Фразы высоцкого: Цитаты Владимира Семёновича Высоцкого

Содержание

Крылатые фразы Высоцкого Владимира

В 2018 году исполняется тридцать восемь лет со дня смерти Высоцкого. За эти годы в стране происходило многое, да и нет уже той страны, в которой жил и творил поэт. Но остались люди, помнящие его самого, читающие его стихи, поющие его песни и впервые узнающие через крылатые фразы Высоцкого о его творчестве. До сих пор остается загадкой: каким образом Высоцкому удавались самые разноплановые персонажи его песен, говорящие в соответствии с той социальной прослойкой, к которой они принадлежали. Мгновенно перевоплощаясь, он потрясающе передавал как гротескные ситуации, так и глубоко трагические судьбы людей. Разумеется, он прекрасно владел системой Станиславского, но такая мгновенная трансформация из одного образа в другой может быть только в одном случае: когда артист по-настоящему гениален.

С чего все началось

Ежегодно, начиная с двадцать пятого июля 1980 года, на всем пространстве СНГ вспоминают Владимира Высоцкого. В тот день не просто умер поэт — закончилась целая эпоха. Гениальный артист умирал дважды: первый раз — в Бухаре, где он был на гастролях, второй раз — в предолимпийской Москве, которая к этому моменту была тщательно «вылизана» от всех, кто мог хоть каким-нибудь образом бросить тень на светлый образ «коммунистического рая». Смерть, видимо, воздавая должное таланту Высоцкого, провела генеральную репетицию его ухода, прежде чем окончательно вырвать его из жизни.

Перечитывая фразы Владимира Высоцкого, обращаешь прежде всего внимание на то, как часто он возвращался к теме смерти. Можно сказать, что предчувствие смерти красной нитью пронизывает его творчество.

Я когда-то умру — мы когда-то всегда умираем, —

Как бы так угадать, чтоб не сам — чтобы в спину ножом:

Убиенных щадят, отпевают и балуют раем, —

Не скажу про живых, а покойников мы бережем.

Мне скулы от досады сводит:

Мне кажется который год,

Что там, где я, — там жизнь проходит,

А там, где нет меня, — идет.

Ну вот и все! Закончен сон глубокий!

Никто и ничего не разрешает!

Я ухожу, отдельный, одинокий

По полю летному, с которого взлетают!

И, улыбаясь, мне ломали крылья,

Мой хрип порой похожим был на вой,

И я немел от боли и бессилья

И лишь шептал: «Спасибо, что живой».

…коридоры кончаются стенкой, а тоннели выводят на свет…

— Что бы ты подарил любимому человеку, если бы был всемогущ?! — Еще одну жизнь!!!

С меня при цифре 37 в момент слетает хмель.

Вот и сейчас — как холодом подуло:

Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль

И Маяковский лег виском на дуло.

Задержимся на цифре 37! Коварен Бог

— Ребром вопрос поставил: или — или!

На этом рубеже легли и Байрон, и Рембо,

А нынешние как-то проскочили.

Когда я отпою и отыграю,

Где кончу я, на чем — не угадать.

Но лишь одно, наверное, я знаю

— Мне будет не хотеться умирать.

И лопнула во мне терпенья жила

— И я со смертью перешел на ты,

Она давно возле меня кружила,

Побаивалась только хрипоты.

Вот и сбывается все, что пророчится!

Уходит поезд в небеса — счастливый путь!

Ах, как нам хочется, как всем нам хочется

Не умереть, а именно уснуть…

…И дожить не успел, мне допеть не успеть.

Я коней напою,

Я куплет допою, —

Хоть мгновенье еще постою на краю…

Мне от слова «покой» просто пахло покойником,

Я понятье «покой» наотрез отрицал.

Если день проходил равномерно, спокойненько,

Значит, не было дня — я считал.

Мои друзья ушли сквозь решето:

Им всем досталась Лета или Прана,

Естественною смертию — никто,

Все — противоестественно и рано…

«Живу, не ожидая чуда,

Но пухнут жилы от стыда,

— Я каждый раз хочу отсюда

Сбежать куда-нибудь туда.

Упрямо я стремлюсь ко дну,

Дыханье рвется, давит уши.

Зачем иду на глубину?

Чем плохо было мне на суше?

Кто кончил жизнь трагически — тот истинный поэт!

Я один, все тонет в фарисействе:

Жизнь прожить — не поле перейти.

В книге Марины Влади «Владимир. Прерванный полет» есть упоминание о первой встрече маленького Володи со смертью:

…однажды вы с ребятами находите склад оружия и взрываете запалы гранат. Трое мальчиков на всю жизнь остаются слепыми и изуродованными. По чистой случайности ты единственный остаешься невредим.

Случайностей не бывает: у судьбы были свои планы на этого мальчишку…

Об обстоятельствах смерти поэта сказано, и еще будет говориться много, но неважно, наверное, как он умирал — важно, как он жил.

Граница между «до» и «после»

«На грани» — именно так можно охарактеризовать жизненный стиль артиста, и как подтверждение этому — фразы песен Высоцкого, его роли, история его любви…

Это для Марины Влади встреча в театре была случайной — Владимир Высоцкий шел к ней несколько лет: с той минуты, как увидел Марину в знаменитой «Колдунье».

— Наконец-то я встретил Вас. Эти первые произнесенные тобой слова…

Она жила под солнцем,

Там, где синих звезд без счета,

Куда под силу лебедям Высокого полета…

…Но он и там ее настиг,

И счастлив миг единый,

Да только был тот яркий миг

Их песней лебединой.

И с этой минуты вся их жизнь разделилась на «до» и «после»…

О нашей встрече что там говорить!

— Я ждал ее, как ждут стихийных бедствий,

— Но мы с тобою сразу стали жить,

Не опасаясь пагубных последствий.

Будни и праздники

На момент встречи у каждого из них были отношения с другими людьми, дети от прошлых браков и тот опыт, имея который, люди обычно не стремятся доверять вот так, сразу, после первых встреч, но это — не про Высоцкого. Невероятное чутье подсказывало ему, что эта женщина должна быть только с ним, и знаменитые фразы Высоцкого о любви подтверждают это.

В моей душе все цели без дороги,

Поройтесь в ней — и вы найдете

Лишь две полуфразы, полудиалоги,

А остальное — Франция, Париж…

Красивых любят чаще и прилежней,

Веселых любят меньше, но быстрей.

И молчаливых любят, только реже,

Зато уж если любят, то сильней.

…И пусть мне вечер зажигает свечи,

И образ твой окутывает дым,

Но не хочу я знать, что время лечит,

Что все проходит вместе с ним…

Я больше не избавлюсь от покоя:

Ведь все, что было на душе на год вперед,

Не ведая, она взяла с собою

— Сначала в порт, а после — в самолет.

Я поля влюбленным постелю

Пусть поют во сне и наяву!

Я дышу, и значит — я люблю,

Я люблю, и значит — я живу!

Женщину,за которую ты не дрался, ты не смеешь называть дорогой.

Если не любил — значит, и не жил, и не дышал!

…возвращаются все, кроме лучших друзей,

Кроме самых любимых и преданных женщин,

Возвращаются все, кроме тех, кто нужней…

В этом мире я ценю только верность. Без этого ты никто и у тебя нет никого. В жизни это единственная валюта, которая никогда не обесценится.

Это глупо — ведь кто я такой?

Ждать меня — никакого резона,

Тебе нужен другой и покой,

А со мной — неспокойно, бессонно.

Высоцкий уже тогда считался «одиозной личностью» и, как следствие, был «невыездным». Его ритм жизни был невероятно сумасшедшим: на сон оставалось четыре часа, а все остальное время — репетиции, гастроли, а ночью — стихи…

И еще — встречи с друзьями, среди которых были и те, кто считал своим долгом угостить знаменитого поэта рюмочкой водки… Но об этой стороне жизни Высоцкого Марина узнала не сразу, а через полгода, когда он «сорвался». Для нее это было шоком…

Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души.

Спустя некоторое время она осознала в полной мере, что в России быть подругой, а тем более женой гения — тяжкий крест. Вспоминая об этом периоде их совместной жизни, Марина напишет:

Как только ты исчезаешь, в Москве я или за границей, начинается охота, я «беру след». Если ты не уехал из города, я нахожу тебя в несколько часов. Я знаю все дорожки, которые ведут к тебе. Друзья помогают мне, потому что знают: время — наш враг, надо торопиться.

И здесь нельзя не вспомнить о простой русской женщине Люсе — телефонистке, которая долгие годы помогала друзьям Высоцкого и Марине находить его в любой точке страны, а также за ее пределами, если это было необходимо.

Она была той тонкой нитью, которая связывала нас с тобой и в горе, и в радости, до самого последнего разговора. Ее лицо, опухшее от слез, я увидела только потом, когда ее участие уже не могло помочь нам отыскать друг друга. Песня «07» — это песня о Люсе.

Для меня эта ночь вне закона.

Я пишу — по ночам больше тем.

Я хватаюсь за диск телефона,

Набираю вечное 07…

И все-таки то, что объединяло этих двоих, было сильнее того, что им противостояло: духовная близость, помноженная на сильнейшее эмоциональное притяжение. Одной из лучших фраз Высоцкого станет пронзительное обращение к Всевышнему, посвященное Марине Влади:

…Мне меньше полувека, сорок с лишним,

Я жив, двенадцать лет тобой и Господом храним.

Мне есть, что спеть, представ перед Всевышним,

Мне есть, чем оправдаться перед Ним.

«Всевидящее око»

Кажется, нет такой темы, которой бы не коснулся в своих стихах Владимир Высоцкий. В стране сложилась парадоксальная ситуация: такого поэта официально не существовало, однако в любом доме можно было найти или маленькую гибкую пластинку, или кассету с его песнями, а фразы Высоцкого становились народным достоянием. Заставить его замолчать, а тем более пытаться сделать «карманным» поэтом было нереально. Но можно было существенно испортить ему жизнь, тем самым провоцируя эмоциональные срывы, и в этом советская система весьма преуспела.

Твои концерты отменяются иногда прямо перед выходом на сцену, чаще всего под предлогом твоей болезни, что приводит тебя в бешенство: тебе не только запрещают петь, но сваливают на тебя же вину за сорванный концерт. Твои песни для фильмов, прошедшие цензуру, все же «не пускают» как раз перед премьерой, и картина становится увечной.

Тексты, неустанно посылаемые в Главлит, неизменно отсылаются обратно с преувеличенно вежливыми сожалениями. (М. Влади «Владимир. Прерванный полет»)

Такое тонкое, можно сказать, иезуитское издевательство изматывало Высоцкого морально. Марине было непонятна его реакция: зачем обращать внимание на чиновничьи ухищрения, если популярность его и так настолько велика, что никакие звания ничего не изменят. Одной фразой Высоцкий передал принцип работы государственной машины:

Они делают все, чтобы я не существовал как личность. Просто нет такого — и все.

«Борьбой против ватной стены» называл Высоцкий ежедневный изматывающий контроль.

Я был душой дурного общества,

И я могу сказать тебе:

Мою фамилью-имя-отчество

Прекрасно знали в КГБ.

Мы бдительны — мы тайн не разболтаем,

Они в надежных жилистых руках.

К тому же этих тайн мы знать не знаем

— Мы умникам секреты доверяем,

А мы, даст Бог — походим в дураках.

Слева бесы, справа бесы,

Нет! По новой мне налей!

Эти — с нар, а те — из кресел:

Не поймешь, какие злей.

Мы — просто куклы, но… смотрите, нас одели,

И вот мы — жители витрин, салонов, залов.

Мы — манекены, молчаливые модели,

Мы — только копии с живых оригиналов.

Была пора — я рвался в первый ряд,

И это все от недопониманья,

— Но с некоторых пор сажусь назад:

Там, впереди, как в спину автомат

— Тяжелый взгляд, недоброе дыханье.

Может, сзади и не так красиво,

Но — намного шире кругозор,

Больше и разбег, и перспектива,

И еще — надежность и обзор.

Мы воспитаны в презреньи к воровству

И еще — к употребленью алкоголя,

В безразличьи к иностранному родству,

В поклоненьи ко всесилию контроля.

Нас всегда заменяют другими, чтобы мы не мешали вранью.

…когда люди причиняют тебе боль снова и снова, то думай о них как о наждачной бумаге. Они могут задевать тебя и немного ранить, но в конце концов ты будешь отполирован до идеального состояния, а от них не будет никакого толку.

Никогда не суди с первого взгляда ни о собаке, ни о человеке. Потому что простая дворняга… может иметь добрейшую душу, а человек приятной наружности … может оказаться редкой сволочью…

Стремится ввысь душа твоя, родишься вновь с мечтою!

Но если жил ты как свинья — останешься свиньею!

Оплавляются свечи

На старинный паркет,

И стекает на плечи

Серебро с эполет.

Как в агонии бродит

Золотое вино…

Все былое уходит,

— Что придет — все равно.

Мне судьба — до последней черты, до креста

Спорить до хрипоты (а за ней — немота),

Убеждать и доказывать с пеной у рта,

Что — не то это все, не тот и не та!

И нас хотя расстрелы не косили, но жили мы поднять не смея глаз,

— мы тоже — дети страшных лет России, безвременье вливало водку в нас.

Сыт я по горло, до подбородка

— Даже от песен стал уставать,

— Лечь бы на дно, как подводная лодка,

Чтоб не могли запеленговать!

