Немецкий солдат 2 мировой войны: «Хорошие немцы»: Опыт изучения образа c привлечением свидетельств

Содержание

Нападение на Советский Союз, июнь 1941 года

Германское вторжение на территорию Советского Союза, известное под кодовым названием «операция «Барбаросса»», началось 22 июня 1941 года. Это была самая крупная военная операция рейха за всю Вторую мировую войну.

Гитлер всегда считал германо-советский пакт о ненападении всего лишь временным средством, тактическим маневром. 18 декабря 1940 года он подписал Директиву №21 (кодовое название: «операция «Барбаросса»») — первый боевой приказ о нападении на CCCР. С самого начала планирования военной операции германское полицейское и военное командование собиралось вести войну на уничтожение против коммунистов, а также против евреев СССР, которые, как считали нацисты, составляли «расовую основу» Советского государства.

Германия напала на Советский Союз 22 июня 1941 года, менее чем через два года после подписания германо-советского пакта. Три группы армий, насчитывающие более трех миллионов немецких солдат, при поддержке полумиллионного войска германских союзников (Финляндии, Румынии, Венгрии, Италии, Словакии и Хорватии) атаковали Советский Союз широким фронтом — от Балтийского моря на севере до Черного моря на юге. Долгое время советское правительство отказывалось обращать внимание на предостережения западных держав о том, что Германия наращивает свою военную мощь. Таким образом, Германия получила тактическое преимущество внезапности, и в начале войны советские армии были разбиты. Миллионы советских солдат были окружены, отрезаны от снабжения и подкреплений и вынуждены сдаться.

По мере продвижения германской армии вглубь советской территории за ней следовали айнзатцгруппы (оперативные карательные отряды), осуществлявшие операции по массовому уничтожению жителей.

К началу сентября 1941 года германские войска на северном фронте подошли к Ленинграду. Они захватили Смоленск в центре и Днепропетровск на юге. В начале декабря германские части подошли к окраинам Москвы. Однако после долгих месяцев кампании силы германской армии были истощены. Предполагая быструю гибель Советского государства, германское командование не экипировало армию для военных действий в зимнее время. Более того, быстрое продвижение германских войск привело к тому, что они оказались оторваны от линий снабжения, которые были весьма уязвимы из-за своей огромной протяженности (Москва расположена приблизительно в 1500 километрах от Берлина).

В декабре 1941 года Советский Союз предпринял крупное наступление по центру фронта, заставив немецкую армию в беспорядке отступить от Москвы. Только несколько недель спустя немцы смогли остановить продвижение советских войск к востоку от Смоленска. Летом 1942 года Германия возобновила атаку, проведя широкомасштабное наступление на юг и юго-восток, по направлению к Сталинграду на Волге и нефтяным месторождениям Кавказа. Когда в сентябре 1942 года немецким войскам удалось пробиться к Сталинграду, территория, захваченная Германией, достигла максимальных размеров.

страшная тайна гитлеровской Германии. Новости. Первый канал

Раскрыта ещё одна тайна архивов Третьего рейха. Выяснилось, что во время Второй мировой войны многие солдаты и офицеры вермахта шли в бой под воздействием наркотиков, которые испытывали на узниках концлагерей.

Легендарные Т-34 танкист Петер Эммерих увидел в самом начале войны. Эта машина превосходила все танки, которые тогда стояли у немцев на вооружении. Но Петеру не было страшно идти в бой.

«В конце июня 1941-го мы перешли границу России и получили от нашего военврача по чудо-таблетке. Их давали всем, кто был за рулем. Как нам сказали, для бодрости», — вспоминает ветеран вермахта Петер Эммерих.

Чудо-таблетка бодрости – «Первитин», метиламфетамин. По химической формуле похож на современный наркотик экстази. После приема у солдат появлялась уверенность в себе, они не чувствовали боли и готовы были идти на любой риск. Такие универсальные солдаты как раз и нужны были командирам. Впрочем, и высший офицерский состав вермахта, включая Адольфа Гитлера, как уверяют немецкие историки, принимал «Первитин».

«Я чувствовал себя нормально, никакого опьянения. Просто я не хотел ни спать, ни есть. Времени на отдых не было. Приказ: любой ценой, только вперед», — говорит Петер Эммерих.

Страшные побочные эффекты. Испытания показали, что у солдат случаются нервные срывы, неконтролируемые приступы ярости. Каждый прием наркотический спецсредств вызывал слабовыраженный отек мозга, перевозбуждение нервных клеток. Все это было известно командованию. Но, как свидетельствуют архивы, не принималось в расчет. Цель оправдывала средства.

«Только лишь для операции «Вестфельдцуг» по захвату стран Бенилюкса и Франции в апреле 1940-го вермахт заказал 35 миллионов таблеток «Первитина», — рассказывает научный руководитель музея истории Бундесвера Горх Пикен.

Доктор Горх Пикен уверен: метиламфетамин — один из секретов блицкригов Гитлера в Европе. Маленькая упаковка продавалась в аптеках рейха свободно. «Первитин» получали пилоты, бомбившие Лондон. Летчики Люфтваффе с таким допингом могли совершать по 6 боевых вылетов в день.

Были не только таблетки. Чтобы было и вкусно и питательно, наркотики добавляли в шоколад. Специально для танкистов разработали так называемый «Панцершоколад с Первитином», для летчиков – «Флигершоколад». Немного другой состав. Кроме наркотических веществ — еще и кофеин.

Испытания спецпрепаратов проходили, в том числе и в концентрационном лагере «Заксенхаузен». В 1944 году на узниках лагеря испытали новый препарат под кодовым названием D-9, с добавлением кокаина.

«Они должны были ходить круг за кругом, за спиной у каждого были мешки с песком и камнями весом 15 килограммов, они имитировали снаряжение, — рассказывает научный руководитель мемориала «Концентрационный лагерь «Заксенхаузен» Астрид Ляй. — С использованием этих стимуляторов люди могли не останавливаться более суток».

Уникальные документы — результаты испытаний. Видно, группа заключенных на смеси с кокаином маршировала на плацу с 17 декабря по 20-е без перерыва.

Подобные психостимуляторы в конце войны поступили на вооружение экипажей подводных лодок.

«Нужно себе представлять, что команда подводников вынуждена была не спать по пять суток. Сон означал смерть в водах, где проходили маршруты кораблей противника. А эти таблетки позволяли не спать и семь суток», — рассказывает историк Йенс Венер.

После разгрома фашистской Германии производство «Первитина» было приостановлено. Медицинской статистика в отношении наркозависимых бывших солдат рейха, которые испытывали жесточайшую ломку, насколько известно, не велась.

«Это утомительная война»: о чем немцы писали домой

Унтер-офицер описывает отступление, 50-километровый ночной поход, во время которого пришлось бросить орудия и машины. Затем снова марш, 80 км пешком, в снежный буран, к Ак-Монайскому перешейку: дальше и дальше от Керченского полуострова.

«Господи Боже мой, а что если и дальше так пойдет. Сейчас мы в Джанкое, вторая линия обороны. Много обмороженных. Разбитое войско… Вся моя почта ко дню рождения и к рождеству пропала. Это меня злит больше всего».

У Алльцера будет еще много поводов злиться. 15 января 1942 года он записал:

«Мы должны разгрузить фланги соседнего батальона. Рота идет в наступление строем. Что за идиотство… А потом русские открыли огонь из станковых пулеметов и поставили заградительный огонь тяжелыми минометами. Вышло из строя восемь человек. Я получил пять осколков, из них три в лицо, но маленькие».

Раненый унтер был переведен в обоз, последняя запись в его дневнике была сделана 26 февраля. Писал о ночном артобстреле, неожиданном появлении русских по всему фронту.

«Сейчас 11 утра, перед нами русские окапываются… В Крыму наступает весна. Снова трещат станковые пулеметы».

«Остальные сдались в плен вместе со мной»

С конца 1943 года в прессе и сводках Совинформбюро все меньше писем и дневников, найденных у убитых и попавших в плен. Все больше пленных, многие из которых с облегчением восприняли свое положение: для них война закончилась. И они откровенно рассказывают, о чем думают, что чувствуют.

В заметке об освобождении Крыма от 12 апреля 1944 года, опубликованной в газете «Красная Звезда», упоминается:

«Вчера в расположение наших частей прибыли на своих машинах и сдались в плен два румынских полковника… Южнее Джанкоя часть немцев, шедшая на помощь к своим войскам, разбежалась, а командир этой части сдался в плен».

Возможно, речь идет о командире 85 запасного немецкого батальона Эльмаре Краузе. Его слова чуть позже прозвучали в сводке Совинформбюро:

«Из моего батальона ни одному солдату и ни одному офицеру не удалось спастись. Две роты были полностью разгромлены при погрузке на автомашины. Остальные сдались в плен вместе со мной».

По радио цитировали избранные места из показаний противника. И по ним видно, как были морально сломлены многие военные.

Миф о непобедимости немецких солдат: подготовка Вермахта была лучше, чем в остальных армиях? (ABC, Испания)

«В Италии предвоенная подготовка была обязательной с восемнадцати лет. Молодые люди должны были три года состоять в «Молодых фашистах». Военная служба, которая до войны длилась восемнадцать месяцев, была обязательной для всех мужчин. Выпускники призывались в армию в апреле следующего после окончания школы года, когда им исполнялось двадцать лет», — пишет Холланд. По окончании прохождения службы они переходили в резерв, где они продолжали предвоенную подготовку».

Секрет успеха

Но если подготовка солдат была примерно одинаковой во всех странах, то в чем же было преимущество немцев? В своей новой книге Джеймс Холланд высказывает мысль, что основное различие заключалось в том, что солдаты стран Оси были из милитаристских тоталитарных государств, а союзные военные — из демократических. «Дисциплина была крайне важна и там, и там, но в немецкой армии она была гораздо строже, чем в союзных войсках», — раскрывает историк.

Ярким примером являются наказания. «Если немецкий солдат не подчинялся приказу, он подвергался расстрелу, в то время как в британской армии смертной казни за неповиновение или трусость не существовало с 1930 года. В армии Соединенных Штатов она существовала, но в реальности за дезертирство никого не расстреливали. Дезертиры становились объектом презрения своих товарищей и могли оказаться в военной тюрьме, но их не казнили», — говорит Холланд. Данные подтверждают его слова: в начале войны были расстреляны тысячи немецких солдат.

Однако определяющим фактором оказалась не подготовка как таковая, а менталитет и мотивация немецких солдат. Рейх тщательно формировал милитаристское мышление, которым немецкое общество было пропитано еще со времен Пруссии и Германской империи.

Идеология, подкрепляемая огромным количеством пропаганды, начинала насаждаться еще в школе и в Гитлерюгенде. «Таким образом, завербоваться и проявить себя в армии стало высшей целью для молодежи», — пишет Холланд. Кроме того, Вермахт считался ультрасовременным корпусом, оснащенным по последнему слову техники и превосходящим по численности своих врагов.

В Британии, напротив, расцвет милитаризма давно прошел. Милитаризм никогда не был частью и американской мечты. В Америке «всегда недолюбливали воинственность» и считали ее лживой. Возможно, именно поэтому в июне 1940 года численность военнослужащих американской армии составляла всего 267 767 человек. Эта цифра стала расти в геометрической прогрессии после нападения японцев на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года. «1 июля 1941 года в армии числились 1 460 998 человек, а через год — 3 074 184 человек. Это был удивительный рост. Было построено не менее сорока пяти новых военных лагерей».

Великая ложь

Последним Холланд разрушает миф, что немецкие солдаты превосходили в бою остальных из-за принципа директивного управления, который заключался в предоставлении младшим чинам свободы принятия решений, даже если те шли вразрез с прямым приказом начальства. Холланд считает, что хотя этот принцип, вошедший в практику в прусской армии в ходе противостояния Наполеону Бонапарту, помог Гейнцу Гудериану одержать победу у реки Маас в 1940 году, после прихода к власти Адольфа Гитлера он был устранен.

