Озеро этоша: Африка » Национальный парк Этоша и одноимённое озеро

Содержание

Африка » Национальный парк Этоша и одноимённое озеро

Если самый большой национальный парк Намибии Намиб-Науклюфт находится внутри пустыни, то второй по величине парк Этоша находится в более благоприятных климатических условиях. Заповедник Этоша включает в себя и одноимённое солёное озеро. Этоша в переводе с языка племени овамбо означает «большое белое пространство». И действительно, большая часть земли здесь покрыта потрескавшейся белой глиной. Но среди угрюмого полотна земли постоянно всплывают захватывающие дух стада диких животных. И сразу парк становится наполненным жизнью.

Именно здесь есть возможность повстречаться с редчайшими животными нашей планеты – черномордой антилопой импала и черным носорогом. Кроме этого здесь можно встретить и другие виды антилоп, долинных и горных зебр, слонов, жирафов, леопардов, гепардов, львов, гиен и др. Это полностью дикие места, и передвигаться туристам на открытых джипах запрещено, но все автомобили имеют прекрасный обзор и комфортны для поездок по парку.

Помимо солёного озера Этоша в заповеднике есть ещё несколько красивейших озер, которые привлекательны для туриста. Озеро Окаукуэйо даёт уникальную возможность по фотографированию и наблюдению за слонами и черными носорогами в ночное время. По периметру водоёма установлены специальные прожекторы. Озеро Намутони является громадным водопоем для всех хищных кошек, жирафов, зебр, а также таких антилоп как импала, канна, спрингбок и куду.

Кроме этого в Этоше стоит обратить внимание на водоемы Намутони, Убареб, Кляйн, Олифантсад, Баития, куда запах воды притягивает большие популяции диких животных. Royal Safari организует разнообразные туры в Намибию. Посещение природных достопримечательностей, наблюдения за дикими животными в естественных условиях обитания, рыболовные туры с возможностью поимок трофейных экземпляров как в пресных водоёмах, так и в водах Атлантического океана. Это далеко не полный список предлагаемых нами программ.

Национальный парк Etosha, Намибия

Этоша – одна из самых больших на Земле соляных впадин: вода здесь, когда она вообще есть, вдвое солонее морской. Непосредственно в русле реки нет растений, за исключением водорослей и травы, но животные сюда приходят за солью и водой, особенно, когда  в русле есть вода. Мигрирующие птицы прилетают сюда так же огромными стаями: здесь можно видеть тысячи фламинго и белых пеликанов. Впадина Этоша расположена на территории одноименного национального парка и занимает 25% от общей его территории.

Первыми для европейцев открыли Этошу шведский исследователь Джон Чарльз Андерссон и английский ученый, двоюродный брат Чарльза Дарвина, Францис Гальтон в 1851 год.

Национальный Парк Этоша

Помните фильм Стэнли Кубрика «2001 год: Космическая Одиссея»? Много сцен из него были сняты именно здесь. Площадь парка – 22.275 км.. и он является самой большой охраняемой территорией на севере Намибии и самым важным национальным парком страны. От южной границы парка до столицы Виндхука 400 км, а от северной – 125 км до границы с Анголой. В 1907 году правительство немецкой Африки установило на 99.526 кв.км. Намибии охраняемую территорию, поскольку уничтожение браконьерами животных привело к их почти полному уничтожению, что в свою очередь угрожало голоду среди местного населения. В эту территорию входил и теперешний парк Этоша.

Проект по регенерации имел успех и флора с фауной были практически полностью восстановлены, однако местное население, ввиду ограждения такого огромного количества территорий стало нуждаться в земле. Уже в 1929 года территория была усечена и входе последующих уменьшений к 1970 году приобрела свой сегодняшний размер. В 1964 году территория была провозглашена национальным парком, а к 1973 году парк Этоша был полностью огорожен.

В парк можно въехать через четыре въезда. Дороги здесь покрыты щебнем и проезжая по ним можно найти как природные, так и искусственные источники воды: на западе парка это 5 натуральных и 27 искусственных, на востоке 29 натуральных и 12 искусственных. К ним на водопой приходит множество животных.

В парке обитают 114 видов млекопитающих, 340 видов птиц, 110 рептилий, 16 амфибий и на редкость мало рыб – 1 вид. Здесь вы встретите крокодилов, буйволов, жирафов, зебр, гиппопотамов, носорогов. Здесь живет самая большая в мире и постоянно возрастающая популяция черных носорогов (до 300). Слоны Этоша –  самые большие на планете, самые высокие из них достигают до 4 метров в холке. С другой стороны, бивни этих слонов относительно небольшого размера, вследствие генетических дефектов и недостатка некоторых минералов в пище.

Другие крупные млекопитающие парка представлены голубыми гну, зебрами, гиенами и львами. Гепарды и леопарды дополняют семейство кашачьих. Самое высокое животное на Земле – жираф – также живет в Этоше и достигает 6 метров роста. В Этоше можно встретить все разновидности антилоп, от куду, гемсбока и крупного эланда до миниатюрных антилоп дамара дик-дик, которые ростом всего 45 см и весят лишь 5 кг. Млекопитающие средних размеров – это шакалы, ушастые лисы, барсуки и бородавочники.

В западной части парка располагается знаменитый «Призрачный лес», единственное место в Африке, где на плоской местности произрастает дерево моринга, на местном наречии «призрачное дерево». Это как бы перевернутое дерево, которое, по бушменской легенде, было выброшено Богом Грома из Эдема и приземлилось на землю корнями вверх. В парке встречаются пастбищные луга и колючие кустарники. Деревья-кустарники мопане составляют 80% всех видов деревьев в парке.

Малярия: Парк находится в малярийной зоне. Наибольшая угроза в период сезона дождей. Рекомендовано пользоваться профилактическими медицинскими средствами, репеллентами минимум 30 DEET, а по вечерам носить рубашки с длинным рукавом и брюки.

Намибия. Сафари в Национальном парке Этоша, отзыв от туриста YurijTravel на Туристер.Ру

Седьмой день нашего путешествия «От пустынь Намибии до водопада Виктория» начался со знакомства с одним из уникальных африканских этносов — народностью химба. Они все еще ведут кочевой образ жизни, перемещаясь с места на место, но чувствуется, что та деревня, в которой мы побывали, будет стоять долго — цивилизация делает своё дело.

Итак, заехав в их крааль — деревню Otjikandero Himba Orphanage Village, нас познакомили с их оригинальным образом жизни. Мы увидели довольно красивых, в нашем европейском понимании, женщин, свободно разгуливавших в полуголом состоянии среди своих круглых глинобитных домиков или продававших сувениры Hand Made, изготовленные собственными руками.

Глядя на них, все удивлялись тому, как можно в наше время еще жить собирательством и примитивным скотоводством. Как ни у дивительно, но это — так и есть в первой трети 21 века! Но правительство Намибии уже много делает, чтобы вытащить хотя бы молодое поколение в современную жизнь — создает школы для детей, бурит скважины для добычи питьевой воды и др.

Покинув в 12:30 деревню химба, мы направились по дороге № С38 на северо-восток к Национальному парку Этоша (Etosha). Через пару часов езды по зеленой кустистой равнине, подъехали к входному гейту (воротам) Парка. Дальше, до лоджа Halali, было т.н. сафари с редким животным миром — в основным всякого рода копытными.

7-8-й дни. Сафари по Национальному парку Этоша

В итоге мы провели на территории парка почти два дня и сделали четыре сафари. Вот сейчас на пути к отелю Halali идет первое, назавтра будет два — утром и вечером. И при отъезде утром послезавтра — еще раз — в восточной части солончака…

Карта маршрута от деревни химба до лоджа Halali

Национальный парк Этоша расположен на северо-западной окраине пустыни Калахари и представляет собою равнинное пространство полупустынной саванны. Почти четверть его территории из 22 275 км² занимает солончак Этоша, что в переводе с языка овамбо означает «большое белое пространство».

При нашем движении к отелю Halali, мы постоянно видели его вдали слева по ходу движения. Над ним висело эдакое миражное марево белесой дымки. На его сухую поверхность мы выедем следующим утром…

В качестве заповедника эта территория была выделена еще немецкой администрациаей в 1907 году, а статус Национального парка она получила в 1958 году. Позже его площадь была ограждена забором с целью контроля над природно-очаговыми заболеваниями. При этом суммарная протяженность изгороди составила около 850 км.

Дорога, по которой мы ехали к отелю, в основном была пустынной. Но изредка приходилось притормаживать и пропускать переходящих ее животных.

Проезжая по его территории мы видим ландшафты, характерные для пустыни Калахари и засушливых внутренних районов Намибии с типичной для них растительностью — кустарниками, колючками и мопановыми зарослями.

Что же собой представляет животный мир этого Национального парка? Конечно, это не всемирно известные Масай Мара, Серенгети, Нгоронгоро или Амбосели, в которых, как говорится «не протолкнуться» от вида богатейшего животного мира и в которых не увидеть т.н. «большую пятерку» — слона, льва, буйвола, носорога и леопарда, просто невозможно!

В плане животного мира, Этоша намного беднее перечисленных выше парков, но все равно — животный мир там присутствует и, несмотря на его относительную бедность, за те два дня, которые мы провели на его территории, нам удалось увидеть и собрать довольно неплохую коллекцию фотографий животных. Правда, всемирно известных хищников, таких как львы, тигры или леопарды, мы не встретили. Не попались нам и слоны с носорогами…

Зато часто попадались жирафы. Ученые классифицируют их как Жирафа южноафриканского (Giraffa camelopardalis giraffa). Этот подвид широко распространен во всей южной части Африки — ЮАР, Намибии, Ботсване, Зимбабве и Мозамбике. Как известно, жираф является, хотя и имеет те же семь шейных позвонков, что и у всех животных, в том числе и у нас — людей, самым высоким наземным животным планеты, достигающим роста шести метров!

В этих местах жирафы чувствовали себя как дома и переходили дорогу безо всяких правил — там, где им вздумается.

Вторыми по численности животными, попадавшимися на глаза, были зебры. В парке Этоша преобладали т.н. Равнинные зебры (Equus burchelli, Burchell’s Zebra).

Зебры — стадные животные и никогда не встречаются поодиночке. Много раз и в других парках видел, как они, словно обнимаясь, ласково клали друг другу головы на шею. Влюбленные?

Многие задаются вопросом — а какого все-таки цвета зебра? Белая в черную полоску или черная — в белую? Специалисты, долго размышляя и проведя всякие там генетические эксперименты и анализы, пришли к выводу — на самом деле зебра — чёрная в белую полоску, а не наоборот.

И в результате, каждая зебра имеет свой уникальный рисунок из чёрных и белых полос, подобно отпечаткам пальцев у человека. Поэтому малыши зебрята и легко узнают свою мать в толпе других зебр…

Очень интересен своими длиннющими рогами Капский орикс, или гемсбок (Oryx gazella callotis, Gemsbok). Их еще называют лошадиными или саблерогими антилопами.

Выглядит орикс весьма презентабельно — сильным, стройным и, в то же время, исполненным грации животным. Из всех антилоп — орикс самая крупная в своем роде. Ориксы являются полигамными животными, живущими стадами. Возглавляет стадо взрослый самец. Говорят, когда он разгневается, то не поздоровается и льву…

Несмотря на свою силу и красоту, ориксы являются неприхотливыми в еде животными и способны подолгу обходиться без воды. Они могут питаться самой скудной растительностью, даже покрытой пылью и песком. Не брезгуют ориксы дикими дынями и огурцами, а при необходимости могут выкапывать клубни и корни.

После ланча заехали в самое сердце природного заповедника Этоша — на соляное озеро Этоша Пан. Большую часть времени оно выглядит огромным белым пространствм с сухой потрескавшейся глиной на поверхности.

И только в сезон дождей небольшая часть речной воды и осадков наполняют озеро до 10-ти сантиметровой глубины. Сейчвс — в мае — здесь сухо и на его поверхности нет никаких признаков жизни. Мертвая белая пустыня…

Командиру нашего путешествия — гид Руан и водитель Траст

Завершая наш визит в НП Этоша, Руан и Траст сделали шуточную фотографию, на которой на фоне безбрежной раскаленной пустыни поджаривалась на сковородке вся наша группа. После этого продолжили практически бесцельное сафари, наблюдая скудный животный мир этого парка…

Выехав с поверхности солончака, продолжили сафари по его полупустынным берегам. О! А вот, наконец, и Голубой гну (Connochaetes taurinus, Blue wildebeest)! Этих, достаточно крупных млекопитающих с мощной мускулатурой, стройными ногами и большими рогами коровьего типа, видно издалека. Выглядят они серьезно и, порой, устрашающе.

Голубые гну обитают в местах как на низменных, так и на возвышенных участках. Мы встречали их в большом количестве в Серенгети и Масай Маре — прямо черные пятна до горизонта. Они мигрируют сезонно из парка в парк и их численность там составляет около полутора миллионов особей. В Этоше их популяция не столь велика и стада насчитывают только десятки голов. А этот красавец был совсем одинок и напомнил известный анекдот про — «Адын, савсэм адын…»

Голубые гну являются территориально общественными животными. Малые стада образуются только из самок и их детёнышей. Они, как правило, занимают небольшую территорию и могут сливаться друг с другом. Через год подросшие самцы покидают эти материнские стада и присоединяются к когорте «холостяков».

Вот еще одно интересное, изящное и красивое копытное — Спрингбок (Antidorcas marsupialis, Springbok). Их рога напоминают лиру. Это парнокопытное животное тоже из группы антилоп, подсемейства газелей. Они распостранены в Южной Африке, главным образом в пустыне Калахари. Но, кажется, мы встречали их и в Кении, и в Танзании.

Хотя, наверно, я путаю их с газелью Томпсона, у которой более ярко выраженные полосы по бокам. В отличие от нее, спрингбоки, завидев какую-то опасность, начинают высоко подпрыгивать. За это они и получили такое название — «спрингбок», что в переводе с голландского и немецкого языков означает «прыгающий козёл».

Спрингбок является эндемиком Южной Африки и является единственной настоящей антилопой, обитающей в ее открытых саваннах. И, как выяснилось в последнее время, спрингбоки могут обходиться без воды месяцами…

А вот и Импала (Aepyceros melampus, Impala) — африканская антилопа средней величины. Она очень похожа на газель и ее часто путают с нею.

Самец импала

Импалы — один из самых обычных видов антилоп, их ареал обитания простирается от Кениии Уганды до Ботсваны и Южной Африки. По свидетельству специалистов, импалы живут преимущественно в открытых саваннах.

Как правило, самцы репродуктивного возраста живут в одиночку, считая любую самку, находящуюся на их территории, своей. Такие самцы собирают гаремы, в которых обычно бывает несколько самок с детенышами. Подрастающих самцов вожак выгоняет из гарема. И так ведут себя многие животные…

Самка импала

Птичий мир тоже не поразил многобразием. Встретилась одиночка Большая африканская дрофа (лат. Ardeotis kori) и аисты.

Да еще вдали пробегали страусы, устраивая брачные гонки. Вот он, Страус обыкновенный, Common Ostrich, (лат. Struthio camelus), гонится за самкой в интерьере намибийской полупустыни. Сзади от них не отстает другая парочка, наблюдая, чем у тех дело кончится …

В одном месте увидели важно шагающих птиц, своей походкой напомнивших идущих людей, одетых во фраки и держащих при этом руки за спиной. Это были представители т.н. Птицы-секретаря (лат. Sagittarius serpentarius) — вид птиц из отряда ястребообразных. Её своеобразное имя происходит от чёрных перьев на голове, напоминающих гусиные перья, которые раньше любили вставлять в свои парики судебные секретари.

В целом, пернатый мир тоже не поразил многообразием.

Уже ближе к вечеру попался единственный хищник, которого удалось встретить в парке — Чепрачный шакал — Black-Backed jackal (лат. Canis mesomelas). Такое название он получил за полосу темных волос на спине, образующую как бы чепрак (накидку). Он водится почти на всей половине Африки от экватора до Мыса Доброй Надежды. Этот шакал очень доверчив, легко привыкает к людям и может даже стать почти ручным. Они активны и днем, и ночью. Их пища — всякая падаль и мелкие млекопитающие.

Из его густого и мягкого меха шьют меховые ковры — так называемые каросс.

Солнце неумолимо скатывалось к горизонту и уже была пора возвращаться на ночлег в отель. Назавтра снова предстоит поколесить по Этоше, направляясь вдоль высохшего озера на восток километров 70. Следующая ночевка будет в интересном с точки зрения истории месте — крепости Намутони. Она была построена немецкими колонизаторами в конце 19 века, и, пережив период разрухи и запустения, в 80-х была восстановлена и превращена в комфортабельный отель-музей. Ну, а дальше будет снова дорога вглубь африканского континента к городу Grootfontein и встреча с еще одним интересным африканским этносом — племенем бушменов…

Ну, вот и все, что нам удалось увидеть в Национальном парке Этоша. Пока кружили по нему, «намотав» свыше ста километров, казалось, что там мало что есть. Но когда все фотографии собрались в одном месте, оказалось, что это место вовсе и не пустынно. Где мы такое увидим у себя в окрестных лесах и степях?

И хотя, как утверждает официальная статистика, на территории национального парка Этоша зарегистрировано 114 видов млекопитающих, среди которых есть львы и африканские слоны, жирафы и зебры, антилопы импала и леопарды, гепарды и даже черные носороги, нам удалось увидеть не более двух десятков видов млекопитающих и, главным образом — копытных. Мелких и крупных. Никаких львов, леопардов и, тем более — черных носорогов не было и в помине. Прямо тоска — хоть приезжай на их поиски еще раз …

Национальный Парк Этоша

Национальный Парк Этоша является одним из крупнейших национальных парков Намибии. Он расположен на севере страны. Парк был основан в 1907 году, когда Намибия была немецкой колонией. Это одна из жемчужин Намибии, которая занимает территорию в 22275 кв.км вокруг огромной тектонической впадины Этоша Пэн, которая в дождливую погоду аккумулирует воду, необходимую для местных животных. Миллионы лет тому назад на этом месте было огромное озеро. Парк находится в северо-западной части пустыни Калахари, на территории, которая соседствует с солончаком Этоша Пэн. Это солёное озеро, вода которого привлекает большое количество животных. Название Этоша происходит из языка авамбо и означает «большое белое пространство», ещё это место называют «местом сухой воды». Это большое белое пространство образуется тогда, когда высыхает озеро Этоша. Озеро заполняется лишь в феврале, а потом постепенно высыхает и превращается в потрескавшееся плато. В сухой сезон к солёному озеру приходят животные на водопой. В дневное время здесь можно увидеть зебр, жирафов, леопардов, слонов, газелей и большое количество антилоп, а в ночное время из озера пьют воду львы и чёрные носороги, находящиеся под угрозой исчезновения. В Национальном парке Этоша живут самые крупные слоны в Африке. Около озера обитают тысячи фламинго, которые питаются сине-зелёными водорослями. Национальный Парк знаменит своим животным и растительным миром. В парке можно встретить 114 видов млекопитающих, 340 видов птиц, 50 видов змей. Здесь обитают тысячи разновидностей южноафриканской фауны и флоры, созданы искусственные озёра, некоторые из которых освещены в ночное время для удобства фотосъёмки. Красивое зрелище на рассвете, когда животные приходят в больших количествах, чтобы утолить жажду. За ними можно наблюдать на протяжении всего дня и до поздней ночи. Туристы следят за поведением животных с близкого расстояния из кемпингов, расположенных неподалёку, и в которых они могут переночевать. На территории Национального парка популярны автопрогулки на личных автомобилях и на рейнджерских джипах. Национальный Парк Этоша — один из самых знаменитых заповедников дикой природы Южной Африки.

Национальный парк Этоша — осуществившаяся мечта натуралиста

Известно, что человек — дитя природы. Но современные люди соприкасаются с нашей общей Праматерью мало: живут в мире банков и кредитных карточек, в окружении множества автомобилей и бетонных зданий. Но, несмотря на это, человечество было и продолжает оставаться ее частицей. Поэтому его так неодолимо тянет к утраченным корням — к миру растений и животных. Национальные парки как раз и дают нашим урбанизированным современникам уникальную возможность почувствовать свою неразрывную связь с природой и побыть в редкостной атмосфере единения с нею. Вся территория Намибии напоминает покрывало в стиле «печворк», причудливо сшитое из лоскутов национальных парков. Второй по величине клочок в этой гигантской мозаике — национальный парк Этоша…

Как магнит, он притягивает к себе тысячи туристов со всего мира — ежегодно бывают в нем больше 200 000 посетителей, однако никогда он не бывает переполнен людьми… Вот и мы, распрощавшись утром с гостеприимными хозяевами в Каманджабе, поспешили к границам парка Этоша.

Что означает слово Этоша

 

В зависимости от того, кого вы спросите, название парка с языка овамбо вам переведут как «Великое белое место» или как «Место высохшей воды».

В Намибии с озерами туго: на всю страну приходится только два – Гуинас и Отжикото. Второе озеро, окруженное бушменскими легендами, исключительно интересно. Похожее на лазурное круглое око средь серых скал, оно геологическая тайна и заслуживает отдельного рассказа. Однако сейчас речь идет не о нем.

Так вот, 12 миллионов лет назад на территории страны существовало еще одно озеро – глубокое, бессточное и огромное, размером с Голландию. Располагалось оно в центре современного парка Этоша и питалось от реки Кунене. Позже река изменила свое течение и озеро, лишенное притока воды, стало медленно высыхать, сокращаясь в размерах. Со временем и озеро исчезло вовсе, оставив на месте прежнего дна огромный солончак Этоша Пан.

Массивный солончак Этоша Пан

 

Этоша Пан протянулся на 120 км с востока на запад и немного больше, чем на 70 км с севера на юг, это примерно пятая часть площади парка. Оно столь велико, что его можно даже различить из космоса.

Живая история не помнит случая, когда бы Этоша Пан был полностью заполнен водой. Но в иные годы случается, что обильные осадки в краткое время сезона дождей частично наполняют чашу солончака, но и то – всего на несколько дюймов. Однако бесценная влага вновь образованного озера непригодна ни для людей, ни для животных, поскольку вода в ней чересчур солона.

Зато в ней отлично растут сине-зеленые водоросли, привлекающие сюда тысячи фламинго и множество болотных птиц. Но временное озеро держит воду совсем недолго, и скоро оно вновь превращается в растрескавшееся белое плато.

