Федра спектакль: Федра — смотреть спектакль в театре имени А.С. Пушкина

Содержание

Книга «Федра. Пьеса Жана Расина в постановке Московского Камерного театра А. Таирова»

Федра. Пьеса Жана Расина в постановке Московского Камерного театра А. Таирова

«Федра» в Камерном театре принадлежит к событиям историческим» — так написал один из самых больших критиков русского театра П.А. Марков. Обращение к переосмыслению античного мифа в начале 20-х г.г. ХХ в. было достаточно неожиданным. Но решительность и бескомпромиссность, с которыми театр искал в драматургии «созвучия революции», стремился к тому, чтобы наполнить спектакль «игрой подлинных страстей» (так говорил режиссер А. Таиров) сделали из придворной трагедии Ж. Расина монументальный спектакль. Спектакль был принят и зрителями, и критикой с большим воодушевлением.

Поделись с друзьями:

Издательство:
Арт Волхонка
Год издания:
2018
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Перевод:
Брюсов В.
Тип обложки:
Твердый переплет
Иллюстраторы:
Веснин А. А.
Формат:
60х90 1/8
Размеры в мм (ДхШхВ):
290×220
Вес:
775 гр.
Страниц:
128
Код товара:
912614
ISBN:
978-5-906848-26-0
В продаже с:
23.12.2017
Аннотация к книге «Федра. Пьеса Жана Расина в постановке Московского Камерного театра А. Таирова»:
«Федра» в Камерном театре принадлежит к событиям историческим» — так написал один из самых больших критиков русского театра П.А. Марков. Обращение к переосмыслению античного мифа в начале 20-х г.г. ХХ в. было достаточно неожиданным. Но решительность и бескомпромиссность, с которыми театр искал в драматургии «созвучия революции», стремился к тому, чтобы наполнить спектакль «игрой подлинных страстей» (так говорил режиссер А. Таиров) сделали из придворной трагедии Ж. Расина монументальный спектакль.
Спектакль был принят и зрителями, и критикой с большим воодушевлением. Читать дальше…

ФЕДРА В ЛЕСУ | Петербургский театральный журнал (Официальный сайт)

Беседу с Мариной Игнатовой ведет Евгений Авраменко

М. Игнатова.
Фото из архива БДТ

Впервые встретившись с Мариной Игнатовой в жизни, я готов был воскликнуть вслед за Дидро: «Мадам, я думал, вы на голову выше!» Конечно, данные актрисы — высокий рост, стать — никуда не исчезли, просто в жизни она не показалась такой мощной и монументальной, как на сцене. Словно спустилась с котурнов. Очки, неожиданные на знакомом лице, усиливали впечатление наивности и даже некоторой беззащитности, придавали облику мягкость (недаром писатели любят наделять близорукостью самых мягких и доверчивых героев). Игнатова усмехнулась: «Ну да, на сцене у меня все немного в тумане»…

Бывает, человеку приходится довольно долго идти против течения, но потом в его жизни происходит важная перемена и он движется уже словно подхваченный чьей-то рукой. В случае с Игнатовой такой важной переменой стал переезд из Москвы в Петербург в 1998 году, когда она вошла в труппу БДТ имени Г. А. Товстоногова. Актриса, семнадцать лет прослужившая в «Ленкоме», не избалованная признанием и количеством ролей (хотя была работа и на других подмостках, а также в кино), удачно вписалась в театральную среду Северной Пальмиры. В ее творческую жизнь вошли режиссеры Адольф Шапиро, Темур Чхеидзе, Григорий Дитятковский, Валерий Фокин, Кристиан Люпа и др. В БДТ Игнатова сыграла Раневскую в «Вишневом саде» (ввод), Гурмыжскую в «Лесе», расиновскую Федру, после которой критики признали, что Петербург обрел превосходную артистку. Лермонтовскую баронессу Штраль, госпожу де Сотанвиль Мольера, Елизавету Тюдор Шиллера… шекспировскую Гертруду («Гамлет» театра «Приют Комедианта»). Сегодня актриса, служа в труппе БДТ, играет еще в Александринском театре и в «Русской антрепризе имени Андрея Миронова». Появились награды: «Золотой софит», Премия Станиславского. В феврале этого года Игнатова стала народной артисткой России.

Несмотря на всеобщий интерес, она не из тех, кто на виду. Даже на интернет-форуме зрители удивлялись, почему ничего не известно о замечательной Марине Игнатовой… Она находится вне театральной суеты, не кажется открытым, распахнутым человеком. Наверное, поэтому у нее нечасто берут интервью. «Вообще, я молчунья, — предупредила она перед беседой, — меня нужно разговорить». «Разговаривание» началось в ноябре, после репетиции спектакля Григория Дитятковского «Идеальный вор» по пьесе Ярослава Ивашкевича.

Евгений Авраменко. Когда вы решили стать актрисой?

Марина Игнатова. Для меня самой это странно, как такового решения не было. Я любила школьные вечера, обожала читать стихи. (Шутливо декламирует.) «Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы…». Читала Блока, Цветаеву. Но в самодеятельности не занималась, а увлекалась спортом, я — фехтовальщица. Дочь медиков, собиралась в медицинский поступать, занималась с репетитором. И вот мы сидим, какие-то задачи по физике решаем, а я все стихи читаю. Мне задачки решать, а я — стихи. И репетитор говорит: «Марин, иди в артистки!» Вот, отправилась в Москву, в Школу-студию МХАТ, но меня не взяли, сказали: истеричная она какая-то, странная… Тогда я вернулась в Горький и поступила в Горьковское театральное училище к Валерию Семеновичу Соколоверову, а после опять поехала в столицу и стала студенткой ГИТИСа.

Е. А. После училища была бoльшая уверенность?

М. И. Какое там… Ничего подобного. Честно говоря, последние лет десять (максимум — пятнадцать) я начала что-то понимать о профессии. Конечно, играла, что-то хуже, что-то лучше, но тогда совсем ничего не понимала. И даже сейчас все приходится начинать с нуля. С Григорием Дитятковским начали репетировать «Идеального вора» — все равно с нуля, как будто вообще ничего не умела… и не умею.

Д. Карасев (Миша Земцов), М. Игнатова (Девушка, похожая на ангела). «Жестокие игры». Театр Ленинского Комсомола.
Фото из архива М. Игнатовой

С О. Янковским в антракте спектакля «Чайка». Театр Ленинского Комсомола.
Фото из архива М. Игнатовой

Е. А. Вы можете сказать, что кто-то из актеров оказал на вас особое влияние?

М. И. Насчет особого влияния не знаю… Во всяком случае, увлечений у меня было очень много. Мы, студенты Андрея Александровича Гончарова, учились при Театре имени Маяковского, и я увлекалась Татьяной Дорониной, ходила на все ее спектакли, дома подражала ей. Мне казалось, что Татьяна Васильевна необыкновенная, фантастическая, что актриса должна быть именно такой. Когда во МХАТе увидела Екатерину Васильеву, испытала потрясение, меня просто с ног сбило. Я подумала: вот какой должна быть актриса! Когда в «Ленком» пришла Инна Чурикова, я ни один спектакль с ее участием не пропускала. И думала: вот! В Театре имени Маяковского посчастливилось застать Лидию Сухаревскую; мы ходили на «Старомодную комедию», где она играла со своим мужем Борисом Тениным. И называть любимые имена я могу долго. Алиса Фрейндлих. Зинаида Славина. Ольга Яковлева и другие эфросовские актеры. Студенткой я бывала на репетициях Эфроса. Его «Трех сестер» помню по мизансценам. Эфросовские артисты понимали друг друга с полуслова, общались на только им доступном, «птичьем», языке, обладали удивительной детскостью. Какие-то вещи могли сделать только они, например сыграть впечатление. Впечатление, а не конкретного человека. Позже, когда в «Ленкоме» у меня не ладилось и состоялся важный разговор с Марком Анатольевичем Захаровым, он вздохнул и произнес: «Да, вам, наверное, надо было с Эфросом работать». Но того уже не было в живых…

Е. А. Вам повезло: с некоторыми из своих «увлечений» вы встретились в работе…

М. И. Да, с Татьяной Васильевной я играла в спектакле «Она в отсутствие любви и смерти», с Борисом Михайловичем репетировала «Клима Самгина», в ленкомовском «Мудреце» мы с Инной Михайловной в разных составах играли Клеопатру Львовну… Повезло, на самом деле повезло.

Е. А. И, честно говоря, я не ожидал, что, придя брать интервью в гримерную Марины Игнатовой, окажусь и в гримерной Алисы Фрейндлих.

М. И. А разве я могла раньше себе представить, что буду сидеть в одной гримерной с этой великой, нежно мною любимой актрисой?

М. Игнатова (Мамаева). «Мудрец». Театр Ленинского Комсомола.
Фото из архива М. Игнатовой

Е. А. Гончаров взял вас в театр еще студенткой…

М. И. Он занимал в спектаклях некоторых студентов. После того как мы показали отрывок из «Фантазий Фарятьева», где я сыграла Любу, взял и меня, так что в театре я работала со второго курса. Он ввел меня вместо уволившейся Светланы Мизери на роль Жены в спектакль «Она в отсутствие любви и смерти» по пьесе Радзинского, а потом предложил роль Лидии Варавки в своем «Климе Самгине». Получив роль на втором курсе, премьеру я сыграла лишь на четвертом, поскольку Андрей Александрович репетировал годами, а затем ушла к Марку Анатольевичу. Мы пришли в «Ленком» вместе с подругой Ирой Серовой: она — показываться, я — подыгрывать. Но в результате взяли меня, предложили роль миссис Пейдж в «Виндзорских проказницах», которых ставил Анатолий Васильев. К сожалению, с ним так и не удалось поработать: спектакль не вышел. Но зато в театральной квартире мы жили через стенку, его жена Надя моя подруга.