«Независимость подчиненного состава поощрялась на всех уровнях, однако особенно важную роль она играла в высшем руководстве. Предполагалось, что именно генералы будут решать, как, где и когда начинать атаку. Это было частью немецкого способа ведения войны на протяжении почти ста пятидесяти лет», — добавляет Холланд.

Во всяком случае, историк также говорит, что подобный способ ведения войны практиковался и в других армиях, в частности в британской. В качестве примера он приводит меморандум о подготовке английских вооруженных сил во время Второй мировой войны: «Нижестоящие чины должны уметь прежде всего руководствоваться обстоятельствами, а не приказами, проявлять инициативу, быстро принимать решение и брать на себя ответственность».

«Рождественское перемирие»: незначительный эпизод или урок гуманизма?

«Едва забрезжило утро, как мы увидели англичан, которые махали нам из окопов. Мы все тоже замахали в ответ. Постепенно они начали выбираться из траншей. Наши солдаты выставили маленькие рождественские елки, которые привезли нам на фронт, и зажгли на них свечи. Все вылезли из окопов, и никому даже в голову не пришло начать стрельбу». Это отрывок из письма немецкого солдата с Западного фронта. А вот как описывает знаменитое «рождественское перемирие» 1914 года его британский противник: «Все наши выбрались из окопов и уселись на насыпи. Немцы сделали то же самое и начали говорить на ломаном английском. Я взобрался на вершину насыпи и по-немецки попросил их спеть какую-нибудь народную песню. Они запели, потом спели мы, и обе стороны аплодировали друг другу».

Когда солдаты по обе стороны осмелели, они выбрались из окопной грязи и пошли навстречу друг другу по нейтральной полосе, которая составляла всего несколько десятков метров. Британцы и немцы обменивались сигаретами, подарками, фотографировались вместе, даже играли в футбол. А немец-жонглер по профессии, устроил импровизированное представление прямо на ничейной земле.

Пять лет назад в ООН отметили столетнюю годовщину «рождественского перемирия» – этого удивительного взаимного порыва двух враждующих сторон. Участники церемонии говорили о том, что это спонтанное братание в начале Первой мировой надежду на то, что можно забыть о враждебности, и что бывшие враги, как в этом случае Великобритания и Германия, могут стать союзниками.

Но в 1914 году до этого было далеко. Хотя государства попытались извлечь уроки из невиданной до того бойни: из кровавого месива Первой мировой войны родилась Лига наций. Это была одна из первых попыток создать многосторонний орган, призванный поддерживать мир. Как это ни трагично, вскоре в мире разразилась новая война. И только на пепелище Второй мировой войны возникла Организация Объединенных Наций все с той же целью – поддерживать мир.  

А тогда, в 1914 году, во время рождественского затишья солдаты Германии и Великобритании не только пели песни и обменивались подарками. Они воспользовались передышкой, для того чтобы собрать и похоронить тела убитых. Так что, вряд ли они питали иллюзии о том, что это братское единение врагов что-то изменит. Вот что пишет в своих воспоминаниях военный врач из Уэльса капитан Данн: «В 8.30 я трижды выстрелил в воздух и вывесил флаг с надписью «Счастливого Рождества». Я выбрался на насыпь и увидел с немецкой стороны полотнище, на котором было написано «Спасибо». Там появился немецкий капитан, мы оба поклонились, отсалютовали друг другу и вернулись в окопы. Он дал два выстрела в воздух, и война началась снова».

За четыре года Первой мировой войны погибло больше 37 миллионов человек.

Как воевали бойцы из Средней Азии на фронтах Великой Отечественной войны

Победа в Великой Отечественной войне — героическое достижение всех народов СССР. Свой вклад в общее дело внесли и бойцы из Средней Азии. Узбеки, туркмены, таджики, киргизы и казахи, как и жители других уголков страны, храбро сражались против фашизма. Солдаты и офицеры воинских частей, сформированных в среднеазиатских республиках, совершили немало героических подвигов, забыть о которых невозможно.

Казахи

Согласно данным Всесоюзной переписи населения 1939 года, численность населения Казахской ССР перед Великой Отечественной войной немногим превышала 6 миллионов человек. Из них непосредственными участниками боевых действий стали около 1 миллиона 200 тысяч солдат и офицеров. Еще порядка 3,5 тысячи казахов участвовали в партизанском движении. В кровопролитных сражениях погибли около 589 тысяч жителей республики. То есть, практический каждый второй из призванных на фронт не вернулся домой. Казахи участвовали во многих военных операциях. Вместе с боевыми товарищами они сражались на Курской дуге и на улицах осажденного Сталинграда, не позволили фашистам прорвать оборону Ленинграда, а затем гнали нацистов с советской земли до самого Берлина, последовательно освобождая Белоруссию, Украину, Молдову, Прибалтику и другие страны Восточной Европы. Одной из наиболее ярких побед, одержанных советскими войсками в ходе войны, была героическая оборона Москвы, порученная 316-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал Иван Панфилов (1893-1941 гг.). Это воинское соединение, сформированное преимущественно из казахов, киргизов и узбеков, остановило немецкое танковое наступление по Волоколамскому шоссе. Подвиг героев-панфиловцев до сих пор изучают молодые курсанты и офицеры многих стран мира. Звания Героя Советского Союза были удостоены около пяти сотен казахов, более ста жителей республики стали полными кавалерами ордена Славы. Среди прославленных героев войны — две казахские девушки: пулеметчица Маншук Маметова (1922-1943 гг.) и снайпер Алия Молдагулова (1925-1944 гг.), которая уничтожила более 90 немецко-фашистских захватчиков. Будучи смертельно раненой у города Новосокольники, девушка бросилась в рукопашный бой с немецкими солдатами и офицерами. А летчик Нуркен Абдиров (1919-1942 гг.) совершил 16 боевых вылетов на своем «Ил-2». Его самолет был подбит врагами в районе ростовского хутора Коньков. Понимая, что гибель неизбежна, пилот направил горящий «Ил-2» в танковую колонну противника. Звание Героя Советского Союза было присвоено посмертно.

Киргизы

В начале войны численность населения Киргизской ССР немного не дотягивала до 1,5 миллиона человек, из них 365 тысяч жителей республики отправились на фронт. Они воевали в составе легендарной Панфиловской дивизии, прошли боевой путь от Сталинграда до Берлина. Освобождая СССР и страны Восточной Европы от фашизма, около 115 тысяч киргизов сложили свои головы. Среди жителей республики, отправившихся на фронт, различными орденами и медалями были награждены тысячи человек, из них 73 солдата и офицера получили звания Героя Советского Союза. Полными кавалерами ордена Славы стали более 20 киргизов. Многие удостоены своих наград посмертно. Например, Дайшенкул Шопоков (1915-1941 гг.) — один из 28 героев-панфиловцев, остановивших наступление фашистов по Волоколамскому шоссе. Он погиб у разъезда Дубосеково Московской области, уничтожив вместе с боевыми товарищами 18 вражеских танков. [С-BLOCK] А Чолпонбай Тулебердиев (1922-1942 гг.) пал смертью храбрых у села Селявное-Второе Воронежской области. Переправе советских войск через Дон мешали вражеские дзоты, из которых велся почти непрерывный пулеметный обстрел. Раненый боец 160-й стрелковой дивизии, израсходовав все гранаты, бросился на вражескую амбразуру, закрыв ее своим телом. Его самопожертвование позволило боевым товарищам захватить стратегический важный плацдарм. Этот подвиг через полгода повторит другой Герой Советского Союза — Александр Матросов (1924-1943 гг.). Примечательна и судьба генерал-майора Даира Асанова (1922-2009 гг.). Будучи сержантом 11-й артиллерийской дивизии, он особо отличился в бою у деревни Пятницкое Харьковской области. 23 марта 1943 года за четыре часа неравного боя этот воин уничтожил из своего орудия: 40 автоматчиков; 8 танков и 6 броневиков противника.

Таджики

289 тысяч жителей Таджикской ССР были призваны в годы Великой Отечественной войны в ряды Красной армии, еще 45 тысяч человек отправились на трудовой фронт, откуда многие также попали в войсковые части и соединения. Около 100 тысяч солдат и офицеров из них погибли. Это была очень тяжелая потеря для населения республики, общая численность которого перед войной составляла порядка 1,5 миллиона человек. Звания Героя Советского Союза получили 68 жителей Таджикской ССР. Боевых наград за проявленное на фронте мужество были удостоены более 55 тысяч воинов, из них 21 являются полными кавалерами ордена Славы. Одним из героев, прославивших свой народ в борьбе с фашизмом, является Домулло Азизов (1913-1943 гг.). Командир пулеметного расчета 69-й стрелковой дивизии погиб при освобождении Белоруссии от немецких захватчиков. В составе десантной группы младший сержант переправился через Днепр и первым бросился во вражескую траншею. Домулло уничтожил находившихся там солдат противника, бросив гранату. Затем он развернул немецкий пулемет и открыл огонь по гитлеровцам. Этот неожиданный и смелый маневр позволил обеспечить форсирование Днепра основными силами Красной Армии. Исмоил Хамзаалиев (1921-1943 гг.) — еще один Герой Советского Союза, он совершил подвиг на Курской дуге. Командир орудийного расчета не позволил вражеским танкам прорвать оборону. Когда его артиллерийская установка была подбита, сержант открыл огонь из другого орудия, расположенного поблизости. Его боевой расчет погиб. Тяжелораненый герой продолжал вести огонь, подбивая танки противника и истекая кровью.

Туркмены

Судя по данным Всесоюзной переписи 1939 года, численность населения Туркменской ССР в начале войны немногим превышала 1 миллион 252 тысячи человек. Из них на фронт отправились около 300 тысяч жителей республики. Около 86 тысяч воинов не вернулись домой. В Туркмении были сформированы 87-я и 88-я отдельные стрелковые бригады, 97-я и 98-я кавалерийские дивизии. Их солдаты и офицеры участвовали во всех широко известных сражениях Великой Отечественной. Они воевали на Курской дуге, под Москвой, на Кавказе, в Сталинграде. Освобождали от фашистов страны Восточной Европы. Боевыми орденами и медалями были награждены 78 тысяч воинов, а 112 туркменов получили звания Героя Советского Союза. Одним из военнослужащих, удостоенных такой чести, стал Дурды Курбан (1917-1976 гг.). Командир отделения 176-й стрелковой дивизии проходил службу на границе СССР и Румынии, когда началась война. Во время напряженного боя с превосходящими силами противника воин лишился руки, ее оторвало разрывом снаряда. Но это не остановило героя. Истекая кровью, он поднял свое отделение в бой, одержав победу. А кавалеристский эскадрон, который возглавлял лейтенант Аннаклыч Атаев (1912-1943 гг.), за двое суток напряженных боев сумел отразить 7 немецких атак, в которых участвовали 16 танков. Причем, у красноармейцев с собой было лишь огнестрельное оружие и гранаты. Это случилось недалеко от ростовского города Белая Калитва в бою за господствующую высоту 79,9, которую фашисты так и не смогли отбить. Эскадрон кавалеристов уничтожил около 300 гитлеровцев, три немецких танка и бронемашину.

