метрах от Двора Артуса. К услугам гостей элегантные номера с кондиционером, ЖК-телевизором, бесплатным Wi-Fi и мини-баром.

The sculptures for the gift were selected by the pre-eminent sculptor in the Netherlands,

Artus Quellinus, and Gerrit van Uylenburgh, the son of Rembrandt’s dealer Hendrick van Uylenburgh, advised the States-General on the purchase.

Скульптуры для этого дара были отобраны выдающимся скульптором Нидерландов Артусом Квеллинусом Старшим и Герритом ван Эйленбургом, сыном дилера Рембрандта Хендрика ван Эйленбурга, рекомендованного Генеральными Штатами для операций покупки.

Admire the opulent buildings with their lavish interiors: the Gothic-Renaissance town hall, the 14th-century Artus Court, the Zlota Kamienica (Golden House) with the richest faade in the city.

Можно часами разглядывать прекрасные здания с роскошными интерьерами: ратуша Главного Города, в архитектуре которой гармонично слились готика и ренессанс, «Двор Артуса» — великолепное здание XIV в., или вызывающая наибольшее восхищение из всех гданьских каменных домов — «Злота-Каменица».

St. Mary’s Church, Artus Court, the Medieval port crane on the Motława waterfront are all within 300 metres. Gdańsk Główny railway station is within 1.2 km.

Отель Artus находится рядом с исторической церковью Святой Марии и Ратушей Главного города. Расстояние до железнодорожного вокзала Гданьск-Главный составляет всего 1 км.

The sculptures were executed by Artus Quellijn. The central hall is 36.6 metres (120 feet) long, 18.3 metres (60 feet) wide and 27.4 metres (90 feet) high.

Здание имеет огромный центральный зал: 36,6 метров в длину, 18,3 метров в ширину и 27,4 метра в высоту.

St. Mary’s Church, Artus Court, the Medieval port crane on the Motława waterfront are all within 300 metres. Gdańsk Główny railway station is within 1.2 km. Important information

Отель удобно расположен в 1 км от средневекового портового крана над рекой Мотлавой и в 2,1 км от главного железнодорожного вокзала Гданьска. Персонал гостевого дома Dom Muzyka работает круглосуточно и без выходных.

«Свою главную роль я уже сыграл»

Артюс де Пенгерн знаком зрителю по маленькой, но от этого не менее яркой роли в фильме «Амели», а также ролями в кассовом фильме «Неукротимый» и сериале «Отверженные», где одним из коллег Артюса по съемочной площадке был Жерар Депардье. За свою долгую актерскую карьеру Артюс сыграл более 100 ролей в кино, а также выпустил 2 фильма в качестве режиссера и сценариста.

Невероятно открытый и улыбчивый, французский актер эксклюзивно для читателей Peterburg.ru поделился впечатлением от России, рассказал о своей роли в кино, а также о своем новом фильме «Клиника любви», премьера которого накануне состоялась в кинотеатре «Художественный».

О кино

Тотемное существо, которое я исследую в кинематографе – это Чарли Чаплин. Мой новый фильм «Клиника любви» получился гибридом Чарли Чаплина, Монти Пайтона, братьев Коэн и всех остальных людей, которые стараются рассмешить других. Людей, которые смешат, но делают это осторожно и с определенной целью, с сочувствием, подпольно проталкивая настоящие неподдельные человеческие эмоции. У Чаплина это получалось ловчее других, поэтому он такой большой пример для меня. А еще мне кажется, очень важно, чтобы в фильме была поэзия и доля безумия.

О «Клинике любви»

Действие происходит в клинике, как во всех американских госпитальных сериалах, которые мы во Франции смотрим, по крайней мере, последние 40 лет. Мы живем в этих помещениях и этими страстями, это наши реалии. Складывается впечатление, что мы живем в одном большом госпитале. Американцы умудрились продать столько таких сериалов по всему миру, что я решил – а почему бы мне тоже не попробовать? Этот фильм предназначен для публики от 12 до 112 лет. Мне было важно рассказать людям истории про любовь, страсти, деньги, чтобы это было знакомо, близко и увлекательно всем и каждому, от Северного полюса до Южного.

О Главной роли

Моя роль и главная тема в жизни – это я, одинокий человек на земле, который борется с обстоятельствами. Однако эту роль играют и все остальные члены нашего общества, пусть они и не подозревают об этом. Я – тот же бродяга, которого играет Чаплин в своем фильме. Конечно, мы много времени проводим с близкими и друзьями, смеемся, забавляемся, но наступает такой момент, когда мы оказываемся наедине с собой и со своей жизнью. Тогда мы должны попытаться ее осмыслить и немножко посмеяться над собой. Почему нет? Вот эту роль я и пытаюсь воплотить в жизнь.

О ценностях

Я верю в то, что в мире есть главные ценности. Я верю в то, что в мире есть любовь, которая, по крайней мере, гораздо важнее денег. Конечно, без них тоже трудно, тогда и с любовью возникают некоторые затруднения. Но все-таки любовь – главное, что оправдывает существование человека и на земле, и в космосе, и в искусстве. Что касается моей любви, то мне очень нравятся мультфильмы компании «Пиксар» (смеется).

О России

Это мой второй приезд в Россию. Первый раз я приезжал на фестиваль французского кино в Москве. Я потрясен. Эти огромные города, огромные улицы поражают и потрясают воображение. Особенно по сравнению с крошечной Францией, где у нас все миниатюрное. Я безумно рад, что мой фильм выходит в прокат в стране, где такие большие кинотеатры и так много хороших зрителей.

Наталья Рудская, Peterburg.ru

 

Реакция Артюса, связанная с вакцинами — PubMed

Реакция Артюса является редкой побочной реакцией, которая обычно возникает после вакцинации с обширными и более тяжелыми местными реакциями, относящимися к реакции гиперчувствительности типа Ⅲ. Эта реакция характеризуется болью, отеком, уплотнением (ткань становится твердой) и отеком, даже сопровождающимся выраженным некрозом или изъязвлением в местах инъекций. Тем не менее, большинство легких случаев, как правило, можно вылечить без лечения, и только тяжелые случаи необходимо лечить противоаллергическими средствами.Поэтому люди часто игнорируют эту побочную реакцию. Мы провели поиск в PubMed, Web of Science и китайской базе данных (база данных CNKI и база данных Wan Fang) на предмет опубликованных исследований с использованием терминов «реакция Артуса» или «феномен Артуса» в сочетании с «вакциной». , без ограничений по дате или языку для всех публикаций до 28 января 2019 г. Было обнаружено только 30 случаев реакции Артюса, из которых только один умер. В обзоре сообщалось о 4 случаях реакции Артюса после введения дозы-1. Доля реакции Артюса, возникшей после первой, второй и третьей инъекций, в описанных случаях составила 13.3%, 50,0% и 23,3% соответственно. Реакцию Артюса определяли в соответствии с клиническими симптомами (симптомы, которые наблюдали исследователи, такие как покраснение, отек и болезненность с зудом в местах инъекций или вокруг них). Конкретные причины реакции Артюса после одной дозы вакцины подробно в литературе не описаны. Таким образом, можно предположить, что в этом случае ранее существовал специфический IgG (например, ранее существовавшее антитело и т. д.), вызывающий реакцию Артюса. 17 зарегистрированных случаев наблюдались у детей младше 6 лет.Кроме того, мы собрали только 18 случаев реакции Артюса, вызванной бактериальной вакциной, и 12 случаев вирусной вакцины. Однако других данных (таких как общее число и уровень заболеваемости вакцинацией) в литературе нет, поэтому мы не можем сравнивать статистически значимые различия. В настоящее время не найдено предыдущих обзоров вакцин-индуцированной реакции Артюса. Таким образом, срочно необходим систематический обзор вакцин-ассоциированной реакции Артюса, чтобы углубить понимание и обеспокоенность людей этим явлением.В этой рукописи мы ретроспективно рассмотрели описание процесса обнаружения и механизмов реакции Артюса, описание характеристик случаев реакции Артюса, отчеты о случаях реакции Артюса в Китае в 2010-2015 гг., диагностические критерии и общее лечение, меры профилактики Реакция Артюса и проблемы, которые предстоит исследовать в будущем.

Ключевые слова: реакция Артюса; вакцинация.

Вакциноассоциированная реакция Артюса — PMC

Hum Vaccin Immunother. 2019; 15 (11): 2769–2777.

Baozhen Peng

a Школа общественного здравоохранения Юго-восточного университета, 87 Hunan Rd, Nanjing 210009, Китай , China

Feng-Cai Zhu

a Школа общественного здравоохранения Юго-восточного университета, 87 Hunan Rd, Nanjing 210009, China

Jing-Xin Li

b Provincial Evaluation Center for Vaccineangalsu Department of Vaccineangalsu, Департамент вакцинации Контроль и профилактика заболеваний, Цзянсу, Китай

a Школа общественного здравоохранения Юго-восточного университета, 87 Hunan Rd, Nanjing 210009, Китай

b Департамент клинической оценки вакцин, Провинциальный центр по контролю и профилактике заболеваний Цзянсу, Цзянсу , Китай

КОНТАКТЫ Feng-Cai Zhu [email protected], Школа общественного здравоохранения Юго-восточного университета, 87 Hunan Rd, Нанкин 210009, Китай; Jing-Xin Li [email protected]124nixgnij, Центр по контролю и профилактике заболеваний провинции Цзянсу, № 172, Jiangsu Road, Nanjing 210009, China

* Эти авторы в равной степени внесли свой вклад в эту работу.

Поступила в редакцию 30 января 2019 г.; Пересмотрено 13 марта 2019 г .; Принято 28 марта 2019 г.

Copyright © 2019 Taylor & Francis Group, LLC

РЕФЕРАТ

Реакция Артюса — это редкая побочная реакция, которая обычно возникает после вакцинации с большими и более тяжелыми местными реакциями, относящимися к типу Ⅲ реакции гиперчувствительности.Эта реакция характеризуется болью, отеком, уплотнением (ткань становится твердой) и отеком, даже сопровождающимся выраженным некрозом или изъязвлением в местах инъекций. Тем не менее, большинство легких случаев, как правило, можно вылечить без лечения, и только тяжелые случаи необходимо лечить противоаллергическими средствами. Поэтому эта побочная реакция часто игнорируется людьми.

Мы провели поиск опубликованных исследований в PubMed, Web of Science и китайской базе данных (база данных CNKI и база данных Wan Fang) с использованием терминов «реакция Артуса» или «феномен Артуса» в сочетании с «вакцина», без каких-либо ограничений по дате или языку для всех публикации до 28 января 2019 г.Было обнаружено только 30 случаев реакции Артюса, из которых только один пациент умер. В обзоре сообщалось о 4 случаях реакции Артюса после введения первой дозы. Доля реакции Артюса, возникавшей после первой, второй и третьей инъекций в этих случаях, составила 13,3%, 50,0% и 23,3% соответственно. Реакцию Артюса определяли в соответствии с клиническими симптомами (симптомы, которые наблюдали исследователи, такие как покраснение, отек и болезненность с зудом в местах инъекций или вокруг них). Конкретные причины реакции Артюса после одной дозы вакцины подробно в литературе не описаны.Таким образом, можно предположить, что в этом случае ранее существовал специфический IgG (например, ранее существовавшее антитело и т. д.), вызывающий реакцию Артюса.

И 17 зарегистрированных случаев наблюдались у детей младше 6 лет. Кроме того, мы собрали только 18 случаев реакции Артюса, вызванной бактериальной вакциной, и 12 случаев вирусной вакцины. Однако других данных (таких как общее число и уровень заболеваемости вакцинацией) в литературе нет, поэтому мы не можем сравнивать статистически значимые различия.В настоящее время не найдено предыдущих обзоров вакцин-индуцированной реакции Артюса. Таким образом, срочно необходим систематический обзор вакциноассоциированной реакции Артюса, чтобы углубить понимание и обеспокоенность людей этим явлением. В этой рукописи мы ретроспективно рассмотрели описание процесса обнаружения и механизмов реакции Артюса, описание характеристик случаев реакции Артюса, отчеты о случаях реакции Артюса в Китае в 2010–2015 гг., диагностические критерии и общее лечение, меры профилактики Реакция Артюса и проблемы, которые предстоит исследовать в будущем.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: реакция Артюса; вакцинация

Введение

В прошлом столетии инфекционные заболевания, которые можно было предотвратить с помощью вакцин, были полностью искоренены (оспа) или значительно сократились (например, полиомиелит, корь, коклюш и дифтерия) благодаря широкому использованию вакцин. Поскольку угрозы этих инфекционных заболеваний больше не опасаются, общественность и средства массовой информации уделяют больше внимания безопасности вакцин в нынешнюю эпоху. Система эпиднадзора за нежелательными явлениями после иммунизации (AEFI) в основном сообщает о побочных реакциях или явлениях, которые включают лихорадку, локальное покраснение и отек, уплотнение, реакцию Артюса и другие симптомы. 1 Тем не менее, реакции Артюса после прививок были зарегистрированы нечасто и редко. 2 , 3

Феномен Артюса впервые отмечен у кроликов; впоследствии аналогичные реакции наблюдались у различных видов животных, таких как морские свинки, крысы и собаки, а также у людей. 4 , 5 Это явление может быть вызвано вакцинами, лекарствами (инсулиновые инъекции), укусами насекомых и т.д. 6 Повторные инъекции некоторых вакцин склонны к возникновению реакции Артюса, и это явление обычно характеризуется локализованным острым воспалением мелких сосудов в месте инъекции. 7 Наиболее частыми клиническими проявлениями реакции Артюса являются локальное уплотнение тканей, сопровождающееся выраженным покраснением, отеком и болью, диаметром менее 5,0 см в месте или вокруг места инъекции в легких случаях, но в некоторых тяжелых случаях диаметр покраснения или припухлости может распространяться на все плечо или распространяться на инъецированное плечо от плеча до локтя. 8 Эти клинические проявления обычно могут сохраняться в течение одной недели или даже в течение нескольких месяцев без рубца после заживления. Однако в тяжелых случаях можно обнаружить легкий некроз в месте инъекции, склероз в глубоких тканях и даже выраженный некроз и изъязвление в местных тканях, коже и мышцах. Тем не менее, относительно низкая заболеваемость реакцией Артюса часто приводит к игнорированию клинических исследований вакцин и практики плановой вакцинации.Здесь мы кратко опишем процесс открытия и механизмы реакции Артуса, а также обобщим информацию о реакции Артуса, чтобы углубить понимание и обеспокоенность людей этим явлением.

Каков процесс открытия и механизмы реакции Артюса?

Реакция Артюса представляет собой локализованную воспалительную реакцию, относящуюся к типичной местной подострой реакции гиперчувствительности III типа. Реакция Артюса была открыта Николя Морисом Артюсом в 1903 г. 9 11 »: Артюс подкожно ввел 5 мл.лошадиной сыворотки кроликам за 6 сут. После третьей инъекции в месте инъекции наблюдалась незначительная инфильтрация, сохранявшаяся 2-3 дня. После четвертой инъекции он отметил местную отечную реакцию и замедление всасывания сыворотки. После пятой инъекции инфильтрат стал более выраженным, а отек исчез только через 5-6 дней. После шестой инъекции в подкожной клетчатке образовывалась белая (не содержащая гноя и абсолютно стерильная) плотная, плотная и густая масса, сохраняющаяся в течение нескольких недель.После седьмой инъекции кожа быстро краснела, затем бледнела и высыхала, вплоть до образования гангренозного налета. Общее состояние остального животного (без введения 5 мл лошадиной сыворотки) хорошее». Это явление вскоре повторилось во многих лабораториях и было названо Николь в 1907 году феноменом Артюса (или реакцией Артуса). 13 18 Эта реакция опосредована внутрикожными инъекциями антигена в местный участок кожи животного, у которого ранее существовало большое количество антител иммуноглобулина G (IgG), специфичных к антигену.Антиген будет диффундировать в стенки местных кровеносных сосудов и иммунных комплексов, состоящих из антигена, антитела и комплемента в сосудах, выпадающих в осадок вблизи места инъекции. Впоследствии комплементы C3a, C4a и C5a активируются иммунными комплексами, а активация FcγRIII (связывающие иммунные комплексы) на локализованных тучных клетках вызывает их дегрануляцию с увеличением локальной проницаемости сосудов, что приводит к воспалительной реакции. Кроме того, хемотаксические факторы С3а, С5а и С5b67 привлекают большое количество нейтрофилов в иммунные комплексы с последующим высвобождением литических ферментов, что может привести к повреждению стенок сосудов с развитием кровоизлияний, отека, тромбов, локальной ишемии и некрозов.В конце концов, действия серии могут привести к локализованному повреждению тканей и сосудов, которое характеризуется покраснением, отеком, болью, эритемой, побледнением центральной части, уплотнением, петехиями и иногда некрозом тканей». Эти признаки и симптомы обычно появляются через 2–12 часов после контакта с антигеном, развиваются постепенно в течение следующих нескольких часов, и большинство из них проходят в течение одной недели без каких-либо последствий. 19

Случай реакции Артюса, связанной с вакциной

Поиск литературы

«Феномен Артюса» в сочетании с «вакциной» на английском языке, без ограничений по дате или языку для всех публикаций до 28 января 2019 года.Опубликованные китайские исследования или отчеты о поствакцинальных реакциях Артюса также были обнаружены в базе данных CNKI и базе данных Wan Fang с использованием тех же поисковых терминов и стратегии.

Критерии включения и исключения

Мы включили опубликованную литературу о реакциях Артюса в этот обзор по следующим критериям включения: (1) исследования предоставили достаточно данных для описания реакции/явления Артюса; (2) реакция Артюса после вакцинации или иммунизации; (3) Оригинальные истории болезни или клинические исследования.Критерии исключения были следующими: (1) для дублирующихся публикаций; (2) нерелевантные документы; (3) реакция Артюса в экспериментах на животных; (4) Реакция/феномен Артюса, не вызванная вакцинацией/иммунизацией.

Всего в англоязычной базе данных (Pubmed и Web of Science) было найдено 146 релевантной литературы, 87 из них были включены после исключения дубликатов документов ( Рисунок 1 ). Затем было исключено в общей сложности 84 литературы из-за сообщений о нерелевантных статьях (n = 29), реакции Артюса у животных (n = 17), исследованиях без вакцин (n = 15) и реакции/явлении Артюса, не вызванном вакцинацией. /иммунизация (n = 23).3 исследования были включены после обзора полных текстов остальных литературных источников. Вторичный поиск в списках литературы дал еще три ссылки. С другой стороны, 69 соответствующих китайских литератур были найдены в базе данных CNKI и базе данных Wan Fang. Затем по тем или иным причинам были исключены 44 дубликата литературы и 8 литературы. Основные причины исключения исследований представлены на рис. 1 . Вторичный поиск в списках литературы дал еще две ссылки.Было 6 исследований в базе данных на английском языке и 19 исследований в базе данных на китайском языке. Наконец, 25 литературных источников соответствовали критериям включения, и только 30 случаев были обнаружены в 25 литературных описаниях случаев реакции Артюса, связанной с вакциной, у людей (в одной из 25 литературных источников сообщалось о шести случаях реакции Артюса 20 ). ( Рисунок 1 ).

Блок-схема процесса отбора литературы по вакцино-индуцированной реакции Артюса.

База данных на английском языке включает только базы данных Pubmed и Web of Science, а база данных на китайском языке включает базу данных Wanfang и базу данных CNKI.

В таблице 1 показаны подробные сведения о зарегистрированных случаях реакции Артюса, связанной с вакциной, включая тип вакцины, автора/ссылку/год сообщения, страну, возраст, пол, график (время введения), дозировку, места прививки или (и) пути, основные проявления местного кожного покрова и исход. Реакции Артюса, о которых сообщалось в английской литературе, были в основном до 1980 г., а в китайской литературе — после 1980 г. Одной из возможных причин этого является то, что Министерство здравоохранения Китая (МЗ) выпустило руководство по устранению побочных реакций на вакцины в 1980 г., в то время как реакция Артюса была обнаружены и изучены в Западной давно (до 1980 г.). 21 Наиболее частыми клиническими симптомами были покраснение, отек и уплотнение вокруг места инъекции. Среди этих зарегистрированных случаев реакции Артюса 29 случаев выздоровели, и только 1 случай смерти был зарегистрирован ( Таблица 1 ). 3 , 10 , 22 26 В 1934 г. Ross FE сообщил, что 4,5-летний мальчик страдал локальным некрозом после многократных подкожных инъекций столбнячного антитоксина. Он описал возникновение характерного набора типичных симптомов.Эти симптомы, по-видимому, обусловлены аллергической реакцией между антителами и специфическими антигенами, в результате которой образуются токсические вещества, вызывающие локальный некроз в тканях. Через несколько дней мальчик умер в ту же ночь от сепсиса. 22 Большинство сообщений о вакцинозависимых реакциях Артюса в основном вызваны токсином-антитоксином (12, 40,0%), гепатитом В (8, 26,7%) и DTaP (4, 13,3%). В то время как доля сообщений о случаях, вызванных другими вакцинами, такими как вакцина против бешенства (RabV, 2[6.7%]), 23-валентная пневмококковая полисахаридная вакцина (PPV23, 2[6,7%]), аттенуированная коревая вакцина (MV, 2[6,7%]; Рисунок 2 ). Большинство зарегистрированных случаев наблюдалось у детей младше 6 лет (17, 56,7%), что может быть связано с тем, что наиболее рекомендуемые прививки проводятся детям до 6 лет. 27 Кроме того, было зарегистрировано 2 (6,7%) случая реакции Артюса у детей в возрасте 6–18 лет и 6 (20,0%) случаев у взрослых старше 18 лет ( Рисунок 2 ).Кроме того, мы обнаружили, что большинство случаев феномена Артюса последовали за бустерными инъекциями (что в сумме составляет 76,6%).

Таблица 1.

Сообщения о случаях реакции Артюса, связанной с вакциной.

