Наша полиция нас бережет картинки: Наша полиция нас бережет (25 фото)

Содержание

Наша полиция нас бережет: героические истории о том, как татарстанские полицейские спасали людей

10.11.2021, 17:00 590 prokazan.ru

Сотрудники МВД России сегодня отмечают свой профессиональный праздник — День сотрудника органов внутренних дел. Он отмечается ежегодно 10 ноября и, начиная с 2011 года, теперь называется именно так. Смена названия даты произошла после переименования милиции в полицию.  

История создания праздника уходит в далекий 1917 год. 10 ноября того года через несколько дней после Октябрьской революции, новым руководством страны было принято решение о создании рабочей милиции. К слову, в разные годы по-разному назывались и те, для которых этот праздник был профессиональным. Сначала это был «День советской милиции», затем «День российской милиции», ну а теперь «День сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации». Каждый год 10 ноября проходят соответствующие торжественные мероприятия, личный состав ведомства выходит на службу в парадной форме, а в Государственном Кремлевском дворце проводится праздничный концерт.    


Фото: Prokazan.ru

В 2021 году в Татарстане было немало громких историй, в которых сотрудники правоохранительных органов ценой своей жизни спасали людей, либо же в тяжелую минуту приходили на помощь. Собрали для вас соответствующую подборку.

Майор полиции спас двух тонувших девочек  

Майор полиции Ленар Давлетшин спас двух сестер 2010 и 2012 года рождения, тонувших в Елабуге на Шишкинских прудах.  

В тот вечер Давлетшин прогуливался по парку со своим племянником, как вдруг увидел в пруду двух тонущих детей. К моменту, когда майор бежал на помощь, одна девочка уже ушла под воду. Мужчина нашел ее, вытащил из воды, а затем помог и второй девочке, вытащив обеих на берег.  

Капитан полиции помог путешественникам, починив им ремень ГРМ  

Капитан полиции Айдар Ахметшин на 38 км автодороги «Псеево — Крынды» заметил на обочине припаркованный ВАЗ с включенной аварийной сигнализацией. В ходе общения оказалось, что путники направлялись из Перми в Ростов-на-Дону, а с их автомобилем произошла оказия в виде обрыва ремня ГРМ.  


Фото: Prokazan.ru

Самостоятельно устранить неисправность молодые люди не смогли, а автоинспектор помог починить автомобиль. Путешественники поблагодарили полицейского и продолжили свой путь.  

Старший лейтенант полиции спас погибавшего от укуса осы пенсионера  

Старший инспектор ДПС Рустам Сафин спас 80-летнего пенсионера, которого на даче ужалила оса. После укуса у мужчины онемела левая часть головы и он начал задыхаться, самостоятельно он сумел добраться только до стационарного поста полиции.  

Там ему на помощь пришел старший лейтенант полиции Сафин, который экстренно отвез больного на патрульной машине в ЦРБ Верхнеуслонского района. Медики быстро оказали помощь пострадавшему. Спасенный написал письмо-благодарность на имя главы МВД по РТ.  

Лейтенант и младший сержант полиции помогли найти потерявшегося ребенка  

Жительница Нижнекамска обратилась за помощью к сотрудникам ОГИБДД УМВД лейтенанту полиции Рамилю Хабибуллину и младшему сержанту полиции Станиславу Ионову о том, что её дочка каталась на велосипеде и в какой-то момент потерялась из виду.  

Самостоятельные поиски ребенка не увенчались успехом, и полицейские незамедлительно сообщили о случившемся в дежурную часть. Девочка была найдена — выяснилось, что она заблудилась. Родители ребенка выразили инспекторам ДПС благодарность за ее спасение.  

Безоружный майор полиции задержал Галявиева, устроившего стрельбу  

В тот самый день находившийся в очередном отпуске майор полиции Ленар Мусин проезжал недалеко от 175 гимназии и в какой-то момент услышал крики и звуки взрыва. Мужчина бросил автомобиль и отправился к крыльцу здания, где увидел раненого человека. После того, как полицейский понял, что случилось, он немедленно набрал 112 и начал кричать школьникам, чтобы все закрылись в свои кабинетах.


Фото: Prokazan.ru

После прибытия силовиков, Мусин помог им с координацией, а затем скрутил стрелявшего подростка, уложил его на ступеньки и попросил надеть на него наручники. Руководство МВД по Татарстану ходатайствовало о присвоении майору Мусину государственной награды. 

Наша полиция нас бережет? В столице появились два новых специальных полка полиции

В понедельник, 11 января, в городе начали работать два специальных полка полиции в составе столичного управления МВД. Теперь москвичи и гости столицы могут быть спокойны — за безопасность горожан и общественный порядок отвечают два дополнительных полка — 1-й и 2-й специальные полки полиции.

В первое подразделение вошли сотрудники туристической полиции, задача которых — оказание помощи иностранцам, а также кавалеристы, которые дежурят в парковых зонах и помогают контролировать порядок во время массовых спортивных и зрелищных мероприятий.

Если взять картинки из жизни, то все мы знаем, как помогает полиция иностранным гражданам, задерживая их на глазах общественности и проверяя постоянно у них документы. А если что не так – депортация. В парках уже «охрана» осуществляется местного населения. Так, по словам москвичей, многие видели картинки, когда приличную пару на скамейке, выпивающую, к примеру, пиво, просто обкладывали конями со всадниками и гоняли, как кроликов в клетке, не давая выйти из парка – до приезда другого подразделения полиции. Причем гоняемые лошадьми люди на самом деле в большинстве своем были приличными и многие даже пожилые, что не оставило равнодушными мимо проходящих москвичей, которые даже пытались за них заступиться, но молчаливые всадники не давали паре подойти к выходу из парковой зоны, а заступавшимся строго говорили, что те будут привлечены к ответственности за сопротивления органам правоохранительной власти.

Второй спецполк сформирован из сотрудников патрульно-постовой службы. Его гордость — моторизированный батальон, специалисты которого обеспечивают безопасность на общественно значимых мероприятиях, причем не только в столице, но и в других регионах России.

Безопасность в общественных местах также не понаслышке знакома москвичам да и другим регионам, которые выходили на митинги и мирные демонстрации. Картинки с подобных мероприятий мы так же прекрасно знаем – с дубинками и заламыванием рук.

В ближайшем будущем 1-й и 2-й специальные полки ждет оптимизация штатной численности в сторону увеличения. По данным из открытых источников, в их состав могут войти саперы и подразделения по борьбе с экономическими преступлениями. По данным Комиссии по безопасности Московской городской думы, предпринимаемые меры по профилактике правонарушений в столице уже дают свои плоды — уровень преступности в Москве стабильно сохраняется на более низком уровне, чем аналогичные показатели по Центральному федеральному округу. Так Кирилл Щитов, председатель комиссии по безопасности Мосгордумы к плюсам реформирования отнес и информационные технологии. Ведь в Москве сейчас четко функционируют 178 тысяч камер городской системы видеонаблюдения. В ближайшем будущем планируется оснастить современным оборудованием еще 31 объект органов правопорядка.

Так что, от нашей полиции никто не уйдет, и хорошо, если это будет преступник и правонарушитель, а не простой житель, который забыл, что «полиция всегда права».

Рада буду любому комментарию и мнению, присоединяйтесь

Наша полиция нас бережет — МК Ставрополь (Кавказ)

– Владимир Васильевич, как происходило формирование органов внутренних дел в крае после революции?

– Как и весь Кавказ, Ставрополье исторически отличается от средней полосы России. Применение законов Российской империи на Кавказе было иным, чем во всей остальной стране. Эти особенности сохранялись и далее. Советская власть здесь была установлена гораздо позже. Кто только не гулял по нашим бескрайним полям в то время: белые, зеленые, разного толка банды. И только в 1920 году официально была установлена власть Советов. Она еще не знала, в каких формах будет править. Само формирование милиции тоже было спорным. Одни говорили, что нужны военизированные формирования, другие говорили, что это должна быть самодеятельность народа, который сможет сам с оружием в руках поддерживать порядок.

По существу, как работающий орган Советской власти нашу милицию сформировал Иосиф Родионович Апанасенко, который был одним из величайших организаторов и управленцев своего времени. Известна его записка, в которой он просил выдать хотя бы лапти ставропольским милиционерам, ведь милиция формировалась в тяжелейших условиях военного коммунизма, расказачивания и продразверстки.

Последнее крупное боестолкновение на территории Ставропольского края было в 1924 году, когда 2500 белоказаков, а также карачаевских, кабардинских национальных формирований захватили Кисловодск. Неделю удерживали город. Были разгромлены все советские учреждения, производились массовые расстрелы коммунистов, комсомольцев, хозактива. Потом ставропольская милиция, подразделения дивизии им. Блинова, отряды ЧОН были собраны в один кулак – и очистили Кисловодск.

Когда административные органы Советской власти были сформированы, были сформулированы и задачи милиции, которые сохранялись до 80 годов прошлого века. Самая серьезная задача ставропольской милиции из всех, поставленных перед ней, была все это время одна – охрана урожая, прежде всего, зерна. Сначала изъятие хлеба как продразверстки, потом жесточайший контроль хода посевной и уборочной кампаний, пресечение всех форм хищений и спекуляции хлебом – наш край кормил страну.

Активно работали в этом плане уголовный розыск, БХСС, ГАИ, пожарная инспекция. Мало кто знает такой интересный факт – начальники всех пунктов Заготзерна и руководители элеваторов долгое время находились в штате МВД – НКВД. Такое решение принял Лаврентий Берия, и жизнь показала, что оно было верным. Элеваторы были в то время опорной точкой всей экономической и хозяйственной жизни любого района. К ним по сию пору ведут все автомобильные и железнодорожные подъездные пути. То есть, благодаря нашему зерну мы получили прекрасную инфраструктуру.

Серьезным испытанием для органов внутренних дел стала Великая Отечественная война. Мы удержали Кавказ. Эти слова можно написать на знамени сотрудников МВД. Дело в том, что единственной организованной силой на Кавказе к моменту наступления немцев были войска НКВД – охранные, конвойные подразделения, милиция и органы госбезопасности. Основные части нашей регулярной армии легли под Моздоком, где сошлись 150 тысяч человек: наши и немцы, итальянцы, румыны.

Курсанты Орджоникидзевского училища войск НКВД СССР обороняли перевалы Кавказа. Пацаны-курсанты и наши милиционеры бились с горными стрелками дивизии Эдельвейс. И отстояли перевалы.

Выбили мы немцев с территории Кавказа. Вы не представляете тот ужас, который после них остался! Замначальника управления внутренних дел входил в комиссию по расследованию зверств фашистов на территории Ставропольского края, которую возглавлял Алексей Толстой. Комиссия дислоцировалась в Георгиевске в 1943 году и начала работу, как только край был освобожден от немцев. Были установлены громадные людские потери, материальный ущерб, а край имел стратегическое значение в продовольственной безопасности СССР. Именно поэтому на органы внутренних дел лег контроль за возвратом похищенных материальных ценностей, колхозного и совхозного инвентаря, скота, посевного материала, строительством, воссозданием МТС, безопасностью на рынках, борьба со спекуляцией, дезертирами. Было выловлено около 4 тысяч абверовских диверсантов, которых направляли к нам с целью дестабилизации обстановки в крае.

В послевоенные годы на Ставрополье работу системы МВД подняли на невиданный уровень. Коллегия ГУВД в 1968 году констатировала факт – в 14 районах края за год не было зарегистрировано ни одного тяжкого преступления.

