Графиня ди кастильоне: Графиня ди Кастильоне (1954) — Видео — Фильм Про

Содержание

Графиня ди Кастильоне — куртизанка, фотомодель

Графиня ди Кастильоне или Ла Кастильоне (La Castiglione), урождённая Вирджиния Ольдоини (Virginia Elisabetta Luisa Carlotta Antonietta Teresa Maria Oldoïni)
Дата рождения: 22 марта 1837 года — 28 ноября 1899 года
Место рождения: Флоренция, Италия
Профессии: итальянская куртизанка, фотомодель
Семейный статус: замужем, один ребенок

Новости с Графиней ди Кастильоне

Биография Графини ди Кастильоне

Возраст графини, рост, вес и другие параметры

Графиня ди Кастильоне: сколько лет в году? 

назад родилась Вирджиния Ольдоини, известная под именем Ла Кастильоне. Она родилась во Флоренции, Италия, 22 марта 1837 года. По знаку зодиака: Овен.

Она появилась на свет 22 марта 1837 года в аристократической семье во Флоренции, республика Италия. Возможно, современники никогда бы не узнали о ее существовании, если бы ее многочисленные фото, порой фривольного содержания, не оказались бы в 1875 году в архиве музея Метрополитен.

Графиня Кастильоне итальянская куртизанка, фотомодель, 1865 г.

Вирджиния вышла замуж за графа Франческо ди Кастильоне в шестнадцать лет, переехала с ним в Париж, родила сына и бросила супруга. Ее увлекла светская жизнь, интриги и романы. Красавица, покорившая до того сердце императора Виктора Иммануила Второго, по просьбе своего кузена премьер-министра Италии Бенсо ди Кавура очаровала Наполеона Третьего и пыталась уговорить его не вмешиваться в процесс объединения Италии.

Отношения с Наполеоном закончились через два года, но благодаря отношениям с Императором она завела знакомство с императрицей Австрии Августой, канцлером Германии Бисмарком, премьер-министром Германии Адольфом Тьером. После странного покушения на него итальянских революционеров с неподтвержденным участием в истории графини, императрица Евгения и общественность выказали свое недовольство и ее на всякий случай отправили в Италию. Через некоторое время, когда страсти утихли, ди Кастильоне вернулась во Францию и поселилась в Пасси.

Графиня ди Кастильоне с сыном, 1860 г.Графиня ди Кастильоне с сыном

Зеленоглазая графиня завоевала титул одной из самых красивых женщин своего времени, она блистала на приемах и балах, позволяла себе смелые наряды и привычку курить сигару.

Знаменитый ювелир Фредерик Бушерон, очарованный ее притягательными зелеными глазами, создал шедевр — колье в форме змеи с глазами из изумрудов. Драгоценное изделие стало началом моды на анималистичные украшения, которая привела к созданию ювелирных бабочек, птиц и пантер.

Желая увековечить свою красоту, графиня полюбила фотографироваться и с 1856 года стала постоянно сниматься у фотографа императорского двора Пьера-Луи Пьерсона. Она наряжалась в вечерние и театральные костюмы, примеряла наряд монашки, меняла выражение лица, принимала различные позы, часто вызывающие, и просила отдельно фотографировать ее обнаженные ноги, что в эпоху, когда приличным считалось показать лишь кончик туфельки, было на грани фола.

Графиня ди Кастильоне. Фото: Пьер-Луи Пирсон, 1856-1857 гг.Графиня ди Кастильоне с веером. Фото: Пьер-Луи Пирсон, 1861-1867 гг.

В 1857 году она позировала для портрета известному английскому художнику Джорджу Фредерику Уотсу. Во время франко-прусской войны графиня получила и выполнила важное секретное поручение — убедить Бисмарка не захватывать Париж, и он не был оккупирован.

В конце восьмидесятых девятнадцатого столетия у графини начались нервные срывы. Она попросила слуг убрать зеркала, обить стены черным крепом и уединилась в своём особняке на Вандомской площади, выходя на улицу лишь ночью, когда ее никто не видел. Ди Кастильоне ненавидела следы времени на своем лице, морщины ее приводили в ужас. Однако до пятидесяти пяти лет она принимала участие в фотосессиях.

Графиня Кастильоне, более известная как «Ла Кастильоне», итальянская аристократка, любовница императора Франции Наполеона III, 1865 г.

Поредевшие волосы маскировала париками и шляпами, подрисовывала брови, выпавшие зубы прикрывала полуулыбкой, тонкую талию обозначала полоской бумаги на негативе.

Обстоятельства смерти

Она прожила шестьдесят два года и скончалась от апоплексического удара 28 ноября 1899 года. Ее похоронили на кладбище Пер-Лашез. Подробности жизни графини отражены в нескольких романах, в ее честь итальянским парфюмером Стефано Фречери создан аромат «Графиня ди Кастильоне», на площади Святого Августина во Флоренции в 2000 году была установлена памятная доска с ее именем, о ней снят сериал и фильм.

Графиня Кастильоне, более известная как «Ла Кастильоне», итальянская аристократка, любовница императора Франции Наполеона III, 1865 г.

Фотогалерея Графини ди Кастильоне

ГРАФИНЯ ДИ КАСТИЛЬОНЕ- АВАНТЮРИСТКА, КУРТИЗАНКА, ЛЮБОВНИЦА НАПОЛЕОНА III

 

Она стала легендой еще при жизни: Виргиния Ольдоини, графиня Кастильоне, блистательнейшая красавица своего времени, законодательница мод, интриганка, авантюристка, куртизанка, любовница Наполеона III, итальянская шпионка при французском дворе. Она обожала драгоценности и у нее был безупречный вкус. Фредерик Бушерон специально для нее создал золотое колье в форме змеи с изумрудными глазами. Это был ее символ – прекрасная золотая и зеленоглазая змея. Графиня де Кастильоне великолепно ездила верхом, владела хлыстом, как оружием, метко стреляла. Она умела шокировать общество – например, выкурив сигару или явившись на бал «практически обнаженной»

Графиня де Кастильоне или просто Ла Кастильоне (итал. La Castiglione, урождённая Вирджиния Ольдоини, итал. Virginia Elisabetta Luisa Carlotta Antonietta Teresa Maria Oldoini, 22 марта 1837, Флоренция – 28 ноября 1899, Париж) – знаменитая итальянская куртизанка, фотомодель. По общему признанию современников, прекраснейшая женщина своего века.

В 16 лет вышла замуж за графа Франческо де Кастильоне, в 1855 родила ему сына. В том же году переехала в Париж, где вскоре стала возлюбленной Наполеона III. Так она, среди прочего, выполняла поручение своего кузена, графа Кавура убедить Наполеона не препятствовать объединению Италии. Их связь длилась лишь два года, но она открыла красавице двери в гостиные германской императрицы Августы, Отто фон Бисмарка, Адольфа Тьера.

С 1856 она стала постоянной моделью фотографа императорского двора Пьера-Луи Пьерсона, оставившего свыше 400 её снимков. Пьерсон любил снимать Кастильоне в различных театральных костюмах, несколько раз он отдельно снимал ее ноги. Большое собрание её фотографий поступило в 1975 г. в музей Метрополитен. В 1857 портрет графини написал известный английский живописец Джордж Фредерик Уотс.

После разрыва с Наполеоном III и нескольких лет пребывания в Италии графиня вернулась во Францию, поселилась в Пасси. В ходе франко-прусской войны она выполнила важное секретное поручение – отговорить Бисмарка от оккупации Парижа (столица не была оккупирована).В 1880-е годы, страдая от неврастении, затворилась в своём особняке на Вандомской площади, где стены были затянуты черным, а зеркала занавешены. Она не хотела видеть, что с ней сделало время, избегала чужих взглядов и выходила из дома лишь по ночам.

Умерла от апоплексического удара. Похоронена на кладбище Пер-Лашез.

http://www.courtesan.ru/castiglione.php



Contessa di Castiglione. Michele Gordigiani (1830-1909)

 Из дневника  rodich3007

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Дневник графини ди Кастильоне. Легендарные фаворитки. «Ночные королевы» Европы

Дневник графини ди Кастильоне

Сыном Вирджиния занималась мало. У нее были другие, более приятные способы проведения свободного времени: она вела дневник.

Этот дневник был обнаружен Аленом Деко в 1951 году в Риме. Любой историк может только мечтать о том, чтобы ему в руки попал столь любопытный документ. Вирджиния предстает в нем во всей своей красе, такой, какая она была на самом деле: мелочной, с весьма сомнительными моральными принципами, подверженной редким искренним порывам, с непомерной гордыней и повадками парижской белошвейки.

В своем дневнике графиня пользовалась особым шифром: латинская буква «B» обозначала, что дело не зашло дальше поцелуя, буква «Х» — объятия, буква «F» свидетельствовала о полной победе, а сочетание букв «BX» говорило о некотором положении дел, которое Ален Деко назвал промежуточным.

Надо сказать, что у Вирджинии имелось бесчисленное количество поводов использовать этот придуманный ею код.

Ее друг детства, маркиз Амброджо Дориа, с которым она некогда играла в семейном дворце Ла-Специа, начал ухаживать за ней, когда ей исполнилось пятнадцать. Вскоре после того как она оправилась от родов, он вновь начал проявлять настойчивость. Одним июньским вечером графиня, взволнованная событиями прошедшего дня, записала в своем дневнике:

«Я ходила к девятичасовой мессе. Возвращаясь домой через сад, я повстречала Амброджо Дориа, который проник в мою спальню в то время, пока прислуга завтракала. Я переоделась и была в белом пеньюаре, а волосы не стала закалывать гребнем. Мы болтали, сидя на канапе, до одиннадцати. ВХ… Он ушел также через сад».

Через несколько дней Дориа вновь навестил ее, и Вирджиния сделала следующую запись:

«Я обедала с Вимерати. Франческо был у Сигала. Она ушла в семь часов, когда в гостиной появился Дориа. Мы болтали, не зажигая света. ВХ. ВХ. ВХ. ВХ…»

Пылкий маркиз был удостоен буквы «F» через два дня, 7 июля.

Несколько дней спустя юная графиня напишет:

«Приходил Дориа. Был до пяти часов. Мы болтали в моей спальне…»

Буква «F» уточняет, какой оборот принял этот разговор.

Поль Лежён замечает:

«К счастью, муж часто отсутствовал и был ослеплен чувством, которое он испытывал к своей жене. А она, проводя каникулы в Ла-Специа, повстречала там двух других Дориа, таких же предупредительных, как и их брат Амброджо».

Хорошо известно, что труден только первый шаг. Очаровательная Вирджиния не собиралась останавливаться в начале пути. Действительно, у Амброджо имелся старший брат Марчелло. Вскоре его имя появилось на страницах дневника. 13 октября Вирджиния записала ряд чисел: 12, 5, 18, 19, 21, 5, 13, 20, 18, 20, 17, 11, 5, 11, 9, 19, 1, 21, 5, 3, 12, 14, 9…

Эта запись расшифровывается так: «Я занималась любовью с Марчелло».

Но забавы, которым предавалась графиня в обществе братьев Дориа, вскоре перестали тешить ее амбиции. По словам Поль Лежён, «все это было для нее лишь средством, чтобы рассеять скуку, в которой она жила». Она мечтала пасть в объятия самого короля.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Графиня Кастильоне — Agnes Vogeler — LiveJournal


И снова моя статья из журнала Фотомастерская с небольшим сокращением.


Графиня ди Кастильоне – известный персонаж своего времени и модная в последнее десятилетие фигура в истории фотографии (в историях тоже бывает мода). Место графини в искусстве, с одной стороны – не так уж и заметно, о ее творчестве не писали в учебниках, оно не является важной вехой на магистральных путях развития фотографии. Она интересовалась исключительно собой и своими приватными играми. Но, с другой стороны, она делала то, чего в ее время не делал никто, и обращалась с фотографией так, как стали обращаться лишь столетие спустя – много это или мало для истории? Хотя те идеи, с которыми работают наши современники, разумеется, не могли прийти в голову графине, как человеку совершенно другой эпохи. Кажется, что она предвосхитила модернисткие практики, но на самом деле она просто играла. Эти игры, как оказалось, интересны и нам.



Итальянская аристократка Виргиния Ольдоини вышла замуж за графа ди Кастильоне, когда ей не было и семнадцати лет. В девятнадцать она прибыла в Париж и немедленно покорила сердце императора Наполеона III, и в этом был не только ее личный интерес, но и дело государственного значения – юная графиня выполняла задание премьер-министра Сардинского королевства Камилло Кавура. Она должна была убедить императора содействовать объединению Италии. Большая политика, высокопоставленные друзья и любовники, балы и маскарады, обожание одних и неприязнь других, независимость и своенравие, нарциссизм и неколебимая вера в собственную красоту, перед которой падут все преграды – вот краткое описание феномена «Ла Кастильоне».


