Образы восприятия: Образ Восприятия — это… Что такое Образ Восприятия?

Содержание

Образ Восприятия — это… Что такое Образ Восприятия?

Образ Восприятия
Образ восприятия — отражение в субъективном плане реальных предметов или их свойств, с которыми взаимодействует деятельный субъект.

Психологический словарь. 2000.

  • Образ Воображения
  • Образ Мира

Смотреть что такое «Образ Восприятия» в других словарях:

  • образ восприятия — отражение в субъективном плане реальных предметов или их свойств, с коими взаимодействует деятельный субъект. Словарь практического психолога. М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин. 1998. образ восприятия …   Большая психологическая энциклопедия

  • ОБРАЗ — – субъективная картина мира или его фрагментов, включающая самого субъекта, др. людей, пространственное окружение и временную последовательность событий. В психологии понятие «О.» используется в нескольких значениях. Наряду с расширительным… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • образ — субъективная картина мира или его фрагментов, включающая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий. В психологии понятие О. используется в нескольких значениях. Наряду с расширительным… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ОБРАЗ МЫСЛЕННЫЙ — формат перцептивной мысленной репрезентации когнитивной информации об объектах и событиях, отсутствующих в поле восприятия. Люди, как и многие животные, воспринимают окружающий мир не только с какой то фиксированной позиции, но и в процессе… …   Философская энциклопедия

  • ОБРАЗ —         в философии, результат отражения объекта в сознании человека. На чувств. ступени познания образами являются ощущения, восприятия и представления, на уровне мышления понятия, суждения и умозаключения. О. объективен по своему источнику… …   Философская энциклопедия

  • образ — 1. ОБРАЗ, а; мн. образы; м. 1. Внешний вид, облик; наружность, внешность. Бог сотворил человека по своему образу и подобию. Мне часто вспоминается её нежный о. О. молодого Чехова запечатлён на фотографиях. Это был настоящий дьявол в образе… …   Энциклопедический словарь

  • образ —         ОБРАЗ результат преобразования объекта в сознании человека, способ осмысления действительности; понятие, являющееся неотъемлемым компонентом психологического, философского, социологического и эстетического дискурсов. Соответственно… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • ОБРАЗ — англ. picture /image; нем. Muster. 1. Мысленный или вещественный конструкт, представляющий к. л. объект. 2. Целостное, но неполное представление к. л. объекта или класса объектов. 3. В психологии идеальный продукт псих, деятельности, к рый… …   Энциклопедия социологии

  • образ эйдетический — субъективные образные представления предметов или предметных композиций, отчетливые и детализованные, некое время сохраняемые после прекращения их актуального восприятия. В отличие от после образов, независимы от движений глаз и относительно… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Образ или схема тела — – непосредственный образ собственного тела, представленный в сознании индивида. Обычно образ тела субъективно остаётся неизменным на протяжении всей жизни, как если бы с возрастом тело никак не изменялось. Кроме того, образ тела является… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Основные свойства образа восприятия

I. Пространственно-временные:

– локализация,

– рельеф (объёмность образов благодаря бинокулярности нашего зрения),

– форма,

– величина предмета,

– последовательность,

– длительность,

– одновременность,

– модальность.

– интенсивность.

II. Производные:

– константность (узнавание предмета и его свойств в изменённом виде),

– предметность (выделение из фона знакомых или необходимых предметов),

– целостность (узнавание предмета по его деталям),

– обобщённость,

– осмысленность (целенаправленность восприятия, включающие в себя осознанность и мышление).

III. Дополнительные свойства:

– апперцепция – зависимость восприятия от прошлого опыта, от общего содержания психической деятельности человека и его индивидуальных особенностей;

– активность восприятия – установка на восприятие,

– избирательность (преимущественное выделение одних предметов по сравнению с другими).

Важнейшими свойствами образа восприятия являются: предметность, структурность, подвижность и управляемость, целостность, константность, избирательность.

Остановимся более подробно на предметности образа восприятия. Предметность образа восприятия означает:

  1. Реальность – человек верит в существование того предмета, который дан ему в образе, т.е. он убежден в объективном существовании этого предмета. Вынесенность образа называется предметностью. Объективированность – человек переживает образ как вынесенный вовне. При неадекватном стимулировании того или иного органа чувств могут возникнуть образы, лишенные объективированности. В этих случаях говорят «в ухе звенит», «из глаз посыпались искры» и т. п. Перцептивные системы работают так, что разделяют мир на отдельные предметы.

  2. Означенность – образы восприятия, лишенные значения, когда человек может детально описать предмет, на который он смотрит, но не способен его опознать.

  3. Полимодальность – органическое единство данных различной модальности, получаемых от органов чувств.

Перечисленные выше свойства не исчерпывают предметности образа. Человек живет в предметном мире, который отличается от мира, описание которого можно найти в учебниках физики. Этому способствует непосредственно данное в сознании тождество предмета и его образа.

В знаемом мире есть явления, которые не могут быть восприняты без специальных приборов. С другой стороны, громадное множество явлений (таких, как улыбка, агрессивность) легко и отчетливо воспринимаются нами.

Виды восприятия

I. По модальности:

– слуховые (звуков, речи; например, симфония),

– зрительные (цвета, формы, величины; например, картина),

– осязательные (температуры, гладкости и др.).

II. По форме существования материи:

– пространства,

– времени,

– движения.

4.Восприятие социальных объектов.Восприятие людей друг друга в обществе называетсясоциальной перцепцией.

Восприятие социальных объектов – себя и других – подчиняется тем же механизмам, о которых говорилось ранее, но некоторые из них имеют свои специфические проявления. Так, например, фактор «предшествующий опыт» проявляется в феноменах приписывание, установка, стереотипизация и предубеждение.

Приписывание начинает действовать в условиях дефицита информации о другом человеке. Оно осуществляется либо на основе сходства поведения воспринимаемого человека с каким-либо другим образцом, имевшимся в прошлом опыте субъекта восприятия, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в аналогичной ситуации.

Приписывание включается в более общий план – установку. Особенно значительна ее роль при формировании первого впечатления о незнакомом человеке. Экспериментальные исследования показали, что воспринимающий субъект первоначально «видит» другого именно таким, какова была установка. Стереотип возникает при тенденции «извлекать смысл» из предшествующего опыта, строить заключения по сходству с этим предшествующим опытом, не смущаясь его ограниченностью. Одним из следствий стереотипизации являются предубеждения. Если суждение строится на основе прошлого ограниченного опыта, а опыт этот был негативным, всякое новое восприятие представителя, например, той же самой группы, окрашивается неприязнью. Восприятие других людей преломляется также через профессиональную принадлежность: когда говорят о восприятии окружающего мира, то в какой-то мере можно вести речь о профессиональном видении человека.

Выработанные в детстве установки могут определить не только то, что и как надо видеть, но они во многом обусловливают все виды восприятий, формируют глубоко своеобразный вариант картины мира, и в этот мир легко входит только то, что соответствует его законам. Те впечатления, которые им противоречат, нередко видоизменяются или вообще отбрасываются. Когда человеку приходится воспринимать какую-то несовместимую с его внутренними убеждениями информацию, у него возникает неприятное переживание психологического дискомфорта –

когнитивный диссонанс. Дальше человек сознательно или несознательно старается как-то выйти из этого тревожного состояния: новая информация либо просто отбрасывается, либо обесценивается. Важно понять, что существует барьер восприятия, возникающий благодаря нашей внутренней позиции.

Советский историк и психолог Б.Ф. Поршнев считал, что информация между людьми проходит через фильтр доверия или недоверия. Информация может быть абсолютно истинной и полезной и всё-таки остаться непринятой, не пропущенной фильтром, и, наоборот, информация может быть ложной и вредной, но принятой в силу доверия. На учёте личностных факторов восприятия основаны все проективные методы изучения внутреннего мира человека. Например, что испытуемый увидит или чего не увидит в причудливых пятнах Роршаха зависит от того, что у него на душе. Короче говоря, скажи мне, что и как ты воспринимаешь, и я скажу, кто ты. Содержание данной темы отражено в рис. 6, 7, 8.

Вопросы для повторения

  1. Что общего и различного у ощущения и восприятия? Приведите примеры.

  2. Какие свойства ощущений Вы знаете?

  3. Какие основания классификаций и виды ощущений Вы знаете?

  4. Назовите свойства восприятия.

  5. Охарактеризуйте виды восприятия. Приведите примеры.

  6. Расскажите о роли социальной перцепции в жизни людей.

Рис. 6. Ощущение и восприятие (студентка Е. Лесова, ЭиУ-329)

Рис. 7. Ощущение и восприятие (студентка Е. Мальцева, ЭиУ-329)

Рис. 8. Ощущение и восприятие (студентка Ю. Гоглидзе, ЭиУ-428)

Вопрос 23. Восприятие, его виды. Основные свойства перцептивного образа.

Восприятие. Его виды и свойства.

Внешние явления, воздействуя на наши органы чувств, вызывают субъективный эффект в виде ощущений без какой бы то ни было встречной активности субъекта по отношению к воспринимаемому воздействию. Способность ощущать дана нам и всем живым существам, обладающим нервной системой, с рождения. Способностью же воспринимать мир в виде образов наделены только человек и высшие животные, она у них складывается и совершенствуется в жизненном опыте.

В отличие от ощущений, которые не воспринимаются как свойства предметов, конкретных явлений или процессов, происходящих вне и независимо от нас, восприятие всегда выступает как субъективно соотносимое с оформленной в виде предметов, вне нас существующей действительностью, причем даже в том случае, когда мы имеем дело с иллюзиями или когда воспринимаемое свойство сравнительно элементарно, вызывает простое ощущение (в данном случае это ощущение обязательно относится к какому-либо явлению или объекту, ассоциируется с ним).

Ощущения находятся в нас самих, воспринимаемые же свойства предметов, их образы локализованы в пространстве. Этот процесс, характерный для восприятия в его отличии от ощущений, называется объективацией.

Еще одно отличие восприятия в его развитых формах от ощущений состоит в том, что итогом возникновения ощущения является некоторое чувство (например, ощущения яркости, громкости, соленого, высоты звука, равновесия и т.п.), в то время как в результате восприятия складывается образ, включающий комплекс различных взаимосвязанных ощущений, приписываемых человеческим сознанием предмету, явлению, процессу. Для того чтобы некоторый предмет был воспринят, необходимо совершить в отношении его какую-либо встречную активность, направленную на его исследование, построение и уточнение образа. Для появления ощущения этого, как правило, не требуется.

Отдельные ощущения как бы «привязаны» к специфическим анализаторам, и достаточно бывает воздействия стимула на их периферические органы — рецепторы, чтобы ощущение возникло. Образ, складывающийся в результате процесса восприятия, предполагает взаимодействие, скоординированную работу сразу нескольких анализаторов. В зависимости от того, какой из них работает активнее, перерабатывает больше информации, получает наиболее значимые признаки, свидетельствующие о свойствах воспринимаемого объекта, различают и виды восприятия. Соответственно выделяют зрительное, слуховое, осязательное восприятие. Четыре анализатора — зрительный, слуховой, кожный и мышечный. — чаще всего выступают как ведущие в процессе восприятия.

Восприятие, таким образом, выступает как осмысленный (включающий принятие решения) и означенный (связанный с речью) синтез разнообразных ощущений, получаемых от целостных предметов или сложных, воспринимаемых как целое явлений. Этот синтез выступает в виде образа данного предмета или явления, который складывается в ходе активного их отражения.

Предметность, целостность, константность и категориалъностъ (осмысленность и означенность) — это основные свойства образа, складывающиеся в процессе и результате восприятия. Предметность — это способность человека воспринимать мир не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отделенных друг от друга предметов, обладающих свойствами, вызывающими данные ощущения. Целостность восприятия выражается в том, что образ воспринимаемых предметов не дан в полностью готовом виде со всеми необходимыми элементами, а как бы мысленно достраивается до некоторой целостной формы на основе небольшого набора элементов. Это происходит и в том случае, если некоторые детали предмета человеком непосредственно в данный момент времени не воспринимаются. Константность определяется как способность воспринимать предметы относительно постоянными по форме, цвету и величине, ряду других параметров независимо от меняющихся физических условий восприятия. Категориальность человеческого восприятия проявляется в том, что оно носит обобщенный характер, и каждый воспринимаемый предмет мы обозначаем словом-понятием, относим к определенному классу. В соответствии с этим классом нами в воспринимаемом предмете ищутся и видятся признаки, свойственные всем предметам данного класса и выраженные в объеме и содержании этого понятия.

Описанные свойства предметности, целостности, константности и категориальности восприятия с рождения человеку не присущи; они постепенно складываются в жизненном опыте, частично являясь естественным следствием работы анализаторов, синтетической деятельности мозга.

Чаще и больше всего свойства восприятия изучались на примере зрения — ведущего органа чувств у человека. Существенный вклад в понимание того, как из отдельных зрительно воспринимаемых деталей предметов складывается их целостная картина — образ, внесли представители гештальтпсихологии — направления научных исследований, сложившегося в начале XX в. в Германии. Одним из первых классификацию факторов, влияющих на организацию зрительных ощущений в образы в русле гештальтпсихологии предложил М.Вертгеймер. Выделенные им факторы следующие:

1. Близость друг к другу элементов зрительного поля, вызвавших соответствующие ощущения. Чем ближе друг к другу пространственно в зрительном поле располагаются соответствующие элементы, тем с большей вероятностью они объединяются друг с другом и создают единый образ.

2. Сходство элементов друг с другом. Это свойство проявляется в том, что похожие элементы обнаруживают тенденцию к объединению.

3. Фактор «естественного продолжения». Он проявляется в том, что элементы, выступающие как части знакомых нам фигур, контуров и форм, с большей вероятностью в нашем сознании объединяются именно в эти фигуры, форму и контуры, чем в другие.

4. Замкнутость. Данное свойство зрительного восприятия выступает как стремление элементов зрительного поля создавать целостные, замкнутые изображения.

Принципы перцептивной организации зрительного восприятия иллюстрируются рис. 36. Ближе друг к другу расположенные линии в ряду А скорее объединяются друг с другом в нашем восприятии, чем далеко расставленные. Добавление горизонтальных, разнонаправленных отрезков к отдельным, стоящим далеко друг от друга вертикальным линиям в ряду Б побуждает нас, напротив, видеть целостные фигуры в них, а не в близко расположенных линиях. В данном случае это квадраты. Соответствующее впечатление усиливается еще больше (ряд В), становится необратимым, если контуры оказываются замкнутыми.

Выяснилось, что восприятие человеком более сложных, осмысленных изображений происходит по-иному. Здесь в первую очередь срабатывает механизм влияния прошлого опыта и мышления, выделяющий в воспринимаемом изображении наиболее информативные места, на основе которых, соотнеся полученную информацию с памятью, можно о нем составить целостное представление. Анализ записей движений глаз, проведенный АЛ.Ярбусом1, показал, что элементы плоскостных изображений, привлекающих внимание человека, содержат участки, несущие в себе наиболее интересную и полезную для воспринимающего информацию. При внимательном изучении таких элементов, на которых более всего останавливается взор в процессе рассматривания картин, обнаруживается, что движения глаз фактически отражают процесс человеческого мышления. Установлено, что при рассматривании человеческого лица наблюдатель больше всего внимания уделяет глазам, губам и носу. Глаза и губы человека действительно являются наиболее выразительными и подвижными элементами лица, по характеру и движениям которых мы судим о психологии человека и его состоянии. Они многое могут сказать наблюдателю о настроении человека, о его характере, отношении к окружающим людям и многом другом.

Нередко при восприятии контурных и штрихованных изображений, а также соответствующих элементов реальных предметов у человека могут возникать зрительные иллюзии. Таких иллюзий известно множество. Две из них для примера показаны на рис. 39. Это — иллюзии, связанные с искажением контура окружности, представленной на фоне веерообразно расходящихся линий (А), и искажение изображения квадрата на фоне концентрических окружностей (Б).

Наличием иллюзий в сфере восприятия, которые могут быть вызваны самыми различными причинами, зависящими как от состояния воспринимающей системы, так и от особенностей организации воспринимаемого материала, объясняются многие ошибки, в том числе «видения» так называемых неопознанных летающих объектов (НЛО), о которых в последние годы немало писалось в прессе.

Остановимся кратко на механизмах восприятия пространства, времени и движения, которые совместно со способами восприятия контуров и содержания осмысленных фигур плоскостного типа образуют черно-белую перцептивную динамическую картину обстановки, окружающей повседневно человека. Восприятие пространства содержит оценки формы, величины, расстояния до предметов, расстояния между предметами.

В восприятии формы предметов принимают участие три основные группы факторов:

1. Врожденная способность нервных клеток коры головного мозга избирательно реагировать на элементы изображений, имеющие определенную насыщенность, ориентацию, конфигурацию и длину. Такие клетки называются клетками-детекторами. Благодаря свойствам своих рецептивных полей, они выделяют в зрительном поле вполне определенные элементы, например световые линии конкретной длины, ширины и наклона, острые углы, контрасты, изломы на контурных изображениях.

2. Законы образования фигур, форм и контуров, выделенные гештальтпсихологами и описанные выше.

3. Жизненный опыт, получаемый за счет движений руки по контуру и поверхности объектов, перемещения человека и частей его тела в пространстве.

Восприятие величины предметов зависит от того, каковы параметры их изображения на сетчатке глаза. Если человек не в состоянии правильно оценить расстояние до предметов, то те из них, которые на самом деле находятся далеко и, следовательно, образуют на сетчатке небольшие изображения, воспринимаются человеком как маленькие, хотя на самом деле могут быть достаточно большими. Те объекты, изображения которых на сетчатке глаза увеличиваются, также субъективно воспринимаются как возрастающие, хотя в действительности увеличения их размера может не происходить. Однако если человек в состоянии правильно оценить расстояние до объекта, то в действие вступает закон константности, в соответствии с которым видимая величина объекта мало меняется при не очень больших изменениях расстояния до него или не меняется совсем. То же самое происходит в том случае, если человеку известно, что сам объект мало меняется, а, варьируется только величина его изображения на сетчатке.

В восприятии величины предметов принимают участие мышцы глаз и руки (в том случае, когда с ее помощью человек ощупывает предмет), ряда других частей тела. Чем больше сокращается или расслабляется мышца, прослеживающая предмет по его контуру или поверхности, тем большим кажется человеку и сам предмет. Следовательно, восприятие величины коррелирует со степенью сокращения следящих за ним мышц. В этом, в частности, проявляется роль деятельности в восприятии.

Движения мышц также участвуют в восприятии глубины. Кроме них, зрительно правильной оценке глубины способствуют аккомодация и конвергенция глаз. Аккомодация — это изменение кривизны хрусталика при настройке глаза на четкое восприятие.

Феномены восприятия. Основные свойства перцептивного образа.

ФЕНОМЕНЫ ВОСПРИЯТИЯ (по Оллпорту):

1). Сенсорное качество. Специфика ощущений зависит от устройства органа чувств. Свойства сенсорных качеств (по Титченеру):

— Интенсивность

— Протяженность во времени

— Протяженность в пространстве

2). Конфигурация. Мы воспринимаем некую целостную структуру как фигуру на фоне. Свойства, отличающие восприятие фигуры и фона:

ü Фигура – субстанция, объект; фон – нечто аморфное, субстрат.

ü Фигура воспринимается выступающей перед фоном.

ü Контур воспринимается как граница фигуры, хотя на самом деле – граница у них общая.

ü Фигура воспринимается локализованной в пространстве.

3). Константность – это свойство перцептивного образа сохранять относительное постоянство своих характеристик при изменении условий восприятия. Пр.: какой палец длиннее? (по Леонтьеву)

4). Системы отсчета (субъективные шкалы). Человек способен непосредственно количественно оценивать свои ощущения. Пр.: показывают несколько дисков, различных по яркости; задача – определить какой из них яркий, какой тусклый, какой средний. Хотя эталона для оценки нет, человек может построить субъективное мнение о яркости.

5). Предметность. Аспекты:

· Наши образы реально соотносятся с реально существующими предметами.

· Наши образы реально соотносятся со значениями (значение – это опыт в отношении этого объекта), присущим данным предметам.

6). Установка. Избирательность и пристрастность. Примеры: 1. Потеряли дорогую брошь, теперь ищем (избирательность). 2. Плита на кладбище – призрак! 3. Тест Роршаха. 4. Влияние установки в эксперименте «жена или тёща» и «пират и кролик» (по Липеру). 5. Влияние установочной инструкции на восприятие слов (одна группа воспринимает бессмысленные слова как названия птиц, другая – как транспорт).

Двойственная природа перцептивного образа. Субъектно- и объектноориентированные процессы восприятия.

Перцептивный образ имеет двойственную природу: чувственный и предметный план.

1. Куб Неккера. Изображение трёхмерного прозрачного куба может восприниматься двояким образом. Его изображение порождает два различных образа. Но у этих образов одна чувственная основа (один и тот же состав ощущений), но они организованы в разное восприятие.

2.Фигура Маха. Развернутая книга может восприниматься двояким образом:

3. Титченер выделял в образе его чувственную основу и воспринимаемый смысл.

4. Гельмгольц. Различал первичные образы и образы восприятия. Первичные образы содержат только непосредственные чувственные данные. В образах восприятия первичная чувчтвенная форма становится знанием о свойствах мира.

5. Гибсон считал, что в зависимости от установки возможны 2 способа восприятия.

a) Восприятие видимого мира;

b) Восприятие видимого поля.

6. Леонтьев. Выделял в образе восприятия чувственную ткань и предметное содержание. Чувственная ткань возникает в результате воздействия внешнего мира на органы чувств. В предметном содержании представлено сознательная картина мира, построенная на основании присвоенных значений.

Значение

Дистальный стимул – объект внешнего мира предметное содержание

(рука, которой сжимают).

Проксимальный стимул – непосредственное чувственная ткань образа.

