Картинки о войне 1941 1945 для школьников: Рисунки детей на конкурс «Великая Отечественная война»

Содержание

Описание первого дня войны есть во многих дневниках — Российская газета

Психологический шок — так коротко историки описывают состояние обычных людей в первые дни войны. И подчеркивают: главным был даже не страх, а вводящее в ступор удивление. Между тем о том, что война обязательно начнется, знали не только советские командиры, выслушавшие в мае 1941 года предельно откровенную речь Сталина. Об этом говорили на всех советских кухнях, по улицам маршировали ворошиловские стрелки и отряды юношей и девушек в противогазах, а на политзанятиях народ просвещали относительно возможного противника. Но тем не менее началось все с шока…

В канун 75-й годовщины начала Великой Отечественной войны мы говорим с доктором исторических наук, профессором Еленой Сенявской о людях этих первых страшных дней: героях и трусах, добровольцах и дезертирах.

Елена Сенявская: В воздухе действительно пахло грозой. Это чувствовали все — и народ, и власть. Хасан, Халхин-Гол, начало Второй мировой войны и связанное с ней присоединение к СССР западных областей Украины и Белоруссии, затем Бессарабии и прибалтийских государств, Зимняя война с Финляндией. Вот только что это будет за война, в конце 30-х представляли совершенно неадекватно.

И это видно по довоенным фильмам и книгам. Они оптимистичны, задорно-агрессивны, бравурно-музыкальны…

Елена Сенявская: Советская стратегическая доктрина исходила из того, что война будет вестись «малой кровью» и «на чужой территории». Под нее подстраивалась и вся пропагандистская система страны. Прозрение наступило позже. Об этом, оглядываясь назад из июля 1942 года, написал в своем фронтовом дневнике Михаил Белявский: «Вот посмотрел сейчас фильм «Моряки», и еще больше окрепло убеждение в том, что наше кино с его «Моряками», «Истребителями», «Четвертым перископом», «Если завтра война», фильмами о маневрах и литература с романами «На Востоке» и «Первым ударом»… во многом виноваты перед страной, так как вместо мобилизации демобилизовывали своим «шапкозакидательством»… Большой долг и большая ошибка».

Кстати, и «враг» в этих фильмах какой-то не конкретный, а абстрактный «вражина», «соловей-разбойник»…

Елена Сенявская: Еще один «прокол» нашей пропаганды. В значительной степени он объясняется «большой игрой», которую вели лидеры всех крупных держав, включая «западные демократии», накануне Второй мировой войны. Дипломатическое сближение СССР с Германией, направленное в первую очередь на то, чтобы оттянуть начало войны на как можно более длительный срок, неизбежно влияло на публичную политику и пропаганду, в том числе и внутри страны. Если до середины 1939 года средства массовой информации, несмотря на все недостатки, вели последовательную воспитательную работу в духе ненависти к фашизму и его идеологии, то уже в конце сентября ситуация резко изменилась. После заключения 23 августа 1939 года Пакта о ненападении и 28 сентября Договора о дружбе и границе с Германией отказались от публичной антифашистской пропаганды в СМИ, а произведения искусства, в которых имелись антифашистские мотивы, были «отсеяны» и исполнять их более не разрешалось.

Какие, к примеру, запретили?

Елена Сенявская: В Москве был прекращен не только показ антинацистских фильмов «Профессор Мамлок» по пьесе Фридриха Вольфа и «Семья Оппенгейм» по роману Лиона Фейхтвангера, но и исторического фильма «Александр Невский», а в Театре им. Вахтангова спектакля по пьесе Алексея Толстого «Путь к победе» о германской интервенции в годы Гражданской войны.

Москвич Юрий Лабас вспоминал: с зимы 40-го года пошли разговоры, что Гитлер непременно нападет на Советский Союз. Но в «Окнах ТАСС» были выставлены плакаты с совсем иным содержанием. На одном из них изображался воздушный бой: наши самолетики красные, а вражеские — из них половина уже сбита и горит — черные, с белыми кругами на крыльях (белый круг — английский опознавательный знак).

За неделю до начала войны в газетах «Правда» и «Известия» было опубликовано сообщение ТАСС с опровержением «слухов» о близости войны между СССР и Германией. «По данным СССР, — говорилось в сообщении, — Германия так же неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы…»

Очередной ход в «большой игре»?

Елена Сенявская: Это заявление впоследствии объяснялось обычным «дипломатическим зондажом». Но и оно волей-неволей ввело в заблуждение и успокоило миллионы советских людей, привыкших верить тому, что «пишут в газетах».

Впрочем, несмотря на успокаивающие интонации высших официальных инстанций, атмосфера последних мирных дней была буквально пронизана предчувствием войны и слухами. К примеру, работавший на философском факультете ИФЛИ будущий академик Георгий Александров в середине мая откровенно рассказывал студентам о выступлении Сталина 5 мая 1941 года перед выпускниками военных академий, на котором вождь народов прямо сказал, что скоро им предстоит драться… Выступление Сталина было довольно длинным, до часа. А в печать просочилась только строчка…

Никто, конечно, не строил иллюзий по поводу договоров с Германией. Так, 11 июня заместитель политрука Владимир Абызов писал матери: «…Что в отношении международной обстановки, то это да. Она в настоящий момент напряжена до крайностей. И не случайно… А сосед наш ненадежный, несмотря на то, что мы с ним и имеем договора…»

И тем не менее известна запись в служебном дневнике начальника немецкого генерального штаба генерал-полковника Гальдера: «…О полной неожиданности нашего наступления для противника свидетельствует тот факт, что части были захвачены врасплох в казарменном расположении, самолеты стояли на аэродромах, покрытые брезентом; передовые части, внезапно атакованные нашими войсками, запрашивали командование о том, что им делать…» Он блефовал?

Елена Сенявская: Отчасти. Полной неожиданности все-таки не было. Будущий академик Владимир Виноградов, встретивший войну в городе Ровно, вспоминал: «За три дня до 22 июня пришел приказ на ночь завешивать окна одеялами и спать в обмундировании. Разрешалось снимать сапоги и ремень. Личному составу выдали боеприпасы, противогазы и известные всем медальоны. Командный состав перевели на казарменное положение. Вечером 21 июня командир полка подполковник Макертичев созвал всех командиров и политработников и еще раз подчеркнул, чтобы никто не отлучался из части, с границы поступают самые тревожные сообщения, все может случиться».

Уже в первые дни войны были совершены подвиги, потрясшие человечество. Хрестоматийные: оборона Брестской крепости, шестнадцать воздушных таранов, совершенных советскими летчиками, первые «матросовцы», бросившиеся на вражескую амбразуру на два года раньше Александра Матросова. Бомбардировки Берлина в августе 1941 года балтийскими летчиками с острова Эзель (Сааремаа)… И менее известные. Например, такой эпизод. После жестокого боя в западноукраинский городок Сокаль ворвались фашисты… Танк приближался к разрушенному зданию пограничной комендатуры, в подвале которого были укрыты женщины и дети. И вот навстречу бронированному чудовищу вышел объятый пламенем человек. Сорвав с себя смоченный бензином халат, кинул его на решетку моторного люка, а сам пылающим факелом бросился под танк. Это произошло в первый день войны, около девяти часов утра 22 июня… Только два десятилетия спустя удалось установить имя героя. Им оказался старший военфельдшер 4-й комендатуры 90-го Владимир-Волынского пограничного отряда Владимир Карпенчук.

Но не всем удалось справиться с почти животным страхом, о котором многие вспоминали, перед наступающей гитлеровской армией…

Елена Сенявская: В военных мемуарах встречаются очень яркие описания этих ощущений. «Втиснешься в окоп и чувствуешь, как вздрагивает земля и качает тебя, как ребенка в люльке», — писал участник первых боев ленинградец Виктор Сергеев. Первые письма с фронта поражают солдатской прямотой: «…Папа и мама, вы знаете, что германец напал на Советский Союз 22 июня 1941 года и я нахожусь уже в бою с 22 июня: с 5 часов ночи, — писал домой 20 июля 1941 года красноармеец Егор Злобин. — … Папа и мама, повидал я страху. Как с первых дней германец начал нас лупить, не найдем места. Мы попали в окружение его. Он нас и потрепал. От полка осталось человек 50, а то побило или в плен забрали. Ну, я насилу из жадных лап его выскочил и сбежал. Нас прикрепили к другому полку, и мы стали отступать на Каунас. Прошли 100 километров, 23 июня подходим к Каунасу. Как нас там встретили самолеты, пушки, пулеметы германские, как начали по нам лупить — не знаем, куда деваться… Ну, в общем, удирали без штанов… А он за нами гонится, и все отступаем и отступаем, он нас бьет и бьет… Голодные, босые, ноги все потерли».

Больной вопрос о дезертирах. Послушаешь некоторых историков, сдавались в плен в первые месяцы войны чуть ли не дивизиями…

Елена Сенявская: Не все были героями. Это так. Растерянность, неразбериха, потеря управления частями, отчаяние, малодушие — тоже характерные приметы трагического начала войны.

Но ведь это не отрицает невероятный патриотизм, поднявший всю страну…

Елена Сенявская: Разумеется, не отрицает. Посудите сами, в Ленинграде уже 22 июня, как только стало известно о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз, в военные комиссариаты пришли, не дожидаясь повесток, около 100 тысяч человек. А ведь согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР мобилизация должна была начаться только в полночь, и горвоенкомату пришлось обратиться в горком партии и исполком Ленсовета за разрешением начать ее досрочно.

Описание первого дня войны встречается во многих дневниках военных лет. Вот каким увидела этот день московская студентка Ирина Филимонова: «На улицах, в трамваях — встревоженные, но не растерянные лица людей. На истфаке (МГУ) полно народу, несмотря на воскресенье… Многие парни уже отправились на призывные пункты. Мы с подругой решили пойти на курсы медсестер, а затем — на фронт. Потом состоялся митинг. В Коммунистической аудитории негде было яблоку упасть. Выступали кратко, страстно. Студенты клялись сделать все, чтобы вместе со всем народом преградить путь проклятому фашизму. В конце митинга все встали и запели «Интернационал».

4 июля Государственный комитет обороны принял специальное постановление «О добровольной мобилизации трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения». И только в течение первых четырех дней в приемные комиссии райвоенкоматов и в партийные органы поступило 168 470 заявлений с просьбой зачислить в ополчение… В короткий срок столица сформировала и направила на фронт 12 дивизий народного ополчения, в которых насчитывалось около 120 тысяч человек. Около 50 тыс. москвичей вступили в истребительные, коммунистические и рабочие батальоны, ушли в партизаны…

По-моему, в первые дни войны родилась песня, от которой и сейчас мурашки по коже…

Елена Сенявская: Да, 24 июня 1941 года знаменитый актер Малого театра Александр Остужев прочитал по радио стихи Василия Лебедева-Кумача, начинавшиеся тревожно-призывным набатом «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!». В тот же день стихотворение опубликовали газеты «Известия» и «Красная звезда». А вскоре родилась песня. Художественный руководитель Краснознаменного ансамбля красноармейской песни и пляски Александр Александров, прочитав утром в газете стихи, уже к вечеру сочинил к ним музыку. Ночью вызвали артистов ансамбля и тут же, в репетиционной комнате, написав ноты на доске, выучили ее. Сын композитора Борис Александров вспоминал, что музыка была настолько созвучна стихам, а стихи — происходящему вокруг, что певцы и музыканты иногда от спазмов, сжимающих горло, не могли петь и играть… Утром следующего дня ее исполняли на Белорусском вокзале. Песня стала гимном Великой Отечественной войны.

Хроника первых минут войны

  • 22 июня. В 4 часа 00 минут 22 июня 1941 года начальник штаба Черноморского флота контр-адмирал И.Д. Елисеев приказал открыть огонь по немецким самолетам, которые вторглись далеко в воздушное пространство СССР: это был самый первый боевой приказ дать отпор напавшим на СССР нацистам в Великой Отечественной войне.
  • В 4 часа 10 минут УНКГБ по Львовской области передало по телефону в НКГБ УССР сообщение о переходе на советскую территорию в районе г. Сокаль ефрейтора вермахта Альфреда Лискова. На допросе в штабе пограничного отряда он заявил, что наступление германских войск начнется на рассвете 22 июня.
  • 22 июня в 4 часа 30 минут немецкие войска перешли в наступление. Началась Великая Отечественная война.
  • В 5 часов 25 минут Д.Г. Павлов направил командующим 3, 10 и 4-й армиями директиву: «Ввиду обозначившихся со стороны немцев массовых военных действий приказываю: поднять войска и действовать по-боевому».
  • В 5 часов 30 минут министерство иностранных дел Германии направило народному комиссару иностранных дел СССР Ноту от 21 июня 1941 года, в которой заявило, что советское правительство, сосредоточив в готовности к нападению свои вооруженные силы на германской границе, «предало и нарушило договоры и соглашения с Германией».

Книги о войне для младшего и среднего школьного возраста

Нет, слово «МИР» останется едва ли,
Когда войны не будут люди знать.
Ведь то, что раньше миром назвали
Все станут просто жизнью называть.
И только дети, знатоки былого,
Играющие весело в войну,
Набегавшись, припомнят это слово,
С которым умирали в старину.

В. Берестов

 


Великая Отечественная война. 1941-1945 : рассказы, стихи, очерки, письма : [сборник ; сост. Д. Меркулов и др.]. — Москва : Лабиринт Пресс, 2019. — 1141 с. : цв. ил. — (Книга + Эпоха). Книга-панорама с вложениями.

В этой интерактивной книге огромное количество материалов из музейных и личных архивов, а также стихи и рассказы известных советских поэтов и писателей, очерки фронтовых корреспондентов. Ордена, медали и наградные листы сменяются диктантами из ученических тетрадей и письмами родных людей.

 

 

 


Герман, Ю. П. Вот как это было : [повесть] / Юрий Герман ; художник Ольга Фадеева ; [предисл. А. Смоляна]. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2015. — 95 с. : ил. — (Вот как это было). 6+

Повесть написана от лица семилетнего ленинградца Мишки. Вместе с друзьями Мишка бегает тушить бомбы-зажигалки, выступает в госпитале, испытывает голод и холод. Война прокралась и в его бесхитростное восприятие жизни. Оканчивается история прорывом блокады, и Мишка с друзьями встречают победителей.

 

 

 

 


Ефетов, М. С. Последний снаряд : повесть / Марк Ефетов ; рисунки П. Пинкисевича. — Москва : Детская литература, 2019. — 111 с. : ил. — (Военное детство).6+

Подросток Володя и его маленькая сестра Наташа проводили на фронт папу, а сами остались с мамой в Москве. Они очень ждут от него письма, но почтовый ящик пуст. Володя занял место отца у станка на оборонном заводе и теперь работает для фронта. Позже именно Володин снаряд поставит последнюю точку в войне. Семья воссоединится только после Победы.

 

 

  


Кузьмин, Л. И. Привет тебе, Митя Кукин! : повести / Лев Кузьмин ; рисунки Николая Устинова. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2015. —159 с. : ил. — (Вот как это было). 6+

Первая повесть книги названа по строчке из письма, которую пишет сироте Мите в интернат для эвакуированных детей неизвестный матрос. Это простое приветствие переворачивает мир мальчика: он больше не безучастный наблюдатель, у него есть друг на фронте! Однажды Митя и Саша, провинившись в интернате, собираются бежать на фронт…

Герой второй повести, пятилетний мальчик Олёша, вместе с матерью переживает получение похоронки на отца. Мать трудится на фабрике, а дело Олёши  сидеть взаперти и «сторожить дом». Но как-то раз всегда запертая калитка оказывается открытой, и жизнь Олёши меняется.


Митяев, А. В. Подвиг солдата : [рассказы] / Анатолий Митяев ; художник Владимир Гальдяев. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2015. — 112 с. : ил. — (Вот как это было).

Шесть эпизодов военной жизни, которая уже сама по себе  подвиг. Иногда чуть приправленные юмором, иногда  печальные, незамысловатые и сердечные рассказы для младших школьников.

 

 

 

 


Орлев, У. Остров на Птичьей улице : [роман] / Ури Орлев ; перевод с иврита Елены Байбиковой ; иллюстрации Ани Леоновой. — Москва : Самокат, 2020. — 319 с. : ил.

Действие книги происходит в оккупированном немцами польском городе. Десятилетний Алекс, еврейский мальчик из гетто, прячется в развалинах и ждёт своего отца. Часто ему нечего есть и его единственный друг  ручной мышонок Снежок. Но Алекс не только прячется: он помогает подпольщикам, выхаживает раненого и даже совершает то, чего никто не ожидал от ребёнка: убивает немецкого солдата. Несмотря на трагические события, книга очень жизнеутверждающая, и финал у нее счастливый  возвращение папы Алекса.

 


  


Сергеев, Л. А. Солнечная сторона улицы : повесть / Леонид Сергеев ; художник Владимир Перцов. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2017. — 111 с. : ил. — (Ребята с нашего двора). 6+

Герой повести  мальчишка Егорка, живущий в эвакуации в Казани вместе с родителями. Он очень дружен с отцом-инженером, весельчаком и любителем приключений. Отца забирают на фронт и Егорка ждёт его, но продолжает жить: играет с ребятами из своего двора, переживает первое чувство влюблённости, озорничает и помогает маме. Военное время, будни эвакуации, взрослые радости и беды проходят в повести фоном к главному  детству, где мальчишки всегда остаются мальчишками.

 

 


Старк, У. Маленькая повесть о любви / Ульф Старк ; художник Ида Бьорс ; перевод со шведского Марии Лаптевой. — Москва : Белая ворона / Albus Corvus, 2019. — 130 с. : ил.

Действие повести происходит в годы Второй мировой войны в Швеции. Страна сохраняет нейтралитет, но зловещее дыхание войны ощущается повсюду. Продукты распределяются по карточкам, мама Фреда пошла на тяжёлую работу, а папа отправился охранять границу. Сам Фред влюблён в рыжеволосую Эльзу и очень рад, что папа отнёсся к его чувствам всерьёз. Фред часто разговаривает с папой, вернее, с его фотографией. Герои книги поразительно живые и достоверные. Хотя в книге глазами детей показана война, прежде всего это повесть о любви, о том, как ребёнок в меру своих сил старается сделать неуютный мир лучше и добрее.

 

  


Токмакова, И. П. Сосны шумят : [повесть] / Ирина Токмакова ; художник Николай Устинов. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2015. — 48 с. : ил. — (Вот как это было). 6+

Автобиографическую повесть Ирины Токмаковой «Сосны шумят» можно смело рекомендовать для чтения самым маленьким. В глубоком тылу эвакуированные дети ждут окончания войны, ждут, когда за ними приедут родители. Они выступают перед ранеными, они рисуют, даже наряжают сосенку под Новый год. Но всё это время  ждут, ждут…

 

 

 


Черкашин, Г. А. Кукла : [рассказ] / Геннадий Черкашин ; рисунки Г.А.В. Траугот. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2014. — 40 с. : ил.

