Аведон ричард: Страница не найдена

Содержание

Ричард Аведон вдохновляет #1

​Одно из самых великих наслаждений в жизни – наблюдать свет. Проводить послеполуденное время в Монтоке и смотреть как свет движется, меняется, облако закрывает солнце. Уроки жизни, преподносимые в награду лишь за умение наблюдать.

Ричард Аведон1

Ричард Аведон, ему 71 год, в своём доме-студии в Ист-Сайде, Нью-Йорк. Автор фотографии: Джон Лоэнгард (John Loengard). Источник: «Gallery M».

Ричард Аведон – фотограф, живший и трудившийся преимущественно в XX веке, чьё имя известно благодаря 60-ти летней работе в индустрии моды и нескольким проектам в художественной фотографии, среди которых сам фотограф наиболее отчётливо выделяет серию под названием «In the American West» (с англ. «На американском Западе»).

Утверждают, что Аведон – первый человек в истории фотографии, который одновременно преуспел и в коммерческой, и в художественной фотографии. Более того, он осознанно способствовал размыванию границы между «коммерцией» и «искусством», до середины XX-ого века прослеживающейся отчётливо и редко пересекаемой. Многогранность творческой природы Аведона ёмко и точно раскрывают две цитаты из очерка в «The New York Times», опубликованного в день смерти фотографа:

«Фотографии мистера Аведона отражают свободу, возбуждение и энергичность моды в момент её появления на пороге эпохи преобразований и популяризации. Превалирующий стиль не имел значения, Глаз Мастера всегда находил возможность довести дух выбранного стиля до крайности, куда бы не стремился творческий порыв мира моды: к “Новому Облику” освобождённого Парижа или к практичной спортивной одежде, разработанной в Нью-Йорке, к независимой моде лондонской Карнаби-стрит или к утончённо-строгим платьям и костюмам из Милана»;

«Непохожие на его полные жизни и театрализованные fashion-фотографии, портреты мистера Аведона последовательно запечатлевают нарастающее разочарование в возможностях американской жизни и культуры, особенно после взлёта его карьеры в 50-ых и ранних 60-ых. С самых первых, его портреты, кажется, намеренно срывают с известных личностей их яркое мерцание и обнажают обычных, часто, ранимых людей. А с 70-ых внимание портретов смещается к испытаниям старением и близостью смерти.»2

Безусловно, это не единственная заслуга Аведона. И на мой взгляд, не главная. Мне не хочется начинать эту статью с чопорного списка регалий и достижений, массовой публикации наиболее знаменитых произведений Аведона. Они настолько яркие, и яркие стабильно вплоть до конца карьеры, настолько сильно пульсируют в контексте истории и культуры, что читателя – талантливого фотографа, но пока ещё не достигшего высот таких же, как Мастер – результаты Аведона могут либо отпугнуть, либо найти узкое «применение»: стать лишь примером технических приёмов. «Ему можно только завидовать!» – возможно, скажет кто-то из вас. «Он гений. А я обычный фотограф», – скажут другие. «И что особенного в этих фотографиях? Разве что поучиться, как управлять светом», – ограничат себя третьи.

В этой статье я хочу показать Ричарда Аведона «обычным» человеком, как Вы и я, не родившимся фотографом, а ставшим им благодаря методичному труду и умению использовать воображение и имеющиеся качества своей личности – целеустремлённость, смелость, настойчивость, аналитическое мышление, эмпатичность, чуткость и эмоциональную чувствительность – развивать их и находить для них точки приложения, соответствующие внутренним желаниям и целям. В этом созданном собственными руками умении, на мой взгляд, и заключается гений Аведона. Гений, подвластный каждому человеку.

Для тех же, кого вдохновляют регалии и признанные достижения приведу их краткий список:

  • В свои 10 лет Аведон на семейную «мыльницу» делает портрет выдающегося музыканта XX века Сергея Рахманинова;
  • В 21 выполняет первый заказ на рекламную съёмку одежды для одного из нью-йоркских универмагов, начинает сотрудничество с Алексеем Бродовичем, гигантом в области визуальных коммуникаций, влияние которого на мир графического дизайна и рекламной фотографии сложно переоценить;
  • В 22 фотографии Аведона появляются в «Junior Bazaar», «Vogue» и «Life».
  • В 23 у него своя студия, его работы на страницах «Harper’s Bazaar», он становится главным фотографом этого крупнейшего в США (ныне в мире) издания о моде;
  • В 26 штатный фотограф и младший художественный редактор журнала «Theatre Arts», журнал «Popular Photography» называет Аведона одним из 10 величайших фотографов в мире;
  • В 27 его работы стабильно публикуются в «Life», «Graphis» и «Look»;
  • В 32 Аведон создаёт фотографию, которая в 2010 году уходит с молотка за более чем 1 150 000 долларов;
  • В 34 по мотивам его жизни снимают голливудский фильм-мюзикл, в котором сам Аведон выступает техническим консультантом;
  • В 36 выпускает первую книгу фотографий;
  • В 39 проходит его первая выставка сразу в одном из крупнейших научно-образовательных учреждений США и самом крупном в мире хранилище музейных экспонатов – Смитсоновском институте;
  • В 43 года Аведон становится штатным фотографом «Vogue», принимая предложение в размере одного миллиона долларов (семь миллионов в пересчёте на 2014 год), беспрецедентная сумма по тем временам, и в течение 15 лет снимает почти все обложки «Vogue». В этом же возрасте он участвует в одном из самых дорогих редакторских заданий в истории журналов о моде;
  • В 47 редактирует книгу о вот-вот получившем мировое признание фотохудожнике Жаке Генри Лартиге (Jacques Henri Lartigue). Книга сыграла роль в постепенном становлении фотографии как вида искусства и популяризации ранних работ Лартига.
  • В 51 проходит его выставка в Музее Современного Искусства в Нью-Йорке, называемом самым влиятельным музеем современного искусства в мире и являющимся одним из самых крупных музеев мира;
  • В 52 выставка в Нью-Йорке в международной галерее «Marlborough Gallery», на стенах которой регулярно появляются произведения художников с мировым именем, в частности, Винсента Ван Гога (Vincent van Gogh), Фрэнсиса Бэкона (Francis Bacon) и Люсьена Фрейда (Lucian Freud).
  • В 54 передвижная выставка в крупнейшем (третье место после Эрмитажа и Лувра) и четвёртом по посещаемости в мире художественном музее – Метрополитен-музее – побывавшая в нескольких крупных городах США и в Токио.
  • В 57 создаёт серию портретов «The Family» (с англ. «Семья») по поручению популярного в США, в настоящее время в мире, журнала о культуре «Rolling Stone», запечатлевших наиболее влиятельных американцев того времени: государственных и политических деятелей, финансистов и медиамагнатов;
  • В 66 получает звание почётного доктора искусств Королевского Колледжа Искусств в Лондоне;
  • В 69 становится первым штатным фотографом журнала «The New Yorker», с учётом, что издание никогда ранее в своей почти 70-ти летней истории не публиковало обширные фотоповествования и, в целом, фотографии за исключением маленьких отдельных снимков;
  • В 71 об Аведоне снимают полуторачасовой документальный фильм;
  • В 72 создаёт свой первый эротический календарь для «Pirelli»;
  • К 81 году он оставил после себя 14 книг, работы в Музее Современного Искусства в Нью-Йорке, Метрополитан-музее, Институте Искусств в Миннеаполисе, Смитсоновском Национальном Музее Американской Истории, Музее Американского Искусства Амона Картера, Национальном центре искусства и культуры Жоржа Помпиду в Париже, собственный фонд, регулирующий творческое наследие – Фонд Ричарда Аведона («The Richard Avedon Foundation») – учеников и ассистентов, многие из которых стали впоследствии востребованными и известными фотографами, в частности Хиро (Hiro), Эми Арбус (Amy Arbus), Себастиан Ким (Sebastian Kim), Дэймиан Мардл (Daymion Mardel) и Дирк Кикстра (Dirk Kikstra).

Наверное, проще сказать, чего в профессиональной карьере Аведона не было, и каких высот он не достигал.

Едва ли существовал известный человек в Соединённых Штатах Америки XX века, будь то чиновник, политический активист, супермодель, танцор и танцовщица, актёр и актриса, писатель, художник, драматург или композитор, которого не запечатлел Мастер. Ещё бы. Как Вы можете видеть выше, своеобразная традиция берёт начало в раннем возрасте Аведона, когда «Kodak Box Brawnie» в детских, но уже тогда смелых и целеустремлённых ручках, запечатлевает Рахманинова: «Я хотел, чтобы он видел меня, каким-то образом признал меня. Я хотел, чтобы он дал что-то от себя, что я мог бы хранить, что-то личное и всегда существующее, что связывало бы меня с ним»3 .

Постепенно я ближе познакомлю Вас с почвой, на которой появлялись эти и другие достижения, сыгравшие, как я постараюсь показать, ключевые роли в карьере обычного человека и одного из самых необычных фотохудожников в мировой истории фотографии.

О форме и содержании статьи

Это статья аналитическая. Она не столько представляет события из официальной биографии Ричарда Аведона 4, сколько связывает их, пробует найти зависимости. Задача такой формы – ответить на ряд более «практичных» вопросов. Чем может вдохновить Аведон современного фотографа? Чему у него можно поучиться? И чему, возможно, учиться не стòит?

Для этого необходимо взглянуть на работы Аведона 5. Тем не менее, этого недостаточно. Ценную информацию несут атмосфера, в которой автор создавал фотографии, их предназначения и интерпретации, связь с его личностью и с событиями его жизни. Метод данной статьи – показать такую атмосферу в тесном взаимодействии с произведениями.

 

Эта работа Ричарда Аведона – «Dovima With Elephants, Evening Dress By Dior, Cirque D’hiver, Paris, August 1955» (с англ. «Довима и слоны, вечернее платье от Диор, «Зимний Цирк», Париж, август 1955 года») – одна из самых узнаваемых. Считается «визитной карточкой» fashion-Аведона.

Также, в настоящей статье на примере творческого пути Мастера я затрагиваю «стратегические» вопросы, не подразумевающие под собой наличие правильных или неправильных ответов на них. На мой взгляд, каждому портретисту следует спрашивать у себя: «Что такое портрет?», «Чей это портрет на самом деле: фотографа или модели?», «Постановочная фотография: может ли она документировать, отражать действительность?», «Что нужно для “хорошего” портрета?», «Какой портрет считать “хорошим”?», «Что делает фотографа-портретиста “хорошим” фотографом-портретистом?», «Нужно ли манипулировать моделью, чтобы получить “хороший” портрет?», «И, вообще, влияют ли отношения фотографа и модели на фотографию? Если влияют, то как?», «Существует ли чёткая граница между коммерческой и художественной фотографией?», «Как жить в достатке, создаваемом за счёт собственного творчества?». Пусть жизненный опыт Аведона станет для Вас примером в поиске собственных ответов.

Для удобства восприятия статья разделена на четыре части.

Первая часть – введение, с ним Вы сейчас знакомитесь. Здесь кратко представлены достижения и заслуги Ричарда Аведона, с какими принято ассоциировать имя этого фотографа, а также цель, задачи, метод и форма настоящей статьи.

Во второй части Вы увидите некоторые произведения Аведона, узнаете истории их создания и познакомитесь с интерпретациями. Здесь Вы можете почерпнуть для своей личной практики многое о взаимодействии фотографа и модели, о собственном стиле, а также о пути от некой идеи до конкретного изображения, обретающего в историческом контексте смыслы и предназначения. Отдельная ценность второй части заключается в ответах на вопросы «Что отличает “хороший” снимок от “плохого”?» и «Почему конкретная фотография может выделиться, может остаться незамеченной или стать заметной спустя какое-то время?». Поиск ответов на эти вопросы ведётся здесь в единой связке с третьей частью. Наконец, Вы сможете пополнить свои знания по истории фотографии.

В третьей части Вы познакомитесь с биографическим портретом Ричарда Аведона. Здесь я рассматриваю не только события профессиональной и личной сфер жизни Мастера, но и связь индивидуальных событий с общественными. Эта часть играет ключевую роль в понимании произведений Аведона, то есть содержания второй части, и в поиске ответов на стратегические вопросы.

Чтобы метод, выбранной для этой статьи, работал эффективно, произведения во второй части и события в третьей части я представляю в хронологическом порядке.

Четвёртая часть посвящена наследию мастера: влиянию его творчества и личности на будущие поколения фотографов. Здесь я концентрирую внимание на двух «корневых» вопросах: «Чему стòит поучиться у Аведона?» и «Чему у него учиться не стòит?».

Настоящая статья основывается на нескольких десятках источников, преимущественно на английском языке. Среди них научные исследования и публицистика всех мастей: от «аналитики», биографических очерков, интервью до анонсов выставок, заметок и результатов аукционов. Полный перечень использованных источников Вы найдёте в конце статьи.

Особый вклад при подготовке данной статьи внесли два источника: документальный фильм об Аведоне ([1]) и научная диссертация вместе с её обзорной статьёй, исследующие творчество фотографа ([10], [11]). Первый содержит в большом количестве диалоги с Аведоном, по сути, его собственные мысли, плюс интервью с широким кругом лиц, охватывающим коллег, друзей и ситтеров фотографа (от англ. «sitter» – букв. «человек, сидящий перед камерой», смысл. «модель»; в англоязычной литературе в контексте рекламной фотографии часто используется слово model, в художественной портретной фотографии – sitter). Второй отражает глубокое и обширное исследование, охватывающее весь путь Мастера и затрагивающей философию его творчества. Помимо прочего, этот источник представляет ценность глубиной и тщательностью интерпретаций аведоновских фотографий. Я рекомендую Вам самостоятельно изучить оба источника.

Содержание настоящей статьи основывается на опубликованной информации, образующей некий образ, который лишь в определённой степени отражает реальную личность Ричарда Аведона. Тем не менее, я постарался сохранить разнообразие субъективных мнений. Например, два источника, указанных выше, способствуют скорее положительному отношению к Мастеру и его творчеству, пробуждают к нему интерес, в чём их главная, на мой взгляд, заслуга. Я сошлюсь как минимум на три источника, которые подвергают критике жизненный стиль и творчество Аведона. Я как автор этой статьи и Вы как её читатель можете быть согласными или не согласными, или согласными отчасти с предложенными точками зрения. Их разнообразие поможет Вам сформировать общую картину, в некоторой степени объективную.

Настоящая статья содержит изображения обнажённых человеческих тел и сюжетов, которые могут быть неприемлемыми для Вас по религиозным, этическим или иным убеждениям. Данные изображения я привёл с целью исследовать жизненный и творческий путь конкретного фотохудожника. Читателей, возраст которых менее 18-ти лет, я прошу знакомиться с содержанием настоящей статьи только при наличии возможности получить комментарии от людей с бòльшим жизненным опытом.

Добро пожаловать в Аведониану!

Примечания:

1 Оригинальный текст: «One of the greatest joy in life is watching light. To spend in the afternoon in Montauk and watch a light move and light change, and a cloud cross the sun. The lessons to be learned about life by just observing» ([1] , 1:13:15 – 1:13:34).

Монток  (Montauk) – местность, пляжный курорт на берегу Атлантического океана, в Лонг-Айленд, округ Саффолк, штат Нью-Йорк, США. Здесь у Ричарда Аведона в период с 1970 по 2000 годы располагался летний дом. Обратно к тексту.

2 Оригинальный текст: «Mr. Avedon’s photographs captured the freedom, excitement and energy of fashion as it entered an era of transformation and popularization. No matter what the prevailing style, his camera eye always found a way to dramatize its spirit as the fashion world’s creative attention swayed variously from the «New Look» of liberated Paris to pragmatic American sportswear designed in New York, and from the anti-establishment fashion of London’s Carnaby Street to sophisticated, tailored dresses and suits from Milan» ([2], 3 абзац).

«Unlike his upbeat and glamorous fashion photography, Mr. Avedon’s portraiture chronicled a growing sense of disillusionment about the possibilities of American life and culture, especially after his optimistic years in the 50’s and early 60’s. From the start, his portraits seemed intent on peeling away the bright sheen of celebrity to reveal the ordinary, often insecure human being underneath, but in the 1970’s they became focused on the trials of aging and death» ([2], 15 абзац). Обратно к тексту.

3 Оригинальный текст: «I wanted him to see me, to recognize me somehow. I wanted him to give me something of himself that I could keep, something private and permanent that would connect me to him» ([3], 3 абзац). Обратно к тексту.

4 Биографические очерки на русском и английском языках существуют, и Вы можете найти их, например: [4], [5] и [6]. Познакомьтесь также с «живой» статьёй на русском языке, единственной в своём качестве, которую мне удалось найти – [7]. Обратно к тексту.

5 Качественные подборки Вы можете найти в [8] и [9]. Некоторые фотографии я включил в настоящую статью.

Все фотографии, автором которых является Ричард Аведон и репродукции которых иллюстрируют настоящую статью, я скопировал с официального сайта Фонда Ричарда Аведона (The Richard Avedon Foundation), если не указано иного. Эта организация является их правообладателем. Обратно к тексту.

Источники:

В порядке упоминания в статье

[1] (англ.) Полуторачасовой документальный фильм «Richard Avedon: Darkness and Light» (с англ. «Ричард Аведон: Тьма и Свет») из серии «An American Masters Special» (с англ. «Специальный выпуск серии “Американские Мастера”») о Ричарде Аведоне. Автор и продюсер – Хелен Уитни (Helen Whitney), 1995 год, производство «PBS», «Thirteen/WNET». Источник.

[2] (англ.) 13-ти минутный портретный очерк «Richard Avedon, the Eye of Fashion, Dies at 81» (с англ. «Ричард Аведон, Глаз Моды, умер в 81»), подготовленный Энди Грундбергом (Andy Grundberg) и опубликованный в день смерти Аведона в «The New York Times». Источник.

[3] (англ.) 50-ти минутное эссе Марии Моррис Хэмбург (Maria Morris Hambourg) и Мии Файнман (Mia Fineman) «Richard Avedon: Avedon’s Endgame (2002)» (с англ. «Ричард Аведон: Эндшпиль Аведона (2002)»). Источник.

[4] (рус.) 8-ми минутный портретный очерк о Ричарде Аведоне и подборка из 39 его произведений на сайте «Фото Перспектива». Источник.

[5] (англ.) 6-ти минутное изложение биографии Ричарда Аведона от «A&E Television Networks». Источник.

[6] (англ.) 12-ти минутный проиллюстрированный биографический очерк о Ричарде Аведоне на сайте «HistoryGraphicDesign.com». Источник.

[7] (рус.) 10-минутный портретный очерк о Ричарде Аведоне, частично составленный из прямых переводов статей на английском языке, указанных с настоящем списке ранее. Возможный автор – Шилова Татьяна. Источник.

[8] (англ.) Официальная подборка фотографий в высоком качестве и с подписями, опубликованная Фондом Ричарда Аведона. На июнь 2016 года содержит 450 фотографий. Источник.

[9] (рус.) Подборка из 585 фотографий Ричарда Аведона в низком разрешении с полными подписями на английском языке, без дополнительных комментариев. Источник.

[10] (англ.) 322-ух страничная научная диссертация Эрика Артура Палмера (Erik Arthur Palmer) «Seeing Richard Avedon» (с англ. «Понимание Ричарда Аведона»), изданная в 2008 году. Содержит большое количество ссылок на дополнительную литературу, в том числе философские, «стратегические», концепции. Источник.

[11] (англ.) 30-минутная научная статья Эрика Артура Палмера (Erik Arthur Palmer) «How to Read Richard Avedon» (с англ. «Как читать Ричарда Аведона»). Тезисное изложение идей, представленных в диссертации [10]. Источник

восточный фотограф на американском Западе

К первой половине 1980-х годов Ричард Аведон – одна из самых заметных фигур в мире западной модной фотографии, общепризнанный мастер портретной съёмки и автор многочисленных выставок в американских музеях самого крупного калибра.

Ричард Аведон в молодости. Источник: Instagram: @avedonfoundation

В его объективе успели побывать несколько президентов США, голливудские кинозвёзды, легендарные музыканты, лучшие мировые модели и даже обнажённые члены арт-группы «Фабрика» во главе со своим основателем Энди Уорхолом. Аведон уже почти 15 лет работает штатным фотографом на американский Vogue и делает это с головокружительным успехом. Его любят за смелые и неожиданные решения, предельную откровенность и особую любовь к движению — осуждают, впрочем, за то же самое.

  • Довима
  • Энди Уорхол
Работы Ричарда Аведона. Источник: официальный сайт Richard Avedon Foundation

В сфере модной фотографии ему как будто до сих пор немного тесно или же скучно: он постоянно пытается расширить рамки приемлемого, экспериментируя с динамикой, ракурсами, позами и эмоциями моделей – порой не самыми безобидными методами.

Настасья Кински. Источник: официальный сайт Richard Avedon Foundation

В 1985 году появляется серия фотографий Аведона «На американском Западе», в которой не ни одного кадра знаменитости. Она состоит из чуть более сотни изображений обычных американцев – хотя, согласно информации Фонда Ричарда Аведона, всего снимков было сделано более 800 штук. На каждом из них – житель одного из западных штатов, представитель американского рабочего класса: шахтёр, ковбой, фермер, добытчик нефти, моряк и другие. В неё так же вошли портреты детей и стариков, богачей и безработных, которых успел запечатлеть Аведон в течение своего пятилетнего путешествия по США.

Фотографии, вошедшие в серию «На американском Западе». Источник: официальный сайт Richard Avedon Foundation

Все они были сделаны в полевых условиях с нехитрым освещением и на простом белом фоне, который фотограф всюду возил с собой. Аведон вообще часто выступал за простоту и лаконичность кадра, вне зависимости от социального статуса и степени известности портретируемого: «Есть только белый фон, интересный мне человек и то, что происходит между нами». Бедные американцы были сняты им точно так же, как некоторые мировые звёзды – разница была разве что в количестве и качестве нарядов и степени комфорта моделей. И в этом я вижу ключевой вопрос о правдоподобности работ Аведона: можно ли говорить о ней в отношении серии «На американском Западе», если методы съёмки, на первый взгляд, схожи с теми, что использовал фотограф в работе с глянцем?

Надо сказать, что в 1985 году большинство зрителей серии «На американском Западе» не ставили перед собой подобного вопроса: им фотографии Аведона казались фальшивыми, даже оскорбительными и ни капли не отражающими истинный профиль западной Америки. Фотографа обвиняли в скрупулёзной избирательности моделей, эксплуатации больных и бедных людей, чрезмерной заострённости на человеческих изъянах и просто отсутствии вкуса. В их представлении, модному фотографу масштаба Ричарда Аведона не стоило лезть в документальную съёмку и вообще ехать на Запад, который он знает не так хорошо, как Восток, и на котором не так хорошо знают его. На подобные обвинения Ричард Аведон отвечал, что серия «На американском Западе» стоит обособленно от всего, что он снимал до этого, и что во время своей экспедиции он, хотя и оставался «тем самым знаменитым восточным фотографом Ричардом Аведоном», но не пользовался ни своим статусом, ни доверчивостью местных жителей, чтобы заставить их играть в свою игру и притворяться теми, кем они не являются, ради хороших снимков.