Физическое воздействие на органы чувств)

(давление на другую руку, действие руки).

+ структуралистская теория восприятия и теория Гельмгольца

Общая психопатология | Обучение | РОП


Ощущение — первая ступень познавательной деятельности. Ощущение дает информацию лишь об одном каком-либо свойстве (качестве) предмета или явления при их непосредственном воздействии на органы чувств (анализаторы). Например, ощущение может дать такие сведения о свойствах окружающих нас предметов и явлений, как горячий или холодный, тяжелый или легкий, яркий или темный, громкий или тихий и пр.

Ощущения условно можно разделить на:

  • экстероцептивные (сигналы из внешнего мира; в соответствии с анализаторами: зрительные, слуховые, тактильные, обонятельные, вкусовые ощущения)
  • проприоцептивные (сигналы о положении тела в пространстве)
  • интероцептивные (сигналы от внутренних органов)
Свойства ощущений (та информация, которую они дают):
  • модальность (качество; основная информация, отображаемая данным ощущением; например, вкусовые ощущения предоставляют информацию о некоторых химических характеристиках предмета: сладкий или кислый, горький или соленый; температурная чувствительность — о температуре и пр.)
  • интенсивность (зависит от силы действующего раздражителя и функционального состояния рецептора, определяющего степень готовности рецептора выполнять свои функции; например, при насморке интенсивность воспринимаемых запахов может быть искажена из-за затруднений в работе рецепторов)
  • длительность
  • пространственная локализация

Синестезия («совместное чувство») — особенность чувственного познания, когда наряду со специфической для того или иного стимула модальностью ощущения возникают ощущения и других модальностей. Самый известный пример: цветной слух, т.е. способность вместе со звуками воспринимать определенные цвета. Сам по себе феномен синестезии не является патологией, считается, что он имеет важное значение для развития тонко дифференцированных процессов восприятия, особенно у музыкантов, художников, дегустаторов и пр.

Восприятие — психический процесс, позволяющий получить информацию о явлениях и предметах в целом, в совокупности их свойств, сформировать их целостный образ. Восприятие завершается узнаванием.

Восприятие — не просто сумма ощущений, а скорее процесс и результат их обработки. Оно включает систематизацию и интерпретацию информации, поступающей от органов чувств (в том числе на основе прошлого опыта, хранящегося в памяти — см. представление).

Восприятие является сложным процессом, в котором задействованы многие сферы психической деятельности человека: внимание (необходимо для отделения объекта от фона), память (узнавание основано на хранящейся в памяти информации), мышление (например, выделение и сопоставление наиболее важных признаков), моторная сфера (например, «ощупывающие» движения глаз при рассматривании предметов и пр.), эмоции (как будет видно далее, значительная часть симптомов нарушения чувственного познания связаны с определенными эмоциональными состояниями) и даже особенности личности [так, в некоторых направлениях психологии получили развитие теории о связи познания и особенностей темперамента, познавательных (когнитивных) «стилях» личности и т.д.].

Способность к восприятию не является врожденной, процессы восприятия проходят последовательные этапы развития у ребенка в первые годы его жизни. Он постепенно учится рассматривать и различать окружающие его объекты, вслушиваться в звуки, запоминает образы и их обозначения и т.д. При этом «обучение» сложным аспектам восприятия может происходить не только у детей, но и у взрослых на протяжении всей жизни (например, становление дифференцированного восприятия оттенков вкуса у вин, звучания тонов сердца при аускультации и пр.). Как мы увидим далее, таким же постепенным, как и становление процессов восприятия, может быть и их распад при патологии соответствующих центров коры (см. агнозии).

Можно выделить восприятие:

  • предметов и явлений (предметное восприятие)
  • пространства
  • движения
  • времени

Представление — процесс воспроизведения в памяти или воображении наглядных образов предметов или явлений, которые в данный момент не воздействуют на органы чувств (т.е. эти образы основаны на сохранившихся прошлых ощущениях и восприятиях).

Представлением называют как сам процесс, так и результат этого процесса, т.е. представляемый образ.

Каждый из нас может представить перед своим «мысленным взором» образ практически любого предмета или явления, с которым ему прежде приходилось часто встречаться, или пережить хотя бы однократную, но достаточно яркую и запоминающуюся встречу. Например, мы можем представить себе образ президента своей страны, машины любимой марки, самолета, представить звучание голоса известного актера и пр. В других случаях, задавшись соответствующей целью, мы можем вообразить себе какой-либо нереалистичный образ (например, человека со 100 руками), т.е. то, чего мы в жизни никогда не видели, однако комбинировать этот образ мы будем из того, с чем прежде встречались в жизни.

На самом деле способность представлять себе такие образы у разных людей выражена по-разному, у кого-то это получается лучше (обычно у художников, дизайнеров), у кого-то хуже.

Представляемые образы обычно нестойки, т.е. когда фокус нашего внимания смещается на что-то другое, они быстро распадаются. Проецируются эти образы в некое субъективное пространство, не связанное с реальным пространством, окружающим человека в текущий момент (т.е. мы можем представить себе что-то очень большое, например самолет, размер помещения, в котором при этом находимся, не имеет никакого значения, ибо представляемые образы никак не связаны с этим реальным пространством).

Образы представлений могут возникать произвольно (в соответствии с нашим волевым усилием) или непроизвольно (например, глядя на лимон, мы вместе с этим часто непроизвольно представляем его кислый вкус). К непроизвольным представлениям можно также отнести сновидения.

Поскольку представления возникают при отсутствии действующих на органы чувств объектов, они менее ярки, менее детальны, более фрагментарны, чем обычное восприятие реальных объектов. При этом представления более схематизированы и обобщены, чем восприятие, так как отражают наиболее характерные особенности, свойственные целому классу сходных объектов. Степень обобщенности в представлениях может быть различной. Так называемые единичные представления (например, образ своей матери) индивидуальны и конкретны, хотя и они содержат некую степень обобщения, поскольку являются суммированными образами многих восприятий конкретного объекта. Общие представления более абстрактны и объединяют в себе прежде воспринимавшиеся образы множества схожих предметов (например, образ матери в целом как обобщенный образ женщины, воспитывающей своих детей).

Представление является переходной ступенью от восприятия к абстрактно-логическому мышлению (т.е. к абстрактным понятиям). В отличие от понятий представления еще не содержат выделения внутренних, скрытых от непосредственного восприятия закономерных связей и отношений.

Можно представить себе такую условную последовательность этапов обработки информации, проходящей путь от процесса ощущения к мышлению:

  • ощущение (например, веса наступившего вам на ногу попутчика в метро)
  • восприятие (например, попутчика, с которым вы едете в метро, который только что наступил вам на ногу и которого вы теперь рассматриваете)
  • представление (например, образ того попутчика в метро, который вчера наступил вам на ногу)
  • понятие (например, о характеристиках попутчиков, которые обычно больно наступают на ноги в метро)

Нейробиология процессов ощущения, восприятия, представления

Первичная, субкортикальная обработка информации, поступающей от всех органов чувств (за исключением обоняния), происходит в таламусе (зрительном бугре). Дальнейшая обработка происходит в корковых центрах анализаторов — первичных (проекционных, проводящих оценку отдельных параметров объектов), вторичных (проводящих более сложный, комплексный анализ воспринимаемой информации) и третичных (ассоциативных, объединяющих информацию от разных анализаторов). Более того, обработка поступающей информации может проводиться на разных «уровнях» и в различных «направлениях».

Например, для зрительного восприятия: из первичных зрительных центров, расположенных в затылочных долях коры больших полушарий, для дальнейшей обработки информация идет в двух направлениях: дорсальном (в направлении задней части теменной доли коры) и вентральном (в направлении нижней части височной доли коры).

Дорсальный поток информации (канал «где?») необходим для оценки пространства, локализации в нем объекта, оценки его движения; эта информация определяет движения глаз, необходимые для целостного восприятия объекта.

Вентральный поток информации (канал «что?») связан с узнаванием объекта, предметным восприятием. При этом по мере «движения» информации от первичной зрительной коры (затылка) по вентральному потоку (к направлению полюса височной зоны) происходит все более дифференцированное восприятие предметов. В височной коре «хранятся» образы представлений всех предметов, на их основе и происходит узнавание. Локализация этого «хранения» семантически организована (по смысловым категориям, т.е. предметы, относящиеся к одной категории, хранятся рядом).

Эти нейрофизиологические особенности восприятия позволяют понять различные варианты патологии восприятия, например, различные варианты агнозии или галлюцинаций.


Основные свойства восприятия и виды восприятия

Уяснив суть понятия «восприятие» и разобрав его физиологические механизмы, мы приступаем к рассмотрению основных свойств восприятия как познавательного психического процесса. К основным свойствам восприятия следует отнести следующие: предметность, целостность, структурность, константность, осмысленность, апперцепция, активность.

Предметность восприятия — это способность отражать объекты и явления реального мира не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отдельных предметов. Следует отметить, что предметность не является врожденным свойством восприятия. Возникновение и совершенствование этого свойства происходит в процессе онтогенеза, начиная с первого года жизни ребенка. И. М. Сеченов полагал, что предметность формируется на основе движений, обеспечивающих контакт ребенка с предметом. Без участия движения образы восприятия не обладали бы качеством предметности, т. е. отнесенности к объектам внешнего мира.

Заговорив о роли движения в обеспечении предметности восприятия, мы не можем не остановиться на более детальном рассмотрении моторного компонента восприятия. К моторным компонентам относятся: движение руки, ощупывающей предмет; движения глаза, прослеживающего видимый контур; движения гортани, воспроизводящие звук, и т. д.

Вообще, следует отметить, что в работе глаз и рук есть много общего. Так, глаза, как и руки, последовательно осматривают, или «ощупывают», контуры рисунка и предмета. Движения глаз разнообразны и выполняют много функций. При зрительном восприятии имеют место микро- и макродвижения глаз. Если наблюдатель пристально смотрит в какую-либо точку неподвижного предмета, то субъективно у него возникает представление, что он фиксирует эту точку неподвижным взором. Однако регистрация движений глаз показывает, что в действительности зрительное восприятие сопровождается непроизвольными и незаметными для наблюдателя микродвижениями. Таким образом, возможность предметного восприятия в значительной мере обусловлена присутствием в процессе восприятия моторного компонента. Причем это справедливо не только для зрительного или осязательного восприятия. Это характерно и для других модальностей. Так, услышав звук или почувствовав запах, мы совершаем определенные ориентировочные движения в отношении источника раздражения. Однако, как и в случае микро-движения глаз, эти ориентировочные движения часто не осознаются человеком.

Другим свойством восприятия является целостность. В отличие от ощущения, отражающего отдельные свойства предмета, восприятие дает целостный образ предмета. Он складывается на основе обобщения получаемой в виде различных ощущений информации об отдельных свойствах и качествах предмета. Компоненты ощущения настолько прочно связаны между собой, что единый сложный образ предмета возникает даже тогда, когда на человека непосредственно действуют только отдельные свойства или отдельные части объекта. Этот образ возникает условно рефлекторно вследствие связи между различными ощущениями. Или, говоря другими словами, целостность восприятия выражается в том, что даже при неполном отражении отдельных свойств воспринимаемого объекта происходит мысленное достраивание полученной информации до целостного образа конкретного предмета.

С целостностью восприятия связана и его структурность. Данное свойство заключается в том, что восприятие в большинстве случаев не является проекцией наших мгновенных ощущений и не является простой их суммой. Мы воспринимаем фактически абстрагированную от этих ощущений обобщенную структуру, которая формируется в течение некоторого времени. Например, если человек слушает какую-нибудь мелодию, то услышанные ранее ноты еще продолжают звучать у него в сознании, когда поступает информация о звучании новой ноты. Обычно слушающий понимает мелодию, т. е. воспринимает ее структуру в целом. Очевидно, что последняя из услышанных нот сама по себе не может быть основой для такого понимания — в сознании слушающего продолжает звучать вся мелодия с разнообразными взаимосвязями входящих в нее элементов. Таким образом, восприятие доводит до нашего сознания структуру предмета или явления, с которым мы столкнулись в реальном мире.

Следующим свойством восприятия является константность. Константностью называется относительное постоянство некоторых свойств предметов при изменении условий их восприятия. Например, движущийся вдали грузовой автомобиль будет нами по-прежнему восприниматься как большой объект, несмотря на то, что его изображение на сетчатке глаза будет значительно меньше, чем его изображение, когда мы стоим возле него.

Благодаря свойству константности, проявляющемуся в способности перцептивной системы компенсировать изменения условий восприятия, мы воспринимаем окружающие нас предметы как относительно постоянные. В наибольшей степени константность наблюдается при зрительном восприятии цвета, величины и формы предметов.

Так, константность восприятия цвета заключается в относительной неизменности видимого цвета при изменении освещения. Например, кусок угля в летний солнечный полдень будет примерно в восемь-девять раз светлее, чем мел в сумерки. Однако мы воспринимаем его окраску как черную, а не белую. В то же время цвет мела даже в сумерках для нас будет белым. Следует отметить, что явление константности цвета обусловливается совокупным действием ряда причин, в том числе адаптацией к общему уровню яркости зрительного поля светлостным контрастом, а также представлениями о действительном цвете предметов и условиях их освещенности.

Константность восприятия величины предметов выражается в относительном постоянстве видимой величины предметов при их различной удаленности. Например, приведенная выше иллюстрация с грузовым автомобилем. Другой пример — рост одного и того же человека с расстояния 3,5 и 10 метров воспринимается нами как неизменный, хотя величина изображения этого человека на сетчатке глаза в зависимости от удаленности будет различной. Это объясняется тем, что при сравнительно небольшой удаленности предметов восприятие их величины определяется не только величиной образа на сетчатке, но и действием ряда факторов. Таким дополнительным, но весьма существенным фактором является напряжение глазных мышц, приспосабливающихся к фиксированию предмета на разных расстояниях. В результате информация о степени напряженности глазных мышц передается в мозг и учитывается в сложной аналитической работе перцептивной системы, выполняемой ею при оценке роста человека.

Константность восприятия формы предметов заключается в относительной неизменности восприятия при изменении положения предметов по отношению к линии взора наблюдателя. С каждым изменением положения предмета относительно глаз форма его изображения, на сетчатке меняется (например, можно смотреть на предмет прямо, сбоку, с тыльной стороны и т. д.). Однако благодаря движению глаз по контурным линиям предметов и выделению характерных сочетаний контурных линий, известных нам по прошлому опыту, форма воспринимаемого предмета для нас остается постоянной.

Источником константности восприятия являются активные действия перцептивной системы. Многократное восприятие одних и тех же предметов при разных условиях обеспечивает постоянство (инвариантность, неизменную структуру) перцептивного образа относительно изменчивых условий, а также движений самого рецепторного аппарата. Таким образом, свойство константности объясняется тем, что восприятие представляет собой своеобразное саморегулирующееся действие, обладающее механизмом обратной связи и подстраивающееся к особенностям воспринимаемого объекта и условиям его существования. Без константности восприятия человек не смог бы ориентироваться в бесконечно многообразном и изменчивом мире.

Предшествующий перцептивный опыт играет большое значение в процессе восприятия. Более того, особенности восприятия определяются всем предшествующим практическим и жизненным опытом человека, поскольку процесс восприятия неотделим от деятельности.

Следует отметить, что восприятие зависит не только от характера раздражения, но и от самого субъекта. Воспринимают не глаз и ухо, а конкретный живой человек. Поэтому в восприятии всегда сказываются особенности личности человека. Зависимость восприятия от общего содержания нашей психической жизни называется апперцепцией.

Огромную роль в апперцепции играют знания человека, его предшествующий опыт, его прошлая практика. Например, если вам предъявить ряд незнакомых фигур, то уже на первых фазах восприятия вы постараетесь найти какие-то эталоны, с помощью которых можно было бы охарактеризовать воспринимаемый объект. В процессе восприятия, для того чтобы классифицировать то, что воспринимаете, вы будете выдвигать и проверять гипотезы о принадлежности объекта к той или иной категории предметов. Таким образом, при восприятии активизируется прошлый опыт. Поэтому один и тот же предмет может по-разному восприниматься различными людьми.

Знания и опыт оказывают значительное влияние на точность и ясность восприятия. Например, не узнавая при восприятии иностранного языка малознакомые слова, мы тем не менее безошибочно разбираем родную речь даже тогда, когда слова произносятся невнятно.

Содержание восприятия определяется и поставленной перед человеком задачей, и мотивами его деятельности, его интересами и направленностью. Например, тот, кто мало интересуется техникой, чаще всего видит только грубые различия в автомобилях разных конструкций и не замечает многих других конструктивных особенностей.

Существенное место в апперцепции занимают установки и эмоции, которые могут изменять содержание восприятия. Например, контролер ОТК на производстве легко находит бракованные детали не только потому, что хорошо умеет это делать, а потому что в результате профессиональной деятельности у него выработалась установка на восприятие проверяемых им изделий именно с этой стороны. Аналогичную картину мы наблюдаем и в отношении эмоциональной окраски воспринимаемой информации. Так, мать спящего ребенка может не слышать шума улицы, но мгновенно реагирует на любой звук, доносящийся со стороны ребенка.

Явление ошибочного (ложного) или искаженного восприятия называется иллюзией восприятия. Иллюзии наблюдаются в любых видах восприятия (зрительного, слухового и др.). Природа иллюзий определяется не только субъективными причинами, такими как установка, направленность, эмоциональное отношение и т. п., но и физическими факторами и явлениями: освещенность, положение в пространстве и др.

Следующим свойством восприятия является его осмысленность. Хотя восприятие возникает при непосредственном действии раздражителя на органы чувств, перцептивные образы всегда имеют определенное смысловое значение. Как мы уже говорили, восприятие человека теснейшим образом связано с мышлением. Связь мышления и восприятия прежде всего выражается в том, что сознательно воспринимать предмет — это значит мысленно назвать его, т. е. отнести к определенной группе, классу, связать его с определенным словом. Даже при виде незнакомого предмета мы пытаемся установить в нем сходство с другими предметами. Следовательно, восприятие не определяется просто набором раздражителей, воздействующих на органы чувств, а представляет собой постоянный поиск наилучшего толкования имеющихся данных.

Процесс осмысления воспринимаемой информации может быть представлен структурно-логической схемой. На первом этапе процесса восприятия происходит выделение комплекса стимулов из потока информации и принятие решения о том, что они относятся к одному и тому же определенному объекту. На втором этапе происходит поиск в памяти аналогичного или близкого по составу ощущений комплекса признаков, по которым можно идентифицировать объект. На третьем этапе происходит отнесение воспринятого объекта к определенной категории с последующим поиском дополнительных признаков, подтверждающих или опровергающих правильность принятого решения. И наконец, на четвертом этапе формируется окончательный вывод о том, что это за объект, с приписыванием ему еще не воспринятых свойств, характерных для объектов одного с ним класса. Таким образом, восприятие — это в значительной степени интеллектуальный процесс.

Говоря об основных свойствах восприятия, мы не можем не остановиться еще на одном, не менее существенном свойстве восприятия как психического процесса. Это свойство — активность (или избирательность). Оно заключается в том, что в любой момент времени мы воспринимаем только один предмет или конкретную группу предметов, в то время как остальные объекты реального мира являются фоном нашего восприятия, т. е. не отражаются в нашем сознании.

Например, вы слушаете лекцию или читаете книгу и совсем не обращаете внимания на то, что происходит у вас за спиной. Вы воспринимаете или речь лектора, или текстовое содержание книги, поскольку ваше восприятие направлено (т. е. активировано) именно на это, но так было до тех пор, пока я не сказал вам об этом. Сказав о том, что вы не обращаете внимания на то, что происходит у вас за спиной, я перенаправил на определенный период времени ваше внимание на другой пространственный участок, и вы стали воспринимать те предметы, которые находятся вокруг вас, в том числе и за вашей спиной, т. е. те предметы, которые минуту назад никак не были представлены в вашем сознании.

Таким образом, мы можем полагать, что природа активности восприятия обусловлена самой природой нашего сознания.

Познакомившись с основными свойствами восприятия, давайте ответим на вопрос, какие основные виды восприятия существуют. Опираясь на современную психологическую литературу, можно выделить несколько подходов к классификации восприятия (рис. 8.1). В основе одной из классификаций восприятия, так же как и ощущений, лежат различия в анализаторах, участвующих в восприятии. В соответствии с тем, какой анализатор (или какая модальность) играет в восприятии преобладающую роль, различают зрительное, слуховое, осязательное, кинестетическое, обонятельное и вкусовое восприятие.


Обычно восприятие — результат взаимодействия ряда анализаторов. Двигательные ощущения в той или иной степени участвуют во всех видах восприятия. В качестве примера можно назвать осязательное восприятие, в котором участвуют тактильный и кинестетический анализаторы. Аналогично в слуховом и зрительном восприятии также участвует двигательный анализатор. Различные виды восприятия редко встречаются в чистом виде. Обычно они комбинируются, и в результате возникают сложные виды восприятия. Так, восприятие учеником текста на уроке включает зрительное, слуховое и кинестетическое восприятие.

Основой другого типа классификации типов восприятия являются формы существования материи: пространство, время и движение. В соответствии с этой классификацией выделяют восприятие пространства, восприятие времени и восприятие движения.

Свойства восприятия — Психологос

Основными свойствами восприятия являются предметность, целостность, константность и категориальность.

Предметность восприятия

Под предметностью восприятия понимают отнесенность всех полученных с помощью органов чувств сведений о внешнем мире к самим предметам, а, например, не к раздражаемым рецепторным поверхностям или структурам мозга, участвующим в обработке информации. Результаты современных экспериментальных исследований свидетельствуют о том, что младенцы самого раннего возраста воспринимают предметы не как постоянно меняющиеся состояния своих органов чувств, а как нечто независимо от них существующее и противостоящее им во внешнем окружении. Формирование предметности восприятия связано с первыми практическими действиями ребенка, которые имеют предметный характер, направлены на внешние объекты и приспособлены к их особенностям, местоположению и форме. В дальнейшем, когда восприятие выделяется в относительно самостоятельную систему перцептивных действий, практическая деятельность продолжает ставить перед ним те или иные перцептивные задачи и неизбежно требует адекватного, следовательно, предметного отражения действительности.

