Пейзаж природы: Красивые пейзажи природы (60 фото)

Содержание

Самые красивые пейзажи природы — 63 фото

1

Горное озеро


2

Красота природы


3

Красивейшие пейзажи природы


4

Красивые пейзажи


5

Пейзажи Канады


6

Национальный парк Банф


7

Чудесный мир природы


8

Красивые картинки природы


9

Обои осень


10

Великолепные пейзажи


11

Канада природа


12

Пейзаж природа очень красиво


13

Озеро в горах Канада


14

Национальный парк Лос-Гласьярес Аргентина


15

Озеро айбзее


16

Совершенство природы


17

Красота природы


18

Горы море лес


19

Национальный парк вестленд


20

Штат Нью Гэмпшир


21

Долина десяти пиков озеро Морейн Альберта Канада


22

Национальный парк Олимпик США


23

Красивые пейзажи природы


24

Национальный парк Банф, Канада


25

Плитвицкие горы Хорватия


26

Национальный парк Банф, Канада


27

Красивая природа


28

Озеро Ловатнет Норвегия


29

Красивые пейзажи на рабочий стол


30

Пейзажи природы


31

Парк Джаспер Канада


32

С началом осени


33

Красота природы


34

Телевизор DEXP h42b7300c 32″


35

Озеро Джексон Гранд Титон национальный парк Вайоминг


36

Банф национальный парк Флора


37

Осень в новой Зеландии


38

Красота природы


39

Пейзаж закат


40

Красота природы


41

Красивые фотографии пейзажей


42

Озеро уанака новая Зеландия цветы


43

Пейзаж закат


44

Озеро в лесу


45

Прекрасный мир природы


46

Долина Йосемити Калифорния США


47

Красивые пейзажи


48

Красота природы


49

Озеро в парке Стоун Маунтин


50

Красивая зима


51

Красота природы


52

Красивые пейзажи


53

Красота природы


54

Озеро Брайес Италия


55

Самые красивые пейзажи природы


56

Завораживающие пейзажи


57

Завораживающие пейзажи


58

Самые красивые горные с озером пейзажи


59

Прекрасный мир природы


60

Озеро Морейн Канада 1920х108012222


61

Красота природы


62

Природный пейзаж

ПЕЙЗАЖ — это… Что такое ПЕЙЗАЖ?

  • Пейзаж —         (франц. paysage, от pays страна, местность), жанр изобразительного искусства (или отдельные произведения этого жанра), в котором основным предметом изображения является дикая или в той или иной степени преображённая человеком природа. В… …   Художественная энциклопедия

  • пейзаж — а, м. paysage m. 1. Общий вид какой либо местности, картина природы. БАС 1. Пейзаж. 1768, 1769, 1773, 1775, 1777. МАХ. В. Н. Сергеев К истор. терм. изобр. иск. // Материалы 1965 308 309. Пейзаж природы. Н. А. Некрасов, Н. С. Лесков. Вечерний… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Пейзаж — изображение природы в литературе и живописи, иначе образ природы в художественном произведении (слово П. происходит от французского pays страна, местность). Из области пространственных искусств термин «П.» перешел в литературоведение. Историки… …   Литературная энциклопедия

  • ПЕЙЗАЖ — (фр., от pays край, страна). То же, что ландшафт, картина местности. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПЕЙЗАЖ к н. вид, картина природы, ландшафт. Полный словарь иностранных слов, вошедших в… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Пейзаж — Пейзаж. Ван Гог, Звездная ночь . ПЕЙЗАЖ (французское paysage, от pays местность), вид, изображение какой либо местности; жанр изобразительного искусства, в котором основной предмет изображения природа, в том числе виды городов (архитектурный… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ПЕЙЗАЖ — ПЕЙЗАЖ, пейзажа, муж. (франц. paysage). 1. Картина природы, вид какой нибудь местности (книжн.). Взорам путников открылся чудный пейзаж. Северный, южный пейзаж. 2. Картина, рисунок, изображающие природу (живоп.). Выставка пейзажей. || Описание… …   Толковый словарь Ушакова

  • пейзаж — См. картина… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. пейзаж вид, картина, ландшафт; марина, рисунок, ведута Словарь русских синонимов …   Словарь синонимов

  • ПЕЙЗАЖ — (франц. paysage от pays местность), вид, изображение какой либо местности; в живописи и графике жанр (и отдельное произведение), в котором основной предмет изображения природа. Часто изображаются виды городов или архитектурных комплексов… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Пейзаж — (фр. paysage) – в живописи и графике жанр (и отдельные произведения), в котором основной предмет изображения – природа. Часто изображаются виды архитектурных комплексов (архитектурный пейзаж), морские виды (марины). Большой толковый словарь по… …   Энциклопедия культурологии

  • ПЕЙЗАЖ — (от франц. paysage), синоним географического ландшафта в работах В. П. Семенова Тян Шанского (1928): “Жизненные элементы Земли, сконцентрированные на определенном пространстве; сочетаются всегда естественным образом в определенную, гармоничную,… …   Экологический словарь

  • ПЕЙЗАЖ | Энциклопедия Кругосвет

    ПЕЙЗАЖ – это слово, которое обозначает, кроме общего вида местности и описания природы в литературе, один из жанров изобразительного искусства. Тема пейзажа – местность (от фр. пейзаж – «местность», «страна»), окружающая среда, естественная или преобразованная человеком природа (земля с ее ландшафтами, видами гор, рек, полей, лесов), город и сельская местность. Соответственно различают природный, сельский и городской (архитектурный, индустриальный и др.) пейзажи. В природном выделяют морской пейзаж («марина», а художников, изображающих море, называют «маринистами») и космический, астральный – изображение небесного пространства, звезд и планет. Особое место в городском пейзаже занимает

    ведута – документально точное изображение. С точки зрения времени различают современный, исторический (в т.ч. руины – развалины археологических или исторических мест и памятников) и футурологический (картины будущего мира) пейзажи.

    В узком и строгом смысле следует различать пейзаж и пейзажное изображение. Пейзаж – это «портретное» изображение натурного вида, того, что есть, что реально существует. Это как бы живописное или графическое «фотоизображение». Оно индивидуально и неповторимо, его можно подправить, деформировать, но нельзя придумать, сочинить. В отличие от него пейзажное изображение – это любые сочиненные с помощью воображения пейзажные виды. Термин «пейзаж» обычно означает и то и другое.

    Пейзаж – это не просто изображение, но всегда художественный образ природной и городской среды, ее определенная интерпретация, что находит свое выражение в исторически сменяющихся стилях пейзажного искусства.

    Для каждого стиля – будь то пейзаж классицистический, барокко, романтический, реалистический, модернистский – характерна своя философия, эстетика и поэтика пейзажного образа.

    В центре философии пейзажа стоит вопрос об отношении человека к окружающей среде – природе и городу, и об отношении среды к человеку. Эти отношения могут трактоваться как гармонические и как дисгармонические. Так, например, Левитан в пейзаже

    Вечерний звон создает образ, в котором сливаются в гармонии и светлая радость природы и благостный душевный мир бытия и чувств людей. Напротив, в философско-символическом пейзаже (Над вечным покоем) художник, желая ответить на вопрос об отношении человека и природы, о смысле жизни, противопоставляет вечные и могучие силы природы слабой и кратковременной человеческой жизни.

    Философская мировоззренческая трактовка образа определяет его эстетику. В Вечернем звоне это благостная, идиллическая красота, Над вечным покоем решена в стиле монументального трагизма, возвышенного

    в своей основе.

    Философия и эстетика пейзажа лежит в основе его поэтики, живописных средств. Можно провести определенную аналогию между поэтикой пейзажа и поэтикой литературы. И там и здесь уместно различать лирику, эпос и драму. Если в Вечернем звоне мы видим лирическую вещь, где эстетические чувства выражаются как состояния природы, то в картине Над вечным покоем при всей ее лиричности (как во всяком пейзаже) мы ощущаем скорбное повествование эпического характера, проникнутого напряжением и драматизмом.

    И.Левитан – пейзажист реалистического стиля, но предложенный способ трактовки его пейзажного творчества применим и к другим стилям. Например, классицистический пейзаж в целом исповедует гармонический образ, возвышенный и эпически-повествовательный, романтизм стремится вскрыть внутренние противоречия отношения человека и среды, ему присуща особая романтическая красота и лиризм.

    Пейзажное искусство обнаруживает себя почти во всех видах и родах пространственных искусств. Среди видов преимущество отдается живописи и графике (книжные иллюстрации и др.), но пейзажные изображения встречаются и в архитектуре, в декоративном искусстве (росписи на стекле, фарфоре и т.п.) и в сценографии (декорационные пейзажи). Среди родов пространственных искусств пальма первенства принадлежит станковым произведениям живописи и графики, но монументальное искусство (росписи и мозаики) и прикладное искусство (народные художественные промыслы, мебель, сувениры и т.п.) также используют пейзажные формы.

    Для модернистских течений современности характерно стремление к деформации пейзажного изображения, что часто является мостом для перехода к абстракциям, где пейзаж утрачивает свою жанровую специфику.

    Евгений Басин

    Проверь себя!
    Ответь на вопросы викторины «Неизвестные подробности»

    Какой музыкальный инструмент не может звучать в закрытом помещении?

    ЛитКульт — Пейзажи природы

    Природа — это самое гармоничное, душевное, родное из того, что нас окружает. В природе не может быть лишнего или негармоничного. Пейзаж природы должен изобразить наши чувства, настроение, душевное состояние от красоты и спокойствия. 

    Для создания пейзажа необходимо выбрать творческий материал. Самое верное остановится на средствах рисования, с которыми вам комфортно работать. Краски лучше выбрать живые, дышащие, например акварель. Вам потребуется мольберт, либо планшет. Правильно будет сделать сначала небольшой эскиз будущего пейзажа, расставить на нем все элементы по нужным местам. Определитесь с линией горизонта, она должна быть выше середины листа. Не забудьте про перспективу-предметы вдалеке меньше по размеру, тех которые ближе к нам. Именно такие картины можно найти на интернет-ресурсе https://artsale.ua/.

    Когда вы рисуете пейзаж, то очень важно для создания успешной композиции продумать правдоподобное расположение света и теней на работе. Только в случае грамотно проделанной работы зритель сможет правильно увидеть где находится свет, а где теневые участки. Если же их градация нарушена, то наш мозг почти сразу же начинает посылать нам сигналы о том, что что-то в картине неверно, даже если мы никогда не видели этот пейзаж ранее.

    Есть несколько важных деталей при создании пейзажа. Во-первых, обратите внимание на источник света, для правильного отражения теней на картине, открытые пространства должны быть светлее. Если день солнечный, в картине должны преобладать светлые и тёплые цвета и оттенки. В пасмурный день более приглушенные, но не мрачные. Во-вторых, объекты вдалеке следует делать светлее, вблизи чуть темнее. В-третьих, если в пейзаже присутствуют предметы, которые вы затрудняетесь изобразить, можете их исключить. 

    И помните, в пейзаже главное не фотографическое совпадение, а настроение и лёгкость, с которой вы творите. Потом, когда будете смотреть на картину, вы вспомните этот прекрасный день и себя в нем.

    § 9. Природа. Пейзаж. Теория литературы

    § 9. Природа. Пейзаж

    Формы присутствия природы в литературе разнообразны. Это и мифологические воплощения ее сил, и поэтические олицетворения, и эмоционально окрашенные суждения (будь то отдельные возгласы или целые монологи), и описания животных, растений, их, так сказать, портреты, и, наконец, собственно пейзажи (фр. pays — страна, местность) — описания широких пространств.

    Представления о природе глубоко значимы в опыте человечества изначально и неизменно. А.Н. Афанасьев, один из крупнейших исследователей мифологии, в 1860-е годы писал, что «сочувственное созерцание природы» сопровождало человека уже «в период создания языка», в эпоху архаических мифов[520].

    В фольклоре и на ранних этапах существования литературы преобладали внепейзажные образы природы: ее силы мифологизировались, олицетворялись, персонифицировались и в этом качестве нередко участвовали в жизни людей. Яркий пример тому — «Слово о полку Игореве». Широко бытовали сравнения человеческого мира с предметами и явлениями природы: героя — с орлом, соколом, львом; войска — с тучей; блеска оружия — с молнией и т. п., а также наименования в сочетании с эпитетами, как правило, постоянными: «высокие дубравы», «чистые поля», «дивные звери» (последние примеры Взяты из «Слова о погибели земли Русской»). Подобного рода образность присутствует и в литературе близких нам эпох. Вспомним пушкинскую «Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях», где королевич Елисей в поисках невесты обращается к солнцу, месяцу, ветру, и те ему отвечают; или лермонтовское стихотворение «Тучки небесные…», где поэт не столько описывает природу, сколько беседует с тучками.

    Укоренены в веках и образы животных, которые неизменно причастны людскому миру или с ним сходны. От сказок (выросших из мифов) и басен тянутся нити к «брату волку» из «Цветочков» Франциска Ассизского и медведю из «Жития Сергия Радонежского», а далее — к таким произведениям, как толстовский «Холстомер», лесковский «Зверь», где оскорбленный несправедливостью медведь уподоблен королю Лиру, чеховская «Каштанка», рассказ В.П. Астафьева «Трезор и Мухтар» и т. п.

    Собственно же пейзажи до XVIII в. в литературе редки. Это были скорее исключения, нежели «правило» воссоздания природы. Назовем описание чудесного сада, который одновременно и зоопарк, — описание, предваряющее новеллы третьего дня в «Декамероне» Дж. Боккаччо. Или «Сказание о Мамаевом побоище», где впервые в древнерусской литературе видится созерцательный и одновременно глубоко заинтересованный взгляд на природу[521].