«В каждой работе отчётливо запечатлён тот факт, что я вплотную подошел к финальной черте своей жизни», – признаётся Аведон, говоря о серии «На американском Западе». Дело в том, что в 1974 году у фотографа диагностировали приобретённый порок сердца, и это подтолкнуло его к новым исследованиям человеческой натуры и отрыву от модной фотографии, которой к тому моменту он занимался уже более двадцати лет. Неизведанные возможности для работы он увидел в документальной съёмке, лишённой привычного модного флёра, глянцевой направленности и попытки строгой постановки.

Типичные черты репортажной фотографии – постоянная серая цветовая гамма, отсутствие специальных эффектов и отсутствие лишних деталей – Аведоном соблюдены, однако они скорее изображают репортажную съёмку, чем являются её частью. Такие же приёмы фотограф использовал в модной фотографии задолго до работы над серией «На американском Западе», например, делая свой знаменитый снимок с киноактёром Марлоном Брандо в 1951 году. Фотография тоже кажется правдоподобной благодаря серым тонам и удачно пойманному «бытовому» моменту, однако постановочна от начала до конца.

Марлон Брандо. Источник: официальный сайт Richard Avedon Foundation

«Это всегда было важно для меня – не терять ничего из того, что большинство людей выбросило бы на помойку», – говорит Аведон в документальном фильме о своём творчестве. Стремление к тому, чтобы отличиться от других и показать миру что-то кроме традиционной красоты и глянцевой эстетики заметно не только в его модных фотографиях, но и в серии «На американском Западе». До её появления Аведон нападал на общепринятые стандарты индустрии моды изнутри, работая по её правилам, после же – его претензии оформились в открытый вызов, обращённый вовне, прямо к коллегам по цеху и аудитории. Мне кажется важным подчеркнуть это в разговоре о правдоподобности получившихся снимков, чтобы сделать вывод о том, что не демонстрация истины была конечной целью Аведона. Безусловно, он стремился к ней, однако делал это параллельно с достижением своих целей.

Вся серия Ричарда Аведона «На американском Западе» – это дань «уродливой красоте», акт размывания границ между красивым и некрасивым и бунтарского отрицания общепринятых стандартов. Она полна деталей, которые в эссе Camera lucida Ролан Барт называет punctum – подробностей, цепляющих глаз, оставляющих неизгладимое впечатление на зрителей, врезающихся в их память. В снимках Аведона они естественны и воплощаются в мельчайших особенностях лица, тела и костюмов моделей, которые автор не мог предугадать изначально. К примеру, отчётливые веснушки на лице и теле девочки на одной из фотографий серии «На американском Западе» цепляют внимание зрителей и обладают силой, присущей punctum, но всё, что сделал Аведон для достижения такого эффекта, – это уговорил её сняться на белом фоне в правильном ракурсе.

Источник: официальный сайт Richard Avedon Foundation

Какие бы приёмы не использовал Аведон во время съёмки и следующей за ней обработки снимков, неизменным оставалась одно – красноречивость лиц моделей. Они не просто выражают эмоции и показывают чувства, но рассказывают целые истории о своей жизни: каждая пара глаз, обращённая к зрителям, о чём-то говорит, и чаще всего – о нелёгком прошлом и настоящем своего владельца. Фотограф намеренно перемещает фокус внимания зрителей с внешней оболочки моделей на их внутренний мир, показывает аудитории не свою точку зрения на судьбу жителей Западной Америки, а взгляд самих портретируемых. В этом отношении Аведон – мастер нарратива и сторителлинга, близкого к перформативным, даже, возможно, театральным практикам, а его серию фотографий «На американском Западе» можно сравнить с длинным документальным спектаклем, который не показывает истину в чистом виде, но воспроизводит её в формате, наиболее доступном и понятном для зрителей.

Источник: официальный сайт Richard Avedon Foundation

Если концептуальная фотография положила начало эпохе авангарда в фотографическом искусстве, то работы Аведона, безусловно, стали частью этого направления, причём речь идёт не только о серии «На американском Западе», но и о его модных фотографиях, сделанных до и после неё. С точки зрения стилистической направленности между ними и снимками жителей Западной Америки много общего: фотограф выносит съёмки из закрытых студий на улицы и в публичные места, а также на обычный белый фон и создаёт обстоятельства, в которых его модели тем или иным образом участвуют (в серии «На американском Западе» их участие минимизировано).

Знаменитый снимок Аведона с Мэрилин Монро 1957 года стилистически тоже мог бы стать частью документальной серии, если бы его героиней была обычная женщина, а не Мэрилин Монро. Меняется социальный статус портретируемого, но не концепция съёмки как таковая. Её фотография, подобно снимкам из серии «На американском Западе», рассказывает длинную и сложную историю – историю одинокого человека, замкнувшегося и потерянного в себе, обречённого притворяться и подстраиваться под свой популярный образ и полностью осознающего свою обречённость. Нарратив, которая считывается с кадра с Мэрилин Монро, может быть даже пострашнее некоторых из тех, что представлены жителями Западной Америки в документальной съёмке годами позже.

Источник: официальный сайт Richard Avedon Foundation

Ричард Аведон: американская легенда | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 18 июля 2019


Ранние годы

Richard Avedon родился в 1923 году в Нью-Йорке в еврейской семье. Его предки были эмигрантами из России, они уехали в Штаты в конце 19-го века. Отец Аведона владел универмагом на Пятой авеню, а мать происходила из семьи собственников швейной фабрики.

Родители старались воспитывать Ричарда в строгости и спрашивали о каждом израсходованном центе из выданных карманных денег. В школе мальчик увлекался литературой, и сам экспериментировал со стихами, причем однажды даже стал лауреатом поэтического конкурса, проводившегося среди нью-йоркских средних школ. Кроме этого, он исполнял обязанности помощника редактора в школьном журнале «The Magpie».

В семье Аведонов был фотоаппарат Kodak, и Ричард в свободное от школьных занятий время занимался его изучением. В 10 лет он сделал свою первую фотографию. На ней оказался композитор Сергей Рахманинов – он тогда жил на Манхэттене, в том же доме, что и дедушка Аведона.

Увлечение стихами оказалось настолько серьезным, что Ричард даже поступил в Колумбийский университет, чтобы изучать поэзию и философию. Однако через год он бросил учебу. Страсть к фотографии проиграла университетским дисциплинам – снимки позволяли очень быстро воплощать бурлящие эмоции.

В 1942-1944 годах Аведон служит в морской пехоте США. Перед уходом на службу Ричард получил от отца в подарок камеру Rolleiflex. С ней он попал в Управление американским торговым флотом на должность помощника фотографа. Аведон снимал пехотинцев, которым делали удостоверения личности. По словам самого Ричарда, эта работа стала для него «настоящей школой портретной фотографии». Он сам занимался изучением мимики и строения лица, а также познавал основные съемочные приемы.

Магия снимков

Ричард Аведон, искусно владевший черно-белой графикой, передавал всю глубину человеческих чувств, и каждое его произведение – это диалог не только со своей моделью, но и зрителем. Его портреты на светлом фоне кажутся простыми и незатейливыми, однако на публику они оказывают почти гипнотическое воздействие. Конечно, одной лишь техникой такого потрясающего эффекта добиться невозможно. Обладающий кипучей энергией, Richard Avedon искренне интересовался своими героями, внушая им чувство собственной значимости. Каждый, кто находился перед объективом, раскрывался, и именно так рождалась уникальная магия портретов, ставших выдающимися снимками мирового фотоискусства.

Карьера фотографа

После службы в армии Ричард немного поработал, делая рекламные съемки для универмага Bonwit Teller. Вскоре он понял, что хочет заниматься фотографией профессионально, поэтому собрал портфолио и пошел к Алексею Бродовичу – известному художнику и дизайнеру, эмигрировавшему из России в 1918 году. Бродович тогда работал арт-директором журнала Harper’s Bazaar.

1940-е годы были временем расцвета Vogue и Harper’s Bazaar, именно тогда происходило становление жанра фэшн-фотографии, а также появлялись новые формы и стили. Отзывы на портфолио Аведона оказались неоднозначными. На его снимках модели бегали по пляжу и играли в чехарду. В Harper’s Bazaar отказались печатать такие фото – модное издание посчитало неподходящими для себя изображения босых девушек. Однако арт-директор журнала отозвался о работах Ричарда как о «свежих и правдивых».

В 1945 году начала работать собственная фотостудия Аведона. Фотограф стал сотрудничать с разными журналами, в том числе, Life, Vogue, Harper’s Bazaar, Look, Theater Arts. Очень скоро усилиями Ричарда Аведона оформился новый жанр, основанный на переплетении фэшн-съемки и реальной жизни. У него было несколько главных принципов творчества:

  • минимальное количество деталей;
  • правдивость;
  • естественность;
  • взаимное уважение и взаимопонимание между фотографом и человеком в кадре.

Если еще совсем недавно моделей снимали только в павильонах в статичных позах, то Аведон делал свою работу где угодно: на улицах, в зоопарке и цирке, рядом с пирамидами в Египте и на космических площадках NASA.

Легендарный прорыв

Фотографии Довимы ван Клифф со слонами стали первыми широко известными работами мастера. Снимки самой известной модели того времени в шикарном наряде от Dior, с настоящими слонами на арене цирка выглядят неожиданно и в то же время эстетически безупречно.

Вот еще несколько интересных работ, которые сделал в тот период Ричард Аведон:

  • Фото актрисы Мэрилин Монро является уникальным в своем роде. Ричард вспоминал, как весенним вечером 1957 года дива приехала к нему в студию и на протяжении нескольких часов позировала, танцевала, флиртовала. Но когда работа была окончена, на мгновение актриса «вышла» из образа. Фотографу удалось запечатлеть этот редкий миг, когда она была сама собой, беззащитная и открытая.

  • Еще одно интересное фото, сделанное тогда же, – это портрет Мэрилин Монро и ее мужа, красавца-сценариста Артура Миллера. Здесь актриса светится счастьем рядом с любимым человеком, с которым вместе уже 2 года. Спустя несколько лет они расстанутся, но наполненный радостью и оптимизмом миг навсегда остался с нами благодаря мастерству фотографа.

  • Этот портрет Элизабет Тейлор с причудливой прической из перьев был сделан 1 июля 1964 года. Идеальный баланс, резкая контрастность — минималистический стиль, которым был знаменит Ричард Аведон, как нельзя лучше отобразил эстетику 60-х. Элизабет была на тот момент самой высокооплачиваемой актрисой Голливуда, и фотограф не побоялся придать ее портрету нотку вызова и величественности.

Работы Ричарда Аведона

У Аведона вышло несколько десятков фотоальбомов, причем часть из них были напечатаны после его смерти. Он снимал и знаменитостей, и простых работяг. В 1955 году Ричард сделал снимок популярной тогда модели, известной как Довима. На девушке было вечернее платье от Dior, и она позировала с африканскими слонами.

В 1960-е годы Ричард Аведон фотографировал участников Антивоенного движения и Движения за гражданские права. Параллельно он снимал Биттлз, Энди Уорхола, Фрэнка Заппу, Дженис Джоплин, Твигги, Михаила Барышникова и Майю Плисецкую.

В 1976 году у Аведона вышел альбом «Семья», на страницах которого оказались портреты представителей правительства и деловой элиты. Среди них были Джордж Буш, Рональд Рейган, Генри Киссинджер, Дональд Рамсфельд, члены семей Рокфеллеров и Кеннеди.

В 1979-1984 годах Аведон работал над серией фотографий под названием «Американский Запад». Он объездил почти 200 городов в 17 штатах и сделал портреты сотен простых американцев – шахтеров, работников нефтяных вышек и безработных.

Для портретов Аведон обычно использовал простой белый фон, поэтому зритель не отвлекался на попадавшие в кадр посторонние предметы и полностью концентрировал внимание на модели.

Работа вне индустрии красоты

Но уже признанный мастер не ограничивался снимками знаменитостей и икон стиля. В его портфолио есть и портреты политиков (президента США Д.Д.Эйзенхауэра, доктора Мартина Лютера Кинга и других), солдат, воевавших во Вьетнамской войне, и ее жертв.

Позже, в 1979 году, Ричард Аведон приступил к работе над масштабным проектом под названием In the American West, который длился 6 лет. В его рамках он делал фотографии простых американцев: шахтеров, водителей, ковбоев, безработных, подростков — всех, кто привлек его внимание.

Проект был встречен критикой, его обвиняли в том, что он выставляет граждан США не в лучшем свете. Но со временем фотокнига стала бестселлером и одной из важных вех в искусстве портретной фотографии ХХ века.

Последние годы

Около двух десятков лет Ричард Аведон проработал в Harper’s Bazaar, еще примерно столько же в Vogue (его он покинул в 1989 году). В 1992 году Ричард устроился в американский еженедельник The New Yorker и стал первым в истории этого издания штатным фотографом. Его работы использовались в качестве иллюстраций к критическим статьям и эссе.

В 1997 году Аведон снимал календарь Pirelli, а в 1999 году выпустил альбом «Шестидесятые», в котором собрал работы, лучше всего отражавшие культуру 1960-х годов. Кроме звезд той эпохи на страницах оказались и безымянные солдаты, снятые во время поездки фотографа во Вьетнам.

Ричард Аведон не прекращал работать до самой смерти. Он умер в 2004 году от мозгового кровоизлияния в техасской больнице. В клинику он приехал для съемок альбома «За демократию».

Переход к конкурентам

В 1966 году Аведон после 2-х летнего творческого кризиса стал работать на главного соперника Harper’s Bazaar – журнал Vogue. Здесь ему тоже была предоставлена полная свобода творчества. Их сотрудничество продлилось до 1990 года и ознаменовалось не менее интересными работами. Провокационные, сюрреалистические снимки подтверждали, что Ричард Аведон – настоящий новатор, который произвел революцию в искусстве модной фотографии.

Нуреев через призму фотокамеры

Есть много способов рассказать о Рудольфе Нурееве: через интервью с людьми, которые знали и работали с танцовщиком, с помощью кино и телевизионных балетов, в которых танцевал Нуреев свои партии, с помощью грандиозного спектакля, поставленного в Большом театре Серебренниковым… Но как ничто иное о Нурееве рассказывают его фотографии, сделанные великими мастерами балетной фотографии. Сегодня мы покажем вам самые запоминающиеся фотоработы, запечатлевшие Рудольфа Нуреева не только как гениального танцовщика, но страстного мужчину и ценителя прекрасного.

Ричард Аведон

Знаменитая черно-белая фотосессия, где Рудольф Нуреев предстает перед зрителями полностью обнаженным, сделана 25 июля 1961 года в Париже. Всего лишь месяцем ранее Нуреев совершил решительный шаг (читайте «прыжок») из СССР на запад. Воспевая свободу и с решимостью встречая свою ожидающую его судьбу, он позирует перед камерой Ричарда Аведона.

Сесиль Битон

Став партнершей Рудольфа Нуреева, Марго Фонтейн стала легендарной балериной и имела возможность прокормить семью, так как ее муж, бывший панамский дипломат, был прикован к инвалидному креслу. Фотографу Сесилу Битону выпала честь фотографировать дуэт Фонтейн-Нуреев — один из самых ярких и вдохновляющих в истории балета.

Марта Своуп

В 1975 Рудольф Нуреев самостоятельно поставил «Раймонду» в American Ballet Theatre. Нуреев играл рыцаря де Бриена, а его близкий друг Эрик Брун — Абдерахмана. Танцовщица Синтия Грегори играла, собственно, Раймонду. Фотограф Марта Своуп была своеобразным репортером постановки — фотографировала репетиции, спектакль, и, конечно же, Рудольфа Нуреева.

Дерри Мур

Ценитель красоты и роскоши, Нуреев собирал предметы искусства. Его квартира в Париже наполнена картинами и различными диковинными вещицами, которые он привозил из разных уголков света из гастролей. На снимках камеры Дерри Мур танцовщика можно увидеть в его шикарной парижской квартире, которая была не просто домом для Нуреева, но и своеобразной сокровищницей.

Фредерика Дэвис

Еще один фотограф, снимавший совместную работу Рудольфа Нуреева и Марго Фонтейн. Смотря на ее снимки можно подумать, что пара была страстными любовниками. Возможно, в работе так и было, иначе их дуэт не был бы так успешен. Запечатлевая своей камерой историю, Дэвис сумела поймать в объектив то, за чем так охотились все, кто любили Нуреева: страсть, силу и безграничную любовь к танцу.

Дэвид Бейли

Дэвид Бейли — мастер черно-белой фотографии, который умеет показать своих героев с незнакомой ранее стороны. В Рудольфе Нуреева он раскрыл не просто танцовщика, умеющего танцевать, но артиста, который умеет играть и перевоплощаться. И делает это легко, смешно и непринужденно.

Юрген Фольмер

Его снимки Рудольфа Нуреева одни из самых узнаваемых, потому, как именно, Юрген Фольмер задокументировал совместную работу Нуреева и Ролана Пети — балет «Юноша и смерть», который многие в карьере танцовщика считают знаковым: постановка стала кинобалетом.

Тэги:

Рудольф Нуреев

Известные работы гения

С расцветом рок-музыки и зарождением течения хиппи приходят новые веяния в моде, которые сказались на fashion-съемках. На страницах глянцевых изданий появляются снимки худенькой Твигги, полудетскую внешность которой запечатлел в журнале Vogue фотограф Ричард Аведон. Работы мастера всегда приковывали внимание зрителей, и юная модель с огромными глазами тут же становится идеалом красоты.

Гений создал немало черно-белых шедевров. В 1981 году он провел фотосессию с начинающей актрисой Настасьей Кински. Более двух часов Аведон работал с юной красавицей, которую обвивал огромный питон, и никак не мог поймать нужное положение. Обнаженная прелестница, лежавшая неподвижно на бетонном полу, даже не шелохнулась, когда язык змеи коснулся ее прекрасного лица, и в этот момент щелкнул затвор камеры. Так появился один из самых великих снимков в истории мирового фотоискусства.

Детство и юность

Будущая звезда родился 19 июня 1986 года в деревне Элдерсли, что в Шотландии. Отец Ричарда работал в местном пожарном подразделении, мать преподавала в школе. В интервью Мэдден признается, что рос скромным и застенчивым ребенком. Это даже мешало мальчику знакомиться со сверстниками. Тогда кто-то посоветовал родителям Ричарда отдать сына в театральную студию, чтобы помочь ему преодолеть стеснительность. Так Мэдден впервые попал на театральные подмостки.


Ричард Мэдден в юности

Вскоре мальчик действительно перестал стесняться, а еще некоторое время спустя, когда Ричарду удалось расслабиться на сцене, выяснилось, что он наделен актерским талантом. И зрители местного театра, и преподаватели актерского мастерства отмечали легкость, с которой Мэддену удавалось вживаться в своих героев. Неудивительно, что вскоре на мальчика обратили внимание серьезные продюсеры.

Ричард Мэдден: фильмы и сериалы лучшие

В фильмографии Мэддена не так много ролей в кино и на телевидении. Он начинал карьеру на театральных подмостках.

Вот лучшие фильмы и сериалы с его участием:

«Золушка» (2015)

После успеха фильма Тима Бёртона «Алиса в Стране чудес» сделала ставку на экранизацию собственной классики. Работа над картиной шла с 2011 года. В 2013-м стало известно, что главные роли исполнят Лили Джеймс и Ричард Мэдден.

Особое внимание создатели картины уделили костюмам. Так, для сцены на балу были разработаны костюмы, напоминающие наряды всех диснеевских красавиц: Беллы, Авроры, Белоснежки, Ариэль и других. Костюмы Мэддену подбирались так, чтобы подчеркнуть естественную голубизну его глаз. А вот со штанами у актера были проблемы. Ричард должен был надевать узкие штаны, которые с трудом на него налезали. При этом костюмеры старались сделать так, чтобы в узких панталонах не было видно гениталий актера, так как фильм создавался для семейного просмотра.

Проблемы возникли у Мэддена и из-за наряда принцессы. Платье Лили Джеймс было украшено 10 тыс. кристаллов Сваровски и весило немало килограммов. Ричард едва мог поднять актрису, когда это требовалось по сценарию.

Все трудности съемочного процесса окупились с лихвой. Картина собрала в прокате более $543 млн, что в 5,7 раза больше затрат на ее производство. По данным IMDb, фильм получил восемь призов и был номинирован на «Оскар» и BAFTA. Его рейтинг на ресурсе — 6,9.


Кадр из фильма «Золушка»

«Медичи: Повелители Флоренции» (2016–2017)

Исторический сериал итало-британского производства о членах могущественной семьи Медичи. Состоит из двух сезонов и 16 эпизодов. Трансляция на итальянском канале Rai 1 привлекла к экранам рекордные 7,6 млн зрителей. Сервис «Нетфликс» приобрел права на показ шоу в Северной и Южной Америке.

Ричард Мэдден в сериале сыграл роль главы семейства — Козимо Медичи. Его партнерами по съемочной площадке стали Шон Бин и Дэвид Брэдли, с которыми актер встречался во время работы над «Игрой престолов».

Два сезона рассказывают о жизни членов семейства Медичи в 1420–1470-х годах и их роли в зарождении Ренессанса.

«Электрические сны Филиппа К. Дика» (2017–2018)

После того как права на трансляцию «Черного зеркала» приобрел сервис «Нетфликс», британский Channel 4 решил найти замену и создать новое фантастическое шоу. Так появились «Электрические сны Филиппа К. Дика». Это антология из 10 самостоятельных эпизодов, основанных на произведениях Филиппа К. Дика.

Права на трансляцию сериала в США приобрел Amazon Video. По информации IMDb, сериал дважды был номинирован на прайм-таймовую «Эмми». Его рейтинг на сайте — 7,3.

Ричард Мэдден сыграл агента Росса в первом эпизоде. Он рассказывает о борьбе меньшинства с телепатическими способностями против авторитарного режима. Агент полиции Росс вместе с телепатом Хонором расследует дела таинственного человека по прозвищу Капюшонщик, призывающего телепатов к восстанию.

«Телохранитель» (2018 – настоящее время)

Сериал из шести эпизодов привлек к экранам 10,4 млн зрителей телеканала ВВС One, что стало наивысшим показателем для драм, показанных на канале с 2008 года. Права на трансляцию за пределами Британии приобрел сервис «Нетфликс».

По информации IMDb, шоу получило восемь призов, среди которых BAFTA и «Золотой глобус». Рейтинг сериала на сайте — 8,2.

Сюжет рассказывает о ветеране армии Дэвиде Бадде. Он страдает от посттравматического стрессового расстройства и не доверяет политикам. По иронии судьбы Дэвида, работающего офицером охраны, назначают телохранителем министра, чью политику он презирает.


Кадр из фильма «Телохранитель»

Смелые работы, сделавшие Аведона знаменитым

Не очень интересующийся модой Ричард Аведон хотел показать зрителю взрыв радости и энергии юных девушек, и его фотографии, на которых царило веселье, разительно отличались от «замороженных» изображений, публиковавшихся в журналах. Он не стал работать в студии, а вытащил юных моделей на пляж, где они весело играли в чехарду, проваливаясь в рыхлый песок. Такой подход не всем нравился, но равнодушными его снимки никого не оставляли.