Целостность

Свойство восприятия, состоящее в том, что всякий объект, а тем более пространственная предметная ситуация, воспринимается как устойчивое системное целое, даже если некоторые части этого целого в данный момент не могут быть наблюдаемы. Целостность восприятия рассматривается в психологии как отражение целостности, объективно присущей воспринимаемому миру.

Константность восприятия

Относительное постоянство некоторых воспринимаемых свойств предметов при сравнительно широком диапазоне изменений условий восприятия. Например, величина удаляющегося или приближающегося объекта воспринимается вместе с расстоянием между объектом и субъектом; поэтому восприятие его величины неразрывно связано с восприятием удаленности, или наоборот.

Категориальность восприятия

Свойственная высшим формам восприятия расчлененность и обобщенность. Примером может служить речевой слух, основанный, в частности, на выделении фонематических признаков звуков и их отнесении к тем или иным фонетическим категориям.

Важной особенностью восприятия является его зависимость от прошлого опыта, знаний, содержания и задач выполняемой деятельности, индивидуально-психологических различий людей (потребностей, склонностей, интересов, мотивов, эмоционального состояния и др.). Под влиянием этих факторов создается характерная для каждого человека апперцепция, обусловливающая значительные различия при восприятии одних и тех же предметов разными людьми или одним и тем же человеком в разное время.

  • Предметность — объекты воспринимаются не как бессвязный набор ощущений, а составляют образы конкретных предметов.
  • Структурность — предмет воспринимается сознанием уже в качестве абстрагированной от ощущений смоделированной структуры.
  • Апперцептивность — на восприятие оказывает влияние общее содержание психики человека.
  • Контактность (константность) — на восприятие оказывают влияние обстоятельства, в которых оно происходит. Но несмотря на это восприятие остается относительно неизменным.
  • Избирательность — преимущественное выделение одних объектов по сравнению с другими.
  • Осмысленность — предмет сознательно воспринимается, мысленно называется (связывается с определённой категорией), относится к определённому классу

Осмысление состоит из этапов:

  1. Селекция — выделение из потока информации объекта восприятия
  2. Организация — объект идентифицируется по комплексу признаков
  3. Категоризация и приписывание объекту свойств объектов этого класса

Восприятие зрительных образов

Определение 1

Зрительное восприятие представляет собой сложный, синтезный процесс, в котором задействованы как перцептивные системы организма, так и психические процессы, одним из значимых результатов реализации которых выступает формирование зрительных образов.

Информационная емкость зрительных образов

В информационном отношении зрительные образы представляют собой емкую форму, концепт репрезентации окружающей действительности, в котором отражается информация о пространственно-временных, фигуративных, цветовых, динамических характеристиках.

В процессе моделирования зрительных образов личности удается выявлять все возможные отношения реальной и представляемой ситуации, при этом многомерность кодов (многочисленные цветовые решения, фигуральные конструкции) не вызывает увеличения времени восприятия.

Зрительные образы характеризуются высокой ассоциативной силой, благодаря чему надолго остаются в памяти человека.

В зрительном восприятии, формировании зрительных образов выделяют два типа структур:

  • структуру проксимальной стимуляции, которая соотносится с анатомическими координатами сетчатки;
  • пространственную структуру, связанную с локализацией трехмерного пространства окружающего мира.

Обе указанные структуры характеризуются рядом картинных свойств, формирующих чувственную ткань образа, которая в сознании реципиента сливается с предметным содержание воспринимаемой окружающей действительности.

Пространственно-временная составляющая зрительного образа

Пространственная структура зрительного образа формируется в результате предметных действий субъекта, причем, процесс формирования образа сопровождается его наполнением предметным содержанием, свойствами, моделирование образной формы, совместно с которой он локализуется во внешнем пространстве.

В процессе формирования зрительного образа он находится в состоянии постоянных изменений, трансформаций, движения, что формирует свойство открытости, незавершенности феномена.

Готовые работы на аналогичную тему

Помимо пространственных категорий в зрительных образах отражаются также временные характеристики. В «остановленных мгновениях», мысленных картинках одновременно присутствуют элементы прошлого, настоящего и будущего. Данные характеристики визуальных образов позволяют, с одной стороны, воспринимать окружающий мир стабильным, с другой, — учитывать происходящие в нем текущие, прошлые и возможные предстоящие трансформации. Указанное свойство позволяет посредством зрительных образов отражать действительность во всем многообразии ее проявлений, разнообразии как видимых, так и скрытых взаимосвязей между объективными и субъективными феноменами.

Особенности восприятия зрительных образов

Зрительные образы характеризуются многокатегориальностью, многомерностью, полимодальностью. В процессе восприятия образа человек перемещается в мир символических концептов, значений, осуществляет субъективную интерпретацию построенного им образа мира, симулякра действительности.

При восприятии зрительных образов личность, прежде всего, осознает предметное содержание образа, соответствующее смысловой стороне познавательной задачи, которая была выдвинута индивидуумом. Другими словами, интерес, внимание личности направлено исключительно на объект познания, образ которого формируется, фоновые характеристики практически не воспринимаются; восприятие образа, его оценивание во многом обусловлено субъективными предпочтениями личности, что формирует высокую субъектность зрительных образов.

Замечание 1

Таким образом, восприятие зрительных образов представляет собой сложный процесс, в результате которого у личности формируется своеобразный симулякр окружающей действительности, особая реальность с переосмысленными пространственно-временными категориями, субъектным предметным содержанием.

Более глубокий взгляд на зрительное восприятие изображений человеком

  • Сун Р., Лиан З., Тан И, Сяо Дж. Эстетическая визуальная оценка качества китайского почерка. В: Двадцать четвертая Международная совместная конференция по искусственному интеллекту. 2015.

  • Маджумдар А., Кришнан П., Джавахар К. Визуально-эстетический анализ изображений рукописных документов. В: 15-я Международная конференция по границам в распознавании рукописного ввода (ICFHR), 2016 г., IEEE. 2016; п. 423–428.

  • Адак, К., Чаудхури, Б.Б., Блюменштейн, М.: Разборчивость и эстетический анализ почерка. В: 2017 14-я Международная конференция IAPR по анализу и распознаванию документов (ICDAR). Том 1., IEEE (2017) 175–182.

  • Лю Ю, Гу З, Ко ТХ. Прогнозирование интереса СМИ с помощью предвзятого дискриминантного встраивания и контролируемой множественной регрессии. В: МедиаЭвал. 2017.

  • Маркант Г., Демарти К., Шамаре К., Сиро Дж., Шевалье Л. Прогнозирование интересности и его применение к иммерсивному контенту.Опубликовано: Международная конференция по индексированию мультимедиа на основе контента (CBMI), 2018 г., IEEE. 2018; п. 1–6.

  • Де Херинг А., Хутуйс С., Россион Б. Целостная обработка лица становится зрелой в возрасте 4 лет: свидетельство эффекта составного лица. J Exp Детская психология. 2007;96(1):57–70.

    Google ученый

  • Ke Y, Tang X, Jing F. Разработка функций высокого уровня для оценки качества фотографий. В: ЦВПР. Том 1., IEEE.2006 г.; п. 419–426.

  • Рой Х., Ямасаки Т., Хашимото Т. Прогнозирование эстетики изображения с использованием объектов в сцене. В: Материалы Международного совместного семинара 2018 года по анализу мультимедийных произведений искусства и вычислению привлекательности в мультимедиа, ACM. 2018; п. 14–19.

  • Махайдик Дж., Хэнбери А. Классификация аффективных изображений с использованием признаков, вдохновленных психологией и теорией искусства. В: Мультимедиа ACM, ACM. 2010 г.; п. 83–92.

  • Борт Д., Джи Р., Чен Т., Брейэл Т., Чанг С.Ф.Крупномасштабная онтология визуальных настроений и детекторы с использованием пар прилагательных существительных. В: Мультимедиа ACM. 2013; п. 223–232.

  • Сонг К., Яо Т., Линг К., Мэй Т. Повышение качества анализа тональности изображения с помощью визуального внимания. Нейрокомпьютинг. 2018; 312: 218–28.

    Google ученый

  • Хосла А., Раджу А.С., Торралба А., Олива А. Понимание и прогнозирование запоминаемости изображений в больших масштабах. В: ICCV. 2015.

  • Цзин П., Су Ю, Ни Л, Гу Х, Лю Дж, Ван М.Структура совместной низкоранговой и разреженной регрессии для предсказания запоминаемости изображения. В: IEEE Transactions on Circuits and Systems for Video Technology. 2018.

  • Zhu JY, Kr¨ahenb¨uhl P, Shechtman E, Efros. Изучение дискриминативной модели восприятия реализма в составных изображениях. Препринт arXiv arXiv:1510.00477 2015.

  • Джоу Б., Чен Т., Паппас Н., Реди М., Топкара М., Чанг С.Ф. Визуальный эффект во всем мире: крупномасштабная многоязычная онтология визуальных настроений.В: Материалы 23-й ежегодной конференции ACM по мультимедийной конференции, ACM. 2015 г.; п. 159–168.

  • Сержант Дж. Исследование компонентных и конфигурационных процессов, лежащих в основе восприятия лица. Бр Дж Психол. 1984;75(2):221–42.

    Google ученый

  • Шванингер А., Лобмайер Дж. С., Уоллрейвен С., Коллишоу С. Два пути к восприятию лица: данные психофизики и компьютерного моделирования. когнитивные науки.2009;33(8):1413–40.

    Google ученый

  • Тан С. На пути к единой учетной записи обработки лиц (и, возможно, объектов). Кандидатская диссертация, Массачусетский технологический институт (2012 г.).

  • Маффей Л., Фиорентини А. Зрительная кора как анализатор пространственной частоты. Вис Рез. 1973; 13 (7): 1255–67.

    Google ученый

  • Де Валуа Р.Л., Альбрехт Д.Г., Торелл Л.Г.Пространственная частотная избирательность клеток зрительной коры макака. Вис Рез. 1982;22(5):545–59.

    Google ученый

  • Бек Дж., Саттер А., Иври Р. Пространственные частотные каналы и перцептивная группировка при разделении текстуры. Процесс обработки графических изображений CompVis. 1987;37(2):299–325.

    Google ученый

  • Кэмпбелл Ф., Маффей Л. Влияние пространственной частоты и контраста на восприятие движущихся моделей.Вис Рез. 1981;21(5):713–21.

    Google ученый

  • Мур Р.С., Стаммерйохан К.А., Коултер Р.А. Конгруэнтность контекста баннера рекламодателя и веб-сайта и влияние цвета на внимание и отношение. J Реклама. 2005;34(2):71–84.

    Google ученый

  • Li X. Анализ применения и эффекта цвета в рекламе в новых медиа. В: 7-я Международная конференция по менеджменту, образованию, информации и контролю (MEICI 2017), Atlantis Press.2017.

  • Изола П., Сяо Дж., Парих Д., Торралба А., Олива. Что делает фотографию запоминающейся? Анализ шаблонов и машинный интеллект. IEEE транс. 2014;36(7):1469–82.

    Google ученый

  • Датта, Р., Ли, Дж., Ван, Дж. З.: Алгоритмический вывод эстетики и эмоций в естественных изображениях: экспозиция. В: ICIP, IEEE (2008) 105–108.

  • Wu Y, Bauckhage C, Thurau C: Хорошее, плохое и уродливое: предсказание эстетических ярлыков для изображений.В: Распознавание образов (ICPR), 20-я Международная конференция IEEE, 2010 г. 2010 г.; п. 1586–1589 гг.

  • Гигли М., Грабнер Х., Рименшнайдер Х., Натер Ф., Гул Л.В. Интересность образов. В: ICCV, IEEE. 2013; п. 1633–1640 гг.

  • Хосла А., Дас Сарма А., Хамид Р. Что делает изображение популярным? В: Материалы 23-й международной конференции по Всемирной паутине, Руководящий комитет международных конференций по всемирной паутине. 2014; п. 867–876.

  • Лалонд Дж., Эфрос А.Использование цветовой совместимости для оценки реалистичности изображения. В: ICCV. 2007.

  • Fan S, Ng TT, Herberg JS, Koenig BL, Tan CYC, Wang R. Автоматизированный оценщик визуального реализма изображения, основанный на человеческом познании. В: CVPR, IEEE. 2014; п. 4201–4208.

  • Lu X, Suryanarayan P, Adams Jr, RB, Li J, Newman MG, Wang JZ. О форме и вычислимости эмоций. В: Материалы 20-й международной конференции ACM по мультимедиа, ACM. 2012 г.; п. 229–238.

  • Ян Дж., Ше Д., Лай Ю.К., Розин П.Л., Ян М.Х.Слабо контролируемые связанные сети для визуального анализа настроений. В: Материалы конференции IEEE по компьютерному зрению и распознаванию образов. 2018; п. 7584–7592.

  • Дубей Р., Петерсон Дж., Хосла А., Ян М.Х., Ганем. Что делает объект запоминающимся? В: Труды Международной конференции IEEE по компьютерному зрению. (2015) 1089–1097.

  • Чен Т., Борт Д., Даррелл Т., Чанг С.Ф. Deepsentibank: классификация концепций визуальных настроений с помощью глубоких сверточных нейронных сетей.Препринт arXiv arXiv:1410.8586 2014.

  • Атнив Ф. Некоторые информационные аспекты зрительного восприятия. Psychol Rev. 1954; 61 (3): 183.

    Google ученый

  • Гордон И.Э. Теории зрительного восприятия. Хоув: Психологическая пресса; 2004.

    Google ученый

  • Родс Г. Эволюционная психология красоты лица. Анну Рев Психол. 2006; 57: 199–226.

    Google ученый

  • Вагеманс Дж., Элдер Дж. Х., Кубови М., Палмер С. Е., Петерсон М. А., Сингх М., фон дер Хейдт Р. Век гештальт-психологии в визуальном восприятии: I. перцептивная группировка и организация фигура-фон. Психологический бык. 2012;138(6):1172.

    Google ученый

  • Брюс В., Янг А.В. Восприятие лица. Хоув: Психологическая пресса; 2012.

    Google ученый

  • Танака Дж., Готье И.Умение распознавать объекты и лица. Психологическое обучение Мотив. 1997; 36: 83–125.

    Google ученый

  • Олива А., Торральба А. Моделирование формы сцены: целостное представление пространственной оболочки. Int J Comput Vis. 2001;42(3):145–75.

    МАТЕМАТИКА Google ученый

  • Петерсон М.А., Родс Г. Восприятие лиц, объектов и сцен: аналитические и целостные процессы.Оксфорд: Издательство Оксфордского университета; 2003.

    Google ученый

  • Rhodes G, Byatt G, Michie PT, Puce A. Является ли веретенообразная область лица специализированной для лиц, индивидуации или экспертной индивидуации? J Cognit Neurosci. 2004;16(2):189–203.

    Google ученый

  • Даугман Дж.Г. Соотношение неопределенностей для разрешения в пространстве, пространственной частоты и ориентации оптимизировано с помощью двумерных визуальных кортикальных фильтров.ХОСА А. 1985; 2(7):1160–9.

    Google ученый

  • Де Валуа Р.Л., Де Валуа К.К. Пространственное видение. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета; 1990.

    Google ученый

  • Харрис КС. Визуальное кодирование и адаптивность. Хоув: Психологическая пресса; 2014.

    Google ученый

  • Тамура Х., Мори С., Ямаваки Т. Особенности текстуры, соответствующие зрительному восприятию.IEEE Transa Syst Man Cybern. 1978;8(6):460–73.

    Google ученый

  • Watt R. Сканирование от грубого до мелкого пространственного масштаба в зрительной системе человека после появления стимула. ХОСА А. 1987;4(10):2006–21.

    Google ученый

  • Бар М., Кассам К.С., Гуман А.С., Бошян Дж., Шмид А.М., Дейл А.М., Хямальайнен М.С., Маринкович К., Шактер Д.Л., Розен Б.Р. и др. Нисходящее облегчение визуального распознавания.Proc Natl Acad Sci USA. 2006;103(2):449–54.

    Google ученый

  • Hussein A, Boix X, Poggio T. Обучение нейронных сетей распознаванию объектов с использованием размытых изображений. В: Тезисы маршевого собрания APS. Том 2019. 2019; п. Г70.012. https://ui.adsabs.harvard.edu/abs/2019APS..MARG70012H.

  • Джадд Т., Дюран Ф., Торральба А. Фиксации на изображениях с низким разрешением. Дж. Вис. 2011;11(4):14–14.

    Google ученый

  • Рёрбайн Ф., Годдард П., Шнайдер М., Джеймс Г., Го К.Как шум изображения влияет на фактическое и прогнозируемое распределение человеческого взгляда при оценке качества изображения? Вис Рез. 2015; 112:11–25.

    Google ученый

  • Познер М.И., Петерсен С.Е. Система внимания человеческого мозга. Технический отчет, документ DTIC. 1989

  • Чун ММ. Контекстная подсказка визуального внимания. Тенденции Cognit Sci. 2000;4(5):170–8.

    Google ученый

  • Лэнг П.Дж., Брэдли М.М.Международная система аффективных образов (IAS) в изучении эмоций и внимания. В: Справочник по выявлению и оценке эмоций, том 29. Новое. Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2007.

    Google ученый

  • Фань С., Шэнь З., Цзян М., Кениг Б.Л., Сюй Дж., Канканхалли М.С., Чжао К. Эмоциональное внимание: исследование чувства изображения и визуального внимания. В: Труды конференции IEEE по компьютерному зрению и распознаванию образов.2018; п. 7521–7531.

  • Кордел М., Фан С., Шен З., Канканхалли М.С. Эмоциональное человеческое внимание. В: Труды конференции IEEE по компьютерному зрению и распознаванию образов. 2019.

  • Вонг Л.К., Лоу К.Л. Предсказание класса эстетики изображения с повышенной значимостью. В: 2009 16-я Международная конференция IEEE по обработке изображений (ICIP), IEEE. 2009 г.; п. 997–1000.

  • Хосла А., Сяо Дж., Торралба А., Олива А. Запоминаемость областей изображения. В: Достижения в нейронных системах обработки информации.2012 г.; п. 296–304.

  • Манкас М., Ле Мер О. Запоминаемость природных сцен: роль внимания. В: 2013 Международная конференция IEEE по обработке изображений, IEEE. 2013; п. 196–200.

  • Файтл Дж., Аргириу В., Монекоссо Д., Реманьино П. Амнет: оценка запоминаемости с вниманием. В: Материалы конференции IEEE по компьютерному зрению и распознаванию образов. 2018; п. 6363–6372.

  • Паолаччи Г., Чендлер Дж., Ипейротис П. Проведение экспериментов на механическом турке Amazon.Принятие решений. 2010;5(5):411–9.

    Google ученый

  • Фан С., Цзян М., Шен З., Кениг Б.Л., Канканхалли М.С., Чжао К. Роль визуального внимания в прогнозировании настроений. В: Материалы 25-й международной конференции ACM по мультимедиа, ACM, 2017; п. 217–225.

  • Huang X, Shen C, Boix X, Zhao Q. Salicon: сокращение семантического разрыва в предсказании значимости путем адаптации глубоких нейронных сетей. В: Международная конференция IEEE по компьютерному зрению (ICCV).2015.

  • Рассел Б.К., Торральба А., Мерфи К.П., Фриман В.Т. Labelme: база данных и веб-инструмент для аннотирования изображений. Int J Comput Vis. 2008;77(1–3):157–73.

    Google ученый

  • Янг А., Хеллавелл Д., Хэй Д. Информация о конфигурации при восприятии лица. Восприятие. 1987;16(6):747–59.

    Google ученый

  • Гоффо В., Россион Б. Лица «пространственны» — целостное восприятие лица поддерживается низкими пространственными частотами.J Exp Psychol Hum Percept Perform. 2006;32(4):1023.

    Google ученый

  • Олива А., Торральба А., Шинс П.Г. Гибридные изображения. В: ACM Transactions on Graphics (TOG), том 25, ACM. 2006 г.; п. 527–532.

  • Шинс П.Г., Олива А. Доктор злой и мистер улыбка: при категоризации гибко модифицируется восприятие лиц в быстрых визуальных представлениях. Познание. 1999;69(3):243–65.

    Google ученый

  • Аллахбахш М., Бенаталла Б., Игнятович А., Мотахари-Нежад Х.Р., Бертино Э., Дуддар С.Контроль качества в краудсорсинговых системах: проблемы и направления. Интернет-вычисления IEEE. 2013;17(2):76–81.

    Google ученый

  • Ma X, Hancock JT, Mingjie KL, Naaman M. Самораскрытие и предполагаемая надежность профилей хозяев airbnb. В: CSCW. 2017; п. 2397–2409.

  • Rodríguez-Pardo C, Bilen H. Индивидуальная эстетика с остаточными адаптерами. В: Моралес А., Фьеррес Х., Санчес Х.С., Рибейро Б., редакторы.Распознавание образов и анализ изображений. Чам: Спрингер. 2019; п. 508–520. ISBN 978-3-030-31332-6.

    Google ученый

  • Пардо А., Йованович Дж., Доусон С., Гашевич Д., Мирриахи Н. Использование аналитики обучения для масштабирования предоставления персонализированной обратной связи. Br J Educ Technol. 2019;50(1):128–38.

    Google ученый

  • Крефт И.Г., Крефт И., де Леу Дж. Введение в многоуровневое моделирование.Ньюкасл-апон-Тайн: Сейдж; 1998.

    Google ученый

  • Weiss NA, Weiss CA. Вводная статистика. Лондон: Pearson Education USA; 2012.