История очень короткая, но и очень драматичная. Эвакуированная из Ленинграда семья оставляет свою квартиру, а в ней — все вещи, включая куклу, любимицу девочки. По возвращении кукла обнаруживается в комиссионном магазине, а в прежней квартире теперь живут жадные жестокие люди. В рассказе нет «ужасов войны» в привычном понимании, однако есть боль от человеческого предательства, от того, как горька и несправедлива бывает порой жизнь. А ещё есть надежда и прощение.

 

  


Шаров, А. И. Батальон Бориса Ивановича : повести / Александр Шаров ; художник Ольга Капустина. — Москва : Махаон ; Азбука-Аттикус, 2015. — 159 с. : ил. — (История Отечества). 6+

Чтобы охватить как можно больше граней происходящего на фронте и в тылу, автор щедро пользуется приёмом «рассказ в рассказе». Например, в первой повести, рассказывается о том, как на фронтовой дороге к отряду детского дома присоединяются самые разные люди: мальчик-сирота, боец партизанского отряда, многие другие. Каждый из них делится с нами своей историей, и мы видим калейдоскоп человеческих судеб, перемешанных и сложенных войной заново.

 

 

 


 

 

 

 

Участие школьников и студентов в праздновании 72-ой годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов

В среду, 3 мая, в Доме журналиста состоялась пресс-конференция, посвященная празднованию 72-ой годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.

В пресс-конференции приняла участие начальник отдела воспитательной работы и дополнительного образования Комитета по образованию Елена Борисовна Спасская.

Елена Борисовна рассказала о том, в каких крупных городских мероприятиях примут участие петербургские школьники и студенты профессиональных образовательных учреждений.

Уже завтра, 4 мая, в 10 утра от площади Победы стартует автопробег «Нам дороги эти позабыть нельзя…», посвященный 72-й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.

После митинга у «Монумента героическим защитникам Ленинграда» организованная колонна двинется по Дороге жизни с остановками в значимых в обороне Ленинграда местах:

  • п. Ириновка (30 км) — митинг у Братского захоронения, возложение цветов;
  • п. Ладожское озеро (45 км) — экскурсия в музей «Дорога жизни»;
  • п. Ладожское озеро (45 км) — митинг у мемориального комплекса «Ладожский курган», спуск венков на воду, полевая кухня.
  • Всеволожский р-н Ленинградской обл. (3 км) — митинг у Мемориала «Цветок жизни», возложение цветов, подведение итогов, роспуск колонны.

В Автопробеге примут участие более 100 человек: сборные команды обучающихся по автоспорту и мотоспорту 10 учреждений дополнительного образования детей Санкт‑Петербурга, ветераны Великой Отечественной войны, ветераны и дети блокадного Ленинграда.

В этот же день, в 15.00 в Аничковом дворце (Невский пр., 39) пройдет ежегодный городской праздник-встреча «Этот День Победы». На торжественную встречу приглашены ветераны войны и труда, ветераны Санкт‑Петербургской общественной организации «Жители блокадного Ленинграда», ветераны Санкт‑Петербургского областного отделения Международного общественного фонда «Российский фонд мира». По традиции на территории Аничковой усадьбы дорогих гостей будут встречать участники Регионального детско-юношеского гражданско-патриотического общественного движения «Союз юных петербуржцев» и воспитанники городского Дворца творчества юных.

В пятницу, 5 мая, в полдень на Пискаревском мемориальном кладбище (пр. Непокоренных, д. 72) будет проходить городская акция «Памяти павших будьте достойны!», посвященная 72-й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Более 12 тысяч юных петербуржцев примут участие в акции: школьники, представители городских детских общественных объединений, в том числе представители пилотных школ Российского движения школьников и Всероссийского военно-патриотического движения «Юнармия», курсанты, студенты и их педагоги, ветераны и тысячи жителей Санкт‑Петербурга и Ленинградской области.

11 и 12 мая на базе Академии талантов пройдут значимые мероприятия: 11 мая в 16.00 состоится первый Городской праздник для ветеранов «Майский вальс Великой Победы», а 12 мая в 16.00 — Церемония награждения победителей конкурсов социальной аудиорекламы «Спасибо деду за победу» и конкурса творческих работ «Арт парад современной техники».

Маршрут памяти

п/п

Название экскурсии, мероприятия

 

Дата,

место проведения

Ответственный

(Ф.И.О)

Уровень мероприятия (школьное, районное, городское)

мероприятие

 

Фото отчет

(ссылка)

1

Классные часы «Мы этой памяти верны»

5.11 – 8.11

МОУ «СОШ № 65»

Титова У.А.

школьное

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

2

Участие во всероссийском конкурсе в номинации «Детям о Победе» (конкурсная работа Георгиевская ленточка – символ связи с поколением)

Декабрь – январь

Лепкова Н.С.

Всероссийский конкурс ( I место)

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

2

Участие во всероссийском конкурсе исследовательских работ «Правнуки Победителей»

15 января – 15 марта

Титова У.А.

Шапорова Ю.А

Всероссийский конкурс

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

3

Урок мужества «Памяти павших! Во имя живых!»

20 февраля

Титова У.А

школьное

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

4

Урок мужества (с представителями ВПК Звезда)

30 января

Титова У.А.

Мальцева Ю.А.

школьное

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

5

Всероссийская акция «Блокадный хлеб»

27 января – 29 января

Титова У.А.

Лепкова Н.С

школьное

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

6

Участие в фестивале детских эссе «Письмо солдату»

Декабрь-

март

Титова У.А.

Шапорова Ю.А

районное

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

7

«Лента памяти»

Январь — май

Титова У.А.

Евстифеева И.Х

школьное

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

8

Эстафета «Знамя Победы – георгиевская лента»

19 марта

Титова У.А.

Евстифеева И.Х, Григорьева И.В.

школьное

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

9

Мероприятия ко Дню Победы:

1. Акция «Бессмертный полк»

2. Торжественный митинг «Слава великой победе»

3.Праздничный концерт

4. Акция памяти «Детство, опаленное войной…»

Май

Титова У.А., Шапорова Ю.А.

школьное, районное, городское

https://vk.com/mgn_65

https://vk.com/lider_65

Новости и фото — Красноселовская СОШ Петропавловского района Воронеж

Всероссийская олимпиада школьников

По итогам школьного этапа Всероссийской олимпиады школьников в 2016/2017 учебном году

Победителями  олимпиады стали:

И. Валерий 11 класс по истории, математике, русскому языку и литературе

С.Татьяна 11 класс по химии

 К. Вадим 11 класс по ОБЖ

Д. Яна 10 класс по истории и обществознанию

Ч. Екатерина 10 класс по английскому языку, русскому языку, биологии, литературе и математике

Т. Наталья 10 класс по физической культуре

К. Евгений 9 класс по физической культуре

К. Мария 9 класс по математике

Ж. Виктория 9 класс по обществознанию

К. Денис 9 класс по английскому языку

Л. Денис 8 класс по истории и математике

Т. Сергей 8 класс по биологии

Г. Людмила 8 класс по ОБЖ

З. Ольга 8 класс по английскому языку и обществознанию

Е. Никита 8 класс по физической культуре

Т. Анна 8 класс по русскому языку

Ш. Дарина 7 класс по истории, биологии, английскому языку и математике

М. Елизавета 7 класс по ОБЖ

О. Софья  7 класс по физической культуре

Ч. Ксения 7 класс по русскому языку

О. Алена 7 класс по обществознанию

К. Максим 6 класс по истории, физической культуре, русскому языку и математике

Ш.  Никита 6 класс по ОБЖ

О. Марина 6 класс по географии и обществознанию

О. Виктория 5 класс по ОБЖ, русскому языку и литературе

П. Вероника 5 класс по математике

Ш. Алина 4 класс по русскому языку

Б. Владислав 4 класс по математике

призерами стали:

С. Павел по математике, физике

Ч. Ксения по обществознанию, истории и биологии

Л. Денис по английскому языку

О. Алена по английскому языку, истории, биологии

Г. Людмила по английскому языку

Ж. Виктория по английскому языку

Д. Яна по английскому языку, русскому языку, математике и биологии

Б. Владислав по русскому языку

Е. Юлия по русскому языку

Ч. Данил по русскому языку

О. Роман по русскому языку

В. Вадим по русскому языку

Г. Александр по математике

К. Евгений по математике, физике

О. Софья по обществознанию, истории

Б. Юлия по обществознанию

Б. Анна по обществознанию, физической культуре

Б. Максим по обществознанию, литературе

М. Дмитрий по обществознанию

О. Виктория по физической культуре

О. Дмитрий по физической культуре

О. Анна по физической культуре

К. Мария по литературе

Б. Дмитрий по литературе

С. Татьяна по литературе

Ч. Екатерина по истории

О. Марина по биологии

П. Карина по биологии

Г. Михаил по биологии

Т. Анна по биологии

П. Вероника по ОБЖ

Щ. Татьяна по ОБЖ

Учителям школы: Онуфриевой Н.А., Островерховой Л.С., Барсуковой Н.М., Солодовникову В.С., Покотиловой А.М., Шульгиной О.И.,Собкаловой Н.М.,Калюжной И. В., Пацевой Е.Л., Удовиченко Е.И.,Бакулиной Н.Н. за подготовку учащихся к школьному этапу олимпиады объявить благодарность

Роль музея в сохранении памяти о Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.

В статье рассмотрены направления деятельности музеев по сохранению исторической памяти о Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. на примере одного из первых учреждений культуры Калининградской области – историко-художественного музея. Проанализирована фондовая, экспозиционно-выставочная, просветительская и научно-исследовательская работа. Сделан вывод о том, что в том числе благодаря музейной работе память о войне стала частью культурного кода россиян.

Калининградская область «Победой рожденная», поэтому память о Великой Отечественной войне у жителей региона имеет свой символический ряд и свои особенности. Ее пропагандистами стали военнослужащие и переселенцы – непосредственные участники или свидетели этих трагических и героических событий. На сегодняшний день в области проживает уже четвертое поколение коренных калининградцев, которые на генном уровне ощущают себя наследниками поколения победителей.

Несомненно, большую роль в формировании исторической памяти и патриотическом воспитании населения играют музеи. В Калининградской области 2 федеральных, 5 областных и 10 муниципальных музеев, а также свыше 130 ведомственных, школьных, частных и иных собраний [8, с. 202]. Во многих есть экспозиции, посвященные войне, каждый чтит память о павших и живых.

Историко-художественный музей – ровесник области. Приказ областного Управления по гражданским делам о создании Музея Отечественной войны вышел 7 августа 1946 г. [3, лл. 56 – 57]. Вполне объяснимо, что на присоединенной территории планировалось создать музей войны. Символично, что начало выставочному делу в регионе было положено 6 мая 1945 г., когда открылась экспозиция, посвященная боевому пути 1-го Прибалтийского фронта. Инициатором ее создания еще в январе 1945 г. стал генерал армии И. Х. Баргамян. Просветительская (тогда – пропагандистская) деятельность на фронте была доведена до совершенства. Близилось окончание войны и в сознание бойцов вкладывалась мысль об их непосредственной причастности к Великой Победе посредством увековечения боевой летописи объединений и соединений. Для этого использовали музейные формы работы.

Поражали масштабы выставки. На большой площади в городе Лабиау (ныне г. Полесск Калининградской области) разместили двадцать четыре павильона. Экскурсии проводили офицеры. Работал ресторан, а по вечерам — танцплощадка. За полтора месяца работы экспозицию посетили более 16 тысяч военнослужащих. 15 мая ее осмотрел маршал Советского Союза А. М. Василевский. Летом экспонаты перевезли в Ригу, а в 1946 г. 350 ящиков по распоряжению командующего Прибалтийским военным округом генерала армии И. Х. Баграмяна передали в Центральный музей Красной армии (ныне Центральный музей Вооруженных Сил РФ) [подробнее см.: 5].

С лета 1945 г. в Кёнигсберге работали армейские выставки. 5 декабря в здании, которое сегодня занимает городская больница скорой медицинской помощи на улице А. Невского, открылась выставка войск Особого военного округа. Предполагалось, что ее экспонаты станут первыми в собрании молодого музея [6]. Об этом в декабре 1946 г. областное Управление по гражданским делам ходатайствовало перед А. М. Василевским. Из Генерального штаба Советской Армии пришло разрешение передать все предметы, не имеющие секретного значения, в том числе парк трофейной техники и вооружение. Однако не имевший в то время помещения для хранения музей не смог их принять. До 1948 г. экспонаты оставались на улице А. Невского, пока в зданиях не разместилась больница. Предметы пополнили склады воинских частей, а большую часть техники и вооружения вывезли из области [13, с. 26]. Таким образом, в силу разных обстоятельств первым музеем Калининградской области стал не Музей Отечественной войны, а областной краеведческий музей, в 1977 г. переименованный в историко-художественный.

И все же один экспонат военных выставок продолжил свою музейную жизнь в Калининграде – макет укреплений города и крепости Кёнигсберг, изготовленный под руководством военного строителя А. В. Максимова перед штурмом. В мае-октябре 1945 г. он экспонировался на военно-отчетных выставках в Лабиау и Кёнигсберге, затем попал в Артиллерийский исторический музей (ныне Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи) в Ленинграде [2]. Благодаря поисковой работе научных сотрудников в конце 1960-х гг. макет удалось вернуть в Калининград и сегодня – это один из знаковых экспонатов историко-художественного музея.

Первый директор М. М. Антипов, участник Великой Отечественной войны с 1941 г., в одном из интервью определил миссию нового учреждения культуры: «Работа наша важная: чтобы не повторилась такая страшная война» [13, с. 11]. Сегодня крупнейшее музейное собрание региона насчитывает около 150 тысяч предметов. Примерно половину всего музейного фонда составляют тематические коллекции предметов участников Великой Отечественной войны. В них входят амуниция, оружие, награды, знамена, предметы быта, документы, фотографии. Не каждый региональный музей может гордиться личными коллекциями Героев Советского Союза. В историко-художественном музее их более трёх десятков. Среди них вещи прославленных полководцев А. М. Василевского, И. Х. Баграмяна, А. П. Белобородова, М. М. Барсукова, М. Г. Григоренко, Н. Ф. Папивина, А. И. Соммера и др. [подробнее см.: 4]. Музейные предметы являются информативными вещественными источниками по истории войны.

Экспонаты «рассказывают» о своем бытовании посетителям, тем самым наполняя зримыми образами хронику событий минувшей войны. Один из таких «говорящих экспонатов» – ложка, которая принадлежала советским бойцам, переходила после гибели от одного солдата к другому (о чем свидетельствуют процарапанные пять фамилий с датами). Она проделала вместе с владельцами боевой путь до Восточной Пруссии. Ложку нашли в 2014 г. во время работ по расчистке площадки для памятного знака воинам, героически погибшим 5 – 7 февраля 1945 г. в районе Тиренберга (северо-восточнее пос. Красновка Зеленоградского городского округа).

Первая стационарная выставка по теме войны открылась в 1957 г. в здании музея на ул. Б. Хмельницкого, 19/21. С тех пор принцип построения и структура экспозиции претерпели существенную смысловую трансформацию. [подробнее см.: 11]. На современной выставке «Да здравствует солдат! Да здравствует!», посвященной 75-летию Победы, представлен не столько хрестоматийный взгляд, доступный в учебной и справочной литературе, сколько визуализированы последние достижения исторической науки, которые диктуют необходимость объективного показа событий. Именно это роднит музейную выставку с историческим исследованием. Появились новые тематические комплексы, которые «без цензуры» рассказывают о частях и соединениях вермахта, оборонявших Восточную Пруссию, о предвоенном Кёнигсберге и о судьбах немецкого населения. Больше внимания уделяется истории повседневности, солдатскому быту. Представлена информация не только о Героях Советского Союза, но и о жизни простых солдат и офицеров Красной Армии. Накопленный предметный ряд и исследовательский материал позволяют разрабатывать выставки, рассказывающие об истории орденов и медалей, фронтовых письмах, разведгруппах, подвигах священнослужителей, «сынах полка», о вкладе в Победу людей разных национальностей. Безусловно, всё это не умаляет главной идеи экспозиций – сохранении памяти о героическом подвиге советского народа, вставшего на защиту своей Родины.

Тема Великой Отечественной войны ежегодно находит отражение в выставочной деятельности музея – это стационарные и временные экспозиции, региональные и международные проекты. Ежегодно только в головном музее проводится более 50 временных выставок различной тематики. В 2018 г. вместе с передвижными выставками было реализовано 365 проектов. Посещаемость стационарных экспозиций составила более 153 тыс. человек в год, передвижных – более 120 тыс. человек [10, с. 483].

В головном здании музея в августе 2017 г. открылась трёхмерная панорама «Кёнигсберг-45. Последний штурм». Авторская группа «Невский баталист» (г. Санкт-Петербург) вместе с музейными сотрудниками посредством инновационных форм выставочной деятельности и построения экспозиционного пространства достигла эффекта погружения в события, происходившие в Кёнигсберге в начале апреля 1945 г. Подобный прием особенно важен при работе со школьниками, которым свойственно так называемое клиповое мышление. Прием театрализации пространства [подробнее см.: 7] усиливает коммуникативные возможности музея и позволяет не просто узнать новую информацию, но еще прочувствовать, а значит понять насколько страшна война и как важно сохранять хрупкое равновесие в мире.

В состав музея помимо основного здания входят две отдельно стоящие экспозиции военно-исторического профиля (объекты культуры федерального значения): музей «Бункер» и мемориальный комплекс «Форт № 5». Их уникальность заключена в подлинности – это объекты военного времени. Подлинные предметы и боевые реликвии репрезентативно воссоздают атмосферу военного времени. Мультимедийные программы вносят интерактивность в музейное пространство, делают его привлекательным и доступным для понимания современного человека. «Форт № 5» и «Бункер» регулярно становятся «героями» исторических документальных передач на центральных телеканалах. Ежегодно здесь проходят исторические реконструкции.

Музей сегодня является связующим звеном между школой, вузом и общественным организациями. Просветительская работа нацелена на патриотическое воспитание, социализацию школьников, их профессиональную ориентацию, научную специализацию студентов. Музей – не только место сосредоточения исторической памяти, но площадка для творческого самовыражения и коммуникации. Разным возрастным аудиториям доступны как традиционные формы – экскурсии и лекции, так и нетрадиционные – музейные уроки, интерактивные занятия и мастер-классы с применением контактно-творческого метода (создание творческого продукта в пространстве музея). Разработан цикл музейно-педагогических занятий «Путь к Победе», «Посылка на фронт», «Каким должен быть воин», «Военные профессии» и др. Эффективную обратную связь демонстрируют игры-квесты (например, в «Поисках секретного шифра» в музее «Форт № 5») [9, с. 255 – 256]. Такие музейные технологии востребованы и у корпоративных посетителей. Клуб выходного дня организует патриотические походы-экскурсии по местам боевой славы. Активный познавательный досуг привлекает родителей с детьми. Высокую посещаемость и качество услуг обеспечивают комплексные проекты, подготовленные совместно несколькими разнотипными учреждениями культуры. Успешное взаимодействие осуществляется по направлениям «музей-театр», «музей-концерт», «музей-кинотеатр». На протяжении нескольких лет сотрудники музея принимают участие в ежегодной патриотической акции «Поезд памяти» [подробнее см.: 1].