Невероятную красоту графини признавали все. Ее называли «богиней, спустившейся с Олимпа», и даже женщины признавались, что «никогда не видели и вряд ли когда-нибудь еще смогут созерцать подобную прелесть». Экстравагантность графини, ее наряды и особенно ее прически обсуждались в прессе. Но ее надменность, неестественность и вычурность ее поведения на публике и откровенное самолюбование также отмечали все, кто ее знал.
Приехав в Париж в 1856 году, юная графиня погрузилась в светскую жизнь и политические интриги. Через год была предпринята попытка покушения на жизнь императора, и хотя Кастильоне не была в нем виновна, оно бросило тень на ее репутацию. Графиня вернулась в Италию, развелась с мужем и провела некоторое время в добровольном изгнании на вилле близ Турина вместе со своим маленьким сыном Джорджио. В 1861 году она вернулась в Париж и поселилась в фешенебельном районе Пасси. Снова графиня появлялась в императорской резиденции, удивляла всех экстравагантными нарядами, о ней писала пресса. Однако то место в среде высшей французской аристократии, которое она занимала в свой первый парижский период, уже не было доступно ей. Впрочем, она вряд ли могла до конца это признать. Прекрасная итальянка была твердо уверена в своем божественном великолепии. Красота была ее неисчерпаемым ресурсом, ее оружием, ее способом борьбы с окружающим миром, не желавшим играть по ее правилам.


Яркая жизнь графини, окруженной влиятельными друзьями, любовниками, обожателями, товарищами по конспиративной деятельности на благо Италии, так же как и недоброжелателями, сплетниками и насмешниками – наполнена перманентным вызовом светским, моральным и художественным условностям. После смерти мужа в 1867 году Кастильоне вновь покинула Париж, поражение Франции в войне с Пруссией застало ее во Флоренции. Благодаря своим обширным связям ей удалось помочь своему другу – Адольфу Тьеру – «главе исполнительной власти» французского правительства установить неофициальный контакт с Отто Бисмарком. В 1872 году графиня снова в Париже. Ее роль в большой политике недооценивается современниками, ее красота постепенно увядает, сын умирает от оспы. Экспрессивная и страстная натура тяжело переживает удары судьбы, пожилая графиня постепенно сходит с ума. Стены и окна ее тесных апартаментов на Вандомской площади занавешены темной тканью, так же, как ее лицо — плотной вуалью, ей неприятен свет дня, она выходит на прогулки только по ночам. Но посещает фотографа – своего верного друга и соавтора, вместе с которым она начала создавать фантастические образы своей неземной прелести, еще в юности.


Пьер-Луи Пьерсон был совладельцем фотографической фирмы «Майер и Пьерсон» и портретистом модного парижского ателье, чьей клиентурой были представители высшей аристократии. Впервые графиня посетила его в 1856 году и несколько раз получала вполне стандартные портреты. Через год имя ди Кастильоне исчезает из официальных записей фирмы, она становится частным клиентом Пьерсона. За сорок лет сотрудничества они сделали около четырехсот портретов, в которых графиня выступала режиссером, стилистом, автором идеи и моделью. Это был беспрецедентный до тех пор в истории фотографии проект.


Студийный портрет 19 века имел ряд стереотипов и установленных моделей, по которым строилось изображение. Часть из них вела свое происхождение из традиционной живописи, часть была обусловлены особенностями техники. Поза, одежда и выражение лица были строго регламентированы и строились согласно формальным кодам, которые безошибочно считывались всеми. Образ, создаваемый фотографом, был призван продемонстрировать социальный статус клиента и обозначить желаемые черты характера — серьезность, достоинство, респектабельность или же артистичность, романтичность и нежность. Портрет в профиль, как правило, обозначал созерцательный, спокойный характер, фронтальное изображение подразумевало достоинство и твердость, поворот в три четверти – подвижность, грациозность и изящество. Портрет в полный рост подразумевал аналогию с живописным парадным портретом аристократии. Это лишь некоторые из возможных моделей. Человек нашего времени далеко не всегда сможет правильно расшифровать их и понять, что именно зрителю 19 века могло показаться необычным, провокационным, вульгарным или оригинальным в самых безобидных или банальных на наш современный взгляд изображениях. Серьезного господина из высшего общества можно было легко отличить от актера, великосветскую даму от дамы полусвета, интимный портрет для узкого круга от снимка, предназначенного для публичного распространения. Фотографические перформансы графини бросали вызов всем клише и шаблонам – в своем бесстрашном, безудержном нарциссизме она предвосхитила многие художественные практики, которые вошли в арсенал искусства лишь столетие спустя.


Для нее — человека, который каждый выход в свет обставлял как выход на сцену и всю жизнь играл различные роли, фотография стала бесценным инструментом создания фантастической реальности, которую можно было контролировать полностью.
Самые интересные фотографии были созданы в 1860-е годы – во второй парижский период графини, когда она поселилась по соседству с Пьерсоном. Устраивая свои костюмированные сессии, графиня работала как художник, оперирующий категориями самопрезентации и самоидентификации. Общим местом в текстах о ней стало сравнение с Синди Шерман – многоликим классиком 20 века. Разумеется, Кастильоне не ставила и не могла ставить перед собой концептуальных задач, которые решают наши современники, исследующие фотографию как средство манипулирования реальностью. Нельзя также сказать, что какой-то из этих портретов раскрывает особенности личности или наполнен глубоким психологизмом – графиня выступает в образах, построенных на основе разных источников – оперы, живописи, литературы, иллюстраций в модных журналах и т.п. Главной целью графини была демонстрация красоты и бесконечное самолюбование.



Графиня пренебрегала приличиями, как непогрешимая в своем совершенстве небожительница, которая выше всех правил и условностей, существующих для простых смертных. Она принимает рискованные позы, она бросает на зрителя игривые взгляды, она обнажает то одну, то другую часть тела и, — что совершенно невообразимо, — она фотографирует свои ноги. Она играет с контекстами и примеривает на себя роли, которые не пристало играть персоне ее класса. Например, лежащая женщина – олицетворение расслабленности, томности, соблазна, сообщает изображению ноту интимности и приватности, которая уместна в очень ограниченном круге сюжетов. Если женщина из высшего общества позирует художнику или фотографу лёжа, то она, в крайнем случае, должна принять на себя образ восточной одалиски, облачиться в соответствующий костюм и вписаться в соответствующий антураж, чтобы зритель не сомневался – перед ним произведение искусства, олицетворение идеала. Но даже и в этом случае картина будет балансировать на грани пристойного. Кастильоне фотографируется не только в ориентальных нарядах, но и в современной светской одежде, лежа на полу, нисколько не стесняясь. И это лишь один пример перехода границ. Конечно, эти фотографии не предназначались для широкой публики. Графиня делала их для себя, для живописцев, которые писали портрет по фотографии и для немногих избранных друзей и возлюбленных. Однако если бы фотограф задумал продать их или иным образом распространить – она была бы безнадежно скомпрометирована.




Многих современников раздражало поведение графини, слишком увлекавшейся игрой в совершенство. «Самовлюбленная графиня, всегда тщательно одетая, и оригинально причесанная появлялась среди публики, словно богиня, сошедшая с небес. Супруг сопровождал ее в тихий уголок зала, где она милостиво принимала поклонение и восторги, будто она – некий алтарь или святыня. Отстраненно, с грациозным равнодушием принимает она нескромные взгляды своих обожателей. Она почти никогда не обращается к женщинам. Немногие, очень немногие мужчины удостоиваются улыбки или слов приветствия. Но как только появляется император или императрица, ее лицо преображается, надменно сжатые губы раскрываются в улыбке, глаза сияют с триумфом воспламененного тщеславия, весь ее облик словно говорит: «Я здесь не для вас, я особенное существо, я признаю только монархов», — свидетельствовал генерал Флёри. Студия фотографа была для графини, которая не могла играть на сцене – идеальным местом для постановки любых спектаклей, для воплощения любых образов, которые ей нравились. Совершено случайно, но вполне уверенно графиня ступила на тот путь, которым через несколько десятилетий пойдут fashion-фотографы – до появления fashion-фотографии как таковой.


Пьер-Луи Пьерсон не был экстраординарным мастером из тех, что входят в историю. Очевидно, он был хорошим бизнесменом, знающим свое дело профессионалом, который прислушивается к желаниям клиента и предугадывает их – иначе его студия не достигла бы процветания. Но у него не было яркого почерка, его художественная индивидуальность не прослеживается в многочисленных портретах, производимых студией «Майер и Пьерсон». Однако вместе с графиней они делали весьма оригинальные вещи, которые трудно найти среди продукции типичного портретного фотоателье 19 века. Пьерсон признавался, что, следуя за фантазиями графини, он пытался давать советы, но последнее слово все равно всегда оставалось за ней. Необычные ракурсы, нестандартные позы, оригинальные композиции с зеркалами, драпировками, мебелью. Удивительный взгляд графини, который всегда удавался фотографу. У них получалось даже, преодолевая ограничения техники, несмотря на достаточно долгие, длящиеся несколько секунд выдержки передать впечатление движения ткани, скольжение кринолина при грациозном повороте модели. Знаменитая фотография «Игры безумия» представляет загадочный и необычный образ больше похожий на работу сюрреалиста, нежели коммерческого портретиста 19 века. Обнаженные ноги графини, сфотографированные отдельно – это и вовсе эксперимент, выходящий за рамки стандартного мышления в категориях художественной фотографии того времени.


Большая часть этих необычных снимков была лишь подготовительным этапом. Конечной целью были портреты в технологии «фотографической живописи» — популярной в 19 веке практики. Фирма «Майер и Пьерсон» предоставляла такую услугу клиентам – это было одно из особых предложений студии. Профессиональные художники писали по поверхности фотографии гуашью, акварелью или маслом, добавляя детали и создавая произведение, которое в окончательном варианте могло довольно далеко удаляться от оригинала. Этот гибридный продукт был дешевле традиционного живописного портрета, имел благородный вид и представлял портретируемого в наиболее лестном и выгодном для него облике. Впрочем, то, что новаторские фотографии графини потом подвергались обработке, меняющей их изначальный вид, не делает ее подход к работе менее оригинальным.


Через два года после смерти графини поэт-символист Робер де Монтескью, который не знал ее лично, но был ее восторженным почитателем, приобрел на распродаже имущества Кастильоне кое-что из личных вещей и большую часть сохранившихся фотографий. Следующие тринадцать лет он посвятил написанию ее биографии. До последнего времени эта коллекция не привлекала серьезного внимания исследователей. Но, как было сказано вначале – теперь фотографические эксперименты Кастильоне вызывают всеобщий интерес и подвергаются культурологическому анализу. Не только потому, что она делала то, чего не делал никто. А потому, что пришло время всмотреться в еще одну именно эту маленькую частичку прошлого, чтобы прояснить какой-то вопрос, назревший в настоящем. Так всегда бывает в истории. В фотографиях графиня воспроизводила и навечно фиксировала блистательные моменты своей жизни и воплощала свои фантастические представления об идеале. Что делаем мы? Изменилось ли что-то за полтора столетия?






Приключения Графини ди Кастильоне. Часть 1

Приключения Графини ди Кастильоне. Часть 1




Микеле Гордиджиани. Портрет графини ди Кастильоне, 1862.


Графиня ди Кастильоне или просто Ла Кастильоне ( урождённая Вирджиния Ольдоини -22 марта 1837, Флоренция — 28 ноября 1899, Париж) — итальянская куртизанка, фотомодель.




Вирджиния Ольдоини родилась во Флоренции 23 марта 1837 года. Ее семья была одной из самых аристократических семей в городе и владела большими земельными участками в Тоскане. Ее отец, Франческо Ольдоини, выполнял важные дипломатические функции и почти не бывал дома, а в это время ее мать, маркиза Изабелла, вела бурную светскую жизнь, посещая балы, театры, всевозможные выставки и не отказывая себе в галантных приключениях. Сплетники шептались у нее за спиной и даже выдвигали предположения, что сеньор Франческо вполне мог и не быть отцом маленькой Вирджинии.
В детстве Вирджиния была странным ребенком. В том возрасте, когда девочки обычно еще играют в куклы, за будущей графиней, красота которой уже тогда поражала мужчин, ухаживали как за взрослой женщиной. Прекрасно понимая, какой огонь вспыхивает в сердцах ее поклонников, она, по словам очевидцев, говорила, презрительно улыбаясь и сощурив зеленые глазки:

— Потерпите немного… Скоро я вырасту…


И многие едва удерживались, чтобы не крикнуть:

— Быстрее! Быстрее!