Множество раз в стихах и песнях Высоцкого будет сквозить тема Души, лишенной возможности раскрыться, ограниченной рамками обыденности. На одной из встреч со зрителями поэт, отвечая на вопросы о том, что для него является самым важным, сказал, что ему проще перечислить то, что он не любит. Резкие, хлесткие фразы Высоцкого стали, можно сказать, моральным кодексом целого поколения:

Я не люблю, когда наполовину

Или когда прервали разговор.

Я не люблю, когда стреляют в спину,

Я также против выстрелов в упор.

Я ненавижу сплетни в виде версий,

Червей сомненья, почестей иглу,

Или когда все время против шерсти,

Или когда железом по стеклу.

Я не люблю уверенности сытой,

Уж лучше пусть откажут тормоза!

Досадно мне, что слово «честь» забыто

И что в чести наветы за глаза.

Когда я вижу сломанные крылья,

Нет жалости во мне и неспроста —

Я не люблю насилье и бессилье,

Вот только жаль распятого Христа.

Я не люблю себя, когда я трушу,

Досадно мне, когда невинных бьют,

Я не люблю, когда мне лезут в душу,

Тем более, когда в нее плюют!

Зачем мне быть душою общества,

Когда души в нем вовсе нет!

Грани творчества

И все-таки он — был! На концерты Высоцкого и спектакли с его участием было невозможно достать билеты: люди занимали очередь с вечера, стояли всю ночь — и все это, чтобы выйти за пределы установленных системой границ вместе с актерами «Таганки».

Актерский талант Владимира Высоцкого — особая тема. Можно сказать, что как актер он состоялся вопреки: его не понимала мать, а об отношении отца в одном из интервью рассказал Ю. Любимов, который, попытавшись получить поддержку для принудительного лечения Высоцкого, получил ответ Высоцкого-старшего «Я с этим антисоветчиком дел не имею…». Родители не одобряли увлечения сына ни театром, ни поэзией. Только в день смерти они осознали, кем был их сын для страны, когда увидели тысячи людей, пришедших к дому Владимира Высоцкого…

Однако впоследствии Высоцкий-старший изменит свой взгляд на творчество сына…

Твой отец играет в провинциальном драмкружке, что позволит ему через много лет говорить, что он был артистом, а заодно и объяснить твою одаренность, как естественное продолжение своей… (М. Влади «Владимир. Прерванный полет»)

Актерская игра Владимира Высоцкого никого не оставляет равнодушным. Спектакли с его участием: «Жизнь Галилея», «Десять дней, которые потрясли мир», «Пугачев», «Гамлет» — заставляют зрителя иначе взглянуть на себя, пересмотреть свою жизнь, буквально трансформируя личность каждого, кто соприкоснулся с творчеством Высоцкого. Игра в театре требовала огромного напряжения как духовных, так и физических сил. Высоцкий работал с полной самоотдачей, на пределе возможностей, как будто боясь не успеть выполнить все, что наметил. Он действительно боялся не успеть: в детстве ему поставили диагноз, при котором смерть от внезапного сердечного приступа была реальной. Высоцкий знал об этом и жил с этим.

Посмотрите — вот он без страховки идет.

Чуть правее наклон — упадет, пропадет!

Чуть левее наклон — все равно не спасти…

Но должно быть, ему очень нужно пройти!

Как рождаются стихи

Для Высоцкого было насущной потребностью несколько часов в день посвящать стихам. И снова обратимся к воспоминаниям М. Влади:

…Несколько часов ты остаешься сидеть, уставившись в белую стену. Ты не терпишь ни рисунка, ни картины, ни даже тени на стене перед собой.

…Ты читаешь мне стихи — и это одна из самых полных минут нашей жизни, сопричастность, глубокое единение. Это твой высший дар мне. Когда я спрашиваю, откуда это, что вызывает в тебе настоятельную потребность написать на бумаге слова в точно определенном порядке, иногда без единого исправления, — ты не можешь ответить. Видно, тебе и самому это не особенно понятно:

«Так выходит — вот и все». И добавляешь: «Иногда это трудно, знаешь…»

Ты лежишь с закрытыми глазами и едва успеваешь скороговоркой описывать все, что мелькает в твоем воображении, — цветные картины с шумами, запахами и множеством персонажей, характер и внешность которых тебе удается передать в нескольких словах. Мы называем это «снами наяву». Обычно они предшествуют большому стихотворению, в котором почти всегда речь идет о России.

Стихи Высоцкого — высочайшая концентрация мыслей, эмоций, событий. Здесь каждый мог найти что-то о себе: фразы Высоцкого передают настроение, своеобразие, особенности речи, стиль жизни, взаимоотношений, хитросплетения судьбы. Говоря в своих произведениях от первого лица, поэт еще больше усиливает впечатление подлинности описываемых событий. Именно поэтому многие ветераны не могли поверить, что песни и стихи на военную тему написаны человеком, никогда не воевавшим. Уголовники же считали, что Высоцкий, если не один из них, то уж точно сидевший.

Нам ни к чему сюжеты и интриги, —

Про все мы знаем, про все, чего ни дашь.

Я, например, на свете лучшей книгой

Считаю кодекс уголовный наш.

Ну, о чем с тобою говорить!

Все равно ты порешь ахинею.

Лучше я пойду к ребятам пить,

У ребят есть мысли поважнее.

У ребят серьезный разговор —

Например, о том, кто пьет сильнее.

У ребят широкий кругозор —

От ларька до нашей бакалеи.

Ой, где был я вчера — не найду, хоть убей,

Только помню, что стены с обоями.

Помню, Клавка была и подруга при ней,

Целовался на кухне с обоими.

Вы не глядите, что Сережа все кивает, —

Он соображает, все понимает!

А что молчит — так это от волненья,

От осознанья и просветленья.

Приятно все-таки, что нас здесь уважают:

Гляди — подвозят, гляди — сажают!

Разбудит утром не петух, прокукарекав, —

Сержант подымет — как человеков!

Нас чуть не с музыкой проводят, как проспимся.

Я рупь заначил, — опохмелимся!

Проникновенье наше по планете особенно приятно вдалеке: в общественном парижском туалете есть надписи на русском языке.

Фальшивая нота всеобщего энтузиазма

В 1977 году Владимир Высоцкий написал песню, которую можно было бы назвать «Гимном доверчивости и бездумного существования»:

Нежная Правда в красивых одеждах ходила,

Принарядившись для сирых, блаженных, калек.

Грубая Ложь эту Правду к себе заманила, —

Мол, оставайся-ка ты у меня на ночлег.

И легковерная Правда спокойно уснула,

Слюни пустила и разулыбалась во сне.

Хитрая Ложь на себя одеяло стянула,

В Правду впилась и осталась довольна вполне.

И поднялась, и скроила ей рожу бульдожью,

— Баба как баба, и что ее ради радеть?

Разницы нет никакой между Правдой и Ложью,

Если, конечно, и ту, и другую раздеть.

Выплела ловко из кос золотистые ленты

И прихватила одежды, примерив на глаз,

Деньги взяла, и часы, и еще документы,

Сплюнула, грязно ругнулась и вон подалась.

Только к утру обнаружила Правда пропажу

И подивилась, себя оглядев делово,

— Кто-то уже, раздобыв где-то черную сажу,

Вымазал чистую Правду, а так — ничего.

Правда смеялась, когда в нее камни бросали:

— Ложь это все, и на Лжи — одеянье мое!..

Двое блаженных калек протокол составляли

И обзывали дурными словами ее.

Стервой ругали ее, и похуже, чем стервой,

Мазали глиной, спустили дворового пса:

— Духу чтоб не было! На километр сто первый

Выселить, выслать за двадцать четыре часа.

Тот протокол заключался обидной тирадой,

(Кстати, навесили Правде чужие дела):

Дескать, какая-то мразь называется Правдой,

Ну, а сама, вся как есть, пропилась догола.

Голая Правда божилась, клялась и рыдала,

Долго болела, скиталась, нуждалась в деньгах.

Грязная Ложь чистокровную лошадь украла

И ускакала на длинных и тонких ногах.

Впрочем, легко уживаться с заведомой ложью,

Правда колола глаза и намаялись с ней.

Бродит теперь, неподкупная, по бездорожью,

Из-за своей наготы избегая людей.

Некий чудак и поныне за Правду воюет, —

Правда, в речах его — правды на ломаный грош:

Чистая Правда со временем восторжествует,

Если проделает то же, что явная Ложь.

Часто разлив по сто семьдесят граммов на брата,

Даже не знаешь, куда на ночлег попадешь.

Могут раздеть — это чистая правда, ребята!

Глядь, а штаны твои носит коварная Ложь.

Глядь, на часы твои смотрит коварная Ложь.

Глядь, а конем твоим правит коварная Ложь.

Как гениальный поэт и актер, Высоцкий остро чувствовал фальшь, как бы она ни маскировалась. Благодаря его неподражаемому хриплому голосу было уже невозможно просто плыть по течению под усыпляющие победные рапорты о трудовых успехах во всех сферах народного хозяйства.

Мы живем в мире, где улыбка уже не значит хорошее отношение к тебе.

Где поцелуи совсем не значат чувства.

Где признания не значат любовь.

Где каждый одинок и никто не старается это изменить.

Где слова теряют всякий смысл, потому что несут ложь.

Как доброго лица не прозевать,

Как честных отличить наверняка мне?

Все научились маски надевать,

Чтоб не разбить свое лицо о камни.

Я в тайну масок все-таки проник,

Уверен я, что мой анализ точен,

Что маски равнодушья у иных —

Защита от плевков и от пощечин.

Мы многое из книжек узнаем,

А истины передают изустно:

«Пророков нет в отечестве своем».

Но и в других отечествах — не густо.

Я никогда не верил в миражи,

В грядущий рай не ладил чемодана —

Учителей сожрало море лжи

И выплюнуло возле Магадана.

Мосты сгорели, углубились броды,

И тесно — видим только черепа,

И перекрыты выходы и входы,

И путь один — туда, куда толпа.

Подымайте руки, в урны суйте

Бюллетени, даже не читав, —

Помереть от скуки! Голосуйте,

Только, чур, меня не приплюсуйте:

Я не разделяю ваш Устав!

Мою страну, как тот дырявый кузов, ведет шофер, которому плевать.

Новые левые — мальчики бравые

С красными флагами буйной оравою,

Чем вас так манят серпы да молоты?

Может, подкурены вы и подколоты?!

Слушаю полубезумных ораторов:

«Экспроприация экспроприаторов…»

Вижу портреты над клубами пара —

Мао, Дзержинский и Че Гевара.

…Не глядите на меня, что губы сжал, —

Если слово вылетит, то — злое.

Я б отсюда в тапочках в тайгу сбежал, —

Где-нибудь зароюсь — и завою!

Но говорить о том, что Владимир Высоцкий потерял надежду на лучшее и видел все в черном свете, значит не понимать его вовсе. Он видел разные стороны жизни, но его творчество служило тому, чтобы мир заиграл яркими красками.

Неправда, над нами не бездна, не мрак, —

Каталог наград и возмездий.

Любуемся мы на ночной зодиак,

На вечное танго созвездий.

Глядим, запрокинули головы вверх,

В безмолвие, тайну и вечность.

Там трассы судеб и мгновенный наш век

Отмечены в виде невидимых вех,

Что могут хранить и беречь нас.

Чистоту, простоту мы у древних берем…

Саги, сказки из прошлого тащим…

Потому что добро остается добром —

В прошлом, будущем и настоящем!

Владимир Высоцкий ушел из жизни слишком рано. Однако, несмотря на это, он продолжает жить в наше время в своих песнях и стихах, которые потомки переносят из прошлого века в век нынешний.

Навстречу 76-летию Кировского района: гуляя по улице Высоцкого — Новости

К Дню рождения нашего любимого района, которое отмечается 25 июня, мы решили воспеть улицы, расположенные на его территории. Центральные и одноэтажные. Протяжённые и короткие. Известные и не очень. Заглянуть в их увлекательное прошлое и раскрыть щедрое настоящее, обозначив учреждения, цель которых — развитие личности. В самых разных направлениях! А начнём мы с улицы Высоцкого…

…Что объединяет Римму Юровскую и Владимира Высоцкого? На первый взгляд, ничего. Первая — уральская революционерка, считающаяся одной из основательниц комсомола на Урале, и по совместительству дочь человека, участвовавшего в расстреле царской семьи. С именем второго связаны исключительно положительные эмоции и крылатые фразы «Лучше гор могут быть только горы», «Где твои 17 лет?» и «Страшно, аж жуть!»… Тем не менее, и та, и другой вписали свои имена в историю первой улицы микрорайона Комсомольский.

Построенная здесь в 1970-х годах, улица не имела отдельного названия и считалась продолжением Малышева. В мае 1983-го ей дали имя Риммы Юровской. А 16 февраля 1992 года в газете «Вечерний Екатеринбург» вышел материал под заголовком «Слово его живёт», в котором сообщалось, что жители МЖК-1 «Комсомольский» в честь Дня рождения Высоцкого повесили на нескольких домах новые таблички.

История МЖК заслуживает отдельного рассказа, но если коротко, то суть эксперимента была в том, чтобы молодые свердловчане самых разных профессий сами построили себе жильё. Они объединились, освоили рабочие специальности и в свободное от основной работы время возводили дома из панелей, которые выпускали здесь же, рядом, на заводе железобетонных изделий.