6 America Na America 7 47 (1931) Chicago China China China China 1 мл или 2 мл * 6 Tianjin, China NA 6 Beijing, China China China
Отправка
Ссылка Страна Возраст Возраст Пол Гендер Доза вакцины
Главное проявление местной кожи результат
Расписание (впрыск) Дозировка (и) маршруты
Токсин-антитоксин Gatewood W.E. 20
(1927)
(1927)
America 25 Y F 0-8 D 0-8 D 0-8 D 20 000Units, 40 000 000 Внутримышечно вправо и левый бедро Бедро и рука сильно опухший. Площадь побледнения 12 см. в диаметре над вершиной припухлости на бедре и такой же, но меньшей площади на руке. Окружающие ткани также были сильно отечны, но были мягкими, красными и чувствительными. Извлечено
  Гейтвуд В.E. 20 (1927) (1927) Na Na 3 # 50 000 единиц Na Тот же бланшинг, отек и доказательство экстраваскулярной крови. Извлечено
  Гейтвуд В.Е. 20 (1927) America NA F F 3 NA Na Na Заметная сывороткая болезнь, совпадающая с болью, покраснением и отличным отеком на месте впрыска Выявлено
  Гейтвуд В.E. 20 (1927) NA F 3-й NA NA Левая рука Рука стала красной, опухшим и тяжело. Припухлость несколько болезненна, отмечается умеренная лихорадочная реакция. Извлечено
  Гейтвуд В.Е. 20 (1927) (1927) America Na F 3 Na Na Na , потому что серьезная локальная реакция с некоторым некрозом следовала второй дозе токсин-антитоксина.Индурация и обесцвечивание следовали за подкожной противоскарлатинозной сывороткой. Извлечено
  Гейтвуд В.Е. 20 (1927) Америка NA F NA 10 000 единиц NA Тяжелая болезнь была сывороткой. извлечено
Tumber, I H. 47 (1931) Chicago Chicago 25 Y F 0-9 D 20 000 единиц, 40 000Units Внутримысь правое и левое бедро Бланшированный участок, 12 см.в диаметре над припухлостью бедра и такой же участок над рукой. Эти области были опухшими, мягкими, красными и чувствительными. извлечено
5 Y F F 0-3 D 1 000 единиц, 15 000 000 динамиков Внутримысь левая и правая ягодица Покраснение и припухлость в этом месте, а на следующий день локально появились уртикарные волдыри, которые на следующий день рассеялись, а местная припухлость спала. Восстановлено
  Джон А.М. 11 (1934) (1934) Worcester 21 y F 0-7 D 0-7 D 10 000Units Внутримышечно на левую кнопку левый ягодичный камень был увеличен до его нормального размера, было напряженным блестящие с пурпурными пятнами по периферии и флуктуациями в центре. Извлечено
  Росс Ф. Е. 22 (1934) NA 4.5 лет М НП НП НП Генерализованная эритематозная сыпь, затем кожа и подкожные ткани всего бедра, тазобедренного сустава и живота были вовлечены в обширную некротическую массу Умершие Ли Дж.Л. 48 (2004) China 50 y F F 1 Na Na Внутримышечно к дельтоидным мышцам Испытания кожи на двадцать минут были отрицательными.В местах инъекций наблюдались красные припухлости диаметром 10 см и более. Восстановленный
  Li CF, et al. 49 (2006) 17 y м м 1 NA Внутримышечно на левую кнопку в третий день, отек появился на верхнем правом груди, около 10 см × 12 см красный отек. Выздоровел
DTaP Лю ЗТ. 50 (1985)
(1985)
China 18 M F F 1 1 0,2 мл Правый верхний рычаг В 9-й день красный отек и искупление наблюдались на инъецированном участке, которые в течение следующих нескольких дней некротизируются. Восстановлено
  Хао MY. 51 (2005) Китай 15 лет М 4-й # 0.2117 7 5 мл Правое плечо На правом плече наблюдались покраснение и зуд. Отек появился на всей руке в местах инъекций во второй половине дня. На 3-й день на правой руке появляется припухлость 4 см, затем становится слегка красной и светлой. Извлечено
  Duan XY, et al. 23 (2013) China 2 Y M Na Na 0,5 мл 0,5 мл левый верхний рычаг На следующий день была лихорадка, набухание сайта инокуляции, синяки и синяки Восстановлено
  Na M, et al. 26 (2016) 7 м м 2-й Na Na В 2 день Эритема появилась на коже, около 2 см в диаметре , без экссудата, уплотнения, нагноения, Спустя более 10 дней объем сыпи увеличился, а на ней появились экссудаты и эрозии. Восстановлено
MV Buser F. 24
(1967)
Токио 1.5 лет M 2-й # 1,0 мл Подкожно в верхнюю часть руки На шестой-восьмой день наблюдалось покраснение, сохраняющееся в области плеча несколько дней. Восстановлено
  Донг К.Г. 25 (2008) (2008) Сычуань, Китай 5 y м 8 месяцев, 1,5 y и 5 y 0,2 мл, 0,5 мл левый верхний рычаг в 2-й день появился зуд в месте инъекции, на 4-й день 1.На левом плече появился красный отек размером 5 см × 1,0 см и волдырь размером 0,3–0,5 см. 52 (1996) China 60217 F 0-3-7-14-30 D £ 1 мл или 2 мл Внутримышечно к ягодичному устройству 5 часов после третьей инъекции появилась местная реакция на ягодицах. На месте образовался красный отек диаметром 10 см и более. восстановленные
53 (1997)
(1997)
China 12 Y м 0-3-7-14-30 D NA Внутримышечно дельтовидная мышца Через 1 час после третьей дозы инъекции в месте инъекции появляется большое красное опухшее и уплотненное образование размером 10 см × 10 см. Выздоровевший
Гепатит B Hervey F, et al. 3 (2001) Фресно, Калифорния 73 д Ф 16–73 д 0.5 мл внутримышечно в дельтовидную мышцу На левой дельтовидной мышце появляется большой струп размером 1,5 см × 1,0 см. Извлечено
  Н/П. 54 (2001) China China 2 м м 0-1 месяц * NA правая верхняя рука в 8-й день, синяк-фиолетовый, 2 см × 2 см на плече наблюдались уплотнение и болезненность, симптомы постепенно усиливались в местах инъекций. Извлечено
  Zhu XJ, et al. 55 (2002) (2002) 1 м м 0-1 месяц * правая верхняя рука в 10-й день, цианоз кожи, 2 см × 2 см затвердело, и в месте инъекции наблюдалась болезненность. Через месяц на месте прививки дельтовидной мышцы правого плеча образовалась почти круглая бляшка размером 5,5 см × 6,5 см с синими неровными краями, на ощупь твердая, шероховатая, поверхность кожи была шнуровидной. Восстановлено
  Сюй ZC. 56 56
(2007) 7
Jiangxi, China 1 м F F 0-1 месяц * 5 мкг правая дельтовидная мышца в 8-й день, 2 см × 2 см красный отек и уплотнение, наблюдались в месте инъекции, с болезненностью. Через полмесяца в месте прививки дельтовидной мышцы правого плеча образовалась круглая красная масса размером 5 см × 5 см, блестящего цвета, с неровными краями, значительно выше уровня кожи, инъекция местного слабого некроза, глубокая ткань тверже. Извлечено
  Zheng ZG, et al. 57 (2007) Гуанси, Китай 1 м м м 0-1 месяц * 5 мкг 5 мкг правая верхняя рука в 7 лет, красный отек и индудорожный На месте инъекции наблюдались кровоподтеки фиолетового цвета размером 10 см × 10 см, подкожное уплотнение в виде шнура размером 3 см × 4 см на коже дельтовидной мышцы правого плеча. восстановленные
Yan DM, et al 58 (2009) 20 Y м

7
NA Левая дельтовидная мышца Через 1 неделю значительно воспалилась область дельтовидной мышцы левой руки Выздоровели
  Н/П. 59 (2009) 2 м м м 2 5 мкг правая верхняя рука в 10 день, красный отек диаметром 5 см или больше появилось на правом плече. Области были твердыми, не нежными. Обнаружено
  Сяо Д.Х. 60 (2012) (2012) Fujian, China 2 м F 0-2 месяц * 5 мкг 5 мкг правая верхняя рука в 10 день, отеки диаметром 5 см или более появились на правом плече, местные ткани тверже, без выраженной болезненности. Извлечено
PPV23 Shao HX, et al. 61 (2006) China 33 м м 0-87 D 0.5 мл 0,5 мл Внутримышечно к дельтовидному мышцу Вечером температура тела составляла 39,3 ℃. Красная припухлость от плеча до локтя появилась на правом плече после второй дозы вакцины. Извлечено
  Long YH, et al. 62 (2014) China China 49 y F F 1 Na Внутримышечно к дельтоидным мышцам днем, 5 × 6 см. место вакцинации. Выздоровевшие

Распределение случаев реакции Артура по прививкам (А), возрасту (В) и количеству прививок (С).

Реакция Артюса в китайской системе ПППИ в 2010–2015 гг.

ПППИ представляет собой систему эпиднадзора для регистрации медицинских инцидентов, которые происходят после иммунизации, вызывают беспокойство и предположительно вызваны иммунизацией. 28 В Китае Национальная программа эпиднадзора за ПППИ была выпущена в 2010 г. В течение 2010–2015 гг. в НППИ было зарегистрировано в общей сложности 103 случая реакции Артюса 29 33 Табл. ). Самый высокий уровень годовой отчетности составлял 0,02 на миллион доз в 2010 г., а самый низкий – 0,0002 на миллион доз в 2013 г. Более того, случаи феномена Артюса чаще встречались при DTaP, DTP, DT, HepB и Rab-V (, таблица 2, ).Кроме того, редко сообщалось о других вакцинах, таких как вакцина против убитого вируса и аттенуированная коревая вакцина, вакцина против бешенства (Rab-V), 23-валентная пневмококковая полисахаридная вакцина (PPV23) и вакцина против гриппа A (h2N1) и так далее. 24 , 25 , 29 39 Общая частота реакций Артюса была очень низкой по сравнению с другими распространенными реакциями в месте инъекции, связанными с вакциной. Тем не менее, мы должны знать, что ПППИ является пассивной системой эпиднадзора, и возможно, что некоторые случаи реакции Артюса могут быть не зафиксированы, а частота возникновения реакции Артюса может быть необъективной из-за занижения данных.

Таблица 2.

Количество и расчетная заболеваемость (на миллион доз) реакции Артюса с помощью вакцины и диагностики в Китае, 2010–2015 гг.

6

9117 9119 0 (9,70%) 9117 9117 28 (27,18%) 5 (4,85%) 9117 9117 9119 9119 0 9117 1 (0,97%)
Вакцина Количество случаев реакции Артуса [Уровень заболеваемости (на миллион доз)]
Всего, N (%)
2010 63 64 2011 64 64 64 64 2012 19 2 2 2014 2015 66
HEPB 6 0.10 4 0,010 2 0,002 2 0,003 4 0,006 4 0,01 22 (21,36%)
DTP 10 0,14 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0.00
Jev-L 1 0.03 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0.00 3 (2,91%) 3 (2,91%)
MPV-A 1 0.03 1 0 0 0 0 0 0 0 0.00 2 (1,94%) 2 (1,94%)
BCG 0 0.00 0 0,000 1 0,010 0 0,000 0 0,000 2 0,01 3 (2,91%)
АКбДС 0 0,00 3 0 0.004 7 0.010 5 0.010 7 0,010 6 0,01
DT 0 0.00 1 0,010 1 0,010 1 0,010 3 0,020 1 0,24 7 (6,80%)
Hib 3 0,26 0 0 0 0 0.010 0 0 0 1 0,01
Opv 0 0.00 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0.00 1 (0,97%) 1 (0,97%)
MPV-AC 1 0.04 1 0,004 0 0,000 1 0,003 1 0,003 0 0,00 4 (3,88%)
Rab-V 0 0.00 4 0,020 0 0,000 1 0,010 2 0,010 0 0,00 7 (6,80%)
MR 0 0,00 0 0 0 0 0.010 0.010 0 0 0 0 0.00 2 (1,94%)
Hepa-L 0 0.00 0 0,000 0 0,000 1 0,005 0 0,000 0 0,00 1 (0,97%)
КМС 0 0,00 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0.00 1 (0,97%)
PPV23 1 0.46 0 0,000 2 0,060 0 0,000 0 0,000 0 0,00 3 (2,91%)
PPCV7 0 0,00 0 0 0 0 0.10 0 0 0 0 0.00
Enfv 0 0.00 0 0,000 1 0,010 0 0,000 0 0,000 0 0,00 1 (0,97%)
Varv 2 0,33 0 0 0 0 0 0 0 0 0 9119 0 0.00 2 (1,94%)
Всего 25 0.02 15 15 0,003 18 0.004 12 0,002 9 0.004 14 0,003

Каковы диагностические критерии, общий лечение и профилактические меры реакции Артюса?

В настоящее время диагностические критерии и принципы лечения реакции Артюса, вызванной вакцинами, четко не определены. Как правило, случаи реакции Артюса диагностировались врачами или группой экспертов в соответствии с прививочным статусом субъекта (например,g., программа иммунизации, доза, место инъекции), основные клинические проявления (например, локальный отек конечности, уплотнение и другие симптомы) и другая соответствующая информация. Кроме того, они также провели индивидуальную оценку причинно-следственной связи, чтобы всесторонне определить, относится ли она к реакции Артюса.

Большинство зарегистрированных реакций Артюса были легкими, обычно самокупирующимися и, как правило, не требовали лечения. Однако в некоторых случаях средней степени тяжести их можно лечить противоаллергическими препаратами по мере необходимости, такими как дифенгидрамин, от 25 до 50 мг на взрослого, 0.От 5 до 1,0 мг/кг на ребенка 3 раза в день или прометазин от 25 до 50 мг на взрослого, 1,0 мг/кг на ребенка 3 раза в день. В тяжелых случаях с некрозом тканей можно принимать кортизон 2 раза в день по 50 мг, внутримышечно, 1 раз в неделю. 9 , 10 В то же время держите место инъекции в чистоте, чтобы предотвратить вторичную инфекцию и способствовать регенерации некротических тканей. Некоторые методы лечения также могут облегчить симптомы (отек или боль), такие как холодные компрессы, охлаждающие пораженную конечность вокруг места инъекции, ацетаминофен и поднятие конечности. 19

Некоторые исследования показали, что уровень пре-антител у индивидуума, дозировка вакцины и бустерная иммунизация могут быть связаны с возникновением вызванной вакциной реакции Артюса. 3 Теоретически мы могли бы предотвратить это явление, контролируя эти факторы риска для отдельных лиц. Несмотря на то, что мы вложили много сил, материальных ресурсов и денег для реализации этих профилактических мер, выгоды могут быть крайне низкими из-за того, что реакция Артюса является редкой побочной реакцией.Таким образом, это экономичный и практичный способ принять меры предосторожности для вакцинатора, у которого развилась реакция Артюса. Чтобы предотвратить это явление, может потребоваться более длительные интервалы между вакцинациями и мониторинг уровня антител, чтобы определить, когда бустерная иммунизация необходима для этих людей. Например, Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP) рекомендовал, чтобы лица, у которых возникла реакция Артюса после введения дозы вакцины, содержащей столбнячный анатоксин, не получали Td чаще, чем каждые 10 лет, даже для профилактики столбняка в рамках лечения ран. 2 Кроме того, если у людей возникла реакция Артюса после вакцины, содержащей дифтерийный анатоксин, им следует использовать столбнячный анатоксин для бустерной вакцинации, чтобы уменьшить возникновение реакции Артюса, а не Tdap. 40 Более того, некоторые специалисты рекомендуют при возникновении реакции Артюса при начальной дозе в первичной младенческой серии у ребенка до 6 мес следующие дозы необходимо отложить на несколько месяцев до снижения сероантител. Если ребенку меньше 6 месяцев на момент истечения срока действия второй дозы, ее следует отложить до достижения ребенком возраста 6 месяцев; третью дозу следует вводить с интервалом в 2 месяца.Если следующая доза вводится в возрасте 6 месяцев, нет необходимости откладывать введение, поскольку циркулирующие материнские антитела будут значительно снижены. 41

Проблемы и будущая работа

Реакция Артюса, вызванная вакциной, как относительно редкое побочное действие, часто упускается из виду. В этом обзоре мы задокументировали процесс обнаружения, механизм, диагностические критерии феномена Артюса, обобщили ранее зарегистрированные случаи реакции Артюса после вакцинации и обсудили общие меры лечения и профилактики.Мы надеемся, что этот обзор может освежить осведомленность и признание людей о сложности феномена Артюса, чтобы лучше предотвратить реакцию Артюса.

Действительно, мы нашли в китайской базе данных количество и уровень заболеваемости реакцией Артюса, вызванной различными вакцинами в Китае, но в период выборки английской базы данных мы не нашли соответствующих данных эпиднадзора. Таким образом, мы не можем сравнивать, есть ли разница в уровне заболеваемости реакцией Артюса между Китаем и остальным миром.С другой стороны, случаи в английской литературе в основном имели место до 1980 г. Случай Артюса действительно уменьшился с 1980 г. Мы еще не выяснили, почему уменьшилась реакция Артюса. Можно предположить, что вакцина улучшена (обновлена) или реакция Артюса занижена.

До сих пор не существует единого определения и диагностического стандарта для реакции Артюса; таким образом, мы рекомендуем экспертам сектора здравоохранения уточнить и унифицировать определение и диагностические критерии реакции Артюса.Примечательно, что частота зарегистрированной реакции Артюса в контексте всего иммунизированного населения часто чрезвычайно низка. 2 , 3 Затем, чтобы преодолеть проблемы, связанные с частотой сообщений о реакции Артюса после вакцинации, некоторые врачи групп экспертов, возможно, рекомендовали включить редкую реакцию Артюса в национальные и провинциальные больницы, принадлежащие местной больнице. Информация о больнице Система (ЕГО). 42 В то же время, повышение частоты сообщений, связанных с реакцией Артюса, обеспечит лучшее понимание и осведомленность об этом явлении.Механистические исследования были полезны для лучшего понимания действия реакции Артюса, но в настоящее время механизмы реакции Артюса изучены хуже. 43 Следовательно, исследователь в научно-исследовательских учреждениях по-прежнему необходим для изучения механизмов, лежащих в основе потенциальной вакциноассоциированной реакции Артюса у иммунизированного населения. Широкой публике трудно точно и научно понять реакцию Артюса, если ее тщательно не исследовать. Важно отметить, что реакции Артюса обычно возникают в месте инъекции и вокруг него, 3 , 24 , и для лучшего предотвращения этого явления вакцинаторам рекомендуется регулярно ухаживать и очищать одно и то же место инъекции.

В целом потенциальные факторы (такие как тип вакцины, дозировка и дозы вакцины, временной интервал и уровень пре-антител) тщательно учитывались и тщательно контролировались для предотвращения реакции Артюса. Мы собрали только 18 случаев реакции Артюса, вызванной бактериальной вакциной, и 12 случаев вирусной вакцины. Однако других данных (таких как общее количество и частота прививок) в литературе нет, поэтому мы не можем сравнивать статистически значимые различия. Исследования показали, что более высокие дозы вакцины могут вызвать реакцию Артюса. 44 Ретроспективные исследования, особенно отчеты о клинических случаях, могут не дать исчерпывающего и подробного описания связи между случаем с реакцией Артюса и дозировкой вакцины. Это указывает на настоятельную необходимость дополнительных исследований между дозировкой вакцины и реакцией Артюса. С другой стороны, из 30 зарегистрированных случаев реакции Артюса 22 произошли после введения второй и третьей доз вакцины. Таким образом, можно предположить, что у пациентов, получивших множественные ревакцинации, действительно имеется достаточная концентрация типоспецифических антител, чтобы вызвать реакцию Артюса в опубликованной литературе. 45 Реакции Артюса чаще возникают после частых повторных инъекций одной и той же вакцины. 46 Таким образом, адекватное увеличение промежутков между инъекциями может быть эффективной мерой предотвращения или уменьшения этого явления. Другими возможностями являются первичная профилактика реакции Артюса у сенсибилизированных детей или детей из группы риска (большинство зарегистрированных случаев наблюдалось у детей младше 6 лет). Это может быть связано с плохой иммунизацией детей по сравнению со взрослыми, а также с многократными или интенсивными кампаниями ревакцинации в возрасте до 6 лет, которые согласуются с указанными выше дозами вакцины.

Это исследование имеет три недостатка, о которых стоит упомянуть. Во-первых, мы получили случаи реакции Артуса, связанные с вакцинами, в основном из базы данных CNKI, базы данных Wan Fang, баз данных PubMed и Web of Science. Однако мы исключаем другую литературу, опубликованную не на английском языке. Поэтому в нашем обзоре может быть выборочная предвзятость. Во-вторых, мы собрали только 18 случаев реакции Артюса, вызванной бактериальной вакциной, и 12 случаев вирусной вакцины. Случаи реакции Артюса представляют собой описательные исследования или отчеты о случаях.Эти случаи могут не быть реакцией Артюса. Таким образом, существует погрешность в установлении, поскольку наблюдатели могут ожидать больше бактериальных случаев, а вирусные случаи занижаются. Наконец, количество и частота случаев реакции Артюса в таблице 2 получены из китайской системы ПППИ. Может иметь место предвзятость в установлении фактов и предвзятость в отчетности. Таким образом, ученым в области общественного здравоохранения и соответствующему персоналу рекомендуется стандартизировать определение реакции Артюса и установить диагностические критерии реакции Артюса в будущем.Затем рекомендуется, чтобы специалисты сектора здравоохранения и их сотрудники внимательно наблюдали и контролировали ранние симптомы реакции Артюса после вакцинации и уменьшали ее тяжесть и вредоносность. Национальный сектор здравоохранения имеет право и обязан наблюдать и совершенствовать систему эпиднадзора за ПППИ с целью раннего выявления. Важно отметить, что в будущем Национальные институты здравоохранения продолжат совершенствовать профилактику и лечение реакции Артюса. И исследователи в научно-исследовательских учреждениях необходимы для изучения механизмов, лежащих в основе потенциальной вакциноассоциированной реакции Артюса у иммунизированного населения.С положительной стороны, приведенные выше рекомендации и меры могут способствовать раннему выявлению, точной диагностике и эффективному лечению реакции Артюса.

Заявление о финансировании

Это исследование было поддержано Проектом строительства платформы клинической оценки вакцин в рамках крупных проектов Китайской национальной науки и техники (2018ZX09734004). Авторы не имеют никаких других соответствующих связей или финансового участия с какой-либо организацией или юридическим лицом, имеющим финансовый интерес или финансовый конфликт с предметом или материалами, обсуждаемыми в рукописи, кроме раскрытых.

Сокращения

ACIP
Консультативный комитет по иммунизации;
ПППИ
нежелательные явления после иммунизации;
БЦЖ
Бациллы Кальметта-Герена Вакцина;
DTaP
Комбинированная вакцина против дифтерии, столбняка и бесклеточного коклюша;
DT
Комбинированная вакцина против дифтерии и столбняка;
АКДС
Комбинированная вакцина против дифтерии, столбняка и коклюша;
HepA-L
Живая аттенуированная вакцина против гепатита А;
HepB
Вакцина против гепатита B;
Hib
Haemophilus Influenzae типа b Конъюгированная полисахаридная вакцина;
InfV ​​
Вакцина против гриппа;
JEV-L
Живая аттенуированная вакцина против японского энцефалита;
MPV-A
Менингококковая полисахаридная вакцина группы А;
MPV-AC
Менингококковая полисахаридная вакцина групп A и C;
MR
Комбинированная аттенуированная живая вакцина против кори и краснухи;
MMR
Комбинированная аттенуированная живая вакцина против кори, эпидемического паротита и краснухи;
OPV
Пероральная аттенуированная живая вакцина против полиомиелита;
PPV23
23-валентная пневмококковая полисахаридная вакцина;
PPCV7
7-валентная пневмококковая полисахаридная конъюгированная вакцина;
Rab-V
Вакцина против бешенства;
VarV
Ослабленная живая вакцина против ветряной оспы

Раскрытие потенциальных конфликтов интересов

О потенциальных конфликтах интересов не сообщалось.