В последние годы на базе музея реализованы виртуальные проекты «Живая история» (www.veteranalbum.ru), региональная электронная «Книга памяти» (www.memorial1945.ru). Их цель – рассказать о боевом пути ветеранов, оказать помощь в поиске мест захоронений воинов. Ежегодно в музей поступают запросы со всего мира.

Открытым и доступным учреждение культуры делают виртуальные выставки. Еще одна современная форма работы – привлечение посетителей к созданию экспозиционного комплекса. Фронтовые фотографии из семейных архивов становятся частью «Стены памяти». В 2020 г. народный артист России В. Л. Машков передал наградной лист и фотографию своего деда П. С. Машкова, удостоенного ордена «Красная звезда» за проявленную отвагу во время штурма Кёнигсберга.

В Год памяти и славы прошла патриотическая акция в рамках проекта «Единый выставочный день», который реализуется с 2014 г. и охватывает всю территорию региона. 23 февраля в 22 муниципальных образованиях в учреждениях культуры и образования, воинских частях открылась выставка «Восточно-Прусская операция». Участники безвозмездно получили пятьсот выставочных комплектов. В 2019 г. была организована выставка «Боевым награждается орденом», которая рассказывает об участниках Восточно-Прусской операции, удостоенных ордена Александра Невского.

Современный музей активно сотрудничает с отечественным и зарубежным профессиональным сообществом, участвуя в формировании совместных музейных практик. Среди знаковых проектов прошлых лет, которые получили наибольшее общественное признание, – выставки, научно-просветительские мероприятия и издания к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. За большой вклад в подготовку и проведение юбилея музей удостоен официального подарка Президента Российской Федерации.
С 2017 г. историко-художественный музей участвует в федеральном проекте «Территория Победы», который направлен на создание единого пространства по военной истории ХХ в. Его инициатором является Музей Победы (Центральный музей Великой Отечественной Войны 1941 –1945 гг.). Калининградский музей принял участие в создании новой экспозиции Музея Победы, предоставив материалы о послевоенном освоении советскими переселенцами Калининградской области. В рамках проекта проходят виртуальные выставки, кинопоказы, патриотические акции («Свеча памяти», «Ромашка Победы»). Если в 2018 г. реализовано 5 совместных мероприятий, то в 2019 г. более 20.
С 2012 по 2019 гг. музеем подготовлено более 140 международных выставочных проектов, в том числе посвященных Великой Отечественной войне. Выставки экспонируются в Беларуси, Польше, Литве, Латвии, Германии, Чехии, Австрии, Словакии, Сербии, Франции, Израиле, что способствует развитию и укреплению гуманитарных и культурных связей. В передвижных выставках используются технологии дополненной реальности, которые позволяют «оживить» представленные фото и документальные материалы. Так, в феврале 2020 г. в Российском центре науки и культуры в Тель-Авиве (Израиль) представили выставку «В славном сорок пятом ты пришел солдатом…», повествующую о жизненном пути ветеранов еврейской национальности.

В 2019 г. организован цикл выставок, посвященных 75-летию освобождения Беларуси. 19 июня в рамках совместного мероприятия российского и белорусского дипломатических представительств в Праге (Чехия) представили выставку «Операция Багратион». Две экспозиции открылись в Минске: 27 июня – в Музее Янки Купалы «Здравствуй, земля Белорусская», 28 июня – в Национальном историческом музее «Рисунки фронтовых художников». Министерство культуры Республики Беларусь выразило музею благодарность за сотрудничество.

Вклад музея в дело популяризации российского исторического наследия за рубежом отмечен Дипломом федерального агентства «Россотрудничество», сотрудники удостоены почетного знака «За дружбу и сотрудничество».

Современный музей характеризует активная научно-исследовательская работа, организуются международные конференции, методические семинары для коллег из муниципалитетов, учителей истории и обществознания. Нередко в научный оборот вводятся новые документы. Например, 5 апреля 2019 г. в музее «Форт № 5» представили выставку «Протоколы войны», подготовленную совместно с Институтом российской истории РАН. Широкой общественности стали доступны уникальные неопубликованные материалы Комиссии по истории Великой Отечественной войны Академии наук СССР, созданной по инициативе профессора И. И. Минца, а именно фотографии и воспоминания участников Восточно-Прусской операции 1945 г., записанные «по горячим следам», сразу после боев.

В последнее десятилетие активизировалась издательская деятельность, в том числе ежегодно публикуется военно-патриотическая литература. В 2018 г. вышел первый в регионе специализированный научно-популярный сборник «Время Музея». Издание включено в Российский индекс научного цитирования и будет ежегодным. В сборнике сразу появился тематический раздел «Великая Отечественная война в фокусе музейной работы», что свидетельствует о востребованности данной темы у исследователей. В 2019 г. увидело свет второе издание монографии директора музея, кандидата исторических наук С. А. Якимова «Битва за Восточную Пруссию. 1944 – 1945 гг.» [12].

Разноплановая работа делает Калининградский областной историко-художественный крупным центром патриотического воспитания в регионе, местом коммуникации учреждений культуры, школ, вузов, общественных организаций. Комплектование музейных коллекций по теме «Великая Отечественная война и Восточно-Прусская операция 1945 г.» продолжается и сегодня. Большой вклад в эту работу вносят неравнодушные люди, которые передают в музей личные вещи ветеранов и другие реликвии, желая рассказать потомкам об уроках и сохранить память об одном из самых значительных событий мировой истории XX века. Благодаря музейной работе эта память уже стала частью культурного кода россиян.

Список источников и литературы
1. Вердян Л. Н. Представление музейных выставок на патриотической акции «Поезд памяти» в 2016 – 2017 годах // Время Музея. Калининград, 2018. Выпуск 1. С. 85 – 94.
2. Воспоминания А. В. Максимова, 1972 г. // Фонды Калининградского областного историко-художественного музея (ФКОИХМ). КГОМ1-10280.1.
3. Государственный архив Калининградской области (ГАКО). Ф. Р-298. Оп. 1. Д. 5.
4. Манюк Е. С. Коллекции предметов участников Великой Отечественной войны в собрании Калининградского областного историко-художественного музея: комплектование, хранение, экспонирование // Каталог предметов участников Великой Отечественной войны из собрания Калининградского областного историко-художественного музея. Калининград, 2015. С. 4 – 7.
5. Манюк Е. С., Панков О. Д. «Мы еще раз почувствовали силу нашей пропаганды…» Организация выставки 1-го Прибалтийского фронта в 1945 году // Военно-исторический журнал. 2019. № 12. С. 48 – 53.
6. Музей Отечественной войны // Калининградская правда. 1946. 13 декабря. С. 4.
7. Поляков Т. П. Музейная экспозиция: Методы и технологии актуализации культурного наследия. М., 2019.
8. Попов А. Г. Деятельность государственных и муниципальных музеев Калининградской области в цифрах (2014 – 2018 годы) // Время Музея. Калининград, 2019. Выпуск 2. С. 201 – 219.
9. Титаренко А. Н. Взаимодействие музея и школы (на примере работы Калининградского областного историко-художественного музея) // Время Музея. Калининград, 2019. Выпуск 2. С. 249 – 257.
10. Щеглова О. Н. Из отчета КОИХМ за 2018 год // Время Музея. Калининград, 2019. Выпуск 2. С. 482 – 502.
11. Юрченко Э. В. Вторая мировая война в музее: преемственность и изменение представлений о войне. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://koihm.ru/o-muzee/stati/item/364-vtoraya-mirovaya-vojna-v-muzee-preemstvennost-i-izmenenie-predstavlenij-o-vojne (дата обращения: 02.04.2020).
12. Якимов С. А. Битва за Восточную Пруссию. 1944 – 1945 гг.: документально-историческое издание. Калининград, 2019.
13. Якимов С. А., Манюк Е. С., Бережная М. А. Дом, в котором живет история… . Калининград, 2017.

Автор статьи: Екатерина Сергеевна Манюк — кандидат исторических наук, заместитель директора по музейно-просветительской деятельности, Калининградский областной историко-художественный музей.

Галерея героев Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

В год празднования 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Государственный архив Орловской области реализовал интернет-проект «Они сражались за Родину». Он был подготовлен по материалам архивной коллекции документов, собранных в ходе Всесоюзной поисковой экспедиции «Летопись Великой Отечественной войны» студентами Орловского госуниверситета под руководством профессора Валентины Яковлевны Воробьевой в 1980–1990-е годы.

Основу выставочной экспозиции проекта составили фотографии участников Великой Отечественной войны, уроженцев Орловщины и других регионов нашей страны, большей частью сделанные в перерывах между боями и в первые послевоенные годы.

Тема выставочного фотопроекта перекликается со строками из культового стихотворения о войне поэта-фронтовика, уроженца Орла Евгения Аграновича «Вечный огонь»:

…Нет в России семьи такой, 
Где не памятен был свой герой. 
И глаза молодых солдат 
С фотографий увядших глядят… 
Этот взгляд, словно высший суд, 
Для ребят, что сейчас растут. 
И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть, 
Ни с пути свернуть! 

Проект включал оцифровку фотодокументов, размещение их на главной странице сайта и формирование Галереи героев Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. для широкой общественности.

Кураторы проекта: Л.М. Кондакова, М.А. Шевченко (отв. исполнитель).

  • КАРАНДАШОВ Петр Митрофанович, уроженец Залегощенского р-на Орловской обл., полковник, зам. нач. политотдела 48 А 2 БелФ. 1945 г.
  • АРТЕМЬЕВ Александр Алексеевич.
    После 100-го боевого вылета. б/д.
    Командир авиаэскадрильи, Герой Советского Союза. После службы работал в Орле на заводе «Дормаш», в ПТУ № 10.
  • АБОЛМАСОВ Алексей Гаврилович, уроженец Щигровского р-на Курской обл., нач. штаба полка 21 сбр 4 Уд. А, майор. 1945 г.
  • АНДРЕЕВ Алексей Константинович, уроженец д. Румянцево Тульской обл. 1944 г. Награжден медалями «За оборону Сталинграда» и «За отвагу».
  • БОНКС Зелик Аронович. 1945 г. Родился в Орле в 1922 г., с 1968 по 1996 — директор Орловского культпросветучилища.
  • КАТАЕВА (Маврина) Вера Ивановна, старшина медслужбы II дивизиона
    575 артполка 108 сд. [1944-1945].
  • АННЕНКОВ Алексей Афанасьевич, уроженец Орла. В перерыве между боями. 29 мая 1943 г.
  • БОНДАРЕВ Валентин Васильевич (справа), уроженец Орла, разведчик-артиллерист. [1944-1945].
  • АРХИПОВ Александр Алексеевич, уроженец Орловского р-на Орловской обл.,
    старший матрос. У боевого знамени. 1944 г.

  • БАХАРЕВА Мария Васильевна, сержант, б/д. Родилась в Куйбышевской обл., после войны проживала в Орле.

  • ГАЛЬМУК Ольга Филипповна, медсестра.
    На фронте. 23 февраля 1944 г.
    Награждена орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги».
    После войны проживала в Орле.

  • БОРОВОВ Николай Иванович, уроженец Гдовского р-на Псковской обл., сержант.
    С товарищами у могилы командира.
    [Карельский фронт]. 14 августа 1944 г.

  • БАРДИН Михаил Иванович, уроженец Свердловского р-на Орловской обл. Карельский фронт. 1941 г. Слева направо: ком. роты Усатов Г.И., ком. взвода Лагутчик М.С., политрук Зайко М.Д., старшина Бардин М.И., пом. старшины Тимофеев, ком. взвода Трусов.
  • ВЕРЁВКИН Иван Гермогенович, уроженец Вагайского р-на Омской обл., старшина 355 ап 327 сд. 3 марта 1945 г.
    После войны проживал в г. Болхове Орловской обл.
  • МИШИН Алексей Павлович, уроженец Орла, летчик, лейтенант. После боевого вылета на базе 47 Краснознаменного авиаполка морской авиации Балтийского флота. 7 февраля 1945 г.
  • КАРНЮШИН Иван Федорович, уроженец
    с. Глыбочки Шаблыкинского района
    Орловской обл. Довоенное фото.
    После окончания «спецшколы» воевал
    в партизанском отряде.
  • ХАЦЫНКОВ Моисей Лазаревич (крайний справа), уроженец Орла, с боевыми товарищами 634 отдельного батальона связи 302 сд. Польша, лето 1944 г.
  • ЦЕБЕРГ Александр Иванович, уроженец Залегощенского р-на Орловской обл., лейтенант истребительного противотанкового артполка. На поле боя. Орловско-Курская дуга. 1943 г.
  • БАРАНЧИКОВ Василий Васильевич, уроженец г. Макеевки Донецкой обл., майор, противотанковая артиллерия. 1943 г.
  • ЩЕПОТИН Сергей Дмитриевич, уроженец Хотынецкого р-на Орловской обл., майор, артиллерист. Германия. 1945 г.
  • ПАРШИН Георгий Михайлович, уроженец Залегощенского р-на Орловской обл. 1943 г. Летчик-штурмовик, за годы войны совершил 589 боевых вылетов, дважды удостоен звания Героя Советского Союза.
  • ПАТЕНКОВА Екатерина Алексеевна (во втором ряду в центре), уроженка Свердловского р-на Орловской обл., связистка. Белорусская ССР. д. Каролин. Октябрь 1944 г.
  • КИСУТИН Сергей Иванович (крайний справа), уроженец Болховского р-на Орловской обл., воздушный стрелок штурмового авиационного полка. 3-й Прибалтийский фронт. 1944 г.
  • СОНИНА (Труфанова) Клавдия Григорьевна, уроженка д. Труфаново Орловского р-на Орловской обл., медсестра 55 медсанбата 10 дивизии Закавказского фронта, старшина. Венгрия. 5 февраля 1945 г.
  • КОВАЛЕВСКАЯ Валентина Михайловна (справа), уроженка Вологодской обл., радиотелеграфистка. 1945 г. После войны работала в Орле на заводе «Продмаш».
  • МИШИН Тихон Алексеевич, уроженец д. Синковец Верховского р-на Орловской обл., капитан. [1945 г.]
  • ГОЛУБ Виктор Савельевич (в центре), уроженец Залегощенского района Орловской обл., командир орудия 159 артполка, старшина. Конец войны, р. Эльба. 8 мая 1945 г.
  • МИНЬКОВА Надежда Михайловна (третья слева), уроженка г. Лисичанска Укр. ССР, госпитальный врач. С группой медработников 31 омсд 5-й Орловской сд. Восточная Пруссия. 1945 г.
  • ДЕМИНА Мария Ивановна, уроженка Орловского р-на Орловской обл., регулировщица. На улице Кёнигсберга. 1945 г. После войны работала в Орле на фабрике «Радуга».
  • КУЗНЕЦОВ Николай Дмитриевич (второй слева), уроженец с. Злынь Болховского р-на Орловской обл., помощник командира 150 сд по арт. снабжению, капитан. У стен рейхстага. Берлин. 9 мая 1945 г.
  • ЮДИН Николай Михайлович (крайний справа в первом ряду), уроженец Орла, командир взвода связистов, ст. лейтенант. Берлин. 27 апреля 1945 г.
  • КОШЕЛЕВ Владимир Петрович (второй справа), уроженец д. Миляево Ливенского р-на Орловской обл., ст. сержант. С однополчанами, б/д.
  • ВАЩИШИН Антон Архипович (четвертый слева за самолетом), уроженец Хмельницкой обл. Укр. ССР, капитан тех. сл. С бойцами 445 истребительного авиаполка 6 авиакорпуса. 1942 г. После войны работал в Орле на радиоламповом заводе.
  • ОНУФРИЕВ Михаил Павлович (стоит на подножке у двери справа), уроженец Орла, сержант. С бойцами 304 стрелкового полка . Германия.
    1945 г.
  • БЕРЕЖНОЙ Семен Михайлович, уроженец Киевской обл. Укр. ССР, командир 806 обс 356 сд  c однополчанами. В 1945 г. получил звание подполковника. После войны работал юрисконсультом в Орле.
  • ПОТЕХИН Николай Александрович, уроженец д. Вендерево
    Кромского р-на Орловской обл., старший сержант. У реактивной установки «Катюша» с однополчанами в боях за г. Севастополь.
    1944 г.
  • КУЗНЕЦОВ Михаил Васильевич, уроженец Щигровского р-на Курской обл., сержант. С бойцами танково-ремонтного передвижного завода 1-го Украинского фронта. Берлин. 15 июля 1945 г.
  • ОВСЯННИКОВ Дмитрий Данилович, уроженец Краснодарского края, командир танка Т-34 11 гв. отб, лейтенант. Участвовал в Орловско-Курской битве, погиб 2 августа 1943 г., захоронен в с. Студенок Троснянского р-на Орловской обл.
  • ГРЕКОВ Вениамин Иванович, уроженец Колпнянского р-на Орловской обл., начальник рации 622 обс 142 сд., мл. лейтенант. После войны работал учителем в Хутор-Лимовской школе.
  • ВАЙНШТЕЙН Лев Михайлович, уроженец г. Куйбышева, выпускник Орловского бронетанкового училища им. М.В. Фрунзе, командир танковой роты, ст. лейтенант. С 1947 г. жил и работал в Орле.
  • БУХТИЯРОВ Николай Михайлович (третий слева сидит в первом ряду), уроженец Колпнянского р-на Орловской обл., капитан; участвовал в освобождении Орла. Мюнхенберг (Германия). Весна 1945 г.
  • НИКОЛЬСКИЙ Николай Васильевич (крайний слева), уроженец Орла, командир орудия 729 бронепоезда 33 отдельного дивизиона бронепоездов, старший сержант. [1941-1942].
  • ЖАРКОВ Михаил Иванович, уроженец Шаблыкинского р-на Орловской обл., заряжающий артиллерийского орудия
    147 сп 5 сд, сержант. 1945 г.
  • ЖАРКОВ Виктор Васильевич, уроженец Мордовской АССР, старший матрос. 1945 г. Проживал в Орле.
  • ВАЙМАН Удя Ароновна, уроженка Винницкой обл. Укр. ССР, врач 215 погран. полка войск НКВД 4 УкрФ, майор медицинской службы. 1945 г. Проживала в Орле.
  • ГУЛЯЕВ Василий Михайлович (второй справа), уроженец Мценского р-на Орловской обл., командир взвода 53 отдельной автороты 254 сд
    52 А 1 УкрФ, ст. лейтенант. 1945 г.
  • ВЕТЧИНКИН Николай Алексеевич, уроженец Курска, гв. капитан 6 мотострелковой бригады 5 гв. танкового корпуса 6 гв. танковой армии. г. Звенигородка. 1944 г.
  • МОИСЕЕВ Евгений Михайлович, уроженец Орла, ст. летчик 106 штурмового авиационного полка 300 штурмовой авиационной дивизии, мл. лейтенант.
    Фергана. 15 ноября 1942 г.
    Погиб в бою 25 июня 1944 г.
  • МАЯКОВА (КЛЫКОВА) Нина Григорьевна, капитан медицинской службы
    228 сп 55 сд 11 А СЗФ.
    1942 г.
  • МИЗЕЦКИЙ Николай Трофимович, ст. телеграфист 79 опс 47 А, сержант.
    Москва. 18 сентября 1941 г. Участвовал в Параде Победы на Красной площади 24 июня 1945 г. в составе сводного полка 1-го Белорусского фронта. Жил и работал в Орле.