Место миражей, пылевых смерчей и магической красоты

 

Странное это место Этоша Пан — огромные трещины на почве, бугорки глины и соли, да редкие пятна скудной галофитной травы споробол, упорно растущей из просоленной почвы. Негостеприимное пространство пересекает стадо грациозных ориксов с длинными прямыми рогами – почти вылитые мифические единорогов, а одинокий гну остановился и застыл, словно загипнотизированный.

Под знойным полуденным намибийским солнцем дрожит линия горизонта, трудно различить, где кончается земля и начинается небо. По соленой поверхности мерцают и переливаются отблески, создавая самые фантастические миражи, искажая действительное и показывая вещи, которые на самом деле не существуют.

На сухой земле солончака часто танцуют пыльные дьяволы — извивающиеся и двигающиеся столбы пыли. Для возникновения этого атмосферного явления, родственного торнадо, тут просто идеальные условия.

Горячий воздух, поднимаясь от земной поверхности и встречаясь с потоком холодного, вызывает циркуляцию. Она создает восходящую спираль, вихрь подхватывает и поднимает пыль, камешки, песок и прочее. Пылевые смерчи Этоша Пан могут достигать пяти метров в ширину и вращаться со скоростью до 70 км/час. Как правило, явление «дьяволов» краткосрочно и безвредно, не считая кучи пыли, что может насыпаться в автомобиль, если недостаточно проворно поднять в нем стекла.

Флора Этоша – африканский сандал и другие

 

Сухую, пыльную, почти лишенную растительности  солончаковую впадину окружают пейзажи желто-коричневой саванны с зарослями колючих кустарников. Их монотонную скуку нарушают вариации от практически открытых равнинных пастбищ до лесов из деревьев мопане. Однако – есть! Есть такой непродолжительный момент, когда однообразная палитра красок бушвельда меняется просто разительно.

Во время сезона дождей трава, кустарники, деревья — вся небогатая растительность приобретает насыщенно-изумрудный цвет и буквально взрывается обилием цветов. Густеет ковер разрастающейся травы, а у животных и птиц появляется потомство. Стаи невероятно красивых розовых фламинго опускаются на временные, образовавшиеся после дождя озера, — наступает самое благоприятное время для наблюдения за птицами.

Проходит короткое время, вновь начинается сухой сезон, животные жмутся к воде, и устойчивый непрерывный поток голодных ртов, копыт и лап начинает выщипывать и вытаптывать еще недавно пышные луга вокруг водоемов, так что трава выглядит словно отлично подстриженный газон.

Среди деревьев в национальном парке Этоша много колючих акаций, ряд представителей рослого семейства комбретовых, у которых необычайно твердая древесина, есть очень интересное дерево тамботи, что, как правило, растет на каменистых почвах и доломитовых холмах. В высоту оно может достигать 10 метров. У него прямой ствол и темная, грубая кора, разделенная на прямоугольные куски.

По весне на нем появляются мелкозубчатые красно-бурые листья, нарядная изначальная окраска которых со временем переходит в скучные темно-зеленые цвета, для того, чтобы осенью обрести вновь прекрасные коралловые тона. Тамботи требует весьма осторожного обращения с собой из-за едкого млечного сока, сочащегося из поврежденной коры, веток и листьев.

Охотники-бушмены использовали его как составной ингредиент в яде для стрел. Но, как и многие ядовитые растения, оно обладает лечебными свойствами. В африканской народной медицине его млечным соком лечат кожные болезни, отваром корней язву желудка.

Его древесина обладает приятным ароматом, отсюда происходит его название «африканский сандал». В обычае племени гереро сыпать листья и измельченные веточки тамботи на угли, чтобы ароматный дым пропитывал волосы и одежду как своеобразные духи и одновременно средство от насекомых. Его побеги чрезвычайно нравятся черным носорогам, зато совсем не по вкусу слонам.

Но больше всего тут — почти 80% от имеющихся – деревьев мопане, чьи листья при растирании издают характерный скипидарный запах. Возможно, именно поэтому почти всем копытным их зелень не нравится: мало что неаппетитно пахнет, да еще и горько. В некоторых местах заповедника на тощих почвах они торчат чахлыми кустами, тогда их высота едва достигает двух метров, но на других участках, полные сил, они парят на много метров над землей.

Возле них порхают миллионы бабочек, откладывают на листья яйца. Из них, в свою очередь, вылупляются здоровенные гусеницы-мопане — любимая еда птиц, мелких млекопитающих, бушменов и многих других коренных намибийцев, что уплетают их за обе щеки в жареном, вареном или сушеном виде. Говорят, что по вкусу этот аппетитный намибийский деликатес напоминает арахис.

Вторым по распространенности здесь является красная кустарниковая ива. Ее молодые побеги обожают обгладывать куду, носороги предпочитают ветки, а кора нравятся слонам. Впрочем, слоны, пожалуй, с большей благосклонностью относятся к деревьям моринга.

Их сероватые стволы по внешнему виду подобны африканскому гиганту баобабу, только перевернутому вверх ногами, однако эти два представителя флоры они даже не родственники друг другу.

Но флора заповедника не является его примечательной стороной, хотя природные ландшафты весьма интересны. Зато с полным правом парк может гордиться обитающими в нем животными.

Кто из ваших любимых животных живет в парке Этоша?

 

Живая природа многолика – это и растения, и грибы, и бактерии, и жучки, и паучки… Но все-таки наибольший интерес у людей вызывают не они, а животные. Причем в наибольшей степени – млекопитающие.

Из них особенно тёплый отклик во многих человеческих сердцах находят разные милые пушистики. Психологи полагают, что это следствие неких дремучих биологических механизмов. Другие интересуются исключительно экзотическими животными, третьих буквально завораживают крупные наземные звери современности – хищные или травоядные.

Если вы их тех, кто увидеть африканских животных мечтал с детства, то знайте: разнообразие дикой природы в национальном парке Этоша огромно — любой останется доволен, к тому же среди обитающей здесь живности есть редкие и эндемичные виды.

Млекопитающие парка Этоша

 

Одних млекопитающих здесь насчитывается 114 видов. Тысячелетиями мигрируют по этим местам неисчислимые стада зебр и антилоп – бегают, носятся, прыгают, выбивают пыль из земли. По следам за ними идут хищники.

Неторопливо передвигаются десятки, если не сотни, слонов и забавных жирафов, вдоль дорог пасутся своеобразного вида бородавочники — очень крупные, клыкастые, с приплюснутой головой, ничего общего с привычной домашней хрюшкой. К мамашам жмутся серо-розовые поросята, в точности, как отпрыски обычных свиней.

В парке охотятся, а насытившись, нежатся в кружевной тени раскидистых кустов гепарды, львы и леопарды. Их общества всеми силами стараются избежать осторожные и хитрые чепрачные шакалы.

Зато возле этих хищников непрерывно кружат разбойничьи стаи кургузых, нахальных, со страшными зубами пятнистых гиен, те еще тварюги…

Этоша также прекрасное место, чтобы увидеть самую большую в мире популяцию исчезающих черных носорогов. Как вы думаете, на этой фотографии носорог черный или белый?

Полагаете, что скорее уж белый?

А я вот не знаю: и тот и другой имеют серый цвет. Чтобы увидеть разницу, надо поставить их рядом — черный должен быть немного темнее. А фактически они разнятся лишь строением верхней губы: у черного она смахивает на хоботок.

Но наш зверь стоял далековато, чтоб точно рассмотреть.

А свои цветные названия — белый и черный — виды носорогов получили в результате забавного языкового недоразумения. Голландские буры успели один вид назвать на своем языке. Когда подоспели англичане, то в звуках чужого языка, обозначавших гигантского зверя, им  послышалось родное слово white. Так и стал этот носорог белым. Тогда другой вид назвали черным.

А, вообще говоря, мы не в обиде на носорога, ведь встретить его  дело счастливого случая.

Если пониматься на рассвете, следуя ритму животных, тогда можно увидеть многое, о чем раньше и не подозревал: например, как в утренней прохладе полосатые мангусты, прославленные своей отвагой и способностью побежать ядовитых змей, забыв о высокой героике, приземленно и огромным удовольствием роются в свежем слоновьем помете.

Или лично познакомиться с подробностями жизни колонии вездесущих и жизнерадостных земляных белок, что живут по соседству с мангустами в неглубоких норках.

Жизнь птиц в Этоша

 

Тем, кто увлекается орнитологией, сюда надо обязательно — понаблюдать великолепную, красочную жизнь птиц. Вы видели скворца с оперением цвета синий металлик, который смотрит на вас желтым глазом?  Пурпурный блестящий скворец необыкновенно красив!  Название чудной птице дали красновато-фиолетовые перья на ее плечах. Скворец — эндемик Южной Африки.

Кроме него, на территории национального парка Этоша встречается почти 340 разновидностей пернатых. Из них 35 видов хищных птиц – совы, ястребы, орлы, грифы и, возможно, самая колоритная из пернатых охотников — птица-секретарь. Во время сезона дождей на большой сбор сюда прилетают кулики, пеликаны и фламинго. Этоша — еще одно водно-болотное угодье Намибии, охраняемое по Рамсарской конвенции.

Юркие ткачики строят тут свои безразмерные общежития. По дорогам разгуливают стаи крикливых цесарок в красивом оперении с общипанными шеями.

На открытых пространствах парка резвятся, собираясь в группки, быстроногие африканские страусы. Самцы имеют черное оперение, самки — коричневое. Птички достойные: ростом до 2,7 метра, весом до 175 килограмм. Хоть и не летают, да бегают быстро — со скоростью 60—70 км/час.

И еще в парке

 

  1. Из 110 обитающих здесь видов рептилий почти половина приходится на змей. К счастью, многие из них не ядовиты.
  2. Вот насекомые, представленные здесь не слишком интересны: жуки, комары, муравьи, бабочки. Наиболее любопытные — термиты со своими трехметровыми жилищами, возраст которых может превышать два десятка лет, жук-носорог и гусеницы-мопане.
  3. Среди современных животных рыбы — весьма многочисленная группа. Специалисты считают, что в пресной и соленой воде пространства от экватора до обоих полюсов дышат жабрами и шевелят плавниками 20 тысяч разных видов рыб.
    В Этоша тоже есть представитель этих позвоночных животных!

Правда, присутствует всего только один-единственный вид — так называемый клариевый сом. Clarias gariepinus  — неприхотливый, нетребовательный к качеству воды, он, к тому же, прекрасно себя чувствует в тесноте. Но зато он терпеть не может шума.

Эта рыбка – двоякодышащая. Какое-то время может использовать для поддержания жизни кислород из воздуха. Как только лужа, где он обитает, пересыхает, рыба загадочным образом определяет направление к соседней, в котором еще сохранилась влага. Отчаянно извиваясь и перекатываясь отправляется к спасительному водоему. Совсем трудную пору пережидает, зарывшись в слой грунта.

Этой африканской рыбой с целью ее промышленного разведения уже давно заинтересовались в Европе, а теперь, кажется, и в России.

А кого из животных здесь никогда не найти

 

Тут отсутствуют бегемоты, крокодилы и буйволы — животные, для которых вода является естественной средой обитания. Их не найти потому, что Этоша, по существу, представляет собой парк сухой земли.

Удивительное место водоемы парка

 

Так как в национальном парке Этоша нет ни рек, ни ручьев, жизнь большинства животных, птиц, насекомых и рептилий полностью зависит от водоемов и сосредоточена около них. Можно никуда не ходить, а терпеливо ждать возле воды – это легкая и гарантированная возможность увидеть местных обитателей.

У водоемов можно увидеть впечатляющий набор рогов, копыт и их владельцев. Вот леопард жадно лакает воду в свете первых лучей солнца. Вальяжно пьют слоны. Уникальным образом — куда там камасутре! – склоняется за глотком воды изыскано грациозный жираф.

Львиный прайд с большим достоинством проделывает путь к воде, семейство очереди пьет, затем старшие ложатся отдыхать. Один — молодой и активный — безуспешно пытается затеять с сонями игру, но братья лишь чуть отрывают от земли свои морды и сладко зевают. Еще прохладное утро, но парни, кажется, готовы пролежать здесь весь день…

На карте, которую каждый посетитель получает при входе в парк, отмечены сеть автомобильных дорог и все имеющиеся водоемы. Они раскиданы по периметру Этоша Пан, их общее количество на момент нашего посещения – 86 штук. Среди них есть как природные, но большая часть сделана руками человека.

Уникальной особенностью парка, является то, что водоемы освещаются ночью. Занимайте место на закате и, сидя с комфортом, ожидайте, пока блеснет во мраке парочка чьих-нибудь желтых глаз. Если захотите, можете заснять на камеру все подробности ночной жизни в сопровождении непередаваемой музыки саванны.

История парка

 

На протяжении веков, территория Национального парка Этоша исправно служила в качестве пастбищ и охотничьих земель проживающим на них коренным племенам овамбо, гереро и кочевым охотникам бушменам.

Первыми европейцами, оказавшимися здесь по своим торговым делам в 1851 году были два компаньона — швед Чарльз Джон Андерсон и англичанин Фрэнсис Гальтон. Последний, доводившийся близким родственником Чарльзу Дарвину, был исключительно одаренный человек. Ему принадлежит множество новаторских идей и достижений в различных отраслях мировой науки. Именно этот разносторонний человек позднее разработает методику опознания человека по отпечаткам пальцев. Но это мы немножко отвлеклись.

Оказавшись в Этоша, оба исследователя были поражены открывшемуся их глазам богатству дикой природы этих мест. Это был настоящий охотничий рай. Но с приходом европейцев богатство стало быстро истощаться вследствие бесконтрольной трофейной охоты на всякую дичь. Этому обстоятельству и обязан своим существованием один из наиболее значимых заповедников Африки.

C 1905 года губернатором Германской Юго-Западной Африки стал Фридрих фон Линдеквист. В Намибии его имя окружено уважением: это он настоял на увольнении прославившегося своей жестокостью генерала Лотара фон Трота, при нем был положен конец войне с восставшими племенами и были возвращены тысячи гереро в регион Омахеке, при нем в колонии создана гражданская администрация и национальная полиция, расширена сеть железных дорог.

Но все же наиболее выдающимися свидетельствами его созидательной деятельности являются – внедрение каракулеводства (вот откуда пошла свакара!) и образование заказника Этоша.

Парк был объявлен зоной охраны природы 22 марта 1907 года. Для защиты растений и животных коренных народов отводилось тогда 99 526 квадратных километров. При этом территория не имела никаких физических границ, так что передвижения животных ничем не ограничивались.

С течением времени площадь охраняемых территорий стала сокращаться – в 1928, потом еще в 1958 и в 1967 году, съеживших до одной пятой размеров первоначального. В начале семидесятых годов парк получил свои нынешние границы и стал полностью огорожен в 1973 году, чтобы удерживать животных внутри и оберегать их от браконьеров.

Своим гостям Этоша предлагает потрясающие природные особенности, компанию знаковых диких животных, картины их жизни в естественной среде и возможность сафари — для многих весьма желанного элемента путешествия по Африке. Но об этом в следующий раз…


Рубрика: Намибия

Национальный парк Этоша | Энциклопедия животных

У каждого национального парка Африки свое лицо и саванна в разных регионах выглядит по-особому. Если вы приедете в Серенгети или Масаи Мара, то увидите реки, кишащие крокодилами, и обширные равнины с густой травой по пояс, где дорогу вам пересекут бесчисленные стада копытных. Если приедете в национальные парки Амбосели и Цаво, то увидите разреженные заросли кустарников и деревьев, среди которых прячутся обезьяны, леопарды, носороги, слоны и бесчисленные стаи ткачиков. А вот на въезде в Национальный парк Этоша вас встретит… тишина.

Въезд в лагерь Окаукуеджо в Национальном парке Этоша.

Вы сразу почувствуете своеобразие здешних мест. Трава тут реже, деревья и кустарники ощутимо ниже, среди них уже не встретишь могучих баобабов и зонтичных акаций с широкой кроной. Не слышны голоса птиц, не видно животных. В воздухе витает дух бедности, а исходит она от грунтов. Местные почвы чрезвычайно сухие, плотные, перемешанные с мелкими камешками. Вся территория Национального парка Этоша напоминает заброшенную стройплощадку, на которой нерадивые строители рассыпали щебень. Пыль придает местным растениям какой-то одинаковый сероватый оттенок, а горизонт вечно тонет в тончайшей белесой дымке. Этоша в переводе означает «Большое Белое место». И это на самом деле так и есть.

Стоит проехать на машине немного вглубь территории и перед вашими глазами развернется огромная пустошь.

В доисторические времена здесь плескалось огромное озеро, а сейчас это самая настоящая пустыня с дрожащим от зноя горизонтом, полным отсутствием растений и хоть какой-нибудь тени. Удручающее, унылое зрелище. Что здесь делать? Кого можно охранять на такой территории? Стоит ли сюда вообще ехать? Стоит. Потому что Национальный парк Этоша один из самых богатых в фаунистическом отношении и один из самых интересных для натуралистов. На момент своего основания (1907 г.) он был крупнейшим в мире, затем вследствие политических конфликтов утратил 75% территории, но и после этого остается одним из самых больших в Африке.

Стадо спрингбоков в высушенной добела пустыне.

Для того, чтобы насладиться общением с местной природой, надо понять дух этой местности. Экосистемы Этоши находятся на границе двух природных зон — настоящих саванн и пустыни Калахари. Здесь пролегает линия фронта незримой войны, которую живые существа ведут с засухой и жарой. Именно поэтому здесь не видно животных. Они просто прячутся от зноя и от хищников, которые среди низкой растительности заметны издалека. Единственная возможность гарантированно увидеть местных обитателей — это найти водопой.

Обитатели Национального парка Этоша в прямом и переносном смысле слова преклоняются перед водой. Сейчас черед антилоп конгони прильнуть к источнику.

Водоемы в Национальном парке Этоша представляют собой небольшие озерца, питаемые грунтовыми водами. Они не пересыхают круглый год и все животные это знают. Каждый день на берегу собираются 114 видов млекопитающих и 350 видов птиц. Кого тут только не увидишь! Слоны, буйволы, антилопы гну, ориксы, куду, импалы, спрингбоки, львы, жирафы, гепарды, гиены, зебры, леопарды, вороны, цесарки, орлы, носороги, дрофы, шакалы… Все они приходят за драгоценной влагой. Но животных слишком много, чтобы они могли сделать это по очереди, поэтому на берегу одновременно может находится несколько видов. Эта особенность и составляет главную прелесть Этоши. Стада образуют вокруг озер живописные скопления. Туристам остается только щелкать затвором фотоаппарата и никаких дополнительных усилий прилагать не нужно. А еще, животные разных видов контактируют друг с другом. Натуралисты могут стать свидетелями маленьких драм: кто-то кого-то прогнал, съел, напугал. Лучших условий для наблюдения за поведением зверей и не придумаешь!

Скопления животных в Национальном парке Этоша кажутся нарисованными живописцем, но это реальная, а не постановочная фотография.

За более чем столетнюю историю парка его сотрудники добились больших успехов в охране природы. Парк может похвастаться единственной в Африке стабильно растущей популяцией черных носорогов, а также вторым местом на континенте по численности слоновьих стад.

Белый слон — чудо природы? Нет, просто животное вывалялось в белой пыли Этоши.

Здесь можно встретить редких черномордых импал и антилоп крошечного размера: дик-диков, клипшпрингеров.

Черномордые импалы (Aepyceros melampus petersi) — особый подвид, находящийся под угрозой уничтожения.

Еще одна жемчужина в драгоценной оправе Этоши — «Сказочный лес». Так называют рощу исчезающего дерева моринги. По виду это растение очень схоже с баобабом. К сожалению, моринга пришлась по вкусу слонам, которые повредили большую часть деревьев. Но даже несмотря на это, местная популяция этих растений считается одной из крупнейших в Намибии.

Крохотные клипшпрингеры придерживаются каменистых участков. Самцы и самки этих антилоп всегда ходят парами.

Следует особо отметить малопосещаемый восточный участок парка. Здесь находится большое соленое озеро, на котором кормятся и гнездятся фламинго и пеликаны. Для наблюдений за этими птицами лучше выбрать сезон дождей, а остальные части парка, наоборот, удобнее посещать в засушливые месяцы (с мая по ноябрь). В сухой сезон отсутствие листьев на деревьях облегчает наблюдение за зверями. Только не стоит планировать посещение разных участков на один день. Расстояния здесь огромные (площадь Национального парка Этоша более 22 270 кв. км), а на дорогах скорость ограничена 40 км/час.

Правила Национального парка Этоша допускают въезд и присутствие на его территории посетителей в светлое время суток. Ночью движение по дорогам запрещено, но туристы могут переночевать в любом из трех лагерей, расположенных в центре территории и у ее границ. Каждый лагерь предлагает туристам европейский уровень комфорта. К их услугам лоджи, бары, рестораны, плавательные бассейны, автозаправки, магазины, кемпинги, площадки для барбекю. Как правило, посетителям предлагают экскурсионные 3- и 6-дневные туры. Они также могут передвигаться по территории на собственных машинах без гидов. Нужно учесть, что иногда случаются проколы колес из-за острых камешков на дорогах, поэтому лучше заранее подстраховаться на случай непредвиденной остановки. Лица с оружием и домашними животными не допускаются.

Для туристов тень и вода найдутся всегда.

В целом Национальный парк Этоша ориентирован на зрелых и сознательных любителей природы. Специфика его открытых пространств такова, что недисциплинированным туристам, галдящим, тыкающим пальцем и ждущим, что егерь вот-вот выгонит к ним под колеса объект для съемки, здесь делать нечего. С таким поведением тут просто никого не увидишь. А вот приехать к наблюдательному пункту у водопоя и просидеть в засаде пару часов определенно стоит. Ожидание вознаградит вас замечательными сюжетными фотографиями, которые можно сделать только в этих местах. Если повезет, вы можете встретиться с всемирно известными натуралистами, ведь в Этоше часто проходят съемки фильмов о природе.

Со столицей Намибии Виндхуком Национальный парк Этоша соединяет отличная асфальтовая дорога, путь по которой займет около 6 часов. Также можно долететь самолетом до селений Намутони и Окаукуеджо, в которых расположены билетные кассы. Непосредственно въезд на территорию осуществляется через ворота Андерссона и фон Линдеквиста (на востоке) и ворота Гальтона (на западе).

Почитать о животных, упомянутых в этой статье: слонах, носорогах, зебрах, антилопах гну, спрингбоках, ориксах, буйволах, жирафах, клипшпрингерах, гепардах, львах, леопардах, гиенах, цесарках, орлах, пеликанах, фламинго, ткачиках, крокодилах.