Кстати, улица Высоцкого связана с ещё одним музыкантом — Владимиром Шахриным, который когда-то на ней жил. Там же находится Центр культуры «Молодёжный» (бывший ДК МЖК), где прошёл первый концерт ныне знаменитой группы «Чайф».

На улице находятся:
Клуб «Орион» Центра внешкольной работы «Социум» (№ 10)
КОСК «Россия», где занимаются воспитанники ДЮСШ «Виктория» (№ 14)
Центр культуры «Молодёжный», на котором размещена памятная табличка с информацией о том, что 29 сентября 1985 года в этом здании состоялся первый концерт группы «Чайф» (№ 22)
Клуб «Мечта» Центра внешкольной работы «Социум» (№ 22, кв. 4,116)
Клуб «Уралец» Центра внешкольной работы «Социум» (№ 30)
Шарташский лесопарк и знаменитый природный памятник «Каменные палатки

Высоцкий. Спасибо, что живой | Цитаты и фразы из фильмов

Высоцкий. Спасибо, что живой — российский фильм от режиссера Петра Буслова. За основу фильма был взят реальный случай из жизни Владимира Высоцкого. Сценарий к фильму был написан сыном Высоцкого. Изначально режиссером и сценаристом фильма был Игорь Волошин, а сама картина называлась «Черный человек». Фильм Волошина был посвящён наркотикам, что очень не понравилось организаторам и они уволили его, передав работу Петру Буслову. До сих пор создатели фильма скрывают, кто исполнил главную роль в фильме, однако в интернет все же просочилась информация, что главную роль сыграл Сергей Безруков.

Цитаты из фильмов » Высоцкий. Спасибо, что живой 2011 г.

И, улыбаясь, мне ломали крылья,
Мой хрип порой похожим был на вой,
И я немел от боли и бессилья
И лишь шептал: «Спасибо, что живой».

Это, наверно, очень удобно, вот так вот, в темноте, топать ногами, свистеть. Вроде и себя показал, и не увидел никто.

Я двадцать лет слышу: вот сейчас помрешь, вот прямо сейчас! Ну что ж мне, сдохнуть, чтобы успокоить вас всех?

Что мне твои извинения? Солить их что ли?

— Вот так она, смерть, ходит вокруг, потом — опа! — и нету.
— Кого нету?
— Никого.



Я не ищу себе оправданий. Просто мне надо писать. Просто писать, и чтобы получалось. Я так живу. В этом мой смысл.

— Когда почувствуешь: все, больше не могу — прыгай вперед, как с многоэтажки, толкайся и лети. И не думай, что ребята тебя поймают. Это их дело, а меня пару раз не поймали.
— И что?
— Лети

Я живу только терпением вашим, верностью… Я молюсь за вас, знаешь как? Господи, пусть им будет хорошо. И с самого начала всех, кто жив, кого нет, всех, у Бога мертвых нет. Мама, отец, мама Женя, Марина, Изя, Лида, Володя, Гарик, Лева, Артур, Андрей, Вася, Толя, Севка, Татьяна, Аркадий, Никита, Вениамин, Леня, Ксюша. Если сбиваюсь или забываю, то опять, с самого начала всех. Господи, пусть им всем будет хорошо. Всем, кто меня любил, кем я жив. Даже те, кто ушел, забыл, предал, пусть им всем будет хорошо. Господи, дай мне сил высказать, как я их всех люблю, ведь зачем-то я жив. Ведь зачем-то они со мной. Я разберусь обязательно. Может я и не умер сегодня, чтобы понять, зачем я жив.

Все будет хорошо. Или плохо.

— Да это же не я буду! С чужой кровью, больше двух килограммов не поднимать, всего бояться!



Люди птиц из клеток выпускали, чтоб самим свободными стать…

Может, я не умер сегодня, чтоб понять, зачем я жив…

Если отвернутся, значит, недостаточно любили.

Пожалуйста, включите свет в зале, у нас ведь не такой концерт как в Кремле, туда меня еще не пускают.

Актер должен оживлять всё, к чему прикасается.

Я нарочно вышел с гитарой, чтобы вы не сомневались, кто к вам приехал.
Я нарочно начал с песни, чтобы вы не сомневались, кто перед вами.

Но если мы идем, скажем, послушать Моцарта, нам важно его услышать, а не увидеть на сцене. Особенно, если учесть, что Моцарт был не самой приятной наружности, как говорил Сальери.

Вот может член ЦК преступника и наркомана слушать и апплодировать? Ааа. А вот сидят апплодируют.

— Как ты себя чувствуешь?
— Не поверишь, как новорожденный.

Пожалуйста, прости меня. Я так часто это говорю, но я, ей-Богу, искреннен.

А мне, Виктор Михалыч, жить на две затяжки осталось.

И лопнула во мне терпенья жила,
И я со смертью перешел на ты,
Она давно возле меня кружила,
Побаивалась только хрипоты.

Но знаю я, что лживо, а что свято, —
Я это понял все-таки давно.
Мой путь один, всего один, ребята, —
Мне выбора, по счастью, не дано.




все автомобили Владимира Высоцкого :: Autonews

«Mercedes как у Высоцкого» — именно под таким именем нарицательным в нашей стране получил известность S-класс первого поколения с кузовным индексом W116, поскольку великий советский бард и актер Владимир Высоцкий был одним из первых в СССР обладателей этого автомобиля. При этом Владимир Семенович, как и любой мужчина, очень любил машины и технику, а легендарный «синий Мерседес» был не первым, и далеко не единственным его автомобилем.

Сегодня Высоцкому исполнилось бы 84 года, поэтому вся страна вновь будет вспоминать его великие актерские работы и гениальные стихи. А мы решили вспомнить все автомобили талантливого артиста и поэта-песенника.

ГАЗ-21 «Волга»

Как это не удивительно, но первым автомобилем Высоцкого был далеко не Mercedes, а отечественная машина. Хотя тоже высокого класса — 21-я «Волга». Именно на этом седане молодой Володя Высоцкий в конце шестидесятых постигал азы водительского мастерства. Машина принадлежала его другу — художнику Борису Диодорову, который обучал своего товарища вождению. А после этого Высоцкий выкупил у него автомобиль. Впрочем, актер владел ею не очень продолжительный период. Достаточно быстро Высоцкий попал на «Волге» в аварию и разбил ее. Поговаривают даже, что ДТП случилось тогда, когда машина еще принадлежала его другу Диодорову. Именно по этой причине Высоцкому пришлось выкупить этот ГАЗ-21.

ВАЗ-2101

В 1971-м году Владимир Высоцкий стал обладателем светло-серой «копейки», которую ему подарил отец. К сожалению, и на этой машине Высоцкий ездил совсем недолго. По легенде в один из жарких июльских вечеров актер поспорил с соседом владельцем аналогичных «Жигулей». И чтобы разрешить спор они выехали на дорогу. Мужчины договорились, что проигравшим в споре окажется тот, кто раньше свернет с дороги при езде лоб в лоб. Смельчаками оказались оба, поэтому сразу две «копейки» в тот вечер были разбиты всмятку. После того как Высоцкий отремонтировал ВАЗ 2101, он переоформил машину отца на себя и сразу же сдал ее в комиссионку, а следом стал обладателем первой в своей жизни иномарки.

Renault 16

Первым импортным автомобилем Высоцкого стал Renault, который ему привезла из Парижа Марина Влади. Это был шестилетний хэтчбек Renault 16 светла-серого оттенка, который она купила во французской столице за 3300 франков на свой гонорар от рекламы парфюмерии. На этой машине Высоцкий также ездил недолго. Некоторое время спустя Владимир и Марина отправились на этом Renault в путешествие по Европе. И в этой поездке машина была продана еще быстрее, чем куплена. По приезду в Париж актриса разместила объявление о продаже в популярном в те годы таблоиде Paris Match, которое начиналось с фразы «Марина Влади продает автомобиль». Один из поклонников актрисы купил автомобиль в первый же день после выхода газеты в свет.

BMW 2500

Второй иномаркой, которую себе приобрел советский поэт-песенник, стала BMW 2500. Владимир Семенович пригнал себе эту машину из Германии во время одного из своих первых европейских гастролей. Причем, поговаривают, что у Высоцкого было два таких автомобиля. Второй экземпляр в не очень хорошем состоянии он якобы купил уже в московской комиссионке в качестве донора запчастей для своей основной машины. Ведь в те годы в СССР с запчастями на иномарки было действительно туго. По одной из легенд эта машина числилась в угоне и позднее даже была конфискована у Высоцкого по линии Интерпола. Так или иначе, от своей BMW Высоцкий избавился 1976-м, когда всерьез «заболел Мерседесами».

Mercedes S450 (W116)

В том же 76-м году во время очередных гастролей Высоцкий приобрел себе на Мюнхенском авторынке небесно-голубой седан Mercedes S450 (W116) 1974-го года выпуска и пригнал его в Москву. По воспоминаниям друзей поэта его седан был один из трех подобных «Мерседесов» в Москве. Первый был у самого «генсека Брежнева», второй — у поэта Сергея Михалкова, а третий — у Владимира Семеновича.

Mercedes 350 SLC

Впрочем, 116-й был не единственным «Мерседесом», которым владел Высоцкий. В 1979-м году после очередных гастролей в Европе Высоцкий купил у своего приятеля, иранского бизнесмена Бабека Серуша, крайне редкий спортивный Mercedes-Benz 350 SLC. Впрочем, этим купе Высоцкий так и не смог удивить Москву. Актер разбил 200-сильный автомобиль золотисто-коричневого цвета еще по пути домой. Поэт попал в аварию, уложив машину в кювет, на тогда еще строящейся к Олимпиаде-80 скоростной трассе под Минском. Более того, 1 января 80-го Высоцкий попал в еще одно небольшое ДТП и на своем S-классе, слегка приложив его об троллейбус. Правда седан, в отличие от купе SLC, успели починить до смерти актера, и он на нем успел поездить еще какое-то время. Ну, а спортивное купе было восстановлено уже после смерти Высоцкого. И Марина Влади забрала его с собой в Европу, поэтому дальнейшая судьба этого автомобиля не известна.

2. На земле и на небе

2. На земле и на небе

Глядя на то, как прочно вошел Владимир Высоцкий в живую память народов России, признаешь правоту принципа: время все расставляет по своим местам.

Поэт увековечен в истории: по-прежнему идут полюбившиеся народу фильмы с его участием и звучит, разрывая эфир, его неповторимый голос. В народе на слуху — крылатые фразы из его произведений. Откройте любую спортивную газету — и в ее заголовках вы непременно найдете цитаты Высоцкого: «Удар, удар, еще удар!» «Молились строем — не помогло!», «Профессионалам — зарплата навалом!», «Рванул как на пятьсот» и т.д. Или — популярные медицинские издания: «И если б водку гнать не из опилок…» В политических кулуарах тоже царит Высоцкий: у экс-президента и нынешнего премьера России В.В.Путина цитаты из песен поэта — в большом ходу. Так, в одной из бесед с губернаторами на непростые финансовые темы он прямо спросил у присутствовавших: «Где деньги, Зин?!»

Молодежь России третьего тысячелетия также безоговорочно приняла поэта. Один писатель, живущий в районе Борисовских прудов, часто совершает утренние прогулки по берегу водоема. Совсем недавно он стал свидетелем того, как в трех машинах из пяти, припаркованных у воды, звучали песни Высоцкого. Слушала его вполне адекватная молодежь, не в наколках, не «братки».

Несколько труднодоступных горных перевалов носят имя поэта. На многих монументах, установленных в местах тяжелых боев Великой Отечественной, выбиты тексты его военных песен. В глубинах Солнечной системы мерцает планета ВладВысоцкий № 2374.

Вместе с тем сегодня есть немало людей, особенно среди верующих, чье отношение к личности и творчеству Владимира Высоцкого неоднозначно. Так, многие христиане (речь идет о представителях самых разных конфессий) составили о нем негативное представление, как о закоснелом грешнике («Водку пил и о водке писал… какой это поэт?!.. Алкоголик, прости Господи!..»)

Основания для критики у них, увы, есть: в жизни Высоцкого было и пристрастие к спиртному, а впоследствии, незадолго до смерти — и к наркотическим стимуляторам перед гастролями и выступлениями.

Кроме того, мы так или иначе осведомлены о его так называемой блатной лирике — цикле ранних песен, хоть и талантливых, но откровенно романтизирующих быт уголовников, шпаны и воров и создающих из них образы героев, наделенных мужеством, смелостью, компанейской дружбой, «великодушием» к возлюбленным женщинам своего круга и «благородной» ненавистью к врагам:

Нам вчера прислали из рук вон плохую весть.
Нам вчера сказали, что Алеха вышел весь.
Как же так — он Наде говорил, что пофартит.
Что сыграет свадьбу, на неделю загудит.
Но не видать девахе этот свадебный гудеж.
Потому что в драке налетел на чей-то нож….

Весна еще в начале, еще не загуляли.
Но уж душа рвалася из груди —
Как вдруг приходят двое с конвоем, с конвоем —
«Оденься!» — говорят, — «И выходи!»
Я так тогда просил у старшины:
«Не уводите меня из весны!»…

(1962)

За меня невеста отрыдает честно,
За меня ребята отдадут долги.
За меня другие отпоют все песни
И быть может, выпьют за меня враги…

(1963)

Отрицательный взгляд на творчество Высоцкого высказал и современный историк патриотического направления Олег Платонов, признавший в нем самобытный талант, но, наряду с этим, утверждавший его полную подчиненность идеологии космополитической интеллигенции.