Ссылки

1. Лю Давэй ГБ, Линшэн Цао, Линг Цанг и Сяофэн Лян. Исследование наблюдения за нежелательными явлениями после иммунизации в Китае, 2005–2006 гг. Иммунизация вакцин Чин Дж. 2007;13(6):505–13. [Google Академия]2. Джа Кай Ю. Анализ данных эпиднадзора за нежелательными явлениями после иммунизации в Китае, 2013 г. Chin J Vaccines Immunization. 2015;21(2):121–3. [Google Академия]3. Фрелих Х., Верма Р. Реакция Артюса на рекомбинантную вакцину против вируса гепатита В. Клин Инфекция Дис.2001;33(6):906–08. PMID: 11512098. дои: 10.1086/322585. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]4. Лю Д., Ву В., Ли К., Сюй Д., Е Дж., Ли Л., Ван Х. Наблюдение за неблагоприятными событиями после иммунизации в Китае: прошлое, настоящее и будущее. вакцина. 2015;33(32):4041. doi:10.1016/j.vaccine.2015.04.060. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]5. Филип Уолкес Т., Коберн Х. Серотонин, гистамин и феномен Артюса. Ж Аллергия. 1960; 31 (2): 181–84. дои: 10.1016/0021-8707(60)-1. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 6.Ван-Яо ЛИ, Цао XJ, Ван-Шань ЛИ. Исследование реакции Артюса, вызванной апитерапией. J Clin Иглоукалывание прижигание. 2010;26(01):57-58. [Google Академия]7. Саттер РВ. Побочные реакции на столбнячный анатоксин. ДЖАМА. 1994;271(20):1629 PMID:8182821. дои: 10.1001/jama.1994.035104400. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]8. Стетсон, Калифорния, мл. Сходства в механизмах, определяющих феномены Артюса и Шварцмана. J Эксперт Мед. 1951; 94 (4): 347–58. PMID: 14888816. doi:10.1084/jem.94.4.347. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]9.Артюс НМ. Повторные инъекции сыворотки cheval cuez le lapin[J]. C R Soc Biol. 1903; (55): 817–25. [Google Академия] 10. Тампир ИХ. Феномен Артюса: серологическое исследование сифилитического ребенка с фатальной реакцией на переливание. Дети Am J Dis. 1933; 45 (2): 343–54. doi: 10.1001/archpedi.1933.01950150116008. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 11. Марони Дж.А. Феномен Артюса Отчет о клиническом случае. N Engl J Med. 1934; 211(3):106–07. дои: 10.1056/NEJM1

1

304. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 12. Бенджамин В., Цвайфах Л., изд.Воспалительный процесс: ГЛАВА 19 – реакция Артюса; 1965. doi: 10.1001/jama.1965.030103043. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 13. Стрэттон К.Р., Хоу С.Дж., Джонстон Р.Б.; Комитет по безопасности вакцин IoM, Национальная академия наук. Неблагоприятные события, связанные с детскими вакцинами: данные, касающиеся несчастных случаев. Издательство национальных академий; 1993. [Google Scholar]14. Фактор М.А., Бернштейн Р.А., Пожарный П. Повышенная чувствительность к столбнячному анатоксину. J Аллергия Клин Иммунол. 1973;52(1):1–12. дои: 10.1016/0091-6749(74)-8.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Круз REL JM. Атлас иммунологии, 3-е изд. КПР Пресс; 2010. [Google Академия] 16. Круз REL JM. Иллюстрированный словарь иммунологии, 3-е изд. КПР Пресс; 2009. [Google Академия] 17. Киндт РАГ Т.Дж., Осборн Б.А., Куби Дж. Куби Иммунология, 4-е изд. Фриман и компания; 2000. [Google Scholar] 18. Парэм П. Иммунная система. 3-е изд. Нью-Йорк (Нью-Йорк): Garland Science; 2009. [Google Академия]19. Венди В. Анализ данных эпиднадзора за нежелательными явлениями после иммунизации в Китае, 2012 г.Иммунизация вакцин Чин Дж. 2014; 20:1–12. [Google Академия] 20. Гейтвуд WE, Болдридж CW. Гиперчувствительность тканей после введения токсина-антитоксина. J Am Med Assoc. 1927; 88 (14): 1068–71. дои: 10.1001/jama.1927.02680400024009. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 21. Цао Л.С., Юань П. Думая о строительстве системы управления информацией о национальной программе иммунизации Китая. Иммунизация вакцин Чин Дж. 2010;16(6):553-57. [Google Академия] 22. Росс ФЭ. Феномен Артюса: отчет о случае.J Am Med Assoc. 1934; 103 (103): 563–563. doi:10.1001/jama.1934.72750340002008b. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 24. Басер Ф. Побочная реакция на прививку от кори, предполагающая феномен Артюса. N Engl J Med. 1967; 277(5):250–51. PMID: 4226465. doi: 10.1056/NEJM196708032770507. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Ченгган Д. Случай реакции Артюса на вакцину против кори. J Prev Med Inf. 2008;24(5):400. [Google Академия] 26. Na Meng WC, QingKun Z, Xia L, YunDong Y, Xian Z. Один случай реакции Артюса [J].J Дерматол Венерол. 2016;38(5):383–84. [Google Академия] 28. Организация ВХ; Редактор ВОЗ Регионального отделения Западной части Тихого океана. Надзор за безопасностью иммунизации: руководство для руководителей программ иммунизации по отчетности и расследованию нежелательных явлений после иммунизации. Манила: Всемирная организация здравоохранения; 1999. https://trove.nla.gov.au/version/44427879 Всемирная организация здравоохранения, Региональное бюро для Западной части Тихого океана, 1999 г. Библиотеки Австралии. [Google Академия] 29. Ву Венди Л.Д., Кели Л., Диша Х., Цзиншань З., Линшэн С., Лей С., Пин Ю., Хуацин В.Анализ нежелательных явлений после эпиднадзора за иммунизацией в Китае, 2010 г. Chin J Vaccines Immunization. 2012;18(5):385–97. [Google Академия] 30. Ву ВЛК, Цзиншань З., Давэй Л., Диша Х., Хун Ю., Лей С., Линшэн С., Пин Ю., Ли Л., Ван Х. Анализ данных эпиднадзора за нежелательными явлениями после иммунизации в Китае, 2011 г. Chin J Vaccines Immunization. 2013;19(2):97–109. [Google Академия] 31. Ву Венди Л.Д., Кели Л., Чжэн Дж., Диша Х., Ямин В., Лэй С., Линшэн С., Пин Ю., Хуацин В., Ли Л. Анализ данных эпиднадзора за нежелательными явлениями после иммунизации в Китае, 2012 г.Иммунизация вакцин Чин Дж. 2014; 20:1–12, 66. [Google Scholar]32. Е Цзякай Л.К., Диша Х., Венди В., Давэй Л., Цзиншань З., Лэй С., Линшэн С., Пин Ю., Хуацин В., Ли Л. Оценка побочных эффектов после системы управления информацией об иммунизации в Китае, 2013 г. Chin J Vaccines Immunization. 2015;21:121–31. [Google Академия] 33. Е Цзякай Л.К., Диша Х., Венди В., Давэй Л., Цзиншань З., Лэй С., Линшэн С., Пин Ю., Цзянь С., Хуацин В. Анализ эпиднадзора за нежелательными явлениями после иммунизации в Китае, 2014 г.Иммунизация вакцин Чин Дж. 2016;22:125–37. [Google Академия] 34. Чжан Янь ЛС. Случай реакции Артюса, вызванной вакциной против бешенства. Тяньцзинь Дж. Нурс. 1996;4(1):37–38. [Google Академия] 35. Мин В. Один случай реакции Артюса, вызванной внутримышечным введением вакцины против бешенства. Институт национальностей J Hubei (Med Ed). 1997; 14:37–37. [Google Академия] 36. Хунсин С. Кратковременная прививка 23-валентной пневмококковой полисахаридной вакцины вызывает реакцию Артюса: клинический случай. Современное Предыдущее Мед. 2006; 33: 1731–1731.[Google Академия] 37. Лонг Инхун WY. Прививка 23-валентной пневмококковой полисахаридной вакцины вызывает реакцию Артюса: один клинический случай. World Latest Med Inf. 2014;14:207–207. [Google Академия] 38. Сяо-Фэн Л., Ли Л., Да-Вэй Л., Ке-Ли Л., Вэнь-Ди В., Бао-Пин З. и др. Безопасность вакцины против гриппа А (h2N1) при пострегистрационном надзоре в Китае. N Engl J Med. 2011;364(7):638–74 [PubMed] [Google Scholar]39. Е Цзякай Л.К., Диша Х., Ву В., Цзиншань З., Лэй С., Линшэн С., Цзянь С., Давэй Л., Хуацин В. Наблюдение за нежелательными явлениями после иммунизации в Китае, 2015 г.Иммунизация вакцин Чин Дж. 2017; 23:481–492, 511. [Google Scholar]40. Kretsinger K, Broder KR, Cortese MM, et al. Профилактика столбняка, дифтерии и коклюша среди взрослых: использование столбнячного анатоксина, редуцированного дифтерийного анатоксина и бесклеточной вакцины против коклюша. Рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP) и рекомендации ACIP, поддержанные. Morb Mortal Wkly Rep Рекомендации Rep. 2006; 55 (RR–3): 1–42. [PubMed] [Google Scholar]41. Хаким М.С., Ван В.С., Брамер В.М., Гэн Дж., Хуанг Ф., де Ман Р.А., Пеппеленбош М.П., ​​Пан К.Глобальное бремя вспышек гепатита Е: систематический обзор. Печень инт. 2017;37(1):19–31. дои: 10.1111/лив.13237. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]42. Лю Д., Ву В., Ли К., Сюй Д., Е Дж., Ли Л., Ван Х. Наблюдение за неблагоприятными событиями после иммунизации в Китае: прошлое, настоящее и будущее. вакцина. 2015;33(32):4041–46. doi:10.1016/j.vaccine.2015.04.060. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]43. Зигрист СА. Механизмы, лежащие в основе побочных реакций на вакцины. J Комп Патол. 2007;137(1):S46–S50.doi:10.1016/j.jcpa.2007.04.012. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]44. Кокрейн К.Г. Кожная реакция на растворимые комплексы антиген-антитело: сравнение с феноменом Артюса. J Эксперт Мед. 1958; 108 (5): 591–604. PMID: 13587844. doi:10.1084/jem.108.5.591. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]45. Уокер Ф.Дж., Синглтон Р.Дж., Булков Л.Р., Стрикас Р.А., Батлер Дж.К. Реакции после 3 и более доз пневмококковой полисахаридной вакцины у взрослых на Аляске. Clin Infect Dis Offl Publ Infect Dis Soc Am.2005;40(12):1730–35. PMID: 158. Дои: 10.1086/430305. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]46. У Вэньцзюнь э. Китай Данные эпиднадзора за подозрением на аномальную вакцинацию. Иммунизация вакцин Чин Дж. 2010; 2012(05):385–97. [Google Академия] 47. Тампир И.Х., Мэтисон А., Штраус Д.К. Феномен Артюса у сифилитического ребенка. J Am Med Assoc. 1931; 96 (17): 1373–76. дои: 10.1001/jama.1931.02720430023007. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 48. Цзяньли Л. Отчет об одном случае реакции Артюса, вызванной инъекцией противостолбнячного антитоксина.Чин Нурс Рез. 2004;18(4):298–298. [Google Академия] 49. Чунфан Л. Два случая реакции Артюса. Врачи сообщества Чин. 2006;22(5):27–27. [Google Академия]50. Житун Л. Случай смешанной вакцины против коклюша, дифтерии и столбняка (концентрированной), индуцированной реакцией Артюса. Южный Китай J Prev Med. 2009;11(5):560. [Google Академия]51. Мэйинг Х. Один случай реакции гиперчувствительности, вызванной инъекцией дифтерийной, столбнячной и бесклеточной коклюшной вакцины. Иммунизация вакцин Чин Дж. 2005; 11: 342–342. [Google Академия]52.Ян З. Описан случай, когда вакцина против бешенства вызвала местную реакцию Артюса. Тяньцзинь Дж. Нурс. 1996; (1): 37–38. [Google Академия]53. Мин В. Один случай реакции Артюса, вызванной внутримышечной вакциной против бешенства. Институт национальностей J Hubei (Med Ed). 1997;14(1):37–37. [Google Академия]55. Zhu XiangJun CY, ZhiGang G, YiMing S, Yonggang. З. Отчет о случае вакцины против гепатита В, полученной с помощью методов рекомбинированной ДНК в реакции Артюса, вызванной дрожжами. Иммунизация вакцин Чин Дж. 2008;8(5):270. [Google Академия]56. Чжи Чэн X.Отчет о случае вакцины против гепатита В, полученной с помощью методов рекомбинированной ДНК, в реакции Артюса, вызванной дрожжами. Иммунизация вакцин Чин Дж. 2007;13(3):215. [Google Академия] 57. Чжэн ЧжиГан HL. Один случай реакции Артюса, вызванной инъекцией вакцины против гепатита В. Современное Предыдущее Мед. 2007; 34:2753. [Google Академия] 58. Ян ДунМей СС, Цинь. Дж. Один случай реакции Артюса, вызванной прививкой вакцины против гепатита В. Народный Мил Хирург. 2009;52(5):560. [Google Академия] 60. Цзюнь Хуа X. Случай вакцинации детского гепатита В, индуцированной реакцией Артюса.Чин-Здоровье иностранных женщин. 2012;20:120. [Google Академия] 61. Хунсин С. Описан клинический случай реакции Артюса, вызванной повторной прививкой 23-валентной пневмококковой полисахаридной вакцины в короткие сроки. Современное Предыдущее Мед. 2006;33(9):1731–1731. [Google Академия] 62. Инхун Л. Описан клинический случай реакции Артюса, вызванной 23-валентной пневмококковой полисахаридной вакциной. World Latest Med Inf. 2014;14(10):207–207. [Google Академия] 63. Венди В. Анализ нежелательных явлений после эпиднадзора за иммунизацией в Китае, 2010 г.Иммунизация вакцин Чин Дж. 2012;18(05):385–97. [Google Академия]64. Венди В. Анализ данных эпиднадзора за нежелательными явлениями в Китае, 2011 г. Chin J Vaccines Immunization. 2013;19(2):97–109. [Google Академия] 65. Джа Кай Ю. Анализ данных эпиднадзора за нежелательными явлениями после иммунизации в Китае, 2014 г. Chin J Vaccines Immunization. 2016;22(2):125–37. [Google Академия]66. Джа Кай Ю. Анализ данных эпиднадзора за нежелательными явлениями после иммунизации в Китае, 2015 г. Chin J Vaccines Immunization.2017;23(5):481–92. [Google Scholar]

Реакция Артюса — обзор

Реакция Артюса

Реакция Артюса названа в честь Мориса Артюса, который в 1903 году заметил, что ежедневные инъекции лошадиной сыворотки в кожу кроликов приводят к локализованной кожной реакции, характеризующейся эритемой, отек, кровоизлияния и некроз. 39 Было обнаружено, что эта реактивность передается сывороткой иммунизированного кролика и связана с образованием антител к белкам сыворотки лошади.Кожное воспаление обусловлено локальным васкулитом мелких кровеносных сосудов кожи. 39 Васкулит следует за образованием комплексов антиген-антитело в области стенок сосудов, их связыванием с клетками с Fc-рецепторами и последующей активацией различных медиаторов воспаления. Реакция, наблюдаемая у активно иммунизированного животного при внутрикожном введении антигена, называется активной реакцией Артюса . Существует несколько вариантов реакции Артюса: (1) прямая пассивная реакция Артюса – антитело IgG вводят внутривенно неиммунизированному животному, а затем внутрикожно вводят иммунизирующий антиген; (2) обратная пассивная реакция Артюса, при которой антитело IgG вводят местно, а антиген вводят внутривенно; и (3) местная пассивная реакция Артюса, при которой в кожу вводят и антитело, и антиген.

Активные реакции Артюса достигают максимальной интенсивности между 4 и 10 часами. При наличии достаточного количества антигена и антител в месте реакции наблюдается выраженное кровоизлияние и отек с последующим некрозом через 8–24 часа после инъекции. Гистопатологические исследования реакции Артюса показали, что ПЯЛ быстро маргинируют, связываются со стенками мелких кровеносных сосудов, проникают в стенки и накапливаются в окружающих тканях (рис. 37.2). Также происходит внутрисосудистое скопление тромбоцитов.ПЯЛ подвергаются лейкоцитоклазии, стенки кровеносных сосудов набухают, эндотелиальные клетки повреждаются. По мере развития реакции могут стать заметными кровоизлияния из поврежденных кожных сосудов. Иммунофлуоресцентные исследования показали, что самым ранним событием является отложение комплексов антиген-антитело и комплемента в стенках кровеносных сосудов и вокруг них. Тромбоциты не требуются для реакции Артюса, но PMN необходимы для полного проявления реакции. Даже при отсутствии PMN может отмечаться отек, хотя он имеет тенденцию быть более выраженным в присутствии нейтрофилов.

В течение многих лет считалось, что фагоциты играют роль во второй фазе реакции Артюса, во время которой иммиграция нейтрофилов индуцируется хемотаксическими фрагментами комплемента. Как отмечалось в разделе, посвященном Fc-рецепторам, сейчас ситуация кажется более сложной. Во-первых, ясно, что раннее высвобождение гистамина играет роль в отложении иммунных комплексов в тканях. Это было предложено более ранней работой Kniker и Cochrane, а также более поздним открытием с использованием антител морских свинок, в которых можно разделить высвобождающие гистамин γ1 и негистаминовые γ2 антитела, что для реакции требуется высвобождение гистамина. 40 Сывороточной болезни, опосредованной иммунными комплексами, у людей также предшествует волна выброса гистамина (см. следующий раздел). Реакция Артюса ослаблена или отсутствует у линий мышей, которые развились с истощенными тучными клетками, и подавлена ​​у животных с делецией гена цепи FcRγ и, следовательно, у которых отсутствуют FcγRI, FcγRIII и FcεRI. 41

Вакцины | Бесплатный полнотекстовый | Реакция Артюса как нежелательное явление после вакцинации Tdap

1.Введение

Реакция Артюса, названная в честь французского иммунолога Мориса Артюса, в настоящее время классифицируется как реакция гиперчувствительности III типа [1]. Он включает образование in situ комплексов антиген-антитело после инъекции антигена человеку с высоким уровнем циркулирующих антител. Проявляется локальным васкулитом из-за отложения иммунных комплексов на основе IgG в кожных кровеносных сосудах [2]. В тяжелых случаях эти комплексы вызывают локальный фибриноидный некроз с усугубляющим ишемию тромбозом в стенках тканевых сосудов.Случаи реакции Артюса после вакцин, содержащих столбнячный анатоксин, были описаны в литературе в основном в 1960-х и 1970-х годах [3]. Реакции обычно развивались в течение 6–12 часов у лиц, которым была проведена ревакцинация против столбняка в присутствии высоких уровней циркулирующих антител IgG против столбняка. Реакции характеризовались болью, отеком, уплотнением и отеком, которые начинались через несколько часов после иммунизации и обычно достигали пика через 12–36 часов после иммунизации.Эти симптомы проходили сами по себе и исчезали в течение нескольких дней. Ранние препараты столбнячного анатоксина не были точно стандартизированы, и многочисленные вакцины, доступные на рынке, могли иметь различную степень очистки анатоксина. В период с 1950-х по 1980-е годы в США насчитывалось около 15 производителей вакцин (в том числе три лаборатории общественного здравоохранения), которые предлагали вакцины против столбняка, адсорбированного столбняка, а также вакцины против столбняка и дифтерии по лицензии FDA [4].При оценке причин реакции Артюса было отмечено, что среди некоторых медицинских работников широко распространена тенденция повторно использовать противостолбнячную вакцину при каждой обработке ран. Эти поставщики предположили, что хотя столбнячный анатоксин является чрезвычайно эффективным иммунизирующим агентом, нельзя полностью полагаться на то, что он защитит любого отдельного пациента в течение более чем нескольких месяцев после последней инъекции [5]. Однако некоторым исследователям не удалось подтвердить последовательную корреляцию между более тяжелыми местными реакциями и высокими уровнями антител, и, таким образом, вполне вероятно, что другие факторы, такие как различия в чистоте анатоксина, адъюванты, дозы и факторы хозяина, также могли сыграть свою роль. роль в развитии тяжелых местных реакций [6].В некоторых странах вакцины против столбняка, редуцированного дифтерийного анатоксина и бесклеточной коклюшной вакцины (Tdap) одобрены для повторного введения через пять лет или более после предыдущей дозы Tdap. В США вакцинация Tdap рекомендуется женщинам во время каждой беременности с октября 2012 г., что позволяет проводить ревакцинацию в этой популяции с интервалами менее пяти лет [7]. В январе 2019 г. одна из вакцин Tdap в США была одобрена для повторного введения [8].Целью нашего обзора был сбор информации из доступных источников данных для оценки риска реакции Артюса после вакцинации с акцентом на безопасность повторного введения Tdap.

3. Результаты

3.1. Отчеты VAERS о реакции Артюса

Из общего числа 619 479 отчетов в VAERS мы идентифицировали 192 записи, закодированные термином MedDRA «реакция, опосредованная иммунными комплексами III типа». У всех, кроме одной, даты вакцинации были между 2000 и 2018 годами. В отчетах упоминалось 35 различных вакцин, вводимых отдельно или совместно в различных комбинациях.Наиболее часто сообщаемыми типами вакцин, т.е. упоминаемыми более чем в 10 сообщениях, были инактивированная гриппозная вакцина (n = 39), пневмококковая полисахаридная вакцина (n = 39), Tdap (n = 36), коревая паротитная краснуха (n = 20) , инактивированная вакцина против полиомиелита (n = 17), Td (n = 16), вакцина против гепатита А (n = 14), менингококковая конъюгированная вакцина (n = 14) и вакцина против ветряной оспы (n = 14).

В период с 2006 по 2018 год было получено 36 отчетов с упоминанием Tdap (таблица S1 в дополнительных материалах). Tdap вводили отдельно в 22 из этих случаев.У 14 человек она вводилась одновременно с другими вакцинами, такими как инактивированные вакцины против гриппа, гепатита В, гепатита А, вируса папилломы человека, менингококковая конъюгированная, корь-паротит-краснуха и пневмококковая полисахаридная вакцина. Двадцать две (61%) вакцины были женщинами. Среди случаев с известным возрастом восемь человек были в возрасте 11 лет, пять — в возрасте от 20 до 39 лет, семь — в возрасте от 30 до 39 лет, шесть — в возрасте от 40 до 49 лет, семь — в возрасте от 50 до 59 лет и два — в возрасте от 60 до 69 лет. возраста. У 11 человек первые симптомы реакции возникли в день вакцинации; в 12 — на следующий день; в пяти случаях начало заболевания было на 2-й день после вакцинации.В шести случаях сообщалось о появлении симптомов через три или более дней после вакцинации (два на третий день, два на четвертый день, один на шестой день и один на седьмой день). В большинстве отчетов содержится очень ограниченная информация о клиническом течении и лабораторных исследованиях. Случаев тяжелых последствий, таких как некроз кожи, не было. В одном отчете представлен литературный случай узловатой эритемы во временной связи с вакцинацией Tdap (VAERS фиксирует случаи и серии случаев нежелательных явлений, опубликованных в литературе как спонтанные сообщения) [10].Это была 39-летняя пациентка, у которой в течение 24 часов после инъекции Tdap появилось несколько областей зуда и отека на дистальных отделах нижних конечностей. Реакция Артюса была упомянута в рукописи как один из нескольких дифференциальных диагнозов (окончательный диагноз — узловатая эритема, ассоциированная с вакциной).

Нет сообщений об использовании Tdap во время беременности.

В одном отчете (код VAERS: 277449) упоминалось о получении противостолбнячной вакцины менее чем за пять лет до Tdap.У этого 52-летнего мужчины, получившего вакцину Td четыре года назад, развилась болезненность в месте инъекции с последующим высыпанием (бляшки из сливающихся красных или красно-коричневых папул над дельтовидной областью) примерно через шесть дней после вакцинации Tdap. Пункционная биопсия кожной ткани из дельтовидной области показала сосудистые изменения, характерные для васкулита мелких сосудов, лихеноидного дерматита с поверхностным и глубоким воспалительным инфильтратом, некротизированным фолликулом и сальной железой. Был поставлен диагноз либо неврит плечевого сустава, либо реакция Артюса.

В одном зарегистрированном случае (код VAERS: 744119) у 11-летней девочки реакции в месте инъекции возникали в двух разных местах. В отчете было представлено следующее описание: «В течение 12 часов после введения Tdap и менингококковой вакцины у пациента появилась красная сыпь на обеих руках. Правый (Tdap) имел размеры 14 см на 10 см, а левый (менингококковая вакцина) — 4 см на 3 см. Реакция Артюса обычно проходит самостоятельно. Были даны антигистаминные и стероидные кремы. Tdap и бустерная вакцина против менингококковой вакцины не будут вводиться повторно в течение как минимум 10 лет.Следует отметить, что единственным общим компонентом в Tdap и менингококковой конъюгированной вакцине является дифтерийный анатоксин.

В период с 2011 по 2018 год в США было распространено примерно 169 000 000 доз вакцин Tdap. В то же время в VAERS было сообщено о 24 предполагаемых случаях реакции Артуса после Tdap, при расчетной частоте сообщений 0,1 на миллион распределенных доз. На рисунке 1 показаны тенденции в отчетах о реакции Артюса после Tdap в VAERS по годам, начиная с 2011 г., по отношению к годовому количеству распределенных доз вакцины Tdap.
3.2. Обзор литературы
Мы получили 383 публикации из базы данных MEDLINE (рис. 2). После рассмотрения заголовков и рефератов 268 статей были исключены, поскольку в них не сообщались и не обсуждались данные о безопасности вакцины Tdap. Полный текст оставшихся 115 публикаций с информацией, касающейся безопасности Tdap, был подробно рассмотрен. Из 115 статей восемь рукописей были идентифицированы как описывающие безопасность бустерной дозы Tdap, вводимой подросткам и взрослым после введения дозы столбнячного анатоксина. вакцина, полученная в течение пяти лет до этого.Эти исследования обобщены в таблице 1. Ни в одном из этих исследований исследователи не сообщали о случаях реакции Артюса.