    Время рождения пейзажа как существенного звена словесно-художественной образности — XVIII век[522]. Так называемая описательная поэзия (Дж. Томсон, А. Поуп) широко запечатлела картины природы, которая в эту пору (да и позже!) подавалась преимущественно элегически — в тонах сожалений о прошлом. Таков образ заброшенного монастыря в поэме Ж. Делиля «Сады». Такова знаменитая «Элегия, написанная на сельском кладбище» Т. Грея, повлиявшая на русскую поэзию благодаря знаменитому переводу В.А Жуковского («Сельское кладбище», 1802). Элегические тона присутствуют и в пейзажах «Исповеди» Ж.Ж. Руссо (где автор-повествователь, любуясь деревенским ландшафтом, рисует в воображении чарующие картины прошлого — «сельские трапезы, резвые игры в лугах», «на деревьях очаровательные плоды»), и (в еще большей мере) у Н.М. Карамзина (напомним хрестоматийно известное описание пруда, в котором утопилась бедная Лиза).

    В литературу XVIII в. вошла рефлексия как сопровождение созерцаний природы. И именно это обусловило упрочение в ней собственно пейзажей. Однако писатели, рисуя природу, еще в немалой мере оставались подвластными стереотипам, клише, общим местам, характерным для определенного жанра, будь то путешествие, элегия или описательная поэма.

    Характер пейзажа заметно изменился в первые десятилетия XIX в., в России — начиная с А. С. Пушкина. Образы природы отныне уже не подвластны предначертанным законам жанра и стиля, неким правилам: они каждый раз рождаются заново, представая неожиданными и смелыми. Настала эпоха индивидуально-авторского видения и воссоздания природы. У каждого крупного писателя XIX–XX вв. — особый, специфический природный мир, подаваемый преимущественно в форме пейзажей. В произведениях И.С. Тургенева и Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского и Н.А. Некрасова, Ф.И. Тютчева и А.А. Фета, И.А. Бунина и А.А. Блока, М.М. Пришвина и Б.Л. Пастернака природа осваивается в ее личностной значимости для авторов и их героев. Речь идет не об универсальной сути природы и ее феноменов, а об ее неповторимо единичных проявлениях: о том, что видимо, слышимо, ощущаемо именно здесь и сейчас, — о том в природе, что откликается на данное душевное движение и состояние человека или его порождает. При этом природа часто предстает неизбывно изменчивой, неравной самой себе, пребывающей в самых различных состояниях. Вот несколько фраз из очерка И.С. Тургенева «Лес и степь»: «Край неба алеет; в березах просыпаются, неловко перелетывают галки; воробьи чирикают около темных скирд. Светлеет воздух, видней дорога, яснеет небо, белеют тучки, зеленеют поля. В избах красным огнем горят лучины, за воротами слышны заспанные голоса. А между тем заря разгорается; вот уже золотые полосы протянулись по небу, в оврагах клубятся пары; жаворонки звонко поют, предрассветный ветер подул — и тихо всплывает багровое солнце. Свет так и хлынет потоком…» К месту напомнить и дуб в «Войне и мире» Л.Н. Толстого, разительно изменившийся за несколько весенних дней. Нескончаемо подвижна природа в освещении М.М. Пришвина. «Смотрю, — читаем мы в его дневнике, — и все вижу разное; да, по-разному приходит и зима, и весна, и лето, и осень; и звезды и луна восходят всегда по-разному, а когда будет все одинаково, то все и кончится»[523].

    В литературе XX в. (особенно — в лирической поэзии) субъективное видение природы нередко берет верх над ее предметностью, так конкретные ландшафты и определенность пространства нивелируются, а то и исчезают вовсе. Таковы многие стихотворения Блока, где пейзажная конкретика как бы растворяется в туманах и сумерках. Нечто (в иной, «мажорной» тональности) ощутимо у Пастернака 1910–1930-х годов. Так, в стихотворении «Волны» из «Второго рождения» дается каскад ярких и разнородных впечатлений от природы, которые не оформляются как пространственные картины (собственно пейзажи). В подобных случаях эмоционально напряженное восприятие природы одерживает победу над ее пространственно-видовой, «ландшафтной» стороной. Субъективно значимые ситуации момента здесь «выдвигаются на первый план, а само предметное заполнение пейзажа начинает играть как бы второстепенную роль»[524]. Опираясь на ставшую ныне привычной лексику, такие образы природы правомерно назвать «постпейзажными».

    Образы природы (как пейзажные, так и все иные) обладают глубокой и совершенно уникальной содержательной значимостью. В многовековой культуре человечества укоренено представление о благости и насущности единения человека с природой, об их глубинной и нерасторжимой связанности. Это представление художественно воплощалось по-разному. Мотив сада — возделанной и украшенной человеком природы — присутствует в словесности едва ли не всех стран и эпох. Сад нередко символизирует мир в целом. «Сад, — замечает Д.С. Лихачев, — всегда выражает некую философию, представление о мире, отношение человека к природе, это микромир в его идеальном выражении»[525]. Вспомним библейский Эдемский сад (Быт. 2:15; Иез. 36:35), или сады Алкиноя в гомеровской «Одиссее», или слова о красящих землю «виноградах обительных» (т. е. монастырских садах) в «Слове о погибели Русской земли». Без садов и парков непредставимы романы И.С. Тургенева, произведения А.П. Чехова (в «Вишневом саде» звучат слова: «… вся Россия наш сад»), поэзия и проза И.А. Бунина, стихи А.А. Ахматовой с их царскосельской темой, столь близкой сердцу автора.

    Ценности невозделанной, первозданной природы стали достоянием культурно-художественного сознания сравнительно поздно. Решающую роль, по-видимому, сыграла эпоха романтизма (упомянем Бернардена де Сен-Пьера и Ф.Р. де Шатобриана). После появления поэм Пушкина и Лермонтова (главным образом — южных, кавказских) первозданная природа стала широко запечатлеваться отечественной литературой и, как никогда ранее, актуализировалась в качестве ценности человеческого мира. Общение человека с невозделанной природой и ее стихиями предстало как великое благо, как уникальный источник духовного обогащения индивидуальности. Вспомним Оленина (повесть Л.Н. Толстого «Казаки»). Величавая природа Кавказа окрашивает его жизнь, определяет строй переживаний: «Горы, горы чуялись во всем, что он думал и чувствовал». День, проведенный Олениным в лесу (XX гл. — средоточие ярких, «очень толстовских» картин природы), когда он ясно ощутил себя подобием фазана или комара, побудил его к поиску собственно духовного единения с окружающим, веру в возможность душевной гармонии.

    Глубочайшим постижением связей человека с миром природы отмечено творчество М.М. Пришвина, писателя-философа, убежденного, что «культура без природы быстро выдыхается» и что в той глубине бытия, где зарождается поэзия, «нет существенной разницы между человеком и зверем»[526], который знает все. Писателю было внятно то, что объединяет животный и растительный мир с людьми как «первобытными», которые всегда его интересовали, так и современными, цивилизованными. Решительно во всем природном Пришвин усматривал начало неповторимо индивидуальное и близкое человеческой душе: «Каждый листик не похож на другой»[527]. Резко расходясь с ницшевой концепцией дионисийства, писатель мыслил и переживал природу не как слепую стихию, несовместимую с гуманностью, но как сродную человеку с его одухотворенностью: «Добро и красота есть дар природы, естественная сила»[528]. Рассказав в дневнике виденный им сон (деревья ему кланялись), Пришвин рассуждает: «Сколько грациозной ласки, привета, уюта бывает у деревьев на опушке леса, когда входит в лес человек; и потому возле дома непременно сажают дерево; деревья на опушке леса как будто дожидаются гостя…»[529]. Считая людей нерасторжимо связанными с природой, Пришвин в то же время был весьма далек от всевозможных (и в духе Руссо, и на манер Ницше) программ возвращения человечества назад, в мнимый «золотой век» полного слияния с природой: «Человек дает земле новые, не продолжающие природу, а совсем новые человеческие установления: новый голос, новый, искупленный мир, новое небо, новая земля — этого не признают пророки религии «жизни»[530]. Мысли писателя о человеке и природе получили воплощение в его художественной прозе, наиболее ярко в повести «Жень-шень» (1-я ред. –1933), одном из шедевров русской литературы XX века. Пришвинской концепции природы в ее отношении к человеку родственны идеи известного историка Л.Н. Гумилева, говорившего о неотъемлемо важной и благой связи народов (этносов) и их культур с теми «ландшафтами», в которых они сформировались и, как правило, продолжают жить[531].

    Литература XIX–XX вв. постигала, однако, не только ситуации дружественного и благого единения человека и природы, но также их разлад и противостояние, которые освещались по-разному. Со времени романтизма настойчиво звучит мотив горестного, болезненного, трагического отъединения человека от природы. Пальма первенства здесь принадлежит Ф.И. Тютчеву. Вот весьма характерные для поэта строки из стихотворения «Певучесть есть в морских волнах…»:

    Невозмутимый строй во всем,

    Созвучье полное в природе, –

    Лишь в нашей призрачной свободе

    Разлад мы с нею сознаем.

    Откуда, как разлад возник?

    И отчего же в общем хоре

    Душа поет не то, что море,

    И ропщет мыслящий тростник?

    На протяжении последних двух столетий литература неоднократно говорила о людях как о преобразователях и покорителях природы. В трагическом освещении эта тема подана в финале второй части «Фауста» И. В. Гете и в «Медном всаднике» А. С. Пушкина (одетая в гранит Нева бунтует против воли самодержца — строителя Петербурга). Та же тема, но в иных тонах, радостно-эйфорических, составила основу множества произведений советской литературы. «Человек сказал Днепру:/ Я стеной тебя запру,/ Чтобы, падая с вершины,/ Побежденная вода/ Быстро двигала машины/ И толкала поезда». Подобные стихотворения заучивались школьниками 1930-х годов.

    Писатели XIX–XX вв. неоднократно запечатлевали, а порой и выражали от своего лица надменно-холодное отношение к природе. Вспомним героя пушкинского стихотворения «Сцена из «Фауста», томящегося скукой на берегу моря, или слова Онегина (тоже вечно скучающего) об Ольге: «… как эта глупая луна на этом глупом небосклоне», — слова, отдаленно предварившие один из образов глубинно кризисного второго тома лирики А.А. Блока: «А в небе, ко всему приученный,/ Бессмысленно кривится диск» («Незнакомка»).

    Для первых послереволюционных лет весьма характерно стихотворение В.В. Маяковского «Портсигар в траву ушел на треть…» (1920), где продуктам человеческого труда придан статус несоизмеримо более высокий, нежели природной реальности. Здесь узором и полированным серебром восторгаются «муравьишки» и «травишка», а портсигар произносит презрительно: «Эх, ты… природа!» Муравьишки и травишка, замечает поэт, не стоили «со своими морями и горами/ перед делом человечьим/ ничего ровно». Именно такому пониманию природы внутренне полемично миросозерцание М.М. Пришвина.

    В модернистской и, в особенности, постмодернистской литературе отчуждение от природы приняло, по-видимому, еще более радикальный характер: «природа уже не природа, а «язык», система моделирующих категорий, сохраняющих только внешнее подобие природных явлений»[532]. Ослабление связей литературы XX в. с «живой природой», на наш взгляд, правомерно объяснить не столько «культом языка» в писательской среде, сколько изолированностью нынешнего литературного сознания от большого человеческого мира, его замкнутостью в узком круге профессиональном, корпоративно-кружковом, сугубо городском. Но эта ветвь литературной жизни нашего времени далеко не исчерпывает того, что сделано и делается писателями и поэтами второй половины XX столетия: образы природы — неустранимая, вечно насущная грань литературы и искусства, исполненная глубочайшего смысла.

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Продолжение на ЛитРес

    Природа. Пейзаж в произведении

    Определение 1

    Пейзаж в произведении – это изображение природных образов в литературном произведении, выполняющее различные функции в зависимости от целей, метода и стиля писателя.

    История развития описания пейзажа в литературе

    Прежде всего, следует отметить, что пейзаж (от французского «страна, местность») на протяжении всей истории развития литературы занимал важное место в произведениях, однако его функции и смыслы существенно варьировались. В позднесредневековой и ренессансной литературе пейзаж носил символических характер, иллюстрировал религиозные идеи. На смену символическим пейзажам пришли другие виды пейзажа, которые условно могут быть представлены следующими типами:

    • пейзаж реальности;
    • пейзаж фантазии;
    • идеальный пейзаж.

    Все виды пейзажа объединяют изображение реальной природы с авторским замыслом, творческим методом эпохи.

    Ситуация кардинально изменилась на рубеже XVIII – XIX вв., когда сформировалось так называемое естественное видение природы. Новое видение природы было во многом сформировано рождением романтизма как нового мироощущения. Указанное миропонимание нашло свое воплощение в философской концепции Шеллинга. В пантеистическом миропонимании философа природа и человеческая душа сливаются воедино, природа заменяет и подменяет собой личность человека. Романтики верили в божественное начало гор, лугов, деревьев и цветов:

    «В природе, в языке врожденных чувств

    Чистейших мыслей якорь, пристань сердца.»

    Природа, пейзажи воспринимаются как инструмент общения личности с мировой душой. В результате рецепции человеком природы и влияния природы на человека осуществляется взаимоотражение человеческой и природной души.

    Особое место в творчестве романтиков отводится изображению сельских пейзажей.

    Образы природы в русской литературе

    Готовые работы на аналогичную тему

    В русской литературе пейзажи занимают одной из важнейших мест в творчестве К. Паустовского, Тургенева, Чехова и др. Тема природы преломлялась в творчестве русских писателей через внимание к психологии личности. В произведениях русских писателей пейзаж не является фоном, оторванным от повествования. Каждая пейзажная зарисовка помимо изобразительно-выразительной функции несет в себе смысловые акценты и функциональное назначение. Авторский пейзаж отражает восприятие природы персонажами, их эмоциональное и психологическое состояние, что позволяет говорить о психологической функции пейзажей. Пейзажи, описания природы всегда подчиняются конкретной цели.

