Эстетика картинки: %d1%8d%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%82%d0%b8%d0%ba%d0%b0 PNG рисунок, картинки и пнг прозрачный для бесплатной загрузки

Содержание

%d1%8d%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%82%d0%b8%d0%ba%d0%b0 PNG рисунок, картинки и пнг прозрачный для бесплатной загрузки

  • дизайн плаката премьера фильма кино с белым вектором экрана ба

    1200*1200

  • ценю хорошо как плоская цвет значок векторная icon замечания

    5556*5556

  • бас фиш икан нила 魚 vis

    3333*1876

  • happy singing mai ba sing self indulgence happy singing

    2000*2000

  • студент отмечает что примечание образования плоский цветной значок вектора значок ба

    5556*5556

  • 81 год лента годовщина

    5000*3000

  • сердце сердцебиение любовь свадьба в квартире цвет значок векторная icon

    5556*5556

  • syafakallah la ba sa thohurun ​​in syaa allah арабская молитва для бесплатного скачивания

    2048*2048

  • номер 81 3d рендеринг

    2000*2000

  • С Днем Пасхи 2021 81

    1300*1300

  • номер 82 3d рендеринг

    2000*2000

  • надпись laa ba sa thohurun ​​insya allah

    1200*1200

  • 82 летняя годовщина логотип дизайн шаблона иллюстрацией вектор

    4083*4083

  • 82 летняя годовщина векторный дизайн шаблона иллюстрация

    4083*4083

  • номер 81 золотой шрифт

    1200*1200

  • 3d золотые числа 82 с галочкой на прозрачном фоне

    1200*1200

  • b8 b 8 письма и номер комбинации логотипа в черном и gr

    5000*5000

  • гостиница алиф Бата хиджая

    2500*2500

  • 82 летняя годовщина векторный дизайн шаблона иллюстрация

    4167*4167

  • витамин b5 логотип значок дизайн типы

    1200*1200

  • С Днем Пасхи 2021 82

    1300*1300

  • текстура шрифт стиль золотой тип № 81

    1200*1200

  • 81 год вектор дизайн шаблона примером передового опыта

    4083*4083

  • 82 лет юбилей празднования вектор шаблон дизайн иллюстрация

    4187*4187

  • черный градиент 3d номер 81

    2500*2500

  • золото смешанное с зеленым в 3д числах 82

    1200*1200

  • корейский традиционный бордюр 81

    1200*1200

  • 81 год лента годовщина

    5000*3000

  • Векторный шрифт алфавит номер 82

    1200*1200

  • 3д номер 81 90

    1200*1200

  • 3d числа 82 в круге на прозрачном фоне

    1200*1200

  • al ba ith 99 ИМЯ АЛЛАХ

    1200*1200

  • юбилей 81 год празднование логотип номер звезды роскошный стиль логотип на черном фоне

    1200*1200

  • глюк числа 82 вектор на прозрачном фоне

    1200*1200

  • 3d золотые числа 81 с галочкой на прозрачном фоне

    1200*1200

  • Лаба теплая крытая девочка и кошка пьют кашу la ba

    3543*4724

  • ba угол звезда голографическая радуга лазерная наклейка

    1200*1200

  • laba festival la ba porridge вкусная еда зимой

    3543*4724

  • черный градиент 3d номер 81

    1200*1200

  • Творческий современный номер набор 81 85

    1200*1200

  • 3d счетное число 81 с прозрачным фоном и редактируемым

    1200*1200

  • 3d числа 81 по кругу на прозрачном фоне

    1200*1200

  • 82 летняя годовщина векторный дизайн шаблона иллюстрация

    4083*4083

  • глюк числа 82 вектор на прозрачном фоне

    2500*2500

  • текстура шрифт стиль золотой тип число 82

    1200*1200

  • 82 летний юбилей ленты

    5000*3000

  • 3d Изометрические номера 81 85

    1200*1200

  • 81 лет подарочной коробке

    5000*3000

  • почерк асмаул хана номер 81

    2500*2500

  • номер 81 крутой 3d градиент текстовый эффект прозрачный фон

    1200*1200

  • Эстетические картинки моего имени. Новый красивый тренд. ~

    Итак, новый красивый тренд на подходе! Теперь это – эстетические картинки моего имени. И снова статья для тех, “кто не знает, зачем ему это нужно, но просто нужно”.

    Aesthetic

    Здесь нет ничего сложно. Сделать такое можно как на сайте Пинтерест, так и в приложении. Скачать программу можно из AppStore или Google Play.

    Что нужно делать:

    1. Перейти на сайт Pinterest. Или зайти в приложение.
    2. Зарегистрироваться или авторизоваться через почту или аккаунт Google.
    3. В поиске сайта ввести фразу: name + core + aesthetic
    4. Где указано слово “name”, нужно вводить свое имя на латинице.
    5. Фразы можно вводить со знаком “+”, а можно без. Результат останется прежним.
    6. Далее останется только посмотреть полученные результаты.

    Пример

    Мой пример будет вот таким: Xenia + core + aesthetic. И вот, что у меня получилось:

    А вот здесь мы узнавали палитру своего дня рождения.

    Сорви овации

    Будьте самыми стильными! Используйте суперэффекты:

    1. Фильтры и маски для ТикТока.
    2. Бьюти приложения для видео.
    3. Красивые шрифты.
    4. Видеоредакторы.
    5. Убрать предмет с фото.
    6. Flat Lay раскладка.
    7. Оживить фото.
    8. Соединить 2 фото в 1 лицо.
    9. Акварельные мазки.
    10. Надпись в круге на фото.
    11. Изменить цвет предмета на фото.
    12. Топ-20 лучших фильтров VSCO.
    13. Рамки (большая коллекция).
    14. Двойная экспозиция.
    15. Снимки в стиле Полароид.

    Еще куча лайфхаков, секретов обработки, лучших фильтров и необычных масок. А также о том, как сделать радугу на лице, наложить текст, правильно разложить раскладку на фото, описано в сборной большой статье. Кликайте на картинку!

    Теперь вы знаете, что это за тренд “Эстетические картинки моего имени”. Попробуйте его на себе, если вы любите всё прекрасное, стильное и утонченное. А полученными результатами делитесь в своих социальных сетях.

    Спасибо за ваше потраченное время

    Эстетика в черно-белых фотографиях

    «Черно-белое абстрактно, а цвет — нет. При взгляде на черно-белую фотографию вы уже заглядываете в незнакомый мир» — Дж. Стернфелд

    Черно-белая фотография была родоначальницей всех видов и жанров фото и доминировала дольше сотни лет, пока в 70-х годах 20-го века ее не вытеснило цветное изображение.

    Однако ни высокие технологии цифровой и аналоговой съемки, ни разнообразие фотоаппаратуры не могут умалить популярность черно-белого фото – оно по-прежнему остается популярным видом искусства, востребовано и, похоже, будет жить вечно, будучи неподвластным веяниям моды. Этот жанр также часто называют B/W – от английского «black & white».

    Мало выбрать в фоторедакторе фильтр и наложить его за минуту на сотню снимков – такой подход не имеет ничего общего с профессионализмом, а результат не вызовет восхищения. Монохром – не волшебная палочка, превращающая любой снимок в художественное произведение. Это отдельный жанр, которым фотограф должен владеть, зная основные законы и особенности. Заказать профессиональную фотосессию в черно-белых красках или цвете вы можете здесь — https://svadebnyjfotograf.ru, а теперь подробнее остановимся на монохромной эстетике.

    Содержание

    1. История черно-белой фотографии.
    2. Особенности и преимущества жанра.
    3. Как сделать хорошие черно-белые снимки?
    4. Как подготовиться модели к фотосессии «black & white»?

    История черно-белой фотографии

    Первый фотоснимок был сделан французским экспериментатором, выходцем из богатого аристократического рода Жозефом Ньепсом в 1822 году. Он с детства интересовался физикой и химией, обучался в лучших колледжах Франции. Будучи штатным государственным служащим после участия в военных действиях, не перестал проводить различные опыты в свободное время со своим старшим братом Клодом.

    С 1816 года Жозеф начал искать способ закрепления изображения, возникающего в камере-обскуре, на физическом носителе. Спустя 6 лет опыты по подбору закрепляющего реагента наконец увенчались успехом, и Ньепс сумел запечатлеть накрытый стол в своей комнате. Первое фото в истории человечества, к сожалению, было утеряно, сохранился более поздний снимок, сделанный в 1826 году. Для того, чтобы получить знаменитый «Вид из окна» ушло 8 часов на экспонирование. Первый снимок по своей сути был рельефным негативом, полученным за счет травления тонкой асфальтовой пластины.

    В 1839 году Жак Дагер закрепил изображение на посеребренной медной и полностью серебряной пластинах с помощью паров ртути и поваренной соли. Экспозиция занимала теперь всего 15-20 минут, качество снимка значительно улучшилось.

    В то же время Уильям Тальбот в Англии создал метод калотипии, основанный на использовании в камере-обскуре бумаги, обработанной хлористым серебром. Такие снимки можно было копировать, в отличие от пластинок Дагера, но экспонирование длилось дольше – один час.

    В 1833 году художник Эркюль Флоранс начал получать фотоизображения с помощью нитрата серебра – эта технология легла в основу дальнейших разработок и была актуальна несколько десятилетий. Сам же термин «фотография» возник с легкой руки астрономов Гершеля и Медреля в 1839 году.

    Особенности черно-белого жанра

    Главная роль отводится свету, ведь именно его дуэт с тенью, их игра — основной инструмент достижения драматического, притягивающего, художественного эффекта. Это та самая «душа» снимка. Когда фотограф работает в цвете, ему не всегда удается заранее угадать итог, который получится после преобразования в монохром при обработке, ведь для этого необходимы большой опыт и профессиональное чутье. В этом плане цифровая камера с черно-белым режимом съемки – огромное преимущество.

    Сферы применения черно-белого стиля в фото:
    1. Портреты позволяют выигрышно раскрыть личность персонажа.
    2. Репортажные кадры акцентируют внимание на главном смысле без отвлечения взгляда на детали.
    3. Архитектурная и пейзажная съемка.
    4. Натюрморт и предметная фотография. Сейчас это направление активно используется дизайнерами для оформления помещений.
    Преимущества B/W фото:
    1. Большой простор для творчества при кажущейся скудности выразительных средств. Сила простоты в ограничениях. Возможность увидеть привычный мир непохожим на то, что мы видим.
    2. Возможность полностью передать авторский замысел, эмоции и смысл снимка, характер героя без отвлечения на цвет.
    3. Фото перестает быть объективным отражением реальности, превращаясь в произведение искусства, подчеркивает выраженную эстетику.
    4. Меньше затрат в процессе обработки и печати, ведь в снимке меньше элементов: только белое, черное и оттенки серого. Приемлемость размытости и зернистости, шума при съемке с высоким ISO, различий цветовых температур.
    5. Долговечность: качественное монохромное фото «живет» гораздо дольше своих цветных аналогов. В 21 веке мы с интересом рассматриваем снимки столетней давности и даже подражаем им, у ч/б фото нет возраста, она вне времени, воспринимается зрителем как более достоверная и серьезная.
    6. Большая очевидность фигур, линий, текстур, возможность создания визуальной абстракции. Чем больше тоновый диапазон, тем динамичнее изображение. Контраст усиливает драматизм и притягивает взгляд.

    Как сделать хорошие черно-белые снимки?

    1. Развивайте «насмотренность». Ваш глаз должен привыкнуть к монохромному изображению, лучшее поле для тренировки – просмотр классики черно-белого кино. В старых фильмах есть все – пейзажи, люди, предметы. Замечайте детали, делайте стоп-кадры. Подпишитесь в Инстаграм на фотографов, работающих в B/W, вдохновляйтесь их творениями и старыми снимками.

    2. Тренируйте монохромный взгляд на мир, обращая внимание на линии, тени, формы. Помните, что черно-белый снимок держится на композиции – она первична.
    3. Ведите съемку в RAW-формате, который позволит внести необходимые корректировки в пост-обработке.
    4. Избегайте излишнего «шума» на фото, снижайте его специальными программами, если необходимо.
    5. Экспериментируйте с контрастом: более контрастный режим добавляет снимку глубину, скрывает лишнее и подчеркивает главное.
    6. Ищите больше градиентов серого, чтобы избежать однообразия и скуки.
    7. Используйте поляризационный фильтр, чтобы убрать лишние блики и отражения, не перенасытить кадр лишними деталями.
    8. Экспериментируйте с длинной выдержкой.
    9. Если фото и в цвете выглядит не интересно, то и в режиме ч/б оно не будет удачным.
    10. Используйте HDR – в монохроме объемность и драматизм этого формата как нельзя кстати.
    11. Работайте с панелью HSL в вашем фоторедакторе.

    Как подготовиться модели к фотосессии «black & white»?
    Если вы хотите заказать профессиональный фотосет в черно-белом стиле, помните, что во многом успех зависит и от вас.

    Вот некоторые самые распространенные ошибки героев съемок:
    1. Использование жирных кремов и текстур в макияже. Предпочтите матовый финиш тонального средства, помады. Избегайте хайлайтера, кремовых теней и румян.

    2. Не посещайте солярий и массажиста, не делайте жесткие пилинги непосредственно перед фотосессией – синяки, царапины, любые неровности кожи будут заметны на фото.
    Чтобы наиболее выигрышно смотреться на снимках, необходимо:
    — провести коррекцию бровей у профессионала, ведь именно они «держат лицо»;
    — мужчинам стоит обратить внимание на состояние бороды и усов, откорректировать растительность на лице;
    — депиляцию, маникюр и педикюр лучше сделать за пару дней до съемки;
    — на съемку возьмите легкий увлажняющий крем для тела или масло для создания бликов на ногах;
    — нанесите на губы бальзам и сделайте накануне хорошую маску для лица.
    Обращение к профессиональному визажисту с конкретным запросом на фотосессию в черно-белом стиле – лучшее решение. Небольшое выравнивание тона лица не повредит и мужчинам, ведь ненужный блеск может испортить кадр.

    Продумайте свой образ, тщательно подготовьте все необходимое. Покажите фотографу примеры работ, которые вам нравятся и то, что не нравится совсем. Приходите заранее и самое главное – не забудьте о позитивном настрое и качественном сне накануне.

    Похожие сообщения:

    Эстетика жизни — Эстетика цветов🌷🍀

                                        
                                              

    К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

    К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

    К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

    К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

    К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

    Праздник труда отметили в городском округе Шатура

    15 апр. 2022 г., 19:50

    В рошальском Доме культуры им. А.А. Косякова чествовали жителей Большой Шатуры, которые каждый день своим профессионализмом, энергией и талантом способствуют развитию округа. Здесь прошло мероприятие, посвященное Празднику труда в Московской области. Он был учрежден в 2007 году и с тех пор ежегодно отмечается в третью субботу апреля.

    На сцене ДК поздравляли с праздником представителей различных профессий: медиков, педагогов, предпринимателей, работников культуры, общественного транспорта, ЖКХ, промышленных предприятий. Но всех их объединяют любовь к своему краю, уважение к его истории, традициям и стремление к добрым переменам.

    Слова поздравлений и благодарности прозвучали от советника министра энергетики Московской области Владимира Мельника, депутата Московской областной Думы Владимира Бутенко, заместителей главы администрации Анны Глуховой и Павла Андреева, председателя советов депутатов Дмитрия Янина, председателя Московской областной организации профсоюза работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства Анны Шестаковой.

    Фото: Оксана Лапшина

    — От лица главы округа Алексея Владимировича Артюхина поздравляю вас с праздником. Вы все — профессионалы в своем деле. Хочется пожелать вам здоровья, творческих идей, неиссякаемого оптимизма и новых результатов, — сказала Анна Глухова.

    Лучшим из лучших вручили заслуженные награды. Творческие поздравления людям труда подарили ансамбль казачьей песни «Вольница» ДК им. Косякова, Анастасия Бокова, народный ансамбль «Сундучок» Коробовского Дома культуры.

    В фойе Дома культуры в этот день рукодельницы кружка «Мягкая игрушка «ДК им. А.А. Косякова провели благотворительную выставку-продажу в помощь ребенку из малообеспеченной семьи — пятилетней Виктории.

    Фото: Оксана Лапшина

    Фото: Оксана Лапшина

    Награды вручены:

    За добросовестный труд, большой вклад в развитие Городского округа Шатура

    Благодарственное письмо Губернатора Московской области вручено:

    — АЛТЫБАСОВОЙ АЛЛЕ БОРИСОВНЕ — врачу педиатру участкового детского поликлинического отделения №2 Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Московской области «Шатурская областная больница»

    — ИВАНОВУ ВЛАДИМИРУ ПЕТРОВИЧУ — индивидуальному предпринимателю

    — ТАРАСОВУ АНДРЕЮ АНАТОЛЬЕВИЧУ — генеральному директору Общества с ограниченной ответственностью «Рошальский хлеб»

     

    За добросовестный труд, большой вклад в развитие Городского округа Шатура

    Благодарность Губернатора Московской области вручена:

    — АДАКСИНОЙ ИРИНЕ АЛЕКСАНДРОВНЕ — заведующему Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад № 15 города Шатуры Городского округа Шатура»

     

    За плодотворный труд и высокий профессионализм в работе и в связи с Праздником труда Подмосковья

    Знак «За труды» Московской областной Думы вручена:

    — БОРИСОВОЙ ТАТЬЯНЕ БОРИСОВНЕ — воспитателю Муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения «Детский сад № 28 города Шатуры Городского округа Шатура»

     

    За плодотворный труд и высокий профессионализм в работе и в связи с Праздником труда Подмосковья

    Почетной грамотой Московской областной Думы награждены:

    — КОШЕЛЕВ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ —  директор Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Лицей города Шатура Городского округа Шатура»

    — СКУЧАЛИНА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА — директор Муниципального бюджетного учреждения культуры «Дом культуры п. ЦУС «Мир» Городского округа Шатура

    — ШЕВЧЕНКО ЯРОСЛАВА ПАВЛОВНА —  директор Муниципального бюджетного учреждения культуры «Шатурский библиотечно-информационный центр»

    Фото: Оксана Лапшина

    Фото: Оксана Лапшина

    За достижения высоких результатов в профессиональной деятельности и в связи с Праздником труда Подмосковья

    Благодарственное письмо Московской областной Думы вручено:

    — ЖЕМЕРИКИНУ ПАВЛУ НИКОЛАЕВИЧУ — оператору по фасовке кисломолочной продукции цеха по переработке молока Общества с ограниченной ответственностью «Продукты Деревни» Городского округа Шатура

    — КРЫЛОВОЙ НАТАЛЬЕ ПЕТРОВНЕ — учителю химии и биологии Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Лицей города Шатура Городского округа Шатура»

    — МЕРЗЛИКИНОЙ ИРИНЕ СЕРГЕЕВНЕ — учителю английского языка, заместителю директора по учебно-воспитательной работе Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Лицей города Шатура Городского округа Шатура»

    — МИШАКИНУ ИВАНУ АНАТОЛЬЕВИЧУ — генеральному директору Общества с ограниченной ответственностью «КомСервис» Городского округа Шатура

    — ПЕТРУШИНОЙ ТАТЬЯНЕ МИХАЙЛОВНЕ — управляющему Обществом с ограниченной ответственностью «Ресторан кафе «Веранда» Городского округа Шатура

    — ЯМАЛИЕВОЙ ЕКАТЕРИНЕ ИЛЬЯСОВНЕ — учителю английского языка, заместителю директора по учебно-воспитательной работе Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Лицей города Шатура Городского округа Шатура»

     

    За плодотворный добросовестный труд, высокий профессионализм в работе, и в связи с Праздником труда Подмосковья

    Благодарственное письмо Главы Городского округа Шатура вручается:

    — БАРЕКОВОЙ АННЕ НИКОЛАЕВНЕ — Государственному служащему межмуниципального отдела по Егорьевскому и Шатурскому районам Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области

    — ГЛУБОКОВУ ИВАНУ НИКОЛАЕВИЧУ — инженеру по организации, эксплуатации и ремонту оборудования и средств вычислительной техники Муниципального казенного учреждения  «Центр информационного обеспечения городского округа Шатура»

    — ГУБАНОВОЙ ЕКАТЕРИНЕ СЕРГЕЕВНЕ — заместителю директора Муниципального казенного учреждения Городского округа Шатура «Ритуальная служба»

    — ГУРТОВЕНКО НАТАЛИИ ЮРЬЕВНЕ — начальнику отдела Муниципального казенного учреждения «Центр информационного обеспечения городского округа Шатура»

    — ЕПИФАНОВОЙ ЕЛЕНЕ НИКОЛАЕВНЕ — начальнику отдела кадров Общества с ограниченной ответственностью «Эстетика»

    — КОРОТЧЕНКОВОЙ ОЛЕСЕ НИКОЛАЕВНЕ — заместителю генерального директора Общества с ограниченной ответственностью «Областная инвестиционно-строительная компания»

    — ЛИСИНУ ВЛАДИМИРУ ВИКТОРОВИЧУ — начальнику производства Индивидуального предпринимателя Конорева Николая Петровича

    — ЛОПАТИНОЙ НАТАЛЬЕ ВЛАДИМИРОВНЕ — медицинской сестре процедурной поликлиники №2 г. Рошаль. Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Московской области  «Шатурская областная больница»

