Элизабет гэдд: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd) — фотохудожник — JuicyWorld

Содержание

Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd) — фотохудожник — JuicyWorld

Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd) фотохудожница из Канады сочетает автопортрет с реальными пейзажами и создаёт великолепные образы, вызывающие чувство умиротворения и одиночества, заставляя биться сердце в ритме природы.

Эти образы причудливы, мечтательны, сказочны и наполнены страстью к путешествиям и рассказывают о самой Элизабет Гэдд, которая чувствует себя как дома в горах, лесах, полях и океане, и она надеется, что ее работа сможет вдохновить других на поиск более глубокой связи с творчеством, природой и самими собой.

Прошу поддержать сайт Juicyworld.org

Карта Сбербанка: 2202200774909236
Сбербанк-онлайн (номер телефона): +7 925 278-48-80

PayPal.me/mgf67

На сайте нет рекламы! Если вам нравятся публикации, и вы хотели бы поддержать этот сайт, то можете пожертвовать на него любую, даже самую минимальную сумму.

И большое спасибо вам за вашу поддержку. Это действительно очень нужно и много значит для меня!  К сожалению, своих денег на сайт не хватает — я лежачий инвалид.

 Здесь >> Обо мне и сайте

И это не случайно, Элизабет Гэдд, или или как она любит себя называть — Lizzy Gadd (Лизза Гэдд), родилась 20 февраля 1993 г., в местности находящейся недалеко от Ванкувера, Канада, и росла в окружении красоты этой местности. Она с детства влюбилась в окружающую её красоту и стала изучать окрестности.

Но, вначале своего творческого пути Элизабет Гэдд увлекалась рисованием. Об этом времени она говорит: «Прежде чем я впервые взяла в руки камеру, я много рисовала, создавала множество скетчей животных. Однажды отец позволил мне взять его цифровой фотоаппарат (примерно, в 2005 г.), тогда я первым делом сфотографировала всех наших домашних питомцев. Следующим шагом стала съёмка за пределами нашего дома – так в мой объектив попали птицы, еноты, белки, койоты и прочая живность. Я полюбила прогулки с камерой – вскоре фотография стала самым главным моим увлечением.

Позже Лизза Гэдд стала снимать не только дикую природу, но и красивые фотопейзажи, пока однажды не заметила, что можно соединять в одном снимке причудливое сочетание пейзажей и человека. Так началась история Элизабет Гэдд, фотографа, снимки которой теперь популярны во всём мире.

Началом пути к славе стал проект «Проект 365», в котором Элизабет Гэдд каждый день, в течение года, снимала автопортреты. За год таких фотосессий Лизза Гэдд смогла найти собственный стиль поняв что главное — это показывать мирное сосуществование природы и человека, при этом оставляя у зрителей чувство вдохновенного обновления, как она говорит: «…это попытка показать взаимодействие человека с природой в позитивном и мирном ключе».

О съемке сочетания природы и человека Элизабет Гэдд говорит: «Это моя самая личная и значимая работа, которая движет мной как фотографом. За последние 10 лет автопортрет стал для меня терапевтическим опытом — не только способом поддерживать связь с природой, но и с моими собственными мыслями и эмоциями.

Эти моменты одиночества могут сломить меня, исцелить меня и принести огромную радость и радость, которые я нахожу в настоящем моменте — все эмоции, которые я испытываю, находясь в этих прекрасных местах. Создание этих образов-мой способ рассказать о таких чувствах и историях без лишних слов.

О себе и своем творчестве Elizabeth Gadd, также рассказывает: «Я хочу направить чувства через фотографию — найти ценность в том, что уязвимо, — обрести покой в присутствии природы. И идти вперед с любовью, нежностью и уважением к себе и к этой прекрасной земле, которую мы называем домом.

Я нахожу такую уникальную радость в том, чтобы запечатлеть сущность людей в их стихии, будь то личная съемка, съемка пары и т.п. Для меня большая честь быть свидетелем и делиться этими естественными и эмоциональными моментами с другими людьми, а также создавать образы, достойные восхищения.

Я хочу, чтобы люди чувствовали себя свободными от оков города, когда они смотрят на мои работы. Хочу, чтобы они хотя бы так увидели наш разнообразный мир. Вдохновились на путешествия. Почувствовали, то, что я, будучи в этих местах, когда буду создавать очередную фотографию. Я очень уважаю природу, и общение с ней — одно из самых успокаивающих и в то же время сильных ощущений для меня, и я надеюсь, что эти чувства встречаются в моей работе. Мир — невероятно красивое место, и нам повезло быть его частью.

Стоит заметить что Elizabeth Gadd фотограф самоучка, о чём она говорит: «Я от и до — самоучка. Обучалась находясь дома, всю свою жизнь, и это дало мне достаточно свободного времени и научило гибкости, чтобы исследовать свои интересы и заниматься своими увлечениями. Каждый день я часами фотографировала, играла в приложениях для редактирования. Все, что я узнала о фотографии, я получила в результате множества часов экспериментов.

А самым эффективным методом обучения фотографии для меня стал проект и его завершение — «Проект 365», когда я фотографировала каждый божий день в течение года. Когда я поняла, что лучший способ для меня развиваться в фотографии — это постоянно экспериментировать с ней, я заставила себя делать фотографии каждый божий день, пытаясь каждый день создавать лучшую фотографию, чем предыдущая. Это был грандиозный вызов, но за тот год я выросла, узнала лучше себя и повысила свои навыки фотографии больше, чем когда-либо прежде.

Самым большим вызовом было то, что я решила сделать этот проект полностью из автопортретов, тогда как раньше я в основном фотографировала животных и природу. Я хотела расшириться и попробовать что-то новое. Постепенно я научилась чувствовать себя более комфортно перед камерой, и, вдохновленная друзьями из соцсетей которые делали аналогичные проекты, я начала пытаться добавлять больше творческих изюминок в свои автопортреты, чтобы сделать их более интересными.

Это был целый год экспериментов, и ближе к концу года, я поняла, что нашла свою нишу в мире фотографии, объединив свои новые навыки портретной съемки с моей старой любовью к природе и пейзажам, в попытке показать взаимодействие человека с природой в позитивном и мирном ключе.

…Я чувствую, что, если бы я не отдавала себя в тот год полностью фотографии изо дня в день, у меня не было бы всего этого опыта, который привел к поиску моего стиля, по крайней мере, не сразу. Мне потребовался целый год, вплоть до самой последней недели, чтобы открыть для себя тот особый стиль в фотографии, который я в конечном счете полюбила. Это то чем я хочу заниматься всю оставшуюся жизнь.

Для своих фотографий Элизабет Гэдд редко планирует и проводит разведку местности, о чём говорит: «… я редко заранее планирую видение своей будущей фотографии. Я люблю походы и исследования, поэтому я всегда беру с собой фотоаппарат на случай, если найду место, которое выделяется для меня как место, достойное фото.

Иногда я иду часами и не фотографирую. В другие дни, когда я натыкаюсь на место, где свет как раз подходит, я мгновенно переключаюсь в режим фотографа и сразу понимаю, что мне тут делать. Я всегда кладу в рюкзак реквизитное платье или какую-нибудь одежду, чтобы быть готовой к тем моментам, когда я решу сделать автопортрет в случае необходимости.

Учитывая, что большая часть моей работы — это автопортреты, снятые на расстоянии от камеры, мне обычно нужен штатив, чтобы установить камеру. Что касается длительных выдержек, я снимала с ними всего пару раз ночью, когда мне хотелось запечатлеть звезды или северное сияние.

О своих других увлечениях, Элизабет Гэдд рассказывает: «Помимо фотографии, у меня совершенно другая жизнь, которая вращается вокруг животных, особенно двух моих собак, Пеппер и Спарки. Прежде чем начать карьеру в фотографии, я думала, что буду дрессировщиком собак. Мне до сих пор очень нравится преподавать и учиться с моими пушистыми мальчиками!

Мы вместе занимаемся трюками и собачьим фристайлом, участвовали в чемпионате Канады по аджилити и выступали на ярмарках перед 8000 человек. И если я немного продолжу это хвастовство (извините, ничего не могу с собой поделать, это мои бзики), благодаря Спарки и всему тому времени, которое мы с любовью потратили вместе на изучение трюков в течение последних многих лет, мы выиграли приз в Канаде — конкурс собак-талантов в 2010 г., который победа в котором помогла мне приобрести новую камеру.

И именно тогда у меня возникла жажда путешествий и приключений, все благодаря Спарки. Через год я усыновила Пеппер из приюта и не знаю, чтобы делала без этих собак. Они искатели приключений моей мечты, всегда составляют мне компанию во время походов и фотосессий в окрестных лесах и горах.

Стоит заметить, что Элизабет Гэдд, кроме съемки «автопортретов на фоне пейзажей» снимает и других людей, а также любит фотографировать своего любимца пса по кличке Пеппер, которому посвятила страницу в Инстаграм. И в этой публикации juicyworld.org будут представлены фотографии из этой серии работ. Также будут представлены и снимки из серии «Les Grands Ballets Canadiens».

Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd). Из серии «Les Grands Ballets Canadiens»

Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd). Из серии «Пеппер».

Элизабет Гэдд о Пеппере: «Таинственная дворняга из приюта, озорная пушистая задница, опытный фото-бомбардировщик, партнер по эпическим приключениям, профессиональный альпинист, милый счастливый турист, верный соучастник преступления, мой лучший друг».

Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd). Другие люди

Фотохудожник Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd)
Прошу поддержать сайт JuicyWorld.org.

PayPal.me/mgf67
Карта Сбербанка: 2202200774909236
Сбербанк-онлайн (номер телефона): +7 925 278-48-80
Всё полученное потрачу на развитие сайта. К сожалению, своих денег на сайт не хватает — я лежачий инвалид. Здесь >> Обо мне и сайте

Меланхоличные фото одной талантливой женщины

Основная тема- человек и природа.

Извечный вопрос и постоянная борьба между человеком и природой стали темой работ талантливого фотографа Элизабе Гэдд. Эта женщина показывает, насколько маленький человек в сравнении с природой, которая поражает не только своими обьемами, но и атмосферой, которую можно почувствовать на фотографиях. Кажется, что это та самая меланхолия, от которой становится очень тепло и страшно одновременно…

1.  

Элизабет Гэдд

2.  

Элизабет Гэдд

3.  

Элизабет Гэдд

4.  

Элизабет Гэдд

5.  

Элизабет Гэдд

6.  

Элизабет Гэдд

7.  

Элизабет Гэдд

8.  

Элизабет Гэдд

9.  

Элизабет Гэдд

10.  

Элизабет Гэдд

11.  

Элизабет Гэдд

12.  

Элизабет Гэдд

13.  

Элизабет Гэдд

14.  

Элизабет Гэдд

15.  

Элизабет Гэдд

16.  

Элизабет Гэдд

17.  

Элизабет Гэдд

18.  

Элизабет Гэдд

19.  

Элизабет Гэдд

20.  

Элизабет Гэдд

Полезно прочитать




Комментарии

У этой статьи еще нет комментариев

серия атмосферных снимков полных гармонии и умиротворения

«Человек с природою един, когда они вместе и рядом – ты не один…». Увы, такое гармоничное состояние доступно далеко не каждому, лишь единицы способны обрести покой и умиротворение, слившись с природой. Молодому талантливому фотографу Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd) это удалось. В ее работах оживают великолепные пейзажи, на фоне которых запечатлены прекрасные девушки, органично сливающиеся с роскошным окружающим миром

Восприятие мира. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Альпийское сияние. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Морские воспоминания. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Правление королевы. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Тихий шепот гор. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Момент тишины. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Дух леса. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Приключения манят. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).

«У природы достаточно много способов убедить человека в том, что он всего лишь песчинка в этом огромном природном круговороте. При этом сам человек является неотъемлемой частью этого великолепия. Стоит лишь взглянуть на окружающий мир под другим углом и удастся понять, насколько все гармонично и слажено: закаты и рассветы, приливы и отливы, шум ветра и листьев. Ты стоишь, раскинув руки, дыша полной грудью, вдыхаешь звенящий воздух и наслаждаешься всем этим…» — рассказывает Элизабет, которая с детства всей душой полюбила леса, холмы, горы и океаны, которые стали основой ее работ.