    В процессе создания пейзажей автор может прибегать к монотонным тонам, отображая чувство угнетенности, одиночества персонажа:

    «Клочьями, сгрудившись, плывут к югу тучи, несут с собой серебристые полосы тёплых дождей. Падают они где-то за лесом, там, где всё сине и тускло…»

    Серые, невзрачные тона, изображение разрушенных селений выступают средством отражения эмоционального состояния персонажей, обозначения времени и места, когда и где происходят события произведения.

    Яркие краски, напротив, позволяют передать радостное состояние персонажей, чувства их возбуждения, предчувствия тех или иных событий:

    «День, отлитый из жёлтого стекла, стоял над бахчами…»

    Важно добавить, что пейзажные зарисовки не всегда отвечают требованиям реалистичности, но позволяют создать либо состояние яркости, либо наоборот гнетущей тишины, мрака, мрачных предчувствий. Пейзаж становится своеобразным аккомпанементом психологическим переживаниям персонажа, его душевным, эмоциональным волнениям, формируется определенный параллелизм между изображениями природных образов и эмоциональными состояниями персонажей. Пейзажные зарисовки достаточно часто сопровождаются описанием звуков и запахов:

    «…вороны. подняли жалобный крик, как будто знали, что у доктора умер сын, а у Абогина больна жена…»

    Природные образы часто очеловечиваются, наделяются эмоциями, чувствами и мыслями, способностями к действию. Природный мир приобретает человеческий характер. Красота природного мира экстраполируется на человека, а красота одухотворенной личности – на природу.

    Природные образы могут приобретать символический смысл, сообщая читателю о надвигающейся беде.

    Часто пейзажные зарисовки сопровождаются описанием интерьера, бытовыми описаниями.

    Пейзажи в произведениях способны выполнять ряд функций, включая следующие:

    • пейзаж, природные образы служат средством раскрытия чувств персонажей;
    • пейзаж участвует в формировании образов персонажей;
    • пейзаж реализует структурную функцию, обозначая место и время, когда происходят события, о которых идет речь в произведении;
    • природные образы способствуют развитию сюжетной линии, влияя на мотивы, особенности поведения и поступки персонажей.

    Пейзажные зарисовки успешно реализуют социально-психологические и эмоциональные функции.

    В своих пейзажных зарисовках русские поэты и прозаики обращались к величественным пейзажам родного края, своенравным стремительным водам, рекам и озерам с плодотворными долинами, на которых колосятся золотые хлеба, лесам и горам. Природа в русской литературе воспринимается как источник неисчерпаемой красоты, вдохновения, как средство гармонизации личности и общества.

    Описания природы сливаются с судьбами литературных героев и целых наций. Природные образы могут служить средством поэтизации народной жизни на основании слияния жизни природы и жизни народа, нации.

    Таким образом, на основании проведенного анализа можно сделать вывод, что пейзажные зарисовки в литературных произведениях прошли длительный путь своего исторического развития. В русской литературе пейзажи становятся не просто фоном, в котором протекают события произведения, но полноправным участником событий, средством характеризации персонажей, влияния на их поступки, мотивы поступков и действий. Без прямой очевидности, особого подчеркивания пейзажи, природные образы входят в общий идейный смысл и тональные рисунок произведения.

    Картины пейзажи. Картины пейзажи природы

    Картины маслом, пейзажи являются отдельным жанром изобразительного искусства, их писали великие художники прошлого, пишут сейчас и будут писать в дальнейшем, ведь такие полотна способны отразить невероятную красоту нашей природы, очарование зданий, улочек и других объектов окружающего нас мира. Нередко работы не только передают окружающую художника обстановку, но и показывают особенное настроение, имеют некий скрытый смысл. С помощью масляных красок создаются невероятные картины, среди изобилия которых каждый может найти то, что удовлетворит его эстетический вкус.

    Картины пейзажи

    На нашем ресурсе вы можете приобрести пейзажи с различной тематикой, подберите полотно, которое подойдет с учетом вашей обстановки, выбранного стиля интерьера и будет день за днем радовать, навевая теплые воспоминания. Пейзажи — одна из самых востребованных тематик, они могут радовать разнообразием тонов, цветовых оттенков, форм, ведь тематик для их написания бесконечное множество. Точность передачи форм и элементов зависит от стиля художника. На отдельных полотнах передается общее настроение, на других — четко прорисовываются малейшие элементы. Талантливый мастер может передать и трепетную красоту, и величественное совершенство.

    Картины пейзажи природы

    Наши художники вложили частичку своей души в каждое полотно, представленное на нашем сайте. Оцените наш ассортимент, настоящие ценителя искусства найдут лучший вариант для своего дома или в подарок близким.

    С великолепным пейзажем вы получаете кусочек лета, весны, золотой осени или величественной зимы, на них могут быть изображены:

    • известные памятники архитектуры;
    • очаровательные здания и улочки;
    • природа нашей родины и других уголков земного шара;
    • городские и деревенские пейзажи и многое другое.

    Каждая картина передает красоту и очарование определенного места. Наполните комнату светлыми воспоминаниями и создайте свой неповторимый стиль.

    Приобретите картину, которая достойна вашего внимания в галерее искусств BIRJIS, позвольте себе удовольствие любоваться невероятной красотой изображений, от которых не захочется отрываться часами.

    Ландшафтный дизайн | Уход за газоном | Обслуживание имущества

    Simple by Nature Landscape предлагает профессиональные услуги по ландшафтному дизайну и установке; услуги по дизайну ландшафта и патио; уход за газонами и уборка снега для домов, предприятий, кондоминиумов, школ и кампусов в Мередит, Сентер-Харбор, Нью-Хэмптон, Лакония, Бристоль, Холдернесс, Плимут, Моултонборо, Гилфорд, Линкольн, Конкорд, Портсмут, озеро Санапи и Уотервилл-Вэлли.

    Мы гордимся тем, что предоставляем исключительный сервис и конкурентоспособные цены. Свяжитесь с нами сегодня, чтобы получить оценку вашего жилого или коммерческого проекта ландшафтного дизайна, а также для ухода за газоном; каменные дорожки, стены, патио и кострища; особенности воды; сады и цветы; профессиональные услуги по уборке снега и многое другое. Наши давние клиенты и восторженные отзывы клиентов являются свидетельством нашего бизнеса. Пожалуйста, свяжитесь с нами и убедитесь сами, почему мы являемся ведущим ландшафтным дизайнером в NH’s Lakes Region.

    Услуги по благоустройству жилых домов

    • Жилой ландшафт
    • Садовый дизайн и монтаж
    • Ландшафтный дизайн и монтаж
    • Уход за газоном и уход за газоном
    • Весенняя и осенняя уборка
    • Задернивание газонов, посев и гидропосев
    • Каменная кладка
    • Подпорные стены, проходы и патио
    • Уличные очаги для костра
    • Водопады и водные объекты
    • Установка системы дождевания газонов в жилых помещениях
    • Уборка и уборка снега в жилых помещениях

    Коммерческие услуги по ландшафтному дизайну

    • Ландшафтное строительство, проектирование и монтаж
    • Услуги и программы по обслуживанию имущества
    • Программы по укладке и уходу за газоном
    • Задернивание газонов, посев и гидропосев
    • Каменная кладка
    • Подпорные стены, проходы и патио
    • Системы подземного орошения
    • Коммерческая уборка и уборка снега

    Пейзаж природы — Флоридский ландшафтный подрядчик

    Ландшафтный подрядчик Южной Флориды

    Nature’s Landscape, Inc.является семейной фирмой по ландшафтному дизайну и монтажу, расположенной в Палм-Сити, Флорида, и обслуживающей всю Южную Флориду. Как ландшафтный подрядчик, мы стремимся обеспечить лучшее качество материалов и мастерства для наших клиентов. Сосредоточившись на качестве, мы можем предложить клиентам услуги, с которыми немногие могут конкурировать. Наше внимание к деталям и профессионализм — это лишь две характеристики, отличающие нас от типичного ландшафтного подрядчика.

    Наши возможности ландшафтного дизайна

    Nature’s Landscape может выполнять ежедневные проекты в Южной Флориде, включая такие простые, как установка живой изгороди, или такие сложные, как крупный коммерческий многоэтапный проект.Ни один проект не может быть слишком большим или слишком маленьким. У нас есть возможности и ресурсы для мобилизации и предоставления любого необходимого оборудования или рабочей силы, в зависимости от объема работ, которые необходимо выполнить. В последний год мы завершили проекты, в том числе: дома-усадьбы, окружные парки, коммерческие проекты, промышленные объекты, жилые комплексы, общественные медианы, конные объекты, объекты на берегу океана, элитные загородные клубы, заповедники дикой природы и курортные объекты.

    Предлагаем профессиональный ландшафтный дизайн и монтаж в Центральной и Южной Флориде, от Орландо до Майами.

    Обслуживание следующих округов Флориды:

    • Округ Мартин
    • Округ Палм-Бич
    • Округ Бровард
    • Майами — округ Дейд
    • Округ Монро
    • Округ Индиан-Ривер
    • Округ Окичоби
    • Округ Бревард

    Для оценки ландшафтного дизайна и установки в Южной Флориде звоните (772) 546-0966.

    Приоритетный ландшафтный подрядчик Южной Флориды

      Природный ландшафт находится в собственности/под управлением

    Наш практический подход к управлению проектами — это то, что позволяет нам обеспечивать высококачественное завершение проектов в срок и в рамках бюджета.У нас есть возможность сопоставить нашу рабочую силу с размером работы, большой и маленькой. Наряду с более чем 20-летним опытом работы в садоводческой отрасли, мы очень гордимся тем, как работает наша компания. С первого дня мы поклялись оставаться активными на всех этапах операции.


    Полногеномный ландшафт подтипов медуллобластомы

    Статистические методы не использовались для предварительного определения размера выборки.Эксперименты не были рандомизированы, и исследователи не были слепы к распределению во время экспериментов и оценке результатов, если не указано иное.

    Согласие пациента

    Образцы ICGC: все материалы пациентов были собраны после получения информированного согласия в соответствии с рекомендациями ICGC и одобренными экспертным советом участвующих центров.

    Образцы Broad и MAGIC: информированное согласие было предоставлено семьями пациентов с медуллобластомой, проходивших лечение в Детской больнице Бостона (Бостон, Массачусетс, США), Больнице для больных детей (Торонто, Канада) и учреждениях, участвующих в Детской онкологической группе / Совместная сеть человеческих тканей, одобренная и контролируемая их соответствующими внутренними наблюдательными советами.

    Образцы St Jude: образцы опухоли человека и соответствующие образцы крови были получены с информированного согласия в соответствии с протоколом, утвержденным экспертным советом учреждения в Детской исследовательской больнице St Jude (Мемфис, Теннесси, США).

    Bam to FASTQ и выравнивание

    Данные NGS были собраны из четырех основных источников (ICGC PedBrain 5,6,7 , PCGP 9 , MAGIC и Broad Institute 14 ). Чтобы гарантировать, что все образцы были обработаны с помощью одних и тех же конвейеров анализа, последовательности, которые не были доступны в виде файлов FASTQ, были не выровнены с помощью инструмента SamToFASTQ от Picard (http://broadinstitute.github.io/picard). Чтобы избежать погрешностей при оценке размера вставки при повторном выравнивании, файлы Bam были отсортированы по имени до невыравнивания. Последующие выравнивания проводились в соответствии со стандартами, определенными для ICGC PanCancer 41 . Все чтения были выровнены по эталону фазы II проекта 1000 Genomes, включая последовательности-приманки d5 (ftp://ftp.1000genomes.ebi.ac.uk/vol1/ftp/technical/reference/phase2_reference_assembly_sequence/hs37d5.fa.gz) с использованием BWA-MEM (v.0.7.8 со стандартными значениями, за исключением вызова -T 0) 42 .Необработанные файлы Bam были отсортированы, а дубликаты помечены с помощью biobambam (v.0.0.148). Охват секвенирования был рассчитан с использованием пользовательских сценариев 5 . Для аннотаций мы выбрали последнюю совместимую версию GENCODE 19 (http://www.gencodegenes.org/releases/19.html).

    Вызов вариантов

    Вызов соматических вариантов (SNV, вставки, структурные варианты и CNV) выполнялся с использованием основных конвейеров DKFZ/EMBL в соответствии с ICGC PanCancer 41 . Рабочий процесс доступен на веб-странице Dockstore: https://dockstore.org/containers/quay.io/pancancer/pcawg-dkfz-workflow.

    SNV

    SNV были вызваны с использованием конвейера вызовов 42 на основе samtools DKFZ, как описано 3,5 с использованием версии ICGC PanCancer. Короче говоря, варианты сначала вызывались в образце опухоли, а затем запрашивались в контрольном образце. Затем необработанные вызовы были аннотированы с использованием нескольких общедоступных треков, таких как 1000 вариантов генома, база данных однонуклеотидного полиморфизма (dbSNP), повторы и другие элементы.Функциональный эффект мутаций был аннотирован с использованием Annovar 43 , и варианты были оценены на предмет их достоверности и разделены на соматические и несоматические вызовы. Из-за плохого покрытия области промотора TERT варианты вызывались с ослабленной строгостью вручную с использованием пользовательских сценариев.

    Вставки

    Необработанные вызовы вставок получены от Platypus (v.0.7.4) 44 . Аннотирование и оценка достоверности были выполнены аналогично обработке SNV.