Шумным успехом среди интеллигенции «малого народа», — пишет он — пользовался один из ее наиболее ярких представителей, еврейский бард В.Высоцкий. Не лишенный песенного таланта и за это принимаемый частью русских людей, деформированных десятилетиями космополитической власти, этот бард, тем не менее, был глубоко чужд России, примешивая в ее культуру несвойственные ей блатные, уголовные нотки.

В подтверждение своей мысли О.Платонов приводит слова поэта С.Ю.Куняева:

Высоцкий многое отдавал за эстрадный успех. У «златоустого блатаря», по которому, как сказал Вознесенский, должна «рыдать Россия», нет ни одной светлой песни о ней, о ее великой истории, песни, написанной с любовью или хотя бы блоковским чувством… Знаменитый бард ради красного словца не щадил наших национальных святынь. Песни его… не боролись с распадом, а наоборот, эстетически обрамляли его.

Вполне понятно, как трудно заново переписывать историю России XX века и выпускать подряд, за сравнительно короткий срок, сразу несколько объемных томов. В «Терновом венце России» О. Платонова события, в том числе и советского периода, изложены, безусловно, весьма интересно, личностно, убедительно. Но далеко не все в этой книге бесспорно.

Историк О.Платонов стремится дать массовому читателю ключ к верному пониманию прошлого и настоящего, обеспечить целостное видение событий. Но искренне жаль, что ради актуальной и своевременной задачи — выработать для людей верные политические и духовные ориентиры — отдельные проблемы и живые люди привычно (нам ли не привыкать-то?) и прямо-таки «по-советски» конъюнктурно ужимаются автором до «нужной» схемы, а в результате страдает истина.

Значимость творчества В.С.Высоцкого отнюдь не укладывается в прокрустово ложе эмоционально окрашенных журналистских ярлыков, на которые, по разным причинам, не поскупились и Олег Платонов, и Станислав Куняев.

Что ж, давайте разбираться.

Крылатые выражения Владимира Высоцкого (100 выражений)

Владимир Высоцкий оставил в наследство потомкам множество стихов и песен, особенно хороши его произведения в моменты душевной тяжести, когда человеку кажется, что все потеряно, они возвращают силу и уверенность в себе. Он призывал «не судить по первому взгляду», «видеть в людях только хорошее» и «радоваться сущему», и был искренне рад тому, что люди ценили эти слова. В данном разделе собраны крылатые выражения Владимира Высоцкого.

Я согласен бегать в табуне —
Но не под седлом и без узды!

Эй вы, задние, делай как я.
Это значит — не надо за мной.
Колея эта — только моя!
Выбирайтесь своей колеёй!

Выучи намертво, не забывай
И повторяй как заклинанье:
„Не потеряй веру в тумане,
Да и себя не потеряй!“

Кто не верил в дурные пророчества,
В снег не лег ни на миг отдохнуть,
Тем наградою за одиночество
Должен встретиться кто-нибудь.

Я не люблю открытого цинизма,
В восторженность не верю, и еще,
Когда чужой мои читает письма,
Заглядывая мне через плечо.

Я не люблю себя, когда я трушу,
Досадно мне. когда невинных бьют,
Я не люблю, когда мне лезут в душу,
Тем более, когда в неё плюют!

Если, путь прорубая отцовским мечом,
Ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почем, —
Значит, нужные книги ты в детстве читал!

Стремилась ввысь душа твоя —
Родишься вновь с мечтою,
Но если жил ты как свинья —
Останешься свиньею.

Соглашайся хотя бы на рай в шалаше,
Если терем с дворцом кто-то занял.

Надо, надо сыпать соль на раны, чтоб лучше помнить, пусть они болят.

Если мяса с ножа ты не ел ни куска,
Если руки сложа наблюдал свысока,
И в борьбу не вступил с подлецом, с палачом —
Значит, в жизни ты был ни при чём, ни при чём.

Я не люблю уверенности сытой,
Уж лучше пусть откажут тормоза.

Я не люблю любое время года,
Когда веселых песен не пою.

Эх, вы мои нервы обнаженные!
Ожили б — ходили б как калеки.

Я, конечно, вернусь — весь в друзьях и в мечтах,
Я, конечно, спою — не пройдет и полгода.

С меня при цифре 37 в момент слетает хмель.
Вот и сейчас как холодом подуло:
Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль
И Маяковский лег виском на дуло.

Зачем мне быть душою общества,
Когда души в нем вовсе нет!

Я перетру серебряный ошейник
И золотую цепь перегрызу.
Перемахну забор, ворвусь в репейник,
Порву бока — и выбегу в грозу!

Для меня авторская песня — это возможность беседовать, разговаривать с людьми на темы, которые меня волнуют и беспокоят; рассказывать им о том, что меня скребет по нервам, рвет душу и так далее, — в надежде, что их беспокоит то же самое.

Сыт я по горло, до подбородка — даже от песен стал уставать, — лечь бы на дно, как подводная лодка, чтоб не могли запеленговать!

Мне меньше полувека, сорок с лишним.
Я жив, двенадцать лет тобой и Господом храним.
Мне есть что спеть, представ перед Всевышним,
Мне есть чем оправдаться перед Ним.

Когда я отпою и отыграю,
Где кончу я, на чём — не угадать?
Но лишь одно наверное я знаю:
Мне будет не хотеться умирать.

Смешно, не правда ли, смешно?
А он спешил — недоспешил.
Осталось недорешено,
Всё то, что он недорешил.

Возвращаются все — кроме лучших друзей,
Кроме самых любимых и преданных женщин,
Возвращаются все — кроме тех, кто нужней…

Я думаю — ученые наврали, прокол у них в теории, порез: развитие идет не по спирали, а вкривь и вкось, вразнос, наперерез.

Суета всех сует — всё равно суета.

Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья.

Часто нас заменяют другими,
Чтобы мы не мешали вранью.

Но ясновидцев — впрочем, как и очевидцев —
Во все века сжигали люди на кострах.

Всё человечество давно хронически больно,
И всю историю оно болеть обречено…

Мне скулы от досады сводит:
Мне кажется который год,
Что там, где я, — там жизнь проходит,
А там, где нет меня, — идёт.

Наше время иное, лихое, но счастье как встарь, ищи!
И в погоню летим мы за ним, убегающим вслед.
Только вот в этой скачке теряем мы лучших товарищей
На скаку не заметив, что рядом — товарищей нет.

Даже в дозоре можно не встретить врага…
Это не горе, если болит нога…

При власти, деньгах ли, при короне ли —
Судьба людей швыряет как котят.

Утро вечера мудренее, но и в вечере что—то есть.

И нас хотя расстрелы не косили,
Но жили мы, поднять не смея глаз.
Мы тоже дети страшных лет России —
Безвременье вливало водку в нас.

А урод-то сидит на уроде
И уродом другим погоняет,
И это всё — при народе,
Который приветствует вроде
И вроде бы всё одобряет.

Ты, Зин, на грубость нарываешься,
Всё, Зин, обидеть норовишь!
Тут за день так накувыркаешься…
Придёшь домой — там ты сидишь!

Будут с водкою дебаты, — отвечай:
«Нет, ребята-демократы, — только чай!»

Там за стеной, за стеночкою, за перегородочкой
Соседушка с соседушкою баловались водочкой.
Все жили вровень, скромно так: система коридорная,
На тридцать восемь комнаток всего одна уборная.

Подымайте руки,
в урны суйте
Бюллетени, даже не читав, —
Помереть от скуки!
Голосуйте,
Только, чур, меня не приплюсуйте:
Я не разделяю ваш устав!

Если отвернутся, значит недостаточно любили.

Жираф большой — ему видней!

Даже «здравствуй» можно сказать
так, чтобы оскорбить человека.
Даже «сволочь» можно сказать
так, что он растает от удовольствия.

Кто-то весело орал про тишину.

Почему-то все люди, выступая по телевидению, стараются казаться умнее, чем они есть на самом деле. А ведь самое интересное узнать, какие они на самом деле.

Словно мухи, тут и там,
Ходят слухи по домам,
А беззубые старухи
Их разносят по умам.

Нет прохода, и давно,
В мире от нахалов.
Мразь и серость пьет вино
Из чужих бокалов.

Купола в России кроют чистым золотом —
Чтобы чаще Господь замечал.

И ни церковь, и ни кабак —
Ничего не свято!
Нет, ребята, всё не так,
Всё не так, ребята!

Протопи ты мне баньку по-белому
Я от белого свету отвык
Угорю я и мне, угорелому,
Пар горячий развяжет язык.

Какие странные дела
У нас в России лепятся!

Я стою, как перед вечною загадкою,
Пред великою да сказочной страною,
Перед солоно да горько, кисло-сладкою,
Голубою, родниковою, ржаною.

Друг! Оставь покурить! — а в ответ — тишина:
Он вчера не вернулся из боя.

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них на рыдают, —
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Ведь Земля — это наша душа,
Сапогами не вытоптать душу!

Мне хочется верить, что грубая наша работа
Вам дарит возможность беспошлинно видеть восход.

И я попрошу Бога, Духа и Сына,
Чтоб выполнил волю мою:
Пусть вечно мой друг защищает мне спину,
Как в этом последнем бою.

Я дышу, и значит — я люблю!
Я люблю, и значит — я живу!

Потому что любовь — это вечно любовь
Даже в будущем вашем далеком.

В душе моей — пустынная пустыня, —
Так что ж стоите над пустой моей душой!
Обрывки песен там и паутина, —
А остальное все она взяла с собой.

Я надеялся втайне,
Что тебя не листали,
Но тебя, как в читальне,
Слишком многие брали.

Героев я не ищу – в каждом из нас похоронено по крайней мере тысяча персонажей.

Кто без страха и упрёка —
Тот всегда не при деньгах.

Только голодовка может убедить вас в том, что личность — это не тлеющая тварь, а нечто даже значительно большее.

Если друг оказался вдруг
И не друг и не враг, а так…

Настоящих буйных мало — вот и нету вожаков.

Мой финиш — горизонт, а лента — край земли.
Я должен первым быть на горизонте!

Но зачем-то ему тоже нужно пройти
четыре четверти пути!

Лучше гор могут быть только горы,
На которых ещё не бывал.

А в ответ мне: «Видать был ты долго в пути
И людей позабыл, мы всегда так живем.
Тpаву кушаем, век на щавеле
Скисли душами, опрыщавели.
Да ещё вином много тешились
разоряли дом, дрались, вешались…»

Проникновенье наше по планете
особенно приятно вдалеке:
в общественном парижском туалете
есть надписи на русском языке.

Ты уймись, уймись тоска,
У меня в груди!
Это — только присказка
Сказка — впереди.

Но и утром всё не так
Нет того веселья:
Или куришь натощак,
Или пьёшь с похмелья.

Ах, как нам хочется, как всем нам хочется
Не умереть, а именно уснуть.

Что-то воздуху мне мало: ветер пью, туман глотаю…
Чую с гибельным восторгом: пропадаю, пропадаю!

Убиенных щадят, отпевают и балуют раем, не скажу про живых, но покойников мы бережем.

Весь мир на ладони — ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,
Другим — у которых вершина еще впереди.

«Ох, какая ты близкая и ласковая,
Альпинистка моя, скалоласковая!..»
Мы теперь одной веревкой связаны —
Стали оба мы скалолазами!

Альпинизм — это прекрасный способ перезимовать летом.

Мы — сыновья своих отцов,
Но блудные мы сыновья.

Спасибо вам, святители,
Что плюнули, да дунули,
Что вдруг мои родители
Зачать меня задумали.

Мне вчера дали свободу.
Что я с ней делать буду?

Но и падать свободно нельзя, потому
Что мы падаем не в пустоте.

Поэты ходят пятками по лезвию ножа
И режут в кровь свои босые души.

Слова бегут им тесно — ну и что же! — ты никогда не бойся опоздать. Их много — слов, но все же если можешь — скажи, когда не можешь не сказать.

Чистая правда когда-нибудь восторжествует, если проделает тоже, что явная ложь.

Слухи по России верховодят и со сплетней в терции поют. Ну а где-то рядом с ними ходит правда, на которую плюют.

Счастье — это путешествие, необязательно из мира в мир… Это путешествие может быть в душу другого человека, путешествие в мир писателя или поэта… И не одному, а с человеком, которого ты любишь.

Удивительное рядом, но оно запрещено!

Чем шире рот — тем чешире кот!

Ваня, Ваня, мы с тобой в Париже
нужны как в бане пассатижи.

Мы успели: в гости к Богу
Не бывает опозданий.
Так что ж там ангелы поют
Такими злыми голосами?!

Жаль, на меня не вовремя накинули аркан, —
Я б засосал стакан — и в Ватикан!

В этом мире я ценю только верность. Без этого ты никто и у тебя нет никого. В жизни это единственная валюта, которая никогда не обесценится.

Никогда не суди с первого взгляда ни о собаке, ни о человеке. Потому что, простая дворняга может иметь добрейшую душу, а человек приятной наружности может оказаться редкой сволочью.

Я всегда ищу в людях только хорошее – плохое они покажут сами.

Мне есть что спеть, представ перед всевышним, мне есть чем оправдаться перед ним.

Но даже светлые умы все размещают между строк: у них расчет на долгий срок.