  • БРЕСЛАВСКИЙ Григорий Захарович, уроженец Одесской обл. Укр. ССР, наводчик 2 пулеметной роты 1050 сп 301 сд, ст. сержант. С фронтовым другом Николаем Росляковым (слева). 1945 г.
  • БУСЛОВА Екатерина Федоровна, уроженка Урицкого р-на Орловской обл., медицинская сестра 581 омсб. С ранеными военнослужащими. 1945 г.
  • ПАВЛОВ Иван Гаврилович (слева), уроженец
    г. Новосиля Орловской обл., ком. отделения 64 вдо 6 вду, старшина. 1945 г.
  • МАРКОВ Михаил Васильевич (справа), уроженец Смоленской обл., пом. нач. оперативного отделения штаба 85 гв. сд 10 гв. А, гв. майор. Юрмала. 1944 г.
    Проживал в Орле.
  • МОТИН Петр Михайлович (слева), уроженец Глазуновского р-на Орловской обл., командир взвода 897 отдельного автотранспортного батальона, ст. лейтенант. 5 мая 1945 г.
  • КАЗАНИР Василий Иванович, гв. рядовой 89 гв. ап 3 УкрФ (сидит второй слева, рядом сидит отец — Иван Самойлович, старшина батареи). г. Вайдховен. 10 мая 1945 г. Работал в Орле в органах госбезопасности.
  • НЕВЕРОВИЧ Алексей Леонидович (сидит в центре), уроженец г. Гомеля БССР, нач. штаба 411 озад ЗабФ, ст. лейтенант. г. Грозный. 18 июня 1943 г. С 1958 г. жил и работал в Орле.
  • БЕССОНОВ Владимир Степанович, уроженец Кемеровской обл., майор 124 гв. сп 41 гв. сд. Встреча советских и американских войск. Арцберг, Австрия. 9 мая 1945 г. После войны жил и работал в Урицком районе Орловской обл.
  • КРИВОШЕЕВ Иван Андреевич (справа), уроженец Ростовской обл., капитан тех. службы. Ремонт автомобиля под Сталинградом. 1942 г. После увольнения в запас жил и работал в Орле.
  • ПАСТАРНАК Иван Дмитриевич, уроженец Украинской ССР, командир батареи 656 ап 216 сд 124 ск, капитан. Кёнигсберг. 1944 г. Инвалид войны, скончался в 1947 г.
  • ОВСЯННИКОВ Владислав Яковлевич, уроженец Орла, командир стрелкового отделения 1-го стрелкового батальона 257 гв. сп 65 гв. сд, гв. мл. лейтенант. 1945 г. После демобилизации вернулся в Орёл.
  • МАЙОРОВ Никита Иванович, уроженец Мценского р-на Орловской обл., ст. повар хоз. взвода 530 аипап 28 А 1 УкрФ, красноармеец. 1943 г. После демобилизации работал мастером на Орловском гипсовом комбинате.
  • МОЛИКОВ Яков Васильевич (второй слева), уроженец Покровского р-на Орловской обл., гв. старшина 91 отдельной разведывательной роты
    89 гв. сд. Германия. Май 1945 г.
  • КРУГЛОВ Константин Иванович (второй справа в первом ряду), уроженец Вологодской обл., нач. штаба 117 отдельного саперного батальона 110 гв. сд, гв. капитан. Чехословакия. Май 1945 г.
    После увольнения в запас жил и работал в Орле.
  • КНЯЗЬКОВ Владимир Георгиевич, уроженец Орла, минометный мастер мастерской боепитания 1104 сп 331 сд, сержант.
    20 сентября 1941 г.
  • ОФРОВ Алексей Андреевич, уроженец г. Горький (Нижний Новгород), связист, сержант. Декабрь 1944 г.
  • КОРОБОВ Николай Архипович, уроженец Урицкого р-на Орловской обл., разведчик взвода пешей разведки 1199 сп 354 сд, сержант. 1943 г.
  • ГАЛЬМУК Иван Илларионович (крайний справа), уроженец Красноярска, зам. командира авиаэскадрильи 43 завп, майор. Проведение инструктажа. 10 октября 1943 г.
  • ГРИБАКИН Иван Васильевич (крайний справа), уроженец Орловского р-на Орловской области, рядовой. В санаторном парке г. Железноводска после ранения. 22 сентября 1941 г.
  • ЗАВАЛОВСКАЯ Вера Васильевна, уроженка Залегощенского р-на Орловской обл., нач. аптеки 336 гв. сп 120 гв. сд, гв. лейтенант медицинской службы. 1944 г. Проживала
    в п. Кромы Орловской обл.
  • МИШИН Иван Ильич, уроженец Знаменского р-на Орловской обл., ездовой батареи 45 м/м пушек 201 гв. сп 67 гв. сд ЛенФ, гв. ефрейтор. После войны жил и работал в Орле.
  • МИХАЛЁВА Вера Михайловна, уроженка Сумской обл., старшина медицинской службы. Берлин. 1945 г. Проживала в Кромском р-не Орловской обл.
  • РЫЖОВ Алексей Данилович (крайний справа), уроженец Урицкого р-на Орловской обл., наводчик миномета 5 гв. сп 3 гв. сд, гв. ст. сержант. Работал ст. бухгалтером на Орловском часовом заводе.
  • ПЕРОВ Алексей Павлович (крайний справа), уроженец Тульской обл., командир батареи 55 гв. кп 15 гв. кд 7 гв. кк, гв. ст. лейтенант. Белорусская ССР, февраль 1944 г. Проживал в Орле.
  • САВЧЕНКО Егор Александрович, уроженец Новосибирской обл., командир взвода пулеметной роты 611 сп 88 сд 71 ск, капитан. 1945 г. После увольнения в запас работал
    на Орловском заводе шестерен.
  • ФЕДОТОВ Михаил Семёнович, уроженец Шаблыкинского р-на Орловской обл., электротехник 999 обс 9 мехк 3 гв. ТА, сержант. 1942 г. Жил и работал в
    п. Нарышкино Орловской обл.
  • СВЯТОВ Николай Иванович, уроженец Пензенской обл., капитан медицинской службы. 1945 г. После увольнения
    в запас в 1960 г. жил и работал в Орле.
  • РЕМИЗОВ Василий Иванович (справа), уроженец Ростовской обл., пом. начальника штаба по разведке 66 мехбр 2 БелФ, майор. 1945 г. Проживал в Орле.
  • УМЕРЕНКОВ Степан Степанович (в центре), уроженец Урицкого р-на Орловской обл., шофер 597 ап 159 сд ЗапФ, мл. сержант.
    16 октября 1945 г.
  • ПЛАКСИЙ Николай Васильевич (крайний справа), уроженец Харьковской обл., ст. телефонист батареи управления 5 ад РГК, сержант. Лето 1944 г. После демобилизации жил и работал в Глазуновском р-не
    Орловской обл.
  • СОБАКИН Виктор Иванович (в центре), уроженец Орла, номер орудийного 3-го дивизиона 33 гв. минбр 2 УкрФ, гв. рядовой. 26 декабря 1945 г. После демобилизации вернулся в Орёл, работал машинистом.
  • ЧЕРНИЧКИН Николай Алексеевич (крайний справа), уроженец Рязанской обл., комсорг минометного батальона 215 азсп 61 А, ст. лейтенант. Германия, март 1945 г. После увольнения в запас жил и работал в
    г. Болхове Орловской обл.

Вторая мировая война | TheSchoolRun

Что такое Вторая мировая война?

Во Второй мировой войне многие страны мира сражались друг с другом, включая Великобританию. Он длился шесть лет, с 1939 по 1945 год.

Война стала глобальным конфликтом после того, как немецкие военные во главе с Адольфом Гитлером вторглись в Польшу в 1939 году, потому что он хотел отобрать часть их земли для Германии. Франция и Великобритания объявили войну Германии, потому что не считали то, что Германия делает правильным, затем Италия присоединилась к Германии, и постепенно другие страны Европы и всего мира присоединились либо к союзникам, либо к державам Оси.

Жизнь во время Второй мировой войны была очень тяжелой. Сегодня мы отмечаем особые дни, чтобы вспомнить многих миллионов людей, которые сражались и погибли во время Второй мировой войны.

10 главных фактов

  1. Вторая мировая война длилась с 1939 по 1945 год.
  2. Вторая мировая война началась, когда немецкие войска вторглись в Польшу 1 сентября 1939 .
  3. Великобритания объявила войну Германии 3 сентября 1939 года. Об этом объявил премьер-министр Невилл Чемберлен.
  4. Хотя многие страны были вовлечены в войну, каждая из них встала на сторону союзников или стран Оси.
  5. Основными странами Оси были Германия, Италия и Япония.
  6. Основными союзными странами были Великобритания, США, Франция и Советский Союз (Россия).
  7. Премьер-министрами Великобритании во время Второй мировой войны были Невилл Чемберлен до 1940 года, затем Уинстон Черчилль.
  8. Битва за Британию , между немецкими Люфтваффе и Королевскими ВВС, была первой в истории битвой, которая велась только в воздухе.Он состоял из множества воздушных боев, которые длились с 10 июля по 31 октября 1940 года.
  9. Вторая мировая война закончилась в Европе 8 мая 1945 – этот день также известен как День Победы (День Победы в Европе).
  10. Вторая мировая война продолжалась в течение нескольких месяцев после ее окончания в Европе и официально закончилась, когда Япония официально сдалась союзникам 2 сентября 1945 года (также называемый Днем VJ).

сроки

5

  • 1 сентября 1939

    1 сентября 1939

    Германия вторгшийся в Польше

  • 3 сентября 1939

    Великобритания и Франция Объявлена ​​война на Германии

  • 10 мая 1940

    Уинстон Черчилль стал премьер-министром Британии, На смену Невиллу Чемберлену

  • 14 мая 1940 г.

    Создано ополчение (Добровольцы местной обороны)

  • 26 мая — 4 июня 1940 г.

    Эвакуация британских и французских войск из Дюнкерка, 070902

  • Июнь 1940 г.

    Немецкие войска оккупировали Нормандские острова.

  • 10 июня 1940

    Италия объявлена ​​война в Великобритании и Франции, а союзники с Германией

  • 10 июля — 31 октября 19440

    Битва Британии

  • 7 сентября 1940

    Blitz начинается в Лондон

  • 8 сентября 1941-27

    8 сентября 1941-27 января 1944 г.

    Осада Ленинграда

    0

  • 7 декабря 1941

    Японцы атаковали американскую военно-морскую базу в жемчужной гавани, Гавайи

  • 8 декабря 1941

    Объединенные Штаты объявили войну Японии и присоединились к союзникам

  • 6 июня 1944 г.

    День «Д», когда войска Великобритании и США высадились во Франции для борьбы с немцами

  • 16 декабря 1944 г. — 25 января 1945 г.

    Битва за Арденну

  • 8 мая 1945 г.

    День Победы (День Победы в Европе), когда Германия восстала NBRED

  • 15 августа 1945

    VJ Day (Победа в Японии День), когда Япония сдалась

  • 2 сентября 1945

    2 сентября 1945

    Япония официально сдалась, а официально законченная мировая война II

Улучшение обучения вашего ребенка сегодня !

  • Начните обучение своего ребенка с индивидуальной программы обучения
  • Ресурсы по математике и английскому языку, каждую неделю доставляемые на вашу панель управления
  • Следите за обучением вашего ребенка

Знаете ли вы?

  • Несмотря на то, что во Второй мировой войне участвовали страны по всему земному шару, две стороны сражались друг против друга — державы оси и державы союзников.
  • Великобритания была частью союзников.
  • В битве за Британию использовались два типа самолетов: бомбардировщики, которые сбрасывали бомбы на города и истребители, которые атаковали другие самолеты.
  • Основными самолетами ВВС Великобритании были истребители Spitfire и Hurricane . Они пытались уничтожить немецкие бомбардировщики, прежде чем они смогут атаковать британские города.
  • В составе Люфтваффе (ВВС Германии) использовались как бомбардировщики, так и истребители.Они использовали бомбардировщики для нападения на города и поселки, а истребители — чтобы помешать истребителям RAF уничтожить немецкие бомбардировщики.
  • Самым известным немецким истребителем был «Мессершмитт», а их основными бомбардировщиками были «Хейнкель», «Юнкерс» и «Дорнье».
  • Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, президент США Франклин Рузвельт и лидер Советского Союза Иосиф Сталин были известны как «большая тройка». Все они были лидерами союзных стран.
  • Блокада Ленинграда , когда все дороги в Ленинград и из него были перекрыты, чтобы никто не мог въехать и выйти, даже за едой, длилась 900 дней (около двух с половиной лет).
  • Кодовое название D-Day было «Операция «Оверлорд».
  • День «Д» — это название, которое военные используют при планировании мероприятия — буква «Д» ничего не означает.
  • Кодовое название эвакуации союзных войск из Дюнкерка было «Операция Динамо».
  • План Гитлера по вторжению в Великобританию летом 1940 года назывался «Операция «Морской лев».

Просмотрите галерею и посмотрите, сможете ли вы найти следующее:

  • Самолеты «Спитфайр»
  • Бомбардировка Кельна в Германии
  • Пляж Омаха в Нормандии
  • Памятная статуя Дня «Д» на могиле солдат нординцев
  • 9001
  • эвакуация войск из Dunkirk
  • Winston Churchill в во время WWII
  • Neville Chambillain декларируя войну на Германию
  • Spitfire Airplanes
  • Самолет Hawker Spitfire
  • Самолет Luftwaffe
  • Британские войска в WWII
  • Queen Elizabeth II во время Второй мировой войны
  • Adolf Hitler
  • Benito Mussolini
  • Franklin d Roosevelt
  • Hearki Tojo
  • Джозеф Сталин
  • Вторая мировая война Британская армия
  • Британский армии

галерея

Около

Главные страны и лидеры, составляющие союзные полномочия были:

  • Большой Б Франция – во главе с премьер-министром Уинстоном Черчиллем
  • Соединенные Штаты – во главе с президентом Франклином Д. Рузвельтом
  • Франция – во главе с Шарлем де Голлем
  • Советский Союз – во главе с Иосифом Сталиным
  • Китай – во главе с Чан Кайши

Тремя основными странами и лидерами, составлявшими державы Оси , были:

  • Германия – нацисты во главе с Адольфом Гитлером
  • Италия – фашисты во главе с Бенито Муссолини
  • Япония – известная в то время как Японская империя во главе с Хидэки Тодзё; императором Японии во время Второй мировой войны был император Хирохито.

Вторая мировая война началась, когда Великобритания и Франция объявили войну Германии после того, как немецкие войска во главе с Адольфом Гитлером вторглись в Польшу 1 сентября 1939 года, чтобы объявить там землю своей. Гитлер уже вторгся в Австрию и Чехословакию, поэтому война началась из-за его плана отобрать больше земель для Германии.

Блокада Ленинграда — известное событие Второй мировой войны. В течение 900 дней — с 8 сентября 1941 г. по 27 января 1944 г. — город Ленинград в России был окружен немецкими войсками.Это означало, что все в городе должны были оставаться там, и что не было никакого пути для еды или других продуктов, таких как лекарства. Многие сотни тысяч людей погибли за это время (600 000–800 000), потому что не было Еды и отопления хватало, но люди, жившие в Ленинграде, отказывались сдаваться немцам.

В 1940 году французский порт Дюнкерк стал поворотным пунктом для союзников во Второй мировой войне. Гитлеровские войска сильно бомбили Дюнкерк, и многие войска союзников ждали на берегу спасения, потому что у них не было ресурсов, необходимых для сопротивления.С 26 мая по 4 июня более 550 000 военнослужащих были переправлены в безопасное место через Ла-Манш — кодовое название операции — «Операция «Динамо». Некоторые гражданские британцы (люди, не служившие в армии) даже использовали свои лодки, чтобы спасти как можно больше людей. Спасательная операция помогла поднять боевой дух в Британии, где очень нужны были хорошие новости. Это помогло перейти к следующему крупному событию Второй мировой войны, Битве за Британию .

Королевские ВВС были звездами Битвы за Британию , которая стала первой военной битвой, полностью происходившей в воздухе.В операции «Морской лев» Гитлер планировал вторгнуться в Великобританию и добавить еще одну страну в свой список завоеваний. Но сначала ему пришлось отбиться от RAF, где он столкнулся с проблемой. Британские Королевские ВВС победили немецкие Люфтваффе, но после долгой серии сражений с 10 июля по 31 октября 1940 года. Все это называется Битвой за Британию, потому что это то, что заставило Гитлера в конце концов передумать о попытке вторгнуться в Великобританию, и он пошел на Вместо России. Пилоты Королевских ВВС проявили огромное мужество и отвагу, продолжая сражаться с Люфтваффе, даже когда казалось, что они могут проиграть.

6 июня 1944 года также известен как День Д. В этот день союзные войска начали масштабное вторжение на территорию, захваченную нацистскими войсками Адольфа Гитлера. Все началось с лодок и лодок, полных войск союзников, высадившихся на пляжах французского региона Нормандия. Они прорвали оборону немцев и в течение следующих 11 месяцев продолжали отбиваться от них через Европу, пока не достигли Берлина, где тогда скрывался Гитлер.

Битва за Арденну происходила с 16 декабря 1944 года по 25 января 1945 года и была последней крупной попыткой Гитлера победить союзников.Он надеялся разделить части Западной Европы, захваченные британскими, американскими и французскими войсками, разделив территорию пополам — это означало бы, что армии не смогут доставлять припасы друг другу и заставят их более легкие цели для Гитлера и его армий. Но все, что Гитлер сделал, это заставил линию войск союзников «вздыбиться» посередине, когда он боролся, чтобы отбросить их, и линия не прорвалась полностью. Так что своей цели он не добился, и битву выиграли союзники.