    Интеграция SNV и indel

    SNV и indels были интегрированы с помощью пользовательских сценариев. Частоты вариантов рассчитывались как для всей когорты, так и для каждой подгруппы в отдельности. Чтобы повысить и без того высокую специфичность рабочих процессов 45 , мы вручную проверили все функциональные варианты (несинонимичные, стоп-прирост, стоп-лосс и места сплайсинга SNV, а также вставки внутри кадра, сдвига кадра и места сплайсинга) , в генах, которые имели по крайней мере три совпадения в когорте. Для ручного курирования мы использовали собственный скрипт, чтобы делать снимки экрана для каждого варианта, а затем случайным образом оценивали достоверность не менее трех раз для каждого звонка.

    Структурные варианты

    Структурные варианты были выведены с использованием DELLY 46 в соответствии со стандартизированным методом для всех образцов (совпадающие пары опухоль/нормальный) и с использованием рабочего процесса анализа генома рака ICGC PanCancer (https://dcc.icgc.org/ pcawg). Вкратце, тот же рабочий процесс использовался для прогнозирования структурных вариантов в наборе из 1105 образцов зародышевой линии от здоровых людей, принадлежащих к фазе I проекта «1000 геномов» (http://1000genomes.org). Предсказанные структурные варианты в образцах MB считались соматическими, если они были обнаружены менее чем в 1% образцов проекта 1000 Genomes.Кроме того, дополнительно требовалось, чтобы идентифицированные соматические структурные варианты отсутствовали во всех оставшихся образцах зародышевой линии MB из этого исследования и отсутствовали в наборе образцов зародышевой линии, полученных из различных опухолевых образований, секвенированных как часть ICGC. Чтобы исключить ложноположительные прогнозы, вызванные некачественными считываниями картирования, были рассмотрены только вызовы с высокой степенью достоверности путем применения дополнительной фильтрации, в частности требующей не менее 4 поддерживающих пар считывания секвенирования с минимальным качеством картирования 20 и размером структурного варианта между 100 п.н. и 500 Мб.

    CNVs

    Статус числа копий оценивали с использованием ACEseq (оценка числа копий по аллелю на основе секвенирования) (K.K. et al. ., рукопись находится в процессе подготовки). В методе используются как коэффициент охвата опухоли, так и контроль окон генома и частота B-аллеля (BAF). Он производит вызовы числа копий, а также оценки плоидности опухоли и содержания опухолевых клеток. В ходе предварительной обработки данных были получены частоты аллелей для всех позиций SNP, зарегистрированных в dbSNP 47 v.135. Чтобы улучшить чувствительность в отношении несбалансированных и сбалансированных областей, положения SNP в контроле были поэтапно распределены с импутированием2 48 . Кроме того, покрытие для 10-килобайтных окон с достаточным качеством отображения и плотностью чтения было зарегистрировано и впоследствии скорректировано с учетом GC-содержимого и времени репликации, чтобы удалить изменения покрытия, вызванные этими отклонениями. Геном был сегментирован с использованием пакета PSCBS в R 49 с включением контрольных точек структурных вариантов, определенных DELLY.Сегменты были сгруппированы с использованием кластеризации k-средних в соответствии с их коэффициентом охвата и значением BAF, а соседние сегменты, попавшие в один и тот же кластер, были объединены. Фокусные сегменты (<9 Mb) были сшиты с более похожими соседями.

    Фокусные CNV

    Чтобы надежно назвать фокальные CNV в представляющих интерес генах, мы извлекли перекрывающиеся контрольные точки из исходных вызовов структурных вариантов. Затем для повышения специфичности события визуализировались с использованием пользовательских сценариев построения графиков. События  ≤ 10 Mb считались очаговыми.

    Хромосомные аберрации

    Увеличение, потеря и потеря гетерозиготности на уровне плеча хромосом были вручную аннотированы с использованием графиков покрытия из ACEseq, которые включают графики BAF для обнаружения потери гетерозиготности.

    Анализ клональности малых мутаций

    Для оценки клональности малых соматических мутаций (SNV и indels) в высококачественных случаях WGS чистоту опухоли, а также статус числа копий соматических мутаций оценивали с использованием ACEseq (KK et al. ., рукопись в процессе подготовки) и была рассчитана клональность (наблюдаемая частота аллеля/оценочная чистота × локальное количество копий). Клональность по крайней мере 1 соответствует по крайней мере одному аллелю, подвергшемуся мутации после локальной коррекции количества копий и чистоты. Поскольку мы не могли уверенно различать клональные и субклональные события в гиперплоидных ( n > 3) геномах, мы ограничили наш анализ образцами с предполагаемой плоидностью n  ≤ 3. Определены основные варианты, отображаемые в онкопринтах для образцов с доступными данными РНК-секвенирования, и оценена частота экспрессируемого аллеля.В частности, варианты исследовали с помощью samtools 42 mpileup, а затем наносили на график как часть общей экспрессии, наблюдаемой для соответствующего гена. Поскольку представление инделей в файлах РНК BAM (выровненных с использованием STAR 65 ) отличалось от представления, используемого для выравнивания ДНК (выровненных с использованием BWA-MEM 42 ), экспрессию инделей определяли вручную с помощью браузера генома IGV.

    Полногеномный анализ SNV

    Для идентификации геномных областей с одиночными повторяющимися мутациями или кластерами повторяющихся мутаций мы использовали подход на основе окон, в котором мы объединяли геном человека в неперекрывающиеся окна различных размеров в диапазоне от 50 до 500 п.н. бп.Для каждого окна мы рассчитывали его мутационную повторяемость (то есть количество пациентов, имеющих хотя бы одну мутацию в данном окне). Для оценки фоновой скорости мутаций использовалась «глобальная» модель: мы разделили геном на 25 групп геномных окон одинакового размера с аналогичным генетическим и эпигенетическим фоном на основе комбинированного вектора пяти генетических и эпигенетических признаков (время репликации, экспрессия генов уровень, содержание GC, h4K9me3 и открытая или закрытая конформация хроматина; как описано в V.А.Р. и др. ., рукопись в процессе подготовки). Используя эти оценки частоты фоновых мутаций, мы вычислили показатель обогащения, значение биномиального P и значение отрицательного биномиального теста P для каждого геномного окна. Чтобы выбрать порог значимости, который обеспечил бы воспроизводимые результаты, мы провели перекрестную проверку (выборки были разделены по подгруппам). На основании результатов перекрестных проверок мы выбрали комбинацию размера окна (200  п.н.), тестовой статистики и порогового значения (биномиальное значение P cut-off = 10 −25 ), обеспечивающее высокие значения точности и полноты, основанные на анализе точности и полноты.Полнота рассчитывалась как количество регионов, удовлетворяющих порогу в результатах, полученных на обеих половинах набора данных; Точность рассчитывалась как доля вызванных регионов к общему количеству регионов, удовлетворяющих порогу в каждом из наборов данных. Затем мы использовали выбранные параметры и выполнили конвейер для всего набора данных.

    Oncoplots

    Данные рабочих процессов, вызывающих варианты, были обобщены с использованием пользовательских сценариев и нанесены на графики oncoplots с использованием сложных тепловых карт пакета R 50 .Частоты событий были скорректированы с учетом количества образцов, которые можно было аннотировать для соответствующего события (то есть образцы, в которых мы не могли назвать CNV, не учитывались и заштриховывались светло-серым цветом для соответствующих генов CNV). Обогащение подгрупп определенными генами определяли с использованием точного критерия Фишера и порога значения P с поправкой на Бенджамини-Хохберга ( P  ≤ 0,05).

    Рабочие процессы значимости

    Значимость соматических мутаций (SNV, indels) определяли с использованием трех опубликованных методов: MutSigCV 20 , IntOGen 22 v.2.4.2 и MuSiC 21 v.0.4. Соответствующие форматы входных данных были проанализированы из наших пользовательских файлов VCF и загружены в соответствующие инструменты. Программы запускались с настройками по умолчанию. Значимые гены были определены с использованием рекомендуемых порогов значимости для каждого из выходных файлов.

    Интеграция/значимость количества копий

    Значительный прирост и потеря количества копий (образцы WGS; n  = 352) были рассчитаны с использованием GISTIC 51 v.2.0.22.Мы использовали специальный сценарий для анализа выходных данных ACEseq на основе региона в формате сегментированных данных, подходящем для GISTIC. Области, содержащие ложноположительные повторяющиеся события, в основном вокруг центромер и теломер, были исключены из анализа. Следующие 38 образцов были исключены из анализа по причине низкого качества данных: ICGC_MB126, ICGC_MB143, ICGC_MB147, ICGC_MB149, ICGC_MB246, ICGC_MB256, ICGC_MB304, ICGC_MB305, ICGC_MB306, ICGC_MB62, ICGC_MB800, ICGC_MB89, ICGC_MB92, ICGC_MB94, МДТ-AP-0009, МДТ -АП-1200, МДТ-АП-1367, МДТ-АП-1369, МДТ-АП-1403, МДТ-АП-1405, МДТ-АП-2073, МДТ-АП-2110, МДТ-АП-2111, МДТ-АП -2115, МДТ-АП-2116, МДТ-АП-2307, МДТ-АП-2514, МДТ-АП-2532, МДТ-АП-2673, МДТ-АП-2719, МДТ-АП-2745, МДТ-АП-2774 , MDT-AP-3017, MDT-AP-3019, MDT-AP-3399, MDT-AP-3402, SJMB015 и SJMB019.GISTIC запускали отдельно для каждой подгруппы с использованием отсечки длины 0,5 плеча хромосомы, порога шума 0,3 копии, предела 1,5, уровня достоверности 0,95 и GISTIC гена для анализа делеций.

    Сигнатуры мутаций

    Сигнатуры мутаций рассчитываются на основе тринуклеотидов, сосредоточенных в соматических SNV. Поэтому из эталонного генома были извлечены ближайшие 3′- и 5′-нуклеотиды всех соматических SNV, а полученные тринуклеотиды были преобразованы в пиримидиновый контекст, что привело к 96 возможным типам мутаций.Непосредственно соседние SNV (множественные варианты нуклеотидов, MNV) были исключены из анализа мутационных сигнатур. Для каждого образца был рассчитан его мутационный профиль путем подсчета количества вхождений каждого из 96 возможных типов мутаций. Путем объединения мутационных профилей всех образцов на сущность были составлены каталоги мутаций для извлечения сигнатур. Мутационный профиль опухоли, а значит, и мутационный каталог типа опухоли, должен отражать совокупность мутационных процессов (сигнатур), действующих на их геномы, где каждый мутационный процесс имеет разную интенсивность (экспозицию).Это моделируется как система матриц для сигнатур ( P ), экспозиций ( E ), определяющих наблюдаемый мутационный каталог ( M ): M  ≈  P  ×  E .

    Для расшифровки сигнатур « de novo » мы реализовали и применили описанный ранее метод 52 к мутационному каталогу каждой подгруппы. Чтобы идентифицировать очень похожие и различные сигнатуры, все сигнатуры сравнивали по типам опухолей и с опубликованными сигнатурами (доступными в базе данных COSMIC) на основе их косинусного сходства 16 .Все обнаруженные сигнатуры можно было отнести к одной из известных сигнатур с косинусным сходством не менее 0,85. Чтобы достичь максимального разрешения на образец, мы, наконец, стремились к выборочному повторному извлечению воздействий из мутационных профилей с использованием квадратичного программирования с эталонной сигнатурой, установленной как P , и воздействиями E в качестве неизвестных переменных. Полученные снимки использовались для дальнейшего последующего анализа и визуализации. Распределения сигнатурных вероятностей отображаются для 96 типов мутаций в соответствии с описанным ранее представлением 16 .Ассоциация сигнатурных воздействий и возраста на момент постановки диагноза рассчитывалась с помощью обобщенных линейных моделей во всех подгруппах. Специфичность воздействия для одной или нескольких подгрупп (то есть значительное обогащение воздействия по сравнению с другими группами) определяли с помощью дисперсионного анализа и апостериорного теста Тьюки.

    Обработка массива метилирования ДНК

    Профилирование метилирования ДНК образцов MB проводили с использованием массива BeadChip Infinium HumanMethylation450 (массив 450 k) в соответствии с инструкциями производителя (Illumina).Данные в основном были получены в Центре геномики и протеомики DKFZ (Гейдельберг, Германия) и в Центре Хартвелла в Детской исследовательской больнице Святого Джуда (Мемфис, США). Статус подгруппы MB был выведен, как описано ранее 15 , или унаследован из опубликованных аннотаций 9,14 .

    Данные о метилировании ДНК 1256 образцов, представленных в этом исследовании, были получены как из свежезамороженных, так и из фиксированных формалином образцов тканей, залитых парафином (FFPE). Для большинства свежезамороженных образцов в качестве исходного материала использовалось более 500 нг ДНК.Для большинства тканей FFPE использовали 250 нг ДНК. Встроенные показатели качества всех образцов тщательно контролировались. Образцы также проверяли на неожиданные совпадения генотипов путем попарного сравнения 65 зондов для генотипирования на массиве 450 k.

    Все анализы метилирования ДНК были выполнены в R v.3.3.0 (R Development Core Team, 2016). Интенсивности необработанных сигналов были получены из файлов IDAT с использованием пакета minfi Bioconductor 53 v.1.18.0 с настройками по умолчанию. Поправку на тип материала (FFPE/замороженный) выполняли с помощью функции removeBatchEffect пакета limma v.3.24.15. Log 2 -трансформированные интенсивности метилированного и неметилированного сигналов корректировали индивидуально. Бета-значения рассчитывались из повторно преобразованных интенсивностей с использованием смещения 100 (как рекомендовано Illumina) и использовались для всех последующих анализов.