    МАТЕМАТИКА Google ученый

  • Вальдес П., Меграбян А. Влияние цвета на эмоции. J Exp Psychol Gen. 1994; 123 (4): 394.

    Google ученый

  • Соколова М.В., Фернандес-Кабальеро А., Рос Л., Латорре Дж.М., Серрано Дж.П.Оценка предпочтения цвета для регуляции эмоций. В кн.: Искусственные вычисления в биологии и медицине. Спрингер. 2015 г.; п. 479–487.

  • Датта Р., Джоши Д., Ли Дж., Ван Дж.З. Изучение эстетики в фотографических изображениях с использованием вычислительного подхода. In: Европейская конференция по компьютерному зрению. Берлин, Гейдельберг: Springer; 2006. с. 288–301.

    Google ученый

  • Мошаген М, Тильш МТ. Факты визуальной эстетики.Int J Hum Comput Stud. 2010;68(10):689–709.

    Google ученый

  • Валентайн Т. Единый отчет о влиянии отличительности, инверсии и расы на распознавание лиц. Q J Exp Psychol Sect A. 1991; 43 (2): 161–204.

    Google ученый

  • Фарах М.Дж., Танака Дж.В., Дрейн Х.М. Что вызывает эффект инверсии лица? J Exp Psychol Hum Percept Perform. 1995;21(3):628.

    Google ученый

  • Delplanque S, Ndiaye K, Scherer K, Grandjean D. Пространственные частоты или эмоциональные эффекты?: систематическая мера пространственных частот для изображений iaps с помощью дискретного вейвлет-анализа. J Neurosci Методы. 2007;165(1):144–50.

    Google ученый

  • Лэнг П.Дж., Брэдли М.М., Катберт Б.Н. Эмоции, внимание и рефлекс испуга. Психолог преп.1990;97(3):377.

    Google ученый

  • Уэллс А., Мэтьюз Г. Внимание и эмоции. Лондон: ЛЕА; 1994.

    Google ученый

  • Итти Л., Кох С., Нибур Э. Модель визуального внимания на основе заметности для быстрого анализа сцены. IEEE Trans Pattern Anal Mach Intell. 1998; 11:1254–9.

    Google ученый

  • Ризенхубер М., Поджио Т.Иерархические модели распознавания объектов в коре головного мозга. Нат Нейроски. 1999;2(11):1019–25.

    Google ученый

  • Россион Б, Готье И. Как мозг обрабатывает прямые и перевернутые лица? Behav Cognit Neurosci Rev. 2002; 1 (1): 63–75.

    Google ученый

  • Gomes CF, Brainerd CJ, Stein LM. Влияние эмоциональной валентности и возбуждения на воспоминание и невоспоминание.J Exp Psychol Learn Mem Cognit. 2013;39(3):663.

    Google ученый

  • Поджио Т., Гироси Ф. Сети для приближения и обучения. Процедура IEEE. 1990;78(9):1481–97.

    МАТЕМАТИКА Google ученый

  • Gauthier I, Tarr M, et al. Стать экспертом по Greeble: изучение механизмов распознавания лиц. Вис Рез. 1997;37(12):1673–82.

    Google ученый

  • Вонг Ю.К., Фолштейн Дж.Р., Готье И.Природа опыта определяет репрезентации объектов в зрительной системе. J Exp Psychol Gener. 2012;141(4):682.

    Google ученый

  • Кокс Д., Пинто Н. Помимо простых функций: крупномасштабный подход к поиску функций для неограниченного распознавания лиц. В: Автоматическое распознавание лиц и жестов и семинары (FG 2011), Международная конференция IEEE 2011 г., IEEE, 2011 г., стр. 8–15.

  • Изола П., Сяо Дж., Торральба А., Олива А.Что делает образ запоминающимся? В: Компьютерное зрение и распознавание образов (CVPR), Конференция IEEE 2011 г., IEEE, 2011 г., стр. 145–152.

  • Сяо Дж., Хейс Дж., Эхингер К.А., Олива А., Торральба А. База данных Sun: крупномасштабное распознавание сцен от аббатства до зоопарка. В: Компьютерное зрение и распознавание образов (CVPR), конференция IEEE 2010 г., IEEE, 2010 г., стр. 3485–3492.

  • Олива А., Торральба А. Построение сути сцены: роль глобальных признаков изображения в распознавании.Прог Мозг Res. 2006; 155: 23–36.

    Google ученый

  • Далал, Н., Триггс, Б.: Гистограммы ориентированных градиентов для обнаружения человека. В: CVPR, том 1, IEEE, 2005; стр. 886–893.

  • Фельзенсвалб П.Ф., Гиршик Р.Б., Макаллестер Д., Раманан Д. Обнаружение объектов с помощью моделей на основе частей, обученных с помощью различения. ТПАМИ. 2010;32(9):1627–45.

    Google ученый

  • Li LJ, Su H, Fei-Fei L, Xing EP.Банк объектов: высокоуровневое представление изображений для классификации сцен и разрежения семантических признаков. В: Достижения в нейронных системах обработки информации. 2010 г.; стр. 1378–1386.

  • Лю Т., Юань З., Сунь Дж., Ван Дж., Чжэн Н., Тан Х., Шум Х.И. Учимся различать заметный объект. IEEE Trans Pattern Anal Mach Intell. 2011;33(2):353–67.

    Google ученый

  • Сривастава А., Ли А.Б., Симончелли Э.П., Чжу С.К.Об успехах статистического моделирования природных изображений. J Math Imaging Vis. 2003;18(1):17–33.

    MathSciNet МАТЕМАТИКА Google ученый

  • Чан С.С., Лин С.Дж. Libsvm: библиотека для машин опорных векторов. ACM Trans Intel Syst Technol (TIST). 2011;2(3):27.

    Google ученый

  • Ланг, П.Дж., Брэдли, М.М., Катберт, Б.Н.: Международная система аффективных изображений (iaps): рейтинги аффективных изображений и руководство по эксплуатации.Технический отчет А-8 (2008 г.).

  • Микелс Дж.А., Фредриксон Б.Л., Ларкин Г.Р., Линдберг К.М., Маглио С.Дж., Рейтер-Лоренц П.А. Данные об эмоциональных категориях изображений из международной системы аффективных изображений. Методы поведения Res. 2005;37(4):626–30.

    Google ученый

  • Хуан Г., Лю З., Ван дер Маатен Л., Вайнбергер К.К. Плотносвязные сверточные сети. В: Материалы конференции IEEE по компьютерному зрению и распознаванию образов.2017; стр. 4700–4708.

  • Русаковский О., Дэн Дж., Су Х., Краузе Дж., Сатиш С., Ма С., Хуанг З., Карпати А., Хосла А., Бернштейн М. и др. Крупномасштабная задача визуального распознавания Imagenet. Int J Comput Vis. 2015;115(3):211–52.

    MathSciNet Google ученый

  • Шолле Ф. Керас. Репозиторий GitHub. 2015.

  • Абади М., Агарвал А., Бархам П., Бревдо Э., Чен З., Ситро С., Коррадо Г.С., Дин А.Д.Джеффри, Девин М., Гемават С., Гудфеллоу И., Харп А., Ирвинг Г., Исард М., Йозефович Ю.Дж.Р. , Кайзер Л., Кудлур М., Левенберг Дж., Мане Д., Монга Р., Мур С., Ола Д.М.К., Шустер М., Шленс Дж., Штайнер Б., Суцкевер И., Талвар К., Такер П., Васудеван В.В.В., Виегас Ф., Виньялс О., Уорден П., Ваттенберг М., Вике М., Юань Ю., Сяоцян З.Tensorflow: крупномасштабное машинное обучение в гетерогенных распределенных системах. 2016. Препринт arXiv arXiv: 1603.04467.

  • Крижевский А., Суцкевер И., Хинтон Г.Е. Классификация Imagenet с помощью глубоких сверточных нейронных сетей. В: Pereira F, Burges CJC, Bottou L, Weinberger KQ, редакторы. Достижения в области нейронных систем обработки информации, том. 25. Ред Хук: Curran Associates Inc.; 2012. с. 1097–105.

    Google ученый

  • Рок И., Палмер С.Наследие гештальт-психологии. наук Ам. 1990;263(6):84–91.

    Google ученый

  • Сабур С., Фросс Н., Хинтон Г.Э. Капсулы Matrix с em роутингом. В: 6th International Conference on Learning Representations, ICLR, 2018.

  • Arend L, Han Y, Schrimpf M, Bashvan P, Kar K, Poggio T, DiCarlo JJ, Boix X. Отдельные единицы в глубокой нейронной сети функционально соответствуют с нейронами в головном мозге: предварительные результаты.Технический отчет, Центр мозгов, разума и машин (CBMM) (2018).

  • Аффективная оценка изображений влияет на личностные суждения через восприятие взгляда

    Abstract

    Лица, которые постоянно переводили взгляд на последующие целевые местоположения в задании на определение взгляда, были выбраны как заслуживающие большего доверия, чем лица, которые всегда отводили взгляд от цели, предполагая, что достоверность сигнала взгляда повлияла на суждения зрителей относительно объекта. достоверность человеческих лиц.Мы исследовали, будет ли влияние валентности мишени на эффект подсказки взглядом и суждения о личности, передаваемые лицом. Изображение лица двигало глазами влево или вправо, а эмоциональное целевое изображение (положительное, отрицательное или нейтральное) появлялось слева или справа от лица. Участники должны были указать местоположение этой цели, нажав клавишу. Целевому изображению предшествовало лицо, переместившее свой взгляд на целевое изображение (действительная реплика), лицо, которое направило свой взгляд в противоположную сторону (неверная реплика), или лицо, которое не двигало глазами (нет реплики).Воспринимаемая достоверность лица оценивалась после задания на определение взгляда. Результаты показали, что лица, которые смотрели на положительные цели, оценивались как более заслуживающие доверия, чем лица, которые смотрели на отрицательные цели. Однако валентность целей не влияла на рейтинг надежности в недействительных условиях и условиях отсутствия подсказки. Мы предполагаем, что интегрированная информация о предсказуемости реплики взгляда и валентности цели взгляда модулирует впечатления о личности лица.

    Образец цитирования: Шираи Р., Огава Х. (2020) Эмоциональная оценка изображений влияет на личностные суждения через восприятие взгляда. ПЛОС ОДИН 15(11): е0241351. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0241351

    Редактор: Veronica Whitford, University of New Brunswick Fredericton, CANADA

    Поступила в редакцию: 26 мая 2019 г.; Принято: 13 октября 2020 г .; Опубликовано: 5 ноября 2020 г.

    Copyright: © 2020 Shirai, Ogawa.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные, лежащие в основе выводов, находятся в нашей статье и ее вспомогательных информационных файлах.

    Финансирование: Эта работа была поддержана Японским обществом содействия развитию науки (JSPS KAKENHI) (https://www.jsps.go.jp/english/index.html) в виде грантов, присуждаемых RS (JP18J12574, JP20J00838) и HO (JP18K03191). Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Поскольку отношения сотрудничества всегда сопряжены с риском предательства, мы, как личности, должны иметь возможность судить о том, можно ли доверять другим.Космидес утверждал, что у людей есть специфичный для предметной области «модуль обнаружения мошенников», который указывает на то, что мы хорошо обнаруживаем нарушения социальных правил [1]. Действительно, было высказано предположение, что люди могут распознавать обманчивые лица лучше, чем лица, готовые к сотрудничеству (например, [2]).

    Различные факторы могут влиять на оценку личности других. Один из этих факторов включает в себя тип эмоциональной информации, связанной с человеком, подлежащим осуждению. Оценочное обусловливание (EC) использовалось для изучения того, как соединение объекта или человека с эмоциональными стимулами меняет оценку объекта или человека.Например, Kocsor и Bereczkei показали, что те лица, которые ранее сочетались с позитивными изображениями, оценивались как более заслуживающие доверия, чем другие лица, сопряженные с негативными изображениями [3, 4]. Таким образом, эмоциональная информация, окружающая лицо, может влиять на его восприятие.

    Кроме того, поскольку направление взгляда является мощным сигналом для определения внутреннего психического состояния других людей, наша когнитивная система/система внимания разработала способ использования информации, связанной с направлением взгляда, который облегчает социальное взаимодействие с другими людьми.Например, когда мы наблюдаем, как человек смотрит в определенное место, наше внимание автоматически переключается на это же место, и в результате мы можем обмениваться информацией друг с другом («совместное внимание»; [5–7]). Кроме того, недавние исследования показали, что восприятие взгляда влияет на личностные впечатления от лиц [8–12]. Бейлисс и Типпер использовали стимулы, включающие изображение лица, при котором глаза были направлены либо влево, либо вправо; затем за этим следовал целевой объект, который появлялся либо с левой, либо с правой стороны лица [8].Задача зрителя заключалась в том, чтобы как можно быстрее определить, является ли целевой объект кухонным инструментом или гаражным инструментом. Кроме того, достоверность ориентирующего лица оценивалась после ответа на цель. Результаты показали, что лица, которые постоянно смотрели на местонахождение цели («сотрудничающее лицо»), оценивались как более заслуживающие доверия, чем лица, которые всегда смотрели в сторону от цели («обманчивое лицо»). Бэйлисс и Типпер предположили, что информация о достоверности подсказки взгляда неявно кодировалась и ассоциировалась с идентичностью лица во время задачи подсказки взгляда, и эта информация затем модулирует впечатление зрителя о личности, передаваемой лицом.

    Поскольку по направлению взгляда других мы можем сделать вывод о том, что им нравится и в чем заключается их интерес в социальных взаимодействиях, для нас критически важно знать объект взгляда другого человека. Таким образом, вполне вероятно, что восприятие взгляда влияет не только на оценку личностного впечатления смотрящего, но и на привлекательность объектов, на которые смотрят. Несколько исследований показали, что объекты, на которые постоянно смотрели лица, нравились больше, чем объекты, которые эти лица игнорировали [13, 14].Кроме того, надежность смотрящего может модулировать опосредованную взглядом симпатию к объектам [10, 12, 15]. Так, Кинг и соавт. показали, что наблюдаемые объекты становились более симпатичными, когда на них смотрели заслуживающие доверия лица, чем не заслуживающие доверия лица, предполагая, что положительная оценка созерцателя способствовала опосредованному взглядом предпочтению объекта [10], что затем поднимает вопрос об обратном эффекте. Влияет ли эмоциональная валентность объекта, на который смотрят, на впечатление от лица смотрящего? Разумно предположить, что такой тип реакции возможен, потому что то, что интересует человека, может быть ключом к пониманию его личности.Однако, насколько нам известно, никакие предыдущие исследования не рассматривали этот вопрос.

    Целью настоящего исследования является выяснение того, влияет ли эмоциональная оценка изображений, представленных в качестве целей взгляда, на достоверность лица через восприятие взгляда. Участники выполняли типичную задачу на определение взгляда, где целевыми изображениями были визуальные сцены, содержащие эмоционально негативные (например, змеи) или позитивные объекты (например, пирожные). После пробы с подсказкой взгляда оценивалась достоверность лиц.Достоверность лица сравнивалась между двумя типами эмоций на просматриваемых изображениях. Мы предсказали, что эмоциональная валентность изображений будет влиять на личностные суждения только тогда, когда лицо смотрит на цель, а не от нее. Таким образом, лицо, которое постоянно смотрит на положительное целевое изображение, будет оцениваться как представляющее более заслуживающую доверия личность, чем лицо, которое постоянно смотрит на негативное изображение. Напротив, мы не ожидали таких различий в оценке лица, когда лица постоянно отводили взгляд от эмоциональных целей.Более того, предыдущие исследования показали, что воспринимаемое впечатление от лица изменялось при повторных парных предъявлениях эмоциональных образов (например, [4, 5]). Следовательно, наши результаты могут включать эффект таких простых повторяющихся презентаций. Чтобы контролировать эту возможность, мы также подготовили лицо без движения глаз. Если бы влияние валентности рассматриваемого изображения на оценку лица включало влияние повторяющихся представлений эмоциональных образов, мы могли бы ожидать увидеть эффект эмоциональных образов, даже если глаза на лице не двигались.С другой стороны, если эффект повторных предъявлений не включал результатов оценки лица, мы не ожидали никакого эффекта от эмоциональных образов, когда глаза на лице не двигались.

    Эксперимент 1

    Материалы и методы

    участников.

    Мы провели предварительный анализ мощности (G*мощность; [16, 17]), чтобы определить минимальный размер выборки, приняв следующие настройки: средний размер эффекта ( f ) 0,25, уровень значимости 5%. , 1 группа, 6 измерений, поправка на несферичность 0.2, а коэффициент внутриклассовой корреляции равен нулю. Было решено, что для достижения уровня мощности 0,80 необходимо минимум 18 участников. Ни одно предыдущее исследование не имело такого же экспериментального плана, как текущее исследование, и было трудно заранее узнать соответствующую величину эффекта. Поэтому мы использовали средний размер эффекта, чтобы избежать большого перетока мощности или слишком малой мощности. Более того, мы исследовали относительно большее количество участников по сравнению с рассчитанным размером выборки после рассмотрения возможности отсутствия данных.Наконец, 20 аспирантов и студентов из Университета Квансей Гакуин (3 мужчины и 17 женщин, средний возраст = 20,65 года) приняли участие в Эксперименте 1. Этическое одобрение всех экспериментов в нашем исследовании было получено Институциональным наблюдательным советом Университета Квансей Гакуин по изучению поведения. Исследования с участием людей. Все участники сообщили о нормальном зрении или о скорректированном до нормального зрения и дали свое информированное согласие на участие в исследовании.

    Стимулы и аппараты.

    Целевые изображения состояли из 18 приятных и 18 неприятных изображений. Эти изображения были выбраны из Международной системы аффективных изображений (IAPS; [18]; см. Приложение S1) и Открытого стандартизированного набора изображений для аффективных изображений (OASIS; [19]; ​​см. Приложение S1). Приятные образы содержали эмоционально положительные объекты (например, цветы и котята), а неприятные образы содержали эмоционально отрицательные объекты (например, змеи и лающие собаки). Размер всех целевых изображений был изменен и обрезан до 3,2° × 3,2° в MATLAB R2015a (Mathworks, Natick, MA).

    Тридцать шесть изображений лиц были выбраны из базы данных лиц Чикаго ([20]; азиатские лица; 18 изображений женщин, 18 изображений мужчин; примерный возрастной диапазон от 20 до 40 лет). Все лица были преобразованы в оттенки серого, изменены размеры до 3,2 ° × 3,2 ° и скорректированы средняя интенсивность и среднеквадратический контраст (СКЗ контраста) с использованием набора инструментов SHINE [21] в MATLAB R2015a (Mathworks, Natick, MA). Каждое лицо имеет три версии; на одном изображен прямой взгляд, на другом взгляд отведен влево, а на третьем изображении взгляд отведен вправо.Лица с отведенным взглядом были созданы путем обрезки и перемещения зрачков на лицах с прямым взглядом с помощью Photoshop (Adobe, Сан-Хосе, Калифорния).

    Презентация

    Stimulus управлялась с помощью компьютера (под управлением Mac OS Sierra), оснащенного расширениями MATLAB и Psychtoolbox. Стимулы предъявлялись на 24-дюймовых мониторах с разрешением 1920×1080 пикселей с частотой обновления 100 Гц. Ответы подавались с помощью клавиатуры (клавиши «f» и «j»). Клавиатура была повернута на 90 градусов так, чтобы клавиши ответа располагались спереди или вдали.

    Дизайн.

    Был проведен факторный план 3 × 2 с типом лица в качестве фактора внутри участника (действительная подсказка, недействительная подсказка и отсутствие подсказки) и целевым типом в качестве фактора внутри участника (отрицательным и положительным) (рис. 1). ). Лица с действительными подсказками постоянно смотрели на цель, тогда как лица с недействительными подсказками постоянно отводили взгляд от цели. Лица без реплик не двигали глазами во время испытания. Изображения лиц 36 разных людей были случайным образом назначены каждой экспериментальной ячейке для каждого участника, так что некоторые лица постоянно смотрели на положительные мишени (например,g., действительный сигнал, положительная цель), в то время как другие лица никогда не смотрели на положительные цели (недействительный сигнал, положительная цель) и так далее. Каждая экспериментальная ячейка содержала шесть лиц, и соотношение полов этих лиц было одинаковым в каждой экспериментальной ячейке. Поскольку пары лиц и целей были рандомизированы для каждого испытания, идентичность лиц не предсказывала, появится ли конкретное изображение в качестве цели, тогда как они предсказывали валентность этих изображений.

    Рис. 1. Ячейки экспериментов 1 и 2.

    Пары «лицо-мишень», использованные в эксперименте 1, обведены пунктирной линией, а в эксперименте 2 — сплошной линией. Вертикальная часть указывает тип лица, а горизонтальная часть указывает тип цели. В эксперименте 1 было 6 лиц (действительная подсказка, недействительная подсказка, отсутствие подсказки) и цели (положительные, отрицательные). В эксперименте 2 было 8 лиц (действительная-подсказка, недействительная-подсказка) и цели (положительные, отрицательные, нейтральные, случайные). Лица и цели на рис. 1 — это не исходные изображения, которые использовались в нашем исследовании, а схематические изображения, использованные в иллюстративных целях.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0241351.g001

    Процедура.

    Участники сидели на расстоянии 60 см от экрана компьютера. В каждом испытании предъявляли фиксационный крест на 600 мс; затем на 1500 мс появлялось изображение лица с прямым взглядом. Далее глаза отражали движение влево или вправо, после чего рядом с лицом появлялась мишень. Задача участника состояла в том, чтобы указать местоположение цели нажатием клавиши. Сопоставление целевых местоположений с ключами и ключей с ответными руками было уравновешено среди участников.Лицо и цель оставались на экране до тех пор, пока участник не ответил или не прошло 3000 мс (см. рис. 2А: фаза взгляда-сигнала). После 10 практических испытаний участники завершили шесть блоков из 36 испытаний. Каждое из тридцати шести граней было представлено один раз в блоке. В финальном блоке процедура изменилась (см. рис. 2B: фаза взгляда и оценки). В этом блоке сразу после того, как участники реагировали на целевое изображение, появлялась шкала от 1 до 9, и участник должен был оценить воспринимаемую достоверность лица (от 1 = ненадежных до 9 = достоверных ).В общей сложности участник выполнил 216 попыток определения взгляда и оценил 36 лиц.