Ее воспитанием занимался дедушка по материнской линии, известный адвокат. С ним она быстро научилась говорить по-английски и по-французски. Но девушке гораздо больше, чем учиться, нравилось читать любовные романы, возбуждавшие в ней совершенно сумасшедшие амбиции.
В пятнадцать лет, по словам ее биографа Поль Лежён, «эта брюнетка со светлыми глазами уже выглядела настоящей цветущей женщиной», а по меткому замечанию Ги Бретона, «она была так хороша, что тем, кто имел предрасположенность к апоплексическим ударам, противопоказано было смотреть на нее».



В 17 лет вышла замуж за графа Франческо ди Кастильоне. Граф Франческо ди Кастильоне хотя и был на десять лет старше Вирджинии, не имел ни малейшей предрасположенности к апоплексическим ударам. Он с первого взгляда влюбился в окруженную поклонниками прекрасную флорентийку, и уже 9 января 1854 года они сыграли свадьбу. С этого дня шестнадцатилетняя Вирджиния стала носить титул графини ди Кастильоне.
Ее муж состоял в тесных связях с домом пьемонтского короля Виктора-Эммануила из Савойской династии, и уже через несколько дней после свадьбы он отвез Вирджинию в Турин, где находился королевский двор.



В Турине она была представлена королю, которого новоиспеченная графиня буквально сразила. Ги Бретон об этой встрече рассказывает так:
«Он что-то мямлил, лицо его пошло пятнами, и с большим трудом ему удалось скрыть невольное восхищение, охватившее его. Молодая графиня была очень довольна произведенным эффектом и предалась мечтам о романтичных приключениях и различных трюках в августейшей опочивальне».



Виктор Эммануил II (14 марта 1820, Турин, Сардинское королевство — 9 января 1878, Рим, Италия) — король Сардинского королевства (Пьемонта) c 1849 года, из Савойской династии; первый король единой Италии нового времени с 1861 года (столица — Турин, с 1865 года — Флоренция, с 1871 — Рим). Некоторые историки приписывают королю выдающиеся заслуги в объединении Италии. На самом деле его осуществлением руководил Гарибальди, а подготовкой — граф Камилло Кавур. Король славился простым обхождением, за что снискал любовь итальянского народа.
Королю Виктору-Эммануилу в то время было тридцать четыре года, и двенадцать из них он был женат на дочери австрийского эрцгерцога Аделаиде. Несмотря на застенчивость в амурных делах, человеком он был весьма мужественным и решительным, а под чисто солдатской грубоватостью у него скрывалось горячее сердце и мечты сделать из Пьемонта центр сплочения всех патриотических сил Италии. В любом случае, он очень понравился Вирджинии, ибо сильно контрастировал с вялым и немного женоподобным графом ди Кастильоне.
Между тем граф Франческо ди Кастильоне одарил Вирджинию сыном, которого назвали Джорджо. Вероятно, он полагал, что тем самым доставляет ей одновременно и большую честь, и удовольствие. Могло ли прийти в голову этому несчастному, что его жена, лишенная возможности в последние недели беременности принимать поклонников, которые постоянно толпились в ее гостиной, еще будет упрекать его в том, что по его милости она испытывала недостаток в поклонении?



платье в музее



графиня в этом же платье.




Сыном Вирджиния занималась мало. У нее были другие, более приятные способы проведения свободного времени: она вела дневник.
Этот дневник был обнаружен Аленом Деко в 1951 году в Риме. Любой историк может только мечтать о том, чтобы ему в руки попал столь любопытный документ. Вирджиния предстает в нем во всей своей красе, такой, какая она была на самом деле: мелочной, с весьма сомнительными моральными принципами, подверженной редким искренним порывам, с непомерной гордыней и повадками парижской белошвейки.
В своем дневнике графиня пользовалась особым шифром: латинская буква «B» обозначала, что дело не зашло дальше поцелуя, буква «Х» — объятия, буква «F» свидетельствовала о полной победе, а сочетание букв «BX» говорило о некотором положении дел, которое Ален Деко назвал промежуточным.
Надо сказать, что у Вирджинии имелось бесчисленное количество поводов использовать этот придуманный ею код.>



Ее друг детства, маркиз Амброджо Дориа, с которым она некогда играла в семейном дворце Ла-Специа, начал ухаживать за ней, когда ей исполнилось пятнадцать. Вскоре после того как она оправилась от родов, он вновь начал проявлять настойчивость. Одним июньским вечером графиня, взволнованная событиями прошедшего дня, записала в своем дневнике:
«Я ходила к девятичасовой мессе. Возвращаясь домой через сад, я повстречала Амброджо Дориа, который проник в мою спальню в то время, пока прислуга завтракала. Я переоделась и была в белом пеньюаре, а волосы не стала закалывать гребнем. Мы болтали, сидя на канапе, до одиннадцати. ВХ… Он ушел также через сад».



Через несколько дней Дориа вновь навестил ее, и Вирджиния сделала следующую запись:


«Я обедала с Вимерати. Франческо был у Сигала. Она ушла в семь часов, когда в гостиной появился Дориа. Мы болтали, не зажигая света. ВХ. ВХ. ВХ. ВХ…»
Пылкий маркиз был удостоен буквы «F» через два дня, 7 июля.


Несколько дней спустя юная графиня напишет:
«Приходил Дориа. Был до пяти часов. Мы болтали в моей спальне…»
Буква «F» уточняет, какой оборот принял этот разговор.
Поль Лежён замечает:

«К счастью, муж часто отсутствовал и был ослеплен чувством, которое он испытывал к своей жене. А она, проводя каникулы в Ла-Специа, повстречала там двух других Дориа, таких же предупредительных, как и их брат Амброджо».
Хорошо известно, что труден только первый шаг. Очаровательная Вирджиния не собиралась останавливаться в начале пути. Действительно, у Амброджо имелся старший брат Марчелло. Вскоре его имя появилось на страницах дневника. 13 октября Вирджиния записала ряд чисел: 12, 5, 18, 19, 21, 5, 13, 20, 18, 20, 17, 11, 5, 11, 9, 19, 1, 21, 5, 3, 12, 14, 9…



страница дневника


Эта запись расшифровывается так: «Я занималась любовью с Марчелло».Но забавы, которым предавалась графиня в обществе братьев Дориа, вскоре перестали тешить ее амбиции. По словам Поль Лежён, «все это было для нее лишь средством, чтобы рассеять скуку, в которой она жила». Она мечтала пасть в объятия самого короля.


И вот тут-то ей неожиданно и представился случай использовать свою красоту в достойных ее тщеславия целях.



Граф Камилло Бенсо ди Кавур (10 августа 1810, Турин — 6 июня 1861, Турин) — итальянский государственный деятель, премьер-министр Сардинского королевства, сыгравший исключительную роль в объединении Италии под властью сардинского монарха. Первый премьер-министр Италии.
В один прекрасный день к ней обратился ее кузен, граф Камилло Бенсо ди Кавур, бывший депутат парламента, а ныне премьер-министр короля, действовавший в пользу союза с Францией для объединения Италии под главенством Савойской династии, к которой принадлежал король Виктор-Эммануил. Он прекрасно понимал, что осуществить планы по созданию единой Италии из пестрых лоскутков различных областей (Пьемонт, Савойя, Ломбардия, Венеция, Парма, Модена, Тоскана и т. д.) можно было только с помощью могущественнейшей Франции, а для этого нужно было убедить императора Наполеона III помочь пьемонтскому королю. А это лучше всего могла бы сделать женщина. Дальше никаких размышлений не требовалось: его выбор сразу пал на прекраснейшую графиню Вирджинию ди Кастильоне.


Дворец Кавра в Турине.


План Кавура был грандиозным, и первым пунктом в нем стояло изгнание с итальянской территории австрийцев. В конце 1855 года, когда французская армия завершила войну с русскими в Крыму, нужно было срочно пользоваться моментом и обращаться к Наполеону III.
Граф ди Кавур был наслышан о пристрастии, которое французский император питал к женскому полу, и он решил не прибегать к обычной дипломатии, а послать в Париж в качестве «чрезвычайного посла» графиню ди Кастильоне. Ей собирались дать особое задание: стать любовницей Наполеона III и уговорить его принять участие в судьбе Апеннинского полуострова.



Мемориальная доска на палаццо Кавура.

Следует отметить, что граф ди Кавур был очень умным и гибким дипломатом. «Я считаю, — писал он министру внутренних дел Урбано Раттацци, — что политику следует быть исключительно осторожным в словах и исключительно решительным в поступках. Бывают ситуации, когда дерзкое решение гораздо менее опасно, чем излишняя осторожность». А еще он любил говорить, что его темперамент «подвержен взрывам», и он ничего не умеет делать наполовину…
Узнав о плане кузена, Вирджиния была в восторге. По словам Ги Бретона, «с этого момента у нее была лишь одна цель — записать в своем дневнике: «Болтали с Наполеоном III… F».




Дальнейшие события этот знаток альковной жизни королей(мсье Бретон то есть) описывает так:«16 ноября 1855 года в восемь часов вечера некий таинственный незнакомец постучал в ворота дома Вирджинии. Слуга Понджо, ожидавший под деревом, так как шел дождь, бросился отпирать, низко поклонился посетителю и провел его к дому.
Наружная застекленная дверь открылась, и графиня ди Кастильоне, одетая в черное бархатное платье, присела в глубоком почтительном реверансе.
Виктор-Эммануил, король Пьемонта, пришел с визитом к самой красивой женщине Европы.
Войдя в дом, он снял плащ и сел у камина, в котором потрескивали дрова.
Он не отрывал плотоядного взгляда от безупречной груди Вирджинии, скрытой под черным бархатом. Но руки его покоились на подлокотниках кресла. Король пришел к графине не для того, чтобы повесничать.


После нескольких любезностей он заговорил серьезным тоном об Италии, провинциях, занятых австрийцами, о необходимости единения и о той миссии, которую он решил доверить графине».
— Граф ди Кавур, — сказал король, — уже говорил вам о нашем плане. Но мне хотелось самому убедиться в том, что вы согласны послужить делу объединения Италии и отправиться в Париж с такой несколько необычной миссией.




Графиня улыбнулась:
— Я согласна, Ваше Величество!
Король кивнул:
— Благодарю вас, графиня. Вскоре вы получите точные инструкции и код, при помощи которого вы сможете сообщать нам обо всем, ничего не опасаясь. Через несколько дней я в сопровождении господина Кавура отбываю в Париж. Мы подготовим все для вашего приезда.
В десять часов Виктор-Эммануил покинул Вирджинию и отбыл во дворец, размышляя о том, что французскому императору предстоит быть втянутым в решение проблем, стоящих перед Италией, весьма приятным способом.
Итак, все было готово для того, чтобы графиня смогла заняться, как выражается Луи де Сент-Олер, «постельной политикой» в спальне Наполеона III.




Площадь Кастелле.Турин.


  После этого Виктор-Эммануил и граф ди Кавур вернулись в Турин, а Вирджиния, которой за несколько дней до этого тайный агент передал шифр для постоянной связи с Кавуром, начала упаковывать свой багаж.
Хлопоты, связанные с отъездом, не мешали пылкой графине уделять некоторое время приятным пустякам, о чем свидетельствует ее дневник.
«12 декабря, среда. Была занята: упаковывала сундуки. В час пришел Дориа. Поболтали в моей комнате на канапе. F до трех часов».Как весело замечает Ги Бретон, «при таком ритме жизни ей потребовалась неделя для того, чтобы упаковать вещи».
17-го числа, накануне отъезда, вновь пришел Амброджо Дориа, чтобы попрощаться с Вирджинией. Он плакал. Она изо всех сил старалась утешить его. О том, как она это делала, свидетельствует ее дневник:



«Дориа в моей спальне, на канапе, потом у камина, на полу. F. F.».


Через несколько часов, когда она застегивала последние чемоданы, ее оповестили, что король ожидает ее в саду. Пришло ли ей в голову, что Виктор-Эммануил настроен решительно? Во всяком случае, она отпустила прислугу и только после этого пригласила короля в гостиную. О чем они говорили? Об этом мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Но в тот момент, когда Виктор-Эммануил уже собирался оставить графиню, державшую судьбу Италии «в своих изящных ручках», внезапно вспыхнувшее желание воодушевило его. Они находились в саду. Ни антураж, ни время года не помешали королю показать себя пылким любовником.