    Следующие критерии были применены для фильтрации зондов, склонных давать неточные уровни метилирования: удаление зондов, нацеленных на X- и Y-хромосомы ( n  = 11,551), удаление зондов, содержащих SNP (dbSNP132Common) в пределах пяти пар оснований и включая целевой сайт CpG ( n  = 24 536) и зонды, не картирующие однозначно с эталонным геномом человека (hg19), допускающие одно несоответствие ( n  = 9 993).Всего для анализа было оставлено 438 370 проб.

    Для неконтролируемого анализа t -SNE образцов 1256 МБ мы выбрали 22 349 наиболее вариабельно метилированных зондов в наборе данных (стандартное отклонение > 0,25). Расстояния парных выборок были рассчитаны с использованием 1 минус взвешенный коэффициент корреляции Пирсона в качестве меры расстояния. Попарная корреляция Пирсона рассчитывалась с использованием функции wtd.cors пакета весов версии 0.85. Мы использовали стандартное отклонение зонда за вычетом 0.25 в качестве веса, что дает большее влияние более переменным датчикам. Полученная матрица расстояний использовалась для выполнения анализа t -SNE (пакет Rtsne v.0.11). Были использованы следующие нестандартные параметры: theta = 0, is_distance = T, pca = F, max_iter = 2000. Результирующие кластеры были аннотированы как WNT, SHH, группа 3 и группа 4 на основе классификации с использованием ранее описанной 48 CpG-сигнатуры . 15 .

    Аналогичный подход был использован для неконтролируемого анализа, ограниченного образцами групп 3 и 4 ( n  = 740, 12 454 наиболее изменчивых зонда, с.д. > 0,25) и для анализа с понижением частоты дискретизации. Для обеспечения аналогичного поворота образцов был выполнен анализ t -SNE с использованием координат образцов, полученных после 150 итераций анализа всех образцов МБ, в качестве точек инициализации, а затем выполнением дополнительных 1850 итераций для соответствующего подмножества образцов. Для анализа образцов группы 3 и группы 4 кластеры были аннотированы с использованием алгоритма DBSCAN, реализованного в пакете dbscan v.0.9-7. Были использованы следующие нестандартные параметры: minPts = 16, eps = 3.9. Впоследствии образцы, не отнесенные ни к одному кластеру, итеративно объединялись с ближайшим к ним кластером.

    Для сравнения образцов с мутацией IDh2 мы ограничили анализ образцами подгруппы SHH, которые также были частью когорты секвенирования ( n  = 89). Были использованы 16 946 наиболее вариабельно метилированных зондов (стандартное отклонение > 0,25). Один минус коэффициент корреляции Пирсона использовался в качестве меры расстояния, а среднее сцепление использовалось для иерархической кластеризации.

    Анализ CNV по данным массива метилирования 450 k был выполнен с использованием пакета conumee Bioconductor v.1.4.0. Для нормализации использовали набор из 50 контрольных образцов, демонстрирующих сбалансированный профиль числа копий.

    Обработка массива экспрессии генов

    Образцы, для которых была доступна РНК достаточного количества и качества, были проанализированы на массиве Affymetrix GeneChip Human Genome U133 Plus 2.0. Подготовка библиотеки образцов, гибридизация и контроль качества проводились в соответствии с протоколами производителя.Данные экспрессии нормализовали с использованием алгоритма MAS5.0 программы GCOS (Affymetrix).

    Различия в экспрессии генов между подтипами MB группы 3 и группы 4 были проанализированы с использованием доступных данных для образцов, которые были классифицированы в исходной аннотации DBSCAN ( n  = 219 образцов). Исключая гены, расположенные на хромосомах X и Y, дифференциально экспрессируемые гены между подтипами определяли с помощью процедуры ANOVA и с использованием апостериорного теста Тьюки. Гены считались дифференциально выраженными, если значение P с поправкой на частоту ложных открытий (FDR) для подтипов <0.01, и если хотя бы для одного сравнения между подтипами абсолютная разница средних уровней экспрессии была больше 2 и P  < 0,01 ( n  = 869 генов).

    Получение и анализ данных секвенирования РНК и ChIP-seq

    Данные секвенирования РНК и ChIP-seq были созданы и проанализированы, как описано ранее 5,32 .

    CESAM

    CESAM объединяет точки разрыва, полученные из структурных вариантов, с данными секвенирования РНК для выявления изменений экспрессии, связанных с точками разрыва в цис , как описано ранее в 37 , путем выполнения линейной регрессии экспрессии (молекулярного фенотипа) структурного варианта- производные данные точки останова (соматический генотип).Мы использовали CESAM, как описано ранее 37 , с некоторыми модификациями. Вкратце, локально повторяющиеся контрольные точки структурных вариантов были назначены ячейкам, если они попадали в один и тот же предварительно аннотированный TAD, с использованием данных TAD из клеточной линии IMR90 54 (средний размер TAD   =   830   kb). Матрица соматических генотипов на основе «элементов TAD» была построена с использованием BEDTools (v.2.24.0) 55 путем аннотирования для каждого образца наличия/отсутствия контрольных точек в пределах TAD с «элементами TAD» в качестве аннотированных границ TAD 54 .Мы удалили гены с низкой дисперсией экспрессии (дисперсия ниже двадцатого процентиля). Чтобы смягчить эффект дозы гена, мы разделили каждую экспрессию каждого гена на отношение количества копий гена опухоли/нормального (полученное из ACEseq) после log 2 -трансформации. Затем мы связали паттерны присутствия/отсутствия точек останова со значениями экспрессии генов, используя алгоритм FastQTL (v.2.1) 56 , используя 2 Мб цис-окна с центром в средней точке TAD. Мы выполнили 1000 перестановок с FastQTL для статистического вывода 56 .Чтобы свести к минимуму влияние искажающих факторов, мы использовали следующие ковариаты в регрессии: (i) общее количество структурных вариантов для каждой выборки, чтобы скорректировать эффекты нагрузки структурных вариантов, и (ii) главные компоненты (PC), основанные на главных компонентах. компонентный анализ 57 по соматической SCNA-производной матрице пограничных точек. Мы использовали FDR 5% с использованием процедуры Бенджамини-Хохберга и требовали более чем двукратного увеличения экспрессии по сравнению с контролем для сообщения о генах-кандидатах CESAM.Изменение кратности рассчитывали как медианное выражение в группе «носителей» структурного варианта по сравнению с медианным значением «неносителей» контрольных доноров (медианные значения были установлены на минимальное значение 1 FPKM в случаях с более низким медианным уровнем экспрессии). . Чтобы идентифицировать структурные варианты, соседствующие с дистальными энхансерами, учитывая набор структурных вариантов, каждый из которых имеет две контрольные точки b 1 и b 2 — причем b 1 является ближайшим к гену-кандидату, была рассчитана статистика перекрытий. для отдаленных разрывов b 2 для присутствия в пределах 50 kb каждого из набора специфичных для подгрупп энхансеров, которые сравнивали с эмпирическим фоновым распределением путем выполнения 10 000 рандомизаций положения точки останова b 2 .

    Создание биологических сетей на основе данных о мутациях и числах копий

    Для построения биологически значимых сетей на основе данных о мутациях (SNV, вставки) и CNV мы рассмотрели каждую подгруппу независимо и поместили изменения, обнаруженные в каждой подгруппе, в контекст сети известных белок-белковых взаимодействий. Затем мы использовали инструмент «Лес» из набора Omics Integrator 58 , который решает проблему сбора призов в лесу Штейнера (PCSF), чтобы уменьшить размер сети вокруг геномных изменений (SNV, indels, CNV), используемых в качестве входных данных.

    Предполагая, что изменения, связанные с заболеванием, влияют на одни и те же или близкородственные пути и биологические процессы, рассмотрение соседства изменений (наряду с редукционистским подходом PCSF) позволило нам решить две проблемы: (i) уменьшить количество мутаций, которые следует считать функционально важными для каждой подгруппы; и (ii) помочь нам отнести редкие мутации к подгруппам.

    Методология PCSF

    Подход PCSF направлен на поиск подмножеств пораженных генов, принадлежащих к одним и тем же, возможно, недооцененным или неизвестным клеточным процессам.Он начинается с сопоставления набора представляющих интерес белков (здесь: измененные гены, поскольку они могут давать продукт гена с измененной функцией или без нее) на комбинированную сеть физических взаимодействий («интерактом») между белками и между белками и метаболитами. взяты из общедоступных баз данных. Каждый ген связан с «призом», определяемым частотой его мутации в подтипе, и каждое взаимодействие связано с самой низкой стоимостью для наиболее надежных взаимодействий. Затем PCSF находит подключенную подсеть, оптимизируя целевую функцию, которая взвешивает призы, связанные с входными узлами (мутация/CNV) в решении (связный подграф в интерактоме), по сравнению с «штрафами», связанными с взаимодействиями, включенными в решение, и стремится включить как можно больше призов.Для получения более подробной информации о том, как определяется целевая функция, см. Tuncbag et al . 58

    Раствор PCSF содержит не только входные белки, но и взаимодействующие белки, которые не были изменены, но, вероятно, играют роль в том же биологическом контексте (путь, процесс, компартмент и т. д.), что и их партнеры по взаимодействию (в контексте этого алгоритма называемые «узлами Штейнера»). Это особенно полезно для поиска соответствующих путей на последующих этапах функционального обогащения и часто может связать соответствующие молекулярные объекты с сетью, которую экспериментальные методы не смогли измерить.Результирующая подсеть зависит от параметров PCSF, в том числе от того, который эффективно контролирует размер сети ( β ), от того, что препятствует узлам-концентраторам с высокой степенью соединения в окончательном решении ( μ ), и от того, что настраивает число отдельных графов в решении ( ω ). Каждая комбинация параметров приводит к разным решениям PCSF. Ниже мы описываем методы, которые мы используем для выбора параметров на основе показателей качества сети.

    Стремясь построить сети, специфичные для подгрупп, мы использовали каждый ген, который был изменен (в первую очередь SNV, indels и CNV) в подгруппе, в качестве входных данных для этой подгруппы.Призы выбирались на основе частоты изменений f каждого гена в подгруппе и рассчитывались как 1 + f. Эта стратегия присваивала большинству генов одинаковые веса, так как частота изменений была менее 5% в подгруппе в большинстве случаев, за некоторыми исключениями (например, CTNNB1 , DDX3X и PTCh2 ).

    Выбор параметров PCSF

    Мы исследовали и оценили все комбинации следующих значений параметров для каждой из специфических для подгрупп входных данных, используя интерактом, объединяющий взаимодействия из iRefIndex (v.13) 59 , HMDB 60 (v.3.6) и БД RECON 61 (v.2): β  = {1, 3, 5}, μ  =05{0,005{0,005{0,005} 0,005, 0,007, 0,008, 0,009, 0,01}, ω  = {1, 2, 3} и D  = 7 (максимальная глубина поиска). Мы исключили сети, в которых преобладали «узлы-концентраторы» (сети, в которых один узел соединяется с более чем четвертью узлов в сети), и выбрали набор параметров для каждого из наборов подгрупп сети для выполнения последующего анализа.При выборе наборов параметров мы сосредоточились на двух критериях: (i) количество взаимодействий выбранных узлов в интерактоме («степень») должно быть примерно одинаковым для входных узлов и добавленных алгоритмом («прогнозируемых») узлов, с предпочтение низкой средней степени; (ii) мы отдаем предпочтение сетям с высоким соотношением входных и прогнозируемых узлов (количество входных узлов в сети, деленное на количество узлов, добавленных алгоритмом в сеть). Вообще говоря, эти критерии подтверждают, что в окончательных сетях не преобладают узлы высокой степени и что они преимущественно содержат белки, подтвержденные данными.Этот процесс выбора привел нас для выбора наборов параметров { β = 5, μ = 0,007, Ω = 1}, { β = 1, μ = 0,007, Ω = 3}, { β = 5, μ = 0,009, Ω = 1} и { β = 5, β = 0,01, Ω = 1} Для сетей для Wnt, Shh, Group 3 и группы 4 соответственно.

    Измерение устойчивости к выбору параметров

    Используя эти параметры, мы запускали алгоритм 100 раз для каждой из подгрупп, каждый раз немного изменяя оценки взаимодействия в интерактоме, чтобы уменьшить влияние фиксированных оценок на выбор узлов в сеть.Построив объединение этих прогонов для каждой подгруппы, мы создали наши окончательные сети. Наконец, для каждого узла в каждой сети мы рассчитали показатель надежности как долю 100 сетей, содержащих этот узел.

    Ассоциация сети/пути

    Чтобы получить представление о том, какие биологические процессы и пути наиболее представлены в этих сетях (а также во всем наборе данных о мутациях/CNV), мы выполнили обогащение GO (используя R-пакет topGO (https:// биокондуктор.рикен.jp/packages/3.2/bioc/vignettes/topGO/inst/doc/topGO.pdf) и обогащение пути (гипергеометрические тесты с использованием наборов генов C2 базы данных молекулярных сигнатур (MSigDb v.5.1) для Canonical Pathways, Biocarta, Reactome и KEGG) , с последующей регулировкой FDR значений P (с использованием функции p.adjust R). В результатах мы сосредоточили наше внимание на совпадениях с q  < 0,01 и, чтобы избежать очень общих наборов, ограничили наш окончательный список совпадений для изучения наборов путей, которые аннотируют менее 300 генов.Чтобы связать пути с пациентами, мы умножили бинарную матрицу данных «пациент × изменение гена» на бинарную ассоциативную матрицу «изменение гена × путь». Мы использовали эту матрицу в качестве основы для расчета частот ассоциации путь-подгруппа.