    Рис. 2. Каждая попытка выполнения задания на определение взгляда.

    Лица и цели на рис. 2 — это не оригинальные изображения, которые использовались в нашем исследовании, а схематические изображения, использованные в иллюстративных целях. (A) От одного до пяти блоков задания на взгляд состоят только из фазы взгляда. (B) Заключительный блок состоит из фаз взгляда и оценки.

    https://doi.org/10.1371/журнал.pone.0241351.g002

    Результаты

    Подсказка взглядом.

    Пробы с неправильными ответами были исключены из анализа. Для анализа использовались пробы взгляда в фазе взгляда. Точность была очень высокой (> 99,5%). Время отклика не было нормально распределено. Мы провели тест Колмогорова-Смирнова, чтобы проверить, является ли распределение времени отклика статистически нормальным. Тест отклонил гипотезу нормальности для времени отклика обоих экспериментов (Эксперимент 1: D = 0.15, р < 0,001; Эксперимент 2: D = 0,12, p < 0,001). Поэтому мы использовали медианное значение в качестве сводной статистики времени реакции каждого участника, что снизило чувствительность к выбросам.

    На рис. 3 показаны средние значения среднего времени отклика для каждого типа лица и каждого типа цели. Время отклика было подвергнуто двустороннему дисперсионному анализу повторных измерений с факторами типа лица (достоверная подсказка, недействительная подсказка и отсутствие подсказки) и целевого типа (отрицательное и положительное).Основной эффект типа лица был значительным, F (1, 19) = 70,23, p < 0,001, η p 2 = 0,79. Множественные сравнения с использованием метода Холма показали, что суждения участников были более быстрыми в пробах с достоверными сигналами (90 633 M 90 634 = 307,50, 90 633 SD 90 634 = 55,90), чем в испытаниях с недействительными сигналами (90 633 M 90 634 = 318,50, 90 633 SD 90 634 = 61,70). t (19) = 2,83, p < 0,05, d = 0,19. Это указывает на то, что подсказки взгляда автоматически направляют внимание на место, на которое смотрят.Кроме того, ВУ в пробах без сигналов (90 633 M 90 634 = 364,20 мс, 90 633 SD 90 634 = 63,10) были медленнее, чем в достоверных (90 633 t 90 634 (19) = 9,43, 90 633 p 90 634 < 0,001, 90 633 d 90 633 4 = 90 633 0,95) и проб с недействительным сигналом ( t (19) = 8,99, p < 0,001, d = 0,73). Эта задержка при испытаниях без сигнала может быть связана с отсутствием сигнала времени для появления целей. Ни главный эффект типа цели ( F (1, 19) = 0,04, p = 0,84, η p 2 = .002) и его взаимодействие с типом лица не были статистически значимыми ( F (1, 19) = 3,06, p = 0,10, η p 2 = 0,14). Это говорит о том, что эмоциональная валентность целевых изображений не влияла на эффекты подсказки взгляда.

    Мы провели дисперсионный анализ для описанного выше состояния отсутствия сигнала. Тем не менее, почти все исследования, посвященные подсказкам взгляда, в которых изучалось влияние подсказок взгляда, прямо противопоставляли время отклика между действительными и недействительными условиями подсказки (например,г., [6, 8, 9]). Поэтому мы дополнительно провели дисперсионный анализ с типом лица (достоверная и неверная подсказка) и типом цели (отрицательным и положительным), как и во многих предыдущих исследованиях. Результаты показали, что основной эффект типа лица ( F (1, 19) = 8,01, p = 0,01, η p 2 = 0,30) и его взаимодействие с целевым типом были значительными ( F (1, 19) = 4,42, p = 0,05, η p 2 = 0,19). Множественные сравнения показали, что время отклика было меньше для верных тестов, чем для недействительных, когда цель была отрицательной ( F (1, 19) = 11.29, p < .01, η p 2 = .37), чего не было при положительном типе мишени ( F (1, 19) = 1,75, p = .20 , η p 2 = 0,08). Более того, время отклика на валидные тесты-сигналы было быстрее, когда целевой тип был отрицательным, чем когда целевой тип был положительным ( F (1, 19) = 6,19, p < 0,05, η p 2 = 0,25). Не было никаких существенных различий во времени ответа между положительными и отрицательными мишенями для испытаний с недействительным сигналом ( F (1, 19) = 0.64, p = 0,43, η p 2 = 0,03). При этом основное влияние типа мишени было несущественным, F (1, 19) = 0,80, p = 0,38, η p 2 = 0,04.

    Оценка лица.

    На рис. 4 показаны оценки достоверности лиц для каждого типа лица и каждого типа цели. Дисперсионный анализ 3 × 2 с факторами типа лица (достоверный признак, неверный признак и отсутствие признака) и целевого типа (положительный и отрицательный) выявил значительный основной эффект типа лица ( F (1, 19) = 6.58, p = 0,02, η p 2 = 0,26). Апостериорный анализ показал, что лица с недействительными признаками (90 633 M 90 634 = 4,10, 90 633 SD 90 634 = 1,19) оценивались как более ненадежные, чем лица с действительными признаками (90 633 M 90 634 = 5,51, 90 633 SD 90 634 = 1,57) и не вызывали доверия. грани кия ( M = 4,91, SD = 0,86), t (19) = 2,66, p < 0,05, d = 1,01, t = 4 903, 53 (193) < 0,01, д = 0,77. Разница между лицами с валидным сигналом и без него не достигла значимости, t (19) = 1.73, р = 0,10, д = 0,48. Основной эффект от типа мишени был незначительным, F (1, 19) = 2,26, p = 0,15, η p 2 = 0,11. В то время как численно существует разница между положительными и отрицательными мишенями, двустороннее взаимодействие между типом лица и типом мишени не было значительным, F (1, 19) = 3,41, p = 0,08, η р 2 = 0,15.

    Рис. 4. Достоверность лица для каждого типа взгляда и эмоциональной валентности в Эксперименте 1.

    Столбики погрешностей представляют собой стандартную ошибку среднего ( SEM ). Над каждым столбцом показаны средние оценки достоверности для каждого условия.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0241351.g004

    Чтобы дополнительно изучить, в какой степени наши данные подтверждают гипотезу о том, что эмоциональная валентность изображений, на которые смотрят взгляды, влияет на оценку лица, мы провели байесовский парный анализ. образец t — тест на различия в оценке лица между каждой парой лиц (действительный сигнал, неправильный сигнал и отсутствие сигнала) и типы целей (положительный и отрицательный) с использованием JASP [22].Предыдущее распределение было распределением Коши со шкалой по умолчанию 0,707.

    Результаты показали, что BF 10 для сравнения действительных лиц между типами целей (положительными и отрицательными) составил 12,86 (см. Таблицу 1), что убедительно подтверждает гипотезу о том, что эмоциональная валентность изображений, на которые смотрят, модулирует достоверность лиц. Кроме того, значение BF 10 для сравнения положительного целевого изображения между действительными и недействительными условиями составило 9,63. Это открытие умеренно подтвердило гипотезу о том, что лица, отводящие взгляд от позитивных изображений, оцениваются как более ненадежные, чем лица, смотрящие на позитивные изображения.Кроме того, сравнение положительной цели между недействительными условиями и условиями без подсказки показало значение BF 10 , равное 67,49, что убедительно подтверждает гипотезу о том, что лица, отводящие взгляд от позитивных изображений, оцениваются как более ненадежные, чем лица без подсказки. Эти результаты показали, что наблюдаемое направление взгляда модулирует влияние эмоциональных изображений на оценку лица.

    Обсуждение

    Наши результаты показали, что лица, которые постоянно смотрели на позитивные целевые изображения, оценивались как более заслуживающие доверия, чем лица, которые постоянно смотрели на негативные изображения.Важно отметить, что эмоциональная валентность целевых изображений влияла на воспринимаемую достоверность только действительных лиц, а не недействительных лиц или лиц без подсказок. То есть эмоциональная валентность целевых изображений влияла на оценку лиц только тогда, когда лица смотрели на целевые изображения, что позволяет предположить, что восприятие взгляда может опосредовать модуляцию воспринимаемых впечатлений относительно лиц.

    Отсутствие модуляции достоверности для лиц без подсказок кажется несовместимым с предыдущими исследованиями оценочного обусловливания.Предыдущие исследования показали, что воспринимаемая достоверность лица модулируется повторяющимися парными представлениями эмоциональных образов (например, [4, 5]). Это несоответствие может быть связано с различиями в типах сигналов взгляда. То есть в типичных экспериментах по оценочному обусловливанию часто использовались только лица с прямым взглядом, тогда как мы использовали лица как с отведенным, так и с прямым взглядом. В последнем случае лица без подсказок могут быть оценены как лица, не заинтересованные в изображениях, потому что смещение взгляда представляет интерес к объектам или событиям [23].Это, в свою очередь, ослабило бы связь между эмоциональной валентностью изображений и лиц.

    Эксперимент 2

    В эксперименте 1 мы продемонстрировали, что доверие к лицам с валидным сигналом модулируется эмоциональной валентностью целевых образов. Однако не были выяснены два вопроса. Во-первых, поскольку не было исходного состояния эмоциональной валентности, было неясно, какие эмоциональные типы целей (т. е. одна или обе положительной и отрицательной валентности цели) модулировали оценку лиц валидных сигналов.Поэтому в эксперименте 2 мы включили эмоционально нейтральные изображения в качестве исходного уровня. Если положительная валентность целей влияет на достоверность лиц с валидной подсказкой, то лица, которые всегда смотрели на положительные цели, будут оцениваться как более заслуживающие доверия, чем лица, которые всегда смотрели на нейтральные цели. Кроме того, если отрицательная валентность целей влияет на оценку лиц с валидными сигналами, лица, которые постоянно смотрят на отрицательные цели, будут оцениваться как более ненадежные, чем лица, которые постоянно смотрят на нейтральные цели.Более того, если как положительная, так и отрицательная валентность целей влияет на оценку лица, то лица с валидными сигналами будут оцениваться как более положительные в порядке положительной, нейтральной и отрицательной эмоциональной валентности.

    Вторая проблема касается того факта, что предполагаемые эмоциональные типы по каждому лицу были зафиксированы в задачах на определение взгляда. Предыдущие исследования показали, что люди с последовательным отношением и поведением, как правило, оцениваются как обладающие превосходной личностью и интеллектом [24, 25].Таким образом, постоянство паттернов взгляда и/или эмоциональный тип объекта могут иметь решающее значение для модулирования воспринимаемой достоверности. Чтобы решить эту проблему, мы добавили два типа лиц; Один из них — лица, которые всегда смотрели на целевое местоположение, но не предсказывали одну и ту же валентность. Другим были лица, которые всегда смотрели в сторону от целевого местоположения, но не предсказывали ту же валентность. То есть эти лица предсказывали положение, но не валентность парных целей.Сравнивая оценку лиц, являющихся верными сигналами, включающую условие, при котором лица последовательно предсказывают нейтральную валентность целей, и условие, в котором лица не предсказывают валентность целей, мы могли бы выяснить, соответствует ли согласованность целевая валентность влияет на достоверность лиц, независимо от эмоциональной валентности цели. Следовательно, мы предсказали, что если постоянство целевой валентности влияет на достоверность лица, лица с валидной подсказкой, которые предсказывали тип целей с нейтральной валентностью, будут оцениваться как более заслуживающие доверия, чем лица с валидной подсказкой, которые не предсказывали (т.т. е., случайным образом смотрели) валентные типы мишеней. С другой стороны, если эффект постоянства целевой валентности не включен в эффект достоверности, индуцированной взглядом в эксперименте 1, то не должно быть различий в оценке лица-подсказки между условиями, в которых лица предсказывают нейтральную валентность целей и состояние, при котором лица не предсказывают эмоциональную валентность целей.

    Материалы и методы

    участников.

    Мы провели анализ мощности (G*мощность; [16, 17]), который показал, что для достижения уровня мощности 0,80 необходимо минимум 14 участников на основе тех же критериев, что и при расчете мощности в Эксперименте 1 (за исключением для 8 измерений и поправки на несферичность 0,14). Наконец, двадцать четыре студента бакалавриата (2 мужчины и 22 женщины, средний возраст = 20,75 года) приняли участие в эксперименте 2. Все участники сообщили о нормальном зрении или о скорректированном до нормального зрения и дали информированное согласие.

    Стимулы и аппараты.

    Восемнадцать нейтральных изображений были недавно выбраны из OASIS [19], которые состояли из нейтральных сцен, таких как городской пейзаж или естественная сцена. Их размер был изменен и обрезан до 3,2 ° × 3,2 ° в MATLAB R2015a (Mathworks, Natick, MA). Приятные и неприятные изображения были идентичны изображениям из эксперимента 1. Таким образом, целевые изображения состояли из 18 положительных, 18 отрицательных и 18 нейтральных изображений.

    Двенадцать новых лиц были взяты из базы данных лиц Чикаго [20] и добавлены к лицам Эксперимента 1.Таким образом, в эксперименте 2 использовались сорок восемь азиатских лиц (24 изображения женщин, 24 изображения мужчин; приблизительный возрастной диапазон от 20 до 40 лет).

    Экспериментальный аппарат для предъявления стимула был идентичен эксперименту 1.

    Дизайн.

    Для каждого участника лица были случайным образом распределены по одному из восьми условий факторного плана 2 (метка взгляда: действительный, недействительный) × 4 (валентность-цель: положительный, отрицательный, нейтральный, случайный) (рис. 1). . Например, лица с правильным сигналом положения всегда направляли взгляд участника на целевую позицию, тогда как лица с недействительным сигналом положения неизменно направляли взгляд в сторону от цели.Более того, за лицами в нейтральном валентно-целевом состоянии всегда следовали мишени эмоционально нейтральных изображений. Напротив, лица в условиях случайной валентности-мишени сопровождались либо положительными, либо отрицательными изображениями с равной вероятностью.

    Процедура.

    Процедура была идентична эксперименту 1, за исключением того, что участники завершили фазу взгляда-сигнала, состоящую из шести блоков по 48 попыток в каждом, после 10 практических попыток. Таким образом, они выполнили 384 испытания на распознавание взгляда.После фазы «взгляд-подсказка» участники приступили к фазе оценки, которая состояла из двух блоков по 48 испытаний в каждом. На этом этапе оценки все лица оценивались дважды. Оценочные баллы за эти два раза были усреднены; это затем стало показателем надежности каждого лица. Кроме того, оценочные баллы для лиц в случайных условиях рассчитывались отдельно, когда положительная цель была представлена ​​на этапе оценки и когда была представлена ​​отрицательная цель.

    Результаты

    Подсказка взглядом.

    Анализ показал, что точность в тестах на определение взгляда была очень высокой (> 98,2%). Неправильные ответы были удалены из дальнейшего анализа.

    На рис. 5 показано среднее время отклика для каждого типа предсказания в допустимых и недопустимых условиях. Время отклика подвергалось двустороннему ANOVA с факторами типа взгляда (действительный или недействительный) и типа цели (положительный, отрицательный, нейтральный, случайный). Основной эффект, связанный с типом взгляда лица, был значительным, F (1, 23) = 21.14, p < 0,001, η p 2 = 0,48, что указывает на то, что RT испытаний с действительными сигналами были быстрее, чем у испытаний с недействительными сигналами. Ни главный эффект типа цели, F (1, 23) = 0,85, p = 0,37, η p 2 = 0,04, ни взаимодействие с достоверностью взгляда не были значимыми, F ( 1, 23) = 0,29, p = 0,60, η p 2 = 0,01. Эти результаты показывают, что целевая валентность не влияла на эффект подсказки взгляда.

    Оценка лица.

    На рис. 6 показаны баллы рейтинга надежности для каждого типа позиционного сигнала и цели валентности. Показатели достоверности были подвергнуты двустороннему дисперсионному анализу с факторами позиция-сигнал (действительный и недействительный) × валентность-цель (положительный, отрицательный, нейтральный, случайный), который выявил значительный основной эффект положения-сигнала, F (1, 23) = 13,03, 90 633 p 90 634 < 0,01, η 90 687 p 90 688 90 689 2 90 690 = 0,36, что позволяет предположить, что правильные лица-метки положения были оценены как более надежные, чем недействительные лица-метки положения.Более того, основной эффект валентности-мишени был значительным, F (1, 23) = 4,77, p < 0,05, η p 2 = 0,17, но апостериорный анализ не показал значимого различия между типами киев. Взаимодействия между сигналами валентности-мишени и положения были незначительными, F (1, 23) = 2,36, p = 0,14, η p 2 = 0,09. Эти результаты показывают, что сигналы целевого положения модулируют воспринимаемую достоверность лица.

    Рис. 6. Надежность для каждого типа взглядов и целей в Эксперименте 2.

    Столбики погрешностей представляют собой стандартную ошибку среднего ( SEM ). Над каждым столбцом показаны средние оценки достоверности для каждого условия.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0241351.g006

    Возможно, количество оценок, т. е. два раза на лицо в эксперименте 2, ослабило результат повторением оценки и усреднением двух оценок лица. баллы.Чтобы исключить эту возможность, мы проанализировали различия в оценках лица между первой и второй оценкой с помощью теста Уэлча t . Результаты показали, что различия между количеством оценок не были значимыми ни в случаях, когда лица смотрели в сторону негатива, t (45,27) = -0,49, p = 0,62, ни положительных изображений, t (45,94) = 0,11, p = 0,92, что позволяет предположить, что количество оценок не повлияло на оценки лица в эксперименте 2.

    В таблице 2 показаны результаты байесовского анализа различий в оценках достоверности лиц среди типов позиционных сигналов (действительных и недействительных) и валентных типов целей (положительных, отрицательных, нейтральных, случайных). Мы выполнили байесовский анализ с использованием JASP [22]. Настройка предыдущего распределения была идентична Эксперименту 1.

    Результаты показали, что BF 10 для сравнения положительных и отрицательных целевых условий валентности для действительных лиц составил 6,82, что умеренно поддерживает альтернативную гипотезу.Этот результат подтвердил наше утверждение о том, что лица, всегда смотрящие на позитивные изображения, оцениваются как более заслуживающие доверия, чем лица, всегда смотрящие на негативные изображения. BF 10 для сравнения действительных лиц между целями с положительной и нейтральной валентностью и между целями с отрицательной и нейтральной валентностью был меньше 3, что указывает на слабые доказательства. Поэтому мы не могли твердо заключить, что эмоциональная валентность каждой цели влияет на оценку лица.

    Важно отметить, что мы также сравнили оценки лица между нейтральными и случайными условиями валентности-мишени.Результаты показали, что BF 01 для действительных граней между нейтральными и случайными валентными целевыми условиями составляло 4,60, что обеспечивало умеренную поддержку нулевой гипотезы. Таким образом, мы обнаружили, что постоянство самой целевой валентности не влияло на оценки достоверности лиц.

    Дополнительный анализ: можно ли объяснить повышенную достоверность лиц реакцией на одиночное или многократное представление лица и изображения?

    Можно утверждать, что на достоверность действительных лиц повлияло только однократное представление лица и изображения, которое предшествовало оценочному ответу на этапе оценки, а не повторное представление лица и изображения во время реплики взгляда фаза.Чтобы выяснить, так ли это, мы сравнили оценочные баллы валидно-случайных лиц с баллами валидно-положительных и валидно-отрицательных лиц. Поскольку действительные лица в случайных условиях смотрели на положительную или отрицательную цель с равной вероятностью, мы можем предположить, что воспринимаемая достоверность действительных случайных лиц не была сильно модулирована повторяющимися представлениями в фазе взгляда-сигнала по сравнению с таковыми у валидно-положительные и валидно-отрицательные грани. Следовательно, если положительная валентность изображений, на которые смотрят, многократно кодируется в изображениях лиц, чтобы влиять на оценку лица, то лица, которые всегда смотрели на положительные цели, будут оцениваться как более надежные, чем случайные лица, которые смотрели на положительные цели в этап оценки.

    BF 10 , подтверждающий гипотезу о том, что действительные лица в положительных условиях оценивались как более надежные, чем действительные лица в случайных условиях, рассматривающих положительные цели, составил 1,44. Кроме того, BF 10 , подтверждающий гипотезу о том, что действительные лица в отрицательных условиях оценивались как более ненадежные, чем действительные лица в случайных условиях, рассматривающих отрицательные цели, составил 1,77. Эти результаты, во всяком случае, предпочли бы интерпретацию того, что модуляция воспринимаемой достоверности лица произошла из-за усвоенной ассоциации между лицом и целью, а не из-за единственного представления, которое предшествовало оценочному ответу.Конечно, поскольку эти интерпретации были основаны на слабых доказательствах, мы не можем однозначно сделать вывод о том, как увеличить оценку лица.

    Обсуждение

    Результаты эксперимента 2, аналогичные результатам эксперимента 1, показали, что лица, постоянно смотрящие на положительные цели, оценивались как более заслуживающие доверия, чем лица, постоянно смотрящие на отрицательные цели. Более того, лица с верной подсказкой и нейтральными целями считались более заслуживающими доверия, чем лица с действующей подсказкой и отрицательными целями, которые вызывали меньше доверия, чем лица с действующей подсказкой и положительными целями.Байесовский анализ подтвердил эти тенденции, предполагая, что обе эмоциональные валентности влияли на достоверность лица. Кроме того, воспринимаемая достоверность в состоянии нейтральной цели валентности была не выше, чем в состоянии цели случайной валентности. Эти результаты предполагают, что постоянство целевой валентности не влияет на оценку лица. Это может быть связано с тем, что направление взгляда, будь то взгляд на цель или от нее, всегда было одинаковым для каждой идентичности лица.Постоянство направления взгляда может быть более доминирующим в модулировании воспринимаемой достоверности лица, чем постоянство целевой валентности. Следовательно, постоянное направление взгляда может иметь приоритет при определении достоверности лица, что ослабляет эффект согласованности целевой валентности. Предполагается, что будущие исследования изучат эту возможность.