В дневнике Вирджинии мы читаем:


«Он ушел в одиннадцать часов. Я вышла вместе с ним в сад. Пять раз F. Я прошла в туалетную комнату, чтобы привести себя в порядок».
Это было, так сказать, на посошок. Надо же,какой сильный мужчина этот король,наверное часто поедал устриц))Повезло графинюшке…))На следующий день графиня ди Кастильоне покинула Турин.


Ги Бретон констатирует:


«Король оказал ей честь, теперь император должен был ее обесчестить…»




Понте Вьекко.Флоренция.


Перед тем как отплыть во Францию, Вирджиния побывала во Флоренции. Ей хотелось повидаться с матерью. Счастливый случай свел ее там с сорокалетним графом Бентивольо, который знавал ее еще ребенком. Она повисла у него на шее, как в детстве.
Граф был впечатлителен и наделен богатым воображением. Ему пришла в голову фантазия посадить ее на колени, как пять лет назад, и сделать ей козу.
В тот же вечер он униженно, но настойчиво предложил графине возобновить знакомство.


.


Молодая графиня была польщена этой нежданной честью, но ограничилась сдержанной улыбкой. Бентивольо, обнадеженный, решил сопровождать ее в Геную, где она должна была сесть на корабль, и воспользоваться предотъездной суматохой, чтобы пробраться в ее постель.
— Я отложу отплытие в Сирию, — сказал он (граф, итальянец по происхождению, был французским подданным, и его только что назначили консулом Франции в Халебе), — и последую за вами.
Вирджиния шаловливо хлопнула веером ему по пальцам, из чего он сделал вывод, что дела его не так уж плохи.


Через два дня они прибыли в Геную, где уже находился граф ди Кастильоне.


Ги Бретон пишет:

«Присутствие мужа нисколько не смутило консула, который в пылу последних приготовлений среди груды коробок опытной рукой убедился в том, что для его восхищения есть все основания. Графиня больше не пускала в ход веер, и вечером 25 октября охота Бентивольо увенчалась успехом».
Победитель буквально захмелел от счастья. Это был самый прекрасный подарок к Рождеству, который он когда-либо получал. Подарки к рождеству бывают и такие)))Он сказал об этом Вирджинии, и та обещала, что будет принадлежать ему все то время, что осталось до ее отплытия.
Их счастье продолжалось десять дней. Молодой графине многое дала эта связь. Любовники чувствовали себя в полной безопасности. Граф ди Кастильоне, которому не терпелось увидеть судно из Марселя, проводил все время, вглядываясь в горизонт. По словам Ги Бретона, он «и не подозревал, что его супруга привыкает к бортовой и килевой качке на просторной постели, где Бентивольо бросил якорь».
Эти десять дней пролетели для консула как одно мгновение. Позже он писал Вирджинии:«Я любил тебя и тогда, когда тебе было двенадцать лет, и тогда, когда тебе было десять, и я буду любить тебя всю жизнь. Я знал, что в мире есть кто-то, кого я люблю, но не понимал, что это ты. В тот день, когда ты приехала во Флоренцию и я поцеловал тебя в лоб в гостиной твоей матери, с моих глаз спала пелена, и мое сердце ожило. Ты вошла, и вместе с тобой вошла любовь, живая, могущественная, страшная, способная сделать счастливым или принести много горя».


Он вспоминал о времени с 25 декабря 1855 года до утра 4 января 1856 года и характеризовал его так:




«Какими были конец 1855 года и начало 1856-го! Боже мой! Боже мой! Уж не сон ли это был? И не останется ли все это для меня навсегда сном?»Консул был настолько выбит из колеи, что в конце концов даже поверил в то, что все происшедшее было своего рода миражом. Тем не менее это был вовсе не мираж. Как пишет Ален Деко, «мираж Бентивольо имел вполне осязаемые формы, так как месяцем позже у Вирджинии появились некоторые поводы для беспокойства. Она поспешила поделиться с ним своими тревогами, считая его виновником грозящих ей неприятностей, что кажется довольно смелым предположением, если принять во внимание беседы, которые она вела накануне с Виктором-Эммануилом и Амброджо Дориа».


Встревоженный Бентивольо не стал медлить с ответом:


«Даю вам слово, что никакого дьявольского подвоха, который мог бы привести к неприятным последствиям, с моей стороны не было, но, полагаю, вы знаете, что иногда случаются неожиданные сюрпризы. Клянусь жизнью моей матери, что я чист перед вами, как младенец. Если все же ваши опасения имеют достаточно оснований, постарайтесь принять какие-то меры…»
Но 4 января 1856 года, в день отплытия, Вирджиния была беззаботна. Все ее мысли были заняты предстоящим путешествием по маршруту Генуя — Марсель, она сновала из комнаты в комнату, с одинаковой нежностью одаривая поцелуями Бентивольо, Амброджо Дориа, приехавшего, чтобы попрощаться с графиней, и своего мужа, который отбывал вместе с ней.




СТАРЫЙ ПАРИЖ.Шурыгин

Граф и графиня ди Кастильоне ненадолго остановились в Марселе и 6 января прибыли в Париж. Они расположились в предложенной им роскошной квартире в доме номер 10 по улице Кастильоне. Скинув пальто, Вирджиния бросилась к окну и распахнула его. По улице ехали фиакры. Подавшись вперед, она увидела деревья парка Тюильри и улыбнулась. По иронии судьбы она поселилась на улице, название которой совпадало с ее именем, совсем рядом с дворцом, где жил человек, которого ей поручено было соблазнить.

Продолжение следует…

За полтора века до Инстаграма: как графиня ди Кастильоне фотосессиями развлекалась | kino-and-more

Эта женщина не была особенной. Таких было немало, дам полусвета. В середине XIX века итальянка Вирджиния Ольдоини вышла замуж за графа ди Кастильоне, с которым переехала в Париж, родила ему ребенка и… собственно, на этом её общественная миссия закончилась. Чем же разнообразить свой досуг, особенно, если считаешь себя невероятной красавицей? Интригами, скандалами и фотосессиями! Последние как раз и помогли ей остаться в веках.

Графиня ди Кастильоне

Графиня ди Кастильоне

Вирджиния сразу взяла быка за рога и, подбадриваемая кузеном-интриганом, очаровала Наполеона III (племянника Наполеона I). Это открыло ей все дворцовые двери, которые не закрылись даже после расставания с императором. А ещё она успела поспособствовать, с подачи кузена, объединению Италии, ненавязчиво продвигая эту тему на ушко императору.

Ещё до своей «отставки» Вирджиния страстно полюбила посещать придворного фотографа. Вот где развернулась её натура!

Графиня ди Кастильоне

Графиня ди Кастильоне

Фотографирование в те времена было делом непростым, небыстрым, недешевым, требовало массу времени и сил как от фотографа, так и от модели. И графиня, которая отличалась повышенной эгоцентричностью, нарциссизмом, сделала это занятие буквально делом всей своей жизни. Ведь в её фотосессиях всё (а не только она сама) должно было быть прекрасным!

Во-первых, наряды. Они должны быть неприлично роскошными, сложными, шикарными, необычным и разнообразными. Разорение мужа пошло полным ходом. Кажется, это расстроило его куда больше, нежели связь с императором.

Во-вторых, поза. Вспоминается известная киногероиня: «Как принять? Сидя? Стоя? Лёжа?!» При позировании в 19 веке особенно не разбежишься. Необходимо было застыть и несколько минут буквально не дышать, а иначе снимок получется смазанным. Но при этом хотелось же изобразить на лице какую-то мысль, драму, трагедию или загадку. Графиня обычно изображала задумчивость или кокетство, но иногда у нее получался даже гнев.

Графиня ди Кастильоне

Графиня ди Кастильоне

В-третьих, кому адресовать сделанные фотографии, в которые вложено столько средств и усилий? Ну, для начала разослать так называемым друзьям, которых у графини ди Кастильоне не было, но были многочисленные светские личности, которые говорили ей комплименты, а за спиной обсуждали её репутацию и слишком вызывающие наряды. Затем разослать врагам — для них, например, были предназначены фотосессии с гневным выражением лица и ножиком в руке. Наконец, подарить любовникам, для которых предназначалась интимная серия, в частности, с ножками графини.

Графиня ди Кастильоне

Графиня ди Кастильоне

Современник графини, госсекретарь Александр Половцев, увидев её однажды в Париже, описал так:

«Я нашел статную женщину, не первой молодости, с правильными чертами лица и довольно длинным носом, большими глазами, по мнению многих выразительными, но, по-моему мнению, выражающих только удивление… Наряд поистине оригинальный, уже одного такого костюма достаточно, чтобы обратить на себя внимание. Прибавить к этому, что красавица эта всегда так одевается, занята только своей красотой и довольно грубо обходится со всеми, что, несмотря на её щегольство, у неё нет состояния и что об отношениях её с императором долго носились не совсем добрые слухи, то станет понятно, почему парижане толпятся около графини Кастильоне».

Что же случилось с женщиной, которая десятилетия напролёт думала только о том, как бы посильнее поразить всех своей красотой и нарядами, сделав очередные фотографические снимки у императорского фотографа? То же, что происходит со всеми — она постарела. И для неё это стало ударом гораздо большим, чем для тех, кто не настолько пристально вглядывался в зеркало сутки напролёт. Видимо, и окружающие уже не столь восторженно реагировали на её фотоснимки (а может быть, и смеялись), и высокопоставленных любовников поубавилось.

Графиня ди Кастильоне

Графиня ди Кастильоне

Графиня заперлась в своем особняке, приказала завесить стены черной тканью и убрать все зеркала. Она выходила из дома только ночью и проводила свою жизнь в извечной раздражительности на всех и вся, иными словами — впала в неврастению.

В 62 года графиня ди Кастильоне умерла от инсульта. Никто никогда бы не заинтересовался её личностью, если бы не более 400 снимков, хранящиеся в настоящее время в музее Метрополитен в Нью-Йорке. И мы теперь с интересом вглядываемся в эту женщину из прошлого.

Графиня ди Кастильоне

Графиня ди Кастильоне

С одной стороны, Вирджинии было сложнее, чем нынешним красавицам, зацикленным на себе, ведь в XIX веке и мечтать не смели о пластической хирургии и прочих способах продления молодости. С другой стороны, сейчас фотосессиями никого не удивишь, и, чтобы как-то выделяться на фоне миллионов других, так же выкладывающих свои лучшие фото на всеобщее обозрение, теперь надо выдумать нечто особенное, или не вступать в эту гонку вовсе.

Ещё интересное о женщинах прошлого:

Почему Анна Ахматова столько времени проводила в постели?

За что Анна Керн терпеть не могла своего мужа?

Переписка знаменитого филолога Лотмана с любимой женщиной (не женой)

10 лучших фильмов, похожих на Графиня ди Кастильоне (1954)

Похожие фильмы

1857-й год. Пьемонт. Группа карбонариев устраивает акцию в Миланской Опере против австрийского владычества. Преследуемый полицией патриот Лючио Фаленго находит спасение в карете, увозящей из театра Вирджинию Ольдоини. Спустя несколько лет, уже став графиней ди Кастильоне, Вирджиния вместе с мужем отправляется в Париж, чтобы по заданию премьер-министра Сардинского королевства графа Кавура убедить императора Наполеона III стать союзником Пьемонта. Туда же направляется Лючио с группой революционеров. Они планируют организовать покушения на тирана и душителя свобод, каким видится карбонариям Наполеон…


Список фильмов, которые по мнению зрителей похожи на фильм Графиня ди Кастильоне (1954): Тайна Данте, Revelation: The Bride, the Beast & Babylon, Еврокрайм! Итальянские криминальные фильмы 70-х годов, The Missing Piece: Mona Lisa, Her Thief, the True Story, Друг, Декамерон, Шрам, Il cattivo poeta, Мирал, Увидимся в Чечне.

Теги: фильмы типа, наподобие Графиня ди Кастильоне (1954)

Revelation: The Bride, the Beast & Babylon (2013)
Оценкаimdb: 7.4 КП: 5
Жанртриллер, фэнтези, драма, документальный, детектив, история
СтранаСША, Италия, Германия, Франция
В главных роляхАлессандро Бьянчи, Ami Garbi, Lynn Holmes
РежиссёрВейн Лиман
Еврокрайм! Итальянские криминальные фильмы 70-х годов (2012)

Фильм рассказывает о возникновении жанра криминального кино в Италии на рубеже 60-х и 70-х годов, о его корнях, социальной значимости и историческом значении. Интервью с героями тех лет — Генри Сильвой, Томасом Милланом, Франко Неро, Джоном Сэксоном, Энцо Кастеллари и многими другими, а также нарезки из различных лент, документальная хроника, закулисье и пр.