 Узбеки

Накануне войны в Узбекской ССР проживало почти 6,5 миллиона человек. В 1941-1945 годах на фронте погибли около 420 тысяч жителей республики, а всего в ряды советской армии были призваны порядка 1,5 миллиона узбеков. 338 Героев Советского Союза породила эта древняя земля, еще 53 воина в ходе Великой Отечественной были удостоены ордена Славы всех трех степеней. Разные боевые награды получили 120 тысяч узбеков. В составе легендарной Панфиловской дивизии жители республики обороняли Москву. Они сражались в Сталинграде, на Кавказе, участвовали в боях за Смоленск, Киев, Одессу, Севастополь, освобождали от фашистских захватчиков Польшу, Венгрию, другие страны. [С-BLOCK] В Узбекской ССР были сформированы: 21-я и 44-я кавалерийские и 258-я стрелковая дивизии, а также 90-я и 94-я отдельные стрелковые бригады. Командир саперного отделения 13-го гвардейского стрелкового корпуса Сатым Нурметов (1925-1994 гг.) совершил свой подвиг 7 апреля 1945 года под Калининградом (ранее — Кенигсберг). Гвардии сержант и четыре сапера, которыми он командовал, обошли с тыла позиции вражеских артиллеристов и в результате неожиданной атаки захватили в плен 25 гитлеровцев, также завладев орудиями противника. Затем бойцы Красной Армии повернули дула немецких пушек против врагов, попытавшихся отбить утерянные позиции. У фашистов ничего не получилось, Сатым Нурметов и его бойцы продержались до прихода подкрепления. Еще один из многочисленных героев-узбеков — Джурахан Усманов (1923-1945 гг.). Помощник командира взвода 69-й стрелковой дивизии участвовал в форсировании реки Сож на территории Гомельской области 29 сентября 1943 года. Вместе с взводом старший сержант отразил более 30 вражеских атак. Когда осталось лишь 9 бойцов, у них кончились боеприпасы. В этой, казалось бы, безвыходной ситуации Джурахан предложил крайнее смелое решение — собрать на поле боя неразорвавшиеся гранаты и патроны. Бойцы отважились на такой риск. Им хватило боеприпасов, чтобы дождаться подкрепления.

Это лишь малая часть всех подвигов, совершенных солдатами и офицерами из Средней Азии на фронтах Великой Отечественной войны.

Читайте новости Исполкома СНГ в Telegram и Google News

Чудеса шведского нейтралитета / История / Независимая газета

Принц Густав Адольф, Герман Геринг и король
Густав V в Берлине (1939). Кадр из фильма
«Небольшой антироялистский фильм». 2010
Уже 70 лет западные пропагандисты стараются преуменьшить вклад Красной армии в победу во Второй мировой войне. Им вторят многие наши историки: «завалили немцев трупами», «войну выиграли не по-суворовски – умением, а по-сталински – кровью».

Прочитав их статьи, умный старшеклассник решит разобраться сам и возьмется за калькулятор. Посчитав количество немецких и советских солдат, сражавшихся на Восточном фронте, а также число потерь немцев и красноармейцев, он наглядно убедится в правоте западных и местных русофобов.

Против всей Европы

Спасибо за эту калькуляцию нашим историкам и особенно кинорежиссерам. В сотнях фильмов в деревню врываются каратели – рослые немецкие парни в мундирах СС. Сожженных сел были тысячи. Уничтожать их должны были сотни тысяч эсэсовцев. Откуда их столько взялось?

У нас не пропустят ни один художественный фильм, где белорусское село жгут французские или венгерские каратели, а испанцы из «Голубой дивизии» грабят Новгород и убивают его жителей.

Отечественную войну 1812 года у нас не стеснялись именовать «нашествием двунадесяти языков». А советские и антисоветские историки уже 75 лет талдычат как попугаи: «Немцы, немцы, немцы…»

Старшина Васьков с девушками-зенитчицами героически воюет с немцами в Карелии, где за всю войну не было ни одного немецкого солдата. Если верить нашему кино, злобные фрицы взрывали Свирьстрой, обстреливали с севера Кронштадт и Ленинград. Германская артиллерия сровняла с землей Сестрорецк. Части вермахта со всех сторон блокировали Ленинград.

Между тем в начале 1943 года у 80% «немецких» солдат, оккупировавших Крым, родным языком был румынский или татарский. А Азовское море контролировала хорватская флотилия.

Ну а если посчитать всех персонажей, которые наши историки записывают в «немцы», то получится, что на фронте супостатов сражалось в полтора раза больше, чем бойцов Красной армии. Соответственно и потери противника были в полтора-два раза больше, чем у бойцов РККА. Давно пора граждан СССР, воевавших на стороне Гитлера, вычеркнуть из советских потерь и приплюсовать к немецким.

Во всем этом нет ничего удивительного. В 1812 году французов в Великой армии Наполеона было 45%. Причем вместе с призванными с территорий, присоединенных к Франции после 1792 года. Поляков же в этой армии было только 100 тыс. (примерно 16%), однако у Наполеона служил 1% от всех французов и 2% от всех поляков.

А во Второй мировой войне под знамена Гитлера встало свыше полумиллиона поляков.

Недавно я прочел фразу: «Из всех европейских столиц только в Лондоне не выражали радости по поводу нападения Гитлера на СССР». У меня чуть не вырвалось: «Вранье!»

Увы, и у меня остался осадок нашей пропаганды. На самом деле действительно во всех столицах, кроме Лондона, политики, бизнесмены и интеллигенция радовались нападению на нас Гитлера.

29 июня 1941 года русский патриот Иван Бунин заявил: «Итак, пошли на войну с Россией: немцы, финны, итальянцы, словаки, венгры, албанцы (!) и румыны. И все говорят, что это священная война против коммунизма. Как поздно опомнились! Почти 23 года терпели его!»

Великий князь Владимир Кириллович 26 июня выступил с обращением: «В этот грозный час, когда Германией и почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против коммунизма-большевизма, который поработил и угнетает народ России в течение 24 лет, я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать по мере сил и возможностей свержению большевистской власти и освобождению нашего Отечества от страшного ига коммунизма».

Сопли шведского короля

Ну ладно, это два злобных эмигранта, отогнанных большевиками от русского пирога. Но вот письмо шведского короля Густава V, направленное Гитлеру осенью 1941 года:

«Мой дорогой рейхсканцлер! У меня появилась потребность написать Вам открыто по вопросу, который волнует меня и имеет огромнейшее значение для меня и моей страны. Это русский вопрос… Я увидел, какую огромную опасность несет и продолжает нести с собой большевизм не только для нас в Скандинавии, но и для всей Европы. Поэтому я хочу выразить самую горячую благодарность за то, что Вы решились всеми возможными способами уничтожить эту чуму. Я поздравляю Вас с уже достигнутыми большими успехами».

Наследник престола Густав Адольф герцог Вестерботтенский был настроен еще более прогермански. Он встречался с Герингом и Гитлером. Его жена Сибилла Саксен-Кобургская была дочерью видного нациста, посаженного в тюрьму в 1945 году.

После войны Густав V тяжело заболел и в 1950 году умер. А его наследник удачно погиб еще раньше. 26 января 1947 года его самолет, взлетевший с Копенгагенского аэродрома, поднялся на высоту 50 м и спикировал вниз. В закрылки кто-то вставил деревянные клинья.

Так кем же в 1941 году стала нам Швеция – врагом или союзником? В справке Штаба РККА о военно-политической обстановке за 1931 год говорилось: «Военная активность шведских империалистов вполне понятна, поскольку Швеции приходится играть роль передовой военно-экономической базы для северной группы армий антисоветского блока, а также роль ближайшего резерва армий и флотов северной коалиции».

Помощь вражеской Финляндии

И вправду, в 1939–1944 годах Швеция была «передовой военно-экономической базой» Третьего рейха и Финляндии.

С началом Зимней войны 1939–1940 годов по всей Швеции был объявлен «добровольно-принудительный» сбор пожертвований в пользу Финляндии. Собрали приблизительно 13 млрд шведских крон, или 1,6 млрд долл. Для такого государства, как Финляндия, сумма весьма значительная.

Суммарно кредиты, предоставленные Швецией Финляндии, превышали сумму, которую Швеция тратила на собственные вооруженные силы в тот же период. Общий объем военной помощи, оказанный Швецией Финляндии, точно неизвестен, поскольку и шведы, и финны были заинтересованы в его преуменьшении. Согласно современным финским источникам, в финскую армию поступило свыше 10 тыс. шведских добровольцев (в основном кадровые военные).

За три с половиной месяца войны в Финляндию из Швеции поступило: 84 тыс. винтовок и карабинов, 342 автомата, 455 пулеметов, семьдесят пять 37-мм противотанковых пушек «Бофорс», 89 орудий (56 – 75-мм и 17 – 105-мм пушек, 12 – 105-мм гаубиц и четыре 210-мм гаубицы), 85 зенитных пушек (9 – 75-мм и 76 – 40-мм автомата «Бофорс»). По другим сведениям, поступили 104 зенитные пушки. Кроме того, поступило 32 самолета, 45,5 млн патронов и 280 тыс. снарядов.

Пособничество гитлеровской Германии

С июня 1941 года из Норвегии в Финляндию и Германию через Швецию регулярно перебрасывались германские войска. В июне 1941 года была переброшена целиком горно-пехотная дивизия численностью 18 тыс. человек. Обычно же в 1941–1943 годах немцы перебрасывали через Швецию небольшие подразделения «отпускников».

За два года свыше миллиона «отпускников» проследовали из Норвегии и около миллиона – в Норвегию. По пути «отпускников» охраняли шведские войска. Шведы предоставляли им горячее питание и медицинское обслуживание.

Число шведов, воевавших на Восточном фронте против СССР, сравнительно невелико. В части СС добровольцами пошли только 315 шведов. Они воевали под Ленинградом и даже защищали рейхсканцелярию в конце апреля 1945 года.

Но если во Франции, Норвегии и других странах добровольцев-эсэсовцев после войны наказывали – в тюрьмы сажали, а иногда казнили, то в Швеции вернувшимся из России «туристам» задавали только один вопрос: «Выдавали вы государственные или военные секреты Швеции?» – «Нет». – «Всего доброго! Идите с миром».

Шведский добровольческий полк (1500 человек) под командованием полковника Берггрена уже 10 августа 1941 года вел боевые действия вместе с финнами под Ханко. На встречу с этими ребятами осенью 1941 года в Финляндию приехали король Густав V и герцог Вестерботтенский.

Поставки Третьему рейху и его союзникам

В 1940–1942 годах 90% потребностей Финляндия удовлетворяла за счет Швеции. Историки утверждают, что в германских танках на Восточном фронте было 70% шведского железа. И действительно, в 1939–1945 годах шведы отправили в Германию 58 млн т железной руды. По медной руде данных нет, но цифра измерялась сотнями тысяч тонн. А еще – 7 млн т целлюлозы, 60 тыс. т подшипников, 14 млн куб. м пиломатериалов и т.п.

Справедливости ради отмечу, что Швеция в 1941–1943 годах торговала и с Англией, и с СССР, но в мизерных объемах. Вот сравнительные данные экспорта шведских шарикоподшипников в 1942 году (в миллионах шведских крон): Германия и ее союзники – 56; нейтральные страны – 27,2; Англия – 3,54; СССР – 1,6.

Перевозка шведских продуктов в Англию велась самолетами или скоростными катерами, а в СССР – только советскими самолетами. Советский Союз расплачивался со шведами платиной и дорогими мехами, тоже доставляя их самолетами.

Шведы строили для рейха рыболовецкие и торговые суда. Причем 45 рыболовных судов шведской постройки по прибытии в Германию немедленно переделали в противолодочные.

В рейх отправляли автомобили и сотни зенитных орудий. Особенно были эффективны были 40-мм автоматы «Бофорс» (германское обозначение – 4 cm Flak 20). Пушки «Бофорс» немцы устанавливали даже на истребители Ме-210. Причем автомат был оставлен без изменений, лишь изменен лоток приемника.

В конце 1944 года торговля с рейхом резко упала, а с СССР возросла в 20 раз по сравнению с 1943 годом (с 2 млн шведских крон до 40 млн). Любопытно, что весной 1945 года СССР в Швеции закупил 137 т бананов для ресторанов и посольств.

Необъявленная война на Балтике

Шведы загодя готовились стать крепким тылом Германии и Финляндии. Это отразилось и на ее Военно-морской доктрине.

Традиционная Военно-морская доктрина Швеции основывалась на броненосцах береговой обороны. К 1939 году в составе шведского флота имелось семь броненосцев береговой обороны, один легкий крейсер, 11 эсминцев, восемь малых миноносцев и около 20 подводных лодок.

В 1939 году шведы строили два мощных броненосца береговой обороны водоизмещением в 8000 т каждый. Но с началом войны строительство их было прекращено, а упор сделали на постройку эсминцев и различных кораблей противолодочной обороны.