4. Обсуждение

С 1980-х годов сообщения и обзоры в англоязычной литературе о реакции Артюса на вакцины, содержащие столбняк, стали редкими [19]. Вероятно, это связано с более широким принятием поставщиками вакцин общей рекомендации не вводить повторно вакцину против столбняка чаще, чем каждые 10 лет [20]. Другими факторами, несомненно, являются улучшения в стандартизации и чистоте современных вакцин, содержащих столбнячный анатоксин.В то время как два ранних обзора безопасности вакцин, проведенных Институтом медицины (IOM) в 1991 и 1994 годах, предоставили некоторую информацию о реакции Артюса после вакцинации столбнячным анатоксином [6,21], в самом последнем отчете IOM (2011 г.) эта побочная реакция не упоминается. из-за его очевидного отсутствия связи с современными вакцинами [22]. В этом обзоре мы обнаружили, что риск реакции Артюса после вакцин, используемых в США в последние два десятилетия, чрезвычайно низок. После бустера Tdap в базе данных VAERS было найдено только 36 отчетов.Несмотря на рост использования среди взрослых, в эти годы не было тенденции к увеличению частоты сообщений об этой реакции (как показано на рисунке 1), в том числе у беременных женщин, у которых охват Tdap в 2018 г. достиг 54% по данным панельного интернет-опроса. [23,24]. Значительное число женщин повторно получают Tdap во время последующих беременностей без явного увеличения реактогенности вакцины [17]. Несколько исследований, выявленных в нашем обзоре литературы, подтверждают идею о том, что вакцины Tdap не увеличивают заметно риск реакций в месте инъекции при введении после недавняя доза вакцины, содержащей столбнячный анатоксин (таблица 1).Гальперин и др. исследовали профиль безопасности одной вакцины Tdap, вводимой через различные промежутки времени после предыдущей дозы DT или Td [12]. Это было нерандомизированное, открытое, основанное на гипотезах, одноцентровое (провинциальное) исследование лиц в возрасте не менее семи, но менее 20 лет, которые были вакцинированы Tdap с интервалами от 2 до 10 лет после вакцинации. их последняя прививка DT/Td. Всего было зачислено 7156 человек; 7001 задокументировал предыдущую иммунизацию, а данные о нежелательных явлениях были предоставлены 5931.Авторы отметили, что не было сообщений об опухании всей конечности или артюс-подобных реакциях у кого-либо из участников исследования. Безопасность многократных доз вакцины Tdap, вводимых беременным женщинам, оценивалась в ретроспективном исследовании с большой базой данных в США [17]. Побочные эффекты после вакцинации Tdap сравнивали между женщинами, которым за 5 лет до этого была сделана прививка, содержащая столбняк. Среди 29 155 беременностей 4812 женщин ранее получали противостолбнячную вакцину. Всесторонний систематический обзор литературы был проведен Peng et al.в 2019 г. Авторы провели поиск в MEDLINE и Web of Science, а также в китайских источниках данных (база данных литературы CNKI и база данных китайской системы эпиднадзора за ПППИ) любых сообщений о реакции Артюса после вакцинации без ограничений по дате или языку [19]. Случаи были зарегистрированы после широкого спектра педиатрических и взрослых вакцин. Большинство зарегистрированных реакций были легкими и проходили без лечения. Обзор подтвердил, что общая частота реакций Артюса была очень низкой. В обзоре не было представлено никакой информации, касающейся вакцины Tdap.Авторы подчеркивают необходимость стандартного определения и диагностических критериев реакции. Реакцию Артюса после вакцинации трудно изучать из-за ее редкости. В настоящее время не существует стандартных определений случаев реакции Артюса (например, Брайтонского сотрудничества [25]). Вполне возможно, что некоторые из немногих случаев, зарегистрированных в VAERS как реакция Артюса, были неправильно диагностированы (особенно те, у которых симптомы появились позже 24 часов после вакцинации) из-за отсутствия стандартного определения и четких диагностических критериев.Эти ошибочно диагностированные случаи могут представлять собой ожидаемые реакции в месте инъекции с патофизиологическим механизмом, отличным от гиперчувствительности III типа. Реакции в месте инъекции различной степени тяжести ожидаются у небольшого процента вакцинированных после вакцины, содержащей столбнячный анатоксин как для детей, так и для взрослых, и перечислены в соответствующих информационных материалах по назначению [8]. Как и реакции гиперчувствительности типа Артюса, ожидаемые реакции в месте инъекции обычно появляются в течение 48 часов после вакцинации и спонтанно проходят через несколько дней без каких-либо последствий.Информационные документы по предписанию для всех вакцин, содержащих столбнячный анатоксин, используемых в США, содержат предупреждение об использовании этих продуктов у лиц, которые испытали гиперчувствительность типа Артюса после предыдущей дозы вакцины, содержащей столбнячный анатоксин. Они заявляют, что такие лица обычно имеют высокий уровень противостолбнячного антитоксина и что они не должны получать вакцины, содержащие столбнячный анатоксин, если с момента последней дозы не прошло не менее 10 лет. Медицинские работники, которые подозревают реакцию Артюса у взрослых пациентов, получающих вакцину, содержащую столбнячный анатоксин, включая Tdap, должны рассмотреть возможность серологического тестирования на антитела к столбняку и дифтерии.Очень высокие концентрации, измеренные в крови пациента в течение нескольких дней после вакцинации, подтверждают диагноз. Возможно, потребуется исключить другие состояния и реакции, которые могут иметь сходные симптомы и жалобы (например, стерильный абсцесс, целлюлит, SIRVA и т. д.) [26].

Важна точная диагностика и подтверждение реакции Артюса, в идеале это должен быть гистологический диагноз с проявлением васкулита. Спутывание ожидаемой реакции в месте инъекции (не гиперчувствительности типа III) с реакцией Артюса с последующей рекомендацией избегать вакцин, содержащих столбнячный или дифтерийный анатоксин, может иметь негативные последствия для человека.В отчете о случае, упомянутом выше (VAERS ID: 744119), реакция Артюса была заподозрена у девочки-подростка после совместного введения Tdap и менингококковой конъюгированной вакцины. В более позднем возрасте этой молодой женщине может потребоваться вторая бустерная вакцина против менингококковой инфекции, чтобы помочь предотвратить менингококковую инфекцию в первые годы обучения в колледже, инъекция вакцины, содержащей столбняк, в случае раневой травмы, предрасположенной к столбняку, или бустерная прививка Tdap во время будущей беременности, чтобы помочь предотвратить ее новорожденного ребенка от коклюша.Упущение этих возможностей для вакцинации и потенциальной защиты от трех болезней, которые можно предотвратить с помощью вакцин, должно быть сбалансировано с теоретическим риском повторения эпизода Артюса.

Ограничения нашего исследования включают ограничения, присущие системам пассивного эпиднадзора, таким как VAERS, в том числе завышенные или заниженные отчеты, предвзятые отчеты, непоследовательность в качестве и полноте отчетов и, в целом, невозможность оценить причинно-следственную связь [9]. В обзоре литературы могли быть пропущены публикации, которые не были закодированы выбранными нами терминами MeSH, а также те, которые не содержали ключевого слова «реакция Артюса».

Кожная обратная реакция Артюса требует молекулы межклеточной адгезии 1 и экспрессии L-селектина

Abstract

Отложение иммунных комплексов (ИК) вызывает острую воспалительную реакцию с повреждением тканей. Воспаление, вызванное IC, опосредуется инфильтрацией воспалительных клеток, процессом, строго регулируемым экспрессией множественных молекул адгезии. Для оценки роли L-селектина и ICAM-1 в этом патогенетическом процессе исследовали кожную обратную пассивную реакцию Артюса у мышей, лишенных L-селектина (L-селектин -/- ), ICAM-1 (ICAM-1 -/- ), или оба (L-селектин/ICAM-1 -/- ).Отек и кровоизлияние, которые достигли максимума через 4 и 8 часов после IC заражения, соответственно, были значительно уменьшены при использовании L-селектина -/- , ICAM-1 -/- и L-селектина/ICAM-1 -/- мышей по сравнению с однопометниками дикого типа. В целом, отек и кровоизлияние были более значительно подавлены у мышей ICAM-1 -/- , чем у мышей L-селектин -/- , но были наиболее значительно снижены у мышей L-селектин/ICAM-1 -/- . мышей по сравнению с мышами ICAM-1 -/- или L-селектином -/- .Уменьшение отека и кровоизлияния коррелировало со снижением инфильтрации нейтрофилами и тучными клетками у всех мышей с дефицитом молекул адгезии, но инфильтрация лейкоцитов была больше всего затронута у мышей L-селектин/ICAM-1 -/- . Снижение инфильтрации нейтрофилами и тучными клетками также наблюдалось у всех мутантных мышей при перитонеальной реакции Артюса. Кроме того, у каждой дефицитной мыши ингибировалось кожное производство TNF-α, что происходило параллельно со снижением кожного воспаления. Эти результаты показывают, что ICAM-1 и L-селектин совместно способствуют кожной реакции Артюса, регулируя рекрутирование нейтрофилов и тучных клеток, и позволяют предположить, что ICAM-1 и L-селектин являются терапевтическими мишенями для заболеваний, опосредованных ИЦ у человека.

Образование и локальное отложение иммунных комплексов (ИК) 3 вызывает острую воспалительную реакцию со значительным повреждением тканей. Повреждение ИЦ связано с различными заболеваниями человека, включая синдром васкулита, системную красную волчанку, ревматоидный артрит, синдром Гудпасчера и гломерулонефрит (1). Классической экспериментальной моделью ИК-опосредованного повреждения тканей является реакция Артюса, которая характеризуется отеком, кровоизлиянием и нейтрофильной инфильтрацией (2).Связанные с клетками Fc-рецепторы для IgG (FcγRs) играют центральную роль в инициации воспаления, запускаемого IC (3, 4). В частности, FcR типа III (FcγRIII, CD16) на тучных клетках инициирует кожную реакцию Артюса, поскольку мыши с дефицитом тучных клеток Kit w /Kit Wv и дефицит FcγRIII (FcγRIII -/- ) у мышей наблюдается существенно сниженное воспаление (5, 6, 7, 8, 9). Экспрессия C5aR также необходима для нормального притока нейтрофилов и образования отека во время кожной реакции Артюса (10).Хотя FcγR и C5aR являются кодоминантными рецепторами в инициации кожной реакции Артюса, в нескольких исследованиях изучался вклад накопления лейкоцитов в эффекторную фазу реакции.

Рекрутирование лейкоцитов в очаги воспаления достигается с помощью различных конститутивных или индуцибельных семейств молекул клеточной адгезии (11, 12, 13). L-селектин (CD62L), который в первую очередь опосредует захват лейкоцитов и катание по эндотелию, конститутивно экспрессируется большинством лейкоцитов (14, 15).In vitro L-селектин связывает несколько гликозилированных муциноподобных белков, экспрессируемых высокоэндотелиальными венулами (15). Цитокин-индуцируемые лиганды для L-селектина также были описаны для периферических эндотелиальных клеток, но их идентичность остается неизвестной (16, 17, 18). L-селектин -/- мышей демонстрируют снижение скатывания лейкоцитов, вызванное травмой и TNF-α, снижение рекрутирования лейкоцитов в воспаленную брюшину, снижение реакций гиперчувствительности замедленного типа, замедленное отторжение аллогенных кожных трансплантатов и резистентность к LPS — индуцированный септический шок (19, 20, 21, 22, 23, 24, 25).ICAM-1 (CD54) конститутивно экспрессируется на низких уровнях эндотелиальными клетками и быстро активируется во время воспаления, что приводит к увеличению адгезии лейкоцитов к эндотелиальным клеткам (26). Лейкоциты экспрессируют интегрины β 2 , включая LFA-1 (CD11a/CD18), которые взаимодействуют с ICAM-1. Взаимодействия ICAM-1-β 2 интегрина способствуют скручиванию лейкоцитов, но также опосредуют прочную адгезию и миграцию лейкоцитов в местах воспаления (13, 27). У мышей ICAM-1 -/- значительно снижено количество инфильтрирующих нейтрофилов во время перитонита, снижена восприимчивость к септическому шоку, вызванному липополисахаридами, отсрочено заживление кожных ран и нарушены реакции гиперчувствительности замедленного типа, хотя аллогенное отторжение кожного трансплантата является нормальным (20). , 28, 29, 30).Недавние исследования с использованием мышей L-селектин/ICAM-1 -/- демонстрируют непосредственную роль ICAM-1 в скручивании лейкоцитов, поскольку частота свертывания лейкоцитов у мышей L-селектин -/- , получавших TNF-α, снижается. значительно за счет дополнительной потери экспрессии ICAM-1 (27). Кроме того, потеря как L-селектина, так и экспрессии ICAM-1 снижает рекрутирование лейкоцитов в очаги воспаления по сравнению с тем, что наблюдается при потере только одного рецептора (30, 31). Следовательно, L-селектин и ICAM-1 опосредуют оптимальное накопление лейкоцитов во время воспаления за счет перекрывающихся, а также синергических функций.

Нейтрофилы и тучные клетки являются первичными эффекторными клетками в кожной реакции Артюса (1, 7, 8, 32). Несмотря на это, исследования, изучающие роль молекул адгезии, опосредующих индуцированную ИК миграцию нейтрофилов, ограничены. Экспрессия P-селектина обнаруживается вдоль стенок сосудов до накопления нейтрофилов в кожной реакции Артюса у крыс, при этом накопление нейтрофилов ингибируется mAb против P-селектина (33). Аналогично, предварительная обработка mAb против CD18 ингибирует приток нейтрофилов при кожной реакции Артюса у крыс и кроликов (34, 35).Хотя критическая роль L-селектина и ICAM-1 была продемонстрирована в различных моделях воспаления (27, 30, 31), неизвестно, способствуют ли L-селектин и ICAM-1 кожной реакции Артюса, опосредуя рекрутирование лейкоцитов in vivo. . С этой целью мы проанализировали воспаление, вызванное IC, у мышей, лишенных L-селектина, ICAM-1 или обоих рецепторов. Результаты демонстрируют, что ICAM-1 и L-селектин совместно способствуют индуцированному IC повреждению кожи, регулируя накопление тучных клеток и нейтрофилов.

Материалы и методы

Мыши

L-селектина -/- мышей получали, как описано ранее (19). ICAM-1 -/- мышей (28), экспрессирующих остаточные количества вариантов сплайсинга ICAM-1 в тимусе и селезенке, но не в других органах, включая кожу (36), были получены из лаборатории Джексона (Бар-Харбор, Мэн). . Мыши, лишенные как L-селектина, так и ICAM-1, были созданы, как описано в другом месте (27). Все мыши были здоровы, фертильны и не имели признаков инфекции или заболевания.Всех мышей подвергали обратному скрещиванию между 5 и 10 поколениями с генетическим фоном C57BL/6. Мыши, использованные для экспериментов, были в возрасте 12–16 недель. Однопометные мыши дикого типа и мыши C57BL/6 (Лаборатория Джексона) соответствующего возраста использовались в качестве контролей с эквивалентными результатами, поэтому все контрольные результаты были объединены. Всех мышей помещали в специальное барьерное помещение, свободное от патогенов, и регулярно проверяли на наличие патогенов. Все исследования и процедуры были одобрены Комитетом по экспериментам на животных Медицинской школы Университета Канадзавы.

Обратные пассивные реакции Артюса

При кожных реакциях Артюса мышам, подвергнутым анестезии ингаляцией диэтилового эфира, брили кожу на спине и протирали 70% спиртом. Кроличьи IgG антитела против куриного яичного альбумина (60 мкг/30 мкл; Cappel, Aurora, OH) вводили внутрикожно с помощью иглы 29 размера, а затем сразу после этого в/в. инъекция куриного яичного альбумина (20 мг/кг; Sigma-Aldrich, Сент-Луис, Миссури) (10). Внутрикожная инъекция очищенного поликлонального кроличьего IgG (60 мкг/30 мкл; Sigma-Aldrich) с последующим внутривенным введением.v. В качестве контроля служила установка куриного яичного альбумина. Раствор куриного яичного альбумина содержал 1% красителя Эванса синего (Sigma-Aldrich). Ткани собирали через 4 или 8 часов и оценивали на предмет отека, кровоизлияния и количества инфильтрирующих нейтрофилов и тучных клеток.

Перитонеальная обратная пассивная реакция Артюса была инициирована внутривенным введением инъекция куриного яичного альбумина в дозе 20 мг/кг с последующим внутрибрюшинным введением. введение 800 мкг антител кролика IgG против куриного яичного альбумина или контрольного очищенного кроличьего поликлонального IgG в объеме 400 мкл.Через четыре или 8 часов брюшину вскрывали срединным разрезом брюшной полости и через иглу 27-го калибра вводили 5 мл охлажденного льдом PBS, содержащего 0,1% BSA, в брюшную полость. Клетки в восстановленной лаважной жидкости центрифугировали на предметных стеклах и окрашивали Гимза для исследования под световым микроскопом для количественного определения числа нейтрофилов и тучных клеток.

Количественная оценка отека и кровоизлияния

Отек оценивали двумя методами через 4 часа после внутрикожной стимуляции (10).Во-первых, непосредственно измеряли диаметр внесосудистого синего красителя Эванса на обратной стороне места инъекции. Синий краситель Эванса связывается с белками сыворотки и, таким образом, может использоваться для количественной оценки изменений проницаемости сосудов. Диаметр большой и малой осей синего пятна усредняли для анализа. Во-вторых, область инъекции или контрольный участок удаляли с помощью одноразового стерильного 6-мм биоптата (Maruho, Осака, Япония) и взвешивали каждый срез ткани. Объем кровоизлияния оценивали через 8 ч после IC-провокации путем прямого макроскопического измерения пурпурного пятна.Диаметр большой и малой осей синего пятна усредняли для анализа.

Гистологическое исследование и иммуногистохимическое окрашивание

Ткани фиксировали в 3,5% параформальдегиде, а затем заливали в парафин. Срезы толщиной шесть микрометров окрашивали с использованием H&E для оценки нейтрофилов и толуидинового синего для окрашивания тучных клеток. Внесосудистые нейтрофилы и тучные клетки подсчитывали на всем срезе. Для иммуногистохимии срезы тканей биоптатов кожи фиксировали ацетоном, а затем инкубировали с 10% нормальной кроличьей сывороткой в ​​PBS (10 мин, 37°C) для блокирования неспецифического окрашивания.Затем срезы окрашивали крысиными mAb, специфичными к мышиному ICAM-1 (Beckman Coulter, Miami, FL), как описано ранее (30). IgG крысы (Southern Biotechnology Associates, Birmingham, AL) использовали в качестве контроля для неспецифического окрашивания. Затем срезы последовательно инкубировали (20 мин, 37°C) с биотинилированными кроличьими вторичными антителами против IgG крысы (метод Vectatain с авидин-биотиновым комплексом; Vector Laboratories, Burlingame, CA), затем с HRP-конъюгированными авидин-биотиновыми комплексами (метод с Vectatain ABC). ; Лаборатории Вектор).Наконец, срезы проявляли тетрагидрохлоридом 3,3′-диаминобензидина и перекисью водорода и докрашивали метиловым зеленым.

Проточный цитометрический анализ

После извлечения лаважной жидкости ее немедленно помещали на лед для ингибирования эндопротеолитического высвобождения L-селектина клеточной поверхности. Изолированные клетки перитонеального лаважа (0,5 × 10 6 ) окрашивали с использованием предварительно определенных оптимальных концентраций либо анти-c-Kit-FITC Ab (CD117, клон 2B8; BD PharMingen, Сан-Диего, Калифорния), либо анти-Gr-1-FITC. Ab (клон RB6-8C5; BD PharMingen) плюс антитело к CD18-PE (клон C71/16; Beckman Coulter) или антитело к L-селектину-PE (клон MEL-14; Beckman Coulter) в течение 20 мин при 4 °C, как описано в другом месте (37, 38).Клетки промывали и анализировали на проточном цитометре FACScan (BD PharMingen) путем гейтирования c-Kit-положительных тучных клеток или Gr-1-положительных гранулоцитов. Положительные и отрицательные популяции клеток определяли с использованием нереакционноспособных моноклональных антител соответствующего изотипа (Beckman Coulter) в качестве контроля фонового окрашивания.

ОТ-ПЦР и ПЦР в реальном времени

Тотальную РНК выделяли из замороженных тканей кожи с использованием набора для ПЦР РНК в соответствии с инструкциями производителя (Promega, Madison, WI).Выход и чистоту РНК определяли спектрофотометрически. Затем РНК обратно транскрибировали в кДНК и амплифицировали. Амплификацию проводили в ПЦР-термоциклере MP (Takara, Kusatsu, Япония) в течение 30 циклов денатурации при 94°С в течение 30 с, отжига при 60°С в течение 45 с и удлинения при 72°С в течение 60 с. Окончательное удлинение проводили в течение 10 мин, а затем в течение 5 мин при 5°С. Смысловым праймером для мышиного TNF-α был 5′-AGC CCA CGT AGC AAA CCA CCA A-3′, а антисмысловым праймером был 5′-ACA CCC ATT CCC TTC ACA GAG CAA T-3′ (Bex, Токио, Япония). .Смысловым праймером для β-актина был 5′-GTG GGG CGC CCC AGG CAC CA-3′, а антисмысловым праймером был 5′-GCT CGG CCG TGG TGG TGA AGC-3′ (Bex). Продукты ПЦР подвергали электрофорезу на 2% агарозном геле и окрашивали бромистым этидием.

ПЦР в реальном времени проводили, как описано ранее (39). Вкратце, РНК выделяли и подвергали обратной транскрипции, как описано выше. Уровень мРНК TNF-α определяли с помощью ПЦР в реальном времени с использованием предварительно разработанного зонда TaqMan и праймеров к TNF-α (Applied Biosystems, Фостер-Сити, Калифорния) на приборе Applied Biosystems Prism Sequence Detector модели 7700 (Applied Biosystems).Для нормализации РНК использовали эндогенный контроль 18S рРНК (Applied Biosystems). В качестве калибратора использовали уровень мРНК TNF-α у однопометников дикого типа. Анализы ОТ-ПЦР в реальном времени проводились в трех повторностях для каждого образца.

Статистический анализ

Критерий Манна-Уитни U использовали для определения уровня значимости различий в выборочных средних, а критерий Бонферрони использовали для множественных сравнений.

Результаты

Отек и кровоизлияние в кожу, обратная пассивная реакция Артюса

Воспаление кожи, вызванное реакцией Артюса, можно разделить на две отдельные реакции: отек, который достигает максимума через 3–4 часа после введения ИК, и кровоизлияние, интенсивность которого достигает максимума через 8 часов (3).Таким образом, отек и кровоизлияние оценивали через 4 и 8 часов после внутрикожной стимуляции, соответственно, у мышей L-селектин -/- , ICAM-1 -/- и L-селектин/ICAM-1 -/- мышей. по сравнению с однопометниками дикого типа. Когда отек оценивали путем измерения диаметра синего красителя Эванса во внесосудистом пространстве, отек значительно уменьшался в L-селектине -/- (уменьшение на 31%, p <0,0001), ICAM-1 -/- (43%, p <0,0001) и L-селектин/ICAM-1 -/- мышей (51%, p <0.0001) по сравнению с однопометниками дикого типа (рис. 1⇓ A ). Мыши ICAM-1 -/- демонстрировали значительное ингибирование просачивания красителя из сосудов по сравнению с мышами L-селектина -/- ( p <0,01), тогда как потеря как ICAM-1, так и L-селектина приводила к значительное дальнейшее снижение утечки красителя из сосудов по сравнению с потерей только L-селектина ( p <0,001). Сходные результаты были получены, когда отек оценивали как сырую массу биоптатов кожи с места образования ИК (рис.1⇓ В ). После внутрикожной инъекции кроличьего поликлонального IgG с системным куриным яичным альбумином отек не был обнаружен у мутантных мышей или их контрольных однопометных однопометников (рис. 1⇓ A , и данные не показаны). Таким образом, потеря L-селектина снижала ранний клеточный ответ, характеризующийся отеком, при этом дефицит ICAM-1 ингибировал отек в большей степени, чем при дефиците L-селектина.

ФИГУРА 1.