Друг (2016)
Оценкаimdb: 5.5 КП: 5
Жанрбиография, история
СтранаФранция, Италия, Бельгия
В главных роляхЖереми Ренье, Элио Джермано, Янник Ренье
РежиссёрРено Фели, Arnaud Louvet
Декамерон (2015)
Оценкаimdb: 5.8 КП: 5.9
Жанркомедия, драма, история
СтранаИталия, Франция
В главных роляхЛелло Арена, Паола Кортеллези, Каролина Крешентини
РежиссёрПаоло Тавиани, Витторио Тавиани
Длительность02:18
ПерсонажиПодростки, Бизнесмены, Любовницы
СюжетЛюбовь, Страсть, Побег, Смерть, Эпидемии и вирусы
МестоДеревня, Италия, Париж, Поместье
ВремяСредневековье
СтильРомантические, Легкие, По книгам, Тяжелые, Трогательные

Флоренция, XIV век. Повсюду свирепствует «Черная смерть» — три юноши и семь девушек сбегают в деревню, чтобы оградить себя от чумы. Там, чтобы скоротать время, они начинают рассказывать друг другу разные истории, посвященные любви.

Шрам (2014)
Оценкаimdb: 5.9 КП: 7.4
Жанрдрама, приключения, детектив, военный, история
СтранаГермания, Франция, Италия, Россия, Польша, Канада, Турция, Иордания
В главных роляхТахар Рахим, Симон Абкарян, Макрам Хури
РежиссёрФатих Акин
Длительность02:19
ПерсонажиНемые, Беженцы
СюжетПриключения, Путешествия
МестоПустыни, Османская империя, Турция
ВремяПервая мировая война
СтильЗахватывающие, Остросюжетные, Увлекательные, Напряженные

Во время геноцида армян в 1915 году Назарет Манукян теряет семью. Спустя годы он случайно узнает, что его дочки-близнецы, возможно, спаслись. Назарет отправляется на их поиски и доходит из родной деревни Мардин в пустыню Месопотамии, а потом в Новый Свет — в Гавану и Северную Дакоту.

Мирал (2010)
Оценкаimdb: 6.3 КП: 6
Жанрдрама, история
СтранаФранция, Израиль, Италия, Индия, США
В главных роляхФрида Пинто, Хиам Аббасс, Асма Аль Шиукхи
РежиссёрДжулиан Шнабель
Длительность01:52
ПерсонажиСироты, Беженцы
СюжетОсновано на реальных событиях, Политика, Восстание
МестоИзраиль
СтильЧтобы поплакать, Мрачные, Серьезные

Фильм о женщине, основавшей детский приют в Иерусалиме накануне создания государства Израиль в 1948 году.

Увидимся в Чечне (2016)
Оценкаimdb: 6.4 КП: 5
Жанрприключения, документальный, военный, история
СтранаГрузия, Эстония, Франция, Германия, Италия, Нидерланды, Россия, ЮАР
В главных роляхBrice Fleutiaux, Giorgio Fornoni, Ренцо Мартенс
РежиссёрAlex Kvatashidze

Рассказ о профессиональном успехе, личных драмах, похищениях, убийствах и самоубийствах военных репортеров, с которыми режиссер познакомился во время чеченского конфликта.

Ещё 10 подходящих фильмов

Соль Земли (2014)
Оценкаimdb: 8.5 КП: 8.2
Жанрдокументальный, биография, история
СтранаФранция, Бразилия, Италия
В главных роляхСебастьян Сальгадо, Вим Вендерс, Лейла Ваник Сальгадо
РежиссёрДжулиано Рибейру Сальгаду, Вим Вендерс
Длительность01:50
ПерсонажиФотографы
СюжетОсновано на реальных событиях, Искусство
МестоПрирода, Африка, Франция
СтильАтмосферные, Увлекательные, Серьезные, Красивые пейзажи

Себастьян Сальгадо — величайший фотограф современности. Ни одно событие не укрылось от его объектива. Взгляните на мир другими глазами! Откройте для себя завораживающую историю жизни, проникающую прямо в сердце.

Революция на Капри (2018)
Оценкаimdb: 5.5 КП: 5
Жанрдрама, история
СтранаИталия, Франция
В главных роляхМарианна Фонтана, Рейну Шолтен ван Ашат, Antonio Folletto
РежиссёрМарио Мартоне

1914 год, Италия вот-вот вступит в войну. На фоне глобальной угрозы, нависшей над миром, на острове Капри бурлят совсем иные страсти. Сюда словно магнитом притягивает молодых романтиков, писателей, художников и революционеров.

Нельская башня (1954)
Оценкаimdb: 6 КП: 5
Жанрдрама, история
СтранаФранция, Италия
В главных роляхПьер Брассёр, Сильвана Пампанини, Поль Гер
РежиссёрАбель Ганс

Франция, начало XIV века. Каждую ночь королева Маргарита Бургундская и две её сестры устраивают оргии, на которые приглашаются красивые дворяне. Юноши приводились с завязанными глазами, а после ночи любви их убивали и выкидывали их трупы в реку, потому что королева боялась, что о её похождениях узнает муж. Одному из её любовников удалось избежать смерти. Он знает тайны королевы, знает, что когда-то она родила от него сына, утверждает, что имеет доказательства того, что Маргарита хотела убить своего отца и шантажирует её…

Кровь моей крови (2015)

Церковные иерархи устраивают судилище в монастыре Боббио, обвиняя сестру Бенедетту в том, что она соблазнила священника Фабрицио, после чего он покончил с собой. Такое преступление могла совершить только ведьма. Требуя от девушки признания в сатанинских кознях и раскаяния, ее мучители используют самые изощренные пытки огнем и водой. Свидетелем ужасных издевательств становится Федерико, приехавший в монастырь брат-близнец самоубийцы. Он тоже считает Бенедетту преступницей, но и сам становится жертвой ее чар… Так начинается история проклятого монастыря, отголоски которой дойдут до наших дней…

Диалог кармелиток (1960)
Оценкаimdb: 6.7 КП: 5
Жанрдрама, история
СтранаФранция, Италия
В главных роляхЖанна Моро, Алида Валли, Мадлен Рено
РежиссёрФилипп Агостини, Раймонд Леопольд Брукбергер

Накануне Французской революции в монастырь кармелиток в Компьене поступают две новые послушницы, получившие в монашестве имена сестры Бланш и сестры Мари. Вскоре начинаются бурные революционные события, в результате которых монастырь закрывают, а его насельницы вынуждены уйти в свет и принести присягу новым властям. Однако ставшая к тому времени настоятельницей Мари объединяет монахинь, которые продолжают духовное сопротивление наступившему беззаконию. Единственная, кто сомневается в правильности избранного пути – это потерявшая на гильотине отца Бланш. Но когда приходит пора сделать выбор перед лицом всходящих на эшафот сестер, этим сомнениям не остается места…

Анжелика, маркиза ангелов (1964)
Оценкаimdb: 6.8 КП: 7.9
Жанрмелодрама, приключения, история
СтранаФранция, Италия, Германия (ФРГ)
В главных роляхМишель Мерсье, Робер Оссейн, Жан Рошфор
РежиссёрБернар Бордери
Длительность01:55

Анжелика, необыкновенно красивая бедная аристократка вынуждена выйти замуж за Жоффрея де Пейрака. Несмотря на его внешность она со временем полюбила его. Влюбленные живут счастливо в своем замке, пока однажды к ним не приезжает король. Восхищенный красотой Анжелики Людовик XIV хочет сделать ее своей наложницей…

Царь Давид: Идеальный властитель (1997)
Оценкаimdb: 7.1 КП: 7.6
Жанрдрама, приключения, биография, история
СтранаГермания, Италия, США, Чехия, Франция
В главных роляхМорис Роевз, Джина Беллман, Лина Састри
РежиссёрРоберт Марковиц
Длительность03:10

Давид родился в семье пастуха, но воспитывался пророками Самуилом и Натаном. Восхождение Давида к вершинам власти было нелегким. Ему довелось сразиться со многими врагами — от богатыря-гиганта филистимлян Голиафа до израильского царя Саула. За время своего сорокалетнего правления Давид пережил немало битв, предательств и потерь.Им двигали самые разные чувства — от страстной и запретной любви к Вирсавии до лютой ненависти к внешним и внутренним врагам. Он провел множество войн и пролил реки крови. Поэтому не ему было доверено Богом построить Храм Господень в Иерусалиме. Эта великая судьба выпала сыну Давида…

Граф Монте-Кристо: Эдмон Дантес (1942)
Оценкаimdb: 6.8 КП: 5
Жанрдрама, приключения, история
СтранаФранция, Италия
В главных роляхПьер Ришар-Вильм, Мишель Альфа, Эме Кларион
РежиссёрРобер Вернэ

Эдмона Дантеса завистники ложно обвиняют в совершении преступления, и его приговаривают к пожизненному заключению в знаменитой тюрьме на острове — замке Иф. Там он встречает аббата Фариа, которого все считают сумасшедшим. Аббат рассказывает Эдмону о спрятанных на крошечном острове сокровищах. После смерти аббата Эдмону удается сбежать из тюрьмы под видом мертвого тела. Оказавшись на свободе, Эдмон использует обретенное богатство, чтобы отомстить обидчикам.

Графиня Кастильоне (1942) –

Я без ума от настоящей Вирджинии Олдоини, Графини Кастильоне (1837-1899) уже ооооооочень давно. Во-первых, ее великолепное фото в потрясающем пледе с сумасшедшей осиной талией появилось в учебнике истории на первом курсе колледжа. Позже я наткнулась на ее фотографии в маскарадных костюмах на их выставке в Метрополитен-музее и зацепила меня, а годы спустя я сыграла ее на ярмарке Диккенса в Сан-Франциско.

Возможно, ее самая известная фотография | Scherzo di Follia (Графиня Вирджиния Олдоини Верасис ди Кастильоне [1835–1899]) Пьера-Луи Пьерсона, 1863–66, Метрополитен-музей

Графиня Кастильоне была итальянкой; ее выдали замуж в 17 лет за графа, который был на 12 лет старше. Она была известна своей красотой, которая помогла ей пойти в нескольких интересных направлениях. Она участвовала в движении за объединение Италии, переехав в Париж в 1855 году (первоначально с мужем), чтобы попытаться заручиться политической поддержкой Наполеона III.В конце концов она стала любовницей Наполеона, и ее муж отделился от нее. Она прославилась тем, что носила удивительно великолепные и вдохновенные костюмы на популярные в то время маскарадные балы, и сотрудничала с французскими фотографами Майером и Пирсоном, чтобы создать эти безумно крутые, художественные фотографии самой себя, которые должны были воссоздать важные моменты в ее жизни, многие из которых основное внимание уделялось маскарадным костюмам. Она вернулась в Италию на несколько лет, а затем вернулась в Париж, где жила в уединении до 1890-х годов, когда она сделала еще одну серию странных художественных фотографий.

Графиня де Кастильоне (Глаза) Пьера-Луи Пьерсона, 1863–1866 гг., через ArtNet

Проблема с графиней Кастильоне в роли героини фильмов о платьях заключается в том, что два основных фильма о ней сняты на итальянском языке, и их трудно отследить. Недавно я наткнулся на эту версию 1942 года с Дорис Дюранти в роли графини на YouTube (другой основной фильм о графине — « Секрет графини » 1954 года с Ивонн де Карло в главной роли; если кто-нибудь знает, где я могу его посмотреть, дайте мне знать!) .Теперь проблема в том, что фильм на итальянском языке без английских субтитров, а мои знания итальянского ограничиваются заказом еды и бронированием номеров в отеле. Итак, я в основном получил около 1% диалогов и очень мало истории, так что это было похоже на просмотр красивого немого фильма. Так что этот обзор в основном будет посвящен визуальным эффектам!

Фильм начинается с графини в расцвете сил, в опере, где все умирают от того, какая она великолепная — и не без оснований:

Она вся сногсшибательно белая с гигантским обручем, и никто не может оторвать от нее глаз.

Она идет домой и ведет несколько напряженных разговоров с мужчиной, которого я полагаю ее мужем.

Хорошо, этот халат просто кричит о 1940-х годах.

Взгляните на эти ИЗУМИТЕЛЬНЫЕ ВОЛОСЫ! Прежде чем вы начнете кричать «Что за победа??!»