Е. А. Мизери, после которой вы стали играть в спектакле «Она в отсутствие любви и смерти», человек другого поколения. Прочитав в одной из давних рецензий, что ее героиня — уставшая и одинокая женщина, ищущая выход из тупика, я удивился: у Мизери это могло быть органично, но что здесь близкого студентке?

М. И. Странно, но мне вообще было интереснее играть возрастные роли, искать характер. Я в «Ленком» пришла — начала репетировать Памелу в «Дорогой Памеле» Патрика, и мы играли на пару с Еленой Фадеевой. Так что бабушек я рано начала играть.

Е. А. Но ведь Фадеева была старше вас едва ли не на полвека…

М. И. Сначала я репетировала Глорию Гулок, а главную роль — Татьяна Пельтцер, но она ушла из репетиционного процесса, и взяли Елену Алексеевну. Когда она заболела, быстро ввели меня. Конечно, Елена Алексеевна исполняла роль с большей погруженностью, подробностью, а я играла безо всякого грима, только надевала паричок такой — короткая стрижечка — мне он очень нравился. Был условный ход, не скрывалось, что артистка молодая.

Е. А. Когда вы покидали Москву, было предчувствие, что начинается новый интересный этап?

М. И. Когда я покидала Москву, то думала, что у меня все вообще может закончиться как у актрисы, а не начаться. Я ехала в никуда. Просто ехала за мужем…

Е. А. Александром Беляевым, музыкантом…

М. И. Сейчас он не занимается музыкой. Его первая группа — ленинградский «Телевизор», в которой он был с самого основания, а через несколько лет ушел в «Наутилус Помпилиус». В Москве у Саши была работа, но он не любит столицу. Сам из Питера, он просто фанат этого города. Не могу сказать, что в столице у меня все интересно складывалось, я подумала: а что, собственно, теряю? Ролей в «Ленкоме» было мало, поддерживался дух конкуренции. Например, на роль Маши в «Чайке» были назначены четыре актрисы (если не пять!), включая меня. Этакие Олимпийские игры… Помню (смеется), Марк Анатольевич как-то, почувствовав мое недовольство, распирающее волнение, подошел и иронично так спрашивает: «Ну что, искрите, Марина Октябрьевна?»

Е. А. Вы с мужем какое-то время жили на два города?

М. И. Да, долго. Некоторое время я приезжала сюда два раза в неделю. Отыграю спектакль — и в Питер, здесь два дня побыла — и обратно в Москву на спектакль.

И. Заблудовский (Карп), М. Игнатова (Гурмыжская). «Лес». БДТ.
Фото из архива М. Игнатовой

Е. А. Оставляя столицу, вы ехали именно в БДТ?

М. И. Я любила БДТ. В свое время, когда в Горьком были большие гастроли, я посмотрела много спектаклей и влюбилась в этот театр. А когда пришла пора выбирать, подумала: если в Питер, то куда еще, как не в БДТ? Сцена большая, хорошая… А до этого я снималась с Андреем Толубеевым — Царство ему небесное — в фильме «Лабиринт любви», и он сказал: если решишь к нам — звони. Когда я решила, Кирилл Юрьевич Лавров приехал на «Чайку» и после просмотра объявил, что берет меня. И все — легко… (Улыбается.) Сели в машину да поехали.

Е. А. В чем для вас разница между Москвой и Петебургом?

М. И. Не могу определить ее точно, но она есть. Разница в существовании на сцене. Хотя, может, мне так кажется после «Ленкома», театра весьма специфичного, с его-то ритмом, галопом. Здесь все спокойнее.

Е. А. В одном интервью Валерий Фокин заметил, что в Питере по сравнению с первопрестольной мало театральных событий, ситуация спокойная, ровная, «немного даже замшелая»…

М. И. Нет. Хотя, когда я уезжала, Марк Анатольевич вопрошал: куда вы едете, ну куда вы едете? Вы едете типа… в Екатеринбург. Действительно, в Москве денег больше, возможностей, все ярче, шумней. Бывает, спектакль ничего из себя не представляет, а шуму… Но питерский ритм мне, видимо, ближе, потому что о Москве я даже не вспоминаю. Этот ритм более созерцательный, что ли. Переезжая сюда, я Питер уже знала и любила.

Е. А. Вы пересекались с Фокиным в столице?

М. И. В Театре имени Ермоловой он ставил «Бесноватую» по роману «Идиот», и я репетировала Настасью Филипповну. Виктор Проскурин — Мышкин, Александр Балуев — Рогожин. Но у меня не получалось, и я ушла*. Потом уже здесь Валерий Владимирович позвонил и пригласил в Александринский театр.

Е. А. Подразумевался ваш переход туда?

М. И. Разговоры об этом велись изначально, но… мне хорошо в БДТ. От добра добра не ищут.

Е. А. Когда вам предложили сыграть Настасью Филипповну, не удивились? Просто сложно представить вас, человека гармоничного склада, склонного к самоконтролю, рефлексии, в роли «бесноватой».

М. И. Не удивилась. Обрадовалась: невероятно хотелось работать над чем-то.

Е. А. По «Живому трупу» видно, что Фокин полагается на вас как на актрису. В сцене, когда Лиза узнает из письма о смерти Протасова, режиссер ничем не «прикрыл» вас, все держится на сильном эмоциональном исполнении. А если сегодня на спектакле что-то не сложится? Спрятаться ведь некуда.

М. И. Но есть профессиональные хитрости. Иногда можно себя чем-то разбудить, это же профессия, а не наитие…

Е. А. Недавно на «Живом трупе» произошла накладка: не поднялась площадка, на которой лежит Протасов. Спектакль минут через двадцать неожиданно прервали, а потом и вовсе отменили. На вашей памяти случалось подобное?

М. И. Нет, это впервые. И от этого жутковато: в тот вечер был полный зал, некоторые, может, годами собирались в театр… Очень важно, чтобы люди получили что-то от спектакля. Вот я выхожу из БДТ, иду по улице вслед за последними зрителями, слышу их разговор. Они могут напутать, сказать, что посмотрели «Марию Стюарт» Шекспира (думаешь: ну какой Шекспир!), но на душе так приятно, если их в спектакле что-то зацепило. Сегодня, мне кажется, зрители наиболее открыты именно позитивным переживаниям, они сознательно провоцируют себя на смех, даже в самых, казалось бы, неподходящих моментах. И хочется идти им навстречу. Пока меня не привлекают такие драматурги, как О’Нил или Олби. (Недавно Георгий Цхвирава предложил сыграть в его «Долгом путешествии в ночь» по О’Нилу — я отказалась.) Речь не о том, чтобы ставить ширпотреб, пошлые комедии, просто сегодня хочется дарить светлые чувства.

Е. А. Список режиссеров, с которыми вы работали, довольно длинный. Можете сказать, что с кем-то процесс шел особенно легко, словно сам собой, а с кем-то было сложнее?

М. И. Я всегда пытаюсь слушать режиссера, иду за ним, и со всеми работалось слаженно: и с Темуром Чхеидзе, и с Григорием Дитятковским, и с Валерием Фокиным, и с Кристианом Люпой.

Е. А. С Люпой? Думаю, он режиссер не нашего сознания, и актеру русской школы, стремящемуся к жизненному объему, к пониманию логики (пусть своеобразной, но все-таки логики) поведения своего героя, не так просто в его спектакле.

М. И. Ну что значит «не нашего сознания»? В его «Чайке», по моему ощущению, много моментов, понятных именно нам. Там, например, про то, что жизнь бежит, а мы за ней, что мы живем прошлым. Это вообще свойственно русским — жить прошлым, мы все время к нему обращаемся, смотрим через него. А на западе живут «вперед». Я видела спектакль Люпы «На вершинах царит тишина» по Бернхарду: три часа смотришь на чужом языке — и все ясно. И во время репетиций я его абсолютно понимала. Кажется, и он меня понимал, словно говорил: все правильно, туда, туда, только не хочу спугнуть…

Правда, сначала я негодовала: недели две Люпа ходил перед нами босиком, бил в барабан (у гениев свои странности) и рассказывал о пьесе и персонажах, а мы сидели и слушали, слушали… К концу второй недели я думаю: ну сколько же можно?! Хотелось… не знаю… вскочить, закричать… Зато потом очень быстро процесс пошел.

Вот с кем, пожалуй, было очень сложно, так это с Жаком Лассалем, ставившим в БДТ «Жоржа Дандена». Ему хотелось результата сразу, а я к этому иду долго, боюсь сразу дать результат. Помню, на репетициях он говорил: вы какая-то Федра в лесу…

Е. А. ?

М. И. (с улыбкой). Просто Лассаль посмотрел спектакли «Федра» и «Лес», после чего выбрал меня на роль госпожи де Сотанвиль. И говоря так, он имел в виду, что видит прежних героинь: мол, пока я вижу Федру в лесу, а где Сотанвиль-то? Я находилась в процессе поиска, не готова была быстро создать образ. А вообще всегда иду за режиссером… Сейчас — за Дитятковским. Пока не очень понимаю куда, но иду.

Е. А. Еще бы! После «Федры»…

М. И. Григорий Исаакович — необыкновенно начитанный, образованный человек. А в «Федре» я не то что шла… в тот материал я просто нырнула и растворилась. На «Федру» я смотрю с особой любовью. После нее думала: а что можно еще сыграть такого интересного? Там для меня — все. Да, был период, когда ничего другого не хотелось.

Е. Попова (Энона), М. Игнатова (Федра). БДТ.
Фото из архива театра

Е. А. Как проходила работа над «Федрой»?