Край вырастил целую плеяду руководителей органов внутренних дел. Это Борис Кузьмич Елисов – 1-й заместитель министра внутренних дел СССР. Был начальником ОВД в Благодарном, потом руководил Кисловодским отделом. Исполнял должности заместителя начальника краевого управления, начальника УВД Ростовской области и замминистра МВД. Возглавлял международный отдел, курировал операции в Афганистане, Лаосе, Камбодже, Вьетнаме. Руководил ликвидацией последствий Чернобыльской аварии, получил высокую дозу радиации и рано умер. Анатолий Сергеевич Куликов – министр МВД России в 1995 –1998 гг. – тоже ставрополец. Начальник управления охраны общественного порядка МВД России Виктор Васильевич Воробьев начинал службу в Петровском районе, погиб в Грозном в 1994 году. При расстановке блок-постов на улицах города попал под миномётный обстрел чеченских сепаратистов. Похоронен в Ставропольском крае. Уже новое поколение ставропольских милиционеров выдвинуло из своих рядов таких людей, как бывший командир ОМОН ГУВД, генерал-майор милиции Алексей Новиков – начальник Росгвардии Самарской области, руководители Тверской, Орловской милиции, подразделений Центрального аппарата МВД России и многие другие.

– Как ставропольская милиция пережила горбачевскую перестройку и развал Союза?

– Тяжело досталась Ставрополью эта перестройка. Как, собственно, и всей стране. Если до ее начала работа шла где-то с плюсами, где-то с минусами, то перестройка привела к катастрофе. Мы стали буферной зоной для беженцев отовсюду, в первую очередь из бывших южных территорий СССР. Они оседали в Ставропольском крае, создавая большую нагрузку на всю инфраструктуру региона. Силами милиции пришлось охранять административную границу Ставрополья.

Но представьте себе ситуацию в органах внутренних дел. В каждом отделе у нас было по два автомата, которые использовали, в основном, сотрудники ГИБДД, передавая их друг другу по смене. Нам пришлось оснащать органы внутренних дел более тяжелым вооружением. Это были 90-е годы, начало чеченской кампании после развала СССР.

События в Чечне затрагивали нас непосредственно: похищение людей в восточных районах, воровство сельхозтехники, угон скота. На нашей территории выдавали пенсии жителям Чеченской республики. Они стояли в нескончаемых очередях в Курском районе.

Мы образовывали цепи КПМ, рыли окопы и ставили заграждения, формировали сводные отряды сотрудников ОВД городов и районов, и на протяжении 10 лет держали эту границу. То, что было там сделано, до сих пор не оценено. Конфискованы тысячи тонн левой горючки, декалитры паленой водки, наркотики, оружие. Все, на чем можно было заработать, тащилось через границу Ставропольского края в центральную Россию.

А борьба с терактами. Ведь на территории Ставрополья за 10 лет было совершено более 60 терактов. Огромную роль в удержании ситуации под контролем сыграл тогдашний начальник ГУВД генерал-лейтенант милиции Виктор Константинович Медведицков.

Основные точки, где погибли наши сотрудники, это Буденновск и административная граница края. Более 70 человек у нас погибло, в то время как в самой Чечне только четверо.

Мы пережили реформу МВД России: милиция – полиция. Понятно, что она была необходима. К сожалению, либералы во власти не позволили принять закон о полиции в том объеме, который мы предлагали. Но не мое дело ставить оценки. Их поставит время.

А сегодня об эффективности деятельности органов внутренних дел я могу сказать, что все подразделения ГУВД достойно справляются с поставленными задачами.

Меняется общество, меняется полиция, поскольку мы являемся его составной частью. Разве что для нас в силу специфики работы больше значат слова: честь, долг, обязанность, безопасность людей.

Изменилась и структура «серьезной» преступности – она стала более «беловоротничковой», ушла с улиц в кабинеты. Формы и методы работы меняются и у нас. Государство поддерживает все наши начинания, есть на кого опереться. Да и само государство стало сильнее и разумнее.

– Кого представляет Совет ветеранов ГУ МВД по Ставропольскому краю?

– Наша организация объединяет более 9 тысяч человек. В нее входят ветераны милиции, полиции, противопожарной службы, управления исполнения наказаний. Мы активно участвуем в жизни органов внутренних дел. Многие члены нашей ветеранской организации являются действующими сотрудниками МВД.

Никто не запрещает отработавшим 20 лет сотрудникам встать на учет в Совете ветеранов. Перед вами живой пример. Я более двух лет работал начальником пресс-службы ГУВД, будучи уже на пенсии. Начальник ГУВД – генерал-лейтенант полиции Александр Григорьевич Олдак, активно поддерживает нас во всех делах и начинаниях,ему мы обязаны своим новым зданием, решением многих бытовых вопросов ветеранов. Начальник управления кадров – член президиума Совета ветеранов. В наших рядах бывший начальник ГУВД Виктор Константинович Медведицков. Недавно вышла в свет книга его воспоминаний, над которой мы работали вместе. Он является активным членом Совета ветеранов.

– Что дает ветеранам членство в вашей организации?

– Очень часто человека, который увольняется из какого-то коллектива, быстро забывают. Наша система подразумевает продление активной деятельности сотрудников, уходящих на пенсию. Бывший сотрудник – кладезь информации для участкового. Мы все видим и все знаем. Многие ветераны, сняв погоны, продолжают работать на вольнонаемных должностях.

Это и правовая защита, ведь у многих возникают какие-то проблемы в повседневной жизни. Для этого у нас есть юридическая служба.

В этом году у нас вышла книга «Летопись органов внутренних дел Ставрополья 1920 – 2020 годы». Это подарочный вариант, в котором изложена история ОВД Ставропольского края, рассказы о руководителях и всех подразделениях, действующих в составе ГУВД. В ней около 2000 архивных фотографий. Более полугода мы работали над этой книгой. Я считаю, что она получилась удачной.

К 75-летию Победы вышла книга «Ваш подвиг – в нашей памяти». Я горжусь этим альбомом, объединившим фотографии из личных архивов бывших сотрудников милиции – фронтовые фотографии, послевоенные фото их службы в милиции, портреты ветеранов последнего десятилетия. Это дань памяти моим дедам, которые воевали, всем нашим сотрудникам-фронтовикам.

Руководство ГУВД идет нам навстречу практически во всех вопросах.

– Что бы вы хотели пожелать действующим сотрудникам и ветеранам в связи с профессиональным праздником?

– Дальнейших успехов в службе тем, кто на посту, всем – крепкого здоровья, счастья, мира и благополучия.

 

Справка «МК-Кавказ»

Владимир Васильевич Акинин – уроженец села Старомарьевского Ставропольского края. Окончил Краснодарский институт культуры по специальности «режиссер театра». После учебы служил в Афганистане. Был командиром орудия. В 1993 году, будучи старшим лейтенантом запаса, пришел на работу в милицию в управление кадров ГУВД. Отвечал за идеологическую работу, включая и культпросвет. Долгое время возглавлял психологическую службу, работал с психологами ГУВД во время теракта в Беслане. В отставку вышел с должности руководителя отдела информации и общественных связей ГУВД (пресс-службы).

Написал более двух десятков книг по истории органов внутренних дел Ставропольского края, автор многочисленных газетных статей, телевизионных передач.

Москва | Наша полиция нас бережет

Андрей Воробьев призвал жителей Подмосковья спокойно и с пониманием реагировать на работу сотрудников полиции.

В Подмосковье будет усилен контроль за соблюдением режима самоизоляции с целью недопущения распространения коронавируса. Об этом сказал Андрей Воробьев по итогам оперативного совещания с руководителями правоохранительных органов МО.

«Вчера с 20 часов в Подмосковье вступило в силу постановление, а в Москве — указ мэра о более жестких мерах по передвижению в столичном регионе, — отметил АндрейВоробьев. — Мы принимаем все необходимые меры, чтобы не допустить распространение коронавируса. Будем максимально и своевременно информировать жителей» . Андрей Воробьев отметил, что со вчерашнего дня патрульные службы в МО начали оповещение жителей.

«Я прошу спокойно и с пониманием реагировать на работу сотрудников полиции. Они в максимально корректной форме стараются довести информацию о недопустимости скопления людей, — сказал губернатор. — Полиция делает очень сложную и важную работу. Я хочу поблагодарить весь личный состав. Росгвардия тоже подключается для того, чтобы все было под контролем, не было хаоса, беспорядков» .

В ходе совещания Губернатор подчеркнул, что сейчас очень важна координация всех правоохранительных служб — полиции, Росгвардии, МЧС. «Президент очень подробно и доходчиво объяснил, чем вызвана нерабочая неделя. Это совсем не праздники, людям нужно обязательно находиться дома. Сегодня передвижение возможно, но только в случае крайней необходимости. Мы все прекрасно понимаем, что по-другому нельзя» , — отметил АндрейВоробьев.

В Подмосковье зарегистрировано 119 случаев заражения коронавирусом, 10 человек выписаны домой. Губернатор подчеркнул, что ведется активная работа, чтобы пресечь распространение болезни, а также избежать ее тяжелых последствий:

«Мы направили значительные ресурсы, чтобы в ряде городов открыть порядка 1,5 тыс инфекционных коек. Продолжаем закупать оборудование, прежде всего, аппараты ИВЛ, а также костюмы и защитные средства для медицинского персонала» .

Источник: https://www.instagram.com/p/B-W1TmcjHJn/?igshid=1q8zjlm0aglmm

В Серове подведены итоги конкурса детского рисунка «Полиция глазами детей — 2020» | Народные новости

Накануне сотрудники полиции Серова совместно с членами  Общественного совета, представителями Совета ветеранов подвели итоги творческого конкурса детского рисунка «Полиция глазами детей — 2020».

Информация о проведении Общественным советом замечательного  ежегодного конкурса размещалась в средствах массовой информации. 
В результате на суд полицейского жюри было представлено около десятка творческих работ, выполненных красками, акварелью, восковыми карандашами. В конкурсе приняли участие дети из городских школ и детских садов. Все работы юных серовчан были яркими, красочными и разнообразными по тематике и сюжетной линии. Ребята нарисовали кинологов со служебными собаками в момент тренировки, здание Серовского ОВД, Дядю Степу-милиционера, который несет на руках девочку. Ребята нарисовали своих родителей-полицейских. Один из рисунков передал колорит работы полиции в целом: на нем отражена деятельность сразу нескольких подразделений – дежурной части, штаба, уголовного розыска, инспекторов по делам несовершеннолетних, следователя. 
– В каждой работе прослеживалась единая мысль, что сотрудник полиции – это защитник и помощник для граждан, что это служба под названием «Дни и Ночи», и именно полицейский стоит на страже безопасности жителей города, – отметила член Общественного совета Валерия Щеглова
Работы оценивались в двух номинациях: от 7 до 10 лет и от 11 до 14 лет. В каждой выбирался лишь победитель. 
В категории от 7 до 10 лет победителем стала работа «На защите детства!» Романа Тюрина (7 лет, детский сад №42 «Огонек»). 

В категории от 11 до 14 лет на 1 место вышла работа «Полиция нас бережет!» Вероники Шабаршиной (12 лет, ученица 7 «д» класса школы №14). 

Рисунки победителей направлены для участия в областном этапе конкурса на приз Общественного совета в Екатеринбург. Победители и участники творческого конкурса будут поощрены на мероприятиях МО МВД России «Серовский». 
Руководство, Совет ветеранов, Общественный совет при МО МВД России «Серовский» выражают благодарность всем участникам конкурса – ребятам, педагогам, родителям. Желают всем успехов и новых творческих побед в предстоящих конкурсах.
Общественный совет при МО МВД России «Серовский»

Премиальные автомобили сотрудников МВД

«Моя милиция меня бережет», — писал Маяковский. Много воды утекло с тех пор, когда у тогдашних стражей порядка кроме свистка, нагана и революционного сознания ничего не было. У нынешних «экипировка» покруче будет, а местами наш покой стерегут с размахом, используя для этого автомобили премиум-сегмента.