Настоящая графиня действительно увлекалась прическами HA-UGE, которые не за горами! [Профиль с шиньоном, большой] (Графиня Вирджиния Олдоини Верасис ди Кастильоне [1835–1899]) Пьера-Луи Пьерсона, 1861–63, Метрополитен-музей

Затем фильм возвращается к юности Вирджинии, когда она встречает Некоторых. Парень, который не ее муж, который участвует в движении за объединение Италии и в которого она влюбляется.Согласно плохому переводу Google итальянской записи Википедии,

«1855 г. В Париже для деликатной мирской дипломатической миссии, доверенной ее двоюродным братом графом Кавур при дворе Наполеона III, прекрасная Вирджиния Олдоини (известная как графиня Кастильоне) встречает молодого карбонаро из Мадзини (ее давняя страсть), вопреки к кавурской политике. Встреча происходит как раз в решающий момент интриг графини при французском дворе, и вид ее давней любви возрождает в ней никогда не дремлющую страсть.Но альтернатива, в которой находится любовник (или он, или политика), приведет ее к выбору, хотя и неохотно, своей патриотической задачи».

А-а-а-а, Кендра начинает очень, очень грустно качать головой.

К сожалению, в этот сомнительно одетый/волосой период было потрачено ДОЛГОЕ ВРЕМЯ:

1. В этом образе нет НИЧЕГО 19-го века, и 2. Дюранти СЛИШКОМ СТАР, чтобы его носить.

Наконец-то мы догоняем графиню в ее О БОЖЕ МОЙ, ЧТО ВОЛОСЫ ТАКИЕ ПОТРЯСАЮЩИЕ период:

#lifegoals #hairgoals #allthegoals

Есть куча сцен с ней в маскарадном костюме 18-го века, где она явно решает, сможет ли она взять его в команду с Наполеоном III:

Они очень похожи на мадам дю Барри.

Что не совсем подходит, но не совсем отличается от ее маскарадного платья в стиле 18-го века | Матильда (графиня Кастильоне) работы Пьера-Луи Пьерсона, 1860-е годы, Метрополитен-музей

Пытаясь не швырнуть в нее сыры, как Наполеон III.

Они делают сцену в швейной мастерской, которая работает над одним из костюмов графини:

Это действительно круто, потому что…

… это действительно хорошее приближение к реальному костюму, который она носила | La Frayeur (Графиня Кастильоне) Пьера-Луи Пьерсона, 1861-64, Метрополитен-музей

Ее фотографии часто закрашивали; тот, что выше, очевидно, является одним из шагов в процессе, чтобы закончить это готовое изображение | La Frayeur (Графиня Кастильоне) Пьера-Луи Пьерсона, 1861-64, Метрополитен-музей

Кроме того, этот костюм до сих пор существует в LACMA! | Платье графини ди Кастильоне, Эрте (Ромен де Тиртофф), 1861-1867, LACMA

В какой-то момент она воссоединилась со своим возлюбленным:

Что для меня было примечательно, потому что ее клетчатое платье…

… напомнило мне самое первое изображение графини, которое я когда-либо видел, в котором я умер над ее (вероятно, измененной фотографией) осиной талией | Графиня де Кастильоне – La robe écossaise Пьера-Луи Пьерсона , 1859 via Artsy

А потом в эвфемистическом кадре, полностью напомнившем мне «Девушка в красных бархатных качелях» , ее видно на сцене — НЕ ПОНИМАЮ, что с этим, насколько я знаю, настоящая графиня не играла в театре?? — в ее наряде 18-го века, покачивающемся, когда Наполеон, Евгения и придворные смотрят на это, что явно является метафорой «Хорошо, я трахну этого парня для Италии.

В ЧЁМ вся эта качалка = секс??

Императрица Евгения с игровым лицом.

Вы когда-нибудь смотрели фильмы на языках, которых не понимаете?

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Графиня, которая хотела стать самой фотографируемой женщиной в мире ‹ Literary Hub

Одним июльским днем ​​1856 года совсем юная графиня Кастильоне впервые появилась в Mayer & Pierson, фотоателье для высшего общества.Мы знаем, что студия была роскошной; гравюры изображают его салоны, вестибюли, обширные портики, огромные эркеры, заливающие галереи светом. Но на фотографиях видна лишь довольно посредственная гостиная, похожая на гостиничный номер (буржуазный шкаф в одном углу, ковер с большими цветами, а в другом неуклюже поставленное бархатное тисненое кресло). Один из первых ее снимков — групповой портрет с ребенком и няней. Она, Вирджиния Олдоини из Кастильоне, очень прямолинейная, сияющая, лишенная какого-либо воображения, кроме того, которое вдохновлено уверенностью в своей красоте; ребенок, сидящий в центре, отсутствует; и няня, отодвинутая немного назад, в совершенстве играющая свою утилитарную роль, в какой-то степени даже гарантирующая, посредством очень острого чувства своего социального положения, что ее лицо не в фокусе, почти неразборчиво.

Фотографу Пьеру-Луи Пьерсону 34 года. Он сфотографировал всех самых прославленных светских деятелей Франции того периода. А с 1853 года он является официальным фотографом императора. Двор, аристократия и мир высоких финансов — все толпятся в его комнатах. Неудивительно, что республиканец Надар сурово осудил деятельность студии «Майер и Пирсон»: «Не задумываясь о расположении линий в соответствии с наиболее благоприятной для модели точкой зрения или выражением лица, ни к тому, как свет падает на всю сцену, клиент стоит в одном и том же месте, и делается один-единственный кадр, скучный, серый и случайный.

Вот он, третьеразрядный фотограф Пьер-Луи Пьерсон, который создал самую загадочную фотоработу своего времени, совокупность работ одновременно секретных и символичных, фотографируя эту женщину в течение сорока лет, снимая без моргнув глазом, ее великолепие и ее падение. Ей не нужно, чтобы он был художником или занимался самокопанием. Ей нужен только его опыт и его благоразумие. Люди хвалили «простоту поз, которые он давал, или, скорее, то, что он позволял принимать своим моделям»; Говорили, что он просто позволит всему случиться, что будет руководить издалека и немногими словами.А в остальном, сцена, замысел, словом, искусство, — это бесполезно, ничего не поделаешь, она всем заправляет. Да и к тому же невольно подозреваешь, что настоящая причина, по которой она себя сфотографировала, вовсе не в результате, не в образе, неуловимой субстанции, покрывающей картонные прямоугольники, которые она потом напрасно будет разглядывать; нет, она приходит за временем, проведенным в позировании. Она здесь ради этой передышки, этого момента самозабвения, достигнутого благодаря чистой концентрации.

Библиотекарь, сидящая на своем маленьком деревянном подиуме, очень добра. Кажется, я ей нравлюсь. Она даже проявляет симпатию к моей неуклюжести в процессе регистрации. Как будто она защитит меня от всех административных перипетий, которые неизбежно всплывут. Она объясняет мне, улыбается, объясняет еще раз, снова медленно, спокойно, любезно кивает, заменяет мой обычный читательский билет другим, который дает мне доступ к другому, который должен позволить мне зарезервировать свое место («и обязательно верните мне карту входа, чтобы я мог обменять ее на карту выхода, что позволит мне дать вам вашу карту пользователя»).От одного визита к другому я забываю ее указания и поэтому отдаюсь ее благосклонности, бесконечному бормотанию ее указаний. Но в конце концов она теряет терпение.

Может быть, ее раздражает моя рассеянность, ее беспокоит моя чрезмерная надежда на ее доброту, моя чрезмерная привязанность, эмоциональный жест ее смущают. У нее есть чувство приличия, но ее раздражают, это очевидно, наш приглушенный разговор о наших детских привычках к чтению, несколько фраз, которые она бросила, рассеянно повернув голову или с притворной рассеянностью, как будто все это было мимоходом. , практически банальности, общие фразы о меланхолии книг, прочитав их, затем, снова понизив голос и заговорив быстрее: «Больше всего меня огорчает то, что я, кажется, навсегда потеряла эмоции тех первых чтений». .Я помню сказку братьев Гримм «Гусятница» — вы ее знаете? Когда маленькая девочка склоняется над рекой, чтобы поделиться своим горем, и три капли крови, пролитые матерью на ее маленький носовой платок, чтобы защитить ее, слышен стон, увы, увы, если бы твоя мать знала, ее любящее сердце разбилось бы. два . Ну, эта тревога, сладость ее плача, утонченное чувство грусти, перечитывать книгу было бесполезно, все исчезло, — она подтолкнула ко мне карточку с номером места, — и мои рыдания при чтении Лесси, приезжай. -Дом ! Слезы! Читать было просто невозможно, невозможно, а сегодня ничего, ничего не осталось.

«Ее красота была слишком велика, чтобы ее можно было передать каким-либо сходством».

Чтобы предотвратить новые признания, я быстро попытался сделать признание сам, но к тому времени появился другой покровитель и взял свою карточку, бросив на меня укоризненный взгляд. И теперь она забирает все назад, свою доброту, свое бормотание, свои признания. Она даже не рассказывает мне о шкафчике, грубым жестом указывая, какую карточку мне следует передать. Отныне ее лицо погрузилось в тень, может быть, из-за всплеска света, падающего из высокого окна.Я беру свой входной билет и иду в смешанный шепот переворачивающихся страниц, между шелестом и хлопаньем бумаги, между опрокинутыми снопами. Я иду среди тел, согбенных над кучами, с лицами, отвернутыми от неба, изредка обращаясь к нему, словно поднимаясь из глубины, вдохновленный, поднимающийся, чтобы перевести дух, но всегда ослепленный и не желающий видеть.

Страницы сухие, как крошечный иссохший скелет давно умершего насекомого. Вся документация на графиню Кастильоне собрана в больших тетрадях, составленных, как мне сказали, секретарем Монтескью, неким Пинаром, осторожным, дотошным человеком, — каждый документ вклеен и помечен красивым почерком: воля покойной переписанные почерком друга, некрологи, появившиеся после ее смерти в 1899 г., записи о продаже ее имущества в 1901 г.Есть также письма тех, кто знал ее и кого расспрашивал Монтескью: «Ее красота была слишком велика, чтобы ее можно было передать каким-либо сходством», — писала мадам Оди своим прекрасным наклонным почерком; Элизабет де Клермон-Тоннер рассказала историю о бале в доме Надайяков, который закончился в ослепительном свете майского утра, когда «появилось ее лицо, чья красота, во многом обязанная искусству, произвела фурор»; многие писали, что уже не знают, что все забыли, забыли — нечего ходить мутить, старые вещи, старые реликвии на задворках двора.

Монтескью вклеил размытые фотографии, на которых видны лишь смутные силуэты: «Любопытный, почти неразборчивый отпечаток. Изображает ее на борту не знаю какого корабля, морские офицеры слушают ее чтение, она с непокрытой головой». Он провел настоящее дознание женщины, расследование призрака, этого столь прекрасного предмета , который его беспокоил. Он начинает одну главу «Влияние» и на странице новой тетради пишет о «неотложных потребностях, которые в определенные часы толкают нас к тем предметам, которые овладевают нами и овладевают нами до такой степени, что мы можем больше не дышим, что мы едва живем, пока они все еще требуют нашего внимания, чтобы осуществить их.Я поднимаю голову к эркерам в одном конце комнаты с высоким потолком. — Но она для тебя ничто. . ». «Нет.» «Потом . . ». — Тогда ничего. Потом, идя по пустынным улицам, под крыльцом слышу конец разговора, когда из невнятного месива голосов, миролюбивого гама, зарождающегося в момент расставания, поднимается одна последняя фраза, отброшенная, как тихая прощание: «Мы ищем что-то очень, очень маленькое». Другой человек тихо смеется в темноте.Каждый отвлекает. Дверь между ними закрывается.

________________________________________

From Exposition Натали Леже, перевод Аманды ДеМарко, опубликованный в этом месяце издательским проектом Dorothy.

Коллекция старинных фотографий с изображением графини де Кастильоне (La Divine Comtesse)

Вирджиния Олдоини, графиня Кастильоне (1837–1899), более известная как Ла Кастильоне , была итальянской аристократкой, специальным агентом по делу объединения Италии, любовницей Наполеона III и печально известной своей загадочной отшельницей. многочисленные любовные связи.Она родилась в знатной флорентийской семье и в 17 лет вышла замуж за графа ди Кастильоне. Это был плохой матч; она бесстыдно изменяла ему и в конце концов оставила его банкротом. В 1857 году они расстались. Она покинула Париж в 1858 году из-за скандала вокруг ее связи с Наполеоном III.