М. И. Мы много читали по теме, очень подробно работали с пьесой, был использован архаичный перевод 1823 года, с тяжелым слогом. Григорий Исаакович вообще основательно влезает в текст. До занудства… (смеется). Да простит он мне. От слишком настойчивого внимания к тексту даже возникает некоторое раздражение. Вот сейчас вышли на сцену — и опять в него погружаемся, и нет движения. Кажется, уже хватит, хочется играть. Но в «Федре» работа меня так захватила, что я могла репетировать сутками.

Е. А. В его «Двенадцатой ночи» играют замечательные артисты, но спектакль непросто выдержать до конца. Вся интрига, как ни парадоксально, заставляет скучать. Правда, как только выходит Алиса Бруновна, сразу все становится на свои места…

М. И. Не знаю, когда смотрела я, казалось, что и Алисе Бруновне, актрисе такого колоссального масштаба, непросто в этих условиях. Я, кстати, видела «Двенадцатую ночь» Деклана Доннеллана — хохотала до слез. Там все роли играли мужчины, и разыгрывали они всю историю с такой легкостью! Не было той пошлости, какая бывает, когда мужчины переодеты женщинами. А в БДТ очень много подробностей, абсолютно лишних, на мой взгляд.

Е. А. А как «послушная» актриса чувствует себя во время съемок в сериалах? Там отсутствие мощного «поводыря» мешает или, наоборот, дает больше свободы?

М. И. И там я не предоставлена сама себе. Все равно есть история, режиссерская задача. Вряд ли есть необходимость говорить о сериалах: да, они помогают в материальном плане, освобождают голову от мысли о бюджете… но разве есть в сериалах про милицию что-то выдающееся? Как редкие исключения попадаются интересные роли, например, Нателлы* в «Тайнах следствия». И какого бы уровня ни был сериал, стараешься придумать что-то… На съемочный процесс уходит много времени, и его используешь на поиск.

Е. А. Нателла — персонаж, прямо скажем, шокирующий: психически нездоровая женщина, убийца…

М. И. Сначала я отказалась, еще не прочитав сценарий, а только выслушав продюсера. Но продюсер уговорила…

М. Игнатова (Елизавета). «Мария Стюарт». БДТ.
Фото из архива театра

Е. А. Каково ваше отношение к профессии? Вы из числа фанатиков?

М. И. Это профессия, ею нужно заниматься адекватно. Нет, я не фанатик, мне кажется, есть вещи интереснее, чем театр. Очень люблю природу, обожаю рыбалку. Бывало, пойду на даче, наловлю в трехлитровую банку карасей и выпускаю. На следующий день опять наловлю и выпускаю. Хотя, конечно, не могу назвать себя заядлым рыбаком. Люблю хорошее кино…

Е. А. Кто из кинорежиссеров нравится больше всего?

М. И. Об этом можно говорить бесконечно. Микеланджело Антониони, Лукино Висконти, Бертран Блие, Райнер Вернер Фассбиндер, Фолькер Шлендер. Голландский режиссер Йос Стеллинг; не так давно вышел его фильм «Душка» с Сергеем Маковецким. Могу из дома не выходить — лежать и до боли в боках смотреть такое кино. Недавно наконец-то пересмотрела фильм Бернардо Бертолуччи «Двадцатый век» — грандиозное полотно. Сейчас на столике лежит книга Педро Альмодовара. И, готовясь к премьере, смотрю фильмы Анджея Вайды по Ивашкевичу.

Е. А. Вы часто играете ситуацию выбора и точно передаете душевные муки, сопровождающие его. А в жизни вы тяжело принимаете решения?

М. И. Иду к решению, может, долго: чем оно серьезнее, тем дольше иду. Я не спонтанна, всегда раздумываю. И к переезду сюда шла долго, все не решалась, но когда решила — уже не жалела и не жалею. Я не азартный человек, не искательница приключений, мне лучше с книжкой на диване. Да, вот мои приключения — с книжкой на диване.

Е. А. А какие авторы любимые?

М. И. Среди самых любимых — Гончаров (обожаю его «Обрыв», «Обломова»), Лев Толстой. Я люблю какое-то время читать одного автора. Например, будучи студенткой, некоторое время читала только Достоевского, практически всего. Но Толстой нравится больше… В другой период я читала только японскую литературу. Кто еще среди любимых? Пушкин, конечно. Тютчев. Баратынский. Бунин. Из зарубежных — Борхес. Маркес. Фолкнер. Томас Манн, «Иосиф и его братья» — одно из любимейших зарубежных произведений. Сейчас читаю Ивашкевича, все время перечитываю на ночь его пьесу.

Е. А. На ночь?

М. И. Конечно, я к этому привыкла со студенчества. Обязательно читаю перед сном: так откладывается лучше, утром проснешься — и все встало на свои места, что-то особенно запало.

Е. А. Вы, как видно, книгочей… А как насчет театральной критики?

М. И. Раньше, наверное, я была более открыта для нее, она меня меняла, а сейчас так сказать не могу. В критике ищешь помощь, чего у очень многих рецензентов сегодня не найти: они заняты больше самовыражением, чем предметом, и самовыражаются не всегда адекватно. Мне кажется, если что-то хорошо, то нужно говорить: это хорошо. А не так: «Это хорошо, но…» — и начинается… возня. Иногда приходится читать просто оскорбительную критику на своих коллег. Такая может раздавить, убить, но помочь не в состоянии. Конечно, в театральной критике есть вершины, конечно, я читала Наталью Крымову, читаю Алексея Бартошевича, Вадима Гаевского. Вот эти статьи способны помочь. Мне очень интересны Марина Дмитревская, Лилия Шитенбург, Елена Горфункель, Татьяна Ткач. Текстов Жанны Зарецкой жду с предвкушением, думаю: чем же сегодня удивит меня эта эксцентричная, саркастичная дама? Иногда сквозь ее иронию не понятно, хвалит она или ругает, но прибавляет оптимизма точно — когда никого не осуждает. Помню, после переезда сюда, листая газету и еще не запомнив ее фамилию, я спрашивала: а где, где… как же? Зарецкая? И расстраивалась даже, если не находила ее.

Е. А. У вас есть мечта о роли?

М. И. Сейчас нет. Была единственная мечта — Катерина в «Грозе». Сейчас я вообще не мечтаю, живу этим днем. Что Бог даст — то и хорошо.

Е. А. Что такое для вас работа актера?

М. И. Возможность узнать себя. Я не думаю о театре как о кафедре, хотя, может, годам к семидесяти это и придет. Но в студенчестве мы относились к театру прямо со священным трепетом, думали: вот, людям души лечим… Интересно заниматься своей душой через материал, он открывает во мне новое, и, может, кто-то увидит в этом себя. Работая над ролью, вдруг обнаруживаешь: а, вот как ты можешь… вот что, оказывается, у тебя есть… В жизни не получается так. В жизни я книжки читаю, кино смотрю, гуляю. Нет таких поступков, страстей, через которые можно было бы увидеть нечто… Вот Елизавета Тюдор: откуда-то вылез этот зычный голос, смех этот странный. Вообще, в последнее время на сцене не я в «предлагаемых обстоятельствах», я стараюсь идти к персонажу, не подтягивая его к себе. Стараюсь найти характер, увидеть другого человека.

Е. А. То есть выстраиваете роль не «изнутри», а пытаетесь увидеть персонаж со стороны…

М. И. К нему, к нему, к персонажу. И вдруг видишь, как смеется твоя героиня, какая у нее походка. Недавно смотрела передачу с записями актерских тренингов по Михаилу Чехову… Вдруг обнаружила, что мне это очень близко — поиск центра и другие упражнения на характерность. Мне нравится, когда и режиссер идет к автору, а не подтягивает его ближе к нам. Часто попытки перенести действие в наши дни малоубедительны. Не лучше ли отправиться в путешествие туда, к автору? Хотя, конечно, дело не в том, где и когда действие происходит, важнее сохранить дух. Вот, например, у Висконти в «Белых ночах» есть ощущение и Достоевского, и, как ни странно, Петербурга.

Е. А. Елизавета — фигура не только литературная, но и историческая. Насколько для вас с Темуром Чхеидзе это было важно?

М. И. Мне было важно, у Шиллера ведь не совсем та Елизавета. У него Тюдор порой кажется однозначно отрицательной: загубила прекрасную, любящую, возвышенную Марию. А я искала положительное, хотела понять, почему, отчего. Елизавета сама мучается, сама мечется, у нее ведь действительно была колоссальная проблема. Я много читала о ней, смотрела фильмы с Бетт Дэвис и Кэтрин Хепберн и другие. Темуру Нодаровичу я благодарна за то, что он дал возможность увидеть себя такой, какой я и не представляла. В своих спектаклях он дает актерам воздух, необычайно уважителен с каждым, просто не способен вдруг отстранить человека от работы, заменить его. Если у того не получается, он ждет, ждет… Вместо «нет! это не то!» он говорит: «Я не настаиваю, но если бы ты посмотрела так…». Видя его внимательное отношение к молодым актерам, я мысленно говорю: кто бы мне предоставил такие условия, когда я начинала… И Темур Нодарович берет только тот материал, который чувствует; во всяком случае, мое ощущение драматурга не расходится с его ощущением.

М. Игнатова (Федра).
Фото из архива театра

Е. А. Как вы думаете, человек сам идет по жизни, определяет свою судьбу или Кто-то сверху направляет его?

М. И. Не знаю, очень сложный вопрос. Мне кажется, что-то направляет. Ведет и охраняет. Порой преподносит нечто неожиданное. Хочется в это верить… С чего это вдруг я взяла и свернула, переехала сюда? Наверное, это не только я сама выбрала. В Москве ничего подобного «Федре» сыграть бы не удалось. Помню, когда на репетициях в «Ленкоме» я пыталась показать что-то в высоком стиле, продекламировать, возвести очи горе, Марк Анатольевич в ответ: «Ой, как-то страшно стало, не надо…». Вообще, чем дольше живу — тем больше убеждаюсь, что человек движется не только своей волей. Вот на днях в БДТ меня поздравили со званием народной артистки. (Шутливо.) «Указ президента от четвертого февраля о назначении артистки Беляевой народной…»: по паспорту я Беляева. Смешно даже: ну какая я народная, я себя такой не ощущаю. Народная — это Алиса Бруновна, Зинаида Максимовна Шарко. Они оставили такой след, что скорее мир исчезнет, чем они забудутся. Для меня звание как подарок судьбы, разве можно после этого сказать, что человек сам определяет все в своей жизни?