Как показывают фото, полицейские в РФ очень любят «Мерседесы», в частности, «заряженные», от придворного тюнингового ателье AMG. Встречаются «служивые» на Porsche, Range-Rover Sport, Cadillac Escalade и других роскошных и мощных авто, от которых супостатам трудно уйти, только вот гоняются ли на них за преступниками?

Mercedes G55 AMG

У Mercedes G55 AMG очень бравый вид, особенно в боевом полицейском окрасе. Выпускается эта модель с 1990 года. Двигатель 5,4 литра, более 500 л.с., полный привод, «автомат» и ценник такой, что мало не покажется. А никому и не кажется — перед службой все равны.

Mercedes-Benz S-class в легендарном 140 кузове

Впервые Mercedes-Benz представил S-class в кузове W140 в 1991 году на автосалоне в Женеве. Новинка произвела настоящий фурор, причем под впечатлением от презентации оказались не только посетители выставки, но и профессиональные журналисты и специалисты отрасли.

Четырехдверный седан, который со временем получил и версию купе, покорил публику своей мощью, комфортабельностью и техническим оснащением. Наша полиция, как видим, не стала исключением.

Mercedes-Benz S-class в 220 кузове на красивых синих номерах

Четвёртое поколение флагманской серии представительских автомобилей Mercedes-Benz S-класса, выпускавшееся с 1998 по 2005 год. Пришло на смену модели W140. Автомобиль выпускался в двух версиях: с укороченной и длинной колёсными базами. Дело, как видим, уже прошлое, но у нас машина все еще служит, радуя, надо думать, «экипаж машины боевой».

Mercedes-Benz S-class в 221 кузове

Седан Mercedes-Benz S-класса в кузове W221 пришел на смену 220-му и является пятым поколением данной модели. Дебютировал в 2005 году. По сравнению с предшественником, этот «Мерс» потерял былую легкость, зато стал более солидным и строгим, что понравилось и нашей полиции.

Range Rover Sport

Ну, что сказать об автомобиле, на котором ездят не только королевы и олигархи, но и наша родная полиция? Хорош, мерзавец! Так держать!

Land Rover Range Rover

Сказать можно то же самое, что выше уже написано: отличный автомобиль для отличной службы.

Cadillac Escalade

Кто-то в нашей полиции любит американские машины, а уж если их любить, то, прежде всего, Cadillac Escalade. Очень впечатляющий экземпляр. Хулиган, забейся в щель!

Porsche 911

Культовый спорткар из Штутгарта нашел прописку в российской полиции. Догонит любого, была бы команда догонять.

Porsche Cayenne

Кому тесно в 911-м, ездит на этом роскошном кроссовере. Да и жуликов разных в него больше поместится, хотя нет, им там не место. Их дом — тюрьма, а не «апартаменты».

Mitsubishi i-MiEV

А это что? А это — первый электромобиль в составе российской полиции. Приобретен для УГИБДД МВД по Республике Татарстан. Хорошее это дело — небо не коптить

Постскриптум

Если кто подумал, что наши полицейские в некоторых районах и республиках ездят на тачках «не по чину», то он заблуждается. Итальянские «менты» еще круче: у них появился новенький Lamborghini LP 610–4 Huracan, который сменил на боевом посту гиперкар Gallardo.

Для «поддержания безопасности, предупреждения аварий и пресечения преступности на итальянских дорогах» Lamborghini LP 610–4 Huracan был специально модифицирован. У него есть куча вспомогательных гаджетов, среди которых система видеослежения «Proof Video System Data», определяющая скорость движения транспортного средства и передающая данные (видео, место происшествия и т. д.) напрямую в полицейский участок.

Под капотом — все тот же 5,2-литровый «атмосферник» V10 с комбинированной системой впрыска, позволяющий достигать первую «сотню» за 3,2 секунды и мчать на максимальной скорости в 325 км/час. Цена в переводе на рубли — свыше 14 миллионов. Вот так!

 

Фото Интернет-сайтов

Посмотрите также наши видео

В полиции Кургана прокомментировали массовую драку

Полиция проводит проверку после массовой драки в Кургане Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

После массовой драки в Кургане возле бара по ул. Советская, 128, заявлений в полицию от пострадавших не поступало. По видео, опубликованному в СМИ, проводится проверка. Об этом URA.RU сообщили в пресс-службе УМВД России по Курганской области.

По данным полиции, драка была ночью 6 июня. «Прибывшим нарядом ППСП на месте происшествия обнаружен гражданин в состоянии алкогольного опьянения, который оказал сопротивление сотрудникам полиции, в связи чем был доставлен в отдел полиции 1 УМВД России по г. Кургану. По решению суда за совершенное административное правонарушение ему назначен штраф. В медицинские учреждения с телесными повреждениями после конфликта никто не обращался», — уточнили в ведомстве.

По данным с камер наблюдения, после потасовки курганцы разошлись. Заявлений в полицию от них не поступало. По материалам СМИ проводится проверка.

Ранее URA.RU сообщало, что в массовой драке возле бара в Кургане приняли участие около 10 человек. Один из молодых людей после падения не смог подняться.

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и наш канал в Яндекс.Дзен. Оперативные новости вашего региона — в telegram-канале «Курган» и в viber-канале «Курган», подбор главных новостей дня — в нашей рассылке с доставкой в вашу почту.

После массовой драки в Кургане возле бара по ул. Советская, 128, заявлений в полицию от пострадавших не поступало. По видео, опубликованному в СМИ, проводится проверка. Об этом URA.RU сообщили в пресс-службе УМВД России по Курганской области. По данным полиции, драка была ночью 6 июня. «Прибывшим нарядом ППСП на месте происшествия обнаружен гражданин в состоянии алкогольного опьянения, который оказал сопротивление сотрудникам полиции, в связи чем был доставлен в отдел полиции 1 УМВД России по г. Кургану. По решению суда за совершенное административное правонарушение ему назначен штраф. В медицинские учреждения с телесными повреждениями после конфликта никто не обращался», — уточнили в ведомстве. По данным с камер наблюдения, после потасовки курганцы разошлись. Заявлений в полицию от них не поступало. По материалам СМИ проводится проверка. Ранее URA.RU сообщало, что в массовой драке возле бара в Кургане приняли участие около 10 человек. Один из молодых людей после падения не смог подняться.

Фотогалереи | ПОЛИЦЕЙСКИЙ ОФИС

7 января 2022 г.

Победители фотоконкурса Community Policing In Action 2022

19 января 2021 г.

Победители фотоконкурса Community Policing In Action 2021

1 января 2020 г.

Победители фотоконкурса Community Policing In Action 2020

5 февраля 2019 г.

Победители фотоконкурса Community Policing in Action 2019

29 ноября 2018 г.

Совещание группы безопасности и хорошего самочувствия офицеров

29 октября 2018 г.

Улучшение выявления и сообщения о преступлениях на почве ненависти

26 июня 2018 г.

2017 Л.Церемония вручения премии Энтони Сутина за гражданское воображение

15 мая 2018 г.

37-я ежегодная мемориальная служба национальных миротворцев

7 мая 2018 г.

39-я ежегодная мемориальная служба сотрудников правоохранительных органов штата Вашингтон

17 апреля 2018 г.

Совещание группы безопасности и хорошего самочувствия офицеров

1 марта 2018 г.

Университет Говарда: Решение проблемы гендерного разнообразия в правоохранительных органах

27 декабря 2017 г.

Победители фотоконкурса «Полиция сообщества в действии» 2018 года

12 октября 2017 г.

2017 Совещание группы безопасности и хорошего самочувствия офицеров

7 сентября 2017 г.

Конференция по извлеченным урокам, посвященная обзору убийств в Милуоки и подходу к предотвращению насилия

16 августа 2017 г.

Рейтинговый форум

19 мая 2017 г.

Объявление Национальной сети Blue Alert

15 мая 2017 г.

36-я ежегодная мемориальная служба национальных миротворцев

8 мая 2017 г.

38-я ежегодная мемориальная служба сотрудников правоохранительных органов штата Вашингтон

5 апреля 2017 г.

Форум о необходимости полицейской деятельности, ориентированной на сообщество, для найма и удержания в Университете Говарда

22 декабря 2016 г.

Победители фотоконкурса «Общественная полиция в действии» 2017 г.

7 декабря 2016 г.

Полицейская деятельность 21 века как эффективный инструмент управления рисками Форум

27 октября 2016 г.

Совещание группы безопасности и хорошего самочувствия офицеров

5 октября 2016 г.

Награда генерального прокурора Линча за работу полиции

5 октября 2016 г.

Молодежь и полиция: поиск точек соприкосновения Форум

3 октября 2016 г.

2016 Л.Премия Энтони Сутина за гражданское воображение

21 сентября 2016 г.

Форум правоохранительных органов и собаководов

13 сентября 2016 г.

Найм сотрудника правоохранительных органов 21 века

31 августа 2016 г.

Вербовка в правоохранительные органы на Форуме 21 века

21 июля 2016 г.

Гендер, сексуальность и полиция 21 века: защита прав ЛГБТК + форум людей

23 мая 2016 г.

Полицейский форум «Продвижение XXI века»

27 апреля 2016 г.

Правоохранительные органы и общественное здравоохранение: успешное партнерство в решении проблемы употребления опиоидов Форум

7 апреля 2016 г.

Форум массовых демонстраций

21 марта 2016 г.

21st Century Policing in POST and Academy Training Forum

5 января 2016 г.

2016 Полиция сообщества в действии Фотоконкурс

Как развивалась полиция с 1600-х годов

В 2021 году офицер Дерек Шовен был признан виновным в убийстве Джорджа Флойда, и многие надеются, что это приведет к переменам в работе полиции.

Дерек Шовен наблюдает, как его адвокат произносит заключительный аргумент.КортТВ/Камера у бассейна

20 апреля 2021 года Шовен был признан виновным по всем трем пунктам обвинения: убийство второй степени, убийство третьей степени и непредумышленное убийство второй степени.

Пока чернокожие общины по всей стране праздновали приговор, многие опасались называть его победой или правосудием.

«Это дело установило планку того, как должно выглядеть привлечение к ответственности полицейского в Америке», — сказала Politico Чанда Смит Бейкер, главный специалист по ударам и старший вице-президент Фонда Миннеаполиса. «Этот вердикт закрывает наше сообщество в этом деле. Однако он должен вдохновить нас продолжать добиваться значительных изменений в нашей уголовно-правовой системе и системе охраны правопорядка».

Точно так же Синтия Ли, профессор уголовного права юридического факультета Университета Джорджа Вашингтона, сказала Politico: «Этот приговор является историческим.»

«Приговор можно рассматривать как первый шаг на долгом пути к выздоровлению, — сказал Ли. — Мы должны привлекать к ответственности офицеров, когда они переходят черту и злоупотребляют своими полномочиями. Этот вердикт показывает, что в Америке это возможно».