Несколько раз я уже похоронен, несколько раз уехал, несколько раз отсидел, причем такие сроки, что еще лет сто надо прожить. Одна девочка из Новосибирска меня спросила: «Правда, что вы умерли?» Я говорю: «Не знаю».

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ ФРАЗЫ

Я всегда ищу в людях только хорошее. Плохое они сами покажут

 

«При знакомстве я всегда вижу в человеке только хорошее.
Пока сам человек не докажет обратное.»

 

Красивых любят чаще и прилежней,
Веселых любят меньше, но быстрей.
И молчаливых любят, только реже,
Зато уж если любят, то сильней.

 

Нас всегда заменяют другими,
Что-бы мы не мешали вранью.

 

И вновь отправляю я поезд по миру. Я рук не ломаю, навзрыд не кричу. И мне не навяжут чужих пассажиров — Сажаю в свой поезд кого захочу…

 

В этом мире я ценю только верность. Без этого ты никто и у тебя нет никого. В жизни это единственная валюта, которая никогда не обесценится.

 

Никогда не суди с первого взгляда ни о собаке, ни о человеке. Потому что, простая дворняга… может иметь добрейшую душу, а человек приятной наружности … может оказаться редкой сволочью…

 

Если отвернутся, значит недостаточно любили.

 

Стремится ввысь душа твоя, родишься вновь с мечтою! Но если жил ты как свинья, останешься свиньёю!

 

Оплавляются свечи 
На старинный паркет, 
И стекает на плечи 
Серебро с эполет. 
Как в агонии бродит 
Золотое вино… 
Все былое уходит, — 
Что придет — все равно.

И, в предсмертном томленье 
Озираясь назад, 
Убегают олени, 
Нарываясь на залп. 
Кто-то дуло наводит

 

Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души.

 

Не восхищайся прошлогодним небом, не возвращайся где был рай когда-то, и брось дурить! Иди туда — где не была…

 

Мне скулы от досады сводит:
Мне кажется который год,
Что там, где я, — там жизнь проходит,
А там, где нет меня, — идёт.

 

коридоры кончаются стенкой, а тоннели выводят на свет…

 

И, улыбаясь, мне ломали крылья,
Мой хрип порой похожим был на вой,
И я немел от боли и бессилья
И лишь шептал: «Спасибо, что живой».

 

— Что бы ты подарил любимому человеку, если бы был всемогущ?! 
— Ещё одну жизнь!!!

 

Если, путь прорубая отцовским мечом,
Ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почем, —
Значит, нужные книги ты в детстве читал!

 

…И пусть мне вечер зажигает свечи,
И образ твой окутывает дым, 
Но не хочу я знать, что время лечит, 
Что всё проходит вместе с ним…

 

У меня есть претензии к моей стране, но обсуждать их буду не с вами.

 

Стих без гитары — акапелла, 
И мысль без соли не остра! 
Пишу о том, что накипело, 
А накипело: «Всем добра!»

 

зачем мне быть душою общества,
когда души в нем вовсе нет

 

Все зависит в мире оном
От тебя от самого:
Хочешь — можешь стать Буденным,
Хочешь — лошадью его!

 

Чистоту, простоту мы у древних берём… Саги, сказки из прошлого тащим… Потому что добро остаётся добром — В прошлом, будущем и настоящем!

 

Я-дышу, а значит я Люблю, Я-люблю, а значит я живу!

 

Мне от слова «покой» просто пахло покойником,
Я понятье «покой» наотрез отрицал.
Если день проходил равномерно, спокойненько,
Значит, не было дня — я считал.

 

…Вес взят. Прекрасно, но не справедливо, что я внизу, а штанга наверху. Такой триумф подобен пораженью. А смысл победы до смешного прост. Все дело в том, чтоб, завершив движение, с размаху штангу кинуть на помост…

 

Для остановки нет причин,
Иду, скользя.
И в мире нет таких вершин,
Что взять нельзя.

 

Даже «здравствуй» можно сказать
так, чтобы оскорбить человека.
Даже «сволочь» можно сказать
так, что он растает от удовольствия.

 

Да, правда — тот, кто хочет, тот и может.
Да, правда — сам виновен, бог со мной!
Да, правда. Но одно меня тревожит —
Кому сказать спасибо, что живой?

 

Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мертвых воскрешал…
потому что если НЕ ЛЮБИЛ,
ЗНАЧИТ И НЕ ЖИЛ, И НЕ ДЫШАЛ…

 

Мою страну, как тот дырявый кузов,
ведет шофер, которому плевать

 

Гениальный всплеск похож на бред,
В рождении смерть проглядывает косо…
А ты мне ставишь каверзный ответ,
Но не находишь нужного вопроса…

 

Разницы нет никакой между Правдой и Ложью,
Если, конечно, и ту и другую раздеть.

 

Я думаю — ученые наврали, прокол у них в теории, порез: развитие идет не по спирали, а вкривь и вкось, вразнос, наперерез.

 

Я в тайну масок все-таки проникла, — уверена я, что мой анализ точен: что маски равнодушия у иных — защита от плевков и от пощечин.

 

Не чопорно и не по-светски,
По-человечески меня
Встречали в Северодонецке
Семнадцать раз в четыре дня.

 

Вот и сбывается все, что пророчится! Уходит поезд в небеса,-счастливый путь! Ах как нам хочется, как всем нам хочется не умереть, а именно уснуть…

Ты воспари — крыла раскинь
В густую трепетную синь
Скользи по божьим склонам.
В такую высь, куда и впредь
Возможно будет долететь,
Лишь ангелам и стонам.


«Живу, не ожидая чуда, Но пухнут жилы от стыда, — Я каждый раз хочу отсюда Сбежать куда-нибудь туда.»


И во веки веков, и во все времена
Трус, предатель — всегда презираем.
Враг есть враг, и война всё равно есть война,
И темница тесна, и свобода одна —
И всегда на нее уповаем.

Все говорят, что не красавица,
А мне такие больше нравятся…


Кто не верил в дурные пророчества,
В снег не лег ни на миг отдохнуть,
Тем наградою за одиночество
Должен встретиться кто-нибудь


Я вам, ребяты, на мозги не капаю,
Но вот он, пререгиб и парадокс:
Кого-то выбирают Римским Папою,
Кого-то запирают в тесный бокс!


… Ходят сплетни, что не будет больше слухов абсолютно,
Ходят слухи, будто сплетни запретят.

Мы многое из книжек узнаём,
А истины передают изустно:
«Пророков нет в отечестве своём», —
Да и в других отечествах — не густо.


Подымайте руки, в урны суйте
Бюллетени, даже не читав, —
Голосуйте, суки! Голосуйте!
Только, чур, меня не приплюсуйте:
Я не разделяю ваш Устав!


Досадно попугаем жить. Гадюкой, с длинным веком. Не лучше ли, при жизни быть. Приличным человеком.

Чистая правда когда-нибудь восторжествует, если проделает тоже, что явная ложь

Жизнь — это рана, которая лечится сама. 
Мне дороги страдания, потому что из них рождаются радости.

Сын Высоцкого ответил на слова Садальского об «отрубленной голове отца»

https://ria.ru/20200725/1574894958.html

Сын Высоцкого ответил на слова Садальского об «отрубленной голове отца»

Актер театра и кино Никита Высоцкий в интервью порталу «СтарХит» прокомментировал заявление актера Станислава Садальского, раскритиковавшего обновленное РИА Новости, 25.07.2020

2020-07-25T01: 29

2020-07-25T01: 29

Россия

Никита Высоцкий

Владимир Высоцкий (автор песен)

Александр Рукавишников

Станислав Садальский

/html/head/meta[@name=»og:title»]/@content

/html/head/meta[@name=»og:description»]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/realty/40777/92/407779287_0:194:2952:1855_1400x0_80_0_0_b612b7e3870fa9f0114df76733c4a81d.jpg

https://ria.ru/20200306/1568235316.html

Россия

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/награды/

новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/realty/40777/92/407779287_0:194:2952:1855_1400x0_80_0_0_b612b7e3870fa9f0114df76733c4a81d.jpg

https://cdn24.img.ria.ru/images/realty/40777/92/407779287_111:0:2842:2048_1400x0_80_0_0_4456f5a5501d6f6e74034b7c268aed4a.jpg

https://cdn24.img.ria.ru/images/realty/40777/92/407779287_452:0:2500:2048_1400x0_80_0_0_0fb4602a55d6c6f6541395d30763c61f.jpg

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/награды/

россия, никита высоцкий, владимир высоцкий (автор песен), александр рукавишников, станислав садальский

НАГРАД СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА МЕРТВЫХ ПОЭТОВ MR. EVERYMAN – Chicago Tribune

МОСКВА — Единственная гробовая фабрика в Москве производит 400 гробов в месяц. По приказу какого-то неизвестного бюрократа, не считаясь ни с эпидемиями, ни с погодой, ни с преступностью, фабрика ежемесячно изготавливает ровно 400 сырых деревянных гробов.

Четыреста гробов, то есть, если член Политбюро или министр правительства в крайней нужде.Затем фабрика производит Артикул № 6 по индивидуальному заказу с хлопковыми подушками и досками, подогнанными так, чтобы не оставалось щелей, через которые мог бы выходить запах.

Помимо этой элиты, в статье № 6 удостоились погребения только двое мужчин. Один был сделан для Андрея Сахарова, лауреата Нобелевской премии и совести СССР.

Другой был для Владимира Высоцкого.

Владимир Высоцкий? Вечно лежать в такой же коробке, как Сталин и Брежнев, в стране, где даже гробов не хватает?

Кислотная лирика Высоцкого была посвящена таким ирониям.Стихи поются баритоном наждачной бумаги перед тем, как актер, бард и поэт умер 10 лет назад в среду от того, что друзья назвали «русской болезнью».

«Он говорил с душой, а не с головой», — сказал Александр Липницкий, основатель советской рок-группы Звуки Му.

«Разум каждого социального класса различен», — сказал Липницкий, которому предложили написать дань уважения для вечерней газеты «Вечерний Ленинград». «Но дух у всех один».

К сожалению, трудно перевести слова Высоцкого и адекватно передать, насколько точно они передали всю убогость, обиду и случайные крошечные триумфы современной советской жизни.

Столь же трудно объяснить американцам, как человек, не выпустивший ни одного альбома и отыгравший всего несколько официальных концертов за свою жизнь, мог стать самым популярным артистом в СССР, имеющим преданных поклонников во всех возрастных слоях общества.

Тысячи людей пришли на Ваганьковское кладбище в среду, чтобы почтить память своего поэта, собравшись в моросящий день, чтобы спеть его песни и обменяться кассетами с его музыкой. Высоцкий жил в каждой из их квартир и был членом каждой семьи.

«Мой дядя был в (тюремных) лагерях, и он сказал, что Высоцкий, должно быть, был там с ним — вот как хорошо он мог написать об этом», — сказала пенсионерка Ольга Кузьмина.

»А когда мой муж вернулся с Великой Отечественной войны, он сказал, что Высоцкий, должно быть, тоже был в окопах против фашистов».

Конечно, Высоцкий не был ни тем, ни другим. Он умер 25 июля 1980 года в возрасте 42 лет от сердечного приступа. Друзья сказали, что это была смерть от пьянства.

Его вдова Марина Влади, французская актриса и член Коммунистической партии, писала, что Высоцкий тоже был морфинистом, но это вряд ли омрачило его популярность.

Если говорить по-американски, то думайте о Высоцком как отчасти Джеймсе Дине, отчасти Бобе Дилане и отчасти Джоне Белуши.

Официальной работой Высоцкого стала 15-летняя работа актером авангардного Театра на Таганке в Москве. Самой известной его ролью был Гамлет, сыгранный в мешковатой черной толстовке, интерпретирующий слова Шекспира, переведенные на русский язык Борисом Пастернаком.

Но его почти мифическая популярность пришла благодаря его песням.

Высоцкий воспел солдат на фронте и горцев на вершинах Закавказья.Его истории происходили в вытрезвителях, трудовых лагерях и психиатрических больницах. Его персонажами часто были советские обыватели. Но иногда его внимание переключалось, возможно, на волчью стаю, преследуемую охотниками, или на хрупкий лист, приколотый к штативу микроскопа для тщательного изучения.

«Высоцкий никогда не был диссидентом», — сказал капитан армии Иван Кулижанов, прибыв на Ваганьковское кладбище с цветами. «Он был поэтом, который описывал жизнь такой, какой она была и остается».

Несмотря на это, его музыка была запрещена на протяжении десятилетий, поэтому его песни передавались из рук в руки на контрафактных кассетах по самой большой стране на Земле.

На этой неделе его каждый вечер чествовали по телевидению. Набор из 10 альбомов был выпущен советской звукозаписывающей компанией «Мелодия», а музейная экспозиция спонсирована Советским фондом культуры.

Надгробие Высоцкого – статуя поэта, выходящего из валуна, как Прометей, несвязанного, закутанного в саван, с гитарой, выходящей из его спины, как крыло ангела.

Рядом с его могилой в среду дюжина зонтов прикрыла мужчину, играющего на гитаре песни Высоцкого. Все, кто находился в пределах слышимости, легко несколько десятков человек, присоединились к пению.

Хотя популярность Высоцкого, очевидно, не уменьшилась, уместно спросить, что могут сделать его песни сейчас, 10 лет спустя, когда СССР переживает драматический самоанализ с программой открытости Михаила Горбачева.