    Общее обсуждение

    Настоящее исследование было разработано, чтобы выяснить, влияет ли эмоциональная валентность объекта пристального взгляда на надежность созерцателя.Эксперимент 1 показал, что лица, которые постоянно смотрели на позитивные изображения, оценивались как более заслуживающие доверия, чем лица, которые постоянно смотрели на негативные изображения. Аналогичная закономерность была получена в эксперименте 2. Кроме того, мы обнаружили, что постоянство валентности цели не было связано с улучшенной оценкой созерцателя, предполагая, что эмоциональная валентность образов-мишеней влияет на оценку созерцателя через восприятие созерцателя. направление взгляда. Важно отметить, что лица, которые постоянно отводили взгляд от положительных изображений, были оценены как менее заслуживающие доверия, чем лица, которые постоянно смотрели на положительные изображения или лица в состоянии отсутствия подсказки.В общем, отведение взгляда от положительных объектов/событий не является адаптивным. Вполне вероятно, что такое непонятное поведение может привести к оценке низкой благонадежности человека. Тем не менее, мы не можем игнорировать возможность того, что эмоциональная информация на изображениях повышала доверие или усиливала другой положительный эффект, такой как привлекательность. В будущих исследованиях мы должны изучить типы впечатлений, на которые влияет эмоциональная валентность наблюдаемых образов или событий.

    Это исследование показало, что эмоциональная валентность взглядов на изображения влияет на оценку лица с помощью сигналов взгляда.Взаимосвязь между лицами и изображениями взгляда, которые были изучены во время фаз взгляда-подсказки, изменили оценки лица. В соответствии с этой возможностью, Kirkham et al. предложил участникам научиться доверять или не доверять людям в зависимости от того, на что они смотрят и как они реагируют [26]. Они продемонстрировали, что лица, улыбающиеся для позитивной сцены, оценивались как более заслуживающие доверия, чем лица, хмурящиеся для позитивной сцены, предполагая, что кодирование согласованности лица и сцены повлияло на воспринимаемую достоверность лица.В свете предыдущей работы наши результаты показывают, что последовательные поведенческие сигналы, такие как направление взгляда, повышают воспринимаемую достоверность лица даже при отсутствии эмоциональных выражений.

    Захватывающий аспект наших результатов заключается в обнаружении того, что эффект позитивных изображений целей на лицах-подсказках был выше, чем эффект негативных изображений-мишеней на лицах-подсказках. Этот результат предполагает, что оценка лица, основанная на реплике взгляда, в первую очередь модулируется положительной валентностью.Такой приоритет положительной валентности в совместном внимании был предложен в различных исследованиях [9, 27, 28]. Например, доверие к лицу, вызванное восприятием взгляда, было лучше, когда тип лица был счастливым, чем когда он был нейтральным или сердитым [9]. Более того, объекты, на которые смотрели, оценивались как более симпатичные, чем объекты, на которые не обращали внимания, но только в том случае, если лица улыбались [27]. Эти результаты подтверждают идею о том, что мониторинг взгляда является фундаментальным процессом, который играет решающую роль в позитивных социальных ситуациях, таких как сотрудничество и дружба [28, 29].Наши результаты предоставляют дополнительные эмпирические доказательства, подтверждающие эту точку зрения.

    По сравнению с экспериментом 1, достоверность лиц не сильно влияла на эмоциональную валентность изображений, на которые смотрели в эксперименте 2. Есть по крайней мере два возможных объяснения этих результатов. Первая связана с тем, что количество изображений лица в эксперименте 2 (48 изображений) было больше, чем в эксперименте 1 (36 изображений). В результате участники могли быть не в состоянии запомнить сочетание лиц и эмоциональной информации.Вторая возможность касается постоянства валентности образов-мишеней. Эксперимент 2 включал грани, которые не предсказывали целевую валентность. Такие лица с низкой предсказуемостью целевой валентности могут ослаблять связь между лицами и эмоциональной валентностью, в результате чего эмоциональная информация не сильно влияла на достоверность любого из лиц.

    Таким образом, это исследование демонстрирует, что эмоциональная информация, связанная с просматриваемыми изображениями, влияет на достоверность лица смотрящего.При оценке того, сотрудничает ли другой человек или нет, нам необходимо тщательно изучить, выгоден ли результат действий другого человека. Вполне вероятно, что мы кодируем лица, смотрящие на объект, вместе с информацией об объектах, на которые смотрят. В заключение, это исследование показало, что модели взгляда и эмоциональная валентность объектов используются для определения достоверности лиц.

    Благодарности

    Мы благодарны анонимным рецензентам за их комментарии к предыдущей версии этой статьи.

    Каталожные номера

    1. 1. Космидес Л. Логика социального обмена: повлиял ли естественный отбор на то, как люди рассуждают? Исследования с задачей отбора Уэйсона. Познание. 1989 год; 31(3): 187–276. пмид:2743748
    2. 2. Ямагиши Т., Танида С., Масима Р., Шимома Э., Канадзава С. О книге можно судить по ее обложке: доказательства того, что мошенники могут выглядеть не так, как кооператоры. Эволюция и поведение человека. 2003 г.; 24(4): 290–301.
    3. 3. Кочор Ф, Беречкей Т.Оценочная обусловленность приводит к различиям в социальной оценке прототипических лиц. Личность и индивидуальные различия. 2017; 104: 215–9.
    4. 4. Байенс Ф., Илен П., Кромбез Г., ван ден Берг О. Оценочное кондиционирование человека: пробы по приобретению, график презентаций, оценочный стиль и осведомленность о непредвиденных обстоятельствах. Поведенческие исследования и терапия. 1992 год; 30(2): 133–42. пмид:1567342
    5. 5. Брунер Дж. Детский лепет : Обучение использованию языка .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета; 1983.
    6. 6. Драйвер Дж., Дэвис Г., Риччарделли П., Кидд П., Максвелл Э., Барон-Коэн С. Восприятие взгляда запускает рефлексивное зрительно-пространственное ориентирование. Визуальное познание. 1999 г.; 6(5): 509–40.
    7. 7. Friesen CK, Kingstone A. Это видно по глазам! Рефлекторное ориентирование запускается непрогнозирующим взглядом. Психономический бюллетень и обзор. 1998 год; 5(3): 490–5.
    8. 8. Бейлисс А.П., Типпер С.П. Прогнозирующие сигналы взгляда и личностные суждения.Психологические науки. 2006;17(6):514–20. пмид:16771802
    9. 9. Бейлисс А.П., Гриффитс Д., Типпер С.П. Прогнозирующие сигналы взгляда влияют на оценку лица: влияние эмоций на лице. Eur J Cogn Psychol. 2009;21(7):1072–84. пмид:20885988
    10. 10. Кинг Д., Роу А., Леонардс У. Я тебе доверяю; Следовательно, мне нравятся вещи, на которые вы смотрите: подсказки взгляда и надежность отправителя влияют на оценку объекта. Социальное познание. 2011 г.; 29(4): 476–85.
    11. 11. Роджерс Р.Д., Бейлисс А.П., Шепетовска А., Дейл Л., Ридер Л., Пиццемильо Г. и другие.Я хочу помочь вам, но не знаю почему: подсказка взглядом побуждает к альтруистическому даянию. Журнал экспериментальной психологии: Общие. 2014; 143(2): 763–77. пмид:23937180
    12. 12. Страчан Дж. В. А. и Типпер С. П. (2017). Изучение долговечности случайно приобретенного доверия по сигналам взгляда. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии , 70 (10), 2060–2075. пмид:27494048
    13. 13. Бейлисс А.П., Пол М.А., Кэннон П.Р., Типпер С.П. Сигналы взгляда и аффективные суждения об объектах: мне нравится то, на что ты смотришь.Psychon Bull Rev. 2006; 13(6): 1061–1066. пмид:17484436
    14. 14. Капоцци Ф., Бейлисс А.П., Елена М.Р., Беккио К. Одного недостаточно: размер группы модулирует эффекты желательности объекта, вызванные социальным взглядом. Психономический бюллетень и обзор. 2015 июнь; 22 (3): 850–5.
    15. 15. Трейнен Э., Корнель О., Луипарт Г. Л-ай мне: комбинированная роль потребности в познании и достоверности лица в миметических желаниях. Познание. 2012 г., февраль; 122 (2): 247–51. пмид:22082622
    16. 16.Faul F, Erdfelder E, Lang AG, Buchner A. G*Power 3: гибкая программа статистического анализа мощности для социальных, поведенческих и биомедицинских наук. Методы исследования поведения. 2007 г., май; 39 (2): 175–91. пмид:17695343
    17. 17. Фаул Ф., Эрдфельдер Э., Бюхнер А., Ланг А.Г. Статистический анализ мощности с использованием G*Power 3.1: тесты для корреляционного и регрессионного анализа. Методы исследования поведения. 2009 ноябрь; 41 (4): 1149–60. пмид:19897823
    18. 18. Ланг, П.Дж., Брэдли, М.М., и Катберт, Б.Н. Международная система аффективных изображений (IAPS): руководство по эксплуатации и рейтинги аффективных изображений. (Технический представитель № А-4). Гейнсвилл, Флорида: Университет Флориды, Центр исследований в области психофизиологии; 1999.
    19. 19. Курди Б., Лосано С., Банаджи М.Р. Представляем Open Affective Standardized Image Set (OASIS). Методы поведения Res. 2016. pmid:268
    20. 20. Ма Д.С., Коррелл Дж., Виттенбринк Б. Чикагская база данных лиц: бесплатный набор лиц и нормирующих данных.Методы поведения Res. 2015 г.; 47(4): 1122–1135. пмид:25582810
    21. 21. Вилленбокель В., Садр Дж., Фисет Д., Хорн Г.О., Госселин Ф., Танака Дж.В. Управление низкоуровневыми свойствами изображения: набор инструментов SHINE. Методы поведения Res. 2010 г.; 42(3): 671–84. пмид:20805589
    22. 22. Команда ЯСП. JASP (Версия 0.9) [Компьютерное программное обеспечение]; 2018.
    23. 23. Барон-Коэн С. Слепота разума: эссе об аутизме и теории разума. пресса Массачусетского технологического института; 1997.
    24. 24. Алгейер А.Р., Бирн Д., Брукс Б., Ревнес Д.Феномен вафли: негативные оценки тех, кто меняет отношение. Журнал прикладной социальной психологии. 1979;9(2):170–82.
    25. 25. Аш СЭ. Формирование впечатления о личности. Журнал ненормальной и социальной психологии. 1946; 41 (3): 258–90. пмид:20995551
    26. 26. Киркхэм А.Дж., Хейс А.Е., Полинг Р., Типпер С.П. (2015) Мимикрия лица и согласованность эмоций: влияние памяти и контекста. PLoS ONE , 10(12): e0145731. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0145731 pmid:26698864
    27. 27. Бейлисс А.П., Фришен А., Фенске М.Дж., Типпер С.П. На аффективные оценки объектов влияют наблюдаемое направление взгляда и эмоциональное выражение. Познание. 2007 г., сен; 104 (3): 644–53. пмид:16950239
    28. 28. Бейлисс А.П., Шух С., Типпер С.П. Подсказки взгляда, вызванные эмоциональными лицами, зависят от аффективного контекста. Визуальное познание. 2010;18(8):1214–32. пмид:20862193
    29. 29. Картер Э.Дж., Пелфри К.А.Друг или враг? Системы мозга, участвующие в восприятии динамических сигналов угрожающих и дружественных социальных подходов. Социальная неврология. 2008;3(2):151–63. пмид:18633856

    Распознавание и восприятие изображений: основы и приложения

    Резюме xiii

    Предисловие xv

    1 Восприятие образов. Современные тренды 1
    Ифтихар Б. Аббасов

    1.1 Зрительная система 1

    1.2 Глаз. Типы движения глаз 10

    1.3 восприятие фигур и фона 33

    1.4 космического восприятия 46

    1.5 визуальные иллюзии 49

    1.6 вывод 60

    1.6 вывод 60

    2 распознавание изображений на основе композиционных схем 63
    Виктория И. Барвенко и Красновская Н.В.

    2.1 Художественный образ 63

    2.2 Классификация признаков 69

    2.3 Композиционный анализ художественного произведения 71

    2.4 Классификация по форме, положению, цвету 73

    2.5 Классификация по содержанию сцен 76

    2.6 Композиционный анализ в иконографии 80

    2.7 Ассоциативный механизм анализа 83

    2.8 Выводы 86

    2.8 Выводы 86

    в практике проектирования 89
    Кулешова Анна Александровна

    3.1 Чувствообразная природа 89

    3.2 Язык и образная символика 96

    3.3 Методы производства изображений в идеях 102

    3.4 Личности Изображение проекта 106

    3.5 Проект Изображение 108

    3.6 Вывод 120

    3.6 Заключение 120

    4 Ассоциативное восприятие концептуальных моделей выставочных площадей 125
    Ольга П. Медведева

    4.1 Ассоциативное моделирование выставочного пространства окружающей среды 125

    4.2 ассоциативное моделирование экологических объектов в выставочных пространствах 134

    4.3 Заключение 141

    5 Оригинация для дискриминационного визуального распознавания 143
    Xiaofeng LIU

    5.1 Введение 144

    5.2 Постановка задачи. Распутывание на основе глубокого метрического обучения для FER 149

    5.3 Распутывание на основе состязательного обучения 152

    5.4 Методология. Глубокое метрическое обучение, основанное на дистанционном углу для FER 154

    5.5 Сорджировая Обучение на основе диспензии 159

    5.6 Эксперименты и анализ 162

    5.7 Обсуждение 176

    5.8 Заключение 178

    5.8 Вывод 178

    6 Разработка инструментов для обработки интернет-мем, предназначенных для моделирования , Анализ, мониторинг и управление социальными процессами 189
    Маргарита Г.Козлова, Владимир А. Лукьяненко и Мария С. Германчук

    6.1 Введение 190

    6.2 Моделирование распространения интернет-мемов 193

    6.3 Интеллектуализация системы обработки интернет-потока данных 197

    6.4 Реализация мемов Поток данных интернет-мема 207

    6.5 Заключение 216

    7 Использование математического аппарата пространственной грануляции в задачах восприятия и распознавания образов 221
    Сергей А.Бутенков, В. В. Кривша и Н. С. Кривша

    7.1 Введение 221

    7.2 Основные понятия обработки и анализа изображений 222

    7.3 Моделирование зрительного восприятия человека 224

    900 4 Математическое моделирование различных видов цифровых изображений 7.5 Теория грануляции информации Заде 232

    7.6 Основы пространственной грануляции 235

    7.7 Грануляция пространственных данных с сохранением энтропии 241

    7.8 Цифровых изображений Алгоритмы грануляции 243

    7.9 Техника пространственной грануляции Приложения 247

    7.10 Выводы 257

    8 Обратные синтетические радары диафрагмы: Геометрия, Модели сигнала и методы реконструкции изображения 261
    Andon D. Lazarov и Chavdar N. Minchev

    8.1 Введение 261

    8.2 Геометрия ISAR и преобразования координат 263

    8.3 Двухмерные модели сигналов ISAR и алгоритмы реконструкции 274

    8.4 3-D ISAR Сигнальные модели и алгоритмы реконструкции изображения 296

    8.5 Выводы 323

    9 Улучшение пространственного разрешения дистанционного зондирования Разрешение 327
    Сергей А. Станкевич, Ирина О. Пиеева и Николай С. Лубский

    9.1 Введение 328

    9.2 Информативность многоканальной аэрокосмической съемки 328

    9.3 Эквивалентное пространственное разрешение многоканальной аэрокосмической съемки 330

    9.4 Повышение разрешения многозональной аэрокосмической съемки на основе идентификации спектральных сигнатур 336

    9.5 Повышение разрешения мультиспектральных изображений с использованием перераспределения значений субпикселей в соответствии с топологией классов земного покрова 341

    9.6 Повышение пространственного разрешения данных дистанционного зондирования в длинноволновом инфракрасном диапазоне 346

    9.7 Вопросы объективной оценки изображений дистанционного зондирования Фактическое пространственное разрешение 359

    9.8 Заключение

    10 Теоретико-технологические особенности обработки и дешифрирования аэрокосмических изображений средствами искусственных нейронных сетей 369
    Олег Г.Gvozdev

    10.1 Введение 371

    10.2 Особенности аэрокосмических изображений, способы его цифрового представления и задач, решенные на нем 373

    10.3 Аэрокосмические изображения Предварительная обработка 390

    10.4 Интерпретация аэрокосмических изображений с помощью искусственных нейронных сетей 406

    10,5 Заключение 436

    Литература 438

    Алфавитный указатель 445

    (PDF) Влияние визуальных образов на восприятие запахов

    Хим.Senses 30 (suppl 1): i244–i245, 2005 doi:10.1093/chemse/bjh305

    Chemical Senses vol. 30 suppl 1 © Oxford University Press 2005; all rights reserved.

    The Effect of Visual Images on Perception of Odors

    Nobuyuki Sakai

    1

    , Sumio Imada

    2

    , Sachiko Saito

    3

    , Tatsu Kobayakawa

    3

    and Yuichi Deguchi

    4

    1

    Kobe Shoin Women’s University,

    2

    Hiroshima Shudo University,

    3

    National Institute of Advanced Industrial Science and Technology

    (AIST) and

    4

    Takasago International Corporation

    Correspondence to be sent to: Nobuyuki Sakai, e-mail: [email protected]

    Ключевые слова:

    уместность, познание, гедоника, интенсивность, запах, визуальные стимулы

    Введение

    Мы полностью используем нашу сенсорную систему, главным образом зрительную систему, чтобы

    узнавать объекты вокруг нас. Зрительная и слуховая системы являются

    экстрацептивными системами, которые могут обнаруживать объект на расстоянии. С другой стороны, вкусовая и соматосенсорная системы представляют собой интро-

    рецепторные системы, которые могут обнаруживать объект только тогда, когда объект

    находится рядом с нами.Обонятельная система обладает как экстроцептивными, так и

    интроцептивными характеристиками. Но эффективное расстояние от объектов

    для обонятельной системы ближе, чем для зрительной системы. Таким образом,

    очень адаптивно зависит от зрительной системы для распознавания объектов

    во внешнем мире.

    Мы распознаем предмет сначала зрительной системой, а затем

    обращаем внимание на предмет и определяем другие его сенсорные

    характеристики, т.е.грамм. его запах. Как Далтон (2002) описала в своем обзоре,

    обоняние имеет сильную тенденцию подвергаться влиянию нисходящих (или концептуально управляемых) процессов. Таким образом, предполагается, что мы

    воспринимаем и распознаем запах объекта под влиянием процесса сверху-

    вниз, управляемого зрительной системой.

    В этой статье мы сначала рассмотрим исследования влияния зрения

    (цвет) на обонятельное восприятие, а затем мы рассмотрим исследования

    , касающиеся влияния зрительных образов (картинок) на обонятельное восприятие.Затем мы вводим понятие этого явления.

    Цвета и ароматы

    Некоторые исследователи сообщают, что цвета запахов влияют на

    идентификацию запахов. Блэквелл (1995) сообщил, что участники

    ошибочно идентифицировали раствор апельсинового вкуса как лайм, когда он был окрашен

    в зеленый цвет. Моррот

    и др.

    (2001) обнаружил, что белое вино красного цвета было

    идентифицировано как красное 54 дегустаторами. Сакаи (2004) обнаружил, что почти

    всех участников правильно идентифицировали раствор со вкусом колы, когда он

    был окрашен в темно-коричневый цвет, но многие участники ошибочно идентифицировали

    раствор со вкусом колы как апельсиновый или чайный, когда он был окрашен

    апельсин.С другой стороны, раствор со вкусом апельсина

    был правильно идентифицирован, когда он был окрашен в оранжевый цвет, но был ошибочно идентифицирован как ароматизатор чая или винограда, когда он был окрашен в темно-коричневый цвет. Эти

    результаты показывают, что существует много пар цветов и вкусов, которые демонстрируют

    взаимодействия, предполагая, что эти взаимодействия происходят на

    когнитивном уровне, а не на периферическом или физико-химическом уровне.

    Причина этого явления объясняется с помощью ассоциации

    между обонятельной и зрительной системами.Мы создаем ассоциации

    между запахами и цветами, напр. со вкусом колы и черным раствором, со вкусом апельсина

    и апельсиновым раствором и так далее, через повседневный опыт.

    В соответствии с этой моделью когнитивного механизма мы создаем

    ассоциацию между вкусом и цветом напитка и сохраняем

    эту ассоциацию в мозгу. Когда мы снова видим цвет напитка

    , мы ожидаем вкуса напитка. Таким образом,

    , когда «настоящий» вкус совпадает с нашим ожиданием вкуса, мы

    можем легко идентифицировать вкус.Эти сочетания вкусов и цветов

    называются «уместностью», «конгруэнтностью» или «соответствием». С другой стороны, когда «реальный» вкус отличается от ожидаемого,

    мы должны отменить первоначальное

    ожидание и затем сосредоточить внимание на восприятии действительного вкуса.

    Эта гипотеза подтверждается работой Zellner

    et al.