Надвигается буря. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Очарование природы. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Золотой час. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Вечерний свет. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Кружение ветра. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Свободный дух. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Жить и дышать. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Принимая мир. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).

«На лоне природы даже тот, кто давно позабыл о родственной связи с ней, с новой силой начинает ощущать эту тонкую связующую нить. Среди огромных массивов, изумрудных простор и безмерных далей, человек преображается, забывая о мирской суете серых будней. В такие моменты единения, время замирает, и ты медленно начинаешь плыть по течению новых ощущений, которые наполняют тебя изнутри, даря невероятное ощущение легкости и невесомости…» — делится впечатлениями Элизабет.

Ранняя тишина. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


На поляне. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Бежать домой. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Дыхание льда. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Воровка листьев. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Зимняя сказка. Королева Севера. Автор фото: Элизабет Гэдд (Elizabeth Gadd).


Играть в браузерные мини-игры онлайн на Zarium бесплатно

Играть в игры без флэш плеера

Наш сайт предоставляет геймерам доступ к огромной коллекции игр для взрослых или детей, где представлены как логические, так и приключенческие забавы. Тетрис, стрелялки, головоломки, аркады, карточные и настольные игры – все это и многое другое можно найти на нашем сайте. Будьте уверены, что сможете отыскать подходящую, даже если на вашем компьютере нет flash-плеера.

Поиск любимой игры не займёт у вас много времени. Специально для удобства пользователей все развлечения разделены на категории в соответствии с жанрами. Коллекция, включающая несколько тысяч браузерных игр, постоянно пополняется новинками, появляющимися в игровой индустрии.

Отличительные черты

Главная особенность, которая привлекает внимание огромного количества геймеров, состоит в том, что все забавы на нашем сайте доступны совершенно бесплатно. Забудьте про какие-либо ограничения и просто наслаждайтесь увлекательным игровым процессом. Выбирайте подходящие развлечения, основываясь на отзывах других игроков, либо отдайте предпочтение новым играм в браузере, после чего обязательно поделитесь своим опытом и впечатлениями.

Несмотря на то, что обычные пользователи навряд ли могут заметить разницу между разными технологиями, которые используются в конкретной игре, разработки подобного рода можно по праву считать настоящим прорывом в области виртуальных развлечений. При этом игроки могут запускать их на самых различных платформах. За внешней красочной оболочкой увлекательного игрового процесса стоит титанический труд разработчиков, создающих поистине качественный продукт, способный порадовать даже самых привередливых геймеров. Такие усилия вполне оправданы, ведь игры данной категории можно запустить в любое время без необходимости обновления программы Adobe на ПК.

Доступные категории

На нашем сайте пользователи могут найти следующие категории игр:

  • Гонки, являющиеся наиболее популярными как среди игроков, так и среди разработчиков. Данная категория характеризуется высокой степенью реалистичности и детализации.
  • Мистические развлечения пользуются не меньшим спросом у пользователей. Благодаря таким играм каждый пользователь сможет перенестись в древний замок, где царит таинственная атмосфера мистики и волшебства, почувствовать себя кровожадным вампиром, встретиться с различными монстрами и т.д.
  • Логические развлечения популярны среди фанатов развивающих игр, предпочитающих проводить время, разгадывая головоломки и демонстрируя эрудицию.
  • Детские игры, включающие две категории: для мальчиков и для девочек, помогут самым юным пользователям познакомиться с интересными персонажами, освоить различные навыки и развить фантазию.

Поскольку каталог сайта просто огромен, пользователям рекомендуется обратить внимание на подсказки по категориям. Это позволит сразу перейти в нужный раздел и отыскать интересующее вас развлечение. Найдя именно то, что соответствует вашим предпочтениям, загрузите забаву и внимательно прочтите правила.

Популярнейшие игры

У нас вы найдете развлечения, которые стали любимыми для миллионов пользователей. Они выделены в отдельную категорию, так что вы без труда сможете найти и загрузить любую. Среди них:

  • Энгри Бердс;
  • Пазлы;
  • Забавы на двоих;
  • Бродилки;
  • Развлечения типа «три в ряд» и многое другое.

Подобные игры позволят геймерам не только повеселиться от души, но и провести время с пользой для мышления, логики, сообразительности и внимания. Наличие множества уровней, в каждом из которых степень сложности задачи, стоящей перед игроком, только возрастает, позволяет постоянно поддерживать интерес геймера.

Совершите путешествие по нашему сайту для того, чтобы не только найти уже знакомые и любимые игры, но и открыть для себя новые и не менее увлекательные развлечения. Без проблем загружайте их на своем компьютере и отправляйтесь в мир ярких впечатлений и незабываемых эмоций.

| ЛибИнформ

Настоящее и будущее академических библиотек: мнение библиотечных лидеров современности

Финансирование библиотеки, ее роль в дистанционном обучении, инклюзивность — эти вопросы стали главной темой очередной Чарльстонской конференции, где обсуждались результаты опроса библиотечного сообщества. Итоги этого обсуждения представляет Элисон Рот в своей статье «The State of Academic Libraries: Unique Perspectives from Today’s Library Leaders», ознакомиться с переводом которой мы предлагаем нашим читателям.

Как налажена работа со студентами у библиотекарей общественных колледжей Нью-Йорка

Сотрудники библиотек общественных колледжей США (community college — высшее учебное заведение, которое предоставляет академические программы профессионального образования) гораздо разнообразнее помогают своим студентам, чем их коллеги в четырехлетних учебных заведениях: они не только обслуживают читателей, но и учат их работать с электронными ресурсами, занимаются волонтерскими проектами, помогают в исследовательской деятельности. О том, что представляет собой эта работа, какие дополнительные задачи появляются у библиотекарей в общественных колледжах, пишет Махназ Дар в Library Journal. Перевод ее статьи «Community College Reference Librarians Support the Whole Student» мы представляем нашим читателям.

Как технологии из Голливуда могут преобразить научные лаборатории

В Университете штата Аризона перестраивают лабораторию, предназначенную для вводного курса биологии, — ее дополняют VR-технологиями. Консультирует профессоров не кто иной, как сам Стивен Спилберг и другие именитые люди Голливуда — и все ради того, чтобы в новой лаборатории было все необходимое для более эффективного обучения студентов. В основе подхода лежит формирование у студентов эмоциональной связи при работе с виртуальными, вымышленными животными, например, лягокушками (помесью лягушки и кошки).

Как колледжи США помогают своим студентам

Сложная финансовая ситуация, вызванная пандемией, обострила проблемы образовательной среды: многие студенты бросают учебу, будучи не в силах платить за обучение или необходимые учебные материалы. Мы предлагаем вам познакомиться с переводом статьи Нади Томез-Роблендо «Some colleges are relieving student worries by making textbooks free», в которой автор рассказывает об опыте американских колледжей — аналогов вузов в российской системе высшего образования.

Перевернутое обучение: как изменится сфера высшего образования после пандемии

Представляем вам перевод статьи «Flipped Learning Can Be a Key to Transforming Teaching and Learning Post-Pandemic» Роберта Талберта, профессора кафедры математики Государственного университета Гранд-Вэлли и автора книги «Перевернутое обучение: руководство для преподавателей высших учебных заведений». Автор рассуждает об эффективности модели перевернутого обучения в современных реалиях высшего образования, сравнивает flipped learning с традиционным преподаванием и обучением, уверенно заявляет о несостоятельности общепризнанных допущений в педагогике.

«Дорогой читатель, ты читаешь?..» — говорим о различиях в восприятии печатного и цифрового контента

Вопрос о том, как читать эффективнее — с печатных носителей или электронных, рискует стать одним из вечных. С распространением и популяризацией цифрового контента все чаще анализировать реакции человеческого мозга при работе с привычным бумажным или новаторским цифровым контентом начинают ученые. Мы предлагаем вам познакомиться с переводом статьи Карин А. Вульф — американского историка и исполнительного директора Института ранней американской истории и культуры Омохундро в Колледже Уильяма и Мэри в Вильямсбурге, штат Вирджиния. В статье исследовательница делится существующими научными данными и гипотезами о влиянии цифрового чтения на наше мышление, культуру, речь и восприятие.

Насколько привлекательны программы бесплатного обучения в колледжах США

Мы предлагаем вам ознакомиться с переводом статьи профессора высшего образования Пенсильванского университета (США) Лауры Перны (Laura Perna). В статье в сжатой форме представлены итоги масштабного исследования и описана актуальная ситуация с бесплатным обучением в колледжах США, которые являются аналогом старшей школы и первой ступени вузовского обучения в России — бакалавриата.

Поставщикам библиотек нужна новая стратегия для помощи в разработке учебных программ

Основатель Parker the Publisher Consulting и Lived Places Publishing Дэвид Паркер рассуждает о новых подходах, которые помогут издателям и распространителям образовательного контента, библиотекам.

Открытая методология — следующий шаг для открытой науки

Редакционный директор OxfordUniversity Press Дэвид Кротти рассуждает о необходимости публиковать больше информации о методологиях и ходе исследований. Данные должны помочь получать более точные и воспроизводимые результаты в будущем.

Исследования и пандемия: пять факторов, которые мешают работе учёных

Сотрудники научного издательства DeGruyter Дейдра Уотчорн и Крис Смит делятся результатом опросов исследователей и рассказывают, кто оказался наиболее уязвим для коронавирусных ограничений.

Подих природи від Елізабет Гедда.

Елізабет Гедд (Elizabeth Gadd) вміє дуже яскраво передати все, що відкривається його погляду. А вона бачить прекрасний світ, в якому людина і природа єдині. Ліззі довгий час робила гарні фото пейзажів, поки одного разу не помітила, що може з’єднувати в одному знімку природу і людину. Так почалася історія Елізабет Гедд, фотографа, чиї знімки знає весь світ.

Здається, що Ліззі робить неможливе: вона не просто передає те, що бачить, вона переносить глядачів у простір знімка. І все тому, що її красиві фото буквально дихають. Дихають свіжістю бризів, повітрям світанків, лісовий вологою і чудовими ароматами трав. Справжнє чарівництво! Кожна фотографія Ліззі (їй всього 20!) неповторна і по-своєму, атмосферна.

З легкістю в одному знімку Ліззі поєднує пейзаж і психологічний портрет: природність кольорів природи поєднується в цих красивих фотографіях з людиною, підкреслюючи його характер, розкриваючи його особистість. І, знаєте, у Елізабет це чудово виходить.

Джерело

Галерея изобразительного искусства | Элизабет Гэдд Фотография

  • Следуй за светом

    Следуй за светом

    Обычная цена
    от $150.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Затишье перед бурей

    Затишье перед бурей

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Мать природа

    Мать-природа

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Лейклендское чудо

    Чудо Лейкленда

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Ее сцена одиночества

    Ее сцена одиночества

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • внутрь

    Внутрь

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Для отдыха души

    Чтобы отдохнуть душой

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Танцовщица дождя

    Танцовщица дождя

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Лесная атмосфера

    Атмосфера леса

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Сердце ледяных королевств

    Сердце ледяных миров

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Тепло утра

    Тепло утра

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

  • Глубины древнего бытия

    Глубины Древнего Существа

    Обычная цена
    от 150 долларов.00

    Цена продажи
    от $150.00

    Обычная цена

    Цена за единицу
    / за

    распродажа Распроданный

О Лиззи

Элизабет Гадд — художница и фотограф из Ванкувера, Канада . Она чувствует себя как дома в горах, лесах, полях и океане — все это активно используется в ее фотографиях.

Она сочетает автопортреты с реальными пейзажами (часто проводя дни напролет в дикой местности), создавая неземные образы, которые вызывают умиротворенное одиночество и изображают красоту совпадения биения сердца с ритмом природы. Эта ниша фотографии Лиззи была описана как причудливая, мечтательная, сказочная и полная страсти к путешествиям, которая на протяжении более 10 лет находит отклик у публики по всему миру.

Лиззи надеется, что ее работа может вдохновить других на поиск более глубокой связи с природой, творчеством и собой: Направлять эмоции с помощью фотографии, находить ценность в том, что уязвимо, обрести покой в ​​присутствии природы и идти вперед с любовь, нежность и уважение к этой прекрасной земле, которую мы называем домом.

10% доходов идут в фонд Nature Trust, Британская Колумбия

Наша партнерская организация, занимающаяся защитой дикой природы и мест обитания, где я регулярно снимаю. Таким образом я надеюсь вернуть природе хотя бы часть того, что природа дает мне, потому что мои работы были бы невозможны без этой связи с моим природным окружением.

ВСЕ ПРИНТЫ ОГРАНИЧЕННОЙ СЕРИИ поставляются с сертификатом подлинности —

Указывает имя изображения, номер издания, дату производства, номер сертификата, подпись и патч для проверки подлинности голограммы, которому соответствует уникальный номер как на отпечатке, так и на сертификате.

Когда у каждой работы закончится тираж, она больше никогда не будет напечатана.

Закрыть [video_title] видео

Смотрите мой последний видеожурнал на YouTube:

Приостановить видео [video_title] Возобновить видео [video_title]

Используйте стрелки влево/вправо для перемещения по слайд-шоу или проведите пальцем влево/вправо при использовании мобильного устройства

Элизабет Гэдд и ее потрясающие автопортреты

Необъяснимая тишина из самого красивого места на земле и добавление славы к существующей сцене, Элизабет Гэдд пронзительно позирует для этих потрясающих автопортретов, которые вы увидите.Невероятное настроение и сказочные локации переносят нас в необычайный океан снов и за его пределы. Композиция и масштаб этих настроенческих портретов поэтично балансируют между реальностью и фантазией.

Посмотрите сами.

Биография

Я Лиззи, 20-летний фотограф из Ванкувера, Канада. Выросший в этом прекрасном месте, я легко влюбился в окружающие леса, холмы, горы и океан — все это активно используется в моих фотографиях.

Я начал заниматься фотографией на Flickr в 2007 году, когда увлекся фотографией природы и животных (до сих пор занимающей большую часть моей жизни). Я еще больше увлекся фотографией в 2010 году, когда решил выйти из своей зоны комфорта и в течение года каждый день делать автопортреты. После завершения этого проекта 365 я обнаружил свою нишу, которую я когда-то лучше всего описал: «Я, э-э… снимаю пейзажи… с людьми в них». Итак, у вас есть это! Я работаю над тем, чтобы показать взаимодействие человека с природой в позитивной и мирной манере, и надеюсь, что это оставит у моих зрителей чувство свежести и вдохновения.

Мне нравится проводить время в походах со своими двумя собаками и фотоаппаратом, а также путешествовать, писать, рисовать и пытаться добиться успеха в этом мире как художник. Если я не делаю ничего из вышеперечисленного, вы обычно можете найти меня где-нибудь на диване и поедающим много шоколада.

Вы можете найти Элизабет Гэдд в Интернете:

Авторские права:
Авторские права на все фотографии в этом посте принадлежат Элизабет Гэдд .Их воспроизведение, даже частичное, запрещено без явного согласия законных владельцев.

Д-р Элизабет Гэдд – Оценка исследований | Научное общение

Добро пожаловать на мой сайт и блог. Я специалист по научным коммуникациям и оценке исследований, в настоящее время прикомандированный к должности руководителя исследовательской деятельности в Университете Глазго, продолжая поддерживать Университет Лафборо в качестве менеджера по исследовательской политике.

Мой опыт и научные интересы

Я квалифицированный библиотекарь с более чем двадцатилетним опытом работы в области научной коммуникации в качестве исследователя, библиотекаря и руководителя исследований.Я работал над рядом высокоэффективных исследовательских проектов, таких как проект Jisc RoMEO, который привел к развитию службы SHERPA/RoMEO. В 2017 году я защитил докторскую диссертацию по теме «Влияние авторских прав на научную деятельность британских университетов».

Я часто пишу, обучаю и выступаю с докладами на научные темы, связанные с открытыми исследованиями, исследовательской культурой и оценкой исследований.

Комитеты и профессиональное участие

Я очень горжусь тем, что создал и курирую ряд процветающих национальных и международных общественных сетей.

Исследовательская оценочная группа ИНОРМС (председатель).   Для меня было большой честью возглавить Группу по оценке исследований Международной сети обществ управления исследованиями (INORMS), созданную в 2018 году для рассмотрения того, как лучше всего обеспечить, чтобы оценка исследований была значимой, ответственной и эффективной. Группа состоит из членов, представляющих общества управления исследованиями со всех континентов, кроме Антарктиды! Группа сосредоточилась на двух основных рабочих пакетах:

  • Рейтинг университетов. В этой работе делается попытка привлечь внимание к растущему влиянию мировых рейтингов университетов на поведение университетов и рассмотреть, как их можно сделать более справедливыми и ответственными. Разработан набор принципов ответственного ранжирования для оценки шести рейтинговых агентств. Окончательные рейтинги были опубликованы в октябре 2020 года, как описано в этом сообщении в блоге.
  • СФЕРА ОБЛАСТИ ответственной оценки исследований. Эта работа была направлена ​​на разработку информационных материалов, предназначенных для старших руководителей университетов, чтобы дать им оценку достижений в мире ответственной оценки исследований и того, как разумные подходы к оценке на самом деле приводят к лучшим решениям.Это привело к разработке модели ответственной оценки исследований «SCOPE» и пяти аргументов, призванных убедить руководителей высшего образования проводить ответственную оценку. SCOPE в настоящее время используется рядом спонсоров, издателей и университетов.

Благодаря этой работе я получил награду INORMS Award 2020 за выдающиеся достижения в области управления исследованиями.

ЛИС-Библиометрия (учредитель). Основанная в 2010 году вместе с Дженни Деласаль, сейчас это группа из 1000 специалистов со всего мира, которые стремятся поддерживать свои учреждения в предоставлении ответственных библиометрических услуг и услуг по оценке исследований.Форум поддерживается комитетом, который я возглавляю. LIS-Bibliometrics была родиной многих инициатив, таких как:

  • Библиометрическая модель компетенций. В 2016 году в качестве председателя LIS-библиометрии я руководил вводом в эксплуатацию набора библиометрических компетенций, спонсируемых небольшим исследовательским грантом от Elsevier Research Intelligence Division. Работа была проведена доктором Эндрю Коксом из Шеффилдского университета и доктором Сабриной Петерсон из Бергишского университета Вупперталя, Германия.Цель заявлений о компетенции состоит в том, чтобы гарантировать, что специалисты по библиометрии готовы выполнять свою работу ответственно и хорошо. Недавно эту работу обновили члены Комитета Ханнелоре Ванхавербеке, Сильвия Добре и д-р Барбара Ланчос Баррантес.
  • Библиометрические и альтметрические исследования поставщиков. В 2018 году я провел часть работы, чтобы лучше понять, как специалисты по библиометрии используют существующие инструменты и сервисы, и предложил им предложить пути их улучшения.

Блог библиомага. Под эгидой LIS-Bibliometrics в 2016 году я руководил созданием The Bibliomagician, блога между практиками для обмена передовым опытом, информацией и мнениями, касающимися ответственного предоставления услуг по оценке исследований. В этом блоге размещены библиометрические компетенции, списки политик ответственных показателей и некоторые практические руководства по ответственному использованию некоторых ключевых инструментов сравнительного анализа цитирования. Таким образом, теперь он является источником рекомендаций и поддержки для библиотекарей и руководителей исследований во всем мире.

Специальная группа по оценке исследований ARMA (со-чемпион).   В 2015 году меня пригласили на роль чемпиона Ассоциации руководителей и администраторов исследований (ARMA) Metrics SIG. В 2018 году название было изменено, чтобы отразить более широкую сферу деятельности группы. Под эгидой SIG я успешно лоббировал два изменения в UK Research Excellence Framework (REF). Одним из них было проведение Оценки воздействия на равенство при оценке результатов исследований, чтобы гарантировать, что лица с защищенными характеристиками не будут подвергаться дискриминации при экспертной оценке.Вторым был обмен дополнительными данными о цитировании Clarivate перед отправкой, чтобы обеспечить справедливое отношение к тем вузам, которые не имеют подписки на инструмент Clarivate Incites.

LIS-Copyseek (соучредитель). Основанная в 1997 году вместе с Эндрю Брауном, она превратилась в поддерживающее сообщество менеджеров по авторскому праву и специалистов-практиков в университетах. Это закрытый список, обеспечивающий безопасное пространство для поиска и обмена знаниями об авторских правах. Эта группа поддержала успешную передачу Консультативным и переговорным комитетами по авторским правам UUK лицензии CLA в Трибунал по авторским правам в 2001 году.В 2019 году управление LIS-Copyseek было передано доктору Джейн Секер и Крису Моррисону. 

Членство и аккредитация

  • Член Ассоциации руководителей и администраторов исследований (ARMA).
  • Действительный член Академии Высшего Образования.
  • В 1998 г. получил диплом Чартерного института библиотечных и информационных специалистов (CILIP) (тогда — Библиотечная ассоциация), хотя в настоящее время не является членом.
  • Приглашенный член Open Scholarship Initiative.
  • Член консультативной группы по исследованию заявления Wellcome Trust об обмене данными COVID-19
  • Участник консультативного совета по на On-Merrit ( O Bserving и N EGITION M ATTECT M FFTECTS R ATHECT в R Esponsible R Esearch & I Nnovation T RANSFormation)
  • Член руководящей группы двух проектов European Open Science Cloud (EOSC):
    • Европейский обзор систем карьерных достижений (руководитель: Янне Пёлёнен) и
    • Видение научных данных в исследовательской карьере (руководитель: Хенриикка Мустайоки)
  • Член Консультативной группы Центра исследований и оценки высшего образования Ланкастерского университета, Программа управления исследованиями, оценки и культуры.
  • Соавтор канадского гранта SSHRC Insight «Метрическая грамотность: улучшение понимания и надлежащего использования научных показателей в академических кругах». (ИП: Стефани Хауштайн)
  • Институт лидерства и менеджмента (ILM), квалификация уровня 5.

границ | Неправильная оценка наших университетов: почему глобальные рейтинги университетов не складываются

Введение

В 2008 году, после мирового финансового кризиса, президент Николя Саркози поручил ведущим экономистам Джозефу Стиглицу, Амартии Сену и Жану Полю Фитусси исследовать, как лучше измерять экономический и социальный прогресс.В итоговом отчете, позже опубликованном в виде книги под названием «Неверное измерение нашей жизни: почему ВВП не складывается » (Stiglitz et al., 2010), был сделан вывод о том, что использование единого показателя для оценки социального прогресса приводило к значительным финансовым последствиям. , экономический, социальный и экологический ущерб. Эти идеи были развиты совсем недавно Raworth (2017) в Donut Economics . С этой точки зрения я утверждаю, что та же самая критика может быть направлена ​​на использование глобальных рейтингов университетов для оценки эффективности учреждений высшего образования (ВО) и предлагает некоторые способы, которыми сообщество ВО может стремиться к изменениям.

Проблема с ростом

Идея роста почти повсеместно рассматривается как положительная. Однако, как поясняют Раворт, Стиглиц, Сен и Фитусси, является ли рост действительно положительным фактором, зависит от того, как вы его характеризуете и измеряете. Использование единого показателя, валового внутреннего продукта (ВВП), для измерения экономического роста чрезвычайно проблематично, поскольку он в значительной степени игнорирует средства, с помощью которых достигается рост (включая экологические последствия) и воздействие этого роста на человеческую расу (такие как как растущее неравенство).Все большее число людей живет в нищете, в то время как богатство все больше накапливается в руках немногих. Это так, несмотря на то, что ВВП на самом деле не отражает все элементы, способствующие росту экономики (такие как волонтерство и уход за детьми), а также не учитывает, что растущая экономика не отражает все, что важно в жизни (например, свежий воздух). и дружба). Несмотря на это, общество политически заперто в мышлении, ориентированном на рост любой ценой, основанный на ВВП, потому что отсутствие роста было бы расценено как неудача, даже если такой рост может привести к нашему собственному вымиранию.

Конечно, высшее образование также все больше функционирует как рынок, к большому беспокойству многих в этом секторе (Molesworth et al., 2010). Если мы примем, что это так, то глобальные рейтинги университетов почти наверняка станут проблематичным единственным индикатором успеха. Я говорю «единственный», но на самом деле существует три доминирующих глобальных рейтинга (Академический рейтинг университетов мира (ARWU), Quacarelli-Simonds (QS) и Всемирный рейтинг университетов Times Higher Education (THE WUR)), которые имеют много общих черт (см. Bekhradnia (2016) для обзора) и многие другие (IREG, 2021).

Рейтинги университетов имеют много общего с ВВП. Оба они являются отдельными индикаторами, стремящимися обозначить успех многогранных и чрезвычайно сложных объектов. Оба они представляют собой составные индикаторы, которые пытаются включить различные аспекты этих объектов, но одновременно не могут включить некоторые из их жизненно важных качеств. Ни одна из них не стремится нормализовать унаследованные характеристики, которые дают измеряемым субъектам преимущество перед другими (возраст, богатство и география), и в то же время обе обеспечивают своим «победителям» дополнительные преимущества (например, членство в «Большой восьмерке»).Несмотря на такую ​​критику, как существующие, так и новые организации продолжают доверять ВВП и рейтингам университетов в качестве эталона, хотя, как говорится в отчете Саркози, те, кто пытается это сделать, «похожи на пилотов, пытающихся проложить курс без надежного компаса».

Расти или процветать?

Одним из основных оправданий рейтингов университетов, которые можно услышать, является то, что они позволяют вузам в странах с низким и средним уровнем дохода (СНСД) привлекать инвестиции в высшее образование там, где в противном случае их правительства не смогли бы этого сделать.Действительно, за последние 20 лет Тайвань (Lu, 2004 г.), Россия (Osipian, 2020 г.), Китай (Anon, 2017 г.) и Япония (Yonezawa, 2006 г.) вложили средства в программы развития «мирового уровня» (читай « лидирующие в рейтинге) университеты. К сожалению, слишком часто эти инвестиции направляются на то, чтобы позволить вузам подняться в рейтинге, а не на развитие сильных университетов (Munch, 2014). Как отмечает Раворт о ВВП, такие показатели заставляют предприятия расти, независимо от того, процветают они или нет. В то время как на самом деле нам нужны индикаторы, которые заставляют сущности процветать, независимо от того, растут они или нет.Как вскоре понимают новые участники, если только они не обладают естественными преимуществами уже высоко оцененных вузов (старых, крупных, богатых, «белых», «западных», англоязычных, интенсивно занимающихся исследованиями (Marginson and van der Wende, 2007; Salmi, 2009). ; University Wakings, 2021) их шансы вытеснить такие организации очень низки. Таким образом, если они не могут создать сопоставимый университет, их единственный выход — создать похожий суррогат.

Для этого мы видим университетский маркетинг бюджеты стремительно растут, поскольку учреждения стремятся изобразить себя «ведущими в мире» (Moore et al., 2017; Холл и Уил, 2019). В Индии был создан новый класс «Выдающихся учреждений» (Министерство образования Индии, 2018 г.), и недавно этой чести был удостоен новый университет, который еще не доказал свою ценность, возможно, в надежде, что номинативный детерминизм подойдет. это работает.

На более темном конце спектра деятельности по повышению рейтинга находится большое количество вузов, стремящихся либо «обыграть» рейтинги (Calderon, 2020), либо просто обмануть. Мероприятия могут включать законные попытки привлечь респондентов опроса, которые, вероятно, положительно оценят вуз, или незаконные действия, такие как оплата за появление названия учебного заведения в часто цитируемых документах (Kehm, 2020) или деятельность по «индустриальному самоцитированию» для повышения Оценки цитируемости WUR (Holmes, 2017).Однако такая деятельность никоим образом не ограничивается вузами из СНСД. Morphew and Swanson (2011) сообщают о деятельности университетов США по представлению данных о приеме и преподавательском составе таким образом, чтобы это было выгодно для их позиции в рейтинге.

В некоторых случаях сами рейтинговые агентства считаются замешанными в азартных играх. Чираков (2021) сообщает, что российские вузы, которые часто пользуются услугами QS Consultancy, по-видимому, «со временем улучшают свои позиции в глобальных рейтингах университетов, независимо от улучшения их институционального качества». оценку… можно относительно легко «улучшить», изменив способ представления данных.Холмс (2016a) и Холмс (2016b) описывают, как изменения в калибровке методологий WUR, по-видимому, благоприятствуют организаторам саммитов Times Higher Education в этом году.

Крайним средством для учреждений или регионов, которые не преуспевают в существующих рейтингах, является создание собственного рейтинга. Это было источником рейтинга ARWU, разработанного Шанхайским университетом Джао Тонг в попытке бросить вызов доминированию западных университетов. Недавние усилия включают в себя составление рейтинга «Три миссии университетов Москвы» (МосИУР, 2020 г.), согласно которому шесть российских университетов входят в число 200 лучших, превзойдя тот, который входит в число 200 лучших в рейтингах QS и THE WUR, таким образом продвигаясь к их неудавшейся цели получить пять вузов. в топ-100 к 2020 году (Осипян, 2020).

Конечно, вся эта деятельность направляет энергию и ресурсы на развивающиеся университеты, которые «растут» в рейтинге, а не на институты, которые действительно «процветают».

Расти или взрослеть?

От зацикленности на росте (или подъеме) страдают не только развивающиеся институты, но и зрелые институты. Это потому, что, как замечает Раворт, ничто не растет вечно. В естественном мире есть фаза роста, за которой следует фаза созревания и плодоношения. Таким образом, когда вуз достигает зрелости, его доход, производительность и другие показатели, оцениваемые в настоящее время глобальными университетскими рейтингами, такие как соотношение персонала и студентов, стабилизируются, а вместе с ними и рейтинг вуза. 1 Действительно, то же самое можно было наблюдать и в более широкой академии. В связи с глобальным стремлением инвестировать в исследования и разработки (НИОКР) в настоящее время задаются вопросы о том, каков оптимальный размер как отдельных вузов, так и национального сектора НИОКР, и в какой момент отдача от инвестиций начинает уменьшаться? Однако в то время как в естественном мире стабилизация роста считалась бы здоровой ситуацией — признаком процветающей организации — в современной экономике высшего образования, где успех измеряется рангом, это может оказать значительное негативное влияние на долгосрочную деятельность учреждения. -срок жизнеспособности.

Вместо этого зрелые институты, такие как зрелые экономики, встревоженные этим застоем, начинают предпринимать решительные и отчаянные действия, чтобы продолжить восхождение. Такие действия могут включать слияние более мелких учреждений с более крупными для повышения их заметности и влияния, как, например, создание французского мегауниверситета Париж-Сакле (Anon, 2020). Они также могут включать в себя увольнение исследователей, которые не публикуются в высокоцитируемых журналах (Bonyhady and Chrysanthos, 2020), или найм только ученых из списка высоко цитируемых исследователей Clarivate (Baker, 2018).Точно так же, как университеты без рейтинга могут разработать новый рейтинг, который лучше демонстрирует их сильные стороны, университеты с рейтингом могут по-новому взглянуть на существующие рейтинги, предполагая, что они выше, чем они есть на самом деле. Ярким примером является недавняя попытка объединить уже совокупные баллы из трех наиболее известных мировых рейтингов в Совокупный рейтинг лучших университетов (ARTU) Австралийского университета Нового Южного Уэльса (2020 г.).

Локк (2011) заметил, что глобальные рейтинги университетов основаны на модели дефицита, характеризующейся тревогой.Учреждения либо стремятся получить место, либо стремятся подняться, либо стремятся сохранить свой ранг. Однако именно зрелые институты наверху могут потерять больше всего; лучше быть на подъеме, чем на спаде. К счастью для рейтинговых агентств, страх продается. Таким образом, нет недостатка в данных и консультационных продуктах, доступных для тех, кто хочет улучшить свое положение, и конфликт интересов, который это представляет, не остался незамеченным (Чикоров, 2021). Одним из таких продуктов является эксклюзивный клуб под названием World 100 Reputation Network (2021 г.) для учреждений, входящих в число 200 лучших в одном из четырех глобальных рейтингов, который позволяет им обмениваться стратегиями сохранения своего лидирующего положения.

Растущее неравенство Растущее неравенство

Этот клуб является прекрасным примером эффекта Мэтью (когда богатые становятся еще богаче, а бедные беднеют). 200 лучших вузов имеют особый статус: их финансируют спонсоры, талантливые студенты и преподаватели хотят в них работать, поэтому правительства инвестируют в них средства. Тем не менее, мы знаем, что уже богатые, устоявшиеся, часто англоязычные учреждения на глобальном севере доминируют в топ-200. Их рейтинг повышает их статус, привлекая больше пожертвований, позволяя дальнейшие инвестиции в людей и объекты, что еще больше увеличивает их Свинец.В результате стремления к «росту», связанному с рейтингом, как и в случае с ВВП, «богатство» (репутация и финансы) все больше концентрируется в руках немногих, оставляя других без (Aldred, 2019).

Данные ОЭСР (2021 г.), отображающие глобальные инвестиции в высшее образование, показывают, что в 1995 г. расходы на одного студента высшего образования варьировались от 0 до 15 000 долларов США, однако к 2016 году этот диапазон почти удвоился и составил 3,76–30 000 долларов США. Хотя на эти цифры может влиять множество факторов, ясно две вещи: 1) те, кто находится на вершине, остались на вершине, и 2) разрыв между «имущими» и «неимущими» растет, а не сокращается. .

Различия внутри стран так же проблематичны, как и различия между странами. Как отмечается в отчете Саркози, использование средних значений для отображения роста может маскировать огромное неравенство в исходных данных. Средний доход может расти, в то время как фактический доход большинства граждан падает, скрываясь за чрезвычайно высокими доходами небольшого числа богатых людей, завышающими средний показатель.

Не так много анализов роста репутации или финансового благосостояния университетов с течением времени.Однако исследование Шена (2013) продемонстрировало растущее неравенство в академической заработной плате, предлагаемой более богатыми и более бедными университетами США. Он показал, что «полный профессор в государственном докторантском университете США в 1970–1971 годах мог рассчитывать на зарплату, равную 91% от того, что зарабатывает его коллега в сопоставимом частном университете. Но к 2012–2013 годам доля заработной платы профессора государственного университета снизилась до 65% от его/ее сверстников в частных школах».

Исследование, посвященное географической концентрации финансирования исследований в Великобритании, недавно показало, что 49% государственных расходов на НИОКР и 71% капиталовложений в исследования инфраструктуры в период с 2007 по 2014 год приходились на Лондон и юго-восток Англии, где пять крупнейших в Соединенном Королевстве основаны ранговые университеты (Forth and Jones, 2020).Недавняя оценка воздействия пандемии COVID-19 на финансы британских университетов показала, что тринадцать университетов, находящихся под угрозой неплатежеспособности, были в основном университетами с менее высокими рейтингами, которые с большей вероятностью пострадают от спада набора студентов (Drayton and Waltman, 2020).

Инвестиции, сделанные странами с низким и средним доходом для того, чтобы попасть в «лестницу» рейтинга, также сосредоточены вокруг небольшого числа учреждений, в которых, по их мнению, у них больше всего шансов на успех. Следствием этого, как отмечают критики высших учебных заведений Индии, является то, что остальные высшие учебные заведения этой страны остаются позади (Mittal and Tiwari, 2020).Анализ финансируемых государством инициатив повышения квалификации университетов в других частях мира, таких как Китай (Zong and Zang, 2019), Россия (Lovakov et al., 2021) и Япония (Yonezawa and Shimmi, 2015), показывает значительно большие различия между финансируемых и нефинансируемых учреждений в конце упражнения. Эти различия очевидны по целому ряду показателей, таких как публикации в высокоцитируемых журналах, международное сотрудничество и набор талантливых студентов и зарубежных ученых.

Именно по этой причине Hazelkorn (2017) предлагает правительствам инвестировать в системы высшего образования мирового уровня, а не в университеты мирового уровня. Хотя это по-прежнему ведет к глобальной конкурентоспособности, по крайней мере, это способствует финансированию широкого круга вузов, которые обслуживают ряд местных потребностей, а не кормят одних и морят голодом других.

Однако проблема не только в том, что некоторые остаются позади, но и в том, что рейтинг, на который они поднимаются, не приведет их туда, куда нужно.Стремление к «росту», связанному с рейтингом, противоречит способности университетов развиваться и процветать. Это потому, что когда вы смотрите на поведение, необходимое для того, чтобы подняться в рейтинге, это не поведение, которое ведет к более здоровым учреждениям, а поведение, которое ведет к токсичным, несчастным учреждениям с глубоко неуместной лояльностью. Действительно, параметры, оцениваемые глобальными рейтингами университетов, не всегда репрезентативны для показателей, которые вообще приводят к сильному университету.