Имена, которые следует знать

Невилл Чемберлен (1869–1940) – премьер-министр Великобритании с 1937–1940 гг.; Чемберлен был премьер-министром, когда Великобритания объявила войну Германии.
Уинстон Черчилль (1874-1965) — премьер-министр Великобритании с 1940 по 1945 год, затем снова с 1951 по 1955 год; Черчилль был премьер-министром на протяжении большей части Второй мировой войны. Черчилль известен своими речами, которые вдохновляли людей продолжать борьбу.
Адольф Гитлер (1889-1945) – немецкий диктатор во время Второй мировой войны и лидер нацистской политической партии
Бенито Муссолини (1883-1945) – итальянский диктатор во время Второй мировой войны и лидер фашистов; Муссолини был также известен как «Дуче» («лидер») и объединил силы с Гитлером как одна из держав Оси.
Франклин Д. Рузвельт (1882–1945) – президент США на протяжении большей части Второй мировой войны
Иосиф Сталин (1878–1953) – лидер Советского Союза во время Второй мировой войны
Хидэки Тодзё (1884–1948) ) – японский лидер и военный генерал во время Второй мировой войны

Похожие видео

Просто так…

Детские книги о Второй мировой войне

           

Узнайте больше:

  • Серия фильмов BBC о Второй мировой войне Детский курс KS2 предлагает всесторонний обзор Второй мировой войны для начальных школ
  • Посмотрите краткий видеообзор Второй мировой войны
  • Прочтите о 5 этапах Второй мировой войны
  • 10 фактов о Второй мировой войне от National Geographic Kids
  • Посмотрите видеоклипы о Второй мировой войне из архива BBC и узнайте больше об эвакуации, Блице, нормировании, известных песнях Второй мировой войны, новостных репортажах, выступлениях и свидетельствах очевидцев
  • Детский путеводитель по Второй мировой войне f от DKfindout!
  • Интерактивные статьи и хроники о главных событиях и людях Второй мировой войны
  • Видеоинформация о восстании нацистов
  • Прочтите краткий обзор Второй мировой войны BBC
  • Полная интерактивная хроника Второй мировой войны BBC, включая видео основных событий
  • Карты, расследования и отдельные источники о Второй мировой войне из Национального архива. history
  • Узнайте больше о дне «Д»: просмотрите источники информации о дне «Д» и прочтите путеводитель по дню «Д» из Музея национальной армии
  • Справочник CBBC по дню «Д»
  • См. фотографии эвакуации из Дюнкерка
  • Читать о том, что люди, жившие во время Великой Отечественной войны, помнят о тех непростых годах на сайте «Народная война»
  • Узнайте о 9 культовых самолетах футах от Битвы за Британию, включая Спитфайр и Хоукер Харрикейн
  • Подробный путеводитель по Спитфайру, самому известному самолету Второй мировой войны
  • Узнайте обо всех типах оборонительных сооружений времен Второй мировой войны (называемых дотами), которые вы Британию все еще можно увидеть
  • Смотреть вводный выпуск новостей о Холокосте
  • Жизнь и времена Уинстона Черчилля, а также то, как речи Черчилля (и его зубные протезы!) способствовали военным усилиям
  • Читайте о жизни во время Второй мировой войны в детских исторических фантастический набор во время Второй мировой войны
  • Натали Сергеев, «Сокровище», была шпионкой Второй мировой войны
  • Посмотрите фотографии празднования Дня Победы в Европе (VE)

Посмотрите сами

  • Посмотрите экспонаты из Битвы за Британию и Блиц в музее Королевских ВВС в Лондоне.Вы даже можете сесть в «Спитфайр» и почувствовать, каково это летать на нем!
  • Совершите экскурсию по HMS Belfast, одному из кораблей, использовавшихся для переброски войск в Нормандию в день «Д» Имперский военный музей в Даксфорде
  • Прогулка по военным комнатам Кабинета министров, которые были расположены под землей, чтобы Уинстон Черчилль и другие лидеры могли оставаться в безопасности во время Блица и проводить совещания по безопасности на высшем уровне
  • Великобритания построила тысячи оборонительных сооружений, называемых ящиками для таблеток, по всей стране которые солдаты могли бы использовать для защиты страны в случае вторжения немцев.Есть ли поблизости место, где вы живете?
  • Узнайте о взломе кодов в Блетчли-парке
  • Посмотрите и узнайте об объектах времен Второй мировой войны
  • Услышьте все звуки Второй мировой войны: речи Чемберлена и Черчилля, песни и музыку Второй мировой войны, новости, как это сообщалось в 1939- 1945

См. также

Интимная история, 1941-1945: Уорд, Джеффри К., Бернс, Кен: 9780375711183: Amazon.com: Books

Chapter One  декабрь 1941 – декабрь 1942 1 9020 A Necessary War 4 9040 думаю, что есть такая вещь, как хорошая война.Иногда бывают необходимые войны. И я думаю, можно сказать, «просто» войны. Я никогда не сомневался в необходимости этой войны. И я до сих пор не сомневаюсь в этом. Это было необходимо сделать. — Сэмюэл Хайнс  

Утро воскресенья 7 декабря 1941 года началось так же, как и большинство дней в Гонолулу: тепло и солнечно, голубое небо то тут, то там перемежалось высокими клочьями облаков. Через несколько минут после восьми семья Хётара Иноуэ была дома на Койн-стрит, готовясь к церкви.По дому пронесся сладкий визг гавайской музыки. Старший из четырех детей Иноуэ, семнадцатилетний Даниэль, старшеклассник школы Уильяма МакКинли и волонтер Красного Креста, одеваясь, слушал радиостанцию ​​KGMB. Были и другие звуки, приглушенные далекие звуки, на которые сначала никто не обращал особого внимания, потому что за последние несколько месяцев они стали такими привычными. Гул самолетов и гул отдаленных взрывов были обычным явлением с весны прошлого года, когда У.Южный Тихоокеанский флот переместился с побережья Калифорнии в Перл-Харбор, примерно в семи милях к северо-западу от дома Иноуэ. Учения по воздушным налетам проводились часто; то же самое было и с тренировочными стрельбами крупных батарей береговой обороны у Вайкики-Бич.

Но это было другое. Дэниел как раз застегивал рубашку, вспомнил он, когда в музыку ворвался голос диск-жокея Уэбли Эдвардса. «Весь персонал армии, флота и морской пехоты явиться на службу», — говорится в сообщении. Почти в тот же момент отец Даниэля крикнул, чтобы тот вышел на улицу.Происходило что-то странное. Дэниел поспешно вышел на солнечный свет и встал с отцом у дома, глядя в сторону Перл-Харбора. Они были слишком далеко, чтобы разглядеть сам флот, а холмы еще больше заслоняли обзор, но небо над гаванью было заполнено клубами дыма. Во время учений холостые зенитные очереди всегда были белыми. Они были угольно-черными. Затем, пока Иноуэ недоверчиво наблюдали, грохот далеких взрывов становился все громче и чаще, и в небо начало подниматься такое количество маслянистого черного дыма, что горы почти исчезли, а сам горизонт, казалось, вот-вот исчезнет.

В этот момент Даниэль вспомнил: «Внезапно прямо над головой пролетело три самолета. Они были жемчужно-серые с красными точками на крыле — японские. Я знал, что происходит. конец.»

У него не было времени на дальнейшие размышления. Зазвонил телефон. Он был нужен на ближайшем медпункте прямо сейчас. Шальной американский зенитный снаряд упал в людном районе. Были жертвы среди гражданского населения. «Один из них время от времени преследует меня», — вспоминал Иноуэ много лет спустя.«Это была женщина, сжимающая ребенка. Ей отрубили голову, но она была здесь, обнимая своего ребенка. И вот что я должен был подобрать. В семнадцать лет».

Первый опыт войны молодого Даниэля Иноуэ был таким же, как и у большинства американцев, переживших ее. Они сохранят яркие воспоминания о вещах, которые они действительно видели. Но на каждого из них также повлияли бы события, которых они не могли видеть, происходящие прямо за горизонтом или за тысячи миль от них. Государственные деятели и стратеги, перебрасывавшие стольких из них из одного места, одной опасности в другую, тоже были по большей части невидимы.И большинство людей были слишком заняты попытками просто выжить, чтобы понять, какую роль в большей борьбе играли битвы, которые они вели, наблюдали или о которых беспокоились. Это их история о войне, какой ее помнят некоторые из них.

Ничего подобного атаке на Перл-Харбор с американцами еще не случалось. Менее чем за два часа японские военные самолеты, запущенные с авианосцев далеко в море, нанесли такой ужасный урон Тихоокеанскому флоту, что военное министерство годами хранило в тайне точные подробности.Восемь из девяти американских линкоров в Тихом океане, включая USS Arizona, были потоплены или серьезно повреждены. Также были три легких крейсера, три эсминца и четыре других военно-морских корабля.
(Во время атаки все три американских авианосца отсутствовали, или они тоже могли быть потеряны.) Также были уничтожены 164 американских самолета — три четверти базировавшихся вокруг Перл-Харбора, все, кроме нескольких, так и не оторвались от земли. Две тысячи четыреста три американца, военнослужащие и гражданские лица, погибли.Еще около одиннадцати сотен были ранены.

Было около половины второго дня, когда первые новости об этом дошли до простых граждан восточной части Соединенных Штатов. Кэтрин Филлипс из Мобила, Алабама, тогда была второкурсницей Обернского университета в восточно-центральной части штата. Она только что вернулась в свою спальню из церкви, когда услышала крик из коридора, а затем звуки плача. «В чем дело?» она спросила. «Что случилось?» Ее соседи по дому рассказали ей, что они слышали.Слезы наполнили и ее глаза, вспоминает она, «но мы утешали друг друга. Девочки все плакали и плакали, потому что у них были бойфренды или родственники, которые уже были в вооруженных силах. И мы сразу поняли, что это будет война».

Примерно в то же время дома, в Мобиле, семнадцатилетний брат Кэтрин, Сидни Филлипс-младший, сидел на стульчике с газировкой в ​​аптеке «Олбрайт энд Вудс» на углу улиц Дофин и Энн и пил никель. ванильный молочный коктейль.В нем был дополнительный шарик мороженого, любезно предоставленный торговцем газировкой, другом и бывшим одноклассником Филлипса Уильямом О. Брауном. Он и Браун, которого все называли У. О., в июне того же года окончили среднюю школу Мерфи.

Внезапно в дверь влетела обезумевшая женщина. «Включи радио!» — крикнула она. Кто-то сделал. «Он продолжал давать одну и ту же информацию снова и снова, — вспоминал Филлипс, — а мы все просто тихо сидели и слушали». По мере того, как новости трещали, Браун продолжал протирать один и тот же участок мраморной столешницы снова и снова.Филипс просто смотрел на кафельный пол; более полувека спустя он помнил его характерный черно-белый узор в шахматном порядке. «Все были очень поражены, — вспоминал он, — взволнованы, напуганы, очень серьезны. Мы знали, что это означало, что мы на войне. Некоторые дамы начали плакать». Через какое-то время диктор радио стал повторяться, и ошеломленные посетители наконец-то заговорили между собой. Филипс был единственным в аптеке, кто имел представление, где находится Перл-Харбор; его дядя был военным летчиком и когда-то служил там.

У. О. Браун перестал протирать прилавок и сказал: «Сид, давай утром пойдем служить во флот».

Филлипс сказал: «Отлично». Он забрался на велосипед и поехал домой, чтобы рассказать родителям о своих новых планах. Его мать была в ужасе: Сидни был слишком мал для призыва, к тому же два ее брата уже служили на флоте — такой жертвы должно быть достаточно для любой семьи. Его отец, школьный учитель, думал иначе. Он был ранен на западном фронте во время Великой войны и видел, как плохо были подготовлены пополнения к бою в последние недели войны.Поскольку его сына все равно призвали в армию, мальчику было лучше пойти пораньше: у него было больше шансов выжить, если он был хорошо обучен. В конце концов оба его родителя дали ему разрешение уйти, хотя его мать так и не смирилась. «Семейная история, — вспоминала сестра Сида, Кэтрин, — состоит в том, что вербовщик переходил улицу в любое время в течение следующего года, когда встречал мою мать, потому что она хотела отчитать его за то, что он забрал ее маленькую девочку. мальчик.»  

Когда Сид и В.О. встретились возле федерального здания на Бьенвиль-сквер в восемь часов следующего утра, очередь добровольцев перед военкоматом военно-морского флота уже растянулась почти на квартал. Двое мальчиков бочком подошли к главе

«Вы хотите убивать япошек?» — спросил он.  

Они сделали. чтобы присоединиться к флоту.  

Забудьте о флоте, сказал сержант.Все, что делают моряки, — это моют палубы. Десантники гарантированно встречались с противником «глаза в глаз». Кроме того, сказал он, «ты не можешь попасть на флот — твои родители женаты».

Сид Филлипс и У. О. Браун рассмеялись и подписали контракт с морскими пехотинцами США. К тому времени радио сообщило еще более ужасные новости. В тот же день, когда японцы атаковали Перл-Харбор — 8 декабря к западу от международной линии перемены дат — они предприняли одновременные атаки на множество других американских и британских целей в Тихоокеанском регионе.Японские войска сошли на берег в Британской Малайе. Японские бомбы упали на британские опорные пункты в Гонконге и Сингапуре, а также на два американских аванпоста в Тихом океане, о которых большинство американцев никогда раньше не слышали: Гуам и остров Уэйк.

Филиппины тоже подверглись нападению. Соединенные Штаты никогда не признавали, что обладают Тихоокеанской империей, по крайней мере формально, как это делали британские и европейские державы. И уже разрабатывались планы предоставить народу Содружества Филиппин независимость через четыре года.Но жизнь, которую многие американские граждане вели на островах, оккупированных Соединенными Штатами с тех пор, как они помогли свергнуть своих испанских правителей в 1898 году, отражала легкость, комфорт и непроверенные расовые допущения колониального правления в других частях Азии.

Восьмилетняя Саша Вайнцхаймер жила со своей семьей в обширном сахарном поместье Каламба, чуть более чем в часе езды к югу от Манилы на острове Лусон. Поместье принадлежало ее деду Людвигу Вайнцхаймеру, немецко-американскому плантатору, который теперь жил на огромной ферме в долине Сакраменто и передал управление своими филиппинскими владениями ее отцу Уолтеру и его брату Конраду.Она и ее братья и сестры — Дорис, три года, и Конрад-младший по имени Бадди, которому всего шесть недель, — вместе с двумя маленькими двоюродными братьями были единственными американскими детьми в поместье. Но во всех остальных отношениях это был «самый чудесный дом, который могла быть у девушки», — отметила Саша в дневнике, который она начала вести о том времени, — красивое бунгало, окруженное садами с гибискусами, жасмином и имбирем. Компанию ей составила филиппинка amah по имени Эсперанса. Хесус, семейный повар, приготовил блюда, которые она любила больше всего.По утрам мать давала ей уроки. Днем она галопировала через тростниковые поля вместе с чемпионом по игре в поло, который научил ее ездить верхом. На закате ей иногда разрешали присоединиться к своим родителям и их взрослым друзьям у бассейна в клубе гольфа и отдыха Canlubang. Его членство ограничивалось американскими менеджерами и их гостями, чьи стаканы были наполнены пивом или виски с содовой фалангой одетых в белое филиппинских «мальчиков».

Единственным вторжением в эту идиллию до сих пор был полиомиелит, который поразил ноги Саши в младенчестве и заставил ее посещать физиотерапевта в Маниле три раза в неделю.Уже несколько месяцев ходили слухи о нарастающих проблемах с Японией. Отец Саши даже написал Людвигу, чтобы спросить, не следует ли семье вернуться домой в Сакраменто, но ему сказали оставаться там, где он; не было бы войны.

Мать Саши узнала о нападении на Перл-Харбор к завтраку 8 декабря, но сеансы физиотерапии казались настолько важными, что она все равно решила отправить дочь в город на прием в полдень. Примерно в половине двенадцатого Саша лежала на столе у ​​терапевта и подвергалась болезненному растяжению мышц ног, которое должно было помочь восстановить их силы, когда зазвонил телефон.Терапевт, еврейский беженец из нацистской Германии, поднял его и побледнел: японские самолеты нанесли удары по аэродромам Кларк и Иба, а также бомбили окрестности Манилы. Она сказала, что Саша должен немедленно отправиться домой; не было времени даже надеть туфли. «На улицах было много людей, которые шли с сумками и узлами», — написал Саша. «Все люди казались такими напуганными. Они изо всех сил пытались добраться до провинции, где они были бы в большей безопасности».

Пока Бенджамин, семейный шофер, вел машину сквозь перепуганных гражданских, заполнивших дорогу, он и ама Саши яростно болтали на тагальском.Саша лишь смутно понимала, о чем они говорят, но когда они, наконец, добрались до дома, она написала: «Мама ждала на подъездной дорожке. Она схватила меня, крепко обняла и сказала, что они были дураками, что отпустили меня в Манилу в тот день». Саша еще толком не понимал, что происходит; она просто была рада вернуться домой пораньше, вспоминала она, «потому что это означало, что я могла просить дополнительно поплавать перед обедом».

В то же утро, примерно в то время, когда автомобиль с Сашей Вайнцхаймер остановился перед бунгало ее семьи, капрал Гленн Даулинг Фрейзер из 75-й артиллерийской и снабженческой роты находился примерно в сорока милях от него, стоя на лесистом склоне холма в Литтл Багио, через Манильский залив на полуострове Батаан, наблюдая, как японские военные самолеты кружат и пикируют над Лусоном, и проклиная свое невезение.В конце концов, он решил приехать на Филиппины именно потому, что думал, что война никогда не последует за ним там.

Однажды вечером в том же году, вернувшись домой в маленьком фермерском городке Форт-Депозит, штат Алабама, он узнал, что за девушкой, которую он знал с первого класса и думал, что любит, ухаживает кто-то другой. На следующий день Фрейзер все еще был так зол и расстроен, что, когда владелец музыкального заведения в соседнем Монтгомери отказал ему в обслуживании, он выбежал наружу, забрался на свой мотоцикл и с ревом влетел в дверь, разбивая бутылки, круша мебель и оставляя после себя черное. следы от скольжения на танцполе.Когда Фрейзер убежал, владелец бара погнался за ним с дробовиком. На следующее утро, униженный, напуганный и не в силах встретиться с родителями, он поспешил в ближайший военкомат. Ему было всего семнадцать, поэтому он солгал о своем возрасте, вступил в армию мирного времени и вызвался служить на Филиппинах. «Я понятия не имел, что мы действительно будем на войне», — вспоминал он. Но если так и должно было быть, «Германия была наиболее вероятным местом», подумал он тогда. «Итак, я подумал, что там будет безопасно.Я никогда не думал, что Япония нападет на нас».  