    (1991),

    , которые обнаружили, что участники идентифицировали ароматы более правильно, когда они были

    подходящими (например,

    ).грамм. красно-клубничный) окрашены, чем когда

    они были окрашены несоответствующим образом (красно-лимонный). Они также показали,

    , что участникам потребовалось больше времени на определение вкуса в неподходящих сочетаниях цвета и вкуса, чем в соответствующих

    сочетаниях.

    В отличие от этих результатов идентификации вкуса, влияние цвета

    на интенсивность вкуса является сложным. Например, Zellner и

    Kautz (1990) обнаружили, что ароматизирующие растворы с красителем оценивались как

    с более интенсивным запахом, чем одинаково концентрированные ароматизирующие растворы

    без красителя.Однако нет никакой разницы в усилении

    между растворами с соответствующей окраской и растворами с неподходящей окраской

    . Zellner and Whitten (1999) также сообщили, что

    окрашивание ароматизированного раствора усиливало воспринимаемую интенсивность запаха

    и что соответствие цвета оказывало лишь небольшое влияние на оценку

    интенсивности запаха. В этом исследовании интенсивность цвета, а не его уместность, больше влияла на воспринимаемую интенсивность запаха.

    Они обсудили уместность цвета как «тривиального фактора» для

    усиления запаха, вызванного цветом.

    Это несоответствие во влиянии уместности цвета на восприятие запаха

    можно интерпретировать следующим образом. Когда нас просят

    оценить интенсивность запаха, мы концентрируем свое внимание на

    интенсивности запаха. Другими словами, в данном случае мы не обращаем внимания

    на то, что это за запах или правильно ли мы идентифицируем запах или

    неправильно.Таким образом, цвет только усиливает наше ожидание интенсивности запаха. С этой точки зрения цвета может быть недостаточно, чтобы вызвать сильное (или конкретное) изображение пахучего предмета.

    Зрительные образы и запахи

    Хотя в предыдущих исследованиях использовались только вкусы и цвета, мы также

    воспринимаем ароматы, визуальные образы (формы, движение и т. д.) и

    их взаимодействия. В нашей повседневной жизни мы одновременно ощущаем запах и зрительные образы предметов, от которых могут исходить

    запахи.Таким образом, лучше использовать визуальные образы (например, изображения или фильмы)

    , чем цвета, когда мы хотим вызвать более реальные образы благоухающих

    объектов.

    Здесь представлена ​​часть исследования авторов. В этом исследовании приняли участие 24

    здоровых студента университета. В качестве стимулов запахов использовались девять запахов

    из набора Odor Stick Identification Test (Saito

    et al.

    , 2003)

    и несколько картинок для каждого запаха и несколько картинок для каждого запаха

    соответственно.

    Сначала участников попросили почувствовать запах и

    оценить свои предпочтения в отношении этого запаха. После оценки запахов участникам были представлены девять картинок, и их попросили выбрать картинку, которая наиболее соответствует запаху, и картинку, наименее соответствующую запаху. Участники повторили эту процедуру девять

    раз (для каждого из девяти запахов).

    от гостя, 13 июня 2013 г.http://chemse.oxfordjournals.org/Скачано с

    Определение восприятия изображения

    | Английский словарь для учащихся

    изображение

         ( изображения    во множественном числе   )

    1       n-count   Если у вас есть образ чего-то или кого-то, значит, у вас в уме есть образ или представление о них.
    usu with supp  
    Образ кражи произведений искусства как преступления джентльмена устарел…     

    2       n-count   Образ человека, группы или организации — это то, как они представляются другим людям.
    часто возможно
    Табачная промышленность пытается улучшить свой имидж.

    3       n-count   Изображение — это изображение кого-либо или чего-либо.
    ФОРМАЛЬНЫЕ   …фотографические изображения маленьких детей…     

    4       n-count   Образ – это поэтическое описание чего-либо.
    ФОРМАЛЬНАЯ   Естественные образы в поэме призваны наводить на мысль о реальностях, выходящих за их пределы.

    5    Если вы являетесь чьей-то копией, вы очень похожи на них.
    быть образом sb    фраза   V инфлектирует
    Сын Марианны был образом своего отца.

    6   
      → зеркальное отображение  
      → вылитое изображение  
      → вертел

    имидж торговой марки        ( имиджи торговой марки    множественное число   ) Имидж определенной торговой марки продукта — это образ или впечатление, которое у людей сложилось о нем, обычно создаваемое рекламой.(БИЗНЕС)      n-count  
    Немногие товары имеют такой же сильный имидж, как Levi’s.

    зеркальное отображение        ( зеркальное отображение    множественное число   ) , зеркальное отображение   то же, но наоборот. n-count   часто N из n  
    Я увидел в нем зеркальное отражение себя в молодости…     

    представление о себе        ( представление о себе    во множественном числе   ) Ваше представление о себе – это набор представлений, которые у вас есть о собственных качествах и способностях. n-count   usus ing  
    Дети с позитивным представлением о себе с меньшей вероятностью будут иметь проблемы с поведением и дисциплиной.

    Сознательное восприятие естественных изображений ограничено визуальными особенностями, связанными с категориями

    Abstract

    Сознательное восприятие имеет решающее значение для адаптивного поведения, однако доступ к сознанию различается для разных типов объектов.Зрительная система состоит из областей с широко распространенной информацией о категориях и представлениями на уровне образцов, которые группируются в соответствии с категорией. Обеспечивает ли эта категориальная организация в мозгу понимание объектно-специфического доступа к сознанию? Мы решаем этот вопрос, используя метод моргания внимания (МБ) с визуальными объектами в качестве целей. Мы находим большие различия между категориями в AB, а затем используем паттерны активации, извлеченные из глубокой сверточной нейронной сети (DCNN), чтобы показать, что эти различия зависят от визуальных особенностей среднего и высокого уровня, а не низкого уровня.Далее мы показываем, что эти визуальные признаки можно использовать для объяснения различий в результатах испытаний. В совокупности наши результаты показывают, что специфическая организация зрительной системы более высокого уровня лежит в основе важных функций, имеющих отношение к сознательному восприятию различных естественных образов.

    Введение

    Давний вопрос в когнитивной нейробиологии заключается в том, как визуальная информация преобразуется из отдельных низкоуровневых признаков в полностью осознанные и связные представления.Преобладающие модели распознавания объектов предполагают, что быстрая идентификация объекта достигается путем извлечения все более сложных визуальных признаков на различных этапах/местах визуального потока (DiCarlo, Yoccolan, & Rust, 2012; Felleman & Van Essen, 1991; Ungerleider & Haxby, 1994). Объекты сначала обрабатываются через иерархию вентральных зрительных областей, где вычисления развиваются от обнаружения признаков изображения, сегментации формы и частей, прежде чем устанавливаются более инвариантные семантические представления объектов (Charest, Kievit, Schmitz, Deca, & Kriegeskorte, 2014; Cichy , Пантазис и Олива, 2014 г.; Кларк и Тайлер, 2014 г.).Главный вопрос, который мы рассматриваем в настоящем отчете, заключается в том, как различается сознательный доступ к объектам в зависимости от категории и визуальных характеристик.

    Одна конкретная категориальная группа, которая была тщательно изучена, — это анимация, которая демонстрирует различные пути обработки во всем визуальном потоке (например, Sha et al., 2015). Поведенческие исследования показали, что одушевленные объекты чаще осознанно воспринимаются при быстрых последовательных визуальных предъявлениях (RSVP) (Evans & Treisman, 2005; Guerrero & Calvillo, 2016; Hagen & Laeng, 2017), быстрее обнаруживаются при визуальном поиске (Jackson & Calvillo). , 2013), вызывают более быстрые ответы в задачах на различение (Carlson, Ritchie, Kriegeskorte, Durvasula, & Ma, 2014; Ritchie, Tovar, & Carlson, 2015), а анимированные слова лучше сохраняются в рабочей памяти (Nairne, VanArsdall, Pandeirada, Когдилл и ЛеБретон, 2013 г.).В совокупности эти результаты указывают на предпочтительную визуальную обработку живых объектов, что, скорее всего, также отражается в репрезентативной организации визуального потока (Carlson et al., 2014; Ritchie et al., 2015). Однако категориальное деление животных содержит несколько подкатегорий, которые, как известно, группируются вместе, например сцены в области парагиппокампа (Epstein, Harris, Stanley, & Kanwisher, 1999), лица в веретенообразной области лица (Kanwisher, McDermott, & Chun, 1997) и части тела в экстрастриарной области тела (Downing, Jiang, Shuman, & Kanwisher, 2001; обзор см. в Martin, 2007).Остается неясным, как такие подкатегории также могут отличаться в визуальной обработке. Мы решаем этот вопрос, проверяя различия между несколькими категориями, которые, как известно, группируются вместе по всему зрительному потоку, в их склонности к сознательному доступу в парадигме моргания внимания (AB; Raymond, Shapiro, & Arnell, 1992).

    В парадигме AB две цели (T1 и T2) встроены в поток быстро предъявляемых стимулов (RSVP). Часто воспроизводимым результатом является снижение способности сообщать о T2, когда он представлен во временном окне 200–500 мс после правильно идентифицированного T1.Этот эффект исчезает, когда испытуемых просят игнорировать T1 (Raymond et al., 1992), что указывает на то, что основное объяснение этого эффекта связано с вниманием, а не с восприятием. Большинство теоретических описаний АВ предполагают двухэтапную модель обработки информации (Чун и Поттер, 1995; обзор см. в Dux, 2009). Во-первых, обе цели быстро и автоматически обрабатываются до репрезентативной стадии высокого уровня. Затем следует второй этап с ограниченными возможностями, на котором восприятие трансформируется в отчетливое состояние (т.е. рабочая память). Нейронные исследования (Shapiro et al., 2007; Luck, Vogel, & Shapiro, 1996; Marois, Yi, & Chun, 2004; Sergent, Baillet, & Dehaene, 2005) позволяют предположить, что AB происходит на второй стадии, после семантическая обработка объекта. Это контрастирует с обратной маскировкой, которая, как известно, прерывает петли обратной связи на ранней стадии обработки (Fahrenfort, Scholte, & Lamme, 2009; Harris, Schwarzkopf, Song, Bahrami, & Rees, 2011; Kovács, Vogels, & Orban, 1995). . Поскольку петли обратной связи между зрительными областями считаются неповрежденными в AB (Dehaene, Changeux, Naccache, Sackur, & Sergent, 2006) в сочетании с поведенческим результатом, который обычно дает значительное количество как правильных, так и неправильных попыток, эта парадигма идеальный подход к исследованию бифуркации между сознательной и бессознательной визуальной обработкой.

    Одна потенциальная проблема изучения категориальных различий заключается в том, что многие категории имеют общую низкоуровневую сценическую статистику (Torralba & Oliva, 2003), которая, как известно, также объясняет поведение (Groen, Ghebreab, Lamme, & Scholte, 2012). Следовательно, проблема, которую необходимо принять во внимание, заключается в том, как контролировать низкоуровневую статистику сцены нейронно-правдоподобным способом. Мы решаем эту проблему с помощью глубокой сверточной нейронной сети (DCNN; Крижевский, Суцкевер и Хинтон, 2012), которая разработана в виде иерархии, охватывающей представления признаков возрастающей сложности, аналогично зрительной системе.Недавние исследования с использованием DCNN, обученных классифицировать большой массив естественных изображений, выявили значительное соответствие между слоями DCNN и визуальной иерархической организацией в мозге с использованием фМРТ (Cichy, Khosla, Pantazis, Torralba, & Oliva, 2016; Eickenberg, Gramfort, Varoquaux, & Thirion, 2017; Güçlü & van Gerven, 2014; Khalig-Razavi & Kriegeskorte, 2014) и MEG (Cichy et al., 2014; Greene & Hansen, 2018). Это делает DCNN привлекательными для моделирования визуальных функций, а не для того, чтобы полагаться на ручную маркировку функций изображения, не зная их соответствующего соответствия визуальной системе.

    Рисунок 1: Моделирование сознательного доступа с помощью парадигмы моргания внимания.

    A) Мы представили участникам быструю последовательную визуальную презентацию с двумя мишенями (T1 и T2), следующими друг за другом в потоке дистракторов. Слева вторая цель (T2) показана через 200 мс после первой цели (T1), а справа — через 800 мс после T1. В каждом испытании участники должны были обнаружить, а затем вспомнить как мишени T1, так и T2. B) Визуальные стимулы, показанные участникам в качестве целей, состояли из одушевленных и неодушевленных объектов, включая образцы фруктов и овощей, обработанные пищевые продукты, объекты, сцены, тела и лица животных, а также человеческие тела и лица (они затемнены из соображений защиты конфиденциальности). ).Изображения были представлены в оттенках серого и показаны здесь в цвете только для презентационных целей. C) Мы использовали глубокую сверточную нейронную сеть (DCNN; желтая вставка; 5 сверточных слоев и 3 полносвязных слоя) для моделирования репрезентативной геометрии стимула (слева) и прогнозирования поведения наших участников (справа). Визуальные стимулы подавались в DCNN, обеспечивая иерархическое представление для каждого изображения. Эти активации единиц затем анализировались слой за слоем и использовались для прогнозирования поведения.

    Основной вопрос текущего исследования заключался в том, способствует ли организация зрительной системы сознательному доступу к одним объектам больше, чем к другим. Априори у нас было две связанных гипотезы. Сначала мы предположили, что категории будут различаться по своему доступу к сознанию. Наша вторая гипотеза заключалась в том, что различия в сознательном доступе между образцами изображений можно было предсказать, используя функции высокого уровня, полученные из DCNN. Эти два предсказания согласуются с нашим нынешним пониманием категориальной организации вентрального зрительного потока (Charest et al., 2014; Кларк и Тайлер, 2014 г.; Хут, Нисимото, Ву и Галлант, 2012 г .; Kriegeskorte, Mur, Ruff, & Kiani, 2008), высокое сходство репрезентативной геометрии между мозгом и DCNN (Cichy et al., 2016; Eickenberg et al., 2017; Greene & Hansen, 2018; Güçlü & van Gerven, 2014). ) и теоретические модели, предполагающие AB как нарушение позднего отбора (Dux, 2009; Shapiro, Raymond, & Arnell, 1994). Кроме того, мы исследовали, связана ли разница в результатах от испытания к испытанию со сходством между двумя мишенями с точки зрения визуальных характеристик.Мы спросили, влияет ли эта взаимосвязь на сознательный доступ, и если да, то на каком этапе обработки взаимодействуют две цели? Чтобы проверить это формально, мы использовали новый метод, придуманный репрезентативной выборкой , где испытания AB строятся со стимулами, выбранными в соответствии с их положением в репрезентативной геометрии DCNN. Наше использование DCNN преодолевает прежние трудности с характеристикой характеристик изображения, чтобы лучше понять их вклад в сознательный доступ при распознавании объектов.

    Результаты

    Эксперимент 1

    Различия в величине моргания внимания в зависимости от категории

    Во-первых, мы наблюдали значительный АВ-эффект с различиями в производительности T2 между лагами (лаг 2; точность M = 0,704, SD = 0,041, отставание 8). ; M = 0,847, SD = 0,129, t(18) = -6,427, p <0,001, см. рис. 2А). Наши 48 изображений были получены из 8 различных категорий — фрукты и овощи, полуфабрикаты, объекты, сцены, тела животных, морды животных, человеческие тела и человеческие лица.Сначала мы объединили изображения в соответствии с живыми и неживыми объектами (см. Таблицу 2). Ранее было показано, что живые и неодушевленные объекты по-разному поражаются во время АБ (Evans & Treisman, 2005; Guerrero & Calvillo, 2016; Hagen & Laeng, 2017). Точно так же и здесь, повторные измерения 2×2 ANOVA с запаздыванием и анимацией в качестве факторов показали основной эффект отставания (F(1,18) = 34,09, p <0,001, η 2 = 0,654) и анимации (F(1,18) = 34,09, p <0,001, 1,18) = 27,72, p < 0,001, η 2 = 0.606), а также значительный эффект взаимодействия (F(1,18) = 45,63, p < 0,001, η 2 = 0,606). Таким образом, в соответствии с предыдущими исследованиями, АВ был менее выражен для анимированных изображений. Для каждой подкатегории в отдельности, используя повторные измерения ANOVA, мы наблюдали основной эффект T2-лага (F (1,18) = 42,87, p < 0,001, η 2 = 0,704) и категории (F ( 7,126) = 45,49, p < 0,001, η 2 = 0,716), наряду с взаимодействием между категорией и T2-лагом (F(7, 126) = 23.99, p < 0,001, η 2 = 0,571). Помимо ожидаемого эффекта AB, эффекты взаимодействия показывают, что разные категории демонстрируют разную величину моргания внимания (ABM; разница в производительности между отставанием 8 и отставанием 2). Отдельные эффекты AB были проверены путем сравнения производительности с отставанием 8 и отставанием 2 в каждой категории с использованием двустороннего t-критерия (рис. 2C) — фрукты и овощи ((18) = 6,912, p < 0,001), обработанные продукты (t( 18) = 6,748, p < 0,001), Объекты (t(18) = 3.003, p = 0,004), Сцены (t(18) = 8,073, p < 0,001), Тела животных (t(18) = 5,259, p < 0,001), Морды животных (t(18) = 2,712, p = 0,007), Человеческие тела (t(18) = 1,162, p = 0,13), Человеческие лица (t(18) = 2,632, p = 0,008).

    Таблица 1:

    Среднее значение и стандартное отклонение для точности T2 для каждой категории.

    Таблица 2:

    Среднее значение и стандартное отклонение для точности T2 для анимации.

    Рисунок 2. Анимированные объекты вызывают более слабое моргание внимания.

    A) Точность обнаружения второй цели зависит от обнаружения первой цели для запаздывания 2 и запаздывания 8.Отдельные точки представляют среднюю производительность для каждого субъекта, жирные точки представляют собой среднюю производительность по субъектам, а планки погрешностей указывают 95% доверительный интервал вокруг среднего значения на всех графиках. B) Производительность построена отдельно для живых и неживых целей T2. Величина моргания внимания (ABM) определяется как разница в производительности между задержкой 8 и задержкой 2. Звездочка указывает на значительную разницу в ABM между живым и неживым. C) Показатели Т2 по каждой категории отдельно.Звездочки указывают на значимое отличие Р-значений в АВМ от нуля. * = р < 0,05, ** = р < 0,01, *** = р < 0,001.

    Высокоуровневые характеристики изображения в DCNN объясняют большую часть различий ABM между изображениями и между испытаниями

    Для каждого изображения мы извлекли активацию единиц из всех слоев AlexNet DCNN (см. методы). Для сверточных слоев мы усреднили по пространственной области, чтобы получить активацию признаков. Важно отметить, что эта DCNN была обучена классификации объектов по категориям из набора изображений, отличного от тех, что представлены в нашем эксперименте, и ни разу не обучалась на AB.Активации функций использовались в модели линейной регрессии с перекрестной проверкой, направленной на прогнозирование ABM каждого изображения. Для проверки значимости мы переставляли метки 3000 раз для каждого субъекта и предсказывали ABM на основе перетасованных меток. Затем мы усреднили прогноз для каждого изображения по перестановкам и рассчитали среднюю абсолютную ошибку (MAE) для изображения. Мы рассчитали p-значения, сравнив их с MAE непереставленного среднего прогноза для каждого слоя среди участников.После коррекции Бонферрони p-значений мы смогли предсказать ABM, используя признаки, полученные из слоя conv4 (MAE = 0,07, pbonf = 0,008), conv5 (MAE = 0,061, pbonf <0,001), fc7 (MAE = 0,069, pbonf <0,001) и fc8 (MAE = 0,071, pbonf = 0,016). Тестируя MAE каждого участника на каждом слое, мы обнаружили, что признаки из слоя 7 лучше всего подходят для объяснения различий эффекта AB на изображениях (рис. 3B).

    Рисунок 3: Блоки активации DCNN предсказывают величину моргания внимания.

    A) Перестановочные тестовые распределения.Гистограммы показывают среднюю абсолютную ошибку (MAE) после усреднения прогнозов по участникам с рандомизированными метками изображений. Кружки указывают на наблюдаемую МАЭ. P-значения, Бонферрони, скорректированные для множественных сравнений , обозначены на каждом графике. B) Послойное сравнение MAE. Сравнения выполняются по строкам, где зеленый цвет указывает на более низкую MAE или лучшее соответствие по сравнению с соответствующим столбцом. Только значимые (с поправкой Бонферрони) сравнения обозначаются средней разницей в MAE между сравнениями.C) ПРО на изображение. Черные столбцы обозначают наблюдаемый ABM, красная линия — средний прогнозируемый ABM на основе признаков из слоя fc7 (который превзошел все остальные слои, см. панель B). Слой fc7 объяснил 46% наблюдаемой дисперсии. Панель вставки показывает средний прогнозируемый ABM по оси y и средний наблюдаемый ABM на изображение по оси x.

    Общие характеристики изображения между целевыми объектами предсказывают производительность

    В дополнение к прогнозированию ABM для каждого изображения мы стремились лучше понять различия между испытаниями в AB.Для каждого испытания мы сопоставили две цели (T1 и T2) на основе их характеристик (корреляция Пирсона, рис. 3B), чтобы получить меру сходства T1-T2 на основе каждого слоя. Затем мы сопоставили сходство T1-T2 (от каждого слоя) с усредненной точностью T2, используя корреляцию Спирмена (рис. 4B). Мы проверили преобразованную Фишером корреляцию Спирмена для каждого субъекта против нуля для каждого слоя, используя двусторонний t-критерий. Наши результаты показали, что сходство T1-T2 значительно предсказывает точность T2, если оно основано на слое conv2 (Спирмен r, M = 0.22, SD = 0,21, t(17) = 4,41, p < 0,001), conv3 (M = 0,354, SD = 0,24, t(17) = 5,83, p < 0,001), conv4 (M = 0,15, SD = 0,212, t(17) = 2,93, p = 0,009), conv5 (M = 0,15, SD = 0,19, t(17) = 3,27, p = 0,004), fc6 (M = 0,18, SD = 0,17, t(17) = 2,77 , p < 0,001), fc7 (M = 0,17, SD = 0,19, t(17) = 2,77, p = 0,013), fc8 (M = 0,29, SD = 0,16, t(17) = 7,32, p < 0,001). Это говорит о том, что продолжающаяся визуальная обработка T1 может снизить порог сознательного доступа для T2, если T2 имеет общие визуальные характеристики с T1.Это было верно для всех уровней, кроме уровня 1.