Талантливого юношу замечают, и он 20 лет сотрудничает с Harper’s Bazaar и Vogue. Это были годы становления так называемой фэшн-фотографии, и молодой человек работал с самыми знаменитыми людьми модной индустрии.

Сороковые годы прошлого века ознаменованы тем, что на смену сдержанности военного времени приходят роскошь и шик. Новое видение моды отчасти сформировал Ричард Аведон, фотографии которого часто становились революционными. Он показал миру студийные снимки, отличающиеся при кажущейся простоте уникальной пластикой движений.

Личная жизнь

Личную жизнь Ричард Мэдден, в отличие от карьерных успехов, старается держать в тайне. Известно, что в 2011 году мужчина начал встречаться с актрисой Дженной Коулман, известной по сериалу «Доктор Кто».


Ричард Мэдден и Дженна Коулман

В прессе появлялись совместные фото возлюбленных и сообщения о скорой свадьбе. Однако до свадьбы не дошло: в 2016-м актеры расстались. Возможно, сердце Ричарда Мэддена до сих пор свободно — мужчина пока не комментирует эту часть своей жизни.

Отрывок, характеризующий Аведон, Ричард

– Нет, ты посмотри, что за луна!… Ах, какая прелесть! Ты поди сюда. Душенька, голубушка, поди сюда. Ну, видишь? Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки, – туже, как можно туже – натужиться надо. Вот так! – Полно, ты упадешь. Послышалась борьба и недовольный голос Сони: «Ведь второй час». – Ах, ты только всё портишь мне. Ну, иди, иди. Опять всё замолкло, но князь Андрей знал, что она всё еще сидит тут, он слышал иногда тихое шевеленье, иногда вздохи. – Ах… Боже мой! Боже мой! что ж это такое! – вдруг вскрикнула она. – Спать так спать! – и захлопнула окно. «И дела нет до моего существования!» подумал князь Андрей в то время, как он прислушивался к ее говору, почему то ожидая и боясь, что она скажет что нибудь про него. – «И опять она! И как нарочно!» думал он. В душе его вдруг поднялась такая неожиданная путаница молодых мыслей и надежд, противоречащих всей его жизни, что он, чувствуя себя не в силах уяснить себе свое состояние, тотчас же заснул. На другой день простившись только с одним графом, не дождавшись выхода дам, князь Андрей поехал домой. Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. Бубенчики еще глуше звенели в лесу, чем полтора месяца тому назад; всё было полно, тенисто и густо; и молодые ели, рассыпанные по лесу, не нарушали общей красоты и, подделываясь под общий характер, нежно зеленели пушистыми молодыми побегами. Целый день был жаркий, где то собиралась гроза, но только небольшая тучка брызнула на пыль дороги и на сочные листья. Левая сторона леса была темна, в тени; правая мокрая, глянцовитая блестела на солнце, чуть колыхаясь от ветра. Всё было в цвету; соловьи трещали и перекатывались то близко, то далеко. «Да, здесь, в этом лесу был этот дуб, с которым мы были согласны», подумал князь Андрей. «Да где он», подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого недоверия и горя, – ничего не было видно. Сквозь жесткую, столетнюю кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что этот старик произвел их. «Да, это тот самый дуб», подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное, весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое, укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна, – и всё это вдруг вспомнилось ему. «Нет, жизнь не кончена в 31 год, вдруг окончательно, беспеременно решил князь Андрей. Мало того, что я знаю всё то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтоб не жили они так независимо от моей жизни, чтоб на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!» Возвратившись из своей поездки, князь Андрей решился осенью ехать в Петербург и придумал разные причины этого решенья. Целый ряд разумных, логических доводов, почему ему необходимо ехать в Петербург и даже служить, ежеминутно был готов к его услугам. Он даже теперь не понимал, как мог он когда нибудь сомневаться в необходимости принять деятельное участие в жизни, точно так же как месяц тому назад он не понимал, как могла бы ему притти мысль уехать из деревни. Ему казалось ясно, что все его опыты жизни должны были пропасть даром и быть бессмыслицей, ежели бы он не приложил их к делу и не принял опять деятельного участия в жизни. Он даже не понимал того, как на основании таких же бедных разумных доводов прежде очевидно было, что он бы унизился, ежели бы теперь после своих уроков жизни опять бы поверил в возможность приносить пользу и в возможность счастия и любви. Теперь разум подсказывал совсем другое. После этой поездки князь Андрей стал скучать в деревне, прежние занятия не интересовали его, и часто, сидя один в своем кабинете, он вставал, подходил к зеркалу и долго смотрел на свое лицо. Потом он отворачивался и смотрел на портрет покойницы Лизы, которая с взбитыми a la grecque [по гречески] буклями нежно и весело смотрела на него из золотой рамки. Она уже не говорила мужу прежних страшных слов, она просто и весело с любопытством смотрела на него. И князь Андрей, заложив назад руки, долго ходил по комнате, то хмурясь, то улыбаясь, передумывая те неразумные, невыразимые словом, тайные как преступление мысли, связанные с Пьером, с славой, с девушкой на окне, с дубом, с женской красотой и любовью, которые изменили всю его жизнь. И в эти то минуты, когда кто входил к нему, он бывал особенно сух, строго решителен и в особенности неприятно логичен.

Известные фотоработы

  • Элиза Даниелс и уличные актеры. Париж, Марэ, 1947.
  • Чарли Чаплин. Нью-Йорк, 1952.
  • Модель Довима ван Клиф и слоны, 1955.
  • Мэрилин Монро, 1957.
  • Робин Таттерсейл и Сюзи Паркер, 1957
  • Прыгающая девушка с зонтиком. Творческий диалог с фотографом Мартином Мункачи (Martin Munkacsi), 1957
  • Хореограф Killer Joe Piro. Нью-Йорк, 1962
  • Дуайт Эйзенхауэр, 1964.
  • Битлз, 1967.
  • Верушка. Нью-Йорк, 1967.
  • Твигги, 1968.
  • Настасья Кински, 1981.
  • Пасечник Рональд Фишер. Калифорния, Davis, 1981.
  • Кутюрье Джон Гальяно. Нью-Йорк, 1999.

Удивительные портреты

Аведон, считавший фотографию своим призванием, стоял у истоков нового жанра, который предполагал смешение реальной жизни с фэшн-съемкой, и последнюю он называл глубоким трудом. Но наибольшее удовольствие человек-легенда получает от создания портретов. Все знаменитые и не очень персонажи раскрывают свою душу перед объективом, а ведь сделать это дано не каждому. Даже фотографии обычных людей в старой одежде не теряют своего очарования, и многие последователи легендарного американца учились уникальному умению читать человеческие лица по его шедеврам.

Расцвет творчества гениального автора, признанного величайшим фотографом мира, приходится на 50-е годы. Ричард Аведон снимает не только в студии с использованием специального оборудования, но и выходит на улицы, и в его копилке есть кадры из повседневной жизни американцев. Итогом его творчества становится выход эпохального альбома Observations, оформленного дизайнером Бродовичем и писателем Капоте. Наполненные драматизмом произведения отображают внутренний мир человека.

Звездный путь Ричарда Мэддена, фильмография и карьера в театре

Еще в период учебы в академии Ричард Мэдден начал активно сотрудничать с театральной . Результатом подобного сотрудничества стала роль простачка Тома в популярной постановке Франца Ксавье Кротца «Дурак», которая шла несколько раз в неделю в шотландском «Citizens’ Theatre». Данный спектакль оказался очень успешен, и уже спустя несколько месяцев вся театральная труппа отправилась с гастролями в другие регионы Британии. Так, во время одного из лондонских концертов, Ричарда Мэддена заметили представители легендарного столичного театра «Глобус». Ему предложили несколько ярких ролей, которые, однако, достались нашему сегодняшнему герою с отсрочкой, в связи с его учебой в театральной академии.
Вернувшись в Глазго, Ричард Мэдден вновь взялся за учебу, но уже несколько недель спустя, покончив со всеми делами и получив желанный диплом, вновь отправился в британскую столицу. В лондонском театре «Глобус» он начал играть Ромео в знаменитой шекспировской постановке. Спектакль пользовался огромным успехом и уже некоторое время спустя актер в составе театральной труппы вновь засобирался на гастроли. Весьма примечательно, что тот тур 2007-го года стал первым выступлением актеров театра «Глобус» вне своих привычных стен.

В течение следующих двух лет наш сегодняшний герой отметился в нескольких новых театральных постановках, каждая из которых также стала довольно удачной. В 2009-м году Ричард Мэдден предпринял новую попытку пробиться в мир кинематографа, снявшись в сериале . После этого последовала второстепенная роль в картине «Чат», а также новые роли на сцене театра «Глобус».

Интервью с Ричардом Мэдденом До появления на экранах сериала «Игра престолов» наш сегодняшний герой успел отметиться еще в двух полнометражных фильмах. Таковыми стали малоизвестные британские картины «Сирены» и «Переживая за Боя».

Ричард Аведон

Он был одним из тех, кто бросил вызов сложившимся канонам в fashion-фотографии. Его первые фотоработы приводили в ужас редакторов модных журналов. Его называли редукционистом — тем, кто в своем искусстве отсекает любую мишуру и все несущественные элементы. Его работы знакомы вам, даже если вы не помните имени их создателя: черно-белая гамма, минимум посторонних предметов в кадре; изящные, утонченные модели, порой парящие, вопреки земному притяжению — Ричард Аведон — это имя известно всем, кто так или иначе связывает себя с фотоискусством.

Ричард Аведон (Richard Avedon) родился 15 мая 1923 года в Нью-Йорке. Интерес к фотографии, впоследствии переросший в профессию, начался в раннем возрасте, когда юный Ричард листал свежие номера «Harper’s Bazaar», «Vogue», «Vanity Fair», которые всегда водились в доме его родителей — отец Ричарда держал собственный магазин женской одежды «Аведон на Пятой авеню».

«Я начал фотографировать еще подростком. Видя в глянцевых журналах изображения прекрасных моделей, сделанные Стейхеном, Мункачи и Мэн Реем, я подражал им, фотографируя свою младшую сестру. Моя Луиза была восхитительна. Ни у кого не было такой идеальной кожи, такой красивой длинной шеи и таких бездонных карих глаз… Мои первые модели — Дорин Лейт, Элиза Дэниелс, Одри Хепберн — обладали темными волосами, тонкими чертами лица и утонченной элегантностью. Все они — мои воспоминания о Луизе».

В возрасте 12 лет Ричард вступил в фотокружок Ассоциации еврейских юношей (YMHA), а позднее добавилось увлечение литературой. Вместе со своим одноклассником Джеймсом Болдуином, впоследствие ставшим знаменитым писателем, Аведон стал редактором школьного литературного журнала The Magpie («Сорока»).

«Огромное влияние на меня оказала литература. Чтение — великая вещь. Поведение персонажей настолько увлекает, что начинаешь изучать их характеры, взлеты и падения, полностью забывая о себе».

Главный приз городского поэтического конкурса среди школьников, полученный Аведоном воодушевил его продолжить двигаться по литературной стезе, и по окончании школы он поступил в Колумбийский университет, чтобы изучать там философию и поэзию.
Однако, спустя два года учебы, Аведон всё же бросил университет — его непреодолимо влекла фотография.

Во время второй мировой войны Аведон присоединился к вооруженным силам США, выступая в качестве помощника фотографа, делая «фото на документы» для новобранцев.

«Моя работа заключалась в том, чтобы делать удостоверения личности. Я, должно быть, снял сто тысяч лиц, прежде чем мне пришло в голову, что я становлюсь фотографом».

Оставив службу Ричард решил заняться фотографией профессионально. Он начал работать над портфолио и, собрав его, отправился в Design Laboratories — школу Алексея Бродовича, самого влиятельного дизайнера и художника русского происхождения, который в то время занимал пост арт-директора Harper’s Bazaar. Это знакомство стало точкой отсчета в блистательной карьере Аведона. Именно Бродович смог оценить революционную для того времени идею Ричарда: вытащить моделей из безликих и «продуманных» студий. Редакторы модных журналов приходили в ужас от “пляжной серии” Аведона, где он изображал моделей, одетых в наряды haute couture, растрепанными, босыми, увязающими по щиколотку в песке. Бродовича же эти снимки привели в восторг настолько, что он опубликовал их в «Harper’s Bazaar».

«Вы не можете отделить моду от мира. Мода — это образ жизни»

В сороковые годы карьера Аведона пошла в гору. Он открыл собственную фотостудию и стал штатным фотографом «Harper’s Bazaar». Именно тогда он открыл выразительный минимализм студийных fashion-съёмок, стерев грань между искусством и коммерцией.

Аведона всегда интересовали сами люди, а не мода. Сьюзи Паркер, летящая на фотографии на роликах по парижской Площади Согласия, скажет про Аведона: «Он был самым замечательным человеком в этом бизнесе, потому что первым понял: модели — это не просто вешалки для одежды». Действительно, его модели не выглядят красиво наряженными куклами — они реальные женщины, красивые, элегантные, неповторимые.

«Каждый фотографирующийся знает, что его фотографируют. Поэтому он неестественен, он поневоле создает образ самого себя. Но есть еще и мои представления. Мое «я» вступает в отношения с «приготовленной» личностью модели. Ответ, полученный в результате — производное от тех взаимодействий, которые происходят прямо в студии. Это химический процесс.»

На протяжении трёх десятилетий Аведон продолжал сотрудничество с модными журналами создавая свои легендарные фотографии. 1958 году журнал «Популярная фотография» включил его в список «10 великих фотографов мира».
За свою карьеру он создал тысячи fashion-фотографий. Он ломал стереотипы, приносил на страницы журналов динамику, заставляя пересмотреть эстетику модных изданий.
В семидесятые он оставил сотрудничество с журналами и посвятил себя съёмке портретов.

«Когда я был молодым, мои требования как художника в точности совпадали с требованиями журнала, в котором я работал. Они печатали то, что я хотел выразить. Но сейчас то, что интересует журналы моды, перестало быть интересным мне».

Он ездил по стране, снимая портреты никому неизвестных людей — рабочих, фермеров, шахтеров, бездомных — эти работы составили альбом “Американский запад”, в котором Аведон сфокусировал свое внимание на замалчиваемой стороне жизни в Соединенных Штатах.

Последние годы Ричард Аведон работал штатным фотографом в популярном американском еженедельнике New Yorker.
1 ноября 2004 года на 82 году жизни Ричард Аведон скончался от кровоизлияния в мозг в больнице штата Техас, где снимал свою последнюю серию «За демократию» для New Yorker.

«Если я хотя бы один день не занимался чем-нибудь, связанным с фотографией, мне казалось, что я пропустил что-то очень важное — как будто забыл проснуться»…

Фотограф Ричард Аведон – биография и работы

Известный ныне фэшн-фотограф Стивен Майзел когда-то давным-давно, когда-то в детстве, будучи увлечёнными миром моды и фотографии, уговорил своих подруг позвонить в модельное агентство и договориться о фотосессии, его тогда интересовали такие модели, как Твигги, Верушка, которыми он просто восхищался. А вот представиться в этой детской авантюре его подруги должны были ни как иначе, как секретарями фотографа Ричарда Аведона, знакового фотографа не только в мире фэшн-фотографии, но и в мире фотографии в целом. Ведь совершенно не случайно именно Ричард Аведон по версии журнала «Popular Photographers» стал лучшим фотографом двадцатого века.



В фотографии Ричарда Аведона всегда интересовал портрет. Впрочем, как в фотографии, так и в живописи портрет является самым манящим и при этом самым сложным жанром. Ведь людям, чаще всего, нравится смотреть именно на людей. Но и передать внутренний мир человека, его состояние, эмоции, мысли в данный момент, момент, застывший на портрете, очень сложно. Ричарду Аведону это блестяще удавалось, на свою фотокамеру он запечатлел, как известных людей из мира искусства: мода, кино, эстрада, так и из мира политики. Ричард Аведон фотографировал политиков от Эйзенхауэра до Хиллари Клинтон. Среди его фоторабот можно найти портреты художников Пабло Пикассо и Энди Уорхола. С его портретов на нас смотрят Чарли Чаплин и Мэрилин Монро.


В какой-то мере, подумают некоторые, Ричарду Аведону повезло, он жил и творил в эпоху, когда в мире ещё господствовала чёрно-белая плёнка. Теперь, в мире XXI века, привыкшем к цветным изображениям, мы очень часто восхищаемся именно чёрно-белыми снимками. Но в фотографиях Ричарда Аведона, как цветных, так и чёрно-белых, есть одна особенность – в них чувствуется рука мастера и талант.

Ричард Аведон родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года, родился в достаточно состоятельной еврейской семье. Его предки эмигрировали в Америку из России в конце XIX века.




Графиня Вера Готлиб Анна фон Лендорф или просто Модель Верушка


В детстве Ричард увлекался поэзией: он участвовал в выпуске школьной газеты, стал лауреатом поэтического конкурса среди школьников Нью-Йорка. Его интересовала и русская литература, поэзия. Повзрослев, Ричард Аведон начинает увлекаться фотографией, но поступает на философский факультет Колумбийского университета, который вскоре, всё же, бросает. Ричард Аведон понимает – делом всей его жизни должна стать фотография. Но уйдя из университета, Ричард вначале служит в армии, в морской пехоте, его служба приходится на годы Второй мировой войны, и лишь отслужив, в 1944 году, начинает активно заниматься фотографией. Он работает фотографом в рекламе и собирает собственное портфолио.



Элизабет Тейлор и модель Твигги



И в итоге Ричард Аведон демонстрирует своё портфолио арт-директору журнала о моде Harper’s Bazaar Алексею Бродовичу – дизайнеру и скульптору. Они начинают совместное сотрудничество, а Ричард также попутно учится мастерству у Бродовича.

С 1946 года он работает в журнале Harper’s Bazaar, открывает собственную фотостудию. С 1966 по 1990 годы работает штатным фотографом в Vogue. С 1992 года сотрудничает с еженедельником The New Yorker.



Фотографии Ричарда Аведона были изданы и в альбомах. Так в альбом «Avedon: The Sixties» («Шестидесятые») вошли фотографии участников Антивоенного движения, фотографии Битлз, модели Твигги, художника Энди Уорхола. В 1976 году на свет выходит альбом «The Family» («Семья»), в котором были собраны портреты политиков и бизнесменов. Затем появляется альбом под названием «In the American West» («Американский Запад»).

А 1 октября 2004 года великий фотограф покинул наш мир, но его творчество останется навсегда с нами…

Ричард Аведон (Richard Avedon) — знаменитый фотограф (+80 фото) — JuicyWorld

Ричард Аведон (Richard Avedon) — это имя известно всем, кто связывает себя с фотоискусством. Он один из самых знаменитых признанных и влиятельных фотографов портретистов США. как никто другой умел в своих работах передать таинственную игру теней и света, черного и белого, запечатлеть редкие и удивительные моменты и явления своего времени.

Ричард Аведон, Довима со слонами, платье от Диора, Цирк д’Ивер, Париж, август 1955

Излюбленным приёмом при портретной съемке, у Ричарда Аведона — был нейтральный, преимущественно белый фон, благодаря которому, модели фотографа оказывались вне предметного контекста, способного отвлечь от личности. Richard Avedon писал об этом так: «Я всегда, с самого начала, пользовался белым фоном. Серый фон — только тогда, когда присущий ему викторианский романтизм входит в конфликт с объектом съемки, как это видно на примере Энди Уорхола, демонстрирующего свои шрамы. При работе с белым фоном очень трудно удержаться от того, чтобы графичность не вышла на первый план».

Вы можете поддержать сайт Juicyworld.org

Карта Мир (Сбербанк): 2202 2007 7490 9236
Сбербанк-онлайн (номер телефона): +7 925 278-48-80

Большое спасибо, если кто-то поддержит и минимальной суммой. Это действительно очень много значит и нужно для того чтобы сайт и дальше существовал, работал, и на нём появлялся новый, интересный контент

Ричард Аведон — Marilyn Monroe as Marlene Dietrich in -The Blue Angel,- July 2, 1958

Его работы раскрывали потаенные грани личности человека. Он снимал как всемирно известных и знаменитых, так и абсолютно никому неизвестных людей. Его фотоработы становились значительной вехой в истории фотографии, и не только гламура и фэшн-фотографии.

Ричард Аведон (Richard Avedon). Катрин Денев

Ричард Аведон (Richard Avedon) родился 15 мая 1923 г., в Нью-Йорке, в еврейской семье. Его предки эмигрировали из России в конце XIX века. Richard Avedon с детства увлекся фотографией. Когда Ричарду Аведону было 10 лет, он сделал свой первый фотопортрет композитора Рахманинова, который жил по соседству.

Ричард Аведон (Richard Avedon) — Нью-Йоркская жизнь №13, Гарлем, Нью-Йорк, 6 сентября 1949

Ричард Аведон учился в Колумбийском университете, но через год оставил учёбу. В 1944—1950 годах учился в школе фотографии Алексея Бродовича, арт-директора журнала Harper’s Bazaar. Параллельно, в 1946 году Ричард Аведон основал собственную студию.

Richard Avedon — Сид Чарисс, платье от Макрини, Нью-Йорк, 9 июня 1961

А первый успех Ричарду Аведону принесла фото-сессия для журнала Harper’s Bazaar, где модели появились не в фото-студии, а на пляже, играющими и босоногими.

Ричард Аведон — Твигги, прическа Ара Галланта, Париж, 6 января 1968

Необычный и креативный подход Ричарда Аведона к съемке не оставил никого равнодушным, вызывая и поток критики и волны восхищения.

Richard Avedon — Ингрид Боултинг, пальто от Диора, Парижская студия, январь 1970

«Если я хотя бы один день не занимался чем-нибудь, связанным с фотографией, мне казалось, что я пропустил что-то очень важное — как будто забыл проснуться». Ричард Аведон (Richard Avedon)

Richard Avedon — Cirque du Soleil — Les Freres Lev, New York City, May 20, 1995

В 1958 году журнал «Популярная фотография» признал Аведона одним из 10 великих фотографов мира.

Ричард Аведон (Richard Avedon) — Портфолио Комфорт, Нью-Йорк, август 1995

Не смотря на то, что Ричард Аведон заслужил призвание в фэшн-фотографии, он не ограничивался только ей. Так, с 1952 по 1954 год, не прекращая сотрудничество с модными изданиями, был редактором и фотографом в журнале «Театральное искусство».

John-Galliano; фотограф Richard Avedon.

Подведением итогов, за этот период, стал опубликованный в 1959 г., альбом фотографий Ричарда Аведона под названием «Наблюдения» («Observations»). Этот альбом был интересен и тем, что над ним работали три знаменитости: Ричард Аведон, как автор фотографий, Алексей Бродович, как автор полиграфического оформления, и Трумен Капоте, как автор текстов.

Довима со слонами, платье от Диора, Цирк д’Ивер, Париж, август 1955

При этом Трумен Капоте, чтобы угодить дизайнерским изыскам Бродовича, изменял текст так, чтобы каждый абзац начинался с определенной буквы. А в 1962 г., в Смитсоновском институте (Вашингтон), прошла авторская выставка Ричарда Аведона, в оформлении которой принимал участие Алексей Бродович.