Если вас удивляет, как действует полиция, вы не понимаете историю США | Malaika Jabali

На фоне всемирных протестов против убийства полицией Джорджа Флойда активисты в США выдвинули требования о конкретных политических мерах, таких как прекращение финансирования полиции.Оправданием этих требований являются изображения, появившиеся во время протестов, когда полицейские таранят протестующих автомобилями, без разбора атакуют протестующих перцовым баллончиком и применяют чрезмерную силу. Местные и государственные бюджеты полиции почти утроились с 1977 года, несмотря на снижение уровня преступности. Даже люди, незнакомые с полицией и движением за отмену тюремного заключения, начинают справедливо предполагать, что государственные расходы можно использовать более социально ответственным образом.

Но помимо фискального аргумента есть еще и этический: полиция в Америке не может быть реформирована, потому что она предназначена для насилия.Угнетение — это фича, а не баг.

Это кажется радикальным мнением только потому, что полицейская деятельность настолько нормализована в американской культуре, что в популярных средствах массовой информации ее изображения варьируются от незадачливых наркоманов, сосущих пончики, до крутых героев, борющихся с преступностью. У нас даже есть бейсбольная команда, названная в честь полицейской организации — «Техасские рейнджеры».

Но пора выйти за рамки романтизации американской полиции и стать реальностью. Точно так же, как Америка прославляет армию и Уолл-Стрит, а некоторые американцы обеляют флаг Конфедерации и плантационные дома, история полицейской деятельности пропитана кровью.На самом деле техасские рейнджеры названы в честь одноименной группы белых мужчин, которые вырезали индейцев команчей в 1841 году, чтобы украсть территорию коренных народов и расширить границы на запад. Рейнджеры считаются первой полицейской организацией штата.

Полиция проходит во время демонстраций по поводу смерти Джорджа Флойда в понедельник в Голливуде. Фотография: Дэвид МакНью/Getty Images

Точно так же, как черные люди боролись за свою свободу от рабства, убегая на север, были созданы патрули рабов, чтобы вернуть нас в плен.Многие исследователи считают невольничьи патрули прямым «предшественником современных американских правоохранительных органов».

В северных «свободных» штатах полицейские участки были созданы в развивающихся промышленных городах для контроля над тем, что экономическая элита называла «беспорядками», что было «единственной эффективной политической стратегией, доступной для эксплуатируемых рабочих». Но, как описано в тексте Community Policing, эти «беспорядки» были: 

.

на самом деле была примитивной формой того, что впоследствии стало профсоюзной забастовкой против работодателей, [и] [т] современная полиция не только представляла собой организованную, централизованную группу мужчин (и все они были мужчинами), законно уполномоченных применять силу для поддержания порядка, это также создавало иллюзию того, что этот порядок поддерживается в соответствии с верховенством закона, а не по прихоти тех, кто обладает экономической властью.

Другими словами, полиция никогда не создавалась для защиты и обслуживания масс, и наши законодательные и судебные системы — от Конгресса до судов и прокуратуры — ясно показали это. Закон Конгресса 1850 года о беглых рабах, например, стимулировал сотрудников правоохранительных органов задерживать африканцев, подозреваемых в побеге из рабства, платя чиновникам больше денег за их возвращение рабовладельцам, чем за их освобождение.

Вместо того, чтобы расширить американский политический проект, чтобы сделать чернокожих свободными гражданами, наши институты сделали оговорки, чтобы исключить их из основополагающих принципов страны.Исторически сложилось так, что большинство чернокожих не считались людьми, не говоря уже о гражданах, достойных защиты со стороны полиции или конституции. Мы были собственностью. Даже свободные чернокожие были в лучшем случае гражданами второго сорта, чей статус мог быть понижен по прихоти любого белого человека и у которых принципиально не было «никаких прав, которые белый человек обязан уважать», как подтвердил Верховный суд в 1856 году.

Современный судебные постановления неуклонно подрывают гражданские свободы, наделяя полицию большей властью и допуская расовую дискриминацию в полицейской деятельности, осуждении и вынесении приговоров.Эта укоренившаяся история насильственного превосходства белой расы требует больших усилий для исправления. Таким образом, точно так же, как аболиционисты 19-го века ставили условия своей борьбы за рамки постепенных улучшений рабства, аболиционисты сегодня утверждают, что охрана и лишение свободы должны отойти от скромных предложений, которые фундаментально поддерживают систему.

Миллиарды долларов, которые правительства тратят на милитаризацию полиции, могут быть лучше использованы для устранения основных социально-экономических условий, которые способствуют столкновениям с полицией.Мы должны направить ресурсы на инвестиции в психическое здоровье, общественное образование, программы профилактики наркомании, профилактику бездомности, профилактику преступности, ориентированную на сообщества, и создание рабочих мест.

Непосредственные последствия убийства Джорджа Флойда были похожи на очередное столкновение с полицией, которое привело бы к еще одному вирусному хэштегу с небольшой реформой полиции. Но работа аболиционистов подняла планку еще выше. Мы должны отказаться от призывов к реформе уголовного правосудия и вместо этого требовать свободы.

  • Малайка Джабали — писательница, адвокат и активистка, чей первый короткометражный фильм Left Out, исследует экономический кризис, с которым столкнулись чернокожие жители Среднего Запада

  • Во вторник, 9 июня, в 19:00 по тихоокеанскому стандартному времени (14:00 по восточному поясному времени) Guardian проводит прямую трансляцию о значении убийства Джорджа Флойда с участием журналистов Guardian, в том числе главы южного бюро США Оливера Лафланда, репортера Кении Эвелин, писателя Криса МакГрила и обозревателя. Малика Джабали. Бронируйте билеты здесь

Чему мы обучаем нашу полицию — и что они на самом деле делают

Ричард Никсон назвал полицейские силы «настоящими фронтовиками в войне с преступностью».Билл Клинтон на церемонии подписания законопроекта о преступности 1994 года назвал их «смелыми мужчинами и женщинами, которые каждый день рискуют своей жизнью ради нас». В 2018 году Дональд Трамп описал их работу следующим образом: «Каждый день наши полицейские мчатся по темным переулкам и пустынным улицам и на пороги самых закоренелых преступников… худших из человечества».

На протяжении десятилетий полицейский-воин был популярным образом полиции в Америке, подкрепленным телешоу, фильмами, средствами массовой информации, видеороликами о вербовке в полицию, руководителями полиции и государственными чиновниками.

Это изображение в значительной степени вводит в заблуждение. Полиция, конечно, борется с преступностью, но в основном она призвана быть социальными работниками, посредниками в конфликтах, начальниками дорожного движения, консультантами по психическому здоровью, составителями подробных отчетов, районными патрульными и низкоуровневыми правоохранителями, иногда все в течение единая смена. На самом деле, подавляющее большинство офицеров тратят лишь небольшую часть своего времени на реагирование на насильственные преступления.

Однако институт полиции в Америке не отражает эту реальность.Мы готовим полицейских к работе , которую мы им представляем, а не к той роли, которую они выполняют на самом деле. Полиция непропорционально набирается из числа военных, обучается в военных академиях, которые в основном сосредоточены на применении силы и закона, и всегда вооружены смертоносным оружием, и они действуют в рамках культуры, которая гордится воинством, боем и насилием. .

Полиция в защитном снаряжении и со щитами блокирует улицу в Ричмонде, штат Вирджиния, 25 июля. Эз Амос / Getty Images

Это несоответствие может иметь неприятные даже фатальные — последствия. Ситуации, которые начинаются с того, что гражданские лица продают незакрепленные сигареты, пытаются использовать, возможно, поддельную валюту, спят в своих автомобилях в состоянии алкогольного опьянения, рекреационно продают или употребляют легкие наркотики, нарушают незначительные правила дорожного движения или сами звонят в полицию, потому что они переживают кризис психического здоровья, заканчиваются с теми же самыми гражданскими лицами, непропорционально чернокожими американцами, без необходимости убитыми от рук полиции , подготовленной к насильственным столкновениям и плохо оснащенной для вмешательств, требующих посредничества, деэскалации и социальной работы.

«Полицейские прекрасно подготовлены для того, чтобы быть молотом и обеспечивать соблюдение закона», — говорит Артур Райзер, бывший офицер полиции и ветеран армии США с 21-летним стажем, который возглавляет программу уголовного правосудия в правоцентристском R Street Institute. «Они знают, как использовать эти инструменты мощно и эффективно; для всего остального их не хватает. Конечно, это плохо кончится».

Существуют серьезные разногласия по поводу того, как лучше всего изменить полицейскую деятельность. Но, как отмечает мой коллега Аарон Росс Коулман, возникает межфракционная коалиция, основанная на идее о том, что Америка слишком сильно полагается на полицию в решении проблем, которые не имеют ничего общего с тем, для чего их обучают, нанимают и оснащают. .

«Спектр навыков, которые мы в настоящее время просим полицию воплотить, просто нереалистичен», — говорит Кристи Э. Лопес, юрист Джорджтаунского юридического факультета, которая расследовала неправомерные действия полиции в качестве поверенного в Министерстве юстиции администрации Обамы. «Нереалистично требовать от какой-либо профессии делать так много».

В последние недели я разговаривал с дюжиной нынешних и бывших полицейских, реформаторов полиции, ученых-правоведов и криминалистов, чтобы лучше понять это фатальное несоответствие, лежащее в основе американской полиции, и то, что нужно сделать, чтобы его исправить.

Как полицейские проводят время на работе

Наилучшую информацию о том, как сотрудники полиции проводят свое время, можно получить из данных о «вызовах службы», которые публикуются в открытом доступе отдельными полицейскими агентствами. Они часто определяются как вызовы операторам экстренных служб, вызовы 911, сигналы тревоги, полицейские радио и неэкстренные вызовы. Большинство обращений за помощью инициируется гражданами, но данные, которые я использую здесь, отражают окончательную классификацию инцидента офицером.

Данные в подавляющем большинстве случаев показывают, что полицейские в совокупности тратят подавляющее большинство своего времени на реагирование на некриминальные вызовы, дорожно-транспортные происшествия и мелкие преступления — и лишь малую долю на насильственные преступления.

Моя любимая визуализация этих данных принадлежит бывшему офицеру полиции Великобритании и криминалисту Университета Темпл Джерри Рэтклиффу, который использовал данные 2015 года из Филадельфии, города с относительно высоким уровнем преступности, для построения этого графика. Площадь каждого прямоугольника представляет собой долю зарегистрированных инцидентов в этой категории:

Джерри Рэтклифф, Полиция под руководством разведки

Если немного прищуриться, то можно увидеть, что насильственные преступления, такие как изнасилование, убийство и нападение при отягчающих обстоятельствах, спрятаны в правом нижнем углу.Менее серьезные преступления, такие как мелкие кражи, употребление наркотиков и вандализм, занимают немного больше места, но не так много. Подавляющее большинство звонков не имеют ничего общего с криминалом. Вместо этого они связаны с беспорядками, бытовыми спорами, дорожно-транспортными происшествиями, мелкими беспорядками и целым рядом «необоснованных» звонков, когда офицер прибыл на место только для того, чтобы обнаружить, что ничего не происходит.

Конечно, точное распределение происшествий зависит от места, но эта общая картина верна для ряда полицейских управлений в крупных городах.В июньской статье для New York Times криминальные аналитики Джефф Ашер и Бен Хорвиц изучили данные о звонках в 10 полицейских агентств, которые предоставили такие данные, в том числе в местах с относительно высоким уровнем насильственных преступлений, таких как Балтимор и Новый Орлеан. Они обнаружили, что инциденты, которые соответствуют определению насильственных преступлений в Едином отчете ФБР о преступлениях, составляют лишь около 1 процента обращений за помощью.

Затем, для нескольких полицейских агентств, которые также предоставили данные о том, когда было впервые сообщено о данном вызове службы и когда этот инцидент был закрыт, Ашер и Хорвиц использовали разницу между этими двумя числами, чтобы измерить время, которое офицеры фактически потратили на различные типы. полицейской деятельности.