Чем на самом деле занимаются университеты?

Глобальные рейтинги призваны оценивать университеты по ряду параметров: преподавание, исследования, репутация, отраслевая направленность и сотрудничество.Однако Selten и соавт. (2019) с помощью анализа основных компонентов и исследовательского факторного анализа продемонстрировали, что успех в рейтингах в основном зависит от цитируемости и репутации учреждения. К сожалению, цитирование является заведомо плохим показателем качества исследований (Gingras, 2014) и измеряется ранжированием с использованием библиометрических источников, которые значительно ущемляют глобальный юг (Becerril-García, 2020).

Точно так же использование репутации в качестве индикатора успеха чрезвычайно проблематично.Во-первых, репутация никогда не является истинным отражением действительности. Как однажды сказал Авраам Линкольн: «Характер подобен дереву, а репутация — его тени. Тень — это то, что мы о ней думаем; дерево — настоящая вещь». Во-вторых, измерить репутацию университета, как измерить тени, крайне сложно. Опять же, Selten et al. (2019) обнаружили, что опросы общественного мнения, используемые составителями рейтингов для оценки репутации университета, в конечном итоге измеряли только узнаваемость бренда. Действительно, The WUR недавно заявил, что считает репутацию университета синонимом его бренда (Ross, 2021).

Таким образом, мы можем заключить, что качества, в конечном счете измеряемые глобальными рейтингами университетов, не соответствуют заявлениям о миссии большинства университетов. Преподавание и обучение являются основной целью всех вузов, но не имеют отношения к рангу учебного заведения. Это, конечно, очень сложно измерить в глобальном масштабе, и поэтому рейтинговые агентства полагаются на очень плохие косвенные показатели, такие как соотношение сотрудников и студентов, выпускников с Нобелевскими премиями или опрос репутации преподавателей. К сожалению, Selten и соавт.(2019) продемонстрировали, что опросы репутации преподавателей тесно коррелируют с опросами репутации исследователей, что снова предполагает, что измеряется бренд, а не качество преподавания.

Так называемые «третьи миссии» университетов — их исследовательское влияние и предпринимательская деятельность — вообще не измеряются общепринятыми рейтингами университетов. Ли и др. (2020) утверждают, что это еще больше дискриминирует институты глобального юга, которые могут быть более ориентированы на миссию. THE WUR недавно представил рейтинг воздействия, основанный на Целях ООН в области устойчивого развития, однако, опять же из-за отсутствия глобально сопоставимых данных о воздействии, университетам в основном приходится предоставлять свои собственные данные, которые не позволяют проводить объективное сравнение (Curry, 2020).Интересно, что это свидетельство дополняется дополнительными библиографическими данными из того же источника, искаженного в глобальном масштабе, что и их основной рейтинг, который скорее смягчает, чем поддерживает устойчивое развитие.

Однако, даже если бы рейтинги могли измерить качество преподавания, исследований и предпринимательской деятельности в университете, данные показали, что такие успешные результаты в значительной степени являются результатом вклада университета: его возраста, богатства и географии. Университет, обладающий богатством и репутацией для найма и предоставления ресурсов наиболее талантливым ученым, скорее всего, добьется наилучших результатов, особенно когда мир предрасположен переоценивать результаты этого уже хорошо известного и хорошо обеспеченного ресурсами университета.

Такие унаследованные «переменные», возможно, следует исключить из любой действительно ответственной оценки (Gadd et al., 2021). Действительно, что университеты должны делать, чтобы процветать и развиваться, и где все университеты имеют равные возможности для достижения успеха, так это создавать процессы, политику и культуру, которые успешно преобразовывают их «входы» в их «выходы». вещи — вещи, которые мы, пожалуй, больше всего ценим в наших университетах: академическая свобода, равенство и разнообразие, эффективное управление и позитивная среда для преподавания и исследований — все это в значительной степени не поддается измерению.

Что делать?

Хотя подобная критика глобальных рейтингов университетов не будет чем-то новым для всех, кто следит за дебатами, нам еще предстоит увидеть какие-либо реальные изменения в этой сфере в ответ на аргументы, длившиеся два десятилетия. Рейтинговые агентства остаются совершенно не затронутыми повторяющейся критикой и продолжают размножаться, в то время как конечные пользователи кажутся невосприимчивыми к их логике и продолжают полагаться на рейтинги как на ленивый показатель качества университета. Таким учреждениям приходилось принимать глобальные рейтинги как устоявшуюся часть ландшафта высшего образования (рассказ «рейтинги никуда не денутся») и продвигать свои собственные рейтинги, чтобы привлечь студентов, тем самым непреднамеренно придавая рейтингам легитимность.Таким образом, рейтинги стали неоспоримой институциональной нормой. Учитывая, что большинство высших учебных заведений придерживаются высоких стандартов в отношении прозрачности и открытости данных, которые не разделяют рейтинги, в этом есть особая ирония.

Именно на этом фоне Рабочая группа по оценке исследований INORMS стремилась объединить передовой опыт в области «ответственного» рейтинга университетов в виде набора принципов и подчеркнуть, в какой степени самые громкие рейтинги соответствовал этим критериям.Все они не оправдали ожиданий, а самые высокопоставленные рейтинги опустились еще больше остальных. Эта работа получила широкую огласку (INORMS, 2020; Gadd et al., 2021), в том числе статью в Nature (Gadd, 2020), однако до сих пор не было получено ни официального, ни неофициального ответа от «большой тройки». глобальные рейтинги (ARWU, QS и THE WUR). Следует отметить, что другие рейтинги, такие как Leiden Ranking и U-Multirank, намного лучше соответствовали принципам INORMS. Однако, по иронии судьбы, хотя не стремясь определить «лучшие» вузы мира в целом, они получили более высокие баллы в рейтингах INORMS, это снижает их влияние в глобальном масштабе, поскольку конечные пользователи ценят быстрые и простые ответы, даже если они неточны.

Тогда остается вопрос, как инициировать изменения в этой области, когда ключевые заинтересованные стороны, как и организации, занимающие верхние строчки рейтингов, богаты, влиятельны и, по-видимому, невосприимчивы к критике. Можем ли мы извлечь уроки из более давней и параллельной проблемы, связанной с использованием ВВП для измерения экономического успеха?

Независимый регламент

Одна из проблем рейтингов университетов заключается в том, что они назначаются самими собой и не подотчетны.Группа экспертов по международным рейтингам (IREG, 2021) утверждает, что является «независимым» органом, предлагающим рейтинговые аудиты, однако значительная часть мест в их исполнительном комитете занята самими рейтинговыми агентствами. Если бы рейтинги контролировались действительно независимым органом, подобно тому, как за расчетом ВВП наблюдают национальные статистические управления по всему миру, которые отчитываются перед Статистическим управлением ООН, это могло бы стать полезным вызовом некоторым из их методологических недостатков.Очевидным выбором было бы Королевское статистическое общество (RSS), международная организация, миссия которой включает проведение кампаний за эффективное использование статистики на благо общества. RSS недавно обратила свое внимание на систему повышения квалификации преподавателей Соединенного Королевства на том основании, что она «вероятно вводит в заблуждение студентов, которые используют TEF для обоснования своего выбора университета» (Royal Statistical Society, 2019). Глобальные рейтинги университетов в том виде, в котором они сформулированы в настоящее время, явно подвергаются тому же обвинению, и тщательное расследование, проведенное столь престижным и независимым органом, могло бы иметь огромное влияние.

Начать новую игру?

Еще один вариант борьбы с доминированием существующего бесполезного индикатора, как предлагает Раворт, состоит в том, чтобы ввести альтернативу. Она описывает Индекс развития человеческого потенциала (ПРООН, 2021 г.), панель индикаторов, альтернативных ВВП, которая измеряет такие аспекты, как продолжительность жизни, образование и уровень жизни, что может привести к положительным изменениям в обществе. Конечно, нет недостатка в претендентах на господство в нынешнем мировом рейтинге, где доминирует вход/выход.Некоторые из них серьезны, например рейтинг зеленых университетов Индонезии (2020 г.), другие менее серьезны (Greatrix, 2020 г.).

Проблема с новыми индикаторами заключается в том, что слишком часто они не заменяют существующие, а в лучшем случае дополняют их, а в худшем полностью затмевают их. Однако, если активные пользователи таких рейтингов, такие как спонсоры научных исследований, могли бы коллективно договориться о том, чтобы сосредоточиться на показателях, которые, по мнению сообщества высшего образования, лучше отражают их вклад, то это могло бы стать значительным шагом вперед.Поскольку рейтинговые агентства стремятся использовать рынок высшего образования, они также подчиняются требованиям этого рынка. Если спрос на их услуги изменится, их влияние изменится вместе с ним. Именно эта мысль приводит к моему третьему предложению.

Лидеры лидируют

Хотя критика глобальных рейтингов университетов не нова, я считаю новым, как показал аппетит к «Экономике пончиков» Раворта, наше нежелание мириться с инициативами, которые больше не соответствуют нашим принципам и ведут к плохим последствиям для нашей планеты и наших людей.Мир изменился от того, в котором мы закрываем глаза на неудобную правду, к тому, в котором мы пытаемся взяться за нее лицом к лицу.

За последние 10 лет мы стали свидетелями роста числа публичных заявлений о приверженности принципам социальной ответственности как со стороны корпораций, так и благотворительных организаций и организаций, финансируемых государством. В высшем образовании особое внимание уделялось справедливости, разнообразию и инклюзивности (EDI), устойчивости, повышению исследовательской культуры, ответственным исследованиям и инновациям (RRI), открытым исследованиям и, конечно же, ответственной оценке исследований.Университеты заявили о своей приверженности ответственной практике путем аккредитации в таких организациях, как Athena Swan (Advance HE, 2021 г.), Stonewall (2021 г.), Хартия расового равенства (Advance HE, 2020 г.), Сеть воспроизводимости Великобритании (UKRN, 2021 г.) и через принятие таких принципов, как те, которые поддерживаются Декларацией об оценке научных исследований (DORA, 2021 г.), Лейденским манифестом (Hicks et al., 2015 г.) или Гонконгскими принципами оценки исследователей (Moher et al., 2020 г.).

Если принять во внимание извращенные последствия глобальных рейтингов университетов: их глубоко проблематичные методологии, которые ведут к стремлению к «росту», а не к «процветанию» или «взрослению»; их склонность к уже существующим, богатым, англоязычным организациям на глобальном севере; и их вклад в растущее академическое неравенство между странами и внутри них; трудно понять, как организация, которая действительно привержена ответственной оценке исследований и другим социально ответственным практикам, может на законных основаниях продолжать с ними сотрудничать.

Конечно, можно сочувствовать разделенным лидерам, которые полностью осознают недостатки рейтингов, но в то же время вынуждены полагаться на них, чтобы выжить на рынке ВО, созданном не ими. Однако в мире, где лидеры все чаще вынуждены делать трудный выбор, руководствуясь ценностями, мы, возможно, приближаемся к тому времени, когда эти принципиально несовместимые позиции не могут быть сохранены. Как недавно заметила вице-канцлер Университета Лидса Симона Буитендейк.

«Если когда-либо было подходящее время для определения морального нарратива для стратегий глобальных организаций, будь то бизнес, НПО или университеты, то сейчас.COVID научил нас тому, как важно отдавать приоритет человеческим ценностям, а не конкуренции за прибыль или ограниченные, метрические и количественные результаты» (Buitendijk, 2021).

В настоящее время у вузов есть возможность переосмыслить как участие, так и обнародование результатов глобальных рейтингов университетов, которые лучше соответствуют институциональным ценностям. Действительно, недавний отчет (Европейской комиссии, 2020 г.) «На пути к видению будущего университетов в Европе до 2030 г.» прямо ставит под сомнение использование рейтингов университетов как «слишком упрощенного» показателя успеха университетов, отдавая предпочтение альтернативным показателям, которые подчеркивают более широкую вклад.Я бы предположил, что этот отчет может дать ключ к тому, как лидеры могут реализовать любые действия, чтобы бросить вызов нежелательному влиянию глобальных рейтингов университетов, а именно коллективно.