    — НЕВЕРОВОЙ МАРГАРИТЕ ВИКТОРОВНЕ — учителю начальных классов МБОУ «Средняя общеобразовательная школа №6 имени А.Ю. Малинина города Рошаль Городского округа Шатура»

     

    За плодотворный добросовестный труд, высокий профессионализм в работе, и в связи с Праздником труда Подмосковья

    Благодарственное письмо Главы Городского округа Шатура вручено:

    — ПАЩЕНКО ЕЛЕНЕ ВЯЧЕСЛАВОВНЕ — оператору-аналитику Муниципального казенного учреждения «Центр информационного обеспечения городского округа Шатура»

    — ПЕТРИК ЮЛИИ ВИКТОРОВНЕ — начальнику отдела содержание и благоустройства кладбищ Муниципального казенного учреждения Городского округа Шатура «Ритуальная служба»

    — ПЕРШИНОЙ НАТАЛЬЕ АЛЕКСАНДРОВНЕ — Государственному служащему межмуниципального отдела по Егорьевскому и Шатурскому районам Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области

    — ПЫЛЬЦЫНУ СЕРГЕЮ АЛЕКСЕЕВИЧУ — генеральному директору Общества с ограниченной ответственностью «Фортуна-Лес»

    — САВЕЛЬЕВОЙ ЕВГЕНИИ СЕРГЕЕВНЕ — регистратору захоронений отдела документного оформления Муниципального казенного учреждения Городского округа Шатура «Ритуальная служба»

    — САМСОНОВУ НИКОЛАЮ ВАЛЕРЬЕВИЧУ —  инженеру по организации, эксплуатации и ремонту оборудования и средств вычислительной техники Муниципального казенного учреждения  «Центр информационного обеспечения городского округа Шатура»

    — ФОНАРЕВОЙ НАДЕЖДЕ ВЛАДИМИРОВНЕ —  начальнику участка Муниципального унитарного предприятия «Шатурское производственно-техническое объединение городского хозяйства»

    — ШОРИНОЙ НАТАЛЬЕ СЕРГЕЕВНЕ — главному бухгалтеру мастерской матрасов «Мистер Матрас»

    — ШМЕЛЕВОЙ НАДЕЖДЕ НИКОЛАЕВНЕ — Государственному служащему межмуниципального отдела по Егорьевскому и Шатурскому районам Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области

    — ЯЧКОВУ ВЛАДИМИРУ ВАСИЛЬЕВИЧУ — электромонтеру по ремонту и обслуживанию электрооборудования Акционерного общества «Тепло Шатуры»

    Фото: Оксана Лапшина

    Фото: Оксана Лапшина

    За добросовестный труд, высокий профессионализм и в связи с празднованием Дня труда

    Благодарственное письмо председателя Совета депутатов Городского округа Шатура вручено:

    — АЛАНОВОЙ ТАТЬЯНЕ АЛЕКСАНДРОВНЕ — режиссеру Муниципального бюджетного учреждения культуры «Дом культуры поселка ЦУС «Мир»

    — НИКОЛАЕВОЙ ТАТЬЯНЕ АЛЕКСАНДРОВНЕ — начальнику планово-экономического отдела Муниципального автономного учреждения Городского округа Шатура «Управление капитального строительства»

    — ОРЛОВОЙ ТАМАРЕ ИВАНОВНЕ — Заведующему Рошальской библиотекой – отдела Муниципального бюджетного учреждения культуры  «Шатурский библиотечно-информационный центр»

     

    За большой вклад в развитие и укрепление социального партнерства, плодотворное взаимодействие, конструктивное сотрудничество с профсоюзами Московской области и в связи с Праздником труда Подмосковья

    Знаком Союза «Московское областное объединение организаций профсоюзов» «За Содружество» награждены:

    — СЕРГЕЕНКО ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА — директор Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа №2 города Шатуры Городского округа Шатура»

    — ЯНКОВСКИЙ СЕРГЕЙ СЕМЕНОВИЧ — главный врач Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Московской области  «Психиатрическая больница №11»

     

    За активную и многолетнюю работу в Профсоюзе, эффективную деятельность по защите социально-трудовых прав членов Профсоюза и в связи с Праздником труда Подмосковья

    Знаком Союза «Московское областное объединение организаций профсоюзов» «За заслуги перед профсоюзами Московской области» награжден:

    — ПАРШУТИНА СВЕТЛАНА АНАТОЛЬЕВНА — заведующий производством Государственного бюджетного стационарного учреждения социального обслуживания Московской области «Коробовский психоневрологический интернат»

     

    За активную и многолетнюю работу в профсоюзе, эффективную деятельность по защите социально-трудовых прав и законных интересов членов Профсоюза и в связи с Праздником труда

    Почетной грамотой Союза «Московское областное объединение организаций профсоюзов» награждены:

    — КУРЛЫЧКИНА НАТАЛЬЯ МИХАЙЛОВНА — начальник отдела организации труда и заработной платы Акционерного общества Мебельная компания “Шатура”, член Трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений Городского округа Шатура

    — ГОРДИНА ЛЮБОВЬ ВИКТОРОВНА — исполняющий обязанности директора  Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Школа для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья города Рошаль Городского округа Шатура»

    — ФЕДОТОВ АНТОН АНДРЕЕВИЧ — помощник участкового лесничего Шатурского филиала  Государственного казенного учреждения Московской области «Мособллес»

    — ГРУНЧИНА АНАСТАСИЯ ВАЛЕРЬЕВНА — заведующий отделом организации фондов и каталогов  Муниципального бюджетного учреждения культуры «Шатурский библиотечно-информационный центр»

    Фото: Оксана Лапшина

    Фото: Оксана Лапшина

    За активную работу в профсоюзе, эффективную деятельность по защите социально-трудовых прав и законных интересов членов профсоюза и в связи с Праздником труда Подмосковья

    Благодарственным письмом Союза «Московское областное объединение организаций профсоюзов» награждены:

    — НАЗАРЕНКО ЕЛЕНА РОБЕРТОВНА — начальник автостанции города Рошаль  МАП (Муниципального автономного предприятия) №4 г. Раменское  Акционерное общество «МОСТРАНСАВТО»

    — ЗАХАРЧЕНКО АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ — заместитель директора Муниципального бюджетного учреждения культуры «Черустинский Дом культуры», член профкома первичной профсоюзной организации работников культуры

    — АЛЕКСЕЕВА АНАСТАСИЯ АЛЕКСЕЕВНА — заместитель директора по основной деятельности  Муниципального бюджетного учреждения «Комплексный молодежный центр» Городского округа Шатура, председатель первичной профсоюзной организации

     

    За высокие показатели в организационном укреплении профсоюзов и в связи с Праздником труда Подмосковья

    Почетным Дипломом Союза «Московское областное объединение организаций профсоюзов» награждены:

    — Первичная профсоюзная организация Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа села Кривандино Городского округа Шатура» Председатель первичной профсоюзной организации НАСЛЕДНИКОВА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА

    — Директор школы – КАРИМУЛЛИНА ОЛЬГА ВЛАДИМИРОВНА

     

    За многолетний добросовестный труд, активную работу в профсоюзе и в связи с праздником труда в Московской области

    Почетной грамотой Президиума Профсоюза работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства Московской области награжден:

    — ГУБАНОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ — водитель автобуса МАП (Муниципального автономного предприятия) № 4 г. Раменское ПБ «Шатура» Акционерного общества «МОСТРАНСАВТО».

     

    Благодарственным письмом Президиума Профсоюза работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства Московской области награждены:

    — ЗЛОБИН СЕРГЕЙ ЮРЬЕВИЧ — водитель комбинированной дорожной машины участка автомобильной и дорожно-строительной техники ПК «Шатурский» Региональное управление автомобильных дорог № 5 Государственного бюджетного учреждения «Мосавтодор»

    — КЛИМАЕВ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ — мастер дорожного участка содержания и ремонта автомобильных дорог ПК «Шатурский» Региональное управление автомобильных дорог № 5 Государственного бюджетного учреждения «Мосавтодор»

    — СУХАРЕВ НИКИТА ЕВГЕНЬЕВИЧ — тракториста участка содержания и ремонта автомобильных дорог ПК «Шатурский» Региональное управление автомобильных дорог № 5 Государственного бюджетного учреждения «Мосавтодор»

    — ЛОБАНОВ ЮРИЙ ИВАНОВИЧ — водитель автобуса МАП (Муниципального автономного предприятия) № 4 г. Раменское ПБ «Шатура» Акционерного общества «МОСТРАНСАВТО»

    Фото: Оксана Лапшина

    Фото: Оксана Лапшина

    Фото: Оксана Лапшина

    Фото: Оксана Лапшина

    Фото: Оксана Лапшина

    Оксана Лапшина

    Источник: http://inshatura.ru/novosti/obshchestvo/prazdnik-truda-otmetili-v-gorodskom-okruge-shatura

    Байки из склепа, тенор из Милана

    «Семейка Аддамс», Тюменский драматический театр

    Три мюзикла из российских регионов показали на фестивале «Золотая маска». Это «Семейка Аддамс» из Тюмени, «Дорогой мистер Смит» из Петербурга и «Одолжите тенора» из Екатеринбурга.

    Что такое «Семейка Аддамс», наверно, мало кому нужно объяснять. Ведь про них есть знаменитый комикс, фильм и сериал.

    Мюзикл Эндрю Липпы с кладбищенскими монстрами был поставлен в Америке в начале двадцать первого века, а Тюменский драматический театр первым в России взялся за адаптацию. По договору с правообладателями сохранены музыка и текст, визуальные типажи и мотивы костюмов (художник-сценограф Мария Утробина): узнаваемость – первое дело для успеха.

    Исходный комикс Чарльза Аддамса использовался в сценографии, полной черепов, электрических стульев, флаконов с ядами, веревок с виселицы, полуистлевших одежд и прочих милых вещиц.

    В Центральном парке Нью-Йорка встречаются две антагонистических семьи. Это безумные Аддамсы, держащие громадного зомби-дворецкого и обожающие канализацию, и обычные американцы. «Мы такие, какие мы есть, а они из Огайо».

    Дочка Аддамсов с набеленным лицом и черным ртом («маленькая нежить») и сын обычных любят друг друга и хотят пожениться. При всем парадоксе встречи нормальных с «ненормальными» (надо еще разобраться, что такое нормальность, напоминает спектакль). Но как скрестить ужа с ежом? Как объединить разные миры и противоположности? Героям, собирающимся на «ужин знакомства семей», в итоге это удается.

    Под видом бездумной байки из склепа скрыт достаточно серьезный рассказ о конфликте отцов и детей, о том, что такое семья и как ее сохранить, и главное, о преодолении, казалось бы, непреодолимых препятствий. Об умении договариваться и понять иного (чужого). Найти общий язык, а не конфликтовать из-за разности. Более чем нужная тема, выраженная в комиксе и гротеске. Но вопрос: как сегодня работает черный юмор среди надгробий? Как воспринимается бегающая по авансцене кисть руки? Как тема смерти поддается шуткам в апреле 2022 года? Контекст времени тюменцы не выбирали, он сам их выбрал.

    Пели под фонограмму-минусовку, что конечно, впечатления не прибавляло, но какой (и откуда) в драмтеатре оркестр? Музыка, в которой много танговых мотивов, подчеркивающих «знойность» комического нуара, вполне приятная и не без броской эксцентрики. Есть и злая ирония, и нарочитые сантименты, и баркарольная лирика. Хиты тоже есть, хотя бы первый номер – «Когда ты Аддамс».

    Московский режиссер Дарья Борисова и ее соавторы по пластике Анатолий Войнов и Ирина Кашуба сделали удачный упор на сценическом движении, которое придает нерв спектаклю. Тюменские артисты, практически все, оправдали доверие и двигались отменно, что главные герои, что второстепенные. Их сценическая харизма, яркие драматические навыки и умение играть гротескными деталями заставила смотреть на Аддамсов и их друзей с вниманием. Как на призрак вечной театральности, которая в человеческой цивилизации то ли замещает жизнь, то ли ее отражает.

    Как пели? По-разному, что неизбежно при постановке мюзикла в драмтеатре. Кто пел, кто кричал, кто мелодически проговаривал. Но в целом история, что называется, хорошо «легла» на мастеров драмы.

    Назову некоторых: Алексей Кудрин (эксцентричный папаша Адамс), София Илюшина (его жена-командирша Мортиша), Дарья Терешина (та самая влюбчивая дочь), Виталий Илюшкин (ее зловеще хихикающий брат), Александр Тихонов (зомби-дворецкий),Жанна Сырникова ( замученная комплексами мать семейства из Огайо) и прелестный Константин Антипин ( добродушный дядюшка, влюбленный в Луну).

    «Дорогой мистер Смит» из петербургского театра «Приют комедианта» – продукт иного толка. Это камерный мюзикл (довольно банальные, но уютные песни Пола Гордона, текст его же, пьеса Джона Кейрда, по мотивам повести Джин Вебстер) для двух человек, сделанный Алексеем Франдетти.

    Во время пандемии режиссер поставил эту вещь в соцсетях, что стало удачным и необычным экспериментом: мультяшно-мелькающая эстетика соцсетей в «живом» спектакле почти сохранена.

    «Дорогой мистер Смит», «Приют комедианта»

    Камерные мюзиклы (когда на репетициях у режиссера – за ненадобностью ставить трудоемкие массовые сцены – есть время детально проработать актерскую игру) Франдетти, на мой взгляд, больше всего и удаются. Начиная с блистательного спектакля «Рождество О’Генри» в Театре имени Пушкина.

    Юлия Дякина и Иван Ожогин разыгрывают трогательную мелодраму о сироте из американского приюта, которая получает анонимное предложение: ей оплачивают учебу в колледже, чтобы потом юное дарование стало писательницей. Девушка думает, что благодетель – старый дед, и так его и называет в безответных, по условиям сделки, письмах: «деда». На самом деле это молодой красивый миллионер, попечитель приюта, постепенно влюбляющийся в подопечную. Понятно, каким будет финал реинкарнации сказки о Золушке.

    Камерный ансамбль «живой» музыки состоит из гитары и виолончели, плюс синтезатор, что рождает звуки пианино, а также отвечает за все остальное. Динамика картинки достигается прежде всего мультимедиа-эффектами студии «Artnovi», в которых (на серых сценах задника) возникает почти все: от кричащего злобного рта начальницы приюта и ползущего паука в паутине до вещей, самих укладывающихся в чемодан и небоскребов Манхеттена.

    В нарисованные детали актеры вписываются с большой точностью: когда, например, герой кормит виртуальными зернами виртуальных птиц, его руки, «сыплющие» корм, идеально совпадают с линиями. Это значительная часть режиссуры, и она работает. Художник по свету Глеб Фильштинский – хороший помощник в диалоге живых тел с рисунками.

    Есть еще реальная кровать, велосипед (достаются в нужный момент из-за кулис) и пишущая машинка.

    Чтобы привлечь внимание публики, оформитель Вячеслав Окунев вводит в облик персонажей эффекты комикса. У героя в лиловом костюме фиолетовые волосы, по-женски выщипанные тонкие бровки и свекольный румянец, у героини, предпочитающей ярко-желтое – жутко накрашенные глаза, до такой степени, что черные провалы на лице отсылают к семейке Аддамс. Но тут совсем другая опера, надо сказать. Плюс крупные планы, неизбежные на маленькой сцене, вносят нежелательные коррективы в визуальную идею, делая ее неоправданно комической и странной не там, где нужно.

    Впрочем, про совпадение или несовпадение таких приколов с исходным лирическим материалом возможна дискуссия. Ведь читал же герой спектакля в детстве комиксы, может, оттуда его манера краситься и одеваться?

    И еще один мюзикл, «Одолжите тенора», его представил Екатеринбургский театр Музкомедии. Поставлено впервые в России. Либретто Питера Шэма по мотивам пьесы Кена Людвига, партитура (2006) Брэда Кэррола.

    «Пригласите тенора», Екатеринбургский театр Музкомедии, фото – Софья Насырова

    По форме – вольная адаптация традиционного Бродвея к российским подмосткам. Образец музыки легко усваиваемой, напевной, динамичной и лиричной одновременно, шлягерной, конечно, но как-то быстро забывающейся, хотя снова хочется сказать – «приятной». Мюзиклы на этой «Маске» все такие. Впрочем, есть и особенности.

    Поскольку действие происходит в опере и вокруг оперы, в партитуре много классических цитат. Верди, Доницетти, Россини с комической скороговоркой, Бизе, Пуччини, Вагнер… В основном это фрагменты вокала примадонны провинциального оперного театра, демонстрирующей достоинства пришлому модному тенору: вдруг звезда сделает ей протекцию? Но не только: ведь по сюжету знаменитый тенор-итальянец в 1934 году приезжает в Кливленд, чтобы спеть партию Отелло. В результате каскада недоразумений вместо него на сцену выходит юный оперный суфлер с хорошим голосом. И звезда родилась.

    Параллельно происходит череда переодеваний, шуток на грани фола, соблазнений и интриг, невольных и вольных обманов. Образуется аж три Отелло, у каждого кипит бурная личная жизнь. С хэппи-эндом для всех.

    Конечно, перед нами чистый фарс, построенный на комедии положений. И классика традиционного мюзикла по форме и содержанию, на тему «нужно верить в себя, и все устроится». Но главное, это история про театр и его закулисье, про служение театру.

    Артисты с Урала этот фарс, с надлежащей помощью режиссера Антона Музыкантского, прекрасно осуществляют. На сцене работает подлинный ансамбль. Кто «дерет» чечетку, кто изображает оперный хор, кто смешно мусолит тему тухлых креветок на банкете… Драматические эпизоды, при которых солистам нужно метаться из двери в дверь гостиничного номера с точностью до секунды, поставлены прекрасно и не мешают пению.

    Эксцентрика тут – ключ к постановке и к актерской игре, будь то напористый директор театра (Павел Дралов), робкий суфлер (Евгений Елпашев), амбициозная прима Кливленда (Светлана Кочанова), ну, и нервная заезжая звезда оперы (Николай Капленко) с ревнивой женой (Татьяна Мокроусова), обыгрывающие традиции театрального «итальянского темперамента» с картинно-броским вкусом.

    Дирижер Антон Ледовский не только управлял оркестром с ностальгической (в стилистическом бродвейском смысле) ловкостью, но и «полностью переоркестровал партитуру.. и сделал новые аранжировки». Даже три бывших жены директора, все по имени Анна, увлекают пародийной похожестью на три грации.

    В общем, в другое, спокойное, время смотреть бы и от души радоваться. Впрочем, комедия – это терапия. И многим она нужна.

    Майя Крылова

    крупнейший порно чат на Русском

    Реальное общение в чатурбате чат позволит получить заряд возбуждения!

    Когда обнаженные модели просто двигаются на экране, это, безусловно, позволяет испытать эрекцию. Многие барышни, наблюдающие за эротическими приключениями сторонних лиц, ощущают выделения соответствующей жидкости в паховой области. Однако существует ряд преимуществ, которыми обладает именно чатурбате.

    Если сосредоточить свое внимание на порно чатурбате, легко обеспечить себе такие моменты, как:

    • ощущения единения с незнакомкой, которая будет исполнять все желания своего собеседника;
    • давать поручения красавице, не обладающей моральными ограничениями;
    • использовать другие преимущества, предусмотренные таким приятным изобретением передовой коммуникации, как секс чатурбате.

    Наиболее очаровательные создания, не имеющие комплексов, избирают чатурбате!

    Воспользовавшись позитивными настроениями, которые буквально источают стройные и пышные персоны, не только показывающие себя перед камерой, но и откровенно изучающие такие направления, как фистинг, анальные ласки при помощи специальных игрушек, нескромную мастурбацию, а также остальные нюансы, столкнуться доступные в chaturbate.

    Колоссальный выбор типажей, гарантируемый chaturbate порно, позволит увидеть таких ребят и подружек, о фривольном видео с которыми можно было только помышлять в несбыточных грезах.

    И непринужденный формат chaturbate раскроет всю полноту сокровенных желаний, о которых девочки зачастую не признаются даже своим преданным «вторым половинкам». В порно чатурбате несложно наблюдать за:

    • интимными упражнениями влюбленных парочек;
    • забавными манипуляциями переданных лесбиянок;
    • попыткам насадить себя на неподходящие приборы и механизмы, к которым прибегают неудовлетворенные «горячие» женщины, доведенные воздержанием до отчаянья.

    Только идеально подобранное chaturbate порно дарит неповторимую радость половой взаимосвязи с греховными минутками!

    Несложно догадаться, почему именно чатурбате чат неизменно находится в высоком рейтинге эстетических материалов, которые отыскивают преданные ценители фривольной тематики. Когда установлена тесная связь, которую обеспечивает chaturbate чат, несложно выйти за любые рамки допустимых приличий.

    Чем чаще молодой человек будет позволять себе входить в chaturbate чат, тем более разносторонним будет его представление о половых «подвигах».

    Расширяя, таким образом, интимный кругозор, останется только мониторить те перспективные моменты, которые являются новинками в порно чат чатурбате, а также своевременно внедрять их собственную жизнь.

    Наиболее яркие минуты, пережитые в непосредственной близости от развернутой на всю страницу картинки, с качественным звуком, обеспечат длительный неугасаемый интерес к волнующим тонкостям, к которым снобы не позволяют себе приблизиться даже на расстояние «вытянутой руки». Не стоит отказывать себе в радости вседозволенности, и ограничивать свидания с незабываемыми сексуальными образами.