    Визуализация сети

    Вся визуализация сети была выполнена с помощью Cytoscape 62 (v.3). Для окончательных элементов отображения мы уменьшили размер сетей, сосредоточив внимание на определенных путях, отфильтровав узлы, которые не были напрямую связаны с интересующим путем, узлы, которые не были устойчивыми к лесным пробегам, а также взаимодействия (ребра) с низкие показатели взаимодействия.В то время как сети подгрупп использовались для отображения аннотаций, специфичных для подгрупп (например, сеть WNT для выделения физически взаимодействующих генов комплекса SWI/SNF), мы использовали объединение всех четырех сетей подгрупп в качестве основы для сети «метилирования лизина гистонов». поскольку все сети были сильно обогащены для этого процесса.

    Анализ CoMEt

    Комбинации взаимоисключающих изменений (CoMEt) — это вычислительный инструмент, предназначенный для выявления взаимоисключающих мутаций (и других геномных событий) в бинарном гене с помощью матрицы образцов 63 .В качестве входных данных для CoMEt требуются три основных параметра: (i) матрица геномных изменений (мы включили данные SNV и CNA), (ii) k , количество взаимоисключающих событий, которые необходимо идентифицировать; и (iii) t , количество групп («модулей») таких событий. CoMEt возвращает примерно t модулей, содержащих k взаимоисключающих генов (или немного другие числа, если последний этап обработки алгоритма находит лучшую группировку). Важным показателем при анализе этих модулей является охват модуля; то есть доля образцов, в которых были обнаружены мутации по тыс. генам.Другой важной деталью является количество семплов в модуле, связанных с изменениями; ожидается, что это число в случае этого конкретного набора данных будет низким из-за низкой частоты мутаций большинства генов.

    Мы запустили CoMEt для различных комбинаций k (между 2 и 5) и t (между 2 и 5) для всего набора данных и подмножеств данных только для подгрупп. Кроме того, для окончательного анализа мы ограничили алгоритм включением в поиск только тех генов, которые изменены в трех и более образцах.Основная причина установления этого ограничения заключалась в том, чтобы исключить очень редкие мутации, поскольку большинство этих событий по определению являются взаимоисключающими с большинством других событий. Кроме того, когда мы запускали CoMEt без использования этого предела, было невозможно определить, является ли взаимная исключительность событий в результатах признаком заболевания (или подтипа заболевания) или статистическим артефактом. Чтобы избежать этой проблемы, мы сосредоточили наш анализ на модулях, которые включали гены, измененные в пяти или более образцах в определенном наборе входных данных.Все модули, о которых сообщает CoMEt, проходят порог значимости P  < 1/ n n  = 100, количество перестановок, которые мы провели), что означает, что все модули, представленные здесь, проходят этот порог значимости.

    Для окончательного отображения показателей взаимной исключительности мы исключили гены из отображаемого модуля группы 3 ( k  = 4, t  = 2), чтобы подчеркнуть взаимосвязь взаимоисключающих генов с более высокой частотой изменений; и мы объединили два модуля группы 4 из двух разных запусков CoMEt ( k  = 3, t  = 2 и k  = 3, t  = 3), чтобы создать более крупный модуль взаимного только взаимоисключающие с KDM6A , но также с MYCN и KMT2C ).

    Структурный анализ

    вставок KBTBD4

    KBTBD4 является членом семейства белков BTB-Kelch, которое включает более 50 белков человека 36 . Все мутации KBTBD4 , наблюдаемые в этом исследовании, локализуются в домене распознавания субстрата Kelch. Хотя структура домена Kelch KBTBD4 (KBTBD4 Kelch ) не определена, существует множество структурных данных о семействе, позволяющих построить модели гомологии, созданные с помощью SWISS-MODEL 64 .Гомологические модели KBTBD4 Kelch принимают складку β-пропеллера с шестью лопастями, где каждая «лопасть» образована четырехцепочечным антипараллельным β-слоем. Все мутации, наблюдаемые в нашей серии MB, происходят в петле между второй и третьей цепями второго «лезвия» Келха, известной горячей точки распознавания субстрата 36 .

    Доступность данных

    Данные секвенирования с коротким считыванием и микрочипов депонированы в Европейском архиве геномов и феномов (EGA, http://www.ebi.ac.uk/ega/), размещенный EBI, под регистрационным номером EGAS00001001953. Генетические, эпигенетические и транскрипционные данные можно свободно исследовать с помощью PeCan (http://pecan.stjude.org/proteinpaint/study/BT.MB…Pfister%20pan-MB), R2 (https://hgserver1.amc). .nl/cgi-bin/r2/main.cgi?&dscope=MB500&option=about_dscope) и PedcBio (http://pedcbioportal.org/study.do?cancer_study_id=medullo_pa_01#summary). Все остальные данные можно получить у соответствующих авторов по обоснованному запросу.

    Десять элементов естественного дизайна

    Ларри Уинера
    Эта статья перепечатывается с разрешения автора.Первоначально он появился в American Nurseryman , январь 1996 г. Фото Ларри Уинера, если не указано иное. Он был переиздан в Информационном бюллетене Садоводческого общества Коннектикута , февраль 2010 г.

    Трудно определить элементы, которые делают ландшафтный дизайн «естественным». Пейзаж с изогнутыми линиями клумбы, неформальной композицией растений и отсутствием пирамидальных тисов не всегда можно считать природным ландшафтом. И сторонники естественного дизайна не обязательно стремятся изгнать множество красивых экзотических растений из растительных палитр американских ландшафтных дизайнеров, заменив растения разношерстной командой разрозненных туземцев.

    Основная концепция естественного дизайна, однако, довольно проста – включить местные растительные сообщества в созданный ландшафт. Но их успешное включение требует базового понимания того, как местные растения действуют в природе.

    Слишком часто случайная неформальность принимается за «естественную», тогда как на самом деле природа в высшей степени упорядочена и совсем не случайна. Понимание этого порядка и использование его в наших проектах является ключом к тому, чтобы сделать естественный дизайн работоспособным и успешным.Однако это не означает, что мы должны проектировать исключительно с использованием местных растений, пытаться точно копировать природу или исключать влияние других стилей дизайна. Цель состоит в том, чтобы создать структуру с общим разработанным ландшафтом, который имеет эстетическую и экологическую связь с нашим местным ландшафтом за счет использования местных растений в их естественных ассоциациях.

    Основные аспекты естественного дизайна можно разделить на три категории: эстетические, управленческие и экологические.

    Эстетика Аспект наших дизайнов очень субъективна, и индивидуальный стиль сильно различается. Некоторые дизайнеры могут возражать против того, чтобы их работы были однородными по образцу родного ландшафта, считая, что они гомогенизируют свои проекты или подавляют их художественное выражение. Но, как ландшафтные дизайнеры, наша среда — это земля.

    В отличие от художника, чье искусство занимает изолированный холст, наша работа визуально взаимодействует с окружающим ландшафтом, как природным, так и искусственным.Поэтому мы несем ответственность за то, чтобы привнести преемственность и чувство места в более широкий ландшафт. Чтобы успешно осуществить союз искусства и природы, иногда нам следует отбросить в сторону свое эго и позволить природе быть нашим проводником.

    Фото © Роб Кардилло

    управленческий аспект естественного дизайна связан с тем фактом, что сокращение ухода за ландшафтом является важным приоритетом практически для всех наших клиентов. Методы естественного дизайна могут внести большой вклад в этом отношении.Однако это не означает, что природные ландшафты не требуют ухода и могут быть полностью предоставлены естественным процессам без участия человека.

    Естественный дизайн означает, что ландшафты, включающие в себя местные растения и естественные процессы, требуют меньше времени, денег и энергии для содержания, чем дизайны, в которых растения подобраны и объединены только для декоративного эффекта. Чисто декоративный сад подобен красивому, гладкому автомобилю без двигателя. На это может быть приятно смотреть, но единственное направление, в котором он будет двигаться без посторонней помощи, — это спуск.Нам постоянно придется буксировать эти сады в гору с помощью удобрений, поливочных шлангов и вил для прополки.

    Экологические соображения естественного дизайна одинаково важны. Многие вредные ландшафтные методы можно свести к минимуму или устранить. Такие ландшафтные методы включают чрезмерное использование пестицидов, гербицидов, неорганических удобрений, сжигание ископаемого топлива при скашивании больших площадей газонов и экзотических видов, которые агрессивно натурализовались в дикой природе.

    Естественный дизайн направлен не только на уменьшение этих негативных последствий, но и на то, чтобы внести положительный вклад в окружающую среду. Созданные природой ландшафты также могут стать функционирующими экосистемами, способными обеспечить пищу и убежище для животных и насекомых, помогая сохранить многие местные растения, среда обитания которых сокращается в результате развития.

    Теперь, когда я рассмотрел эти основные категории, я хотел бы обсудить 10 элементов естественного дизайна и примеры их применения в нашей работе.

    1. Воспитывайте в своих клиентах чувство прекрасного в природе

    Каждый восхищается красотой величественного горного хребта или высокого водопада, но большая часть того, что мы можем создать в наших пейзажах, является более тонким. Контрастные узоры прямых и наклонных стволов деревьев в лесной роще, одинокая лилия турецкого колпака ( Lilium superbum ), кивающая над зарослями луговой травы, или слоистые ветви пагодного кизила ( Cornus alternifolia ) в лесу край может быть приобретенным вкусом.

    Родное старое поле зимой — яркий пример того, как, научившись заново видеть пейзаж, можно открыть совершенно новую перспективу эстетических возможностей. Блестящий оранжевый стебель голубики ( Schizachyrium scoparium ) на солнце, перемежающийся колоннообразными зелеными пятнами восточного красного кедра ( Juniperus virginiana ) — впечатляющая американская сцена, и гораздо более согревающее зрелище холодным февральским утром, чем свернувшись калачиком рододендрон ‘PJM’ (Rhododendron ‘PJM’) в хрустящей подушке из пахизандры ( Pachysandra terminalis ).Дизайнеры, которые культивируют в своих клиентах понимание окружающего мира природы, обнаружат, что их работа будет легче принята.

    2. Свести к минимуму нарушение существующей естественной растительности

    Защитить существующую местную растительность, особенно леса, проще и дешевле, чем пытаться восстановить ее после того, как она была уничтожена. Даже наши самые лучшие усилия по восстановлению могут никогда не достичь красоты и тайны нетронутого леса. Разработчики, архитекторы и клиенты должны знать о преимуществах рассмотрения экологических систем перед проектированием конструкций для участка.Ранние решения, касающиеся размещения зданий, топографических изменений и нарушения земляных работ, могут помочь свести к минимуму разрушение естественной растительности во время строительства. К сожалению, ландшафтные дизайнеры и архитекторы часто привлекаются после завершения строительства и не имеют возможности повлиять на трактовку существующего ландшафта.

    3. Решите, насколько точно ваш проект будет имитировать природный ландшафт

    Дизайн будет определяться многочисленными факторами, включая характер окружающего ландшафта, пожелания заказчика, архитектурный стиль, характеристики участка и масштаб участка.Большой участок может позволить спроектировать функционирующую экосистему с использованием исключительно местных видов. Жилой участок меньшего размера можно спроектировать с периметром из подходящих для участка туземцев, которые становятся более окультуренными по мере приближения ландшафта к дому. Местные сорта растений, такие как золотарник «Золотое руно» ( Solidago sphacelata «Золотое руно»), астра «Пурпурный купол» ( Aster novae-anglia «Пурпурный купол») и местные сорта азалии могут быть очень полезными при переходе от диких районов к более формальным.

    4. Определите расположение лесных массивов, открытых пространств и переходных участков

    Естественные ландшафтные узоры, встречающиеся во многих районах страны, образуются в результате взаимодействия лесных массивов, открытых ландшафтов и переходных участков, где они встречаются (опушки или экотоны). ). Изящное и функциональное сочетание этих особенностей определит дизайн до того, как будут выбраны какие-либо растения. Таким образом можно подойти даже к небольшим объектам, что часто приводит к иллюзии большего пространства.

    5. Основывайте свой проект на местных растительных сообществах, обнаруженных в сходных условиях на прилегающих территориях

    Определите, какие растительные сообщества существовали бы на участке, если бы его не потревожили, и используйте их в качестве модели для проектирования.

    Определить местные растения проще всего на участке, который все еще содержит остатки местной растительности. Если это не так, вы можете получить информацию, наблюдая близлежащие природные территории со схожими экологическими условиями, анализируя почву и гидрологию участка, получая геологические карты и изучая естественную историю местности.Если состояние почвы и воды после вмешательства больше не в состоянии поддерживать эти растительные сообщества, подумайте о том, чтобы основывать свой проект на сообществе с аналогичными условиями.

    6. Использование и планирование естественных процессов изменения для изменения ландшафта

    Фото © Роб Кардилло

    Местный ландшафт представляет собой постоянно меняющуюся систему, состоящую из растений, животных, насекомых, микроорганизмов и почв. Растения — не изолированные объекты, а участники постоянно меняющейся системы.Различные типы систем изменяются с разной скоростью. Однолетний луг, непосредственно возникший в результате нарушения, может существовать только один год, тогда как многолетний луг может существовать в течение 10 лет, прежде чем уступить место пионерным лесным видам. Напротив, старый дубовый и орешниковый лес может простоять сотни лет, если его не трогать.

    После того, как эти меняющиеся системы будут поняты, дизайнер может решить, какие аспекты поощрять, препятствовать или манипулировать, чтобы соответствовать требованиям клиента и сайта.Спроектированные ландшафты не обязательно должны быть статичными фотографиями, застывшими во времени навсегда, сражающимися с силами природы.

    7. Займите все места

    Основной закон почти любой естественной экосистемы заключается в том, что если в данный момент ничего не растет в заданном пространстве, то скоро что-то вырастет. Чем больше доступного пространства заполнено, тем меньше возможностей для проникновения сорняков. Растения растут друг против друга, друг над другом и друг под другом. Даже луг высотой 3 фута имеет многослойную структуру, предназначенную для изоляции области.

    Это также очевидно под землей, где растения с мочковатыми корнями занимают поверхность почвы и сосуществуют с растениями с глубокими стержневыми корнями, «удерживающими крепость» внизу. Здесь есть очевидные уроки для дизайнера, заинтересованного в создании ландшафтов, способных бороться с нашествием сорняков без помощи мульчи, тканей и мотыг. Мульчированные грядки вокруг изолированных групп кустарников являются открытым приглашением для соседских хулиганов, таких как чертополох канадский ( Cirsium arvense ), горец ( Polygonum ) и ореховая трава ( Cyperus esculentus ).

    Смешанный, плотно засаженный травянистый почвопокровный слой, состоящий из растений с взаимодополняющими надземными и подземными особенностями роста, будет гораздо более эффективным в подавлении проникновения сорняков, чем любая мульча. Если этот наземный слой также предназначен для последовательности цветения и контрастной текстуры листвы, мы можем создать ландшафт с низким уровнем обслуживания, который напоминает разнообразный гобелен наших местных почвопокровных растений, достигая при этом художественной и красочной композиции.

    8. Увеличьте пополнение запасов грунтовых вод за счет сохранения дождевой воды на месте

    Современная практика ландшафтного дизайна часто рассматривает поверхностные воды как нечто, что необходимо устранить.Между тем, нехватка воды является частой проблемой в наших общинах. Всякий раз, когда мы оцениваем собственность, направляя поверхностные стоки в систему ливневых стоков, мы отправляем ценный товар в море. Пополнение водоносного горизонта, пополнение наших подземных вод, зависит от поглощения дождевой воды землей. Мы можем помочь этому процессу, используя пруды, ирригационные водосборы, пористые поверхности мощения и болотные сады.

    Участки с низким уровнем влажности можно превратить в красочные активы, спроектировав их как влажные бассейны, содержащие ряд красочных водостойких растений, таких как черепаха ( Chelone lyonii ), сорняк обыкновенный ( Eupatorium purpureum ), новоанглийская астра ( Aster novaeanglia ) и ирис голубой флаг ( Iris versicolor ).

    9. Используйте альтернативы газонам, требующим особого ухода

    Американский газон стал предметом многочисленных споров. На уход за газоном расходуется большое количество воды, удобрений и ископаемого топлива, а уровень загрязнения гербицидами, пестицидами и выхлопными газами малых двигателей хорошо задокументирован.

    Хотя в травинке синей травы Кентукки или в человеке, который ее любит, нет ничего злого по своей сути, замена значительной части скошенного газона другими, более экологически чистыми насаждениями оказала бы положительное влияние на нашу окружающую среду.Подстриженный газон действительно выполняет уникальную функцию: на нем можно ходить, лежать и играть в мяч, что затруднительно на лугу с высокой травой или в дачном саду. Однако можно предложить альтернативы, которые являются доступными, легко устойчивыми, экологически безопасными и эстетически привлекательными.

    Первой альтернативой газону является газон. Не ресурсоемкая монокультура трав, которую мы обычно сажаем, а разнообразный напочвенный покров из стелющихся широколиственных растений в сочетании с медленно растущими засухоустойчивыми и устойчивыми к болезням сортами трав или местными видами трав.Эти растения могут включать буйволиную траву ( Buchloe dactyloides ), осоку пенсильванскую ( Carex pensylvanica ), дикую землянику ( Fragaria spp.) и фиалки (Viola spp.). Газон такого типа потребует небольшого количества удобрений или химикатов или вообще не потребует их, и его нужно будет косить реже, чем традиционный газон.

    Луга с полевыми цветами в настоящее время являются самой популярной альтернативой газонам, поскольку они могут создавать визуально стимулирующие ландшафты, не требующие особого ухода.Однако для того, чтобы эти посадки были успешными в долгосрочной перспективе, большинство производителей семян полевых цветов должны полностью обновить свои смеси. Однолетние и недолговечные многолетники, выбранные для немедленного цветочного эффекта, должны уступить место долгоживущим местным многолетникам и травам, выбранным из-за функции и адаптации к месту, а также из-за эстетики. Создавая эти ландшафты по образцу наших родных прерий и лугов, можно полностью реализовать их захватывающий потенциал.

    Самая заброшенная альтернатива газону – это лес.Хотя открытое пространство высоко ценится, оно может быть оценено еще больше по сравнению с тенистой рощей. В то время как для созревания этого типа ландшафта, очевидно, потребуется гораздо больше времени, переходный период может быть заполнен луговым или пастбищным ландшафтом, дополненным деревьями. Растения подлеска и наземного яруса можно добавить после того, как будет сформирован достаточный полог.

    10. Исключение инвазивных экзотических растений в естественном ландшафте

    Ряд экзотических видов настолько агрессивно натурализовались в наших лесах, лугах и водно-болотных угодьях, что естественное растительное разнообразие этих территорий уничтожено.К ним относятся многие часто используемые декоративные растения, такие как клен остролистный ( Acer platanoides ), бересклет горящий ( Euonymus atlatus ), бирючина ( Ligustrum ), барбарис японский ( Berberis thunbergii ). Маслина русская ( Elaeagnus angustifolia ) и жимолость татарская ( Lonicera tatarica ). Вербейник пурпурный ( Lythrum salicaria ), европейский многолетник, получивший огромную популярность, полностью уничтожил биоразнообразие тысяч акров водно-болотных угодий.(Утверждения о том, что его сорта стерильны и, следовательно, безвредны, оказались ложными, поскольку эти сорта в конечном итоге гибридизуются в плодородные формы.) Мы должны полностью отказаться от использования любых растений, которые оказались инвазивными в естественном ландшафте.

    Кроме того, мы должны искать способы выявления и прекращения использования любых новых растений, которые демонстрируют вероятный потенциал для вторжения в наши природные зоны.

    Хотя естественный дизайн не нов, текущий общественный интерес к естественной эстетике, упрощенному управлению ландшафтом и экологическим проблемам делает его широкое признание реальной возможностью.Чтобы воспользоваться этой возможностью, нам необходимо разработать конкретные и надежные стратегии проектирования, реализации и управления этими ландшафтами, основанные на реальных экологических принципах.

    Ландшафтные дизайнеры и архитекторы влияют на обработку обширных участков земли. Мы обязаны относиться к земле больше, чем к нашему личному холсту. Ландшафтный дизайнер должен быть наполовину художником, наполовину ремонтником, восстанавливающим некоторые эстетические качества и экологические функции разрушенного родного ландшафта.Прилагая усилия, чтобы по-настоящему понять работу нашего местного ландшафта и сочетая это понимание со знаниями в области садоводства и дизайна, давно связанными с нашей профессией, мы можем законно претендовать на слово «естественный» при описании нашей работы.

    Фото © Роб Кардилло

    Леса, луга и переходные зоны

    Природный дизайн может включать в себя природные леса и луга, а также переходные зоны между ними. В ограниченном пространстве вы можете адаптировать эти элементы в меньшем масштабе.Леса являются доминирующим типом растительного сообщества во многих районах Соединенных Штатов. Если оставить их нетронутыми, эти открытые участки вернутся к тому или иному типу лесного сообщества после прохождения различных стадий травянистого и древесно-кустарникового состава. Поэтому там, где преобладают лесные массивы, ландшафты, созданные по образцу нашего местного леса, должны быть сильным — если не доминирующим — компонентом нашей работы. Восстановление лесных ландшафтов на открытых участках, как больших, так и малых, также следует рассматривать в качестве основного варианта.

    Естественный лесной массив состоит из многослойного гобелена из крон деревьев и подлеска с напочвенным покровом из кустарников и травянистых растений. Деревья одного и того же вида встречаются в разном возрасте и нерегулярными группами, и не обязательно имеют прямые стволы и одинаковые головки. На самом деле наклонные и зазубренные стволы часто могут быть самой интересной особенностью ландшафта.

    К сожалению, на большинстве жилых домов недостаточно места для создания настоящего самоподдерживающегося леса.Однако, если посадка подходящих местных лесных пород по периметру пригородных участков станет обычным явлением, будет создана серия непрерывных лесных коридоров, соединяющих существующие изолированные фрагменты естественного леса, остро нуждающиеся в экологическом взаимодействии. Положительный экологический эффект от этого был бы весьма значителен, а эстетические преимущества пригородного ландшафта в визуальной гармонии с нашим родным американским лесом были бы очевидны. Дополнительная конфиденциальность будет бонусом.

    Местные луга и пастбища часто являются результатом нарушения существующих лесных массивов. Это нарушение может быть вызвано либо людьми (пожар, бульдозеры, цепные пилы), либо природой (пожар, ураган, патогены). Если оставить его в покое, участок занимает череда растительных сообществ. Процесс начинается с травянистых однолетников и двулетников, затем переходит к травянистым многолетникам и злакам.

    Далее следует смешанное старое поле, состоящее из травянистых многолетников, кустарников и быстрорастущих пионерных деревьев.Наконец, участок возвращается к лесным массивам, пока не возникает новое нарушение, запускающее процесс заново. Чтобы сохранить открытый ландшафт — будь то лужайка, луг или многолетняя бордюр, — мы должны постоянно останавливать сукцессионный процесс, искусственно нарушая ландшафт различными способами, например, скашивая газоны и пропалывая многолетние сады.

    Несмотря на то, что существует множество различных типов местных лугов, у них обычно есть одна общая черта. Группой растений, наиболее важной для их устойчивости, являются теплолюбивые травы, такие как голубика малая ( Schizachyrium scoparium ), индийская трава ( Sorghastrum nutans ) и метельчатая трава ( Panicum virgatum ).Хотя полевые цветы привлекают основное внимание и, безусловно, являются важной эстетически приятной частью смеси, именно травы обеспечивают стабильность для успешных долгосрочных результатов. Только благодаря сочетанию теплолюбивых трав и неприхотливых местных многолетников, отобранных с учетом приспособляемости участка, мы можем создать динамичные и красочные ландшафты, которые оправдают ожидания, связанные с низкими эксплуатационными расходами, окружающими луг с полевыми цветами.

    Опушки леса (или экотона, говоря языком эколога) — это переходные зоны между лесом и открытым ландшафтом.По своей природе они представляют собой быстро меняющиеся растительные сообщества, состоящие в основном из травянистых многолетников, древесных кустарников и лиан. Эти сообщества могут включать виды как из лесных массивов, так и из открытых ландшафтов, которые разделяют экотоны. Также могут присутствовать дополнительные виды, не встречающиеся ни в одном из граничащих ландшафтов. Некоторые из растений, произрастающих на окраинах, являются теми же видами-первопроходцами, которые встречаются в ландшафтах при переходе от открытых сообществ к лесным.

    Мы можем спроектировать небольшой лесной массив и управлять им как пограничной экосистемой или выборочно удалить некоторые пограничные виды и управлять ландшафтом, чтобы сохранить некоторые эстетические и функциональные характеристики внутреннего леса.Экотоны — это динамичные и разнообразные сообщества, которые занимают очень заметное визуальное положение в ландшафте, а возможности дизайна захватывают. Края леса также представляют собой как проблемы, так и возможности для дизайнера. Многие из наиболее вредоносных сорных лиан, таких как восточный горько-сладкий ( Celastrus orbiculatus ) и жимолость японская ( Lonicera japonica ), можно найти в среде такого типа, где присутствуют деревья для поддержки и достаточное количество света для роста.Густые посадки желательных краевых видов, таких как калина ( Viburnum dentatum ), кизил пагода ( Cornus alternifolioa ) и сладкий папоротник ( Comptonia peregrina ), могут помочь избавиться от этих лиан, но в качестве меры может потребоваться выборочное удаление. дополнительный инструмент управления во многих случаях.

    Естественное пополнение Maiainthemum canadense , Dennstaedtia punctilobula и Carex pensylvanica в лесной местности. Инвазивные виды подвергались выборочному контролю (посредством вырубки или обработки гербицидами), чтобы дать нужным видам конкурентное преимущество и, в конечном итоге, доминирование над доступными ресурсами.Ярусы кустарника и виноградной лозы могут быть дополнены защитой от оленей, если это необходимо.

    Об авторе

    Ларри Уинер основал компанию Larry Weaner Landscape Associates в 1982 году, объединив опыт в садоводстве, науке об окружающей среде и традициях садового дизайна. Его работы по проектированию и реставрации охватывают более десяти штатов и освещаются в национальных изданиях, включая The New York Times, The Wall Street Journal, журнал Landscape Architecture Magazine, Garden Design, American Gardener, журнал Wildflower и блог ASLA «The Dirt».

    Ларри получил множество наград за свою работу, в том числе награду за ландшафтный дизайн от Общества диких цветов Новой Англии за использование местных растений в «исключительных и самобытных ландшафтных композициях» и экологическую награду Леди Берд Джонсон от Центра местных растений. В 2015 году Американский садовый клуб присвоил ему почетное членство.

    В 1990 году Ларри разработал «Новые направления в американском ландшафте» (NDAL), серию конференций и семинаров, посвященных развитию искусства и науки в области естественного ландшафтного дизайна.Коспонсорами программ NDAL являются, среди прочего, Ботанический сад Атланты, Охрана природы Брендивайн, Бруклинский ботанический сад, Дендрарий Коннектикутского колледжа, Дендрарий Холдена, Дендрарий Морриса Пенсильванского университета, Дендрарий Мортона и Ботанический сад Тауэр-Хилл. Эта влиятельная серия имеет верных поклонников в области ландшафтного дизайна и в 2016 году получила первую ежегодную награду Общества полевых цветов Новой Англии.

    Ларри недавно написал книгу «Революция в саду: как наши ландшафты могут стать источником экологических изменений» вместе с Томом Кристофером (Timber Press, 2016).Их книга получила книжную премию 2017 года от Американского садоводческого общества.

    Ландшафт геномных изменений при детских онкологических заболеваниях

  • Детский онкологический центр Хоппа при NCT Heidelberg (KiTZ), Гейдельберг, Германия

    Susanne N. Gröbner, Barbara C. Worst, Pascal D. Johann, Balasubramanian Prakash , Себастьян Брабец, Себастьян Бендер, Доминик Штурм, Эльке Пфафф, Серап Эркек, Сандер Ламбо, Андреас Э. Кулозик, Хендрик Витт, Олаф Витт, Корнелис М.van Tilburg, Kristian W. Pajtler, Marcel Kool, David TW Jones, Lukas Chavez и Stefan M. Pfister

  • Отдел детской нейроонкологии, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Susanne N. Gröbner, Bar К. Ворст, Паскаль Д. Йоханн, Гнана Пракаш Баласубраманян, Себастьян Брабец, Себастьян Бендер, Доминик Штурм, Эльке Пфафф, Серап Эркек, Сандер Ламбо, Хендрик Витт, Пол А. Норткотт, Кристиан В. Пайтлер, Марсель Кул, Дэвид Т. Джонс , Лукас Чавес и Стефан М.Pfister

  • Немецкий онкологический консорциум (DKTK), Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Susanne N. Gröbner, Barbara C. Worst, Pascal D. Johann, Sebastian Brabetz, Barbara Hutter, Dominik Sturm, Elke Пфафф, Серап Эркек, Сандер Ламбо, Клаудия Блаттманн, Арндт Боркхардт, Микаэла Кулен, Анжелика Эггерт, Симона Фульда, Роланд Капплер, Стефан Бурдах, Ренате Киршнер-Швабе, Удо Контни, Андреас Э. Кулозик, Дитмар Ломанн, Корнелия Эккерт, Михаэла Натхрат , Шарлотта Нимейер, Гюнтер Х.Рихтер, Йоханнес Шульте, Франк Вестерманн, Хендрик Витт, Олаф Витт, Корнелис М. ван Тилбург, Гудрун Флейшхак, Томас Клингебиль, Бенедикт Брорс, Урсула Д. Вебер, Пол А. Норткотт, Кристиан В. Пайтлер, Марсель Кул, Розарио М. Пиро, Дэвид Т.В. Джонс, Питер Лихтер, Лукас Чавес и Стефан М. Пфистер

  • Отделение детской онкологии, гематологии и иммунологии, Университетская клиника Гейдельберга, Гейдельберг, Германия

    Барбара С. Ворст, Паскаль Д. Йоханн, Доминик Штурм , Эльке Пфафф, Даниэль Хюбшманн, Андреас Э.Кулозик, Хендрик Витт, Олаф Витт, Кристиан В. Пайтлер и Стефан М. Пфистер

  • Европейская лаборатория молекулярной биологии (EMBL), Отделение биологии генома, Гейдельберг, Германия

    Йоахим Вайшенфельдт, Василиса А. Руднева-Вангия Сегия , Serap Erkek, Sebastian Waszak & Jan O. Korbel

  • The Finsen Laboratory, Rigshospitalet, Центр биотехнологических исследований и инноваций (BRIC), Копенгагенский университет, Копенгаген, Дания

    Joachim Weischenfeldt

  • Центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Иво Буххальтер, Кортине Кляйнхайнц, Барбара Хаттер, Гидеон Ципприх, Майкл Хайнольд, Юрген Эйлс, Кристиан Лаверенц, Бенедикт Брорс, Матиас Шлеснер и Роланд Эйлс

    Департамент нейробиологии,

  • 2 900 Детская исследовательская больница Святого Джуда, Мемфис, Теннесси, США

    Василиса А.Руднева и Пол А. Норткотт

  • Отдел прикладной биоинформатики, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Гнана Пракаш Баласубраманян, Барбара Хаттер и Даниэль Хюбшманн

  • 1 Институт биоинформатики и геологии Фармацевтическая и молекулярная биотехнология, Гейдельбергский университет и центр BioQuant, Гейдельберг, 69120, Германия

    Daniel Hübschmann, Michael Heinold и Roland Eils

  • Klinikum Stuttgart — Olgahospital, Zentrum für Kinder-, Jugend- und Fraudiamedizin Germany

    Claudia Blattmann, Stefan Bielack & EWA Kossielniak

  • Департамент педиатрической онкологии, гематологии и клинической иммунологии, университетской детской больницы, Гийнрих Гейнский университет, Дюссельдорф, Германия

    Arndt Borkhardt & Michaela Kuhlen

  • Департамент педиатрической онкологии /Гематология, Шарите-Ун iversitätsmedizin Berlin, Берлин, Германия

    Анжелика Эггерт, Ренате Киршнер-Швабе, Корнелия Эккерт и Йоханнес Шульте

  • Институт экспериментальных исследований рака в педиатрии, Университетская клиника Франкфурта, Франкфурт-на-Майне, Германия

    251

    Симоне Фульда 9001 9001 Институт/Биоцентр Теодора Бовери, центр биохимии развития и комплексного онкологического центра Майнфранкен, Вюрцбургский университет, Вюрцбург, Германия

    Манфред Гесслер и Дженни Вегерт

  • Отделение детской хирургии, Исследовательские лаборатории, Детская больница доктора фон Хаунера, Людвиг Университет Максимилиана, Мюнхен, Мюнхен, Германия

    Роланд Капплер

  • Справочный центр опухолей костей при Институте патологии Университетской больницы Базеля и Базельского университета, Базель, Швейцария

    Daniel Baumhoer

  • Детский онкологический исследовательский центр и отделение педиатрии, Klinikum rechts der Isar, Technische Universität München, Мюнхен, Германия

    Штефан Бурдах, Микаэла Натрат и Гюнтер Х.Richter

  • Отдел педиатрической гематологии и онкологии, Университетский медицинский центр Aachen, Aachen, Германия

    UDO Kontny

  • Департамент человеческой генетики, университетская больница Эссен, Эссен, Германия

    Dietmar Lohmann

  • Отдел Педиатрическая гематология и онкология, кафедра педиатрии, Университетский медицинский центр Фрайбурга, Фрайбург, Германия

    Simone Hettmer & Charlotte Niemeyer

  • Отделение детской онкологии, Klinikum Kassel, Kassel, Germany

    Michaela Nathrath

    Генетика, Ульмский университет и университетская клиника Ульма, Ульм, Германия

    Райнер Зиберт

  • Отделение геномики нейробластомы, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Франк Вестерманн

  • Центр принцессы Максима Детская онкология, Утрехт, The Nethe rlands

    Ян Дж.Molenaar

  • Консорциум инновационных методов лечения рака у детей и Отдел клинических исследований, Гюстав Русси, Университет Париж-Сакле, Вильжюиф, Франция

    Gilles Vassal

  • Педиатрическая гематология и онкология, 09 Münster, Университетская клиника Мюнстер 09, Германия, Мюнстер

    Birgit Burkhardt

  • Детская гематология и онкология, Ганноверская медицинская школа, Ганновер, Германия

    Christian P. Kratz

  • Отделение клинического сотрудничества детской онкологии, Немецкий онкологический исследовательский центр (DKF 9005 OlafZ), Гейдельберг, Германия

  • Центр индивидуальной детской онкологии (ZIPO) и опухолей головного мозга, Университетская клиника и Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Cornelis M.van Tilburg

  • Отделение детской гематологии и онкологии, Университетский медицинский центр Геттингена, Геттинген, Германия

    Christof M. Kramm

  • Детская онкология и гематология, Педиатрия III, Университетская клиника Эссена, 9005 Гурунд, Эссен, Германия Fleischhack & Uta Dirksen

  • Отделение детской гематологии и онкологии, Университетский медицинский центр Гамбург-Эппендорф, Гамбург, Германия

    Stefan Rutkowski & Katja von Hoff

  • Аугсбург, Детский онкологический центр им. Германия

    Michael Frühwald

  • Центральный центр геномики и протеомики, Высокопроизводительный секвенатор, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия , Германия

    Томас Клингеб iel

  • Университетская больница Кёльна, клиника и поликлиника для детей и молодежи, Кельн, Германия

    Пабло Ландграф

  • Отделение онкогеномики, Академический медицинский центр, Амстердам и Дэнни Костер, Нидерланды

    5 900 Zwijnenburg

  • Отделение нейрохирургии, Отделение биомедицинской и медицинской информатики и Центр исследований на основе данных в биомедицине, Центр исследований детского рака, Детская больница Филадельфии, Филадельфия, Пенсильвания, США

    Adam C. Resnick & Pichai Raman

  • Отделение вычислительной биологии Детской исследовательской больницы Св. Иуды, Мемфис, Теннесси, США Открытие в биомедицине, Центр исследования детского рака, Детская больница Филадельфии, Филадельфия, США

    Анджела Дж.Waanders

  • Отдел молекулярной генетики, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Урсула Д. Вебер, Розарио М. Пиро, Питер Лихтер и Марк Запатка

  • Берлинский университет компьютерных наук, Фрайе , Берлин, Германия

    Росарио М. Пиро и Марк Запатка

  • Институт медицинской генетики и генетики человека, Университетская клиника Шарите, Берлин, Германия

    Росарио М. Пиро

  • Биоинформатика, немецкий анализ данных рака Исследовательский центр (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Матиас Шлеснер

  • Отделение молекулярной генетики, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Петер Лихтер, Урсула Вебер, Бернхард Радлвиммер

  • 1
  • 1 Марк Запатка
  • 5 5 Отдел теоретической биоинформатики, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Roland Eils, I VO BUCHALTER, Roland Eils & Roland Eils

  • Департамент невропатологии, Гейдельбергская университетская больница, Гейдельберг, Германия

    Andrey Korshunov

  • Hopp-детский центр рака в NCT HEIDELBERG (KITZ), HEIDELBERG, ГЕРМАНИЯ

    OLAF Witt, Stefan Pfister, Stefan Pfister, David Jones, Peter Lichter и Natalie Jäger

  • Отделение клинического сотрудничества детской онкологии, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Olaf Witt

  • Отделение педиатрии, Neurodia 1 1 Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

    Stefan Pfister, Stefan Pfister, David Jones и Natalie Jäger

  • Кафедра невропатологии Университета Генриха Гейне, Дюссельдорф, Германия

    Guido Reifenberger 11 Gels & Jöberg

  • Отдел трансляционной онкологии, Немецкий центр исследования рака (DKFZ)/Национальный центр Центр лечения опухолевых заболеваний (NCT), Гейдельберг, Германия

    Christof von Kalle

  • GeneWerk GmbH, Гейдельберг, Германия

    Manfred Schmidt & Cynthia Bartholoma

  • , Отделение детской нейрохирургии в Торонто Канада

    Michael Taylor

  • Отделение биологии генома, Европейская лаборатория молекулярной биологии (EMBL), Гейдельберг, Германия MPI-MG), Берлин, Германия

    Marie-Laure Yaspo, Hans Lehrach и Hans-Jörg Warnatz

  • Гематология и клиническая иммунология, Университетская клиника, Дюссельдорф, Германия

    Pablo Landgraf & Arndt Borkhardt Division2

  • 25
      5
        5
          5
            5 Прикладная биоинформатика, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

            Бенедикт Брорс

            90 012
          • Группа управления данными, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

            Юрген Эйлс и Кристиан Лаверенц

          • Институт генетики человека, Ульмский университет и Университетская клиника Ульма, Ульм, Германия

            Райнер Зиберт , Оле Аммерполь, Кристина Лопес, Рабеа Вагенер и Райнер Зиберт

          • Институт генетики человека, Университет Кристиана Альбрехта, Киль, Германия

            Райнер Зиберт, Сюзанна Вагнер, Андреа Хааке, Юлия Рихтер, Анкей К. Рихтер, Бергманн, Александр Клавьес, Оле Аммерполь, Ситсе М. Аукема, Андреа Хааке, Кристина Лопес, Инга Нагель, Юлия Рихтер, Инга Фатер, Рабеа Вагенер и Райнер Зиберт Киль, Германия

            Юлия Рихтер, Вольфрам Клэппер, Моника Щепановски, Ситце М. Аукема и Юлия Рихтер

          • Отдел теоретической биоинформатики, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

            Ч. Эйлс, Жюль Керссемакерс, Кристина Ягер-Шмидт, Ингрид Шольц, Роланд Эйлс, Даниэль Хюбшманн, Кортина Кляйнхайнц и Маттиас Шлеснер

          • Кафедра биоинформатики и функциональной геномики, Институт фармации и молекулярной биотехнологии, Гейдельбергский университет, Гейдельбергский университет Германия

            Роланд Эйлс, Роланд Эйлс, Даниэль Хюбшманн и Кортина Кляйнхайнц

          • Отправление отделение педиатрии, Университетская клиника Шлезвиг-Гольштейн, Кампус Киль, Киль, Германия

            Анке К.Bergmann

          • Департамент внутренней медицины / Гематологии, Фридрих-Эберт-больница, Неймюнстер, Германия

            Chrimünster Borst & Siegfred Haas

          • Университетская больница MUENSTER — Дедиатрическая гематология и онкология, Мюнстер, Германия

            Birgit Burkhardt

          • Университетская клиника Гиссен, детская гематология и онкология, Гиссен, Германия

            Биргит Буркхардт, Ясмин Лисфельд и Мариус Роде

          • Медицинский факультет III – кампус Гроссхадерн, Университетская клиника Мюнхена, Мюнхен, Германия

          • 1 5 2ling0 Drey 1 5 2ling 90 Drey

            1 2ling 9020

            Кафедра гематологии и онкологии, