Кадрирование: Как правильно кадрировать фотографии. 5 важных моментов

Содержание

Как правильно кадрировать фотографии. 5 важных моментов

Стиль фотографа-портретиста определяет не только то, как он работает со светом, какой выбирает объектив для съемки или как именно обрабатывает конечные файлы. Важное место в его работе занимает кадрирование, ведь обрезка изображения может оказаться решающим фактором при создании конечного впечатления, которое будет производить это фото на зрителя.

Фотографию рекомендуется обрезать на уровне талии модели, середины бедра или же ниже ее колен, через предплечье или верх головы. Если в конечном варианте вы собираетесь обрезать талию, лучше попросить модель поднять руки, чтобы в итоге не пришлось их обрезать тоже

«Изучайте правила, как профессионал, чтобы после этого вы могли нарушать их, как художник», — говорил испанский и французский художник Пабло Пикассо.

Не рекомендуется кадрировать изображение на уровне любого сустава модели, будь то пальцы, колени, локти или запястья.

К тому же не следует обрезать подбородок при портретной съемке — так вы заставите модель выглядеть неуклюже и довольно странно

Существует несколько основных правил кадрирования портретных снимков. У многих фотографов уходит много лет проб и ошибок, чтобы выделить их для себя и досконально изучить. Эти правила имеют огромное значение для визуального воздействия, которое будут оказывать в дальнейшем портреты на потенциального зрителя.

Обязательно следует помнить, что во всех правилах есть свои исключения. Мир искусства давно бы просто рухнул, если бы его правила постоянно не проверялись и вновь не нарушались — ведь в этом вся суть творчества. Пабло Пикассо, Джексон Поллак, Винсент Ван Гог — примеры тех художников, чьи стили разрушали все правила, описанные в учебниках по рисованию. В свое время над ними издевались, их буквально высмеивали коллеги и критики, а сегодня картины этих мастеров бесценны. Они смогли с легкостью нарушить правила живописи после того, как досконально изучили  каноны. Только так создается свой собственный стиль!

5 советов о том, как лучше всего обрезать портреты:

  • Кадрировать в процессе съемки, т.е.»внутри камеры»

Под кадрированием «внутри камеры» в основном подразумевают составление изображения сразу же точно в таком виде, какой нужно получить в результате, то есть кадр уже с обрезкой, вместо того, чтобы снимать «с запасом» или как-нибудь, а потом уже обрезать снимок при постобработке.

Для такого подхода есть две веские причины:

  • Изображения, обрезанные «внутри камеры», выглядят совершенно иначе, нежели те, которые были кадрированы при дальнейшей обработке в редакторе. Заполнение кадра и плотная обрезка означает, что вы создадите отличное размытие фона, которое устраняет любые возможные элементы заднего плана, отвлекающие зрителя, и сфокусирует внимания на самом объекте съемки.
  • Размер исходного файла остается первоначальным. Произвольно сфотографированное и после этого обрезанное изображение может составлять только определенную часть исходного размера файла, поэтому файл, который весил первоначально 30 МБ в качестве полноразмерного изображения, будет уменьшен до 3 МБ после кадрирования. Следует также учесть то, что полноразмерные изображения, в отличие от тех, которые имеют более низкое разрешение, будут иметь гораздо большую детализацию и резкость.

Запрещается! Обрезать фото на уровне суставов

Кадрирование по линии середины бедра обычно дает визуально более приятные результаты, чем обрезка кадра на уровне колена модели. Показывать только часть колена, где заканчивается платье или шорты, — также нежелательно.

Неверно 

Верно

Помимо этого существуют определенные позы для моделей, показывающие тело в более выгодном свете. Рекомендуется всегда искать способы представления модели, в которых бы части ее тела удлинялись, а не сокращались. Постарайтесь подчеркнуть лучшие стороны и скрыть или уменьшить недостатки своего объекта съемки.

Обрезка на уровне колен модели, ее талии, локтях, лодыжках, запястьях и т.д. может привести к тому, что модель будет выглядеть на фотографии крайне неуклюжей. А обрезка рук или ног приведет к тому, что человек вообще будет казаться квадратным или же визуально большим, чем есть на самом деле.

Располагайте глаза объекта съемки в верхней трети кадра и избегайте обрезки на уровне подбородка модели

Плохое кадрирование

Хорошее кадрирование

Рекомендуется располагать камеру таким образом, чтобы глаза попадали в верхнюю треть кадра, так как это наиболее гармонично воспринимается зрителем при просмотре снимка. Также никогда не следует обрезать подбородок человека в кадре, иначе будет создаваться впечатление, что вы снимали крайне невнимательно, к тому же такая обрезка, опять-таки, выглядит неуклюже.

В примере выше окончательный снимок был обрезан очень плотно, потому что расположение рук выглядело несколько беспорядочно. В данном случае видно, что изображение кадрировано таким образом, чтобы глаза располагались в верхней трети кадра, отвлекая внимание от обрезанного плеча и пальцев рук модели. В итоге это оказался визуально самый «сильный» вариант.

Не ограничивайтесь лишь одним вариантом съемки

Взрыв популярности социальных сетей радикально изменил взгляд на съемку портретов. Раньше большинство портретов снималось в вертикальном варианте. Теперь при съемке нужно учитывать, что многие веб-ресурсы, платформы социальных сетей используют не только вертикальные и горизонтальные изображения, но также размещают квадратные кадры. Можно начинать с вертикальных портретных снимков, а затем поворачивать камеру уже для съемки горизонтальных кадров.

Один из вариантов позиционирования вашей модели может заключаться в заполнении левой или правой половины трети кадра. Это сделает портрет более интересным и визуально более динамичным.

Вы никогда не знаете, где окончательное изображение может оказаться через некоторое время, поэтому нужно продумывать это и учитывать все возможные исходы заранее. Всего пара минут пойдет на то, чтобы снять немного шире, горизонтально и вертикально в конце каждой настройки.

Кадрируйте так, как вы чувствуете и интуитивно считаете правильным

На пути к поиску собственного стиля используйте эти советы в качестве отправной точки. Начните с полноразмерного портрета и сначала кадрируйте с использованием традиционных правил. Позже пробуйте их нарушать, после чего анализировать полученные снимки и уже потом решать, какой способ вам больше приходится по душе.

Создавайте собственный стиль фотографии через эксперимент — каждая модель, место съемки или же просто поза, всегда будут разными. Ни в коем случае не бойтесь их комбинировать и пробовать что-то новое. Единственный вопрос, который стоит себе задавать в процессе кадрирования, заключается в том, выглядит ли результат обрезки как ошибка или как задумка автора.

Иногда, следуя правилам кадрирования «буква в букву», можно лишить портреты души и какой-либо интриги. Может быть, однажды вам вообще захочется создать серию портретов, которые были бы в визуальном диссонансе. Это один из способов вызвать эмоциональную реакцию у зрителя, фотографии оставят свой след в памяти.

Чем больше вы будете снимать, тем лучше вы начнете интуитивно чувствовать, какой кадр будет выглядеть правильно. Для большей уверенности просто не поленитесь сделать несколько вариантов фотографии и сравните их.

А как любите обрезать свои портреты вы? Нравится ли кадрировать в процессе съемки или при постобработке?

Учебник. Кадрирование изображений в Adobe Photoshop.

Кадрирование изображений в Adobe Photoshop

В редакторе Adobe Photoshop изображение может быть обрезано с помощью инструмента Crop или команды Crop.

Для того чтобы обрезать изображение с помощью инструмента Crop, необходимо выполнить следующие действия:

  • Шаг 1. Выбрать на Панели инструментов инструмент Crop или нажать клавишу C.
  • Шаг 2. Подвести курсор мыши к точке на изображении, где предположительно будет находиться один из углов области кадрирования, и нажать левую кнопку мыши.
  • Шаг 3. Переместить курсор по диагонали, продолжая удерживать левую кнопку мыши нажатой.
  • Шаг 4. Отпустить кнопку мыши. На изображении появится рамочка с восемью квадратными маркерами вокруг области, которая будет сохранена. Область кадрирования можно перемещать, изменять размеры и вращать.
    • Для перемещения области кадрирования целиком необходимо подвести курсор мыши внутрь области, нажать левую кнопку мыши и, продолжая удерживать кнопку нажатой, выполнить перетаскивание.
    • Для изменения размеров кадрируемой области необходимо подвести курсор мыши к одному из квадратных маркеров, нажать левую кнопку мыши и выполнить перетаскивание. Если перетаскивать курсор мыши с нажатой клавишей
      SHIFT
      , то размеры кадрируемой области будут изменяться пропорционально.
    • Для вращения области необходимо подвести курсор мыши к одному из угловых маркеров за пределами рамки и выполнить перетаскивание.
  • Шаг 5. Нажать клавишу ENTER (Return на Macintosh) или щелкнуть по кнопке на панели Options для того чтобы выполнить операцию кадрирования. Для отказа от операции кадрирования необходимо нажать на клавишу ESC или на кнопку на панели Options.

Для того чтобы обрезать изображение с помощью команды Crop, необходимо выполнить следующие действия:

  • Шаг 1. Выбрать на Панели инструментов инструмент Rectangular marquee/Прямоугольное выделение.
  • Шаг 2. Выделить на изображении прямоугольную область (см. Инструменты выделения в Adobe Photoshop).
  • Шаг 3. Выбрать в меню Image команду Crop.

 

Facebook

Twitter

Вконтакте

Pinterest

Кадрирование и формат снимка

Фотографирование не завершается спуском затвора. Впереди решающий лабораторный этап: обработка негатива и позитива. Oт этого процесса в значительной степени зависит художественное качество произведения.

Люди, не искушенные в тонкостях техники фотографии, немало удивились бы, увидев полюбившиеся снимки в их первозданном виде. Сколько лишнего и несущественного включают кадры перед тем, как стать законченными работами. Да это и понятно. Далеко не всегда удается получить портрет, безупречный по композиции светотональному рисунку.

Подготовленную съемку осуществляют обычно длиннофокусными объективами, в противном случае лицо человека, снятое даже на близком расстоянии, не заполнит кадра сполна. Мелкое изображение приходится увеличивать при печатании, а отпечаток, соответственно, обрезать, или, как говорят, кадрировать.

 

 

 

Карел Гаек. Черная мадонна 

 

 

Слишком большое увеличение, разумеется, не прибавляет снимку ни технических, ни художественных достоинств. К тому же его может испортить крупное зерно. Вот почему некоторые мастера портрета предпочитают работать широкоформатными камерами.

Другое дело репортажная съемка. Тут поневоле приходит использовать небольшую часть кадра, прибегая к большому увеличению. Скажем, требуется выделить из снимка толпы голову или фигуру человека, которого не удалось сфотографировать отдельно. Последующее «вытягивание» отдельных участков негатива тоже не беспредельно: рискуешь потерять сочность и контрастность тона.

Итак, замысел не всегда совпадает с исполнением. Порой не успеваешь установить по видоискателю границ будущего кадра. Уж очень хотелось схватить интересное, неповторимое движение человека… Пленка проявлена, и на ней видишь подробности, не имеющие отношения к сюжету. Тут, разумеется, неизбежно кадрирование и дополнительное увеличение.

По условиям съемки возможны невольные ошибки построения. Их надо исправлять последующим кадрированием. Однако ее сюжет не организован в своей основе, то и кадрирование не поможет: снимок «рассыпется» на части.

 

 

Г. Мирошниченко. Портрет 

 

 

Читатели, вероятно, встречали в фотоучебниках иллюстрации, прочерченные пунктиром или сплошными линиями. Эти графические поправки имеют целью подсказать варианты более удачного кадрирования. Далеко не всегда удается безупречно заполнить поле стандартной пластинки или пленки. Влияние ее формата особенно заметно при съемке человека в рост. На отпечатке остается излишек с боков, который необходимо срезать. Опыт показал, что при кадрировании следует иметь небольшой проверочный снимок, повторяющий негатив. По такому образчику сверяют увеличенные отпечатки во время их обрезки.

Ни один вид фотографического изображения не зависит так от завершенности формального решения, как портрет. В пейзажах и жанровых сюжетах легче обнаружить типовые ошибки композиции (два зрительных центра, лишняя площадь, перегрузка подробностями и прочее). Не то — головной портрет, являющийся изображением крупного плана и потому лишенный предметных аксессуаров. Здесь нельзя установить какие-то нормы кадрирования. Смелый обрез или, напротив, широкие «пустые» поля — также становятся выразительным приемом.

Словом, без кадрирования не обойтись во многих случаях. И все же «композиция ножницами» должна служить вспомогательным средством, но никак не основным. В фотоискусстве также действует пресловутое «чуть-чуть» — неизменный контролер чувства меры.

Обратите внимание на снимок чехословацкого фотомастера Карела Гайека «Черная мадонна». Перед нами образ величавый, торжественный и в то же время трогательный. Он близок каждому своей вечной человеческой темой материнской любви. (В этом его идейное родство с работой А. Виханского «Мать».) Но что особенно усиливает впечатление? — Необычайно емкая композиция, умело найденные границы обреза. Осторожность, с какой убраны верхний край платка и часть уха ребенка, свидетельствует о художественном такте автора…

Примером удачного кадрирования можно считать и работу фотолюбителя Г. Мирошниченко. Лицо дано крупным планом. Композиция основана на сопоставлении двух разных по тональности плоскостей. Фон сохранен в той части снимка, куда направлен взгляд портретируемого.

Даже такой элементарный прием, как кадрирование головы с наклоном, уже оживляет фотографию. Чем выразителен, например, снимок В. Мишина «Старый» геолог»? Не только боковым освещением, мягко рисующим объемную форму лица, но и размещением головы по диагонали кадра.

 

 

В. Мишин. «Старый геолог» 

 

 

Преодолевая шаблоны построения, надо помнить также, что решающим условием всегда остается содержание, а не формальные показатели. Можно безукоризненно вписать фигуру или голову человека в двухмерную плоскость прямоугольника и все же не создать впечатляющего образа…

Как уже отмечалось, фотографию долго относили к искусству малых форм. С прогрессом техники больших увеличений подобный взгляд изжил себя. Многократно, увеличенный отпечаток позволяет получать снимок — картину, снимок — плакат. В этой связи приобретает новое значение и формат изображения.

Формат, то есть соотношение сторон снимка, — существенный фактор. Он тоже воздействует на зрительное впечатление и, следовательно, на понимание сюжета. В свое время даже рекомендовали «наивыгодные» для восприятия форматы: к ним относили снимки со сторонами в пределах 0,88-1,48. Указанное условие несомненно следует учитывать в работе над позитивом, но не обращать его в догму. Иногда и малоупотребительный формат способен активизировать внимание хотя бы в силу своего редкого применения.

Распространенные соотношения сторон негатива, вызванные стандартными пропорциями пленочного кадра, несколько притупляют восприятие зрителя. Поэтому фотомастер должен всемерно разнообразить форматы отпечатков

Фотопортрет — изображение, тяготеющее к прямоугольнику, удлиненному по вертикали. Это не означает, что не могут или не должны применяться иные форматы. Напротив, остается пожалеть, что теперь почему-то редко встречается квадрат, круг и вовсе игнорируется овал, столь распространенный в прошлом. (Кстати сказать, один из лучших фотопортретов И. С. Тургенева работы профессионала M. M. Панова сделан именно в овале.)

Не случайно мастера классической живописи придавали большое значение формату своих полотен. В этом они руководствовались соображениями композиционной выразительности.

«Вгонять» сюжет в шаблонный размер — значит отказываться от поисков. Преимущественное обращение к прямоугольнику пытаются оправдать требованием полиграфической техники (если снимок рассчитан на воспроизведение в прессе). Едва ли это убедительно. Разве газетная полоса не выигрывает от перебивки текстовых колонок снимками смешанной конфигурации?

При кадрировании портретного снимка все же необходимо считаться с жанровой особенностью изображения. Чем выше и уже формат отпечатка, тем тоньше и длиннее кажется изображенная фигура. И наоборот: уширенный и сплюснутый по высоте кадр полнит фигуру и лицо.

 

 

В. Замыцкий. Ткачиха Е. Маркова за работой 

 

 

Если при съемке человека в полный рост приходится прибегать к вертикально вытянутому прямоугольнику, то погрудный и головной портреты (не говоря о жанровых сюжетах) тяготеют к противо положному построению — по горизонтали.

Вспомните известный снимок «… рапортовать Отчизне». Первый советский космонавт Ю. Гагарин идет по ковровой дорожке почета доложить партии и правительству об успешном завершении полета. Разве не тема предрешила горизонтальное построение кадра? В этом снимке не срежешь и сантиметра. Скорее согласишься его удлинить в сторону движения фигуры, чтобы подчеркнуть психологическую напряженность триумфальной встречи.

Теперь сравним два репортажных снимка — «Ритм труда» Н. Маторина (Москва) (Этот снимок на международной выставке «Интерпрессфото-1960» удостоен серебряной медали) и «Ткачиха Екатерина Маркова» В. Замыцкого (Ярославль). Обе работы совершенно тождественны по теме и сюжету. Как же они решены?

В первом снимке акцент сделан на самой фигуре ткачихи, как бы вплетающейся в фон. Серебряные нити, освещенные солнцем, контрастирующие с профильным изображением, создают эффектную по рисунку композицию. В изяществе и легкости движения молодой работницы мы чувствуем атмосферу труда. Чуть наклоненная фигура — смысловой центр кадра, организующий его построение, а значит, и формат (вертикальный).

Во втором снимке более подчеркнута сама производственная обстановка. Здесь ритм движения создают горизонтали — широкий размах рук ткачихи и длинные натянутые нити, уходящие за рамку кадра. Сюжет подсказал единственно возможный в данном случае формат — горизонтальный. Всякий другой был бы тут неуместен.

Никакое изобразительное решение не возникает по прихоти автора, если только он озабочен точно выразить тему.

Фотокорреспондент «Огонька» Я. Рюмкин летом 1960 года побывал в гостях у Михаила Шолохова в станице Вешенской. Фотожурналист, конечно, не мог не знать о работах многочисленных предшественников, снимавших писателя. Предстояло, следовательно, сделать что-то новое и безусловно по-своему. И надо сказать, опытному мастеру это вполне удалось. В иллюстрированных изданиях прошла серия его запоминающихся фотографий, дополнивших наши представления о жизни и труде выдающегося советского писателя.

Активный общественный деятель, борец за мир и, наконец, трудолюбивый, талантливый художник слова — таков Михаил Шолохов. Но как это отразить в репортажном снимке? Очевидно, какой-то зримой деталью, ярко характеризующей неутомимую деятельность известного человека. И вот она подмечена: стол, заваленный ежедневной почтой, приходящей со всех концов земли.

 

 

 

Я. Рюмкин. М. А. Шолохов за работой 

 

Верно найденный сюжет определил композицию, а с нею и формат снимка. Кадрирование с предложенным соотношением сторон в данном случае наиболее оправдано. В снимке нечего ни убавить, ни прибавить. Если расширить его по высоте — пропадет впечатление огромного потока рукописей и корреспонденции, почти скрывающих за собой склоненную фигуру писателя. Фотография не нуждается в подписи. Она разъясняет себя самим построением.

Наряду с форматом не меньшее значение имеет размер снимка. Опытные профессионалы знают, как важно найти величину отпечатка. Каждый сюжет требует своего размера.

Для рассматривания снимков обычного размера наилучшим расстоянием считается 25 см. Сверхувеличенная фотография требует, конечно, другой, дальней дистанции наблюдения.

 

 

 

Н. Маторин. Ритм труда 

 

 

Надо считаться и с планами изображения. Фотопортрет крупного плана не нуждается в чрезмерных размерах, тогда как портретная композиция, основанная на атрибутике, только выигрывает от увеличения. Это убедительно показали сверхувеличенные работы английской фотохудожницы Иды Кар, экспонировавшиеся на ее персональной выставке в Москве.

Можно привести немало других примеров, и каждый будет подтверждать, что формат и размер снимка являются важным показателем соответствия формы и содержания произведения.

 

 

 

Понравилась статья? Отправьте автору вознаграждение:

4.4. Кадрирование

4.4. Кадрирование

Рисунок 14.126. Инструмент кадрирования

Инструмент кадрирования используется для отрезания частей изображения или слоя. Этот инструмент обычно используется для удаления краёв или ненужных областей для работы над главными частями изображения. Он также полезен, когда нужно получить изображение определённого размера.

Для использования инструмента нажмите внутри изображения и определите передвижением мышки прямоугольную область до отпускания кнопки. При нажатии появится диалог, который покажет размер кадрируемой области и позволит провести разные операции. Чтобы изменить размер, двиньте углы области или измените значения в диалоге. Кадрирование выполняется нажатием внутри изображения или нажатием кнопок Кадрировать или Изменить размер в диалоге. Внешняя область может быть затемнена, чтобы лучше увидеть, как будет выглядеть результат. Чтобы окончить кадрирование, нажмите внутри прямоугольника кадрирования или нажмите клавишу Ввод.

Когда значок указателя мыши принимает форму перекрещенных стрелок, вы можете использовать клавиши-стрелки на клавиатуре для перемещения кадрирующей рамки. При удержании нажатой клавиши Shift шаг перемещения будет увеличен до 25 точек растра.

Для точного определения области кадрирования можно использовать направляющие. Убедитесь, что напротив пункта меню → стоит флажок.

Примечание

В статусной строке отображается соотношение сторон:

4.4.1. Активация инструмента

Инструмент можно вызвать несколькими способами:

  • через меню изображения → → .

  • щелчком по значку инструмента в панели инструментов,

  • либо с помощью комбинации клавиш Shift+C.

4.4.2. Клавиши-модификаторы (по умолчанию)

Если продолжать нажимать на прямоугольник кадрирования, уголки исчезнут и

  • удерживание нажатой клавишу Ctrl переключит состояние параметра Рисовать из центра,

  • удерживание нажатой клавишу Shift переключит состояние параметра Фиксированно.

4.4.3. Параметры инструмента

Рисунок 14.127. Параметры инструмента «Кадрирование»

Обычно параметры инструмента отображаются в панели, присоединенной к панели инструментов, как только вы активируете его. Если их там нет, вы можете перейти к этой панели, выбрав в меню пункт → → .

Только текущий слой

При выборе этого параметра будет откадрирован только активный слой.

Разрешить наращивание

Этот параметр позволяет выводить кадрирующую рамку за пределы изображения (или слоя) и даже холста. Таким образом вы можете менять размер изображения. Если за пределами текущего слоя нет данных, добавленная часть будет содержать прозрачность.

Рисунок 14.128. Пример использования параметра «Разрешить наращивание»


Рисовать из центра

При выборе этого параметра прямоугольник кадрирования расширяется от первой нажатой точки, принимая её за центр расширения. Это поведение можно отключить нажатием клавиши Ctrl во время рисования прямоугольника кадрирования.

Фиксированно

Этот параметр активируется при нажатием клавиши Ctrl во время рисования прямоугольника кадрирования. Он позволяет сохранить ширину, высоту или пропорции между ними:

  • Соотношение сторон: используемое по умолчанию значение. При рисовании прямоугольника кадрирования сохраняется соотношение между шириной и высотой.

  • Ширина / Высота: только ширина или высота останется фиксированной. Значение выбранного измерения можно ввести в текстовое поле ниже; по умолчанию оно равно 100 точкам растра.

  • Размер: ширина и высота останутся постоянными. Их значения можно ввести в поле ввода ниже, к примеру, «150×100». Прямоугольник кадрирования примет этот размер при щелчке по изображению. Две кнопки справа позволяют выбрать формат прямоугольника: Альбом (по ширине) или Портрет (по высоте).

Позиция

Эти поля ввода показывают позицию (слева — по горизонтали, справа — по вертикали) верхнего левого угла прямоугольника кадрирования в режиме реального времени. Позицию также можно изменить вручную. Единица измерения по умолчанию — точки растра, но её можно поменять на другую из раскрывающегося списка px. Начало координат находится в верхнем левом углу холста (не изображения).

Размер

Эти поля ввода показывают размер (слева — по горизонтали, справа — по вертикали) прямоугольника кадрирования в режиме реального времени. Размер также можно изменить вручную. Единица измерения по умолчанию — точки растра, но её можно поменять на другую из раскрывающегося списка px.

Затемнить невыделенное

Этот параметр включает и выключает затемнение области за пределами прямоугольника кадрирования.

Непрозрачность тёмной области можно настроить с помощью курсора Непрозрачность подсветки.

Направляющие

Все виды направляющих описаны в разделе Раздел 2.2, «Прямоугольное выделение»

Автосокращение выделения

Кнопка автосокращения постарается найти границу а активном слое, от которой устанавливать размер. Этот параметр хорошо работает только с отдельными объектами, контрастирующими с фоном.

Рисунок 14.129. Пример «автосокращения»


Во всех слоях

Этот параметр работает одинаково вне зависимости от того, используется ли автосокращение выделения. Если параметр включен, используется информация о точках растра со всех видимых слоев, а не только активного слоя.

Кадрирование. Советы Майкла Фримана. Часть 1.

Кадрированием называют оптимальный выбор точки, ракурса и направления съёмки, при котором внимание акцентируется на самой важной части кадра. Сегодня мы рассмотрим правила кадрирования, которых придерживается известный британский фотограф Майкл Фриман.

Легендарный фотограф Анри Картье-Брессон был уверен, что кадрировать допускается строго только в процессе съёмки, и уже сделанный кадр никоим образом изменять нельзя. Сегодня, когда многие фотокамеры оснащены ЖК-дисплеями, и практически каждый фотограф владеет программами по обработке изображений, кадрировать изображения стало гораздо проще — не во время съёмки, а преимущественно при постобработке.

Ворота в сад, провинция Цзянсу, Китай. Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

Многие известные профессионалы солидарны с точкой зрения классика. Путешественник, фотограф, автор большого числа учебных пособий по фотографии Майкл Фриман делится со всеми фотолюбителями следующими советами по кадрированию.

Кадрирование в воображении и на мониторе

По мнению Фримана, кадрирование цифровой фотографии, предлагает огромный простор для фантазии автора, поскольку позволяет уже созданному изображению придать совершенно новый, незапланированный вид. При съёмке вы могли планировать сделать общий пейзаж, а при просмотре кадров — выделить, например, одиноко стоящий дом с деревом.

При кадрировании картинки важно помнить о сжатии: поэтому лучше, если брать за основу снимок высокого разрешения. Увлечение кадрированием готовых изображений может привести к тому, что при съёмке фотограф перестанет думать о расположении объектов съёмки.

«Важно не думать о кадрировании как о панацее от недостатков композиции или о поводе быть небрежным при съёмке»

На этой фотографии мы видим, что лидирующим объектом является автомобиль. При этом размещение линии подъезда с вывеской отеля очень позволяет удачно выстроить кадр, придав ему объём и глубину.

Rolls Royce у отеля Peninsula, Коулун, Гонконг. Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

Продумывайте, что вы хотите показать в кадре

Возьмём для примера эту фотографию макового поля (поместье Bouches-du-Rhone, Франция). Главный объект кадра здесь — не раскидистое дерево с ярко-зелёной листвой, а именно маки. При этом Майкл посчитал нужны включить в изображение дерево и проглядывающий за ним дом, а не просто поместить в кадр только маковое поле.

Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

В итоге — перед зрителем предстаёт картина цветущих маков в непосредственной близости от жилья.

Вертикальное кадрирование

Кадрирование по вертикали, по мнению Майкла Фримана, нуждается ещё в большей внимательности. Чтобы зритель мог наблюдать, как «взаимодействуют» и соотносятся между собой различные элементы композиции, фотограф должен уметь их выделять.

Замок Bouillon, Бельгия. Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

На этом примере мы видим удачное кадрирование как в плане выделения главного объекта — замка, так и в плане представляения местности в целом: два лидирующих цвета — жёлтый и зелёный, дорога в центре кадра, мост, отражение замка в воде, и жилые дома на заднем плане, — всё это создаёт целостное впечатление от увиденного и позволяет автору усилить выразительность пейзажа и показать его одновременно в нескольких ракурсов.

Дворец Джайсалмер, Раджастан, Индия. Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

Как говорит Фриман, даже при съёмке единственного объекта приходится выбирать из двух вариантов: «Нужно немедленно решить: приблизиться ли, чтобы объект заполнил весь кадр, или отдалиться, чтобы стало видно то, что его окружает».

Город Шаспьер, Бельгия. Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

Факторы выбора главного объекта в кадре

При определении главного объекта съёмки фотограф должен продумать, прежде всего, информационное содержание фотографии.

Античный медный чайник из коллекции Яна Чжэнь Жуна, Дали, Китай.
Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

Чем крупнее объект съёмки, тем больше его деталей можно показать. Интересный, необычный объект должен занимать главное место в кадре. Это касается кадров редких животных, растений, сувениров, и, конечно же, портретов. Особенно — представителей разных национальностей.

72-летний житель провинции Юньнань, Китай. Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

Мысленно спрашивайте себя: что именно вы намерены показать зрителю? Можете сравнить две похожих фотографии долины Дималу (Китай):

Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

Очевидно, что здесь автор хотел обратить внимание на горы и туман.

Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

А в этом кадре присутствуют дома. Что значительно меняет зрительское восприятие.

Другой фактор — отношения между объектом и его окружением. При внестудийной съёмке фон очень важен. Именно обстановка указывает на масштаб главного объекта, сообщает дополнительные сведение о его деятельности.

Субъективные отношения между зрителем и объектом, которые намерен подчеркнуть фотограф, также имеют большое значение. Если перед фотографом стоит задача произвести особенное впечатление, то следует расположить объект на всей площади снимка.

Грузовик во время дождя на шоссе недалеко от Торонто, Канада. Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

Здесь на первый план по важности выходят технические нюансы — окончательный размер фотографии, фокусное расстояние объектива. Крупный объект во весь кадр, как правило, всегда оказывает сильное воздействие на зрителя.

Японская макака, Нагано, Япония. Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

Важную роль играет соотношение формы объекта и формата кадра. Форма объекта может не совпадать с форматом фотографии. Рискованно размещать края объекта у самых границ фотографии. Небольшая свободная траектория вокруг объекта для свободного движения взглда должна быть всегда. Взгляд зрителя не должен чувствовать ограничения.

Тадж-Махал на восходе Солнца, Индия. Источник — http://www.michaelfreemanphoto.com

О других правилах кадрирования мы поговорим в следующей части статьи.

Правила кадрирования портрета — тайные фишки и приемы

Как кадрируют фотографию профессионалы и новички

С необходимостью кадрирования фотографий сталкиваются и начинающие, и опытные фотографы. Если новички обычно руководствуются своим вкусом, то профессионалы – базовыми правилами кадрирования. Попробуйте воспользоваться ими и вы! Это поможет избежать ошибок, а также сделать фотографию более выразительной. В статье мы расскажем вам об основных нюансах обрезки фото, а также о «ФотоМАСТЕРЕ» — программе, в которой можно быстро и качественно кадрировать абсолютно любое изображение.


Зачем кадрировать фотографию?

Первая и, пожалуй, самая главная польза кадрирования заключается в том, что с его помощью вы можете превратить практически любую групповую фотографию в портрет конкретного человека. Функция пригодится и в том случае, если в кадре присутствуют предметы, перетягивающие на себя внимание зрителя. Если они находятся рядом с границами, то просто обрежьте фото и проблема будет тут же решена.

Также с помощью кадрирования вы сможете сделать акцент на определенной детали, которая на исходном снимке терялась, сливаясь с остальными предметами. Например, это могут быть глаза или губы модели, а также различные аксессуары – яркие заколки, сережки или любые другие предметы.

5 золотых правил кадрирования портрета

Помните, кадрирование не должно портить фотографию. Оно должно улучшать её и делать более выразительной. При создании портретных фотографий всегда фокусируйтесь на глазах модели. Именно они являются центром вашей работы. Если портрет в полный рост, то акцент стоит сместить на талию.

Не обрезайте макушку, а также локти и кисти рук, если те фигурируют в кадре. Это смотрится небрежно и очень сильно портит фотографию. Сравните два варианты обрезки снимка:

Если в кадре есть какое-то движение, то обязательно оставьте для него место. В частности это относится к взгляду: проследите за тем, чтобы он не упирался в край фото, как на первом из представленных фото:

Не кадрируйте тело по суставам. В случае с коленями, к примеру, лучше обрезать фото либо чуть выше, либо чуть ниже. В противном случае снимок приобретет нелепый вид.

Следить за равновесием на фотографии. Не оставляйте большие пустые фрагменты — лучше сосредоточьтесь на модели. При кадрировании сдвиньте ее ближе к центру, тогда фото станет более уравновешенным.

Вы узнали все основные правила кадрирования портрета. А это значит только одно — настало время переходить к практике. Выберите фотографию и загрузите её в программу «ФотоМАСТЕР». На панели сверху кликните по разделу «Инструменты». Выберите в меню справа опцию «Кадрирование» и приступайте к работе!

Выберите опцию «Кадрирование» на панели справа

Шаг 1. Выберите сетку

Для вашего удобства в программу встроена подборка сеток, которые сделают процесс кадрирования фото максимально комфортным, быстрым и, самое главное, правильным. При работе с портретом лучше всего подойдут варианты «Золотое правило» и «Правило трех». Во время расположения фото ориентируйтесь на линии, находящиеся поверх изображения. Cнимок станет намного эффектнее, если глаза модели расположены на уровне верхней черты.

Если взгляд модели направлен в сторону, то постарайтесь расположить ее рядом с одной из крайних вертикальных линий. Фотография станет намного динамичнее и интереснее!

Установите подходящую сетку

Также можно использовать сетку «Диагональ». Этот принцип построения композиции хорош тем, что ведет взгляд зрителя через всю фотографию. При использовании этой сетки расположите все основные элементы на фотографии по диагонали. Например, от верхнего правого угла к левому нижнему:

Если вы хотите сосредоточить внимание зрителя на чем-то конкретном на портрете, то с задачей поможет справиться сетка «Золотая спираль». Она также присутствует в программе «ФотоМАСТЕР». Расположите в центре спирали фрагмент фото, на котором хотите сделать акцент. Например, в данном случае это переносица и глаза девушки:


Шаг 2. Настройте границы

При необходимости используйте готовые пропорции фото из каталога: 1:1 (квадрат), 16:9 (кино), 3:2 (iPhone), 4:3 (iPad), 5:4 и другие. Если вы хотите взять за основу изначальные пропорции, то просто выберите соответствующий пункт в списке, тогда программа автоматически создаст рамку специально под ваше фото. Руководствуясь правилами кадрирования фото, ухватитесь мышкой за подсвеченную область и передвиньте ее в нужное вам место.

Выберите подходящие пропорции и укажите место, которое надо оставить

Вы можете вручную менять размер рамки, добавленной поверх фото: просто потяните любую из линий в нужную вам сторону, тогда эта граница тут же будет скорректирована. Также вы можете повернуть фотографию. Эта функция пригодится в том случае, если на снимке завален горизонт и вам нужно его выровнять.

Меняйте размер рамки под свои нужды

Шаг 3. Сохраните изменения

Когда работа будет завершена, кликните по кнопке «Применить». Фотография будет мгновенно кадрирована. При необходимости вы можете скорректировать уже произведенную разметку: для этого не надо отменять внесенные правки, достаточно просто вновь вернуться в меню «Кадрирования» и внести желаемые изменения. Далее вы можете улучшить снимок: например, интересно будет смотреться стилизация портрета под ретро или рисунок.

Теперь вы легко сможете создать эффектный портрет. Ведь всё, что для этого нужно — установить на свой компьютер программу «ФотоМАСТЕР», кадрировать фотографию и улучшить ее с помощью других инструментов редактора.

Как правильно кадрировать изображение | Кадрирование

Разбираемся с общими вопросами кадрирования изображения.

Когда нужно кадрировать фотографию? На каком этапе лучше это делать? Какое соотношение сторон лучше выбрать?

Если коротко:

  • Снимайте всегда в родном для вашей камеры соотношении сторон.
  • Причинами кадрирования могут стать:
    • Заваленный горизонт;
    • Мусор (лишние объекты) в кадре;
    • Изменение ориентации изображения с альбомной на портретную, реже наоборот;
    • Изменение соотношения сторон изображения;
    • Более выразительноя компоновка кадра.
  • Для улучшения компоновки кадра можно опираться на правило третей, либо на правило золотого сечения.
  • Для начинающих существуют базовые правила кадрирования, особенно для кадрирования портрета.
  • Соотношение сторон может быть любым, но если речь идео о серии кадров, лучше придерживаться стандартных величин.
  • Стандартные величины (отношение ширины к высоте):
    • 3:2 (альбомн.) / 2:3 (портрет) (для большинства камер),
    • 4:3 / 3:4 (для камер Olympus и смартфонов),
    • 1:1 (квадрат),
    • 16:9 (HDTV),
    • 21:9 («кинокадр») подробнее о фишках данного формата,
    • далее идут панорамы, их ничто не ограничивает.
  • Несоблюдение стандартных величин приведет к прыгающим границам кадра при просмотре, а также к сложностям при выборе формата бумаги при печати.
  • Кадрирование уменьшит разрешение вашего изображения, не переусердствуйте.
  • При наличии свободного места по краям кадра можно дополнительно создать несколько версий фотографий с различным соотношением сторон для более удобного просмотра на разных устройствах.
  • Если необходимо убрать лишний объект из кадра, то вместо кадрирования можно попробовать замазать его, но в большинстве случаев это будет более трудоемко.

Если подрбнее:

Зачем нужно кадрировать фотографию?

Одним из рецептов удачного снимка является простой совет: уберите всё лишнее из кадра. Чем меньше визуального шума нас отвлекает от основного объекта, тем выразительнее воспринимается весь снимок. Проблема в том, что даже при студийной съемке часто сложно уследить за лишними объектами, к тому же, многие недорогие объективы искажают пропорции объектов ближе к краю кадра. Обе этих проблемы поможет решить кадрирование изображения.  Кроме того, обрезка изображения позволяет скорректировать смысловые центры изображения, что сделает кадр более гармоничным.

Кадрирование в фотоаппарате – это бесполезно

Начать стоит с того, что при съемке лучше ставить соотношение сторон родное для вашей матрицы (для Fujifilm это соотношение 3:2). Во всех остальных вариантах камера просто отрезает части уже сделанного кадра, подгоняя его под иные соотношения сторон, а терять ширину охвата кадра на этом этапе просто неразумно.

С чего начать

При разборе фотографий, в начале процесса редактирования, поместите фотографии, где есть проблемы с композицией и/или с заваленным горизонтом в отдельную папку. Вы можете быть удивлены, как некоторые кадры, которые выглядели «не очень» в стандартном соотношении сторон, в конечном итоге выглядят впечатляюще после правильного кадрирования.

После открытия изображения в графическом редакторе (пример – ниже) необходимо запустить инструмент Кадрирования (Crop). Первым делом стоит определиться, в каком соотношении сторон мы будем кадрировать изображение. Тут есть 3 варианта:

  1. Произвольный формат. Просто выделяем ту часть картинки, которая нам нравится, и настраиваем, более тонко перетягивая за границы и углы рамки.
  2. Кадрирование с заданным соотношением сторон. Для этого выбираем соотношение из стандартных в выпадающем списке на верхней панели инструментов, либо вводим желаемое сами. Первое значение – ширина, второе – высота. Это безразмерные величины, они задают соотношение сторон, не влияя напрямую на размер изображения.
  3. Кадрирование с сохранением соотношения сторон. Удобно, если нам некогда задавать принудительные параметры, либо мы их не знаем, но нужно отсечь часть кадра с сохранением пропорций. Для этого надо выделить изображение полностью, а кадрирование выполнять движением углов рамки с зажатой клавишой Shift.

Если необходимо выровнять горизонт – нажмите значок уровня на верхней палени инструментов при активированном инструменте кадрирования (прямоугольник с дугой из точек над ним). Всё что потребуется сделать дальше — найти горизонтальный, либо вертикальный объект на фотографии и удерживая кнопку мыши нажатой соединить две точки этго объекта которые должны находиться на одной горизонтальной, либо вертикальной оси. После этого изображение повернется, и на нем появится кадрирующая рамка, отсекающая повернутые углы. Обратите внимание, что выстраивая уровень (особенно по вертикальным объектам) следует учитывать искажения перспективы кадра, когда на снимке объект получается заваленным при удалении от центра кадра.

Чтобы выстроить композиционный центр кадра есть 2 подхода: правило третей, где смысловые акценты кадра расставляются в местах пересечения линий делящих изображение по третям,

либо можно воспользоваться инструментом Golden Ratio (Золотое сечение). В фотошопе выберите его из выпадающего списка, где по умолчанию отображается «Правило 1/3». В Lightroom для его использования из режима обрезки, нажмите «O», чтобы прокрутить все наложения, пока не найдете «золотое сечение», затем shift + O для прокрутки различных ориентаций.

Как выбрать соотношение сторон для кадрирования

При кадрировании стоит ориентироваться на то, на какой платформе и как оно будет просматриваться. Например, для Instagram идеальным соотношением сторон для портретного режима (в котором и ориентирована вся программа) будет 4:5 (соотношение 1080 x 1350 или 1: 1.25), альбомные снимки можно оставить без изменений, либо обрезать до квадрата. Для YouTube или для демонстрации фото по телевизору лучше всего подойдет соотношение сторон 16:9 (хотя некоторые в данном случае пользуются кинематографическим соотношением 21: 9, тогда на большинстве телевизоров сверху и снизу будут отображаться темные полосы, но это позволяет достичь большей выразительности кадра). Ниже – список стандартных пропорций изображения и областей их применения.

Стандартные величины (отношение ширины к высоте):

  • 3:2 (альбомн.) / 2:3 (портрет) – стандартное соотношение сторон кадра для большинства фотоаппаратов с матрицами APS-C, FullFrame, а так же для фотопленки. Такое соотношение сторон совпадает с пропорциями фотобумаги 15х10 и 21х14, что удобно при печати снимков.
  • 4:3 / 3:4 (для камер Olympus и смартфонов) – другое распространенное соотношение сторон кадра, характерно для матриц системы Микро 4:3 и многих смартфонов. Такое же соотношение сторон экрана имеют многие планшеты, например iPad.
  • 1:1 (квадрат) – Такой формат снимков выглядит очень выразительно и позволяет легко компоновать серии фотографий, получил широкое распространение с появлением Instagram, где долгое время был единственным возможным форматом для публикации. Так же фото с таким соотношением сторон выдавали многие модели Polaroid.
  • 16:9 (HDTV) — Примерами такого соотношения сторон могут служить все современные телевизоры и большиноство современных смартфонов. Представителями данного соотношения сторон являются экраны HD (1280×720), FullHD (1920×1080), UltraHD(3840 × 2160) и многие другие. Также есть похожий формат 16:10, это соотношение сторон экрана встречается на компьютерах Apple MacBook Pro многих поколений, а также на многих мониторах. Варианты разрешения таких экранов: 1280х800, 1920×1200, 2880×1080.
  • 21:9 («кинокадр») подробнее о фишках данного формата, этим соотношением обладают некоторые мониторы и «киноманские телевизоры», картинку такого соотношения сторон мы видим в большинстве кинотеатров. именно таким соотношением сторон обладает новомодный формат 4K (4096 × 3072)
  • далее идут панорамы, их ничто не ограничивает, кроме здравого смысла.

При этом совсем не обязательно ориентироваться только на способ просмотра изображений. Соотношение сторон во многом формирует восприятие кадра, его динамику, харизму. Главное в кадре – идея и выразительность, все остальные характеристики, будь то соотношение сторон, шумность и четкость изображения, баланс белого, ничего не значат по сравнению с хорошим сюжетом снимка. Панорамы же очень удобно печатать в фотокнигах на весь разворот, либо на крупном формате, и размещать на стене. Часто даже обычный кадр может заиграть новыми красками при кадрировании его до состояния панорамы. Зритель перестает воспринимать его полностью одним взглядом, а начинает читать его, останавливаясь подробнее на каждой детали.

Изменение ориентации снимка

Отдельно стоит остановиться на изменении ориентации снимка с альбомного на портретный. Часто, особенно в путешествиях, бывает так, что в кадр с удачно позирующим человеком попадает нежедательный объект, который портит большую часть заднего плана, либо фон сам по себе выглядит достаточно скучным. Спасти снимок можно кардинально обрезав его по краям тем самым сменив ориентацию кадра. Большинство современных камер имеет достаточное разрешение матрицы, чтобы после изменения ориентации снимка кадрированием получить достаточно качественную картинку. Так из исходного альбомного снимка 6000х4000 (24 МП) можно получить портретный снимок разрешением 2667х4000 (10,5 МП), что очень даже неплохо.

Правила кадрирования портрета

По съемке и кадрировании портрета есть 3 основных рекомендации:

  1. Оставьте место в направлении движения/взгляда модели (больше места чем в обратном направлении). При этом чем более ярко выражено движение, либо направление взляда, тем больше места для него должно оставаться.
  2. Не режьте кадр по суставам или около них. Это правило наглядно проиллюстрировано ниже. В противном случае конечность будет смотреться неестественно.
  3. Если вы не уверены, как лучше кадрировать портрет при съемке, просто отступите на шаг назад, тогда границы кадра можно будет поправить в редакторе и верно расставить акценты.

Помните, что все «Правила» условны

 Фотография – это в первую очередь творческий процесс, все правила тут носят рекомендательный характер. Например, правило третей. Логично сделать акцент на глаза при съемке портрета крупным планом. По правилу третей выходит, что для акцента на глазах их надо разместить на пересечении линий. При этом большинство портретов, размещенных в журнналах и на выставках, будут иметь отличную от «рекомендуемой» компоновку. Неправильную? Конечно нет! Экспериментируйте!


Цена фоторамки

— рамки от 39 долларов США

Искусство установлено на пьедестале, прикрепленном к мату-основе, обнажая края изделия.

*Требуется при обрамлении некоторых видов предметов и артов

*Требуется для некоторых типов объектов и артов

Необычный многослойный матовый уход.Отлично подходит для добавления школьных цветов к дипломам и выравнивания тонких художественных репродукций.

Персонализация

+5$–25$

Дополнения, помогающие рассказать историю того, что в кадре; латунные таблички, печатные матовые подписи и настраиваемые карманы для историй на спине.

Американские лиственные породы

+15-60$

Молдинги из твердых пород дерева с богатой натуральной текстурой, выращенные, высушенные и обработанные в АмерикеПросмотрите эти рамы

Simply Framed — нестандартные рамы, сделанные просто

  • Восстание Искусство

    Обрамление для интернет-галереи

  • Магазин блоков

    Обрамление для репродукций ручной работы

  • Остроумие и восторг

    Печать и индивидуальное обрамление для художественных репродукций, выпущенных ограниченным тиражом

  • Уэст-Элм

    Комплекты рам по запросу для дополнения ассортимента в магазине

  • Джейми Стрит

    Печать и нестандартное обрамление для художественной фотографии

  • Кейт Гольштейн

    Обрамление Black Label и полиграфия

  • Альт Саммит

    Коллекция из 60 работ участников конференции

  • Мезонет

    Эксклюзивная коллекция произведений искусства для магазина детских товаров

  • Джоанна Годдард

    Семейные фотографии для проектов дизайна интерьера

  • Детские распечатки плакатов

    Индивидуальное обрамление для трафаретной печати ограниченного выпуска

  • Идеальная книжная полка

    Обрамление для оригинальных иллюстраций и репродукций

  • МКА Денвер

    Индивидуальное оформление и консультирование по инициативе Octopus

  • Джейми Питт Миллер Дизайн

    Иллюстрированный алфавит для проекта дизайна интерьера

  • Банкетная мастерская

    Индивидуальное обрамление для трафаретной печати, выпущенной ограниченным тиражом

  • Типография Kisco

    Рамки Neon Max Plexibox для цветных репродукций

  • Ариэль Вей

    Принты и рамки для фотохудожника

  • Гражданство

    Ограниченное издание печати и рамок

  • Макс Вангер

    Печать и нестандартное обрамление для художественной фотографии

  • Хэмиш Робертсон

    Изготовление фотографии и художественной печати

  • Восстание Искусство

    Обрамление для интернет-галереи

  • Магазин блоков

    Обрамление для репродукций ручной работы

  • Остроумие и восторг

    Печать и индивидуальное обрамление для художественных репродукций, выпущенных ограниченным тиражом

  • Уэст-Элм

    Комплекты рам по запросу для дополнения ассортимента в магазине

  • Джейми Стрит

    Печать и нестандартное обрамление для художественной фотографии

  • Кейт Гольштейн

    Обрамление Black Label и полиграфия

  • Альт Саммит

    Коллекция из 60 работ участников конференции

  • Мезонет

    Эксклюзивная коллекция произведений искусства для магазина детских товаров

  • Джоанна Годдард

    Семейные фотографии для проектов дизайна интерьера

  • Детские распечатки плакатов

    Индивидуальное обрамление для трафаретной печати ограниченного выпуска

  • Идеальная книжная полка

    Обрамление для оригинальных иллюстраций и репродукций

  • Почему фоторамки такие дорогие?

    Путешествие во взрослую жизнь усеяно дорогостоящими неудобствами, которые необходимо преодолеть, чтобы считаться функциональным и ответственным взрослым.Эти неудобства включают в себя планирование ваших собственных визитов к стоматологу, сдачу химчистки и менее настоятельную (но столь же раздражающую) обязанность размещать все свои произведения искусства в рамке. Есть что-то в демонстрации домашнего декора с помощью деревянно-стеклянной коробки (в отличие от чертежных кнопок или липкой замазки), что делает его более законным и, следовательно, более «взрослым».

    Исторически сложилось так, что рама была архитектурным элементом, предназначенным для сохранения работы и интеграции ее в комнату. В течение 14 и 15 веков в Европе рамы в основном заказывались церквями или богатыми семьями.Только с изобретением фотоаппарата и фотографии в 19 веке спрос на рамки со стороны среднего класса увеличился, поскольку небогатым теперь было что кадрировать. Перенесемся в сегодняшний день: фрейминг теперь является услугой, которая сообщает: «У меня все в порядке», и это отчасти потому, что это общеизвестно дорогая услуга.

    Почему кадр 8 x 10 в Target стоит 13 долларов, а заказной кадр 8 x 10 стоит более 90 долларов?

    Для тех, кто не является ценителем искусства, цена оформления кажется необъяснимой.Почему кадр 8 x 10 в Target стоит 13 долларов, а нестандартный кадр 8 x 10 стоит более 90 долларов? Господство компаний, занимающихся обрамлением онлайн, таких как Framebridge, Art.com и Simply Framed, которые предлагают обрамление по фиксированной цене, делает и без того непрозрачный процесс еще более запутанным. Как эти компании могут предлагать одинаковую цену за множество деталей разного размера, а ваш местный производитель не может?

    Однако представление о том, что индивидуальное обрамление слишком дорого, также является признаком другой реальности: потребители-миллениалы, давно минувшие дни развешивания плакатов, имеют меньше денег, чем предыдущие поколения.Молодые люди украшают дома и квартиры более бюджетными предметами искусства. И хотя цена отпечатков, возможно, упала, цена рамок не упала, что заставляет покупателей задуматься, стоит ли им инвестировать в рамку, стоимость которой в три раза превышает стоимость того, что она сохраняет.

    Чтобы демистифицировать процесс изготовления рам, я поговорил с производителями нестандартных рам — как крупными сетями, так и семейными магазинами — и обнаружил, что кажущиеся астрономическими цены имеют некоторое отношение к цене труда и опыта, которые может предложить местный изготовитель. , но больше всего это связано с опциями.

    Более высокие цены являются следствием того, что магазины рам имеют в наличии варианты

    Согласно отчету IBISWorld за 2018 год, в Соединенных Штатах насчитывается 9000 местных магазинов каркасных изделий, и если вы когда-либо были в одном из них, вы знаете, что это довольно пугающий опыт. Вы входите, зная, что вам нужна только одна черная рамка, но затем вас забрасывают множеством вариантов: матирование (кусок бумаги или картона, который вставляется внутрь рамки и крепит отпечаток или фотографию), молдинг (декоративные украшения снаружи). рамы), стекло (называемое остеклением, которое может быть изготовлено из стекла или акрила и, в зависимости от того, что вы выберете, может обеспечивать защиту от ультрафиолетового излучения) и сами рамы.