Конечно, обработка сцены убийства занимает больше времени, чем ложная тревога, поэтому мы также изучили данные из 3 городов, которые предоставляют информацию о том, сколько времени занимает каждый звонок.

Используя это, мы видим, что около 4% времени тратится на реагирование на насильственные преступления UCR, часть I. pic.twitter.com/cGGjMNV9SY

— Джефф Ашер (@Crimealytics) 19 июня 2020 г.

В этих департаментах наибольшая часть времени, затрачиваемого полицией, приходилась на «ответы на некриминальные вызовы», что занимало около трети или более общего времени дежурств.Следующими по величине категориями были «трафик» (в основном автомобильные аварии) и «другие преступления» (мелкие преступления, такие как употребление наркотиков, прогулы, хулиганство и т. д.). Почти 10 процентов времени полиции было потрачено на «медицинские» вызовы, которые связаны с неотложными состояниями, не связанными с преступлением. Между тем полиция тратила лишь около 4% своего времени на реагирование на насильственные преступления и еще меньше времени (около 0,1%) на убийства.

«Когда я был офицером, мне звонили о мертвых животных, о неуправляемых детях, которые отказывались ходить в школу, о людях, которые не получили свои социальные чеки, о взрослых, которые не слышали своих пожилых родственников, о семьях, которые нуждались в помощи. сообщили о смерти, разбитых машинах и так далее», — говорит Сет Стоутон, ученый-юрист из Университета Южной Каролины и бывший офицер полиции Таллахасси.«Все, чем не занимается какое-либо другое учреждение, по умолчанию автоматически передается полиции».

Данные о вызовах службы не включают то, что полиция часто называет «неназначенным» временем — часы, которые полицейские тратят между звонками на патрулирование кварталов, перерыв на обед или заполнение документов. Наблюдательные исследования патрульных офицеров показали, что от 46 до 81 процента их времени тратится на не назначенные действия. Это означает, что общий процент времени, затрачиваемого полицией на реагирование на преступления, вполне может быть , намного меньше, чем показывают даже данные о звонках (главным исключением являются сотрудники специализированных подразделений в крупных отделах, таких как отделы убийств и спецназ, чья деятельность не фиксируется наблюдательными исследованиями). ).

Многочисленные академические исследования подтверждают эти основные закономерности в данных. Они обнаружили, что патрульные — даже в пригородных и сельских общинах, по которым зачастую отсутствуют общедоступные данные, — тратят подавляющую часть своего времени на написание отчетов, разъезды по окрестностям и ответы на некриминальные звонки.

« Работа на 99 процентов состоит из скуки и на 1 процента из чистой паники», — говорит Мэтью Бостром, криминолог из Оксфордского университета, более 30 лет проработавший полицейским, командиром и шерифом в Сент-Луисе.Пол, Миннесота. «Большая часть того, с чем вы имеете дело, довольно рутинна».

В своей недавней статье «Разбивка полицейской функции» Барри Фридман, директор полицейского проекта юридического факультета Нью-Йоркского университета, разбивает этот головокружительный набор задач и обязанностей на несколько отдельных ролей:

  • Гаишник: Большинство взаимодействий между полицией и гражданскими лицами происходит на дороге. Полиция помогает автомобилистам, оказавшимся в затруднительном положении, со сломанными автомобилями, принимает отчеты об автомобильных авариях, направляет движение в обход серьезных происшествий, в которых требуются другие спасатели, устанавливает и укомплектовывает персонал «ловушками» и выдает штрафы.А когда полиция не на связи, они тратят большую часть своего времени на обычное уличное патрулирование.
  • Полицейский-посредник: огромное количество звонков в полицию связано с относительно незначительными межличностными спорами: споры об уровне шума, вторжении, плохом поведении домашних животных или хулиганстве; споры между супругами, членами семьи, соседями по комнате или соседями. В таких ситуациях вызывается полиция, чтобы успокоить ситуацию, деэскалировать ситуацию и выступить в качестве защитника.
  • Социальный работник-полицейский: в работе полиции часто участвуют такие группы населения, как бездомные, пьяные люди, люди с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, или люди с психическими заболеваниями.Эта роль не всегда хорошо отражается в совокупных данных, но полиция тратит на эти функции огромную часть своего времени.
  • Первый ответчик: в большинстве юрисдикций единственными государственными органами, которые реагируют на проблемы 24 часа в сутки, семь дней в неделю, являются полиция, пожарные и службы экстренной медицинской помощи. Это означает, что для решения подавляющего большинства социальных проблем полиция часто является учреждением по умолчанию, куда люди обращаются. Вот почему полицейские застревают в погоне за сбежавшими собаками, отслеживании социальных проверок, рассмотрении жалоб на шум и целом ряде других вопросов, которые, кажется, не имеют ничего общего с полицейской деятельностью.
  • Полицейский из правоохранительных органов, борющийся с преступностью: есть что сказать о быстром реагировании лиц, прошедших силовое и законное обучение, в ситуациях, связанных с серьезной преступной деятельностью. Однако исследования показывают, что это время в основном тратится на опрос свидетелей, сбор доказательств, консультирование жертв и написание отчетов. «Зачастую полицейские просто приходят сюда, чтобы собрать все по факту», — говорит Питер Москос, бывший полицейский из Балтимора и криминалист из колледжа Джона Джея. «К тому времени, когда вы прибываете, преступление обычно уже не совершается.

Время, которое офицер тратит на каждую из этих ролей, сильно различается. В больших городах работа полиции, как правило, связана со злоупотреблением психоактивными веществами, психическими заболеваниями и бездомностью. В пригородных районах бытовые и другие межличностные споры отнимают большую часть времени полиции. В сельской местности полиция решает огромное количество уникальных, разовых задач.

Что остается верным в каждом из этих случаев, так это то, что полицейские в первую очередь не являются борцами с преступностью и правоохранительными органами; вместо этого они выполняют широкий спектр других социальных функций, часто таких, на которые другие социальные службы и учреждения не имеют возможности реагировать быстро или вообще.

«Как общество, мы решили отмести эти проблемы, а не заниматься ими, — говорит мне Фридман. — А полиция — это метла. Они не хотят быть метлой, но они именно такие».

Работа, к которой мы готовим полицию

Все это усугубляет фундаментальную проблему полицейской деятельности в Америке: мы готовим полицию к роли, совершенно отличной от той, которую они на самом деле играют в обществе.

Национальное исследование обучения 135 000 новобранцев в 664 местных полицейских академиях, проведенное в 2016 году, показало, что в среднем каждый офицер прошел 168 часов обучения навыкам обращения с оружием, самообороне и применению силы из 840 часов.Еще 42 часа были потрачены на расследование уголовных дел, 38 часов на управление машиной скорой помощи, 86 часов на юридическое образование, направленное в первую очередь на внесение поправок в закон, и еще сотни на базовые операции и самосовершенствование. Такие темы, как насилие в семье (13 часов), психические заболевания (10 часов) и посредничество и урегулирование конфликтов (9 часов), отводились очень мало времени стажера. Другие, такие как бездомность и злоупотребление психоактивными веществами, были настолько редки, что не попали в набор данных.

За этими средними значениями скрывается еще более тревожная реальность.Почти половина американских полицейских академий использует так называемую «военную модель» обучения — напряженный, физически и психологически мучительный подход, традиционно используемый для боевой подготовки солдат. Еще треть использует гибридный подход, в значительной степени опирающийся на военную модель.

Члены группы спецназа Хантингтон-Бич готовы встретить протестующих в Хантингтон-Бич, Калифорния, 31 мая. Брент Стиртон/Getty Images

Во многих полицейских управлениях крупных городов, где преобладает эта военная модель, обучение еще более смещено в сторону силовых и правоохранительных органов.В полицейской академии Нэшвилла, например, офицеры тратили две трети своего учебного времени на правоприменение и применение силы и менее 10 процентов своего времени на вопросы «социальной работы/посредничества», такие как межличностное общение и человеческие отношения.

«Количество огнестрельного оружия и применения силы в наших академиях совершенно не соответствует той проблеме, с которой мы чаще всего обращаемся к полиции», — говорит Рэтклифф, бывший офицер британской полиции, ставший криминологом Темпл. «Подготовка полицейских просто не отражает роль полиции в нашем обществе.

В полевых условиях эта тенденция сохраняется. Несмотря на то, что американская полиция имеет дело с огромным количеством различных ситуаций, для каждой из них у них есть одни и те же инструменты: наручники и огнестрельное оружие. Все чаще эта корзина инструментов также включает в себя штурмовые винтовки, камуфляж и бронетехнику даже для рутинных задач.

Структура полицейских органов также отражает приверженность силе. Взгляните на организационную структуру любого крупного полицейского управления, и вы увидите специализированные отделы, такие как спецназ, саперы, наркотики, порок, уличные преступления, бандитские подразделения, криминальная разведка и борьба с терроризмом.Чего вы не увидите, за несколькими исключениями, так это отделов, занимающихся посредничеством в конфликтах или социальной работой.

Акцент на силе, законе и борьбе с преступностью опирается на мощную идеологическую экосистему. Как пишет мой коллега Зак Бошан: «Идеология [полицейской деятельности] утверждает, что мир — это чрезвычайно опасное место: офицеры приучены видеть себя постоянно в опасности и что единственный способ гарантировать выживание — это доминировать над гражданами, которых они охраняют. должен защищать.Эта идеология встроена в культуру работы полиции на всех уровнях.

Борьба с преступностью и применение силы также имеют культурную ценность. Возьмем награду Международной ассоциации начальников полиции «Полицейский года», которая «символизирует наивысший уровень достижений среди полицейских» и выбирает тех, кто может служить образцом для профессии — это большое дело в полицейском мире. . За 30-летний период с 1986 по 2015 год 25 лауреатов награды были отмечены за действия, совершенные в боевых условиях во время нападения.

Или просто посмотрите любое видео о вербовке полицейских, где вы, скорее всего, увидите, как полицейские выбивают двери, стреляют из штурмовых винтовок, участвуют в погонях на скоростных автострадах и бегут за подозреваемыми по переулкам — иногда с несколькими короткими кадрами охват сообщества.

Что касается вербовки с личным присутствием, то правоохранительные органы в основном концентрируются на военных базах и, в меньшей степени, на спортивных объектах и ​​частных охранных предприятиях. В результате ветераны вооруженных сил, которые с большей вероятностью будут подавать жалобы на чрезмерное применение силы и участвовать в необоснованных перестрелках со стороны полиции, чем невоенные полицейские, составляют почти 20 процентов полицейских, несмотря на то, что они составляют всего шесть процентов населения США.Мужчины обычно составляют почти 90 процентов всех полицейских; они значительно чаще применяют силу и агрессивную тактику, чем женщины-офицеры.

«Что волнует полицию, так это действия, а это в конечном счете означает применение насилия», — говорит Райзер. «Люди, привлеченные к работе в полиции, хотят таких действий — они в восторге от этого. Люди, которые не хотят такого рода действий, либо никогда их не совершают, либо их за это высмеивают, если они это делают».

Несоответствие с разрушительными последствиями

Офицеры полиции функционально универсальны и отвечают за работу с широким спектром самых деликатных ситуаций в нашем обществе; тем не менее, мы завербовали, наняли, обучили, оснастили и развернули их, чтобы они стали действующими специалистами.И мы сделали все это, используя часто непропорционально белые полицейские силы с хорошо задокументированной проблемой расовой предвзятости, проникающей в чернокожие и коричневые сообщества, которые исторически не доверяли полиции.