Пальто Кармен (Дань уважения Мункакси) от Кардена, площадь Франсуа-Премьер, Париж, август 1957

Стоит заметить, что известный дизайнер не редко принимал участие в судьбе Ричарда Аведона, практически до конца своей жизни. Но их отношения, благодаря сложному характеру Бродовича, нельзя было назвать близко дружескими — а скорее носили характер как строгий учитель (дизайнер) и «нерадивый» ученик (Аведон). «Он так и умер, ни разу не похвалив меня», — с горечью сказал Ричард Аведон, в 1971 г., после смерти Алексея Бродовича.

Ezra Pound, Rutherford, New Jersey, June 30, 1958

В 1966 году Richard Avedon расстался с «Harper’s Bazaar», и начал работать штатным фотографом Vogue, где раскрыл, в своих фотографиях большое количество моделей. Vogue Аведон проработал до 1990 года.

Психиатрическая больница штата Восточная Луизиана, 15 февраля 1963

В 1960-х годах Ричард Аведон также фотографировал участников Движения «за гражданские права», Антивоенного движения, других героев далеких от гламура. Эти фотографии вошли в альбом «Avedon: The Sixties» наряду с фотопортретами Битлз, Дженис Джоплин, Фрэнка Заппа, Энди Уорхола, модели Твигги.

Китай Мачадо, вечерняя пижама от Голицына, Лондон, 20 января 1965

В разгар войны во Вьетнаме Ричард Аведон приехал в Сайгон для фотосъемки американских солдат. Аведону удалось испытать себя в новом для себя жанре военного репортера, и из той поездки он также привез снимки, которые еще больше прославили автора.

Верушка, платье от Билла Бласса, Нью-Йорк, 4 января 1967

К этому времени Ричард Аведон перестал восприниматься только как фэшн-фотограф, и его слава шагнула далеко за пределы модных журналов. Выставочные залы США буквально боролись за каждую экспозицию Аведона — выставки следовали одна за другой.

Верушка, платье от Кимберли, Нью-Йорк, 4 января 1967

В 1970 году в Институте Искусств (Миннеаполис) прошла выставка Ричарда Аведона — ретроспектива портретов, сделанных в 1945-1970 годах.

Richard Avedon — with twiggy, Paris, 1967

В 1974 году в Музее современного искусства в Нью-Йорке прошла выставка «Аведон: фотографии 1947—1977 гг.» В 1975 г. состоялась очередная выставка в Нью-Йорке, «Портреты» (1969-1975 гг.), в которую вошли и работы антивоенной тематики.

Ринго Старр плакат с цветной офсетной литографией, 1967

В 1976 году, в журнале «Rolling Stone», вышел альбом «Семья» (The Family) с портретами представителей правительственной и деловой элиты. Альбом состоял из 69 черно-белых фотографий, на которых были известным политики и бизнесмены, такие как Джордж Буш, Генри Киссинджер, Рональд Рейган, Дональд Рамсфельд, а также члены семьи Кеннеди и Рокфеллеров.

Пол Маккартни, плакат с цветной офсетной литографией, 1967

В 1978 и 1980 годах в музее Метрополитан (Нью-Йорк) и Музее Института искусств (Беркли) прошли ретроспективы фэшн-фотографий Ричарда Аведона.

Джордж Харрисон, плакат с цветной офсетной литографией, 1967

К концу семидесятых годов, до 1984 г., Ричард Аведон также создал новую стилистику «реальной» фотографии. Вместо гламурного сияния, на его портретах, были отчетливо прорисованные до последней морщинки, шрама, родинки. В таком стиле был выполнен альбом «Американский запад» («In The American West», 1985 г.) — строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра. И в Техасе, в 1985 году, в музее Амона Картера, состоялась выставка этих фотографий фотографий «In the American West», посвященная простым американцам — шахтёрам, нефтяникам, безработным и т.п.

Джон Леннон, плакат с цветной офсетной литографией, 1967

Это снова была революция, но если идея привнесения в моду жизни, с которой началась карьера Ричарда Аведона, сразу нашла множество поклонников, то новая «минималистическая» стилистика фотографа вначале понравилась далеко не всем и казались странными.

Пенелопа Три, вечернее платье от Ланвина, прическа от Ары Галлант, Париж, 24 января 1968

Выставку принимали далеко не все музеи, и критики восприняли альбом негативно. Так, в журнале «Искусство в Америке» («Art In America») появилась статья Макса Козлова, в которой говорилось: «Он (Аведон) изображает американский запад, как быдло, состоящее исключительно из уродов».

Жан Шримптон, вечернее платье от Кардена, Париж, январь 1970

Многие критики просто отказывались считать эти работы предметом искусства. Лишь годы спустя фотографии альбома «In The American West» заняли своё место в мировом культурном наследии — как уникальные художественные документы, непредвзято запечатлевшие целую эпоху.

Richard Avedon — Abito Sarli, 1971

Ричард Аведон всегда был в поисках, своего кадра, и объездил 17 штатов и 189 городов США, посетил и Германию, во время падение Берлинской стены, где фотографировал ликующую толпу в конце 1989 года.

Жертва напалма, Сайгон, Южный Вьетнам, 29 апреля 1971

С 1992 года начал работать в еженедельнике The New Yorker. Без его портретов не обходилась ни одна более менее значимая статья. В 1994 году в Музее американского искусства Уитни состоялась ретроспективная выставка работ фотографа. Параллельно Аведон занимался и собственными проектами. Одним из таких проектов была серия под названием «За демократию». При работе над этим проектом, на 82 году жизни, Ричард Аведон скончался в больнице от кровоизлияния в мозг, 1 октября 2004 года.

Richard Avedon
— Elizabeth Taylor, 1974Рональд Фишер, пчеловод, Дэвис, Калифорния, 9 мая 1981Линда Евангелиста, кампания Versace Весна-Лето 1993 года, Нью-Йорк, 9 ноября 1992Портфолио Комфорт, Нью-Йорк, август 1995Малгосия Бела и Жизель Бюндхен, платья от Dior, Нью-Йорк, 13 марта 2000 Новая коллекция Dior, 1947Париж, 1951Бастер Китон, 1952платье Dior, 1955Съёмка для Dior, Париж, 1956реклама платья -Lanvin-Castillo, 1956Вильям Кэсби, рождённый в рабстве. 1963Джин Шримптон, 1965Миа Фэрроу, 19661967Дао Дуа, «Кокосовый монах», 1971Из серии «Американский запад», 1979Richard Avedon_Из серии In Memory of the Late Mr. & Mrs. Comfort, 1995Надя Ауэрманн и Кристен Макменами, 1995Richard Avedon — Далай Лама XIV

шляпка от Paulette, 1949

Christy Turlington

Италия, Палермо, 1947реклама шляпок “Paulette”, 1948реклама шляпок «Balenciaga», 1955фотограф Ричард Аведон (Richard Avedon)
Ричард Аведон (Richard Avedon). Фотография на превью, этой публикации juicyworld.org
Ричард Аведон — Настасья Кински, актриса, Лос-Анджелес, 14 июня 1981

Вы можете поддержать сайт JuicyWorld.org

Карта Мир (Сбербанк): 2202 2007 7490 9236;

Сбербанк-онлайн (номер телефона): +7 925 278-48-80

Большое спасибо, если кто-то поддержит и минимальной суммой. Это действительно очень много значит и нужно для того чтобы сайт и дальше существовал, работал, и на нём появлялся новый, интересный контент

Между реальностью и мечтой – Weekend – Коммерсантъ

Один из знаменитейших фотографов XX века Ричард Аведон делал съемки для дома Christian Dior c 1947 года. Но посвященный фотографиям моделей в диоровских нарядах альбом издательства Rizzoli вышел в свет только в этом октябре

В книге «Dior by Avedon» 150 фотографий. Предисловие написано Жаклин де Риб, знаменитой парижской светской дамой и моделью, свидетельницей истории дружбы знаменитого фотографа и дизайнеров модного дома. Тексты, которые сопровождают фотографии, принадлежат Жюстин Пикарди и Оливье Сайяру. Оливье Сайяр — директор парижского музея моды Гальера, куратор выставок и перформансов, посвященных моде (интервью с Оливье Сайяром см. в «Weekend» N17 от 15 мая 2015 года). А Жюстин Пикарди известна не только как фэшн-критик, но и как главный редактор британского издания Harper’s Bazaar. Кроме того, в «Dior by Avedon» опубликованы фотографии эскизов моделей Christian Dior haute couture 1947-1970 годов.

«Dior by Avedon» — это действительно настоящий документ эпохи, важный для понимания и развития современной моды, и значения модной фотографии. Не в последнюю очередь потому, что Ричард Аведон, невзирая на долгое сотрудничество с американскими Vogue и Harper’s Bazaar, не специализировался исключительно на моде и рекламных фотографиях. В 60-х Аведон снимал не только знаменитых музыкантов, но и участников антивоенного движения, в 70-х сделал недвусмысленно названную «Семья» серию портретов американской правительственной и деловой элиты, в 80-х снимал шахтеров и нефтяников для серии «Американский Запад». И фотографии пасечника Рональда Фишера и экс-президента Дуайта Эйзенхауэра работы Ричарда Аведона известны не менее, чем портреты Твигги и Настасьи Кински. С домом Christian Dior, несмотря на смену главных дизайнеров, его связывало столь долгое и тесное сотрудничество, что вполне можно говорить о дружбе.

Действительно, когда юный и еще никому не известный Ричард Аведон приехал в Париж и получил возможность сфотографировать моделей в нарядах внезапно и только что ставшего знаменитым Кристиана Диора, это было несомненной удачей. И не только для Аведона — работа фотографа оказалась замечательной. Ранние работы, представленные в «Dior by Avedon», не типичная для того времени рекламная фотография, она не про детали наряда,— это образ, определенное настроение. Так что неудивительно, что неземная и идеальная женщина-цветок, муза Кристиана Диора, становится у Ричарда Аведона сюрреалистической.

Знаменитые и всеми узнаваемые Одри Хепберн на парижских задворках и Довима со слонами при всей разнице моделей, сюжетов, стилистики и нарядов — это в одинаковой степени мираж и мечта, образы прекрасные, прельстительные и малореалистичные. В то же время в них гораздо больше естественности, чем во многих современных рекламных съемках с применением компьютерной графики — хотя бы потому, что модели в платьях Christian Dior действительно находились внутри этих перформансов. То есть самые захватывающие образы оказывались достижимыми, если рискнуть и сыграть. Этот придуманный Ричардом Аведоном зазор между реальностью и мечтой удивительно подходит к основной идее стиля Christian Dior.

Ричард Аведон: человек на миллион долларов

Ричард Аведон считается одним из величайших фотографов всех времен. За свою 50-летнюю карьеру Аведон произвел революцию в фэшн-фотографии и добился признания критиков благодаря своим черно-белым портретам, раскрывающим характеры.

Он был известен тем, что ломал фотографические границы в мир моды и политики. Начиная с работ, найденных в Vogue и Harper’s Bazaar для жителя Нью-Йорка, Аведон смог запечатлеть редкую эмоцию и неповторимая сущность его предметов.

Если вы ищете информацию о фотографический стиль, освещение, философия или даже оборудование, то вы пришли к нужное место.

Ниже вы найдете наиболее полную и подробную статья в Интернете о Ричарде Аведоне и его невероятной карьере.

Как и все наши профильные статьи, это довольно длинная прочитать (около 25 минут). Если у вас недостаточно времени, чтобы прочитать все статью за один раз, затем добавьте страницу в закладки и читайте раздел за раз вместо.В качестве альтернативы, не стесняйтесь переходить к любому интересующему разделу. тебе.

Если вам понравилась статья или вы нашли информацию полезной, поделитесь ею в Интернете через Twitter, Facebook и свои собственные блоги, чтобы другие фотографы тоже могли учиться на легендарной карьере одного величайших фотографов всех времен.

Связанный: 70 лучших цитат Ричарда Аведона

Примечание редактора: На исследование и написание этой статьи ушло 10 дней. Совместное использование веб-сайта или ссылка на нас занимает меньше минуты и абсолютно ничего не стоит.Чтобы выразить свою признательность, мы были бы чрезвычайно признательны, если бы вы могли поделиться веб-сайтом через социальные сети или форумы фотографии или даже дать ссылку на Photogpedia в своем собственном блоге или на веб-сайте портфолио (каждая ссылка имеет значение). Спасибо за вашу поддержку.

Ричард Аведон Биография

Имя: Ричард Аведон
Национальность: Американец
Жанр: Мода, Коммерческий, Портрет, Документальный
Родился: 15 мая 1923
Умер: 1 октября 2004 (81 год)

Кто такой Ричард Аведон?

Ричард Аведон был наиболее известен своей работой в мир моды и его минималистские портреты.

В течение своей карьеры Аведон работал в сфере моды. журналы Vogue и Harper’s Bazaar , а также как The New Yorker  первый штатный фотограф.

Он считался самым высокооплачиваемым фотографом в мире, с его контрактом Vogue , приносящим ему годовой оклад в размере 1 миллионов долларов в 1966 году (что эквивалентно 8 миллионам долларов в 2020 году).

Аведон был такой преобладающей культурной силой, что он вдохновил на создание классического фильма 1957 года  Funny Face , в котором Фред Персонаж Астера основан на жизни Аведона.

Ранняя модная фотография Аведона не соответствовала общепринятым фотографиям того времени, когда модели были просто вешалками для одежды и позировали как статуи, почти застыв во времени. Вместо этого он оживлял своих моделей, привнося в свои фотографии ощущение движения, эмоций и спонтанности.

В своих портретах его фирменным знаком было представление его натурщики в полный вид спереди на белом фоне. Здесь нет отвлечение или контекст на его фотографиях, кроме черт лица и выражения самого лица.

Его культовые портреты знаменитостей включают Мэрилин Монро, The Beatles, Энди Уорхол и Элизабет Тейлор.

Влияние Аведона

Его фотографическому стилю широко подражали много фотографов. Поколения моделей были сфотографированы на фоне бесшовные белые фоны или задумчиво сидели в кафе, притворяясь, что находитесь в любовь или одиночество — все из-за Аведона.

На протяжении всей своей жизни Аведон сохранял уникальную стиль портретной живописи, сочетавший строгость студии с непосредственностью локационной работы.

Невероятная работа Аведона не ограничивалась тем не менее, мода и портретная живопись, причем некоторые из его лучших изображений были созданы им самим. документальные работы на такие темы, как психическое здоровье, гражданские права и Вьетнам Война.

Широта и креативность работы Аведона сделали он один из самых влиятельных фотографов 20-го века.

Ричард Аведон — настоящий гений фотографии и один из величайших художников нашего времени.

Донателла Версаче

Как историю музыки можно разделить на периоды, до Стравинского и после Стравинского, фотография тоже может быть делится на До и После Аведона.

Ричард Аведон, автор Адриан Панаро
Молодость

Родился 15 мая 1923 года в Нью-Йорке. Йорка, Ричарда Аведона, которого семья и друзья также знали как «Дик» был сыном русско-еврейских родителей Якова и Анны. Аведон.

Его знакомство с модой и фотографией началось в раннем возрасте. Отец Аведона владел магазином одежды под названием Avedon’s. Пятая авеню и его мать происходили из семьи производителей одежды.

Молодой фотограф

Вдохновлен одеждой своих родителей бизнеса, еще мальчиком Аведон увлекался модой и любил фотографировать одежду в магазине своего отца.

Его семья подписана на различные женские модных журналов, которые открыли молодому Ричарду захватывающий прорыв фотографии, сделанные такими людьми, как Мартин Мункачи, для Harper’s Bazaar , а также работы Луизы Даль-Вульф и Тони Фриссел.

Аведон вырезал картинки, а потом попробуй им подражать. Согласно одной истории, он также покрыл стены своего спальня с журнальными модными фотографиями.

Оснащен его Kodak Box Brownie камеру, он начал фотографировать свою младшую сестру, мать и двоюродного брата.Луиза, его младшая сестра, была его первой моделью. К сожалению, во время нее в подростковом возрасте Луиза боролась с проблемами психического здоровья; в конце концов она начала психиатрическое лечение и диагноз шизофрения.

Аведон позже описал одно детство Момент, который пробудил в нем интерес к фэшн-фотографии: 

Однажды вечером мы с отцом шли по Пятой авеню, рассматривая витрины магазинов. Перед отелем «Плаза» я увидел лысого мужчину с камерой, который позировал очень красивой женщине на фоне дерева.Он поднял голову, немного поправил ее платье и сделал несколько фотографий. Позже я увидел фотографию в Harper’s Bazaar.

Закладка фундамента

Живя недалеко от Пятой авеню, поставь его всего в двух шагах от Метрополитен-музея. Здесь он провел часы В конце концов, изучение женских фигур, особенно древних этрусков и другие Модильяни. Позже они оказали глубокое влияние на его моду. фотография.

Раннее увлечение театром было вдохновлен его матерью, которая поощряла его интерес к искусству.

Когда Аведону было десять, он стал одержим с идеей сфотографировать Сергея Рахманинова, жившего в квартире над своими бабушкой и дедушкой на Риверсайд Драйв в Манхэттене. После разбивки лобби со своим Kodak Box Brownie, ему удалось запечатлеть композитора стоит рядом с пожарным гидрантом на Вест-Энд-авеню.

«Я хотел, чтобы он увидел меня, узнал меня каким-то образом», — сказал Аведон французскому журналисту годы спустя. «Я хотел, чтобы он дал мне что-то от него самого, что я мог бы сохранить, что-то личное и постоянное, что соединит меня с ним.” 

В возрасте двенадцати лет он вступил в YMHA (Ассоциация молодых людей на иврите) Фотоклуб.

В эти годы Ричард посещал Нью-Йорк Престижная средняя школа ДеВитта Клинтона в Йорке, где он и однокурсник Джеймс Болдуин выпускал школьный литературно-художественный журнал The Magpie .

Молодой Аведон хотел быть поэтом; его образцом и источником вдохновения был Т. С. Элиот. В 1941 году, по окончании своего в старшем классе и через несколько дней после своего восемнадцатилетия он был избран поэтом. Лауреат средних школ Нью-Йорка за стихотворение «Весна года». Ковентри .

После окончания средней школы Аведон кратко изучал поэзию и философию в Колумбийском университете, но вскоре свои дары и переключился с ручки на камеру.

Торговый флот

Когда разразилась Вторая мировая война, Аведон попытался записаться в военным, но из-за небольшого роста и плохого зрения он был только смог попасть в торговый флот — часть ВМС США в то время. Его отец купил ему его первую настоящую камеру Rolleiflex в качестве прощального подарка.

В торговом флоте служил фотографом Помощник второго класса, большую часть военных лет провел, фотографируя моряков на документы. в Sheepshead Bay в Бруклине и редакционные фотографии для службы журнал, Шлем . Это было этот опыт, который в последующие годы сильно повлиял на его портретный стиль.

Моя работа заключалась в том, чтобы идентифицировать фотографии. Я, должно быть, сфотографировал сто тысяч лиц, прежде чем мне пришло в голову, что я становлюсь фотографом.

Карьера фотографа

После выполнения воинских обязанностей Аведон вернулся домой с планами стать профессиональным фотографом.

Использование некоторых его фотографий, опубликованных в The Helm , Аведон убедил влиятельного арт-директора Harper’s Базар , Алексею Бродовичу, чтобы он учился фотографии в своем знаменитом Дизайне. Лаборатория Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке (где Ева Арнольд и Дайан Арбус среди прочих также оттачивали свое мастерство).

За это время Бродович научил его, что коммерческая и редакционная работа никогда не должна быть скучной или подходить к ней с приземленной точки зрения. или утомительной манере. Скорее, это была обязанность фотографа быть креативны и вносят свежие идеи в фотосессии вне зависимости от тематики иметь значение.

Позже Аведон рассказал, что во время учебы при Бродовиче он ни разу не похвалил его работу.

Бродович был отцом. Он был очень похож на моего отца. Очень замкнутый и дисциплинированный, с очень сильными ценностями.Он не говорил комплиментов, что погубило многих молодых фотографов — они не выдержали. Я не верила комплиментам. Я никогда не верила комплиментам даже до сегодняшнего дня.

Enter Fashion Photography

Аведон начал свою профессиональную карьеру фотографа работает в универмагах Bonwit Teller. В 1945 году вместе с Бродовичем помогите, он присоединился к Harper’s Bazaar как самый молодой сотрудник фотограф в истории журнала (в то время ему был 21 год). В том же году он замужем за моделью и актрисой Доу Ноуэлл.

Первые фотографии Аведона для Harper’s  были отвергнуты, потому что Бродович считал их неоригинальными и предсказуемыми. Так, Аведон уехал со своими моделями на пляж и сфотографировал их прогуливающимися. песок на ходулях и игра в чехарду.

В том же году были представлены две фотографии Аведона. в журнале Harper’s Junior Bazaar .

Ричард Аведон, Джуниор Базар, июнь 1946 г. © Фонд Ричарда Аведона

После нескольких лет фотографирования повседневной жизни в Нью-Йорк, журнал поручил Аведону освещать весну и Осенние коллекции в Париже.

Аведон и парижские фотографии

Пока редактор Кармель Сноу освещала показы на подиуме, Аведону было поручено сфотографировать моделей, одетых по последней моде. на улицах Парижа.

Под влиянием великих уличных фотографов того времени, таких как Анри Картье-Брессон, Лизетт Модел и Брассай, Аведон придал своим фэшн-фотографиям ощущение спонтанности, чего раньше никто не видел. Его элегантные черно-белые фотографии демонстрируют последние тенденции моды в реальных условиях.

Женщины оживали на его фотографиях, и он часто запечатлел их: разговаривая с уличными артистами, взаимодействуя с людьми или даже сидят в кафе и пишут в своих журналах.

Его свободный дух произвел революцию в мире моды фотографии, и тогда ему была предоставлена ​​беспрецедентная степень творческой свободы.

Аведон продолжит работать на Harper’s Bazaar в течение двадцати лет, прежде чем перейти к Vogue в 1965 г., где он провел еще двадцать пять лет.

Рене, «Новый взгляд Диора», площадь Согласия, Париж, август 1947 г. © Фонд Ричарда Аведона
Life Project

В 1949 г. поручил Аведону сделать серию фотографий, документирующих повседневную жизнь в Нью-Йорке; целый номер журнала будет посвящен сериал, за который он получил аванс в размере 25 000 долларов.

Аведон вышел на улицы Нью-Йорка по поводу задание как возможность поэкспериментировать с другим жанром.

Сделав сотни фотографий для проекта, Аведон решил, что не может продолжать, так как чувствовал, что входит в традиция, которая уже была установлена ​​такими людьми, как Хелен Левитт, Уокер Эванс и Пол Стрэнд; он вернул аванс и убрал негативы на протяжении более 40 лет.

Беда была в том, что когда я вышел на улицу, я просто не мог этого сделать. Мне не нравилось вторгаться в частную жизнь совершенно незнакомых людей. Это казалось таким агрессивным поступком.Кроме того, мне нужно контролировать то, что я снимаю, и я обнаружил, что не могу контролировать Таймс-сквер.