    По словам Марка Клостермайера, члена Ассоциации профессиональных фоторамок, именно огромное количество матов, молдингов, остекления и рам, которые предлагает магазин, повышает цены. Чем меньше вариантов предлагает бизнес, тем больше у него возможностей делать заказы оптом, что сокращает расходы.

    Клостермайер уже 50 лет владеет магазином дизайнерских рамок Design Frames в Фоллс-Черч, штат Вирджиния. «Я создатель рам во втором поколении, — говорит он мне. Клостермейер предлагает в своем магазине 2000 различных рамок, а также сотни ковриков и вариантов ковриков из специальной ткани.Он также получает нестандартные молдинги от восьми разных поставщиков.

    Некоторые производители предлагают в магазине тысячи различных рам, и все они хранятся на месте. Маскот / Getty Images

    По словам Клостермайера, за раму 9 x 12 с 2-дюймовым матовым покрытием цена в зависимости от рамы составит около 150 долларов. Он говорит, что его материалы могут отличаться от материалов Framebridge тем, что он предлагает антикислотные и антилигнинные маты, а также предлагает варианты остекления, которые они не предлагают (что вполне возможно, поскольку Framebridge предлагает только один тип остекления).

    Венди Мэй из 567 Framing в Бруклине говорит, что ее магазин предлагает от 1600 до 1800 рам, сотни матов, и она использует молдинги от четырех или пяти разных поставщиков. Магазин также предлагает различные виды остекления, как стеклянные, так и акриловые, стоимость которых зависит от того, насколько покупателю нужна защита от ультрафиолета. «Когда клиенты приходят с изображением стандартного размера, например, 16 x 20 или 24 x 30, мы по-прежнему берем индивидуальную цену за обрамление», — говорит она. «Мы не продаем готовые кадры».

    Mai объясняет, что даже если у клиента есть оттиск стандартного размера, 567 Framing приходится заказывать древесину по специальному заказу, которая может стоить всего 8 долларов за фут или более 80 долларов за фут.Именно здесь крупные сети магазинов, такие как у Майкла, смогли сократить расходы: они предлагают меньшее количество стандартных вариантов.

    Michael’s является крупнейшим розничным продавцом рам в США и предлагает 450 вариантов рам, 400 матов и четыре вида остекления, как из акрила, так и из стекла, через собственных производителей рам Aaron Brothers. Хотя это меньше, чем у многих местных производителей рам, это все же обширный и дорогой в обслуживании выбор, возможно, поэтому они проигрывают онлайн-сервисам, таким как Art.com, Simply Framed и Framebridge.В прошлом году они закрыли 94 отдельных магазина Aaron Brothers.

    В Framebridge, службе, которая позволяет отправлять по почте части для оформления в рамки по фиксированной цене, клиенты могут выбирать из менее чем 60 рамок и 20 различных цветов коврика. Как только вы выберете цвет, один из их штатных мастеров выберет оттенок, который лучше всего подходит для вашего изделия. («У нас есть 12 оттенков белого», — говорит генеральный директор Framebridge Сьюзан Тайнан.) Они также предлагают только один тип стекла — акриловое остекление. «Мы не хотели, чтобы клиентам приходилось разбираться во всех тонкостях акриловых и стеклянных вариантов», — говорит Тайнан.

    По сути, чем меньше опций предлагает компания, тем ниже она может снижать цены.

    Все фиксированные цены Framebridge включают покрытие и доставку. Если ваше произведение «очень маленькое» (до 5 x 7), его обрамление будет стоить 65 долларов. Маленький кусок (до 9 x 12) стоит 85 долларов, а средний (до 18 x 20) — 99 долларов.

    По сути, чем меньше опций предлагает компания, тем ниже она может снижать цены. «Это своего рода массовое производство или разновидность массового производства, а не единственное в своем роде», — говорит Клостермайер.Другими словами, если компания заказывает продукт в больших объемах, она часто может получить указанный продукт со скидкой. У местных рамщиков такой возможности нет, так как все рамы изготавливаются на заказ.

    Клостермейер добавляет, что стоимость рабочей силы с годами выросла, что повлияло на эксплуатационные расходы в семейных багетных мастерских, повысив цены на каркасы. Клостермейер платит своим производителям от 25 000 до 30 000 долларов в год, в зависимости от опыта.

    Почему нам не нужны опции

    Индивидуальные рамщики, как местные, так и сетевые, предлагают широкий спектр материалов и личный опыт, в результате чего создаются единственные в своем роде рамы, так почему же онлайн-сервисы рамок могут так значительно изменить рынок? Вероятно, потому, что поколение потребителей, покупающих искусство прямо сейчас, не особо заботится о том, является ли рама единственной в своем роде.

    Согласно недавнему исследованию, миллениалы имеют более низкие доходы, меньше активов и меньше богатства, чем бэби-бумеры или представители поколения X в возрасте от 20 до 30 лет. Миллениалы также покупают дома позже, чем предыдущие поколения. Опрос, проведенный в 2018 году, показал, что владение жильем у миллениалов в возрасте от 25 до 34 лет на 8 процентных пунктов ниже, чем у бэби-бумеров, и на 8,4 процента ниже, чем у представителей поколения X в этом возрасте. Когда бумерам было 27 лет, они, скорее всего, украшали свой первый дом, место, где они планировали растить детей и жить в неопределенном будущем, поэтому инвестиции в качественный домашний декор имеют смысл.Миллениалов просто еще нет.

    Распространение дешевых репродукций также может способствовать опасениям покупки дорогой рамы. Исторически гравюры считались искусством более низкого уровня, поскольку они являются репродукциями. «Раньше они называли это лекарством-воротником», — сказала Bloomberg директор отдела печати и мультипликации аукционного дома Bonhams Дебора Рипли. «Именно здесь начали коллекционировать новички в мире искусства, и это их воодушевило: они могли покупать работы по более низкой цене, но они могли сказать своим друзьям: «Да, у меня есть работа Уорхола».’”

    Но сегодня вы входите в квартиру молодого человека и видите только репродукции, и не репродукции Уорхола, а такие предметы, как фотография пляжа за 60 долларов от компании 20×200, которая начала свою деятельность в 2007 году под девизом «Искусство для всех!» И таких компаний множество, большинство из которых были основаны в конце нулевых и имеют обширные коллекции. По данным Fast Company, компания Pop Chart Lab, занимающаяся продажей остроумной инфографики о поп-культуре, начала свою деятельность в 2010 году и до 2014 года росла на 50 % по сравнению с предыдущим годом.Society6, запущенный в 2009 году, и Minted, запущенный в 2008 году, предлагают художникам платформу для продажи своих работ, часто по более низкой цене. Все эти опции делают искусство более доступным.

    Клостермайер говорит, что он не думает, что все вещи нуждаются в единственной в своем роде оправе, но стоит пойти в магазин оправ и проверить. По его словам, однажды в его магазин пришла мама с плакатом своего сына Джими Хендрикса, подписанным всеми участниками группы. Она много лет лежала под кроватью ее сына, и она хотела преподнести ему сюрприз.

    «Она сказала: «Я не хочу тратить на это много денег, дайте мне самое дешевое», — вспоминает Клостермайер. «Я сказал: «Нет, ты не хочешь быть мамой, которая выбросила бейсбольные карточки».

    Она последовала его совету и купила более дорогую рамку, которая позволит сохранить постер дольше, и если бы она обратилась в крупную сеть магазинов или воспользовалась онлайн-сервисом, Клостермейер не уверена, что получила бы такую ​​же консультацию. «Плакат за 20 долларов, который вы покупаете сейчас, через 20 лет может стоить меньше 20 долларов, а может быть и тысячи», — говорит он.

    Возможно, он прав. Но с моим плакатом Общества 6 за 36 долларов я рискну.

    Хотите больше историй от The Goods by Vox? Подпишитесь на нашу рассылку здесь.

    Сила кадрирования: важно не то, что вы говорите, а то, как вы это говорите | Science

    В марте 2016 года, еще до того, как Трамп был избран кандидатом от Республиканской партии, ученый-когнитивист Джордж Лакофф уже был обеспокоен появлением феномена Трампа.Поэтому он написал статью под названием «Понимание Трампа», в которой подробно описал, как Трамп «использует ваш мозг против вас», и разослал ее каждому члену кампании Клинтон.

    Лакофф исследует, как построение влияет на рассуждения, или как то, как мы что-то говорим, часто имеет гораздо большее значение, чем то, что мы говорим. И он использовал свое исследование, чтобы узнать, как демократы могут лучше сформулировать свою партийную позицию. Он свел свой совет демократам в своей книге «Не думай о слоне!» Название передает одну из основных идей: если вы отрицаете фрейм, вы усиливаете фрейм.Другими словами, если вы говорите «не думайте о слоне», вы не можете не думать о нем.

    Лакофф беспокоился, что мы постоянно думаем о слонах в недавнем избирательном цикле. По словам Лакоффа, постоянное повторение Трампом таких вещей, как «Кривая Хиллари», укрепляло определенный фрейм, подсознательно заставляя нас воспринимать ее таким образом.

    Из-за подобных опасений Лакофф призвал предвыборный штаб Клинтон следовать стратегии, сходной со стратегией Трампа: постоянно повторять свою позицию и избегать повторения ложных заявлений Трампа.Ответ кампании Клинтон? Оно попыталось использовать слова Трампа против него самого, выпустив серию рекламных роликов, показывающих сплетение скандалов Трампа, что давало публике больше шансов «подумать о слоне».

    Неизвестно, был бы исход выборов (и наш нынешний глобальный климат) другим, если бы кампания Клинтон прислушалась к совету Лакоффа. Тем не менее выборы 2016 года показывают нам, какую роль в наших рассуждениях и повседневной жизни может играть фрейминг. Недавние психологические исследования показывают нам, насколько сильным может быть фрейминг и как постоянно мы не осознаем его воздействия.

    Воздействие фрейма

    Начало исследований в области фрейминга положили классические эксперименты лауреата Нобелевской премии Дэниела Канемана и его сотрудника Амоса Тверски в 1980-х годах. Их исследование перевернуло представление о том, что люди ведут себя рационально — предположение, на котором ранее основывался ряд экономических моделей. Вместо этого они показали, что мы часто последовательно иррациональны, полагаясь на ряд ментальных ярлыков, чтобы ускорить наши рассуждения, что может сделать нас удивительно чувствительными к тому, как устроены вещи.

    Но насколько сильно влияние кадрирования? Недавнее исследование показало, что в некоторых случаях это может иметь даже более сильное влияние на наши рассуждения, чем наши собственные политические взгляды.

    В ходе исследования участникам были представлены краткие отрывки о преступлениях в гипотетическом городе Аддисон. Для половины участников было изменено несколько слов, чтобы в отрывке говорилось, что преступность — это «зверь, охотящийся» на город Аддисон. Для другой половины преступность была описана как «вирус, заражающий» город.

    Простое изменение метафоры в этом отрывке путем изменения нескольких слов повлияло на представления людей о преступности больше, чем ранее существовавшие различия во мнениях между республиканцами и демократами. Те, кто столкнулся с метафорой «зверя», с большей вероятностью считали, что с преступностью следует бороться с помощью карательных мер, тогда как те, кто столкнулся с метафорой «вируса», с большей вероятностью поддерживали исправительные меры.

    Одна из самых примечательных особенностей влияния метафоры в этом исследовании заключалась в том, что она была скрытой.Когда участников спросили о том, что повлияло на их решение, никто не упомянул метафору. Вместо этого они указывали на другие аспекты прохождения, одинаковые для всех участников, например на статистику.

    Знание того, что такая простая вещь, как метафора, может скрыто влиять на наши рассуждения, может позволить нам замедлиться и попытаться осознать силы, влияющие на нас. Более того, мы можем использовать это знание силы фрейминга для создания более эффективных политических аргументов.

    Правильный выбор рамы

    Почему так сложно убедить человека, принадлежащего к противоположной политической партии, как вы? Исследования показывают, что демократы и республиканцы, как правило, имеют очень разные моральные устои. В то время как демократы чаще обращают внимание на такие ценности, как справедливость, взаимность и непричинение вреда при определении того, что является моральным, республиканцы чаще обращают внимание на такие вещи, как внутригрупповая лояльность, уважение к авторитету и чистота.

    Люди склонны формулировать политические аргументы с точки зрения своих собственных ценностей, но при спорах между партиями гораздо эффективнее формулировать свои аргументы с точки зрения ценностей вашего оппонента.Например, экологические проблемы часто формулируются с точки зрения вреда, который загрязнение наносит окружающей среде. Однако, когда экологические проблемы переформулируются с точки зрения консервативной ценности чистоты — подчеркивая важность сохранения чистоты наших лесов, питьевой воды и неба — консерваторы с гораздо большей вероятностью поддержат это дело.

    Рефрейминг может убедить либералов поддержать и более консервативные идеи. Вопрос об увеличении военных расходов часто подкрепляется аргументами, подчеркивающими внутригрупповую лояльность, авторитет и патриотизм.Однако переосмысление этого дела, чтобы подчеркнуть справедливость — заявив, как военные могут помочь бедным и обездоленным и обеспечить людей надежной зарплатой, — повышает вероятность того, что либералы поддержат увеличение военных расходов.

    Взгляд за пределы фрейма

    Лакофф прав, беспокоясь о фрейминге в политике: совокупность исследований по этой теме показывает, что на наш выбор того, за кого голосовать, могут влиять его мощные эффекты. Более того, это исследование имеет глубокие последствия для того, как мы воспринимаем разум.Мы часто метафорически представляем разум как машину, говоря, что он «запрограммирован» вести себя определенным образом. Но разум — это не просто машина, спроектированная так, чтобы вести себя полностью рационально. Вместо этого, подобно произведению искусства, разум процветает благодаря метафорам, повествованию и эмоциям, которые иногда могут превзойти нашу рациональность.

    Как и на разум, на произведение искусства может повлиять выбор рамы. Но знание эффектов кадра может позволить нам заглянуть за пределы кадра, оценить, как он может влиять на нас, или выбрать другой кадр, который заставит произведение искусства сиять.

    Стив Ратье изучает психологию в Стэнфордском университете. Он работает с профессором Алией Крам в лаборатории разума и тела, и его исследование изучает влияние метафор на мышление. В Твиттере он @steverathje2.

    «Обрамление 101» Джорджа Лакоффа. Не случайно… | по 🙄

    Я рассказывал другу о концепциях Джорджа Лакоффа в отношении формулирования проблем и нашел отрывок в формате PDF из одной из книг Лакоффа. В нем было несколько опечаток и какое-то странное форматирование, так что вот оно, воспроизведенное и очищенное для удобства использования.Это обязательное чтение для всех прогрессистов.

    — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

    Фрейминг 101: как вернуть публичный дискурс

    Джордж Лакофф

    Выдержка из «Не думай о слоне! Знайте свои ценности и формируйте дебаты — основное руководство для прогрессистов».

    21 ЯНВАРЯ 2004

    В этот день я импровизировано выступил перед группой из примерно двухсот прогрессивных гражданских активистов в Саусалито, Калифорния.

    Когда я преподаю изучение фрейминга в Беркли, в Cognitive Science 101, первое, что я делаю, это даю своим студентам упражнение. Упражнение: не думай о слоне! Что бы вы ни делали, не думайте о слоне. Я так и не нашел ученика, который смог бы это сделать. Каждое слово, как слон, вызывает рамку, которая может быть образом или другим видом знания: слоны большие, с висячими ушами и хоботом, ассоциируются с цирками и так далее. Слово определяется относительно этого фрейма.Когда мы отрицаем фрейм, мы вызываем фрейм.

    Ричард Никсон обнаружил это на собственном горьком опыте. Находясь под давлением с целью уйти в отставку во время Уотергейтского скандала, Никсон обратился к нации по телевидению. Он встал перед народом и сказал: «Я не мошенник». И все считали его мошенником.

    Это дает нам основной принцип фрейминга, когда вы спорите с другой стороной: не используйте их язык. Их язык выбирает фрейм — и это будет не тот фрейм, который вам нужен.

    Приведу пример.В тот день, когда Джордж Буш-младший прибыл в Белый дом, из Белого дома начала звучать фраза «налоговые льготы». Он по-прежнему актуален: он несколько раз использовался в Послании Конгресса США в этом году и все чаще и чаще появляется в предвыборных речах четыре года спустя.

    Подумайте об обрамлении для «рельефа». Для того, чтобы было облегчение, должен быть несчастный, страдающая сторона и избавитель, который устраняет несчастье и, следовательно, является героем. И если люди пытаются остановить героя, эти люди — злодеи, пытающиеся предотвратить облегчение.

    Когда к слову «помощь» добавляется слово «налог», получается метафора: Налогообложение — это бедствие. И человек, который забирает его, — герой, а любой, кто пытается его остановить, — плохой парень. Это кадр. Он состоит из идей, таких как несчастье и герой. Язык, который вызывает кадр, исходит из Белого дома, он входит в пресс-релизы, идет на каждую радиостанцию, каждую телестанцию, в каждую газету. И вскоре New York Times использует налоговые льготы. И это не только на Фоксе; это на CNN, на NBC, на каждой станции, потому что это «президентский план налоговых льгот.И вскоре демократы используют «налоговые льготы» — и стреляют себе в ногу.

    Замечательно. Сенаторы-демократы попросили меня посетить их собрание как раз перед тем, как президентский налоговый план должен был быть представлен в Сенате. У них была своя версия налогового плана, и это была их версия налоговых льгот. Они принимали консервативную структуру. Консерваторы устроили ловушку: слова вовлекают в их мировоззрение.

    Вот что такое кадрирование. Фрейминг — это получение языка, который соответствует вашему мировоззрению.Это не просто язык. Идеи первичны, и язык несет эти идеи, вызывает эти идеи.