Эффективность их действия для береговой обороны была куда ниже, чем броненосцев. Но эсминцы и сторожевые корабли требовались для защиты шведских торговых судов, занимавшихся военной контрабандой.

Летом 1941 года на Балтике началась настоящая война между шведским королевским флотом и нашими подводными лодками. Шведские военные корабли конвоировали суда с железной рудой, идущие в Германию, атаковали встреченные советские подводные лодки и вели активный их поиск в Балтийском море.

В июне 1942 года шведские противолодочные самолеты, барражировавшие над центральной частью Балтики, получили приказ атаковать советские подводные лодки на расстоянии 80 км от шведских берегов. Фактически они бомбили лодки и на большем удалении.

В ходе этой войны было потоплено несколько шведских судов и советских подводных лодок. Цифры не привожу, поскольку они оспариваются, а в полемику вступать нет места. Расскажу лишь об одном эпизоде.

После атаки 1 июля 1942 года на свой транспорт «Галеон» шведы обнаружили хвостовую часть торпеды с надписями на русском языке. Советского посла Александру Коллонтай вызвал премьер-министр Пер Хансон. Советский замнаркома иностранных дел Лозовский дал по этому поводу такой ответ: «Провокация. Обозначения и русские буквы не являются доказательством. Торпеда с тем же успехом может быть made in Germany».

К этой фразе Лозовского не придерешься. Парогазовая торпеда 53–38, состоявшая на вооружении советских подводных лодок, была точной копией фиумской торпеды 53-Ф. Ну а выбить русские буквы на деталях итальянской торпеды – дело нехитрое.

Последний бой «необъявленной войны» случился 11 апреля 1945 года, когда подводная лодка К-56 потопила шведскую шхуну «Рамона». Для начала К-56 выпустила две торпеды с дистанции два-три кабельтовых, но обе прошли под килем шхуны из-за ее малой осадки. Командиру лодки капитану 2 ранга Попову привиделся тральщик водоизмещением 500 т. Затем Попов пустил в ход артиллерию, и через 12 минут цель затонула.

В течение 11 апреля К-56 преследовали два сторожевых корабля и сторожевой катер, сбросившие на нее 77 глубинных бомб. Судя по всему, это были шведские корабли. Тем не менее лодке удалось уйти.

В статье я принципиально воздержался от оценки действий шведского правительства и военных. Предоставляю читателям самим решить, воевала ли Швеция против СССР.

Когда немцы и американцы сражались плечом к плечу во Второй мировой войне

К 4 мая 1945 года Гитлер был мертв уже пять дней, а война в Европе подходила к концу. Союзники штурмовали Берлин с запада, а советские войска приближались к столице Германии с востока. С войной все, кроме мира, наконец, было на горизонте. Любые определяющие эпоху сражения наверняка остались в прошлом. Или были?

В эти последние дни Второй мировой войны небольшой средневековый замок в австрийских Альпах стал фоном для одного из самых странных и маловероятных сражений войны.Битва за замок Иттер — единственный зарегистрированный случай за всю войну, когда солдаты немецкого вермахта сражались вместе с солдатами американской армии. Мы рассказываем историю одного из самых неожиданных союзов в истории.

Замок Иттер находится в Австрийских Альпах, в земле Тироль. В 1943 году он был превращен нацистами в тюрьму и считался подразделением концлагеря Дахау. Его новой целью было размещение высокопоставленных заключенных, известных как Ehrenhäftlinge или «почетных заключенных».Среди тех, кто оказался там под стражей, были два бывших премьер-министра Франции, Поль Рейно и Эдуард Даладье, французская звезда тенниса Жан Боротра, а также Мари-Аньес Кайо, член Сопротивления и старшая сестра генерала Шарля де Голля.

4 мая 1945 года, всего за четыре дня до официальной капитуляции нацистской Германии, число заключенных в замке Иттер составляло всего 14 человек. Когда войска союзников находились недалеко, нацистская охрана замка бежала. Хотя заключенные теперь были на свободе, в окрестностях все еще находились подразделения тайной полиции Ваффен-СС и гестапо.Если бы заключенные наткнулись на них во время бегства, эсэсовцы без проблем расстреляли бы их на месте.

Случилось так, что части 17-й танково-гренадерской дивизии Ваффен-СС получили приказ высадиться в близлежащем замке и казнить всех оставшихся там заключенных. Время для VIP-персон истекало, и если они собирались пережить войну, им нужна помощь.

Итак, они отправили замкового повара, человека по имени Андреас Кробот, который направился в городок Вёргль всего в нескольких милях отсюда.Там задержали высокопоставленного майора вермахта с горсткой верных солдат. На первый взгляд может показаться, что майор Йозеф Гангл не был тем человеком, к которому должен был обратиться эмиссар замка, однако Йозеф уже бросил свою шляпу на ринг с местным австрийским сопротивлением и теперь был их новым лидером. Он разочаровался в нацистской идеологии и поэтому нарушил недавний приказ вернуться в СС, решив вместо этого провести последние дни войны, помогая тем, кто хотел сопротивляться им.

Поговорив с Кроботом, Гангл понял, что его 10-20 верных солдат недостаточно для должной защиты заключенных в замке Иттер. Поэтому он схватил белый флаг и поехал к ближайшему американскому подразделению в этом районе.

Этим подразделением был 23-й танковый батальон 12-й бронетанковой дивизии США, которым командовал капитан Джек Ли, жующий сигары, грубый и пьяный солдат. Не долго думая, Ли решил помочь. Получив одобрение от высшего командования, он схватил небольшую группу людей и танк «Шерман» и направился к замку.

Хотя заключенные были рады приветствовать своих новых защитников, их беспокоило, нужны ли еще люди. Ли, не теряя времени, приказал своим людям выстроить оборонительный периметр вокруг замка. Гангл предложил поддержку своим людям, в то время как заключенные отказались сидеть на корточках в безопасности стен замка, вместо этого решив взять немного стрелкового оружия и присоединиться к остальным на передовой. Танк «Шерман» был припаркован за пределами фронта, чтобы обеспечить дополнительную огневую поддержку.

Когда утром 5 мая 1945 года первые лучи света согрели интерьер замка, от 100 до 150 человек из близлежащей дивизии Ваффен-СС начали штурм средневековой крепости. В то утро американские войска, французские высокопоставленные лица и немецкие солдаты сражались плечом к плечу, защищая свои позиции.

К полудню танк «Шерман» был нейтрализован, а у защитников заканчивались боеприпасы. Ли удалось вызвать поддержку по радио, прежде чем все линии связи были отключены.Союзно-германские силы теперь были в тени.

Словно по сценарию самих голливудских сценаристов, в самый последний момент с севера ворвался отряд помощи. Ближайший американский 142-й пехотный полк услышал призывы Ли к подкреплению и прибыл как раз вовремя, чтобы отбросить войска СС, взяв при этом около 100 из них в плен.

Силы обороны держались стойко и в тот день понесли только одну потерю, Йозефа Гангла. Когда немецкий майор пытался увести Поля Рейно от опасности, он был застрелен снайпером СС.За свои усилия Гангл был удостоен звания австрийского национального героя, и улица возле Вергля была названа в его честь, а Ли был награжден Американским крестом за выдающиеся заслуги — второй по величине военной наградой для солдат, проявивших исключительный героизм в бою с вооруженным противником. сила.

Битва за замок Иттер была не только одним из самых невероятных, замечательных и невероятных событий всей Второй мировой войны, но и поворотным моментом в истории.

«Если бы эсэсовцам удалось проникнуть в замок и убить всех этих французских высокопоставленных лиц, история послевоенной Франции была бы совершенно иной», — сказал Стивен Хардинг, автор книги 2013 года «Последняя битва », которая пересказывает История этой необычной битвы.«Эти заключенные сформулировали политику, которая привела Францию ​​​​в 21 век. Они были жизненно важны, и если бы они умерли, кто знает, что бы случилось?».

Чтобы узнать об еще одном неожиданном моменте Второй мировой войны, ознакомьтесь с историей рядового Билла Миллина, волынщика дня «Д», который играл на своей свирели во время высадки в Нормандии.

Нацистские оборотни, терроризировавшие солдат союзников в конце Второй мировой войны | История

Черпая вдохновение из мифа об оборотнях, нацисты вдохновляли настоящих солдат и гражданских лиц сражаться в конце войны.Викисклад

Офицер американской разведки Фрэнк Мануэль начал замечать этот символ ближе к концу Второй мировой войны, выгравированный на белых стенах в регионе Франкония в Германии: прямая вертикальная линия, пересекаемая горизонтальной линией с крючком на конце. «Большинство сотрудников контрразведки придерживались мнения, что это просто наспех нарисованная свастика, — писал Мануэль в мемуарах. Но Мануэль знал иначе. Для него знак относился к оборотням, немецким партизанам, готовым «сразить изолированного солдата в его джипе, полицейского в патруле, дурака, который идет ухаживать после наступления темноты, хвастливого янки, который выбирает проселочную дорогу.

В последние месяцы Второй мировой войны, когда войска союзников углубились в нацистскую Германию, а Советская Красная Армия сковывала немецкие вооруженные силы на Восточном фронте, Гитлер и его самые высокопоставленные чиновники искали любое последнее средство, чтобы сохранить свою идеологию. В отчаянии они обратились за вдохновением к сверхъестественному, создав два отдельных люпинских движения: одно — официальную группу военизированных солдат; другой — специальный ансамбль партизан. Хотя ни один из них не добился каких-либо монументальных успехов, оба доказали эффективность пропаганды в сеянии ужаса и деморализации солдат-оккупантов.

С самого начала войны Гитлер использовал германский фольклор и оккультные легенды, чтобы дополнить нацистское зрелище. Высокопоставленные нацисты исследовали все, от Святого Грааля до колдовства, как описывает историк Эрик Курландер в своей книге «Гитлеровские монстры: сверхъестественная история Третьего рейха ». Среди этих мифологических увлечений были оборотни. «По мнению некоторых немецких фольклористов 19-го и начала 20-го века, оборотни представляют собой ущербных, но благонамеренных персонажей, которые могут быть звероподобными, но привязанными к лесу, крови, земле», — говорит Курландер.«Они олицетворяли немецкую силу и чистоту против нарушителей».

Гитлер неоднократно использовал этот образ, от названия одного из своих штабов на Восточном фронте — «Волчье логово» — до реализации «Операции «Оборотень»» — плана нацистских лейтенантов СС Адольфа Прюцмана и Отто Скорцени в октябре 1944 года по проникновению в лагеря союзников. и саботировать линии снабжения с военизированной группой. Скорцени уже доказал ценность такого специализированного удара в 1943 году, когда он успешно возглавил небольшую группу десантников для спасения Бенито Муссолини из тюрьмы в Италии.

«Первоначальная стратегия в 1944–1945 годах заключалась не в том, чтобы выиграть войну с помощью партизанских операций, а просто в том, чтобы остановить волну, задержав врага на достаточно долгое время, чтобы обеспечить политическое урегулирование, благоприятное для Германии», — пишет историк Перри Биддискомб в Werwolf! История национал-социалистического партизанского движения, 1944-46 . Но этот план провалился, отчасти из-за путаницы в том, откуда исходили приказы группы внутри хаотичной нацистской бюрократии, а также из-за того, что военные запасы истощались.

Вторая попытка вербовки «оборотней» была предпринята министром пропаганды Йозефом Геббельсом — и на этот раз она оказалась более успешной. С начала 1945 года национальные радиопередачи призывали гражданских лиц Германии присоединиться к движению оборотней, сражаясь с союзниками и любыми немецкими коллаборационистами, которые приветствовали врага в своих домах. Одна телеведущая заявила: «Я такая дикая, я полна ярости, меня зовут Лили-оборотень. Я кусаюсь, я ем, я не ручной. Мои зубы оборотня кусают врага.