Коллективное действие

Зависимость от роста может бросить вызов только тем, кто вырос: тем учреждениям, которые хорошо обслуживаются существующей системой. Как заметил Масуд (2016) о ВВП: «Любой пересмотр индекса не пройдет проверку, если не будут защищены интересы его стран-основателей… постоянные члены Совета Безопасности ООН не допустят изменения ВВП, которое приведет к его падению. турнирная таблица.

Учитывая, что глобальные рейтинги университетов составляют конкуренцию этим организациям, единственный реальный способ успешно изменить систему — это объединить усилия и согласиться бросить ей вызов вместе. Мы видим пример этого в сети C40 (2021 г.) из 80 мегаполисов (представляющих 25% мирового ВВП), которые сотрудничают в борьбе с изменением климата.

Если высшие руководители так называемых «ведущих в мире» организаций, руководствующихся своей миссией и ценностями, серьезно относятся к выполнению своей миссии и ценностей, то было бы логичным вместо того, чтобы присоединяться к эксклюзивным сетям репутации 100 стран мира, которые удерживают менее успешные организации от более бедные страны, они должны создавать открытые, обращенные вовне сети, которые пропускают такие институты.Как однажды сказала Глория Стайнем: «Представьте, что мы связаны, а не ранжированы». Если бы университеты изображались в виде сети, а не рейтинга, это могло бы подчеркнуть тот факт, что это группа организаций с одинаковой миссией, а не группа организаций, участвующих в одном соревновании. Хотя институты могут не иметь права препятствовать их ранжированию третьими сторонами, они имеют право позиционировать себя и действовать как сеть, а не сеть, которая сотрудничает только для того, чтобы конкурировать, а сеть, которая сотрудничает. делать добро в мире.

Вместо увековечивания мифа о том, что глобальные рейтинги университетов измеряют то, что создает сильные, процветающие институты, нам нужна новая порода принципиальных, связанных университетских лидеров, чтобы активно призывать их к их плохим методологиям, вызывающим эффект Матфея, которые не обязуются использовать их в качестве ключевых показателей эффективности, предоставлять им данные, упоминать их в маркетинге и избегать саммитов, организованных рейтингом, которые еще больше узаконивают их. Я также знаю, что для этого потребуется убедить их собственные руководящие органы не предлагать бонусы в зависимости от их ранга (Musselin, 2018).Возможно, в качестве расширения кампании «Я не мой индекс Хирша», продвигаемой исследователями (Curry, 2018), нам нужна новая кампания для университетов под названием «Намного больше, чем наш рейтинг»?

Чтобы было ясно, речь идет не об отказе от понятий превосходства или качества, а о том, что руководители университетов должны определять, что означают эти понятия. Речь также идет о том, чтобы сказать «нет» мышлению о дефиците, порожденному глобальными рейтингами, в мире, где всего достаточно.

Я согласен с тем, что такого рода действия находятся в другом масштабе по сравнению с тем, что ранее наблюдалось в сфере оценки ответственных исследований.Учреждениям было относительно безболезненно внедрить DORA или Лейденский манифест — все, что было необходимо, — это внести некоторые коррективы во внутреннюю политику и процессы. Коллективная воля должна бросить вызов негативным последствиям экономики, основанной на репутации, измеряемой текущими мировыми рейтингами университетов, требует выхода за пределы наших собственных институтов и тщательного изучения их долгосрочных, системных, глобальных последствий. Как напоминает нам Роман Кржнарич (2021) в «Добрый предок: долгосрочное мышление в краткосрочном мире» , мы должны принимать решения сейчас, за которые наши потомки будут благодарны нам.Администраторы ВО не часто отдают приоритет таким перспективам. Однако ситуация может измениться.

Дама Оттолайн Лейзер, генеральный директор UK Research & Innovation (UKRI), начала продвигать понятие «чистого вклада» в область исследований: предложение о том, что мы вознаграждены не только за вклад, который мы вносим, ​​но и за вклад, который мы позволять другим делать (Leyser, 2020). Если этот подход получит более широкое распространение, это может способствовать более широкому определению университетского «успеха», потому что успех другого и ваш вклад в него становятся вашим успехом.

Я, конечно же, привожу здесь моральный аргумент, потому что именно такие претензии университеты начинают предъявлять сами себе. Однако есть и прагматический аргумент. Так же, как логическим продолжением зависимости от роста, основанного на ВВП, является общество, в котором нет достаточного располагаемого дохода среди населения в целом, чтобы покупать продукты и услуги немногих богатых, так и стравливание университетов друг с другом в глобальной конкуренции, где выживает лишь несколько похожих на вид институтов, которые в конечном итоге приводят нас всех к обнищанию.Нам нужно разнообразие процветающих высших учебных заведений, которые обслуживают различные потребности и этапы развития мира, в котором мы живем, если мы хотим процветать как человеческая раса. Если нынешние глобальные кризисы нас чему-то и научили, так это тому, как отмечает ведущий мыслитель Маргарет Хеффернан (2014), что «никто не выиграет, если не выиграют все».

Если вузы искренне привержены ответственной практике оценки, справедливости, разнообразию и инклюзивности, и если они искренне привержены выполнению своей миссии по позитивному влиянию на мир своим обучением и исследованиями, я бы сказал, что это несовместимо с игнорированием негативных последствий глобального рейтинга университетов.

Как заметил Рауорт о ВВП, пришло время перейти от «экономического мышления» к «экономическим действиям». Я призываю высших руководителей любой организации, считающей себя ведущей в мире, возглавить мир в этом важном и важном вопросе. Они могут сделать это, объединив усилия с другими принципиальными лидерами, чтобы активно противостоять нестандартным представлениям о совершенстве и вредным формам конкуренции, которые не отражают ни их собственного вклада, ни вклада их глобальной сети, разделяющей миссию.Вместо этого я призываю их работать с этой сетью, чтобы пересмотреть то, что делает процветающий и развивающийся университет, а именно, разработать политику, процессы и культуру для конкретных миссий, которые достигают своих важных целей, и поддержать усилия по их соответствующей оценке.

Заявление о доступности данных

Первоначальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью. Дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору.

Вклад авторов

Автор подтверждает, что является единственным автором этой работы и одобрил ее публикацию.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все утверждения, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

Благодарности

Я глубоко благодарен Кэмерону Нейлону и Эхсану Масуду за их комментарии к предыдущему варианту этой статьи.

Сноски

1 Конечно, одним из недостатков рейтингов является то, что они считают такие вещи, как Нобелевские премии, с незапамятных времен, что дает некоторым старым учреждениям вечное преимущество.

Ссылки

Олдред, Дж. (2019). Лицензия на зло: как нас испортила экономика . Лондон: Пингвин.

Бехрадня, Б.(2016). Международный рейтинг университетов: хорошо это или плохо? . Оксфорд: HEPI. Доступно по адресу: www.hepi.ac.uk/2016/12/15/3734/ (по состоянию на 9 января 2021 г.).

Чириков И. (2021). Искажает ли конфликт интересов глобальные рейтинги университетов? . Калифорния: Центр исследований высшего образования Калифорнийского университета в Беркли. Получено с https://escholarship.org/uc/item/8hk672nh.

Европейская комиссия (2020 г.). На пути к видению будущего университетов Европы до 2030 года .doi:10.2777/510530

CrossRef Full Text

Gadd, E., Holmes, R., and Shearer, J., (2021). Разработка метода оценки глобальных рейтингов университетов. Научная оценка. Отчет , 3(1), стр.2. doi:10.29024/sar.31

CrossRef Full Text | Google Scholar

Гинграс, Ю. (2014). Библиометрия и оценка исследований: использование и злоупотребление . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Хазелкорн, Э. (2017). Рейтинги и высшее образование: переосмысление отношений внутри государств и между ними.В серии рабочих документов Центра глобального высшего образования. № рабочего документа. 19. Доступно на: www.researchcghe.org.

Google Scholar

Хеффернан, М. (2014). Большой приз: когда никто не выиграет, если не выиграют все . Лондон: Саймон и Шустер.

Хикс Д., Воутерс П., Уолтман Л., де Рийке С. и Рафолс И. (2015). Библиометрия: Лейденский манифест исследовательских показателей. Природа 520, 429–431. doi:10.1038/520429a

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кем, Б.М. (2020). «Глобальные рейтинги университетов: влияние и применение», в Gaming the Metrics Bagilani . Редактор А. Липман (Массачусетс: MIT Press). doi:10.7551/mitpress/11087.003.0009

CrossRef Full Text | Google Scholar

Кржнарич, Р. (2020). Хороший предок: как мыслить в долгосрочной перспективе в краткосрочном мире. Случайный дом.

Google Scholar

Ли, Дж. Дж., Вэнс, Х., Стенсакер, Б., и Гош, С. (2020). Глобальные рейтинги за локальную цену? Стратегическое стремление к статусу и третья миссия. Комп. Эду. 56 (2), 236–256. doi:10.1080/03050068.2020.1741195

CrossRef Full Text | Google Scholar

Локк В. (2011). «Институционализация рейтингов: управление беспокойством о статусе во все более рыночной среде», в рейтинге, репутации и качестве высшего образования . Редакторы Дж. К. Шин, Р. К. Туткушян и У. Тейхлер (Дордрехт, Нидерланды: Springer), 201–228. doi:10.1007/978-94-007-1116-7_11

CrossRef Full Text | Google Scholar

Ловаков А., Панова А., Стерлигов И. и Юдкевич М. (2021). Оказывает ли государственная поддержка нескольких ведущих университетов более широкое влияние на систему высшего образования? Оценка Инициативы повышения квалификации российских университетов. В «Оказывает ли государственная поддержка нескольких ведущих университетов более широкое влияние на систему высшего образования?» Оценка Инициативы повышения квалификации российских университетов», Оценка исследований. Издательство Оксфордского университета. doi:10.1093/reseval/rvab006

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Лу, М.Л. (2004). Схема и конкурентоспособность тайваньского высшего образования. В документе, представленном на семинаре Cross Strait по обзору и перспективам политики университетского превосходства. Тайвань, 25–26.

Google Scholar

Маргинсон С. и ван дер Венде М. (2007). Чтобы ранжировать или быть ранжированным: влияние глобальных рейтингов в высшем образовании. Дж. Стад. Междунар. Эду. 11 (3–4), 306–329. doi:10.1177/1028315307303544

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Масуд Э.(2016). Великое изобретение: история ВВП и создания (и разрушения) современного мира . Нью-Йорк: Пегас.

Мохер, Д., Баутер, Л., Кляйнерт, С., Глаззиу, П., Шам, М. Х., Барбур, В., и др. (2020). Гонконгские принципы оценки исследователей: содействие добросовестности исследований. Плос Биол. 18 (7), э3000737–14. doi:10.1371/journal.pbio.3000737

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Molesworth, M., Scullion, R.и Никсон, Э. (2010). Маркетизация высшего образования и студент как потребитель . Лондон: Рутледж.

Мур, С., Нейлон, К., Пол Ив, М., Пол О’Доннелл, Д., и Паттинсон, Д. (2017). «Excellence R Us»: университетские исследования и фетишизация превосходства. Пэлгрейв Коммуна. 3. doi:10.1057/palcomms.2016.105

CrossRef Full Text | Google Scholar

Morphew, C.C., and Swanson, C. (2011). Об эффективности повышения рейтинга вашего университета .В рейтингах университетов (Дордрехт: Springer), 185–199.

CrossRef Полный текст

Мунк, Р. (2014). Университеты академического капитализма в глобальной борьбе за превосходство . Нью-Йорк: Рутледж.

Мусселин, К. (2018). Новые формы конкуренции в высшей школе1. Socio-Economic Rev. 16 (3), 657–683. doi:10.1093/ser/mwy033

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Раворт, К. (2017). Экономика пончиков: семь способов мыслить как экономист 21 века .Лондон: Рэндом Хаус.

Салми, Дж. (2009). Проблема создания университетов мирового уровня . Вашингтон: Всемирный банк.

Стиглиц, Дж. Э., Сен, А., и Фитусси, Дж. (2010). Комиссия по измерению экономической эффективности и социального прогресса (Франция). Неверное измерение нашей жизни: почему ВВП не составляет 90 585 . Лондон: Новая пресса.