    Эстетика Гудмана (Стэнфордская философская энциклопедия)

    Личная жизнь Гудмана (7 августа 1906 г. — 25 ноября 1998 г.) был связан с искусством многими и важными способами. С 1929 по 1941 год он руководил художественной галереей в Бостоне: Художественной галереей Уокера-Гудмана. Это благодаря этому обязательству он встретил свою жену, Кэтрин Стерджис, опытный художник, чьи работы воспроизведены в « способах» Гудмана. Миротворчества (1978a). В 1941 году он получил докторскую степень. в Философия в Гарвардском университете, с диссертацией, Исследование Качества (1941 г.), которые изложили номиналистический взгляд, позже будет представлен в его первой книге «Структура Внешний вид (1951 г.).Преподавал в Университете Тафтса (1945–46). Университет Пенсильвании (1946–64), Университет Брандейса (1964–67), а с 1967 года в Гарвардском университете, где он стал почетным профессором в 1977 году.

    На протяжении всей своей жизни он оставался страстным коллекционером древних и произведений современного искусства, а также щедрым кредитором и донором количество музеев. Он был строгим философом, который, однако, никогда не хватало возможности поговорить с художниками и исследователями из других поля. В 1967 году в Педагогической школе Гарварда он основал междисциплинарная программа изучения образования и искусства, «Проект Ноль», которым он руководил до 1971 года.Все еще в В Гарварде он основал и руководил программой «Летние танцы». Это, тогда совсем неудивительно, что среди произведений Гудмана мы найти, наряду с философской продукцией, мультимедийные проекты, которые комбинировать — действительно очень по-гудменовски — живопись (включая работы Стерджиса), музыка и танцы: Хоккей Видел (1972), Rabbit Run (1973) и вариации. (1985г).

    Один из способов приблизиться к эстетике Гудмана и увидеть и то, и другое его единство и преемственность с его работами в других областях философии, вспоминая некоторые идеи, представленные в одной из его ранних работ, Факт, вымысел и прогноз (первоначально опубликовано в 1954 г.). [Гудман, 1983]).Там Гудман формулирует то, что он называет общая проблема проектирования» (из которых знаменитая «новая загадка индукции» является примером). Проблема кроется в общая идея о том, что мы проецируем предикаты на реальность (реальность которое само «построено» этими проекциями, согласно конструктивистскому подходу, который Гудман защищал от время A Study of Qualitys [1941], следовательно, в The Структура Внешний вид [1951] и, позже, в Способы Миротворчество [1978a]).Юм классно утверждал, что индукции на основе закономерностей, обнаруженных в опыте, и пришел к выводу, что индуктивные предсказания вполне могут оказаться ложными. В факте, Художественная литература и Прогноз , Гудман указывает, как «закономерности» сами по себе в некотором смысле проблематичны. Брать такие объекты, как изумруды, которые мы классифицируем с помощью предиката «зеленый.» Их также можно назвать «грубыми». т. е. наблюдали до определенного времени t и находили зеленые, синие в противном случае. Следовательно, наши наблюдения, по-видимому, в равной степени допускают два различных индукции — что изумруды останутся зелеными после t или что они будут синими.Проблема общая, не затрагивающая всего лишь гипотезы, а проекция любого предиката на мир. Действительно, как мы делим мир на зеленый и синий вещи, поэтому мы могли бы разделить его на grue и bleen вещи (вещи, которые наблюдались до т и находили синие, и в противном случае зеленый). Обратите внимание, что при описании мира с использованием пары предикатов «зеленый/синий», может не быть никаких изменений в время т (без изменения цвета изумрудов и сапфиров за пример), тогда как в альтернативном варианте произошли бы изменения Пара «серый / бледный».Точно так же, хотя могут быть изменения, в момент времени t , под «зеленым/синим» (в случае, если, скажем, изумруд закрашивается на т ), изменений может и не быть под альтернативной парой «grue/bleen». Новая загадка индукции — и вообще проблема проекции — значит объяснить, каковы основания для проецирование определенных предикатов — «зеленый», «синий», «красный» и т. д. — на мир, и а не другие — «грю», «блейн», «gred» и т. д. Ибо, как утверждает Гудман, «Закономерности там, где вы их найдете, и вы можете найти их где угодно» (1983, 83).Принципиально разницы нет между предикатами, которые мы используем, и теми, которые мы могли бы использовать, а скорее прагматическая разница в привычке или в «закрепление» одних предикатов, а не других.

    Когда объединяют идею закрепления предиката с тем, для чего наше успешное проецирование определенных предикатов (и, в более общем смысле, символов ), а не другие, изменяет наше наблюдение и очень восприятия действительности (действительно, это составляет построения разных реальностях), есть основания для общего подход к нашему познавательному отношению к миру, частью которого является искусство. фундаментальный компонент.Произведения искусства также являются символами, относящимися к мира (или миров, из которых они вносят свой вклад в создание) в множество различных способов. Познание мира искусства – это не в сущности, отличается от понимания мира науки или обычное восприятие: требуется интерпретация различные символы, связанные с этими областями. Какие символы успешно спроецированы с течением времени — и, например, которые художественные стили воспринимаются как привычные, а какие как революционные, или какие лингвистические формулы относятся к категории дословных а какие как метафорические — во многом зависит от того, что привычный, «укоренившийся» в рамках определенной культурной, художественное или языковое сообщество.

    Большая часть эстетики Гудмана содержится в его языках. ст. (которую он переиздал с небольшими изменениями через секунду). издание 1976 г.), хотя то, что там представлено, уточняется, расширены, а иногда исправлены в более поздних очерках. Как его подзаголовок, Подход к общей теории символов , указывает, что это это книга, имеющая отношение не только к вопросам искусства, но и к понимание символов, языковых и неязыковых, в науках, так и в обычной жизни.Действительно, языка Статья имеет среди своих достоинств то, что она сломалась в не поверхностный и плодотворный путь, разрыв между искусством и наукой. Общая точка зрения Гудмана состоит в том, что мы используем символы в нашем восприятии, понимание и конструирование миров нашего опыта: разные науки и разные искусства вносят одинаковый вклад в предприятие познания мира. Как и в его работах в эпистемология, метафизика и философия языка, Гудман. подход часто является неортодоксальным и новаторским, и все же никогда в способах которые не освежают и не наводят на мысль о будущих событиях (некоторые из этих разработок сам Гудман продолжил в более поздних эссе. и, что наиболее примечательно, в его последней книге, написанной в соавторстве с Кэтрин Элгин, Реконцепции в философии и других искусствах и науках [1988]).

    Что касается искусства в частности и символической деятельности в В целом, Гудман защищает форму когнитивизма : с помощью символы, которые мы открываем (на самом деле мы создаем) миры, в которых мы живем, и интерес, который мы питаем к символам, в том числе к произведениям искусства, отчетливо познавательный. В самом деле, для Гудмана эстетика есть не что иное, как раздел эпистемологии. Картины, скульптуры, музыкальные сонаты, танцы фигуры и т. д. состоят из символов, обладающих различными функции и находятся в различных отношениях с мирами, к которым они относятся.Следовательно, произведения искусства требуют интерпретации, а их интерпретация равнозначна понять, к чему они относятся, каким образом и в рамках чего системы правил.

    Символизировать для Гудмана то же самое, что ссылаться. Следовательно, это здесь важно подчеркнуть, во-первых, что ссылка имеет, по его мнению, разные режима , и, во-вторых, что-то есть символ, и является символом данного вида, только в пределах системы символов такого рода, система, управляемая синтаксическими и семантическими правилами которые являются отличительными чертами символов такого рода.Конечно, естественно языки являются примерами систем символов, но есть и много других, неязыковые системы: изобразительные, жестовые, диаграммные и др.

    3.1 Режимы отсчета

    Фундаментальное понятие, лежащее в основе теории Гудмана. символов соответствует ссылка — примитивное отношение «обозначения» — рассматривается как артикулированное в разных модусы, одним из которых является денотат, и как получение не только непосредственно но также и косвенно, иногда через длинные цепочки ссылок.Действительно, одним из величайших вкладов Гудмена в философию является его исследование видов референции или символизации. Обозначение и примерами являются две основные формы референции вне который Гудман развивает большую часть своего анализа. Обозначение отношения между «лейблом», таким как «Джон Ф. Кеннеди», или «34-й президент Соединенных Штаты», и что он обозначает (Goodman 1976, глава 1). Фактически, согласно номиналистическому подходу Гудмана, обладают свойство (или то, что обычно называют свойством, например быть синим) равнозначно , обозначаемому определенным предикатом или, точнее, «меткой» (например, «синий»).Следовательно, владение есть 90 003, обратное обозначение . (Конечно, ярлыки могут быть частными или общими, т. ссылка может относиться к физическому лицу, как в примере «JFK» выше, или, по отдельности, всем членам набора, как в случае «синий» по отношению ко всем синим элементам.) Кроме того, метки не ограничиваются лингвистическими, т. е. предикатами: изображения, музыкальные символы и все другие ярлыки классифицируют предметы мира; а то, чем является что-либо, во многом зависит от невербальных ярлыков, применяемых к нему, как и к предикатам, под которые он подпадает.

    Exemplification — типичная ссылка для Например, портновские образцы — требует обладания. В дополнение к владению, которое, конечно, само по себе не является форма символизации, экземплификация требует, чтобы экземплифицирующая символ ссылается обратно на метку или предикат, который его обозначает. Следовательно, экземплификация — это «владение плюс ссылка». (Гудман 1976, 53). Когда свойство упоминается таким образом, оно «выставлено, типизировано, показано» (Гудман 1976, 86).В то время как любой синий объект обозначается меткой «синий», только те вещи, например образцы синего цвета, которые также относятся к «синий» и аналогичные метки иллюстрируют такой цвет, «образцы» его. Важной характеристикой образцов является что они избирательны в том, как они функционируют символически (см. также Goodman 1978a, 63–70). Образец портного не экземплифицируют все свойства, которыми он обладает, или все предикаты которые его обозначают, а скорее только те, для которых он является символом (отсюда, например, предикаты, обозначающие цвет и текстуру, а не предикаты, обозначающие размер или форму).Какое из его свойств делает пример выборки зависит от системы, в которой эта выборка используется: цвет и текстура соответствуют системам, используемым в пошив, а не размер и форма. Пример является для Гудмана обычным и все же, с философской точки зрения, непризнанная форма ссылки. Конечно, в его собственном философском творчестве мы находим Гудмана, использующего пример для объяснения ряда вопросов: в первую очередь, выражение в искусстве, но и, например, понятие художественного стиль (1975), как произведениям архитектуры можно приписать значение (1985), или понятие «вариация на тему» ​​в такие виды искусства, как музыка и живопись (Гудман, Элгин, 1988, гл.4).

    Тем не менее, путей или «маршрутов» ссылок может быть много. разного рода, и действительно, символы могут объединяться в «цепочки ссылка», чтобы дать начало экземплярам комплекса ссылка (Гудман, 1981а). Существует, прежде всего, своего рода символизация, используемая метафорами (например, когда люди называемые «волками»), способ обращения, который становится имеет решающее значение для анализа Гудманом выразительности в искусстве. Анализируя метафора, Гудман (1976, глава 2; 1979) следует предложениям, включенным в знаменитой статье Макса Блэка на эту тему (Black 1954), но расширяет и адаптирует их к своему собственному взгляду на то, что денотативное символы — ярлыки — работают не сами по себе, а как членов «схем» («метка функционирует не в изоляции, но как принадлежность к семье» [Гудман 1976, 71]), обычно соотносится с некоторой референтной «сферой».” «Синий», «зеленый», «красный» и т. д. для экземпляр, как правило, принадлежат к одной и той же «схеме» — набор ярлыков, установленных контекстом и привычкой, — и царство ссылка на такую ​​схему сделана из всех диапазонов вещей, которые каждая метка в схеме обозначает (все синие объекты, все зеленые объекты, и т.д.). У нас есть пример метафорической ссылки, когда символ, лингвистический или нет, он относится к чему-то , а не принадлежность к сфере, обычно соотносимой с символом схемы, т. е. не принадлежность к тем вещам, к которым относятся символы в обычно относятся к схеме.Поэтому назвать картину «грустный» метафоричен, потому что предикат, который обычно проецируется на носителей психических, эмоциональных состояний проецируется на неодушевленный предмет, сделанный из холста, дерева и краски. Используя понятия схемы и области позволяют анализу Гудмана включать утверждение, что обычно метафоры вызывают перестановки в поле ссылки, которые воздействуют сразу на несколько меток. это Важно подчеркнуть, что для Гудмана метафорическое использование не менее реальным или связанным со знаниями, чем буквальное использование, и метафорическая истина не менее форма истины, чем буквальная истина.Конечно, буквальное и метафорическое в некотором смысле лежат в одном и том же континууме. Является ли применение ярлыка (и соответствующее владение признака) следует считать буквальным или метафорическим, это всего лишь дело привычки, а точнее, дело -го века метафора , ибо старые метафоры теряют свой метафорический статус и становятся просто буквальными приложениями. Сам используя метафору, Гудман утверждает, что «метафора — это связь между предикатом и прошлое и объект, который уступает во время протеста» (1976, 69).Обратите внимание, что такая формула включает в себя два элемента: сопротивление метафоре (происходящей от ее буквального фальшь), но и притяжение (происходящее от проницательного реорганизация схемы меток по отношению к референтной царство, к которому может привести метафора). Метафора — это произвольное неправильное присвоение метки, но это еще не все: «Принимая во внимание, что ложность зависит от неправильного присвоения ярлыка, метафорическая истина зависит от переназначения » (1976, 70). выделение добавлено).

    Другие риторические фигуры (хотя и не все) могут, в Точку зрения Гудмана можно объяснить метафорически. «передачи» такого рода, действительно как «способы метафора»: олицетворение, синекдоха, антономазия, гипербола, литоты, ирония… (1976, 81–85).

    Конечно, один и тот же предмет может одновременно выполнять несколько референтных функций. в то же время, обозначая определенные вещи, иллюстрируя определенные особенности, и делать это буквально или метафорически. Более того, иногда ссылка косвенная или промежуточная (Гудман, Elgin 1988, 42), вызванный сочетанием различных форм ссылки на экземпляры сложной ссылки .Справка можно, так сказать, путешествовать по «цепям ссылка», состоящая из символов, которые ссылаются или на которые ссылаются, другие символы. Очевидным случаем является случай, когда такая страна, как Соединенные Штаты упоминаются изображением белоголового орлана, благодаря изображение белоголового орлана является меткой для птицы, которая, в свою очередь, пример такого ярлыка, как «смелый и свободный», который, в свою очередь, обозначает Соединенные Штаты и, более того, иллюстрируется это (Гудман 1984, 62).

    3.2 Схемы символов и системы символов

    В общем, как обозначает символ — обозначает ли он или экземплифицирует то, что обозначает или какие из своих особенностей экземплифицирует, делает это прямо или косвенно, буквально или метафорически — зависит от системы символизации внутри которого находится символ.Кроме того, символ является своего рода это символ — лингвистический, музыкальный, изобразительный, диаграммный, и т. д. — в силу принадлежности к символической системе определенного Добрый. И символы отличаются друг от друга в зависимости от их различных синтаксические и семантические правила.

    Действительно, символ в системе , скажем, английского языка, на самом деле состоит из условного обозначения , схемы (не путать с упомянутое выше понятие метки «схема»), т. е. набор символов или «персонажей» с правилами для объединить их в новые составные символы, связанные с полем ссылки.В английском языке, например, схема символов состоит из символов, как буквы римского алфавит – «а», «б», «в», и т. д., а также составные символы, такие как «обезьяна» или «жилой дом.» Каждый символ включает в себя все словесные высказываний и чернильных надписей, т. е. всех «отметок» которые ему соответствуют. Режим ссылки, основной для символа системы — это обозначение: символы обозначают, обозначают элементы в поле ссылки. Схема регулируется синтаксическим правила, определяющие, как формировать и комбинировать символы, система с помощью семантических правил — определение того, как ряд символов на схеме относятся к их области отсчета.

    Фундаментальное понятие, относительно которого различные синтаксические и семантические правила систем могут быть объяснены нотация — вкратце, система символов, в которой каждому символ соответствует одному предмету в царстве и каждому предмету в только один символ в системе. Отсюда, например, мюзикл счет является символом в системе обозначений, только если он определяет какие исполнения относятся к произведению и, в то же время, определяется каждым из этих действий (Goodman 1976, 128–130).В схеме обозначений все члены характер взаимозаменяемы (т.е. есть «безразличие характера» между отметками, которые делают характер) (Гудман 1976, 132-134). Отсюда, например, Латинский алфавит состоит из символов в системе обозначений, потому что любая надпись, скажем, буквы «а» ( А или a или a …) выражает один и тот же символ и, следовательно, может быть выбран по желанию, и поскольку каждый из таких знаков не может использоваться для любой другой буквы алфавита.То же верно и для Например, набора основных музыкальных символов, используемых в стандартных нотная запись. Соответственно, два синтаксических требования обозначение дизъюнктность (каждая метка принадлежит не более чем один символ) и конечное дифференцирование , или артикуляция (в принципе всегда можно определить, какому символу принадлежит метка). Схемы символов, которые обозначения можно сравнить в их работе с тем, как цифровые средства измерения работы: для любых измерений указанный прибором всегда есть определенный ответ на вопрос, что такое измерение? Напротив, схемы, которые ненотационные хорошо иллюстрируются аналоговыми системами измерение.Из-за полного отсутствия артикуляции эти системы также можно сказать, что он плотный по всему : при любой отметке (например, отметка на шкале) оно может обозначать практически бесконечное число количество знаков, следовательно, измерений; или, что то же самое, учитывая любые две метки, существует практически бесконечное число возможных символов между ними.

    Чтобы символ система также была условной, более требуется синтаксическая дизъюнктность и конечное дифференцирование. Условное обозначение системы обозначений, когда 1) символы соотносятся с поле ссылки однозначно (без сопоставления символов к более чем одному классу ссылок, или «соответствие класс»), 2) то, к чему относится персонаж — соответствие класс — не должен пересекать класс соответствия другого характер (т.е., символы должны быть семантически непересекающееся ), и 3) всегда можно определить, к какому символ элемент в поле ссылки соответствует (т. е. система должен быть семантически конечно дифференцированным ). исключения, которые должны быть изложены ниже, партитура в стандартная западная нотация — это символ в системе обозначений. Естественные языки, такие как английский, имеют систему обозначений. но не могут быть системами обозначений из-за двусмысленности (на английском языке, «мыс» относится к участку земли, а также к участку одежды) и отсутствием смысловой разрозненности («человек» и «доктор» имеют некоторые общие референты).Окончательно, изобразительные системы терпят неудачу как по синтаксическим, так и по семантическим причинам.

    Богатый и систематический общий анализ способов отнесения и типов систем символов, представленных в Languages ​​of Art , позволяет Гудмана для решения фундаментальных вопросов философии искусства: характер различных форм искусства и символические функции, которые занимают центральное место в них; по вопросам онтологии и важности подлинность; о различии между художественным и нехудожественным формы символизации; и о роли художественной ценности.

    4.1 Графическое изображение

    Языки искусства вызвало оживленную дискуссию, особенно относительно заявлений Гудмана о природе изобразительного представление, или изображение. Согласно Гудману, символическое Отличительной чертой изображений является денотат (1976, гл. 1) — следовательно, изображения являются ярлыками и в этом отношении аналогичны к языковым предикатам. Характеристики, которые отличают изобразительных систем из других денотативных систем (например, из природных языки) делают их полной противоположностью записи: изобразительной системы плотны на всем протяжении и в этом отношении подобны другим аналоговые системы, такие как схемы и карты (1976 г., 194–198; Гудман, Элгин, 1988, гл.7).

    В первом приближении утверждение Гудмана о том, что «обозначение является ядром репрезентации» (1976, 5) означает, что изображения графические этикетки для своих предметов, отдельных лиц или наборов индивидов, аналогично тому, как имена, или предикаты, или словесные описания являются лингвистическими ярлыками для их денотатов. Тем не менее, конечно, не все картинки, у которых есть тема, т. е. все картинки, которые репрезентативные, по сравнению с изображениями, которые не являются репрезентативными или абстрактные — имеют реального человека в качестве своего субъекта.Некоторый картины имеют только общий сюжет (скажем, изображение мужчины, в смысла изображения ни одного человека), другие имеют вымышленный предмет (картинка единорога, например). аккаунт Гудмана таких случаев в терминах кратного обозначения для первое и null обозначение для последнего. Некоторый изображения — примером является изображение орла, помещенного в словарь, рядом с определением слова «орел» — относится по отдельности ко всем членам данный набор, например набор орлов.Другие изображения, такие как изображения единорогов, ни к чему не относятся, так как единорогов в действительности нет: они имеют нулевое обозначение. Гудман настаивает на том, что существование изображения с нулевым денотатом не представляют проблемы для точка зрения, утверждающая, что «обозначение является ядром представление.» Такие картинки, конечно, должны быть. отличается от других изображений с нулевым обозначением, таких как изображения Пегаса или Пиквика. Тем не менее, они так отличаются в быть изображением определенного род — картинки-единороги — классифицируются иначе, чем картинки других видов, таких как изображения Пегаса или изображения Пиквика.