Этоша: парк, Намибия, озеро

Этоша — один из крупнейших национальных парков в Намибии. Расположен на краю пустыни Калахари. Был основан в 1958 году на месте одноименного заповедника, который существовал с 1907 года. Растительность и животный мир типичны для засушливых районов Намибии, хотя до океана недалеко — всего 200 километров.

Слово Этоша в переводе с местного языка овамбо  обозначает «большое белое пространство»

24 марта

К обеду доехали до Этоши.

Национальный парк Этоша ⇧

Покатались пол дня по парку, животных очень мало (по сравнению с Крюгером). Выехали из парка обратно и ночевали за его приделами.

25 марта

Весь день мотались по парку, мне не интересно. Так как в парке Крюгера животных значительно больше, по крайней мере больше было видно и ближе. Возможно потому что не сухой сезон и зверье не стягивается к водопоям. Увидел носорога с метров 200.

Namutoni Camp ⇧

Остановились на ночевку в Намитони кемпе внутри парка. Он около водопоя расположен. Водопой отгорожен сеткой, подсвечен. Я сходил посмотрел — никого. Народ сидит (стоят лавочки),  ждет  часами. Наверно все же не тот сезон. 🙁

Otjitotongwe — Этоша ⇧

Время в пути ⇧

Общее время в пути составило 2ч.

Пройденное расстояние ⇧

140 километров.

Этоша: погода, время сейчас. Курс валюты ⇧

1NAD=7.37RUB 1USD=111.77RUB Местное время и дата: 02:40:28 20.03.2022

22°

ясно

влажность: 100%

ветер: 3Миз В

Ш 21 • Д 20


© 2010 — 2018, Alexey. Все права защищены.

Другие статьи:

Про:


  • Искать отели и другие варианты

  • Bookmark.

    Этоша-Пан

    Этоша-Пан — это обширное, голое, открытое пространство мерцающей зелени и белого цвета, занимающее около 4800 км², что составляет почти четверть прекрасного национального парка Этоша. Его длина составляет 130 км, а ширина местами достигает 50 км, что делает его самым большим солончаком в Африке и самой отличительной и эффектной особенностью парка, видимой даже из космоса. Изначально Пан был озером, но со временем земной климат заставил реки, которые когда-то питали озеро, изменить русло и впасть в Атлантический океан.Если бы кто-нибудь попытался найти место, где сегодня когда-то располагалось озеро, только следы сухой обожженной щелочной глины дали бы вам подсказку.

    На языке племени овамбо Этоша означает ‘большое белое место’, название, перешедшее к первым европейцам, наткнувшимся на эту «огромную впадину», сэру Фрэнсису Гальтону и Чарльзу Андерссону в 1851 году с помощью путешествующих по Овамбо. торговцы. Этот район изначально был заселен людьми хели/ом, которые были хорошо известны охотниками-собирателями и сосуществовали в гармонии с огромными стадами диких животных в этом районе.Только в 1851 году европейцам впервые стало известно об огромной кастрюле. Исследователи Чарльз Андерссон и Фрэнсис Гальтон достигли загона для скота под названием Омутджаматунда, который сегодня называется Намутони. Два исследователя предоставили первое письменное описание кастрюли.

    Считается, что эта природная минеральная чаша впервые образовалась более 100 миллионов лет назад. Около 16 000 лет назад река Кунене в Анголе протекала до Этоши, образуя на какое-то время огромное и глубокое озеро. Но позже река изменит свое русло из-за движения тектонических плит и направится к Атлантике, в результате чего озеро медленно высохнет и оставит солончак позади.

    Сан Легенда гласит, что формирование Этоша Пан произошло в результате нападения на маленькую деревню и убийства всех, кроме женщины. Одна из женщин была так расстроена смертью всей своей семьи, что плакала, пока ее слезы не образовали огромное озеро, которое в конце концов высохло и оставило после себя огромную белую сковороду.

    Соляные источники на сковороде теперь образовали небольшие холмы из глины и соли, которые некоторые представители дикой природы парка используют в качестве солончаков. В сезон дождей части поддона образуют бассейны с дождевой водой, а в особенно влажные годы весь поддон снова становится озером, глубиной около 10 см, которое привлекает тысячи мигрирующих фламинго.

    Преобразование сковороды Этоша в Намибии: от пересохшей к мокрой

    Сковороде Этоша в северной Намибии не чужды крайности. Белый соленый пейзаж — остатки доисторического озера, высохшего миллионы лет назад, — часто сухой, потрескавшийся и пыльный; название означает «голое место» или «большое белое место» на Ошиндонга, региональном диалекте языка Ошивамбо.

    Но когда идет дождь, и реки, впадающие в солончак, становятся совсем не голыми: неглубокий бассейн мерцает от очень соленой воды, часто глубиной всего в несколько дюймов, и становится убежищем для нескольких видов животных.Как показывают новые изображения Земной обсерватории НАСА, это превращение из сухого в голубоватое может произойти всего за несколько недель.

    На этом изображении Пана Этоша, полученном со спутника Терра, в искусственных цветах растительность ярко-зеленая, а вода бирюзово-голубая. Изображение слева было сделано 11 декабря 2019 года, а изображение справа — 17 января 2020 года. Земная обсерватория НАСА

    11 декабря 2019 года спутник НАСА «Терра» сфотографировал Пан Этоша, выглядящий сухим, и окружающую растительность. появление пятнистости.К 17 января 2020 года тот же район был более водянистым и зеленым. Namibian сообщает, что в декабре на север Намибии выпало больше среднего количества осадков. Дождь, кажется, напитал извилистую реку Экума, которая впадает в Пан Этоша. На январском изображении река Экума выглядит темно-синей.

    В летние месяцы, когда солончак становится водянистым, ландшафт площадью 2400 квадратных миль становится раем для животных, и туристы стекаются в национальный парк Этоша, чтобы понаблюдать за ними.По данным ЮНЕСКО, вода слишком соленая для большинства животных, чтобы ее можно было пить, но известно, что это место спаривания вызывает настроение у белых пеликанов и фламинго. (К сожалению, популяция в любом случае испытывает трудности.) В течение года посетители могут заметить черных носорогов, страусов, слонов, антилоп гну, зебр и других животных, бродящих по окрестностям, включая мопановые леса, луга и кустарники, или собирающихся на весеннем кормлении. дырочки от воды, покрывающие края кастрюли веснушками.

    Дерево в северной Намибии, на заднем плане видна сухая сковорода Этоша.Грег Уиллис / CC BY-SA 2.0

    По прогнозам НАСА, сковорода останется скользкой до марта, а в сезон дождей ожидается больше ливней. Но в конце концов снова станет сухо, и до тех пор, пока не вернутся дожди, в самом жарком месте межвидовой тусовки в Намибии будет немного меньше прыжков.