Ноябрь 2008 г. — февраль 2009 г.

Премьерный показ спектакля «Федра»

Список участников:

Роман Виктюк, Дмитрий Бозин, Игорь Неведров, Александр Дзюба, Иван Иванович и др.

Загруженные файлы:

ФЕДРА. Премьера Театр Романа Виктюка 14 июля.docx Скачать файл
ТЕАТР РОМАНА ВИКТЮКА ЗАВЕРШАЕТ СЕЗОН ГРОМКОЙ ПРЕМЬЕРОЙ

14 июля 2015 г. в 19-00 на сцене МТЮЗ в рамках 15-го юбилейного «Театрального марафона», которым Театр Романа Виктюка традиционно завершает сезон, состоится премьерный показ спектакля «Федра» по одноименному произведению Марины Цветаевой.

Вот уже 15-й год подряд Театр Романа Виктюка в завершение сезона благодарит своих зрителей любимыми спектаклями. И на этот раз с 14 по 31 июля на сцене МТЮЗ будут представлены ярчайшие работы режиссера. В программу юбилейного «Театрального марафона» включены 11 постановок, среди которых не только давно известные и завоевавшие признание публики спектакли, но и долгожданная премьера от Романа Виктюка — «ФЕДРА».

Чрезвычайно сложный для театрального воплощения поэтический текст трагедии – одна из причин небогатой сценической истории пьесы Цветаевой. Но именно к ней уже во второй раз обращается режиссер Роман Виктюк.

«Марина Ивановна – это первый поэт России и один из великих поэтов мира. Ее «Федра», которая была сочинена в начале того века, сегодня для меня – такая молитва, такие слезы… И огромная радость того, что любовь – единственная заповедь природы человека!», — делится Роман Григорьевич.

Впервые желание поставить спектакль по пьесе Цветаевой возникло у Романа Виктюка еще в конце 80-х годов прошлого столетия. Вместе с актрисой Аллой Демидовой они тогда долго и напряженно подбирали способ, «театральный язык», который объединил бы поэтическое слово и пластику тела.

«Невозможно выразить словами ту энергию и страсть, которые двигали Цветаевой при написании «Федры», заставляя нас задуматься о новых, вернее, забытых в советском театре средствах театральной выразительности – о синтезе слова, музыки, ритмики, хореографии, о силе голоса, жеста и мимики в палитре актёра» — говорит Роман Виктюк.

И сейчас, спустя четверть века, Роман Виктюк вновь обращается к легендарной постановке вечной мифологической трагедии, но теперь он намерен создать совершенно иное действо:
«Мы прочли «Федру» Цветаевой в духе игрового мифологического студийного театра. На сцене афинская молодежная тусовка на фоне и внутри нашего здания в Сокольниках. Полутанец, полупение, полугимнастика, полуэротика задуманы как фон и исток трагических событий.
Хор на сцене появляется и исчезает, играя разные роли. Этому хору передана роль Лика Федры – её маски (Д.Бозин), роль Ипполита (И.Неведров), роль Судьбы — так нами назван персонаж, обозначенный у Цветаевой Кормилицей (И.Иванович). Тезей (А.Дзюба) саркастически управляет на разных музыкальных инструментах мифическим процессом из-за пределов основной игровой площадки».

14 июля 2015 года в 19-00 на сцене Московского Театра юного зрителя (Мамоновский пер., д.10)
«ФЕДРА»
Мистерия духа
[трагедия]

Автор пьесы – Марина Цветаева
Режиссура, музыкальная и пластическая партитура — Роман Виктюк
Сценограф — Владимир Боер
Режиссер по пластике – Владимир Аносов
Художник по костюмам — Елена Предводителева
Звукорежиссер — Людмила Платонова

Роли исполняют:
заслуженный артист РФ Дмитрий Бозин, Игорь Неведров, Александр Дзюба, Иван Иванович и др.

Тебе, воланчик! (Федра) | Театр

Спектакль «Тебе, воланчик!» поставлен по трагедии Жана Расина «Федра», переписанной современным американским автором Полом Шмидтом, с вкраплениями из «Ипполита» Еврипида. А еще — внимание! — по правилам игры в бадминтон, утвержденным соответствующей международной федерацией. Кому-то эта литературная композиция может показаться слишком уж причудливой, однако такова была оригинальная мысль режиссера Элизабет Ле Комте. Элегантная, жесткая, требующая безжалостной точности удара игра в бадминтон показалась ей убедительной метафорой французского королевского двора времен нормативной эстетики классицизма — то есть как раз той эпохи, когда была написана расиновская трагедия. «Мне было видение: птички, летающие вокруг, — делится режиссер спектакля. — Теперь мы знаем, что они называются воланы».

Запретная любовь героини оказывается безжалостной и стремительной, как полет воланчика. Персонажи пьесы то и дело вступают в новые раунды игры — игры не на вылет из турнира, а на жизнь. Реплики Расина сокращены до формата телеграфных сообщений, и все действующие лица спектакля находятся словно в каком-то силовом поле, источник которого не виден. Но то, что американский бадминтон целиком и полностью зависит от техники, сомнений не вызывает. «Тебе, воланчик!» — блестящий, победоносный пример слияния человека и современных технологий.

Возможно, поборники русского психологического театра будут оскорблены этим спектаклем. Ведь в постановке The Wooster Group усиленное эхо от слова значит больше, чем само слово, а тело актера подчас только объект для показа на видеоэкране; один из таких мониторов (а их на сцене много) становится чем-то вроде человеческого органа. Люди и технические средства подключены в спектакле The Wooster Group друг к другу, образуя единый подвижный аппарат, импульсы которого и провоцируют театральное переживание.

Российские режиссеры используют технические средства, как правило, довольно неумело, и потому на сцене они выглядят убого — как и любые неосмысленные заимствования. Первый в истории приезд в Россию The Wooster Group дает возможность увидеть первоисточник новаций, которые у них перенимали и в Америке, и в Европе. Именно «вустеры», в сущности, и придумали тот мультимедийный театр, приемы которого теперь растащили по всему свету. The Wooster Group — это классика жанра, самая знаменитая авангардная труппа США. Она появилась на свет в Нью-Йорке 70-х, на Wooster street знаменитого района Сохо — в бывшем гараже. Элизабет Ле Комте — одна из основателей театра, его бессменный идеолог и постоянный режиссер. Это она уже треть века со специфическим остроумием и романтическим упорством создает на сцене безжалостный мир, который многие называют woosterland.

The Wooster Group • Arzamas

Автор Кристина Матвиенко

Здание The Performing Garage Wikimedia Commons

Эта независимая театральная компания появилась на Манхэттене в 1975 году, выйдя из знаменитой The Performance Group Ричарда Шехнера, создателя «театра среды». Домом нового театра стал The Performing Garage на улице Вустер, бывшая фабрика металлической посуды и штемпелей, еще в 1960-е, когда Сохо начали заселять художники. 

Изначально в центре группы была режиссер Элизабет ЛеКомпт и два ее близких друга, актеры Сполдинг Грей и Уиллем Дефо. Сейчас в компа­нии 17 человек плюс те, кого зовут работать на конкретных проектах. Театр существует без государственной поддержки, на гранты и пожертвования. Суть стратегии театра, по словам ЛеКомпт, — в том, чтобы делать спектакли как можно более дешевым и странным способом, соединять высокую культуру с трешем, драматическое — с телевизионным. Себя она называет анти­интел­лектуалом, а The Wooster Group — студией, чердаком, где хранится коллектив­ная память, всякое старье, которое можно вытащить наружу и дать новую жизнь. Одним из первых спектаклей был четырех­част­ный «Три места на Род-Айлен­де», основанная на событиях из жизни Сполдинга Грея.

Элизабет ЛеКомпт (слева) и актеры The Wooster Group на репетиции спектакля «Who’s Your Dada?!». 2006 год © Jennifer S. Altman/Bloomberg via Getty Images

В арсенале театра — live stream, видео-арт, разно­образные технические аттрак­ционы, причем использует их The Wooster Group с 1970-х, они пионеры в этой области. Один из основных нарра­тивных приемов театра — деконструкция сюжета, но это не буквально разрушение, а скорее выпа­дение в другое повест­вовательное пространство. Как, например, происходит с «Brace Up!» (1991) по «Трем сестрам» Чехова: из пьесы изъяли последние восемь страниц, объявив зрителям, что спектакль получился слишком долгим и «это все, что у нас есть для вас на сегодня». Но страницы не пропали — их вставили в следующий спек­такль, «Fish Story» (1994), где по сюжету японская театральная труппа ставит пьесу «Прощание Вершинина». «Федра» Расина, переписанная драматургом Полом Шмидтом, перемежа­лась с игрой в бадминтон в спектакле «Тебе, воланчик! (Федра)» (2002), действие кото­рого было перенесено в спортзал, а все движения героев многократно усилены электронной подзвучкой. 

Спектакли строятся не только на играх с классическими текстами и биогра­фиями участников. Например, материалом для «Госпела ранних шейкеров» (2014) стали религиозные гимны с пластинки 1976 года, в которых радикаль­ные протестанты XIX века поют о втором пришествии и равенстве полов. Еще одна пластинка, «Negro Folklore from Texas State Prisons» (1965), принесенная в театр перформером Эриком Берриманом после того, как он увидел «Госпел», стала основой спектакля «The B-Side». 