Офицер СС Отто Скорцени, который помог организовать и обучить военизированные силы «оборотней», которые так и не были успешно развернуты. Федеральный архив Германии/Викимедиа

В то время как большинство немецких гражданских лиц были слишком истощены годами войны, чтобы связываться с этим фанатичным крестовым походом, по всей стране оставались противники. Снайперы время от времени стреляли по солдатам союзников, убийцы убили несколько немецких мэров, работавших на союзных оккупантов, а граждане хранили тайники с оружием в лесах и вблизи деревень.Хотя генерал Джордж Паттон утверждал, что «эта угроза со стороны оборотней и убийства была чушью», американские СМИ и военные серьезно восприняли угрозу со стороны партизан. В одном отчете американской разведки от мая 1945 года утверждалось: «Организация «Вервольф» — не миф». Некоторые американские власти рассматривали банды партизан как «одну из величайших угроз безопасности как в американской, так и в союзной зоне оккупации», — пишет историк Стивен Фриц в книге Endkampf: Soldiers, Civilians and the Death of the Third Reich .

Газеты печатали заголовки типа «Ярость нацистских «оборотней» обрушится на захватчиков» и писали об армии мирных жителей, которые «распугают завоевателей Третьего рейха, прежде чем они успеют вкусить сладости победы». Ознакомительный фильм, показанный для солдат в 1945 году, предостерегал от братания с вражеским гражданским населением, а печатный «Карманный справочник по Германии» подчеркивал необходимость осторожности при общении с подростками. Солдаты на местах бурно реагировали даже на намек на уловку: в июне 1945 года двое немецких подростков, Хайнц Петри и Йозеф Шронер, были расстреляны американской командой за шпионаж против США.С. военный.

Хотя пропаганда оборотней достигла поставленной Геббельсом цели запугать силы союзников, она мало чем помогла немецким гражданам. «Это разжигало страхи, лгало о ситуации и соблазняло многих бороться за проигранное дело», — написала по электронной почте историк Кристина фон Ходенберг. «Кампания «Вервольф» поставила под угрозу тех немецких граждан, которые приветствовали западных оккупантов и были активны в местных антифашистских группах в конце войны».

Местные террористические акты продолжались до 1947 года, и, по оценкам Биддискомба, несколько тысяч человек погибли, вероятно, в результате действий оборотней, либо непосредственно, либо в результате репрессивных убийств.Но по мере того, как Германия медленно возвращалась к стабильности, партизанских нападений происходило все меньше и меньше. Через несколько лет нацистские оборотни стали не более чем странным воспоминанием, оставшимся от гораздо большего кошмара войны.

«Меня восхищает, что даже когда вокруг них все рушится, нацисты прибегают к сверхъестественному, мифологическому тропу, чтобы определить свои последние усилия», — говорит Курландер. Для него это вписывается в общую картину одержимости Гитлера оккультизмом, надежды на невозможное оружие и чудеса в последнюю минуту.

Каким бы незначительным ни было влияние оборотней на военные действия Германии, они никогда полностью не исчезали из памяти американских СМИ и политиков. По словам фон Ходенберга, «в американской массовой культуре часто сливались образы нациста и оборотня. Этим занималась администрация Буша во время войны в Ираке, когда Кондолиза Райс, Дональд Рамсфелд и сам президент Буш неоднократно сравнивали повстанцев в Ираке с оборотнями, а оккупацию Ирака — с оккупацией Германии в 1945 году.Даже сегодня аналитики используют нацистских оборотней в качестве сравнения с боевиками ИГИЛ.

Для Курландера долголетие нацистского оборотня в годы войны связано с той же тягой к мифу и магическому мышлению, которую использовали Гитлер и нацисты. Люди не обязательно хотят обращаться за ответами к науке и эмпиризму — они хотят, чтобы мистицизм объяснял проблемы. «Очень соблазнительно смотреть на мир таким образом».

Европейская история Хэллоуин Легенда Военный Миф нацисты Вторая Мировая Война

Рекомендуемые видео

Локкенур о Фрице, «Фронтсолдат: немецкий солдат во Второй мировой войне» | H-War

Стивен Г.Фриц. Frontsoldaten: Немецкий солдат во Второй мировой войне. Лексингтон: University Press of Kentucky, 1995. x + 299 стр. 29,95 долларов США (ткань), ISBN 978-0-8131-1920-5 .

Отзыв Джея Б. Локенура (Колледж Франклина и Маршалла) Опубликовано на H-War (декабрь 1995 г.)

В книге Frontsoldaten Стивен Фриц из Государственного университета Восточного Теннесси решил заняться тенденциозной и сложной проблемой «повседневной жизни» немецких солдат Вермахта во время Второй мировой войны.Поступая таким образом, Фриц не только дал нам мощное описание страданий и беспокойства простых ландсеров, особенно на Восточном фронте, но также внес значительный вклад в наше понимание идеологических корней немецких солдат. стойкость в защиту национал-социалистического государства. Следуя по стопам Манфреда Мессершмидта и Омера Бартова, Фриц приходит к выводу, что живучесть Landser во многом зависела от его убежденности в том, что национал-социалистическое государство «искупило неудачи Первой мировой войны и восстановило как индивидуально, так и в совокупности уникальное немецкое чувство идентичности» (с.10).

Объясняя, что лояльность не единственная цель Фрица. Предметом Фрица также является «природа людей на войне», и он проделывает замечательную работу по передаче индивидуального военного опыта и чувства солдат, брошенных на произвол судьбы. В последовательных главах, озаглавленных «Жизнь в одолженное время», «Выдерживая напряжение», «Сезоны войны» и «Многоликая война», описываются физические и эмоциональные неудобства войны, которые, возможно, разделяют большинство солдат в большинстве войн.

«Жизнь в одолженное время» изображает поле битвы как мучительно одинокое место, в котором царят хаос и страх, и только смерть или серьезное ранение могут спасти.Солдаты боролись со своими страхами с помощью медалей, алкоголя, музыки, шуток, религии и секса, как описано в главе 4 «Выдерживая напряжение». Однако, несмотря на эти паллиативы, жизнь солдата изображается как жизнь почти неизбежных страданий, особенно на Восточном фронте, который солдаты описывают как «не место, а череду стихийных бедствий» (стр. 119). В «Временах войны» Фриц мастерски погружает читателя в вязкую грязь русской весны и осени, палящий зной русского лета, пронизывающий ветер и дезориентирующую белизну страшной русской зимы.

И все же Фриц не «мягкосердечен» в своем обращении с немецким Landser . Читателю никогда не позволят забыть двойную роль этих людей — страдающих жертв и жестоких преступников. Глава «Многоликая война» отчасти посвящена выраженному «удовольствию разрушения» со стороны простых солдат. Гай Зайер, один из часто повторяющихся свидетелей Фрица ужасов Восточного фронта, вспоминает свое «почти пьяное веселье», когда он находился в разгар битвы (с.149). Для писем и дневников многих бывших солдат характерна не просто беспечность к смерти, но и откровенно выраженный трепет к убийству и в смысле полной свободы от стеснения (с. 146).

Однако ценность истории повседневной жизни ( Alltagsgeschichte ) заключается не в простом рассказе об индивидуальном опыте. Сам Фриц напоминает читателю, цитируя Детлева Пейкерта, что «повседневная история не имеет собственного объекта, но стремится узаконить независимый опыт своих субъектов, стать посредником [выделено мной] между индивидуальным жизненным опытом и безличным историческим анализом, и дают представление о различных стилях жизни и различных областях социальной реальности» (стр.7). Именно способность Frontsoldaten сочетать индивидуальный опыт с чувством «безличного исторического анализа» делает его таким интересным.

Сосредоточив внимание не только на повседневном опыте солдат, но и на их мотивах и стратегиях преодоления страданий, Фриц может прояснить важность национал-социалистической идеологии в поддержании морального духа вермахта. Однако одним поразительным упущением в книге является кажущееся нежелание Фрица напрямую обращаться к работам других историков по этому вопросу, особенно к недавней работе Омера Бартова « Гитлеровская армия » (1991). Frontsoldaten заполнен неявными ссылками на более «безличные» исторические труды, типичными для Гитлеровской армии . Во многих отношениях книга Фрица намного лучше, чем у Бартова, более захватывающая, красочная и насыщенная. Я полностью разделяю стремление Фрица сделать свою работу не просто рецензией Бартова, а более прямым ответом на тезисы Бартова о «демодернизации фронта», «уничтожении первичной группы» и «извращении дисциплины». Фриц мог бы обеспечить именно то «посредничество» между «индивидуальным опытом и безличным историческим анализом», которое является (слишком часто скрытой) силой Alltagsgeschichte как метода.

В гитлеровской армии Бартов предполагает, что экстремальные условия на фронте и огромные потери в кампаниях в Советском Союзе в совокупности подготовили Вермахт к формированию в соответствии с требованиями расистской и националистической идеологии Гитлера. Поскольку лояльность «основной группе» и бесконечные поднимающие боевой дух победы больше не могли компенсировать немецким солдатам их страдания после 1941 года, официальные лица Вермахта заменили их драконовскими наказаниями и либеральными дозами национал-социалистической расистской идеологии, чтобы сохранить сплоченность своих частей.По словам Бартова, дисциплина в немецких вооруженных силах была «извращена», так что зверства в отношении мирных жителей и вражеских солдат оставались безнаказанными, тогда как малейшие нарушения воинских уставов могли вызвать поистине смертоносную реакцию со стороны военной полиции. В результате, заключает Бартов, обычные Landsers , неспособные смягчить свои страдания каким-либо другим способом, в гневе и отчаянии набросились на единственные цели в пределах досягаемости, вражеских солдат и мирных жителей, преобразив войну, особенно на Восточном фронте. , в ужасающую кровавую баню.

Большая часть свидетельств, предоставленных Фрицем, поддерживает тезис Бартова о реакции простого солдата. Хотя он не разделяет озабоченность Бартова доказательством намерений руководства вермахта, Фриц все же изображает фронт, быстро «демодернизированный» сочетанием погоды и механизированного боя. Фриц также подчеркивает важность товарищеских отношений для поддержания сплоченности немецкой армии и трудности, с которыми столкнулись солдаты, когда огромные потери в русских кампаниях так быстро уничтожили «основные группы».Фриц также описывает солдат, которые получают удовольствие от убийства и явно признают компенсаторный характер такого разрушения, чего не делает ни один из источников Бартова.

Однако Фриц оставляет эти очевидные связи неразвитыми по крайней мере на первых двухстах страницах книги, используя работу Бартова чаще как «первоисточник» (цитируя отрывки из писем и дневников непосредственно из книги Бартова), чем как полезный фон для своих собственные выводы. В заключительных главах книги Фриц начинает особенно увлекать Бартова, но, на мой взгляд, недостаточно систематически и основательно.Работа Фрица добавляет много нюансов к работе Бартова и исправляет столько ошибок Бартова, что стоило бы провести более полный анализ связей между Frontsoldaten и Гитлеровской армией .

Fritz выходит за рамки версии Бартова, предоставляя более убедительные доказательства не только «отрицательного» интегративного воздействия наказания, но также и важного «позитивного» воздействия национал-социалистического идеала Volksgemeinschaft на поддержание сплоченности внутри вермахта.В главе 8 «Попытка изменить мир» Фриц обнаруживает убедительные доказательства «отзывчивой струны», которую нацистские идеи задели в армии (стр. 188). Как признавали даже современные немецкие солдаты, таких негативных идей, как расизм и драконовские наказания, просто недостаточно, чтобы объяснить необычайную стойкость немецкого солдата. Ему также требовался «позитивный» идеал, что-то для борьбы с за .

И этим идеалом было якобы бесклассовое, бесконфликтное общество, которое создавалось на фронте и которое позже последовало бы за солдатами домой, в саму Германию.Безусловно, «негативные», расистские и дисциплинарные элементы были важны. В частности, Россия, утверждает Фриц, была местом, «где многие ландсеры, ранее скептически относившиеся к нацистской пропаганде, столкнулись с тем, что они считали реальностью еврейско-большевистского уничтожения целой нации» (стр. 198). Но в «окопах» и на полях сражений в России Ландсер также полагал, что он был свидетелем положительного превращения немецкого общества в бесклассовое, где бремя разделялось на всех.