    Еще один хороший пример был в обращении к Конгрессу США в январе. Это была замечательная метафора, которую можно найти в обращении к нации. Буш сказал: «Нам не нужно разрешение, чтобы защищать Америку».

    Что происходит с бланком разрешения? Он мог бы просто сказать: «Мы не будем спрашивать разрешения». Но разговор о разрешении — это другое. Вспомните, когда вам в последний раз требовалось разрешение.Подумайте о том, кто должен просить разрешение. Подумайте, кого спрашивают. Подумайте об отношениях между ними.

    Вот те вопросы, которые вам нужно задать, если вы хотите понять современный политический дискурс. Пока вы размышляете над ними, я хочу задать вам другие вопросы.

    Моя работа в политике началась, когда я задал себе именно такой вопрос. Это было еще осенью 1994 года. Я смотрел предвыборные речи и читал «Контракт с Америкой» республиканцев.Вопрос, который я задал себе, был следующим: какое отношение позиции консерваторов по вопросам имеют друг к другу? Если вы консерватор, какое отношение ваша позиция в отношении абортов имеет к вашей позиции в отношении налогообложения? Как это связано с вашей позицией по отношению к окружающей среде? Или внешняя политика? Как эти позиции сочетаются? Какое отношение имеет отношение против контроля над оружием к реформе деликтного права? В чем смысл связи? Я не мог понять это. Я сказал себе: это странные люди.Их сбор позиций не имеет смысла. Но тут мне пришла в голову неприятная мысль. У меня прямо противоположная позиция по каждому вопросу. Какое отношение мои должности имеют друг к другу? И этого я тоже не мог понять.

    Это было крайне неловко для того, кто занимается когнитивными науками и лингвистикой.

    Наконец пришел ответ. И это произошло из очень неожиданного места. Оно пришло из изучения семейных ценностей. Я спрашивал себя, почему консерваторы так много говорят о семейных ценностях.И почему одни ценности считались «семейными ценностями», а другие — нет? Зачем кому-то в президентской кампании, в кампаниях в Конгресс и так далее, когда будущему мира угрожают распространение ядерного оружия и глобальное потепление, постоянно говорить о семейных ценностях?

    В этот момент я вспомнил статью, написанную одним из моих студентов несколько лет назад, в которой показано, что у всех нас есть метафора для нации как семьи. У нас есть отцы-основатели. Дочери американской революции.Мы «отправляем наших сыновей» на войну. Это естественная метафора, потому что мы обычно понимаем большие социальные группы, такие как нации, с точки зрения малых, таких как семьи или сообщества.

    Учитывая существование метафоры, связывающей нацию с семьей, я задал следующий вопрос: если есть два разных понимания нации, происходят ли они из двух разных представлений о семье?

    Я работал в обратном порядке. Я занял различные позиции на консервативной и прогрессивной стороне и сказал: «Давайте проведем их через метафору с противоположной стороны и посмотрим, что получится.«Я вставил два разных взгляда на нацию, и получил две разные модели семьи: строгая отцовская семья и заботливая родительская семья. Вы знаете, что есть что.

    Итак, когда я впервые сделал это — и я расскажу вам подробности через минуту — меня попросили выступить с докладом на съезде лингвистов. Я решил рассказать об этом открытии. В аудитории были два члена Христианской коалиции, лингвисты и мои хорошие друзья. Отличные лингвисты. И очень, очень хорошие люди.Очень приятные люди. Люди мне очень понравились. Потом на вечеринке меня отвели в сторонку и сказали: «Ну, эта строгая отцовская модель семьи, это близко, но не совсем то. Мы поможем вам уточнить детали. Однако все это вы должны знать. Вы читали Добсона?

    Я спросил: «Кто?»

    Они сказали: «Джеймс Добсон».

    Я спросил: «Кто?»

    Они сказали: «Вы шутите. Он на трех тысячах радиостанций. Я сказал: «Ну, я не думаю, что он участвует в NPR. Я не слышал о нем.Они сказали: «Ну, ты живешь в Беркли». «Где бы я… он что-то пишет?»

    «О, — сказали они, — о да. Он продал миллионы книг. Его классика — Dare to Discipline».

    Мои друзья были правы. Следуя их указаниям, я отправился в местный христианский книжный магазин и нашел там все изложенное: модель строгого отца во всех ее деталях. У Добсона не только оборот от 100 до 200 миллионов долларов в год, но и собственный почтовый индекс, поэтому многие люди заказывают его книги и брошюры.Он учит людей, как использовать модель строгого отца для воспитания детей, и понимает ее связь с политикой правых.

    Модель строгого отца начинается с набора допущений:

    • Мир — опасное место, и так будет всегда, потому что в мире есть зло.
    • Мир сложен еще и потому, что в нем есть конкуренция.
    • Всегда будут победители и проигравшие.
    • Есть абсолютно правильное и абсолютно неправильное.
    • Дети рождаются плохими, в том смысле, что они просто хотят делать то, что им нравится, а не то, что правильно.
    • Следовательно, их нужно исправлять.

    В таком мире нужен сильный, строгий отец, который может:

    • Защитить семью в опасном мире,
    • Поддержать семью в сложном мире и
    • Научить своих детей правильно неправильно.

    От ребенка требуется послушание, потому что строгий отец — моральный авторитет, который отличает добро от зла.

    Далее предполагается, что единственный способ научить детей послушанию — то есть отличать правильное от неправильного — это наказание, болезненное наказание, когда они поступают неправильно. Это включает в себя удары по ним, и некоторые авторы по консервативному воспитанию детей рекомендуют палки, ремни и деревянные весла на голое дно. Некоторые авторы предлагают начинать с рождения, но Добсон более либерален. «Нет оправдания шлепкам детей младше пятнадцати или восемнадцати месяцев» (Добсон, «Новый вызов дисциплине», стр. 65).

    Смысл физического наказания заключается в следующем: когда дети делают что-то плохое, если их физически дисциплинировать, они учатся не делать этого снова. Это означает, что они будут развивать внутреннюю дисциплину, чтобы не поступать неправильно, чтобы в будущем они были послушными и действовали нравственно. Без такого наказания мир превратится в ад. Морали не будет.

    Такая внутренняя дисциплина имеет вторичный эффект. Это то, что необходимо для успеха в сложном конкурентном мире.

    То есть, если люди дисциплинированы и преследуют свои личные интересы в этой стране возможностей, они станут преуспевающими и самостоятельными. Таким образом, модель строгого отца связывает нравственность с благополучием. Та же самая дисциплина, которая вам нужна, чтобы быть нравственным, позволяет вам процветать. Ссылка — погоня за корыстью.

    Если есть возможность и дисциплина, преследование личных интересов должно помочь вам преуспеть.

    Итак, Добсон очень четко понимает связь между строгим мировоззрением отца и капитализмом свободного рынка.

    Ссылка — это мораль личного интереса, которая является версией взгляда Адама Смита на капитализм. Адам Смит сказал, что если каждый будет гнаться за своей выгодой, то прибыль всех будет максимизирована невидимой рукой, то есть самой природой. Идите в погоню за собственной прибылью, и вы поможете всем.

    Это связано с общей метафорой, рассматривающей благополучие как богатство. Например, если я делаю вам одолжение, вы говорите: «Я вам должен» или «Я у вас в долгу». Делать что-то хорошее для кого-то метафорически все равно, что давать ему деньги.

    Он тебе что-то должен. И он говорит: «Как я могу отплатить тебе?»

    Применяя эту метафору к «закону природы» Адама Смита, можно сказать, что если каждый преследует свои собственные интересы, то невидимой рукой, по природе, интересы всех будут максимизированы. То есть морально преследовать свои корыстные интересы, и есть имя для тех людей, которые этого не делают. Имя благодетель. Благодетель — это тот, кто пытается помочь кому-то другому, а не себе, и мешает тем, кто преследует свои личные интересы.Добродетели портят систему.

    В этой модели также есть определение того, что значит стать хорошим человеком. Хороший человек — нравственный человек — это тот, кто достаточно дисциплинирован, чтобы быть послушным, учиться тому, что правильно, делать то, что правильно, и не делать того, что неправильно, и преследовать свои личные интересы, чтобы процветать и стать самостоятельным. Хороший ребенок вырастает таким. Плохой ребенок — это тот, кто не учится дисциплине, не действует морально, не делает того, что правильно, и поэтому недостаточно дисциплинирован, чтобы стать преуспевающим.Они не могут позаботиться о себе и поэтому становятся зависимыми.

    Когда хорошие дети становятся взрослыми, они либо научились дисциплине и могут преуспеть, либо не научились этому. С этого момента строгий отец не должен вмешиваться в их жизнь. Политически это означает отсутствие государственного вмешательства.

    Подумайте, что все это значит для социальных программ. Безнравственно давать людям то, что они не заработали, потому что тогда они не разовьют дисциплину и станут и зависимыми, и аморальными.Эта теория говорит, что социальные программы аморальны, потому что делают людей зависимыми. Продвижение социальных программ аморально. И что это говорит о бюджетах? Ну, а если в Конгрессе много прогрессистов, считающих, что социальные программы должны быть, и если вы считаете, что социальные программы аморальны, то как остановить этих аморальных людей?

    Это очень просто. Что вам нужно сделать, так это вознаградить хороших людей — тех, чье процветание свидетельствует об их дисциплине и, следовательно, их способности к морали — снижением налогов, и сделать его достаточно большим, чтобы не осталось денег на социальные программы.По этой логике дефицит — это хорошо. Как говорит Гровер Норквист, это «уморит зверя голодом».

    Там, где либералы и фискальные консерваторы считают огромный дефицит Буша плохим, правые радикалы, придерживающиеся строгой отцовской морали, считают его хорошим. В послании Федеральному собранию в январе 2004 г. президент сказал, что, по его мнению, дефицит можно сократить вдвое, сократив «расточительные расходы» — то есть расходы на «плохие» социальные программы. Консерваторы против всего правительства? Нет. Они не против военных, они не против защиты родины, они не против нынешнего Министерства юстиции, не против судов, не против Министерства финансов и торговли.Есть много аспектов правительства, которые им очень нравятся. Они не против государственных субсидий для промышленности. Субсидии для корпораций, которые вознаграждают хороших людей — инвесторов этих корпораций, — это здорово. Нет проблем.

    Но они против воспитания и заботы. Они против социальных программ, которые заботятся о людях. Это то, что они считают неправильным. Это то, что они пытаются устранить по моральным соображениям. Вот почему они не просто сборище сумасшедших, или подлых и жадных, или глупых людей, как считают многие либералы.Что еще страшнее, так это то, что в это верят консерваторы. Они считают, что это морально. И у них есть сторонники по всей стране. Люди, придерживающиеся строгой отцовской морали и применяющие ее к политике, поверят, что это правильный способ управления.

    Подумайте на минуту о том, что это говорит о внешней политике. Предположим, вы моральный авторитет. Как моральный авторитет, как вы относитесь к своим детям? Вы спрашиваете их, что они должны делать или что должны делать вы? Нет. Ты им скажи. Что говорит отец, то и делает ребенок.Никаких пересудов. Связь односторонняя. То же самое и с Белым домом. То есть президент не спрашивает; рассказывает президент. Если вы моральный авторитет, вы знаете, что правильно, у вас есть сила, и вы ее используете. Вы сами были бы аморальны, если бы отказались от своего морального авторитета.

    Сопоставьте это с внешней политикой, и там сказано, что вы не можете отказаться от суверенитета. Соединенные Штаты, будучи самой лучшей и могущественной страной в мире — моральным авторитетом — знают, как поступить правильно.Мы не должны спрашивать кого-то еще.

    Это убеждение сочетается с набором метафор, которые долгое время определяли внешнюю политику. Есть распространенная метафора, которой учат на курсах по международным отношениям в аспирантуре. Это называется метафорой рационального актера. Это основа большинства теорий международных отношений, и в целом она предполагает еще одну метафору: каждая нация — это личность. Поэтому есть «государства-изгои», есть «дружественные нации» и так далее. И есть национальный интерес.

    Что значит действовать в своих интересах? В самом общем смысле это означает, что вы действуете так, чтобы быть здоровым и сильным. Точно так же, используя метафору о том, что нация — это личность, для нации хорошо быть здоровой (то есть экономически здоровой — определяемой как наличие большого ВВП) и сильной (то есть сильной в военном отношении). Не обязательно, чтобы все люди в стране были здоровы, но компании должны быть здоровы, и в стране в целом должно быть много денег.Это идея.

    Вопрос в том, как вы максимизируете свои личные интересы? Вот в чем заключается внешняя политика: максимизация личных интересов. Метафора рационального актера говорит, что каждый актер, каждый человек рационален, и что иррационально действовать вопреки своим личным интересам.

    Следовательно, для каждого человека разумно действовать, исходя из собственных интересов. Далее, используя метафору о том, что нации — это личности («дружественные нации», «страны-изгои», «вражеские нации» и т. д.), есть взрослые нации и детские нации, где взрослость — это индустриализация.Дочерние нации называются «развивающимися» нациями или «слаборазвитыми» государствами. Это отсталые. И что нам делать? Если вы строгий отец, вы говорите детям, как развиваться, говорите им, какие правила им следует соблюдать, и наказываете их, когда они делают что-то неправильно. То есть вы действуете, используя, скажем, политику Международного валютного фонда.

    А кто в ООН? Большая часть Организации Объединенных Наций состоит из развивающихся и слаборазвитых стран. Это означает, что они метафорические дети.Теперь вернемся к адресу State of the Union. Должны ли были Соединенные Штаты проконсультироваться с Организацией Объединенных Наций и получить ее разрешение на вторжение в Ирак? Взрослый не «спрашивает разрешение»! Сама фраза «разрешение» возвращает вас в гимназию или старшую школу, где вам нужно разрешение от взрослого, чтобы сходить в туалет. Вам не нужно спрашивать разрешения, если вы учитель, если вы директор, если вы лицо, имеющее власть, моральный авторитет.Остальные должны спрашивать у вас разрешения. Вот о чем была фраза с разрешением в обращении к Конгрессу США в 2004 году. Все консерваторы в зале это поняли. Они поняли это сразу.

    Два сильных слова: разрешение. То, что сделал Буш, было вызвано метафорой взрослого и ребенка для других наций. Он сказал: «Мы взрослые». Он действовал в строгом отцовском мировоззрении, и его не нужно было объяснять. Он вызывается автоматически. Это то, что регулярно делают консерваторы.

    Теперь позвольте мне немного рассказать о том, как прогрессисты понимают свою мораль и какова их моральная система. Это также вытекает из модели семьи, которую я называю моделью заботливого родителя. Строгое отцовское мировоззрение названо так потому, что по его собственным представлениям отец является главой семьи. Воспитательное родительское мировоззрение гендерно нейтрально.

    Оба родителя несут одинаковую ответственность за воспитание детей. Предполагается, что дети рождаются хорошими и их можно сделать лучше.Мир можно сделать лучше, и наша задача — работать над этим. Работа родителей состоит в том, чтобы воспитывать своих детей и воспитывать их так, чтобы они заботились о других.

    Что означает забота? Это означает две вещи: сочувствие и ответственность. Если у вас есть ребенок, вы должны знать, что означает каждый крик. Вы должны знать, когда ребенок голоден, когда ему нужно сменить подгузник, когда ему снятся кошмары. И у вас есть ответственность — вы должны заботиться об этом ребенке. Поскольку вы не можете позаботиться о ком-то еще, если не заботитесь о себе, вы должны заботиться о себе достаточно, чтобы быть в состоянии позаботиться о ребенке.

    Все это непросто. Любой, кто когда-либо воспитывал ребенка, знает, как это тяжело. Ты должен быть сильным. Вы должны много работать над этим. Вы должны быть очень компетентны. Вы должны много знать.

    Кроме того, из эмпатии и ответственности сразу вытекают всевозможные другие ценности. Подумай об этом.

    Во-первых, если вы сочувствуете своему ребенку, вы обеспечите ему защиту. Это входит в политику разными способами. От чего вы защищаете своего ребенка? Преступность и наркотики, конечно.Вы также защитите своего ребенка от автомобилей без ремней безопасности, от курения, от ядовитых добавок в пище. Таким образом, прогрессивная политика фокусируется на защите окружающей среды, защите рабочих, защите прав потребителей и защите от болезней. Это то, от чего прогрессисты хотят, чтобы правительство защищало своих граждан. Но есть и теракты, о которых либералы и прогрессисты не очень хорошо говорят с точки зрения защиты. Защита является частью прогрессивной моральной системы, но она недостаточно разработана.А 11 сентября прогрессистам было нечего сказать. Это было неудачно, потому что заботливые родители и прогрессисты действительно заботятся о защите. Защита важна. Это часть нашей моральной системы.

    Во-вторых, если вы сопереживаете своему ребенку, вы хотите, чтобы он реализовался в жизни, стал счастливым человеком. И если вы сами несчастный, нереализованный человек, вы не захотите, чтобы другие люди были счастливее, чем вы.

    Далай-лама учит нас этому.Поэтому ваша моральная ответственность — быть счастливым, состоявшимся человеком.

    Кроме того, вы несете моральную ответственность за то, чтобы научить своего ребенка быть счастливым, состоявшимся человеком, который хочет, чтобы другие были счастливы и удовлетворены. Это часть заботы о семейной жизни. Это обычное условие для заботы о других.