Период зрелости 

Зарекомендовал себя как один из самых талантливых фотографы моды в бизнесе, в 1955 году Аведон сделал фотографию и история моды, когда он устроил фотосессию в цирке.

Самая знаковая фотография с этой фотосессии,  Довима со слонами , на котором была изображена одна из известных моделей того времени в элегантное платье Диор. Она стоит между двумя слонами, ее спина выгнута, как она держится за хобот одного слона, протягивая руку к разное.

Довима со слонами, Цирк д’Ивер, Париж, август 1955 г. © Фонд Ричарда Аведона
Funny Face

К 50-м годам Аведон был одним из самых известных фотографы около .  Его ранняя карьера была беллетризована в Голливудский мюзикл 1957 года  Funny Face с Фредом Астером и Одри Хепберн.

Фильм во многом основан на первом романе Аведона. брак с Доу (который закончился в 1949 году). В фильме Фред Астер играет модный фотограф (Аведон) и звезда Одри Хепберн в роли модели (Доу), он творит и влюбляется.Paramount наняла Аведона в качестве визуального консультанта для фильма, и многие его фотографии можно увидеть в фильме.

Кроме того, в 1957 году Аведон выпустил свое знаменитое посвящение фэшн-фотограф Мартин Мункаши, создавший незабываемый снимок хорошо одетая модель схватила зонтик и перепрыгнула через лужу в высоком каблуки. В рекреации Аведона модель Кармен Делл’Орефис прыгает через небольшая лужа на фоне парижских зданий.

Кармен (Посвящение Мункачи) Париж, август 1957 г. © Фонд Ричарда Аведона
Первая книга Аведона

В 1959 году Аведон опубликовал свою первую книгу Observations .Известный писатель Трумэн Капоте написал эссе и лица знаменитостей и политические деятели того времени были представлены на страницах.

Вскоре после выхода книги Дайан Арбус прокомментировала: «Каждый, кто входил в студию Аведона, был своего рода звездой». Короче говоря, любой, кто войдет в студию, которая еще не была известна, к тому времени, когда они уйдут, станет знаменитостью.

К началу 1960-х Аведон зашел так далеко, как мог обойтись без повторения. Так что неудивительно, что его увлечения переключился с модной и коммерческой работы на портреты и репортажи.

У него сложилась прочная связь с другим искусством режиссер Марвин Исраэль и работа, которую они проделали вместе, повлияли на Аведона. более поздняя карьера.

В 1964 году Аведон работал с Марвином Исраэлем над его вторая книга, Ничего личного . Книга представляла собой изменение направление для Аведона и был его самым авантюрным проектом на сегодняшний день.

Его предметы варьировались от американских солдат до Черные пантеры и даже стационарные пациенты, проживающие в больнице штата Луизиана. То В книге также был текст его старого одноклассника Джеймса Болдуина.

К середине 1960-х годов репутация Аведона распространилась на Мэдисон-авеню, где заказывали рекламодатели от Revlon до Douglas Aircraft. его для походов. Он был востребованным человеком, с его годовыми счетами за студию. доходит до 250 000 долларов.

Переезд в Vogue

После гостевого редактирования Harper’s Bazaar’s Апрель В выпуске 1965 года Аведон ушел из журнала после того, как столкнулся с критикой в ​​свой адрес. сотрудничество с моделями цвета.

Вскоре после этого он присоединился к Vogue , подписав контракт на беспрецедентную сумму в 1 миллион долларов.В Vogue он работал снова под Дианой Вриланд, после того как она покинула Harper’s Bazaar  в 1962. 

Вриланд предоставила Аведону полную свободу действий и многое другое. главное, она защитила его от вмешательства Vogue’sart Режиссер Александр Либерман.

В Vogue он стал ведущим фотографом и продолжил фотографировать большинство обложек журнала с с 1973 года до конца 1988 года, когда Анна Винтур сменила Вриланд на посту Главный редактор.

На протяжении 60-х и 70-х годов Аведон продолжал продвигать границы фэшн-фотографии с часто сюрреалистичными и провокационными картинки.В отличие от других фотографов того времени, снимки Аведона никогда не отодвинули на второй план моду. Вместо этого ему удалось найти правильный баланс.

«С Диком Аведоном вы всегда знали, что ищете на фэшн-фотографии», — сказала Грейс Мирабелла, редактор Vogue. «Он никогда не пытался отказаться от стиля ради сильного образа».

Верушка, Нью-Йорк, 1968 © Фонд Ричарда Аведона
Создание запоминающихся портретов

также хорошо известен своими портретами.

Между модой и тем, что я называю «глубокой» работой, всегда существовало разделение. Мода — это то, чем я зарабатываю на жизнь. Я не стучу. Так зарабатывать на жизнь одно удовольствие. Затем есть более глубокое удовольствие от создания моих портретов. Неважно, кем я себя считаю, но я считаю себя фотографом-портретистом.

Его черно-белые портреты захватили неотъемлемая человечность и уязвимость, скрывающиеся в таких невероятных фигурах таких как Мэрилин Монро, Чарли Чаплин и Боб Дилан.

В 1967 году Аведон создал свой знаменитый набор портретов Битлз. Первый набор стал одной из первых крупных серий рок-постеров и состоял из пяти психоделических портретов группы – четырех соляризованных индивидуальные цветные портреты и черно-белый групповой портрет.

Аведон также делал портреты ведущих политических цифры от президента Эйзенхауэра до лидеров движения за гражданские права, таких как Малкольм Икс и Мартин Лютер Кинг. Помимо работы для Vogue , Аведон был также движущей силой появления фотографии как законной формы искусства.

Дуайт Дэвид Эйзенхауэр, президент США, Палм-Спрингс, Калифорния, январь 1964 г. © Фонд Ричарда Аведона
Политическая и документальная работа

В 1969 г. участие Аведона в современной политика, особенно антивоенные усилия, вдохновили его на создание серии портретов Чикагской семерки, антивоенной группы активистов, которым были предъявлены обвинения с заговором и другими преступлениями, связанными с протестами против войны во Вьетнаме со стороны Федеральное правительство.

В 1971 году Аведон поехал во Вьетнам как U.С. война корреспондент. В том же году он был арестован за участие в антивоенная демонстрация у здания Капитолия США.

Отец Аведона умер в 1973 году, незадолго до своего 84-летия. день рождения. Аведон часто фотографировал его за шесть лет до его смерть. Аведон использовал фотографии в новой книге и для своей выставки в Музей современного искусства в Нью-Йорке.

В том же 1974 году он выставил портреты его отец Аведон опасно заболел. Ему поставили диагноз перикардит, воспаление оболочки сердца и был госпитализирован.После его выписавшись из больницы, он продолжал работать.

Более поздний период

В 1976 году для журнала Rolling Stone он произведено  Семья , коллективный портрет американской власти элита во время двухсотлетних выборов в стране.

На Западе Америки

В период с 1979 по 1985 год он много работал над комиссия от Музея американского искусства Амона Картера, в конечном итоге создавшая выставка и книга  На американском Западе .

На Западе Америки стал поворотным моментом в его карьере. Вместо того, чтобы сфокусировать свой объектив на общественных деятелей и знаменитостей, вместо этого он фотографировал повседневные представители рабочего класса, такие как фермеры, домохозяйки, ковбои и бродяги на отпечатки в натуральную величину.

В течение пяти лет Аведон путешествовал во всех западных штатах. Он посетил угольные шахты, нефтепромыслы, тюрьмы, государственные карнавалы, ярмарки родео и скотобойни, чтобы найти предметы.

Для проекта Аведон использовал широкоформатную 8×10 камера обзора, которая позволяла ему сосредоточиться на каждой детали своего предмета.Аведон и его команда сфотографировали в общей сложности 762 человека и разоблачили примерно 17 000 листов пленки Kodak Tri-X Pan.

Пока  В Америке  Запад среди его самых известных работ, она часто подвергалась критике за использование его субъектов и фальсификации Запада. Аведона также хвалили за лечение его предметы с вниманием и достоинством, обычно предназначенными для знаменитостей и политические деятели. В документальном фильме Аведон: Тьма и свет , Аведон назвал этот проект своей лучшей работой.

Рональд Фишер, пчеловод, Калифорния, май 1981 г. © Фонд Ричарда Аведона
Настасья и питон

В 1981 г. спорный портрет. Актриса Настасья Кински, беременная в то время, лежал на холодном бетонном полу его мастерской почти два часа, пока огромный бирманский питон ползал по ее телу. В конце концов питон соскользнул достаточно близко, чтобы высунуть язык возле ее уха, давая Аведону идеальный Фото. Изображение распечатывалось как в черно-белом (лимитированная печать), так и в полноцветном режиме. плакат, разошедшийся тиражом более двух миллионов экземпляров.

Настасья Кински, Лос-Анджелес, июнь 1981 г. © Фонд Ричарда Аведона
Берлинская стена

Вскоре после падения Берлинской стены в 1989 г. Аведон отправился в Германию с намерением сфотографировать первую Немецкий Новый год у Бранденбургских ворот после воссоединения.

Вместо празднования он столкнулся с насилием и беспокойство. Серия фотографий, документирующих этот опыт, отличалась от его обычные фотографии: его фотографии безумны, хаотичны и содержат много крупных планов лиц, подчеркнув, что, несмотря на журналистский подтекст, портретная живопись по-прежнему лежал в основе творчества Аведона.

Бранденбургские ворота № 8, Берлин, Германия, канун Нового года, 1989 год © The Richard Avedon Foundation

Интерес Аведона к фэшн-фотографии угас через годы. В 1990 году он принял решение покинуть Vogue . Сейчас работая внештатным фотографом, его работы в основном появлялись на французском языке. литературно-художественный журнал Egoiste .

The New Yorker

В 1992 году Аведон присоединился к The New Yorker как штатный фотограф – первый за 67-летнюю историю журнала.Его знаменитый портреты для The New Yorker включают Кристофера Рива, Шарлиз Терон и Хиллари Клинтон. Одна из его самых заметных фоторепортажей была его постапокалиптическая модная басня «В память о покойных мистере и миссис» Comfort с изображением Нади Ауэрманн и скелета, опубликованный в 1995.

Надя Ауэрманн, The Comforts Portfolio, #02, A Fable in 24 Episodes, Montauk, New York, August 1995 © The Richard Avedon Foundation

Осенью 1992 года он начал преподавать серию мастер-классы при поддержке Международного центра фотографии в Нью-Йорк.Кроме того, он иногда производил новаторские рекламные работы. для печати и телевидения для таких брендов, как Calvin Klein, Versace и Ревлон.

Аведон скончался 1 октября 2004 года от кровоизлияния в мозг. В то время он работал над заданием для The New Yorker . Ему был 81 год.

На момент своей смерти Аведон работал над новый проект под названием Democracy . Он потратил месяцы на проект, расстрел политиков, делегатов и граждан со всей страны во главе вплоть до президентских выборов 2004 г.

Наследие

Аведон опубликовал одиннадцать книг, включая Наблюдения (1959), Ничего Личный (1964), Портреты (1976), Аведон (1978), В Американский Запад (1985), Автобиография (1993) и Доказательства, 1944-1994 (1994).

Помимо своей невероятной работы, Аведон оставил после себя наследие в Фонд Ричарда Аведона. Фонд, созданный Аведоном и поддерживаемый его семьи, начала свою работу вскоре после его смерти в 2004 году.Базируется в Нью-Йорке, фонд предоставляет хранилище для фотографий, публикаций, бумаги, негативы и архивные материалы.

Аведон был также первым модным фотографом, объявившим себя серьезный художник, на том же уровне, что и живописцы. И сделал это громко и очень публично. Заявление не было хорошо воспринято многими людьми в мире искусства. Но его вера в свою работу и саморекламу привела к тому, что его фотографии выставлялись в музеях мирового уровня. Это также открыло двери для других фотографы должны быть признаны настоящими художниками.

Аведон женился на Доркас Ноуэлл (также известной как Доу Аведон) в 1944 году, и они прожили в браке шесть лет, прежде чем расстались в 1950 году. В 1951 году он женился на Эвелин Франклин; у них был один сын, Джон, прежде чем расстаться.

Признание и награды

За свою жизнь Аведон получил бесчисленное количество наград и почетные степени. Их слишком много, чтобы перечислять, поэтому вот лишь некоторые из них:

  • 1985: Американское общество журналов. Photographers’ Фотограф года
  • 1989: Награда за выслугу от Совет модных дизайнеров Америки
  • 1989: Почетная степень выпускника Королевский колледж искусств
  • 1993: Премия мастера фотографии от Международный центр фотографии
  • 2000: Награда за выслугу от Высшая школа журналистики Колумбийского университета
  • 2001 г.: член Американской академии Искусства и науки
  • 2003: Национальная премия в области искусства на всю жизнь. Достижение
  • 2003: Королевское фотографическое общество Специальная медаль 150-летия и почетная стипендия (HonFRPS)

С 1970-х годов работы Аведона (как его мода фотографии и портреты) выставлялся в Соединенных Штатах и ​​по всему миру. мир.Его наиболее заметными выставками были его первая ретроспектива в Институт искусств Миннеаполиса в 1970 году и его последняя крупная ретроспектива, состоявшаяся в Метрополитен-музей в Нью-Йорке в конце 2002 года.

Стиль фотографии

За свою долгую карьеру Ричард Аведон производил все жанры фотографии, от его рекламных работ для таких клиентов, как как Revlon и Hertz для модных разворотов для Harper’s Bazaar и Vogue для документальные проекты, такие как Ничего личного и В Западная Америка .Потом, конечно, у вас есть его замечательные портреты некоторые из самых больших икон 20-го века.

Аведон никогда не верил, что камера предложил неопровержимую истину. Это болезненное осознание для многих фотографов. и тот, который все еще сопротивляется даже сегодня. Пришло ли это к Аведону инстинктивно или через опыт, мы никогда не узнаем.

Но он понял, что понятие правда не имела значения в начале его карьеры, что дало ему настоящую свободу с его фотографиями.Он мог подходить к фотографии как к созданию картин. а не фотографировать.

Для Аведона каждая картина, будь то модная фантазия или портрет старухи стали своего рода театром. Его выбор рассказать историю через визуальный образ.

Тем не менее, когда дело доходит до попытки определить стиль фотографии Ричарда Аведона, невозможно сделать его справедливость фотографического гения в нескольких абзацах. Вместо этого посмотрите на его тело поработайте, а потом решайте сами.

Одно можно сказать наверняка: Аведон взял те фотографии, о которых люди говорят.

Чтобы быть художником, чтобы быть фотографом, вы должны взращивать то, от чего отказывается большинство людей.

Фэшн-фотография

В то время как его студийные снимки избегали всего, кроме простого белого фона, его ранние фэшн-фотографии использовали самые разные места, от цирков и зоопарков до улиц Парижа и стартовых площадок на мысе Канаверал.

Ранние фэшн-фотографии Аведона были характеризуется движением и действием. Он не соответствовал стандартным методам студийной фотосъемки, где модели стояли безэмоционально и, казалось бы, равнодушно к камере.Вместо этого он показывал моделей улыбающимися, смеющимися и даже прыгающими. о котором было революционным для того времени.

Одной из самых сильных сторон движения является то, что оно является постоянным сюрпризом. Вы не знаете, что будет делать ткань, что будут делать волосы, вы можете в определенной степени контролировать это — и вот вам сюрприз. И вы понимаете, когда я фотографирую движение, я должен предвидеть его к тому времени, когда оно произойдет, иначе уже слишком поздно его фотографировать. Итак, между движущейся фигурой и мной происходит потрясающий обмен, похожий на танец.

Аведон всегда старался показать каждая деталь одежды, в то же время добавляя размытие и другие творческие эффекты на его фотографиях.

Я начал пытаться создать расфокусированный мир — преувеличенную реальность, лучше реальной, которая предполагает, а не говорит вам.

Аведон – Рассказчик

Модные фотографии Аведона также ввел некоторую форму повествования, которая была отходом от статики, поставленной и официальная модная фотография, более распространенная в то время.

Его фэшн-фотографии — прекрасный тому пример. как рассказать историю в одном кадре. Его модели ожили на его фотографиях и многие из историй часто вращались вокруг светской жизни или элегантности будучи женщиной.

Сьюзи Паркер и Робин Таттерсолл, Мулен Руж, Париж, август 1957 г. © The Richard Avedon Foundation что зрители и потребители вложили бы не меньше денег в рассказ о платье (и модель), чем само платье. Аведон довольно рано понял, что вы не продавая моду, вы продаете опыт владения модой.

Его ведущая дама всегда должна быть вовлечена в какую-то драму, и если судьба не может обеспечить настоящую драму, Аведон придумывает ее. Он часто создает в уме целый сценарий, подсказанный внешностью модели. Она может быть беспризорницей, заблудившейся в большом и грешном городе, или титулованной дамой, преследуемой в Испано-Сюисас джентльменами, торгующими изумрудами, или безутешно скучающей светской женщиной, чье сердце уже нельзя тронуть, — и так далее. Модели Аведона разыгрывают сцену за сценой из этих сценариев, а иногда помогают, фактически проживая лишнюю сцену или две.Результат необычайно реалистичен — не тот реализм, который можно найти в большинстве фотографий, а тот, который можно найти в театре.

Winthrop Sargeant, The New Yorker , 1958
The Art of the Story

За его новаторские фэшн-фотографии, вы увидите примеры его подхода в Funny Face  смотря фотограф Дик Эйвери (Фред Астер) снимает Джо Стоктон (Одри Хепберн) в разных местах Парижа. Как и Эйвери, он также моделирует простую сюжетную линию.

К концу 1950-х годов Аведон стал недоволен фотографией при дневном свете и выездными съемками и обратился к студийная фотография для большей части его модных работ с использованием стробоскопического освещения, которое был еще достаточно новым в то время.

Дик расскажет им историю. Когда Кристен [Макменами] и Надя [Ауэрманн] вышли в двух маленьких черных костюмах, он сказал: «О, я думаю, что вы вороны, и вы на ветке». На полу червь, и ты борешься за этого червяка». Очень упрощенные, детские сценарии, которые были очень непосредственными.

Тим Уокер, фотограф и бывший помощник Аведона

Вы можете посмотреть, как проходила эта фотосессия вне: на одном изображении Макменами угрожает Ауэрманну ботинком на шпильке; в другой, Ауэрманн наносит удар, а Макменами смеется над ней.

Бой ботинок! – Кристен Макменами и Надя Ауэрманн для Versace, 1995 © Фонд Ричарда Аведона
Подготовка

Снимки могут показаться импровизированными, но его фотосессии далеки от спонтанных. Аведон тратил много времени на подготовку: изучал места, делал наброски предполагаемых снимков и делал пробные фотографии.В тот день Аведон поговорил с моделями, прежде чем начать; обсуждая персонажей, которых он хотел, чтобы они изобразили, и позы, которые он имел в виду, а также рассказывая им истории, которые он хотел, чтобы они разыграли.

Дик был самой яркой из всех вспышек, освещавших мой профессиональный путь. Его нетерпение само по себе вдохновляло. Подготовка к каждому сеансу, перфекционизм – острый, как скальпель. И то, как он руководил. Его индивидуальность, которая помогала ему добиваться каждого удара.Его время. Этот мужчина создал современную женщину – Женщину Аведона.

Хиро, фотограф и бывший помощник Аведона
Работа с моделями

Собственный интерес Аведона всегда был в люди, никогда не в моде. На самом деле мода имела тенденцию добавлять слой усложнение того, что, по его фундаментальному убеждению, было отношением между фотограф и модель.

Все его ранние модели обычно брюнеты с высокими скулами в память о своей младшей сестре Луизе, которая умерла в возрасте 42 лет в психиатрической больнице.

Все мои первые модели, Дориан Ли, Элиз Дэниелс, Кармен, Марелла Агнелли, Одри Хепберн, были брюнетками, с красивыми носами, длинной шеей и овальными лицами. Все это были воспоминания о моей сестре. Мое чувство прекрасного очень рано установилось благодаря тому, как я воспринимал ее. Я фотографировал ее с 14 до 18 лет. Она была прототипом того, что я считал прекрасным в первые годы своей карьеры фотографа.

Музыка всегда играла важную роль в Студия Аведона.Чтобы вдохновить своих моделей, он часто музицировал, а иногда танцевать вместе с ними. Когда Аведон стоял позади своего Rolleiflex, установленного на штатив, Фрэнк Синатра или даже The Kinks ревут из проигрывателя. рядом, поблизости.

С тех пор, как он начал фотографировать моделей в середине 1940-х Аведон всегда старался спросить их, какая музыка и еда, которую они предпочитали. Это способствовало непринужденной атмосфере студии. Как однажды заметила Полли Меллен, редактор Vogue: «Они все хотели угодить ему.

Аведон и съемка для обложки
Джин Шримптон, обложка Harper’s Bazaar, апрель 1965 г. © The Richard Avedon Foundation

Аведон был одним из самых плодовитых модные фотографы всех времен. В период с 1952 по 1956 год он произвел замечательные 26 обложек (обложка раз в два месяца) для Harper’s Bazaar . Единственным другим фотографом, который соперничал с его рекордом, была Луиза-Даль Вулф, которая работал в Harper’s с 1936 по 1958 год.

журнал, несколько страниц которого посвящены его моде и портретной фотографии. практически в каждом выпуске.

В отличие от других фотографов, Аведон не поддавался требованиям своих клиентов. Хоть бы он взял сотни экспозиций на работе, он позволял видеть только редакторам и арт-директорам те немногие, что он выбрал для них. Единственное исключение было при работе с Дианой Вриланд.

Коммерческая работа

Хотя Аведон уже был известен своей модой фотографией, именно его коммерческая рекламная деятельность оплачивала счета и сделала возможной его документальную работу.

Некоторые фотографы ходят в фонды и просят провести выставку или женятся на богатых женщинах.Или, что еще хуже, они становятся мучениками со своими последователями. Это потому, что они не умеют зарабатывать деньги. Я не прошу денег у фондов или правительства. Я зарабатываю на жизнь работой с журналами и проведением рекламных кампаний.

Аведон занимался коммерческой деятельностью на протяжении всей своей карьеры и снимал рекламные кампании для таких брендов, как Revlon, Versace, Hertz и Calvin Klein (включая неоднозначную рекламу с участием Брук Шилдс). это, как он сделал для более творческой работы.

Но даже такой творческий мастер, как Ричард Аведон, все еще быть представленным с утвержденной концепцией и раскадровками от клиентов. Аведон снимал в соответствии со спецификацией клиента, а затем снимал свою собственную интерпретацию. концепции, в надежде, что они найдут его собственные идеи лучше.

Брук Шилдс для кампании Calvin Klein, 1980 © Фонд Ричарда Аведона
Коммерческая работа и изобразительное искусство

Многие из самых известных фотографий Аведона были сняты для коммерческих целей.По иронии судьбы, эти фотографии, как правило, более коллекционеров, чем фотографии, которые Аведон сделал с намерением создать изображения как изобразительное искусство. Многие из его коммерческих фотографий с тех пор считаются изобразительного искусства и выставлены в музеях и проданы в фотогалереях.

Это ничем не отличается от великих художников в история. До того, как в середине 1800-х годов был изобретен «рынок искусства», то, что мы сейчас call art производился мастерами в коммерческих целях, как правило, на комиссия от правительства, церкви или богатых покровителей.Это было искусство для с практической целью, а не ради искусства. Это определение «коммерческого».

Итак, показательно, что так много принятых фотографическое искусство, включая искусство Ричарда Аведона, так часто делалось с намерение таких вещей, как продажа продуктов, копий журналов, продвижение путешествия, реклама и другие коммерческие цели.

Портреты

Аведон был прежде всего фотографом-портретистом и более за свою карьеру он сфотографировал бесчисленное количество икон, таких как Мартин Лютер Кинг-младший., Мэрилин Монро, Одри Хепберн, The Beatles и президент Эйзенхауэр.

Его портреты легко узнать по их минималистский стиль, где человек фотографируется смотрящим прямо в камера, поставленная перед простым белым фоном, как правило, в черном и белый.

Фотопортрет — это изображение человека, который знает, что [его] фотографируют, и то, что он делает с этим знанием, является такой же частью фотографии, как и то, как он одет или как он выглядит.

Правда сценаристов

Аведона интересовало только то, как его портреты могут отразить личность и душу субъекта. Иногда он вызывал у них реакцию, направляя их в неудобные области обсуждения или задавая им психологические вопросы.

Например, если он пытался заставить няню почувствовать себя неудобно, он ничего не сказал бы им. Он намеренно усилит их уровень дискомфорта, чтобы получить диапазон эмоций, который он искал.

The Windsor’s

Возьмем, к примеру, герцога и герцогиню Виндзорских.

Супруги были экспертами в изображении блаженства в браке и безмятежную старость на камеру. Аведон хотел произвести что-то разные. Он очень опоздал на заседание, послав вперед своего помощника. настроить оборудование. Приехав, он оказался в нехарактерном потеря, чтобы расстроить их готовые к камере лица. Зная, как сильно они любили свою собак, он извинился за опоздание и сказал им, что его такси переехало маленькая собачка на Парк-авеню.

Слушая грустную историю, собачник Виндзор сочувственно посмотрел на взволнованного Аведона. По мере того как он продолжал свою истории, он делал вид, что настраивает камеру, ненавязчиво щелкая кадры и запечатлеть незамеченный момент. Через некоторое время он сказал им, что готов начали, и Виндзоры собрались в своем обычном безмятежном формальном способ. У Аведона уже была фотография, которую он хотел.

Герцогиня и герцог Виндзорский, Нью-Йорк, 1957 год © The Richard Avedon Foundation

Когда появились фотографии, все отметили, как чудесно Аведон запечатлел горе и страдания герцога, вынужденного отречься от престола ради любимой женщины.

С помощью этих средств он будет производить изображения, раскрывающие аспекты характера и личности его подданных, которые были не захвачен другими. Он ждал того, что называется «правдой сценаристов». момент, когда люди, естественно, сами по себе.

Портрет не подобие. В тот момент, когда эмоция или факт трансформируются в фотографию, это уже не факт, а мнение. На фотографии нет такой вещи, как неточность. Все фотографии соответствуют действительности. Ни один из них не является правдой.

Мэрилин Монро, Нью-Йорк, май 1957 г. © Фонд Ричарда Аведона Лейбовиц за работой , что Аведон «соблазнил своих подданных беседой. Он у него был Rolleiflex, на который он смотрел сверху вниз, а затем вверх. Это никогда не было в перед его лицом, но рядом с ним, когда он говорит».

Avedon использовал Rolleiflex квадратного формата. почти все его модные и портретные работы вплоть до конца шестидесятых.в В конце десятилетия его способ работы стал слишком легким и слишком смущение, и он решил изменить свой подход.

Камера почти сама снимала. Нависая над камерой и вглядываясь в нее, я так и не увидел людей, которые там были, и не увидел, что они видят меня.

Для Аведона его портреты были эта подлинная связь с натурщиком.

В 1969 году он начал использовать камера обзора Дирдорфа размером восемь на десять дюймов на штативе — громоздкая установка, которая принесла с собой новый метод работы и новый набор ограничений.

Используя Дирдорф, Аведон представил свой предметы на белом бесшовном фоне, освещенные бестеневым рассеянным светом солнечный свет или плоское студийное освещение. Отбросив несущественное, что оставались отношения между фотографом и субъектом.

Для Аведона, который всегда работал не сзади, но сбоку от камеры, камера стала безмолвным свидетелем вбрасывание между двумя людьми, делающими фото.

Я выработал серию «нет».Нет изысканному свету, нет кажущимся композициям, нет соблазнительности поз или повествования. И все эти нет вынуждают меня сказать «да». У меня белый фон. У меня есть человек, который мне интересен, и то, что происходит между нами.

Автопортрет

Сам Аведон описал, что качество как «неразгаданная тайна между репортажем и сторителлингом». Аведон никогда не скрывал, что его собственная реакция важнее для законченный образ, чем чувства человека, которого он фотографирует, что его портреты — это не столько «их портрет», сколько… портрет того, о чем я думаю их.

Своими портретами Аведон в некотором роде действительно смотрел на себя, пытаясь найти тьму и свет своего собственного существование. Он всегда будет контролировать сидячие места — они его картинки, а не предметы.

Для проекта «На западе Америки », Аведон стоял рядом со своей камерой 8×10 и смотрел на свой объект. Очень мало обменялись словами между фотографом и его объектом. Аведон бы переместить свой вес, изменить свою позу или язык тела.Субъект, не зная что еще сделать бы сделать то же самое. Он не стал бы прятаться за камерой; в фотосессия превратилась в совместный танец. Это блеск Аведона портреты. И дело было не только в зеркалировании.

Присутствие и тишина Аведона общение было одновременно утверждением, вопросом и приглашением – Я с тобой, доверься мне и следуй моему примеру. И испытуемые почти всегда так и делали.

Фотосъемка поверхности

В отличие от других фотографов звезд, Аведон портреты не всегда были лестными, а порой и откровенно брутальными.

Аведон считал это своей обязанностью как художника, изображать предмет, как он видел их в данный момент, и ему было все равно менее важно то, как они видят себя или как их видят другие люди. Аведон брал все, что давали ему его подданные, и делал это своим.

Говоря самым жестким и самым неприятным образом, какое право имеют яблоки Сезанна указывать Сезанна, как их красить?

Ричард Аведон, публичная лекция, Бостон, 1987 г. шеи в 1958 году.Но помимо ее шеи, он также показал и прославил ее. огромная решимость и ее желание оставаться гламурным. Никто другой не мог сделал портрет так, как это сделал Аведон, и тот, кто его увидит, вряд ли когда-нибудь забудь это.

Габриэль (Коко) Шанель, Кутюрьер, Париж, март 1958 г. © Фонд Ричарда Аведона
Оставаться правдивым

Аведон всегда оставался верен фотографии. Жертва лесть для создания портретов, которые не доверяют ничему, кроме поверхности. И если поверхность старая и морщинистая, или молодая и пустая, или растерянная и потерянная в перед лицом смерти, то так тому и быть.

Мои фотографии не уходят под поверхность. Я очень верю в поверхности. Хороший человек полон подсказок.

Теперь, если вы студийный фотограф или даже фотограф-любитель, снимающий вашу семью или друзей, метод Аведона может не сделать вас очень популярным. Опять же, это зависит от того, хотите ли вы быть кем-то кто просто делает сложные фотографии на паспорт или тот, кто занимается искусством. То Поговорка такова: «Артист получает деньги за свое видение, а не за запись».

Аведон считал, что портреты бессмысленны, если они было что рассказать или, по крайней мере, рассказать правду.«Лица», он как-то сказал, «являются бухгалтерскими книгами нашего опыта».

Влияния

Влияние ранней фотографии Аведона было Мартин Мункачи, чьи фэшн-фотографии для Vogue в 1930-е годы. представлены места на открытом воздухе, такие как пляж, где модели окунаются в прибой. и шел по берегу, одетый по моде того времени.

Другим влиянием был Жак-Анри Лартиг, чьи образы на рубеже 20-го века изображали женщин вместе. в парке или кафе, всегда погруженные в свой собственный мир.

Еще есть Эдвард Стайхен. Стейхен позже работа для Vogue и Vanity Fair и особенно его портреты знаменитостей имеют такое же качество, как у Аведона. В обоих случаях фотографы, казалось, были полны решимости поймать свои объекты, заблудившиеся в момент времени.

Вдали от фотографии, любовь Аведона ибо реализм и проникновение в души своих натурщиков было чем-то, что он приобрел от его любимых писателей, таких как Эллиот, Пруст, Беккет и Чехов.

Тогда у вас есть мир искусства, в особенно Гойя, чья непоколебимая честность казалась Аведону несравненной и глубоко неотразимый.В свободное от работы время ходил и в театр, и на балет. как музеи и картинные галереи.

Какой камерой пользовался Ричард Аведон?

У гения фотографии Аведона было мало делать с его выбором камер; вместо этого она была сосредоточена вокруг его способности манипулировать субъектами для раскрытия их истинной личности в случае портретной живописи, а также его чувство повествования и фантазии в случае его модные фотографии.

Если бы это было возможно, он бы предпочитал загружать изображения прямо с его глаз и пропускать весь фотографический процесс.На самом деле, в различных интервью он всегда утверждал, что камеры только мешали.

Ненавижу камеры. Они мешают, они всегда мешают. Я желаю: если бы я мог работать одними глазами.

Большая часть его работы была сделана с двумя пленками форматы: Средний формат (2 ¼ Square) и 8 x 10. 

Мобильность среднего формата (Rolleiflex) подойдет для фэшн-фотографии Аведона. Работать с Rollei дал ему мобильность, необходимую для того, чтобы не отставать от активно движущихся моделей, а также негатив размером более 35 мм для более высокого качества и возможность легко создавать большие отпечатки.

Когда ему нужен более точный выстрел (в голову или головы и плеч, то он накладывал диоптрии крупным планом на Роллея или переключитесь на Hasselblad 500cm с более длинным объективом 150 мм F/4.

Портреты были более или менее прерогативой его камер 8×10, хотя он свободно переключался между форматами, в зависимости от того, насколько быстро ему нужно было работать. Как вы понимаете, формат 8×10 замедлил бы его. В студии он использовал свой Sinar Norma 8×10, а в полевых условиях вместо Sinar использовал складную деревянную полевую камеру 8×10 Deardoff.

Список камер и объективов

Вот полный список камер, которые Аведон использовал для своей работы:

2.8 Rolleiflex

Аведон никогда не использовал встроенную экспозицию метров. Некоторые из его камер Rolleiflex имели объективы Zeiss Planar, другие — Шнайдер Ксенотарс. Фактический объектив не имел значения, главное, чтобы он был f/2.8. и 80 мм для правильной перспективы. Он часто использовал линзы для крупного плана, в в этом случае у верхнего была некоторая коррекция параллакса.

8”x 10” Deardorff 

Эта деревянная полевая камера была относительно легкий по весу и компактно сложенный.Сначала он был оборудован с 12-дюймовым объективом, вероятно, Goerz-Dagor в затворе Ilex, но это было позже заменена на лучшую оптику.

8”x10” Sinar Norma

В 1963 году Аведон приобрел более усовершенствованная модульная монорельсовая камера Sinar Norma, чтобы ускорить его фотосъемку и в первую очередь для студийного использования. Он был оснащен 300-мм объективом Schneider Symmar f/5.6. объективом и автоматическим затвором Sinar и был установлен на прочном креплении Gitzo. штатив.

Он также использовал Schneider Wymmar-S 360 мм. f/6.8 и объектив Fujinon 360mm f/6.3 с объективами Deardorff и Sinar. Норма.

Hasselblad 500 см

Avedon начал использовать Hasselblad с объектив 150 мм f/4 в начале шестидесятых для более плотных снимков на натуре. Примерно в 2002 году он начал экспериментировать с цифровыми задниками первой фазы для своего рекламно-коммерческая работа.

Mamiyaflex

Хотя он и не такой прочный, как Rolleiflex, двойной объектив Mamiya имел определенные преимущества при съемке крупным планом, поскольку фокусировался гораздо ближе.У него был неуклюжий, но очень эффективный метод управления параллаксом и разрешено использование более длинных объективов.

Возможно, ему было все равно, но использовал его для фотографий косметики и причесок, где Rollei с его 80-мм объективом внесло бы слишком много искажений. В последующие годы он использовал Hasselblad. вместо этих фотографий.

Asahi Pentax 35mm SLR

Avedon очень редко работал с 35мм кроме как для личных снимков, но он использовал Pentax для «папарацци». снимки парижских коллекций 1962 года, а также вступительные и заключительные фотографии. из его книги 1964 года  Ничего личного .

Указанные выше камеры являются единственными, упоминались в статьях, документальных фильмах и книгах. У него была Leica М3, но никогда им не пользовался.

Фокусное расстояние, используемое Avedon

Для справки: 80-мм объектив Rolleiflex а объективы 360 мм для камер 8 × 10 дюймов примерно эквивалентны 50 мм на 35 мм. формат. Hasselblad 150 мм эквивалентен примерно 85 мм.

Итак, вот оно, Аведон создал одни из величайших фотографий всех времен с фактически всего двумя фокусными расстояниями. длина: 50 мм и 85 мм.

Если у тебя когда-нибудь будет шанс, то я рекомендуем приобрести выпуск American Photo за март/апрель 1994 г., так как это дает отличное понимание камер и студийной установки Avedon.

Какую пленку использовал Аведон?

Выбор пленки Аведоном был таким же основной, как его фотоаппарат. Для своей работы среднего формата он использовал Kodak Plus X. (с рейтингом El 80), хотя он также использовал Kodak Tri-X, любительский (ISO 400) версия, потому что она толкнула лучше. Профессиональный Tri-X (с рейтингом El 200) был используется для его широкоформатной фотографии при любом освещении.

Пленка будет проявлена ​​с помощью Kodak D76 или HC-110, или Harvey’s Panthermic 777 (больше не выпускается).

Что касается работы с цветом, все, что я смог узнать, это что он использовал пленку Ektachrome E-3 для проекта «На западе Америки ». Если кто-то знает что-то еще, пришлите мне по электронной почте, чтобы я мог обновить страницу.

Негативы Аведона были плотными, должны были отчасти из-за его игнорирования рекомендуемых сроков разработки. Даже при нормальном выдержки Три-Х мог получить 15 минут в баке с Д-76 – опять больше половины, обычная сумма.

Аведон использовал измеритель Norwood Director чтобы проверить его экспозицию. Измеритель измеряет падающий, а не отраженный свет и много лет был стандартом для голливудских кинематографистов.

Техника печати Аведона

Плотный график Аведона не позволял ему роскошь печатать собственные работы. В то время как другие, возможно, промокли руки от его имени он действительно контролировал каждый шаг процесса.

Со своими принтерами он всегда их дарил словесные подсказки о том, чего он хотел, особенно эмоциональное качество Распечатать.Он говорил о том, как сделать гравюру счастливой, злой, пламенной, романтической или Добрый.

После того, как печатник получил бриф и понимал, что он ищет, он предоставлял им самим представь это. Если бы он был недоволен первыми пробными отпечатками, отпечаток был бы сделал заново.

Удовлетворившись тестовыми отпечатками, он затем начали бы смешивать и сопоставлять различные части отпечатков.

Например, с портретом он бы выберите тот, у которого лучшие глаза, и если общий отпечаток был недостаточно хорош для него он вырезал нос или рот у другого и приклеивал.

Для натурных съемок он может вырезать голову с одного отпечатка и наложить на тело другого, он потом вырезал часть здания, которая имела нужную легкость, и положила ее на другую, которая была темнее.

Окончательный отпечаток

Окончательный отпечаток Avedon обычно составной из всех тестовых отпечатков, составленных для формирования идеального отпечатка. Никогда сделаны первые оттиски.

Если Аведон все еще не удовлетворен, даже после всех изменений он брал жирный карандаш и начинал делать пометки. все сначала.Создание идеального отпечатка всегда было для него процессом.

Есть известное изображение инструкции, которая была опубликована в книге Аведона, Evidence , которая показывает все осветление и выжигание, которые пошли на создание окончательного печатного изображения. Эти инструкции были сделаны не Аведоном, а его основным типографом в то время.

Изображение предназначено для обеспечения что отпечатки, сделанные для коллекционеров, идентичны другим, выставленным в крупном искусстве. музеев по всему миру.

Фрагмент инструкций по печати Аведона, Evidence 1944-1994 , 1994, с.86: (Random House) © The Richard Avedon Foundation

Цифры на них обозначают конкретные время «уклонения» и «прижигания» в секундах для каждого раздел изображения. Любой, кто имеет опыт печати в темной комнате, поймет как трудно им следовать.

Печать для журнала «На Западе Америки»
© The Richard Avedon Foundation

Эта черно-белая версия инструкций по печати взята из книги « Avedon at Work: In the American West » Лауры Уилсон. У Лауры есть специальный раздел, посвященный процессу печати, используемому для выставки «На американском Западе ».Если вы хотите узнать больше о том, как Аведон снимал проект, и о том, как он фотографировал, эта книга — то, что вам нужно.

Сложный и трудоемкий процесс создания этих отпечатков начался в фотолаборатории в подвале студии Avedon в Нью-Йорке. Руди и Дэвид [Литтсквагер] начали с набора отпечатков размером 16 на 20 дюймов. Дик отверг их всех. Он чувствовал, что тон был тяжелым; они были слишком черными и слишком контрастными. При переиздании указания Дика редко носили технический характер.Он говорил просто: «Сделайте лицо более нежным» или «Придайте лицу больше напряжения». Этот нестандартный совет заставил Руди и Дэвида попытаться понять эмоциональное содержание, которое Дик искал в каждом портрете. На пробных отпечатках Руди записывал необходимые манипуляции красным жирным карандашом. Время экспозиции плюс или минус указывалось в секундах, чтобы указать, где затемнить или осветлить веко, нос или морщину на лбу.

Отрывок из книги «Аведон за работой: на западе Америки» (стр.114-117)

Лора Уилсон – бывшая помощница Аведона в течение шести лет
Получение идеальной печати

Ричард Аведон не был традиционный смысл. Он, не колеблясь, обрезал или манипулировал изображением в некоторых случаях. способ получить идеальный отпечаток в темной комнате.

Пожалуй, самые важные факторы при дело дошло до изготовления отпечатков были время и деньги. Не жалели средств, и это Часто на печать одного изображения может уйти до недели. Отпечатки были сделаны несколько раз, пока наконец не появился идеальный.

Avedon’s Lighting

Секрет студийного освещения Avedon не должно быть сюрпризом для тех, кто знаком с его энергичным стилем модная фотография.

Ниже я попытаюсь объяснить его освещение, или то, что он любил называть своим «светом красоты» более подробно.

Вместо установки основного источника свет на подставке — обычная практика, а тот, что ограничивает движение — он бы попросите помощника держать стрелу с фонарем на конце.

После того, как Аведон установил свет для своего нравилось, и показания стробоскопа были сняты, помощник затем следовал за модель со светом, так же, как звукооператор на съемочной площадке отслеживать актеров с микрофоном штанги.

Как стрелял Аведон, помощник будет двигаться вместе с моделью. Для последовательных экспозиций ассистенту потребуется держать свет на правильном расстоянии от объекта. Свет был всегда очень близко к объекту, сразу за пределами поля зрения камеры.

Используя этот подход, рассчитанная погрешность. Аведону понравились тонкие и неожиданные изменения это может произойти, работая таким образом.

Движущийся свет Аведона был в норме отскочил в зонтик или небольшой купол, чтобы смягчить его, в то время как два других помощника наклонял 12-дюймовые квадраты металлизированного шкафа, чтобы отражать свет в глаза субъекта. глаза.Регулируемые плоскости были размещены по обе стороны от объекта, чтобы предотвратить нежелательное свет от заполнения теней или создания бликов.

При описании процесса Аведон часто сравнивал его с японским балетом, где каждый знал свои роли и сделал это молча и с большой ловкостью и изяществом.

При работе в цвете или при съемке 8×10 формат, в котором фильм может быть менее снисходительным, Аведон будет иметь свой ключевой свет в фиксированное положение.

Схема установки освещения Avedon
Белый фон

Ричард Аведон, пожалуй, самый влиятельный «белый фон» фотограф всех времен.При стрельбе по белом фоне, Аведон устранил все отвлекающие факторы, сосредоточив внимание на тема.

Его белый фон будет освещен две стробоскопические головки на регулируемых стойках. Если Аведон хотел серый фон, он выключил свет, чтобы он был на две ступени менее ярким, чем основной исходный свет (если типичное показание прибора для объекта F8, то для серого вам нужно будет установить свет на F4.) Если Аведон хотел белый фон, вместо этого фонари включаются с точностью до половины ступени основного света, чтобы обеспечить оттенок тона.

В Америке Западное освещение

Когда Аведон сделал В Америке West  , он снимал свои объекты на улице на фоне белого бесшовная бумага, приклеенная клейкой лентой к теневой стороне любых структур он мог найти (амбары, автодома и т. д.) «Я хотел острых ощущений человека выйти вперед из белого», сказал Аведон

Аведон сфотографировал свои объекты в тень, используя доступный свет и избегая резких теней и бликов солнечный свет, который доминирует над лицом.Он не использовал стробоскопы, потому что чувствовал они придавали фотографиям искусственный вид. Он хотел особой красоты затененный свет, который имел более нейтральное качество.

За кадром Фото из На Западе Америки , 1983 © Фонд Ричарда Аведона

Как добиться образа Аведона?

Я думаю, что у Картье-Брессона, Ирвинга Пенна и Дайан Арбус есть одна черта, которую я разделяю, — это полная одержимость работой и работой каждый день.Если вы делаете работу каждый божий день, надеюсь, работа станет лучше.

Интервью с Чарли Роузом, 1993 г.

Многие подражатели изо всех сил пытались повторить его фирменный стиль. Получение того, что известно как «Аведон Смотри» — это не случай съемки на белом фоне с широкоформатная камера (или Rolleiflex), загруженная Kodak Tri-X.

Аведон часто говорил, что есть элемент самого себя на каждой фотографии, которую он когда-либо делал. Теперь, если вы не родились Ричард Аведон, получить фотографию Аведона будет невозможно.Что мы надеюсь, это дать вам несколько подсказок, которые помогут подобраться достаточно близко к его фирменный стиль.

Ричард Аведон научил меня, что если вы идете на фотосессию и получаете то, на что надеялись, это провал. Вы должны быть удивлены, если хотите, чтобы это было волшебно.

Эми Арбус, фотограф и бывшая участница мастер-класса Avedon
Запечатлеть момент

Аведон всегда знал, чего хотел, и раньше собирается на его фотосессию. Однако вместо того, чтобы зацикливаться на получении фото, которое он планировал, он останется гибким и сфотографирует то, что было перед вместо него.Если вы посмотрите на его самые знаковые фотографии, вы заметите, что они фотографии, которые невозможно воссоздать. Его Настасья Кински, Чарли Чаплин и Портреты Мэрилин Монро — прекрасный тому пример.

Ничто из того, что я когда-либо делал, не было рассчитано. Это исходит из инстинкта.