Безусловно, эту книгу можно порекомендовать, но есть и другие проблемы. Например, Фриц использует письма, дневники и мемуары более или менее взаимозаменяемо, чтобы дать читателю представление о душевном состоянии и мотивах немецкого солдата. Тем не менее, хотя Фриц иногда упоминает о влиянии военной цензуры на его работу, он оставляет нетронутым вопрос об аудитории, для которой были написаны эти письма, дневники и мемуары. Письма, посылаемые с фронта родным и близким, должны были быть продиктованы иными эмоциями, иными заботами, чем личный дневник или (особенно) мемуары, написанные для всеобщего ознакомления.Если бы Фриц действительно заметил сходство между всеми тремя источниками, это было бы замечательно, и это укрепило бы его аргументы, чтобы более полно привлечь внимание читателя к этому факту.

Фриц даже иногда использует романы, такие как « Железный крест » Вилли Генриха (1988) и « Kaputt » Курцио Малапарте (1982), почти не упоминая о методологических проблемах романов, представленных в качестве исторических источников. Малапарте, без сомнения, проницательный наблюдатель за русским фронтом, не был немцем, и его роман полон литературных приемов и аллегорий, что делает « Kaputt » действительно очень проблематичным источником.Чрезмерное доверие к нескольким опубликованным источникам, особенно к мемуарам и письмам Гая Зайера, Карла Фукса и Ганса В. Вольтерсдорфа, также подрывает усилия Фрица обобщить свои выводы.

« Frontsoldaten » Стивена Фрица, тем не менее, является ярким примером возможностей написания «истории повседневной жизни». Такая история, как признает Фриц, слишком часто бывает «импрессионистской и неаналитической», и тем не менее «она затрагивает нашу способность постигать социальную и историческую реальность…. Это также кое-что говорит о том, способны ли теоретические абстракции, которыми по необходимости оперируют историки, схватить человеческие явления, составленные из бесчисленных индивидуальных восприятий и действий» (стр. 5).

Хотя иногда кажется, что он колеблется в доведении своей «абстрактной» точки зрения до конца, активно привлекая «теоретическую» работу других историков (особенно Бартова), Фриц действительно помог объяснить, как национал-социалистическая идеология в сочетании с личным военным опытом создала условия, в которых немецкие солдаты защищали преступное государство.Установив связь между личным военным опытом и теоретическими абстракциями историков, Фриц выполнил, по крайней мере частично, обещание Alltagsgeschichte . И он сделал это, рассказав убедительную личную историю солдат, которые были и жертвами, и виновниками ужасной войны.

Copyright (c) 1996, H-Net, все права защищены. Эта работа может быть скопирована для некоммерческого использования в образовательных целях, если должным образом указаны автор и список.Для других разрешений, пожалуйста, свяжитесь с [email protected]

Версия для печати: http://www.h-net.org/reviews/showpdf.php?id=222

Ссылка: Джей Б. Локенур. Обзор Фрица, Стивена Г., Frontsoldaten: Немецкий солдат во Второй мировой войне . H-War, обзоры H-Net. Декабрь 1995 г. URL: http://www.h-net.org/reviews/showrev.php?id=222

Copyright © 1995, H-Net, все права защищены. H-Net разрешает повторное распространение и перепечатку этой работы в некоммерческих, образовательных целях с полным и точным указанием автора, веб-сайта, даты публикации, исходного списка и H-Net: Humanities & Social Sciences Online.Для любого другого предполагаемого использования обращайтесь в редакцию Reviews по адресу [email protected]

Никогда ранее не публиковавшийся документ раскрывает борьбу нацистского солдата

Немецкий солдат на Западном фронте в 1944 году.Национальное управление архивов и документации США Американский солдат Джон Франкемолле охранял группу захваченных немецких солдат в Европе во время Второй мировой войны, когда офицер разведки вручил ему отчет о допросе военнопленных (IPW). Офицер сказал Франкемолю держать документы при себе и вернуть их ему после прочтения, но это был последний раз, когда они видели друг друга.

Семьдесят лет спустя 90-летний Франкемолле все еще хранит этот отчет, который он хранил в своем доме на Лонг-Айленде вместе с фотографиями и памятными вещами, относящимися к периоду его службы в Вооруженной гвардии ВМС США. Двухстраничный специальный отчет IPW под названием «Одиссея Гетца фон Берлайтгена» представляет собой английский перевод рассказа из первых рук, написанного неназванным нацистским штабным офицером Schutzstaffel (SS) в присутствии его американских следователей.

Франкемолле считает, что у него может быть одна из последних копий этого забытого документа, которым его семья согласилась поделиться с Business Insider.

Нацистские боевые части СС были самыми несгибаемыми и элитными солдатами Гитлера, до сих пор печально известными своими зверствами во время войны. Но рассказ этого офицера показывает, что он и его товарищи упорно сражались, но страдали от упадка боевого духа в течение месяцев после успешного вторжения союзников в день «Д» на материковую часть Европы 6 июня 1944 года. 

Полный документ можно найти на сайте низ. Но вот основные моменты резко интимного взгляда на вражеский лагерь во время Второй мировой войны.

Направление на фронт

Офицерское подразделение 17-й танково-гренадерской дивизии СС, названной в честь средневекового немецкого рыцаря, Гётца фон Берлихингена, направилось из Туара, Франция, в Нормандию для борьбы с высадившимися там союзными войсками.«Все были в хорошем настроении и жаждали снова увидеть боевые действия — счастливые, что период неопределенности и ожидания, предшествовавший вторжению, наконец рассеялся», — написал немецкий офицер СС.

Когда моторизованная колонна двигалась по французским дорогам, она попала в засаду с воздуха, устроенную противником, с которым никогда прежде не сталкивалась.

«Что-то случилось, что оставило нас в оцепенении», — написал офицер. «Вдоль колонны мелькали языки пламени, а по дороге стаккались брызги пыли.Все высыпали из машин и бежали к соседним полям. Несколько машин уже горело.»

Испуганные солдаты продолжили свой марш лишь после 15 минут обстрелов и бомбардировок. «Бледные и трясущиеся солдаты снова начали приближаться к колонне, недоумевая, что они пережили этот огненный дождь пуль . Было ли это предзнаменованием грядущих событий? Это был наш первый опыт с «Жабо» (истребители-бомбардировщики)».

Час спустя вторая и более эффективная воздушная атака оставила французскую дорогу усыпанной уничтоженными машинами и оборудованием.Офицер сказал следующее:

До нас дошло, что этот противник, пришедший на берег Нормандии, был несколько иной формы. Марш отменили, а все оставшиеся машины спрятали в густых кустах или в сараях. Никто больше не осмеливался показываться на виду. Теперь мужчины начали смотреть друг на друга. Прошли первые слова. Это отличалось от того, что мы думали. Если бы такое случилось здесь, что было бы там, на фронте? Нет, это не выглядело как ложная атака на наш континент.Это был наш первый опыт с нашим новым врагом — американцем.

Здесь изображен Джон Франкемолль на борту десантного корабля на пути к Омаха-Бич. Джон Франкемолль Снижение боевого духа

Теперь дивизия двигалась только в темноте и по второстепенным дорогам.Когда солдаты вышли на назначенный им участок у французского городка Перье, они стали недоумевать, почему, по словам офицера, не появились немецкие ВВС, известные как Люфтваффе:

Но теперь чума «Жабо» стала даже более серьезно. В дневное время не проходило ни одного часа без изматывающего нервы грохота обстреливающих истребителей над головой. И всякий раз, когда мы хотели посмотреть, мы могли видеть, как клубы дыма от какой-то машины, топливного склада или склада боеприпасов поднимаются в небо как грибы.Простой солдат задумался. К чему все это приведет и что с этим делается? Где были люфтваффе и почему они не были задействованы в течение последних нескольких дней?

Пленные немецкие солдаты в 1944 году.Национальное управление архивов и документации США

Офицеры врали низшим чинам, что немецкие самолеты действуют на соседних участках, где они нужнее.

Появились жалобы на то, что боеспособность дивизии ухудшается, а противник усиливается.

«Надежда загнать американцев обратно в [Английский] Ла-Манш уже уступила место надежде на то, что мы сможем выстоять против захватчиков», — писал офицер.

Поражение

Американское наземное наступление возле Кутанса, Франция, вынудило подразделение отступить.

Решающий удар был нанесен 26 июля, когда 2000 тяжелых бомбардировщиков уничтожили несколько немецких секторов, а 17-я танково-гренадерская дивизия СС перестала существовать, кроме названия.

Вот удивительное описание хаотичного отступления офицера:

Ни один человеческий отчет не может описать тяготы, жертвы, страдания, которые испытали только бойцы этой дивизии.Никто, закончивший это отступление живым, никогда не забудет это Гафсенаме [место страданий], потому что каждая деревня, каждая дорога, даже каждый куст въедали в его мозг воспоминания о страшных часах, невыносимой нищете, о трусости, отчаянии и разрушении.

Немецкий офицер обнаружил место перегруппировки вдали от разрушений. Там он собирал отставших и дезертиров из других частей и заставлял их вступать в ряды осажденной дивизии СС в качестве замены всем потерянным.

«И это история 17-й грендивизии СС GOETZ VON BERLIGHINGEN до моего пленения (1 ноября 44 г.)», — заключает рассказ неназванного немецкого офицера.

Сам Франкемоль приземлился на пляже Омаха вскоре после первых волн вторжения, чтобы доставить боеприпасы наступающим войскам. Однако большую часть своей службы он провел в Европе стрелком на борту корабля снабжения.

Он считает, что немецкий офицер СС, написавший этот отчет, был среди заключенных, которых он охранял одну ночь, хотя он не участвовал в его захвате.

Прочитайте исходный документ с гораздо более подробной информацией ниже.

Джон Франкемолль Джон Франкемолль

Их вермахт был лучше нашей армии

ПРОПАГАНДА ЯВЛЯЕТСЯ НЕОТЪЕМЛЕМОЙ составной частью современного конфликта.Во время Второй мировой войны для борьбы за разгром немецкой армии считалось важным, чтобы народы Великого союза были убеждены в качественном превосходстве их воинов над воинами противника. Одна собачья морда или один томми стоили трех фрицев с деревянными головами. Роботы Гитлера никогда не могли сравниться с воображением и инициативой солдат союзников на поле боя.

Образ европейской войны, переданный американской и британской публике дома, представлял собой упорных, решительных солдат союзников, борющихся, несмотря ни на что, к окончательной победе: «Забудьте о прославленной картине боевых действий, которую вы видели в кино», — заявил характерный депеша военного корреспондента в «Нью-Йорк Таймс»: «Картина, которую вы хотите получить в своем воображении, — это забитые, грязные, голодные, крайне усталые молодые люди, бродящие в полубессознательном состоянии и пьяные от удара, и все еще каким-то образом встающие и избивающие немцев». .Сообщается, что американский пилот сказал Бобу Хоупу: «Было бы неплохо. . . добраться домой . . . и вытяну ноги под столом, полным маминой стряпни. . . но все, что я хочу сделать, это победить этих нацистских сукины сыновей, чтобы мы могли добраться до этих маленьких японских ублюдков». как Билл Молдин и Эрни Пайл.Эта реакция делает еще более примечательным тот факт, что в течение поколения после момента победы в 1945 году так много мифов было увековечено не только популярными историками, но и внутри военных институтов Запада.

В 1950 году великий британский военный писатель капитан Бэзил Лиддел Харт написал статью, в которой он размышлял об огромном превосходстве сил союзников в северо-западной Европе в 1944 году и о нежелании послевоенных военных критиков в Великобритании и Америке делать соответствующие выводы. о действиях союзников: По его словам, было слишком много самовосхвалений и слишком мало объективных расследований.