Сначала ему понравился сделанный выбор. авеню — и плотские развлечения, которые он предлагал посетителям мужского пола отовсюду. Город был откровением для деревенского парня, такого как Фрейзер. роскошный отель», — вспоминал он.

Дети войны: 10 душераздирающих фотографий школьников времен Второй мировой войны

Воздействие войны, безусловно, разрушительно для всех сторон жизни пострадавших районов, и нормальное течение жизни в военное время невозможно.

Мы склонны забывать, что бедствия войны страшны не только для солдат, вдов и взрослых, но и для детей, у которых, к сожалению, не может быть нормального и беззаботного детства.

Мы нашли хронику о влиянии Второй мировой войны на школьников в Британии.

Взгляните!

Первая массовая эвакуация (1939)

Во время Второй мировой войны около 3 миллионов британских детей были эвакуированы из своих домов и отправлены в сельскую местность. Первая массовая эвакуация произошла в сентябре 1939 года, тысячи детей несли коробки с противогазами, на каждом ребенке была прикреплена бумажная бирка, на которой указывалось, кто они, и детали их путешествия. Находясь в деревне, дети продолжали свое образование в самых разных условиях, от церковных залов до пабов — в основном, везде, где было место.

Газовый тест (1941)

 

Хотя во время Второй мировой войны против британцев на родной территории фактически не применялось химическое оружие, дети были хорошо подготовлены на случай химической атаки. Сильвия Кэй, которой в начале войны было 16 лет, сказала, что носить противогаз было невероятно неудобно. Она вспоминала: « Это было ужасно, было душно, все было резиновое с какой-то пластиковой накладкой для глаз, и ты надевал ее прямо на лицо, и это было невыносимо.”  Эти дети в Кингстоне, Большой Лондон, выходят из школы во время тренировочного газового теста. Чтобы студенты могли проверить свою реакцию, надели противогазы и покинули помещение, был приведен в действие баллончик со слезоточивым газом.

 Вне бомбоубежища (1939 г.)

Воздушные налеты могли произойти в любое время дня и ночи, поэтому школам приходилось предоставлять убежище своим ученикам. В Гресфорде, недалеко от Рексхэма, учеников обслуживал специально построенный приют на школьном поле, который оплатил сэр Альфред Макальпайн из Марчвил-Холла.Здесь мы видим детей, покидающих приют после учений по воздушному налету.

Художественный класс (1941)

Эти дети из школы Мурсайд-роуд в Гроув-парке, Лондон, зарисовывают ущерб, нанесенный их школе, включая отсутствующую черепицу на крыше, разбитые оконные стекла и бетон, превращенный в щебень. Учащиеся ходили по школе в противогазах. А дети по-прежнему пользовались детской площадкой, несмотря на то, что она сильно пострадала от упавших бомб.

Школа Фаррингдона, ставшая центром питания (1941)

Даже в самый разгар войны оставалось время для простых удовольствий, таких как импортный американский сыр. Этих троих школьников можно увидеть за легкой закуской на детской площадке разрушенной школы в Фаррингдоне в лондонском районе Ислингтон (на снимке, вероятно, сделанном в августе или сентябре 1941 года). Школу переоборудовали в центр питания, и хотя само здание сильно пострадало, детская площадка использовалась для поддержки голодающих.Сыр, который едят дети на фотографии, был ввезен из США в рамках программы ленд-лиза.

Жизнь в приюте (1941)

Учеба нарушалась не только эвакуациями и частыми переездами, но и угрозой бомбежек. Здесь ученики и учителя из школы в Бермондси в Южном Лондоне стремятся к ощущению нормальности. Роджер Тейлор, профессор химии Университета Сассекса, был ребенком во время Второй мировой войны.Он много путешествовал со своей матерью и сестрой во время войны, часто переезжая из одного места в другое и из школы в школу. Фактически, Тейлор сообщает, что он посещал семь разных начальных школ, а иногда вообще не посещал ни одной школы. Тем не менее, он утверждал, что увидеть «большое разнообразие образа жизни и жилья было очень ценным опытом. Переживание травмирующих событий того времени заставило осознать, что каждый новый день был бонусом, чувством, которое никогда не уходит».

Воспитанники детского сада, эвакуированные из города Кентиш (около 1939 г.)

В некоторых случаях учителя были эвакуированы вместе со своими учениками, а некоторые даже отвечали за то, чтобы найти детям место для проживания, когда они добрались до места назначения.Гвенллиан Рут Пэррис (теперь Кларк), учительница из Ислингтона, Лондон, была отправлена ​​со своей школой в Бедфорд на востоке Англии. «Мы не знали, куда едем, и в конце концов прибыли в Бедфорд», — сказала она. Пэррис преподавала кулинарию и футбол и одно время даже работала официанткой. Она добавила: «Между учителями из Бедфорда и учителями из Лондона было довольно много соперничества. Не личное соперничество, а между двумя типами авторитетов». В конце концов Пэррис разделил обязанности с местными учителями и преподавал в классах, состоящих как из местных детей, так и из эвакуированных.

Время игр в детской (около 1940 г.)

Ношение противогаза было обычным делом для детей во время войны, противогазовые учения были обычной частью школьного дня для всех. Сообщается, что даже малыши научились надевать маски на себя, часто по-детски издеваясь над этим, раздражая своих родителей тем, что дуют сквозь резину и издают странные звуки. Все равно всех приучили всегда держать при себе противогазы и немедленно их надевать, если услышат предупредительный звук воздушной тревоги.

Укрытие во время учений по воздушному налету (1940)

Эти лондонские школьники участвуют в учениях по воздушному налету, предписанных Лондонским советом по образованию в качестве меры предосторожности на случай, если воздушный налет произойдет слишком быстро, чтобы дать детям возможность покинуть здание и отправиться в специальные убежища, 20 июля 1940 года. Им было приказано выйти на середину комнаты, подальше от окон и держать руки на затылке

.
Импровизированное бомбоубежище (около 1940-1941 гг.)

 

Дети, изображенные выше, прячутся в грубом импровизированном бомбоубежище в разгар Второй мировой войны.Взгляд шока и страха смешивается с благоговением, когда они смотрят в небо. Многие школьники во время войны соприкоснулись со смертью. Профессор Роджер Тейлор впервые столкнулся с люфтваффе, когда жил в Торки. Тейлор, его сестра и друг направлялись домой с детской площадки, когда прозвучала сирена. За 400 ярдов до удара и примерно за 30 секунд до удара самолетов Тейлор лег в канаву. Он сказал: «Самолеты… были так низко, что я мог ясно видеть пилотов.Пули пулемета летели вокруг». Перед лицом такой драмы и лишений прерывание его учебы было, как он выразился, «несущественным».

детей, эвакуированных во время Второй мировой войны: операция Крысолов в 80 лет

Раннее начало эвакуации делают дети школы Мирдл в Степни. Дети собрались в школе в 5 утра в пятницу, 1 сентября 1939 года. На этой фотографии показаны эвакуированные и взрослые, идущие по улице с чемоданами и коробками для противогазов.Некоторые взрослые носят нарукавные повязки, которые идентифицируют их как маршалов-добровольцев. © IWM (D 1939A)

Фотографии эвакуации британских детей в 1939 году, радостно машущих руками из переполненных поездов или с бейджами на шее, стали одними из самых символичных изображений Второй мировой войны. Вынужденный переезд детей олицетворял природу тотальной войны, конфликта, в котором участвовали даже самые юные члены британского общества.
Но истоки эвакуации детей на самом деле лежат намного раньше.В начале двадцатого века правительства и население Европы впервые начали размышлять об опасностях воздушных бомбардировок. Роман Герберта Уэллса 1907 года «Война в воздухе» предсказывал растущую угрозу нападения с воздуха, и правительства беспокоились о том, как отреагируют на это города и особенно городские толпы. Во время Первой мировой войны некоторые из этих опасений оправдались: хотя народная память часто забывала, британские города подвергались бомбардировкам цеппелинов на протяжении всего конфликта 1914-1918 годов, в результате чего погибло 1239 мирных жителей, половина из которых были женщины и дети.

Ущерб, нанесенный рейдом на Эдвин Плейс, Портер-стрит, Халл. 1916 г. Источник: Национальный архив (AIR 1/569/16/15/142)

Межвоенные события

Поэтому после Первой мировой войны возрос интерес к тому, как защитить «тыл». В 1924 году влиятельный Комитет имперской обороны (CID) сформировал подкомитет по гражданской обороне, Комитет по предупреждению воздушных налетов, во главе с сэром Джоном Андерсоном (чье имя позже стало ассоциироваться с бомбоубежищами). В их задачу входило рассмотрение практических ответных мер, способных сохранить человеческую жизнь при воздушном нападении, от противогазов до подземных убежищ.В 1931 году комитет ARP назначил свой собственный подкомитет по эвакуации, еще одной возможной превентивной мере, во главе с сэром Чарльзом Хипвудом. Большая часть его раннего внимания была сосредоточена на Лондоне, на сроках успешной эвакуации и на том, как обеспечить эффективное обслуживание критически важной инфраструктуры в случае эвакуации людей. Члены комитета также отметили, что любая эвакуация должна быть добровольной, а не принудительной, так как последняя может вызвать еще больше проблем и паники в условиях военного времени.

Когда к концу 1930-х годов в Европе нависла угроза войны, в июле 1938 года комитет Андерсона опубликовал отчет об эвакуации, в котором приоритет отдавался школьникам и матерям с младенцами.Для этих эвакуированных было сочтено более выгодным разместиться в частных домах в более безопасных, «приемных» районах страны, чем строить специальные лагеря. Хозяев в этих районах могут оштрафовать, если они откажутся принять эвакуированного. Железнодорожники, местная полиция и учителя помогали формировать эти планы, которые были в основном готовы к лету 1939 года.

3 сентября 1939 года Великобритания и Франция объявили войну нацистской Германии. Двумя днями ранее, 1 сентября, правительство инициировало операцию «Крысолов», в ходе которой было эвакуировано более 1 человека.5 миллионов человек из городских «целевых» районов, из которых 800 000 детей. Вопреки распространенной памяти, эти эвакуированные прибыли не только из Лондона или Англии, но и из таких городов, как Манчестер, Бирмингем и Глазго.

Маленький темнокожий мальчик, несущий свой багаж, уезжает из Лондона за город вместе с группой других эвакуированных 5 июля 1940 года.

Опыт детей в приемных, которые в основном представляли собой сельские общины, был разнообразным и стал предметом многочисленных споров среди историков.Для некоторых жизнь в сельской местности была беспрецедентным приключением, которым наслаждались и вспоминали с любовью; они встретили людей, с которыми сохранили связь на всю оставшуюся жизнь. Другие пострадали от рук жестоких или безразличных хозяев. Что касается хозяев, некоторые были потрясены здоровьем детей и личной гигиеной. Некоторые считали вши и энурез (ночное недержание мочи) симптомами пренебрежения, плохого материнства и даже «проблемных семей» в общинах рабочего класса. Но, как утверждал Ричард Титмусс, официальный историк социальных служб военного времени, «вошь не является политическим существом», и очевидное заражение городских детей вполне могло быть вызвано эвакуацией во время школьных каникул и усугублено условиями путешествия. а не только из-за социальных факторов.Ночное недержание мочи также могло быть вызвано психологическим шоком от переезда. Предубеждение могло сыграть роль в распространении этих историй, которые иногда преувеличивались популярной прессой.

Многие дети недолго задерживались в приемных. К январю 1940 года около 900 000 эвакуированных вернулись в целевые районы, несмотря на призывы правительства «оставить детей там, где они есть».

Плакат Министерства здравоохранения © IWM (Art. IWM PST 3095)

Последующие волны эвакуации: 1.25 миллионов человек покинули города во время Блица в 1940 году, и еще одна волна уехала во время ракетных атак V1 и V2 в 1944 году. Однако не все эвакуации предназначались для защиты от бомбардировок с воздуха: иногда эвакуировались и дети работающих или будущих матерей, мужья которых находились в Службе.

Другие дети уехали далеко за пределы сельских приемных пунктов. До 1940 года около 11 000 детей получили частные средства для поездки за границу, многие из которых отправились в Соединенные Штаты. В период с июля по сентябрь 1940 года правительство спонсировало еще 3000 человек для поездки в Доминионы, особенно в Канаду, Австралию и Новую Зеландию, прежде чем риск торпедной атаки с моря был сочтен слишком большим.Эта сравнительно недолговечная и добровольная схема была одной из многих схем детской миграции двадцатого века. Некоторые из них были добровольными, другие принудительными и были направлены на то, чтобы дать детям «лучшую жизнь»: многие из них в настоящее время являются предметом продолжающихся расследований жестокости, жестокого обращения и пренебрежения.

Медсестра с детьми, эвакуированными из Плимута, в саду дома Хаима Вейцмана в Тапли-парке, Инстоу, Северный Девон, октябрь 1942 г. © IWM (TR 248)

Привела ли эвакуация к послевоенному государству всеобщего благосостояния?

С одной стороны, эвакуация времен Второй мировой войны привела к большему участию государства в жизни семей, что привело к изменениям в управлении социальными службами, Школьной медицинской службой и обеспечением детских садов.Это также привело к повышенному интересу к психическому здоровью детей: такие психоаналитики, как Анна Фрейд (дочь Зигмунда), работали с эвакуированными детьми и разработали теории о последствиях разлучения матери и ребенка. Многие утверждали, что будущая стабильность самого государства зависит от роста хорошо приспособленных детей. Эвакуация также выявила неравенство в богатстве и здоровье, что побудило людей искать решения во всеобъемлющей системе социального обеспечения, что, казалось, обещала Лейбористская партия Клемента Эттли в своем манифесте всеобщих выборов 1945 года.

Но, с другой стороны, эвакуация потенциально также обостряла классовый антагонизм и предрассудки. Другие утверждают, что многие из послевоенных изменений в благосостоянии возникли гораздо раньше, после Первой мировой войны или даже либеральных реформ 1910-х годов. Некоторые государственные служащие считали, что эвакуация выявила необходимость приложить больше усилий для всеобщего образования, а не для улучшения благосостояния, жилья и здравоохранения. Таким образом, наследие эвакуации остается предметом разногласий.

Эвакуация не прекратилась и в конце Второй мировой войны.В неопределенном послевоенном мире, все более вовлеченном в борьбу холодной войны, британские гражданские лица были эвакуированы по всему миру: из Индии в преддверии обретения независимости и в Палестине в 1947 году в рамках операции «Полли» в конце британского мандата. . Существовали даже планы эвакуации британских семей со все более крупных военных баз, разбросанных по Германии, в случае вторжения русских. Сегодня британское правительство продолжает разрабатывать планы эвакуации некомбатантов, особенно в наиболее политически нестабильных регионах мира.

Долгая история эвакуации продолжается.

Следите за прошлым. Подпишитесь на наши уведомления по электронной почте.

Трогательная просьба ветеринара Второй мировой войны найти детей, которых он сфотографировал в 1945 году

Этот американский бывший солдат, сражавшийся в Италии во время Второй мировой войны, прежде чем стать полицейским Нью-Йорка, ищет этих школьников, которых он сфотографировал в 1945 году.

«У меня было звание рядового первого класса (PFC)», — сказал Зенгер Эдвард Ротель, которому сейчас за 90 и он ветеран Второй мировой войны.

«Моя рота и другие направлялись из Неаполя в битву за Арденну, чтобы заменить их по мере необходимости. Наши войска разбили лагерь в Сан-Миниато на период в июне 1945 года.

Дети бывшего американского солдата Эдвард Ротель сфотографирован в Италии в 1945 году. город Сан-Миниато/Зенгер)

«Я гулял с приятелем из армии в Сан-Миниато, осматривая повреждения ратуши, когда я заметил что-то похожее на группу маленьких симпатичных школьников, выстроившихся в очередь, чтобы пойти в школу, и сфотографировал их.С тех пор я храню это фото».

Он был развернут в Италии в составе Пятой армии и дислоцировался в Неаполе в 1944 году, прежде чем его отправили в город Сан-Миниато, расположенный в провинции Пиза в Тоскане. регион, 1945 г.

Пятая армия высадилась на южном итальянском пляже Салерно, к юго-востоку от города Неаполь, 9 сентября 1943 г. Это были первые американские вооруженные силы, вторгшиеся в континентальную Европу во время Союзники против нацистов и других держав Оси.

Ретель сказал Ценгеру: «Я прибыл в Неаполь, Италия, в декабре 1944 года и отплыл обратно в Соединенные Штаты из Ливорно в августе 1945 года, проведя за это время много времени в прекрасном регионе Тосканы. Панамский канал и Японию, когда война закончилась, и нас перенаправили в Бостон.»

Эдвард Ротель, пехотинец Пятой Армии, дислоцировался в Сан-Миниато в Италии. город Сан-Миниато/Зенгер)

Он сказал, что после войны он «женился через несколько лет, поступил на работу в Департамент полиции Нью-Йорка и вышел в отставку в звании лейтенанта.

Теперь Ротель хочет найти детей, которых он сфотографировал в 1945 году, и город Сан-Миниато пытается помочь ему достичь своей цели, 76 лет спустя.

фотография восьми школьников, стоящих на ступеньках перед входом в здание. Он помнит, что это был «жаркий день», но не помнит их имен, а последние месяцы войны характеризовались многочисленными семьями перемещенных лиц, приютившимися у местных жителей.

Федерика Антонелли, пресс-секретарь муниципалитета Сан-Миниато, сказала Ценгеру: «Эдвард Ротель, бывший американский солдат, которому сейчас за 90, ветеран Второй мировой войны, отправленный в Сан-Миниато летом 45-го, выразил желание проследить детей, увековеченных на этом фото, или кого-то из их родственников, сделанных в те времена в нашем городе

Американец Эдвард Ротель, когда он был солдатом Второй мировой войны, был направлен в Сан-Миниато в Италии. Город Сан-Миниато/Ценгер

«Эдвард служил в 5-й армии и прибыл в Неаполь в декабре 1944 года, лишь позже его отправили в Сан-Миниато.К сожалению, имён детей он не знает.

«Сегодня этим детям должно быть около 80 лет, и они могут быть не из Сан-Миниато, потому что в то время в городе также было много семей, перемещенных из других районов Тосканы.

«Мы спрашиваем граждан, узнает ли кто-нибудь себя в этой фотографии или, если они узнают члена семьи, свяжитесь с нами, написав по адресу [email protected] или позвонив по телефону 348/8160268, мы поможем Эдварду найти их!»

Эта история была предоставлена Newsweek от Zenger News.