Отек и кровоизлияние в кожу, обратная пассивная реакция Артюса.Мышам инъецировали внутрикожно кроличьи IgG антитела против куриного яичного альбумина, а затем системный куриный яичный альбумин и 1% синего красителя Эванса. Шкуры со спины собирали у мутантных мышей и однопометных мышей дикого типа (WT) через 4 или 8 часов. Отек оценивали по диаметру синего пятна Эванса ( A ), а также по сырой массе 6-мм пункционной биопсии ( B ). Однопометники дикого типа, получившие внутрикожную инъекцию поликлонального кроличьего IgG с последующим внутривенным введением. в качестве контроля служила установка куриного яичного альбумина.Кровоизлияние через 8 ч оценивали по диаметру пурпурного пятна ( C ). Отек и кровоизлияние были значительно подавлены у мышей L-селектин -/- , ICAM-1 -/- и L-селектин/ICAM-1 -/- по сравнению с однопометниками дикого типа для всех панелей (). р < 0,005). Горизонтальные полосы указывают средние значения для каждой группы мышей.

Кровоизлияние было макроскопически оценено через 8 часов путем измерения размера пурпурного пятна.Кровоизлияние было значительно подавлено в L-селектине -/- (снижение на 45%, p <0,002), ICAM-1 -/- (48%, p <0,0005) и L-селектине/ICAM -1 -/- мышей (64%, p < 0,0001) по сравнению с однопометниками дикого типа (рис. 1⇑ C ). У мышей L-селектин/ICAM-1 -/- наблюдалось значительно меньшее кровотечение по сравнению с мышами ICAM-1 -/- ( p <0,05) и мышами L-селектин -/- ( p < 0.05). Кровоизлияние не было обнаружено у мутантных мышей или их однопометных контрольных животных дикого типа после внутрикожной инъекции кроличьего поликлонального IgG с системным куриным яичным альбумином (рис. 1⇑ C , данные не представлены). Следовательно, комбинированная потеря L-селектина и ICAM-1 приводила к большему ингибированию отека и кровоизлияния, чем потеря каждой молекулы адгезии по отдельности.

Лейкоцитарная инфильтрация при кожной реакции Артюса

Внесосудистые нейтрофилы оценивали в срезах кожной ткани через 4 и 8 ч после формирования ИК (рис.2⇓ A и 3). Количество нейтрофилов было значительно снижено в L-селектине -/- (снижение на 33-34%, p <0,05), ICAM-1 -/- (43-54%, p <0,05) и L-селектин/ICAM-1 -/- мышей (54%, p <0,005) по сравнению с мышами дикого типа. Дополнительная потеря L-селектина у мышей ICAM-1 -/- не оказывала существенного влияния на накопление нейтрофилов по сравнению с мышами ICAM-1 -/- в любой момент времени. Количество тучных клеток также оценивали в срезах ткани кожи, окрашенных толуидиновым синим (рис.2⇓ A и 4). Перед заражением IC не было никаких существенных различий в количестве тучных клеток между мутантными однопометниками и однопометниками дикого типа. Напротив, через 4 часа после заражения IC количество тучных клеток было значительно снижено в L-селектине -/- (уменьшение на 43%, p <0,0001), ICAM-1 -/- (52%, p <0,0001) и L-селектин/ICAM-1 -/- (60%, p <0,0001) мышей по сравнению с однопометниками дикого типа. Аналогичные результаты были получены через 8 ч формирования ИК.Количество тучных клеток не увеличивалось значительно у мышей L-селектин/ICAM-1 -/- после заражения IC: дополнительная потеря ICAM-1 у мышей L-селектин -/- приводила к значительному снижению количества тучных клеток по сравнению с к L-селектину -/- мышей через 4 и 8 часов ( p <0,05), в то время как накопление тучных клеток было значительно снижено у мышей L-селектин/ICAM-1 -/- по сравнению с ICAM-1 -/- мышей ( p <0,01) через 8 часов.Таким образом, потеря экспрессии либо L-селектина, либо ICAM-1 значительно снижала накопление лейкоцитов, но комбинированная потеря L-селектина и ICAM-1 приводила к большему снижению накопления лейкоцитов, чем потеря каждой молекулы по отдельности.

ФИГУРА 2.

Индуцированное реакцией Артюса рекрутирование нейтрофилов и тучных клеток в коже ( A ) и брюшине ( B ) однопометных мутантов и однопометников дикого типа через 4 и 8 ч после заражения IC. Количество нейтрофилов и тучных клеток на срез кожи определяли путем подсчета срезов кожи, окрашенных H&E и толуидиновым синим, соответственно.Перитонеальную обратную пассивную реакцию Артюса индуцировали в/в. инъекции куриного яичного альбумина с последующим внутрибрюшинным введением. инъекция кроличьего IgG против куриного яичного альбумина Ab. Клетки в восстановленной лаважной жидкости затем центрифугировали на предметных стеклах и окрашивали Гимза для количественного определения числа нейтрофилов и тучных клеток. Все значения представляют собой среднее ± SEM результатов, полученных от 5 до 10 мышей в каждой группе. Статистический анализ представлен в Результаты .

Лейкоцитарная инфильтрация при перитонеальной реакции Артюса

И.п. инъекция Ab с в.в. введение антигена вызывает обратную пассивную реакцию Артюса, характеризующуюся притоком лейкоцитов в брюшную полость (1). Через 4 часа IC-провокации число нейтрофилов в брюшной полости было значительно снижено в L-селектине -/- (снижение на 67%, p <0,05), ICAM-1 -/- (91%, p <0,05) и L-селектин/ICAM-1 -/- мышей (67%, p <0,01) относительно однопометников дикого типа (фиг.2⇑ Б ). Через 8 часов приток нейтрофилов оставался значительно подавленным как у мышей ICAM-1 -/- (67%, p <0,02), так и у мышей L-селектин/ICAM-1 -/- (53%, p ). <0,01) по сравнению с однопометниками дикого типа. Рекрутирование тучных клеток также было значительно снижено для L-селектина -/- (снижение на 42%, p <0,01), ICAM-1 -/- (64%, p <0,0001) и L- селектин/ICAM-1 -/- мышей (68%, p <0.0001) после 4-часового заражения IC по сравнению с однопометниками дикого типа (рис. 2⇑ B ). Аналогичные различия были обнаружены через 8 часов. Дополнительная потеря ICAM-1 у мышей с L-селектином -/- привела к значительному снижению количества тучных клеток по сравнению с мышами с L-селектином -/- через 4 и 8 часов ( p <0,05). Напротив, не было притока лейкоцитов у мутантных мышей или их контрольных однопометников после внутрибрюшинного введения. инъекция поликлонального IgG кролика с системным куриным яичным альбумином (данные не показаны).Таким образом, влияние потери каждой молекулы адгезии на рекрутирование лейкоцитов при перитонеальной реакции Артюса было сходно с эффектом, наблюдаемым при кожной реакции Артюса.

Производство TNF-α

ИК стимулируют выработку и высвобождение TNF-α из инфильтрирующих лейкоцитов (8, 10, 32, 40), что обнаруживается через 1–5 ч после начала перитонеальной реакции Артюса, но не через 6 ч (40). Чтобы оценить участие TNF-α в кожной реакции Артюса, уровни мРНК TNF-α исследовали в коже через 4 часа с помощью RT-PCR (фиг.5⇓ A ) и были количественно определены с помощью ПЦР в реальном времени (фиг. 5⇓ B ). Уровни мРНК TNF-α повышались в коже по сравнению с диким типом и у каждой мыши с дефицитом молекул адгезии через 4 часа (фиг. 5⇓ A ). Однако уровни мРНК TNF-α были значительно снижены у мышей L-селектин -/- , ICAM-1 -/- и L-селектин/ICAM-1 -/- по сравнению с их однопометниками дикого типа. ( p < 0,0001, рис. 5⇓ B ). Мыши ICAM-1 -/- и L-селектин/ICAM-1 -/- демонстрировали сходные уровни мРНК TNF-α, которые были значительно ниже, чем у мышей L-селектина -/- ( p < 0.001). Напротив, продукция TNF-α не была обнаружена через 4 часа у мышей, которым вводили контрольное Ab (фиг. 5⇓ A , и данные не показаны). Таким образом, снижение кожных воспалительных реакций у каждой мыши с дефицитом молекул адгезии коррелировало со снижением транскрипции гена TNF-α.

Экспрессия L-селектина и CD18 на перитонеальных тучных клетках

Уменьшение накопления тучных клеток, вызванное реакцией Артюса, у мышей с дефицитом молекул адгезии предполагает роль L-селектина и ICAM-1 в рекрутировании тучных клеток.Поэтому перитонеальные тучные клетки мыши, экспрессирующие c-Kit (38, 41), анализировали на предмет экспрессии L-селектина клеточной поверхности и/или CD18 (интегрин β 2 ) с помощью проточной цитометрии. Значительная экспрессия L-селектина на поверхности c-Kit-позитивных тучных клеток мышей дикого типа была обнаружена при сравнении с тучными клетками мышей L-селектин -/- (фиг. 6⇓ A ) или при окрашивании с использованием нереактивное контрольное mAb соответствующего изотипа (данные не показаны). CD18 также экспрессировался на тучных клетках мышей дикого типа по сравнению с окрашиванием с использованием нереактивного моноклонального антитела соответствующего изотипа (фиг.6⇓ А ). В качестве положительного контроля гранулоциты экспрессировали значительные уровни как L-селектина, так и CD18 (фиг. 6⇓ B ). Дефицит ICAM-1 не влиял на экспрессию L-селектина или CD18 тучными клетками или гранулоцитами (данные не показаны). Точно так же потеря L-селектина не изменила экспрессию CD18 ни в одной из этих клеточных популяций (данные не показаны). Таким образом, L-селектин и CD18 были высоко экспрессированы на поверхности тучных клеток брюшины мыши.

Выражение ICAM-1

Экспрессия ICAM-1 на различных типах клеток, включая кератиноциты и фибробласты, индуцируется стимуляцией провоспалительными цитокинами in vitro (26, 42).Таким образом, потеря экспрессии ICAM-1 на фибробластах и ​​кератиноцитах может способствовать уменьшению воспаления, наблюдаемому у мышей ICAM-1 -/- . Чтобы оценить это, экспрессию ICAM-1 в коже во время реакции Артюса исследовали иммуногистохимически. В нормальной коже ICAM-1 был обнаружен исключительно на эндотелиальных клетках (рис. 7⇓ A ), с повышенной экспрессией ICAM-1 эндотелиальными клетками через 4 часа после индукции IC (рис. 7⇓ B ). Однако экспрессию ICAM-1 нельзя было точно оценить на эндотелиальных клетках через 8 часов, поскольку большое количество воспалительных клеток, инфильтрирующих стенку сосуда, скрывало окрашивание ICAM-1 (рис.7⇓ C ). Экспрессия ICAM-1 не была обнаружена на кератиноцитах, фибробластах или инфильтрирующих воспалительных клетках через 4 или 8 часов (фиг. 7⇓, B и C , и данные не представлены). Экспрессия ICAM-1 не была обнаружена ни в интактной, ни в воспаленной коже мышей ICAM-1 -/- (данные не показаны). Кроме того, потеря экспрессии L-селектина не влияла на экспрессию ICAM-1 ни в интактной, ни в воспаленной коже (данные не показаны). Таким образом, ICAM-1 преимущественно экспрессировался на кожных эндотелиальных клетках.

Обсуждение

В настоящем исследовании потеря ICAM-1, L-селектина или того и другого значительно ингибировала отек и сосудистое кровотечение после заражения IC (рис. 1⇑). Степень влияния дефицита L-селектина и/или ICAM-1 на воспаление варьировала в разные моменты времени, для каждого типа клеток и в разных тканях (рис. 1⇑ и 2⇑). Это говорит о том, что репертуар функциональных молекул адгезии, опосредующих IC-опосредованное воспаление, изменяется в ходе воспаления и зависит от локализации ткани.Отек и кровоизлияние, как правило, в большей степени подавлялись дефицитом ICAM-1 после образования IC по сравнению с дефицитом L-селектина (рис. 1⇑). Тем не менее, дополнительная потеря L-селектина у мышей ICAM-1 -/- дополнительно уменьшала воспалительные реакции по сравнению с дефицитом только ICAM-1 (рис. 1⇑). Это согласуется с тем фактом, что L-селектин и ICAM-1 функционируют совместно, опосредуя оптимальное свертывание лейкоцитов, а также рекрутируя лейкоциты в очаги воспаления (27, 30, 31).Помимо уменьшения воспаления у мышей с дефицитом молекул адгезии, накопление нейтрофилов и тучных клеток в коже и брюшине значительно уменьшалось во время реакции Артюса (рис. 2–4⇑⇓⇓). Точно так же снижение кожных воспалительных реакций коррелировало со значительным снижением уровней мРНК TNF-α в коже в местах отложения IC (рис. 5⇓). В совокупности эти результаты демонстрируют, что ICAM-1 и L-селектин совместно способствуют развитию кожной реакции Артюса, регулируя накопление нейтрофилов и тучных клеток в очаге воспаления.

РИСУНОК 3.

Гистологические срезы ткани, демонстрирующие нейтрофильную инфильтрацию кожи мутантных однопометников и однопометников дикого типа через 4 часа ( A ) и 8 часов ( B ) после заражения IC. Нейтрофилы выявляли окрашиванием гематоксилин-эозином. Оригинальное увеличение, ×100.

РИСУНОК 4.

Гистологические срезы ткани, показывающие накопление тучных клеток в коже мутантных однопометников и однопометников дикого типа через 4 часа ( A ) и 8 часов ( B ) после заражения IC.Тучные клетки (стрелки) были обнаружены как клетки с метахроматическим окрашиванием гранул в срезах, окрашенных толуидиновым синим. Оригинальное увеличение, ×75.

РИСУНОК 5.

Экспрессия мРНК TNF-α в коже мутантных однопометников и однопометников дикого типа через 4 ч после заражения IC. Тотальную РНК выделяли из замороженных тканей кожи, обратно транскрибировали в кДНК, а затем амплифицировали с использованием праймеров TNF-α и β-актина. Продукты ПЦР подвергали электрофорезу на агарозном геле и окрашивали бромистым этидием.Показана репрезентативная экспрессия мРНК TNF-α и β-актина ( A ). Количество мРНК TNF-α измеряли с помощью ПЦР в реальном времени и нормализовали к эндогенному контролю 18S рРНК ( B ). В качестве калибратора использовали уровень мРНК TNF-α у однопометников дикого типа. Все значения представляют собой среднее ± SEM результатов, полученных с пятью мышами в каждой группе. Среднее значение выборки для каждой группы мутантных мышей значительно отличалось от среднего значения для однопометных мышей дикого типа ( p <0,0001).

L-селектин регулирует миграцию лимфоцитов в лимфатические узлы через венулы с высоким эндотелием и участвует во взаимодействиях лейкоцитов с эндотелиальными клетками в периферических очагах воспаления (15). L-селектин -/- мышей проявляют нарушенные периферические воспалительные реакции, включая реакции гиперчувствительности замедленного типа и отторжение аллогенных трансплантатов кожи (20, 21, 31). Однако вопрос о том, связано ли наблюдаемое снижение воспаления, вызванного антигеном, с нарушением ранних событий сенсибилизации антигеном или более поздних эффекторных фаз, остается спорным.Дефицит L-селектина не ингибирует генерацию эффекторных Т-клеток in vivo, способных вызывать in vitro пролиферативный ответ на антиген, или генерацию ответа эффекторных цитотоксических Т-клеток у реципиентов аллотрансплантата кожи (20, 31, 43). Кроме того, исследования прижизненной микроскопии показали, что свертывание лейкоцитов снижается у мышей с L-селектином -/- в кремастерных микрососудах во время провокации Ag в этом месте (44). Эти результаты свидетельствуют о том, что L-селектин непосредственно способствует скатыванию лейкоцитов в периферических сосудах во время иммунного ответа на антиген (44).Однако потребность в L-селектине во время фазы сенсибилизации антигеном иммунного ответа нельзя было полностью исключить, поскольку эти экспериментальные системы требовали системной сенсибилизации антигеном перед введением антигена. Каталина и др. (23) показали, что эффекторные функции, в том числе проникновение лейкоцитов в воспалительные участки кожи, не нарушены у мышей L-селектина -/- , в то время как основной дефект реактивности связан с отсутствием сенсибилизации Т-клеток в дренажной лимфе. узлы. В исследованиях Xu et al.(22), рекрутирование лейкоцитов в кожу было снижено в течение первых 4 дней сенсибилизации у мышей L-селектина -/- , но не после 9 дней сенсибилизации. На основании этого Сюй и соавт. (22) пришли к выводу, что нарушение миграции наивных Т-клеток в дренирующие лимфатические узлы нарушило сенсибилизацию к антигенам у мышей L-селектин -/- , а не последующее нарушение рекрутирования лейкоцитов в кожу. Однако обнаружение того, что дефицит L-селектина значительно снижает накопление лейкоцитов во время пассивной кожной и перитонеальной реакции Артюса, исключает процесс сенсибилизации Ag (рис.2–4⇑⇑⇑). Таким образом, снижение клеточной гиперчувствительности, вызванной антигеном, у мышей L-селектина -/- является результатом прерванных взаимодействий лейкоцитов и эндотелиальных клеток, а не снижением иммунных ответов. Кроме того, эти результаты полностью подтверждают существование эндотелиального лиганда периферических сосудов для L-селектина.

Тучные клетки происходят из клеток-предшественников костного мозга, которые мигрируют с кровотоком в ткани, где они пролиферируют и созревают (45). Зрелые тучные клетки существуют исключительно в тканях, хотя количество тучных клеток увеличивается в местах воспаления (46).Поскольку зрелые тучные клетки из крови накапливаются в ЦНС в течение 1-2 часов в ответ на изменение физиологических условий (47), возможно, что зрелые тучные клетки также мигрируют из кровотока в очаги воспаления. В соответствии с этим перитонеальные тучные клетки экспрессировали значительные уровни как L-селектина, так и CD18 (рис. 6⇓). Кроме того, индуцированное реакцией Артюса накопление тучных клеток как в коже, так и в брюшине было значительно снижено у мышей, лишенных L-селектина, ICAM-1 или обеих молекул адгезии (рис.2⇑). Маловероятно, что тучные клетки мигрировали из окружающих тканей в места воспаления, поскольку экспрессия ICAM-1 была обнаружена только на эндотелии во время воспаления, вызванного ИК (рис. 7⇓), а количество тучных клеток быстро увеличивалось в брюшной полости диких животных. типа мышей после воспаления (рис. 2⇑ B ). Хотя точные пути миграции тучных клеток в очаги воспаления в этом исследовании не были определены, результаты предполагают, что L-селектин и ICAM-1 регулируют рекрутирование тучных клеток из кровообращения.

РИСУНОК 6.

Экспрессия L-селектина и CD18 на перитонеальных тучных клетках и гранулоцитах. Перитонеальные клетки от необработанных мышей дикого типа окрашивали либо антителами против c-Kit-FITC, либо антителами против Gr-1-FITC плюс либо антителами анти-CD18-PE, либо антителами анти-L-селектин-PE. Проточный цитометрический анализ проводили путем гейтирования c-Kit-позитивных тучных клеток или Gr-1-позитивных гранулоцитов. Показаны репрезентативные гистограммы для экспрессии L-селектина или CD18 на тучных клетках ( А ) или гранулоцитах ( В ).Пунктирные линии для экспрессии L-селектина представляют окрашивание, полученное с использованием L-селектина -/- мышей. Пунктирные линии для экспрессии CD18 представляют собой контрольное окрашивание с использованием нереакционноспособного mAb соответствующего изотипа. Эти результаты представляют результаты, полученные с пятью мышами дикого типа.

РИСУНОК 7.

Экспрессия ICAM-1 в коже мышей дикого типа во время кожной пассивной реакции Артюса. Экспрессию ICAM-1 в нормальной коже ( A ) и в воспаленной коже через 4 часа ( B ) и 8 часов ( C ) заражения IC оценивали с помощью иммуногистохимии с использованием антител против ICAM-1.Срезы докрашивали метиловым зеленым. Оригинальное увеличение, ×100.

Зрелые тучные клетки брюшины экспрессировали CD18 и L-селектин (рис. 6⇑). В соответствии с этим открытием, Mac-1 (CD11b/CD18) экспрессируется незрелыми тучными клетками, полученными из костного мозга мыши, и зрелыми тучными клетками брюшины (41). Экспрессия CD18 также обнаруживается на тучных клетках нормальной кожи человека, а линии тучных клеток человека экспрессируют CD18 (48). Что касается экспрессии L-селектина, то предыдущее исследование показало, что незрелые тучные клетки, полученные из костного мозга мыши, не экспрессируют L-селектин (49).Второе исследование показало, что L-селектин не экспрессируется на зрелых первичных тучных клетках, выделенных из легких и матки человека (50). Однако фрагменты ткани сначала обрабатывали коллагеназой во втором исследовании, а затем выделенные тучные клетки культивировали в течение не менее 24 часов. L-селектин быстро теряется с клеточной поверхности лейкоцитов после клеточной активации (15). Кроме того, инкубация лимфоцитов в течение ночи при 4°C также может привести к полной потере L-селектина с клеточной поверхности (51).Следовательно, вполне вероятно, что экспрессия L-селектина эндопротеолитически высвобождается с клеточной поверхности во время выделения зрелых тучных клеток. Тем не менее, настоящее исследование показывает, что зрелые тучные клетки, свежевыделенные из брюшной полости, экспрессируют значительные уровни L-селектина.

ICAM-1 экспрессируется на многих типах клеток, при этом его экспрессия регулируется провоспалительными цитокинами in vitro (26). Повышенная экспрессия ICAM-1 также наблюдается на кератиноцитах, фибробластах и ​​инфильтрирующих лейкоцитах воспаленной кожи in vivo (52, 53).Более того, экспрессия ICAM-1 фибробластами может обеспечивать миграцию нейтрофилов через слои фибробластов в тканях (54, 55), а экспрессия ICAM-1 на эпителиальных клетках легких поддерживает адгезию и удержание нейтрофилов (56). Следовательно, возможно, что экспрессия ICAM-1 на клетках, отличных от эндотелиальных, может быть вовлечена в миграцию или удержание лейкоцитов в периваскулярной области воспаленной кожи во время реакции Артюса. Однако наши данные о том, что ICAM-1 экспрессируется исключительно кожным эндотелием в реакции Артюса (рис.7⇑) исключает такую ​​возможность. Более того, это открытие предполагает, что эндотелиальная экспрессия ICAM-1 в первую очередь опосредует накопление лейкоцитов во время реакции Артюса.

Два доминирующих пути способствуют возникновению кожной реакции Артюса: FcγRIII-зависимый путь и комплемент-зависимый путь с использованием C5aR (5, 6, 9). Потеря FcγRIII приводит к снижению образования отека и рекрутирования нейтрофилов на 60% по сравнению с мышами дикого типа, тогда как дефицит C5aR приводит к снижению на 30–50% (5, 10).Настоящее исследование демонстрирует, что отек, кровоизлияние и накопление нейтрофилов ингибируются на 30–40% при дефиците L-селектина, на 40–50% при дефиците ICAM-1 и на 50–60% при комбинированной потере L-селектина и ICAM. -1 (рис. 1⇑ и 2⇑ A ). Таким образом, блокирование функции L-селектина, ICAM-1 или обеих молекул адгезии ингибирует реакцию Артюса в той же степени, что и блокирование путей C5aR или FcγRIII. Таким образом, молекулы клеточной адгезии, включая L-селектин и ICAM-1, могут играть критическую роль в инициации реакции Артюса, помимо ее прогрессирования.Это говорит о том, что L-селектин и ICAM-1 являются потенциальными терапевтическими мишенями для заболеваний человека, опосредованных IC, таких как синдром васкулита и некоторые заболевания коллагена. Однако следует отметить, что генетический дефицит L-селектина или ICAM-1 при развитии реакции Артюса представлял собой принципиально иную ситуацию, чем селективное угнетение функции этих молекул адгезии при течении ИЦ-опосредованного заболевания.

Сноски

  • ↵1 Работа выполнена при финансовой поддержке гранта Министерства образования, науки и культуры Японии (С.S.) и гранты Национального института здравоохранения CA54464 и CA81776 (для TFT).