Кого-нибудь удивит, если это иногда приводит к ненужному насилию?

«Часто в таких ситуациях требуется, чтобы кто-то успокоил ситуацию, охладил ситуацию и прекратил эскалацию», — говорит Том Тайлер, ученый-юрист из Йельской школы права и один из основателей Йельской ассоциации правосудия.«Но полиция, как правило, решает все проблемы, с которыми они сталкиваются, с помощью угрозы или применения силы принуждения. Это усиливает уровень эмоций и гнева в данной ситуации и может создать спираль конфликта, которая заканчивается трагически».

Возьмем дело Райшарда Брукса. 12 июня полицейские Атланты были отправлены, чтобы ответить на жалобу о том, что Брукс спал в своей машине в проезжей части Wendy’s. Видеодоказательства показывают, что взаимодействие начинается спокойно. Брукс неоднократно спрашивает Гаррета Рольфе, производившего арест, может ли он оставить свою машину припаркованной и дойти до дома своей сестры, который, по его словам, находится неподалеку.Но Rolfe настаивает, чтобы ручейки прошли полевой тест на трезвость, который показывает , что ручейки имели уровень алкоголя в крови немного выше законного предела. Рольф пытается надеть на Брукса наручники, Брукс сопротивляется, и начинается борьба. Брукс хватает электрошокер Рольфе, начинает убегать и поворачивается, чтобы выстрелить. Рольф трижды стреляет в Брукса.

Брукс умер в больнице.

Есть множество моментов, когда это взаимодействие могло пойти по-другому. Если бы Атланта делегировала определенные обязанности неполицейским агентствам, они могли бы послать невооруженного гражданского лица, чтобы отвезти Брукса домой.Если бы у офицеров на месте происшествия было намерение решить проблему без применения силы, они, вероятно, не стали бы обострять ситуацию, пытаясь силой надеть наручники на Брукса. Если бы у офицера, производившего арест, не было электрошокера, Брукс никогда бы не завладел его оружием. Если бы тот же офицер не был вооружен — или, возможно, у него были бы более строгие требования к применению силы — он бы не застрелил кого-то с менее смертоносным оружием.

Вы можете провести аналогичный анализ смертей Джорджа Флойда, Эрика Гарнера, Бреонны Тейлор, Филандо Кастилии, Юри Мартина, Тони Тимпы, Эрика Сальгадо и многих других.В каждой ситуации несоответствие кристально ясно: офицеры, обученные в первую очередь применению силы и закона, вооруженные смертоносным оружием и призванные думать о себе как о воинах, были выбраны первыми, кто реагировал на ситуации, которые требуют чего угодно, но не другого. И каждая ситуация заканчивалась тем, что кого-то убивали от рук людей, якобы призванных защищать их и служить им.

Фреска в честь Бреонны Тейлор в Аннаполисе, штат Мэриленд, 5 июля.Тейлор был убит сотрудниками полицейского управления Луисвилля в марте 2020 года. Патрик Смит/Getty Images

Полицейские убийства безоружных гражданских лиц в Соединенных Штатах на порядок выше, чем в сопоставимых странах. Используя данные за 2015 год, Франклин Зимринг, криминолог Калифорнийского университета в Беркли и автор книги «Когда полиция убивает », подсчитал, что вероятность того, что полиция США убьет невооруженного гражданского лица, в три раза выше, чем вероятность любого гражданского лица, вооруженного или невооруженного. убитых полицией в Германии и более чем в 10 раз выше, чем в Великобритании (и это с использованием очень консервативной оценки невооруженных перестрелок в США).Отдельный анализ показал, что почти в половине случаев убийства полицией безоружных гражданских лиц в США было выявлено или подозревалось, что убитый испытал кризис психического здоровья или наркотическое опьянение.

Даже когда гражданские вооружены, это не обязательно означает, что полицейские убийства оправданы. Тщательно проанализировав 1100 убийств полицейских со смертельным исходом в США в 2015 году, Зимринг пришел к выводу, что «почти половина случаев … были столкновениями, когда полиция не подвергалась объективному риску нападения со смертельным исходом.И, конечно же, невозможно подсчитать, сколько из этих столкновений не переросло бы до точки потенциального насилия, если бы не присутствие и тактика полиции.

Необоснованное применение смертоносной силы — не единственное и даже не самое вероятное последствие этого несоответствия. Это также обычно приводит к чрезмерной криминализации таких проблем, как употребление наркотиков, психические заболевания и бездомность; это заставляет преимущественно черные и коричневые общины жить в постоянном страхе перед собственными полицейскими управлениями; разрушает доверие между полицейскими и людьми, которых они должны защищать; и это ложится тяжелым финансовым бременем на бюджеты местных органов власти (вооруженные полицейские — дорогостоящий способ решения социальных проблем), что приводит к недофинансированию ключевых социальных услуг.В то же время, это не может решить основные проблемы, которые в первую очередь приводят к вызову полиции.

«Определение неудачи заключается в том, что то, что мы делаем, не решает проблему, а на самом деле причиняет вред в процессе», — говорит Фридман, директор проекта Policing. «Это в основном описывает состояние полиции сегодня».

Переосмысление общественной безопасности

Когда дело доходит до устранения несоответствия между характером наших полицейских сил и ролями, которые мы просим их выполнять, выделяются два широких пути.

Во-первых, необходимо преобразовать наши полицейские силы — изменить методы найма, найма, обучения и снаряжения офицеров в соответствии с фактическими требованиями их роли.

Практика найма и найма может быть реформирована, чтобы увеличить разнообразие полицейских сил с точки зрения пола, расы и невоенного происхождения. Обучение можно переориентировать, включив в него более сильный акцент на принципах процессуальной справедливости, деэскалации конфликта и кризисном вмешательстве. Политику применения силы можно сделать намного строже.Такие тактики, как удушающие приемы, стрельба по движущимся транспортным средствам и стрельба без предупреждения, могут быть запрещены, как это уже сделали многие департаменты. Боевое оружие можно убрать с улиц. Правовая защита, такая как квалифицированный иммунитет, может быть отозвана.

На структурном уровне полицейские органы могут создать целый отдел, занимающийся реагированием на кризисные ситуации, со специализированными подразделениями, занимающимися работой с бездомными, психическими заболеваниями, злоупотреблением психоактивными веществами и урегулированием конфликтов (как это уже сделали некоторые прогрессивные отделы).Эти офицеры могут быть набраны из таких областей, как социальная работа и психология, наняты на основе их способности спокойно справляться с крайне стрессовыми ситуациями, обучены в первую очередь реагированию на кризисы и вознаграждены не за аресты или остановки, а за мирное решение проблем и передачу их в соответствующие инстанции. учреждение социального обслуживания.

Проблемы, связанные с этим подходом, нетрудно представить. Реформа должна быть проведена на многих уровнях: обучение, прием на работу, вербовка, агентская структура, вооружение.Вам придется заручиться поддержкой не только государственных и местных чиновников и начальников полиции, но и рядовых офицеров. Вам придется бороться с полицейскими профсоюзами даже за дюйм реформы. И даже если вы исправите одну или две из этих областей (на что могут уйти годы или десятилетия), отправка вооруженных офицеров для решения социальных проблем всегда оставит открытой возможность ненужного насилия. Такие города, как Миннеаполис, Атланта и Тусон, — во всех из которых недавно произошли громкие убийства полицией, несмотря на усилия по реформе, — усвоили этот урок на горьком опыте.

«Невозможно указать на одну конкретную проблему и сказать: «Вот она, вот в чем проблема», — говорит Трейси Мирс, ученый-правовед и директор-основатель Коллаборатории правосудия Йельского университета. «Речь идет о самой системе охраны правопорядка. Нашим сообществам не хватает ресурсов для решения социальных проблем. И наш ответ состоял в том, чтобы развернуть вооруженные службы экстренного реагирования, чтобы решить проблему по всей цепочке от источника».

Это подводит нас ко второму подходу: изменить подход к обеспечению общественной безопасности таким образом, чтобы полиция в целом играла меньшую и более целенаправленную роль.Это будет включать в себя определение сообществами определенного подмножества текущих полицейских обязанностей, которые не требуют вооруженного реагирования полиции, делегирование этих обязанностей — наряду с необходимым финансированием — учреждению, которое могло бы лучше справиться с проблемой, и разработку систем для предоставления услуг (например, 911). программа переадресации вызовов) и координация (например, система бесшумного оповещения, которую невооруженные спасатели могут использовать для быстрого вызова подкрепления полиции).

Протестующие против жестокости полиции призывают прекратить финансирование марша полиции Нью-Йорка в Нью-Йорке 29 июня. Байрон Смит / Getty Images

Модели для этого подхода были успешно внедрены в некоторых местах в США и по всему миру. В Великобритании определенные функции дорожного движения были возложены на невооруженных государственных служащих, не являющихся полицейскими. В городах США программы «прекращения насилия», проводимые общественными некоммерческими организациями, оказались в значительной степени успешными в урегулировании конфликтов и снижении уровня насилия. Получившая всеобщее одобрение программа Cahoots в Юджине, штат Орегон, отправляет команду безоружных кризисных специалистов для решения многих некриминальных звонков в службу экстренной помощи без необходимости привлечения полиции.

Такой подход пользуется общественной поддержкой. Недавний опрос показал, что 68 процентов избирателей поддерживают создание «нового агентства экстренного реагирования» (хотя только четверть американцев говорят, что поддерживают «сокращение финансирования» полицейских управлений).

Проблема заключается в том, что разработка совершенно нового подхода к общественной безопасности, а не просто реформирование существующего, означает вступление на относительно неизведанную территорию.

«Не существует однозначного ответа на вопрос, что будет работать в том или ином месте, — говорит мне Меган Кваттлбаум, директор Центра правосудия при Совете правительств штатов.«Все, что мы делаем, будет связано с экспериментами с различными моделями».

Это означает, что что-то обязательно пойдет не так. Некоторые программы могут не масштабироваться. Другие не получат должного финансирования. Преступность может временно увеличиться в некоторых местах. Иногда прерывающий насилие или мобильный кризисный работник может быть серьезно ранен или убит. И когда это произойдет, потребуется невероятная политическая воля и солидарность сообщества, чтобы сохраниться.

Эти два подхода не исключают друг друга.Существует общее мнение, что вооруженные офицеры по-прежнему должны реагировать на насильственные преступления, как активный стрелок, а окончательно некриминальная, ненасильственная деятельность должна быть делегирована альтернативным учреждениям. Существует также несколько гибридных решений, которые объединяют подходы — например, модели сотрудничества между полицией и другими агентствами или некоммерческими организациями, которые совместно реагируют на такие проблемы, как бездомность или психическое здоровье. Или «цивилизация» полицейских управлений: наем невооруженных профессионалов без права ареста для выполнения определенных полицейских обязанностей, как это сделали многие европейские страны.

Но как только вы вникаете в детали, возникают трудные компромиссы. Есть много случаев, когда существует законная неопределенность в отношении того, перерастет ли ситуация в насилие: например, когда звонящий в службу 911 не уверен, является ли то, что он видит, мужчиной на игровой площадке со смертельным оружием или подростком, играющим с игрушечный пистолет, , или когда женщина, переживающая серьезный кризис психического здоровья, угрожает другим ножом. Отправляем ли мы в подобных случаях невооруженных спасателей и рискуем нанести вред им и другим? Или мы отправим вооруженных полицейских и рискуем применить ненужную государственную силу против гражданских лиц?