Вторая мировая война оставила свой след в NISTC (1939 – 1945)

Автор Когда Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну в 1941 году, NISTC чуть более 1000 студентов – 370 мужчин и 638 женщин. В течение следующих четырех лет произошло постоянный отток студентов – как мужчин, так и женщин – в вооруженные силы, оставив студенческое население военного времени менее 500 студентов.

Для тем, кто остался в ДеКалбе, война казалась большой. Студенты и преподаватели продал военные облигации, остался без еды и материалов, необходимых для военных действий, и отправил посылки своим друзьям за границу.Фотографии военнослужащих NISTC и женщины были выставлены в главном фойе Альтгельд-холла, а на факультете обороны Совет был создан вместе с Гражданским моральным комитетом для координации волонтерские усилия.

количество добровольческих военных действий, проведенных преподавателями NISTC и студентов было впечатляюще:

  • Преподаватели и сотрудники NISTC помогли провести Рождественская почта города.
  • У них также был ясли для дошкольных дети матерей, выполняющих военную работу.
  • Факультет физкультуры оказал первую помощь курсы для военных.
  • Студенты и преподаватели работали в DeKalb военная промышленность, которая производила все, от самолетов до оборудования для парашютов. упряжь. Фабрика Wurlitzer к востоку от кампуса имела патент на процесс, который быстро склеили деревянные поверхности, и компания получила сверхсекретный контракт с ВМФ. производить самые большие компоненты деревянных беспилотных летательных аппаратов, использовавшихся в войне на Тихом океане. театр.
  • Преподаватели и студенты, работающие на месте, такие как как удаление метелок из кукурузы и сбор овощей для Дель Монте, две трети продукция которого досталась военным.
  • А при нехватке свежих продуктов в местных продуктовые магазины, северный факультет и студенты установили большой «победный сад» на месте, где сейчас стоит комплекс «Нептун». Сад продолжался после войны под руководством профессора Фреда Вида – не неожиданно он стал известен как «Участок с сорняками».

В Кроме того, NISTC запустил программу обучения гражданских пилотов под руководством Администрации гражданской авиации и получил разрешение от U.С. Военно-морской флот предложит специальную программу, которая готовит молодых людей для работы в качестве офицеры.

Но Возможно, наибольшее влияние Второй мировой войны на людей и программы Севера оказало после окончания войны кампусы колледжей, такие как NISTC, были наводнены вернувшиеся ветераны. В 1946 году число учащихся подскочило до 901 мужчины и 541 женщины. впервые мужчины превзошли женщин численностью в Северной. Из них 731 человек. и 11 женщин — более 50 процентов студентов — были ветеранами.

самым непосредственным результатом этого притока студентов была нехватка мест для них жить.С первым мужским общежитием (Gilbert Hall) еще несколько лет Ветераны и преподаватели объединили усилия, чтобы найти место для проживания студентов. ДеКалб. Одним из их наиболее успешных методов было добавление тегов, которые запрашивали об использовании таких пространств, как чердаки и подвалы, для доставки молочных бутылок Дома ДеКалб. Тех, кто не нашел жилого помещения в городских домах, заставляли спать на раскладушках и двухъярусных кроватях в помещениях кампуса, таких как Still Hall гимназия.

В В конце концов, облегчение пришло в виде излишков армейских казарм, освобожденных из форта. Маккой в ​​Висконсине.Девятнадцать таких сооружений были установлены на земле на углу Люсинда-авеню и Гарден-роуд, и вскоре к казармам присоединилась столовая. весь район стал известен как «Ветвиль», и это был социальный центр кампуса. уже много лет. Несколько построек Ветвилля стояли почти 40 лет, последний из которых был снесен в 1980-х годах. Около 400 000 Американцы погибли во Второй мировой войне. Тридцать семь из тех, кто сделал окончательный жертвой стали студенты Педагогического колледжа штата Северный Иллинойс.

Влияние городской эвакуации в Японии во время Второй мировой войны

 

Abstract: В этом эссе рассказывается об обстоятельствах и потенциальном социальном влиянии более 10 миллионов эвакуированных, бежавших из городов Японии, подвергшихся бомбардировке во время Второй мировой войны. Этот анализ, основанный на интервью, проведенных Службой стратегических бомбардировок США с японскими гражданами сразу после капитуляции, устанавливает новую точку зрения, с которой можно понять сложные социальные обстоятельства Японии в последние месяцы войны.

Ключевые слова: Эвакуация, эвакуированные, Вторая мировая война, поджоги, гражданские лица, Служба стратегических бомбардировок США (USSBS), социальные волнения, тыл.

 

Фото 1: Эвакуированные во время войны. Morale Division,
The United States Strategic Bombing Survey,
Влияние стратегических бомбардировок на боевой дух японцев
(Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США, 1947), 72.

 

Введение 1

В период с февраля 1944 г. по август 1945 г. более десяти миллионов японских граждан, одна седьмая часть всего населения родных островов Японии, были эвакуированы из городов страны.В результате население сельских районов Японии за этот период выросло с 42 миллионов до 52,5 миллионов человек. 2 Только Токио сократилось с 6,8 млн до 2,8 млн человек. Столь масштабный исход по стране затронул все слои японского общества. 3 В первую очередь на основе анализа показаний гражданских лиц, эвакуированных из японских городов, подвергшихся бомбардировкам в последние месяцы войны, эта статья предполагает, что это широкомасштабное разрушение городского населения заслуживает большего внимания, чем ему уделялось. 4

Изображение 2: Интервью USSBS с гражданином Японии.
Отдел боевого духа Службы стратегических бомбардировок США,
Национальный архив в Колледж-Парке, Мэриленд, Microfilm Locator M1655, Roll 138.

 

Осенью 1945 года Служба стратегических бомбардировок США (USSBS) обследовала несколько тысяч эвакуированных в 57 городах. Свидетельства эвакуированных из первых рук подробно описывают сложную реальность гражданского опыта военного времени, сформированную постоянно меняющейся политикой гражданской обороны, воздушными налетами и их последствиями, а также попытками правительства сформировать восприятие войны беженцами посредством своей политики и пропаганды.Отчеты показывают, что во время войны их жизнь пронизывала целый ряд забот: тревога по поводу воздействия воздушных налетов; логистика эвакуации; негативная социальная ситуация в сельской местности, в которую они эвакуировались; и нехватка еды, крова, одежды и медикаментов. 5

При совместном изучении отчеты и другие связанные источники также предполагают, что эвакуированные во время войны стали источником потенциальных социальных волнений. Моральный отдел USSBS описал японских эвакуированных во время войны следующим образом: «пережитое повлияло не только на их собственный моральный дух, но они также несли с собой микробы «опасных мыслей», которыми они могли заразить своих хозяев. 6

Как свидетельствуют послевоенные интервью USSBS, большая часть эвакуаций в Японии происходила «вне государственного планирования на случай стихийных бедствий». Несмотря на это, невероятная степень некомпетентности правительства в отношении эвакуированных является свидетельством все более отчаянного состояния японского общества на последних этапах войны.

Гражданам, например, было приказано бежать, спасая свою жизнь, а затем их оштрафовали за эвакуацию. Они были вынуждены покинуть свои дома, чтобы создать противопожарные полосы в ожидании воздушных налетов, но им некуда было эвакуироваться. Средства массовой информации хвалили их за патриотизм, а затем хозяева в сельских деревнях ругали их за предательство. Эти противоречия привели к тому, что многие эвакуированные рассказали о своем опыте, который правительство стремилось отвергнуть как слухи, который прямо противоречил официальной версии их положения.

В этом контексте неудивительно, что многие граждане пришли к своим собственным выводам о фактическом состоянии войны и что эвакуированные превратились в потенциальную силу беспорядков по всей стране, функционируя, по крайней мере, как альтернатива японскому государству. — контролируемые новостные агентства. Как сказал один 17-летний летчик из Йокосуки сразу после войны: «Радио и газеты никогда не сообщали [ни о чем] точно. Они сказали, что [ущерб] был [«незначительным»], когда он был значительным.Я знал это, потому что много слышал от людей, которые знали — от эвакуированных». 8

Только в сентябре 1943 года правительство впервые признало городскую эвакуацию возможным курсом действий. В декабре того же года Кабинет министров Японии принял «План проведения эвакуации из городов» ( toshi sokai jisshi yōkō ), который поощрял эвакуацию всех людей, не имеющих отношения к промышленным работам. 9 О важности такого изменения политики, конечно же, свидетельствует тот факт, что эти законы противоречат постановлениям военного времени, которые «дали государству мощное юридическое оружие против тех жителей, которые покинули свои районы без разрешения», включая «до одного года тюремного заключения». с тяжелым трудом или максимальным штрафом в размере 1000 иен. 10

Кампания «лишения жилья» или «эвакуации зданий» ( tatemono sokai ), в ходе которой дома уничтожались в массовом порядке для создания противопожарных полос в крупных городах, началась в январе 1944 года и также свидетельствует о недостаточно эффективном осуществлении гражданской обороны. политики. Граждане, которые жили в домах рядом с линиями общественного транспорта и районами, в которых планировались противопожарные полосы, часто имели не более недели, чтобы освободить свое жилье. В результате этой опрометчиво проведенной политики было снесено около 614 000 домов (пятая часть всего жилья, разрушенного в ходе войны), более 3 человек были насильственно эвакуированы.5 миллионов человек, многим из которых не было предоставлено альтернативное жилье. 11

Эта защитная мера разрушила не только дома, но и моральный дух многих японских граждан. Одна эвакуированная, например, в письме редактору Asahi Shimbun после капитуляции Японии вспомнила, что все постройки, включая ее собственную, были разрушены, чтобы создать противопожарные полосы на 200 метров вокруг резиденции премьер-министра. «Нам вдруг сказали, — вспоминала она, — что через неделю наш дом будут сносить военные…Я ухаживала за ребенком трех с половиной лет и четырнадцатимесячным младенцем, пока моего мужа не было». Последовала череда трагических происшествий, и она потеряла все свое имущество, а также дом. Она заключила: «Простые люди были побеждены теми, кто был на нашей стороне, а не врагом. Чтобы защитить резиденцию премьер-министра, нас разогнали без права регресса». 12

Учитель, который эвакуировался из Токио в префектуру Сига, не получил «никакой помощи» от правительства в переезде и «полностью устал от войны» после того, как его семью насильно разлучили путем выселения.А рабочий военного завода, тоже эвакуировавшийся в префектуру Сига, рассказал о собственном опыте лишения жилья: «Я был категорически против эвакуации, но что я мог сделать против приказа?» 13 Кампания по «лишению жилья» усугубила растущие сомнения эвакуированных в способности правительства управлять тылом.

До крупномасштабных бомбардировок, начавшихся в марте 1945 года, правительственная стратегия борьбы с воздушными налетами включала четыре категории: «рассредоточение фабрик, создание противопожарных заграждений [де-жилье], усиление противовоздушной обороны в районах и эвакуация как можно большего числа людей». в сельскую местность. 14 Меры по эвакуации, как правило, поощрялись, а не были обязательными. Ситуация изменилась после потери Марианских островов, когда в июне 1944 года правительство опубликовало «Наброски поощрения эвакуации школьников» — единственную обязательную эвакуационную меру, принятую за всю войну. 15

К марту 1945 г. 446,2 тыс. городских школьников (с первого по шестой класс) вместе с одноклассниками и учителями были эвакуированы в сельскую местность. Еще 800 тысяч отправили к родственникам.Например, в одной деревне в префектуре Нагано до войны проживало 6500 человек. Он был доведен до предела, когда принял более 4300 школьников из разных районов Токио, а воспоминания эвакуированных школьников, отправленных в Нагано, свидетельствуют о большом количестве эвакуированных учеников, нехватке еды и припасов, а также о находчивости, требовавшейся от эвакуированных. 16 В сельской местности эвакуированные не только столкнулись, но, по-видимому, усугубили широко распространенную нехватку материалов, охватившую большую часть Японии в 1945 году. 17 Некоторые сельские районы, уже не имевшие достаточного жилья, продовольствия и рабочей силы, необходимой для размещения их внезапно растущего населения, нашли удобного козла отпущения в несвоевременном прибытии эвакуирующихся граждан.

Повседневная жизнь школьников была строго регламентирована, что напоминало строгую военную подготовку. Дети проснулись в 5:30 утра. и их день строго контролировался до 20:00, при этом самые большие части дня были посвящены сельскохозяйственным или «учебным работам». 18

Письменные опыты этих эвакуированных школьников подчеркивали тоску по дому, издевательства, напряженность между эвакуированными детьми и их хозяевами, сельскохозяйственные работы и голод превыше всего. 19 Один ребенок вспоминал: «Мы думали только о еде; все, о чем мы говорили, было то, что мы ели в прошлом». 20 Эти суровые условия часто приводили к мрачным обстоятельствам, включая случаи сексуального насилия и попытки самоубийства. А ближе к концу войны учителя под руководством государства заставили детей репетировать массовое самоубийство на случай вторжения союзников. 21

 

Эвакуированный как агент социальных волнений

В последний год войны, несмотря на то, что правительство активно поощряло эвакуацию населения, занятого второстепенной деятельностью, оно оказывало небольшую финансовую помощь. Одна домохозяйка, сбежавшая в префектуру Фукуока, отметила:

Все расходы я взял на себя. Я слышал, что правительство даст нам субсидию, но было так неясно, когда мы ее получим, и так как мы не могли ждать, я позаботился обо всем сам.Я потратил более 2000 иен на эвакуацию. Мы не могли дождаться обычных средств, поэтому я заплатил все по ценам черного рынка. Наконец, шесть месяцев спустя я получил от правительства 200 иен». 22  


Другая, банковский служащий из Кобе, получила компенсацию за поездку, но, как и большинство эвакуированных, не получила помощи по прибытии в сельскую местность.

«Правительство оплатило нам проезд на поезд и позаботилось о нашем багаже. Они не договорились о нашем проживании здесь. 23

Фото 3: Станция Токио сразу после войны.
Отдел боевого духа Службы стратегических бомбардировок США,
Национальный архив в Колледж-Парке, Мэриленд, Microfilm Locator M1655, Roll 138.

 

Несмотря на то, что перед Великим воздушным налетом на Токио 9-10 марта 1945 г. произошла некоторая эвакуация, в том числе обязательная эвакуация детей начальной школы, первый крупный взрыв зажигательной бомбы в столице Японии усилил стимул к эвакуации для населения в целом и высветил нарушение официальных мер гражданской обороны.Как размышлял один из сотрудников Бюро по делам полиции Министерства внутренних дел, после авианалета на Токио 9–10 марта «правительство пришло к выводу — и это был естественный вывод, к которому пришел и народ, — что все приготовления к налету безнадежны». и лучше всего было бежать, чтобы избежать травм и смерти». 24 Сразу же после первой крупной бомбардировки Токио экстренное заседание кабинета министров завершилось безрадостным официальным заявлением о том, что «каждый город должен управлять сам по себе. 25

Официальная политика эвакуации из городов оставалась бессистемной. Поэт и писатель Ито Сэй записал в своем дневнике в мае 1945 года: «Несколько дней назад я чуть не решил эвакуироваться… затем во вчерашней радиопередаче был [еще один] пересмотр правил эвакуации. В нем говорилось, что нам больше не разрешено эвакуироваться». 26 В послевоенном письме редактору Asahi Shimbun одна эвакуированная женщина вспоминала, что она «искренне верила в страну и новости», пока ее мужа не выслали после авианалета 9-10 марта на разрушенный Токио здание его компании.В тот же вечер ей сообщили, что ее дом подлежит немедленному сносу. На следующее утро подъехал танк и снес ее дом. «День за днем ​​разрушение войны становилось все больше, — писала она. «Нет ничего ужаснее жестокости войны. Это лишило меня моего мужа. Это лишило меня моего дома. В одно мгновение я потерял то маленькое счастье, что у меня осталось». 27

В отсутствие эффективного или последовательного подхода правительства к противопожарной защите японское правительство передало бремя гражданской обороны местным властям, которые затем передали эти обязанности ассоциациям соседей и местным группам. 28 Эти местные власти — вопреки ограниченным правительственным мерам по поощрению эвакуации — часто препятствовали эвакуации как непатриотической в ​​конце 1945 года, когда резко усилились воздушные налеты. 29 Даже когда государство начало менять курс и поощрять эвакуацию после бомбардировки Токио 9-10 марта, некоторые местные ассоциации продолжали оказывать сильное давление на своих граждан, особенно на тех, кто пытался бежать.

Отказ в выдаче продовольственных пайков эвакуированным был одной из наиболее эффективных мер, применяемых местными ассоциациями.В ответ на листовки, сыпавшиеся с B-29, объявляющие о неизбежном нападении на город Аомори, жители массово бежали, но местные ассоциации вынудили их вернуться, отказываясь предоставить им продовольственные пайки, пока они не сделают этого. (После того, как большинство из них вернулись, Аомори подверглась сильной бомбардировке.) 30

Один из эвакуированных — пекарь, бежавший в начале января 1944 года, — вспомнил, как сельская полиция обращалась с ним как с дезертиром, спрашивая его: «Ты японец или нет?» Местные жители высмеивали эвакуированных как «предателей» и «прихлебателей» даже за малейшие проступки. 31 Один говорил о слабой связи с сельскими хозяевами:

 

Отношения между эвакуированными и аборигенами района, в который они эвакуировались, не очень хорошие. Среди эвакуированных и пострадавших от повреждений и людей, которые не пострадали… существует большая дискриминация». 32

 

Игнорируя растущие трения между эвакуированными и сельскими жителями в сельской местности, японское правительство распространило пропаганду, утверждая, что массовая эвакуация была частью его планов.В мартовской статье 1945 года в Nippon Times , например, обсуждалась правительственная мобилизация эвакуированных в сельскую местность с целью «превратить всю нацию в настоящую крепость, о которую захватчик будет разбит насмерть. ” Тем не менее реальность — за исключением нескольких правительственных мер, принятых в середине 1945 года, таких как специальные поезда для эвакуированных, непоследовательная федеральная помощь в покрытии расходов на переселение и, прежде всего, обязательное переселение студентов ( gakudō sokai ) — была такова, что самое военное время эвакуация происходила стихийно и независимо от правительства. 33 Это не означает, что государство не пыталось интегрировать эвакуацию в официальные нарративы с самого начала войны. В декабре 1943 года, например, Совет информации Кабинета Министров официально определил эвакуацию следующим образом:

.