Аведон тоже любил стрелять модели активны и находятся в движении, когда это возможно. При фотографировании субъектам, он говорил им прыгать и «прыгать выше!» в то же время он прыгал бы с ними.

Снимки, сделанные во время моей работы, показывают то, о чем я вообще не подозревал, что снова и снова я держу свое тело или свои руки точно так же, как человек, которого я фотографирую. Я никогда не знал, что сделал это, и, очевидно, то, что я делаю, — это попытка почувствовать, на самом деле физически почувствовать то, что он или она чувствует в тот момент, когда я их фотографирую, чтобы углубить чувство связи.

Что часто упускается из виду в Avedon’s стиль, это доверие и связь, которые он строит с субъектом.Аведон часто стоять в той же позе, что и его модели на фотосессии, отражая язык тела субъекта, он смог быстрее установить контакт.

Это то, что я делаю бессознательно, я хочу знать, как это ощущается. Я думаю, что хочу поощрять то, что мне нравится в том, как он стоит. Я хочу ободрить без слов.

American Photo: Avedon, March-April 1994
The Visual Author

Аведон был невероятно разносторонним, и его метод съемки менялся в зависимости от того, какое задание или проект он выполнял. стрельба в то время.Он не стал бы подходить к рекламной работе так же, как ни его портреты, ни его документальные работы не отличаются от его модных фотографий.

Он тоже был бесстрашным, и ничего бы помешать ему делать свои фотографии и делать все возможное, чтобы исполнить его видение.

Таким образом, получение «Облика Аведона» не случай простого следования формуле. Во-первых, вы должны решить, какой жанр его фотографии, которые вы пытаетесь воспроизвести, а затем изучить его работы более подробно. деталь. Если вы дочитали статью до этого места, то, вероятно, выбрали довольно много советов и советов, которые помогут вам.

Я просто прирожденный фотограф, и мне становится скучно. Когда мне становится скучно, я переезжаю в другое место, единственное, что свалилось на меня в жизни, это то, что я могу, когда я сделал слишком много моды, остановиться. Когда у меня слишком много более глубокой, более интенсивной и болезненной части себя, я могу вернуться в другое место. Это как быть писателем, который пишет на многие темы.

Ричард Аведон Шоу Чарли Роуза (1997)

Другие ресурсы Ричарда Аведона

Рекомендуемые книги Ричарда Аведона

Отказ от ответственности: Photogpedia является партнером Amazon и зарабатывает на соответствующих покупках.Все ссылки на Amazon являются партнерскими ссылками, что означает, что мы получаем небольшую комиссию за любые ваши покупки. Это не требует дополнительных затрат, но эта комиссия поддерживает работу Photogpedia и является причиной того, что мы можем предложить так много бесплатного контента.

Чтобы узнать больше, прочитайте нашу страницу раскрытия партнерской информации. Спасибо за поддержку.

Видео Ричарда Аведона

Ричард Аведон: Тьма и свет (1996)

Этот обязательный к просмотру документальный фильм дает захватывающий портрет Ричард Аведон и его невероятная работа.

Вы не только узнаете, как Аведон сделал свои самые знаковые фотографии, но и увидите, как мастер-фотограф работает над созданием модных и портретных снимков.

Среди документальных фильмов много ярких моментов — воспоминания Аведона о Мэрилин Монро часами танцует в своей студии, чтобы запечатлеть невиданная ранее сторона ее личности. В другом сегменте Аведон описывает, как Чарли Чаплин позвонил ему ни с того ни с сего и приехал к нему за портретом за несколько дней до отъезда из США.С.

Тьма и Свет документальный фильм, снятый PBS в рамках серии American Masters Series в 1996 году. Если у вас есть 90 минут свободного времени, то я не могу рекомендовать этот документальный фильм достаточно.

Чарли Роуз: Ричард Аведон (1993)

В этом 60-минутном интервью от мая 1993 год. Ричард Аведон беседует с ведущим ток-шоу Чарли Роузом о жизни. за объективом, фотографируя общественных деятелей и свою книгу, An Автобиография Ричарда Аведона .Вы можете многому научиться, слушая Аведона обсуждая его философию фотографии, самые знаковые фотографии и любовь к Средняя.

Другие фотографии Ричарда Аведона

  • Кармен Дель’Орефиче, октябрь 1957 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Элиза Дэниелс Пре-Кателан, Париж, август 1948 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Кармен Дель’Орефиче, Фоли-Бержерес, Harper’s Bazaar , 1957 © Фонд Ричарда Аведона
  • Сьюзи Паркер и Робин Таттерсолл, Мулен Руж, Париж, август 1957 © Фонд Ричарда Аведона
  • Элиз Дэниэлс с уличными артистами, Марэ, Париж, август 1948 Паркер и Робин Таттерсолл, площадь Согласия, Париж, август 1956 г. © The Richard Avedon Foundation
  • Довима с Сашей, Cloche by Balenciaga, Париж, август 1955 г. © The Richard Avedon Foundation
  • Suzy Parker with Robin Tattersall and Gardner McKay, Café des Beaux-Arts, Париж, август 1956 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Бастер Китон, Нью-Йорк, сентябрь 1952 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Одри Хепберн перед картиной «Крылатая победа на Самофракии» в Лувре, «Забавная мордашка», 1957 г. © Paramount/Фонд Ричарда Аведона
  • Фред Астер, Париж, 1956 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Малкольм Икс, Нью-Йорк, март 1963 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Элизабет Тейлор, петушиные перья Анелло из Эмме, Нью-Йорк, июль 1964 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Боб Дилан, Нью-Йорк, февраль 1965 г. Фонд Ричарда Аведона
  • Джон Форд, Бель-Эйр, Калифорния, апрель 1972 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Фрэнсис Бэкон, Париж, апрель 1979 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Лорен Хаттон, Грейт-Эксума, Багамы, октябрь 1968 г. © Ричард Аведон Foundation
  • Надя Ауэрманн, The Comforts Portfolio, #06, A Fable in 24 Episodes, Montauk, New York, August 1995 © The Richard Avedon Foundation

Вы можете просмотреть больше Ric Жесткие фотографии Аведона здесь и здесь

Проверка фактов

С каждой статьей, которую мы выпускаем, мы стремимся быть точными и справедливыми.Если вы видите что-то, что не выглядит правильно, тогда свяжитесь с нами, и мы обновим сообщение.

Если есть что-то еще, что вы хотели бы добавить о работа, его жизнь, его фототехника или то, как он повлиял на вас затем отправьте нам электронное письмо: hello(at)photogpedia.com

Ссылка на Photogpedia

Если вам понравилась статья или вы нашли это полезно, тогда мы были бы признательны, если бы вы могли дать ссылку на нас или поделиться онлайн через твиттер или любой другой канал социальных сетей.

Сайт создан фотографы для фотографов, поэтому мы все можем учиться у таких мастеров, как Ричард Аведон. Чем больше у нас будет ссылок на нас, тем проще будет другим чтобы найти сайт.

Наконец, не забудьте подписаться на наш ежемесячный информационный бюллетень и подписывайтесь на нас в Instagram и Twitter.

Рекомендуемые ссылки Ричарда Аведона

Чтобы увидеть больше работ Ричарда Аведона, посетите Avedon Foundation. Кроме того, ознакомьтесь с бесплатным приложением Ричарда Аведона для iPad

Лучшие интервью и ссылки на ресурсы 

Assisting Avedon – веб-сайт бывшего помощника графа Стейнбикера 
Секреты Аведона и его легендарная студия
Стенограмма семинара Ричарда Аведона и Ирвинга Пенна – Мастерская Алексея Бродовича , Session Notes: Design Laboratory, 1964

Источники

Фонд Аведона
Помощь Аведону, Эрлу Стейнбикеру
Женщина садится в такси под дождем, житель Нью-Йорка, Уинтроп Сарджент и Айвинг, ноябрь 1958

8

8 Penn Workshop Transcript, 1964 г.
Секреты Аведона и его легендарная студия, Билл Шапиро, Серос, 2019 г.
Тим Уокер: «Мой интерес к красоте граничит с крайностью», The Guardian, сентябрь 2019 г.

Американское фото, март-апрель 1994 г.
Конкурс смысла: критические истории фотографии (MIT Press)

American Photo Se Сентябрь-октябрь 2002 г.
Визуальная поэзия: творческое руководство по созданию привлекательных цифровых фотографий, Крис Орвиг

Американское фото, январь-февраль 2005 г.
Энни Лейбовиц за работой
, Энни Лейбовиц, 5 о героях, 2008 г. (Random2 House) Юсуф Карш, Дэвид Трэвис, 2009 (Годин)

Автобиография Ричарда Аведона (Random House)
Аведон: Доказательства (Random House)
Аведон: Мода 1944-2000 (Гарри Н.Абрамс)
На Западе Америки: Ричард Аведон (Гарри Н. Абрамс)
Ричард Аведон: Женщина в зеркале (Ширмер Мозель)
Аведон: Что-то личное, Норма Стивенс и Стивен М.Л. Аронсон (Spiegel & Grau)
Аведон за работой: на американском Западе, Лаура Уилсон (Техасский университет)

Серия American Masters: Ричард Аведон: Тьма и свет. Хелен Уитни. 199 6

Интервью Чарли Роуза, PBS, 3 эпизода (5 октября 1993 г., 1 ноября 1995 г. и 26 ноября 1999 г.)

Palumbo, CNNNew York

Часто говорят, что американский фэшн-фотограф Ричард Аведон запечатлел на своих фотографиях самые души своих героев.

Он обладал определенным волшебством со своей камерой, раскрывая внутреннюю жизнь человека с помощью абсолютно белого фона и проницательного взгляда.

В его знаменательной книге портретов «На американском Западе» были изображены обычные американцы, но он также сосредоточил свое внимание на элите, сфотографировав икон моды и кино, включая Мэрилин Монро, Твигги, Джин Шримптон и Одри Хепберн.

Новая книга «Аведон: за кулисами 1964–1980» предлагает редкий расширенный портрет самого мастера портретной живописи, который помог открыть взрывной период творчества в моде в середине 20-го века своими культовыми редакционными статьями для Harper’s. Базар и Vogue.

«Многие фотографы пытались подражать его работам, но в изображениях тех же женщин, снятых другими, не было этого неповторимого волшебства», — пишет автор книги, фотограф Гидеон Левин, проработавший в студии Аведона 16 лет и рассказывающий о своем опыте через и фото и текст.

Книга создавалась более десяти лет, так как Левин столкнулся с несколькими годами судебной тяжбы в битве за авторские права с Фондом Аведона из-за изображений, которые он сделал во время работы в студии, и фотографий, которые, по словам Левина, Аведон подарил ему.Фонд Аведона отказался комментировать публикацию книги Левина по этому рассказу.

Руссо на съемках для Vogue в сентябре 1974 года. Фото: Гидеон Левин

Сквозь объектив Левина мы видим Аведона, задумчиво сгорбившегося над своим Rolleiflex в студии; руководит супермоделью Верушкой в ​​заснеженных вулканических долинах Хоккайдо, Япония; проведение мастер-классов по фотографии с арт-директором Марвином Исраэлем и Дайан Арбус; и подготовка к проведению знаковых выставок, в том числе показов в галерее Мальборо и Метрополитен-музее, которые прославляли фотографию как вид искусства.

Художник был известен своей строгостью, и он редко соглашался на то, чтобы официально сделать свою собственную картину. «Он не любил фотографироваться, потому что ему нужно было все контролировать», — говорит мне Левин, когда я посещаю студию, которую он делит со своей партнершей, модельером Джоанной Мастроянни, в швейном районе Манхэттена. «Он знал, как он хотел выглядеть, а это не обязательно было тем, что я хотел в качестве портрета», — добавляет он.

«В редких случаях мне удавалось прорваться к (его) личности.

Так было с первым портретом Аведона, сделанным Левином. В 1964 году, после того как Левин, Аведон и управляющий студией Эрл Стейнбикер закончили развешивать отпечатки Аведона в McCann Erickson для выставки его ранних работ, Аведон сел на табуретку в центр галереи, чтобы осмотреть комнату. Изображение Левина показывает художника, обезоруженного серьезностью момента: с ослабленным галстуком он смотрит на свои гравюры с чувством удивления.

Десять лет спустя Левин снова запечатлел эмоциональный момент в подготовке к шоу.После того, как отец Аведона умер в 1973 году после продолжительной болезни, он «казался потерянным в пространстве, погруженным в себя, не знающим, что делать с собой», — пишет Левин в книге.

Хотя отношения Аведона с отцом были натянутыми, в последний год своей жизни он сделал серию его портретов; В следующем году МоМА установил восемь из них. Пока Левин и Аведон готовили отпечатки, Аведон согласился сделать свой портрет, инсценировав сцену, разложив отпечатки по студии.

Образы Левина обладают необузданной силой, поскольку Аведон стоит перед монументальными изображениями своего больного отца, ощущение масштаба искажается, когда они оба смотрят наружу. Съемка «была эмоциональной и напряженной», вспоминает Левин.

Ричард Аведон запечатлен рядом с портретом своего отца Джейкоба Исраэля Аведона. Предоставлено: Гидеон Левин

Как помощник Аведона и, в конечном итоге, менеджер студии, Левин отвечал за магию, которая сделала изображение Аведона культовым. предметы Аведона, и именно его рука умело напечатала многие из самых известных изображений Аведона.

Среди них была любимая работа 1955 года «Довима со слонами», наиболее неприятная для Левина картина, так как исходный негатив был запятнан. Двойные отпечатки с оригинального негатива висели в Смитсоновском институте и в его студии, но для будущих изданий Левин сказал, что он тщательно помог создать новый, почти безупречный негатив.

Левин говорит о своей врожденной динамике с Аведоном, а также об интенсивном уровне концентрации, когда его наставник совершенствовал каждый выстрел. Во время съемок «было очень тихо, но всегда звучала музыка», — вспоминает он.«Иногда одна и та же группа снова и снова, но без разговоров. Для него было очень навязчиво, если люди разговаривали на заднем плане».

Интенсивность Аведона уравновешивалась его магнетизмом. Когда Левин пришел в его студию для интервью, только что закончивший школу в колледже дизайна Art Center, Аведон просмотрел свое портфолио и сказал ему, что он в команде. «Зовите меня Диком», — сказал он, по словам Левина, показывая, каким непосредственным он может быть. Он был «общительным, сгустком энергии, постоянно находящимся в движении», — пишет Левин в «Аведоне».

Аведон и Чайна Мачадо танцуют на афтепати в Париже в 1965 году. Фото: Гидеон Левин «Персональный» — теперь считающийся классическим произведением — Аведон пережил «художественный кризис», пишет Левин. После периода самоанализа он изменил свой подход к портретной живописи, сменив свой Rolleiflex на ракурс 8 x 10. камеру, чтобы он мог заниматься своими объектами без барьера объектива.

Левин показал двойственность публичного и личного «я» Аведона в поразительном портрете, сделанном в 1978 году. На нем лицо Аведона выглядывает из-под распечатанной маски, похожей на него.

Левин напечатал серию факсимиле Аведона восемью годами ранее для гостей, чтобы носить их на вечеринке после выставки Аведона 1970 года в Институте искусств Миннеаполиса.

Как фотограф, он всегда был настороже, и у него были такие проницательные глаза, как у Пикассо

Гидеон Левин

Аведон, который не любил сюрпризов, не очень хорошо это воспринимал.Тем не менее, он сохранил по крайней мере одну из масок и в конце концов согласился использовать ее для портрета. Театральный образ показывает напряженность его взгляда. «Как фотограф, он всегда наблюдал, и у него были такие проницательные глаза — как у Пикассо», — говорит Левин. «Вы (могли) видеть, что он (был) смотрит на вас, наблюдает за вами, исследует вас».

Примерно в то же время Левин начал искать место для собственной студии и, в конце концов, расстался с Аведоном в 1980 году, чтобы полностью посвятить себя собственной практике.Левин сказал, что был тронут, когда художник удивил его в своей новой студии с шампанским и своей командой на буксире. Еще более невероятным был подарок, который он принес: родственная гравюра к Смитсоновской версии «Довимы со слонами», подписанная: «Из моей студии в вашу».

Это был необычный поступок, так как исходный окрашенный негатив был уничтожен. В обмен на кропотливый процесс создания магии Левина Аведон подарил ему собственное заклинание.

Литературный портрет Ричарда Аведона вызывает споры

Шпигель и Грау опровергли заявление фонда.«Норма Стивенс никоим образом не копировала и не использовала роман Ричарда Аведона при написании «Аведон: что-то личное», — говорится в заявлении компании. «Фонд Аведона сделал необоснованные обвинения в нарушении авторских прав, не представив никаких задокументированных случаев существенного сходства между нашей книгой и другой работой».

Мисс Стивенс была недоступна для комментариев к этой статье, заявила пресс-секретарь Spiegel & Grau, но издатель защищал работу: «Эта книга представляет собой важный и значимый отчет человека, который имел привилегированное положение, чтобы наблюдать и знать Ричарда Аведона, как никто другой, и размышлять о нем.”

Мисс Стивенс тесно сотрудничала с Аведоном почти 30 лет и с первого ряда наблюдала за его знаменитой и гламурной карьерой. Перед смертью Аведон указал, что хочет назначить г-жу Стивенс исполнительным директором своего фонда, и она руководила им в течение пяти лет. Г-жа Стивенс отмечает в книге, что мистер Аведон часто убеждал ее написать о нем и сделать его честным и беспощадным портретом. «Лучший портрет — это всегда правда. Сделай меня Аведоном, — сказал он ей.

За свою карьеру, насчитывающую почти шесть десятилетий, Аведон произвел революцию в фэшн-фотографии и сделал откровенные портреты крупнейших культурных гигантов современности, в том числе Эзры Паунда, Чарли Чаплина, Боба Дилана, Мэрилин Монро и Аллена Гинзберга.Его работы выставлялись в музеях по всему миру и собирались в книгах и выставочных каталогах, в том числе «Наблюдения» с текстом Трумэна Капоте и «Ничего личного» с текстом Джеймса Болдуина.

Но в то время как его портреты других часто были шокирующе интимными, сам Аведон скрывал большую часть своей личной жизни, в том числе вопросы о своей сексуальности, от посторонних глаз. Его архивы тщательно хранятся в фонде, и спустя 13 лет после его смерти никто не публиковал значимых книг о его жизни до того, как г-жа К.Стивенс и мистер Аронсон.

Некоторые из близких друзей, членов семьи и сотрудников Аведона выразили сомнение в том, что Аведон убеждал г-жу Стивенс, которая не является автором, написать о нем и включить скандальные откровения о его личной жизни.

Скончался фотограф Ричард Аведон — Los Angeles Times

Ричард Аведон, который за свою более чем 50-летнюю карьеру был известен как своими лаконичными черно-белыми портретными фотографиями, так и своими игривыми, но утонченными фэшн-снимками, умер сегодня.

Аведон, которому был 81 год, умер в методистской больнице в Сан-Антонио, штат Техас, от тромба в мозгу, по словам его сына Джона.

Аведон работал в Техасе для журнала New Yorker, завершая проект под названием «Демократия» — портфолио о политике в Америке. Дэвид Ремник, редактор журнала, заявил, что планирует опубликовать работу до президентских выборов 2 ноября.

Как фэшн-фотограф Аведон был одним из первых, кто заменил статные позы прошлого живыми сценами действий, которые с середины 40-х по 1980-е годы украшали страницы журналов Harper’s Bazaar и Vogue.Его модели носились со слонами в Египте, обнимали потных велосипедистов на Елисейских полях в Париже и прыгали, как гимнасты, по его студии в Нью-Йорке.

Но все чаще он предпочитал делать портреты общественных деятелей, запечатлевая их внутренний мир, а не романтизировать их образ жизни. Избегая мягкого света и загроможденного реквизита, он строго, часто резко смотрел на своих героев. Многие из фотографий, сделанных в более позднем возрасте, были сделаны для журнала New Yorker, который с 1992 года еженедельно публиковал его портреты деятелей искусства и политики.

«Аведон дал нам упрощённый этюд известного человека, открытый взгляд на его человечность», — сказал Артур Оллман, директор Музея фотоискусства в Сан-Диего, в интервью The Times в начале этого года. . «Это портрет как допрос».

Актеры, президенты, писатели и общественные деятели стояли на чистом белом фоне, «как будто он приколол их к стене, как образец», — сказал Оллман о стиле Аведона.

Результаты могут быть холодными и критическими.И все же, сказал Оллман, «то, что Аведон сфотографировал вас, означало, что вы добились успеха».

Мэрилин Монро, одетая в пайетки и бриллианты, выглядела немного испуганной перед камерой Аведона. Президент Форд с опаской прищурился на портрете 1976 года, на котором был изображен честный, хотя и невдохновленный генеральный директор. Драматург Сэмюэл Беккет, чьи морщины на лице были глубокими, как следы трактора, смотрел в камеру, казалось, примирившись со своими демонами.

Позицию Аведона с глазу на глаз по отношению к своим объектам иногда сравнивали с немецким фотографом Августом Сандером, который, когда нацисты пришли к власти, документировал фермеров, проповедников и других, как если бы они были вымирающими видами.

Аведон однажды описал то, что он видел во многих известных лицах, которые он фотографировал.

«Люди — бегущие от несчастья, прячущиеся у власти — заперты в своих репутациях, амбициях, убеждениях», — писал он в «Автобиографии Ричарда Аведона» о своих портретах таких живучих выживших, как матриарх семьи Кеннеди Роуз Кеннеди, писатель Трумэн Капоте и пианист/рассказчик Оскар Левант.

Другие изображения в книге — жертв войны и душевнобольных — говорили о другом типе портрета.

«Люди, незащищенные своими ролями, замыкаются в красоте и интеллекте, болезни и смятении», — писал он.

Аведон рано нашел свои средства художественного выражения и был одним из первых, кто адаптировал их к портретам большего размера, чем в натуральную величину — изображениям 4 на 6 футов в конце 1950-х, 10 на 30 футов и более в 60-х.

«В искусстве монументальные размеры обычно предназначались для богов и президентов, — сказал сегодня Роберт Собешек, куратор отдела фотографии в Художественном музее округа Лос-Анджелес.«Аведон применял его ко всем, от Энди Уорхола до простых рабочих на американском Западе. То, что он провернул, было демократизацией фотографического изображения».

Аведона привлекали стильные бунтарки. Студент колледжа Джулиан Бонд и другие активисты движения за гражданские права стояли перед камерой Аведона строем, словно армия; Уорхол и его свита прогуливались по трехпанельной фреске; бородатые, широкоплечие антивоенные активисты «Чикагской семерки», в том числе Эбби Хоффман, Джерри Рубин и Том Хейден, выражали удивление.

«Фотографии Аведона не имеют себе равных как документы нашего времени, — сказала Миа Файнман, научный сотрудник отдела фотографии нью-йоркского Метрополитен-музея. «Он создал энциклопедию ключевых игроков контркультуры, интеллектуальной культуры, политики и искусства».