    Этоша Солт Пан Сухое озеро, Намибия отпуск Информация

    TW9udHNlcnJhdDo1MDA =

    LnRiLWNvbnRhaW5lciAudGItY29udGFpbmVyLWlubmVye3dpZHRoOjEwMCU7bWFyZ2luOjAgYXV0b30gI3RiY3NzIC53cC1ibG9jay10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1jb250YWluZXIudGItY29udGFpbmVyW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtY29udGFpbmVyPSJlZDM4MzJhYTYyMDFjYmVjNWIxZTViOTAyZGMwNjdlMiJdIHsgcGFkZGluZzogMjVweDsgfSAudGItc29jaWFsLXNoYXJlX19uZXR3b3Jre2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO3RleHQtYWxpZ246Y2VudGVyO3ZlcnRpY2FsLWFsaWduOnRvcDttYXJnaW4tcmlnaHQ6N3B4O21hcmdpbi1ib3R0b206N3B4fS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUtLTA5MiAudGItc29jaWFsLXNoYXJlX19mYWNlYm9va19fc2hhcmUtYnV0dG9ue2N1cnNvcjpwb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2JhY2tncm91bmQtc2l6ZTpjb250YWluO2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzNiNTk5ODt9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZS0tMDkyIC50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX2xpbmtlZGluX19zaGFyZS1idXR0b257Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7YmFja2dyb3VuZC1zaXplOmNvbnRhaW47YmFja2dyb3VuZC1jb2xvcjojMDA3ZmIxO30udGItc29jaWFsLXNoYXJlLS0wOTIgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fdHdpdHRlcl9fc2hhcmUtYnV 0dG9ue2N1cnNvcjpwb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2JhY2tncm91bmQtc2l6ZTpjb250YWluO2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzAwYWNlZDt9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZS0tMDkyIC50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX3BpbnRlcmVzdF9fc2hhcmUtYnV0dG9ue2N1cnNvcjpwb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2JhY2tncm91bmQtc2l6ZTpjb250YWluO2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6I2NiMjEyODt9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZS0tMDkyIC50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX3RlbGVncmFtX19zaGFyZS1idXR0b257Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7YmFja2dyb3VuZC1zaXplOmNvbnRhaW47YmFja2dyb3VuZC1jb2xvcjojMzdhZWUyO30udGItc29jaWFsLXNoYXJlLS0wOTIgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fcmVkZGl0X19zaGFyZS1idXR0b257Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7YmFja2dyb3VuZC1zaXplOmNvbnRhaW47YmFja2dyb3VuZC1jb2xvcjojNWY5OWNmO30udGItc29jaWFsLXNoYXJlLS0wOTIgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fdmliZXJfX3NoYXJlLWJ1dHRvbntjdXJzb3I6cG9pbnRlcjtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jaztiYWNrZ3JvdW5kLXNpemU6Y29udGFpbjtiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiM3YzUyOWU7fS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUtLTA5MiAudGItc29jaWFsLXNoYXJlX19lbWFpbF9fc2hhcmUtYnV0dG9ue2N1cnNvcjp wb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2JhY2tncm91bmQtc2l6ZTpjb250YWluO2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzdmN2Y3Zjt9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZS0tcm91bmQgLlNvY2lhbE1lZGlhU2hhcmVCdXR0b257Ym9yZGVyLXJhZGl1czo1MCV9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fZXhjZXJwdHtkaXNwbGF5Om5vbmV9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZSAuU29jaWFsTWVkaWFTaGFyZUJ1dHRvbi0tZGlzYWJsZWR7b3BhY2l0eTowLjY1fSAjdGJjc3MgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZVtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLXNvY2lhbC1zaGFyZT0iMDYyNzUzZDM5ZTZjMzE0MTE0YjFjODI2ZTcxNTRiNTAiXSB7IHRleHQtYWxpZ246IGNlbnRlcjsgfSAjdGJjc3MgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZVtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLXNvY2lhbC1zaGFyZT0iMDYyNzUzZDM5ZTZjMzE0MTE0YjFjODI2ZTcxNTRiNTAiXSAuU29jaWFsTWVkaWFTaGFyZUJ1dHRvbiB7IHdpZHRoOiA0MHB4O2hlaWdodDogNDBweDsgfSAjdGJjc3MgLnRiLWZpZWxkcy1hbmQtdGV4dFtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWZpZWxkcy1hbmQtdGV4dD0iMWFlZTgzZTBhNDlmMjQyYzNmNWM3ZGE0ZTU4MzRiMjYiXSB7IGZvbnQtd2VpZ2h0OiBib2xkOyB9ICN0YmNzcyAudGItZmllbGRzLWFuZC10ZXh0W2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZmllbGRzLWFuZC10ZXh0PSIxYWVlODNlMGE0OWYyNDJjM2Y1YzdkYTRlNTgzNGIyNiJdIHAgeyBmb250LXdlaWdodDo gYm9sZDsgfSAudGItY29udGFpbmVyIC50Yi1jb250YWluZXItaW5uZXJ7d2lkdGg6MTAwJTttYXJnaW46MCBhdXRvfSAjdGJjc3MgLndwLWJsb2NrLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWNvbnRhaW5lci50Yi1jb250YWluZXJbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1jb250YWluZXI9ImU0MDcyNzJkNGMyOTI5Nzk2MjY0ZTYzNmZhNmVmNjc4Il0geyBib3JkZXItcmFkaXVzOiA3cHg7YmFja2dyb3VuZDogcmdiYSggMjI4LCAyMzUsIDI0MSwgMSApO3BhZGRpbmc6IDE1cHggMjVweCAyNXB4IDM1cHg7bWFyZ2luLWJvdHRvbTogMzBweDtib3gtc2hhZG93OiA0cHggNHB4IDAgMCByZ2JhKCAwLCAwLCAwLCAwLjI2ICk7IH0gLnRiLWJ1dHRvbntjb2xvcjojZjFmMWYxfS50Yi1idXR0b24tLWxlZnR7dGV4dC1hbGlnbjpsZWZ0fS50Yi1idXR0b24tLWNlbnRlcnt0ZXh0LWFsaWduOmNlbnRlcn0udGItYnV0dG9uLS1yaWdodHt0ZXh0LWFsaWduOnJpZ2h0fS50Yi1idXR0b25fX2xpbmt7Y29sb3I6aW5oZXJpdDtjdXJzb3I6cG9pbnRlcjtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jaztsaW5lLWhlaWdodDoxMDAlO3RleHQtZGVjb3JhdGlvbjpub25lICFpbXBvcnRhbnQ7dGV4dC1hbGlnbjpjZW50ZXI7dHJhbnNpdGlvbjphbGwgMC4zcyBlYXNlfS50Yi1idXR0b25fX2xpbms6aG92ZXIsLnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazpmb2N1cywudGItYnV0dG9uX19saW5rOnZpc2l0ZWR7Y29sb3I6aW5oZXJpdH0udGItYnV0dG9uX19saW5rOmhvdmVyIC50Yi1idXR 0b25fX2NvbnRlbnQsLnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazpmb2N1cyAudGItYnV0dG9uX19jb250ZW50LC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6dmlzaXRlZCAudGItYnV0dG9uX19jb250ZW50e2ZvbnQtZmFtaWx5OmluaGVyaXQ7Zm9udC1zdHlsZTppbmhlcml0O2ZvbnQtd2VpZ2h0OmluaGVyaXQ7bGV0dGVyLXNwYWNpbmc6aW5oZXJpdDt0ZXh0LWRlY29yYXRpb246aW5oZXJpdDt0ZXh0LXNoYWRvdzppbmhlcml0O3RleHQtdHJhbnNmb3JtOmluaGVyaXR9LnRiLWJ1dHRvbl9fY29udGVudHt2ZXJ0aWNhbC1hbGlnbjptaWRkbGU7dHJhbnNpdGlvbjphbGwgMC4zcyBlYXNlfS50Yi1idXR0b25fX2ljb257dHJhbnNpdGlvbjphbGwgMC4zcyBlYXNlO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO3ZlcnRpY2FsLWFsaWduOm1pZGRsZTtmb250LXN0eWxlOm5vcm1hbCAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1idXR0b25fX2ljb246OmJlZm9yZXtjb250ZW50OmF0dHIoZGF0YS1mb250LWNvZGUpO2ZvbnQtd2VpZ2h0Om5vcm1hbCAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1idXR0b25fX2xpbmt7YmFja2dyb3VuZC1jb2xvcjojNDQ0O2JvcmRlci1yYWRpdXM6MC4zZW07Zm9udC1zaXplOjEuM2VtO21hcmdpbi1ib3R0b206MC43NmVtO3BhZGRpbmc6MC41NWVtIDEuNWVtIDAuNTVlbX0gI3RiY3NzIC50Yi1idXR0b25bZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1idXR0b249IjA1ZTAxYWJkNTIzNDcwM2VhNzI2YjhkZGFiYjQzZDUyIl0geyB0ZXh0LWFsaWduOiBjZW50ZXI7IH0gI3RiY3N zIC50Yi1idXR0b25bZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1idXR0b249IjA1ZTAxYWJkNTIzNDcwM2VhNzI2YjhkZGFiYjQzZDUyIl0gLnRiLWJ1dHRvbl9fbGluayB7IGJhY2tncm91bmQtY29sb3I6IHJnYmEoIDYsIDUzLCA5MSwgMSApO21hcmdpbi1ib3R0b206IDIwcHg7Zm9udC1zaXplOiAxNXB4O2xpbmUtaGVpZ2h0OiAyMHB4O2ZvbnQtZmFtaWx5OiBNb250c2VycmF0O2ZvbnQtd2VpZ2h0OiA1MDA7IH0gI3RiY3NzIC50Yi1idXR0b25bZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1idXR0b249IjA1ZTAxYWJkNTIzNDcwM2VhNzI2YjhkZGFiYjQzZDUyIl0gLnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazpob3ZlciB7IGJhY2tncm91bmQtY29sb3I6IHJnYmEoIDAsIDE0MCwgMTM4LCAxICk7bWFyZ2luLWJvdHRvbTogMjBweDtib3gtc2hhZG93OiAzcHggM3B4IDNweCAwIHJnYmEoIDAsIDAsIDAsIDAuMTggKTtmb250LXNpemU6IDE1cHg7bGluZS1oZWlnaHQ6IDIwcHg7Zm9udC1mYW1pbHk6IE1vbnRzZXJyYXQ7Zm9udC13ZWlnaHQ6IDUwMDsgfSAjdGJjc3MgLnRiLWJ1dHRvbltkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWJ1dHRvbj0iMDVlMDFhYmQ1MjM0NzAzZWE3MjZiOGRkYWJiNDNkNTIiXSAudGItYnV0dG9uX19pY29uIHsgZm9udC1mYW1pbHk6IEZvbnRBd2Vzb21lO21hcmdpbi1yaWdodDogMTBweDsgfSAjdGJjc3MgLnRiLWJ1dHRvbltkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWJ1dHRvbj0iMDVlMDFhYmQ1MjM0NzAzZWE3MjZiOGRkYWJiNDNkNTI iXSAudGItYnV0dG9uX19pY29uOjpiZWZvcmUgeyBjb250ZW50OiAnXGYxYmUnOyB9IC50Yi1idXR0b257Y29sb3I6I2YxZjFmMX0udGItYnV0dG9uLS1sZWZ0e3RleHQtYWxpZ246bGVmdH0udGItYnV0dG9uLS1jZW50ZXJ7dGV4dC1hbGlnbjpjZW50ZXJ9LnRiLWJ1dHRvbi0tcmlnaHR7dGV4dC1hbGlnbjpyaWdodH0udGItYnV0dG9uX19saW5re2NvbG9yOmluaGVyaXQ7Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7bGluZS1oZWlnaHQ6MTAwJTt0ZXh0LWRlY29yYXRpb246bm9uZSAhaW1wb3J0YW50O3RleHQtYWxpZ246Y2VudGVyO3RyYW5zaXRpb246YWxsIDAuM3MgZWFzZX0udGItYnV0dG9uX19saW5rOmhvdmVyLC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6Zm9jdXMsLnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazp2aXNpdGVke2NvbG9yOmluaGVyaXR9LnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazpob3ZlciAudGItYnV0dG9uX19jb250ZW50LC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6Zm9jdXMgLnRiLWJ1dHRvbl9fY29udGVudCwudGItYnV0dG9uX19saW5rOnZpc2l0ZWQgLnRiLWJ1dHRvbl9fY29udGVudHtmb250LWZhbWlseTppbmhlcml0O2ZvbnQtc3R5bGU6aW5oZXJpdDtmb250LXdlaWdodDppbmhlcml0O2xldHRlci1zcGFjaW5nOmluaGVyaXQ7dGV4dC1kZWNvcmF0aW9uOmluaGVyaXQ7dGV4dC1zaGFkb3c6aW5oZXJpdDt0ZXh0LXRyYW5zZm9ybTppbmhlcml0fS50Yi1idXR0b25fX2NvbnRlbnR7dmVydGljYWwtYWxpZ246bWlkZGxlO3RyYW5 zaXRpb246YWxsIDAuM3MgZWFzZX0udGItYnV0dG9uX19pY29ue3RyYW5zaXRpb246YWxsIDAuM3MgZWFzZTtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt2ZXJ0aWNhbC1hbGlnbjptaWRkbGU7Zm9udC1zdHlsZTpub3JtYWwgIWltcG9ydGFudH0udGItYnV0dG9uX19pY29uOjpiZWZvcmV7Y29udGVudDphdHRyKGRhdGEtZm9udC1jb2RlKTtmb250LXdlaWdodDpub3JtYWwgIWltcG9ydGFudH0udGItYnV0dG9uX19saW5re2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzQ0NDtib3JkZXItcmFkaXVzOjAuM2VtO2ZvbnQtc2l6ZToxLjNlbTttYXJnaW4tYm90dG9tOjAuNzZlbTtwYWRkaW5nOjAuNTVlbSAxLjVlbSAwLjU1ZW19ICN0YmNzcyAudGItYnV0dG9uW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtYnV0dG9uPSI5NjYxYzc4OGQyNDdkYjY0ZmU5NWU1YjAyYWQ5YTUwYSJdIHsgdGV4dC1hbGlnbjogY2VudGVyOyB9ICN0YmNzcyAudGItYnV0dG9uW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtYnV0dG9uPSI5NjYxYzc4OGQyNDdkYjY0ZmU5NWU1YjAyYWQ5YTUwYSJdIC50Yi1idXR0b25fX2xpbmsgeyBiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiByZ2JhKCA2LCA1MywgOTEsIDEgKTttYXJnaW4tYm90dG9tOiAyMHB4O2JveC1zaGFkb3c6IDNweCAzcHggNHB4IDAgcmdiYSggMCwgMCwgMCwgMC4yMSApO2ZvbnQtc2l6ZTogMTVweDtsaW5lLWhlaWdodDogMjBweDtmb250LWZhbWlseTogTW9udHNlcnJhdDtmb250LXdlaWdodDogNTAwOyB9ICN0YmNzcyAudGItYnV0dG9 uW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtYnV0dG9uPSI5NjYxYzc4OGQyNDdkYjY0ZmU5NWU1YjAyYWQ5YTUwYSJdIC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6aG92ZXIgeyBiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiByZ2JhKCAwLCAxNDAsIDEzOCwgMSApO21hcmdpbi1ib3R0b206IDIwcHg7Ym94LXNoYWRvdzogM3B4IDNweCAzcHggMCByZ2JhKCAwLCAwLCAwLCAwLjE4ICk7Zm9udC1zaXplOiAxNXB4O2xpbmUtaGVpZ2h0OiAyMHB4O2ZvbnQtZmFtaWx5OiBNb250c2VycmF0O2ZvbnQtd2VpZ2h0OiA1MDA7IH0gI3RiY3NzIC50Yi1idXR0b25bZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1idXR0b249Ijk2NjFjNzg4ZDI0N2RiNjRmZTk1ZTViMDJhZDlhNTBhIl0gLnRiLWJ1dHRvbl9faWNvbiB7IGZvbnQtZmFtaWx5OiBGb250QXdlc29tZTttYXJnaW4tcmlnaHQ6IDEwcHg7IH0gI3RiY3NzIC50Yi1idXR0b25bZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1idXR0b249Ijk2NjFjNzg4ZDI0N2RiNjRmZTk1ZTViMDJhZDlhNTBhIl0gLnRiLWJ1dHRvbl9faWNvbjo6YmVmb3JlIHsgY29udGVudDogJ1xmMDQxJzsgfSAjdGJjc3MgaDIudGItaGVhZGluZ1tkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWhlYWRpbmc9IjNhZTExMjVjZTEwZjM3OWNkYjgyOTk1MDQ1YmNmYjM4Il0gIHsgdGV4dC1hbGlnbjogY2VudGVyO3BhZGRpbmctdG9wOiAxMHB4O3BhZGRpbmctYm90dG9tOiAxMHB4O21hcmdpbi10b3A6IDEwcHg7bWFyZ2luLWJvdHRvbTogMDtib3JkZXItdG9wOiAwcHggc29 saWQgcmdiYSggMCwgMTQwLCAxMzgsIDEgKTtib3JkZXItYm90dG9tOiAwcHggc29saWQgcmdiYSggMCwgMTQwLCAxMzgsIDEgKTsgfSAgLnRiLWNvbnRhaW5lciAudGItY29udGFpbmVyLWlubmVye3dpZHRoOjEwMCU7bWFyZ2luOjAgYXV0b30gI3RiY3NzIC53cC1ibG9jay10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1jb250YWluZXIudGItY29udGFpbmVyW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtY29udGFpbmVyPSJkMDc3N2RhMTFiYzc5ZDAwNjNhNWE3YTZiMjUzZGYyYSJdIHsgcGFkZGluZzogMjVweDsgfSAjdGJjc3MgaDIudGItaGVhZGluZ1tkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWhlYWRpbmc9IjVmZmQ0MWMyMmUwNDM0NGJiNjgzMDNhZWM4ZWRkMTRlIl0gIHsgdGV4dC1hbGlnbjogY2VudGVyOyB9ICAudGItZ3JpZCwudGItZ3JpZD4uYmxvY2stZWRpdG9yLWlubmVyLWJsb2Nrcz4uYmxvY2stZWRpdG9yLWJsb2NrLWxpc3RfX2xheW91dHtkaXNwbGF5OmdyaWQ7Z3JpZC1yb3ctZ2FwOjI1cHg7Z3JpZC1jb2x1bW4tZ2FwOjI1cHh9LnRiLWdyaWQtaXRlbXtiYWNrZ3JvdW5kOiNkMzhhMDM7cGFkZGluZzozMHB4fS50Yi1ncmlkLWNvbHVtbntmbGV4LXdyYXA6d3JhcH0udGItZ3JpZC1jb2x1bW4 + Knt3aWR0aDoxMDAlfS50Yi1ncmlkLWNvbHVtbi50Yi1ncmlkLWFsaWduLXRvcHt3aWR0aDoxMDAlO2Rpc3BsYXk6ZmxleDthbGlnbi1jb250ZW50OmZsZXgtc3RhcnR9LnRiLWdyaWQtY29sdW1uLnRiLWdyaWQtYWxpZ24tY2VudGVye3dpZHR oOjEwMCU7ZGlzcGxheTpmbGV4O2FsaWduLWNvbnRlbnQ6Y2VudGVyfS50Yi1ncmlkLWNvbHVtbi50Yi1ncmlkLWFsaWduLWJvdHRvbXt3aWR0aDoxMDAlO2Rpc3BsYXk6ZmxleDthbGlnbi1jb250ZW50OmZsZXgtZW5kfSAjdGJjc3MgLndwLWJsb2NrLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWdyaWQudGItZ3JpZFtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWdyaWQ9ImZiYWQxNDA5MmUwOGRjNGRkYzljZGYzYzlkZGQ3NGYyIl0geyBtYXJnaW4tdG9wOiAyNXB4O2dyaWQtdGVtcGxhdGUtY29sdW1uczogbWlubWF4KDAsIDAuNzA1ZnIpIG1pbm1heCgwLCAwLjI5NWZyKTtncmlkLWF1dG8tZmxvdzogcm93IH0gI3RiY3NzIC53cC1ibG9jay10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1ncmlkLnRiLWdyaWRbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1ncmlkPSJmYmFkMTQwOTJlMDhkYzRkZGM5Y2RmM2M5ZGRkNzRmMiJdID4gLnRiLWdyaWQtY29sdW1uOm50aC1vZi10eXBlKDJuICsgMSkgeyBncmlkLWNvbHVtbjogMSB9ICN0YmNzcyAud3AtYmxvY2stdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZC50Yi1ncmlkW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZD0iZmJhZDE0MDkyZTA4ZGM0ZGRjOWNkZjNjOWRkZDc0ZjIiXSA + IC50Yi1ncmlkLWNvbHVtbjpudGgtb2YtdHlwZSgybiArIDIpIHsgZ3JpZC1jb2x1bW46IDIgfSAjdGJjc3MgLndwLWJsb2NrLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWdyaWQtY29sdW1uLnRiLWdyaWQtY29sdW1uW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZC1jb2x1bW4 9ImJjY2IxOTc1NTYyNzU5N2QzMWZhMDI0MjkyMzY5M2FlIl0geyBwYWRkaW5nLWxlZnQ6IDMzcHg7ZGlzcGxheTogZmxleDsgfSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkX19za3lwZV9wcmV2aWV3e3BhZGRpbmc6MTBweCAyMHB4O2JvcmRlci1yYWRpdXM6M3B4O2NvbG9yOiNmZmY7YmFja2dyb3VuZDojMDBhZmVlO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWdyaWR7ZGlzcGxheTpncmlkO2p1c3RpZnktaXRlbXM6Y2VudGVyfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWdyaWQgaW1nLC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWdyaWQgdmlkZW97bWF4LXdpZHRoOjEwMCU7ZGlzcGxheTpibG9jaztib3gtc2hhZG93Om5vbmUgIWltcG9ydGFudH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlkIGltZywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlkIHZpZGVve21heC13aWR0aDoxMDAlO2Rpc3BsYXk6YmxvY2s7Ym94LXNoYWRvdzpub25lICFpbXBvcnRhbnR9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY29sbGFnZXtkaXNwbGF5OmdyaWQ7anVzdGlmeS1pdGVtczpjZW50ZXI7Z3JpZC10ZW1wbGF0ZS1jb2x1bW5zOnJlcGVhdCgxMiwgMWZyKX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jb2xsYWdlIGltZywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jb2xsYWdlIHZpZGVve21heC13aWR0aDoxMDAlO2Rpc3BsYXk6YmxvY2s7Ym94LXNoYWRvdzpub25lICFpbXBvcnRhbnR9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY2Fyb3VzZWx7b3B hY2l0eTowfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQ6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNyb3ApIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWdyaWR7YWxpZ24taXRlbXM6Y2VudGVyfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNyb3AgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tZ3JpZCBkaXYsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY29sbGFnZSBkaXYsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY3JvcCAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1mbGV4Ym94IGRpdnt3aWR0aDoxMDAlfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNyb3AgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tZ3JpZCBkaXYgaW1nLC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNvbGxhZ2UgZGl2IGltZywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jcm9wIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWZsZXhib3ggZGl2IGltZ3stby1vYmplY3QtZml0OmNvdmVyO29iamVjdC1maXQ6Y292ZXI7aGVpZ2h0OjEwMCU7d2lkdGg6MTAwJX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jcm9wIC5nbGlkZV9fc2xpZGUgaW1ney1vLW9iamVjdC1maXQ6Y292ZXI7b2JqZWN0LWZpdDpjb3ZlcjtoZWlnaHQ6MTAwJSAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWZsZXhib3h7ZGlzcGxheTpmbGV4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWZsZXhib3ggaW1ne2Rpc3BsYXk6YmxvY2s7Ym94LXNoYWRvdzpub25lICFpbXBvcnRhbnR9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1 maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCl7ZGlzcGxheTpmbGV4O2ZsZXgtZmxvdzpyb3cgd3JhcDttYXJnaW4tbGVmdDotOHB4O3dpZHRoOjEwMCV9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmlja3tmbGV4OmF1dG87aGVpZ2h0OjI1MHB4O21pbi13aWR0aDoxNTBweDttYXJnaW46MCA4cHggOHB4IDB9QG1lZGlhIG9ubHkgc2NyZWVuIGFuZCAobWluLXdpZHRoOiAxMDI0cHgpey50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2s6bnRoLWNoaWxkKDRuKzEpe3dpZHRoOjI1MHB4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2s6bnRoLWNoaWxkKDRuKzIpe3dpZHRoOjMyNXB4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2s6bnRoLWNoaWxkKDRuKzMpe3dpZHRoOjE4MHB4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQ tLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2s6bnRoLWNoaWxkKDRuKzQpe3dpZHRoOjM4MHB4fX1AbWVkaWEgb25seSBzY3JlZW4gYW5kIChtYXgtd2lkdGg6IDEwMjNweCkgYW5kIChtaW4td2lkdGg6IDc2OHB4KXsudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bisxKXt3aWR0aDoyMDBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bisyKXt3aWR0aDoyNTBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0biszKXt3aWR0aDoxMjBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bis0KXt3aWR0aDoyODBweh29LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25 yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljayBpbWcsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljayBpZnJhbWUsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljayB2aWRlb3stby1vYmplY3QtZml0OmNvdmVyO29iamVjdC1maXQ6Y292ZXI7d2lkdGg6MTAwJSAhaW1wb3J0YW50O2hlaWdodDoxMDAlICFpbXBvcnRhbnQ7ZGlzcGxheTpibG9ja30udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAuZWRpdG9yLWJsb2NrLWxpc3RfX2Jsb2NrLWVkaXQgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmlja3toZWlnaHQ6MTMwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLmVkaXRvci1ibG9jay1saXN0X19ibG9jay1lZGl0IC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2s6bnRoLWNoaWxkKDRuKzEpe3dpZHRoOjE1MHB4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29 ucnlfdmVydGljYWwpIC5lZGl0b3ItYmxvY2stbGlzdF9fYmxvY2stZWRpdCAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bisyKXt3aWR0aDoxODBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAuZWRpdG9yLWJsb2NrLWxpc3RfX2Jsb2NrLWVkaXQgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rMyl7d2lkdGg6OTBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAuZWRpdG9yLWJsb2NrLWxpc3RfX2Jsb2NrLWVkaXQgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rNCl7d2lkdGg6MjEwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWx7ZGlzcGxheTpncmlkO2dyaWQtcm93LWdhcDowO2dyaWQtYXV0by1yb3dzOjFweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCAudGItYnJpY2tfX2NvbnRlbnQgaW1nLC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnkudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsIC50Yi1icmlja19fY29udGVudCBpZnJhbWUsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWV sZC0tbWFzb25yeS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwgLnRiLWJyaWNrX19jb250ZW50IHZpZGVvey1vLW9iamVjdC1maXQ6Y292ZXI7b2JqZWN0LWZpdDpjb3Zlcjt3aWR0aDoxMDAlICFpbXBvcnRhbnQ7aGVpZ2h0OjEwMCUgIWltcG9ydGFudDtkaXNwbGF5OmJsb2NrfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRle3Bvc2l0aW9uOnJlbGF0aXZlfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX19zbGlkZXtoZWlnaHQ6YXV0b30udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fc2xpZGUgaW1ne3dpZHRoOjEwMCU7ZmxvYXQ6bm9uZSAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX192aWV3e3dpZHRoOjEwMCU7dHJhbnNpdGlvbjpvcGFjaXR5IDM1MG1zIGVhc2UtaW4tb3V0fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX192aWV3IGltZ3stby1vYmplY3QtZml0OmNvbnRhaW47b2JqZWN0LWZpdDpjb250YWluO3dpZHRoOjEwMCU7ZmxvYXQ6bm9uZSAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX192aWV3LS1mYWRlLW91dHtvcGFjaXR5OjB9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX3ZpZXctLWZhZGUtaW57b3BhY2l0eToxfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX19hcnJvd3tib3JkZXI6bm9uZTtwb3NpdGlvbjphYnNvbHV0ZTt6LWluZGV4OjEwO3RvcDo1MCU7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtZmxleDtqdXN0aWZ5LWNvbnRlbnQ6Y2V