Лиддел Харт не одинок в том, чтобы бросить вызов общепринятому мнению о войне.Критики подвергли сомнению некоторые теории противоречивых американских военных аналитиков полковника Тревора Дюпюи и Мартина Ван Кревельда, которые подвергли подробному статистическому исследованию соответствующие действия американской и немецкой армий на поле боя. Но никто еще не опроверг вывод Дюпюи о том, что немцы почти на всех полях сражений войны проявляли себя лучше всего:

«В личном отношении немецкие наземные солдаты постоянно наносили потери примерно на 50 процентов выше, чем они несли противостоящим британцам. и американские войска при любых обстоятельствах (курсив в оригинале).Это было верно, когда они наступали и когда они оборонялись, когда они имели местное численное превосходство и когда, как это обычно бывает, они были в меньшинстве, когда они имели превосходство в воздухе и когда его не было, когда они побеждали и когда они

Неизбежная истина заключается в том, что гитлеровский вермахт был выдающейся боевой силой Второй мировой войны, одной из величайших в истории. В течение многих лет после 1945 года казалось болезненным публично признавать это, отчасти по националистическим причинам, отчасти также потому, что нацистские легионы сражались за один из самых отвратительных режимов всех времен.

Дух военного нарциссизма, подпитываемый такими фильмами, как «Самый длинный день», «Мост слишком далеко» и «Битва за Арденну», увековечил мифические образы союзной и германской армий. Более того, подавляющее большинство мемуаров о полях сражений, опубликованных в Великобритании и Америке, неудивительно, касаются боевого опыта союзников. Они рассказывают о страхах, трудностях и триумфах солдат союзников, увиденных из окопов союзников.

Гораздо меньше — а точнее, вообще ничего — мы узнали о том, как немецкий солдат поддерживал эффективную оборону в Европе в течение 11 месяцев под постоянными и беспрепятственными воздушными атаками, ежедневно подвергаясь разрушительным артиллерийским обстрелам, сталкиваясь с большими трудностями, выдерживая на долю припасов и огневой мощи, доступных солдату союзников.

Теперь наше видение Второй мировой войны меняется. Историческая и глобальная перспектива, отсутствовавшая столько лет, наконец обретается. Великолепное и монументальное исследование американской армии Рассела Вейгли, посвященное американской армии в северо-западной Европе, совершенно откровенно свидетельствует о неспособности сил Эйзенхауэра создать боевую мощь, чтобы разбить численно намного меньшие немецкие силы, пока они не были измотаны 11 месяцами истощения на западном фронте. усугубляя огромные потери для немцев за четыре года войны на восточном фронте с Советами.

Титаническая борьба Германии с Советским Союзом с 1941 по 1944 год, в результате которой погибло более 2 миллионов немецких солдат — возможно, лучшие 2 миллиона, — предоставила западным союзникам исключительную роскошь для воюющих наций: время для обучения, подготовиться, спланировать встречу с врагом на поле боя в выбранных ими условиях, в момент, тщательно выбранный военачальниками Америки и Британии.

От битвы за Нормандию до самого конца в Германии на действия британской армии сильно повлияла неспособность выдержать тяжелые потери.Лондонское начальство неоднократно предупреждало Монтгомери о нехватке рабочей силы. Через несколько дней после высадки во Франции британские батальоны были расформированы, чтобы обеспечить пополнение. В 1945 году по той же причине расформировывали целые дивизии.

После войны слишком много критического внимания было сосредоточено на генеральстве союзников в северо-западной Европе и слишком мало на боевых действиях подразделений. Высшее руководство союзников в целом не уступало немецкому, чему мешала мертвая рука Гитлера.Монтгомери, возможно, был осторожен — не в последнюю очередь по упомянутой выше причине, — но он определенно не был некомпетентен. Вялое действие его британских соединений в Нормандии и после нее было в основном связано с усталостью от войны и нежеланием мириться с дальнейшими тяжелыми потерями, когда окончательная победа была близка.

Тем не менее, для американцев рабочая сила не была проблемой. От начала до конца кампании их готовность пойти на потери для достижения цели признавалась, уважалась и вызывала зависть у их британских союзников.«В целом американцы были готовы действовать более жестко, чем мы», — заявляет фельдмаршал лорд Карвер, в 1944–1945 годах командир бронетанковой бригады под командованием Монтгомери. Как же тогда получилось, что армии США было чрезвычайно трудно, а зачастую и невозможно победить немцев, столкнувшихся с чем-то вроде равных?

Во-первых, это чрезвычайная неспособность западных союзников в 1944-45 годах обеспечить свои сухопутные войска адекватным вооружением. К этому периоду войны американские и британские технологии создали множество чудес: превосходные боевые самолеты, средства противолодочной обороны, радар, амфибийный DUKW, неконтактный взрыватель и джип.Благодаря «Ультра», величайшей операции по взлому шифров всех времен, союзники обладали исключительными знаниями о немецком боевом порядке, развертывании и часто — хотя и не в битве при Арденнах — о намерениях немцев.

Тем не менее, на северо-западе Европы лидеры союзников призвали свои наземные войска для борьбы с вермахтом с техникой, уступающей во всех категориях, кроме артиллерии и транспорта. Немецкие пулеметы, минометы, пулеметы, противотанковые средства и бронетранспортеры превосходили британские и американские.Прежде всего, у Германии были лучшие танки. «Шерман», доминировавший в кампании союзников, был чрезвычайно надежным механизмом. Но у него был фатальный недостаток из-за отсутствия подходящего орудия, чтобы пробить Тигр и Пантеру; и плохой живучестью на поле боя перед лицом немецких танковых орудий.

Эти недостатки хорошо понимали в Вашингтоне и Лондоне еще до начала кампании 1944 года. Но начальники штабов выразили уверенность в том, что численное превосходство союзников настолько велико, что некоторое качественное отставание допустимо.Эта уверенность была фатальным заблуждением. Снова и снова в северо-западной Европе гораздо более слабые немецкие силы, оснащенные горсткой «Тигров», «Пантер» или 88-мм орудий, могли остановить крупную атаку союзников на своем пути.

Для американской армии на северо-западе Европы от начала до конца критические трудности были сосредоточены на действиях боевой пехоты, людей на самом острие копья. Именно на эти войска легло непосильное бремя битвы и потерь.В отчете о тактических уроках кампании в Нормандии, проведенной Первой армией США, говорилось:

«Важно, чтобы пехота, проходящая обучение, была проникнута смелым, агрессивным настроем. Многие подразделения приобретают такой настрой только спустя много времени после вступления в бой. , а некоторые так и не приобретают его. С другой стороны, подразделения, состоящие из специально отобранного личного состава, такие как воздушно-десантные войска и рейнджеры, с самого начала демонстрировали агрессивный дух. Средний солдат пехоты слишком сильно полагается на артиллерию поддержки, чтобы отбросить противника с позиций, противостоящих его продвигать .. . .»

Генерал Марк Кларк писал из Италии летом 1944 года: «Без сомнения, наша подготовка еще не подготовила дисциплинированных офицеров и дисциплинированных людей». действовали гораздо эффективнее, чем в июне и июле в Нормандии, но до самого конца — учитывая массу армии, а не только такие заслуженно прославленные дивизии, как 1-я, 4-я, 9-я и воздушно-десантная — американская пехотная боевая техника, тактическое мастерство и, прежде всего, руководство оставляло желать лучшего.

Одним из величайших достижений Америки в войне было расширение крошечных довоенных сил мирного времени численностью 190 000 человек в армию численностью более 8 миллионов человек. Однако неизбежным следствием этой трансформации стала хроническая нехватка высококвалифицированных, подготовленных профессиональных лидеров. Во всех войнах Америки ее союзники соглашались, что у способного Вест-Пойнтера нет превосходства. Проблема во время Второй мировой войны заключалась в том, что их было недостаточно, чтобы возглавить армию в 8 миллионов человек.

Точно так же достижения 82-й и 101-й воздушно-десантных дивизий показали, на что способен американский солдат в своих лучших проявлениях.Большая часть внимания к битве при Маркет-Гарден (вторжение союзников в Нидерланды в сентябре 1944 г.) было сосредоточено на героической жертве 6-й британской воздушно-десантной дивизии. Тем не менее объективные историки и некоторые британские очевидцы считают, что американские дивизии продемонстрировали более профессиональные боевые действия, чем британские; и что, если бы генералу Мэтью Б. Риджуэю было предоставлено полевое командование, а не британскому генералу Фредерику А.М. Браунинга, исход битвы мог быть гораздо более счастливым для союзников.Таким образом, было бы абсурдно предполагать, что Америка не способна производить элитных пехотинцев.

Американские военно-морские и военно-воздушные силы редко — и уж точно не во время Второй мировой войны — сталкивались с трудностями в привлечении высококвалифицированных офицеров. Тем не менее, быть солдатом в Америке никогда не было почетным призванием, за исключением нескольких тысяч армейских семей. Это традиционно был путь, по которому молодые люди скромного происхождения — Эйзенхауэр и Брэдли не в последнюю очередь среди них — могли стремиться построить карьеру.

Генерал Джордж С. Паттон писал: «Это прискорбный и, на мой взгляд, трагический факт, что в наших попытках предотвратить войну мы научили наш народ принижать героические качества солдата». В то время как в Европе молодые люди из элиты каждой страны на войне традиционно тяготели к «зубому оружию» — стрелковым и бронетанковым полкам, — американская элита в 20-м веке проявляла другой энтузиазм.

Самые умные и лучшие в Америке инстинктивно тянулись к специалистам по оружию, управленческим военным должностям или штабным должностям.Это не отрицает того, что некоторые члены Лиги плюща сражались с отличием на острие северо-западной Европы. Но разумно предположить, что во время Второй мировой войны американские пехотные части страдали от острой нехватки образованного офицерского состава.

Опрашивая ветеранов войны, в отличие от европейцев, которые в целом признают уважение к своим офицерам, американские рядовые высоко ценят хороших унтер-офицеров, но редко раскрывают что-либо своим командирам подразделений. Многие американские рядовые в северо-западной Европе сегодня не могут вспомнить имя своего командира батальона.Я редко встречал хоть одного европейского ветерана, в отношении которого это было бы правдой.

Пресловутая американская система пополнения пехоты, согласно которой людей произвольно отправляли в пронумерованные, нетерриториальные подразделения, и у них не было шансов завоевать лояльность, возможную в британском полку, вызвала глубокое недовольство среди многих мужчин и способствовала США. Вызывающее тревогу общее количество случаев боевой усталости в армии во время Второй мировой войны.

К весне 1944 года военное министерство осознало, что была допущена большая ошибка, отдав предпочтение пехоте в таком малом количестве живой силы.Специализированным подразделениям и линиям связи было позволено снимать абсурдно высокую долю наиболее подготовленных и образованных людей. Из армейских добровольцев 1942 года только 5 процентов выбрали пехоту или бронетехнику. Было обнаружено, что пехотинцы 1944 года были на дюйм ниже, чем в среднем по армии, что является хорошим показателем общего телосложения.

Несмотря на то, что пехота составляла всего 6 процентов от всей службы — пугающе низкая доля, — она несла более 80 процентов потерь американцев в Европе.Хотя 54,3 процента немецкой армии состояло из сражающихся солдат, в армии США эта цифра упала до 38 процентов. Около 45 процентов Вермахта было направлено в боевые дивизии против 21 процента в армии США. У американцев было гораздо больше офицеров, чем мужчин, но гораздо больше этих офицеров служило в тылу, а не в боевых порядках.

В последний год войны в армии США были предприняты большие усилия по улучшению соотношения зубов и хвоста; отвлечь качественную живую силу на пехоту; повысить уровень пехотной подготовки и руководства.Во всех этих вещах была определенная мера успеха. Тем не менее, американцы, как и британцы, никогда не могли сравниться с выдающимся профессионализмом немецкого солдата, историческим наследием, существовавшим задолго до нацизма.