«Это разговор, который необходимо вести с сообществами», — говорит Трейси Л.Кизи, бывший офицер полиции Денвера и соучредитель Центра полицейской справедливости. «Где вам нужна полиция, а где нет? Кого бы вы предпочли показать? Какими качествами вы бы хотели, чтобы ваши полицейские обладали?»

Переосмысление роли полиции в нашем обществе далеко не антиполицейское. Многие полицейские признают, что наш нынешний универсальный подход к общественной безопасности в корне нарушен. Они сетуют на то, что мы просим полицию решить слишком много наших социальных проблем, а не дают им обучения или ресурсов, необходимых для этого, а затем указывают на них пальцем , когда они неизбежно терпят неудачу. .

«Я думаю, что нам нужно переосмыслить работу полиции, потому что я неравнодушен к полиции», — говорит Райзер, бывший офицер и исследователь R Street. «Я хочу снова сделать полицейскую деятельность престижной — не престижем власти, а престижем уважения. Но для этого нам нужно перестать недофинансировать все остальное и оставить полицию с мешком дерьма».

Этический кодекс правоохранительных органов

IACP принял Кодекс этики правоохранительных органов на 64-й ежегодной конференции и выставке IACP в октябре 1957 года.Этический кодекс служит предисловием к миссии и обязательствам правоохранительных органов перед обществом, которому они служат.

Этический кодекс правоохранительных органов

Моя основная обязанность как сотрудника правоохранительных органов — служить обществу; для защиты жизни и имущества; защищать невиновных от обмана, слабых от угнетения или запугивания и миролюбивых от насилия или беспорядков; и уважать конституционные права всех на свободу, равенство и справедливость.

Я буду хранить свою личную жизнь незапятнанной в качестве примера для всех и буду вести себя так, чтобы не дискредитировать себя или мое агентство. Я буду сохранять мужественное спокойствие перед лицом опасности, презрения или насмешек; развивать самообладание; и постоянно помните о благополучии других. Честный в мыслях и делах как в личной, так и в официальной жизни, я буду образцовым в соблюдении закона и правил моего ведомства. Все, что я увижу или услышу, конфиденциального характера или что будет доверено мне в моем официальном качестве, будет всегда храниться в секрете, если раскрытие не потребуется для выполнения моих обязанностей.

Я никогда не буду действовать официально и не позволю личным чувствам, предрассудкам, политическим убеждениям, устремлениям, враждебности или дружбе влиять на мои решения. Без каких-либо компромиссов в отношении преступления и с безжалостным преследованием преступников я буду соблюдать закон вежливо и надлежащим образом без страха или благосклонности, злого умысла или недоброжелательности, никогда не применяя ненужную силу или насилие и никогда не принимая чаевых.

Я признаю значок моего офиса как символ общественной веры и принимаю его как общественное доверие до тех пор, пока я верен этике полицейской службы.Я никогда не буду заниматься коррупцией или взяточничеством и не буду мириться с такими действиями других сотрудников полиции. Я буду сотрудничать со всеми уполномоченными законом органами и их представителями в стремлении к справедливости.

Я знаю, что только я несу ответственность за уровень своей профессиональной деятельности и буду использовать любую разумную возможность для повышения и повышения уровня своих знаний и компетентности.

Я буду постоянно стремиться к достижению этих целей и идеалов, посвящая себя перед Богом избранной профессии… правоохранительным органам.

Скрытые у всех на виду: расизм, превосходство белых и крайне правая воинственность в правоохранительных органах

Спрятан у всех на виду

В 1964 году борцы за гражданские права Джеймс Чейни, Эндрю Гудман и Майкл Швернер пропали без вести в Миссисипи во время кампании по регистрации избирателей «Летом свободы», вскоре после того, как их выпустили из тюрьмы в Филадельфии, штат Миссисипи, куда их доставили для уплаты штрафа за превышение скорости. Президент Линдон Джонсон приказал директору ФБР Дж.Эдгар Гувер посылает агентов ФБР на их поиски. Поисковики обнаружили тела восьми чернокожих, в том числе двух студентов колледжа, которые работали над регистрацией избирателей, прежде чем наводка информатора наконец привела агентов к земляной дамбе, где были похоронены Чейни, Гудман и Швернер. После того, как местные правоохранительные органы отказались расследовать убийства, Министерство юстиции обвинило 19 ку-клукс-клановцев в сговоре с целью нарушения гражданских прав Чейни, Гудмана и Швернера. Среди обвиняемых были два действующих и два бывших сотрудника правоохранительных органов.Полностью белые присяжные признали виновными семерых клановцев, но только одного из сотрудников правоохранительных органов.

Хотя дело о пожаре в Миссисипи было самым громким, это был далеко не последний случай, когда представители правоохранительных органов, выступающие за превосходство белой расы, прибегали к расистскому насилию. Существует непрерывная цепочка участия правоохранительных органов в насильственной, организованной расистской деятельности вплоть до настоящего времени. В 1980-х годах расследование взрыва KKK зажигательной бомбы в доме семьи чернокожих в Кентукки разоблачило офицера полиции округа Джефферсон как лидера клана.В своих показаниях офицер признал, что руководил подгруппой Клана из 40 человек под названием Патриотический отряд офицеров Конфедерации (COPS), половина из которых были полицейскими. Он добавил, что его причастность к ККК была известна его полицейскому управлению и терпела до тех пор, пока он не предал гласности это.

В 1990-х годах жители Линвуда, штат Калифорния, подали коллективный иск о гражданских правах, утверждая, что банда расистских заместителей шерифа округа Лос-Анджелес, известная как Линвудские викинги, совершала «систематические акты стрельбы, убийства, жестокости, терроризма, разгрома домов и другие акты беззакония и беспричинного злоупотребления властью.” Федеральный судья, курирующий это дело, назвал викингов «неонацистской бандой сторонников превосходства белой расы» в департаменте шерифа, которая занималась насилием на расовой почве и запугиванием чернокожих и латиноамериканцев. В 1996 году округ выплатил 9 миллионов долларов в качестве компенсации.

Недавние сообщения свидетельствуют о том, что эта откровенно расистская бандитская деятельность в департаменте шерифа продолжается. В 2019 году округ Лос-Анджелес заплатил 7 миллионов долларов, чтобы урегулировать иск о неправомерной смерти против двух помощников шерифа за стрельбу по безоружному чернокожему после того, как свидетельские показания показали, что они были частью группы депутатов с одинаковыми татуировками в традициях прежних банд депутатов.Находящийся на рассмотрении судебный процесс обвиняет тех же двух офицеров в избиении безоружного чернокожего мужчины, выкрикивая расистские эпитеты. Расследование Наблюдательного совета округа Лос-Анджелес показало, что почти 60 судебных исков против предполагаемых членов банд депутатов обошлись округу примерно в 55 миллионов долларов, включая 21 миллион долларов в делах за последние 10 лет. Согласно двум недавно поданным искам, эти депутатские банды представляют угрозу и для своих коллег-сотрудников правоохранительных органов. В одном из них депутат утверждает, что в течение пяти лет над ним издевались депутаты банды, и в конце концов он был жестоко избит силовиком банды.В другом случае депутат, ставший свидетелем нападения, утверждал, что он подвергся угрозам и мести со стороны членов банды депутатов после того, как сообщил об этом на оперативную линию внутренних дел. Сообщается, что в 2019 году ФБР инициировало расследование гражданских прав в отношении деятельности банды в управлении шерифа.

Лишь в редких случаях эти дела приводят к уголовному преследованию. В 2017 году прокуратура штата Флорида признала трех охранников тюрьмы виновными в заговоре с другими членами ККК с целью убийства заключенного. Федеральные судебные преследования еще реже.В 2019 году Министерство юстиции обвинило начальника полиции Нью-Джерси в преступлении на почве ненависти за нападение на темнокожего подростка во время ареста за нарушение границ после того, как несколько его заместителей записали его многочисленные расистские разглагольствования. Этот инцидент стал первым за более чем десятилетие случаем, когда федеральная прокуратура обвинила сотрудника правоохранительных органов в применении силы при исполнении служебных обязанностей как преступление на почве ненависти. Присяжные признали начальника полиции виновным во лжи агентам ФБР, но не смогли вынести вердикт по обвинению в преступлении на почве ненависти, которое прокуратура пообещала пересмотреть.

Чаще полицейские, имеющие связи с группами сторонников превосходства белой расы или откровенно расистское поведение, подвергаются внутренним дисциплинарным процедурам, а не судебному преследованию. В 2001 году двое помощников шерифа Техаса были уволены после того, как раскрыли свою принадлежность к ККК, пытаясь завербовать других офицеров. В 2005 году внутреннее расследование показало, что военнослужащий штата Небраска участвовал в чате KKK только для членов. Он был уволен в 2006 году, но вернул себе работу в арбитраже, предусмотренном коллективным договором штата.При рассмотрении апелляции Верховный суд штата Небраска оставил в силе его увольнение, определив, что арбитражное решение нарушило «явную, четко определенную и доминирующую государственную политику, согласно которой законы должны применяться без расовой или религиозной дискриминации, и общественность должна разумно воспринимать это как таковое». ». Трое полицейских во Фрутленд-Парке, штат Флорида, были уволены или решили уйти в отставку в течение пятилетнего периода с 2009 по 2014 год после того, как было обнаружено их членство в клане. В 2015 году офицер полиции Луизианы был уволен после того, как появилась фотография, на которой он отдает нацистское приветствие на митинге Клана.

В 2019 году полицейский в Маскегоне, штат Мичиган, был уволен после того, как потенциальные покупатели жилья сообщили о том, что в его доме на видном месте выставлены флаги Конфедерации и заявление ККК в рамке. Полицейское управление провело расследование возможной предвзятости, изучив уровень упоминаемости офицера в дорожно-транспортных происшествиях и проанализировав более раннее расследование внутренних дел по жалобе на чрезмерное применение силы и двум предыдущим перестрелкам при исполнении служебных обязанностей, каждое из которых было признано обоснованным.(Расследование выявило третью, ранее не зарегистрированную стрельбу в другой юрисдикции, которая далее не описывалась). Хотя внутреннее расследование задокументировало, что офицер ссылался на чернокожих водителей чаще, чем демографическое население в районе, который он патрулировал, было установлено, что офицер не был членом Ку-клукс-клана и не проявлял расовых предубеждений на работе. Тем не менее, в отчете сделан вывод о том, что в результате инцидента население потеряло веру в офицера, и полицейское управление уволило его.Офицер урегулировал жалобу, которую он подал в Трудовой совет полицейских по поводу своего увольнения, согласившись уйти в отставку в обмен на его полную пенсию и медицинскую страховку.

В июне 2020 года трое полицейских Уилмингтона, штат Северная Каролина, были уволены после того, как рутинная проверка записей автомобильных камер обнаружила разговоры, в которых офицеры использовали расистские эпитеты, критиковали магистрата и начальника полиции в откровенно расистских выражениях и говорили о стрельбе по черному человек, в том числе чернокожий полицейский.Один офицер сказал, что не может дождаться объявления военного положения, чтобы они могли выйти и «убить» чернокожих. Он также объявил о своем намерении купить штурмовую винтовку в рамках подготовки к гражданской войне, которая «сотрет их с [ругательств] карты». Офицеры подтвердили, что сделали заявления на записи, но заявили, что не были расистами и просто реагировали на стресс, связанный с охраной протестов после убийства Джорджа Флойда. В дополнение к увольнению офицеров начальник полиции приказал своему отделу обсудить с окружным прокурором дела, в которых офицеры выступали в качестве свидетелей, на предмет наличия предвзятости в отношении правонарушителей.

В июле 2020 года четверо полицейских в Сан-Хосе, штат Калифорния, были отстранены от работы на время расследования их участия в группе Facebook, которая регулярно размещала расистские и антимусульманские материалы. Как сообщается, в сообщении о протестах Black Lives Matter один офицер ответил: «Жизни черных действительно не имеют значения». Положительным моментом стало то, что президент Ассоциации полицейских Сан-Хосе пообещал отказать в юридической и финансовой поддержке профсоюза любому офицеру, обвиняемому в правонарушении, заявив, что «в нашем департаменте или нашей профессии нет места расистам, фанатикам или те, которые позволяют их.”

В некоторых случаях сотрудники правоохранительных органов, обнаружившие в своих рядах сторонников превосходства белой расы, не предпринимают никаких действий, если только дело не становится публичным скандалом. Например, в Аннистоне, штат Алабама, городские власти в 2009 году узнали о членстве полицейского в Лиге Юга, сепаратистской группе сторонников превосходства белой расы. Однако начальник полиции определил, что членство офицера в группе не повлияло на его работу, и позволил ему остаться на работе.В последующие годы офицер дослужился до сержанта, а затем до лейтенанта. Только в 2015 году, после того как Южный юридический центр по борьбе с бедностью опубликовал статью о речи, которую он произнес на конференции Лиги Юга, в которой он обсуждал свои усилия по вербовке среди других сотрудников правоохранительных органов, полицейское управление уволило его. Второму лейтенанту полиции Эннистона, который, как выяснилось, присутствовал на том же митинге Лиги Юга, было разрешено уйти в отставку. Уволенный офицер обжаловал свое увольнение.После трехдневного слушания местный совет государственной службы поддержал его увольнение. Затем офицер подал иск, утверждая, что его увольнение нарушило его права на свободу слова и ассоциаций, закрепленные в Первой поправке, но федеральный суд подтвердил увольнение.

Пример Anniston демонстрирует необходимость прозрачности, публичной подотчетности и соблюдения надлежащих процедур для успешного разрешения таких дел. Полицейское управление Аннистона и городские власти знали о проблематичной причастности этих офицеров к расистской организации в течение многих лет, но потребовалось общественное давление, чтобы, наконец, заставить действовать.Затем они отреагировали правильно, зная об общественном контроле, уволив офицера таким образом, чтобы обеспечить надлежащую правовую процедуру, необходимую для того, чтобы выдержать судебное рассмотрение. Затем департамент внедрил политику, требующую от полицейских подписать заявление, подтверждающее, что они не являются членами «группы, которая вызовет затруднения у города Энистон или полицейского управления Аннистона». Он запросил обучение разрешению конфликтов в Службе по связям с общественностью Министерства юстиции.Это были позитивные шаги, направленные на то, чтобы начать восстановление общественного доверия. Но, как и во многих из этих случаев, в течение девяти лет, когда полицейские, открыто выступавшие за превосходство белой расы, служили в полицейском управлении Аннистона (в том числе на руководящих должностях), не было полной оценки или публичного отчета об их деятельности. NAACP Алабамы потребовала, чтобы Министерство юстиции и прокурор США изучили предыдущие дела офицеров на предмет потенциальных нарушений гражданских прав, но нет никаких доказательств того, что кто-либо из них когда-либо инициировал такое расследование.Это решение лишило еще одну возможность восстановить общественное доверие к правоохранительным органам.

К сожалению, нет центральной базы данных, в которой перечислены сотрудники правоохранительных органов, уволенные за проступки. В результате некоторые сотрудники полиции, уволенные за участие в расистской деятельности, могут получить другие должности в правоохранительных органах. В 2017 году начальник полиции Колберта, штат Оклахома, ушел в отставку после того, как местные СМИ сообщили о его многолетней причастности к неонацистским группам скинхедов и о том, что он владеет неонацистскими веб-сайтами.В следующем году его наняло соседнее полицейское управление Оклахомы, заявив, что он отказался от своей предыдущей расистской деятельности и не имел никаких нарушений в качестве офицера полиции.

В 2018 году начальнику полиции Гринсборо, штат Мэриленд, было предъявлено обвинение в фальсификации записей для найма полицейского, который ранее был вынужден уйти из полицейского управления Дувра, штат Делавэр, после того, как ударил чернокожего по лицу и сломал ему челюсть. Позже тот же офицер был причастен к смерти безоружного чернокожего подростка, что послужило поводом для расследования, в ходе которого было выявлено 29 отчетов о применении силы на его предыдущей работе, в том числе некоторые, в которых было установлено, что он применял силу без необходимости.О предыдущих инцидентах никогда не сообщалось в аттестационную комиссию полиции Мэриленда.

Прокуроры играют важную роль в защите честности системы уголовного правосудия от возможных неправомерных действий явно расистских сотрудников. Знаменательное решение Верховного суда 1963 года по делу Брэди против Мэриленда требует, чтобы прокуратура и полиция предоставили обвиняемым по уголовным делам все имеющиеся у них оправдательные доказательства. Более позднее решение по делу Giglio v.Закон США расширил это требование, включив в него раскрытие доказательств, которые могут привести к привлечению к ответственности государственного свидетеля. Прокуратура ведет реестр сотрудников правоохранительных органов, чье предыдущее неправомерное поведение могло обоснованно подорвать надежность их показаний и, следовательно, должно быть раскрыто адвокатам защиты. Этот регистр часто называют «списком Брейди» или «списком без вызовов».

Профессор права Джорджтауна Вида Б. Джонсон утверждала, что свидетельство явно расистского поведения сотрудника правоохранительных органов может привести к оспариванию его или ее показаний.Поэтому прокуроры должны быть обязаны включать этих офицеров в списки Брейди, чтобы гарантировать, что подсудимые, против которых они дают показания, имеют доступ к потенциально оправдывающим доказательствам их явно расистского поведения. Эта реформа станет важной мерой, направленной на смягчение влияния полицейских-расистов на систему уголовного правосудия. В 2019 году прогрессивный прокурор Сент-Луиса Кимберли Гарднер поместила всех 22 полицейских Сент-Луиса, которых проект Plain View определил как публикующих расистский контент в Facebook, в черный список своего офиса.

История полиции в Америке и первых сил

Легко было бы подумать, что полицейский — фигура, существовавшая с самого начала цивилизации. Эта идея отражена в заявлении президента Джона Ф. Кеннеди о провозглашении недели 15 мая «Неделей национальной полиции», в которой он отметил, что сотрудники правоохранительных органов защищали американцев с момента рождения нации.

На самом деле U.По словам Гэри Поттера, историка криминалистики из Университета Восточного Кентукки, полицейские силы Южной Америки — это относительно новое изобретение, вызванное изменением представлений об общественном порядке, которое, в свою очередь, обусловлено экономикой и политикой.

Полицейская деятельность в колониальной Америке была очень неформальной, основанной на коммерческой системе, финансируемой из частных источников, в которой люди работали неполный рабочий день. Города также обычно полагались на «ночную стражу», в которой добровольцы записывались на определенный день и время, в основном для того, чтобы следить за другими колонистами, занимающимися проституцией или азартными играми.(Бостон ввел ее в 1636 г., Нью-Йорк последовал за ней в 1658 г., а Филадельфия создала ее в 1700 г.) Но эта система была не очень эффективной, потому что сторожа часто спали и пили во время дежурства, и были люди, которых ставили на вахту в качестве форма наказания.

Офицеры ночного дозора находились под присмотром констеблей, но это тоже не было особо востребованной профессией. Первые полицейские «не хотели носить значки, потому что у этих парней изначально была плохая репутация, и они не хотели, чтобы их считали людьми, которые не нравились другим людям», — говорит Поттер.Когда местные жители пробовали обязательную службу, «если вы были достаточно богаты, вы платили кому-то, кто делал это за вас — по иронии судьбы, преступнику или бандиту».

Однако по мере роста нации в разных регионах использовались разные полицейские системы.

Получить наш информационный бюллетень истории. Поместите сегодняшние новости в контекст и просмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили электронное письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Нажмите на ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получили подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

В городах растущая урбанизация сделала систему ночного дозора совершенно бесполезной, поскольку сообщества стали слишком большими. В 1838 году в Бостоне была создана первая финансируемая государством организованная полиция с дежурными на постоянной основе офицерами. Бостон в другие места, говорит Поттер.Эти торговцы придумали способ сэкономить деньги, переложив расходы на содержание полиции на граждан, утверждая, что это делается для «общего блага».

На Юге, однако, экономика, которая привела к созданию полиции, была сосредоточена не на защите интересов судоходства, а на сохранении системы рабства. По словам Поттера, одними из основных полицейских учреждений были патрули рабов, которым было поручено преследовать беглецов и предотвращать восстания рабов; первый официальный патруль рабов был создан в колониях Каролины в 1704 году.Во время Гражданской войны вооруженные силы стали основной формой правоохранительных органов на Юге, но во время Реконструкции многие местные шерифы действовали аналогично прежним патрулям рабов, обеспечивая сегрегацию и лишение освобожденных рабов избирательных прав.

Вообще, на протяжении 19 века и далее определение общественного порядка — того, что полицейскому было поручено поддерживать — зависело от того, кого спрашивали.

Например, в конце 19 века у бизнесменов были как связи с политиками, так и представление о людях, которые, скорее всего, объявят забастовку и подорвут работу. Так что не случайно к концу 1880-х во всех крупных городах США была полиция. Страх перед профсоюзными организаторами и большими волнами католиков, ирландцев, итальянцев, немцев и иммигрантов из Восточной Европы, которые выглядели и действовали иначе, чем люди, доминировавшие в городах раньше, побуждали к призыву к сохранению закона и порядка или по крайней мере, версия, продвигаемая доминирующими интересами.Например, люди, которые пили в тавернах, а не дома, считались другими «опасными» людьми, но они могли указать на другие факторы, например, на то, что жизнь в маленьком доме делает выпивку в таверне более привлекательной. (Ирония этой логики, отмечает Поттер, заключается в том, что бизнесмены, придерживавшиеся этого убеждения, часто были теми, кто наживался на коммерческой продаже алкоголя в общественных местах.)

В то же время конец XIX века был Эпоха политических машин, поэтому капитанов и сержантов полиции для каждого участка часто назначал местный лидер политической партии, который часто владел тавернами или руководил уличными бандами, запугивающими избирателей.Затем они могли использовать полицию для преследования противников этой конкретной политической партии или предоставлять вознаграждение офицерам, чтобы те закрывали глаза на нелегальное употребление алкоголя, азартные игры и проституцию.

Эта ситуация усугубилась во время Сухого закона, что побудило президента Гувера в 1929 году назначить Комиссию Викершема для расследования неэффективности правоохранительных органов по всей стране. Чтобы сделать полицию независимой от лидеров политических партий, карта полицейских участков была изменена таким образом, чтобы они не соответствовали политическим округам.

Затем последовало стремление сделать полицию профессиональной, а это значит, что концепции профессионального полицейского в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, меньше века.

Дальнейшие кампании за профессионализм полиции проводились по мере развития 20-го века, но в книге историка криминала Сэмюэля Уокера « Полиция в Америке: введение » утверждается, что движение к профессионализму было не совсем хорошим: это движение, как он утверждает, способствовало созданию полицейских управлений, которые были «закрыты» и «изолированы от общественности», и тактика борьбы с преступностью, которая в конечном итоге привела к обострению напряженности между полицией и сообществами, за которыми они наблюдают.Итак, спустя более полувека после прокламации Кеннеди в 1963 году совершенствование и модернизация удивительно молодой полиции Америки продолжается и по сей день.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.