На протяжении большей части своей карьеры его увлечение уличной фотографией и новостными снимками нашло свое отражение в его работах в сфере моды. Для макета 1962 года, который публиковался в Harper’s Bazaar, он создал серию новостей бульварной газеты, используя Майка Николса, тогда комика, а теперь кинорежиссера, и супермодель Сьюзи Паркер в качестве героев.Гламурная пара мчалась с парижского показа мод на гала-концерт и, наконец, в Американский госпиталь в Париже. Второй взгляд на запястья Паркера показал, что они были перевязаны, что свидетельствует о попытке самоубийства.

Аведон не изобретал бульварную моду и не владел монополией. Модные «рассказы» Хельмута Ньютона были откровенно эротичными; Ги Бурден создавал сюрреалистические сцены. И поскольку менее талантливые люди пробовали свои силы в этом, «истории» часто затмевали дизайнерские товары на картине.Аведону удалось сохранить равновесие.

«С Диком Аведоном вы всегда знали, что смотрите на фэшн-фотографию, — сказала Грейс Мирабелла, которая была редактором Vogue в то время, когда в 1966 году фотограф заключил с ним рекордный годовой контракт на 1 миллион долларов. — Он никогда не пытался отказаться от стиль для сильного имиджа».

Однако он боролся за контроль над своей работой, сражаясь с несколькими поколениями редакторов модных журналов. Коллега однажды спросил его, как он справляется с борьбой. Он ответил, сжав кулак одной рукой и ударив ею по ладони.

К началу 1980-х Аведон сказал друзьям, что потерял интерес к моде. Это была зарплата, и еда на модных вечеринках была хороша. Кроме того, по его словам, «все это глупо». Он ушел из Vogue в 1990 году и стал независимым фрилансером.

Родившийся 15 мая 1923 года в Нью-Йорке, Аведон был единственным сыном Джейкоба Исаака Аведона, русского еврейского иммигранта, который владел магазином женской одежды на Пятой авеню, но потерял его во время биржевого краха 1929 года. Его мать, Анна, научила его стилю и искусству.Заботящиеся об имидже Аведоны позаимствовали красивых собак, чтобы позировать с ними на семейных фотографиях.

Но семейная жизнь не была идеальным миром семейных фотографий, как позже сказал Аведон. Его отец был критичен и отстранен. Его младшая сестра Луиза страдала шизофренией и провела почти 10 лет в психиатрической больнице, прежде чем умереть в возрасте 42 лет.

Аведон начал планировать свое будущее еще школьником, собирая автографы актеров, артистов и музыкантов, потому что «я хотел быть одним из них». из тех людей», — сказал он в специальном выпуске PBS 1995 года «Ричард Аведон, тьма и свет», который был частью серии «Американские мастера».Их подписи составили его личный манифест: «Я хочу выбраться из этой квартиры, из этой семьи, из этого мира».

С детства фотографировал. После школы он присоединился к торговому флоту, где в течение двух лет делал фотографии для удостоверений личности — опыт, как он сказал позже, был важен для его будущей работы.

Из торгового флота он поступил на программу дизайна в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. Его учитель, Алексей Бродович, также был арт-директором Harper’s Bazaar, а Аведон стал штатным фотографом журнала в 1945 году.Бродович был его наставником, а Дайана Вриланд, которая со временем перешла в Vogue, была ярким модным редактором, о котором он стал думать как о своей «блестящей, сумасшедшей тете». Тем не менее, по его словам, его по-настоящему не интересовала одежда.

«Мне нравились девушки, полные воображения и веселья. Мне нравилось смотреть, как они двигаются, — сказал он журналу People в 1994 году. — Меня интересовала не мода, а создание образов, отражающих прилив энергии и радости».

Он был вдохновлен фотожурналистом Мартином Мункачи, чьи модные кадры 1930-х годов показывали такие места на открытом воздухе, как пляж, где спортивные модели ныряли в прибой и прогуливались вдоль берега.Еще одно влияние оказал Жак-Анри Лартиг, чьи изображения на рубеже 20-го века изображали женщин вместе в кафе или в парке, всегда погруженных в свой собственный мир.

Аведон женился на Доркас «Доу» Ноуэлл в 1944 году; они развелись пять лет спустя. Он женился на Эвелин Франклин в 1951 году, от которой у него родился сын Джон до того, как пара рассталась.

«Случилось так, что я женат на своей работе», — сказал он журналу People.

Его сын и четверо внуков пережили его.

К тому времени, когда Аведон ушел из Harper’s Bazaar в Vogue, он был богат и знаменит — актер Фред Астер смоделировал себя по образцу Аведона, чтобы сыграть стильного фотографа Дика Эйвери в фильме 1957 года «Забавная мордашка» с Одри Хепберн в роли его музы.

Аведон был штатным фотографом Vogue, когда в 1974 году состоялась его первая крупная музейная выставка в Музее современного искусства в Нью-Йорке. В нем была представлена ​​​​серия реалистичных портретов отца Аведона, который к тому времени был слабым стариком, проигравшим битву с раком.

На вопрос, почему он снял этот сериал, Аведон ответил в документальном фильме PBS: «Это дало мне своего рода контроль над ситуацией. Я вытащил это из своей системы и перенес на страницу».

Образы разложения и смерти привлекали его с юношеских лет. Его ранние работы включали фотографии скелетов в римских катакомбах и мертвых в Помпеях, а также душевнобольных.

«Я фотографирую то, чего боюсь», — сказал Аведон в документальном фильме PBS. «Моя работа должна вызывать беспокойство в позитивном ключе.

В год, когда он выставил свои портреты отца, Аведон опасно заболел с воспаленным сердцем. Во время выздоровления он путешествовал по западу США, работая над картиной «На американском Западе», портретами работников ранчо, фермеров, официанток и других. Книга была издана в 1985 году для сопровождения передвижной выставки.

«Он прекрасно знал человеческую природу, — сказала Лора Уилсон, его ассистент в студии более 20 лет. Уилсон совершила поездку на Запад с Аведоном, сфотографировав его для своей книги «Аведон за работой: на американском Западе».

«Он был тронут эмоциональными противоречиями своих героев», — сказал Уилсон The Times в этом году.

В 1980-х годах Аведон сделал несколько шокирующих для своего времени фотографий. Возможно, самым известным был снимок 1980 года, когда Брук Шилдс в возрасте 15 лет приняла вызывающую позу в обтягивающих джинсах для рекламы Calvin Klein «Между мной и моими Calvins ничего не встанет».

Год спустя он сфотографировал актрису Наташу Кински, лежащую обнаженной на полу, с питоном, скользящим от пальцев ног к губам.Фотография появилась в Vogue и превратилась в постер, который был продан тиражом 2 миллиона экземпляров.

«Он мог быть очень провокационным», — сказал историк моды Кеннеди Фрейзер, бывший модный редактор журнала New Yorker и частый автор Vogue. Вспоминая, что европейские фотографы были первыми, кто использовал почти откровенный секс и бульварные установки в своих работах о моде, она добавила: «Я не уверена, что он был первооткрывателем, но он привнес чужие идеи в американский мейнстрим. ”

Аведон покинул Vogue в 1990 году, но остался на орбите стиля, сняв телевизионную рекламу дизайнерских духов — «Obsession» Кельвина Кляйна и «Коко» Chanel.

Хотя немногие редакторы журналов или арт-директора, которые работали с ним, хотели, чтобы их цитировали, многие говорили, что он может быть чрезвычайно трудным.

«Его эго так раздуто. Он слишком эгоистичен. Он любит свою собственную работу больше, чем все остальные», — сказал один из них журналу People в 1994 году. ее плоть, именно так. Для другой фотографии, «Человека-пчелы» (1994), Аведон уговорил профессионального пчеловода Рональда Фишера остановиться, пока он мазал гормоном пчелиной матки голую грудь и лицо Фишера, а затем выпустил сотни пчел, чтобы они сели на эти места.Прежде чем Аведон получил желаемую фотографию, пчелиные укусы вызвали у Фишера слезы, но человек не двигался.

Официальная смена карьеры фотографа-портретиста произошла в 1992 году, когда Аведон был нанят в качестве штатного фотографа для жителя Нью-Йорка — впервые за 67-летнюю историю журнала.

«Мы хотели лучшего», — сказал редактор журнала New Yorker Ремник, узнав о смерти Аведона. «Аведон в свои 70 и 80 лет обладал энергией человека в свои 20. Он был прометеевой энергетической силой.

На многих фотографиях Аведона для журнала были изображены писатели, режиссеры, композиторы и другие представители искусства. Некоторые из них были из личной библиотеки фотографа, но в них была непосредственность его последней работы.

В свои 70 лет Аведон казался неутомимым, Аведон читал лекции в США, Франции и Германии, вел мастер-класс в Международном центре фотографии в Нью-Йорке и получал приз за призом. К самым престижным относятся награды за жизненные достижения от Совета модельеров Америки в 1989 году и Высшей школы журналистики Колумбийского университета в 2000 году.В 2001 году он был принят в Американскую академию искусств и наук.

На крупной выставке своих портретов 1940-х годов в Метрополитен-музее в 2002 году Аведон включил недавний автопортрет, триптих. На одном изображении его руки спрятаны. В другом его пальцы сплетены вместе. Он художник, посещающий собственную выставку, стоящий у своей работы.

Он как бы говорит: пусть об этом судят другие.

Блог Саатчи Искусство

История искусства 101

15 мая 2017 г. Автор: Челси Джонс

«Портрет — не подобие.В тот момент, когда эмоция или факт трансформируются в фотографию, это уже не факт, а мнение. На фотографии нет такой вещи, как неточность. Все фотографии соответствуют действительности. Ни одна из них не является истиной». – Ричард Аведон, На американском Западе

Ричард Аведон родился в Нью-Йорке в 1923 году и положил начало новому и особому стилю фотографии, отличающемуся минимализмом, эмоциями, движением и спонтанностью. Его портреты исследуют отношения между натурщиком и фотографом, а также дихотомию между демонстрируемыми эмоциями натурщика и теми, что скрыты, позволяя портретисту лишь мельком увидеть самого себя. Воображение натурщика борется с воображением фотографа, вступая в конфликт до тех пор, пока не щелкнет затвор.

Аведон распознал это напряжение, исследовал его и освоил технику, позволяющую создавать портреты, демонстрирующие слои обнаженных чувств.  Способность Аведона запечатлеть момент времени, а также формальный образ, объединяющий естественный порыв с расчетливой сдержанностью, является отличительной чертой его работ. Его образы заключают в себе чувство, которое почти невозможно выразить словами, необъяснимое ощущение того, что зрителю дается взгляд на частный момент чувственного воздействия.Его влияние на фотографию неоспоримо, и, чтобы отдать ему должное, нужно понять огромное мастерство и внимание, уделяемое ему при реализации его видения.

В послевоенные годы фотография приобрела иное эстетическое видение, характеризующееся принятием случайностей, моментов спонтанности и одержимостью телесностью . Обрамление и композиция также стали фокусом, с которым Аведон экспериментировал в своих строгих и лаконичных портретах. Он мастерски противопоставил тьму свету, поместив свои объекты на пустые студийные фоны без мягкого света или реквизита, лишив их обычного контекста и эмоциональных стен.

Аведон сделал студийные портреты различных персонажей радикальной Америки 1960-х: политиков, борцов за гражданские права, протестующих во Вьетнаме, а также художников и актеров. Он использовал кадрирование таким образом, что лицо модели представлялось почти как анатомические данные; его интересовали качества и состояние лица. Те, кто был захвачен его объективом, были уязвимы для его способа разоблачения тех вещей, которые они не осознавали, пытаясь скрыть, производя ощутимый гуманистический эффект.Его портрет художника Марселя Дюшана, сделанный в 1958 году, включает в себя инструмент, с помощью которого он создавал необыкновенные произведения искусства, — его руки.

Изображение: BBC World News о Аведоне На американском Западе

Считается его выдающимся произведением, серия Аведона « на американском Западе» демонстрирует его уникальное эстетическое и известное видение. В сериале рассказывается о повседневных рабочих, с которыми он столкнулся во время путешествия по американскому Западу: шахтеры, угольщики, ковбои и многие другие.Аведон фотографировал каждого человека таким, каким он был, часто грязным или в испачканной одежде со следами рабочего дня. Эта мастерская коллекция портретов иллюстрирует большую цель фотографий Аведона, выражая идею о том, что изображения не могут быть отделены от субъективной точки зрения зрителя. Портреты исследуют отношения между искусством и средствами массовой информации, давая голос тем, кто не воспет и недостаточно представлен.

Посмотрите нашу коллекцию черно-белых фотографий, вдохновленных стилем Аведона.

Любите читать обо всем, что связано с искусством?  Вы можете получать статьи из Canvas, тщательно отобранные коллекции и истории о начинающих художниках прямо в свой почтовый ящик. Подпишитесь на информационный бюллетень Saatchi Art .

Фотограф Ричард Аведон Факты — Кеннет Пурдом

Ричард Аведон, 1923–2004, американский фотограф

(1923–2004) родился и жил в Нью-Йорке.

Его интерес к фотографии проявился в раннем возрасте.

В возрасте двенадцати лет вступил в фотоклуб Ассоциации молодых мужчин-евреев (YMHA).

Учился в средней школе ДеВитта Клинтона в Бронксе,

Вместе с Джеймсом Болдуином редактировал школьный литературный журнал The Magpie.

Он был назван поэтом-лауреатом средних школ Нью-Йорка в 1941 году.

Аведон вступил в вооруженные силы в 1942 году во время Второй мировой войны,

Служил помощником фотографа второго класса в торговом флоте США.

Моя работа заключалась в том, чтобы делать фотографии на документы. Я, должно быть, сфотографировал сто тысяч лиц, прежде чем до меня дошло, что я становлюсь фотографом.Ричард Аведон

После службы становится профессиональным фотографом, изначально создавая фэшн-образы и обучаясь у арт-директора Алексея Бродовича в Лаборатории дизайна Новой школы социальных исследований.

В возрасте двадцати двух лет работал внештатным фотографом. , в первую очередь для Harper’s Bazaar

Ричард Аведон изначально отрицал использование журналом студии, он фотографировал моделей и фэшн-модели на улицах, в ночных клубах, в цирке, на пляже и в других необычных местах,

Он нанял находчивость и изобретательность, которые стали отличительной чертой его искусства.

При Бродовиче стал ведущим фотографом Harper Bazaar.

С самого начала своей карьеры Аведон делал формальные портреты для публикации в журналах Theater Arts, Life, Look, Harper’s Bazaar и многих других.

Он был очарован способностью фотографии передавать личность и пробуждать жизнь его героев.

Я зарегистрировал позы, позы, прически, одежду и аксессуары как важные, раскрывающие элементы изображения.

Он был полностью уверен в двумерной природе фотографии, правила которой он чувствовал в своих стилистических и повествовательных целях.

«Мои фотографии не уходят под поверхность. Я очень верю в поверхности. Хорошая фотография полна подсказок». Ричард Аведон

шквал критики по поводу его сотрудничества с цветными моделями.

1958 г., журнал Popular Photography назвал его одним из 10 лучших фотографов мира.

1980 г. он получил награду Национального журнала за визуальное мастерство

1985 г. он был назван Американским обществом журнальных фотографов фотографом года.

Я пришла в Vogue, где проработала более двадцати лет.

992, Аведон стал первым штатным фотографом The New Yorker

Его портретная живопись помогла переосмыслить эстетику журнала The New Yorker.

Аведон руководил успешной коммерческой студией, и многие считают, что он стирает грань между «художественной» и «коммерческой» фотографией.

Его деятельность по определению бренда и длительное сотрудничество с Calvin Klein, Revlon, Versace и десятками других компаний привели к проведению некоторых из самых известных рекламных кампаний в американской истории.

Он известен своими обширными портретами американского движения за гражданские права, войны во Вьетнаме и знаменитым циклом фотографий своего отца Джейкоба Исраэля Аведона.

В 1976 году для журнала Rolling Stone я подготовил книгу «Семья» — коллективный портрет американской элиты власти во время двухсотлетних выборов в стране.С 1979 по 1985 год я активно работал по заказу Музея американского искусства Амона Картера, в конечном итоге продюсировав выставку и книгу «На американском Западе».

Первая музейная ретроспектива Аведона была проведена в Смитсоновском институте в 1962 году.

Музей американского искусства Амона Картера (1985)

Музей американского искусства Уитни (1994).

Его первая книга фотографий «Наблюдения» с эссе Трумэна Капоте была опубликована в 1959 году.

Ричард Аведон продолжал публиковать книги своих работ на протяжении всей своей жизни, в том числе «Ничего личного» в 1964 году (с эссе Джеймса Болдуина) ,

Портреты 1947–1977 (1978, с эссе Гарольда Розенберга), Автобиография (1993),

Свидетельства 1944–1994 (1994, с эссе Джейн Ливингстон и Адама Гопника) и Шестидесятые (1999, с эссе интервью Дуна Арбуса).

После кровоизлияния в мозг во время выполнения задания для The New Yorker Ричард Аведон умер в Сан-Антонио, штат Техас, 1 октября 2004 года. Джулия Маргарет Кэмерон.

При жизни Аведон организовал Фонд Ричарда Аведона, частный фонд. Он начал свою работу вскоре после его смерти в 2004 году. Базирующийся в Нью-Йорке фонд является хранилищем фотографий, негативов, публикаций, бумаг и архивных материалов Аведона.

Книги Ричарда Аведона

Кеннеди: портрет семьи 12 октября 2010 г.

Ричард Аведон, Шеннон Томас Перич (Фотограф)

Avedon Fashion 1944-2000 1st Edition

Кэрол Сквайерс (автор), Винсент Алетти (автор), Филипп Гарнер (автор), Уиллис Хартсхорн (автор), Ричард Аведон (фотограф)

Автобиография Ричарда Аведона Твердый переплет – 13 сентября 1993 г.

Женщина в зеркале 1-е издание

Ричард Аведон (фотограф), Энн Холландер (введение)

Шестидесятые 1-е издание

Дун Арбус (автор), Ричард Аведон (фотограф)

Цитаты Ричарда Аведона

Все фотографии соответствуют действительности.Ни один из них не является правдой.

Мои портреты больше обо мне, чем о людях, которых я фотографирую.

Я думаю, что все искусство связано с контролем — столкновением между контролем и неконтролируемым.

Уроки уличной фотографии, которые Ричард Аведон преподал мне

Ваши фотографии больше о вас самих (а не о предмете съемки)

Разжигать споры — это нормально.

Фотографировать людей, которые выглядят лучше или хуже, — это нормально.

Манипулировать субъектами можно.

Хорошо снимать людей, когда они чувствуют себя уязвимыми.

Фотография против репортажа/журналистики.

Инвазивность фотографии.

Никогда не быть довольным своей работой.

При выборе лиц — найдите хорошие для работы.

The Work — Фонд Ричарда Аведона

https://www.avedonfoundation.org/the-work

Ниже приведена небольшая подборка из тысяч фотографий, сделанных в ходе курса. своей шестидесятилетней карьеры.

Ричард Аведон Американский фотограф

Style Eyecon — Ричард Аведон

Ричард Аведон был одним из величайших фотографов, которые когда-либо жили. Американский фотограф Ричард Аведон был наиболее известен своими работами в мире моды и своими минималистскими крупномасштабными портретами, раскрывающими характер. Он также был известен своими фирменными синими джинсами и простыми застегнутыми рубашками, заправленными спереди.И его очки в роговой оправе. Идеально дополнен 35-мм камерой. Он был СТИЛЬНЫМ ЗНАКОМ.

Аведон был несколько близорук и всю жизнь носил оптику, хотя часто, когда он рассматривал отпечатки, он надевал ее на лоб. Он говорил хриплым голосом с акцентом Восточного побережья.

Его работа длилась несколько десятилетий, когда он начал сниматься для Harper’s Bazaar всего в 22 года.
Давая новое определение портретной живописи, он фотографировал всех, от Мэрилин Монро до Энди Уорхола, от Кейт Мосс до Курта Кобейна.

Его стиль был очень личным, а его фотографии известны своей пленочной и зернистой черно-белой эстетикой.

Говоря о биографии Ричарда Аведона, можно сказать, что его судьба была написана звездами. Он родился 15 мая 1923 года в Нью-Йорке. Его мать, Анна Аведон, происходила из семьи производителей одежды, а отец, Джейкоб Исраэль Аведон, владел магазином одежды под названием Avedon’s Fifth Avenue. Вдохновленный родителями, Аведон увлекся модой, особенно ему нравилось фотографировать одежду в магазине своего отца.

Аведон учился в средней школе ДеВитта Клинтона в Нью-Йорке, где одним из его одноклассников и ближайших друзей был великий писатель Джеймс Болдуин. Именно тогда Аведон развил свою любовь к поэзии. После окончания Ричард поступил в Колумбийский университет, чтобы изучать философию и поэзию. Он бросил учебу всего через год, чтобы служить в торговом флоте США во время Второй мировой войны. Там его основной обязанностью было делать опознавательные портреты моряков.Аведон два года служил в торговом флоте, а затем поступил в Новую школу социальных исследований в Нью-Йорке, где изучал фотографию под руководством Алексея Бродовича, известного арт-директора Harper’s Bazaar. А остальное уже история…

В 1955 году Аведон вошел в историю моды и фотографии, устроив фотосессию в цирке. На культовой фотографии этой фотосессии «Довима со слонами» изображена самая известная модель того времени в черном вечернем платье Dior с длинным белым шелковым поясом.


Одри Хепберн и Фред Астер, снятые Ричардом Аведоном

Интересный факт: Ричард Аведон вдохновил на создание классического фильма 1957 года «Забавная мордашка», в котором персонаж Фреда Астера основан на жизни Аведона. Сценарий написал Леонард Герше. Герше был другом Ричарда Аведона с тех пор, как они вместе служили в торговом флоте, и он основал свою историю на реальном романе фотографа Аведона и модели Доркас Мари Ноуэлл. Как и в фильме, Аведон обнаруживает свою музу, работающую в Гринвич-Виллидж.

В 1959 году он опубликовал книгу фотографий «Наблюдения» с комментариями Трумэна Капоте, а в 1964 году он опубликовал «Ничего личного», еще одну коллекцию фотографий с эссе Джеймса Болдуина, своего старого школьного друга, который написал крик души поразительного красноречия об отсутствии общего достоинства в Америке. Он разоблачал ложные мифы, расовые и этнические иерархии, указывая на одиночество, лежащее в основе лоснящегося американского оптимизма, выдвигаемого Голливудом и средствами массовой информации.

Ричард Аведон, один из первых сознательных художественных коммерческих фотографов, сыграл важную роль в определении художественного назначения и возможностей жанра. Так, в 1974 году фотографии неизлечимо больного отца Аведона были выставлены в Музее современного искусства, а в 1977 году ретроспективная коллекция его фотографий была выставлена ​​в Метрополитен-музее.

В довершение всего, в 1992 году Аведон стал первым штатным фотографом в истории The New Yorker.

Находясь за объективом, перед ним существует несколько изображений фотографа. Всеамериканский, базовый и практичный — слова, которые идеально характеризуют чувство моды Аведона. Поразительно красивый мужчина, его взгляд был заперт графическими очками и внушительным взглядом. Простая рубашка с расстегнутым воротником и закатанными рукавами вместе с джинсами дополняли его повседневную одежду.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.