udGVyO2FsaWduLWl0ZW1zOmNlbnRlcjt3aWR0aDo0MHB4O2hlaWdodDo0MHB4O3RleHQtYWxpZ246Y2VudGVyO3BhZGRpbmc6MDtjdXJzb3I6cG9pbnRlcjt0cmFuc2Zvcm06dHJhbnNsYXRlWSgtNTAlKTtvcGFjaXR5OjA7Ym9yZGVyLXJhZGl1czo1MHB4O3RyYW5zaXRpb246YWxsIDAuMnMgbGluZWFyO2JhY2tncm91bmQ6cmdiYSgyNTUsMjU1LDI1NSwwLjcpfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX19hcnJvdzpmb2N1c3tvdXRsaW5lOm5vbmU7Ym94LXNoYWRvdzowIDAgNXB4ICM2NjY7YmFja2dyb3VuZDpyZ2JhKDI1NSwyNTUsMjU1LDAuNyk7b3BhY2l0eToxfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX19hcnJvdzpob3ZlcntiYWNrZ3JvdW5kOnJnYmEoMjU1LDI1NSwyNTUsMC45KX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3ctLWxlZnR7bGVmdDo1cHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX2Fycm93LS1sZWZ0IHN2Z3ttYXJnaW4tbGVmdDotMXB4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX19hcnJvdy0tbGVmdCBzcGFuLnRiLXNsaWRlci1sZWZ0LWFycm93e2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO3dpZHRoOjI1cHg7aGVpZ2h0OjI1cHg7YmFja2dyb3VuZC1pbWFnZTp1cmwoImRhdGE6aW1hZ2Uvc3ZnK3htbCwlM0NzdmcgeG1sbnM9J2h0dHA6Ly93d3cudzMub3JnLzIwMDAvc3ZnJyB2aWV3Qm94PScwIDAgMTI5IDEyOScgd2lkdGg9JzI1JyBoZWlnaHQ9JzI1JyUzRSU zQ2clM0UlM0NwYXRoIGQ9J203MCw5My41YzAuOCwwLjggMS44LDEuMiAyLjksMS4yIDEsMCAyLjEtMC40IDIuOS0xLjIgMS42LTEuNiAxLjYtNC4yIDAtNS44bC0yMy41LTIzLjUgMjMuNS0yMy41YzEuNi0xLjYgMS42LTQuMiAwLTUuOHMtNC4yLTEuNi01LjgsMGwtMjYuNCwyNi40Yy0wLjgsMC44LTEuMiwxLjgtMS4yLDIuOXMwLjQsMi4xIDEuMiwyLjlsMjYuNCwyNi40eicgZmlsbD0nJTIzNjY2Jy8lM0UlM0MvZyUzRSUzQy9zdmclM0UiKX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3ctLXJpZ2h0e3JpZ2h0OjVweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3ctLXJpZ2h0IHN2Z3ttYXJnaW4tcmlnaHQ6LTFweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3ctLXJpZ2h0IHNwYW4udGItc2xpZGVyLXJpZ2h0LWFycm93e2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO3dpZHRoOjI1cHg7aGVpZ2h0OjI1cHg7YmFja2dyb3VuZC1pbWFnZTp1cmwoImRhdGE6aW1hZ2Uvc3ZnK3htbCwlM0NzdmcgeG1sbnM9J2h0dHA6Ly93d3cudzMub3JnLzIwMDAvc3ZnJyB2aWV3Qm94PScwIDAgMTI5IDEyOScgd2lkdGg9JzI1JyBoZWlnaHQ9JzI1JyUzRSUzQ2clM0UlM0NwYXRoIGQ9J201MS4xLDkzLjVjMC44LDAuOCAxLjgsMS4yIDIuOSwxLjIgMSwwIDIuMS0wLjQgMi45LTEuMmwyNi40LTI2LjRjMC44LTAuOCAxLjItMS44IDEuMi0yLjkgMC0xLjEtMC40LTIuMS0xLjItMi45bC0yNi40LTI2LjRjLTE uNi0xLjYtNC4yLTEuNi01LjgsMC0xLjYsMS42LTEuNiw0LjIgMCw1LjhsMjMuNSwyMy41LTIzLjUsMjMuNWMtMS42LDEuNi0xLjYsNC4yIDAsNS44eicgZmlsbD0nJTIzNjY2Jy8lM0UlM0MvZyUzRSUzQy9zdmclM0UiKX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZTpob3ZlciAuZ2xpZGVfX2Fycm93LC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlOmZvY3VzIC5nbGlkZV9fYXJyb3d7b3BhY2l0eToxfSAjdGJjc3MgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZFtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLXJlcGVhdGluZy1maWVsZD0iZWE1YTQ1ZDJkZDFlNTkxYjM1MTBiMjM5ZDg0ZjVmYTIiXSwgI3RiY3NzIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGRbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1yZXBlYXRpbmctZmllbGQ9ImVhNWE0NWQyZGQxZTU5MWIzNTEwYjIzOWQ4NGY1ZmEyIl0gbGkgeyBsaW5lLWhlaWdodDogMjFweDsgfSAjdGJjc3MgLndwLWJsb2NrLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWdyaWQtY29sdW1uLnRiLWdyaWQtY29sdW1uW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZC1jb2x1bW49IjMwMzRmYmU4ODZjMTEwNTRlOTViNDZiMDlkM2U0MTEyIl0geyBkaXNwbGF5OiBmbGV4OyB9ICN0YmNzcyAudGItZmllbGRbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1maWVsZD0iMjU1Mjg3NzUzNDBmMTMyY2ZlMjEzMGU2NGU4MWY2YzEiXSB7IHBhZGRpbmctdG9wOiAwO21hcmdpbi1ib3R0b206IDVweDsgfSAgQG1lZGlhIG9ubHkgc2NyZWVuIGFuZCAobWF4LXd pZHRoOiA3ODFweCkgeyAudGItY29udGFpbmVyIC50Yi1jb250YWluZXItaW5uZXJ7d2lkdGg6MTAwJTttYXJnaW46MCBhdXRvfS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX25ldHdvcmt7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7dGV4dC1hbGlnbjpjZW50ZXI7dmVydGljYWwtYWxpZ246dG9wO21hcmdpbi1yaWdodDo3cHg7bWFyZ2luLWJvdHRvbTo3cHh9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZS0tMDkyIC50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX2ZhY2Vib29rX19zaGFyZS1idXR0b257Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7YmFja2dyb3VuZC1zaXplOmNvbnRhaW47YmFja2dyb3VuZC1jb2xvcjojM2I1OTk4O30udGItc29jaWFsLXNoYXJlLS0wOTIgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fbGlua2VkaW5fX3NoYXJlLWJ1dHRvbntjdXJzb3I6cG9pbnRlcjtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jaztiYWNrZ3JvdW5kLXNpemU6Y29udGFpbjtiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiMwMDdmYjE7fS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUtLTA5MiAudGItc29jaWFsLXNoYXJlX190d2l0dGVyX19zaGFyZS1idXR0b257Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7YmFja2dyb3VuZC1zaXplOmNvbnRhaW47YmFja2dyb3VuZC1jb2xvcjojMDBhY2VkO30udGItc29jaWFsLXNoYXJlLS0wOTIgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fcGludGVyZXN0X19zaGFyZS1idXR0b257Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7YmFja2dyb3VuZC1 zaXplOmNvbnRhaW47YmFja2dyb3VuZC1jb2xvcjojY2IyMTI4O30udGItc29jaWFsLXNoYXJlLS0wOTIgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fdGVsZWdyYW1fX3NoYXJlLWJ1dHRvbntjdXJzb3I6cG9pbnRlcjtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jaztiYWNrZ3JvdW5kLXNpemU6Y29udGFpbjtiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiMzN2FlZTI7fS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUtLTA5MiAudGItc29jaWFsLXNoYXJlX19yZWRkaXRfX3NoYXJlLWJ1dHRvbntjdXJzb3I6cG9pbnRlcjtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jaztiYWNrZ3JvdW5kLXNpemU6Y29udGFpbjtiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiM1Zjk5Y2Y7fS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUtLTA5MiAudGItc29jaWFsLXNoYXJlX192aWJlcl9fc2hhcmUtYnV0dG9ue2N1cnNvcjpwb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2JhY2tncm91bmQtc2l6ZTpjb250YWluO2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzdjNTI5ZTt9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZS0tMDkyIC50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX2VtYWlsX19zaGFyZS1idXR0b257Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7YmFja2dyb3VuZC1zaXplOmNvbnRhaW47YmFja2dyb3VuZC1jb2xvcjojN2Y3ZjdmO30udGItc29jaWFsLXNoYXJlLS1yb3VuZCAuU29jaWFsTWVkaWFTaGFyZUJ1dHRvbntib3JkZXItcmFkaXVzOjUwJX0udGItc29jaWFsLXNoYXJlX19leGNlcnB0e2Rpc3BsYXk6bm9uZX0udGItc29jaWFsLXNoYXJlIC5 Tb2NpYWxNZWRpYVNoYXJlQnV0dG9uLS1kaXNhYmxlZHtvcGFjaXR5OjAuNjV9LnRiLWNvbnRhaW5lciAudGItY29udGFpbmVyLWlubmVye3dpZHRoOjEwMCU7bWFyZ2luOjAgYXV0b30udGItYnV0dG9ue2NvbG9yOiNmMWYxZjF9LnRiLWJ1dHRvbi0tbGVmdHt0ZXh0LWFsaWduOmxlZnR9LnRiLWJ1dHRvbi0tY2VudGVye3RleHQtYWxpZ246Y2VudGVyfS50Yi1idXR0b24tLXJpZ2h0e3RleHQtYWxpZ246cmlnaHR9LnRiLWJ1dHRvbl9fbGlua3tjb2xvcjppbmhlcml0O2N1cnNvcjpwb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2xpbmUtaGVpZ2h0OjEwMCU7dGV4dC1kZWNvcmF0aW9uOm5vbmUgIWltcG9ydGFudDt0ZXh0LWFsaWduOmNlbnRlcjt0cmFuc2l0aW9uOmFsbCAwLjNzIGVhc2V9LnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazpob3ZlciwudGItYnV0dG9uX19saW5rOmZvY3VzLC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6dmlzaXRlZHtjb2xvcjppbmhlcml0fS50Yi1idXR0b25fX2xpbms6aG92ZXIgLnRiLWJ1dHRvbl9fY29udGVudCwudGItYnV0dG9uX19saW5rOmZvY3VzIC50Yi1idXR0b25fX2NvbnRlbnQsLnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazp2aXNpdGVkIC50Yi1idXR0b25fX2NvbnRlbnR7Zm9udC1mYW1pbHk6aW5oZXJpdDtmb250LXN0eWxlOmluaGVyaXQ7Zm9udC13ZWlnaHQ6aW5oZXJpdDtsZXR0ZXItc3BhY2luZzppbmhlcml0O3RleHQtZGVjb3JhdGlvbjppbmhlcml0O3RleHQtc2hhZG93OmluaGVyaXQ7dGV4dC10cmFuc2Zvcm0 6aW5oZXJpdH0udGItYnV0dG9uX19jb250ZW50e3ZlcnRpY2FsLWFsaWduOm1pZGRsZTt0cmFuc2l0aW9uOmFsbCAwLjNzIGVhc2V9LnRiLWJ1dHRvbl9faWNvbnt0cmFuc2l0aW9uOmFsbCAwLjNzIGVhc2U7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7dmVydGljYWwtYWxpZ246bWlkZGxlO2ZvbnQtc3R5bGU6bm9ybWFsICFpbXBvcnRhbnR9LnRiLWJ1dHRvbl9faWNvbjo6YmVmb3Jle2NvbnRlbnQ6YXR0cihkYXRhLWZvbnQtY29kZSk7Zm9udC13ZWlnaHQ6bm9ybWFsICFpbXBvcnRhbnR9LnRiLWJ1dHRvbl9fbGlua3tiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiM0NDQ7Ym9yZGVyLXJhZGl1czowLjNlbTtmb250LXNpemU6MS4zZW07bWFyZ2luLWJvdHRvbTowLjc2ZW07cGFkZGluZzowLjU1ZW0gMS41ZW0gMC41NWVtfS50Yi1idXR0b257Y29sb3I6I2YxZjFmMX0udGItYnV0dG9uLS1sZWZ0e3RleHQtYWxpZ246bGVmdH0udGItYnV0dG9uLS1jZW50ZXJ7dGV4dC1hbGlnbjpjZW50ZXJ9LnRiLWJ1dHRvbi0tcmlnaHR7dGV4dC1hbGlnbjpyaWdodH0udGItYnV0dG9uX19saW5re2NvbG9yOmluaGVyaXQ7Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7bGluZS1oZWlnaHQ6MTAwJTt0ZXh0LWRlY29yYXRpb246bm9uZSAhaW1wb3J0YW50O3RleHQtYWxpZ246Y2VudGVyO3RyYW5zaXRpb246YWxsIDAuM3MgZWFzZX0udGItYnV0dG9uX19saW5rOmhvdmVyLC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6Zm9jdXMsLnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazp 2aXNpdGVke2NvbG9yOmluaGVyaXR9LnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazpob3ZlciAudGItYnV0dG9uX19jb250ZW50LC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6Zm9jdXMgLnRiLWJ1dHRvbl9fY29udGVudCwudGItYnV0dG9uX19saW5rOnZpc2l0ZWQgLnRiLWJ1dHRvbl9fY29udGVudHtmb250LWZhbWlseTppbmhlcml0O2ZvbnQtc3R5bGU6aW5oZXJpdDtmb250LXdlaWdodDppbmhlcml0O2xldHRlci1zcGFjaW5nOmluaGVyaXQ7dGV4dC1kZWNvcmF0aW9uOmluaGVyaXQ7dGV4dC1zaGFkb3c6aW5oZXJpdDt0ZXh0LXRyYW5zZm9ybTppbmhlcml0fS50Yi1idXR0b25fX2NvbnRlbnR7dmVydGljYWwtYWxpZ246bWlkZGxlO3RyYW5zaXRpb246YWxsIDAuM3MgZWFzZX0udGItYnV0dG9uX19pY29ue3RyYW5zaXRpb246YWxsIDAuM3MgZWFzZTtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt2ZXJ0aWNhbC1hbGlnbjptaWRkbGU7Zm9udC1zdHlsZTpub3JtYWwgIWltcG9ydGFudH0udGItYnV0dG9uX19pY29uOjpiZWZvcmV7Y29udGVudDphdHRyKGRhdGEtZm9udC1jb2RlKTtmb250LXdlaWdodDpub3JtYWwgIWltcG9ydGFudH0udGItYnV0dG9uX19saW5re2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzQ0NDtib3JkZXItcmFkaXVzOjAuM2VtO2ZvbnQtc2l6ZToxLjNlbTttYXJnaW4tYm90dG9tOjAuNzZlbTtwYWRkaW5nOjAuNTVlbSAxLjVlbSAwLjU1ZW19IC50Yi1jb250YWluZXIgLnRiLWNvbnRhaW5lci1pbm5lcnt3aWR0aDoxMDAlO21hcmdpbjowIGF1dG9 9IC50Yi1ncmlkLC50Yi1ncmlkPi5ibG9jay1lZGl0b3ItaW5uZXItYmxvY2tzPi5ibG9jay1lZGl0b3ItYmxvY2stbGlzdF9fbGF5b3V0e2Rpc3BsYXk6Z3JpZDtncmlkLXJvdy1nYXA6MjVweDtncmlkLWNvbHVtbi1nYXA6MjVweH0udGItZ3JpZC1pdGVte2JhY2tncm91bmQ6I2QzOGEwMztwYWRkaW5nOjMwcHh9LnRiLWdyaWQtY29sdW1ue2ZsZXgtd3JhcDp3cmFwfS50Yi1ncmlkLWNvbHVtbj4qe3dpZHRoOjEwMCV9LnRiLWdyaWQtY29sdW1uLnRiLWdyaWQtYWxpZ24tdG9we3dpZHRoOjEwMCU7ZGlzcGxheTpmbGV4O2FsaWduLWNvbnRlbnQ6ZmxleC1zdGFydH0udGItZ3JpZC1jb2x1bW4udGItZ3JpZC1hbGlnbi1jZW50ZXJ7d2lkdGg6MTAwJTtkaXNwbGF5OmZsZXg7YWxpZ24tY29udGVudDpjZW50ZXJ9LnRiLWdyaWQtY29sdW1uLnRiLWdyaWQtYWxpZ24tYm90dG9te3dpZHRoOjEwMCU7ZGlzcGxheTpmbGV4O2FsaWduLWNvbnRlbnQ6ZmxleC1lbmR9ICN0YmNzcyAud3AtYmxvY2stdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZC50Yi1ncmlkW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZD0iZmJhZDE0MDkyZTA4ZGM0ZGRjOWNkZjNjOWRkZDc0ZjIiXSB7IGdyaWQtdGVtcGxhdGUtY29sdW1uczogbWlubWF4KDAsIDAuNWZyKSBtaW5tYXgoMCwgMC41ZnIpO2dyaWQtYXV0by1mbG93OiByb3cgfSAjdGJjc3MgLndwLWJsb2NrLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWdyaWQudGItZ3JpZFtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWdyaWQ9ImZiYWQ xNDA5MmUwOGRjNGRkYzljZGYzYzlkZGQ3NGYyIl0gPiAudGItZ3JpZC1jb2x1bW46bnRoLW9mLXR5cGUoMm4gKyAxKSB7IGdyaWQtY29sdW1uOiAxIH0gI3RiY3NzIC53cC1ibG9jay10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1ncmlkLnRiLWdyaWRbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1ncmlkPSJmYmFkMTQwOTJlMDhkYzRkZGM5Y2RmM2M5ZGRkNzRmMiJdID4gLnRiLWdyaWQtY29sdW1uOm50aC1vZi10eXBlKDJuICsgMikgeyBncmlkLWNvbHVtbjogMiB9ICN0YmNzcyAud3AtYmxvY2stdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZC1jb2x1bW4udGItZ3JpZC1jb2x1bW5bZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1ncmlkLWNvbHVtbj0iYmNjYjE5NzU1NjI3NTk3ZDMxZmEwMjQyOTIzNjkzYWUiXSB7IGRpc3BsYXk6IGZsZXg7IH0gLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZF9fc2t5cGVfcHJldmlld3twYWRkaW5nOjEwcHggMjBweDtib3JkZXItcmFkaXVzOjNweDtjb2xvcjojZmZmO2JhY2tncm91bmQ6IzAwYWZlZTtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9ja30udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlke2Rpc3BsYXk6Z3JpZDtqdXN0aWZ5LWl0ZW1zOmNlbnRlcn0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlkIGltZywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlkIHZpZGVve21heC13aWR0aDoxMDAlO2Rpc3BsYXk6YmxvY2s7Ym94LXNoYWRvdzpub25lICFpbXBvcnRhbnR9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tZ3JpZCBpbWcsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tZ3J pZCB2aWRlb3ttYXgtd2lkdGg6MTAwJTtkaXNwbGF5OmJsb2NrO2JveC1zaGFkb3c6bm9uZSAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNvbGxhZ2V7ZGlzcGxheTpncmlkO2p1c3RpZnktaXRlbXM6Y2VudGVyO2dyaWQtdGVtcGxhdGUtY29sdW1uczpyZXBlYXQoMTIsIDFmcil9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY29sbGFnZSBpbWcsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY29sbGFnZSB2aWRlb3ttYXgtd2lkdGg6MTAwJTtkaXNwbGF5OmJsb2NrO2JveC1zaGFkb3c6bm9uZSAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNhcm91c2Vse29wYWNpdHk6MH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkOm5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jcm9wKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlke2FsaWduLWl0ZW1zOmNlbnRlcn0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jcm9wIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWdyaWQgZGl2LC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNvbGxhZ2UgZGl2LC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNyb3AgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tZmxleGJveCBkaXZ7d2lkdGg6MTAwJX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jcm9wIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWdyaWQgZGl2IGltZywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jb2xsYWdlIGRpdiBpbWcsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY3JvcCAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1mbGV4Ym94IGRpdiBpbWd7LW8tb2J qZWN0LWZpdDpjb3ZlcjtvYmplY3QtZml0OmNvdmVyO2hlaWdodDoxMDAlO3dpZHRoOjEwMCV9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY3JvcCAuZ2xpZGVfX3NsaWRlIGltZ3stby1vYmplY3QtZml0OmNvdmVyO29iamVjdC1maXQ6Y292ZXI7aGVpZ2h0OjEwMCUgIWltcG9ydGFudH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1mbGV4Ym94e2Rpc3BsYXk6ZmxleH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1mbGV4Ym94IGltZ3tkaXNwbGF5OmJsb2NrO2JveC1zaGFkb3c6bm9uZSAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpe2Rpc3BsYXk6ZmxleDtmbGV4LWZsb3c6cm93IHdyYXA7bWFyZ2luLWxlZnQ6LThweDt3aWR0aDoxMDAlfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2t7ZmxleDphdXRvO2hlaWdodDoyNTBweDttaW4td2lkdGg6MTUwcHg7bWFyZ2luOjAgOHB4IDhweCAwfUBtZWRpYSBvbmx5IHNjcmVlbiBhbmQgKG1pbi13aWR0aDogMTAyNHB4KXsudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bisxKXt3aWR0aDoyNTBweH0 udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bisyKXt3aWR0aDozMjVweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0biszKXt3aWR0aDoxODBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bis0KXt3aWR0aDozODBweh29QG1lZGlhIG9ubHkgc2NyZWVuIGFuZCAobWF4LXdpZHRoOiAxMDIzcHgpIGFuZCAobWluLXdpZHRoOiA3NjhweCl7LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rMSl7d2lkdGg6MjAwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rMil7d2lkdGg6MjUwcHh9LnRiLXJlcGV hdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rMyl7d2lkdGg6MTIwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rNCl7d2lkdGg6MjgwcHh9fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2sgaW1nLC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2sgaWZyYW1lLC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2sgdmlkZW97LW8tb2JqZWN0LWZpdDpjb3ZlcjtvYmplY3QtZml0OmNvdmVyO3dpZHRoOjEwMCUgIWltcG9ydGFudDtoZWlnaHQ6MTAwJSAhaW1wb3J0YW50O2Rpc3BsYXk6YmxvY2t9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0 tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLmVkaXRvci1ibG9jay1saXN0X19ibG9jay1lZGl0IC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2t7aGVpZ2h0OjEzMHB4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC5lZGl0b3ItYmxvY2stbGlzdF9fYmxvY2stZWRpdCAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bisxKXt3aWR0aDoxNTBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAuZWRpdG9yLWJsb2NrLWxpc3RfX2Jsb2NrLWVkaXQgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rMil7d2lkdGg6MTgwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLmVkaXRvci1ibG9jay1saXN0X19ibG9jay1lZGl0IC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2s6bnRoLWNoaWxkKDRuKzMpe3dpZHRoOjkwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLmVkaXRvci1ibG9jay1saXN0X19ibG9jay1lZGl0IC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2s6bnRoLWNoaWxkKDRuKzQpe3d pZHRoOjIxMHB4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnkudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2Fse2Rpc3BsYXk6Z3JpZDtncmlkLXJvdy1nYXA6MDtncmlkLWF1dG8tcm93czoxcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwgLnRiLWJyaWNrX19jb250ZW50IGltZywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCAudGItYnJpY2tfX2NvbnRlbnQgaWZyYW1lLC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnkudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsIC50Yi1icmlja19fY29udGVudCB2aWRlb3stby1vYmplY3QtZml0OmNvdmVyO29iamVjdC1maXQ6Y292ZXI7d2lkdGg6MTAwJSAhaW1wb3J0YW50O2hlaWdodDoxMDAlICFpbXBvcnRhbnQ7ZGlzcGxheTpibG9ja30udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZXtwb3NpdGlvbjpyZWxhdGl2ZX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fc2xpZGV7aGVpZ2h0OmF1dG99LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX3NsaWRlIGltZ3t3aWR0aDoxMDAlO2Zsb2F0Om5vbmUgIWltcG9ydGFudH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fdmlld3t3aWR0aDoxMDAlO3RyYW5zaXRpb246b3BhY2l0eSAzNTBtcyBlYXNlLWluLW91dH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZ pZWxkIC5nbGlkZV9fdmlldyBpbWd7LW8tb2JqZWN0LWZpdDpjb250YWluO29iamVjdC1maXQ6Y29udGFpbjt3aWR0aDoxMDAlO2Zsb2F0Om5vbmUgIWltcG9ydGFudH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fdmlldy0tZmFkZS1vdXR7b3BhY2l0eTowfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX192aWV3LS1mYWRlLWlue29wYWNpdHk6MX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3d7Ym9yZGVyOm5vbmU7cG9zaXRpb246YWJzb2x1dGU7ei1pbmRleDoxMDt0b3A6NTAlO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWZsZXg7anVzdGlmeS1jb250ZW50OmNlbnRlcjthbGlnbi1pdGVtczpjZW50ZXI7d2lkdGg6NDBweDtoZWlnaHQ6NDBweDt0ZXh0LWFsaWduOmNlbnRlcjtwYWRkaW5nOjA7Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7dHJhbnNmb3JtOnRyYW5zbGF0ZVkoLTUwJSk7b3BhY2l0eTowO2JvcmRlci1yYWRpdXM6NTBweDt0cmFuc2l0aW9uOmFsbCAwLjJzIGxpbmVhcjtiYWNrZ3JvdW5kOnJnYmEoMjU1LDI1NSwyNTUsMC43KX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3c6Zm9jdXN7b3V0bGluZTpub25lO2JveC1zaGFkb3c6MCAwIDVweCAjNjY2O2JhY2tncm91bmQ6cmdiYSgyNTUsMjU1LDI1NSwwLjcpO29wYWNpdHk6MX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3c6aG92ZXJ7YmFja2dyb3VuZDpyZ2JhKDI1NSwyNTUsMjU1LDAuOSl9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX2F