  • ↵2 Корреспонденцию и запросы на перепечатку направляйте доктору Шиничи Сато, кафедра дерматологии, Высшая школа медицинских наук Канадзавского университета, 13-1 Такарамачи, Канадзава, Исикава 920-8641, Япония. Адрес электронной почты: s-satomed.kanazawa-u.ac.jp

  • ↵3 Аббревиатура, используемая в данной статье: IC, иммунный комплекс.

  • Поступила в редакцию 16 октября 2001 г.
  • Принято 11 января 2002 г.
  • Copyright © 2002 г. Американской ассоциации иммунологов

    Коль, Дж., Дж. Э. Гесснер. 1999. О роли комплемента и Fc γ-рецепторов в реакции Артюса. Мол. Иммунол. 36: 893

  • Arthus, M.. 1903. Injections répetées de Serum de Cheval chez le lapin. В. Р. Соц. биол. 55: 817

  • Сильвестр Д.Л., Дж. В. Равеч. 1994. Рецепторы Fc инициируют реакцию Артюса: переопределение воспалительного каскада. Наука 265: 1095

  • Сильвестр Д., Р. Клайнс, М. Ма, Х. Уоррен, М. К. Кэрролл, Дж. В. Раветч. 1996. Опосредованные иммуноглобулином G воспалительные реакции обычно развиваются у мышей с дефицитом комплемента. Дж. Эксп. Мед. 184: 2385

  • Бауманн У., Дж. Коль, Т. Черниг, К.Швертер-Штрампф, Дж. С. Вербеек, Р. Э. Шмидт, Дж. Э. Гесснер. 2000. Содоминантная роль FcγRI/III и C5aR в обратной реакции Артюса. Дж. Иммунол. 164: 1065

  • Hazenbos, WL, JE Gessner, FM Hofhuis, H. Kuipers, D. Meyer, IA Heijnen, RE Schmidt, M. Sandor, PJ Capel, M. Daeron и др. 1996. Нарушенная IgG-зависимая анафилаксия и реакция Артюса у мышей с дефицитом FcγRIII (CD16). Иммунитет 5: 181

  • Чжан Ю., Рамос Б.Ф., Якщик Б.А. 1991. Усиление обратной реакции Артюса тучными клетками у мышей. Дж. Клин. Вкладывать деньги. 88: 841

  • Чжан Ю., Б. Ф. Рамос, Б. А. Якщик. 1992. Рекрутирование нейтрофилов фактором некроза опухоли из тучных клеток при иммунокомплексном перитоните. Наука 258: 1957

  • Сильвестр Д. Л., Дж. В. Равеч. 1996. Доминирующая роль Fc-рецепторов тучных клеток в реакции Артюса.Иммунитет 5: 387

  • Хопкен, У. Э., Б. Лу, Н. П. Джерард, К. Джерард. 1997. Нарушение воспалительных реакций при обратной реакции Артюса за счет генетической делеции рецептора C5a. Дж. Эксп. Мед. 186: 749

  • Butcher, EC. 1991. Распознавание лейкоцитарно-эндотелиальных клеток: три (или более) шага к специфичности и разнообразию. Сотовый 67: 1033

  • Лей, К., Т. Ф. Теддер. 1995. Взаимодействия лейкоцитов с эндотелием сосудов: новое понимание селектин-опосредованного прикрепления и скручивания. Дж. Иммунол. 155: 525

  • Springer, TA. 1995. Сигналы движения на эндотелии для рециркуляции лимфоцитов и эмиграции лейкоцитов. Анну. Преподобный Физиол. 57: 827

  • Теддер, Т. Ф., Д. А. Стибер, А. Чен, П. Энгель. 1995. Селектины: молекулы сосудистой адгезии.ФАСЭБ Дж. 9: 866

  • Теддер, Т. Ф., К. Ли, Д. А. Стибер. 1999. Селектины и их лиганды: молекулы адгезии сосудистой сети. Доп. Мол. Клеточная биол. 28: 65

  • Спертини О., Ф. В. Лущинскас, М. А. Гимброне-младший, Т. Ф. Теддер. 1992. Прикрепление моноцитов к активированному эндотелию сосудов человека in vitro опосредуется молекулой адгезии лейкоцитов-1 (L-селектин) в нестатических условиях.Дж. Эксп. Мед. 175: 1789

  • Спертини, О., Ф. В. Лущинскас, Г. С. Канзас, Дж. М. Манро, Дж. Д. Гриффин, М. А. Гимброне-младший, Т. Ф. Теддер. 1991. Молекула адгезии лейкоцитов-1 (LAM-1, L-селектин) взаимодействует с лигандом индуцибельной эндотелиальной клетки, поддерживая адгезию лейкоцитов. Дж. Иммунол. 147: 2565

  • Брэди, Х. Р., О. Спертини, В. Хименес, Б. М. Бреннер, П. А. Марсден, Т.Ф. Теддер. 1992. Нейтрофилы, моноциты и лимфоциты связываются с активируемыми цитокинами эндотелиальными клетками почечных клубочков посредством L-селектина (LAM-1) in vitro. Дж. Иммунол. 149: 2437

  • Арбонес, М. Л., Д. К. Орд, К. Лей, Х. Радич, К. Мейнард-Карри, Д. Дж. Капон, Т. Ф. Теддер. 1994. У мышей с дефицитом L-селектина (CD62L) нарушается самонаведение лимфоцитов, а также скатывание и миграция лейкоцитов. Иммунитет 1: 247

  • Тан, М.Л. К., Л. П. Хейл, Д. А. Стибер, Т. Ф. Теддер. 1997. L-селектин участвует в миграции лимфоцитов к очагам воспаления в коже: замедленное отторжение аллотрансплантатов у мышей с дефицитом L-селектина. Дж. Иммунол. 158: 5191

  • Теддер, Т. Ф., Д. А. Стибер, П. Пискуэта. 1995. У мышей с дефицитом L-селектина нарушен рекрутмент лейкоцитов в очаги воспаления. Дж. Эксп. Мед. 181: 2259

  • Сюй, Дж., И. С. Гревал, Г. П. Геба, Р. А. Флавелл. 1996. Нарушение первичного Т-клеточного ответа у мышей с дефицитом L-селектина. Дж. Эксп. Мед. 183: 589

  • Каталина, доктор медицинских наук, М. К. Кэрролл, Х. Ариспе, А. Такашима, П. Эстесс, М. Х. Сигельман. 1996. Путь проникновения антигена определяет потребность в L-селектине во время иммунного ответа. Дж. Эксп. Мед. 184: 2341

  • Кункель, Э. Дж., К. Лей. 1996. Отличительный фенотип мышей с дефицитом Е-селектина. Е-селектин необходим для медленного свертывания лейкоцитов in vivo. Цирк. Рез. 79: 1196

  • Лей, К. Э., Д. Буллард, М. Л. Арбонес, Р. Босс, Д. Вествебер, Т. Ф. Теддер, А. Л. Боде. 1995. Последовательный вклад L- и P-селектина в рост лейкоцитов in vivo. Дж. Эксп. Мед. 181: 669

  • Дастин, М. Л., Р.Ротлейн, А.К. Бхан, К.А. Динарелло, Т.А. Спрингер. 1986. Индукция IL-1 и интерфероном-γ: распределение в тканях, биохимия и функция молекулы естественного сцепления (ICAM-1). Дж. Иммунол. 137: 245

  • Стибер, Д. А., М. А. Кэмпбелл, А. Басит, К. Лей, Т. Ф. Теддер. 1998. Оптимальное опосредованное селектином свертывание лейкоцитов при воспалении in vivo требует экспрессии молекулы межклеточной адгезии-1. проц. Натл. акад.науч. США 95: 7562

  • Слай, Дж. Э., младший, К. М. Баллантайн, С. С. Рич, Х. К. Хокинс, К. В. Смит, А. Брэдли, А. Л. Боде. 1993. Воспалительные и иммунные реакции нарушены у мышей с дефицитом молекулы межклеточной адгезии 1. Proc. Натл. акад. науч. США 90: 8529

  • Xu, H., J.A. Gonzalo, Y. St. Pierre, I.R. Williams, T.S. Kupper, R.S. Cotran, T.A.Спрингер, Дж.-К. Гитеррес-Рамос. 1994. Лейкоцитоз и устойчивость к септическому шоку у мышей с дефицитом межклеточной молекулы адгезии 1. Дж. Эксп. Мед. 180: 95

  • Нагаока Т., Ю. Кабураги, Ю. Хамагути, М. Хасегава, К. Такехара, Д. А. Стибер, Т. Ф. Теддер, С. Сато. 2000. Замедленное заживление ран в отсутствие экспрессии молекулы межклеточной адгезии-1 или L-селектина. Являюсь. Дж. Патол. 157: 237

  • Стибер, Д.А., М.Л.К. Тан, Н. Э. Грин, X.-Q. Чжан, Дж. Э. Слоан, Т. Ф. Теддер. 1999. Попадание лейкоцитов в очаги воспаления требует перекрывающихся взаимодействий между путями L-селектина и ICAM-1. Дж. Иммунол. 163: 2176

  • Рамос Б.Ф., Ю. Чжан, Б.А. Якщик. 1994. Выявление нейтрофилов при обратной пассивной реакции Артюса: комплемент-зависимое и -независимое участие тучных клеток. Дж. Иммунол. 152: 1380

  • Ониши, М., Х. Койке, Н. Кавамура, С. Дж. Тодзё, М. Хаяси, С. Морока. 1996. Роль Р-селектина в ранней стадии реакции Артюса. Иммунофармакология 34: 161

  • Роте, У. Э., Э. Демпси, С. Маки, Г. П. Власук, М. Мойл. 1996. Роль интегринов CD11/CD18 в обратной пассивной реакции Артюса в кожной ткани крыс. J. Биол. лейкоцитов. 59: 254

  • Нуршарг, С., М. Рампарт, П. Г. Хеллевелл, П. Дж. Хосе, Дж. М. Харлан, А. Дж. Эдвардс, Т. Дж. Уильямс. 1989. Накопление 111 В-нейтрофилов в коже кроликов при аллергических и неаллергических воспалительных реакциях in vivo. Ингибирование путем предварительной обработки нейтрофилов in vitro моноклональными антителами, распознающими антиген CD18. Дж. Иммунол. 142: 3193

  • Кинг, П. Д., Э. Т. Сандберг, А. Сельвакумар, П. Фанг, А. Л. Боде, Б. Дюпон.1996. Новые изоформы мышиной молекулы межклеточной адгезии-1, полученные путем альтернативного сплайсинга РНК. Дж. Иммунол. 154: 6080

  • Сато С., А. С. Миллер, М. Инаоки, С. Б. Бок, П. Дж. Янсен, М. Л. К. Танг, Т. Ф. Теддер. 1996. CD22 является как положительным, так и отрицательным регулятором передачи сигнала рецептора антигена В-лимфоцитов: измененная передача сигнала у мышей с дефицитом CD22. Иммунитет 5: 551

  • Гоммерман, Дж.Л., Д.Ю. О, X. Чжоу, Т.Ф. Теддер, М. Маурер, С.Дж. Галли, М.К. Кэрролл. 2000. Роль CD21/CD35 и CD19 в реакциях на острый септический перитонит: потенциальный механизм активации тучных клеток. Дж. Иммунол. 165: 6915

  • Абрахам, К., Дж. Миллер. 2001. Молекулярные механизмы регуляции гена IL-2 после костимуляции через LFA-1. Дж. Иммунол. 167: 5193

  • Хеллер, Т., JE Gessner, RE Schmidt, A. Klos, W. Bautsch, J. Kohl. 1999. Передовой опыт: Fc-рецептор типа I для IgG на макрофагах и комплемент опосредуют воспалительную реакцию при иммунном комплексном перитоните. Дж. Иммунол. 162: 5657

  • Розенкранц, А. Р., А. Коксон, М. Маурер, М. Ф. Гуриш, К. Ф. Остин, Д. С. Френд, С. Дж. Галли, Т. Н. Маядас. 1998. Нарушение развития тучных клеток и врожденного иммунитета у мышей с дефицитом Mac-1 (CD11b/CD18, CR3).Дж. Иммунол. 161: 6463

  • Миддлтон, М. Х., Д. А. Норрис. 1995. Цитокин-индуцированная экспрессия ICAM-1 в кератиноцитах человека сильно варьирует в штаммах кератиноцитов от разных доноров. Дж. Инвест. Дерматол. 104: 489

  • Стибер, Д. А., Н. Э. Грин, С. Сато, Т. Ф. Теддер. 1996. Гуморальные иммунные реакции у мышей с дефицитом L-селектина. Дж. Иммунол. 157: 4899

  • Канвар, С., Д. А. Стибер, Т. Ф. Теддер, М. Дж. Хики, П. Кубес. 1999. Перекрывающиеся роли L-селектина и P-селектина в антиген-индуцированных иммунных реакциях в микроциркуляторном русле. Дж. Иммунол. 162: 2709

  • Киршенбаум А.С., С.В. Кесслер, Дж.П. Гофф, Д.Д. Меткалф. 1991. Демонстрация происхождения тучных клеток человека из клеток-предшественников CD34 + костного мозга. Дж. Иммунол. 146: 1410

  • Исидзака, Т., К. Исидзака. 1975. Биология иммуноглобулина Е. Молекулярные основы реагиновой гиперчувствительности. прог. Аллергия 19: 60

  • Сильверман, А. Дж., А. К. Сазерленд, М. Вильгельм, Р. Сильвер. 2000. Тучные клетки мигрируют из крови в мозг. Дж. Нейроски. 20: 401

  • Вебер С., Бабина М., Феллер Г., Хенц Б.М. 1997. Лейкемические (HMC-1) и нормальные тучные клетки кожи человека экспрессируют β2-интегрины: характеристика β2-интегринов и ICAM-1 на клетках HMC-1.Сканд. Дж. Иммунол. 45: 471

  • Шрирамарао П., В. Андерсон, Б. А. Волицки, Д. Х. Бройд. 1996. Тучные клетки, полученные из костного мозга мыши, вращаются на Р-селектине в условиях потока in vivo. лаборатория Вкладывать деньги. 74: 634

  • Wimazal, F., M. Ghannadan, M.R. Muller, A. End, M. Willheim, P. Meidlinger, G.H. Schernthaner, JH Jordan, W. Hagen, H. Agis, et al 1999.Экспрессия самонаводящихся рецепторов и родственных молекул на тучных клетках и базофилах человека: сравнительный анализ с использованием многоцветной проточной цитометрии и методов окрашивания толуидиновым синим/иммунофлуоресценцией. Тканевые антигены 54: 499

  • Теддер, Т. Ф., М. Д. Купер, Л. Т. Клемент. 1985. Антигены дифференцировки лимфоцитов человека HB-10 и HB-11. II. Дифференциальное производство факторов роста и дифференцировки В-клеток различными субпопуляциями хелперных Т-клеток.Дж. Иммунол. 134: 2989

  • Мацунага Т., И. Катаяма, Х. Йокодзеки, К. Нисиока. 1996. Экспрессия ICAM-1 на кератиноцитах при механических повреждениях кожи больного атопическим дерматитом. Дж. Дерматол. науч. 12: 219

  • Majewski, S., N. Hunzelmann, J.P. Johnson, C. Jung, C. Mauch, H.W.L. Ziegler-Heitbrock, G. Riethmuller, T. Krieg. 1991. Экспрессия молекулы межклеточной адгезии-1 (ICAM-1) в коже больных системным склерозом.Дж. Инвест. Дерматол. 97: 667

  • Моржицки В., А. К. Иссекутц. 1991. Фактор некроза опухоли-α, но не интерлейкин-1, индуцирует миграцию полиморфноядерных лейкоцитов через слои фибробластов по фибробластозависимому механизму. Иммунология 74: 107

  • Шан, XZ, А.С. Иссекутц. 1998. Вклад CD11a/CD18, CD11b/CD18, ICAM-1 (CD54) и -2 (CD102) в миграцию моноцитов человека через барьеры эндотелия и фибробластов соединительной ткани.Евро. Дж. Иммунол. 28: 1970

  • Този, М. Ф., Дж. М. Старк, К. В. Смит, А. Хамедани, Д. К. Грюнерт, М. Д. Инфельд. 1992. Индукция экспрессии ICAM-1 на эпителиальных клетках дыхательных путей человека воспалительными цитокинами: влияние на адгезию нейтрофильных эпителиальных клеток. Являюсь. Дж. Дыхание. Клетка. Мол. биол. 7: 214

  • Реакция Артюса у грызунов: видовая потребность в комплементе

    Abstract

    Мы индуцировали обратную пассивную реакцию Артюса (RPA) в коже грызунов и обнаружили, что вклад комплемента в опосредованное иммунными комплексами воспаление зависит от вида.Было обнаружено, что комплемент необходим крысам и морским свинкам, но не мышам C57BL/6J. У крыс в течение 4 часов после инициации реакции RPA титры гемолитических реакций альтернативного пути в сыворотке значительно снизились ниже исходных уровней, тогда как титры классического пути не изменились. Таким образом, кожная реакция протекает одновременно с системной активацией комплемента. Ингибитор сериновых протеаз ВСХ 1470, который блокирует эстеролитическую и гемолитическую активность ферментов комплемента Cls и фактора D in vitro, также блокировал развитие RPA-индуцированного отека у крыс.Эти данные подтверждают предположение о том, что процессы, опосредованные комплементом, имеют большое значение в реакции Артюса у крыс и морских свинок, и позволяют предположить, что BCX 1470 будет полезен в качестве противовоспалительного средства при заболеваниях, при которых известно, что активация комплемента вредна.

    Реакция Артюса является классической моделью in vivo для опосредованного иммунными комплексами (ИК) 4 острого воспалительного повреждения тканей. При обратной пассивной реакции Артюса (РПА) избыток АТ вводят в кожу животных, ранее им введенных i.v. с соответствующим Ag. Это обеспечивает периваскулярное отложение ICs в дерме и воспроизводимо вызывает быструю воспалительную реакцию, характеризующуюся отеком, нейтрофилией, кровоизлиянием и, наконец, некрозом тканей (см. обзор в Ref. 1). События, которые инициируют и распространяют воспалительное повреждение тканей во время реакции RPA, были предметом многих исследований с использованием кроликов (2), морских свинок (3) и крыс (4). Эти ранние исследования на животных привели к общему мнению, что активация комплемента с помощью ICs является ключевым инициирующим этапом, и продемонстрировали потребность в нейтрофилах и тучных клетках для распространения воспалительного каскада.Однако более поздние исследования показали, что IC-опосредованное воспаление в реакции RPA инициируется через пути, запускаемые рецептором Fcγ. Например, было показано, что лечение крыс рекомбинантным растворимым FcγRII человека приводит к дозозависимому ингибированию реакции RPA (5), а целенаправленная делеция γ-цепи FcR приводит к заметному ослаблению реакций RPA у мышей (6, 7). ). Кроме того, сообщалось, что у мышей с дефицитом белков комплемента С3, С4 или С5 реакция RPA протекает нормально (8).Таким образом, было высказано предположение, что инициированное IC воспаление в ответе RPA зависит от активации клеточных ответов, запускаемых FcγR, и не требует активации комплемента (8). Последующие эксперименты с использованием мышей, дефицитных только по FcγRIII, показали, что этот рецептор участвует в опосредовании реакции RPA (9). Однако, в отличие от исследований с использованием мышей с дефицитом γ-цепи FcR, эксперименты с использованием животных с дефицитом FcγRIII показали, что в дополнение к запускаемым FcγR путям активация комплемента также вносит значительный вклад в опосредование реакции RPA.Хёпкен и др. (10), которые использовали мышей с дефицитом рецептора C5a, также продемонстрировали, что комплемент способствует реакции RPA.

    Очевидно, точная роль FcγRs и комплемента в реакции RPA остается неоднозначной. Тем не менее, объединенные данные показали нам, что степень зависимости от путей, опосредованных комплементом и FcγR, при повреждении, вызванном IC, зависит от вида. Мы проверили эту гипотезу путем прямого сравнения RPA-реакций, вызываемых в коже нормокомплементемичных и декомплементарных крыс, морских свинок и мышей, и обнаружили, что вклад комплемента в раннюю отечную фазу воспаления действительно проявляет видовую специфичность; у крыс и морских свинок основную роль играет комплемент, тогда как у мышей C57BL/6J не может быть продемонстрировано никакой потребности в комплементе.Кроме того, используя крысиную модель, мы показываем, что комплемент системно активируется во время кожной реакции RPA и что лечение ингибитором сериновой протеазы BCX 1470 блокирует воспалительную реакцию. Этот терапевтический эффект BCX 1470 и, возможно, других подобных ингибиторов может оказаться полезным для лечения заболеваний человека, при которых повреждение тканей инициируется отложением IC и опосредовано активацией комплемента.

    Материалы и методы

    Животные

    Всех животных кормили и поили вволю и содержали в соответствии с протоколами, установленными Программой ресурсов животных Университета Алабамы в Бирмингеме.Восьминедельные мыши C57BL/6J (Лаборатория Джексона, Бар-Харбор, Мэн) весом 30 ± 2 г, 12-недельные крысы Sprague Dawley (Charles River Laboratories, Бостон, Массачусетс) весом 343 ± 15 г и 18 Использовали морских свинок HsdPoc:DH в возрасте около недели (Harlan Sprague-Dawley, Indianapolis, IN) весом 278 ± 4 г.

    Материалы

    Поликлональная кроличья сыворотка против овечьих эритроцитов, куриный яичный альбумин (уровень VII), краситель Эванса синий, 5,5′-дитиобис (2-нитробензойная кислота), Na-бензоил-1-Arg-нитроанилид, пропердин и ДМСО получены из Сигма (ул.Луи, Миссури). Бензилоксикарбонил-Lys-тиобензил был получен от Nova Biochem (Ла-Хойя, Калифорния), бычий трипсин был получен от Worthington Biochemical (Фрихолд, Нью-Джерси), а человеческие C1s были получены от Calbiochem (Сан-Диего, Калифорния). Фактор яда кобры из Naja naja (CoVF) был получен из Quidel (Сан-Диего, Калифорния), а эритроциты овцы и морской свинки были из Colorado Serum (Денвер, Колорадо). Поликлональный кроличий IgG против альбумина куриных яиц был получен от Cappel Laboratories (Cochranville, PA). Белки комплемента человека C3, фактор B и фактор D очищали, как подробно описано в другом месте (11, 12, 13).BCX 1470 (2-амидино-6-[2-тиофенкарбокси]бензотиофена метансульфонат; C 14 H 10 N 2 O 2 S 2 S 2 ) был синтезирован BioCrystical (BhamirmingAL, растворяют в ДМСО для анализов in vitro или в 5% декстрозе для использования in vivo. Полная информация о структуре и синтезе BCX 1470 описана в другом месте (14).

    Определение эстеролитической активности фактора D, C1s и трипсина

    Эстеролитическую активность фактора D, C1s и трипсина определяли путем измерения их способности гидролизовать соответствующие синтетические субстраты (15, 16).Во всех эстеролитических анализах использовали 1,29 мМ субстрата, растворенного в 0,1 мМ HEPES, 0,5 М NaCl и 10% ДМСО, и проводили в 96-луночных микротитровальных планшетах (200 мкл на реакцию). В этих анализах гидролиз субстрата бензилоксикарбонил-Lys-тиобензил фактором D (104 нМ) или C1s (3–13 нМ) высвобождает активную группу, которая реагирует с хромогеном 5,5′-дитиобис (2-нитробензойная кислота). , тогда как трипсин гидролизует хромогенный субстрат Na-бензоил-1-Arg-нитроаналид. В обоих случаях изменение поглощения окрашенного конечного продукта отслеживают при 405 нм в течение 200 с с использованием кинетического ридера для микропланшетов V max (Molecular Devices, Menlo Park, CA), который автоматически рассчитывает скорость преобразования субстрата. (мОД/мин).Для измерения способности BCX 1470 ингибировать эстеролитическую активность фактора D, C1s и трипсина ингибитор добавляли к 100 мкл буфера для анализа, уже содержащего целевой фермент. Затем добавляли субстрат (100 мкл) и контролировали его превращение. В лунки отрицательного контроля добавляли буфер, субстрат и ингибитор, но не фермент. Значение IC 50 для этеролиза рассчитывали из полулогарифмических графиков процента ингибирования эстеролиза в зависимости от концентрации ингибитора, при этом процент ингибирования определяли как: [(скорость эстеролиза в отсутствие ингибитора — скорость эстеролиза в присутствии ингибитора) ÷ ( скорость эстеролиза в отсутствие ингибитора)] × 100.