Словно в ответ промокший под дождем милиционер приказал певцам уйти с кладбища, заявив, что такое поведение недопустимо.

«Вот почему Высоцкий до сих пор так важен», — сказал Саша Петров в бейсболке с надписью «Чемпионы Иллинойса по борьбе среди юниоров 1983 года».Он сказал, что получил кепку от туриста, обменяв советскую армейскую фуражку своего брата.

«У нас может быть гласность, но у нас нет правды», — добавил он. «У нас может быть демократизация, но у нас нет демократии».

Гитара музыканта была завернута в пластиковые пакеты. Верующие вместо этого зажгли надушенные церковные свечи в память об умерших и спрятали пламя, пока свечи плевались и брызгали под дождем.

Мнение: Встреча с пионером гласности в бывшем Советском Союзе

Александр Б.Долицкий

Впервые я прибыл в Америку 1 февраля 1978 года. В аэропорту Джона Ф. Кеннеди в Нью-Йорке меня встретил агент Службы иммиграции и натурализации. Он дал мне 8 долларов, небольшой буклет под названием «Введение в новую жизнь», пакет под названием «Программа Соединенных Штатов для беженцев» и пожелал мне «Удачи!» В тот же день я отправился в Филадельфию, где началась моя новая жизнь иммигранта в Америке.

Спустя три-четыре месяца среди русской иммигрантской общины Филадельфии прошел слух, что в ресторане «Дорал» в северо-восточной части города выступит популярный актер, поэт и певец Владимир Высоцкий.Билеты стоили 10 долларов, что по тем временам было солидной суммой для вновь прибывших иммигрантов. Но я наскреб денег на билет и пошел на концерт Высоцкого.

Я хорошо знал песни Высоцкого. Будучи студентом исторического факультета Киевского пединститута, я участвовал в археологических экспедициях и всегда с увлечением слушал его собственные записи, его песни у костра или в узком кругу друзей. В СССР Высоцкий, идеологически неоднозначный персонаж, в большинстве случаев выступал в заводских концертных залах или в других скромных залах и в культурных клубах.Посетить один из его концертов в бывшем Советском Союзе было практически невозможно из-за повышенного интереса к его выступлению или соображений безопасности, организованных органами внутренних дел.

Весной 1978 года около 150-200 человек, все русские иммигранты (в 1970-е годы в Филадельфии проживало около 300 семей иммигрантов), собрались в зале ресторана «Дорал» на северо-востоке Филадельфии. Присутствовали и представители советской власти из посольства России в Вашингтоне, округ Колумбия, стоя в разных углах зала и пристально глядя на собравшуюся толпу.Одно их присутствие вызывало чувство осторожности, напряжения и страха, пережитое прошлыми годами в Советском Союзе.

На сцене стояла табуретка, и возле этой табуретки один из организаторов концерта поставил бутылку водки с граненым стаканом. Через некоторое время Высоцкий тихонько вышел на сцену со своей гитарой и, не глядя на собравшихся в зале, сел на табуретку и обратился к зрителям: «Пожалуйста, не присылайте мне нот с просьбами. Я буду петь только то, что хочу или могу петь.

Зрители не отреагировали на эти слова; он стал исполнять одну песню за другой без комментариев и особых эмоций. Концерт длился 40-50 минут. Высоцкий водку не пил.

Моя вторая, но на тот момент не личная встреча с Высоцким произошла летом 1990 года на Алтае (горы в России к северу от Монголии), где я вместе со студентами исторического факультета Красноярского университета проводил археологическую Исследование Денисовой пещеры.Академик Анатолий Пантелеевич Деревянко от имени Сибирского отделения Академии наук СССР пригласил меня на три месяца в Академгородок (крупный научный центр Западной Сибири) в Новосибирск для участия в археологической экспедиции на Алтае. К этому времени я уже прожил в Америке 12 лет и стал гражданином США.

Высоцкого уже не было в живых; он умер в Москве, с длинным и печальным отчетом о своих последних днях под воздействием многих наркотиков, в июле 1980 года в возрасте 42 лет.Но он остался в памяти тех, кто любил его лирику и открытые песни. По окончании археологической экспедиции студенты, с которыми я работал на Алтае, подарили мне книгу стихов Владимира Высоцкого «Клич» («зов» или «вызов»). Книга была уже изрядно потрепана и, как оказалось, многократно прочитана многими людьми. На первой странице книги студенты написали: «Нашему другу Алексею от его советских студентов-историков. Денисова пещера — «90».

Это были мои встречи и воспоминания о Владимире Высоцком, одном из зачинщиков и пионеров гласности («открытия») на постсоветском пространстве, произошедшей задолго до социально-экономических реформ Михаила Горбачева в середине 1980-х годов. .

• Александр Долицкий родился и вырос в Киеве в бывшем Советском Союзе. Он получил степень магистра истории в Киевском педагогическом институте, Украина, в 1977 году; степень магистра антропологии и археологии Брауновского университета в 1983 г.; и был зачислен в докторантуру. по программе антропологии в колледже Брин-Мор с 1983 по 1985 год, где он также был лектором в Русском центре. В СССР он три года был учителем обществознания и пять лет археологом Украинской академии наук.В 1978 году он поселился в США. Сначала он жил в Ситке в 1985 году, а затем поселился в Джуно в 1986 году. С 1985 по 1987 год он был археологом и социологом Лесной службы США. Он был адъюнкт-профессором русистики в Юго-восточном университете Аляски с 1985 по 1999 год; инструктор по общественным наукам в Центральной школе Алески Департамента образования Аляски с 1988 по 2006 год; с 1990 г. по настоящее время является директором Аляско-Сибирского исследовательского центра. Колонки, Мои обращения и Письма в редакцию представляют точку зрения автора, а не точку зрения империи Джуно. Есть что сказать? Вот как отправить My Turn или письмо.

(PDF) Интерпретация авторского творчества Владимира Высоцкого на современных сценах Москвы

273

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ АВТОРСКОГО ТВОРЕНИЯ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО…

новый ансамбль с тех пор. Его автор, режиссер, художник-постановщик и один из главных героев

— Николай Губенко, художественный руководитель театра.Он снимался в памятной поэтической композиции

Любимова «Владимир Высоцкий». Он также привлек в постановку других

актеров, которые раньше выступали на сцене старого Театра на Таганке

вместе с Высоцким, например, Зинаиду Славину, Михаила Лебедева, Викторию

Радунскую, Аллу Богину, Лидию Савченко или Полину Фокина.

Губенко, как и Любимов, продолжает традиции поэтических постановок

Театра на Таганке.Помимо пения и декламации текстов и лирики

стихов и песен Высоцкого, он еще и ставит их на сцене. По его словам:

«Каждая песня Высоцкого — это маленькое представление».17 Губенко также пересматривает тексты песен из разных циклов, начиная с криминального цикла песен Высоцкого («блатные

песни», т. о жизни по ту сторону закона)18, через лирический

цикл, вплоть до военного цикла.Все они выражают Высоцкого «любовь к отечеству и

верность ему»19. Губенко, как и Любимов, чередует исполнение лирики Высоцкого с

аудиозаписями пения Высоцкого. Драматургическая последовательность песен

и стихов не создает линейного континуума и хронологической компактной повести-

строки. Некоторые песни упорядочены по жанрам, и, как ни странно, их истории связаны, только в

разворачиваются другие самостоятельные микроистории.

В то время как в композиции Любимова используется аллюзия на исполнение Высоцким Гамлета, Губенко намекает на более раннюю, столь же легендарную роль

Высоцкого в исполнении Хлопуши. Он исполнил его в постановке Любимова по поэме Е-

сенина «Пугачев» (1967). В роли каторжника, сосланного на Урал, Высоцкий

в полной мере проявил свой талант актера и поэта, способный работать со словом

поэзии на драматическом уровне.В глазах зрителей исполнение Высоцким монолога Хло-

пуши превратило его в главного героя, заменив Пугачева, которого ранее

исполнял Губенко. Губенко, в составе В.В.С. : Высоцкий

Владимир Семенович, через сценографию намекает на постановку Пугачева. Сцена

оборудована деревянными платформами, наклоненными к середине сцены, по аналогии с

платформой в постановке Любимова.Посередине стоит высокая деревянная лестница

, сверху висит колокол, очень похожий на тот, что использовался в Пугачеве

для объявления казни. Актеры, поднимаясь и спускаясь по лестнице,

звонили в колокольчик, обычно с открытием или закрытием сцены. Лестница поднимается на

проем между двумя окнами в стене дома. Стена на сцене создает

обстановку московских дворов, где разворачиваются многие тексты Высоцкого.

Мощнее всего присутствие Высоцкого на сцене ощущается в финале постановки.

Большой белый лист размером со всю сцену парит над сценой. Это помогает создать

эффект театра теней. В нем отражен силуэт актера (Высоцкого), держащего гитару

, при восхождении по лестнице, как бы в небо. Записанный голос Высоцкого, используя

слова из песни «Памятник» [Памятник, 1972], спрашивает аудиторию: «Неужели я вам

нужен такой, после смерти?»20 После постановки вопроса лист падает на

17 цит.по данным hp://www.taganka-sat.ru/?ITEM_ID=2996 [25 сентября 2017].

18 Задворки, городские фольклорные песни, характерные для русского преступного мира, изображающие дебоширов на задворках

дворы московских жилых кварталов.

19 Там же.

20 Вольно переведено автором. Перевод Любомира Фельдека: «Vyhovujem vám akurát

taký vo večnosti?» Цит. согласно ТОКАР, Милан (изд. пер.). Таки бол Высоцкий, с. 195.

«Высоцкий: Конечно вернусь» | 1 февраля 2018 г.

2.1.2018

Во время выступления на легендарной радиопередаче BBC4 «Диски необитаемого острова» на этой неделе Гарри выбрал песню Высоцкого.

НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ ПРОСЛУШАТЬ ДИСКИ НЕОБИТАННЫХ ОСТРОВОВ ПРОГРАММА BBC

 

 

 

 

 

 

 


ОРИГИНАЛЬНАЯ РУССКАЯ ВЕРСИЯ СТАТЬИ

«Я не помню, когда — может быть, мне было лет 12 или 13 — я впервые услышал запись песен Высоцкого, но я никогда не забуду нутряную реакцию на эмоции, вырвавшиеся из этой аудиокассеты.Сегодня я с ноткой иронии вспоминаю ту атмосферу бесшабашности, беззакония, которую чувствовал каждый, слушая его стихи в группе. Как выразился Высоцкий в песне, «детей всегда расстраивают их возраст и их обстоятельства». В этом смысле я ничем не отличался от своих сверстников, которых зачаровывал тот волшебный хриплый голос, который тянул тебя в мир, мир «взрослых».

Повзрослев, я стал смотреть шире и понимать общество, о котором пел Высоцкий.Отбросив в сторону свое детское черно-белое представление об этом мире и начав ценить его многочисленные нюансы, я наконец смог сделать осознанный выбор. С тех пор Высоцкий был моим постоянным спутником и проводником во все поворотные моменты моей жизни. Каждый шаг вперед по трудному пути, пронизанному неизбежными рисками, вызывал ассоциации с поэзией Высоцкого — так умело он уловил психологию борьбы и сопротивления.

Завершающий этап моего восхождения на вершину шахматной горы.Олимп превратился в беспрецедентный двадцатипятимесячный марафон. Девяносто шесть партий, сыгранных в течение трех матчей, вместили в себя почти весь спектр человеческих эмоций: тревогу балансирования на грани катастрофы, горечь несбывшихся надежд, радость успеха и нескончаемый поиск креативность. За это время мне пришлось многое переосмыслить, по-новому взглянуть на многие сферы жизни. Теперь понятно, какая широкая пропасть разделяет эти две версии меня: оптимистичного претендента, начавшего битву за корону 10 сентября 1984 года, с одной стороны, и, с другой, чемпиона мира, выдержавшего испытание после испытания и продемонстрировал мужество, необходимое, чтобы подняться на вершину.

На протяжении тех двадцати пяти месяцев для меня оставался неизменным один ритуал: все 96 раз перед боем я получал напутствие от Высоцкого. Девяносто шесть раз я слушал его «Коней», когда они мчались по краю пропасти. Девяносто шесть раз это маловероятное, сюрреалистическое видение заставляло меня находить новые ресурсы для моей бесконечной борьбы.

***

Хочешь лучше понять себя — попробуй прожить то, что Высоцкий пытается прожить с каждым своим героем.Если вы хотите узнать себе цену, постарайтесь соответствовать высшим принципам гражданственности, воплощенным в песнях Владимира Высоцкого.

***

Мы не можем оставаться сторонними наблюдателями; мы должны действовать и бороться.

«Решай, кто ты — трус или один из избранных

И отважьтесь на битву.

Эта простая, но гениальная формулировка была девизом всех безжалостных искателей судьбы во все времена; это двигатель всего человеческого прогресса и прогресса.

Надо действовать, чтобы хоть что-то изменилось сегодня к лучшему завтра. Мы должны действовать во имя будущего и во имя тех, кто последует за нами. И, наконец, мы должны действовать так, чтобы не потерять высокое звание «человека». Это была аксиома Высоцкого. Его жизнь подтвердила это своим примером.

[Отрывок из очерка в первой советской книге о Высоцком, сборнике, изданном в 1987 г.]

 

 

Советы чествуют народного певца — 6 лет после смерти

МОСКВА — 

Советский Союз сделал первый шаг, чтобы дать официальное благословение покойному Владимиру Высоцкому, легендарному народному певцу, который редко получал такое одобрение при жизни.

Высоцкий, ставший культовой фигурой после смерти шесть лет назад в возрасте 42 лет, с едким остроумием писал и воспевал о суровой, бытовой действительности. Он дал сотни неофициальных концертов, но осторожные государственные чиновники никогда не разрешали ему исполнять свои самые популярные песни по телевидению или записывать их.

Вместо этого его хриплый баритон распространялся в электронной версии самиздата — неофициальных или подпольных изданий — или, в данном случае, в любительских записях, записанных его заядлыми поклонниками.

Однако на этой неделе Союз писателей сообщил, что создана комиссия по литературному наследию Высоцкого, которая занимается поиском писем, документов и фотографий о его жизни и творчестве. Объявление было опубликовано официальным информационным агентством ТАСС, но не сразу было опубликовано крупными национальными газетами.

Обналичивание партии В

Западные наблюдатели интерпретировали создание комиссии как попытку партии нажиться на сохраняющейся популярности Высоцкого.В конце концов, говорили они, советский лидер Михаил С. Горбачев сделал самокритику догматом веры, и теперь стихи Высоцкого можно считать священным писанием, а не ересью.

«Его пытаются кооптировать, захватить», — сказал один западный дипломат, знакомый с творчеством Высоцкого.

Неясно, означает ли упоминание о литературном наследии фолк-певца, что больше его песен будет опубликовано или выпущено в виде пластинок государственными учреждениями.

Ведущий поэт Роберт Рождественский был назначен председателем комиссии, в которую вошли приближенные Высоцкого, имевшие собственные литературные споры с властями.

Противоречивые тексты

Среди участников жюри были Белла Ахмадулана, поэт, и Булат Окуджава, еще один автор народных песен, у которого возникли проблемы с Коммунистической партией из-за его откровенных текстов.

В состав комиссии также были назначены вдова Высоцкого Марина Влади, французская актриса русского происхождения, и его отец Семен Высоцкий. Кроме того, было больше ортодоксальных участников из художественного мира, включая актеров, театральных режиссеров и других литературных деятелей.

Высоцкий более 15 лет работал актером в Театре на Таганке, когда Юрий Любимов, с тех пор перебежавший на Запад, был его высоко оцененным главным режиссером.

Ахмадулана как-то сказал о Высоцком: «Он писал о грязных, грубых, острых вещах, которых не должно быть в нашем обществе, но которыми живут люди. . . . Люди очень хотят, чтобы им говорили о вещах такими, какие они есть».

Другой поклонник выразился проще: «Он просто говорил, что жизнь здесь часто бывает очень тяжелой.Для русского это чудесно слышать».

Трудно перевести

Стихи Высоцкого нелегко перевести на английский язык, так как они обыгрывают русские слова и часто имеют двойной или тройной смысл. Но он писал о разрушительном воздействии водки задолго до нынешней официальной антиалкогольной кампании и язвительно комментировал разочарование от авиаперелетов, скуку советского телевидения, причитания узников трудовых лагерей.

Несмотря на свою точку зрения аутсайдера, Высоцкий был далеко не диссидентом.У него была просторная квартира, он водил «Мерседес» и время от времени имел редкую привилегию путешествовать на Запад. В 1979 году он совершил короткий концертный тур по Соединенным Штатам.

Записано очень мало

Однако из его 600 или более песен было записано всего несколько десятков, и ему никогда не разрешалось выступать в крупных концертных залах Советского Союза. .

Крылатые фразы Владимира Высоцкого

В 2018 году исполнилось тридцать восемь лет со дня смерти Высоцкого. Многое произошло в стране за эти годы, да и действительно уже нет той страны, в которой жил и работал поэт.Но были люди, которые помнили его, читали его стихи, пели его песни и впервые узнавали через крылатые фразы Высоцкого о его творчестве. До сих пор остается загадкой: как Высоцкому удавались самые разные персонажи его песен, говорящие в соответствии с тем социальным слоем, к которому они принадлежали. Мгновенно перевоплощаясь, он поразительно передавал как гротескные ситуации, так и глубоко трагичные судьбы людей. Конечно, он в совершенстве владел системой Станиславского, но такое мгновенное превращение одного образа в другой может быть только в одном случае: когда художник действительно гениален.



С чего все начиналось

Каждый год, начиная с 25 июля 1980 года, Владимира Высоцкого вспоминают во всем СНГ. В этот день поэт не просто умер — закончилась целая эпоха. Гениальный артист умирал дважды: первый раз в Бухаре, где был на гастролях, второй раз в предолимпийской Москве, которую в тот момент тщательно «вылизывали» от всех, кто мог хоть как-то бросить тень на светлый образ. «коммунистической Рая». Смерть, видимо, отдавая должное таланту Высоцкого, провела генеральную репетицию его ухода, прежде чем окончательно вырвать его из жизни.


Перечитывая фразы Владимира Высоцкого, обращаешь внимание в первую очередь на то, как часто он возвращался к теме смерти. Можно сказать, что предчувствие смерти красной нитью пронизывает его творчество.

Я когда-нибудь умру — мы всегда когда-нибудь умрем, —

Как я мог догадаться, что не себе — что в спину ножом:

Убитых щадят, похороны и баловать рай, —

Я буду не сказать о живых, но мы защищаем мертвых.

Мои скулы от досады сводит:

Мне кажется, что год,

Что где я — там жизнь проходит

А где меня нет — она ​​идет.

Хорошо, теперь все кончено! Глубокий сон закончился!

Никто ничего не разрешает!

Я ухожу, отдельный, одинокий

Через летное поле, откуда взлетают!

И, улыбаясь, сломали мне крылья,

Мой хрип иногда был похож на вой

И я оцепенел от боли и бессилия

А он только прошептал: «Спасибо, что живой.

… коридоры заканчиваются стеной, а туннели выводят на свет…

— Что бы вы подарили любимому человеку, если бы были всемогущими?! — Другая жизнь !!!

Со мной под номером 37 хмель летит в данный момент.

И вот — повеяло холодом:

Под этой цифрой Пушкин устроил себе поединок.

И Маяковский лег на бочку виском.

Задержитесь на цифре 37! Бог хитер

— Край поставленного вопроса: или — или!

На этом повороте легли Байрон и Рембо,

А тока как-то проскочили.

Когда напьюсь и поиграю

Где закончу, на чем — не угадаешь.

Но только одно я, наверное, знаю

«Я не хочу умирать».

И лопнуло во мне терпенье жило

— И я со смертью к тебе перешла,

Она кружила вокруг меня долго,

Только хрипоты боялась.

Так что все, что пророчат, сбывается!

Поезд отправляется в рай — счастливого пути!

Ах, как мы хотим, как мы все хотим

Не умереть, а именно заснуть…

… И не успела дожить, не успела кончить.

Лошадей напою

Я куплет спою, —

Хоть мгновенье постою… ,

Я напрочь отрицал понятие «мир».

Если бы день прошел ровно, спокойно,

Значит, дня не было — подумал я.

Мои друзья прошли через сито:

Все они получили Лето или Прану,

Естественная смерть никто

Все неестественно и рано …

«Живу, чуда не ожидая,

Но вены вздуваются от стыда

— Я каждый раз хочу выбраться отсюда.

Бегите куда-нибудь туда.

Упрямо целюсь в низ

Дыхание прерывается, уши зажимает.

Зачем идти на глубину?

Что мне было плохо на суше?

Кто трагически закончил свою жизнь, тот и есть настоящий поэт!

Я один, все тонет в фарисействе:

Жить не поле переходить.

В книге Марины Влади «Владимир. Прерванный полет» есть упоминание о первой встрече маленького Володи со смертью:

… однажды вы с ребятами находите оружейный склад и взрываете запалы гранат. Трое мальчиков остаются слепыми и обезображенными на всю жизнь. По чистой случайности вы единственный, кто остался невредимым.

Случайностей не бывает: у судьбы были свои планы на этого мальчика…

Об обстоятельствах смерти поэта сказано, и многое еще будет сказано, но не важно, как он умер, это важно, как он жил.

Граница между до и после

«На грани» — так можно охарактеризовать стиль жизни артиста, и как подтверждение тому — фразы из песен Высоцкого, его роль, его история любви…


Это была случайная встреча для Марины Влади в театре – Владимир Высоцкий шел к ней несколько лет: с того момента, как увидел Марину в знаменитой «Чародейке».

«Наконец-то я встретил тебя». Эти первые слова, которые ты произнес…

Она жила на солнце

Там, где нет голубых звезд

Там, где лебеди Высокого Полета могут творить…

… Но он настиг ее там,

И счастлив один миг,

Да, был только тот светлый миг

Их лебединая песня.

И с этого момента вся их жизнь разделилась на «до» и «после»…

Что уж говорить о нашей встрече!

— Я ждал ее, как ожидают стихийные бедствия,

— Но мы с тобой сразу стали жить,

Не опасаясь катастрофических последствий.

Будни и праздники

На момент встречи у каждого из них были отношения с другими людьми, дети от прошлых браков и опыт, которому люди обычно не склонны так доверять, сразу после первых встреч, но это не про Высоцкого. Невероятное чутье подсказывало ему, что эта женщина должна быть только с ним, и знаменитые фразы Высоцкого о любви тому подтверждение.



В моей душе все цели без дороги

Пройди по ней и найдёшь

Только две полуфразы, полудиалоги,

А остальное Франция, Париж…

Красивых любят чаще и усерднее,

Любят менее веселых, но быстрей.

А молчаливого любят, только реже,

Но если любят, то сильнее.

… И дай мне вечером зажечь свечи

И твой образ окутает дымом

Но я не хочу знать, что время лечит,

Что с ним все идет …

Больше не избавлюсь от покоя:

Ведь всё, что было в душе на год вперёд,

Не зная, взяла с собой

— Сначала в порт, а потом в самолёт.

Я влюблен в поля

Пусть поют во сне и наяву!

Дышу, значит люблю

Люблю, а значит — живу!

Женщину, за которую ты не боролся, ты не посмеешь назвать дорогой.

Если не любил, значит не жил и не дышал!

… возвращаются все, кроме лучших друзей,

Кроме самых любимых и преданных женщин,

Возвращаются все, кроме тех, кто нужен…

В этом мире я ценю только верность. Без этого ты никто и у тебя никого нет. В жизни это единственная валюта, которая никогда не обесценится.

Это глупо — в конце концов, кто я?

Меня ждут — зря

Тебе нужен другой и покой

А со мной — беспокойный, бессонный.

Высоцкий уже считался «одиозной личностью» и, как следствие, был «невыездным за границу».Ритм его жизни был невероятно сумасшедшим: на сон приходилось четыре часа, а все остальное время — репетиции, гастроли, стихи по ночам…


А еще — встречи с друзьями, среди которых были и те, кто считал их долг — угостить знаменитого поэта рюмкой водки… Но об этой стороне жизни Высоцкого Марина узнала не сразу, а через полгода, когда он «сорвался». Для нее это было потрясением…

Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь голые души.

Через какое-то время она в полной мере осознала, что в России быть другом, а уж тем более женой гения — тяжелый крест. Вспоминая этот период их совместной жизни, Марина напишет:

Как только ты исчезаешь, в Москве или за границей, начинается охота, я «беру след». Если вы еще не уехали из города, я найду вас через несколько часов. Я знаю все пути, ведущие к тебе. Друзья помогают мне, потому что знают: время наш враг, надо торопиться.

И тут нельзя не вспомнить простую русскую женщину Люсю — телефонистку, которая много лет помогала друзьям Высоцкого и Марины найти его в любой точке страны, а также за границей, в случае необходимости.

Она была той тонкой нитью, которая связывала нас с тобой и в горе, и в радости, до самого последнего разговора. Ее опухшее от слез лицо я увидел лишь потом, когда ее участие уже не могло помочь нам найти друг друга. Песня «07» — это песня о Люси.

Для меня эта ночь незаконна.

Пишу — ночью тем больше.

Хватаю телефонный диск

Собираю вечный 07…

Тем не менее то, что объединяло этих двоих, было сильнее, чем то, что противостояло: душевная близость, помноженная на сильное эмоциональное влечение.Одной из лучших фраз Высоцкого станет пронзительное обращение ко Всевышнему, посвященное Марине Влади:

… Мне меньше полувека, сорок с лишним,

Я жив, двенадцать лет тебе и Господь храни.

Мне есть что петь перед Всевышним,

Мне есть что оправдать перед Ним.

«Всевидящее око»

Кажется, нет темы, которую Владимир Высоцкий не затронул бы в своих стихах. В стране сложилась парадоксальная ситуация: такого поэта официально не существовало, но в любом доме можно было найти либо небольшую гибкую пластинку, либо кассету с его песнями, а фразы Высоцкого становились всенародным достоянием.Заставить его замолчать было нереально, не говоря уже о том, чтобы сделать из него «карманного» поэта. Но можно было существенно испортить себе жизнь, спровоцировав тем самым эмоциональные срывы, и советская система в этом очень преуспела.

Ваши концерты иногда отменяют прямо перед выходом на сцену, чаще всего под предлогом вашей болезни, которая вас бесит: вам не только запрещают петь, но и обвиняют в срыве концерта. Ваши зацензуренные песни к фильмам до сих пор не пускают прямо перед премьерой, и картина становится калекой.

Тексты, безжалостно посылаемые в Главлит, неизменно возвращаются с преувеличенно вежливыми сожалениями. (М. Влади «Владимир. Прерванный полет»)

Такая тонкая, можно сказать, иезуитская издевка истощила Высоцкого морально. Марина не понимала его реакции: зачем обращать внимание на бюрократические ухищрения, если его популярность и без того так велика, что никакой титул ничего не изменит. Одной фразой Высоцкий передал принцип работы государственной машины:

Делают все, чтобы меня как человека не было.Его просто нет — и все.

«Борьба с ватной стеной» называла Высоцкого ежедневным изматывающим контролем.

Я был душой дурного общества

И я вам скажу:

Мою фамилию, имя, отчество

В КГБ прекрасно знали.

Мы начеку — секретов не скажем,

Они в надежных, жилистых руках.

Более того, мы не знаем этих тайн

— Мы доверяем умным тайнам,

А мы, Бог даст, глупцы.

Слева демоны, справа демоны,

Нет! Налей мне новый!

Эти с нар, а те со стульев:

Не пойми что за зло.

Мы просто куклы, но… смотри, мы одеты,

А вот и мы — жители витрин, салонов, залов.

Мы манекены, бесшумные модели

Мы только копии с живых оригиналов.

Было время — Я рвался в первом ряду,

И это все от недоразумения

— Но с некоторых пор я сижу сзади:

Там, впереди, как автомат в спину

— Тяжёлый взгляд, недоброе дыхание.

Может сзади не так красиво

Зато — гораздо шире кругозор,

Еще и пробег, и перспектива,

А еще — надежность и обзор.

Нас воспитывают в презрении к воровству

А еще — к распитию спиртных напитков,

Равнодушных к чужому родству,

В преклонении перед всемогуществом управления.

Нас всегда заменяют другими, чтобы нам не мешала ложь.

… когда люди снова и снова причиняют вам боль, думайте о них как о наждачной бумаге. Они могут вам навредить и немного навредить, но в итоге вы будете отшлифованы до идеального состояния, и толку от них не будет.

Никогда не судите с первого взгляда ни о собаке, ни о человеке. Потому что у простой дворняги… может быть добрая душа, а у человека приятной внешности… может быть редкостная сволочь…

Твоя душа стремится ввысь, родись вновь с мечтой!

Но жил как свинья, свиньей и останешься!

Свечи плавятся

На старом паркете

И стекает на плечи

Серебро с погоном.

Как блуждание в агонии

Золотое вино…

Все прошлое уходит

«Что приходит, то все равно».

У меня судьба — до последней черты, до креста

Рассуждая хрипло (и немота за ней),

Убеждая и доказывая с пеной у рта

Что — не то все, не то и не это!

И хотя расстрелы нас не косили, мы жили не поднимая глаз,

«Мы тоже дети страшных лет России, безвременье влило в нас водку.

Я сыт по горло

— Даже песни надоели,

— Лечь, как подводная лодка,

Чтоб не засечь!

Много раз в стихах и песнях Высоцкого будет проходить тема Души, лишенной возможности проявить себя, ограниченной рамками повседневности. На одной из встреч со зрителями поэт, отвечая на вопросы о том, что для него важнее всего, сказал, что ему проще перечислить то, что ему не нравится.Резкие фразы Высоцкого стали, можно сказать, моральным кодексом целого поколения:



Я не люблю, когда половина

Или когда прерывают разговор.

Я не люблю, когда мне стреляют в спину,

Я тоже против выстрелов в упор.

Ненавижу сплетни как версии,

Черви сомнения, чтит иголку,

Или когда все время против пальто,

Или когда железо по стеклу.

Не люблю уверенность сытого

Лучше пусть тормоза откажут!

Меня раздражает, что слово «честь» забыто

И какой навет за глаза.

Когда я вижу сломанные крылья

Нет во мне жалости и зря —

Я не люблю насилие и бессилие,

Вот только жаль распятого Христа.

Не люблю себя, когда трутся,

Меня раздражает, когда бьют невинных,

Не люблю, когда мне в душу лезут

Особенно, когда на нее плюют!

Зачем мне быть душой общества

Когда в нем совсем нет души!

Грани творчества

И все же он был! На концерты Высоцкого и спектакли с его участием достать билеты было невозможно: люди занимали очередь вечером, стояли всю ночь — все это для того, чтобы выйти за рамки, установленные системой, вместе с актерами Таганки.


Актёрский талант Владимира Высоцкого — отдельная тема. Можно сказать, что как актер он состоялся вопреки: мать его не понимала, а в одном из интервью Ю. Любимов рассказал об отношении своего отца, который, пытаясь добиться поддержки принудительного лечения Высоцкого, получил ответ Высоцкого-старшего «Мне нет дела до этого антисоветчика, который у меня есть…». Родители не одобряли увлечения сына театром или поэзией. Только в день смерти они поняли, кем был их сын для страны, когда увидели тысячи людей, пришедших к дому Владимира Высоцкого…

Однако позже Высоцкий-старший изменит свое отношение к творчеству сына…

Ваш отец играет в провинциальном драмкружке, что позволит ему через много лет сказать, что он артист, и заодно объяснить свой талант как естественное продолжение его… (М. Влади «Владимир. Прерванный полет»)

Игра Владимира Высоцкого никого не оставляет равнодушным. Спектакли с его участием: «Жизнь Галилея», «Десять дней, которые потрясли мир», «Пугачев», «Гамлет» — заставляют зрителя иначе взглянуть на себя, переосмыслить свою жизнь, буквально преображая личность каждого, кто соприкоснуться с творчеством Высоцкого.Игра в театре требовала огромного напряжения как духовных, так и физических сил. Высоцкий работал с полной отдачей, на пределе возможностей, как бы боясь не успеть завершить все намеченное. Он очень боялся не успеть: в детстве ему поставили диагноз смерти, при которой внезапный сердечный приступ был настоящим. Высоцкий знал об этом и жил с этим.

Смотри — вот он без страховки.

Чуть правее склона — упадет, исчезнет!

Слева от склона — все равно не сохранишь…

Но он действительно должен пройти!

Как рождаются стихи

У Высоцкого была острая необходимость посвящать поэзии несколько часов в день. И снова обратимся к воспоминаниям М. Влади:

… Несколько часов остаешься сидеть, уставившись в белую стену. Вы не терпите ни рисунка, ни картины, ни даже тени на стене перед собой.

… Ты читаешь мне стихи — и это одна из самых полных минут нашей жизни, сопричастности, глубокого единения.Это твой высший дар мне. Когда я спрашиваю, откуда это, что заставляет вас срочно писать слова на бумаге в точно определенном порядке, иногда без единой поправки, вы не можете ответить. Видно, что вы сами не особо разбираетесь:

«Получается — и все». А вы добавляете: «Иногда тяжело, знаете ли…»

Лежишь с закрытыми глазами и едва успеваешь описывать скороговоркой все, что мелькает в твоем воображении — цветные картины с шумами, запахами и кучей персонажи, характер и внешний вид которых можно передать в нескольких словах.Мы называем это «сны наяву». Обычно им предшествует большая поэма, почти всегда посвященная России.

Стихи Высоцкого — высочайшая концентрация мыслей, эмоций, событий. Здесь каждый мог найти что-то для себя: фразы Высоцкого передают настроение, своеобразие, особенности речи, образ жизни, отношения, хитросплетения судьбы. Говоря в своих произведениях от первого лица, поэт еще больше усиливает впечатление достоверности описываемых событий. Именно поэтому многие ветераны не могли поверить, что песни и стихи на военную тему написал человек, который никогда не воевал.Преступники считали, что Высоцкий если и не один из них, то точно сидит.

Нам не нужны заговоры и интриги,

Мы все знаем обо всем, что вы даете.

Например, я лучшая книга в мире

Думаю, наш уголовный кодекс.

Ну о чем с тобой говорить!

Все равно ерунду будешь.

Пойду лучше к ребятам выпью,

У ребят есть более важные мысли.

У ребят серьезный разговор —

Например, о том, кто сильнее пьет.

У ребят широкий кругозор —

От ларька до наших продуктов.

Ой, где я вчера был — не найду, хоть убей

Помню только, что стены с обоями.

Помню, Клавиатура тоже с ней дружила,

Целовались на кухне с обеими.

Вы не смотрите, что Сергей кивает, —

Он понимает, всё понимает!

А что молчит, то от волненья,

От осознания и просветления.

Тем не менее, приятно, что нас тут уважают:

Смотри — подъезжай, смотри — сажай!

Не разбудит утром петуха, кукарекающего, —

Сержант поднимет — как люди!

Мы почти увлеклись музыкой, пока спим.

Допил рупу, похмелимся!

Наше проникновение на планету особенно приятно на расстоянии: в общественном парижском туалете надписи на русском языке.

Фальшивая нота всеобщего восторга

В 1977 году Владимир Высоцкий написал песню, которую можно было бы назвать «Гимном доверчивости и бездумного существования»: те, калеки.

Жестокая Ложь заманила эту Истину к себе, —

Мол, останься у меня на ночь.

И доверчивая Правда спокойно уснула,

Слюняв и улыбаясь во сне.

Хитрая ложь тянула одеяло на себя,

Я докопался до правды и остался полностью доволен.

А она встала и рассекла себе морду бульдогом

— Женщина как женщина, а чем ей угождать?

Нет разницы между Истиной и Ложью

Если, конечно, раздеть обоих.

Золотые ленточки, искусно сплетенные из кос

И она схватила одежду, примерив на глаз,

Я взяла деньги, и часы, и еще документы,

Она плюнула, грязно выругалась и вышла.

Только утром я обнаружил, что правды нет

И дивилась она, деловито оглядывая себя,

— Кто-то уже, добыв где-то черную сажу,

Чистую Истину размазал, но ничего.

Правда смеялась, когда в нее бросали камни:

«Ложь все, а на лжи — мой халат! ..»

Две блаженные калеки протокол

И обзывали ее нехорошими словами.

Сука ее отругала, и хуже суки,

Намазали глиной, спустили дворовую собаку:

— Вот дух пропал! Сто один километр

Выселить, отправить в сутки.

Тот протокол был оскорбительной тирадой,

(Кстати, чужие дела были навешаны Правдой):

Дескать, какая-то мразь называется Правдой,

Ну, а она, все как есть, пьяная была голая .

Голая Правда ругалась, ругалась и плакала,

Долго болела, скиталась, нуждалась в деньгах.

Грязная ложь породистый палантин

И ехал на длинных и тонких ногах.

Однако легко ужиться с заведомой ложью,

Правда выколола глаза и застряла с ней.

Бродя ныне, неподкупный, по дороге,

Из-за наготы своей избегая людей.

Некий чудак все еще борется за Истину, —

Правда, в его речах — правда на сломанной копейке:

Чистая Истина со временем восторжествует,

Если она поступит так же, как явная Ложь.

Часто проливая по сто семьдесят грамм на брата,

Даже не знаешь, где проведешь ночь.

Могут раздеться — это правда, ребята!

Смотри, твоя коварная Ложь носит твои штаны.

Смотри, твоя коварная Ложь смотрит на твои часы.

Смотри, и коварная Ложь правит твоим конем.

Как гениальный поэт и актер, Высоцкий остро чувствовал фальшь, как бы она ни была замаскирована. Благодаря его неподражаемому хриплому голосу уже невозможно было просто плыть по течению под убаюкивающие победные доклады о трудовых успехах во всех областях народного хозяйства.



Мы живем в мире, где улыбка уже не означает хорошее отношение к вам.

Где поцелуи вовсе не означают чувства.

Где признание не означает любовь.

Где все одиноки и никто не пытается это изменить.

Где слова теряют всякий смысл, потому что несут в себе ложь.

Как не пропустить хорошее лицо,

Как честно сказать наверняка мне?

Все научились носить маски,

Чтоб не разбить лицо о камни.

Я все-таки проник в тайну масок,

Уверен, что мой анализ точен,

Какие маски безразличия у других —

Защита от плевков и пощечин.

Мы многому учимся из книг

И истины передаются устно:

«Нет пророков в своей стране.»

А вот в других отечествах — не много.

Никогда не верил в миражи

В грядущем раю не уживался с чемоданом —

Учителя сожрали море лжи

И выплюнули под Магаданом.

Мосты сожжены, броды углублены,

И близко — мы видим только черепа,

И выходы и входы заблокированы,

И есть один путь — туда, где толпа.

Руки поднимите, хлопайте в закрома

Бюллетени, даже не читая, —

Умрите со скуки! Голосовать

Просто через чур, не добавляйте меня:

Я не разделяю вашего устава!

Моя страна, как и это дырявое тело, управляется водителем, которому все равно.

Новые левые — Храбрые мальчики

С красными флагами в разбушевавшейся толпе

Почему вас так привлекают серпы и молоты?

Может вы накурились и накололись?!

Слушая полубезумных ораторов:

«Экспроприация экспроприаторов…»

Вижу над клубами портреты пары —

Мао, Дзержинского и Че Гевары.

… Не смотри на меня, что губы поджали, —

Если слово вылетит, то это зло

Убежал бы я отсюда в тапках в тайгу, —

Где-нибудь закопаюсь — и завоюю! свет означает не понимать его вообще.Он видел разные стороны жизни, но его творчество послужило тому, что мир заиграл яркими красками.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.