    Следовательно, Гудман, по-видимому, анализирует изобразительное представление как неоднозначное понятие, двусмысленное, то есть между денотационным смыслом («является изображением того-то и того-то») и неденотативным смысл («есть такая-то картина»). Это можно рассматривать как недостатком по сравнению с «перцептивными» теориями изображение, подобное предложенному, например, Ричардом Воллхеймом (1987) и Кендалл Уолтон (1990) (ср. Робинсон 2000). Тем не менее опасения по поводу Гудман трактует понятие изображения как двусмысленное. неуместно для фразы «изображение» и родственных ей слов. легко показать, что он допускает две различные интерпретации.Что может можно назвать реляционным смыслом фразы, имеющим отношение к к чему относится изображение; нереляционный смысл, напротив, имеет отношение, как сказал бы Гудман, к изображение, или лучше с изобразительным содержанием изображения (см., например, Budd 1993). Действительно, Гудман прав, утверждая, что при любой картинке всегда возникает два вопроса: первый, что за картина представляет собой, во всяком случае; два, что это за картина (1976, 31). Скорее, гораздо более реальная проблема с теория вытекает из того, что он не обратился к некоторым из наиболее фундаментальных вопросы по изображению.Гудман излагает свое мнение о относительное изображение в некоторых деталях: изображения — это символы в символе системы, которые посвящены денотату (хотя их члены могут имеют индивидуальное, множественное или нулевое обозначение) и которые имеют определенные (в первую очередь) синтаксические характеристики. Тем не менее, Гудману нечего сказать о том, почему определенные изображения обозначают то, что они делают. Не имея теории изобразительная ссылка не является оплошностью со стороны философа Однако. Дело в том, что Гудман заинтересован в расследовании «маршруты» ссылок (1981a) — как символы могут обозначать или иллюстрировать или ссылаться более сложными и косвенными способами.Он не интересуется истоками, или «корнями», ссылка — следовательно, в отношении изображений, в том, как определенные знаки а не другие стали обычно коррелировать с определенными видами предметы в мире. Это так же верно и в отношении того, что картинки являются ярлыками. ибо в зависимости от того, какие ярлыки применяются к изображениям, то есть от того, как они классифицировано. Следовательно, получается, что Гудману тоже нечего сказать по поводу нереляционный смысл изображения, т. е. с тем, что делает картину вид изображения (например, изображение человека, изображение единорога или такая-то картина).Почему изображения относятся к определенным способами — как изображения единорога, изображения человека и так далее. на — в конечном счете, это вопрос закрепления определенных предикатов из многих доступных предикатов. Учитывая реальную историю использование наших символов, некоторые графические этикетки (например, изображения) проецируются, а не другие, и некоторые словесные ярлыки проецируются над этими графическими этикетками. Соответственно, по большей части, Теория изображения Гудмана лучше видна из-за того, что она должна расскажи нам по-своему — вообще о том, что отличает графические символы из символов других видов.

    Изображения отличаются от символов других видов в силу Отличительные характеристики систем изобразительных символов. В в частности, системы графических символов синтаксически и семантически плотный . То есть при любых двух отметках нет независимо от того, насколько мала разница между ними, они могут быть создание экземпляра двух разных символов и любых двух символов, независимо от того, насколько мала разница между ними, они могут иметь разные референты (Гудман, 1976, 226–227; Гудман, Элгин, 1988, Глава.7). Следовательно, изображения группируются вместе с такими вещами, как диаграммы, неградуированные инструменты измерения и карты — с те символы, то есть для которых, проще говоря, любое различие может иметь значение: любое различие в отметке может соответствовать другой характер, и любое различие в характере может обозначать разное отношение к сфере отсчета. Даже простой картина, по Гудману, плотная в том смысле, что любая, даже самая маленькая, знак на холсте может оказаться имеющим отношение к изобразительному смыслу.Какими бы ни были достоинства или проблемы технического анализа, понятие плотности, безусловно, является одним из способов объяснения что другие мыслители, прежде всего Кендалл Уолтон (1990) — называют «открытостью» в исследование картинок.

    Конечно, поскольку изображения уподобляются таким вещам, как диаграммы, они также необходимо отличать от них. Утверждение Гудмана состоит в том, что разница между рисунками и диаграммами синтаксическая, т. е. имеет делать с композицией символов или символов.Живописный системы символов по сравнению с диаграммными системами, как правило, относительно полно . То есть к интерпретации А. картина, как правило, большее количество функций имеет отношение, чем к интерпретация неизобразительной плотной системы. Рисунок Хокусая. могут быть сделаны из тех же отметок, что и электрокардиограмма. Тем не менее, находясь в линейная диаграмма как электрокардиограмма только относительные расстояния от исходная точка линии имеет значение, на чертеже выше ряд характеристик — цвет, толщина, интенсивность, контрастность, и т. д.— актуальны (Гудман 1976, 229–230). Диаграммы обычно являются относительно «аттенюированными». Соответственно, разница между диаграммами и картинками заключается только в степень : как правило, с изображением меньшего количества характеристики могут быть отброшены как случайные или нерелевантные.

    В Languages ​​of Art можно найти гораздо больше. относительно изображения и косвенно относительно понятия быть такая-то картина или такая-то картина. Важная часть Взгляд Гудмана на изображение — это его критика идеи о том, что внешнее сходство является отличительной чертой этого вида символизация.В то время как Гудман может казаться, и обычно обсуждались как, критикуя теорию сходства живописных представление — «самый наивный взгляд на представление» (1976, 3) — его реальная цель действительно намного шире этого. Ведь о сходстве зрения он тоже претендует что «остатки» его, «с различными уточнениями, упорно пишут о репрезентации» (1976, 3). Что в основном касается Гудмана в Языки искусства установить символическая и, следовательно, в конечном счете конвенциональная природа изобразительное представление — это провести сходство между изобразительные и неизобразительные формы символизации.В отношении к сходство, Языки искусства перекликается с утверждением в Факт, Вымысел и Прогноз относительно закономерностей: сходство можно найти где угодно, ибо что-либо похоже на что-либо еще в некотором уважение или др. Следовательно, Гудмен не отрицает существования сходства между картиной и ее предметом, скорее он утверждает, что какое сходство будет замечено, зависит от того, какая система используемой корреляции делает релевантным. Гудману, живописный репрезентация всегда соотносится с концептуальной структурой (которую к системе классификации), в рамках которой изображение должно быть интерпретируется таким же образом, как видение соотносится с концептуальные рамки, с которыми человек приближается к визуальному миру.На Восприятие, Языки искусства перекликаются с тем, что Гудман уже утверждал в своем обзоре 1960 года Эрнст Гомбрих искусства и Иллюзия : «То, что мы знаем, что видим, не более верно, чем то, что мы видим». что мы знаем. Восприятие сильно зависит от концептуальных схем». (Гудман 1972, 142). Думая, что видение может когда-либо иметь место независимо от всякой концептуализации — это опираться на «миф невинного глаза»: «нет невинного глаза […]. Не только то, как, но и то, что [глаз] видит, регулируется потребностью. и предрассудки.[Глаз] выбирает, отвергает, организует, связывает, классифицирует, анализирует, конструирует» (Гудман 1976, 7–8).

    Соответственно реализм в живописных изображениях снижен к делу привычка или знакомство , в отличие от не только на счет сходства с реализмом, но и на счет с точки зрения количество или точность передаваемой информации. Реалистичные картинки могут включать в себя неточности — действительно, те, которые используются в играх типа «Найди n ошибок на картинке» включает неточности по определению (Goodman 1984, 127).И количество информация не изменяется, например, при переключении с реалистичный способ представления традиционной перспективы нереалистичный режим, скажем, обратной перспективы (Goodman 1976, 35). Конвенционализм Гудмана всеобъемлющ и бескомпромиссен: даже правила перспективы в изображении пространства, утверждает он, устанавливаются условно и обеспечивают лишь относительной, т. е. относительно культурно устоявшейся концептуальной схемы — эталон достоверности (1976, 10–19).Реалистичный картины, рисунки и т. д. — это те, которые нарисованы или нарисованы в фамильярным стилем, т. е. по фамильярной системе соотношений. Образно говоря, для Гудмана всегда нужен ключ, чтобы прочитать картина — иногда ключ наготове, часть свой культурный фон, в других случаях его нужно найти и узнать, как его использовать.

    В рассказе Гудмана об изображении есть претензии, которые осталось необъяснимым, особенно в отношении снимков с неопределенная или вымышленная ссылка, то есть с картинками, которые Гудман классифицировал по таким предикатам, как «человек-картина», «картинки-единороги» и т. д.Из них Гудман утверждает, что они имеют «предполагаемое» обозначение (1976, 67), но не говоря что-нибудь о том, как это должно способствовать изобразительному значению. Кроме того, по мере того, как анализ продвигается и продолжает сталкиваться с необходимость учета изображений с неопределенными или вымышленными ссылка, а также с понятием представление-как (как на картинке, изображающей Уинстона Черчилля в образе бульдога), несколько загадочное утверждение попадает в рассказ Гудмана: что изображение в таких случаях действительно вопрос instanceification — пример ярлыков, таких как «изображение единорога», «изображение человека» или «бульдог-картина» (1976, 66).Мотивация такого претензия может состоять в том, чтобы найти, в конце концов, способ отсчета, способный объяснить, каким образом такие изображения имеют значение, т. обращаясь к вышеупомянутому нереляционному смыслу изображения. Все же, Гудман не приводит никаких аргументов в поддержку утверждения о том, что изображение представляющий, скажем, единорога не просто обозначаемый ярлыками например, «изображение единорога», но также относится к эти ярлыки. Отсутствие фактической или определенной ссылки не может быть достаточно, чтобы установить, что элемент, обозначенный ярлыком, относится к этот ярлык.Кроме того, именно потому, что образцы ссылаются на этикетки обозначая их выборочно, потребуется аргумент в пользу что изображения единорогов иллюстрируют такие ярлыки, как «единорога», а не ярлыки, скажем, «картина» или даже «нарисованная кем-то» или «нарисованный холст», которые, в конце концов, являются ярлыками, прикрепляемыми к такие картинки.

    В самом деле, в свете отмеченной выше двусмысленности в понятии изображения, отсюда и фундаментальное различие между реляционным и нереляционный смысл «картины», мы должны подчеркните , сколько осталось вне попытки Гудмана счет концепции.Обратите внимание, как изображения могут или не могут представлять нечто, т. е. относительно; тем не менее, насколько они изображали содержание, все они нереляционно , O-картинки или P-изображения и т. д., то есть изображения с содержанием O, P и т. д. Такой нереляционный смысл изображения действительно принадлежит теории изображения следует исследовать (ср. Budd 1993), и общие требования к синтаксическим и семантическим характеристикам изобразительный (по сравнению со словесным, музыкальным, диаграммным и т. д.) символ системы, похоже, не в состоянии охватить фундаментальный вопрос о такое понятие, следовательно, в некотором смысле основной вопрос для любого теория изобразительного изображения (см.Джованнелли 1997). К иллюстрируют, отчет Гудмана предлагает предположения о том, что делает символ изображение собаки, а не словесное описание собаки; на самом общем уровне отчет также может кое-что сказать о том, что делает символ изображением собаки, а не ее описанием. Тем не менее, Фундаментальный вопрос теории изображения состоит в том, что это означает, что картина есть изображение собаки, т. е. изображение с изображением собаки. содержание, картинка, на которой компетентные зрители видят собаку, а не, скажем, изображение кошки, т.е.э., картина, в которой компетентный зритель увидит Кот. Хорошо это или плохо, перцептивные теории изображения предлагают ответьте на этот вопрос ; тем не менее, нет реального конкурирующего ответа на можно найти в Гудмане. Как уже упоминалось, почему некоторые типы меток стали соотносится с определенным видом изобразительного содержания (отсюда предположительно побуждая к визуальному восприятию такого контента при взгляде на картинка) — это вопрос окопов; а это, в свою очередь, вопрос для антрополога и историка, а не философа, по Гудману.

    4.2 Выражение и пример в статье

    Понятие экземплификации позволяет Гудману предложить свою теорию выражение . В более общем плане это позволяет ему указать важным источником значения в дополнение к денотату. Большинство работ музыка, танец и архитектура, а также абстрактные картины не представлять вообще что-либо. Тем не менее, Гудман может показать, как рядом с репрезентативную силу произведений искусства мы должны признать как центральную и всепроникающую форму символизации в искусстве, способность произведений искусства, чтобы привлечь внимание к некоторым их особенностям, т. иллюстрировать их.

    Что касается особенностей, которые, как представляется, иллюстрирует произведение искусства, несмотря на его не обладая ими в буквальном смысле (как, например, когда картина утверждал, что выражает печаль, несмотря на то, что картины не могут буквально грустить) Гудман утверждает, что такие функции метафорически иллюстрирует или выражает . Вкратце, произведение искусства выражает что-то, когда оно метафорически иллюстрирует Это. Соответственно, выражение не ограничивается чувствами и эмоциями. но включает в себя любую особенность, которая может быть метафорически приписана произведение искусства: в архитектуре, например, здание может выражать движения, динамичности или «джазового» характера, хотя в буквальном смысле у него не может быть ни одного из этих свойств (Goodman, Elgin 1988, 40).

    К выражению и экземплификации также относится общее правило, по которому отношения между символом и тем, что он символизирует, никогда не «абсолютный, универсальный или неизменный» (1976, 50). Следовательно, как и репрезентация, экземплификация и выражение относительные, в частности, они относятся к устоявшемуся употреблению (Гудман 1976, 48).

    Предложения Гудмана о роли экземплификации в искусстве во многом познавательно. Применительно к искусству это понятие, по-видимому, дает семантических теорий, таких как теория Гудмана, способных обосновать внимание, которое мы уделяем не только тому, что символизирует произведение искусства, но и самого произведения искусства: мы делаем это, потому что мы посвящены в него и заинтересованы в тех чертах произведения, которые проявляются, я.э., пример (ср. van der Berg 2012, 603). Понятие позволяет расширить количество признаков, которые считаются значимыми в произведении, при этом все еще объясняя такое значение в референтных терминах. Стихотворение, например, это не просто репрезентативный символ; как правило, что поэтическое произведение так же важно для его смысла и художественного ценность как то, что произведение представляет. Соответственно, цель переводчику необходимо «максимальное сохранение того, что в оригинале иллюстрирует так же, как и то, что он говорит» (1976, 60).Что касается выражения, расширяя объем свойств, которые могут быть метафорически иллюстрируется, помимо строго эмоциональных, добавляет объяснительную силу теории, позволяющую сказать, например, что скульптура выражает текучесть (ср. Robinson 2000, 216).

    Как и в случае с анализом изображения Гудманом, в отношении к иллюстрированию и выражению в искусстве тоже возникает вопрос, Утверждения Гудмана призваны дать исчерпывающий отчет о таких понятий, а не только очень общий, структурный, анализ из них.Как бы то ни было, предложение Гудмана гораздо шире. приемлемым на этом общем уровне. Более конкретные утверждения, такие как выражение и пример относятся к общепринятому установленные системы символов в действии, как и аналогичное утверждение относительно представительство, оперативные вопросы о необходимости для Гудмана признавать натуралистические ограничения на то, что может быть проиллюстрировано, или выражено или представлено чем. Что еще более важно, когда мы исследуем конкретных случаях становится неясным, проводится ли различие между примерность в целом и выражение в частности хорошо нарисовано.Поскольку, по Гудмену, не только чувства и эмоции могут быть выражены, но и такие свойства, как цвет или высота звука, один задается вопросом, какое понятие «выражение красного» сказано о некрасном символ, означает: насколько он отличается от понятия, на которое ссылается «выражающий грусть» о чем-либо (музыкальная соната) что буквально не грустно? Кроме того, в качестве более общей озабоченности по Проект Гудмана по учету природы, интерпретация, и ценности произведений искусства полностью экстенсионалистски (т. только того, к чему они относятся), возникает вопрос, не играет ли роль собственность обладание не подрывается настойчивостью Гудмана что иллюстрирует произведение.Безусловно, произведения искусства имеют значительное черты, которыми они просто обладают, не экземплифицируя их. А произведение искусства может быть признано, например, спокойным только в том смысле, что обладание такой чертой (если нужно, метафорически), и такое признак должен быть признан относящимся к характеру произведения и ценность — как то, что смотрящий должен воспринимать — не в том случае, если произведение олицетворяет или выражает спокойствие.

    Как бы то ни было, безусловно, стоит задуматься над тем, является ли выражение, следовательно, экземплификация, требуя обладания, требует обладания что предшествует приобретению экземплифицирующей функции предмета.Это может случиться так, что наделение произведения экземплификации функция могла бы сразу же наделить произведение тем свойством, которое оно примерами, предложение, которое кажется особенно подходящим для произведений искусства (ср. ван дер Берг 2012). Может ли что-то подобное быть объяснил, как того хотел бы Гудман, не упоминая ни о намерения художников или, в более общем смысле, контекст художественного производства еще предстоит увидеть. Конечно, и забота здесь, речь идет не только о выражении, но и о метафорической отсылке и пример в более общем плане — возникает подозрение, что Подход Гудмана, основанный исключительно на понятии символа. система для объяснения ссылки (т.е., чтобы объяснить, к чему относится символ и как он относится к нему), в конечном итоге недостаточно анализирует ключевые понятия в игре: экземплификация, метафорическая ссылка и, следовательно, выражение. Собственное понимание Гудманом систем символов что они возникают, когда кодифицируются определенные правила. Тем не менее, конечно, художники могут, по-видимому, преуспеть в обеспечении референций и наделении их произведения с художественно значимыми чертами внутри и благодаря, определенный контекст производства. Обращение к правилам системы может недостаточно, чтобы объяснить, как ссылка действительно защищена.То есть, и возвращаясь к вопросу, упомянутому выше, правила системы могут никогда не быть достаточно подробным, чтобы предложить полное объяснение того, как работа искусство экземплифицирует одни свои черты, но не другие, или успешно сделан, чтобы обладать, метафорически, чертами выражает.

    4.3 Условия идентификации произведений искусства

    Теория символьных систем Гудмана, составленная из схем символы, которые управляются, в зависимости от типа системы, различные синтаксические правила и коррелируют с их расширениями в соответствии с различными семантическими правилами, лежит в основе его утверждений на условиях тождества произведений искусства разного рода.Дано синтаксические и семантические характеристики нотационных систем, различные формы искусства могут быть расположены в спектре, составленном из видов системы, которые стоят между чистой нотацией — там, где есть идеальное сохранение идентичности между репликами (или исполнениями) работа — и полностью плотные изобразительные системы — где каждый работа является оригиналом.

    Гудман связывает проблему идентичности произведений с тем, история производства произведения является неотъемлемой частью произведения или нет.Короче говоря, оказывается, что в живописи и связанных с ней видах искусства такие как рисунок, акварель и тому подобное (где есть только один экземпляр произведения), но и в офорте, гравюре на дереве и т. п. (где есть может быть несколько экземпляров одной и той же работы), аспекты история производства произведения действительно важна для идентичность произведения. Только сам холст, написанный Рафаэль в 1505 году считается Мадонной дель Грандука , и только те отпечатки, которые взяты с оригинальной пластины, которую Рембрандт использовал для его Автопортрет в бархатной шапке с плюмажем (1638) количество как оригиналы этого произведения — все остальное является копией, однако внешне неотличимы от оригинала.Такие формы искусства, как живопись и офорт по этой причине названы Гудманом «автографическое» искусство: «произведение искусства является автографическим, если и только если различие между оригиналом и подделкой значительный; или лучше, тогда и только тогда, когда даже самое точное дублирование тем самым не считается подлинным» (1976, 113). Ты глядя на Мадонну Рафаэля или на Рембрандта Автопортрет только если вы смотрите на определенные предметы должным образом исторически связаны с художником, который их создал.По контраст, музыка, танец, театр, литература, архитектура кажутся допускают, хотя и по-разному, экземпляры работы, не зависят от истории производства произведения. Ты сможешь послушать исполнение Бетховена Пятая симфония даже если он исполняется (как это обычно бывает) с современной печать партитуры. Такие формы искусства, как музыка, танец и т. д., соответственно, можно назвать «аллографическим».

    Как видно из вышеприведенных примеров, различие между автографическое и аллографическое искусство не то же самое, что между искусствами единичные и множественные.Офорт, например, по-прежнему автографический, хотя и несколько. Кстати, это может позволить Гудмана для объяснения интересной гипотезы, выдвинутой Грегори Карри (1989) о суперксероксах, способных воспроизводить картины. Молекула за молекулой верным образом. Такая техника клонирования, Гудман мог бы сказать, превратит искусство живописи из единичного на несколько, и все же не меняя его с автографического на аллографический.

    Также не следует путать автографическое/аллографическое различие с что между одно- и двухэтапными формами искусства, различаемыми по требует ли выполнение работы какой-либо формы исполнение.Картина (автографическая) доступна один раз закончена, в то время как театральная пьеса (аллографическая) требует спектакль. Однако и аллографические искусства могут быть одноэтапными, например, в в случае романа и собственноручного искусства быть двухэтапным — гравюра на дереве Например.