ycm93LS1sZWZ0e2xlZnQ6NXB4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX19hcnJvdy0tbGVmdCBzdmd7bWFyZ2luLWxlZnQ6LTFweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3ctLWxlZnQgc3Bhbi50Yi1zbGlkZXItbGVmdC1hcnJvd3tkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt3aWR0aDoyNXB4O2hlaWdodDoyNXB4O2JhY2tncm91bmQtaW1hZ2U6dXJsKCJkYXRhOmltYWdlL3N2Zyt4bWwsJTNDc3ZnIHhtbG5zPSdodHRwOi8vd3d3LnczLm9yZy8yMDAwL3N2Zycgdmlld0JveD0nMCAwIDEyOSAxMjknIHdpZHRoPScyNScgaGVpZ2h0PScyNSclM0UlM0NnJTNFJTNDcGF0aCBkPSdtNzAsOTMuNWMwLjgsMC44IDEuOCwxLjIgMi45LDEuMiAxLDAgMi4xLTAuNCAyLjktMS4yIDEuNi0xLjYgMS42LTQuMiAwLTUuOGwtMjMuNS0yMy41IDIzLjUtMjMuNWMxLjYtMS42IDEuNi00LjIgMC01LjhzLTQuMi0xLjYtNS44LDBsLTI2LjQsMjYuNGMtMC44LDAuOC0xLjIsMS44LTEuMiwyLjlzMC40LDIuMSAxLjIsMi45bDI2LjQsMjYuNHonIGZpbGw9JyUyMzY2NicvJTNFJTNDL2clM0UlM0Mvc3ZnJTNFIil9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX2Fycm93LS1yaWdodHtyaWdodDo1cHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX2Fycm93LS1yaWdodCBzdmd7bWFyZ2luLXJpZ2h0Oi0xcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX2Fycm93LS1yaWdodCBzcGFuLnRiLXNsaWRlci1yaWdodC1 hcnJvd3tkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt3aWR0aDoyNXB4O2hlaWdodDoyNXB4O2JhY2tncm91bmQtaW1hZ2U6dXJsKCJkYXRhOmltYWdlL3N2Zyt4bWwsJTNDc3ZnIHhtbG5zPSdodHRwOi8vd3d3LnczLm9yZy8yMDAwL3N2Zycgdmlld0JveD0nMCAwIDEyOSAxMjknIHdpZHRoPScyNScgaGVpZ2h0PScyNSclM0UlM0NnJTNFJTNDcGF0aCBkPSdtNTEuMSw5My41YzAuOCwwLjggMS44LDEuMiAyLjksMS4yIDEsMCAyLjEtMC40IDIuOS0xLjJsMjYuNC0yNi40YzAuOC0wLjggMS4yLTEuOCAxLjItMi45IDAtMS4xLTAuNC0yLjEtMS4yLTIuOWwtMjYuNC0yNi40Yy0xLjYtMS42LTQuMi0xLjYtNS44LDAtMS42LDEuNi0xLjYsNC4yIDAsNS44bDIzLjUsMjMuNS0yMy41LDIzLjVjLTEuNiwxLjYtMS42LDQuMiAwLDUuOHonIGZpbGw9JyUyMzY2NicvJTNFJTNDL2clM0UlM0Mvc3ZnJTNFIil9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGU6aG92ZXIgLmdsaWRlX19hcnJvdywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZTpmb2N1cyAuZ2xpZGVfX2Fycm93e29wYWNpdHk6MX0jdGJjc3MgLndwLWJsb2NrLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWdyaWQtY29sdW1uLnRiLWdyaWQtY29sdW1uW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZC1jb2x1bW49IjMwMzRmYmU4ODZjMTEwNTRlOTViNDZiMDlkM2U0MTEyIl0geyBkaXNwbGF5OiBmbGV4OyB9ICAgfSBAbWVkaWEgb25seSBzY3JlZW4gYW5kIChtYXgtd2lkdGg6IDU5OXB4KSB7IC50Yi1 jb250YWluZXIgLnRiLWNvbnRhaW5lci1pbm5lcnt3aWR0aDoxMDAlO21hcmdpbjowIGF1dG99LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fbmV0d29ya3tkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt0ZXh0LWFsaWduOmNlbnRlcjt2ZXJ0aWNhbC1hbGlnbjp0b3A7bWFyZ2luLXJpZ2h0OjdweDttYXJnaW4tYm90dG9tOjdweH0udGItc29jaWFsLXNoYXJlLS0wOTIgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fZmFjZWJvb2tfX3NoYXJlLWJ1dHRvbntjdXJzb3I6cG9pbnRlcjtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jaztiYWNrZ3JvdW5kLXNpemU6Y29udGFpbjtiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiMzYjU5OTg7fS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUtLTA5MiAudGItc29jaWFsLXNoYXJlX19saW5rZWRpbl9fc2hhcmUtYnV0dG9ue2N1cnNvcjpwb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2JhY2tncm91bmQtc2l6ZTpjb250YWluO2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzAwN2ZiMTt9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZS0tMDkyIC50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX3R3aXR0ZXJfX3NoYXJlLWJ1dHRvbntjdXJzb3I6cG9pbnRlcjtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jaztiYWNrZ3JvdW5kLXNpemU6Y29udGFpbjtiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiMwMGFjZWQ7fS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUtLTA5MiAudGItc29jaWFsLXNoYXJlX19waW50ZXJlc3RfX3NoYXJlLWJ1dHRvbntjdXJzb3I6cG9pbnRlcjtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jaztiYWNrZ3JvdW5kLXNpemU6Y29udGFpbjtiYWNrZ3J vdW5kLWNvbG9yOiNjYjIxMjg7fS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUtLTA5MiAudGItc29jaWFsLXNoYXJlX190ZWxlZ3JhbV9fc2hhcmUtYnV0dG9ue2N1cnNvcjpwb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2JhY2tncm91bmQtc2l6ZTpjb250YWluO2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzM3YWVlMjt9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZS0tMDkyIC50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX3JlZGRpdF9fc2hhcmUtYnV0dG9ue2N1cnNvcjpwb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2JhY2tncm91bmQtc2l6ZTpjb250YWluO2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzVmOTljZjt9LnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZS0tMDkyIC50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX3ZpYmVyX19zaGFyZS1idXR0b257Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7YmFja2dyb3VuZC1zaXplOmNvbnRhaW47YmFja2dyb3VuZC1jb2xvcjojN2M1MjllO30udGItc29jaWFsLXNoYXJlLS0wOTIgLnRiLXNvY2lhbC1zaGFyZV9fZW1haWxfX3NoYXJlLWJ1dHRvbntjdXJzb3I6cG9pbnRlcjtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jaztiYWNrZ3JvdW5kLXNpemU6Y29udGFpbjtiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiM3ZjdmN2Y7fS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUtLXJvdW5kIC5Tb2NpYWxNZWRpYVNoYXJlQnV0dG9ue2JvcmRlci1yYWRpdXM6NTAlfS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmVfX2V4Y2VycHR7ZGlzcGxheTpub25lfS50Yi1zb2NpYWwtc2hhcmUgLlNvY2lhbE1lZGlhU2hhcmVCdXR 0b24tLWRpc2FibGVke29wYWNpdHk6MC42NX0udGItY29udGFpbmVyIC50Yi1jb250YWluZXItaW5uZXJ7d2lkdGg6MTAwJTttYXJnaW46MCBhdXRvfSAjdGJjc3MgLndwLWJsb2NrLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWNvbnRhaW5lci50Yi1jb250YWluZXJbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1jb250YWluZXI9ImU0MDcyNzJkNGMyOTI5Nzk2MjY0ZTYzNmZhNmVmNjc4Il0geyBwYWRkaW5nLXJpZ2h0OiAxNXB4O3BhZGRpbmctbGVmdDogMTBweDsgfSAudGItYnV0dG9ue2NvbG9yOiNmMWYxZjF9LnRiLWJ1dHRvbi0tbGVmdHt0ZXh0LWFsaWduOmxlZnR9LnRiLWJ1dHRvbi0tY2VudGVye3RleHQtYWxpZ246Y2VudGVyfS50Yi1idXR0b24tLXJpZ2h0e3RleHQtYWxpZ246cmlnaHR9LnRiLWJ1dHRvbl9fbGlua3tjb2xvcjppbmhlcml0O2N1cnNvcjpwb2ludGVyO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrO2xpbmUtaGVpZ2h0OjEwMCU7dGV4dC1kZWNvcmF0aW9uOm5vbmUgIWltcG9ydGFudDt0ZXh0LWFsaWduOmNlbnRlcjt0cmFuc2l0aW9uOmFsbCAwLjNzIGVhc2V9LnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazpob3ZlciwudGItYnV0dG9uX19saW5rOmZvY3VzLC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6dmlzaXRlZHtjb2xvcjppbmhlcml0fS50Yi1idXR0b25fX2xpbms6aG92ZXIgLnRiLWJ1dHRvbl9fY29udGVudCwudGItYnV0dG9uX19saW5rOmZvY3VzIC50Yi1idXR0b25fX2NvbnRlbnQsLnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazp2aXNpdGVkIC50Yi1idXR0b25fX2N vbnRlbnR7Zm9udC1mYW1pbHk6aW5oZXJpdDtmb250LXN0eWxlOmluaGVyaXQ7Zm9udC13ZWlnaHQ6aW5oZXJpdDtsZXR0ZXItc3BhY2luZzppbmhlcml0O3RleHQtZGVjb3JhdGlvbjppbmhlcml0O3RleHQtc2hhZG93OmluaGVyaXQ7dGV4dC10cmFuc2Zvcm06aW5oZXJpdH0udGItYnV0dG9uX19jb250ZW50e3ZlcnRpY2FsLWFsaWduOm1pZGRsZTt0cmFuc2l0aW9uOmFsbCAwLjNzIGVhc2V9LnRiLWJ1dHRvbl9faWNvbnt0cmFuc2l0aW9uOmFsbCAwLjNzIGVhc2U7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7dmVydGljYWwtYWxpZ246bWlkZGxlO2ZvbnQtc3R5bGU6bm9ybWFsICFpbXBvcnRhbnR9LnRiLWJ1dHRvbl9faWNvbjo6YmVmb3Jle2NvbnRlbnQ6YXR0cihkYXRhLWZvbnQtY29kZSk7Zm9udC13ZWlnaHQ6bm9ybWFsICFpbXBvcnRhbnR9LnRiLWJ1dHRvbl9fbGlua3tiYWNrZ3JvdW5kLWNvbG9yOiM0NDQ7Ym9yZGVyLXJhZGl1czowLjNlbTtmb250LXNpemU6MS4zZW07bWFyZ2luLWJvdHRvbTowLjc2ZW07cGFkZGluZzowLjU1ZW0gMS41ZW0gMC41NWVtfS50Yi1idXR0b257Y29sb3I6I2YxZjFmMX0udGItYnV0dG9uLS1sZWZ0e3RleHQtYWxpZ246bGVmdH0udGItYnV0dG9uLS1jZW50ZXJ7dGV4dC1hbGlnbjpjZW50ZXJ9LnRiLWJ1dHRvbi0tcmlnaHR7dGV4dC1hbGlnbjpyaWdodH0udGItYnV0dG9uX19saW5re2NvbG9yOmluaGVyaXQ7Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7ZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7bGluZS1oZWl naHQ6MTAwJTt0ZXh0LWRlY29yYXRpb246bm9uZSAhaW1wb3J0YW50O3RleHQtYWxpZ246Y2VudGVyO3RyYW5zaXRpb246YWxsIDAuM3MgZWFzZX0udGItYnV0dG9uX19saW5rOmhvdmVyLC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6Zm9jdXMsLnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazp2aXNpdGVke2NvbG9yOmluaGVyaXR9LnRiLWJ1dHRvbl9fbGluazpob3ZlciAudGItYnV0dG9uX19jb250ZW50LC50Yi1idXR0b25fX2xpbms6Zm9jdXMgLnRiLWJ1dHRvbl9fY29udGVudCwudGItYnV0dG9uX19saW5rOnZpc2l0ZWQgLnRiLWJ1dHRvbl9fY29udGVudHtmb250LWZhbWlseTppbmhlcml0O2ZvbnQtc3R5bGU6aW5oZXJpdDtmb250LXdlaWdodDppbmhlcml0O2xldHRlci1zcGFjaW5nOmluaGVyaXQ7dGV4dC1kZWNvcmF0aW9uOmluaGVyaXQ7dGV4dC1zaGFkb3c6aW5oZXJpdDt0ZXh0LXRyYW5zZm9ybTppbmhlcml0fS50Yi1idXR0b25fX2NvbnRlbnR7dmVydGljYWwtYWxpZ246bWlkZGxlO3RyYW5zaXRpb246YWxsIDAuM3MgZWFzZX0udGItYnV0dG9uX19pY29ue3RyYW5zaXRpb246YWxsIDAuM3MgZWFzZTtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt2ZXJ0aWNhbC1hbGlnbjptaWRkbGU7Zm9udC1zdHlsZTpub3JtYWwgIWltcG9ydGFudH0udGItYnV0dG9uX19pY29uOjpiZWZvcmV7Y29udGVudDphdHRyKGRhdGEtZm9udC1jb2RlKTtmb250LXdlaWdodDpub3JtYWwgIWltcG9ydGFudH0udGItYnV0dG9uX19saW5re2JhY2tncm91bmQtY29sb3I6IzQ 0NDtib3JkZXItcmFkaXVzOjAuM2VtO2ZvbnQtc2l6ZToxLjNlbTttYXJnaW4tYm90dG9tOjAuNzZlbTtwYWRkaW5nOjAuNTVlbSAxLjVlbSAwLjU1ZW19IC50Yi1jb250YWluZXIgLnRiLWNvbnRhaW5lci1pbm5lcnt3aWR0aDoxMDAlO21hcmdpbjowIGF1dG99IC50Yi1ncmlkLC50Yi1ncmlkPi5ibG9jay1lZGl0b3ItaW5uZXItYmxvY2tzPi5ibG9jay1lZGl0b3ItYmxvY2stbGlzdF9fbGF5b3V0e2Rpc3BsYXk6Z3JpZDtncmlkLXJvdy1nYXA6MjVweDtncmlkLWNvbHVtbi1nYXA6MjVweH0udGItZ3JpZC1pdGVte2JhY2tncm91bmQ6I2QzOGEwMztwYWRkaW5nOjMwcHh9LnRiLWdyaWQtY29sdW1ue2ZsZXgtd3JhcDp3cmFwfS50Yi1ncmlkLWNvbHVtbj4qe3dpZHRoOjEwMCV9LnRiLWdyaWQtY29sdW1uLnRiLWdyaWQtYWxpZ24tdG9we3dpZHRoOjEwMCU7ZGlzcGxheTpmbGV4O2FsaWduLWNvbnRlbnQ6ZmxleC1zdGFydH0udGItZ3JpZC1jb2x1bW4udGItZ3JpZC1hbGlnbi1jZW50ZXJ7d2lkdGg6MTAwJTtkaXNwbGF5OmZsZXg7YWxpZ24tY29udGVudDpjZW50ZXJ9LnRiLWdyaWQtY29sdW1uLnRiLWdyaWQtYWxpZ24tYm90dG9te3dpZHRoOjEwMCU7ZGlzcGxheTpmbGV4O2FsaWduLWNvbnRlbnQ6ZmxleC1lbmR9ICN0YmNzcyAud3AtYmxvY2stdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZC50Yi1ncmlkW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZD0iZmJhZDE0MDkyZTA4ZGM0ZGRjOWNkZjNjOWRkZDc0ZjIiXSB7IGdyaWQtdGV tcGxhdGUtY29sdW1uczogbWlubWF4KDAsIDFmcik7Z3JpZC1hdXRvLWZsb3c6IHJvdyB9ICN0YmNzcyAud3AtYmxvY2stdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZC50Yi1ncmlkW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZD0iZmJhZDE0MDkyZTA4ZGM0ZGRjOWNkZjNjOWRkZDc0ZjIiXSAgPiAudGItZ3JpZC1jb2x1bW46bnRoLW9mLXR5cGUoMW4rMSkgeyBncmlkLWNvbHVtbjogMSB9ICN0YmNzcyAud3AtYmxvY2stdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZ3JpZC1jb2x1bW4udGItZ3JpZC1jb2x1bW5bZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1ncmlkLWNvbHVtbj0iYmNjYjE5NzU1NjI3NTk3ZDMxZmEwMjQyOTIzNjkzYWUiXSB7IHBhZGRpbmctbGVmdDogOXB4O2Rpc3BsYXk6IGZsZXg7IH0gLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZF9fc2t5cGVfcHJldmlld3twYWRkaW5nOjEwcHggMjBweDtib3JkZXItcmFkaXVzOjNweDtjb2xvcjojZmZmO2JhY2tncm91bmQ6IzAwYWZlZTtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9ja30udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlke2Rpc3BsYXk6Z3JpZDtqdXN0aWZ5LWl0ZW1zOmNlbnRlcn0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlkIGltZywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlkIHZpZGVve21heC13aWR0aDoxMDAlO2Rpc3BsYXk6YmxvY2s7Ym94LXNoYWRvdzpub25lICFpbXBvcnRhbnR9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tZ3JpZCBpbWcsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tZ3JpZCB2aWRlb3ttYXgtd2lkdGg 6MTAwJTtkaXNwbGF5OmJsb2NrO2JveC1zaGFkb3c6bm9uZSAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNvbGxhZ2V7ZGlzcGxheTpncmlkO2p1c3RpZnktaXRlbXM6Y2VudGVyO2dyaWQtdGVtcGxhdGUtY29sdW1uczpyZXBlYXQoMTIsIDFmcil9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY29sbGFnZSBpbWcsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY29sbGFnZSB2aWRlb3ttYXgtd2lkdGg6MTAwJTtkaXNwbGF5OmJsb2NrO2JveC1zaGFkb3c6bm9uZSAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNhcm91c2Vse29wYWNpdHk6MH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkOm5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jcm9wKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1ncmlke2FsaWduLWl0ZW1zOmNlbnRlcn0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jcm9wIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWdyaWQgZGl2LC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNvbGxhZ2UgZGl2LC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWNyb3AgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tZmxleGJveCBkaXZ7d2lkdGg6MTAwJX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jcm9wIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLWdyaWQgZGl2IGltZywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1jb2xsYWdlIGRpdiBpbWcsLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY3JvcCAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1mbGV4Ym94IGRpdiBpbWd7LW8tb2JqZWN0LWZpdDpjb3ZlcjtvYmp lY3QtZml0OmNvdmVyO2hlaWdodDoxMDAlO3dpZHRoOjEwMCV9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tY3JvcCAuZ2xpZGVfX3NsaWRlIGltZ3stby1vYmplY3QtZml0OmNvdmVyO29iamVjdC1maXQ6Y292ZXI7aGVpZ2h0OjEwMCUgIWltcG9ydGFudH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1mbGV4Ym94e2Rpc3BsYXk6ZmxleH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1mbGV4Ym94IGltZ3tkaXNwbGF5OmJsb2NrO2JveC1zaGFkb3c6bm9uZSAhaW1wb3J0YW50fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpe2Rpc3BsYXk6ZmxleDtmbGV4LWZsb3c6cm93IHdyYXA7bWFyZ2luLWxlZnQ6LThweDt3aWR0aDoxMDAlfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2t7ZmxleDphdXRvO2hlaWdodDoyNTBweDttaW4td2lkdGg6MTUwcHg7bWFyZ2luOjAgOHB4IDhweCAwfUBtZWRpYSBvbmx5IHNjcmVlbiBhbmQgKG1pbi13aWR0aDogMTAyNHB4KXsudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bisxKXt3aWR0aDoyNTBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWx kLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bisyKXt3aWR0aDozMjVweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0biszKXt3aWR0aDoxODBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bis0KXt3aWR0aDozODBweh29QG1lZGlhIG9ubHkgc2NyZWVuIGFuZCAobWF4LXdpZHRoOiAxMDIzcHgpIGFuZCAobWluLXdpZHRoOiA3NjhweCl7LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rMSl7d2lkdGg6MjAwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rMil7d2lkdGg6MjUwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25 yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rMyl7d2lkdGg6MTIwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rNCl7d2lkdGg6MjgwcHh9fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2sgaW1nLC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2sgaWZyYW1lLC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2sgdmlkZW97LW8tb2JqZWN0LWZpdDpjb3ZlcjtvYmplY3QtZml0OmNvdmVyO3dpZHRoOjEwMCUgIWltcG9ydGFudDtoZWlnaHQ6MTAwJSAhaW1wb3J0YW50O2Rpc3BsYXk6YmxvY2t9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCk gLmVkaXRvci1ibG9jay1saXN0X19ibG9jay1lZGl0IC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2t7aGVpZ2h0OjEzMHB4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnk6bm90KC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwpIC5lZGl0b3ItYmxvY2stbGlzdF9fYmxvY2stZWRpdCAudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LWJyaWNrOm50aC1jaGlsZCg0bisxKXt3aWR0aDoxNTBweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5Om5vdCgudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsKSAuZWRpdG9yLWJsb2NrLWxpc3RfX2Jsb2NrLWVkaXQgLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS1icmljazpudGgtY2hpbGQoNG4rMil7d2lkdGg6MTgwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLmVkaXRvci1ibG9jay1saXN0X19ibG9jay1lZGl0IC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2s6bnRoLWNoaWxkKDRuKzMpe3dpZHRoOjkwcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeTpub3QoLnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCkgLmVkaXRvci1ibG9jay1saXN0X19ibG9jay1lZGl0IC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnktYnJpY2s6bnRoLWNoaWxkKDRuKzQpe3dpZHRoOjIxMHB4fS50Yi1yZXB lYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnkudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2Fse2Rpc3BsYXk6Z3JpZDtncmlkLXJvdy1nYXA6MDtncmlkLWF1dG8tcm93czoxcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnlfdmVydGljYWwgLnRiLWJyaWNrX19jb250ZW50IGltZywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZC0tbWFzb25yeV92ZXJ0aWNhbCAudGItYnJpY2tfX2NvbnRlbnQgaWZyYW1lLC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQtLW1hc29ucnkudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkLS1tYXNvbnJ5X3ZlcnRpY2FsIC50Yi1icmlja19fY29udGVudCB2aWRlb3stby1vYmplY3QtZml0OmNvdmVyO29iamVjdC1maXQ6Y292ZXI7d2lkdGg6MTAwJSAhaW1wb3J0YW50O2hlaWdodDoxMDAlICFpbXBvcnRhbnQ7ZGlzcGxheTpibG9ja30udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZXtwb3NpdGlvbjpyZWxhdGl2ZX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fc2xpZGV7aGVpZ2h0OmF1dG99LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX3NsaWRlIGltZ3t3aWR0aDoxMDAlO2Zsb2F0Om5vbmUgIWltcG9ydGFudH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fdmlld3t3aWR0aDoxMDAlO3RyYW5zaXRpb246b3BhY2l0eSAzNTBtcyBlYXNlLWluLW91dH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fdmlldyB pbWd7LW8tb2JqZWN0LWZpdDpjb250YWluO29iamVjdC1maXQ6Y29udGFpbjt3aWR0aDoxMDAlO2Zsb2F0Om5vbmUgIWltcG9ydGFudH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fdmlldy0tZmFkZS1vdXR7b3BhY2l0eTowfS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX192aWV3LS1mYWRlLWlue29wYWNpdHk6MX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3d7Ym9yZGVyOm5vbmU7cG9zaXRpb246YWJzb2x1dGU7ei1pbmRleDoxMDt0b3A6NTAlO2Rpc3BsYXk6aW5saW5lLWZsZXg7anVzdGlmeS1jb250ZW50OmNlbnRlcjthbGlnbi1pdGVtczpjZW50ZXI7d2lkdGg6NDBweDtoZWlnaHQ6NDBweDt0ZXh0LWFsaWduOmNlbnRlcjtwYWRkaW5nOjA7Y3Vyc29yOnBvaW50ZXI7dHJhbnNmb3JtOnRyYW5zbGF0ZVkoLTUwJSk7b3BhY2l0eTowO2JvcmRlci1yYWRpdXM6NTBweDt0cmFuc2l0aW9uOmFsbCAwLjJzIGxpbmVhcjtiYWNrZ3JvdW5kOnJnYmEoMjU1LDI1NSwyNTUsMC43KX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3c6Zm9jdXN7b3V0bGluZTpub25lO2JveC1zaGFkb3c6MCAwIDVweCAjNjY2O2JhY2tncm91bmQ6cmdiYSgyNTUsMjU1LDI1NSwwLjcpO29wYWNpdHk6MX0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3c6aG92ZXJ7YmFja2dyb3VuZDpyZ2JhKDI1NSwyNTUsMjU1LDAuOSl9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX2Fycm93LS1sZWZ0e2xlZnQ6NXB 4fS50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGQgLmdsaWRlX19hcnJvdy0tbGVmdCBzdmd7bWFyZ2luLWxlZnQ6LTFweH0udGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZV9fYXJyb3ctLWxlZnQgc3Bhbi50Yi1zbGlkZXItbGVmdC1hcnJvd3tkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt3aWR0aDoyNXB4O2hlaWdodDoyNXB4O2JhY2tncm91bmQtaW1hZ2U6dXJsKCJkYXRhOmltYWdlL3N2Zyt4bWwsJTNDc3ZnIHhtbG5zPSdodHRwOi8vd3d3LnczLm9yZy8yMDAwL3N2Zycgdmlld0JveD0nMCAwIDEyOSAxMjknIHdpZHRoPScyNScgaGVpZ2h0PScyNSclM0UlM0NnJTNFJTNDcGF0aCBkPSdtNzAsOTMuNWMwLjgsMC44IDEuOCwxLjIgMi45LDEuMiAxLDAgMi4xLTAuNCAyLjktMS4yIDEuNi0xLjYgMS42LTQuMiAwLTUuOGwtMjMuNS0yMy41IDIzLjUtMjMuNWMxLjYtMS42IDEuNi00LjIgMC01LjhzLTQuMi0xLjYtNS44LDBsLTI2LjQsMjYuNGMtMC44LDAuOC0xLjIsMS44LTEuMiwyLjlzMC40LDIuMSAxLjIsMi45bDI2LjQsMjYuNHonIGZpbGw9JyUyMzY2NicvJTNFJTNDL2clM0UlM0Mvc3ZnJTNFIil9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX2Fycm93LS1yaWdodHtyaWdodDo1cHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX2Fycm93LS1yaWdodCBzdmd7bWFyZ2luLXJpZ2h0Oi0xcHh9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGVfX2Fycm93LS1yaWdodCBzcGFuLnRiLXNsaWRlci1yaWdodC1hcnJvd3tkaXNwbGF5OmlubGl uZS1ibG9jazt3aWR0aDoyNXB4O2hlaWdodDoyNXB4O2JhY2tncm91bmQtaW1hZ2U6dXJsKCJkYXRhOmltYWdlL3N2Zyt4bWwsJTNDc3ZnIHhtbG5zPSdodHRwOi8vd3d3LnczLm9yZy8yMDAwL3N2Zycgdmlld0JveD0nMCAwIDEyOSAxMjknIHdpZHRoPScyNScgaGVpZ2h0PScyNSclM0UlM0NnJTNFJTNDcGF0aCBkPSdtNTEuMSw5My41YzAuOCwwLjggMS44LDEuMiAyLjksMS4yIDEsMCAyLjEtMC40IDIuOS0xLjJsMjYuNC0yNi40YzAuOC0wLjggMS4yLTEuOCAxLjItMi45IDAtMS4xLTAuNC0yLjEtMS4yLTIuOWwtMjYuNC0yNi40Yy0xLjYtMS42LTQuMi0xLjYtNS44LDAtMS42LDEuNi0xLjYsNC4yIDAsNS44bDIzLjUsMjMuNS0yMy41LDIzLjVjLTEuNiwxLjYtMS42LDQuMiAwLDUuOHonIGZpbGw9JyUyMzY2NicvJTNFJTNDL2clM0UlM0Mvc3ZnJTNFIil9LnRiLXJlcGVhdGluZy1maWVsZCAuZ2xpZGU6aG92ZXIgLmdsaWRlX19hcnJvdywudGItcmVwZWF0aW5nLWZpZWxkIC5nbGlkZTpmb2N1cyAuZ2xpZGVfX2Fycm93e29wYWNpdHk6MX0gI3RiY3NzIC50Yi1yZXBlYXRpbmctZmllbGRbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1yZXBlYXRpbmctZmllbGQ9ImVhNWE0NWQyZGQxZTU5MWIzNTEwYjIzOWQ4NGY1ZmEyIl0geyBwYWRkaW5nLWxlZnQ6IDUwcHg7IH0gI3RiY3NzIC53cC1ibG9jay10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1ncmlkLWNvbHVtbi50Yi1ncmlkLWNvbHVtbltkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWdyaWQtY29sdW1uPSI zMDM0ZmJlODg2YzExMDU0ZTk1YjQ2YjA5ZDNlNDExMiJdIHsgZGlzcGxheTogZmxleDsgfSAgIH0g