    Есть и другие ценности воспитания:

    • Если вы хотите, чтобы ваш ребенок реализовался в жизни, он должен быть достаточно свободен для этого. Следовательно, свобода — это ценность.
    • У вас не так уж много свободы, если нет возможности или процветания. Поэтому возможности и процветание являются прогрессивными ценностями.
    • Если вы действительно заботитесь о своем ребенке, вы хотите, чтобы к нему относились справедливо и вы, и другие. Следовательно, справедливость — это ценность.
    • Если вы общаетесь со своим ребенком и сопереживаете ему, у вас должно быть открытое двустороннее общение. Честное общение. Это становится ценностью.
    • Вы живете в сообществе, и что сообщество будет влиять на то, как будет расти ваш ребенок.Поэтому построение сообщества, служение сообществу и сотрудничество в сообществе становятся ценностями.
    • Чтобы иметь сотрудничество, вы должны иметь доверие, а чтобы иметь доверие, вы должны иметь честность и открытое двустороннее общение. Доверие, честность и открытое общение являются фундаментальными прогрессивными ценностями как в обществе, так и в семье.

    Это ценности воспитания — и они являются прогрессивными ценностями. Как прогрессисты, они есть у всех вас.

    Вы знаете, что они у вас есть. Вы узнаете их.

    Каждая прогрессивная политическая программа основана на одной или нескольких из этих ценностей. Вот что значит быть прогрессивным. Существует несколько видов прогрессии. Сколько типов? Я спрашиваю как когнитивист, а не как социолог или политолог. С точки зрения когнитивиста, изучающего способы мышления, существует шесть основных типов прогрессивных людей, каждый из которых отличается своим способом мышления. Они разделяют все прогрессивные ценности, но отличаются некоторыми отличиями.

    1. Социально-экономические прогрессисты считают, что все зависит от денег и класса и что все решения в конечном счете являются решениями экономического и социального класса.
    2. Сторонники политики идентичности говорят, что пришло время их угнетенной группе получить свою долю.
    3. Экологи думают с точки зрения устойчивости земли, священности земли и защиты коренных народов.
    4. Прогрессисты за гражданские свободы хотят защитить свободы от угроз свободе.
    5. Духовные прогрессивные люди имеют питающую форму религии или духовности, их духовный опыт связан с их связью с другими людьми и миром, а их духовная практика связана со служением другим людям и своему сообществу. Духовные прогрессисты охватывают весь диапазон от католиков и протестантов до иудеев, мусульман, буддистов, поклонников Богини и языческих членов Викки.
    6. Антиавторитаристы говорят, что существуют всевозможные нелегитимные формы власти, и мы должны бороться с ними, будь то крупные корпорации или кто-то еще.

    Все шесть типов являются примерами заботливой родительской морали. Проблема в том, что многие из людей, придерживающихся одного из этих способов мышления, не осознают, что их способ мышления — всего лишь частный случай чего-то более общего, и не видят единства во всех типах прогрессистов. Они часто думают, что это единственный способ стать настоящим прогрессистом. Это грустно. Это удерживает людей, разделяющих прогрессивные ценности, от объединения. Мы должны избавиться от этой вредной идеи.

    С другой стороны.

    Еще в 1950-х консерваторы ненавидели друг друга. Финансовые консерваторы ненавидели социальных консерваторов. Либертарианцы не ладили с социальными или религиозными консерваторами. И многие социальные консерваторы не были религиозны. Группа консервативных лидеров собралась вокруг Уильяма Э. Бакли-младшего и других и начала спрашивать, что общего у различных групп консерваторов и могут ли они согласиться не соглашаться, чтобы продвигать общее консервативное дело.Они основали журналы и аналитические центры и вложили миллиарды долларов.

    Первое, что они сделали, их первая победа, это выдвинули кандидатуру Барри Голдуотера в 1964 году. Он проиграл, но когда он проиграл, они вернулись к чертежной доске и вложили больше денег в организацию.

    Во время войны во Вьетнаме они заметили, что большинство способных молодых людей в стране не становятся консерваторами. Консерватор — ругательство. Поэтому в 1970 году Льюис Пауэлл, всего за два месяца до того, как он стал назначенным Никсоном судьей Верховного суда (в то время он был главным юрисконсультом США).S. Торговая палата), написал служебную записку — служебную записку Пауэлла. Это был судьбоносный документ. Он сказал, что консерваторы должны были удержать лучших и самых способных молодых людей страны от того, чтобы они стали противниками бизнеса. Что нам нужно сделать, сказал Пауэлл, так это создать институты в университетах и ​​вне университетов. Мы должны проводить исследования, мы должны писать книги, мы должны предоставлять профессорские должности, чтобы научить этих людей правильному образу мышления.

    После того, как Пауэлл обратился в Верховный суд, эти идеи были подхвачены Уильямом Саймоном, отцом нынешнего Уильяма Саймона.В то время старший Саймон был министром финансов при Никсоне. Он убедил некоторых очень богатых людей — Курса, Скайфа, Олина — основать Фонд «Наследие», профессуру Олина, Институт Олина в Гарварде и другие учреждения. Эти институты очень хорошо справились со своей задачей. Люди, связанные с ними, написали больше книг, чем люди слева, по всем вопросам. Консерваторы поддерживают своих интеллектуалов.

    Они создают возможности для СМИ. В институтах есть медиа-студии, так что попасть на телевидение несложно.Восемьдесят процентов говорящих голов на телевидении принадлежат к консервативным аналитическим центрам. Восемьдесят процентов.

    Когда количество денег, потраченных правыми на исследования в течение определенного периода времени, сравнивается с количеством времени, проведенного в СМИ за этот период, мы видим прямую корреляцию. В 2002 году правые тратили на исследования в четыре раза больше денег, чем левые, и они получали в четыре раза больше времени в СМИ. Они получают то, за что платят.

    Это не случайность. Консерваторы через свои аналитические центры поняли важность формулирования и выяснили, как формулировать каждый вопрос.Они придумали, как распространять эти кадры, как постоянно привлекать своих людей к средствам массовой информации. Они придумали, как объединить своих людей. Каждую среду Гровер Норквист проводит групповое собрание — около восьмидесяти человек — лидеров всех правых. Их приглашают, и они спорят. Они решают свои разногласия, соглашаются не соглашаться, а когда они не согласны, они идут на компромисс. Идея в том, что на этой неделе он выиграет по своему вопросу. На следующей неделе я выиграю на своем. Каждый может не получить все, что хочет, но в долгосрочной перспективе он получит многое из того, что хочет.

    Ничего подобного в прогрессивном мире не происходит, потому что так много людей думают, что то, что каждый делает, правильно. Это не умно. Это саморазрушение.

    И что еще хуже, так это набор мифов, которым верят либералы и прогрессисты. Эти мифы исходят из хорошего источника, но в конечном итоге они сильно вредят нам.

    Мифы начались с эпохи Просвещения, и первый из них звучит так:

    Истина сделает нас свободными. Если мы просто сообщаем людям факты, поскольку люди в основе своей являются рациональными существами, все они придут к правильным выводам.

    Но из когнитивной науки мы знаем, что люди так не думают. Люди думают рамками. Строгий отец и заботливые родительские фреймы имеют определенную логику. Чтобы быть принятой, правда должна соответствовать представлениям людей. Если факты не укладываются в рамки, рамка остается, а факты отскакивают. Почему?

    Неврология говорит нам, что каждое из наших понятий — долговременных понятий, которые структурируют наше мышление, — воплощено в синапсах нашего мозга. Концепции — это не то, что можно изменить, просто сообщив нам факт.Нам могут быть представлены факты, но чтобы мы могли их понять, они должны соответствовать тому, что уже находится в синапсах мозга. В противном случае факты появляются, а затем снова исчезают. Их не слышат, или они не принимаются как факты, или они озадачивают нас: зачем кому-то это говорить? Затем мы называем этот факт иррациональным, сумасшедшим или глупым. Вот что происходит, когда прогрессисты просто «противостоят консерваторам фактами». Это мало или вообще не имеет никакого эффекта, если у консерваторов нет фрейма, который осмысливает факты.

    Точно так же многие прогрессисты слышат разговоры консерваторов и не понимают их, потому что у них нет рамок консерваторов. Они предполагают, что консерваторы глупы.

    Они не глупые. Они побеждают, потому что они умны. Они понимают, как люди думают и как люди говорят. Они думают! Это то, чем занимаются эти мозговые центры. Они поддерживают свою интеллигенцию. Они пишут все эти книги. Они выкладывают свои идеи на всеобщее обозрение.

    Безусловно, есть случаи, когда консерваторы лгали.Это правда. Конечно, неправда, что лгут только консерваторы. Но это правда, что администрация Буша лжет по существу — даже ежедневно.

    Однако не менее важно признать, что многие идеи, которые возмущают прогрессистов, консерваторы считают правдой, представленной с их точки зрения. Мы должны отличать случаи откровенного искажения, лжи и т. д. от случаев, когда консерваторы представляют то, что они считают истиной.

    Полезно ли идти и рассказывать всем, что такое ложь? Нам не бесполезно и не вредно знать, когда они лгут.Но также помните, что сама по себе правда не освободит вас. Высказывание «президент солгал, когда начал эту войну» говорит правду, но для многих людей она просто отскакивает. Огромное количество людей в стране до сих пор верят, что за 11 сентября стоял Саддам Хусейн. Есть люди, которые поверят в это, потому что это соответствует их представлениям о мире. Это соответствует их мировоззрению. Учитывая это, им уместно верить. Они по-прежнему считают, что Саддам Хусейн и Аль-Каида — это одно и то же, и что, ведя войну в Ираке, мы защищаем страну от терроризма.Они верят в это — несмотря на доклад Комиссии по терактам 11 сентября. Дело не в том, что они глупы. У них есть рамка, и они принимают только те факты, которые соответствуют этой рамке.

    Есть еще один миф, также восходящий к эпохе Просвещения, и он выглядит так. Неразумно идти против своих личных интересов, и поэтому нормальный, рациональный человек рассуждает, исходя из личных интересов. Современная экономическая теория и внешняя политика строятся на основе этого предположения.

    Миф был оспорен учеными-когнитивистами, такими как Даниэль Канеман (получивший Нобелевскую премию по экономике за свою теорию) и Амос Тверски, которые показали, что люди на самом деле так не думают.

    Тем не менее, большая часть экономической науки по-прежнему основана на предположении, что люди, естественно, всегда будут мыслить с точки зрения своих личных интересов.

    Этот взгляд на рациональность играет очень важную роль в демократической политике. Предполагается, что избиратели будут голосовать в своих интересах. Демократы шокированы или озадачены, когда избиратели не голосуют в своих интересах.

    «Как, — продолжают спрашивать меня демократы, — любой бедняк может голосовать за Буша, когда он так сильно их ранит?» Их ответ состоит в том, чтобы попытаться еще раз объяснить беднякам, почему голосование за демократов послужит их личным интересам.Несмотря на все доказательства обратного, демократы продолжают биться головой о стену. На выборах 2000 года Гор постоянно говорил, что снижение налогов Бушем коснется только 1% самых богатых, и он думал, что все остальные будут следовать своим личным интересам и поддерживать его. Но бедные консерваторы по-прежнему выступали против него, потому что как консерваторы они считали, что те, у кого больше всего денег — «хорошие» люди — заслуживают того, чтобы оставить их себе в награду за свою дисциплинированность. Нижние 99 процентов консерваторов проголосовали за свои консервативные ценности вопреки своим личным интересам.

    Утверждается, что 35 процентов населения думают, что они входят или когда-нибудь войдут в 1 процент самых богатых людей, и это объясняет вывод на основе ожидаемого личного интереса в будущем. Но как насчет остальных 65 процентов, которые не мечтают о том, что когда-нибудь получат снижение налогов, но все же поддерживают его? Они явно голосуют не в своих личных интересах или даже в своих надеждах на будущее.

    Аналогичное явление произошло на выборах по отзыву в Калифорнии в 2003 году.Профсоюзы вложили много денег, представляя факты о том, что положение Грея Дэвиса было лучше для людей, особенно для рабочих, чем положение Арнольда Шварценеггера. В фокус-группах они спрашивали членов профсоюза: «Что для вас лучше, эта позиция Дэвиса или эта позиция Шварценеггера?» Большинство сказали бы: «Эта Дэвис». Дэвис, Дэвис, Дэвис. Затем они спрашивали: «За кого вы голосуете?» «Шварценеггер».

    Люди не обязательно голосуют в своих интересах. Они голосуют за свою личность. Они голосуют за свои ценности.Они голосуют за тех, с кем себя отождествляют. Они могут отождествлять себя со своими личными интересами. Это может случиться. Дело не в том, что люди никогда не заботятся о своих личных интересах. Но они голосуют за свою личность. И если их идентичность соответствует их личным интересам, они будут голосовать за это. Важно понять этот момент. Было бы серьезной ошибкой полагать, что люди просто всегда голосуют в своих личных интересах.

    Третья ошибка заключается в следующем: существует метафора, согласно которой политические кампании — это маркетинговые кампании, где кандидат — это продукт, а позиция кандидата по вопросам — характеристики и качества продукта.Это приводит к выводу, что опрос должен определить, по каким вопросам должен баллотироваться кандидат. Вот список проблем. Какие из них демонстрируют наибольшую степень поддержки позиции кандидата? Если это лекарства, отпускаемые по рецепту, 78 процентов, вы используете платформу, предлагающую лекарства, отпускаемые по рецепту. Сохраняет ли это социальное обеспечение? Вы работаете на платформе с социальным обеспечением. Вы составляете список основных проблем, и это те проблемы, над которыми вы работаете. Вы также проводите сегментацию рынка: район за районом, вы выясняете самые важные вопросы, и это те, о которых вы говорите, когда идете в этот район.

    Не работает. Иногда это может быть полезно, и, по сути, республиканцы используют это помимо своей реальной практики.

    Но их реальная практика и реальная причина их успеха такова: они говорят то, во что идеалистически верят. Они говорят это; они разговаривают со своей базой, используя фреймы своей базы. Либеральные и прогрессивные кандидаты, как правило, следят за своими опросами и решают, что они должны стать более «центристскими», двигаясь вправо. Консерваторы вовсе не двигаются влево, и тем не менее они побеждают!

    Почему? Что такое электорат с когнитивной точки зрения? Вероятно, от 35 до 40 процентов людей — а может, и больше в наши дни — придерживаются модели строгого отца, управляющей их политикой.Точно так же есть люди, которые придерживаются заботливого взгляда на свою политику, вероятно, еще 35–40 процентов. И тогда есть все люди в «середине».

    Обратите внимание, что я сказал об их политике. У всех нас есть обе модели, активные или пассивные. Прогрессисты смотрят фильм Джона Уэйна или фильм Арнольда Шварценеггера, и они могут это понять. Они не говорят: «Я не знаю, что происходит в этом фильме». У них строгая модель отца, по крайней мере, пассивная. И если вы консерватор и понимаете «Шоу Косби», у вас есть заботливая родительская модель, по крайней мере, пассивная.У каждого есть оба мировоззрения, потому что оба мировоззрения широко представлены в нашей культуре, но люди не обязательно все время живут одним мировоззрением.

    Итак, вопрос в том, живете ли вы по одной из семейных моделей? Но этот вопрос недостаточно конкретен. Есть много аспектов жизни, и многие люди живут по одной модели, основанной на семье, в одной части своей жизни и по другой в другой части своей жизни. У меня есть коллеги, которые заботливые родители дома и либералы в политике, но строгие отцы в классе.Рейган знал, что «синие воротнички», проявлявшие заботливость в своей профсоюзной политике, часто были строгими отцами дома. Он использовал политические метафоры, основанные на доме и семье, и заставил их распространить свой строгий отцовский образ мышления с дома на политику.

    Это очень важно сделать. Цель состоит в том, чтобы активировать вашу модель среди людей в «середине». У людей, находящихся посередине, есть обе модели, регулярно используемые в разных сферах их жизни. Что вы хотите сделать, так это заставить их использовать вашу модель для политики — активировать ваше мировоззрение и моральную систему в их политических решениях.

    Вы делаете это, разговаривая с людьми, используя фреймы, основанные на вашем мировоззрении.

    Однако при этом вы не хотите обидеть людей в середине, которые до этого момента сделали противоположный выбор. Поскольку они также имеют и используют обе модели в какой-то части своей жизни, их все же можно убедить активировать противоположную модель для политики.

    Клинтон придумал, как справиться с этой проблемой. Он украл язык другой стороны. Например, он говорил о «реформе социального обеспечения».Он сказал: «Эпоха большого правительства закончилась». Он делал то, что хотел, только брал их язык и использовал их слова, чтобы описать это. Это их очень злило. Очень умная техника.

    Получается, что хорошо для гуся, хорошо и для гусака, и знаете что? Получаем «сострадательный консерватизм». Инициатива «Чистое небо». Здоровые леса. Ни один ребенок не остался без внимания. Это использование языка, чтобы смягчить людей, у которых есть воспитательные ценности, в то время как реальная политика — это строгая политика отца.Это смягчит и даже привлечет людей посередине, которые могут испытывать к вам сомнения. Это использование оруэлловского языка — языка, который означает противоположное тому, что он говорит, — чтобы успокоить людей посередине, в то же время, когда вы накачиваете базу. Это часть консервативной стратегии.

    Либералы и прогрессисты обычно реагируют на эту стратегию обреченно. Обычная реакция такова: «Эти консерваторы — плохие люди; они используют оруэлловский язык. Они говорят противоположное тому, что имеют в виду.Они обманщики. Плохой. Плохой.»

    Все верно. Но мы должны признать, что они используют оруэлловский язык именно тогда, когда это необходимо: когда они слабы, когда они не могут просто выйти и сказать, что они имеют в виду. Представьте, если бы они выступили в поддержку законопроекта о грязном небе, или законопроекта об уничтожении лесов, или законопроекта об отказе от государственного образования. Они проиграют. Они осознают, что люди не поддерживают то, что они на самом деле пытаются сделать.