    Более того, Гудман формулирует свою теорию трудовой идентичности следующим образом: решение вопроса о том, допускает ли данный вид искусства систему обозначений, т. е. для «счета», который бы «указывал существенные свойства, которыми должно обладать исполнение, должны принадлежать работа» (1976, 212).Соответственно, Гудмана тоже можно увидеть как новый способ объяснить тот факт, что некоторые виды искусства формы — например, живопись и скульптура — не позволяют представления , в то время как другие формы искусства, такие как музыка и танцуй — делай. Выдвигался сначала как предварительный подход, и действительно, представлено как открытое для пересмотра, предложение разработано несколько систематически, с явным намерением показать свою возможность стать общей и всеобъемлющей теорией. Музыка, живопись, литература, театр, танцы и архитектура – ​​все это обращены к вопросу об их взаимоотношениях с синтаксические и семантические требования к нотации.Гудмана фреймворк оказывается довольно техническим, учитывая необходимость ссылаться на объяснять синтаксические и семантические характеристики нотации системы. Кроме того, такие термины, как «оценка», «сценарий» и «набросок», которые все приобретают специализированные значения. Точно так же вопросы не задают гипотетически или просто как умственное упражнение — в этом смысле можно было придумать тривиальные обозначения для любой формы искусства (Гудман, Элгин 1988, гл. 7). Скорее, вопросы решаются с ссылка на уже существующие системы обозначений, когда они существуют, и, в более общем плане, с осознанием фактической истории различные формы искусства.

    Естественно, музыка и живопись (а с последней, конечно, скульптура) оказываются на противоположных сторонах спектра, первый аллографический и допускающий обозначения, второй автографический и не допускающий никаких обозначений, совместимых с упражняться. Произведение из музыки для Гудмана — «класс исполнений, соответствующих характеру» (1976, 210), где персонаж – партитура музыкального произведения. Считай, что музыка написанный в стандартной нотной записи, по большей части — или, точнее, для «основного корпуса специфически музыкальных персонажи» (Гудман 1976, 183), т.е.е., для флагов, расположенных на пентаграмма — на языке обозначений. Все и только те характеристики, которые полностью соответствуют или «соответствуют» оценка считается исполнением произведения. Даже одна маленькая ошибка в роль исполнителя, скажем, в замене одной ноты другой, достаточно, чтобы заявить, что технически это была другая работа. выполнено. С другой стороны, другие важные аспекты стандарта нотная запись , а не в системе обозначений: обозначения темпа, например, а также условность позволять исполнитель выбирает каденцию, дает большую свободу исполнителю.Следовательно, по мнению Гудмана, хотя два выступления, которые звучат почти одинаковые исполнения одного и того же произведения могут не совпадать, кардинально по-разному звучащие выступления могут быть. Заметьте, однако, как вопрос об идентичности здесь резко отличается от вопрос ценности: «самый жалкий спектакль без фактические ошибки считаются [подлинным экземпляром произведения], в то время как самое блестящее исполнение с единственной неправильной нотой делает нет» (Гудман 1976, 186).

    У кого-то может возникнуть соблазн отклонить предложения Гудмана по их противоречит обычному языку и музыкальной практике.Тем не менее, это самое главное помнить, что Гудман знает об обычной практике и не ожидает, что она будет соответствовать философии философа. технических требований (поскольку «вряд ли можно ожидать химической чистоты вне лаборатории» [1976, 186]). Его тоже не интересует реформируя обыденный язык: «Я больше не рекомендую в в обычном дискурсе мы отказываемся говорить, что пианист, пропустивший ноту, исполнил полонез Шопена, чем то, что мы отказываемся называть кита рыба, земля шаровидная, или серовато-розовый человеческий белый» (Гудман 1976, 187).Действительно, подход Гудмана к вопросу нотации, в важном смысле, основаны на предшествующей практике, для системы обозначений приемлем только при проектировании из предыдущей классификации произведений . Кроме того, история форма искусства может включать (как и музыка) автографическую сцену, которая только в более позднее время уступил место для установления обозначения, на основания прежней практики. И подход Гудмана не недостает применения к реальным музыкальным случаям, поскольку его обсуждение альтернативные нотные записи доказывают.Без, опять же, оценки различных систем нотной записи, Гудман показывает, как альтернативная система, такая как предложенная Джоном Кейджем, не обозначение, и действительно в важных отношениях ближе к «набросок», следовательно, к рисунку, а не к партитуре (Гудман 1976, 187–190).

    То, что только что было сказано о музыке, также во многом применимо к Взгляд Гудмана на искусство танца . В то время как танец делает еще не имеют стандартного обозначения, Гудман находит предварительное обозначение предложенный Рудольфом Лабаном (которого Лабан действительно предложил для движения в вообще) быть хорошим кандидатом для системы обозначений, действительно с меньшим количеством отклонений от нотации, чем стандартные музыкальные обозначение.И вот одна из многих областей, где результаты эстетическое исследование, каким бы предварительным оно ни было, может иметь отношение к другим сферы человеческого познания и деятельности. Гудман указывает, как успешная запись человеческого движения могла бы оказать большую помощь в исследования, начиная от психологии и заканчивая промышленным проектированием, в которых Крайне важно найти критерии для определения того, является ли, скажем, испытуемый или экспериментатор повторял одно и то же поведение: и «проблема формулирования таких критериев есть проблема разработка системы обозначений» (1976, 218).

    Вывод, к которому Гудман приходит относительно архитектуры , таков. также хороший показатель важности, придаваемой в его анализе реальная история искусства. Гудман утверждает, что архитектура имеет в планах архитектора что-то весьма близкое к система обозначений и, следовательно, является аллографическим искусством: разные здания, построенные в разных местах и ​​даже с определенные различия в материалах, были бы экземпляры одного и того же работа при условии, что они соответствуют одному плану.Тем не менее, в курсе истории художественной формы, а именно ее происхождения как автографического искусства и определенной зависимости, даже сегодня, от конкретная история производства конкретного здания, Гудман приходит к выводу, что на самом деле «архитектура представляет собой смешанное и переходное дело» (1976, 221).

    Как уже было сказано, картина стоит на противоположной крайности от система обозначений, поскольку произведения в этом виде искусства «аналоги», символы в синтаксическом и семантическом отношении плотные системы. Важно подчеркнуть, что это не означает что классификация картин по системе обозначений не может быть найден или даже легко найден: библиотечный например, классификация картин.Что это значит, однако, заключается в том, что, учитывая историю среды и способов классификации произведений живописи, нотация библиотечного типа была бы несовместимы с устоявшейся художественной практикой. Сама картина (или, в случае травления, только отпечатки с оригинальной пластины) считает (или считает) как работу . И что верно для живописи относится и к эскизам, предшествующим картине. Сам эскиз это произведение искусства, причем автографическое, несмотря на то, что оно использоваться в качестве руководства для создания окончательной работы (Гудман 1976, 192–194).

    Поскольку вопрос о том, можно ли разработать систему обозначений для данной формы искусства, в конечном счете, вопрос о возможности «язык» для этого вида искусства, т. е. по крайней мере нотная схема, художественные формы, использующие естественный язык интересные, а иногда и неожиданные результаты. С романом, стихотворением или сценарий, используемый для пьесы или фильма, текст — это персонаж в нотная схема. Однако то, что считается произведением в таких формах искусства, другой. В театре или драме произведение представляет собой набор спектакли соответствуют тому, что установлено в сценарии.Как в В случае с музыкой анализ Гудмана предполагает отход от обыденное употребление языка: диалог в пьесе действительно работает как «партитура», в то время как сценические ремарки и тому подобное являются «сценарий» — первое полностью нотное, синтаксически и семантически последний не определяет однозначно производительность, и при этом она не определяется однозначно производительностью (1976, 210–11). Это «оценочная» часть текста. что позволяет в театре размещать произведение в наборе представления. Напротив, с романом или стихотворением , где никакая «партитура» не является частью текста, а значит, и текст является «сценарием», произведение, как утверждает Гудман, является текстом сам (понимаемый как совокупность надписей, полностью соответствующих, в орфографии и пунктуации друг с другом).Даже в более поздних работах Reconceptions , Гудман вновь подчеркивает это утверждение (1988a, 49-65). Поддерживая плюрализм в отношении количества правильных интерпретаций (т. е. «приложений») текст может доходность — действительно считая ее часто положительной чертой художественное использование языка — Гудман настаивает на том, что работа, в литературное искусство, это текст. Следовательно, в Хорхе Луисе Знаменитый ящик Борхеса Пьера Менара (вымышленный Французский писатель, пытающийся написать роман, дословно идентичный Дон Кихота Сервантеса [Борхес 1962]), утверждает Гудман. что то, что произвел Менар, было еще одной надписью Don Текст Дон Кихота , следовательно, экземпляр того же произведения, хотя и своими действиями Менар мог предположить возможную новую интерпретации этого произведения.Кстати, контраст между театр и литература в более узком смысле (т. включая драму) может вызвать вопрос о поэзии. Qua текст с смысл (или «приложения», поэтическое произведение – это текст сам; тем не менее, как текст, который должен быть исполнен, например, прочитан вслух для аудитория, стихотворение, казалось бы, считается персонажем в система обозначений, «счет» с полем укажите звуки, которые нужно произнести. С другой стороны, в кино , форма искусства Гудман не обращается, опять же, один мог определить в сценарии «партитуру» в части, обозначающие диалог, «сценарий» в сцене и инструкции, при этом онтология самого фильма, однако, это множественная художественная форма, состоящая из конкретных репродукций визуальные и аудиозаписи, которые демонстрируются в кинотеатре или на экране телевизора.

    Теория нотаций Гудмана и анализ различных способы, которыми различные формы искусства соотносятся с этим понятием, устанавливают почти система для искусств, которая, возможно, еще не получила достаточный кредит от теоретиков, работающих в области эстетики. Вместо этого для большая часть современной дискуссии сосредоточилась на отдельных художественные формы и проблемные примеры.

    В рамках онтологии музыки претензия на то, что партитура полностью и исключительно, отдельные работы привлекли наибольшее внимание.Отделяя онтологические утверждения от оценочных, как показано выше, Гудман не мог более четко изложить свою позицию по этому вопросу: «наиболее жалкое выступление без фактических ошибок» считается экземпляр произведения, «в то время как самое блестящее исполнение с одна неправильная нота — нет» (1976, 186). Из двух утверждений, что соответствие партитуре необходимо для того, чтобы выступление было считающийся добросовестным экземпляр музыкального произведения поступил с гораздо большим противоречием, чем тот, для которого полное соответствие достаточно, чтобы объявить исполнение законным рабочим экземпляром. прежнее утверждение может показаться естественно проблематичным. Прежде всего, это четко противоречит реальной практике. Конечно, как уже упоминалось, Гудман не направлен на реформирование обычного использования. Следовательно, его точка зрения является формой того, что в искусстве онтологические дискуссии получили название «ревизионизм» (против «дескриптивизма»; ср. Dodd 2012) только в том смысле, что он отделяет онтологические утверждения от актуальные художественные и искусствоведческие практики, что позволяет даже радикального отхода от такой практики, но опять же без выступая за их модификацию.Даже если все, что даровано многим, включая мыслителей, симпатизирующих подходу Гудмана. не оставляя места для маневра, чтобы можно было включить выступления которые откладывают счет только за незначительные ошибки (когда не приветствуются меняется) проблематично. Действительно, и далее, кажется, есть концептуальная проблема в осмыслении утверждения о блестящем и в то же время неправильные выступления. Ибо, конечно, если исполнение неправильное, следовательно, не может быть экземпляром произведения, как тогда его можно назвать «блестящий», т.э., блестящее выступление, в конечном счете, из таких работ (Ридли 2013)? Более общий и интересный вопрос здесь может заключаться в том, есть ли у теории Гудмана ресурсы для объяснить родством неправильное исполнение Бетховена Пятая симфония имеет к Пятая , какая другая музыкальная штук (выступления Three Blind Mice использовать пример Гудмена). Опять же, от имени Гудмана, разделяя, здесь, может быть, единственный способ победить. Онтологическое утверждение о том, что индивидуализирует произведение искусства — следовательно, о том, что считается добросовестным экземпляр или исполнение произведения — само по себе не зависит от претензии, сами по себе даже не философские, на то, что делает музыкальное произведение, узнаваемо похожее (или практически идентичное) другому.Никто онтологических утверждений Гудмана необходимо отрицать такие эмпирические факты. Кроме того, узнаваемость здесь может интересно пересекаться с символизация. В конце концов, Гудман живо интересуется символическим отношения между произведениями искусства (включая, например, произведения, которые считаются вариации на одну и ту же тему; см. 1976, 260–261, и Гудман, Элгин 1988, гл. 4). Спектакль, нацеленный, скажем, на особо интенсивное и динамичное исполнение произведения и, как следствие этого, включает, возможно, неизбежные отклонения от предписанных нот, можно считать (блестящим) исполнением из такого произведения в силу ссылки на произведение, включая его иллюстрацию, как индивидуализированы исходной партитурой, хотя онтологически считается — как и должно быть, настаивал Гудман — экземпляр отдельного произведения.

    Особенно при концентрации только на одном виде искусства и, следовательно, возможно, упуская из виду более общий и систематический подход Гудмана. проект, может остаться незамеченным тот факт, что разделение между оценочные и онтологические притязания у Гудмана основаны на подходе для которого все, что характеризует произведение искусства в различных формах искусства не обязательно индивидуализирует все произведения искусства свойства, которые нас интересуют с эстетической точки зрения. Какой Гудман говорит, например, о литературе, относится ко всем видам искусства: «определяя литературные произведения уже не требуют изложения всех их существенных эстетические свойства, чем определение металлов, требует изложения всех их важные химические свойства» (1976, 210).После всего, в формах искусства, таких как музыка, написанная в соответствии с традиционными западными обозначения, которые разработали обозначения, мы законно заинтересованы в различных исполнениях произведения искусства — и в лучшие из них — именно потому, что определяет их как исполнения произведения — это не то же самое, что набор эстетических свойства, которые может предложить работа. С другой стороны, можно было бы подозрительно относится к степени инклюзивности эстетических свойств (т. е. свойств, не определяющих работу, которые, тем не менее, могут быть объект эстетического внимания) Гудман допускает.То есть можно было бы интересно, достаточно ли требование , для которого просто соответствие «оценке» (в техническом смысле Гудмана термина) — это все, что необходимо для выявления в формах искусства, которые есть обозначения, добросовестные рабочие экземпляры. С уважением к аллографических искусств, Гудман против каких-либо уступок актуальность исторических свойств для индивидуации произведений искусства — все зависит от правил обозначения, синтаксический или, если применимо, семантический уровень.Следовательно, произведение музыка — это то, что «партитура» семантически индивидуализирует; а литературное произведение есть сам текст, «скрипт», определяемый синтаксическими требованиями обозначения. Тем не менее, в любом случае будет место для модификации понятие аллографического (исследовано для музыки Левинсоном, 1980 г.), согласно которым «партитура» или «сценарий» являются лучше всего понимать не только как структуры, но и как спроецированные внутри заданные контексты. Такой ход позволил бы ограничить диапазон эстетические свойства, которыми может обладать данное произведение искусства.Выступление Бетховена Пятый выполнен так, чтобы продержаться год, в течение такое понятие аллографического можно было бы считать перформансом производной (и причудливой) работы, а не Пятой . Точно так же интерпретации романа, противоречащие тому, что совместим с данной исторически расположенной проекцией (скажем, потому, что анахронизм или несовместимость с жанром произведения) можно было бы тогда объявить неприемлемым или допустимым как интерпретации идентичного текста, но спроецированного в разный контекст и фактически составляющий другую работу.

    Стоит подчеркнуть, что Гудман, хотя и начинает исследование с автографическим/аллографическим различием (действительно введенный в качестве грубого приближения), направлен на развитие учета нотация роли на синтаксическом или семантическом уровне играет в одни искусства, но не другие. Результат не просто объяснение автографичность некоторых искусств и аллографичность другие. Это гораздо более четкое изложение разнообразия способов какая нотация, если она присутствует, имеет право идентифицировать произведений в различных искусствах, следовательно, по-разному определяя локализация того, что считается произведением искусства.Подводя итог, где «счет» присутствует, следовательно, синтаксический и семантический нотативности, как правило, произведение соответствует классу представления. Там, где присутствует «сценарий», обозначения только на синтаксическом уровне, как правило, работа представляет собой класс надписи, соответствующие такому сценарию. Где обозначения нет устанавливается либо на семантическом, либо на синтаксическом уровне, «набросок», которым обычно является само произведение, как конкретное индивид или ряд конкретных индивидуумов.

    Сложность подхода требует осторожности при игнорировании Рассуждение Гудмана на основании предполагаемых контрпримеров.Совершенно ясно, как Гудман на протяжении всей своей работы считает себя в основном предлагая «предложения» относительно теории, еще не полный один. Далее, что он говорит об архитектуре и искусстве форма является «смешанным и переходным» случаем, или о драме и ее включении в текст пьесы, «партитура» и «сценарий» предлагает посмотреть на способов, которые Гудман, кажется, предвидит, объединения частей его счет и достижение более детальных результатов, чем просто вердикт от того, является ли форма искусства аллографической или автографической, нотной или нет.Следовательно, в дополнение к тому, что было сказано выше о поэзии и кино, стоит задаться вопросом, что мог бы сказать Гудман об определенных формах инсталляции и концептуального искусства. Например, когда Сол Левитт дал инструкции по созданию его настенных рисунков (работы, которые были, затем, реализованный другими людьми), создавал ли он произведения, которые представляют собой непреодолимый вызов различиям Гудмана (ср. Подушка 2003)? Одной из возможностей было бы рассмотреть Левитта. инструкции как «сценарий», который сам по себе может быть считается произведением искусства (во многом как литературное произведение), но также и как инструкции по производству отдельных произведений, составленные чертежи реально реализованы.Такие рисунки, в свою очередь, могут быть рассматривались вариации на «тему», обозначенную теми инструкции, а каждая отдельная работа, конкретная «набросок»; или, возможно, каждый из Стен Левитта Чертежи лучше всего рассматривать как работу с необычной мереологией, соединение, составленное из «набросков» — один за другим или все вместе — и эти инструкции. Каким бы ни был ответ на вопросы, возникающие в отдельных случаях, рамки Гудмана, с все его пределы и малоосвоенные районы, явно может предложить целый ряд возможности и концептуальные пересечения.В некотором роде, Готовность Гудмана заявить, что есть случаи, как в случае с класс исполнения произведения Джона Кейджа, воплощенного в нетрадиционная партитура, которая квалифицируется как «набросок», в чья работа не может быть установлена ​​(Goodman 1972b, 83-84), заслуживают дальнейшего рассмотрения, поскольку различные разработки в искусстве, возможно, придется освободить место для случаев, когда личность работа неопределенная.

    4.4 Подлинность

    Вопрос, тесно связанный с онтологическим вопросом об идентичности произведения искусства в различных художественных формах — действительно проблема, которую Гудман использует в Languages ​​of Art , чтобы представить его теория обозначений — это теория важности аутентичности в искусстве и эстетической уместности бытия подделка.(Комментарии Гудмана к вопросу о подлоге побудили небольшая дискуссия по этому вопросу, в основном представленная в сборнике под редакцией Дениса Даттона [1983].) Краткий ответ заключается в том, что подлинность имеет значение только там, где нет нотации. Отсюда, например, не имеет значения, исполняется ли музыкальное произведение с оригинальная партитура или копия, совпадающая с ней, поскольку партитура в нотной схеме. Тем не менее имеет значение, представлен ли один с подлинником Рембрандта или с его копией, так как картины аналоги, символы в синтаксически плотных системах.

    Что касается двух визуально неразличимых картин, оригинала и копии, Гудман обращается к вопросу о том, существует ли какое-либо эстетическое разница между двумя картинками (1976, 99–102). Заметь, если и есть разница, то она не должна зависеть от того, что можно визуально различить в настоящее время для экс-гипотезы нет такая визуальная разница, которая может быть обнаружена в настоящее время. Гудмана Ответ заключается в том, что между ними есть эстетическая разница. картины даже сейчас, когда мы не в состоянии отличить одну картину от другой, для осознания того, что один оригинал, а другой копия информирует нас о том, что разница может быть воспринята, и действительно изменяет наши настоящее восприятие двух картин: теперь, например, мы ищем отличия между двумя картинами, тренируемся наши глаза и разум различать различия, которые в настоящее время неразличимый (1976, 103–105).Гудман принимает свои претензии носить общий характер и как вывод о том, что «эстетическое К свойствам изображения относятся не только те, которые обнаруживаются при взгляде на него. но и те, которые определяют, как на это смотреть» (1976, с. 111–112). Следовательно, даже с изображениями, которые не «идеальные» копии других изображений, действительно с любая картинка, зная как должно быть классифицированы, включая его классификацию по авторству, как Рембрандт, Вермеер или Ван Меегерен — разница как изображение может быть воспринято.Ибо восприятие есть, в конце концов, определяются ярлыками, которые проецируются на то, что представлено в перед глазами. Следует заметить, что это утверждение все находится в пределах теории восприятия и, утверждая, что невоспринимаемые признаки имеют отношение к восприятию, следовательно, отношение к эстетическому опыту, оно не утверждает, что незаметные признаки как таковые относятся к эстетическим опыт.