«Гамлет» в постановке Элизабет ЛеКомпт. 2013 год© Robbie Jack / Corbis via Getty Images

Одна из интереснейших работ ЛеКомпт — «Гамлет» (2007), попытка рекон­струкции бродвейского спектакля Джона Гилгуда  Джон Гилгуд — британский актер, театральный режиссер, знаменитый исполнитель шекспировских ролей. Неоднократный обладатель главных профессиональных кинопремий, в том числе «Оскара» и «Золотого глобуса». Сыграл Просперо в фильме Питера Гринуэя «Книги Просперо». 1964 года. У Гилгуда актеры имитировали репети­цию, как бы случайно входя на сцену прямо с улицы. Спектакль шел рекордное количество раз, потом его записали на 17 камер, показали в кинотеат­рах, а пленку сожгли. Но несколько копий сохранилось. ЛеКомпт расположила актеров на сцене в соответствии с ракур­сом камеры, и если камера меняла угол зрения, то и они перемещались, сдвигая сценографию так, чтобы сохранить идентичность композиции. В этом спектак­ле, говорит ЛеКомпт, актеры The Wooster Group хотели почувствовать себя марсианами, которые смотрят на что-то неизвестное. Такой принцип отчу­ждения по отношению к чему-то всем знакомому во многом характеризует деятельность этого удивительного театра.

Партнер рубрики В этом году проект проходит в рамках Года театра в Санкт-Петербурге. 78 театральных коллективов из 22 стран, гастроли лучших зарубежных театров и региональных российских, а также лекции и мастер-классы.Здесь можно изучить подробную программу.

Санкт-Петербург
Март — декабрь 2019

Богиня на высшем уровне – Газета Коммерсантъ № 80 (5830) от 11.05.2016

Премьера театр

Парижский «Одеон — Театр Европы» показывает премьеру спектакля «Федра(ы)» в постановке знаменитого польского режиссера Кшиштофа Варликовского и с Изабель Юппер в главной роли. Из Парижа — РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

Какую «Федру» ожидает увидеть зритель «в старинном многоярусном театре», да еще французском? Конечно, ту самую, знаменитую, расиновскую. Но из «Федры» Расина в спектакль Кшиштофа Варликовского было взято всего несколько строк — та сцена, в которой влюбленная мачеха признается своему пасынку Ипполиту в запретном чувстве. В царицу здесь ненадолго превращается писательница Элизабет Костелло, героиня романа южноафриканского писателя, лауреата Нобелевской премии Джона Кутзее. Кроме него, композицию спектакля Кшиштофа Варликовского образовали пьеса покойной англичанки Сары Кейн «Любовь Федры» и новое сочинение на заданную тему здравствующего канадского драматурга и режиссера Важди Муавада (кстати, недавно он был назначен директором парижского театра «Ла Коллин»).

На один из ключевых сюжетов мировой культуры, у начал которого стояли еще Еврипид и Сенека, Варликовский смотрит через беспощадные современные линзы. Рискуя впасть в многозначительный пафос, можно сказать, что режиссера волнует происходящая на земле битва между богами и людьми, в которой боги предстают поработителями. Каждая из Федр (на многоликость этого характера указывает множественное число в названии спектакля), как и положено, предстает жертвой страсти. И то, что современному герою позволено сделать гораздо больше, а современному зрителю — увидеть много больше, чем публике далекого прошлого, по сути, ничего не меняет. В дошедшей до нас версии Еврипида Федра и Ипполит даже не встречаются на подмостках, а в пьесе Сары Кейн они занимаются оральным сексом — и в спектакле «Одеона» эта сцена воплощена весьма натуралистично,— но утоление страстей, к которым привыкли люди, не облегчает их участь.

Важди Муавад добавляет в сюжет необходимую сегодня тему межрасовых противоречий. Его Федра сначала является на сцене Афродитой, самоуверенной изящной блондинкой непонятного возраста в темных очках, чтобы поведать историю неудачного союза между небесами и земным миром. Затем, уже в образе порнозвезды, она рассказывает свою версию сотворения мира — в терминах и по законам хорошо известной ей индустрии сексуслуг. Важно, что дело происходит в Ливане, и избранником этой порно-Федры становится молодой мулат, которого женщина приканчивает прямо в постели несколькими ударами ножа — таким образом приближая коллизию спектакля к современным межрасовым конфликтам. После чего героиня картинно душит себя, связав шею обрывками простыни с водопроводным краном над обычной бытовой раковиной.

Рифмуя способ самоубийства, Федру из пьесы Сары Кейн Варликовский заставляет повеситься на трубе душа. Помимо этих двух удобств для омовения да обычного дивана, на сцене театра «Одеона» практически ничего нет. Павильон художника Малгожаты Щесняк — высокие стены в грязных разводах, два вентилятора и отливающие металлическим блеском двери — словно и не может вмещать ничего, кроме исполненных в депрессивно-истерических ритмах этюдов о ненасытности человеческих страстей. В назначенный момент правая стена павильона выезжает на середину сцены, вытягивая за собой комнату с прозрачными стенами, в которой живет Ипполит из пьесы Сары Кейн. Но здесь это не тот жирный увалень, что поедает чипсы и совокупляется с кем попало, не отрываясь от телевизора, а некий хмурый, фрустрированный интеллектуал, у которого на экране бесконечно повторяется сцена убийства в ванной из «Психо» Хичкока — смерть Федры оказывается «навеяна» хрестоматийным фильмом, как вся сценическая композиция кажется продуктом навязчивых культурных мифов.

Впрочем, связующей нитью спектакля оказывается не петляющая по тяжкому бездорожью режиссерская мысль, а игра Изабель Юппер, без которой сценического сочинения, конечно, не случилось бы. Желающие могут свериться с энциклопедией, чтобы убедиться, что актрисе именно столько лет, сколько есть,— но глядя на сцену, поверить в цифры невозможно. И дело не только в поистине изумительной физической форме Юппер, которая королевой разгуливает по подмосткам в минимальном исподнем. Дело в ее непостижимой смелости, которую лишь по ошибке можно принять за «неглиже с отвагой». Московская публика в прошлом году видела Юппер в спектакле «Одеона» по пьесе Мариво «Ложные признания» — тогда ее стиль многим показался слишком кружевным, слишком изящным, буржуазным, что ли. Юппер в «Федре(ах)» демонстрирует роскошное, щедрое лицедейство на грани дозволенного. Она не боится ни видеокамер и больших проекций, ни окровавленной промежности своей героини, ни бесстыдных признаний шлюхи. На подобном фоне еще выразительнее кажутся зоны молчания и еще резче перемена в последнем эпизоде, где Юппер в сатирических красках играет говорливую писательницу-докладчицу Костелло, в которую вдруг вселяется дух расиновской Федры. Юппер заканчивает роль благодарностью аудитории, и в ее неподражаемом «Спасибо за внимание» наконец слышится та толика юмора, которого так не хватало три с половиной часа до этого.

«Это все мифы…». Газета «Молодёжный акцент» о проекте «Федра»

Очередной конкурсной работой фестиваля стал спектакль, в основу которого легла история, описанная еще в литературе Древней Греции. На суд зрителей был представлен проект «Федра».

 


Режиссер проекта – Леонид Дмитриев – перед началом спектакля рассказал зрителям, что интерес к античной литературе у него появился в вузе. Подойти к подготовке своей новой постановки он решил основательно – спектакль ставился в течение 10 месяцев. Несмотря на то, что действие разворачивается в античные времена, в основу спектакля легло произведения Жана Расина «Федра» (с одноименным названием), написанное в 17 столетии. Дело в том, что автор для написания трагедии воспользовался произведением Еврипида «Ипполит». По словам Расина, он решил «обогатить пьесу наиболее ярким».
А режиссер конкурсной постановки фестиваля обратился сразу к двум произведения (и «Федра», и «Ипполит»), а также к самим мифам Древней Греции. С одной стороны, сюжет произведения (и, соответственно, спектакля) довольно прост. Но, как и полагается произведениям античной эпохи, в речи персонажей встречается постоянная отсылка к другим персонажам и мифам, соответственно, понятно это может быть только подготовленному зрителю. В целом, чтобы понять, кто такая Федра, достаточно обратиться к мифу, который многим хорошо известен – мифу о минотавре. Ариадна, которая дает Тесею спасительную нить, — сестра Федры.

 


Действие пьесы происходит в городе Трезен. Ипполит (сын царя) хочет отправиться на поиски своего отца Тесея, который исчез, как сообщается в спектакле, — считается погибшим в бою. В отсутствие царя Федра понимается, что воспылала чувством к Ипполиту (сыну своего супруга). Она не может простить себе этого порочного чувства, и, когда Трезен все же в полном здравии возвращается домой, она не может скрывать своих «греховных мыслей» и признается ему во всем. Сюжет завершается трагично – Федра совершает самоубийство.

 


Сложную роль главной героини Федры в спектакле исполняет актриса и режиссер театра «Дилижанс» Ирина Храмкова. В целом, несмотря на то, что в проекте задействовано достаточно большое количество актеров, он воспринимается как моноспектакль, где главная и единственная роль принадлежит самой Федре, остальные же персонажи только помогают при помощи диалогов передать чувства главной героини. Сложный текст, глубокий образ, специфическая актерская пластика, которая должна тоже участвовать в создании верной стилистики эпической трагедии, интересное музыкальное оформление, работа со светом — все это было единым ансамблем и говорило о том, что перед зрителем не просто сырой проект, а хорошо подготовленный спектакль. И зритель, судя по обсуждению, это оценил. А вот смысловую нагрузку спектакля многим было довольно сложно воспринять.

 

Статья в газете «Молодёжный акцент»

 

БАМ | Федра(и)

Изабель Юппер — кровосмесительная королева, три раза.

Сентябрь 2016

28 29 30 31 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 1

Вторник, 13 сентября 2016 г.