    Оруэлловский язык указывает на слабость — Оруэлловская слабость. Когда вы слышите оруэлловский язык, отметьте, где он находится, потому что он указывает, где они уязвимы.Они не везде его используют. Очень важно это заметить, и использовать их слабость себе на пользу.

    Очень хороший пример касается окружающей среды. Языковиком правых является Фрэнк Лунц, который выпускает большие книги с языковыми рекомендациями только для консерваторов, которые используются в качестве учебных пособий для всех кандидатов от консерваторов, а также для юристов, судей и других публичных ораторов — даже для старшеклассников, которые хотят быть консервативными общественными деятелями. В этих книгах Лунц говорит вам, какой язык использовать.

    Например, в прошлогоднем выпуске в разделе о глобальном потеплении говорится, что наука, похоже, все больше идет против консервативной позиции. Однако консерваторы могут противостоять науке, используя правильный язык. Людям, поддерживающим экологические позиции, нравятся определенные слова. Им нравятся слова «здоровый», «чистый» и «безопасный», потому что эти слова соответствуют рамкам, описывающим, что для них значит окружающая среда. Поэтому, говорит Лунц, по возможности используйте слова «здоровый», «чистый» и «безопасный», даже когда речь идет об угольных или атомных электростанциях.Именно такая оруэлловская слабость приводит к тому, что законодательный акт, фактически увеличивающий загрязнение, называется Законом о чистом небе.

    Точно так же несколько лет назад Лунц написал памятку для общения с женщинами. Как вы разговариваете с женщинами? По словам Лунца, женщинам нравятся определенные слова, поэтому, когда вы разговариваете с женской аудиторией, вот слова, которые вы используете как можно чаще: «любовь», «от сердца» и «для детей». А если почитать выступления Буша, то снова и снова всплывают слова «любовь», «от сердца» и «для детей».

    Этот вид использования языка является наукой. Как и любую науку, ее можно использовать честно или во вред. Этот вид использования языка преподается. Этот вид использования языка также является дисциплиной. Консерваторы обеспечивают дисциплину сообщений. Во многих офисах есть фонд пиццы: каждый раз, когда вы используете «неправильный» язык, вы должны положить четвертак в фонд пиццы. Люди быстро учатся говорить «налоговые льготы» или «частичный аборт», а не что-то еще.

    Но Лунц — это гораздо больше, чем просто язык.Он признает, что правильное использование языка начинается с идей — с правильной постановки вопросов, формулировки, отражающей последовательную консервативную моральную точку зрения, то, что мы называем строгой отцовской моралью. Книга Лунца не только о языке. По каждому вопросу он объясняет, что такое консервативное рассуждение, что такое прогрессивное рассуждение и как лучше всего атаковать прогрессивные аргументы с консервативной точки зрения. Он ясен: идеи на первом месте.

    Одна из главных ошибок либералов состоит в том, что они думают, что у них есть все идеи, которые им нужны.Они думают, что им не хватает только доступа к СМИ. Или, может быть, какие-то волшебные фразы, такие как «частичный аборт».

    Когда вы думаете, что вам просто не хватает слов, на самом деле вам не хватает идей. Идеи приходят в виде рамок. Когда рамки есть, слова приходят легко. Есть способ определить, когда вам не хватает нужных кадров. Наверняка вы заметили явление. Консерватор на телевидении использует два слова, например, «налоговые льготы». И прогрессивный должен вступить в длинную дискуссию о своей точке зрения.Консерватор может апеллировать к устоявшейся структуре, согласно которой налогообложение является бедствием или бременем, что позволяет использовать фразу из двух слов «налоговые льготы». Но установленной рамки с другой стороны нет. Вы можете говорить об этом, но это требует определенных действий, потому что нет уже установленной рамки, нет фиксированной идеи.

    В когнитивной науке есть название для этого явления. Это называется гипокогницией — отсутствием нужных вам идей, отсутствием относительно простой фиксированной рамки, которую можно вызвать одним-двумя словами.

    Идея гипокогниции возникла в ходе исследования на Таити в 1950-х годах покойным антропологом Бобом Леви, который также был терапевтом. Леви задался вопросом, почему на Таити так много самоубийств, и обнаружил, что у таитян нет понятия о горе. Они чувствовали горе. Они испытали это. Но у них не было для этого понятия или названия. Они не считали это нормальной эмоцией. Не было никаких ритуалов вокруг горя. Никакого психологического консультирования, ничего подобного. Им не хватало концепции, в которой они нуждались, и они слишком часто кончали жизнь самоубийством.

    Прогрессисты страдают от массивного гипокогниции. Консерваторы страдали от этого. Когда Голдуотер проиграл в 1964 году, у них было очень мало концепций, которые есть сегодня. В промежуточные сорок лет консервативные мыслители заполнили свои концептуальные пробелы. Но наши концептуальные пробелы все еще существуют.

    Вернемся к налоговым льготам.

    Что такое налогообложение? Налогообложение — это то, что вы платите за то, чтобы жить в цивилизованной стране, то, что вы платите за демократию и возможности, и то, что вы платите за пользование инфраструктурой, оплаченной прежними налогоплательщиками: системой шоссейных дорог, Интернетом, всем научным учреждением, медицинское учреждение, система связи, авиационная система.Все оплачивается налогоплательщиками.

    Вы можете думать об этом метафорически, по крайней мере, двумя способами. Во-первых, как инвестиция. Представьте себе следующее объявление:

    Наши родители инвестировали в будущее, как свое, так и свое, через свои налоги. Они вложили свои налоговые деньги в систему автомагистралей между штатами, Интернет, научные и медицинские учреждения, нашу систему связи, нашу систему авиаперевозок, космическую программу. Они инвестировали в будущее, а мы пожинаем налоговые льготы, выгоды от уплаченных ими налогов.Сегодня у нас есть активы — автомагистрали, школы и колледжи, Интернет, авиакомпании — которые появились благодаря их мудрым инвестициям.

    Представьте себе, что версии этой рекламы повторяются снова и снова в течение многих лет. В конце концов, структура будет установлена: налоги — это разумные инвестиции в будущее.

    Или возьмем другую метафору:

    Налогообложение — это оплата ваших взносов, оплата членских взносов в Америке. Если вы вступаете в загородный клуб или общественный центр, вы платите взносы. Почему? Вы не строили бассейн.Вы должны поддерживать его. Вы не строили баскетбольную площадку. Кто-то должен его чистить. Вы не можете использовать корт для сквоша, но вы все равно должны платить взносы. В противном случае он не сохранится и развалится. Люди, уклоняющиеся от уплаты налогов, например корпорации, переезжающие на Бермудские острова, не платят взносы в свою страну. Быть налогоплательщиком патриотично. Дезертировать нашу страну и не платить взносы предательски.

    Возможно, Билл Гейтс-старший сказал это лучше всех. Выступая за сохранение налога на наследство, он указал, что он и Билл-младший.не изобрел Интернет. Они просто использовали его — чтобы заработать миллиарды. Не бывает человека, который сделал себя сам. Каждый бизнесмен использовал обширную американскую инфраструктуру, за которую заплатили налогоплательщики, чтобы заработать деньги. Он не заработал свои деньги в одиночку. Он использовал инфраструктуру налогоплательщиков. Он разбогател на том, за что заплатили другие налогоплательщики: на банковской системе, Федеральной резервной системе, Министерстве финансов и торговли, а также на судебной системе, где девять десятых дел связаны с корпоративным правом. Эти инвестиции налогоплательщиков поддерживают компании и состоятельных инвесторов.Самостоятельных мужчин не бывает! Богатые разбогатели, используя то, за что заплатили предыдущие налогоплательщики. Они в большом долгу перед налогоплательщиками этой страны и должны их вернуть.

    Это точные представления о налогах, но они еще не закреплены в нашем мозгу. Их нужно повторять снова и снова и уточнять, пока они не займут свое законное место в наших синапсах. Но это требует времени. Это не происходит в одночасье. Начать сейчас.

    Не случайно консерваторы побеждают там, где они успешно формулируют проблемы.У них есть фора в тридцать-сорок лет. И более двух миллиардов долларов инвестиций в аналитические центры.

    И они все еще думают наперед. Прогрессисты — нет. Прогрессисты чувствуют себя настолько оскорбленными консерваторами, что могут думать только о немедленной защите. Демократические чиновники постоянно подвергаются нападкам. Каждый день им приходится реагировать на консервативные инициативы. Это всегда вопрос: «Что мы должны сделать, чтобы отбиться от них сегодня?» Это ведет к политике, которая является реактивной, а не проактивной.

    И это не только чиновники. Я разговаривал с группами защиты интересов по всей стране, работал с ними и пытался помочь им с формулированием проблем. Таким образом я работал более чем с двумя сотнями групп защиты интересов. У них одни и те же проблемы: они все время находятся под атакой и пытаются защититься от следующей атаки. На самом деле у них нет времени планировать. У них нет времени думать о долгосрочной перспективе. У них нет времени думать не только о своих конкретных проблемах.

    Все они хорошие люди, умные, целеустремленные люди. Но они постоянно в обороне. Почему? Это нетрудно объяснить, когда мы думаем о финансировании.

    Правые аналитические центры получают крупные блочные гранты и пожертвования. Миллионы за раз. Они очень хорошо финансируются. Бюджеты самых маленьких эффективных аналитических центров справа составляют от четырех до семи миллионов долларов в год. Это мелкие операции. Крупные имеют до тридцати миллионов долларов в год.

    Более того, они знают, что получат деньги в следующем году и еще через год.Помните, что это блочные гранты — никаких условий. Делайте то, что вам нужно. Наймите интеллектуалов. Берите с собой талант. Один из мозговых центров возводит новое здание. Это будет восьмиэтажное здание с ультрасовременным медиа-залом и сотней квартир для стажеров, которые не могут позволить себе квартиры в Вашингтоне.

    Эти учреждения также создают человеческий капитал для будущего. Стажеры и ученые — это люди, которые хотят быть там, у которых есть таланты и способности, которые вполне могут сделать их важными в своих областях.Через аналитические центры они узнают друг друга. И стажеры строят пожизненные сети: они, вероятно, близко знают друг друга на протяжении всей своей жизни, потому что они жили вместе, когда были стажерами. Это социальные сети, которые будут приносить дивиденды годами и годами. Консерваторы, создавшие аналитические центры, не глупые люди.

    Таких грантов от прогрессивных фондов очень мало. Прогрессивные фонды распределяют деньги по кругу.

    Здесь дают двадцать пять тысяч долларов, может, пятьдесят тысяч, может, даже сто тысяч.Иногда это большой грант. Но получатели должны делать что-то отличное от того, что делают все остальные, потому что фонды рассматривают дублирование как пустую трату денег. Мало того, они не являются блочными грантами; получатели не имеют полной свободы решать, как потратить деньги. И уж точно нецелесообразно использовать его для развития карьеры, создания инфраструктуры или найма интеллектуалов для размышлений о долгосрочной, а также краткосрочной или взаимосвязанной политике. Акцент делается на предоставлении прямых услуг людям, которые в них нуждаются: финансирование на местах, а не создание инфраструктуры.По большей части именно так работают прогрессивные фонды. И из-за этого организации, которые они финансируют, должны иметь очень узкую направленность. У них должны быть проекты, а не только области, над которыми они работают.

    Активисты и правозащитники перегружены работой, им мало платят, и у них нет ни времени, ни энергии, чтобы думать о том, как им следует общаться с другими людьми. В основном у них нет времени или подготовки, чтобы подумать о том, как сформулировать свои проблемы. Система навязывает узкую направленность, а вместе с ней и изоляцию.

    Вы спросите, почему так? Есть причина. Есть глубокая причина, и это причина, о которой вам всем следует подумать.

    В правой иерархии нравственных ценностей высшей ценностью является сохранение и защита самой нравственной системы. Если это ваша главная цель, что вы делаете? Вы строите инфраструктуру. Вы скупаете СМИ заранее. Вы планируете заранее. Вы делаете такие вещи, как предоставление стипендий правым студентам-юристам, чтобы они закончили юридическую школу, если они присоединятся к Обществу федералистов.

    И после этого вы получаете им хорошую работу.Если вы хотите расширить свое мировоззрение, очень разумно убедиться, что в долгосрочной перспективе у вас есть люди и ресурсы, которые вам нужны.

    Слева наивысшая ценность — это помощь тем, кто в ней нуждается. Итак, если вы являетесь фондом или создаете фонд, что делает вас хорошим человеком? Вы помогаете как можно большему количеству людей. И чем больше урезаются государственные бюджеты, тем больше людей нуждаются в помощи. Таким образом, вы распределяете деньги между низовыми организациями, и поэтому у вас не остается денег на инфраструктуру или развитие талантов, и уж точно не на интеллектуалов.Не тратьте ни копейки на дублирование усилий, ведь вам предстоит помогать все большему количеству людей. Как вы показываете, что вы хороший, нравственный человек или основание? Перечислив всех людей, которым вы помогаете; чем больше, тем лучше.

    Итак, вы увековечиваете систему, которая помогает правым. В процессе, это также помогает людям. Конечно, дело не в том, что люди не нуждаются в помощи. Они делают. Но по мере сокращения бюджетов и налогов происходит то, что правые приватизируют левых. Правые вынуждают левых тратить все больше частных денег на то, что должно поддерживать правительство.

    Со всем этим можно многое сделать. Давайте поговорим о том, с чего начать.

    Право умеет говорить о ценностях. Нам нужно поговорить о ценностях. Если мы немного подумаем об этом, мы можем перечислить наши ценности. Но нелегко думать о том, как ценности соответствуют проблемам, знать, как говорить о каждой проблеме с точки зрения наших ценностей, а не их. Над этим работает наш институт Rockridge Institute. Мы смотрим на ценности, стоящие за проблемами.

    Прогрессисты также должны смотреть на интеграцию вопросов. Это то, в чем правые очень, очень сообразительны. Они знают о том, что я называю стратегическими инициативами. Стратегическая инициатива — это план, в котором изменение в одной тщательно выбранной проблемной области автоматически влияет на многие, многие, многие другие проблемные области.

    Например, снижение налогов. Это кажется простым, но в результате в бюджете не хватает денег ни на одну из социальных программ правительства. Не просто не хватает денег, скажем, на бездомных, школы или защиту окружающей среды; вместо этого не хватает денег на все сразу, на весь ассортимент.Это стратегическая инициатива.

    Или реформа деликтного права, что означает установление ограничений на суммы присуждения судебных исков. Реформа деликта является главным приоритетом для консерваторов.

    Почему это так волнует консерваторов? Что ж, как только вы увидите эффекты, вы поймете, почему их это волнует. Потому что одним махом вы запрещаете все потенциальные судебные процессы, которые станут основой будущего природоохранного законодательства и правил. То есть речь идет не только о регулировании химической промышленности, или угольной промышленности, или атомной энергетики, или других вещах.Это регулирование всего. Если стороны, которым нанесен ущерб, не могут предъявлять иски аморальным или небрежным корпорациям или профессионалам на значительные суммы, компании могут причинять обществу неограниченный вред в процессе зарабатывания денег. А юристы, которые рискуют и вкладывают значительные средства в такие дела, больше не будут зарабатывать достаточно денег, чтобы поддерживать риск. И корпорации смогут игнорировать общественное благо. Вот что такое «деликтная реформа».

    Кроме того, если вы посмотрите, откуда демократы получают большую часть своих денег в отдельных штатах, то в значительной степени они поступают от юристов, выигрывающих гражданские дела.Многие адвокаты по гражданским правонарушениям являются важными донорами демократов. Деликтная «реформа» — как ее называют консерваторы — отрезает этот источник денег. Внезапно три четверти денег, идущих в Техасскую демократическую партию, исчезли. Кроме того, компании, отравляющие окружающую среду, хотят иметь возможность ограничивать возможные вознаграждения. Таким образом, они могут заранее рассчитать стоимость выплаты жертвам и включить ее в стоимость ведения бизнеса. Безответственные корпорации выигрывают от деликтной реформы. Республиканская партия выиграла от деликтной реформы.

    И эти настоящие цели скрыты. Проблема, похоже, заключается в устранении «несерьезных судебных исков» — люди получают тридцать миллионов долларов за то, что на них пролили горячий кофе.

    Однако того, чего на самом деле пытаются добиться консерваторы, в предложении нет. То, чего они пытаются достичь, следует из принятия предложения. Их не интересуют в первую очередь сами судебные процессы. Они заботятся об избавлении от защиты окружающей среды, потребителей и работников в целом. И они заботятся о прекращении финансирования Демократической партии.Вот что такое стратегическая инициатива.

    Было несколько стратегических инициатив по левым отчетам о воздействии на окружающую среду и Закону об исчезающих видах, но прошло уже тридцать лет с тех пор, как они были приняты.

    В отличие от правых, левые не мыслят стратегически. Мы думаем вопрос за вопросом. Как правило, мы не пытаемся выяснить, какие минимальные изменения, которые мы можем внести, повлияют на многие проблемы.