    Little-known by the world, Namibia’s Etosha Salt Pan Dry Lake provides refuge to many varieties of African wildlife.Расположенное на территории национального парка Этоша площадью 8000 квадратных миль, огромное высохшее дно озера покрывает обширную территорию, которую посещают самые разные животные и птицы. В сезон дождей высохшее дно озера иногда затопляется на глубину около четырех дюймов, но вода быстро рассеивается, оставляя только водоемы. Несколько постоянных источников усеивают периметр солончака длиной 80 миль и обычно населены большим количеством птиц и посещающих диких животных. Здесь регулярно можно увидеть более 300 видов птиц, а в дождливые годы фламинго и большие белые пеликаны используют временное озеро в качестве места размножения.Соляное озеро Этоша Сухое озеро — воплощение мечты фотографа. немногие другие ландшафты могут предложить такое разнообразие животных, которое обитает в Этоше.

    Часть бассейна Калахари, Этоша означает «Великое белое место» на местном языке, но многие называют его «местом сухой воды». Первоначально огромное мелководное озеро около 12 миллионов лет назад, Солончак Этоша питался рекой Кунене. Когда река Кунене изменила русло в результате геологических потрясений тысячи лет назад, озеро высохло, оставив огромную илистую плоскую поверхность с отложениями полезных ископаемых.В настоящее время река Экума является единственным источником воды для озера, но до нее доходит мало воды, которая в основном просачивается в русло реки на протяжении 160 миль. Концентрированные минеральные соли препятствуют произрастанию здесь многих видов растительности. То, что происходит, часто бывает необычным и идеально подходит для негостеприимной среды. Район, окружающий высохшее дно озера, представляет собой в основном саванну и местный кустарник. Одним из самых популярных мест в парке для посетителей является Призрачный лес с деревьями моринга странной формы.Разновидность дерева акации здесь имеет почти смертельные шипы, из-за чего они называются деревьями с зонтичными шипами. Соседний Олифантсбад является излюбленным местом для наблюдения за слонами. Насыщенная минералами пыль часто кружится вместе с ветром, создавая жуткую картину, из которой часто появляются знаменитые местные слоны, чтобы отправиться к водоемам. Слоны в Этоше — одни из самых высоких в мире. Пыль, колючки и соль преобладают в летнюю жару, что делает намибийскую зиму — с мая по сентябрь — оптимальным временем для посещения парка и высохшего озера.

    В зимние месяцы не только прохладнее, но и в это время большое количество местных животных ищут водоемы. Это страна большой игры; здесь можно увидеть слонов, жирафов, зебр Берчелла и Хартмана, голубых антилоп гну, красных антилоп гну, красных каннах, гемсбоков, спрингбоков, куду, чернолицых импал, страусов и даже находящихся под угрозой исчезновения черных носорогов. Некоторые только зимуют здесь, а лето проводят в более влажных районах к югу от парка. Менее легко заметить, но всегда поблизости находятся прайды львов, семьи гепардов и одинокие леопарды, спрятанные в высоких травах саванны.Национальный парк Этоша является домом для 114 видов млекопитающих, 110 видов рептилий, 340 видов птиц, 16 видов амфибий и даже одного вида рыб. Парк был первоначально обозначен в 1907 году, когда Намибия находилась под контролем Германии и была известна как Германская Юго-Западная Африка. Первоначально парк был в четыре раза больше нынешнего парка, но с тех пор его размер уменьшился до более удобного размера. Западная часть парка закрыта для большинства случайных посетителей, но гости нового лагеря Dolomite Camp имеют ограниченный доступ.Доступ ко всем областям только по разрешению.

    Германия правила Намибией до 1915 года, когда страна была захвачена войсками из Южной Африки. После обретения независимости в 1990 году Намибия теперь получает некоторую помощь в целях развития от Германии и постепенно становится современным автономным государством. Историческое напоминание о часто спорных отношениях с Германией сохранилось в парке в виде перестроенного немецкого форта, который был захвачен соплеменником овамбо на рубеже прошлого века. Восстановленный форт Намутони, который раньше был самым северным немецким форпостом, является одним из трех первоначальных «лагерей отдыха», поддерживаемых правительством в парке.Два других традиционных лагеря отдыха — Халали и Окаукуэджо. В каждом лагере есть туристические объекты, такие как ресторан, магазин предметов первой необходимости, станция технического обслуживания топлива и капитального ремонта, бассейн, а также различные категории размещения и кемпинга. Лагерь Онкоши и Лагерь Доломитов были добавлены с 2008 года и стали более современными. Многие из основных водоемов ночью освещаются прожекторами для оптимального просмотра игр. Были вырыты дополнительные водоемы, чтобы привлечь больше дичи, но в некоторых случаях уменьшилось количество животных, которых можно увидеть в одном месте.

    Необходимо предварительное бронирование, так как национальный парк Этоша очень популярен во время праздников, а количество мест ограничено. Хотя парк находится примерно в 310 милях к северу от столицы Намибии Виндхука, до него легко добраться на машине. Однако администрация парка предупреждает, что кемпинги разрешены только на специально отведенных местах для отдыха, поэтому посетители без предварительного бронирования должны либо покинуть парк, либо спать в своих машинах — перспектива, которая часто вызывает беспокойство, учитывая количество крупных животных и хищников в парке. .

    Рядом с Национальным парком Этоша расположено несколько коммерческих домиков, которые часто являются предпочтительным вариантом для посетителей Сухого озера Солт-Пан. Большинство из них имеют более современные и роскошные номера, предлагают дикие игры, как в своих собственных заповедниках, так и в национальном парке Этоша, и, как правило, предлагают своего рода «сафари», которое сам парк не предоставляет в некоторых лагерях для отдыха. Размещение бывает всех типов, часто в виде роскошных палаток с отдельными ванными комнатами и изысканной едой.Некоторые предлагают однодневные туры в деревню химба, ночные поездки к водопадам Эпупа на реке Кунене или посещение работающих ферм и ранчо. Некоторые из них охватывают объекты по спасению диких животных и предлагают от первого лица взглянуть на усилия по сохранению диких видов, которыми известен этот район. Главный вход в парк называется «Ворота Андерссона» и находится недалеко от Окаукуэджо на юге. Восточный вход называется «Ворота фон Линдеквиста» и находится недалеко от Намутони. Новые «Ворота Нехале ля Мпингана» (Ворота короля Нехале) были открыты в начале 2003 года на северо-востоке.

    Намибия по-прежнему малонаселена. На востоке простирается горная местность, на западе — пустыня Намиб, заканчивающаяся у негостеприимного побережья Атлантического океана. Большая часть береговой линии обозначена как национальный парк, но доступ к большей части территории осуществляется по единственному прибрежному шоссе. Ближайший доступ к атлантическому побережью от Сухого озера Этоша Солт-Пан — это район залива Торра, до которого можно добраться по дороге за новым заповедником Торра. Основанный в 1996 году, Torra Conservancy предлагает устойчивую охоту и экотуризм на благо местных жителей.Виндхук является одновременно и крупнейшим городом, и столицей; почти все правительственные учреждения находятся здесь. Международный аэропорт обслуживает небольшой Виндхук, и здесь можно арендовать автомобили для посещения района Этоша. Поскольку многие предприятия и пункты обслуживания не принимают кредитные карты, иногда проще присоединиться к авторитетной туристической группе, чтобы не носить с собой большие суммы наличных денег. Тщательное планирование поможет посетителям, впервые приехавшим в регион Этоша, получить максимум от своего визита. Это определенно «обязательно» в списке желаний авантюрного путешественника.Приходите выследить неуловимого черного носорога и испытать водоемы Сухого озера Этоша. На земле нет такого места!

    Этоша Пан — Центр всемирного наследия ЮНЕСКО

    Описание

    4730 км 2 Этоша-Пан — огромный солончак овальной формы, нетронутый в первозданном виде, расположенный в северной части Намибии. Это центральная особенность национального парка Этоша в Намибии. Это конечная точка дренажной системы Кувелаи в самой низкой части бассейна Овамбо на высоте от 1071 до 1086 м над уровнем моря.Меньшие сковороды, такие как соединяющая сковорода Фишера на востоке и соседние сковороды Натуканаока, Окахакана и Адамакс на западе, окружают основную сковороду.

    Большая часть сковороды представляет собой сухую солончаковую пустыню. Обширное пространство твердого, покрытого солью и лишенного растительности дна сковороды дало ему название «голое место» на языке ндонга. Высокие дневные температуры и испаряющая влагу соляная поверхность делают среду обитания неподходящей для большинства животных, за исключением «экстремофилов». В жаркий сухой сезон южной весны и в начале лета при сильном ветре могут образовываться многочисленные пылевые вихри, которые перемещаются по сковороде, всасывая мелкий мусор или разбрасывая более крупные объекты соленым песком.Единственное крупное животное, регулярно населяющее дно самой сковороды, — это страусы, которые гнездятся на расстоянии нескольких километров в лотке, за которым мало кто из хищников будет следовать. Напротив, многие виды крупной дичи водятся по его краям, когда они отдыхают на голом дне сковороды. Вода встречается только в многочисленных родниковых водопоях на краю поддона.

    Этоша Пан иногда подвергается частичному затоплению в сезон дождей. Прямые осадки составляют лишь небольшую часть воды сковороды, большая часть притока в исключительно влажные годы поступает из рек Экума, Ошигамбо и Омурамба-Овамбо системы Кувелаи.В такие годы паводковые воды превращают котловину в мелководное озеро, содержащее большие пласты воды, глубина которых обычно не превышает одного метра. Однако вода в поддоне непригодна для употребления в пищу животными, так как содержание соли часто вдвое превышает содержание соли в морской воде. В таких случаях на сковороду мигрируют большие стаи фламинго, пеликанов, чаек и других водоплавающих птиц. Затем в Этоше могут размножаться как большие, так и малые фламинго и даже белые пеликаны.

    Поддон образовался в плиоценовые времена, когда верховья реки Кунене и, возможно, реки Кубанго (в настоящее время часть системы Окаванго) оканчивались внутренней системой озер и болот, подобной сегодняшней дельте Окаванго в Ботсване.Материковое поднятие изменило русло этих рек, перекрыв водоснабжение озера. Этоша-Пан является остатком этой эндорейской системы озер. Ветровая эрозия удалила большую часть отложений в конце реки и углубила впадину. В процессе сушки и дефляции почва сковороды стала богатой минералами и солоноватой. Сегодня поверхность чаши представляет собой ровный пол из плохо осушенной засоленной глины. Уровень pH высокий (от 8,8 до 10,2), а содержание натрия превышает 30 000 частей на миллион. Почвы, окружающие сковороду, мелкие, солоноватые и щелочные, в основном сцементированные известняком.

    Край сковороды окаймлен галофитной растительностью, состоящей в основном из различных трав и кустарников. Открытые луга постепенно поднимаются от кастрюли и содержат большое разнообразие многолетних и однолетних трав и кустарников. Луга и кустарники, окружающие сковороду, известны тем, что в них обитают огромные стада жирафов, зебр, голубых антилоп гну, сернобыков, спрингбоков, страусов и сопровождающих их крупных хищников, а также одна из самых больших и здоровых популяций черных носорогов в мире.В этом районе также обитает значительное разнообразие мелких млекопитающих, птиц, змей, ящериц, беспозвоночных и т. д., включая эндемичных дрофу с белыми перьями и агаму Этоша. Величественные сцены стад слонов, освежающихся в природных источниках по краям сковороды, на фоне мерцающих белых просторов самой сковороды и впечатляющего разнообразия других крупных млекопитающих делают его одним из самых популярных игровых парков в Африке. .

    Обоснование выдающейся универсальной ценности

    Пан Этоша является выдающимся примером солончака превосходных размеров, который образовался в результате тектонического поднятия, отклонившего речной поток от поддержания заболоченной территории в эндорейском бассейне.Последующая дефляция ветром удалила рыхлые отложения и обнажила засоленные базальные глины бассейна, что продолжается и по сей день. Дно озера протяженностью 4730 км 2 представляет собой в основном необитаемую, покрытую солью экстремальную пустыню, которая лишь изредка затапливается во время исключительно влажных периодов. Затем оно превращается в мелкое озеро, которое служит убежищем и местами размножения для перелетных водоплавающих птиц, что наводит на мысль о более постоянных, которые когда-то занимали этот район. Древние береговые линии, скопления строматолитов, ископаемые пласты и последовательности калькретов предоставляют геоморфологические свидетельства продолжающихся процессов осадконакопления и дефляции во влажные и засушливые периоды, начиная с плейстоцена.Сковорода окаймлена естественными источниками и галофитной травой и кустарниками, которые поддерживают внушительное количество крупных африканских травоядных и связанных с ними хищников, включая самую большую популяцию черных носорогов. Впечатляющие скопления различных видов млекопитающих и птиц у природных источников на фоне огромного соляного озера создают неизгладимую память о ценности сохранения.

    Критерий (vii):  Величественные сцены захватывающего разнообразия крупных млекопитающих, в том числе некоторых из самых харизматичных африканских видов, освежающихся в природных источниках на окраинах сковороды, на фоне бескрайних просторов самого Пана Этоша, делает его одним из самых ярких примеров биоразнообразия дикой природы в Африке.

    Критерий (viii): Пан Этоша — один из наиболее выдающихся мировых примеров массивной соляной сковороды, образовавшейся в результате речного захвата, отводящего речной сток от эндорейского бассейна, с последующей ветровой дефляцией мелководных озерных и болотных отложений. . Кроме того, это пример периодического затопления и образования большого мелководного озера в исключительные влажные периоды, когда речные стоки заканчиваются в бессточном бассейне. Прибрежные гряды, строматолиты, ископаемые пласты и другие геоморфологические свидетельства, свидетельствующие о таких событиях в плейстоцене и голоцене.

    Критерий (x): Только самые выносливые организмы могут выжить в гиперсоленой и чрезвычайно сухой среде очень большого соляного поддона. Тем не менее, постоянный запас воды в природных источниках на краю сковороды и череда сообществ галофитных трав и кустарников, окружающих сковороду, поддерживают огромные стада пасущихся копытных и связанных с ними хищников, которые мигрируют по часовой стрелке вокруг сковороды. Природные источники поддерживают самую большую и самую здоровую популяцию черных носорогов в мире: 113 дополнительных видов млекопитающих и 340 видов постоянных и перелетных птиц, обитающих на сковороде и вокруг нее.Этоша уже более века является заповедной зоной, что привело к впечатляющему восстановлению ранее истребленных видов, таких как львы и слоны. Таким образом, он представляет собой образцовый глобальный пример ценности сохранения.

    Заявления о подлинности и/или целостности

    Бескрайние просторы Этоша-Пан почти полностью входят в границы национального парка Этоша и практически нетронуты. Строгие правила запрещают движение транспортных средств по поверхности сковороды.Края сковороды нетронуты, и только случайная туристическая дорога дает доступ к смотровым площадкам и водоемам на краю сковороды. Только один палаточный лагерь и исторический форт Намутони расположены на краю сковороды. Никакие плотины или другие застройки не ограничивают нечастые сбросы из дренажа Кувелаи в поддон. Этоша-Пан окружен одним из самых впечатляющих скоплений крупной дичи, включающей здоровые популяции слонов, носорогов, жирафов, множество различных видов крупных копытных, а также крупных хищников, таких как львы, леопарды, гепарды и гиены.Многие из этих видов проводят всю свою естественную жизнь в пределах досягаемости многочисленных водоемов на краях сковороды в пределах предложенных границ, хотя они могут свободно перемещаться по обширной территории, входящей в состав национального парка.

    Этоша-Пан находится в пределах границ национального парка Этоша, заповедной зоны, охраняемой законом с 1907 года. На предлагаемой территории не ведется добыча полезных ископаемых, разведка или любая другая экономическая деятельность, не связанная с туризмом.

    Сравнение с другими аналогичными свойствами

    Пан Этоша на 4730 км 2 является одним из самых больших солончаков в мире, сравнимым по размеру с Салар-де-Уюни (Боливия) 10 582 км 2 , Озеро Эйр (Австралия) 8 430 км 2 , Sua Кастрюля ок.4921 км 2 и Нтветве Пан площадью около 4700 км 2 в системе Макгадикгади (Ботсвана) и Большое Соленое озеро (США) площадью 4662 км 2 . Только озера Эйр, Суа-Пан и Нтветве-Пан имеют в целом схожую геологическую историю.

    Этоша Пан больше всего похож на систему Макгадикгади в Ботсване. Паны Макгадикгади в восточной части бассейна Калахари были включены в Предварительный список Ботсваны по тем же критериям и ценностям, что и Паны Этоша, хотя Критерий (v) в настоящее время не считается применимым к Этоше.Поскольку эти два объекта могут дополнять друг друга, необходимо изучить вопрос о гармонизации предварительных списков и трансграничной серийной номинации.

    Как системы Этоша-Пан, так и Макгадикгади-Пан поддерживают большие стада равнинных копытных, таких как зебры и антилопы гну, с размножающимися популяциями фламинго и других водных птиц, когда лотки затопляются. Обе системы поддонов, кроме того, произошли от древних систем внутренних озер или болот, которые высохли после того, как тектонические изменения отклонили или перекрыли приток крупных рек, которые заканчивались в двух соответствующих эндорейских бассейнах.В настоящее время система поддонов Макгадигади состоит из нескольких поддонов, разделенных реликтовыми гребнями дюн, общей протяженностью ок. 16 058 км 2 . Однако отдельные сковороды значительно меньше, а Суа Пан — самая большая.

    Макгадигади считается крупнейшей системой солончаков в мире на основании реконструкции, согласно которой протяженность древнего озера достигала ок. 30 000 км 2 . Геоморфологические реконструкции предполагают, что система Этоша могла быть такого же размера (ок.22 700 км 2 ) примерно за 32 000 лет до настоящего времени, в то время как другие исследования предполагают связь с озерами Омадхия примерно в 60 км к северу от Этоши, что могло привести к образованию озера или водно-болотного угодья ок. 82 000 км 2 . Однако предположения относительно размера плио-плейстоценовой системы не считаются важным аргументом в пользу возможной номинации Этоша Пан. С точки зрения критерия (viii) наиболее важны геологические процессы, в этом отношении Этоша и Макгадикгади очень похожи.В случае системы поддонов Этоша, которая является более тропической, отдельные поддоны изолированы обширным известняковым покрытием, что предполагает более влажные условия окружающей среды. Этоша также имеет другие типы доказательств, которые предполагают меньшую общую засушливость, например. строматолиты и толщи весеннего туфа. Выбор между двумя сайтами невелик, кроме целостности и конфигурации. Хотя этоша Пан намного меньше по площади, чем совокупная площадь Панов Макгадикгади, он выделяется тем, что он практически нетронутый и не подвергался какому-либо воздействию современного человека.

    Что касается критерия (x), то ряд существующих объектов в Список всемирного наследия были внесены в список за ценность биоразнообразия крупных копытных животных африканской саванны и другой фауны. Несмотря на эту реальность, которая будет подробно рассмотрена в досье номинации, мегафауна Этоши является отличительной особенностью этого объекта и находится под серьезной угрозой или была истреблена на других объектах всемирного наследия, поэтому критерий (x) нельзя игнорировать в будущая оценка сайта. Этоша также является одной из старейших охраняемых территорий в мире и примером ценности усилий по сохранению во всем мире многих видов, которые оправились от грани исчезновения и сегодня образуют большие и здоровые популяции.

    Юго-Западная Африка: Северная Намибия | Экорегионы

    Экорегион Etosha Pan Halophytics является остатком большого внутреннего плиоценового озера. Сегодня Пан Этоша представляет собой сухую солончаковую пустыню. Обычно потрескавшаяся беловатая глина расщепляется на шестиугольные осколки, покрытые солью, и дикая природа поддерживается только окружающими пресноводными источниками. Эти источники привлекают множество разнообразных крупных млекопитающих, особенно в сухой сезон, что делает их популярным туристическим направлением.Во влажные годы, когда реки Экума, Ошигамбо и Омурамба-Овамбо получают достаточное количество осадков, котловина превращается в мелководное озеро.

    Описание
    Расположение и общее описание
    Этоша Пан расположен в Национальном парке Этоша в северной Намибии примерно на 16° восточной долготы и 19° южной широты. Кастрюля расположена на внутренней равнине Овамболенда. Высота над уровнем моря колеблется от 1071 м до 1086 м. Это крупнейшая система поддонов в Намибии, состоящая из плоской солончаковой впадины протяженностью примерно 129 км с востока на запад и 72 км с севера на юг (всего 6 133 км2).Меньшие сковороды, такие как сковорода Фишера на востоке и сковороды Натуканаока и Окахакана на западе, окружают основную сковороду (Mc Intyre and Atkins 1991).

    Среднегодовое количество осадков в Национальном парке Этоша составляет около 430 мм, варьируя от 419 мм в Окаукуэхо, расположенном на западном краю сковороды, до 440 мм в форте Намутони, расположенном на восточном краю (Берри, 1972). Большая часть осадков выпадает в конце лета, с января по апрель, при этом средний максимум осадков приходится на февраль (110 мм).Существуют большие колебания от одного года к другому. В 1946 г., например, выпало 90 мм осадков, а в 1950 г. — 975 мм (Берри, 1972). Климатически обычно есть три различных сезона; жаркий и влажный (с января по апрель), прохладный и сухой (с мая по август) и жаркий и сухой (с сентября по декабрь). Средняя максимальная месячная температура составляет 33°C летом и 28°C зимой. Средняя минимальная температура летом составляет 17°C, а зимой 7°C (Ebedes 1976). Пиковые температуры, превышающие 40°C, часты в жаркое время года, а 0°C является самой низкой зарегистрированной температурой (Berry 1972).В конце зимы часто дуют ветры с большой скоростью. В этот период видимость на поддоне может быть ограничена высоким содержанием пыли в атмосфере (Le Roux, 1980).