Университетские дрочки (2021). Почему наши рейтинги такие белые? В социально ответственном высшем образовании. Глава 5.Лейден, Нидерланды: Брилл, 67–79. doi:10.1163/978

59076_006

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Йонезава А. и Шимми Ю. (2015). Трансформация управления университетами посредством интернационализации: вызовы для ведущих университетов и государственная политика Японии. Высшее образование. 70 (2), 173–186. doi:10.1007/s10734-015-9863-0

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Йонезава, А. (2006). «Японские флагманские университеты на перепутье», в итоговом отчете о разработке критериев оценки для оценки интернационализации университетов .Редактор Н. Фуруширо (Квансей: Университет Осаки), стр. 85–102.

Google Scholar

Цзун, X., и Чжан, В. (2019). Создание университетов мирового класса в Китае: развертывание квазиэкспериментального проекта для оценки чистых последствий проекта 985. Stud. Высшее образование. 44, 417–431. doi:10.1080/03075079.2017.1368475

CrossRef Full Text | Google Scholar

Архивы Элизабет Гэдд — IGNANT

Архивы Элизабет Гэдд — IGNANT
Подпишитесь на нашу рассылку
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

IGNANT использует файлы cookie, чтобы улучшить ваше взаимодействие с пользователем на нашем веб-сайте, сохранить выбор, который вы делаете при использовании нашего веб-сайта, а также помочь нам постоянно улучшать контент и функции, с которыми вы сталкиваетесь на нашем веб-сайте.Мы также используем файлы cookie, чтобы ориентировать наш маркетинг на ваши потребности и генерировать статистику использования нашего веб-сайта.

Принять все

Сохранять

Индивидуальные настройки конфиденциальности

Сведения о файлах cookie Политика конфиденциальности Выходные данные

Заявление о файлах cookie

IGNANT использует файлы cookie, чтобы предложить вам наилучшие возможности при посещении нашего веб-сайта.Файл cookie — это небольшой текстовый файл, который размещается на жестком диске вашего компьютера, смартфона или другого ИТ-оборудования.

Файл cookie позволяет распознавать ваш компьютер/IP-адрес, а также персонализировать контент и работу с сайтом, а также анализировать трафик на нашем веб-сайте.

Если вы не хотите принимать файлы cookie от нас, вы можете отключить все или определенные категории файлов cookie, нажав здесь.

Имя Печенье Борлабс
Провайдер Владелец этого сайта
Назначение Сохраняет настройки посетителей, выбранные в окне файлов cookie Borlabs Cookie.
Имя файла cookie borlabs-cookie
Срок действия файла cookie 1 год
Имя WooCommerce
Провайдер Владелец этого сайта
Назначение Помогает WooCommerce определять, когда изменяется содержимое/данные корзины.Содержит уникальный код для каждого клиента, чтобы он знал, где найти данные корзины в базе данных для каждого клиента. Позволяет покупателям отклонять уведомления магазина.
Имя файла cookie woocommerce_cart_hash, woocommerce_items_in_cart, wp_woocommerce_session_, woocommerce_recently_viewed, store_notice [идентификатор уведомления]
Срок действия файла cookie Сессия / 2 дня

Рейтинги университетов нужно переосмыслить

Исследователи часто жалуются на показатели, которые комитеты по найму и грантам используют для их оценки.За последние десять лет такие инициативы, как Сан-Францисская декларация об оценке исследований и Лейденский манифест, подтолкнули университеты к переосмыслению того, как и когда использовать публикации и цитаты для оценки исследований и исследователей.

Использование рейтингов для оценки университетов также нуждается в переосмыслении. Эти рейтинговые таблицы, составленные Академическим рейтингом университетов мира (ARWU) и Всемирным рейтингом университетов Times Higher Education (THE WUR) и другими, определяют право на получение стипендий и другого дохода, а также влияют на то, где ученые решают работать и учиться.Правительства разрабатывают политику и отвлекают средства, чтобы помочь учреждениям в своих странах подняться в этом рейтинге. Исследователи во многих учреждениях, таких как мой, упускают возможности из-за своего места.

Два года назад Международная сеть обществ по управлению исследованиями (INORMS), коллектив организаций по управлению исследованиями, пригласила меня возглавить новую рабочую группу по оценке исследований, в которую входят представители дюжины стран. С нашей первой встречи мы были единодушны в том, что нас больше всего беспокоит: необходимость более справедливого и ответственного рейтинга университетов.Когда мы составили критерии того, что это повлечет за собой, и оценили ранкеров, их недостатки стали очевидны.

На этой неделе Глобальный исследовательский совет, в который входят главы организаций, финансирующих науку и инженерию, собирает экспертов онлайн, чтобы обсудить, как оценки могут улучшить исследовательскую культуру. Это должно включать в себя то, как составляются и используются рейтинги университетов.

Литература по управлению исследованиями полна критики рейтингов. Рейтинги сложны с методологической точки зрения — часто в них используются неподходящие индикаторы, такие как подсчет выпускников, получивших Нобелевскую премию, в качестве косвенного показателя качественного образования.Они отдают предпочтение публикациям на английском языке и учреждениям, хорошо зарекомендовавшим себя в прошлых рейтингах. Таким образом, более старые и богатые организации в Европе и Северной Америке неизменно возглавляют чарты. В рейтингах применяется комбинация показателей, которые могут не отражать конкретные миссии университетов и часто не учитывают влияние на общество или качество преподавания.

Тем не менее, они укрепились, и каждый год появляются новые игроки. Как и в случае с импакт-фактором журнала, студенты, преподаватели и спонсоры обращаются к рейтингам как к ленивому показателю качества, независимо от недостатков.Последствия слишком реальны: талант отпугивается, доход снижается. И неравенство быстро укореняется.

Наша рабочая группа изучила литературу, чтобы разработать наши критерии, и запросила отзывы через различные списки обсуждений сообщества, открытые для ученых, специалистов по поддержке исследований и связанных групп. Мы объединили отзывы в 20 принципов, включающих надлежащее управление (например, объявление о финансовых конфликтах интересов), прозрачность (целей, методов и данных), измерение того, что имеет значение (в соответствии с миссией университета) и строгость (показатели являются хорошими показателями). прокси для того, что они претендуют на измерение).

Затем мы превратили эти принципы в инструмент для качественной и количественной оценки рейтинга (см. go.nature.com/2ioxhhoq). Мы наняли международных специалистов для оценки шести самых известных в мире рейтинговых агентств и пригласили рейтинговых агентств для самостоятельной оценки. (Только один, CWTS Leiden, сделал это.) Ричард Холмс, редактор блога University Ranking Watch, откалибровал результаты, которые мы представили в виде профилей, а не рейтингов.

Рейтинги с самой большой аудиторией (ARWU, QS World University Ranking, THE WUR и глобальный рейтинг US News & World Report) были признаны наиболее недостаточными, особенно с точки зрения «измерения того, что имеет значение» и «строгости».Ни один из этих «флагманских» рейтингов не учитывал открытый доступ, равенство, разнообразие, устойчивость или другие программы, ориентированные на общество. Ни один из них не позволяет пользователям взвешивать показатели, отражающие миссию университета. Тем не менее, все утверждают, что определяют лучшие университеты мира.

Ранжировщики могут возразить, что наши принципы нереалистичны, что невозможно быть полностью честным в таких оценках, и что простые, всеобъемлющие показатели имеют свое место. Я возражаю, что мы вывели принципы из ожиданий сообщества передового опыта, и если ранжировщики не могут им соответствовать, возможно, им следует прекратить ранжирование или, по крайней мере, быть честными в отношении присущей им неопределенности в своих выводах (по нашей оценке, только CWTS Leiden пытался это сделать). .

В конечном счете, ранжировщики должны стать более ответственными. Меня вдохновляют новые ожидания относительно того, как оцениваются исследователи. С января 2021 года британский спонсор исследований Wellcome будет финансировать только те организации, которые представляют доказательства того, что они проводят справедливую оценку результатов для исследователей. Точно так же заявление Европейской комиссии «На пути к 2030 году» призывает высшее образование выйти за рамки существующих систем ранжирования для оценки деятельности университетов, поскольку они ограничены и «слишком упрощены».

Мы надеемся, что привлечение внимания к их слабостям побудит союзников добиваться изменений, таких как нейтральный, независимый контроль и стандарты этики и строгости применительно к другим аспектам академического сообщества.

Такое давление может привести к большей согласованности между подходами мировых рейтингов и ожиданиями сообщества высшего образования в отношении справедливого и ответственного рейтинга. Это также может помочь пользователям осознать ограничения ранжирования и проявлять должную осторожность при их использовании для принятия решений.Либо будет прогресс.

Разработка метода оценки глобальных рейтингов университетов

  • Амслер, С., и Болсманн, К. (2012). Рейтинг университетов как социальная изоляция. Британский журнал социологии образования , 33 (2), 283–301. DOI: https://doi.org/10.1080/01425692.2011.649835

  • Адлер, Нью-Джерси, и Харзинг, А. (2009). Когда побеждает знание: выходя за пределы смысла и бессмыслицы академических рейтингов. Академия обучения и образования в области менеджмента 8(1), 72–95. DOI: https://doi.org/10.5465/amle.2009.37012181

  • Агильо, И. Ф., Бар-Илан, Дж., Левен, М., и Ортега, Дж. Л. (2010). Сравнение рейтингов университетов. Наукометрия , 85(1), 243–256. DOI: https://doi.org/10.1007/s11192-010-0190-z

  • Азияуик. (2000). Лучшие университеты Азии, 2000 г. Получено с сайта Asiaweek.com | Лучшие университеты Азии 2000 | Общий рейтинг (см.ком)

  • Бэррон, GRS (2017). Берлинские принципы ранжирования высших учебных заведений: ограничения, легитимность и ценностный конфликт. Высшее образование , 73(2), 317–333. DOI: https://doi.org/10.1007/s10734-016-0022-z

  • Бастедо, М. Н., и Боуман, Н. А. (2010). Рейтинги колледжей US News and World Report: моделирование институционального воздействия на репутацию организации. Американский журнал образования , 116 (2), 163–183.DOI: https://doi.org/10.1086/649437

  • Баты, П. (2013). Рейтинг университетов мира по высшему образованию Times, 2004–2012 гг. Этика в науке и экологическая политика , 33(2), 125–130. DOI: https://doi.org/10.3354/esep00145

  • Бехрадня Б. (2016). Международные рейтинги университетов: хорошо это или плохо? Оксфорд: HEPI. Проверено 9 января 2021 г. www.hepi.ac.uk/2016/12/15/3734/

  • Букштейн, Ф.Л., Зайдлер, Х., Фидер, М., и Винклер, Г. (2010). Слишком много шума в рейтинге Times Higher Education. Наукометрия , 85(1), 295–299. DOI: https://doi.org/10.1007/s11192-010-0189-5

  • Борнманн, Л., Де Мойя Анегон, Ф., и Мутц, Р. (2013). Имеют ли университеты или научно-исследовательские институты с определенным профильным профилем преимущества или недостатки в институциональных рейтингах? Журнал Американского общества информационных наук и технологий , 64 (11), 2310–2316.DOI: https://doi.org/10.1002/asi.22923

  • Будар, Э., и Вестерхейден, Д. (2017). Франция: Инициативы к совершенству. В Политический анализ структурных реформ в высшем образовании . Лондон: Пэлгрейв Макмиллан. DOI: https://doi.org/10.1007/978-3-319-42237-4_8

  • Боуден, Р. (2000). Высшее фэнтезийное образование: рейтинги университетов и колледжей. Качество высшего образования , 6(1), 41–60.DOI: https://doi.org/10.1080/13538320050001063

  • Буэла-Касаль, Г., Гутьеррес-Мартинес, О., Бермудес-Санчес, М., и Вадильо-Муньос, О. (2007). Сравнительное исследование международных академических рейтингов университетов. Наукометрия , 71(3), 349–365. DOI: https://doi.org/10.1007/s11192-007-1653-8

  • Кальдерон, А. (2020). «Результаты нового рейтинга показывают, как некоторые обыгрывают систему», University World News , 12 июня 2020 г.https://www.universityworldnews.com/post.php?story=20200612104427336

  • Кантвелл, Б., и Тейлор, Б. (2013). Глобальный статус, внутриинституциональная стратификация и организационная сегментация: динамический тобит-анализ позиции ARWU среди университетов США. Минерва , 51 (2), 195–223. DOI: https://doi.org/10.1007/s11024-013-9228-8