    Рисунок 4: Репрезентативное расстояние DCNN и сходство целей объясняют испытания AB.

    A) Изображение процедуры анализа. Для каждого уровня представления DCNN извлекаются для каждого изображения. Затем эти единичные активации сравниваются для всех пар изображений (корреляционное расстояние Пирсона) для оценки репрезентативной геометрии. B) Корреляция между производительностью lag-2 T2 и целевым сходством (на основе 20 бинов сходств, усредненных по участникам) в каждом слое.Точки изображают сходства в бинах, а линии изображают линию регрессии. Значение r фиксированного эффекта (на основе средних значений бинов по субъектам), среднее значение r по субъектам и значение p (полученное путем проверки отдельных r-коэффициентов относительно нуля) обозначены на каждом графике.

    Эксперимент 2

    Построение испытаний AB с использованием репрезентативной выборки

    Обнаружение того, что сходство T1-T2 влияет на точность T2, побудило нас спланировать дополнительное исследование. Поскольку результаты первого эксперимента были корреляционными, мы стремились исследовать эффект сходства целей, манипулируя категорией целей и сходством признаков.Мы разработали новую процедуру, называемую репрезентативной выборкой , , которая сначала характеризует различные профили реакции на стимулы и отбирает подмножество стимулов, адаптированных для нашего эксперимента. Мы использовали активацию единиц из уровня 5 (см. Обоснование методов) DCNN в качестве профилей реакции на стимул. Мы измерили активацию этих единиц на 250 изображениях, полученных из ImageNet (Russakovsky et al., 2015), чтобы получить 16 изображений в качестве наших T2; в свою очередь выбраны для равного представления четырех категориальных групп (млекопитающие, насекомые, транспортные средства и мебель).Затем для каждого изображения мы выбрали два T1 на основе категории (одинаковые или разные) и сходства в слое 5 (похожие или разные), в результате чего на каждый T2 приходится восемь T1. Это позволило нам отдельно изучить конкретный вклад сходства функций высокого уровня и принадлежности к категориям. Мы представили эти четыре условия 24 новым участникам в задаче AB, аналогичной той, что была в эксперименте 1.

    В таблице 3 показаны средние групповые показатели T2 для каждого из четырех условий. Вероятность правильного сообщения T2 была самой высокой, когда T1 принадлежал к той же категории и имел аналогичную активацию визуальных функций на уровне 5 DCNN (M = 0.849, SD = 0,097). Напротив, самая низкая вероятность правильного сообщения T2 наблюдалась, когда T1 принадлежал к другой категории и был непохожим (M = 0,741, SD = 0,123). Повторное измерение ANOVA 2 × 2 (категория по сходству) показало значительный основной эффект как для категории (F (1,23) = 20,68, p = <0,001, η 2 = 0,473), так и для сходства (F ( 1,23) = 45,468, p = <.001, η 2 = 0,664), а также эффект взаимодействия (F(1,23) = 5,413, p = 0,029, η 2 = 0.191). Больший размер эффекта для фактора сходства указывает на то, что визуальные особенности определяют поведение, а не семантическую релевантность.

    Рис. 5. Сходство целей между T1 и T2 объясняет производительность T2.

    A) Репрезентативная выборка использовалась для построения испытаний эксперимента 2. Каждому из шестнадцати T2 либо предшествовал T1 из той же/другой категории, либо они были похожи/отличны в репрезентативном пространстве в слое 5 DCNN. Чтобы участники не использовали низкоуровневую статистику (например, цвет) при сообщении целей, мы переключили меню ответов на семантическую задачу.B) Поведенческие результаты эксперимента 2. Наши результаты показывают, что сходство признаков объясняет значительную часть производительности T2. Отдельные точки соответствуют отдельным предметам. Столбики погрешностей указывают на 95% доверительный интервал. * = р < 0,05, ** = р < 0,01, *** = р < 0,001.

    Обсуждение

    Здесь мы исследовали влияние принадлежности к категории и особенностей изображения на сознательный доступ, используя естественные изображения в парадигме внимательного моргания (рис. 1A и B; Raymond et al., 1992). Тестируя изображения, охватывающие несколько категорий, мы сначала показываем четкое разделение производительности между живыми и неодушевленными объектами, где одушевленные объекты показывают снижение AB, вызванное обработкой T1 (рис. 2B), в соответствии с предыдущими отчетами (Evans & Treisman, 2005). ; Герреро и Кальвилло, 2016). Далее мы показываем, что это смещение выражено не только между этим вышестоящим подразделением, но также распространяется на различные подкатегории. Используя DCNN в качестве модели зрительной системы, мы показываем, что признаки среднего и высокого уровня в естественных изображениях (рис. 3) регулируют величину AB.Кроме того, мы показываем, что сходство цели-мишени (рис. 4 и 5) взаимодействует с выбором цели, обеспечивая механистическое объяснение феномена АВ и сознательного доступа при распознавании объектов.

    Предыдущие исследования показали различия между категориями в AB, в первую очередь между живыми и неодушевленными объектами (Einhäuser, Koch, & Makeig, 2007; Evans & Treisman, 2005; Guerrero & Calvillo, 2016; Hagen & Laeng, 2017). Предвзятость одушевленности в визуальной обработке была приписана эволюционной релевантности, в отличие от зрительного опыта, отраженного в его важности для древних обществ охотников-собирателей (гипотеза мониторинга одушевленности; New, Cosmides, & Tooby, 2007).Доказательства этой гипотезы получены из множества поведенческих исследований, показывающих, что одушевленные объекты быстрее и чаще обнаруживаются в различных типах задач на внимание (например, Jackson & Calvillo, 2013; New et al., 2007). Аналогичным образом, живые и неодушевленные объекты отчетливо представлены в вентральном зрительном потоке (Sha et al., 2015; Wen et al., 2017), что считается эволюционным явлением и не зависит от зрительного опыта (Mahon et al. , 2009). В нашем текущем исследовании мы обнаружили, что величина AB (ABM — разница в производительности между Lag-8 и Lag-2) больше для неодушевленных объектов, как и в Guerrero and Calvillo (2016).Вывод Герреро и Кальвильо был оспорен Хагеном и Лаенгом (2017), которые показали, что о живых объектах просто сообщают чаще, но что ABM не затрагивается. Наши результаты противоречат выводам Хагена и Лаенга и, что более важно, показывают, что различия в величине АВ существуют во множестве подкатегорий. Насколько нам известно, мы первыми изучили значительное количество категорий, которые, как известно, группируются по всей зрительной коре. Мы показываем высокую вариацию эффекта AB по категориям (рис. 2C), подразумевая, что отличительные подкатегории имеют особые привилегии на пути к сознательному доступу.Важно отметить, что, рассматривая различия между Lag-8 и Lag-2, эффективно сопоставляя каждое изображение с его собственной производительностью Lag-8, наши результаты нельзя объяснить различными эффектами маскирования. Важно отметить, что это подразумевает диссоциацию между релевантностью внимания и сознательным доступом, поскольку было бы разумно предположить, что релевантность внимания в равной степени повлияет на Лаг-2 и Лаг-8.

    Вывод о том, что ABM варьируется в зависимости от категории (рис. 2C), трудно интерпретировать без надлежащего изучения характеристик изображения различной сложности.Многие семантические категории имеют низкоуровневую статистику (Groen et al., 2012; Groen, Silson, & Baker, 2017; Torralba & Oliva, 2003), и, не углубляясь дальше категориального членства, невозможно понять, на каком уровне обработки различий происходить. Прогнозирование ABM для визуальных объектов, достигнутое путем моделирования активации блоков DCNN от среднего до позднего слоев, объяснило большую долю дисперсии AB между изображениями (~ 46% дисперсии в слое fc7, рис. 3C). Это означает, что узкое место, создаваемое AB, связано с поздней визуальной обработкой и, вероятно, отражает конкретные категориальные организации в визуальных областях более высокого уровня.Эта взаимосвязь между нейронным представлением изображений и поведенческими результатами подтверждается недавней работой, показывающей, что конкретная репрезентативная организация в поздних зрительных областях предсказывает определенные поведенческие показатели, такие как время реакции (Carlson et al., 2014; Grootswagers, Cichy, & Carlson, 2018). ; Ричи и др., 2015). Этот «концептуальный» подход к сознательному доступу способствует более фундаментальному взгляду на то, как может работать визуальное сознание, сосредоточив внимание на организации зрительной системы, а не на механизмах «сверху вниз».

    Наши эксперименты также позволили нам изучить важность сходства T1-T2. Лишь в нескольких исследованиях изучалось сходство целей и задач в контексте AB (например, Awh et al., 2004; Einhäuser et al., 2007; Evans & Treisman, 2005; Serences, Scolari, & Awh, 2009; Sy & Гисбрехт, 2009). В одной из первых попыток изучить сходство между мишенями и его влияние на производительность T2 Awh et al. (2004) пришел к выводу, что сходство между целевыми показателями отрицательно сказывается на отчетности по T2.Это привело к предложению гипотезы канала с несколькими ресурсами (MRCH; Awh et al., 2004). Согласно MRCH, две цели (T1 и T2) могут обрабатываться параллельно, но только в том случае, если их визуальные характеристики достаточно различны, чтобы их можно было обрабатывать через разные каналы функций. Хотя несколько следующих исследований подтвердили это мнение (Einhäuser et al., 2007; Serences et al., 2009; Sy & Giesbrecht, 2009), наше исследование показывает, что сходство полезно для производительности. Различие в результатах может быть объяснено нашим способом определения сходства по характеристикам изображения, а не категориальной принадлежности, и, таким образом, возможно, что наши результаты отражают эффект прайминга, не обнаруженный в предыдущих исследованиях (однако, см. Evans & Treisman, 2005). .Одно связанное открытие Nieuwenstein, Chun, van der Lubbe и Hooge (2005) показало, что предыдущий дистрактор, имеющий общие визуальные характеристики с T2, уменьшал AB. Поскольку нашими дистракторами были зашифрованные изображения, а не естественные изображения, возможно, мы наблюдаем похожий эффект подсказки, когда T1 сигнализирует о T2. Объединенные результаты всех этих исследований выдвигают на первый план неизученный аспект АБ, где отношения между мишенями могут играть важную роль в объяснении многих явлений АБ. Дальнейшие вопросы могут быть изучены с использованием комбинации измерений мозга для определения репрезентативного сходства у субъектов, что потенциально может также объяснить индивидуальные различия в производительности.

    В заключение мы представляем убедительные доказательства того, что DCNN могут моделировать зрительную систему для прогнозирования поведения человека. В частности, мы представляем результаты, которые связывают различия в сознательном доступе между образцами изображений к трудностям в репрезентативном считывании функций в визуальных областях более высокого уровня. Эта предвзятость, связанная с визуальными особенностями, отражается в стабильной функциональной организации, где четкие различия категорий оказывают большее влияние на сознательный доступ, чем считалось ранее.Более того, мы указываем на более динамичный способ, при котором контекст (то есть сходство между T1 и T2) влияет на вероятность сознательного восприятия цели. Таким образом, наши результаты показывают, что категории объектов и визуальные особенности, обрабатываемые в зрительном вентральном потоке более высокого уровня, ограничивают сознательное восприятие естественных изображений.

    Методы

    Эксперимент 1

    Экспериментальная процедура

    Двадцать участников (19 женщин; возрастной диапазон: 19–22 года; среднее значение = 20,1 ± 1.2) были привлечены к участию в исследовании. Мы исключили двух участников из-за неполных данных. Один дополнительный участник был исключен из анализа изображений за изображением из-за отсутствия испытаний, в которых T2 был правильным для одного изображения после фильтрации для правильного T1. Все участники предоставили и подписали информированное согласие и были вознаграждены за потраченное время кредитами курса или финансовой компенсацией (по стандартной ставке 7 фунтов стерлингов в час). Все участники имели нормальное или скорректированное до нормального зрение и не имели известных неврологических расстройств в анамнезе.Комитет по этике Университета Бирмингема одобрил эксперимент.

    Процедура

    Участники просматривали визуальные объекты в режиме быстрой серийной визуальной презентации (RSVP), и им было предложено обнаружить две цели (T1 и T2), встроенные в поток дистракторов (рис. 1А). После трансляции для T1 было представлено меню ответа, которое включало T1 и две фольги, и участник должен был идентифицировать цель нажатием кнопки. Затем аналогичное меню ответов было представлено для идентификации T2.Фольга в меню всегда принадлежала к той же категории, что и мишени (рис. 1А, правая панель).

    Дизайн и стимулы

    Участники сидели на расстоянии 60 см от монитора Stone (частота обновления 60 Гц), а стимулы покрывали 5 градусов угла зрения в центре на сером фоне. Представление стимула было достигнуто с использованием расширения Psychtoolbox (версия 3; Brainard, 1997) в MatLab 2016b (MathWorks Inc., Натик, США). Стимулы состояли из 48 изображений, полученных из восьми различных категорий: фрукты и овощи, обработанные пищевые продукты, объекты, сцены, тела животных, морды животных, человеческие тела и человеческие лица (рис. 1В).Чтобы создать элементы, используемые в качестве отвлекающих факторов в потоке, каждый квадрант изображения был разделен на 25 квадратов, которые затем были инвертированы и случайным образом назначены новые позиции в их квадранте. Эта процедура была описана ранее (Marois, Yi & Chun (2004)). Следуя стандартной парадигме Attentional Blink (AB) (Raymond, Shapiro, & Arnell, 1992), каждое испытание начиналось с 300 мс фиксации, за которой следовала быстрая последовательная визуальная презентация (RSVP), состоящая из 19 изображений. Каждое изображение было представлено в течение 16 мс с асинхронностью начала стимула (SOA) 100 мс (рис. 1А).Встроенные в поток дистракторов две незашифрованные цели (T1 и T2) предъявлялись при двух разных условиях задержки (Lag-2: 200 мс и Lag-8 — 800 мс). T1 всегда представлялся как элемент 5 в потоке, в то время как T2 представлялся либо как элемент 7 (отставание 2), либо как элемент 13 (отставание 8). Все 48 изображений были представлены в равном количестве испытаний либо как T1, либо как T2, рандомизированных в блоках, при этом ни одно испытание не имело T1 и T2, относящихся к одной и той же вышестоящей категории. Важно отметить, что одна и та же пара T1 и T2 всегда присутствовала в условиях Lag-2 и Lag-8 в одном и том же потоке дистракторных масок в исследовании RSVP.Участники должны были нажать одну из трех кнопок, чтобы определить правильную цель по фольге, или четвертую кнопку, если они не попали в цель. Две рапиры принадлежали к той же категории, что и мишень.

    Глубокая сверточная нейронная сеть (DCNN)

    В качестве модели визуального кора для извлечения иерархических визуальных признаков из наших стимулов. Мы выбрали AlexNet из-за его относительной простоты по сравнению с более поздними DCNN и его хорошо изученной связи со зрительной системой человека (Cichy, Khosla, Pantazis, Torralba, & Oliva, 2016; Khalig-Razavi & Kriegeskorte, 2014; Wen, Ши, Чжан, Лу и Лю, 2016 г.).Он состоит из восьми слоев искусственных нейронов, объединенных в иерархическую архитектуру, где предыдущие слои передают информацию следующему слою (рис. 1В). Первые пять слоев — это сверточные слои, а последние три — полносвязные слои. В то время как полносвязные слои (fc6, fc7 и fc8) состоят из одномерных массивов (размеры 4096, 4096 и 1000 единиц соответственно), сверточные слои имеют размерности: слой 1 (conv1) — 96×55×55 (96 признаков, более 55 x 55 «ретинотопических» единиц), 2-й слой (conv2) – 256×27×27, 3-й слой (conv3) – 384×13×13, 4-й слой (conv4) – 384×13×13, и слой 5 (conv5) – 256×13×13.Для всех анализов мы усредняли значения в сверточных слоях для каждого изображения по пространственному измерению, оставляя их с длиной вектора 96, 256, 384, 384 и 256 соответственно. Эта сеть была предварительно обучена на 1,3 миллионах размеченных вручную естественных изображений (ImageNet; Russakovsky et al., 2015) для классификации по 1000 различным категориям (доступно на http://caffe.berkeleyvision.org/model_zoo.html), достигая почти человеческая производительность при классификации изображений (Крижевский и др., 2012). Наш тестовый набор из 48 изображений был проанализирован через сеть, и мы использовали последнюю стадию обработки каждого слоя в качестве выходных данных модели для дальнейшего анализа.

    Анализ поведения и особенностей изображения

    Для каждого изображения мы рассчитали среднюю точность T2 как при отставании-2, так и при отставании-8 по субъектам. Затем мы рассчитали Величину моргания внимания (АВМ) путем вычитания средней точности запаздывания 2 из средней точности запаздывания 8. Затем ABM становится мерой того, насколько сильно временное окно AB влияет на припоминание каждого изображения в отдельности. В интересах количественной оценки характеристик изображения в нашей DCNN мы извлекли шаблоны активации единиц («нейронов») для каждого изображения из всех слоев.Для первых пяти сверточных слоев мы усреднили активацию по пространственному измерению. Эти паттерны активации были включены в модель многомерной линейной регрессии (Sci-kit learning; Buitinck et al., 2013.), с паттернами активации из каждого слоя в качестве признаков в модели для прогнозирования ABM каждого изображения у субъектов. Конвейер прогнозирования следовал процедуре «исключения одного», когда на основе обучающих данных функции сначала стандартизировались для единичной дисперсии, а выбор функций выполнялся путем удаления функций с низкой дисперсией.

    Сходство между целями

    Далее мы проверили влияние сходства между целями на сознательный доступ. Здесь мы выходим за рамки использования заранее определенных категорий в качестве показателя сходства признаков и изучаем репрезентативное расстояние между изображениями в пределах данного слоя DCNN. Корреляция производительности T2 и сходства T1/T2 была реализована с использованием следующих шагов для каждого уровня DCNN. (A) Для каждого испытания мы сопоставили изображения T1 и T2 в пределах данного слоя DCNN.(B) Мы разделили все испытания на 20 ячеек на основе корреляции между целевыми значениями в любом заданном испытании, обеспечив равное количество испытаний в каждой ячейке. (C) Мы сопоставили сходство между целями и показателями T2, используя критерий Спирмена r.

    Эксперимент 2

    Участники

    Мы набрали 24 участника (возраст — M = 19,38, SD = 0,95, женщины = 19, мужчины = 5) с нормальным или скорректированным до нормального зрением. Все участники предоставили и подписали информированное согласие и были вознаграждены за потраченное время кредитами курса или финансовой компенсацией (по стандартной ставке 7 фунтов стерлингов в час).Эксперимент был одобрен комитетом по этике Бирмингемского университета.

    Процедура и стимулы

    Если не указано иное, все процедуры и визуальные представления были идентичны эксперименту 1 (см. рис. 5А). Шестнадцать изображений, подмножество из 250 помеченных и обработанных изображений из базы данных ImageNet (Russakovsky et al., 2015), были выбраны в качестве T2. T2 были получены из четырех различных категорий (млекопитающие, насекомые, транспортные средства и мебель), и каждая категория была одинаково представлена ​​в выборках T2.Сходство между изображениями определялось их коэффициентом корреляции Пирсона в слое 5 DCNN. Слой 5 был выбран потому, что он был высокоэффективным слоем в первом исследовании и по-прежнему сохранял ретинотопическую информацию для дополнительных анализов, не используемых в этом исследовании. Чтобы смоделировать послойную активацию единиц для этого нового набора изображений, мы использовали ту же предварительно обученную сеть (AlexNet, Крижевский и др., 2012), что и в эксперименте 1. Для каждого T2 мы выбрали два похожих и два разных изображения из той же категории и любой другой категории, что и T1.Это привело к восьми потенциальным T1 для каждого T2 в факторном плане 2 на 2 (категория сходства X) (рис. 5A). T1 всегда помещался на позицию 11, а T2 на позицию 13 (в RSVP из 19 элементов для каждого испытания). Каждый блок состоял из представления каждого T2 в паре с каждым возможным T1, всего 128 испытаний на блок, разделенных на 4 прогона (32 испытания за прогон). Каждый участник выполнил 2 блока, всего 256 попыток за сессию (64 попытки на каждое условие).

    Благодарности

    Эта работа была поддержана стартовым грантом Европейского исследовательского совета (ERC) ERC-2017-StG 759432 (для I.С.). Мы хотели бы поблагодарить Сару Бинкс и Альфи Браун за их помощь в сборе поведенческих данных из экспериментов 1 и 2 (соответственно), а также Джаспера ван ден Боша за комментарии к рукописи.

    Приложение A. Дополнительные данные и код

    Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

    Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


    Настройка браузера на прием файлов cookie

    Существует множество причин, по которым файл cookie не может быть установлен правильно.Ниже приведены наиболее распространенные причины:

    • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки браузера, чтобы принять файлы cookie, или спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
    • Ваш браузер спрашивает, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файл cookie.
    • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Попробуйте другой браузер, если вы подозреваете это.
    • Дата на вашем компьютере в прошлом.Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы это исправить, установите правильное время и дату на своем компьютере.
    • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

    Почему этому сайту требуются файлы cookie?

    Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу.Предоставить доступ без файлов cookie потребует от сайта создания нового сеанса для каждой посещаемой вами страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


    Что сохраняется в файле cookie?

    Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в файле cookie; никакая другая информация не фиксируется.

    Как правило, в файле cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта.Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, если вы не решите ввести его.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.