Перед этим, еще живя в Париже, графиня произвела фурор. Красивая статная графиня была одновременно декадентской и экстравагантной. В то время преобладали роскошные балы, и она стала известна своими яркими выходами в изысканном платье при императорском дворе.Одним из ее самых печально известных нарядов был костюм «Королевы червей». Она даже считалась самой красивой женщиной своего времени и описывалась как обладательница длинных волнистых светлых волос, бледной кожи, нежного овала лица и глаз, которые постоянно меняли цвет с зеленого на необыкновенный сине-фиолетовый. Ее тщеславие было так же известно, как и ее красота, и она рассылала альбомы своих портретов друзьям и поклонникам.

В 1865 году она снова приехала в Париж, чтобы отстаивать единство Италии от имени своего кузена, тогдашнего министра короля Сардинии.После падения Второй империи в 1870 году Олдоини вела все более уединенный образ жизни, что порождало фантастические предположения о ее делах. На склоне лет она провела в квартире на Вандомской площади, где комнаты были оформлены в траурно-черный цвет, шторы были опущены, а зеркала изгнаны — видимо, чтобы ей не пришлось противостоять преклонному возрасту и потере красоты. Она выходила из квартиры только ночью.

Фотографии

Яростный нарциссизм графини нашел в фотографии идеального союзника, и она была важной фигурой в ранней истории фотографии.

В 1856 году она начала работать в фирме Mayer and Pierson, фотографов, пользующихся благосклонностью императорского двора. В течение следующих четырех десятилетий она поручила Пьеру-Луи Пьерсону помочь ей создать 700 различных фотографий, на которых она воссоздала для камеры знаковые моменты своей жизни. Она потратила большую часть своего личного состояния и даже влезла в долги, чтобы реализовать проект. На большинстве фотографий графиня изображена в своих театральных нарядах, таких как платье Королевы червей. Многие портреты запечатлели триумфальные моменты графини в парижском обществе, в экстравагантных платьях и костюмах, в которых она появлялась на вечерах и балах-маскарадах, в других она берет на себя роли, взятые из театра, оперы, литературы и собственного воображения.

На ряде фотографий она изображена в рискованных для той эпохи позах, в частности, изображения, на которых обнажены ее ноги и ступни. На этих фотографиях ее голова обрезана.

Робер де Монтескью, поэт-символист, денди и страстный коллекционер произведений искусства, был очарован графиней. Тринадцать лет он писал биографию «Божественная графиня », которая появилась в 1913 году. После ее смерти он собрал 433 ее фотографии, все из которых вошли в коллекцию Метрополитен-музея.

Scherzo di Follia Пьера-Луи Пирсона 1863–66, напечатано в 1940-х годах через

.

Оперный бал Пьера-Луи Пирсона, 1861–1867 гг., Напечатано в 1895–1910 гг. через

.

Взгляд Пьера-Луи Пирсона, 1856–1857 гг., через

Графиня де Кастильоне работы Пьера-Луи Пьерсона, ок. 1865 через

Графиня де Кастильоне в роли Эльвиры в Cheval Glass Пьера-Луи Пьерсона, 1861–1867 гг., via

Пьер-Луи Пьерсон, графиня де Кастильоне, 1860-е годы через

Пьер-Луи Пьерсон, Кастильоне с веером, ок.1861-1867 через

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Графиня де Кастильоне | Вирджиния Олдоини, графиня де Каст…

Вирджиния Олдоини, графиня де Кастильоне (1837-1899), более известная как Ла Кастильоне, была итальянской куртизанкой, прославившейся как любовница императора Франции Наполеона III. Она также была важной фигурой в ранней истории фотографии как модель и соавтор фотографа Пьера-Луи Пирсона.

www.squidoo.com/Countess

 

Биография

 

Родилась Вирджиния Олдоини 22 марта 1837 года во Флоренции, Тоскана, в юном возрасте вышла замуж за графа Франческо де Верасиса. У них родился сын Джорджио.

 

Ее кузен, граф ди Кавур, был министром Виктора Эммануила II, короля Пьемонта, Савойи и Сардинии. Когда Кастильоне отправились в Париж в 1855 году, графиня по указанию своего кузена выступала за единство Италии с Наполеоном III во Франции.Она добилась известности, став любовницей Наполеона III, скандал, из-за которого ее муж потребовал развода. За два года отношений с французским императором (1856-1857) она была приглашена в очень тесный круг европейских королевских особ. Среди прочих она познакомилась с Августой Саксен-Веймарской, Отто фон Бисмарком и Адольфом Тьером.

 

Графиня была известна своей «божественной красотой» и яркими выходами в изысканных нарядах при императорском дворе. Одним из ее самых печально известных нарядов был костюм «Королевы червей».Портрет графини был написан Джорджем Фредериком Уоттсом в 1857 году. В 1856 году она начала позировать Майеру и Пирсону, любимым фотографам императорского двора. В течение следующих четырех десятилетий она будет сотрудничать с Пьером-Луи Пирсоном над более чем 400 фотографиями, на которых она воссоздает для камеры знаковые моменты своей жизни. На большинстве фотографий графиня была изображена в своих театральных нарядах, таких как платье Королевы червей. На ряде фотографий графиня была изображена, несомненно, рискованно для той эпохи — в частности, изображения, на которых обнажены ее ноги или ступни.На этих фотографиях ее голова обрезана.

 

К 1857 году короткий роман с Наполеоном III закончился, что побудило ее вернуться в Италию. Четыре года спустя было провозглашено Королевство Италия, возможно, отчасти из-за влияния, которое графиня оказала на Наполеона III. В том же году она вернулась во Францию ​​и поселилась в Пасси.

 

Сразу после поражения Франции во время франко-прусской войны в 1871 году Франция вызвала ее на тайную встречу с Отто фон Бисмарком, чтобы объяснить ему, насколько фатальной может быть немецкая оккупация Парижа.Возможно, ей это удалось, поскольку Париж оставался свободным от прусской оккупации.

 

Вирджиния провела свои последние годы в квартире на Вандомской площади, где комнаты были оформлены в траурно-черный цвет, шторы были задернуты, а зеркала удалены — очевидно, для того, чтобы ей не пришлось противостоять преклонному возрасту и утрате. красоты. Она выходила из квартиры только ночью. 28 ноября 1899 года она умерла в возрасте шестидесяти двух лет и была похоронена на кладбище Пер-Лашез в Париже.

 

Память

 

Робер де Монтескью, поэт-символист и заядлый коллекционер произведений искусства, был очарован графиней де Кастильоне. Тринадцать лет он писал ее биографию «Божественная графиня», опубликованную в 1913 году. После ее смерти он собрал большинство ее фотографий, из которых 275 были приобретены Метрополитен-музеем в 1975 году. изображен во французском фильме 1955 года «Контесса ди Кастильоне» с Ивонн де Карло в главной роли.

 

Сделанный

Королева червей | Муза Байрона

Тщеславная и эксцентричная женщина-загадка – Вирджиния Олдоини, графиня Кастильоне, прибыла в Париж в 1856 году, на пике Второй Французской империи. Это была роза из сада Второй французской империи, довольно экзотическая и экстравагантная роза, которая слишком быстро увядала. Ненадолго она сияла, как падающая звезда, но вскоре рухнула во тьму своей обители на Вандомской площади, где провела свои последние дни в комнатах без зеркал и дневного света, психически неуравновешенная и одинокая.

1863 Фотография графини де Кастильоне

Ла Кастильоне , как ее позже стали называть, родилась 22 марта 1837 года во Флоренции. Ее полное имя — legen (подожди) дари: Вирджиния Элизабетта Луиза Карлотта Антониетта Тереза ​​Мария Олдоини. До приезда в Париж Ла Кастильоне оказалась в ловушке брака без любви с Франческо Верасисом, графом ди Кастильоне, который был на двенадцать лет старше ее. Ее отправили в Париж в 1856 году, чтобы поддержать интерес Наполеона III к делу объединения Италии.Ее двоюродный брат, министр Камилло Кавур, поручил ей: « добиться успеха любыми способами, но добиться успеха!

Ей это удалось, ее красота и экстравагантная одежда вскоре привлекли внимание Императора, и она стала его любовницей, но ненадолго. Их роман продлился всего два года, и в 1857 году все закончилось. Она была полна решимости не быть забытой ни императором, ни его бедной женой Евгенией де Монтихо, ни придворными, которых очень забавляли скандалы, сплетни и интриги.К тому времени она была разлучена с мужем и разорилась из-за своего гламурного образа жизни. Она вернулась в Италию в добровольном изгнании в 1858 году. Но, какой бы беспокойной и озорной она ни была, она вернулась в Париж в 1861 году и еще раз потрясла традиционное общество девятнадцатого века.

1862 Портрет графини ди Кастильоне, написанный в Париже Микеле Гордиджани

Вирджиния славилась своей красотой и экстравагантным образом жизни. Ее длинные волнистые светлые волосы, бледная кожа и нежное овальное лицо с глазами, постоянно меняющими цвет с зеленого на необыкновенный сине-фиолетовый, должно быть, поразили воображение императора, когда она впервые была представлена ​​ко двору 9 января 1856 года на балу.Ла Кастильоне оставалось два месяца до своего девятнадцатого дня рождения, императору было сорок семь. Они выразили свою любовь в июне 1856 года в парке Сен-Клу; парк, в котором находится один из самых красивых садов в Европе: розарий Марии-Антуанетты, сад в английском стиле и сад во французском стиле Ле Нотра, спроектированный для Людовика XIV.

Принцесса Меттерних описала ее как обладательницу прекрасных волос, талии нимфы и цвета лица цвета розового мрамора! Словом, Венера сошла с Олимпа.Никогда я не видел красоты, способной соперничать с ней, и не увижу такой еще! «На приведенном выше портрете, написанном в 1862 году Микеле Гордиджани, мы видим Ла Кастильоне в возрасте двадцати пяти лет, ее красота уже увяла (говорят современники), но ее щеки по-прежнему румяны и свежи, в то время как ее глаза излучают уверенность, незаинтересованность и легкую холодность.

1858-62 Вирджиния Олдоини, графиня Кастильоне

Ла Кастильоне не могла выбрать лучшего момента, чтобы появиться на сцене, потому что великолепие и богатство двора Наполеона, кажется, были созданы для нее.Вторая Французская империя (1852-1870) была культурно интересной эпохой во французской истории. После десятилетий потрясений и революций двор снова засиял, как когда-то во времена Наполеона Бонапарта. Сорок лет спустя Наполеон III позаботился о том, чтобы его правление стало синонимом экстравагантности и роскоши. Именно в эти два десятилетия было создано множество произведений искусства и литературы: Эдуар Мане написал свои скандальные шедевры « Олимпия » и « Деженер на траве», Гюстав Флобер опубликовал свой печально известный роман « Мадам Бовари », а Бодлер «Цветы». du Mal – два литературных шедевра были изданы в один и тот же год (1857), но последний оказался слишком современным для публики.Осман перестроил Париж и создал все бульвары, парки и проспекты, которые позже запечатлели импрессионисты на холсте и которые придали городу его нынешний вид.

1855 Императрица Евгения в окружении фрейлин – Винтерхальтер

Тем не менее, Наполеон III имел довольно консервативный вкус в искусстве, предпочитая работы Франца Ксавьера Винтерхальтера и Александра Кабанеля декадентским и развевающимся мазкам Мане и Уистлера.Винтерхальтер был немецким художником, известным своими придворными портретами, такими как портрет австрийской императрицы Елизаветы Сисси. На одной из его прекрасных, прекрасных картин изображена императрица Евгения и ее фрейлины. Окрашенный в буколической манере 18-го века, он отображает богатство и стабильность правления Наполеона III.

Подобно Жозефине Наполеона Бонапарта, у Наполеона III была рядом Евгения. Она добросовестно исполняла свои обязанности императрицы: устраивала балы, вечеринки, сопровождала императора в оперу, выступала за равноправие женщин и превращала свой двор в бесконечный показ мод, вместо творений Диора или Шанель, придворные восхищались ее платьями, сшитыми от Чарльза Фредерика Ворта, очень популярного дизайнера 19 века.

Мода того времени, кажется, была создана для графини Кастильоне, поскольку это действительно самый экстравагантный период в викторианской моде. Кринолин был в моде, а вечерние платья были маленькими шедеврами, в пастельных тонах, с бесчисленными воланами, кружевными украшениями, тщательно украшенными розами или другими цветами. Декольте было открытым, обнажая плечи. Рукава были короткими и обычно пышными, но были самых разных форм; лепесток, пуф, флаттер, колокольчик, кепка, базовая короткая, сборка, сочетание лепестка и пуха, сочетание кепки и пуха.