  • Кремонини, Л., Вестерхейден, Д., Бенневорт, П.и Даунси, Х. (2014). В тени знаменитостей? Политика университетов мирового уровня и общественная ценность высшего образования. Политика высшего образования , 27, 341–361. DOI: https://doi.org/10.1057/hep.2013.33

  • Дарайо, К., Бонаккорси, А., и Симар, Л. (2015). Рейтинги и показатели университетов: условный многомерный подход. Европейский журнал операционных исследований , 244(3), 918–930. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ejor.2015.02.005

  • Дичев, И. (2001). Новости или шум? Исследования в области высшего образования , 42, 237–266. DOI: https://doi.org/10.1023/A:1018810005576

  • Докампо, Д., Цапля, Д., и Крам, Л. (2015). Влияние слияний университетов на рейтинг Шанхая. Наукометрия , 104, 175–191. DOI: https://doi.org/10.1007/s11192-015-1587-5

  • Флориан Р.(2007). Невоспроизводимость результатов шанхайского академического рейтинга университетов мира. Наукометрия , 72(1), 25–32. DOI: https://doi.org/10.1007/s11192-007-1712-1

  • Гэдд, Э. (2020). Рейтинги университетов нуждаются в пересмотре. Природа , 587(7835), 523. DOI: https://doi.org/10.1038/d41586-020-03312-2

  • Гэдд, Э., и Холмс, Р. (2020). Переосмысление рейтингов. Новости АРМА .Проверено 11 января 2021 г. https://arma.ac.uk/rethinking-the-rankings/

  • Гинграс, Ю. (2014). Библиометрия и оценка исследований: использование и злоупотребление. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Хазелкорн, Э. (2008). Учимся жить с рейтингами и рейтингами: опыт институциональных лидеров. Политика высшего образования , 21(2), 193–215. DOI: https://doi.org/10.1057/hep.2008.1

  • Хазелкорн, Э.(2011). Рейтинги и перестройка высшего образования: битва за превосходство мирового уровня. Лондон: Пэлгрейв Макмиллан. DOI: https://doi.org/10.1057/9780230306394

  • Хикс, Д., Воутерс, П., Уолтман, Л., де Райке, С., и Рафолс, И. (2015). Библиометрия: Лейденский манифест исследовательских показателей. Природа , 520, 429–431. DOI: https://doi.org/10.1038/520429a

  • Химанен Л. и Гэдд Э.(2019). Представляем SCOPE – процесс ответственной оценки. Блог библиомага . 11 декабря 2019 г. URL: https://thebibliomagician.wordpress.com/2019/12/11/introduction-scope-aprocess-for-evaluating-responsily/ Проверено 14 января 2021 г.

  • Холмс, Р. (2006). Рейтинги университетов THES: действительно ли они мирового уровня? Азиатский журнал университетского образования , 2 (1), 1–15. Получено с сайта ir.uitm.edu, 7 января 2021 г.мой/id/eprint/296/

  • Холмс, Р. (2010). Рейтинг университетов мира THES-QS, 2004–2009 гг. Азиатский журнал университетского образования , 6 (1), 91–113. 7 января 2021 г., получено с https://core.ac.uk/download/pdf/322375308.pdf.

  • Холмс, Р. (2015). В поисках золотого стандарта: рейтинг университетов мира по высшему образованию Times, 2010–2014 гг. Азиатский журнал университетского образования , 11 (2), 1–30.7 января 2021 г. получено с https://education.uitm.edu.my/ajue/wp-content/uploads/2017/02/Asian-Journal-Of-University-Education-AJUE-Vol.-11-No.2- Декабрь-2015.pdf

  • Холмс, Р. (2021). Блог о рейтингах университетов. URL: http://rankingwatch.blogspot.com/

  • ИФВЭ. (2006). Берлинские принципы ранжирования высших учебных заведений. Вашингтон, округ Колумбия: ИФВЭ

  • Рабочая группа по оценке исследований INORMS.(2020). Данные рейтинга рейтинга. URL: https://osf.io/mykud/ (по состоянию на 14 января 2021 г.).

  • Рабочая группа по оценке исследований INORMS. (2021). URL: https://inorms.net/activities/research-evaluation-working-group/

  • Иоаннидис, Дж. П. А., Патсопулос, Н. А., Каввурай, Ф. К., Тациони, А., Эванжелу, Э., Коури, И., Контопулос-Иоаннидис, Д., и Либеропулос, Г. (2007). Международные рейтинговые системы для университетов и учреждений: критическая оценка. BMC Medicine , 5(30), 1–9. DOI: https://doi.org/10.1186/1741-7015-5-30

  • ИРЭГ. (2021). Проверено 3 января 2021 года . Перечень IREG в международных рейтингах . https://ireg-observatory.org/en/initiatives/ireg-inventory-of-international-rankings/

  • Ли, Дж. Дж., Вэнс, Х., Стенсакер, Б., и Гош, С. (2020). Глобальные рейтинги за локальную цену? Стратегическая погоня за статусом и третья миссия. Сравнительное образование , 56(2), 236–25. DOI: https://doi.org/10.1080/03050068.2020.1741195

  • Ли, З. С. и Онг, К. М. (2017). Нездоровая одержимость глобальными рейтингами университетов. Куала-Лумпур: Институт Пенанга. Проверено 9 января 2021 г. https://penanginstitute.org/resources/research-papers/

  • Маргинсон, С., и ван дер Венде, М. (2007). Чтобы ранжировать или быть ранжированным. Глобальные рейтинги влияют на глобальные рейтинги в сфере высшего образования. Журнал исследований в области высшего образования , 11 (3–4), 306–329. DOI: https://doi.org/10.1177/1028315307303544

  • Мередит, М. (2004). Почему университеты соревнуются в рейтинговой игре? Эмпирический анализ влияния новостей США и рейтинга колледжей World Report. Исследования в области высшего образования , 45 (5), 443–461. DOI: https://doi.org/10.1023/B:RIHE.0000032324.46716.f4

  • Моэд, Х.(2017). «Критический сравнительный анализ пяти мировых рейтингов университетов». Наукометрия , 110(2), 967–90. DOI: https://doi.org/10.1007/s11192-016-2212-y

  • Мунк, Р. (2014). Академический капитализм: университеты в глобальной борьбе за превосходство. Нью-Йорк: Рутледж. DOI: https://doi.org/10.4324/9780203768761

  • Мусселин, К. (2018). Новые формы конкуренции в высшем образовании. Социально-экономическое обозрение , 16 (3), 57–683. DOI: https://doi.org/10.1093/ser/mwy033

  • Пейджелл, Р. (2014). Рейтинги Рут 2: Краткая история рейтингов и политики высшего образования. librarylearningspace 8 августа 2014 г. Проверено 9 января 2021 г. https://librarylearningspace.com/ruths-rankings-2-brief-history-rankings-higher-education-policy/

  • Пейджелл, Р. (2019). Рейтинг Рут 40: деконструкция вопросов и опросов QS. librarylearningspace 12 апреля 2019 г. Проверено 9 января 2021 г. https://librarylearningspace.com/ruths-rankings-40-deconstructing-qs-subjects-surveys/

  • Пиро, Ф. Н., и Сивертсен, Г. (2016). Чем можно объяснить различия в международных рейтингах университетов? Наукометрия , 109(3), 2263–2278. DOI: https://doi.org/10.1007/s11192-016-2056-5

  • Родионов Д.Г., Ферсман Н.Г. и Кушнева О. А. (2016). Российские университеты: к амбициозным целям. Международный журнал экологического и научного образования , 11 (8), 2207–2222. DOI: https://doi.org/10.12973/ijese.2016.591a

  • Розман, И., и Марл, М. (2008). Повышение качества университетов в мировом рейтинге университетов: пример Университета Марибора. Высшее образование в Европе , 33 (2–3), 317–329. DOI: https://doi.org/10.1080/03797720802254221

  • Сафон, В. (2013). Что на самом деле измеряют глобальные рейтинги университетов? Поиск X-фактора и X-сущности. Наукометрия , 97(2), 223–244. DOI: https://doi.org/10.1007/s11192-013-0986-8

  • Сафон, В., и Докампо, Д. (2020). Анализ влияния репутационной предвзятости на глобальные рейтинги университетов на основе объективных данных об эффективности исследований: случай Шанхайского рейтинга (ARWU). Наукометрия , 125(3), 2199–2227. DOI: https://doi.org/10.1007/s11192-020-03722-z

  • Сайсана, М., Д’Омбрес, Б., и Салтелли, А. (2011). Шаткие цифры: нестабильность рейтингов университетов и последствия для политики. Политика исследований , 40, 165–177. DOI: https://doi.org/10.1016/j.respol.2010.09.003

  • Шрив, Р.Л. (2020). Глобализация или вестернизация? Влияние глобальных университетов в контексте Китайской Республики (Тайвань). Сравните , 50(6), 92–927. DOI: https://doi.org/10.1080/03057925.2020.1736403

  • Соутер, Б. (2008). Приложение Times Higher Education Supplement и Quacquarelli Symonds (THES — QS) World University Rankings: New Developments in Ranking Methodology. Высшее образование в Европе , 33 (2–3), 345–347. DOI: https://doi.org/10.1080/03797720802254247

  • Стэк, М. (2016). Глобальные рейтинги университетов и медиатизация высшего образования.Лондон: Пэлгрейв Макмиллан. DOI: https://doi.org/10.1057/9781137475954

  • Тернер, Д. (2005). Бенчмаркинг в университетах: новый взгляд на рейтинговые таблицы. Oxford Review of Education , 31(3), 353–371. DOI: https://doi.org/10.1080/03054980500221975

  • Ашер, А. (2014). Когда рейтинг Times Higher Education не проходит тест на смех. Higher Education Strategy Associates 06 февраля 2014 г. .Проверено 9 января 2021 г. https://higheredstrategy.com/when-the-times-higher-education-rankings-fail-the-fall-down-laughing-test/

  • Ашер, А. (2016). Ненадежные данные, ненадежные рейтинги. Inside Higher Ed 18 мая 2016 г. Проверено 9 января 2021 г. www.insidehighered.com/blogs/world-view/data-and-rankings-healthy-debate

  • Ашер, А., и Савино, М. (2007). Глобальный обзор университетского рейтинга и рейтинговых таблиц. Высшее образование в Европе , 32(1), 5–15. DOI: https://doi.org/10.1080/03797720701618831

  • Ван Дайк, Н. (2008). Различия в самооценке и оценке сверстников в схемах рейтинга университетов. Высшее образование в Европе , 33(2–3), 285–293. DOI: https://doi.org/10.1080/03797720802254114

  • ван Раан, А. (2007). Проблемы в рейтинге университетов. В J. Sadlak & NC Liu (Eds.), Университет мирового класса и рейтинг: стремясь выйти за рамки статуса (стр. 87–122). Шанхай/Клуж: ЮНЕСКО-СЕПЕС.

  • Ван Вугт, Ф. А., и Зигеле, Ф. (редакторы) (2012). Многомерное ранжирование: дизайн и разработка U-Multirank (Том 37). Дордрехт: Springer Science & Business Media. DOI: https://doi.org/10.1007/978-94-007-3005-2

  • Вернон, М. М., Эндрю Балас, Э., и Момани, С.(2018). PLoS ONE , 13(3), артикул e0193762. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0193762

  • Уолтман Л., Калеро-Медина К., Костен Дж., Нойонс Э.К.М., Тийссен Р.Дж.В., Ван Экк Н.Дж. и Воутерс П. (2012). Лейденский рейтинг 2011/2012: сбор данных, показатели и интерпретация. Журнал Американского общества информационных наук и технологий , 63 (12), 2419–2432. DOI: https://doi.org/10.1002/asi.22708

  • Уолтман, Л., Воутерс, П., и ван Эк, Нью-Джерси (2017). Десять правил рейтинга университетов. Исследование Европы . URL-адрес: https://www.researchresearch.com/news/article/?articleId=1368350.

  • Вилдавски, Б. (2010). Великая гонка мозгов: как глобальные университеты меняют мир. Принстон и Оксфорд: Издательство Принстонского университета.

  • Ву, Ю.и Лю, Северная Каролина (2017). Академический рейтинг университетов мира (ARWU): Методология и тенденции. В FJ Cantú-Ortiz (Eds.), Research Analytics: Повышение производительности и конкурентоспособности университетов с помощью наукометрии . Нью-Йорк: Ауэрбах.

  • Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.