 

Городская эвакуация означает не только бегство и рассредоточение из города, но и то, что каждый гражданин должен принимать активное участие в военных действиях и что эвакуация должна стать элементом, укрепляющим нашу боевую мощь.Эвакуация — это не просто бегство из городов, это положительный вклад в укрепление нашей боевой мощи». 34

 

Газеты изображали эвакуированных беглецами не по собственной воле (и уж точно не потому, что Япония проигрывала войну), а в соответствии с директивами правительства о помощи производству военного времени. Даже после авианалета 9-10 марта в Токио, когда разрушения от авианалетов стали явно несовместимыми с государственными нарративами, газетными статьями, подробно описанными, правительственными инициативами по привлечению эвакуированных к работе по производству продуктов питания в сельской местности. 35 Другие предложили эвакуированных в качестве образцов Духа Ямато:

 

Жертвы набегов, потерявшие свои дома и материальные ценности, вместо того, чтобы оплакивать свои потери, неизменно чувствуют себя более сильными и свободными, чтобы посвятить свои услуги нации, поскольку они были освобождены от обременений и ответственности, порожденных материальными благами. …. Они испытывают необычайный восторг от того, что теперь могут полностью посвятить себя исключительно служению государству. 36

 

Ссылки на известных людей приправляли такую ​​пропаганду, чтобы придать ей достоверность. Статья, опубликованная в июне 1945 года под названием «Известные деятели, принявшие на себя обязанности в сельской местности: эвакуированные из мегаполиса берут на себя мотыгу, направляют усилия на самообеспечение», состояла просто из длинного списка эвакуированных известных политиков и бизнесменов. 37 Часто такие списки сопровождались показаниями легко узнаваемых лиц. Бывший посол в США адмирал Номура Кичисабуро, например, чей дом был разрушен поджигателями, прокомментировал:

 

Величайший урок, который я усвоил здесь, — это искренний дух труда — дух, который можно воспитать, только живя за городом в тесном контакте с Матерью-Природой.Истинная сила Японии заключается в этом духе, духе, который в конце концов возобладает и обеспечит окончательную победу». 38

 

Однако в правительственной пропагандистской кампании по включению эвакуированных в повествование об верной победе появились трещины. 39

По мере того как город за городом горели, обсуждение эвакуированных становилось обличительным. В одной статье сетовали на «темную сторону» ситуации, описывая бремя, которое эвакуированные возлагают на сельские общины, известные своей «простотой и искренностью». 40

Проблема вновь прибывших усугублялась общенациональной нехваткой продовольствия и предметов первой необходимости. Например, один водитель рикши в городе Акита сразу после войны вспоминал, что «когда приезжали эвакуированные, проблемы с продовольствием обострялись. Еще до прихода эвакуированных у Акиты уже не хватало товаров, так что… они усугубили ситуацию». 41 Даже заместитель начальника Информационного бюро Кабинета министров в Токио сообщил в октябре 1945 года, что «цены на сельскохозяйственную продукцию выросли из-за высоких цен, которые платили эвакуированные. 42

Неудивительно, что эвакуированные нашли жизнь в сельской местности чрезвычайно трудной. Некоторые эвакуированные семьи были вынуждены вернуться в свои разрушенные города после безуспешных попыток воссоединиться с дальними родственниками или найти место в сельской местности. Другим все чаще казалось, что им нигде не рады.

Присутствие эвакуированных на самом деле прямо противоречило правительственной пропаганде: оставление городов предвещало неминуемое поражение Японии. Один механик из сельской деревни резюмировал мнение многих: «До прихода эвакуированных я думал, что Япония еще держится и имеет шанс выиграть [войну], но когда пришли эвакуированные, я понял, что мы проигрываем войну. 43 Другие, такие как 34-летний школьный учитель в Вакаяме, видели прямую связь между прибытием эвакуированных и их боязнью воздушных налетов: «До прихода эвакуированных я не так много думал о войне , но после того, как они пришли… Я стал бояться налетов». 44 56-летний фермер из префектуры Акита объяснил трансформацию просто: «Я совсем не беспокоился о войне до прихода эвакуированных». 45 Неизбежное поражение было, пожалуй, более очевидным для эвакуированных, чем для остального населения.

 

Распространение слухов

К весне 1945 г. большинство боеспособных мужчин были отправлены за границу; японский тыл был подавлен американской авиацией; и его жизненно важный импорт сильно сократился как из-за операций по добыче полезных ископаемых с воздуха, так и из-за морской блокады. 46 Хотя точное число жертв по-прежнему трудно — если не невозможно — точно подсчитать, воздушные налеты на более чем 60 японских городов в сочетании с атомными бомбардировками Хиросимы и Нагасаки унесли жизни сотен тысяч японских граждан и подвергли более миллионов бездомных. 47

Центральным элементом реакции правительства была его попытка мобилизовать и контролировать оставшуюся рабочую силу Японии — в основном женщин, стариков и детей. 48 Перед лицом акцента на контроле, как показывают документы Особого высшего полицейского управления, сообщения об «антивоенных» сплетнях и распространении слухов резко возросли ближе к концу войны, что заставило Министерство внутренних дел осудить «ненавистные, непатриотический акт» распространения слухов как антитезиса к победе. 49

В то же время меры противовоздушной обороны, такие как комендантский час, затемнение, пропагандистские плакаты, учения по воздушному налету и даже песни и настольные игры «противовоздушной обороны», пытались нормализовать гражданскую оборону в жизни гражданских лиц по мере ухудшения военной ситуации. 50 В середине 1945 года кабинет, столкнувшись с перспективой надвигающегося вторжения союзников, даже организовывал и обучал женщин и детей для борьбы с захватчиками бамбуковыми копьями в качестве «тыловых эквивалентов пилотов-камикадзе». 51

Следовательно, бесполезность противовоздушной обороны и подготовки становилась для многих все более очевидной. Как вспоминал один 25-летний эвакуированный из Сендая сразу после войны, «хотя они рыли бомбоубежища, устанавливали цистерны с водой, строили противопожарные заграждения и устраивали противовоздушные учения… ] внешний вид. 52 Идея отразить вторжение союзников только бамбуковыми копьями перед лицом невероятных разрушений была встречена с насмешкой. Один 64-летний крестьянин из Симоносеки, например, вспоминал, как в апреле 1945 года получил «команду бурить бамбуковыми копьями», и хотя «все начали участвовать в учениях, я считал это нелепым упражнением, бесполезным в реальной войне». ». 53 Эвакуированный в Куре назвал всю операцию «бесполезной», а 29-летний служащий Министерства финансов, который слышал слухи непосредственно от эвакуированных, вспомнил:

В ходе войны даже некоторые солдаты не могли получить свое оружие и другое военное снаряжение.Мы тоже готовились к приближающейся битве за Родину с бамбуковыми копьями. . .Как человек может сражаться с механизированной армией бамбуковыми копьями? Нас обманули армейские лидеры, которые постоянно говорили народу, что Япония в конце концов выйдет победителем». 54


Судя по личному опыту, главными виновниками распространения слухов, согласно сообщениям агентства Domei News во время войны, были сами эвакуированные. 55 Агентство классифицировало слухи, распространяемые эвакуированными, по нескольким категориям, таким как «размер ущерба», «соседские ассоциации», «шпионская деятельность», «экономические заговоры» и «утилизация погибших» (среди прочих).Например:

  • «Когда звучит сигнал тревоги… большинство людей бегут в горы вместо того, чтобы укрыться в своих собственных ненадежных частных убежищах».
  • «Многие студенты-рабочие в Нагое мертвы. Хотя они пытались найти укрытие, им было приказано оставаться на своих постах для охраны фабрики. Из-за этого они погибли».
  • «Взрывы противника точны. Не могли ли среди японцев быть какие-нибудь шпионы?
  • Поскольку Осака является центром черного рынка, враги пытаются способствовать этому, чтобы подорвать экономическую жизнь.Следовательно, противник проявляет осмотрительность в своих бомбардировках города». 56

 

Содержание таких слухов, однако, можно считать несущественным по сравнению с тем фактом, что эвакуированные, очевидно, были средствами связи, информации (точной или нет) и беспокойства военного времени для жителей тыла. Это неконтролируемое распространение информации усилило беспокойство правительства по поводу эвакуированных.

 

Фото 4: Горожане, живущие в жестяных хижинах в разбомбленном районе.
Отдел боевого духа Службы стратегических бомбардировок США,
Национальный архив в Колледж-Парке, Мэриленд, Microfilm Locator M1655, Roll 138.

 

В то время как диапазон и разнообразие слухов были обширны, преобладающей темой была критика японского правящего класса, который, казалось, без проблем «наслаждался всей роскошью жизни», в то время как «трудности увеличивались» для таких людей, как они. 57 Стремление правительства отслеживать и пресекать так называемое подрывное поведение свидетельствует о законном страхе перед общественными волнениями, исходящими от миллионов эвакуированных по всей стране. 58

Это указывает на поворотный момент, когда взгляд государства на эвакуированных — и взгляд элиты — изменился. Кидо Коити, один из ближайших советников императора Хирохито, отмечал, что «условия внутри страны действительно были «весьма тяжелыми»… [Т]ы были даже признаки антивоенных настроений». 59 В одном из самых сильных заявлений, признающих значимость социальных волнений среди людей, бывший премьер-министр Йонаи Мицумаса отметил:

 

Я думаю, что этот термин, возможно, неуместен, но атомные бомбы и вступление Советского Союза в войну — это, в некотором смысле, дары богов [ тэнью ‘благословения, ниспосланные небесами’].Таким образом, нам не нужно говорить, что мы сдались из-за бытовых обстоятельств. Я долго считал, что национальный кризис не был вызван ни боязнью вражеского нападения, ни атомными бомбами и вступлением Советского Союза в войну. Больше всего меня беспокоит бытовая ситуация. 60

 

Хотя ряд факторов привел к решению Японии капитулировать, ясно, что страх перед внутренними социальными потрясениями вызывал серьезную озабоченность у официальных лиц. Миллионы эвакуированных составляли центральный аспект таких беспорядков.Эвакуированные как сообщество представляют собой важную картину разрушительного воздействия войны, вызовов сплоченности японского общественного порядка, социальных проблем, с которыми столкнулось японское правительство, и изменения общественного мнения по мере развития войны. Таким образом, большее внимание к их опыту и голосам может помочь расширить понимание быстро меняющейся внутренней ситуации в Японии в последние месяцы Второй мировой войны.

 

 

Процитированные работы

Асахи Шинбунша. Сендзё тайкен ‘коэ’ га катаритсугу рекиши. Токио: Асахи Шинбунша, 2003.

Фонд атомного наследия. «Предупреждающие листовки».

Бикс, Герберт. «Отсроченная капитуляция Японии: новая интерпретация», в Diplomatic History, Vol. 19 (1 апреля 1995 г.).

Бикс, Герберт. Хирохито и создание современной Японии. Нью-Йорк: Harper Perennial, 2016.

Блатт, Мэрилин и Тосиюки, Танака, ред. Бомбардировка мирных жителей: история двадцатого века .Нью-Йорк: Нью Пресс, 2009.

.

Отдел гражданской обороны, Служба стратегических бомбардировок США. Заключительный отчет о защите от воздушных налетов и смежных темах в Японии . Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США, 1947.

.

Кук, Теодор Ф. и Кук, Харуо Тая. Япония в войне: устная история. Нью-Йорк: New Press, 1992.

Крэйвен, Уэсли Фрэнк и Кейт, Джеймс Ли. Армейская авиация во Второй мировой войне. Том V, Тихий океан: от Маттерхорна до Нагасаки, июнь 1944 г. — август 1945 г. Чикаго: University of Chicago Press, 1948-1958.

Дауэр, Джон В. Культуры войны: Перл-Харбор, Хиросима, 9-11, Ирак. Нью-Йорк: В.В. Нортон, 2011.

Принятие поражения: Япония после Второй мировой войны. Нью-Йорк: В.В. Нортон, 1999.

Империя и последствия: Ёсида Сигэру и японский опыт, 1878-1954 гг. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1988.

Япония в войне и мире: Избранные очерки. Нью-Йорк: New Press, 1993.

Эдоин, Хойто. Ночной Токио в огне. Нью-Йорк: издательство Св. Мартина, 1987.

Федман, Дэвид, и Каракас, Кэри. «Картографическое исчезновение в черном: отображение разрушения городской Японии во время Второй мировой войны». Журнал исторической географии , Vol. 38 (2012).

Фрэнк, Ричард Б. Падение: конец Японской империи . Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1999.

.

Гарон, Шелдон. «Защита гражданских лиц от воздушных бомбардировок: сравнительная / транснациональная история тыла Японии, Германии и Великобритании, 1918–1945 гг. Asia-Pacific Journal: Japan Focus vol. 4, вып. 23, вып. 2 (2016).

—— «Тыл и отсутствие продовольственной безопасности в Японии военного времени: транснациональная перспектива» в Hartman Berghoff, Jan Logemann, and Felix Romer, eds., Потребитель в тылу: потребление гражданским населением во время Второй мировой войны в Сравнительная перспектива. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2017.

Гибни, Фрэнк и Кэри, Бет. Сенсо: японцы помнят войну на Тихом океане: письма редактору «Асахи Симбун».’ Нью-Йорк: Routledge, 2015.

Хейли, Джон Оуэн. Дух японского закона . Афины, Джорджия: University of Georgia Press, 1998.

.

Хасэгава, Цуёси. Конец войны на Тихом океане: переоценка. Стэнфорд: издательство Стэнфордского университета, 2007.

Хейвенс, Томас. Огонь через море: война во Вьетнаме и Япония, 1965-1975 гг. Принстон: Издательство Принстонского университета, 1987.

—— Долина Тьмы. Мэриленд: Университетское издательство Америки, 1986.

Иэнага, Сабуро. Тихоокеанская война 1931-1945 гг.: критический взгляд на роль Японии во Второй мировой войне. Нью-Йорк: Книги Пантеона, 1978.

Икл, Фред Чарльз. Социальные последствия уничтожения бомб. Норман: University of Oklahoma Press, 1958.

Ирие, Акира. Власть и культура: японо-американская война, 1941-1945 гг. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1981.

Ито, Сей. Тайхэйё сэнсо никки. Токио: Синчося, 1983.

Джонсон, Грегори Скотт. «Мобилизация младшей нации: массовая эвакуация школьников в Японии военного времени». Кандидатская диссертация, Департамент языков и культур Восточной Азии, Университет Индианы, 2011 г., UMI 3380088.

Каракас, Кэри. «Токио из огня: война, оккупация и переделка мегаполиса», докторская диссертация, Калифорнийский университет, Беркли, 2006.

Кин, Дональд. Такая прекрасная страна никогда не погибнет: военные дневники японских писателей. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 2010.

Керр, Э. Бартлетт. Пламя над Токио . Нью-Йорк: Д.И. Отлично, 1991.

Киёси, Киосава. Дневник тьмы: Военный дневник Киёсавы Киёси. Принстон: Издательство Принстонского университета, 1999.

МакИсаак, Дэвид. Стратегические бомбардировки во время Второй мировой войны: история Службы стратегических бомбардировок США. Нью-Йорк: Garland Publishing, Inc., 1976.

Мидзусима, Асахо и Омаэ Осаму. Кэнсё бокухо: кушу-ка де кинджирарета хинан. Киото: Хорицу Бункаша, 2014.

Мур, Аарон Уильям. Бомбардировка города: гражданские отчеты о воздушной войне в Великобритании и Японии, 1939-1945 гг. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 2018.

Отдел боевого духа, Служба стратегических бомбардировок США. Влияние стратегических бомбардировок на боевой дух японцев . Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США, 1947.

.

Отдел боевого духа, Служба стратегических бомбардировок США. Национальный архив в Колледж-Парке.Локатор микрофильмов M1655.

—— Рулон 77.

—— Рулон 97.

—— Рулон 98.

—— Рулон 105.

—— Рулон 106.

—— Рулон 107.

—— Рулон 108.

—— Рулон 109.

—— Рулон 115.

—— Рулон 121.

—— Рулон 122А.

—— Рулон 123.

—— Рулон 128.

—— Рулон 137.

—— Рулон 138.

—— Рулон 142.

Ниппон Таймс.

—— «Высшее усилие обороны» (24 марта 1945 г.).

—— «Увеличить производство продовольствия» (31 марта 1945 г.).

—— «Фермеры готовятся к весеннему севу» (23 апреля 1945 г.).

—— «Итоги вражеских рейдов» (28 апреля 1945 г.).

—— «США Видно стремление сломить боевую мощь Японии» (10 августа 1945 г.).

—— «Официальная инаугурация проекта Хоккайдо» (15 июня 1945 г.).

—— «Известные деятели, принявшие на себя сельские обязанности: эвакуированные из мегаполиса берут на себя мотыгу, направляют усилия на самообеспечение» (29 июня 1945 г.).

—— «Настоящая сила Японии — в сельских рабочих» (9 августа 1945 г.).

Omae, Osamu, ‘Nigeru na, hi wo kese!’ Senjika tondemo ‘bōkūhō.’ Tokyo: Gōdō Shuppan, 2016.

Плунг, Дилан. «Японская деревня на испытательном полигоне Дагвей: неисследованный контекст бомбардировок Японии». Азиатско-Тихоокеанский журнал: Japan Focus, vol. 16, вып. 8, вып. 3 (15 апреля 2018 г.).

Пайл, Кеннет Б. Создание современной Японии, 3 rd ed.Актон, Массачусетс: XanEdu, 2017.

.

—— Япония в американский век. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2018.

Ральф, Уильям В. «Импровизированное разрушение: Арнольд, ЛеМэй и бомбардировка Японии зажигательными бомбами». Война в истории, Том. 13, № 4 (октябрь 2006 г.).

Сасаки-Уэмура, Уэсли Макото. Организация спонтанных действий: гражданский протест в послевоенной Японии. Гонолулу: Гавайский университет Press, 2001.

Шаффер, Рональд. Крылья правосудия: американские бомбардировки во время Второй мировой войны. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1985.

Селден, Кёко и Акира Ирие. «Детские воспоминания о Японии военного времени». Азиатско-Тихоокеанский журнал: Japan Focus , vol. 14, выпуск 15 (2016).

Шерри, Майкл С. Рост американской авиации: создание Армагеддона. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1987.

Шиллони, Бен-Ами, Политика и культура в Японии военного времени. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1981.

Такэяма, Мичио. Шрамы войны: Токио во время Второй мировой войны: сочинения Такэямы Мичио, в переводе Ричарда Майнира . Лэнхэм: Роуман и Литтлфилд, 2007.

Таманой, Марико. Под сенью национализма: политика и поэтика сельских японских женщин. Гонолулу: Гавайский университет Press, 1998.

Обзор стратегических бомбардировок США. Сводный отчет (Тихоокеанская война). Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США, 1946 г.

Ямасита, Самуэль Хидео. Повседневная жизнь Японии во время войны, 1940-1945 гг. Лоуренс: University Press of Kansas, 2015.

—— Листья чрезвычайной осени: Выдержки из военных дневников простых японцев. Гонолулу: Гавайский университет Press, 2005.

Йеллен, Джереми А. «Призрак революции: пересмотр решения Японии о капитуляции». The International History Review , Vol. 35, № 1 (2012).

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.