Спектакль больше не доступен.

Театр

По мотивам Сары Кейн, Вайди Муавада и Дж. М. Кутзи
Режиссер Кшиштоф Варликовски
Одеон-Театр Европы

 

Признаться или подавить: это варианты, доступные, когда вы жаждете своего пасынка.Вулканическая Изабель Юппер в образе мифической королевы Федры примеряет обе на себя в этом плотском триптихе, сочетающем несколько версий непристойной греческой легенды. На основе графического исследования драматурга Сары Кейн «Любовь Федры » и текстов Дж. М. Кутзее и Важди Муавада для сценария, Федра (ы)  представляет свою героиню как жестокую жертву — попеременно окровавленную, светловолосую и профессорскую — брошенную в суровый мир экзотических танцоров и комнат со стеклянными стенами. Кшиштоф Варликовски руководит этим постмодернистским погружением в запретную любовь, где сексуальность носит солнцезащитные очки на пути к незаконным целям.

Драматургия Петра Грущинского
Эскиз декораций и костюмов Малгожата Щесняк
Художник по свету Феличе Росс
Музыка Павел Микиетин
Художник по свету Феличе Росс дизайн Сильви Кайлер и Жоселин Милаццо
Дополнительная музыка, написанная Бруно Хелстроффером
Звуковой дизайн Тьерри Жусса

Продюсер Odéon-Théâtre de l’Europe
Совместный продюсер Comédie de Clermont-Ferrand – La Scène nationale, Les Théâtres de la Ville de Luxembourg, Théâtre de Liège, Barbican – London & LIFT и Культурный центр Онассиса – Афины

ЯЗЫК

На французском языке с английскими названиями

ВРЕМЯ РАБОТЫ

3 часа 22 минуты с антрактом

МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ

ПОЛНАЯ ЦЕНА БИЛЕТОВ НАЧИНАЕТСЯ С $30

На балкон можно подняться только по 70 ступеням.

«Звездный автомобиль Изабель Юппер»

— Financial Times

Прочитайте больше

 

Сб, 17 сентября 2016 г.

Совместно с Федрой(ами)

Изабель Юппер беседует с философом Саймоном Кричли о противоречивой героине и многочисленных интерпретациях — от Сенеки до Кейна и Муавада — которые составляют осеннюю презентацию Федра (ы).

 БОЛЬШЕ

 

Воскресенье, 18 сентября 2016 г.

В сочетании с Федрой

Группа ученых и художников исследует, как миф о Федре был переосмыслен, чтобы отразить современное общество, и вечные истины, которые он продолжает открывать .

 БОЛЬШЕ

 

Чт, 15 сентября 2016 г.

Совместно с Phaedra(s)

Гала и мероприятия

Member Mingle: Phaedra(s)

Встретьтесь с другими участниками BAM перед бокалом вина в комнате Natman Федра(и) .

 ЕЩЕ

ПОЛУЧИТЕ ОСОБЫЙ ДОСТУП К МЕСТАМ ОРКЕСТРА

 

3—6 ноября 2016 г.

Три короля Шекспира делят военную комнату.

Театр

Короли войны

Иво ван Хов, Toneelgroep Amsterdam

Три могущественных бардианца входят в освещенные флуоресцентными лампами коридоры настоящего в умном слиянии пьес Иво ван Хоува Генрих V , Генрих VI Части I , II и III и Ричард III .

 ЕЩЕ

 

15 октября — 30 октября 2016 г.

Уилсон, Барышников и дневники Нижинского.

Театр

Письмо к человеку

Роберт Уилсон / Михаил Барышников

Михаил Барышников Шаги внутри психики Васлав Нижинский в директору Роберт Уилсон, постановка культового российского российского танцора шизофрении в 1919 году.

больше

сентября 28 — 9 октября 2016 г.

Повторное посещение кровавой главы индийского эпоса.

Theater

Battlefield

C.I.C.T./Théâtre des Bouffes du Nord, Jean-Claude Carrière, Peter Brook, Marie-Hélène Estienne

Режиссер Питер Брук возвращается с этой историей о примирении после войны, захватывающей дух дистилляцией центральная история Махабхарата , древняя санскритская поэма Брук, впервые поставленная в театре БАМ Харви в 1987 году. 

 ЕЩЕ

 

UT Спектакль «Федра» рассказывает древнюю сказку в современной обстановке

Эми МакРэри из Knoxville News Sentinel

* Что: Пьеса французского драматурга Жана Расина, основанная на греческой трагедии, на темы для взрослых и для зрелой публики

* Где: Clarence Brown Theatre Lab Theatre, University of Tennessee

* Когда: 19:30.м. 31 марта-2 апреля, 5-9 апреля; 14:00 3 и 10 апреля

* Билеты: 10 долларов США для взрослых или студентов, 3 доллара США для студентов UT, можно приобрести в кассе Clarence Brown, 865-974-5161, http://www.clarencebrowntheatre.com

Уединенное пространство Университета Лабораторный театр Теннесси был переработан, чтобы рассказать большую взрослую историю.

Театр на 125 мест, часть университетского театрального комплекса Кларенса Брауна, является местом действия предстоящей постановки «Федра». Шоу проходят в определенные дни с 31 марта по 10 апреля.Производство содержит контент и темы для взрослых.

«Федра» — произведение французского драматурга XVII века Жана Расина. Он основан на истории из греческой мифологии и сосредоточен на Федре, царице Афин. Федра — женщина с секретом, который уничтожит ее. И она наверняка убьет других вместе с ней.

«Это большой спектакль, мощный спектакль, поэтому было много проблем, чтобы разместить его в небольшом пространстве. Поэтому мы решили превратить всю комнату в своего рода пространство для представления, чтобы все зрители стали частью постановке», — сказал режиссер «Федры» Клаус ван ден Берг.

Итак, зрительские места были расставлены по всему театру. Актеры будут выступать не только в центральной зоне, но и между сидячими местами.

В пьесе Федра (которую играет студентка UT Саманта Хаски) — могущественная женщина, которая жаждет своего пасынка Ипполита. Когда ее муж Тесей (актёр театра Жак Дюран) объявляется мёртвым, пока он в отъезде, Федра раскрывает своё желание Ипполиту.

Ипполит (студент UT Патрик Мерфи) не отвечает на чувства Федры.Он любит Арисию (студентку UT Дженну Парди). Но он не может жениться на Арисии, потому что их семьи являются политическими соперниками.

И хотя Ипполит не поддается соблазнам своей мачехи, ущерб уже нанесен. Тесей не умер в конце концов. И когда он возвращается домой, Федра действует быстро, чтобы защитить себя от публичного скандала. Она обвиняет Ипполита в сексуальных домогательствах. В конце концов Ипполит умирает, а Федра совершает самоубийство.

Пьеса Расина впервые была поставлена ​​в 1677 году; Действие UT происходит в наше время.В то время как Расин написал «Федру» александрийскими рифмованными стихами, UT использует адаптацию в виде нерифмованных пустых стихов.

Современные камеры наблюдения встроены в декорации, помогая создать атмосферу, в которой частные действия находятся под пристальным вниманием общественности. Это еще один способ модернизировать пьесу. Но ван ден Берг, адъюнкт-профессор театрального факультета UT, говорит, что концепция также восходит к первоначальному временному периоду пьесы. Расин работал в эпоху французского короля Людовика XIV, человека, который «очень стремился» следить за своими соратниками.

В то время как «Pheadra» остается трагедией, адаптация UT добавляет позитивный поворот в финальное действие. Эта версия представляет собой роль Исмены (студентка UT Сара Джордан Стаут), подруги Арисии и второстепенного персонажа в пьесе Расина. Когда «Федра» заканчивается, Ариция и Исмена не только выживают, но и решают уйти, чтобы найти новую, надеюсь, лучшую жизнь в другом месте.

С Эми МакРэри можно связаться по телефону 865-342-6437.

Об Эми МакРэри

Эми МакРэри пишет об искусстве, людях, животных, истории и многом другом в качестве репортера по тематике/развлечениям/общим заданиям для The News Sentinel.

Hofstra Drama завершает семестр зрелищным представлением «Федры» — The Hofstra Chronicle

После двух успешных спектаклей, «Барбекю» и «Работа», драматическое отделение Хофстра завершило весенний семестр постановкой «Федра», написанной Жаном Расином и переведенной и поставленной Ройстоном Коппенджером, заведующим драматическим отделением. «Федра» играла по выходным, начиная с пятницы, 9 апреля, и заканчивая воскресеньем, 18 апреля, с бонусным выступлением в четверг, 15 апреля; как и «Барбекю», выступления транслировались в прямом эфире на Twitch.Пьеса, первоначально написанная на французском языке в 17 веке, представляет собой адаптацию греческого мифа о Федре, принцессе, которая влюбляется в своего пасынка Ипполита. Муж Федры Тесей, царь Афин, несколько лет пропал без вести и объявлен мертвым; вопрос о престолонаследии приводит к тому, что кормилица Федры Энона побуждает ее пойти на трон. Когда Тесей возвращается живым и здоровым, Федра приходит в ужас и, чтобы очистить Грецию от предательской любви к Ипполиту, убивает себя.

В «Федре» приняли участие восемь талантливых актеров, которые ночь за ночью демонстрировали потрясающие представления. Второкурсники Джонни Граймс, Харрисон Кэмпбелл, Клэр Райли и Арианна Вентворт сыграли Ферамена, Тесея, Исмену и Панопу соответственно. Каждый из них вложил все свои силы в своих персонажей и осветил светлое будущее отдела. Особого внимания заслуживает изображение Кэмпбеллом преданного царя Тесея. Чистую ярость и боль человека, обманутого женой и сыном, трудно передать через крошечную коробку в Zoom, но зрители ясно почувствовали его лихорадочные эмоции.