    Гемолитические анализы

    Общая гемолитическая активность сыворотки человека и крысы классического пути измерялась путем смешивания 100 мкл кроличьих АТ-сенсибилизированных овечьих эритроцитов (1,5 × 10 8 /мл) со 100–600 мкл соответствующего разведения сыворотки в GVB 2+ (забуференный вероналом физиологический раствор (pH 7,3), содержащий 1 мМ MgC1 2 , 0,15 мМ CaCl 2 и 0,1% желатина). Объем реакции доводили до 1,5 мл с помощью GVB 2+ и смесь инкубировали в течение 60 мин при 37°С.Поглощение супернатантов при 413 нм затем использовали для расчета CH 50 ед/мл. Общую гемолитическую активность сыворотки человека по альтернативному пути измеряли путем смешивания 250 мкл кроличьих эритроцитов (1 × 10 8 /мл) с 50–150 мкл разведения 1/10 сыворотки в DGBV-Mg-EGTA (веронал половинной концентрации). -буферный солевой раствор (pH 7,3), содержащий 2,5% декстрозы, 2,5 мМ MgC1 2 , 10 мМ EGTA и 0,1% желатина). Добавляли DGVB-Mg-EGTA до конечного объема 500 мкл и смесь инкубировали 60 мин при 37°С.Гемолитическая реакция была остановлена ​​добавлением 2 мл охлажденного льдом DGVB-EDTA (DGVB, содержащего 10 мМ EDTA) и поглощение супернатантов при 413 нм использовали для расчета АР 50 ед/мл. Для измерения активности альтернативного пути сыворотки крыс эритроциты морской свинки заменяли эритроцитами кролика. Для оценки ингибирования гемолитической активности классического или альтернативного пути с помощью BCX 1470 в смеси для титрования добавляли разведения ингибитора в 100 мкл буфера перед корректировкой конечного объема.Процентное ингибирование рассчитывали из контролей без ингибитора и использовали для определения значений IC 50 .

    Гемолитическая активность фактора D

    измерялась с использованием обработанных нейраминидазой овечьих эритроцитов, несущих человеческий C3b (EC3b), приготовленных, как описано (17). Смеси 2,5 × 10 6 EC3b, 250 нг фактора B, 6 нг пропердина и различных количеств (0,1–8,0 нг) фактора D в общем объеме 150 мкл DGVB-Mg-EGTA инкубировали при 30°C в течение 15 мин, чтобы обеспечить образование EC3bBb(P).Реакцию останавливали добавлением 1,0 мл GVB-EDTA (солевой раствор, забуференный вероналом (pH 7,3), содержащий 10 мМ EDTA и 0,1% желатина), клетки осаждали и ресуспендировали в 50 мкл GVB-EDTA. Конвертазные сайты создавали добавлением 350 мкл сыворотки морской свинки, разбавленной 1/40 в GVB-EDTA, и инкубировали в течение 60 мин при 37°C. Затем рассчитывали гемолитическую активность фактора D (18) в ед/нг по поглощению супернатантов при 413 нм. Для оценки ингибирования гемолитической активности фактора D BCX 1470 количество фактора D, соответствующее 1 гемолитической единице (1–2 нг фактора D в зависимости от партии клеток EC3b), инкубировали с различными количествами ингибитора при 30°C. в течение 30 мин и измеряли остаточную активность фактора D.Процентное ингибирование рассчитывали из контролей без ингибитора и использовали для определения значений IC 50 . Для оценки ингибирования гемолитической активности фактора B клетки EC3bBb(P), несущие в среднем один гемолитический сайт на клетку, инкубировали с различными количествами BCX 1470 в конечном объеме 100 мкл GVB-EDTA при 30°C в течение 10 мин. Остаточные участки затем проявляли сывороткой морской свинки, разбавленной 1/40 в GVB-EDTA, и использовали для расчета значений IC 50 .

    Реакции Артюса

    Животных анестезировали i.п. инъекцию смеси кетамина и ксилазина (Fort Dodge Laboratories, Fort Dodge, IA), и медиальную поверхность обеих задних ног и спину выбривали. Каждому животному в левую бедренную вену вводили альбумин куриного яйца (6,6 мг/мл) в стерильном 0,9% растворе NaCl, содержащем 2% красителя Evans blue (10 мг OVA/кг). Через пять минут внутрикожно вводили указанные количества кроличьего IgG против куриного яичного альбумина в 25 мкл 0,9% NaCl. Контрольные участки получали по 25 мкл 0,09% NaCl. Перед введением OVA или Ab все агрегаты удаляли центрифугированием при 12 000 × g в течение 5 мин.В кожу каждого животного вводили IgG в двух местах и ​​физиологический раствор в двух местах. Все внутрикожные инъекции делались на расстоянии не более 2 см друг от друга и ограничивались верхними двумя третями туловища. В различные сроки после начала реакции РПА брали кровь для определения гемолитической активности сыворотки или животных умерщвляли путем удушения СО 2 . Инъецированный участок кожи собирали для количественного определения размера поражения и далее обрабатывали для гистологии.

    Площадь дермы, окрашенную экстравазацией синего красителя Эванса, использовали для количественной оценки степени воспаления, вызванного реакцией RPA.Сразу после сбора кожуру выворачивали, накрывали прозрачной пластиковой пленкой и отслеживали периметр каждого синего поражения с помощью электронного ручного дигитайзера, который автоматически вычислял площадь (в см 2 ) каждого поражения. Чистую площадь поражений определяли путем вычитания средней площади поражений, вызванных инъекцией физиологического раствора, из площади каждого поражения, инъецированного IgG.

    Гипокомплементемию индуцировали внутрибрюшинно. введение CoVF (30 мкг) (19) за 18 ч до начала реакций РПА.Мы показали (20) с помощью ELISA (21), что это лечение снижает уровень антигена C3 в сыворотке мышей до менее чем 3% от начального уровня в течение 4 часов и что состояние гипокомплементемии сохраняется в течение как минимум 48 часов. Мы подтвердили, что после инъекции CoVF антигенный C3 также не обнаруживался в сыворотках крыс и морских свинок, собранных в течение 24 часов после лечения CoVF (данные не показаны). Чтобы проверить, ингибирует ли введение BCX 1470 реакцию RPA, соединение смешивали с раствором OVA/красителя и вводили i.v. крысам (10 мг/кг) через правую бедренную вену непосредственно перед началом кожных реакций РПА. Альтернативно, BCX 1470 вводили в течение первого часа реакции RPA (конечная доза 0,25 мг/кг), начиная сразу после инъекции OVA и непосредственно перед кожной инъекцией Ab. Предварительные тесты подтвердили, что 24-часовая выживаемость крыс, получавших 10 мг/кг BCX 1470, составила 100%. Контрольные крысы (без ингибитора) получали болюс или инфузию 5% декстрозы.

    Гистология

    Биопсии кожи брали из мест, где вводили физиологический раствор и антитела, заливали компаундом ОСТ (Sakura Fineteck USA, Torrance, CA), мгновенно замораживали в жидком азоте и хранили в замороженном виде (при -70°C) до обработки.Серийные срезы (4 мкм) были вырезаны из каждого поражения на криостатном микротоме, установленном на -20 ° C, начиная с периферии каждого поражения и заканчивая проксимальнее места инъекции, но не включая его. Срезы помещали на предметные стекла, сушили на воздухе, фиксировали ацетоном и окрашивали гематоксилином и эозином для визуализации общей патологии тканей. Чтобы выявить IC и степень отложения C3, срезы блокировали нормальной лошадиной сывороткой и дважды окрашивали меченным тетраметилродамином изотиоцианатом (TRITC) козы F(ab’) 2 антикроличьим IgG и FITC-меченым козьим анти- крыса С3 (ICN Pharmaceuticals, Аврора, Огайо).Для выявления инъецированного антигена срезы тканей окрашивали меченным FITC кроличьим анти-куриным яичным альбумином (ICN Pharmaceuticals). Срезы промывали и помещали в Fluormount G (Southern Biotechnology Associates, Birmingham, AL) и просматривали с помощью флуоресцентного микроскопа Leica/Leitz DMRB, оснащенного соответствующими фильтрующими кубами (Chroma Technology, Brattleboro, VT). Изображения были получены с помощью цифровой цветной камеры серии C5810 (Hamamatsu Photonics, Бриджуотер, Нью-Джерси) и обработаны с помощью Adobe Photoshop и программного обеспечения IP LAB Spectrum (Signal Analytics Software, Вена, Вирджиния).Изображения флуоресценции TRITC (красный) при наложении на изображения флуоресценции FITC (зеленый) давали желто-оранжевый цвет, где TRITC и FITC совпадали.

    Статистический анализ

    Значимые различия были определены тестами Стьюдента t . Статистическая значимость была определена как p < 0,05. Все усредненные значения выражены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего.

    Результаты

    Требование комплемента в реакции RPA зависит от вида

    Чтобы определить, является ли роль комплемента в инициированной ИК воспалительной реакции видоспецифичной у грызунов, и определить подходящую животную модель для тестирования ингибиторов комплемента in vivo, мы сравнили реакцию RPA на коже крыс, морских свинок и мышей.В идентичных экспериментальных условиях внутрикожная инъекция альбумина IgG против куриного яйца (50 мкг) животным, получавшим в/в. 10 мг/кг альбумина куриного яйца вызывали воспалительные поражения кожи у всех трех видов грызунов (рис. 1⇓). Судя по сходным размерам поражений, воспалительная реакция была сопоставимой интенсивности у крыс и мышей, но была значительно более выражена у морских свинок (рис. 1⇓). Интенсивность ответа RPA была значительно снижена (в 6 раз) у крыс, у которых гипокомплементемия была вызвана инъекцией CoVF, а также значительно (в 2 раза) снижена у морских свинок с гипокомплементемией (рис.1⇓). Напротив, размер поражений RPA, вызванных у мышей, не уменьшался из-за CoVF-индуцированной гипокомплементемии (рис. 1⇓). Таким образом, у грызунов чувствительность к RPA-индуцированной экстравазации видоспецифична, а у крыс и морских свинок, но не у мышей, комплемент, по-видимому, является основным медиатором воспалительной реакции.

    ФИГУРА 1.

    Видоспецифичная потребность в комплементе в реакции RPA. Крысам, морским свинкам и мышам вводили внутривенно. с 10 мг/кг куриного яичного альбумина в 2% синем красителе Эванса, после чего немедленно внутрикожно вводили физиологический раствор или 50 мкг кроличьего IgG против куриного яичного альбумина (по 25 мкл на участок).Реакции Артюса давали протекать в течение 4 часов, и определяли чистую площадь каждого индуцированного IgG поражения кожи, как описано в «Материалы и методы» . Для истощения сывороточного комплемента животным вводили внутрибрюшинно. с 30 мкг CoVF за 18 ч до начала реакции RPA. Контрольные животные не получали лечения CoVF. Данные представлены как среднее ± SEM из трех экспериментов, n = 3–4 животных (6–8 поражений) на группу. *, p < 0,009 по сравнению с группой, не получавшей лечения (критерий Стьюдента t ).нс, не имеет значения.

    Кинетика и доза-ответ реакции RPA у крыс

    Поскольку чистое влияние гипокомплементемии на ответ RPA было наибольшим у крыс, мы более подробно изучили кинетику реакции и реакцию на дозу IgG у этого вида. Как показано на рис. 2⇓, кожные поражения уже имеют значительный размер через 2 часа после инъекции 20 мкг IgG-Ab и обычно достигают максимального размера в течение 3-4 часов. Через 4 часа происходит постепенная регрессия размеров поражений, хотя они все еще очевидны даже через 18 часов.Интенсивность отека дермы увеличивалась с увеличением количества вводимого IgG (рис. 3⇓). Жесткая потребность в комплементе подтверждается тем фактом, что у крыс с гипокомплементемией не наблюдалось значительного развития отека даже при использовании 100 мкг IgG (рис. 3⇓). Отек кожи, вызванный этой дозой АТ у крыс с гипокомплементемией, не был значительно больше, чем у контрольных крыс, вызванный инъекцией физиологического раствора (рис. 3⇓).

    ФИГУРА 2.

    Динамика развития реакции РПА.Крысам вводили в.в. с куриным яичным альбумином, внутрикожно с физиологическим раствором или 20 мкг IgG и умерщвляли в указанные сроки. Определяли чистую площадь поражений кожи, индуцированных IgG. Данные представлены как среднее ± SEM из трех экспериментов, n = 1–5 животных (2–10 поражений) на точку.

    РИСУНОК 3.

    Реакция RPA у крыс зависит от антител и комплемента. Реакции RPA были инициированы в дерме контрольных крыс (○) и крыс, получавших CoVF (•), с использованием возрастающих доз IgG Ab.Площадь кожных поражений измеряли через 4 часа. Данные представлены как среднее ± SEM из двух экспериментов, n = 2–4 крысы (4–8 поражений) на точку. *, p <0,005 по сравнению с крысами, которым вводили CoVF и получали эквивалентное количество IgG (тест Стьюдента t ).

    Микроскопическое исследование биоптатов кожи крыс с нормокомплементемией выявило обширный отек гиподермы в местах введения антител (рис. 4⇓ B ), тогда как кожа после инъекции физиологического раствора показала нормальную гистологию (рис.4⇓ А ). Иммунофлуоресцентное исследование подтвердило наличие ICs в местах инъекций Ab (рис. 5⇓). Они содержали IgG кролика (рис. 5⇓ B ), альбумин куриного яйца (рис. 5⇓ C ) и обширные отложения C3 (рис. 5⇓ B ). Для сравнения, в дерме крыс с гипокомплементемией откладывался IgG (рис. 6⇓ C ), но не С3 (рис. 6⇓ D ). Эти объединенные данные показывают, что у крыс в течение первых 4 часов реакции RPA кожный воспалительный ответ требует отложения ICs и интактной системы комплемента в сыворотке.

    РИСУНОК 4.

    Тканевой ответ в реакции RPA у крыс. Реакциям RPA давали протекать у крыс в течение 4 часов перед подготовкой биопсии кожи из места инъекции физиологического раствора ( A ) и места инъекции 25 мкг IgG ( B ) у одного и того же животного. В месте инъекции IgG наблюдается обширное расслоение коллагеновых волокон из-за отека в гиподерме (h). Используемые сокращения следующие: м, мышца; г, дерма; f, волосяной фолликул. Окраска гематоксилином и эозином.Оригинальное увеличение ×32.

    РИСУНОК 5.

    Ат, Аг и комплемент присутствуют в иммунных комплексах, образующихся при реакции RPA у крыс. Реакцию RPA позволяли протекать в коже одной крысы в ​​течение 4 часов перед приготовлением биопсии кожи из мест, где вводили физиологический раствор ( A ) или 25 мкг IgG ( B и C ). Иммунофлуоресцентное окрашивание проводили с использованием меченного TRITC анти-кроличьего IgG (красный), меченного FITC анти-крысиного C3 (зеленый) и меченного FITC анти-куриного яичного альбумина (зеленый).Большие иммунные комплексы с обширными отложениями крысиного C3 обнаруживаются в местах инъекции IgG ( B , желтое окрашивание указывает на совместную локализацию IgG и C3). C . Прилегающий срез того же поражения, показанного в B , окрашенный на OVA цыпленка (зеленый) и IgG кролика (красный). В месте инъекции физиологического раствора не наблюдается флуоресценции, специфичной для IgG кролика, и скудная флуоресценция, специфичная для крысиного C3 ( A ). Оригинальное увеличение ×64.

    РИСУНОК 6.

    IgG откладывается в отсутствие комплемента в поражениях RPA у крыс, получавших CoVF.Реакция RPA была инициирована у крыс с нормокомплементемией ( A и B ) и крыс с гипокомплементемией, получавших CoVF ( C и D ). Через 4 ч биоптаты кожи были подготовлены и окрашены TRITC против кроличьего IgG (красный) и FITC против крысиного C3 (зеленый). IgG откладывается в гиподерме как контрольных ( А ), так и крыс с гипокомплементемией ( С ). Напротив, C3 откладывается в контроле ( B ), но не у крыс с гипокомплементемией ( D ).Используемые сокращения следующие: h, гиподерма; f, волосяной фолликул. Оригинальное увеличение ×32.

    BCX 1470 ингибирует активацию комплемента in vitro и блокирует реакцию Артюса in vivo

    Ингибитор сериновой протеазы BCX 1470 ингибирует эстеролитическую активность факторов D и C1s в 3,4 и 200 раз лучше, соответственно, чем трипсин (таблица I⇓). Способность BCX 1470 ингибировать эстеролитическую активность выражается в мощном ингибировании протеолитической активности C1s, фактора D и, следовательно, гемолиза эритроцитов-мишеней, опосредованного классическим и альтернативным путями (таблица I⇓).Как и ожидалось, исходя из более эффективного ингибирования эстеролитической активности C1s, гемолитическая активность классического пути ингибируется в 7 раз эффективнее, чем активность альтернативного пути. Ингибирование альтернативного пути, по-видимому, связано с ингибированием фактора D, а не фактора B (таблица I⇓).

    Таблица I.

    Ингибирующая активность ингибитора сериновых протеаз BCX 1470

    Мы проверили способность BCX 1470 ингибировать развитие кожной реакции RPA у крыс.BCX 1470 вводили внутривенно. как однократный болюс, так и 1-часовая инфузия значительно уменьшали отек (рис. 7⇓). Примечательно, что ингибирование развития отека, достигаемое 1-часовой инфузией BCX 1470, было эквивалентно ингибированию гипокомплементемии CoVF (рис. 7⇓). Доказательства того, что способ действия BCX 1470 in vivo включает ингибирование активности комплемента, были получены путем серийных измерений гемолитической активности сыворотки во время развития поражений RPA (рис. 8⇓). В ходе реакции RPA у контрольных крыс достоверного изменения гемолитической активности классического пути в сыворотке не выявлено, но гемолитическая активность альтернативного пути снижается на 50% (рис.8⇓ А ). Для сравнения, у крыс, которым в течение 1 ч вводили BCX 1470, снижение активности альтернативного пути задерживалось по меньшей мере на 2,5 ч (рис. 8⇓ B ). Основываясь на данных in vitro, мы предполагаем, что BCX 1470 блокирует реакцию RPA у крыс за счет блокады активации комплемента, скорее всего, за счет инактивации ферментативной активности C1s и фактора D.

    РИСУНОК 7.

    BCX 1470 блокирует реакцию RPA у крыс. Сразу после в.в. инъекцией куриного яичного альбумина и непосредственно перед внутрикожной инъекцией 25 мкг кроличьего IgG, BCX 1470 вводили однократно i.v. болюс (10 мг/кг) или в/в в течение 1 ч. начата инфузия (0,25 мг/кг). Чистую площадь образовавшихся поражений кожи количественно определяли через 4 часа после инъекции IgG. Крысы, предварительно обработанные CoVF, служили контролем. *, p <0,05 по сравнению с необработанными крысами (тесты Стьюдента t ). Данные представлены как среднее ± SEM из шести экспериментов. Цифры над столбцами указывают количество измеренных поражений.

    РИСУНОК 8.

    Снижение гемолитической активности альтернативного пути в сыворотке во время RPA у крыс задерживается инфузией BCX 1470.До и в течение 4 ч после начала реакции РПА у крыс собирали кровь и использовали сыворотку для определения СН 50 (○) и АР 50 (•). У контрольных крыс, которым вводили декстрозу ( A ), не было обнаружено значительных изменений в CH 50 , а AP 50 значительно снизился по сравнению с исходным уровнем на 2,5 ч (∗, p < 0,05, тест Стьюдента t ). ). Напротив, у крыс, которым вводили BCX 1470 ( B ), снижение AP 50 задерживалось на 4 часа.Данные представлены как среднее ± SEM для двух экспериментов, n = 4–8 поражений (2–4 крысы) на момент времени.

    Обсуждение

    Из этих данных можно сделать два основных вывода. Во-первых, у грызунов вклад комплемента в отек кожи, индуцированный RPA, зависит от вида. Комплемент необходим крысам и морским свинкам, но не мышам. Во-вторых, ингибитор сериновой протеазы BCX 1470 блокирует развитие RPA-индуцированного отека у крыс, по-видимому, за счет ингибирования активации комплемента.

    Наши данные подтверждают предположение, что процессы, опосредованные комплементом, имеют большое значение в реакции RPA у крыс (22). Слабый кожный ответ, который мы наблюдали у крыс с гипокомплементемией после введения высокой дозы АТ, и слабая реакция RPA, наблюдаемая другими у крыс, получавших ингибитор комплемента, растворимый рецептор комплемента I типа, sCR1 (22), позволяют предположить, что комплемент-независимые процессы влияют не вносят существенного вклада в начальное повышение проницаемости сосудов реакции РПА.Наши данные показывают, что морские свинки более чувствительны к IC-опосредованному воспалению, чем крысы, но вклад комплемента, вероятно, одинаков у этих двух видов. Напротив, комплемент играет небольшую эффекторную роль или вообще не играет роли в реакции RPA у мышей C57BL/6J. Таким образом, наши данные не противоречат предположению (23) о том, что у мышей комплемент не требуется для IC-опосредованного воспаления. Однако, поскольку в нашей работе использовались только мыши линии C57BL/6J, мы не можем исключить возможность участия комплемента в кожной реакции RPA у других линий мышей.Фактически, вскоре после первоначальной подачи этой статьи сообщалось, что основным механизмом, способствующим перитониту, запускаемому иммунными комплексами, у мышей C57BL/6J была активация макрофагов через FcγRI, тогда как у мышей BALB/c ответ зависел от комплемента (24). ).

    Реакция RPA на крысах часто использовалась в качестве модели in vivo для проверки эффективности противовоспалительных препаратов (25, 26, 27, 28, 29, 30, 31). Тем не менее, несмотря на эти усилия, обширный поиск литературы показывает, что наше исследование является первым, в котором количественно оценивается влияние реакции RPA на активность сывороточного комплемента.Несмотря на доказательства того, что ICs активируют классический путь in vitro (32), мы не обнаружили изменений в титрах гемолитических реакций классического пути в сыворотке крыс во время кожной реакции RPA. Напротив, гемолитическая активность альтернативного пути в сыворотке значительно снижалась во время реакции RPA у крыс. Мы не знаем причину этого расхождения. Результаты обоих гемолитических анализов зависят от уровней от С3 до С9, хотя и не обязательно в одинаковой степени. Следовательно, наблюдаемая разница может быть связана либо с большей степенью активации/потребления фактора B, чем C2 и/или C4, либо с разной чувствительностью двух анализов к пониженным уровням C3-C9.

    Мы показали, что синтетический ингибитор сериновой протеазы BCX 1470 является мощным ингибитором C1s и фактора D in vitro и что он предотвращает начальную фазу ИК-опосредованного воспаления у крыс и связанную с ним системную активацию комплемента. Мы не исследовали всесторонне влияние ингибитора на отложение в тканях различных компонентов комплемента во время реакции Артюса, но предположительно отложение C1q не затрагивается, в то время как отложение более поздних компонентов (т.г., С3, С4 и С5b-9) снижается. Также мы не можем исключить возможность того, что эффекты BCX 1470 на RPA были, по крайней мере, частично обусловлены ингибированием некоторых других сериновых протеаз. Однако вместе с результатами экспериментов по декомплементации CoVF , эти результаты подтверждают вывод о том, что комплемент необходим для развития поражений RPA в коже крыс. Хотя роль комплемента в IC-опосредованных заболеваниях может различаться у крыс и людей, BCX 1470 или другие подобные ингибиторы протеазы имеют потенциальное медицинское применение для фармакологического контроля активации комплемента при заболеваниях человека.

    Сноски

    • ↵1 Эта работа была поддержана исследовательским грантом от BioCryst Pharmaceuticals для J.E.V. и Национальным институтом здравоохранения Грант AI42183 для A.J.S.