    4.5 Художественный стиль

    Представление Гудмана о стиле — хороший пример гудмановского подхода. «реконцепция»: философский подход к проблеме должен не только отказаться от характеристики стиля как связанного с формой и, следовательно, противопоставляется содержанию (ибо, в конце концов, автор пишет, скажем, о социальных проблемах, а не о битвах, должно считаться аспект авторского стиля), но должен, главное, признать роль, которую классификации с точки зрения стиля играют в понимание и оценка произведения.

    Гудман предлагает нам распознавать элементы стиля в произведении. содержания , в его форме , а в чувств это выражает. Его предложение состоит в том, что стилистические особенности произведения составляют подмножество признаков «того, что сказано, того, что экземплифицируется или выражается» (Гудман 1978а, 32). В В частности, стилистические особенности – это те символические свойства произведения, которые позволяют разместить произведение в определенном месте, периоде времени и творчество художника.То есть свойства стиля помогают в ответе вопросы «где?», «когда?», «кто?» по отношению к произведению — они функционируют, метафорически, как подпись для произведения: «стиль состоит из тех особенностей символического функционирования произведения, которые характерны для автора, периода, места или школы» (1978а, 35). Учитывая то, что сказал Гудман, при обсуждении вопроса о достоверность, относительно эстетической важности исторических свойства картины, зная стиль произведения искусства эстетически значимым, поскольку «знание происхождения произведения […] информирует о том, как следует смотреть или слушать произведение или читать, давая основу для открытия неочевидных способов работа отличается от других работ и похожа на них» (1978а, 38).это в силу привязки стилистических свойств к символическому функции произведения искусства, определяющие стиль произведения, особенно когда сложно и трудно и даже трудно идентифицировать, является неотъемлемой частью «понимания произведений искусства и миры, которые они представляют» (1978a, 40).

    4.6 Вопрос эстетики и вопрос достоинства

    Выводы Гудмана относительно того, что примерно можно считать вопрос о том, что такое искусство, а также о художественной ценности, следуют из его взгляда, что эстетика на самом деле есть ветвь эпистемологии и что, в конечном счете, нет четкого разделения между искусства и других форм человеческого познания.

    Цели искусства суть цели символической деятельности вообще, и они иметь дело с пониманием. ( Понимание для Гудмана, понятие более широкое, чем знание, такое, которое не связано буквальную истину, и это, таким образом, применимо и к буквально ложным и к тому, что не признает истинности: метафоры и картины для пример.) Художественные символы, как символы вообще, должны оцениваться за классификации, которые они вызывают, за то, насколько новым и проницательным эти категории, для того, как они меняют наше восприятие Мир и отношения к нему.Познавательная ценность искусства определяется как художественная ценность только потому, что задействованные символы и опыт, который они вызывают, принадлежит в некотором смысле к тому, что Гудман называют «эстетической». Отсюда вопрос о том, когда такие символические действия и переживания являются эстетическими или художественными. важно, хотя для Гудмана больше для того, чтобы признать сходства между искусством и другими видами человеческой деятельности, в том числе науки, чем изолировать художественную или эстетическую сферу от других сферы знаний и опыта.

    Гудман не предлагает определения ни искусства, ни того, что создает опыт. эстетический. Поскольку быть произведением искусства для Гудмана значит исполнять определенные референтные функции, вопрос «Что такое искусство?» следует заменить вопросом «Когда искусство?». Тот заключается в том, что реальная проблема заключается в том, чтобы знать, когда, по крайней мере обычно, рассматриваемая деятельность имеет черты, которые заставляют нас называть ее «художественный». Поэтому он предполагает существование симптома эстетического , т. е. системы символов». характерные черты, присущие искусству.В Языки Art , они были предварительно представлены как достаточные по совокупности. и дизъюнктивно необходимо для того, чтобы опыт был эстетическим. Там Гудман указал четыре таких признака: синтаксическая плотность , семантическая плотность , синтаксическая полнота , и образцовость (1976, 252–255). В Способах Создание мира , список дополнен пятым элементом: множественная и комплексная ссылка (Goodman 1978a, 67–68).В его более позднем вкладе кажется, что это всего лишь симптомы. даже более буквально: это подсказки, указывающие, но не гарантировать наличие произведения искусства; и художественный статус можно и без них. Другими словами, предварительная оценка Гудмана претензии по этому вопросу указывают на символическую деятельность и особенности символическая деятельность, которую произведения искусства имеют тенденцию реализовывать. На этих оснований, Гудман может еще раз заявить, что «[искусство] и наука не совсем чужды» (1976, 255).Те же черты, что характерны, например, для численного исчисления, например, артикулированность — можно найти в музыкальных партитурах, и то же самое особенности, которые можно было бы назвать эстетическими, такие как экземплификации — можно найти и в научных гипотезах. В более полном изложении: «Разница между искусством и наука — это не то, что между чувством и фактом, интуицией и умозаключением, восторг и размышление, синтез и анализ, ощущение и мышление, конкретность и абстракция, страсть и действие, медиация и непосредственность, или истина и красота, а скорее различие в доминирование некоторых специфических характеристик символов» (Гудман 1976, 264).

    Гудман связывает художественный статус с исполнением определенных символических функционирует определенным образом. Тем не менее, его акцент на важности спрашивая , когда искусство , а не , каким должно быть искусство рассматривается как антиэссенциалистское утверждение по отношению к искусству: нет никого свойство или набор свойств, даже не функцию или набор функции, присущие предметам искусства. С другой стороны, не следует подчеркивать, что произведения искусства могут проскальзывать и лишен художественного статуса только на основании использования.Безусловно, Гудман стремится утверждать, что что-то может быть произведением искусства. в одно время, а не в другое (1978а, 67). Тем не менее, он также подчеркивает, как художественный статус несколько постоянен: «Картина Рембрандта остается произведением искусства, как остается картиной, функционируя при этом только как одеяло» (1978а, 69).

    Положительные утверждения Гудмана в отношении художественного опыта безусловно, следует воспринимать всерьез, несмотря на то, что отрицательные утверждения, предшествующие им, когда-то прочитанные в свете более позднего развития и применения когнитивной науки в искусстве, может показаться слишком быстро пренебрежительно.Гудман подчеркивает когнитивную роль эмоций при восприятии художественного произведения (1976, 248). В искусстве подчеркивает он, испытывая эмоции, как положительные, так и отрицательные, приятный или неприятный, это способ восприятия работы и мира через работу. Чувство меланхолии при прослушивании отрывка музыка, например, может быть способом восприятия музыкальных особенностей работы, а также воспринимать мир с их точки зрения. Следовательно эмоции служат пониманию. С другой стороны, такие утверждения, как, например, что точка зрения, согласно которой «искусство касается с симулированными эмоциями предполагает, как и теория копирования представление о том, что искусство — плохая замена реальности». (1976, 246) в свете последних событий находятся в противоречии с другие утверждения Гудмана, например, что «актер или танцор — или зритель — иногда замечает и запоминает чувство движения, а не его образец, поскольку они могут выделяться вообще» (1976, 248).Для рода явлений упомянутое в последнем утверждении, вполне может быть лучше всего объяснено когнитивные теории, рассматривающие мысленное моделирование и другие формы мимика занимает центральное место в определенных видах деятельности воображения, а также в объем памяти.

    Искусство имеет общее значение для предприятия знаний, которое с особой ясностью рассматривается в Пути создания миров . А основной тезис этой работы «заключается в том, что искусство не должно восприниматься менее серьезно, чем науки как способы открытия, творчества и расширение знаний в широком смысле прогресса понимание, и, таким образом, философия искусства должна пониматься как неотъемлемая часть метафизики и эпистемологии» (1978а, 102).Более общий тезис книги состоит в том, что многочисленные и конкурирующие «версии» мира, которые человечество делает — с помощью научных теорий (утверждающих, например, что Солнце является центром вселенной, или утверждая, что это Земля), но также через мифологию, искусство, философию и тд и тп четвертое — буквально составляют мира; Oни «сфабриковать» то, что мы называем «фактами». И там — это не просто , всеобъемлющая версия мира: возможны множественные и несовместимые версии.То есть Гудман конструктивист и релятивист. Однако его релятивизм не laissez-faire: версии можно различить между правильными и неправильно, и действительно попытки построить мир могут потерпеть неудачу. Для миры, которые постулирует Гудман, не являются возможными мирами, созданными возможных описаний мира. Вернее, когда версии правильно, они все являются частью реального мира.

    Для такого метафизического и эпистемологического подхода, чтобы включить искусства среди средств конструирования миров нужно только добавить, что версии мира включают невербальные версии и небуквальные версии также.Виды искусства, в которых не используется язык, например живопись. музыки или архитектуры, могут предложить способы восприятия и познание мира — на самом деле способы построить мира, позволяя нам, например, видеть, слышать и воспринимать вещи новыми и освежающими способами. Произведения искусства могут участвовать в мировоззрения именно потому, что они имеют символические функции (1978а, 102). Поскольку лингвистические ярлыки классифицируют мир (и новые, необычные ярлыки как «grue» и «bleen» классифицируют его по-разному), так же и графические этикетки, например, классифицируют его по количество способов (и некоторые из них действительно по-новому).Посещение музей может изменить наше мировосприятие, заставляя нас замечать новые аспекты реальности и позволяет нам столкнуться с другой реальностью. Буквальное обозначение, метафорическое обозначение, а также экземплификации и выражения, все они могут способствовать построению мира. Дон Кихот Сервантеса буквально означает никто, но метафорически оно обозначает многих из нас. И произведения искусства, созданные иллюстрируя формы, цвета, эмоциональные паттерны и т. д., а также выражая то, чем они буквально не обладают, может вызвать реорганизация мира обыденного опыта.Это не просто верно в том смысле, что просмотр картины может изменить наш способ видения мир. Произведения искусства могут иметь эффекты, выходящие за рамки их среды, следовательно, музыка может воздействовать на зрение, живопись — на слух и так далее. Особенно в «эти дни экспериментов с сочетание медиа в исполнительском искусстве» […] музыка, картины и танец «все взаимопроникают в создании мира» (1978а, 106).

    фотографий «до и после» для привлечения большего количества эстетичных пациентов

    Фотографии до и после — отличный инструмент для продвижения ваших услуг.Потенциальные клиенты сначала смотрят на фотографии, когда решают, стоит ли проходить эстетическую процедуру. Фотографии убеждают клиентов в том, что вы прошли необходимую эстетическую подготовку для получения надлежащих результатов. Публикация их в социальных сетях, на веб-сайте и в объявлениях поможет продвигать эти результаты.

    Важно размещать изображения последовательно. Разница в том, что браслет может выглядеть как фотошоп или постановка. Попробуйте воспроизвести обстановку фотографий до и после или сделайте их в одном и том же месте, чтобы обеспечить согласованность.В клинике можно сделать фото до и записаться на контрольный осмотр, чтобы сделать фото после. Профессионализм делает изображения более перспективными и для клиентов. Убедитесь, что у вас есть документальное согласие от каждого клиента, прежде чем использовать изображения его лица или тела. Вот еще несколько вещей, которые следует учитывать при выполнении до и после продвижения по службе.

    По теме: 6 распространенных ошибок начинающих косметологов и как их избежать

    Камера и освещение

    Качество изображения может решить или помешать эффективному продвижению.Покупка или использование качественной камеры является важным первым шагом к маркетингу фотографий до и после для клиентов. Изображения должны быть согласованы по уровню масштабирования и освещению.

    По возможности используйте мягкий естественный свет, а не резкое или флуоресцентное освещение. Это позволит создать четкое фото без встроенной вспышки. Осветительное оборудование для фотосъемки, такое как лампа или зонт, поможет избежать прямого света и получить более качественное изображение. Избегайте попадания света через окна для получения более мягких теней.

    Согласованность содержания 

    Лицо пациента должно быть обнажено и полностью лишено макияжа и украшений.Их лицо должно иметь мягкое, расслабленное выражение. Никакой улыбки и глаз, смотрящих в камеру, чтобы не создавать линий. Волосы должны быть собраны в сетку подальше от лица. Закройте глаза, прежде чем размещать фотографию в Интернете.

    Изображения, сделанные для тела, должны иметь одинаковую одежду до и после. Предоставление одежды будет полезно для достижения этой цели. Однотонная одежда, которая свободна, чтобы избежать сдавливания, поможет продемонстрировать истинные результаты до и после. Позы должны быть одинаковыми каждый раз.Руководство и даже шаблон для ног под телом пациента помогут установить правильное положение.

    Пост по теме: 5 советов, которые следует помнить при продвижении своей практики в Интернете

    Окружающая среда

    Убедитесь, что фон сплошной и без узора, если это возможно. Используйте один и тот же фон каждый раз, когда фотографируете своих клиентов. Также полезно делать снимки обработанной области с разных ракурсов. Убедитесь, что расстояние между камерой и клиентом достаточно, чтобы показать все четко, но не слишком далеко или слишком близко для изображения.Лучше всего перезвонить пациенту для последующего наблюдения в зависимости от периода восстановления процедур и результатов. Это может быть от одной недели до шести месяцев после процедуры.

    Следуйте этим простым шагам, чтобы обеспечить согласованность и уверенность ваших клиентов при просмотре изображений, которые вы рекламируете. В AAAMS мы считаем, что эти предложения помогут вашим клиентам чувствовать себя уверенно и более комфортно, проходя эстетическую процедуру в вашей клинике.

    Понимание основ эстетики в фотографии

    Недавно я получил сообщение от человека, который сказал, что ему понравились мои фотографии, но, к сожалению, у него нет «фотографического глаза».Это вдохновило меня на написание следующей статьи об основах эстетики и их отношении к фотографии.

    Выскажите свое мнение

    Когда мы говорим об эстетике, мы имеем в виду, что некоторые вещи обычно более приятны для глаз — будь то фотография, картина или скульптура.

    При обсуждении качества снимков часто возникает ситуация, когда люди стесняются своих фотографических способностей и поэтому думают, что не могут судить о снимке.На мой взгляд, каждый может оценить картину и сказать, нравится ли она ему; вам не нужно быть экспертом, чтобы выразить свое мнение.

    Отличие фотографа от любого другого человека не в способности замечать красоту, а в том, что фотограф должен уметь объяснить почему одни элементы приятны, а другие нет. Понимание эстетики укоренилось в каждом. Их может увидеть каждый, но лишь немногие могут по-настоящему проанализировать картину и объяснить композиционные приемы создания красивой картины.

    Эти техники не были «изобретены» некоторыми опытными художниками, они были обнаружены во многих различных дисциплинах. Например, золотое сечение имеет значение не только в фотографии или живописи, но и в архитектуре, математике и даже в аранжировке цветов. Это означает, что мы можем применять некоторые из этих универсальных правил для создания изображений, которые визуально воспринимаются большинством людей как гармоничные.

    Композиционные элементы

    Направляющие линии

    Взгляд зрителя автоматически направляется по линиям и другим геометрическим фигурам.Направляющие линии помогают сделать акцент на объекте, делая его центром внимания. Если естественное движение глаз может следовать этим линиям и заканчиваться на объекте, это производит очень гармоничное впечатление. И наоборот, борьба с этим потоком может быть очень напряженной.

    Правило третей

    Немного отличающееся от золотого сечения, правило третей является приблизительным и делит изображение на три области. Часто бывает приятнее разместить объект немного не в центре.Это относится не только к горизонтальному аспекту, то есть слева направо, но и к вертикальному градиенту снизу вверх.

    Это оставляет нам четыре пересечения (вверху слева, вверху справа, внизу слева, внизу справа), где мы хотим разместить наш объект «идеально». В уличной фотографии использование верхних координат позволяет нам показать больше объекта, делая их наиболее предпочтительными точками для фокусировки нашего внимания.

    Треугольники

    Геометрические символы помогают управлять потоком изображения.Они создают базовую структуру, которой должен следовать зритель, и создают динамическое движение, потому что такие символы, как треугольники или круги, не являются тупиком.

    Правило шансов

    На рисунке выше уже показан пример трех предметов, образующих треугольник. Но зрителю приятны не только три темы — 5 или даже 7 точек интереса могут значительно повысить эстетическую ценность изображения.

    Психологическая основа этого странного правила заключается в том, что даже предметы легко организовать, легко составить пары (2,4,6 и т.), а это неинтересная задача для нашего мозга.

    Нарушение симметрии

    Иметь симметричное изображение — хорошее достижение, но изображение, которое на 100% симметрично, слишком легко понять. Для того, чтобы сделать его более интересным, вы можете просто использовать объект, немного смещенный от плоскости сечения.

    Маркировка контрольного списка

    Перечисленные композиционные элементы помогут вам создать эстетически приятные картинки, и вам не нужно родиться с «исключительным глазом», чтобы увидеть интересные образы.Кроме того, имейте в виду, что у всех есть это чувство эстетики. Разница заключается в возможности объяснить и воссоздать приятные для глаз картинки или картины.

    Базовые правила также не являются изобретением каких-то гениев, а систематизацией простого способа создать достаточное напряжение для изображения, не будучи чрезмерно хаотичным. Другими словами: Наличие эстетически удачной картины не делает ее автоматически великолепной; это обеспечивает прекрасную основу для представления истории.


    Об авторе : Себастьян Якобиц — 27-летний уличный фотограф из Берлина, который занимается съемкой повседневной городской жизни. Мнения в этом посте принадлежат исключительно автору. Чтобы увидеть больше его работ, посетите его веб-сайт или подпишитесь на него в Facebook и Instagram. Этот пост также был опубликован здесь.

    Эстетика фотографии

    Вал света. Португалия,2015. Снято на пленку Kodak Tri-X, увеличенную до 1600 с желтым фильтром.Я не мог получить ту же эстетику, настроение или «взгляд» на цифровую камеру.

    Эстетика: что делает изображение «красивым» или эстетически приятным для нашего глаза, разума и души?

    Итак, я экспериментировал со многими камерами, объективами, пленками и форматами на протяжении многих лет.

    Я помню, как был потрясен, когда мне стало интересно снимать на среднеформатную пленку. Я добросовестно отснял много рулонов среднеформатной пленки Kodak Portra 400 на камеру Hasselblad и сравнил это со съемкой на камеру смартфона, обработанной в VSCO с предустановкой A6.В моей статье «Пленка среднего формата против изображений со смартфона» я пришел к выводу, что я предпочитаю изображения с телефона, обработанные в VSCO, а не цветные изображения с пленки среднего формата.

    Вот это мне показалось странным… разве пленка не должна была быть более эстетически красивой и приятной, чем картинки с телефона?

    Это привело меня в кроличью нору Алисы в Стране Чудес, пытаясь раскрыть секрет того, что делает картинку красивой.

    Хорошо, некоторые другие наблюдения:

    1. Я предпочитаю черно-белую пленку любым цифровым черно-белым фотографиям.Я могу сделать так, чтобы мои цифровые черно-белые фотографии выглядели довольно хорошо, и они были очень похожи на моих черно-белых пленочных фотографий (используя предустановку ERIC KIM MONOCHROME 1600 в RAW + Lightroom), но черно-белая пленка всегда будет выглядеть лучше, чем . меня. В частности, пленка Kodak Tri-X увеличена до 1600.
    2. Для цвета приглушенных, расслабляющих изображений, которые кажутся «вечными», я предпочитаю пленку Kodak Portra 400 35 мм. Я не могу найти никаких удовлетворительных сравнений в области цифровых цветных изображений.Я также обнаружил, что эстетику 35-мм Kodak Portra 400 я предпочитаю внешнему виду среднеформатной Portra 400 (пленка 120).

    Итак, для 35-мм черно-белого и цветного изображения я не нашел аналогов в цифровом мире.

    Поэтому, если деньги и удобство никогда не были проблемой, Я всегда снимал бы черно-белую или цветную пленку, чисто для эстетики.

    Теперь более интересный вопрос: «Почему я предпочитаю эстетику пленочных изображений цифровым изображениям?»

    Некоторые теории:

    Во-первых, хаотичность и шероховатая текстура пленки более эстетичны, чем безжизненные изображения в формате RAW или Jpeg, потому что в природе все грубое, необработанное, зернистое и текстурированное.

    Например, мы предпочитаем смотреть на зазубренные края скал, деревьев и текстуру меха, травы и других органических веществ… вместо того, чтобы смотреть на безжизненные неорганические материалы, такие как нержавеющая сталь или пластик.

    Неорганические текстуры, которые кажутся нам «красивыми» с точки зрения эстетики, изнашиваются. Например, ржавчина выглядит эстетически красиво для меняющихся бронзовых и кроваво-оранжевых текстур и цветов или золотая латунь, выглядывающая из-под изношенной черной краски Leica.Или нам нравятся следы износа на паре «состаренных» или изношенных RAW DENIM.

    Если вы изучаете природу и фракталы, береговые линии островов и суши, или что-нибудь естественное… нет прямых линий.

    Следовательно, предложение таково:

    Человеческий глаз и чувственное восприятие предпочитает эстетику естественного, грубого, фактурного и несовершенного.

    Почему?

    Моя теория состоит в том, что если бы люди , а не любили эстетику природы (деревья, вода, зелень), мы бы умерли.Почему? Люди выживают и процветают лучше всего там, где есть много зелени, деревьев и воды для выживания. Может быть, поэтому нам нравятся виды на широкие леса, плоские равнины и водоемы. Что-то в нашей ДНК любит это.

    Другое дело: современная фотография пытается имитировать внешний вид пленки. VSCO и другие популярные программы для обработки изображений, фильтры и алгоритмы пытаются ДОБАВИТЬ ЗЕРНИСТОСТЬ, СЛУЧАЙНОСТЬ и НЕСОВЕРШЕНСТВА нашим изображениям. Нам нравятся ложные цвета, зернистость и неравномерный контраст.

    Мы пренебрегаем «безжизненными» картинками цветного jpeg-изображения с CMOS-сенсора.

    Думая об этом глубже:

    Почему эстетика важна?

    Для меня это все равно, что судить о картинах, искусстве и красоте так же, как и о еде… либо с энтузиазмом, с хорошим аппетитом, либо наоборот — с отвращением и тошнотой.

    Приведу пример: HDR-фотография.

    Любое изображение с чрезмерной постобработкой или HDR выглядит некрасиво.Почему? Это все равно, что добавить 1000 специй к хорошему стейку из вырезки. Это портит вкус мяса из-за слишком большого количества ароматов.

    Или, например, высыпать целый контейнер соли на этот вкусный стейк. Немного соли улучшает вкус, но слишком много соли портит его.

    Поэтому с цифровыми картинками конечно надо их обрабатывать и добавлять фильтры и пресеты. Но мое общее правило таково:

    Когда вы обрабатываете свое изображение, и оно выглядит на 80% «достаточно хорошо», прекратите его обработку.Почему? Чтобы вы не пересолили стейк.

    А с хорошей едой, как только пересолишь, трудно вернуться.


    Очевидно, у всех разные эстетические вкусы. Некоторые из нас любят мясо более соленое. Некоторые из нас любят соленую пищу. Некоторым из нас нравятся жирные куски стейка, свиная челюсть или говяжий язык. Самые неосведомленные предпочитают куриную грудку без кожи и белое мясо, а еще хуже… Филе-миньон.

    В любом случае, конечно, как самоуверенный человек, я считаю, что мои эстетические вкусы «лучшие», и все должны меня слушать.Но я ошибаюсь.

    Секрет:

    Через фотографию откройте свой собственный эстетический вкус и просто познайте его сами.

    Что любит ЭРИК КИМ?

    Мне нравятся высококонтрастные черно-белые изображения. не люблю серый. Я предпочитаю «давить черные» (обрабатывать мои фотографии с высокой контрастностью, пока в тенях не будет деталей, или передвигая ползунок «черных» на 100%). Я предпочитаю суровые черно-белые работы Йозефа Куделки.

    Для цвета мне нравится высокая насыщенность и вспышка.Мне нравятся более ранние цветные работы Мартина Парра.


    Еще один совет по эстетике и фотографии:

    Сделайте фотографии, которые вызовут улыбку на вашем лице или принесут вам радость.

    В последнее время я много снимаю на телефоны, и при съемке на улице мне нравится вид цветных телефонных снимков, обработанных фильтром VSCO A6.

    Снимал на камеру телефона OnePlus, очень понравилось. Также Google Camera хороша с режимом HDR+, так как здесь вы можете увидеть фотографии, снятые на телефон Google Nexus.

    Я знаю, что мне нравится эстетика или внешний вид, когда я применяю пресет A6, и он внезапно выглядит действительно хорошо! И я улыбаюсь. И я задаюсь вопросом: «Почему я снова предпочитаю эстетику цветной пленки цифровым и телефонным изображениям?»


    Фотосъемка в помещении

    Я снял несколько изображений Cindy Project на Kodak Portra 400, и с точки зрения эстетики они выглядят ТЕПЛЫМИ, ДУШЕВНЫМИ, НОСТАЛЬГИЧЕСКИМИ. Я знаю, что буду смотреть на эти фотографии уже в старости, и они все равно будут вызывать у меня улыбку.

    Почему? Потому что цвета более мягкие, приглушенные, розовые пастельные и пыльно-голубые.Кроме того, неравномерность зернистости пленки, царапины на отсканированных негативах и случайные вспышки света приносят мне в 100 раз больше радости, чем любая цифровая фотография Синди, которую я сделал.

    Почему мы делаем картинки?

    Хорошо, почему эстетика или «внешний вид» изображений имеют значение, если судить по тому, зачем мы их делаем?

    Я делаю картины, чтобы находить больше радости в повседневной жизни и ЖИЗНИ.

    Лично я ЛЮБЛЮ ЖИЗНЬ! Быть живым и на земле, черт возьми, скалы.

    Радость бродить по улицам, радость общения с незнакомыми людьми и близкими, радость вкусной еды (обожаю свиной бульон японского рамэна) и эстетическая радость созерцания великих произведений искусства.А также вызов и удовольствие от создания искусства… через письмо, поэзию, видео, фотографии и рисунки.

    Итак, почему для меня эстетика должна иметь значение в фотографии, если моя основная цель — снимать во славу жизни?


    Прежде всего, я хочу делать фотографии, на которые мне нравится смотреть.

    Мне нравится смотреть на свои фотографии так, как будто их снял кто-то другой.

    Единственный способ узнать, хороши они или нет.

    Во-вторых, когда я оглядываюсь на свои старые фотографии, мне хочется улыбаться.Но как ни странно, многие мои личные фотографии с телефона также приносят мне радость. Во всяком случае, если бы я НЕ снимал эти снимки на телефон, я бы, наверное, вообще их не снимал. И я бы потерял эти драгоценные воспоминания.

    В-третьих, мне нравится рисовать, чтобы больше исследовать и ЦЕНИТЬ окружающий меня мир. В таком случае я могу сделать это с любой камерой или просто с телефона.


    Я знаю, что это эссе повсюду. Мои извинения. В основном это мои личные размышления, все еще в процессе.

    Подводя итог,

    Сделайте фотографии, которые вызовут улыбку на вашем лице. И для этого обязательно используйте инструмент или камеру, которые создают «взгляд» или эстетику, которая приносит вам радость.

    Поэтому экспериментируйте. Экспериментируйте с пленкой (купите FILM NOTES), пленкой среднего формата и 35 мм, черно-белой и цветной, jpeg и необработанной (или jpeg+raw), телефонной фотографией (VSCO или Snapseed для обработки) или различными цифровыми камерами и датчиками.

    Найдите то, что приносит вам личную радость, и никогда не забывайте возвращаться к вечному повторению ТВОРЧЕСКОГО КАЖДОГО ДНЯ.

    РАЗВЛЕКАТЬСЯ,
    ЭРИК

    7 профессиональных советов, как выделиться и увеличить число подписчиков

    2-49b4-42fd-cacc-458ce78bd36c»> «Итак, ты есть в Instagram?»

    Много лет назад, по колено на сетевом мероприятии, вы, вероятно, не ожидали, что ответите на вопросы о своем присутствии в приложении для обмена фотографиями… Но это 2021 год. Instagram? Что ж, теперь это так же синонимично, как визитная карточка.

    Да, Instagram (или «Insta», спасибо вам, миллениалы) быстро стал важным онлайн-инструментом социальных сетей для художников, влиятельных лиц, путешественников, блоггеров, любителей собак, создателей и владельцев бизнеса — и это лишь некоторые из них.

    Простая эстетически ориентированная подача передает вашу атмосферу и держит вашу аудиторию в курсе постоянно обновляемой коллекции изображений, видео и 24-часовых историй, которые связывают вас с миром и всеми людьми, которые хотят заглянуть в ваш бренд.

    Прежде чем вы начнете делиться впечатлениями о своей компании, услугах или образе жизни, убедитесь, что ваша учетная запись не будет похожа на ту ленивую попытку сделать скрапбукинг, которую ваша тетя Кэрол предприняла в последнюю минуту со своего неуклюжего выпускного вечера. фотографии.

    Мы связались с несколькими невероятными и успешными пользователями Instagram и специалистами по цифровому маркетингу, чтобы подробно изучить лучший способ запуска собственной учетной записи и способы ее поддержания, чтобы увеличить количество подписчиков, которые останутся лояльными к вашему бренду.

    Сначала узнайте свою аудиторию.

    Эксперт по Instagram Кэт Уолтерс из @katwalters знает, насколько важно визуально связать ваш бренд с вашими клиентами, и посвящает свою творческую энергию обучению других с помощью бесплатного курса Instagram , чтобы добиться успеха с приложением.

    «Вы хотите четко понимать, кто ваш клиент, потому что вы хотите создать учетную запись Instagram, которая понравится им и вовлечет их в ваш мир», — предлагает она. «Вам нужна учетная запись, на которую они посмотрят и скажут ДА, это так для меня, мое место здесь».

    Персональный стилист Сидни Лестер из @chicstripes считает Instagram мощным инструментом для вашего бренда. «Вы можете задать атмосферу, создать тон и использовать подписи, чтобы повысить ценность на переполненном рынке. Эту платформу социальных сетей следует использовать в качестве маркетингового инструмента для поддержки вашего бизнеса и дать вашему сообществу четкий призыв к действию», — говорит она.

    Конечно, сообщения и подписи очень важны для вашей аудитории, но визуальные аспекты вашей учетной записи — это то, что находит отклик в первую очередь. Вы не хотите просто сбрасывать какие-либо старые изображения в свой Instagram и надеяться, что ваши сопровождающие сообщения и контент дойдут до них, объясняет Кэт.

    «Люди просто не будут читать ваши подписи, если изображения, которые вы используете, выглядят не очень хорошо. Они просто прокручивают прошлое. Если ваши изображения и аккаунт выглядят великолепно, ТОГДА ваши подписчики будут читать то, что вы хотите сказать.” 

    Выберите единую цветовую схему.

    Первое важное решение для вашей учетной записи Instagram — прежде чем вы начнете беспокоиться о хэштегах и расширенном взаимодействии — это базовая цветовая схема или цветовая палитра. Это помогает сделать вашу коллекцию изображений и видео похожей на одну кураторскую коллекцию, а не на беспорядочную кучу разрозненных моментов.

    Марисель Салазар, чей чрезвычайно популярный аккаунт в Instagram @breadbutternyc сосредоточен на еде и образе жизни Нью-Йорка, использует одинаковые цвета (ее любимые), чтобы выделиться.

    «Я тяготею к синему, зеленому, белому и грифельному», — признается она, добавляя: «Но это не значит, что более теплые цвета не появляются! Теплые цвета действительно могут сделать ленту популярной, если добавить туда и сюда перчинку».

    Одинаковые условия освещения тоже могут многое значить, по словам Джоэль Анелло, блоггера, ведущего образ жизни из Торонто, из @lapetitenoob. Ее ориентированный на розовый цвет аккаунт выходит за рамки просто оттенков — есть и другие важные соображения для ее идеальной эстетики.

    «Я стараюсь, чтобы на всех моих фотографиях использовалась одинаковая цветовая палитра, — говорит она, — но также я делаю все свои снимки в одинаковых условиях освещения.

    Итак, вы выбрали цвета, согласовали освещение — теперь вы действительно можете начать оказывать влияние, ограничившись также ключевыми фильтрами.

    «Использование одних и тех же приложений и фильтров для редактирования всех ваших фотографий очень важно», — объясняет Джоэль. Это хороший совет, так как 18 % всех постов в Instagram используют фильтр.

    Самым популярным и наиболее часто используемым фильтром в мире является фильтр Claredon. Он выделяет и осветляет, добавляя глубину и насыщенность любой фотографии.Джуно, Гингем и Ларк следуют вторыми вариантами. Однако не чувствуйте себя связанными этими чемпионскими фильтрами — вы можете наткнуться на следующую великолепную эстетику, экспериментируя!

    Есть тема.

    В том же смысле, что вы хотите иметь единую цветовую схему, вам также нужно выбрать тему, на которой нужно сосредоточиться. Тема — это больше, чем просто тема — она также может включать соблюдение определенных принципов композиции.

    Это поможет вам развивать свою аудиторию, развивать хэштеги, а также поможет вам не сбиться с пути и привлечь подписчиков.

    Джоэль, выкроившая для себя нишу с темой образа жизни, которая включает в себя моду, путешествия и все, что между ними, имеет свою собственную философию. «Разработайте тему заранее и будьте верны ей, несмотря ни на что. Последовательность может быть сложной, особенно когда вы начинаете работать с брендами, у которых может быть собственное видение спонсируемого контента».

    Очень важно выбрать то, чем вы увлечены. Может быть, вы хотите поделиться кратким обзором родительской жизни, восстановления мотоциклов, сыроедения или азарта погони за НЛО — что угодно.

    Райан О’Коннор, соучредитель One Tribe Apparel, быстро понял, что тема не обязательно должна быть ограничительной. «Мы много экспериментировали с нашей лентой @onetribeapparel Instagram, — признался он, — и теперь мы не ограничиваемся фотографиями, которые непосредственно рекламируют наши продукты, а скорее теми, которые соответствуют нашей эстетике бохо».

    One Tribe Он объяснил, что у одежды нет строгой цветовой схемы, как у некоторых аккаунтов. «Мы стараемся придерживаться эстетики природы на открытом воздухе, которая хорошо сочетается с нашими красочными продуктами, и любви к путешествиям и йоге, разделяемой нашим онлайн-сообществом.”

    Иногда вам нужно будет помочь вашей теме , пока  вы фотографируете. «Вокруг много суеты, — признается Маризель. «Я всегда ношу с собой несколько одинаковых аксессуаров, чтобы оживить любой снимок».

    Конечно, при создании бренда в Instagram вам нужно учитывать гораздо больше, чем ваши отдельные фотографии — вам также нужно думать о том, как каждое изображение будет выглядеть в сетке.

    Ли Эспозито из цифровой PR-фирмы Lee Esposito Associates считает, что Instagram — это «общая картина».«Помните, что лента Instagram представляет собой смесь изображений, связанных друг с другом, что означает, что она включает в себя отдельные изображения, а также сетку миниатюр изображений. Он должен рассказывать историю», — говорит он.

    Марисель соглашается, но видит в своей ленте гигантскую головоломку с особым ходом. «Я склонна чередовать снимки сверху и прямо под вертикальными углами», — объясняет она.

    «Я всегда играю с тем, какие снимки будут появляться в определенной последовательности, чтобы убедиться, что все плавно», добавив, что ей нравится использовать фотоальбом на своем телефоне для упорядочивания изображений — это довольно крутой лайфхак!

    Существует множество доступных приложений, которые также могут помочь.«Чтобы ваша лента в Instagram выглядела потрясающе, работайте в рядах по 3 с помощью приложения Planoly», — рекомендует Кэт. (Planoly предоставляется бесплатно и позволяет перетаскивать макет до 30 сообщений в месяц.)

    «Вы можете убедиться, что они будут хорошо выглядеть, и следить за дизайном своей ленты. Как только у вас будут готовы следующие 3, вы можете начать публиковать их, зная, что ваша лента останется великолепной», — говорит она.

    Разделение фотографий на плитки для Instagram также может оказать большое влияние. Возможно, вы уже видели действительно аккуратные развороты, где одно изображение занимает 6 или даже 9 плиток в вашей сетке, чтобы оно выглядело как одно гигантское изображение.

    Вам больше не нужно делать это вручную благодаря таким приложениям, как Pic Splitter, Tile Pic или Instagrid. Если вы выберете этот подход, помните, что вы испортите весь свой внешний вид, если не запланируете заранее опубликовать, чтобы сохранить их выравнивание. Заблаговременное планирование касается не только того, что вы будете публиковать, но и того, когда вы будете публиковать.

    Кроме того, при планировании такого макета необходимо мыслить нестандартно, считает Зелли Фрейднман, менеджер по социальным сетям Power Digital Marketing.«Вы хотите убедиться, что каждая плитка представляет собой визуально привлекательную фотографию, которая достаточно уникальна, чтобы стоять отдельно за пределами сетки», — говорит она.

    Редактируйте изображения перед публикацией.

    Профессионально выглядящие фотографии с помощью смартфона не только возможны, но и довольно распространены, но это не значит, что вы можете исключить самый важный этап – процесс редактирования.

    Время от времени выпадает счастливый момент, когда ваша фотография оказывается «в самый раз» на вашем телефоне, и вы можете опубликовать ее прямо в Instagram, но это исключение, а не правило.Хорошая новость заключается в том, что создано множество приложений, помогающих редактировать и придавать идеальный вид вашим изображениям.

    Вы также можете проявить творческий подход и создать композитные изображения – они оригинальны и привлекают внимание, когда кто-то прокручивает изображения.

    Кэт, как и многие эксперты в Instagram, знает, что когда дело доходит до ваших фотографий, «множество небольших улучшений в сумме дают БОЛЬШУЮ разницу». Она редактирует свои фотографии еще до того, как думает об открытии своего приложения Instagram. «Мое любимое приложение для этого — A Color Story», — делится она.«Всегда есть что-то, что вы можете сделать, чтобы улучшить свои фотографии, даже если вы просто немного осветите их».

    Марисель любит точечный монтаж. «Лично я не использую никаких фильтров, — говорит она. — Мне нравится индивидуально редактировать свои изображения в Instagram с помощью Snapseed. Я предпочитаю высококонтрастные изображения, поэтому мне нравится уменьшать атмосферу, чтобы создавать более яркие фотографии, которые выделяются».

    Увеличивайте количество подписчиков с помощью историй и хэштегов.

    Взяв страницу из книги Snapchat, Instagram стал интерактивным с запуском «Историй» в 2016 году.Инстаграммеры (и любители Snapchat) обрадовались!

    «Вам следует использовать Instagram Stories в качестве постоянного «яркого» ролика о ваших ежедневных взаимодействиях с клиентами за кулисами, — объясняет Сидни, — чтобы продемонстрировать свою уникальную индивидуальность и стиль работы.

    Самопровозглашенный гурман и блогер Кристен Дорник из @KrystensKitchen соглашается. «Истории из Instagram действительно помогли мне расширить мою учетную запись в Instagram за последний год», добавив, что она использует новые инструменты, доступные в приложении.

    «Использование функции «опрос», возможность «пролистнуть» для ссылок на другой ваш контент и пометка компаний, чтобы они знали, что вы говорите о них, — это некоторые из простых способов улучшить свой маркетинг в Instagram.”

    Она также следит за новыми функциями, которые Instagram представляет в течение года, такими как основные моменты.

    «Теперь вы можете выбрать несколько вещей, которые вы хотели бы «выделить» на своей странице из своей истории в Instagram», — пузырится она. «Прямо сейчас я выделяю подарок и новый рецепт в своем блоге!»

    Фуд-блогер Джулия Никерсон из @SavoryTooth дает несколько советов старой школы растущим подписчикам — используйте действенные хэштеги. «Мой совет, — делится она, — чтобы привлечь внимание к своему посту в Instagram, вы должны взаимодействовать с постами, используя одни и те же хэштеги.”

    Она рекомендует регулярно посещать посты с хэштегами, которые вы используете в настоящее время, чтобы оставлять комментарии и участвовать в связанных с ними интернет-сообществах. «Делайте это до и после публикации вашего поста», — советует она. «Этот вид активности сообщает алгоритму, что вы активны в этом хэштеге».

    Соберите все вместе.

    Если вы соберете все эти элементы вместе, вы получите фирменный аккаунт в Instagram, который найдет нужные отклики в Интернете.

    Возьми это от Кэт: «Фид Instagram, который выглядит как мешанина, смутит ваших подписчиков. НО когда вы создаете единую тему, которая выражает «сущность души» вашего бренда, это означает, что всего за 3 секунды ваши подписчики узнают о ваше сообщение и бренд.Это создаст мгновенную глубокую связь с кем-то, кто вам подходит. Вот насколько это мощно».

    Хорошо сказано. Итак, вы есть в Instagram?

    Ваша учетная запись Instagram легко интегрируется с вашим веб-сайтом Pagecloud ! Увеличьте число своих подписчиков в Интернете уже сегодня.

    Добавьте ссылку в био!

    Знаете ли вы, что можете создать бесплатную страницу ссылок, чтобы добавить ее в свою социальную биографию? Создайте более привлекательный опыт для своих подписчиков с помощью пользовательской страницы для всего вашего веб-сайта, социальных сетей, торговых ссылок и многого другого! Пошаговое руководство по созданию бесплатной страницы ссылок можно найти в этом блоге!

    7 советов по созданию эстетичных фотографий

    Вы помните момент, когда смотрели на всех блоггеров в инстаграме и их эстетические фотографии, желая прославиться благодаря своему приятному для глаз контенту? Мы должны признать, что в какой-то момент все мы пытались создать или даже скопировать определенную эстетику.Однако в большинстве случаев нам не хватает либо знаний, либо навыков, либо и того, и другого, когда дело доходит до эстетических снимков. Поэтому, принимая это во внимание, я провел небольшое собственное исследование, чтобы составить простое и понятное пошаговое руководство. Представляю вам «7 советов по созданию эстетичных фотографий».

    Совет № 1: используйте естественное освещение

    Это, пожалуй, один из самых важных моментов, когда дело доходит до фотографий. тот факт, что освещение может сделать одну картину либо шедевром, либо полным провалом.Во многих случаях вспышка может снизить насыщенность цветов. Если вы пытаетесь следовать более красочной эстетике, то вспышка — ваш самый большой враг.

    Что касается естественного освещения, я убежден, что лучшие снимки получаются либо около 9 часов утра, либо в золотой час, когда солнце садится. Оба эти раза, хотя и по-разному, максимально раскрывают цвета, вы можете пойти на теплую картинку с медовыми и солнечными красками вечером или на красочные и «свежие» картинки утром.Или, короче говоря, утро-красочные картинки, вечер-солнечные картинки, вспышка-темнее и «блендер».

    Совет № 2. Выберите тему

    Большинство успешных создателей контента на таких платформах, как Instagram и Pinterest, придерживаются одной темы для того, как они фотографируют. быть красочным, темным, розовым шампанским и т. д. Какое это имеет отношение к фотографии?

    Лично я считаю, что это стало одним из неписаных правил «как делать эстетические фотографии и создавать эстетический контент».Хаос привлекателен только в некоторых случаях, хотя в большинстве глаз привлекают константы. Концепция одной и той же темы почему-то показывает профессионализм, у каждого художника свой неповторимый стиль. Так что вы должны найти свой собственный, а также. Это может быть стиль 80-х или футуристический стиль.

    через instagram @wesandersonplanet

    Совет № 3: Небольшое редактирование «никогда никому не причиняйте вреда»

    Редактирование, вероятно, одна из моих любимых вещей, когда дело доходит до эстетических фотографий. Как уже упоминалось, тема во многом связана с вашими фотографиями.Другими словами, их редактирование таким же образом является обязательным. Вот хороший пример силы редактирования:

    Небольшое прикосновение к цветам, экспозиции и освещению даст вам точный желаемый результат. Вы можете сделать из простой темной фотографии в мягких тонах эстетическую фотографию в теплых тонах. Насыщенность — мой любимый инструмент, так как он может сделать цвета яркими или сделать их бледными. Повышение резкости ваших изображений создает иллюзию, что вы используете профессиональную камеру, тогда как на самом деле вы могли бы использовать простой смартфон без многих функций.

    Совет № 4: Ракурсы

    Так же, как и освещение, ракурсы являются ключевым фактором при создании эстетичных снимков. Угол может дать вам другую точку зрения. Угол, который я в основном использую для своих фотографий, — нижний. Особенно, когда я нахожусь на пляже, лучшие снимки получаются с более низкого угла. Вот разница:

    Совет № 5: Зернистость

    Если вы хотите немного пофотографировать в стиле 90-х, то вам просто понравится зернистость.Не бойтесь играть с ним. Лично я им не так часто пользуюсь, однако с ним получаются отличные фотографии. Вы можете выбрать комбинацию насыщенности и зернистости или более темного освещения и зернистости.

    Совет № 6: Детали

    Детали напрямую влияют на эстетику, которую вы пытаетесь достичь, от того, как вы одеты, до места, где вы фотографируетесь. Если вы пытаетесь создать эстетический портрет, вы должны учитывать поведение, стиль, окружение и почти каждую мелочь, о которой только можете подумать, вы должны тщательно продумать, какое сообщение вы хотите донести, чувства, которые вы хотите передать. хочу отдать.

    Эстетика, которая должна была быть достигнута на этих фотографиях, — это стиль 80-х-90-х годов. Делая такие эстетические фотографии, вы должны подумать о том, чтобы найти что-то, символизирующее стиль или эпоху, и иметь это на своей фотографии, таким образом, вам гарантировано удастся изобразить это.

    Совет № 7: Изучите возможности вашей камеры

    Неважно, используете ли вы профессиональную камеру или смартфон. Вам следует ознакомиться с функциями вашей камеры, так как никогда не знаешь, когда они могут пригодиться.Просто изучив некоторые настройки своего телефона, я смог создать это без необходимости дополнительного редактирования:

    Совет:  

    Большинство людей забывают, что копирование чужого стиля, когда дело доходит до фотографии, почти невозможно. невозможный. Причина попытки скопировать эстетику — неуверенность в себе. Вы не участвуете в гонке, вы должны помнить, что фотография, в конце концов, это то, что мы делаем для удовольствия, даже если это работа, вы должны быть увлечены и должны быть уверены в своих навыках, продукте, который вы предлагаете. и эстетика, которой вы следуете.

    Если нет, то в конечном итоге вы будете снова и снова удалять свои фотографии и пробовать все новые и новые вещи, в конце концов, вы будете чувствовать себя неудачником из-за того, что не можете достичь определенного стандарта или цели, поставленной кем-то другим. . Вы должны найти свою страсть, свой собственный стиль и создать свой собственный оригинальный контент.

     

    В заключение, чтобы достичь эстетического ощущения от ваших фотографий, вы должны попробовать поиграть с углами, отредактировать, придерживаться темы, играть с цветами и быть уверенным в своем произведении искусства.

      Я надеюсь, что эти советы были вам полезны, однако не стесняйтесь поделиться с нами другими или показать нам некоторые из ваших собственных шедевров!

    Руководство по эстетической фотографии (+ 13 профессиональных советов)

    Эстетическая фотография — это термин, который имеет несколько различных значений, описывая «красивую» фотографию, а также художественные изображения, сложные и привлекательные.

    Существует множество различных толкований этого термина, но понимание того, что он может означать, может подтолкнуть вас к созданию фотографий, столь же красивых и ярких, сколь и сложных.

    Если вы хотите развиваться как фотограф и создавать изображения, которые имеют глубину и смысл, стоит подумать о том, что может сделать вашу фотографию эстетичной и почему понимание эстетики может улучшить ваши фотографии.

    Что такое эстетическая фотография?

     

    «Эстетическое» происходит от греческого слова aisthētikos , которое первоначально означало «относящийся к чувствам или относящийся к ним». На протяжении веков значение эстетического менялось, особенно благодаря мыслям и трудам немецких философов 18 и 19 веков.

    Со временем эстетика стала относиться к природе красоты с глубоко сложными и философскими дискуссиями о том, что делает что-то прекрасным, как мы понимаем искусство и как мы его создаем.

    Как и «искусство» или «культура», «эстетика» — это слово, которое имеет ряд слегка различающихся определений, и хотя нам может показаться, что мы знаем, что это значит, попытка объяснить его быстро становится сложной.

    Если вы спрашиваете себя, «Что делает фотографию эстетичной?» имейте в виду, что были написаны целые книги о попытках дать определение «эстетике», так что на этот вопрос определенно нет короткого ответа!

    «Эстетическое» не совсем означает «красивое» (хотя может!) и не просто «художественное».Вместо этого оно находится где-то посередине и не обязательно означает то же самое.

    Кроме того, можно утверждать, что произведение искусства может быть эстетичным, но не эстетичным. По этой причине вы можете создать группу фотографий, которые будут эстетичны, но ни одна из них не будет по-настоящему привлекательной в обычном смысле.

    Некоторые фотографы утверждают, что эстетические снимки должны быть красивыми, но это не всегда так — см. также наш путеводитель по идеям красивой фотографии.

    Как видите, любое объяснение может стать философским, а эстетика является аспектом искусства, который продолжает обсуждаться философами, художниками и учеными.

    На базовом уровне, если фотография эстетична, она просто приятна для глаз, позитивна на вид, привлекательна и способна вызвать эмоциональный отклик у зрителя.

    На более сложном уровне эстетика связана с культурой и обществом и зависит от опыта и суждений.Он часто включает в себя технические способности, стиль и иногда может относиться к концепциям, которых нет в самом произведении искусства.

    Для некоторых эстетика — это нечто поверхностное, связанное с созданием фотографий, на которые приятно смотреть, возможно, с применением личного стиля и использованием общепризнанных правил композиции, таких как правило третей, правило шансов, золотое сечение и более.

    Этот подход позволяет создать привлекательную и эстетически привлекательную фотографию, которая не обязательно выходит за рамки того, что можно увидеть.

    На другом уровне эстетическая фотография может означать изображение, которое уводит зрителя за пределы поверхности и начинает задавать вопросы не только о том, что представлено, но и о том, как мы видим и воспринимаем произведение искусства, или как мы воспринимаем и эмоционально относиться к предмету или понятию.

    Например, простая фотография водонапорной башни может быть эстетически приятной: она может быть хорошо скомпонована, снята при красивом свете, отредактирована, чтобы подчеркнуть дополнительную цветовую схему, и выглядеть геометрически удовлетворительно для зрителя.

    Это может быть эффектно, и вы можете красиво напечатать его на фотобумаге для художественных работ, поэтому во многих смыслах можно сказать, что это эстетическая фотография.

    Имея это в виду, рассмотрим фотографии Бернда и Хиллы Бехер, которые более четырех десятилетий фотографировали водонапорные башни и угольные бункеры по всей Европе.

    Если вы сделаете одну из их фотографий отдельно, это просто серая, унылая фотография немного странного строения, снятая при плоском и неинтересном свете.

    Однако в целом это исследование индустриального ландшафта; тот, который рассматривает эти странные конструкции как скульптуры, имеющие сходство и тонкие различия, и дает представление о драматических изменениях, которые произошли после окончания Второй мировой войны.

    Вместе эти фотографии обладают жуткой красотой, рассказывая нам о нашем прошлом. Многим зрителям они не будут эстетичны, но имеют огромную художественную ценность и хранятся в постоянных коллекциях крупных музеев и художественных галерей по всему миру.

    Бернд и Хилла Бехер фотографировали на широкоформатные камеры, применяя высокий уровень мастерства для создания изображений с огромным количеством деталей. Этот метод был очень техническим и требовал большого опыта.

    Вы можете возразить, что эстетика в фотографии требует больших знаний, и хотя это часто помогает, это не обязательно является основополагающим для эстетической фотографии.

    В качестве параллели вы можете подумать о панк-музыке, возникшей в 1970-х и 80-х годах как ответ на сложное виртуозное исполнение прогрессивного рока.

    Панк характеризуется антимастерством, отказом от элитарной музыки в поисках сырой эстетики, способной передать что-то более аутентичное, чем то, что переживали молодые люди в то время.

    Этот грубый, органичный и интуитивный стиль возник из подлинного опыта, а отсутствие утонченной технической экспертизы сделало его выражение более реальным. Неправильные ноты и отсутствие музыкальных способностей не были препятствием, а вместо этого стали частью того, что сформировало его эстетику.

    В чем разница между эстетикой и стилем?

    Разница между эстетикой и стилем в фотографии очень тонкая, и ее части могут пересекаться. Различие также субъективно, и вы можете столкнуться с разными мнениями о том, чем они отличаются и где проходят границы.

    Для некоторых стиль — это постоянство вашей работы, возможно, характеризующееся определенным предметом, выбором оборудования, вашими вариантами редактирования или способом съемки.

    Например, вы можете снимать объект крупным планом с помощью широкоугольного объектива или использовать множество направляющих линий для направления взгляда зрителя.

    В качестве альтернативы речь может идти об определенных цветовых сочетаниях, сочетаниях текстур или определенном использовании света, будь то в студии, на улице или на природе.

    Со временем этот стиль формирует вашу работу, делая ее уникальной. Это преднамеренный способ работы — сочетание вашего выбора оборудования, предмета и методологии — который вы разработали с течением времени для создания работы, которая почти как подпись того, как вы видите мир вокруг себя.

    Эстетика — это то, как этот стиль формирует понимание того, что вы фотографируете — как ваш стиль и ваш предмет связаны друг с другом?

    Эстетика может описать, как вы используете определенный стиль съемки для представления или взаимодействия с вашим предметом, чтобы он вызывал реакцию у вашего зрителя, которая выходит за рамки его внешнего вида.

    Это не обязательно должна быть какая-то глубокая академическая или философская причина; вместо этого это может быть просто связь, которая связывает ваш стиль и выбор предмета, чтобы они работали вместе.

    13 советов по созданию эстетической фотографии

    1. Разработайте свой стиль

    Стиль формирует эстетику, и хотя вы, возможно, не в состоянии сознательно различать их, вы можете принимать осознанные решения о том, как развивать и развивать свой стиль посредством образования и экспериментирование.

    Развитие своего стиля может означать стремление к совершенствованию своих знаний и опыта в любом аспекте вашей фотографии, будь то изучение различных способов портретного освещения в студии или более глубокое понимание того, как обрабатывать ваши изображения.

    Вы можете прочитать о теории цвета, основах композиции, таких как правило третей, или узнать о том, что значит работать в черно-белом режиме, и многое другое.

    Все это расширит ваше понимание и даст больше возможностей для создания эстетичных картин.

    2. Читать об истории искусства

    «Доярка» Йоханнеса Вермеера. Всеобщее достояние.

    Глубокое знание истории искусства и места фотографии в ней поможет вам более осмысленно относиться к своей работе, привнося уровень понимания и внимания к тому, как вы создаете свои фотографии.

    Возвращаясь к примеру Бернда и Хиллы Бехер, их работа глубоко опирается на механическую природу фотографии и то, как мир представлен через образы, используя труды философа Вальтера Беньямина.

    Это не означает, что каждый фотопроект, за который вы беретесь, должен основываться на многовековой истории искусства.

    Понимание того, как художественные практики связаны с вашей работой, позволит вам развиваться как фотографу и находить идеи, которые в противном случае вы никогда бы не придумали.

    Поначалу это может показаться пугающим, но есть много книг, которые являются интеллектуально обширными, но при этом не претенциозными и не зависящими от существующих знаний.

    Для начала ознакомьтесь с книгой Ways of Seeing Джона Бергера. Она короткая и легко читаемая, и является одной из самых влиятельных книг по искусству, когда-либо написанных.

    Сопутствующий телесериал BBC, представленный самим Бергером, передает некоторые сложные идеи, но очень ориентирован на основную аудиторию. Он доступен в четырех частях на YouTube и имеет чудесную атмосферу 1970-х годов.

    3. Делайте много фотографий

    © Alif Ngoylung

    Как правило, успешные фотографы не сразу создают стиль или эстетику.Вместо этого это то, что развивается в течение многих лет в результате создания тысяч и тысяч фотографий.

    Сегодня нам повезло, что при цифровой съемке мы можем делать бесчисленное количество фотографий, не беспокоясь о стоимости обработки рулонов пленки и изготовления отпечатков.

    Однако это не значит стрелять бездумно. Необходимо найти баланс между созданием фотографий, чтобы узнать, что работает, а что нет, и работой с вдумчивым и взвешенным подходом.

    Оба этих метода имеют свои преимущества, когда дело доходит до продвижения вашей фотографии.

    4. Отредактируйте свою работу

    Вы можете многому научиться, делая большое количество фотографий, но ключ к этой практике заключается в том, чтобы сесть за редактирование ваших фотографий.

    Однако это не означает постобработку, т. е. игру с ними в Lightroom, добавление пресетов или настройку контрастности.

    Редактирование вашей работы означает просмотр ваших изображений и выбор того, какие из них работают, а какие нет.

    Анализ ваших успехов и неудач — ценный процесс обучения, даже если вы не всегда знаете, почему принимаете те или иные решения.

    Часто у нас есть подсознательное понимание того, почему одно изображение правильное, а другое немного неточное, и со временем вы впитываете понимание, особенно когда дело доходит до композиции.

    Изучение основ композиции может быть полезным, но очень немногие фотографы берут камеру и думают про себя: «Хорошо, я собираюсь использовать правило третей для этой фотографии.

    Вместо этого их глаз инстинктивно знает, как составить композицию, основываясь на бесчисленных фотографиях, которые они создали — и в которых потерпели неудачу — в прошлом.

    Процесс редактирования является важной частью развития каждого фотографа.

    5. Экспериментируйте и терпите неудачу

    Неудача — ключ к прогрессу. Успешные художники и фотографы не натыкаются на эстетику при создании своих знаменитых фотографий, и это случается не с первого раза.

    Наоборот, эстетика является результатом бесчисленных экспериментов и неудач в течение определенного периода времени, каждая из которых является важной частью процесса.

    Каждый неверный шаг — это возможность учиться, подводить итоги и двигаться вперед.

    6. Создайте комплекс работ

    Стиль и эстетика не существуют в индивидуальной фотографии фотографа. Как и в случае с Берндом и Хиллой Бехер, эстетика, сформированная стилем, — это то, что проявляется в более крупном проекте, часто создаваемом в течение длительного периода времени.

    Совокупность работ часто характеризуется чем-то, чем вы увлечены, будь то определенный вид птиц, протестное движение или документирование того, как ваш собственный район меняется с течением времени.

    Несмотря на то, что речь может идти о стиле, создание эстетики может быть связано с личным участием в том, что вы фотографируете.

    Это выходит за рамки того, как это выглядит, и изображения в серии изображений. Речь идет о погружении в то, что делает его отличительным и уникальным, и использовании ваших фотографий — и фотографического стиля — для того, чтобы рассказать свою историю.

    7. Расскажите историю

    Иногда кажется, что фотографию можно разделить на две категории: первая категория состоит из изображений, которые озабочены поверхностью, создавая что-то, что поглощается внешним видом и без дальнейшего интерес.

    Вторая категория фотографий состоит из изображений, которые уважительно относятся к предмету, стремясь создать эмпатическую связь между зрителем и тем, что изображается, что выходит за рамки только его внешнего вида.

    Очевидно, что это упрощение фотографии, и такой упрощенный взгляд на нее может быть элитарным. Кроме того, тот факт, что фотография может быть отделена от поверхности, во многом объясняет, почему среда настолько сильна.

    Однако представление о фотографии как о характеристике этих двух категорий может быть полезным, если вы хотите бросить себе вызов и продвинуться дальше в своей работе.

    В этом смысле рассказ истории не обязательно означает создание нарратива; скорее, речь идет о создании визуального моста, который приближает зрителя к пониманию опыта человека или процессов, лежащих в основе того, что изображается.

    Это означает тратить время на изучение и связь с вашим предметом, а не просто прыгать, делать снимок, публиковать его в социальных сетях, а затем двигаться дальше.

    8. Посетите музеи и художественные галереи

    Без названия Рентген (слева) и Абажур (справа) Ман Рэя. Всеобщее достояние.

    Точно так же, как изучение истории искусства может открыть новые возможности, погружение в трудную работу может открыть для вас новые возможности.

    Многие походы в художественные музеи и фотогалереи могут сбивать с толку, но знакомство с новыми идеями и решение проблем, связанных со странными и запутанными концепциями, могут вызвать новые идеи.

    Может показаться, что галереи любят использовать громкие слова и, казалось бы, претенциозные объяснения, но подавляющее большинство посетителей такие же, как и все мы: у нас ограниченные знания о предмете, и требуется немного времени и усилий, чтобы разобраться с тем, что развешано на стенах.

    Это того стоит; признанные художники всегда ищут вдохновения в работах других, не только с точки зрения того, что создавать, но и с точки зрения эстетики того, как это можно создать.

    9. Посетите семинар с одним из ваших любимых фотографов

    Известные фотографы часто проводят семинары, которые открыты для всех и могут быть отличной возможностью получить как можно больше не только с точки зрения практических методов, но и в том, как фотограф подходит к своей работе как художник.

    Лучшие фотографы, как правило, невероятно щедры со своим временем, и посещение семинаров может быть чрезвычайно полезным, когда дело касается развития вашей собственной работы.

    10. Получите обзор портфолио

    Если вы не можете посетить семинар, многие фотографы и кураторы предлагают обзоры портфолио, где они просмотрят ваши работы, а затем сядут с вами, чтобы обсудить, что работает, что не так и куда идти дальше.

    Эти обзоры могут открыть вам глаза, и хотя вы можете открыть для себя некоторые мысли о том, почему некоторые из ваших работ не так хороши, как вы надеялись, вы также получите массу идей о том, как их использовать. затем и закончите сессию, чувствуя вдохновение пойти и пострелять.

    Смотрите также: как сделать фотопортфолио.

    11. Получите отзывы от друзей и родственников

    Наши друзья и члены семьи наблюдали за нашим прогрессом на протяжении многих лет, и хотя у них может не быть опыта признанного художника или куратора, их мнение не менее ценно.

    Обсудите свои идеи, отправьте им фотографии и продолжайте спрашивать отзывы о том, какие изображения, по их мнению, работают лучше всего.

    Если вы уверены, что они могут быть конструктивными в своей критике, вы также можете спросить, какие изображения им не нравятся.

    Как уже говорилось, уроки на своих ошибках могут быть чрезвычайно ценными, но мы можем быть настолько захвачены нашим собственным пузырем, что становимся слегка слепыми к нашим собственным образам.

    12. Получите обратную связь от социальных сетей

    Социальные сети могут быть жестокой и разочаровывающей платформой, когда дело доходит до поиска подтверждения нашей работы как фотографов, но при правильном подходе они могут быть полезным инструментом при попытке развивать свою эстетику.

    Заманчиво думать о социальных сетях как о портфолио, но это может быть ограничивающим фактором, не позволяющим нам представить то, что мы видим как наши «второстепенные» фотографии, и вызывать в нас чувство беспокойства, что нам постоянно приходится публиковать наши лучшие фотографии. фотографии.

    Конечно, это просто невозможно, если вы публикуете сообщения регулярно.

    Попробуйте отказаться от публикации только своих лучших изображений. Вместо этого смотрите на социальные сети как на место для документирования эволюции вашей работы и как на платформу для проверки новых идей.

    Таким образом, такие платформы, как Instagram и 500px, где зрители, как правило, быстро забывают то, что они только что видели, могут быть возможностями для оценки реакции и поиска отзывов.

    Это может быть гораздо полезнее для вас как фотографа, а также более привлекательно для вашей аудитории.

    13. Найдите свою нишу

    Ясно, что вы увлечены фотографией, но создать эстетику в своей работе можно так же просто, как проявить искреннюю страсть к конкретному предмету.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.