    Поддон подвержен периодическому частичному затоплению в сезон дождей. Прямые осадки составляют лишь небольшую часть воды поддона; три реки обеспечивают большинство: Экума, Ошигамбо и Омурамба-Овамбо. Река Экума течет сезонно с южных берегов озера Опононо, расположенного примерно в 70 км к северу от кастрюли.В это озеро попадают многочисленные многолетние водотоки и осаны (линейно связанные, неглубокие, параллельные озера), наиболее важным из которых является река Кувелаи (Berry et al. 1973). Река Ошигамбо берет свои воды из южной Анголы. Реки Экума и Ошигамбо образуют дельты в северо-западном углу сковороды на расстоянии около 13 км друг от друга. Река Омуамба-Овамбо получает воду из водосбора к северо-востоку от Этоши и впадает в поддон через поддон Фишера, небольшое восточное продолжение основного корпуса поддона.Все три реки в сезон дождей текут хаотично и, в зависимости от их уровня, в разной степени затапливают кастрюлю. В необычно засушливые годы реки могут вообще не течь, образуя ряд разрозненных бассейнов. В эти засушливые годы на сковороду выпадают только прямые дожди. Однако поддон обычно держит немного воды в течение нескольких месяцев с января по апрель. Примерно раз в 7-10 лет, во время исключительных дождей, ошоны и реки наполняются дождевыми, а иногда и паводковыми водами многолетней реки Кувелаи в Анголе.Эта вода достигает поддона, превращая его в мелководное озеро, содержащее большие пласты воды, обычно не превышающие одного метра в глубину. Однако вода в поддоне непригодна для употребления в пищу животными, так как содержание соли часто вдвое превышает содержание соли в морской воде (Balfour and Balfour 1992).

    Однако большую часть времени сковорода представляет собой сухую солончаковую пустыню, и вода находится только в многочисленных водоемах, окружающих сковороду. Эти водоемы питаются родниками, которые бывают трех разных типов: контактные, водяные и кустарные.Контактные родники наиболее распространены и находятся на краю сковороды, где водоносный известняк заканчивается и вода вытекает на поверхность, поскольку нижележащие слои глины непроницаемы. Окерфонтейн, к юго-востоку от кастрюли, является хорошим примером контактной пружины. Источники уровня воды представляют собой впадины, которые врезаются ниже уровня грунтовых вод, обнажая воду. Они зависят от уровня грунтовых вод и, следовательно, ненадежны с точки зрения водоснабжения. Артезианские источники образуются, когда под давлением вышележащих горных пород вода выталкивается на поверхность из более глубоких залегающих водоносных горизонтов.Эти источники надежны и включают Намутони на востоке и Аус на юге сковороды (Мак Интайр и Аткинс, 1991).

    Во времена плиоцена река Кунене впадала в большое внутреннее озеро, остатком которого является Этоша Пан в наши дни. Континентальное поднятие изменило русло реки в сторону водопада Руакана на западе, перекрыв водоснабжение озера. В процессе сушки почва сковороды стала богатой минералами и солоноватой. Ветровая эрозия углубила депрессию за миллионы лет (Веллингтон, 1938).Сегодня поверхность поддона представляет собой плоский пол из засоленной песчано-глинистой смеси, который плохо дренируется, что способствует легкому заболачиванию. При высыхании беловатая глина растрескивается на шестиугольные осколки, покрытые коркой соли. Уровень pH высокий (от 8,8 до 10,2), а содержание натрия превышает 30 000 частей на миллион. Вдали от кастрюли почвы мелкие, солоноватые и щелочные и связаны с калькретом (Le Roux, 1980).

    Пан Этоша почти лишен макрофитной растительности и классифицируется Гиссом (1971) как солончаковая пустыня.Доминирующими растениями являются тонкий слой сине-зеленых водорослей, которые покрывают поверхность кастрюли в сезон дождей (Berry 1991). Здесь встречается всего несколько макрофитов, основной вид — Sporobolus salsus. Этот галофитный (солелюбивый) вид колонизирует обширные участки сковороды и предлагает отличные пастбища для стад спрингбоков, гемсбоков и антилоп гну в засушливый сезон (Balfour and Balfour 1992). На сковороде есть полоса галофитной растительности, состоящей в основном из Sporobolus spicatus, Odyssea paucinervis и небольшого кустарника Suaeda articulata.S. articulata обычна в солоноватых низменных районах, окаймляющих сковороду, а также цепляется за бугры на самой сковороде (Berry 1991). Также присутствуют Atriplex vestita, Sporobolus tenellus и S. virginicus, а также редкие участки однолетних растений, таких как Chloris virgata, Diplachne fusca, Dactyloctenium aegyptium и Eragrostis porosa (White 1983). Sporobolus spicatus и Odyssea paucinervis показывают циклическую последовательность, заменяя друг друга по мере того, как лоток последовательно затопляется или высыхает.

    Когда поддон высыхает, на поверхности остается корка солончака, а под поверхностью остается влажная грязь. Эта недавно открытая поверхность заселяется S. spicatus, который быстро распространяется побегами и образует многолетнюю дернину. Это сохраняется в течение наиболее длительных засушливых периодов. O. paucinervis встречается с S. spicatus, но его пучки не распространяются, когда земля сухая. Однако при повышении уровня воды O. paucinervis заселяет обширные участки сковороды, неглубоко залитые теплой водой, в которой растворена соляная корка.В этих условиях мат S. spicatus сгнивает, и его заменяет O. paucinervis (White 1983). На более широких окраинах растительность сменяется карликовой кустарниковой саванной, состоящей в основном из водяной колючки Acacia nebrownii, которая местами образует густые насаждения (Giess, 1971). Монехма тонсум, М. genistifolium, Leucospaera bainesii, Petalidium engleranum, Salsola tuberculata и мопановое алоэ Aloe littoralis также присутствуют, покрывая обширные территории вокруг чаши, особенно там, где почва солоноватая (White 1983).

    Открытые пастбища постепенно поднимаются от кастрюли и выращивают большое разнообразие многолетних и однолетних трав, большинство из которых попадают в категорию «sweetveld». Они обеспечивают выпас большого количества травоядных. Обычными травянистыми видами являются Cynodon dactylon, Eragrostis micrantha, E. rotifer, Diplachne fusca и Chloris virgata. Луга простираются к северу от кастрюли, где они известны как равнины Адони. К югу и западу от Пана доминирует Colophospermum mopane.К востоку вторгается песчаная растительность, и именно здесь вместе с мопане можно увидеть более крупные и разнообразные виды деревьев, такие как Terminalia prunoides, Lonchocarpus nelsii и tamboti Spirostachys africana. Привлекательная пальма макалани Hyphaene ventricosa встречается повсюду вокруг сковороды, особенно на западе, часто образуя скопления вокруг водоемов (Nordenstam 1970, White 1983).

    Особенности биоразнообразия
    Суровый климат сковороды делает ее неподходящей средой обитания для большинства животных.Растительности мало, а вода, если она есть, соленая. Температура экстремальная, а ветры свирепые. Только высокоспециализированная фауна, приспособленная к длительным засушливым периодам и быстрой реакции на осадки, населяет сковороду (Кок, 1987). В основном это ракообразные, которые доминируют в этой среде из-за их короткого жизненного цикла и устойчивых к высыханию яиц. Многие из них могут вылупиться, вырасти и произвести яйца в течение 24 часов (Curtis et al. 1998). Единственным крупным животным, населяющим саму сковороду, является страус (Struthio camelus).Эти птицы гнездятся на сковороде, так как это дает им защиту от падальщиков, таких как черноспинные шакалы (Canis mesomelas), которые не решаются залезть на сковороду (Le Roux, 1980). На окраинах водятся суслики и эндемичная агама Этоша ( Agama etoshae ). Агама Этоша — единственное животное, эндемичное для этого экорегиона. Это рептилия длиной 14 см, которая питается жуками и термитами в песчаной почве вокруг лотка (Branch 1988).

    В отличие от пустынной котловины, водопои на ее окраинах (особенно на юге) являются местами впечатляющих скоплений крупных копытных.Зебра (Equus burchelli), голубая антилопа гну (Connocheatus taurinus) и спрингбок (Antidorcas marsupialis) являются наиболее многочисленными копытными в этих водоемах. К другим видам относятся слон (Loxodonta africana), жираф (Giraffa camelopardus), черный носорог (Diceros bicornis), гемсбок (Oryx gazella), канна (Taurotragus oryx), куду (Tragelaphus strepsiceros), стенбок (Raphicerus campestris), дамара дик дик ( Madoqua kirki) и чернолицая импала (Aepyceros melampus petersi VU) (Hilton-Taylor 2000).Хищники, такие как лев (Panthera leo), леопард (Panthera pardus), гепард (Acinonyx jubatus), пятнистая гиена (Crocuta crocuta) и коричневая гиена (Hyaena brunnea), водятся рядом с дичью у водоемов. Более мелкие хищники, обитающие у водоемов, — черноспинный шакал и большеухая лисица (Otocyon megalotis) (Joubert and Mostert, 1975). Эти огромные скопления дичи встречаются в сухие зимние месяцы и сделали национальный парк Этоша одним из самых популярных национальных парков Африки (Revilio and Revilio 1994).В дождливые летние месяцы дикие животные уходят от водоемов, чтобы использовать пышные пастбища и временные водоемы, в основном к западу от парка.

    Национальный парк Этоша имеет богатую орнитофауну, в которой на сегодняшний день зарегистрировано более 320 видов (Hall 1994). Наибольшее количество птиц наблюдается в период с октября по апрель, когда присутствуют летние мигранты. Большинство видов водятся у водоемов, а на самой сковороде водятся только страусы. Однако во время исключительных дождей и когда реки текут на северо-запад, солончаковая пустыня превращается в неглубокое озеро, куда прилетают огромные стаи пеликанов, фламинго и других водоплавающих птиц, чтобы кормиться и размножаться.Фламинго (большие и малые фламинго, Phoenicopterus ruber и Phoeniconaias minor) спорадически размножаются только в двух основных местах на юге Африки: в Макгадигади-Пан в Ботсване и в Этоша-Пан. Эти специализированные и заметные птицы за 40 лет предприняли всего четыре крупных попытки размножения на Пане Этоша. Когда в июне 1969 года лоток высох раньше, чем обычно, нехватка воды вынудила взрослых фламинго уйти, оставив нелетающих птенцов умирать от голода. Спасательная операция поймала 20 000 цыплят и выпустила их в Фишерс-Пэн.Через два года этот поддон преждевременно высох, и молодые птицы ушли на 30 км на север. По пути птенцов кормили взрослые, летящие к воде и обратно. В августе птенцы снова перебрались на последнюю оставшуюся воду в дельте Экумы (Berry, 1972). Операции по спасению фламинго также проводились в 1989 и 1994 годах (Оливье и Оливье, 1999). При таком низком уровне естественного пополнения популяция фламинго Этоша Пан нежизнеспособна. При затоплении на поддоне также гнездятся белые пеликаны (Pelecanus onocrotalus) (Berry et al.1973). Эти пеликаны питаются рыбой, переместившейся на юг в систему Кувелаи – Этоша с паводковыми водами из Анголы (Curtis et al. 1998). По мере того, как вода высыхает, пеликаны перемещаются дальше на север в поисках пищи, сначала к рекам, питающим сковороду, а затем к озеру Опононо, в 70 км к северу от сковороды.

    Текущее состояние
    Пан Этоша полностью охраняется в Национальном парке Этоша (du Plessis 1992). Кроме того, это одно из четырех водно-болотных угодий в Намибии, первоначально отнесенных к Рамсарским угодьям (водно-болотные угодья международного значения).Это единственное Рамсарское угодье, не являющееся прибрежным водно-болотным угодьем; другими являются водно-болотные угодья Уолфиш-Бей, Сэндвич-Харбор и устье Оранжевой реки (Curtis et al. 1998).

    Типы и серьезность угроз
    В то время как сам бассейн хорошо защищен в Национальном парке Этоша, дренажная система Кувелаи имеет важное значение для экологии бассейна. Эта система выходит за пределы защищенной сети. Любое изменение потока воды в этой системе может иметь разрушительные последствия для экологии поддона.Например, серьезное отклонение водного потока предотвратит затопление сковороды, и огромные стаи фламинго и пеликанов потеряют свои нерестилища (Hails, 1997).

    Еще одна серьезная угроза экологии Пана Этоша – введение в систему пестицидов и инсектицидов. Согласно Кертису и соавт. (1998), национальные кампании по борьбе с переносчиками болезней человека и скота и сельскохозяйственными вредителями оказали негативное влияние на фауну водных беспозвоночных системы Кувелаи, питающей Пан.Берри (1971) сообщил, что в ходе противомалярийных кампаний в районе Овамбо, к северу от сковороды, ежегодно на стены хижин в этом районе наносилось 120 000 кг 5-процентного ДДТ. Он обнаружил по крайней мере три хлорированных углеводородных инсектицида, из которых ДДТ был наиболее известным, в яйцах малого фламинго, а Берри и др. (1973) обнаружили подобное загрязнение в яйцах белого пеликана.

    Колонии фламинго и белых пеликанов также находятся под угрозой из-за вмешательства человека. Экскурсии и низколетящие самолеты заставляют птиц бояться и даже бросать яйца и птенцов (Berry 1972, Berry et al.1973). Популяция белого пеликана также находится в прямой конкуренции с людьми за пищу. Пеликанам ежедневно требуется 10% от их массы тела в рыбе. Паре белых пеликанов и их детенышам (двум птенцам), например, для успешного размножения потребуется около 420 кг рыбы (Берри и др., 1973). Если дренажная система Кувелаи (особенно озеро Опононо) будет по-прежнему чрезмерно эксплуатироваться людьми, пеликаны не смогут удовлетворить эти потребности в пище, и их популяция сократится.

    Обоснование границ экорегиона
    Границы этого экорегиона основаны на распространенности галофитной растительности в области, нанесенной на карту Уайтом (1983).Его удаленность от других галофитных районов и своеобразная фауна считались важными факторами для превращения Этоши в собственный экорегион.

    Ссылки
    Бальфур, Д. и С. Бальфур. 1992. Этоша. Издательство Struik, Кейптаун, Южная Африка.

    Берри, Х. Х. 1971. Размножение фламинго на Пан Этоша, Юго-Западная Африка, в 1971 г. Madoqua 1(5): 5-31.

    Берри, Х.Х., 1972. Гнездование фламинго на реке Этоша, Юго-Западная Африка, 1971. Madoqua series 1, no.5, стр. 5-31.

     

    Берри, Х.Х., Х.П. Старк и А.С. ван Вуурен. 1973. Белые пеликаны Pelecanus onocrotalus, гнездящиеся на Пане Этоша, Юго-Западная Африка, в 1971 году. Madoqua 1(7):17-31.

    Берри, К. 1991. Деревья и кустарники национального парка Этоша. Управление охраны природы, Виндхук, Намибия.

    Branch, B. 1988. Полевой справочник по змеям и другим рептилиям Южной Африки. Издательство Struik, Кейптаун.

    Кертис, Б., К.С. Робертс, М.Гриффин, С. Бетьюн, Си Джей Хэй и Х. Колберг. 1998. Видовое богатство и сохранение намибийских пресноводных макробеспозвоночных, рыб и амфибий. Биоразнообразие и сохранение 7: 447-466.

    du Plessis, W. 1992. Сохранение in situ в Намибии: роль национальных парков и заповедников. Динтера 23:132-141.

    Ebedes, H. 1976. Эпизоотии сибирской язвы в национальном парке Этоша. Мадоква 10(2): 99-118.

    Giess, W. 1971. Предварительная карта растительности Юго-Западной Африки.Динтера 4: 1-114.

    Хейлз, А.Дж. 1997 г. Водно-болотные угодья, биоразнообразие и Рамсарская конвенция: роль Конвенции о водно-болотных угодьях в сохранении и разумном использовании биоразнообразия. Конференц-бюро Рамсарской конвенции, Гланд, Швейцария.

    Hall, T. 1994. Путеводитель по спектрам Намибии. Издательство Struik, Кейптаун.

    Жубер, Э. и П.К.Н. Мостерт. 1975. Модели распространения и статус млекопитающих в Юго-Западной Африке. Мадокуа 9(1): 8-22.

    Кок, Д.Дж. 1987. Беспозвоночные обитатели временных чаш.Африканская дикая природа 41 (5): 239.

    Ле Ру, C.J.G. 1980. Классификация растительности и соответствующие исследования в национальном парке Этоша. доктор наук (Сельскохозяйственная) диссертация, кафедра растениеводства, Университет Претории, Южная Африка.

    Мак Интайр, К. и С. Аткинс. Путеводитель по Намибии и Ботсване 1991 года. Чалфонт, Сент-Питер, Англия.

    Nordenstam, B. 1970. Заметки о флоре и растительности Пана Этоша, Юго-Западная Африка. Динтера 5:3-6.

    Оливье, В. и С. Оливье. 1999.Путеводитель африканского авантюриста по Намибии. Издательство Southern Book Publishers, Ривония, Южная Африка.

    Ревилио, Б. и А. Ревилио. 1994. Намибия. Издательство New Holland Publishers, Лондон, Кейптаун, Сидней.

    Wellington, JE 1938. Река Кунене и равнина Этоша. Южноафриканский географический журнал 20: 150.

    Уайт, Ф. 1983. Растительность Африки, описательные мемуары, сопровождающие Карту растительности Африки ЮНЕСКО / AETFAT / UNSO (3 таблицы, Северо-Западная Африка, Северо-Восточная Африка и Южная Африка, 1: 5 000 000).ЮНЕСКО, Париж.

    Подготовлено: Эми Сприггс
    Проверено: Выполняется

     

    Этоша Пан, Намибия

    × Эта страница содержит заархивированный контент и больше не обновляется. На момент публикации он представлял собой наилучшую доступную науку.

    На этой фотографии, сделанной астронавтом, изображен белый, покрытый солью дно в северо-западном углу Этоша-Пан, большого высохшего озера в северной Намибии.Две реки, Экума и Ошигамбо, несут воду с севера вниз к Пану. В относительно редком случае, показанном на этом изображении, вода от недавних дождей стекала по более крупной реке Экума, которая выглядит как тонкая синяя линия в светло-серо-зеленой пойме, и заполняет долю озера светло-зеленой водой (середина). -правильно). Вода также влилась в небольшое сухое озеро ответвления, где она имеет более ярко-зеленый цвет (вверху слева).

    Другие более мелкие озера содержат красную и коричневую воду в результате взаимодействия глубины воды и обитающих в них организмов, таких как водоросли.Цвет водорослей меняется в зависимости от температуры и солености воды. (Аналогичный процесс наблюдается в розовых и красных паводковых водах, когда они собираются в озере Эйр, в основном сухом озере в Австралии. Исследователи знают, что цвет озера Эйр действительно обусловлен ростом водорослей.)

    Как правило, небольшое количество воды или отложений достигает дна реки Этоша, потому что вода просачивается в русла рек по их руслам. Дно самой кастрюли лишь изредка покрыто даже тонким слоем воды. На этом изображении поверхностного потока достаточно, чтобы достичь поддона, но слишком мало, чтобы течь за пределы впускного отсека.Предыдущее наводнение, когда вода попала в поддон через реку Ошигамбо, было задокументировано на снимках космонавтов в 2006 году.

    Прямая линия, пересекающая изображение, — это линия северной ограды национального парка Этоша в Намибии. Этот трехметровый забор не дает диким животным проникнуть на многочисленные небольшие фермы в относительно густонаселенном регионе Овамбо в Намибии, к северу от кастрюли. Большое дно озера Этоша (длиной 120 километров или 75 миль) находится в центре крупнейшего в Намибии парка дикой природы и является главной туристической достопримечательностью.

    Фотография астронавта ISS030-E-234965 была получена 30 декабря 2011 года с помощью цифровой камеры Nikon D2Xs с объективом 180 мм и предоставлена ​​экспериментом экипажа МКС по наблюдению за Землей и Лабораторией науки и анализа изображений Космического центра Джонсона. Снимок сделан экипажем 30-й экспедиции. Он был обрезан и улучшен для улучшения контраста, а артефакты объектива были удалены. Программа Международной космической станции поддерживает лабораторию как часть Национальной лаборатории МКС, помогая астронавтам делать снимки Земли, которые будут иметь наибольшую ценность для ученых и общественности, и размещать эти изображения в свободном доступе в Интернете.Дополнительные изображения, сделанные астронавтами и космонавтами, можно просмотреть на сайте NASA/JSC Gateway to Astronaut Photography of Earth. Подпись М. ​​Джастина Уилкинсона, Jacobs/ESCG, NASA-JSC.

    Наполнители для посуды Etosha

    Пан Этоша в северной Намибии — эфемерное чудо.Большую часть года солончак сухой, как кость, и ветер поднимает пыль и соль и разносит их по сухому ландшафту. Но в годы, когда сезон дождей приносит обильные дожди, большая неглубокая котловина выделяется как временный оазис.

    После нескольких месяцев засухи на юго-западе Африки в регион наконец пришли дожди, которые наполнили ручьи и реки достаточным количеством воды, чтобы достичь соляного поддона. Согласно нескольким новостным сообщениям из Намибии, с конца декабря 2019 года на большей части страны выпало количество осадков выше среднего.Особенно промокли центральные и северные районы Намибии вокруг Пана Этоша, а также части Замбии и Анголы.

    Спектрорадиометр визуализации среднего разрешения (MODIS) на спутнике НАСА Terra получил изображения Пана Этоша в искусственных цветах 11 декабря 2019 г. и 17 января 2020 г. Изображение сочетает в себе видимый и ближний инфракрасный свет, так что растительность выглядит ярко-зеленой, а вода чирок.

    Пан Этоша простирается примерно на 130 на 50 километров (80 на 30 миль), хотя он довольно неглубокий.Бассейн соединен с сотнями небольших ручьев и каналов, которые берут начало в Анголе, но требуется значительное количество дождя, чтобы вода прошла достаточно далеко по системе (по пути просачиваясь в русла рек) и наполнила поддон. Самый крупный приток — река Экума. Как только эта вода прибывает, этот район становится убежищем для фламинго, пеликанов и других птиц, а также носорогов и антилоп.

    Вода в Этоша-Пан в этом году имеет шанс остаться на некоторое время.Согласно прогнозу Южноафриканского регионального форума по ориентировочным прогнозам климата, в Намибии ожидается обильное количество осадков во второй половине сезона дождей, который длится до марта. Тем не менее, водохранилищ и озер в регионе по-прежнему мало — примерно 20 процентов вместимости.

    Снимки Земной обсерватории НАСА, сделанные Лорен Дофин с использованием данных MODIS из NASA EOSDIS/LANCE и GIBS/Worldview. Рассказ Майкла Карловича.

    .

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.