    Есть несколько исключений. Например, в настоящий момент существует стратегическое предложение под названием «Новая инициатива Аполлона».Проще говоря, идея состоит в том, чтобы вкладывать в альтернативную энергетику тридцать миллиардов долларов в год — именно столько сейчас идет на субсидии для поддержки угольной и газовой промышленности. Что делает это стратегическим? Это стратегический вопрос, потому что это не просто вопрос энергетики или устойчивого развития. Это также:

    • Проблема с рабочими местами: это создаст от двух до четырех миллионов рабочих мест.
    • Проблема со здоровьем: Чем меньше загрязнение воздуха, тем меньше детская астма.
    • Чистая вода, чистый воздух.
    • Проблема видов: очистит окружающую среду и среду обитания.
    • Проблема глобального потепления: Мы бы внесли свой вклад в снижение выбросов парниковых газов без программы, специально предназначенной для глобального потепления.
    • Вопрос внешней политики: мы больше не будем зависеть от ближневосточной нефти.
    • Проблема развития третьего мира: каждая страна, какой бы «слаборазвитой» она ни была, может производить собственную энергию, если у нее есть соответствующие альтернативные технологии. Таким странам не пришлось бы занимать деньги, чтобы покупать нефть и загрязнять окружающую среду.И им не придется платить проценты за взятые взаймы деньги.

    Кроме того, каждый доллар, вложенный в энергию в странах третьего мира, имеет шестикратный мультипликативный эффект.

    Короче говоря, масштабные инвестиции в альтернативную энергетику приносят огромную отдачу во многих областях. Это касается не только энергии; речь идет о рабочих местах, здоровье, чистом воздухе и воде, среде обитания, глобальном потеплении, внешней политике и развитии третьего мира. Речь также идет о создании новых коалиций и организации новых институтов и новых избирателей.

    Тридцать миллиардов долларов в год в течение десяти лет, вкладываемых в альтернативную энергию, имели бы огромный эффект. Но прогрессивные кандидаты по-прежнему мыслят гораздо меньшими категориями, а не долгосрочно и стратегически.

    Существуют также стратегические инициативы другого рода — то, что я называю инициативами «скользкой дорожки»: сделайте первый шаг, и вы уже на пути к обрыву. Консерваторы очень хороши в инициативах по скользкой дорожке. Возьмем «частичный аборт».

    Таких случаев почти нет.Почему консерваторов это так волнует? Потому что это первый шаг по скользкому пути к прекращению всех абортов. Он представляет аборт как ужасную процедуру, в то время как большинство операций по прерыванию беременности не имеют ничего общего с этой.

    Зачем нужен образовательный законопроект о школьном тестировании? Как только рамки тестирования будут применяться не только к учащимся, но и к школам, тогда школы могут, метафорически, потерпеть неудачу и быть наказанными за неудачу сокращением своих пособий. Меньшее финансирование, в свою очередь, затрудняет улучшение школ, что приводит к циклу неудач и, в конечном итоге, к ликвидации многих государственных школ.Что заменяет систему государственных школ, так это система ваучеров для поддержки частных школ. У богатых будут хорошие школы, частично оплачиваемые за счет налогов, которые раньше шли на государственные школы. У бедняков не было бы денег на хорошие школы. Мы получили бы двухуровневую школьную систему: хорошую для «достойных богатых» и плохую для «недостойных бедняков».

    Законопроект о программе Medicare был еще одним скользким шагом. Больничные кассы могут использовать свой размер, чтобы торговаться за более низкие цены на лекарства, в то время как правительству запрещено использовать свой размер для получения скидок.Более того, через несколько лет Medicare будет вынуждена конкурировать с частными фармацевтическими компаниями на неравных основаниях; фармацевтические компании получат субсидию в размере двенадцати миллиардов долларов, чтобы помочь привлечь пожилых людей. Консервативная стратегия состоит в том, чтобы переманить пожилых людей из программы Medicare на частные счета с временно более низкими ценами на лекарства. В конце концов, все больше и больше людей уйдут из Medicare, пока она не рухнет.

    С консервативной моральной точки зрения, так и должно быть.

    И тем не менее видный сенатор-демократ проголосовал за него, на том основании, что это даст немедленную помощь в миллиардах долларов пожилым людям в ее родном штате.Она назвала это «хорошим первым шагом». К краю обрыва.

    Консерваторам не нужно побеждать в вопросе за вопросом за вопросом. С этим можно многое сделать. Вот одиннадцать вещей, которые могут сделать прогрессисты.

    • Во-первых, осознайте, что консерваторы сделали правильно, а где прогрессисты промахнулись. Это больше, чем просто контроль над СМИ, хотя это далеко не тривиально. Что они сделали правильно, так это успешно сформулировали проблемы со своей точки зрения.Признайте их успехи и наши неудачи.
    • Во-вторых, помните: «Не думай о слоне». Если вы сохраните их язык и их фреймы и будете просто возражать против этого, вы проиграете, потому что укрепляете их фреймы.
    • В-третьих, правда сама по себе не освободит вас. Просто говорить правду власти не получится. Вам нужно эффективно формулировать истины с вашей точки зрения.
    • В-четвертых, вам всегда нужно говорить с точки зрения морали. Прогрессивная политика вытекает из прогрессивных ценностей.Четко определите свои ценности и используйте язык ценностей. Отбросьте язык политиков.
    • В-пятых, поймите, откуда берутся консерваторы. Проясните их строгую отцовскую мораль и ее последствия. Знайте против чего вы спорите. Уметь объяснить, почему они верят в то, во что верят. Попробуйте предугадать, что они скажут.
    • В-шестых, мыслите стратегически во всех областях. Думайте с точки зрения больших моральных целей, а не с точки зрения программ ради них самих.
    • В-седьмых, подумайте о последствиях предложений.Формируйте прогрессивные инициативы по скользкой дорожке.
    • В-восьмых, помните, что избиратели голосуют за свою идентичность и свои ценности, которые не обязательно должны совпадать с их личными интересами.
    • Девятое, объединяйтесь! И сотрудничать! Вот как: запомните шесть видов прогрессивного мышления: (1) социально-экономический, (2) политика идентичности, (3) защитник окружающей среды, (4) гражданский либертарианец, (5) духовный и (6) антиавторитарный. Обратите внимание, какой из этих способов мышления вы используете чаще всего — где вы попадаете в спектр, и где люди, с которыми вы разговариваете, попадают в спектр.Затем поднимитесь над своим образом мышления и начните думать и говорить, исходя из общих прогрессивных ценностей.
    • В-десятых, будьте активны, а не реагируйте. Играйте в нападении, а не в защите. Практикуйте рефрейминг каждый день по каждому вопросу. Не говорите только то, во что вы верите. Используйте свои кадры, а не их кадры. Используйте их, потому что они соответствуют ценностям, в которые вы верите.
    • Одиннадцатое, поговорите с прогрессивной базой, чтобы активировать заботливую модель «колеблющихся избирателей». Не двигайтесь вправо. Движение вправо вредно по двум причинам.Это отталкивает прогрессивную базу и помогает консерваторам, активируя их модель у колеблющихся избирателей.

    Обрамление для картин | Anchorage, AK

    Лучшее в сфере услуг по обрамлению и печати 

    Художественная печать на металле, бумаге и холсте

    В течение тридцати лет компания Denali Graphics & Frame гордится тем, что предоставляет Анкориджу, AK и его окрестностям превосходное услуги по обрамлению на заказ, услуги профессиональной печати и качественные расходные материалы для обрамления, как в розницу, так и оптом.Мы здесь для вас, независимо от того, являетесь ли вы крупным бизнесом, ищущим оптового подрядчика, малым бизнесом, нуждающимся в полиграфических услугах, художником, нуждающимся в репродукции и обрамлении, или частным лицом, которое просто хочет получить некоторые из ваших любимых фотографии распечатаны и оформлены. Мы ваша единственная остановка для любых и всех ваших потребностей. Обещая качественные результаты, быстрое обслуживание и всегда доступные цены, позвольте нашим специалистам по печати и обрамлению показать вам превосходные результаты, на которые мы способны.

    Бизнес-предприятие, принадлежащее ветеранам

    Denali Graphics & Frame, которым владеют и управляют ветераны, также является полностью местным предприятием. В отличие от того, к чему вы, возможно, привыкли в одном из крупных магазинов корпоративной печати и обрамления, мы предлагаем нашим клиентам просто непревзойденный уровень обслуживания. Приходите и дайте шанс нашим опытным специалистам по печати и обрамлению сегодня.

    Здесь вы найдете все, что вам нужно в рамке

    Мы здесь, чтобы позаботиться обо всех ваших потребностях в рамке, независимо от того, ищете ли вы оптовые услуги по рамке или просто хотите одну фотографию в красивой рамке.Позвоните или приходите сегодня и ознакомьтесь с нашим замечательным выбором красивых и высококачественных материалов для обрамления, а затем отойдите в сторону и поразитесь скорости, с которой наши опытные мастера идеально справляются со всем.

    РОЗНИЧНАЯ И КОММЕРЧЕСКАЯ

    Полиграфия с полным спектром услуг

    Наш отдел печати предлагает нашим клиентам полный спектр услуг; от захвата и цветопробы до воспроизведения на бумаге, холсте и металле. Denali Graphics & Frame может удовлетворить ваши потребности независимо от количества.Независимо от того, являетесь ли вы художником, работающим полный рабочий день, студентом или частным лицом, желающим воспроизвести часть своего искусства, мы здесь, чтобы помочь вам всеми возможными способами.

    ПЕЧАТЬ

    Художественная галерея с участием


    местных художников

    Мы рады представить множество талантливых художников Аляски, таких как Ронда Скотт, Челлин Ларсен (Dragonfly Gallery), Корин Данзл (Ink Goes Wild), Тами Фелпс, Janaan Kitchen и MudGirls Studios. Мы не только носим некоторые из их удивительных работ, но и рамы для клиентов! Приходите и посмотрите все, что мы можем предложить лично.Мы знаем, что вам понравится просматривать наши стены!

    ГАЛЕРЕЯ ИСКУССТВ

    Особенности Denali Graphics & Frame

    Наш отдел розничной торговли работает напрямую с частными лицами, нуждающимися в обрамлении картин для своего дома или офиса. Наш впечатляющий дизайнерский персонал поможет вам придумать наилучший вид для вашего произведения искусства.

    Наше коммерческое подразделение работает с корпоративными предприятиями, крупными и малыми, галереями и дизайнерами интерьеров, с любыми потребностями в оформлении декора.

    Наш оптовый отдел удовлетворяет потребности рамщиков картин, художников и фотографов, которые производят свои собственные работы. Мы продаем весь ассортимент материалов для обрамления картин, от длинного или рубленого молдинга до паспарту, стекла и различных других материалов для обрамления.

    На нашем складе имеется более 1000 молдингов и 800 различных цветов матового картона.

    Наш полиграфический отдел работает со всеми видами полиграфии. Являетесь ли вы профессиональным художником, фотографом или любителем, мы можем работать с вами, чтобы создать наилучший вид для ваших работ.Мы способны воспроизводить оригинальные произведения искусства на различных видах бумаги, холста или даже металла. Мы также занимаемся печатью для специальных презентаций, таких как выход на пенсию, свадьбы и юбилеи.

    ОПТОВАЯ

    Позвоните нам по телефону

    (907) 561-4456 или приходи сегодня!

    Свяжитесь с нами

    Спасибо, что связались с нами.
    Мы свяжемся с вами как можно скорее.

    К сожалению, при отправке вашего сообщения произошла ошибка.
    Повторите попытку позже.

    700 W. Международный аэропорт Rd.

    Анкоридж, штат Аляска 99518

    The Framing Wars — The New York Times

    Хомский фактически выиграл этот спор, по крайней мере, в том смысле, что большинство американских лингвистических факультетов до сих пор преподают его по-своему. (По сей день эти двое мужчин не разговаривают.) Однако Лакофф и его коллеги-единомышленники не остановились и основали область когнитивной лингвистики, которая стремится понять природу языка — то, как мы его используем, почему это убедительно — исследуя в значительной степени бессознательный способ работы ума.

    В 1970-х годах Лакофф, граничащий с философией, стал одержим метафорами. Как он объяснил мне это однажды за обедом в кафе Беркли, исследователи разума, возвращаясь к Аристотелю, всегда рассматривали метафору просто как языковой прием, простой способ донести мысль. Вместо этого Лакофф утверждал, что метафоры на самом деле были встроены в тайники разума, давая мозгу возможность обрабатывать абстрактные идеи. Другими словами, плохие отношения напоминают вам на бессознательном уровне тупик, потому что оба ведут в никуда.Это происходит из-за того, что можно было бы назвать фреймом «любовь как путешествие» в нейронных путях вашего мозга, то есть вы с большей вероятностью относитесь к истории, скажем, о разрыве, если она описывается вам с помощью образов. путешествия. Это может показаться интуитивным, но в 1980 году, когда Лакофф написал «Метафоры, которыми мы живем», это считалось довольно радикальным. «В течение 2500 лет никто не оспаривал Аристотеля, хотя он и был неправ», — сказал мне Лакофф, потягивая виноградный сок пино из кубка. Скромность — не самая очевидная его добродетель.

    Благодаря своей работе над метафорами Лакофф нашел путь к политическому дискурсу. В основополагающей книге 1996 года «Моральная политика» он утверждал, что люди относятся к политическим идеологиям на бессознательном уровне через метафорическую структуру семьи. Консервативные политики, полагает Лакофф, действуют в рамках строгого отца, который устанавливает непреклонные правила и наделяет свою семью сильным моральным порядком. Либералов, с другой стороны, лучше всего понять через фрейм заботливого родителя, который учит своего ребенка стремиться к личному счастью и заботиться об окружающих.(Эти две модели, как сказал Лакофф, персонифицированы Арнольдом Шварценеггером, с одной стороны, и Опрой Уинфри, с другой.) Большинство избирателей, предполагает Лакофф, несут в синапсах своего мозга некоторую часть обоих родительских фреймов; какая модель «активирована» — то есть, к чему они могут лучше относиться — зависит от языка, который используют политики, и истории, которую они рассказывают.

    Самая убедительная часть гипотезы Лакоффа заключается в том, что для того, чтобы достучаться до избирателей, все отдельные вопросы политических дебатов должны быть связаны вместе какой-то более крупной структурой, которая кажется нам знакомой.Лакофф предполагает, что избиратели реагируют на грандиозные метафоры — будь то метафора строгого отца или что-то совершенно другое — в отличие от конкретных аргументов, и что конкретные аргументы находят отклик только в том случае, если они подкрепляют какую-то более грандиозную метафору. Лучшее подтверждение этой идеи можно найти в истории президентской кампании 2004 года. С первого дня республиканцы пометили Керри более широкой метафорой: он был флип-флоппером, либералом в стиле Теда Кеннеди, который пытался казаться центристом, вечно беспорядочно перескакивая с одной позиции на другую.Они позаботились о том, чтобы практически каждый комментарий, который они произносили о Керри во время кампании, тонко или неявно напоминал избирателям об этой центральной теме. (Возможно, самой умной рекламой кампании была та, в которой Керри демонстрировал виндсерфинг, мастерски скользя туда-сюда, туда-сюда.) фон; он был лжецом, корпоративной марионеткой, избалованным богатым ребенком, безрассудным поджигателем войны. Но им так и не удалось связать их всех в единый, объединяющий образ, который ассоциировался бы у избирателей с президентом.В результате ни один из них не застрял. Буш подвергся нападению. Керри подставили.

    По словам Лакоффа, республиканцы умеют использовать напыщенную лексику наряду с постоянным повторением, чтобы играть в рамки нашего бессознательного. Возьмем один из его любимых примеров, фразу «налоговые льготы». Он предполагает, указывает Лакофф, что нас угнетают налоги и что мы должны быть освобождены от них. Это вписывается в привычную структуру преследования, и когда такая фраза, повторяющаяся с течением времени, входит в повседневный лексикон, она склоняет дискуссию в пользу консерваторов.Если демократы начинают говорить о своем собственном плане «налоговых льгот», говорит Лакофф, они скорее признают, что налоги являются несправедливым бременем, чем утверждают, что они являются инвестицией в общее благо. Спор проигран, не успев начаться.

    Лакофф формировал свои политические теории, изучая работу Фрэнка Лунца, республиканского социолога, который помог Ньюту Гингричу сформулировать Контракт с Америкой в ​​1994 году. Для Лакоффа и его последователей Лунц является воплощением республиканского обмана.Его личные записки, многие из которых попали в руки демократов, объясняют почему. В одном из недавних меморандумов, озаглавленном «14 слов, которые никогда не следует использовать», Лунц призвал консерваторов ограничиться фразами из того, что он величественно называет «Новым американским лексиконом». Таким образом, умный республиканец, по мнению Лунца, никогда не выступает за «бурение в поисках нефти»; он предпочитает «разведку энергии». Ему никогда не следует критиковать «правительство», которое убирает наши улицы и платит нашим пожарным; ему следует атаковать «Вашингтон» с его неустанной жаждой налогов и правил.«Мы никогда не должны использовать слово «аутсорсинг», — писал Лунц, — потому что тогда нас попросят защищать или прекратить практику, позволяющую компаниям отправлять американские рабочие места за границу».

    По мнению Лакоффа, язык Лунца не только искажает факты его повестки дня, но и делает факты бессмысленными, фактически перепрограммируя, посредством долгосрочного повторения, нейронные сети внутри нашего мозга. И вот здесь видение Лакоффа становится немного тревожным. По словам Лакоффа, демократы ошибались, полагая, что люди — это рациональные действующие лица, принимающие решения на основе фактов; на самом деле, говорит он, когнитивная наука доказала, что все мы запрограммированы реагировать на рамки, глубоко укоренившиеся в нашем бессознательном, и если факты не укладываются в рамки, наш мозг просто отвергает их.Лакофф объяснил мне, что фреймы в нашем мозгу могут быть «активированы» правильной комбинацией слов и образов, и только тогда, когда мозг будет разблокирован, мы сможем обрабатывать факты, которые нам бросают.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.