    • ↵2 Направляйте корреспонденцию и запросы на перепечатку д-ру Александру Дж. Салаи, отделение клинической иммунологии и ревматологии, медицинский факультет, Университет Алабамы, Бирмингем, AL 35294-0006. Адрес электронной почты: Alex.Szalai{at}ccc.UAB.edu

    • ↵3 Текущий адрес: Отделение ревматологии, Медицинский центр MetroHealth, Кливленд, Огайо, 44109.

    • ↵4 Сокращения, используемые в этой статье: IC, иммунный комплекс; РПА, обратный пассивный Артус; CoVF, фактор яда кобры из Naja naja ; EC3b, обработанные нейраминидазой эритроциты овцы, несущие C3b человека; TRITC, тетраметил родамина изотиоцианат.

    • Поступила в редакцию 20 апреля 1999 г.
    • Принято 13 октября 1999 г.
    • Copyright © 2000 Американской ассоциации иммунологов

      Ranadive, N. S., H. Z. Movat. 1979. Повреждение тканей и воспаление, вызванное иммунными комплексами. HZ Movat, изд. Воспаление, иммунитет и гиперчувствительность: клеточные и молекулярные механизмы 409-443. Harper & Row, Хагерстаун, Массачусетс.

    • Фишель, Э.Э., Э. А. Кабат. 1947. Количественное исследование феномена Артюса, индуцированного пассивно у кролика. Дж. Иммунол. 55: 337

    • Бенацерраф Б., Э. А. Кабат. 1950. Количественное исследование феномена Артюса, индуцированного пассивно у морской свинки. Дж. Иммунол. 64: 1

    • Уорд, Пенсильвания, К.Г. Кокрейн. 1965. Связанный комплемент и иммунологические повреждения кровеносных сосудов. Дж. Эксп.Мед. 121: 215

    • Иерино, Ф. Л., М. С. Пауэлл, И. Ф. К. Маккензи, П. М. Хогарт. 1993. Рекомбинантный растворимый человеческий FcγRII: производство, характеристика и ингибирование реакции Артюса. Дж. Эксп. Мед. 178: 1617

    • Takai, T., M. Li, D. Sylvestre, R. Clynes, JV Ravetch. 1994. Делеция цепи FcRγ приводит к дефектам плейотрофных эффекторных клеток. Сотовый 76: 519

    • Сильвестр Д.Л., Дж. В. Равеч. 1994. Рецепторы Fc инициируют реакцию Артюса: переопределение воспалительного каскада. Наука 265: 1095

    • Сильвестр Д., Р. Клайнс, М. Ма, Х. Уоррен, М. К. Кэрролл, Дж. В. Раветч. 1996. Опосредованные иммуноглобулином G воспалительные реакции обычно развиваются у мышей с дефицитом комплемента. Дж. Эксп. Мед. 184: 2385

    • Хазенбос, В.Л.В., Дж.Э. Гесснер, Ф.MA Hofhuis, H. Kuipers, D. Meyer, IAFM Heijnen, RE Schmidt, M. Sandor, PJA Capel, M. Daeron и др. 1996. Нарушенная IgG-зависимая анафилаксия и реакция Артюса у мышей с дефицитом FcγRIII (CD16). Иммунитет 5: 181

    • Хёпкен, У. Э., Б. Лу, Н. П. Джерард, К. Джерард. 1997. Нарушение воспалительных реакций при обратной реакции Артюса за счет генетической делеции рецептора C5a. Дж. Эксп. Мед. 185: 749

    • Грешам, Х.Д., Д.Ф. Мэтьюз, Ф.М. Гриффин, мл., 1986. Выделение компонента человеческого комплемента С3 из небольших объемов плазмы. Анальный. Биохим. 154: 454

    • Ниманн, М. А., Дж. Э. Воланакис, Дж. Э. Моул. 1980. Аминоконцевая последовательность человеческого фактора В альтернативного пути комплемента и его фрагменты расщепления, Ba и Bb. Биохимия 19: 1576

    • Воланакис, Дж. Э., К. Дж.Мейкон. 1987. Выделение протеина комплемента D из мочи пациентов с синдромом Фанкони. Анальный. Биохим. 163: 242

    • Бабу, Ю. С., Дж. К. Беннет, С. Нивас и Р. С. Роуленд. 1998. Новые соединения, используемые в процессах комплемента, коагуляции и калликреина, и способы их получения. Патент № WO 98/55471.

    • Лоттенберг Р., У. Кристенсен, К. М. Джексон, П. Л. Коулман.1981. Анализ протеаз свертывания с использованием пептидных хромогенных и флуорогенных субстратов. Методы Энзимол. 80: 341

    • Кам, К.-М., Б. Дж. Макрей, Дж. В. Харпер, М. А. Ниманн, Дж. Э. Воланакис, Дж. К. Пауэрс. 1987. Белки комплемента человека D, C2 и B: картирование активного сайта с субстратами тиоэфира пептида. Дж. Биол. хим. 262: 3444

    • Уэда А., Дж. Ф. Кирни, К. Х.Ру, Дж. Э. Воланакис. 1987. Исследование функциональных сайтов на белке комплемента B с помощью моноклональных антител: доказательства существования C3b-связывающих сайтов на Ba. Дж. Иммунол. 138: 1143

    • Ким С., С. В. Л. Нараяна, Дж. Э. Воланакис. 1995. Кристаллическая структура мутанта фактора комплемента D, проявляющего повышенную каталитическую активность. Дж. Биол. хим. 270: 24399

    • Кокрейн, К. Г., Х. Дж. Мюллер-Эберхард, Б.С. Айкин. 1970. Истощение комплемента плазмы in vivo белком яда кобры: его влияние на различные иммунологические реакции. Дж. Иммунол. 105: 55

    • Салаи, А. Дж., Д. Э. Брилес, Дж. Э. Воланакис. 1996. Роль комплемента в опосредованной С-реактивным белком защите мышей от Streptococcus pneumoniae . Заразить. Иммун. 64: 4850

    • Тактак, Ю. С., Б. Стеннинг.1992. Твердофазные иммуноферментные анализы для количественного определения сывороточного амилоида P (SAP) и белков компонента 3 (C3) комплемента в сыворотке мышей острой фазы. Горм. Метаб. Рез. 24: 371

    • Yeh, C.G., HC Marsh, Jr, G.R. Carson, L. Berman, M.F. Concino, S.M. Scesney, R.E. Kuestner, R. Skibbens, K.A. Donahue, S.H. Ip. 1991. Рекомбинантный растворимый человеческий рецептор комплемента типа 1 ингибирует воспаление при обратной пассивной реакции Артюса у крыс.Дж. Иммунол. 146: 250

    • Клайнс, Р., К. Думитру, Дж. В. Равеч. 1998. Разобщение образования иммунных комплексов и повреждения почек при аутоиммунном гломерулонефрите. Наука 279: 1052

    • Хеллер Т., Дж. Энгельберт Гесснер, Р. Э. Шмидт, А. Клос, В. Бауч, Дж. Кёль. 1999. Передовой опыт: Fc-рецептор типа I для IgG на макрофагах и комплемент опосредуют воспалительную реакцию при иммунном комплексном перитоните.Дж. Иммунол. 162: 5657

    • Пфлум, Л. Р., М. Л. Грэм. 1979. Реакция Артюса у крыс, возможный тест на противоревматические препараты. Действия агентов 9: 184

    • Картер, Г. В., М. К. Мартин, Р. А. Краузе, П. Р. Янг. 1982. Влияние противовоспалительных и других средств на кожную реакцию Артюса у крыс. Рез. коммун. хим. Патол. Фармол. 35: 189

    • Джуниен, Дж.Л., К. Лакатос, Дж. Брохон, М. Гийом, Дж. Стерн. 1982. Противовоспалительное действие LA 2851 и эталонных препаратов на некоторые модели воспаления: исследование механизма действия. Действия агентов 2: 459

    • Бейли, П. Дж., А. Штурм. 1983. Иммунные комплексы и воспаление: исследование активности противовоспалительных препаратов при обратной пассивной реакции Артюса у крыс. Биохим. Фармакол. 32: 475

    • Хайман Ю.Г., Т. Л. Фишер. 1978. Ингибиторы протеазы уменьшают обратную пассивную реакцию Артюса. Действия агентов 8: 532

    • Бауман, Н., Дж. А. Брокман, Б. С. Пиз, У. Дж. Эллиотт, Д. Ф. Колуччи. 1981. Систематическое открытие и оценка ингибиторов комплемента. Иммунофармакология 3: 317

    • Хитоми Ю., С. Фуджи. 1982. Ингибирование различных иммунологических реакций in vivo новым синтетическим ингибитором комплемента.Междунар. Арки. Аллергия Appl. Иммунол. 69: 262

    • Такахаши М., С. Такахаши В. Брейд, В. Нуссенцвейг. 1978. Требования к солюбилизации иммунных агрегатов комплементом: роль классического пути. Дж. Клин. Вкладывать деньги. 62: 349

    • Реакция Артюса на рекомбинантную вакцину против вируса гепатита В | Клинические инфекционные болезни

      Аннотация

      Тяжелая местная воспалительная реакция поздней фазы, сопровождающаяся некрозом кожи, возникла после внутримышечной инъекции рекомбинантной вакцины против вируса гепатита В ребенку.Клиническое течение и внешний вид сыпи были типичны для реакции Артюса. Хотя это и не идентично этому случаю, ранее зарегистрированные случаи реакций, опосредованных комплементом, возникающих после инфицирования вирусом гепатита В или вакцинации, обеспечивают теоретическую поддержку этого диагноза.

      Рекомбинантная вакцина против вируса гепатита В (HBV) оказалась безопасной и иммуногенной при введении младенцам и детям. О тяжелых побочных реакциях на эту вакцину во всем мире сообщалось очень редко. Мы сообщаем о необычно тяжелой кожной реакции типа Артюса, которая возникла после введения рекомбинантной вакцины против ВГВ.

      История болезни. В середине июля 1992 года после протекающей без осложнений беременности женщина родила с помощью кесарева сечения девочку весом 3380 г в контрактной больнице Медицинского центра Kaiser Permanente во Фресно, Калифорния. Младенец родился в срок. Рутинный уход за новорожденным включал внутримышечное введение 1 мг витамина К, и ребенок был выписан из стационара на 2-е сутки жизни. Опрелости и блефарит привели к 2 посещениям врача, но оба состояния разрешились до того, как новорожденный был доставлен в клинику в возрасте 16 дней для планового 2-недельного осмотра, результаты которого были нормальными.Масса младенца увеличилась до 3480 г (50-й процентиль), когда ее кормили смесями на основе коровьего молока (Isomil; Abbott Laboratories). Первую дозу 0,5 мл вакцины против ВГВ (Engerix-B; SmithKline Beecham Biologicals) вводили внутримышечно в правую дельтовидную мышцу.

      Результаты осмотра ребенка в возрасте 2 месяцев, проведенного в середине сентября в медицинском центре Kaiser Permanente, были нормальными. Однако родители не сообщили, что младенец был доставлен в отделение неотложной помощи местной детской больницы 2 недели назад из-за рвоты снарядами.На момент осмотра ребенка вес ребенка составлял 4520 г (50-й процентиль). Ребенок получал Симилак (Abbott Laboratories) с железом и перекармливался. Были эпизоды рвоты, в связи с чем был назначен раствор для пероральной регидратации. Иммунизацию перенесли на следующую неделю.

      Однако на следующий день родители сообщили другому врачу, что у младенца рвота с 2-недельного возраста. Острых признаков обезвоживания не отмечалось, только легкая анемия (уровень гемоглобина 9.8 г/дл [98 г/л]) и тромбоцитоз (количество тромбоцитов, 472 × 10 3 клеток/мкл [472 × 10 9 клеток/л]).

      При контрастном исследовании верхних отделов желудочно-кишечного тракта, проведенном через 4 дня после визита ко второму врачу, выявлен умеренный гастроэзофагеальный рефлюкс без обструкции, по поводу которого лечащий врач назначил метоклопрамида гидрохлорид (Reglan; Robins), который назначался в дозе 0,11 мг/кг 3 раза в сутки. Рвота разрешилась.

      Через два дня, в возрасте 73 дней, ребенок был возвращен в клинику для проведения плановой иммунизации.Она получила вторую дозу 0,5 мл вакцины против гепатита В (Engerix-B), введенную внутримышечно в левую дельтовидную мышцу, плюс 0,5 мл вакцины против дифтерии, столбняка и коклюша (АКДС) (Connaught Laboratories), введенную внутримышечно в левую переднюю часть бедра, 0,5 мл. конъюгированной вакцины Haemophilus influenzae типа b (Praxis Biologics), введенной внутримышечно в переднюю часть правого бедра, и 1 мл оральной полиовирусной вакцины (Lederle Laboratories). Никаких непосредственных проблем не было отмечено, и младенца забрали домой.

      При пробуждении через 3 ч после прививки младенец был раздражителен, громко плакал, беспокоен и безутешен, отказывался брать бутылочку. Младенец был возвращен в кабинет врача через 4 часа после вакцинации, выглядя совершенно больным. Результаты физикального обследования показали частоту пульса 190 уд/мин, частоту дыхания 60 вдохов/мин при плаче, артериальное давление 88/52 мм рт.ст., уровень насыщения кислородом 87% при дыхании комнатным воздухом. Отмечались тахипноэ и тахикардия.Дистальные отделы конечностей бледные, холодные. Сыпь с мелкими пузырьками была замечена на левой щеке и на левом латеральном бедре рядом с местом прививки АКДС. Младенец постоянно плакал на высокой ноте. Первоначальным диагнозом была анафилактическая реакция, вторичная по отношению к вакцинации АКДС, и эпинефрин вводили подкожно. На этом этапе ухода с места вакцинации на левой дельтовидной мышце была удалена исходная полоска повязки. Был отмечен большой струп размером 1,5 см × 1,0 см (рис. 1), который отсутствовал контралатерально от места вакцинации.Оригинальные полоски бинта, по-видимому, не были сняты родителями.

      Рисунок 1

      Фотография места вакцинации левой дельтовидной мышцы двухмесячной девочки, показывающая реакцию Артюса на вакцину против вируса гепатита В (фотография опубликована с разрешения родителей).

      Рисунок 1

      Фотография места вакцинации левой дельтовидной мышцы двухмесячной девочки, показывающая реакцию Артюса на вакцину против вируса гепатита В (фотография опубликована с разрешения родителей).

      Несмотря на то, что состояние девочки оставалось стабильным, ее в плановом порядке перевели в местную детскую больницу, где она находилась 4 дня. При поступлении единственными аномальными лабораторными результатами были умеренно повышенное общее количество лейкоцитов (18,4 × 10 6 клеток/л), повышенный уровень незрелых гранулоцитов (14%) и умеренная гиперкалиемия (5,8 мЭкв/л; 5,8 ммоль/л). ). Культура образца, взятого из места некроза, дала несколько слабых колоний коагулазонегативных стафилококков.Консультирующий пластический хирург рекомендовал местную обработку раны без санации. С офисом Службы защиты детей округа Фресно связались для проведения расследования, но никаких доказательств физического насилия обнаружено не было.

      После выписки младенец был осмотрен для осмотра и планового ухода за ребенком через 4 недели после разрешения реакции. Дифтерийно-столбнячный анатоксин и бесклеточная коклюшная вакцина, вакцина H. influenzae типа b и пероральная вакцина против полиомиелита вводились без осложнений.Диагностика состояния ребенка показала, что у нее «аллергия» на вакцину против ВГВ. Повреждение кожи в конечном итоге зажило до келоидного статуса. Результаты количественного определения антител к поверхностному антигену ВГВ были отрицательными (т. е. антитела не определялись с помощью ИФА), уровень общего IgE был в норме, других аллергий не отмечалось.

      Обсуждение. Было показано, что рекомбинантная вакцина против ВГВ безопасна для взрослых и детей. Местная реакция на вакцинацию возникает в месте инъекции, но плацебо-контролируемые исследования показали, что боль в месте инъекции у вакцинированных пациентов наблюдалась не чаще, чем у получавших плацебо.Серьезные побочные эффекты не включали некроз кожи описанного здесь типа [1, 2].

      Сообщалось о возникновении узловатой эритемы после вакцинации как сывороточной, так и рекомбинантной вакциной против ВГВ [3–7]. Поскольку узловатая эритема также возникает после естественной инфекции, такая эритема может быть аутоиммунной реакцией на поверхностный антиген HBV [6]. При внутрикожном введении вакцины возникает клинически значимая стойкая кожная реакция. В 1 исследовании [8] через 6 мес наблюдения у 67% вакцинированных пациентов было видимое пятно, а у 18% — уплотненное поражение; в биоптатах выявлены периваскулярные лимфогистиоцитарные инфильтраты с различной степенью васкулита.

      Эти отсроченные реакции гиперчувствительности к поверхностному антигену ВГВ встречаются редко и обычно не развиваются так интенсивно или быстро, как в данном случае. Реакция Артюса лучше объясняет наш вывод. Хотя реакции Артюса широко изучались у животных и сообщалось, что они возникают лишь изредка после иммунизации, сообщалось, что эти реакции возникали после кожных проб со столбнячным анатоксином и после введения инсулина [9, 10]. Реакция Артюса обычно возникает после внутрикожной инъекции (в отличие от нашего случая, когда введение производилось внутримышечно) антигена у праймированного хозяина с высоким уровнем антител к CF.У животных острая геморрагическая воспалительная реакция достигает максимальной интенсивности в течение 2–6 ч, и участок может некротизироваться [11]. Реакция протекает несколько медленнее у человека, у которого она проявляется в течение 2–10 ч и достигает максимума через 8–24 ч [9, 10]. Острый воспалительный инфильтрат нейтрофилов, повреждение сосудов и пролиферация эндотелиальных клеток являются гистологическими находками. Происходит отложение иммуноглобулина, комплемента и фибрина [11].

      Реакции Артюса зависят от комплемента и нейтрофилов.Образование иммунных комплексов при встрече антигена и антитела в стенке сосуда активирует классический путь реакции Артюса. Образующиеся фиксированные фрагменты С3 и анафилатоксины С3а и С5а увеличивают проницаемость сосудов, вызывают инвазию нейтрофилов в стенку сосуда и вызывают геморрагический васкулит [12]. Более знакомым типом генерализованной реакции Артюса является сывороточная болезнь, которая включает потребление комплемента, крапивницу и кореподобные высыпания, лихорадку, лимфаденопатию, синовит и протеинурию [13].

      Другим проявлением вакцинозависимой реакции Артюса является атипичный коревой синдром, возникающий у детей, привитых убитой коревой вакциной и впоследствии инфицированных натуральной корью. У этих детей было резкое начало лихорадки с последующим образованием сыпи, и у многих из этих детей также были пневмония и плевральный выпот [14]. Образцы, полученные при биопсии кожных образований у этих детей, показали комбинированную реакцию Артюса и замедленной гиперчувствительности [15].У детей наблюдался частичный, но не защитный ответ антител на убитую вакцину против кори; естественная корь вызывала преувеличенный и несбалансированный ответ антител, который приводил к синдрому атипичной кори.

      В биомедицинской литературе нам не известны сообщения о реакции Артюса на рекомбинантную вакцину против ВГВ. Этот случай также необычен из-за наличия «сателлитной» кожной сыпи в местах, отличных от места вакцинации, быстрого начала некроза и отсутствия продемонстрированных антител к поверхностному антигену ВГВ.Возникновение сыпи на нескольких участках и степень некроза кожи иллюстрируют серьезность этой реакции, которая могла возникнуть в результате просачивания вакцины на кожу или на кожу во время введения. Отсутствие анти-HBV-антител может связать эту реакцию Артюса с реакцией, возникающей в связи с синдромом атипичной кори, при котором другое непротективное и, возможно, CF-антитело образуется после введения первой дозы вакцины в виде отдельной инъекции; затем это антитело вызывает реакцию, опосредованную комплексом антитело-антиген.

      Альтернативные гипотезы причин этой кожной реакции могут включать введение другой вакцины в виде отдельной инъекции в то же место, заражение отдельного флакона или всей партии вакцины или физическое насилие над ребенком. Тем не менее, наша обычная офисная практика, вторичная компьютерная запись о прививках (которая включает место инъекции и номер партии вакцины) и устное подтверждение медсестры, проводившей прививки, — все это подтверждает первичный документ, свидетельствующий о том, что вакцина против ВГВ была введена. внутримышечно на участок кожи, где возникла реакция.Наша медицинская группа приобрела >1000 доз той же партии вакцины против ВГВ и использовала ее в течение нескольких месяцев до того, как произошел этот эпизод. Никаких других необычных реакций за это время не наблюдалось, и производитель не сообщил о каких-либо необычных побочных эффектах, связанных с использованием партии вакцины. Когда педиатр ребенка спросил родителей о реакции в месте инъекции, они отказались снимать лейкопластырь или применять к этому месту тепло, химические вещества или растительные лекарственные средства. Кроме того, сотрудники Службы защиты детей не обнаружили никаких доказательств плохого поведения родителей.

      Благодарности

      Мы благодарим Грегга Т. Пуллена за помощь в фотографировании, а также отдел медицинского редактирования Исследовательского института Фонда Кайзера (Окленд, Калифорния) за помощь в редактировании.

      Каталожные номера

      1

      Вирус гепатита В: комплексная стратегия ликвидации передачи в Соединенных Штатах посредством всеобщей вакцинации детей. Рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP)

      ,

      MMWR Morb Mortal Wkly Rep

      ,

      1991

      , vol.

      40

      (стр.

      1

      25

      ) 2.

      Педиатрический опыт применения рекомбинантных вакцин против гепатита В и соответствующие исследования безопасности и иммуногенности

      ,

      Pediatr Infect Dis J

      , vol 0.903 0.

      12

       (стр. 

      438

      45

      )3,  ,  ,  .

      Вакцина против гепатита В: клинический опыт и безопасность

      2

      стр.

      1301

       4,  .

      Узловатая эритема, вызванная вакциной против гепатита В

      ,

      Ланцет

      ,

      1986

      , том.

      2

      стр.

      1042

        5,  .

      Реакция на вакцину против вируса гепатита В

      ,

      Ann Intern Med

      ,

      1984

      , vol.

      100

      (стр.

      156

      7

      ) 6.

      Узловатая эритема после вакцины Recombivax HB против гепатита В

      ,

      N Engl J Med

      , vol

      , 19039

      321

       (стр. 

      1198

      9

      ) 7,  .

      Вакцина против гепатита В, связанная с узловатой эритемой и полиартритом

      BMJ

      1990

      , vol.

      301

      стр.

      345

       8,  ,  , и др.

      Внутрикожная инокуляция Heptavax-B: иммунный ответ и гистологическая оценка мест инъекций

      262

       (стр. 

      2567

      71

      )9,  ,  .

      Гиперчувствительность к столбнячному анатоксину

      ,

      J Allergy Clin Immunol

      ,

      1973

      , vol.

      52

       (стр. 

      1

      12

      )10,  ,  ,  ,  .

      Кожные реакции гиперчувствительности к инсулину: корреляция трех паттернов с их гистопатологией

      69

       (стр. 

      229

      37

      )11,  . ,  ,  ,  ,  ,  .

      Поздние аллергические реакции

      ,

      Аллергия: принципы и практика

      ,

      1993

      4-е изд.

      Сент-Луис

      Мосби

      (стр.

      320

      61

      )12,  ,  .

      Микроваскулярные эффекты анафилатоксинов C3a и C5a

      ,

      J Immunol

      ,

      1985

      , vol.

      134

       (стр. 

      1115

      9

      )13,  . ,  ,  ,  ,  ,  .

      Система комплемента

      ,

      Аллергия: принципы и практика

      ,

      1993

      4-е изд.

      Сент-Луис

      Мосби

      (стр.

      447

      68

      )14,  ,  ,  .

      Атипичная корь у детей, ранее иммунизированных аттенуированными вакцинами против кори

      ,

      Педиатрия

      ,

      1972

      , vol.

      50

       (стр. 

      712

      7

      )15,  ,  , и др.

      Синдром атипичной кори: патологические и серологические данные

      ,

      Педиатрия

      ,

      1982

      , том.

      70

       (стр. 

      203

      9

      )

      Примечания автора

      © 2001 Американского общества инфекционистов

      .

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.