Завершили актерский состав младшие Эрл Райс-младший и Маккензи Крестул в роли Ипполита и Эноны, а также старшие Эрика Флетчер и Кейтлин Эскобар в роли Ариции и Федры в главной роли. Как и актеры-второкурсники, каждый старшеклассник вложил в это шоу все, что было видно. Игра Эскобара в роли обеспокоенной Федры была, без сомнения, лучшей частью шоу. Постоянные метания Федры между горем, тоской, гневом и отчаянием — вызов даже для самых опытных актеров, но она приняла этот вызов с головой и превзошла все ожидания.

«Федра» — исторический спектакль факультета драмы; это первый раз, когда Хофстра поставил пьесу французского неоклассического жанра. Актеры не только продвигались в мир онлайн-театра, но и устанавливали новые прецеденты для будущих выступлений в этом жанре. Это был уникальный вызов для актеров и творческой группы, но их опыт создания Шекспира помог им преодолеть этот вызов. «На самом деле это очень похоже на то, как я подхожу к Шекспиру, — сказал Граймс.«Я позволил языку пьесы диктовать, какие эмоции я испытываю, поэтому было очень интересно узнать, насколько правильно в тексте».

Актеры и съемочная группа заранее знали, что будут выступать онлайн, но начали с личных репетиций в масках и с соблюдением социальной дистанции. Затем они перешли к личным репетициям в Zoom, где они действовали перед своими камерами, но были рядом со своими партнерами по сцене. Заключительный этап состоял из репетиций полностью в Zoom. «С Zoom это очень интересное сочетание кинематографической игры и театральной игры», — сказал Эскобар.«Намного проще создать своего рода близость в Zoom, чем на сцене, поскольку, когда вы на сцене, вы должны показывать эмоции заднему ряду. Это своего рода игра двумя мышцами одновременно».

Несмотря на проблемы, связанные с постоянно меняющейся пандемией COVID-19, театральный факультет смог создать еще один захватывающий весенний сезон. «Федра» была идеальным шоу для закрытия семестра и года, и осенний семестр, вероятно, будет таким же успешным. Шекспировский фестиваль вернется с «Макбетом» и «Этот бутон любви», часовой адаптацией «Ромео и Джульетты».Актуальной пьесой этой осени станет «Все» Бранден Джейкоб-Дженкинс.

Обзор

Федр (ы) – звезды Изабель Юппер в причудливом театральном коллаже | Театр

Изабель Юппер — великая актриса: с этим мы все можем согласиться. Она также показывает поразительно раскованную телесность в этом причудливом театральном коллаже, родом из парижского Одеона, в котором смешаны разные тексты о Федре, которая в греческой мифологии смертельно влюбилась в своего пасынка Ипполита.

Но, хотя притягательное присутствие Юппер приковывает внимание на три с половиной часа, были времена, когда я находил постановку Кшиштофа Варликовского почти невыносимой.

Вечер делится на три части. Первая и худшая — это произведение ливано-канадского писателя Важди Муавада, предлагающее вариации на тему мифа о Федре. В его версии богиня Афродита представлена ​​как превосходная порнозвезда, которая таинственным образом превращается в влюбленную Федру.

Юппер прерывает поток словоблудия, однако незабываемым образом. Как Афродита, она напоминает госпожу на высоких каблуках в меховой шапке. Как только она становится Федрой, она становится воплощением неприкрытого отчаяния, царапающего стены суровой, выложенной белой плиткой декорации, беспомощно карабкающегося по полу и кричащего «J’aime» с леденящим кровь пылом.

После этого постмодернистского пролога с редкими отсылками к Еврипиду и Сенеке приятно обратиться к «Федре» Сары Кейн, которая составляет основную часть вечера.Юппер, бледная и влюбленная, теперь современная королева, подчиняющаяся своему невозможному, иррациональному желанию пасынка, который является эгоцентричным подростком, который проводит свои дни, играя с электричками и наблюдая бесконечный цикл сцены в душе. из Психо.

Юппер снова дает ей все, будь то усердно минет ее никчемный пасынок или намекая на трагическую нелепость навязчивой страсти. Большая часть действия также разыгрывается в прозрачной камере, которая вызывает изоляцию от реальности этих обреченных членов королевской семьи.

За этим длительным приступом страданий следует более легкая заключительная часть, взятая из Элизабет Костелло Дж. М. Кутзи. Юппер теперь появляется как одноименная писательница, у которой берут интервью о лекции «Эрос», в которой она размышляет о сексуальных отношениях между богами и людьми. Утверждение Костелло, вызванное чтением стихотворения Сьюзан Митчелл об Амуре и Психее, состоит в том, что боги завидуют нашей способности к оргазмическому экстазу и конечной смертности.

Юппер играет остроумно и ловко и в конце концов возвращается к образу Федры, опрокинутой любовью.Однако этот плюралистический подход к классическому мифу требует слишком много времени, чтобы доказать, что любовь является разрушительной, а также питающей силой. Юппер, почти никогда не покидающая сцены, гипнотизирует, используя свой голос и тело, чтобы продемонстрировать деградацию страсти, но мне захотелось увидеть, как она применит свое мастерство к клаустрофобной силе Федры Расина.

Долгим вечером вас ждет головокружительное зрелище головокружительных арабских танцев Розальбы Торрес Герреро, а Анджей Хира эффектно выступает в роли самовлюбленного Ипполита Кейна и пытливого интервьюера Костелло.Дизайн Малгожаты Щенсняк также предполагает в разное время загадочно разграбленный гостиничный номер, психиатрическую больницу и тюрьму.

Но мне все же кажется, что это карательный спектакль, связывающий воедино разрозненные тексты и возвышающий драматурга и режиссера над драматургом. Его главная награда – возможность увидеть Изабель Юппер, которая не только великолепная киноактриса, но и на сцене проявляет несравненную способность к самораскрытию.

Выигрышная идея сделать работу и школу нейроинклюзивными

Федра : Выигрышная идея сделать работу и школу нейроинклюзивной

Вопросы и ответы A с нашей командой HackMIT, занявшей 1-е место

Знакомьтесь, команда Кодкод: Карлос Пинто, Ален Рубилар, Себастьян Торреальба и Ной Букколини Сутовский.Нейроразнообразная группа студенты, они присоединились к HackMIT удаленно из разных уголков Чили. Это было их первый хакатон — и им удалось выиграть первый приз в Neurodiversity на рабочем месте (NITW).

Техническое решение Team Kodkod называется Phaedra, «инклюзивный помощник для чтения». Программное обеспечение обобщает тексты, выделяет ключевые понятия и позволяет пользователям задавать вопросы или запрашивать вспомогательные визуальные эффекты с помощью искусственного интеллекта. Нацеленная на умственно отсталых и нейроотличных людей, Федра стремится революционизировать то, как мы все потребляем знания.

Судьям

NITW понравилась простота понятие и его широкое применение. Мы думали о СДВГ и дислексии которые могут испытывать трудности с чтением плотных текстов, некоторые аутичные люди, которым трудно с аспектами понимания прочитанного и так далее. Мы увидели потенциально преобразующее воздействие в цели Phaedra, чтобы каждый мог обрабатывать информацию и заполнить пробелы наиболее удобным для них способом.

В итоге, согласно Team Kodkod? «Мы хотим сделать работу и образование более доступными для людей с ограниченными возможностями и нейроотличных людей.”

Читайте интервью и следите за обновлениями обновляется по мере продолжения разработки Phaedra. (Примечание: нажмите здесь, чтобы узнать больше о HackMIT.)

NITW: Не могли бы вы рассказать нам больше о том, чем занимается Федра?

Команда Кодкод: Федра генерирует знания, направленные на модернизировать то, как мы учимся и общаемся. Он использует ИИ для естественного языка обработка, чтобы извлечь смысл. Федра не только для нейродивергентных и людей с ограниченными возможностями, но также может быть использован для повышения производительности на протяжении всего рабочее место.

Скажем, вы читаете газету, чтобы узнать о новую технологию для включения в вашу работу — вы могли бы использовать Федру, чтобы препарировать газету, не только читать и получать знания, но и задавать вопросы. Но это не обязательно бумага. Это может быть роман. Вы можете задать технические вопросы или спросите о том, что происходит с персонажем.

Федра также использует внешние источники информация — в настоящее время она взята из Википедии. Идея состоит в том, чтобы использовать глобальную сеть знаний, чтобы извлечь отношения и показать интересный контент, в вашем предпочтительная форма, связанная с тем, что вы читаете.

NITW: Что вдохновило вас на создание решения для инвалидов и нейродивергентные люди?

Ной г. Команда Кодкод: Я единственный диагностированный нейродивергент человека в группе, но у всех нас есть это чувство желания помочь, если возможно. Дать возможность нейроотличным людям быть более вовлеченными — это способ улучшить все наше общество.

Мы уже думали о решениях с ИИ, которым мы были очарованы. Нам было любопытно использовать его для текста анализ.Затем мы подумали: «Эй, может быть, мы могли бы использовать его для поддержки Отключено.»

NITW: Какую проблему решает Федра?

Команда Кодкод: Мы думаем, что Федра восполняет недостаток доступность современных стандартов обучения и общения.

NITW: На что вы надеетесь, как Федра улучшит жизнь людей?

Команда Кодкод: Мы полагаем, что это могут быть ворота в лучшее понимание того, как обучение может работать по-разному для разных людей, и как различные нейротипы могут получить новые способы помочь им в их знание.

Речь идет о предоставлении новых способов получения информацию в разных форматах — и это нормально. Мы надеемся, что это поможет устранить эйблизм, ожидающий, что все будут работать одинаково.

Аманда Зорзи, специалист по трудоустройству и обучению, объявила победителей конкурса NITW в кампусе HackMIT, пока команда Kodkod смотрела онлайн в Чили.

NITW:  Что вы видите как подводные камни ИИ, когда дело доходит до включения нейроразнообразия?

Команда Кодкод: Что касается нейроразнообразия и инклюзивности, мы очень хорошо осознавали, как предвзятость может передаваться в нашем проекте.С лицом признание в первые дни, у цветных людей были проблемы, потому что белые люди лица использовались для обучения модели. Так модель с трудом узнавала людей цвета.

Короче говоря, предвзятость связана с качеством данных. модель должна быть обучена, а для этого нам нужны данные. Модель будет настолько хороша, насколько хороша как данные во время обучения и обучения. Мы думали, что сможем приблизиться включение нейроразнообразия с этой точки зрения обработки естественного языка, чтобы избежать проблема предвзятости.

NITW: Каков потенциал ИИ в содействии интеграции нейроразнообразия?

Команда Кодкод: Модели умнеют с каждым днем.Мы все знаете это, но, в частности, ИИ становится лучше в задачах, которые традиционно выполняются людьми. Для задач, разработанных нейротипичными людьми и для них, мы можем использовать ИИ для дать нейроотличным людям инструменты, в которых они нуждаются, вместо основных способов связи.

Короче говоря, мы можем использовать все умнее и умнее модели, позволяющие нейроразнообразным людям найти свое место в современном обществе.

NITW: Будете ли вы развивать это решение дальше, и если да, то каковы ваши цели? для этого?

[Примечание: В этот момент интервью Ален из Team Kodkod представил краткую демонстрацию прототип Phaedra, используя технический документ о биткойнах, объясняя, что PDF обрабатывался внутренними серверами Google.Ответ пришел быстро на вопрос о содержании статьи. Ален указал, что вы можете использовать Федру генерировать контент для презентации на бумаге. Вы могли бы попросить Предложения Википедии, запросите изображение или любое дополнительное представление , чтобы зафиксировать основные понятия за биткойнами.]

Команда Кодкод: Сделаем его более интуитивным. Электрический ток версия поддерживает программы для чтения с экрана, что делает ее еще более доступной для большего числа людей. включая слабовидящих.Мы планировали это для всех, о ком могли думать. Мы хотим включить как можно больше специальных возможностей.

Мы можем использовать инструмент, чтобы увидеть слово в контексте, чтобы увидеть, что это значит, чтобы дать более точный ответ. Это в Ядро Phaedra, реализованное в серверной части. В настоящее время это очень ручное, но в в будущем мы сделаем это автоматически. У нас есть возможности и средства для сделайте так, чтобы вам даже не приходилось просить — Федра узнает, что полезно для тянуть.

NITW: Вы сказали, что планируете сделать этот проект открытым.Это почему?

Команда Кодкод: Настоящий вопрос: «Почему бы и нет?» Если мы посмотрим назад в истории вычислений, технологии сегодня возможны из прошлого взносы. Поэтому мы хотим сделать эту технологию доступной. Мы хотим поощрять открытое сотрудничество и считаем, что такой инструмент [Федра] должна быть в свободном доступе для всех.

NITW: Итак, это был ваш первый хакатон. Вам понравилось, что сделал вы учитесь на этом, и вы бы сделали это снова?

Команда Кодкод: Да, это был наш первый хакатон, 24 часа лихорадочная разработка и кодирование.У нас был один из самых длинных звонков в Discord, 30 часов!

В качестве нашего первого опыта мы узнали важность перерывов. В 6 утра мы все устали после 18 часов кодирования. прямо, поэтому мы делали ошибки в коде. Мы поняли, что должны взять перерывы для продуктивной работы.

Учитывая, что физически мы не были вместе, эффективное общение было ключевым моментом, поэтому нам нужно было не просто говорить, а слушать, осознавая, что делают все остальные.

Также день хакатона был праздником в Чили исторический день.Мы должны были упустить возможность быть с нашими семьями и на вечеринках. Мы узнали, что иногда приходится чем-то жертвовать, но вы также должны найти баланс.

Нам было весело, и мы хотели бы сделать это снова.

парков Федра | Страница шестая

«Я видел довольно много», — эксклюзивно рассказывает ведущий подкаста «Reality with the King» Page Six, размышляя о том времени, когда он руководил популярным реалити-шоу Bravo.

Уитфилд, который впервые с 10-го сезона вернулся в качестве «домохозяйки», откровенно беседует с Нидой о своей жизни после тюрьмы в новом тизере.

«Я не хочу, чтобы у NeNe были какие-либо сожаления», — эксклюзивно сказала Паркс Page Six о своем хорошем друге, который «хорошо держится» после смерти мужа Грегга Ликса.

«Я бы ни на что это не променяла», — сказала выпускница «RHOA» Page Six о том, что одна воспитывает двух мальчиков, добавив, что она также находит время для свиданий в своем плотном графике.

NeNe объявила в воскресенье, что ее муж, которому уже более двух десятилетий, «переходит на другую сторону» на фоне борьбы с раком толстой кишки.

Сообщается, что Джилл Зарин, Брэнди Гланвилл и Федра Паркс также являются частью актерского состава.

Бывшая звезда «RHOA» просит помощи у фанатов.

«Боже мой, все идет отлично, разве ты не слышала об этой пандемии, девочка? Мы процветаем. К сожалению. Мы были переполнены с тех пор, как началась пандемия».

«Для меня было честью служить семье, помочь им в тот очень трудный момент.»

«Я всегда имела дело с плохими парнями, а он совершенно не похож ни на одного парня, с которым я когда-либо встречалась. Так что это освежает».

Пеццулло, Федра К. | Эксперты ТС

Пеццулло, Федра К. | Эксперты Таможенного союза | CU Боулдер Публикации в ВИВО

 

Позиции

Области исследований

Исследования

обзор исследования

  • проф.В сферу компетенции Пеццулло входят: экологическая коммуникация, исследования экологической справедливости, риторика и культурные исследования. Она много публиковалась о позднем возрасте ископаемого топлива; троп человека; тела; убеждения о загрязнении; кампании по химическому загрязнению и безопасности; токсичный и катастрофический туризм; экологическая коммуникация; культурология; публичные сферы и контрпубликации; методы исследования, особенно культурная политика полевых методов и исследований производительности; теории и практики сопротивления и трансгрессии; практика; розовая стирка; бойкоты и байкоты; присутствие; пространство/место и время; повседневная жизнь; интеллектуальные образования; и экологическая справедливость в Северной Америке.

ключевые слова

  • поздний век ископаемого топлива, гуманитарные науки, тела, представления о загрязнении, кампании по химическому загрязнению и безопасности, токсичный туризм и туризм, связанный со стихийными бедствиями, экологическая коммуникация, культурные исследования, общественные сферы и контрпублика, методы исследования, теории и практики сопротивления и трансгрессии, практика, розовая стирка, бойкоты и байкоты, присутствие, пространство, место и время, повседневность, экологическая справедливость

Публикации

избранных публикаций

Обучение

курсов преподано

  • COMM 3370 — Экологическая коммуникация
    Начальный инструктор — Весна 2018 / Осень 2018 / Весна 2019 / Осень 2019 / Весна 2020 / Осень 2020 / Весна 2021
    Знакомит с растущей областью экологической коммуникации, включая исторические события, ключевые концепции, правовые ориентиры, технологические разработки и общественные споры на стыке окружающей среды, экономики и социальной справедливости.Сосредоточен на убедительной коммуникации в общественной сфере, а также на конститутивной силе коммуникации называть и переопределять то, что было и может стать возможным в нашем воображении окружающей среды.
  • COMM 4300 — Семинар для старших: Риторика
    Начальный инструктор — Осень 2019
    Требует, чтобы учащиеся обобщили и продемонстрировали то, что они узнали по специальности. Пожалуйста, обратитесь к конкретному описанию, указанному для текущего семестра.Каждый семинар будет сильно различаться по формату и содержанию.
  • COMM 5225 — Экологическая коммуникация
    Начальный инструктор — Весна 2020
    Исследует ключевые концепции экологической коммуникации и рассматривает, какие теоретические основы и практические действия могут информировать о влиянии различных составляющих на решение экологических проблем.
  • COMM 5300 — Семинар: Риторика
    Начальный инструктор — Весна 2021
    Обзор современной теории и исследований по таким темам, как риторика и общественность, риторика как интерпретирующая социальная наука и риторика социальных движений и политических кампаний.Можно повторять до 6 кредитных часов по разным темам. То же, что COMM 4300.
  • COMM 6320 — Риторическая теория
    Начальный инструктор — Весна 2019
    Обзор современной теории и исследований по таким темам, как современная теория риторики, риторика и общественная жизнь, риторика как интерпретирующая социальная наука и риторика социальных движений и политических кампаний. Можно повторять до 6 кредитных часов по разным темам.Рекомендуемое предварительное условие: COMM 5320.
  • COMM 6340 — Риторика и гражданское сообщество
    Начальный инструктор — Весна 2018
    Рассматривает выступления общественной жизни как риторические побуждения civitas. Темы включают переговоры о саморегулировании между взаимозависимыми партнерами, риторические исключения и / или контрпубликации, а также диалектические противоречия между общественным и частным, поскольку они способствуют и имеют гражданские последствия для публичности, сообщества и социальной воли.Рекомендуемое предварительное условие: COMM 5320.
  • COMM 6950 — Магистерская диссертация
    Начальный инструктор — Осень 2019 / Весна 2020

Фон

образование и обучение

наград и почестей

Международная деятельность

глобальные связи, связанные с преподаванием и научной работой (за последние годы)

Другие профили

ОРЦИД ID

© 2022 Регенты Колорадского университета | Условия использования | Работает на ВИВО
Данные обновлены в последний раз Вт 12 апр 01:42 MDT 2022
Университет Колорадо в Боулдере / Калифорнийский университет в Боулдере
Основные данные о национальных и международных наградах предоставлены Academic Analytics.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.