Декольте обычно украшали кружевом, букетами цветов, драгоценными камнями или отдельными цветами; розы были очень популярны. На юбке часто асимметрично размещали маленькие букетики. Наиболее часто используемыми тканями были шелк, тафта, муар, органза, муслин, тюль и легкая парча. Платья, созданные Чарльзом Фредериком Уортом, были известны своими роскошными тканями и отделкой, а также элементами старинных платьев. Он был мечтой каждой женщины викторианской эпохи, а его индивидуальный подход привлек к нему множество верных клиентов.

Приехав в Париж во второй раз, в 1861 году, графиня Кастильоне превратилась в таинственную роковую женщину и завязала многочисленные связи с известными аристократами, финансистами и политиками. Говорят, что она взяла с представителя британской аристократии один миллион франков за 12 часов в своей компании. Все, что у нее было, — это красота, а когда она увяла, поклонники и любовники покинули ее.

Ла Кастильоне был почти патологически тщеславным и самовлюбленным.Она не только устраивала фотосессии с известным парижским фотографом Пьером-Луи Пьерсоном, но и отправляла своим друзьям фотоальбомы, наполненные ее фотографиями в разных позах и платьях. Сегодня, в «эпоху селфи», это не кажется чем-то особенным, но тогда это считалось чуть ли не невменяемым. На ее сеансах с Пирсоном было сделано более 400 фотографий, созданных в три конкретных периода: ее славные первые годы во французском обществе, 1856–1857 годы; ее возвращение в парижскую жизнь с 1861 по 1867 год; и к концу ее жизни, с 1893 по 1895 год.

1862 Вирджиния Олдоини, графиня де Кастильоне

На фотографиях Ла Кастильоне в экстравагантных и роскошных платьях, в разных позах и с разными выражениями лица. Она не только выдавала себя за самого себя, но и превращалась во множество разных персонажей, от Королевы Червей, Медеи и Монахини до экзотической Королевы Этрурии.

Королева сердец , пожалуй, самый интересный ее костюм. На фотографии Ла Кастильоне одета в те же самые костюмы, в которых она была на костюмированном балу много лет назад.Это был бал, состоявшийся 17 февраля 1857 года в честь Министерства иностранных дел. Великолепный бал был наполнен аурой ностальгии по Марии-Антуанетте и Малому Трианону, мирным дням до революции. Кроме того, императрица Евгения была большой поклонницей 18-го века и обожала Марию-Антуанетту, даже однажды одетую как она. Как всегда, Ла Кастильоне затмила всех на балу, когда она прибыла в своем «платье с сердцем».

» Графиня не расточительна. Она редко появляется в обществе.Всякий раз, когда она это делает, это событие. Взгляните, как она входит в салоны Министерства иностранных дел в середине ___. Она одета как королева червей, символический костюм, ибо это намек на бесчисленные сердца, которые графиня «влечет за собой», как .

Расин сказал бы. На ее голове блестит корона из сердец. Ее чудесные волосы струятся вокруг лба и каскадами падают на шею. Ее юбки и корсаж зашнурованы цепочками из сердечек.Ее шлейф застрял на бедре. «Это чарующий костюм». «(источник)

1863. Графиня де Кастильоне ан Дам де Кер верс, Пьер-Луи Пьерсон в Париже

» Что касается графини, то она нагло несла всю тяжесть своей красоты. Гордая графиня не носит корсетов; она охотно была бы моделью для Фидия, если бы он был, и позировала бы одетой только в своей красоте. Ла Кастильоне такая же куртизанка, как и Аспазия; она гордится своей красотой и скрывает ее ровно настолько, насколько это необходимо, чтобы ее пустили в гостиную.

1861-67. Платье, принадлежавшее графине де Кастильоне

La Castiglione был настоящим demimondaine . Своим экстравагантным образом жизни, гедонизмом, зависимостью от любовников, необычными требованиями, театральными жизненными решениями она полностью воплощает термин «полусвет», который широко использовался в Европе 19-го и начала 20-го века. Согласно словарю, это слово имеет следующие значения: « (во Франции 19-го века) класс женщин, считающийся сомнительным в социальном и нравственном отношении » и « группа людей на задворках респектабельного общества».

Как и большинство полусветов, Ла Кастильоне стала жертвой собственного образа жизни. Она истратила все свои деньги, ей не хватило обаяния, и ее красота поблекла. В последние годы жизни, после падения Второй империи в 1870 году, она вела затворническую и эксцентричную жизнь на Вандомской площади. Она украсила свою обитель черными занавесками, которые скрывали ее от дневного света. Она разбила зеркала, потому что они показали ее истинный возраст и внешность, лицо, которое когда-то было красивым, но больше им не является. Кроме того, она покидала свою квартиру только ночью, когда бродила по улицам Прекрасной эпохи Парижа, окутанным длинной черной пеленой.Можно провести параллели между образом жизни и фотосессиями Ла Кастильоне и Луизой Казати, эксцентричной итальянской наследницей, музой и покровительницей искусств начала ХХ века.

1893 Графиня де Кастильоне, конверт из вуали и шале в креп-нуар

Ее последние фотографии показывают психическую нестабильность, из-за которой она ведет такой образ жизни. Она все еще мечтала о том, чтобы ее фотографии были показаны на Всемирной выставке 1900 года в ретроспективе под названием « Самая красивая женщина века ».Этого не произошло, и она умерла 28 ноября 1899 года в возрасте шестидесяти двух лет. Ее жизнь вызывала восхищение и любопытство у эстетов Парижа конца века. Среди них был Робер де Монтескью, поэт-символист и денди, посвятивший тринадцать лет написанию своей биографии «Божественная графиня ». Также говорят, что он был источником вдохновения для персонажа Жана де Эссэнта в романе Йориса-Карла Гюисманса A Rebours (Против природы) и для барона де Шарлюса в Пруста. В поисках утраченного времени .

 

Теги: мода 1850-х годов, 19 век, графиня Кастильоне, полусвет, Эжени де Монтихо, Париж конца века, история Франции, психическая нестабильность, Наполеон III, богатство, Париж, фотография, Королева червей, Роберт де Монтескью , Вторая Французская империя, тщеславие, Вирджиния Олдоини

Графиня в загробной жизни | Странные цветы

Лицо скульптурного качества, с внушительными пропорциями, четкими линиями и жесткими плоскостями, в котором пышный и широкий лоб привлекал мой взгляд и удерживал его, как фокус света… что меня поразило в этом слепке из черт лица в эту стремительную минуту и ​​память, которую она оставила мне о них, было то, что оно казалось не столько сверхъестественным, сколько сверхчеловеческим, почти лишенным секса; что с тем же успехом можно было принять его за великого человека, прославленного капитана или знаменитого поэта.

– Роберт де Монтескью, Божественная графиня

Святых обычно поминают в день их смерти. Потому что в тот день, когда документы после жизни оформлены и кандидат подтверждает, что он находится в компании Сами-Знаете-Кого, это когда они действительно приступают к работе: слушают молитвы, ходатайствуют, принимают участие в видениях.

Графиня де Кастильоне стала эстетическим божеством в этот день в 1899 году, и у нее была беспокойная загробная жизнь, ее наследие богато темным гламуром и многослойным смыслом для эпохи одержимости изображениями, такой как наша.Потому что, в отличие от большинства святых, она приложила большие усилия, чтобы создать свою собственную иконографию, а также поставить картины, воссоздающие ключевые сцены ее жизни, и ее собственную агиографию. Сегодня создание собственного имиджа — это занятие, доступное любому, у кого есть учетная запись Facebook и цифровая камера; это явление, возможно, началось с графини во Франции Второй империи.

Вирджиния Олдоини родилась во Флоренции в 1837 году в почтенной аристократической семье. В 16 лет она вышла замуж за графа ди Кастильоне.Вскоре после этого графиня была отправлена ​​в Париж с миссией премьер-министром Италии графом Кавуром, чтобы выслужиться перед императорским двором, а в 1856 году она заполучила в любовники самого босса, Наполеона III.

К этому же году относится ее первое знакомство с относительно новым видом фотографии. Работая с фотографом Пьером-Луи Пьерсоном на протяжении почти 40 лет, она создала беспрецедентное количество работ, в которых она то изображала исторические личности, то в манере знаменитых картин, то просто томно лежала под пристальным взглядом камеры.Кастильоне считалась одной из величайших красавиц своего времени (хотя с опущенным ртом, острым носом и глазами с темными кругами больше наводили на бессонницу, чем на чувственное очарование, ее образ определенно соответствует ее времени). Но она ни в коем случае не была простой моделью; она определила костюмы и позы, и многие фотографии были раскрашены вручную в соответствии с ее требованиями. Вклад Пирсона сравнительно незначителен.

После покушения на жизнь императора, совершенного итальянскими агентами, но в котором она была совершенно невиновна, Кастильоне отошла от общественной жизни, расставшись с мужем и вернувшись в Италию, хотя в 1861 году она снова была в Париже и вскоре пользовалась имперской милостью. опять таки.

По мере того, как ее внешность начала увядать, Кастильоне снова отступила, и к концу своей жизни она редко покидала свою квартиру на Вандомской площади, чьи черные стены были лишены зеркал. Тем не менее она вернулась полусумасшедшей на несколько последних сеансов с Пирсоном перед своей смертью в 1899 году.

Компания, которую Кастильоне оставил после смерти, дает вам некоторое представление о ее личности. Прежде всего, это были эстеты-нарциссы, которых привлекал ее культ и которые видели в ней свое отражение; трех примеров будет достаточно, чтобы проиллюстрировать этот тезис.

Главным среди претендентов был поэт граф Робер де Монтескью. Начальная цитата описывает его мысли, когда он увидел графиню в гробу; обратите внимание на его предположение о том, что ее черты вполне могут быть чертами «известного поэта». Несмотря на пару близких звонков, Монтескью так и не увидел Кастильоне в жизни, но его одержимость ею стала всепоглощающей и вылилась в книгу «Божественная графиня » в 1913 году. Тем временем он собрал огромное количество ее реликвий, и большинство необыкновенных картин, которыми мы восхищаемся сегодня, когда-то принадлежали ему.Он также подражал художественному подвигу Кастильоне своими постановочными фотографиями. Граф многое заимствует у своей любимой графини: исторический костюм, перевоплощение в литературных персонажей, ручную раскраску.

босоногая графиня

Потом была маркиза Казати; большая часть Кастильяны, не схваченная Монтескью, кажется, попала в ее руки. Живя во дворце, где когда-то жил Монтескью (колеса в колесах…), Казати необычайно отождествляла себя со своей соотечественницей и в 1924 году появилась на балу в Париже в образе графини в костюме, сшитом Эрте.

Наконец, была Ганна Вальска, чью оперную карьеру мы недавно рассмотрели и которая также случайно заказала Эрте единичные пьесы (…в колесах…) и купила большинство фотографий Кастильоне, принадлежавших Монтескью (…в колесах) . Она также сыграла графиню в мюзикле 1929 года, основанном на ее жизни в Театре Елисейских полей, который заботливо купил для нее ее муж Гарольд Маккормик.

«Она скорее ушла в себя, чем в Бога», — сказал Монтескью о графине.И в загробной жизни женщина, которую он назвал «кармелиткой своей красоты», продолжает вызывать бессмертное очарование своими вечно неотразимыми портретами.

Завтра: Графиня в кинотеатре

Нравится:

Нравится Загрузка…

Графиня де Кастильоне: Очарование…

Представлено: Семейный фонд Джо Оргилл для выставок

Организатор: Dixon Gallery and Gardens

В 1854 году шестнадцатилетняя новобрачная по имени Вирджиния Олдоини Верасис (1837–1899) приняла титул графини Кастильоне и сделала это новое имя своей собственной личностью.Великая красавица, grande horizontale и любовница Наполеона III, графиня была знаковой фигурой гламурной Второй империи. В эпоху, когда средний человек мог быть сфотографирован один раз в жизни, графиня заказала более 400 своих снимков парижскому студийному фотографу Пьеру-Луи Пьерсону и другим. Она потратила большую часть своего состояния, даже влезая в долги, на это творческое предприятие.

Countess de Castiglione: Очарование творческого погружения в себя содержит более тридцати из этих фотографий, окружающих редкий терракотовый бюст графини Dixon Gallery and Gardens 1864 года работы французского скульптора Альберта Эрнеста Каррье-Бельеза (1824–1887).Расширяя эту концепцию женской творческой саморепрезентации, выставка также включает в себя работы четырех выдающихся художниц двадцатого века, разделявших склонность графини к самоанализу: Синди Шерман (р. 1954), Франчески Вудман (1958–1981), Джиллиан Ношение (1963 г.р.) и Никки Ли (1970 г.р.). Сама графиня одержимо записывала раннюю красоту слишком поздно, оставив после себя важный объем работ, который продолжает вдохновлять художников и сегодня.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.