Вероятно, к счастью для будущего западной цивилизации, но значительно усугубляло трудности Эйзенхауэра, то, что немногие солдаты союзников на мгновение видели себя иными, чем гражданские лица, временно одетые в военную форму, в то время как их немецкие коллеги обладали сверхъестественной способностью превращаться из мясников и банковских служащих в прирожденных тактиков.Одним из наиболее абсурдных пропагандистских клише войны был образ нацистского солдата как непреклонного квадратного головы. На самом деле немецкий солдат почти всегда проявлял гораздо большую гибкость на поле боя, чем его коллега-союзник.

«Немцы были готовы действовать — всегда», — сказал британский генерал-майор Брайан Уайлдбор-Смит. Им редко не удавалось воспользоваться возможностью, предоставленной ошибкой союзников. Они были мастерами быстрой контратаки после потери позиций. Они удерживали позицию до последнего, а затем мастерски выходили из боя.

Не каждый немецкий солдат был сверхчеловеком, не каждое формирование одинаково высокого качества. После Арденнского сражения, которое, по сути, стало последним вздохом вермахта на западе, западные союзники больше никогда не сталкивались с немецкими частями самого высокого калибра. Но на протяжении всего 1944 года, среди монументальных ошибок высшего командования Германии, на полковом уровне немецкие солдаты творили чудеса.

Был контраст между отношением и поведением большинства молодых британцев и американцев на поле боя по сравнению с их немецкими коллегами, и это не было исключительно продуктом политического фанатизма врага.Джон Херси живо писал из подразделения морской пехоты на Гуадалканале: «Когда вы смотрели в глаза этим мальчикам, вы не чувствовали жалости к японцам: вам было жаль мальчиков. Униформа, бравада… были просто камуфляжем. …Они были просто американскими мальчишками. Они не хотели ни долины, ни какой-либо части ее джунглей. убийцы».

Однако на войне та армия, которая наиболее успешно превращает новобранцев в убийц, обладает неизмеримым преимуществом.Монтгомери с сожалением писал из пустыни сэру Алану Бруку в Лондон в том же духе, что и Херси: «Проблема наших британских мальчиков в том, что они не убийцы по своей природе».

В мае 1945 года союзники одержали победу первыми благодаря огромным усилиям русских, нанесших три четверти потерь немецкой армии; и, во-вторых, за счет развертывания огромных ресурсов. Можно возразить, что после 1945 г., стремясь усвоить уроки Второй мировой войны, американская армия совершила ошибку, поменяв местами эти факторы.Американские командиры вернулись домой из Европы, полагая, что они доказали, что подавляющая авиация и огневая мощь могут быть не просто важным дополнением, но и эффективной заменой самоотверженной пехоты.

Если это так, то это была ошибка суждения, которая и сегодня дорого обходится Америке. Недостатки американской пехоты во Второй мировой войне повторились и в Корее, и во Вьетнаме. Большое заблуждение полагать, что война в Индокитае выявила уникальные, беспрецедентные проблемы в США.С. Армия. Американская армия, созданная во время Второй мировой войны, страдала от слабостей и трудностей. Эти слабости, отмеченные вниманием средств массовой информации и поражением, существовали со времен Второй мировой войны, но никогда раньше не обсуждались.

Многие западные профессиональные солдаты считали в 1944–1945 годах и продолжают верить сегодня, что до тех пор, пока Соединенные Штаты не смогут решить проблему создания массированных сил эффективной боевой пехоты, непрерывного использования технологий и денежных средств будет недостаточно, чтобы сделать ее защита эффективна.

Мел Брукс и его спектакль о Второй мировой войне с немецкими солдатами

«Почти все мои фильмы имеют музыкальный номер в честь моей привязанности к великим мюзиклам той эпохи», — написал Брукс.

Возможно, поэтому, задолго до того, как он снял фильм, Брукс уже отдавал дань уважения той эре гномов, напевая один из самых популярных хитов Эла Джолсона на берегу немецкого водного пути. В мегафон Брукс спел «Toot, Toot, Tootsie (Goo’ Bye!), песню, которую Джолсон записал в 1922 году, прежде чем включить в первый в истории звуковой фильм 1927 года The Jazz Singer .

Сказал Брукс: «Когда я закончил песню, мне показалось, что я слышу доносящиеся с другого берега реки (где были немцы) аплодисменты и: « Sehr gut! Шер гут! » («Очень хорошо!»)».

По собственному признанию автора, аплодисменты могли быть его собственным воображением. Тем не менее, он заключает в себе тип дикой и хаотичной энергии, которую Брукс всегда вкладывал в свой юмор, в том числе в очевидной войне. Можно даже задаться вопросом, не послужила ли она основой для эпизода в одном из лучших фильмов Брукса, «Сверкающие седла », где нацисты, собравшиеся штурмовать хороший город Рок-Ридж, обезоружены Мадлен Хан, изображающей Марлен Дитрих и поющей «Ja, Я.

Все обо мне! наполнен многими другими захватывающими анекдотами из его лет Второй мировой войны. Он, кажется, очень любил вспоминать о своем времени, например, в Программе специальной подготовки армейских резервов, потому что это было в Военном институте Вирджинии («Южный Вест-Пойнт»). Там Брукса обучали как настоящего кадета, в том числе использованию сабли и лошади для кавалерийских атак, что заставило его почувствовать себя Эрролом Флинном. Он также поделился приятным воспоминанием о возвращении в 1980-х годах на французскую ферму, на которой он работал в 1945 году.Почти 40 лет назад он подружился с ребенком, который называл его там «рядовой Мел». Теперь этим самым знакомым был общительный владелец фермы, хорошо помнивший рядового Мела.

В отличие от одного из братьев Брукса, который был стрелком на бомбардировщике B-17, сбитом в 1943 году, что привело к тому, что он провел остаток войны в немецком лагере для военнопленных, где ему нужно было скрывать, что он еврей, — Мел никогда не участвовал в боевых действиях во время войны. Вместо этого он смог впервые уехать из дома, помочь армии в буквальном смысле проникнуть на европейский театр военных действий и, в конце концов, начать оттачивать свое раннее мастерство исполнителя и артиста в спецслужбах после окончания войны.У него также есть история о том, как он цеплялся за ногу Боба Хоупа после шоу USO.

нацистских диверсантов и Джордж Даш — ФБР

Четверо мужчин во главе с Джорджем Джоном Дашем (на фото), 39 лет, приземлились на пляже недалеко от Амагансетта, Лонг-Айленд, Нью-Йорк, около 00:10 13 июня 1942 года. Даша сопровождали Эрнест Питер Бургер, 36 лет; Генрих Харм Хайнк, 35 лет; и Ричард Куирин, 34 года.

17 июня 1942 года другая группа приземлилась в Понте-Ведра-Бич, Флорида, к югу от Джексонвилля. Лидером был Эдвард Джон Керлинг, 33 года; с Вернером Тилем, 35 ​​лет; Герман Отто Нойбауэр, 32 года; и Герберт Ханс Хаупт, 22 года.Обе группы приземлились в полной или частичной немецкой форме, чтобы обеспечить обращение с ними как с военнопленными, а не как со шпионами, если они будут пойманы в процессе приземления.

Незаметно приземлившись, униформа была быстро выброшена и закопана вместе с диверсионными материалами (которые должны были быть извлечены позже), а на них надели гражданскую одежду. Диверсанты быстро рассеялись. Группа из Флориды направилась в Джексонвилл, затем на поезде в Цинциннати, двое отправились в Чикаго, а другая пара — в Нью-Йорк.

Группе Лонг-Айленда повезло меньше; едва они закопали свое снаряжение и обмундирование, на самом деле, один еще был в плавках, как подошел патрулирующий берег береговой охранник. Он был безоружен и очень подозрительно относился к ним, особенно когда они предложили ему взятку, чтобы он забыл о своей встрече. Он якобы принял взятку, чтобы усыпить их опасения, и незамедлительно сообщил об инциденте в свой штаб. Однако к тому времени, когда поисковый патруль установил местонахождение места, диверсанты достигли железнодорожной станции и сели на поезд в Нью-Йорк.

Решимость Даша стать диверсантом во имя Отечества пошатнулась — возможно, он считал весь этот проект настолько грандиозным, что он нецелесообразен, и хотел защитить себя, прежде чем кто-то из его товарищей предпримет действия по подобным сомнениям. Он указал Бюргеру на свое желание во всем признаться.

Вечером 14 июня 1942 года Даш, назвавшись «Пасториус», позвонил в нью-йоркское отделение ФБР, заявив, что недавно прибыл из Германии и позвонит в штаб-квартиру ФБР, когда будет в Вашингтоне, округ Колумбия.С., на следующей неделе. Утром в пятницу, 19 июня, в отделение ФБР Вашингтона поступил звонок от Даша, который затем зарегистрировался в отеле Вашингтона. Он сослался на свой предыдущий звонок как «Пасториус» (о чем было известно в Штаб-квартире) и указал свое местонахождение. С ним немедленно связались и взяли под стражу.

В течение следующих нескольких дней его тщательно допросили, и он сообщил личности других диверсантов, возможное местонахождение некоторых и данные, которые позволили бы их более оперативно задержать.

Трое оставшихся членов группы Лонг-Айленда были задержаны в Нью-Йорке 20 июня. Из группы Флориды Керлинг и Тиль были арестованы в Нью-Йорке 23 июня, а Нойбауэр и Хаупт были арестованы в Чикаго июнь. 27.

Восьмерых судили перед военной комиссией, состоящей из семи офицеров армии США, назначенных президентом Рузвельтом, с 8 июля по 4 августа 1942 года. Суд проходил в здании Министерства юстиции в Вашингтоне, округ Колумбия. во главе с генеральным прокурором Фрэнсис Биддл и армейским судьей генерал-майором Майроном К.Крамер. Среди защитников были полковник Кеннет С. Ройалл (впоследствии военный министр при президенте Трумэне) и майор Лаузен Х. Стоун (сын Харлана Фиске Стоуна, главного судьи Верховного суда США).

Все восемь были признаны виновными и приговорены к смертной казни. Генеральный прокурор Биддл и Дж. Эдгар Гувер обратились к президенту Рузвельту с просьбой смягчить приговоры Дашу и Бюргеру. Затем Даш был приговорен к 30 годам лишения свободы, а Бургер — к пожизненному заключению с отбыванием наказания в федеральной тюрьме.Остальные шестеро были казнены в тюрьме округа Колумбия 8 августа 1942 года.

Восемь мужчин родились в Германии, и каждый из них прожил в Соединенных Штатах значительное время. Бургер стал натурализованным американцем в 1933 году. Хаупт въехал в Соединенные Штаты ребенком, получив гражданство, когда его отец был натурализован в 1930 году. во время завершения Первой мировой войны. Он поступил на службу в U.С. армии в 1927 г. и был демобилизован с отличием после чуть более года службы.

Квирин и Хайнк вернулись в Германию до начала Второй мировой войны в Европе, а шесть других после 11 сентября 1939 года и до 7 декабря 1941 года, по-видимому, чувствовали свою первую лояльность к стране своего рождения.

Послевоенный опрос немецкого персонала и изучение записей подтвердили, что других попыток высадки диверсантов с подводной лодки не предпринималось; хотя в конце 1944 года два человека, Уильям Кертис Колепо и Эрих Гимпель, были высажены в качестве шпионов с немецкой подводной лодки на побережье штата Мэн в довольно отчаянной попытке получить информацию.Они тоже были быстро задержаны ФБР, прежде чем выполнить какую-либо часть своей миссии.

В апреле 1948 года президент Трумэн помиловал Даша и Бергера при условии депортации. Они были доставлены в американскую зону Германии, неисполненные части их приговоров были приостановлены на таких условиях в отношении поездок, работы, политической и другой деятельности, какие мог потребовать командующий театром военных действий, и они были освобождены.

Несмотря на то, что во время Второй мировой войны ФБР расследовало множество заявлений о саботаже, не было обнаружено ни одного случая саботажа, инспирированного противником.Каждое подозрительное действие, прослеживаемое до его источника, было результатом вандализма, досады, обиды, желания избавиться от скуки, любопытства детей «увидеть, что произойдет» или другого личного мотива.

Для получения дополнительной информации:
— Дело ФБР об американской нацистской партии

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.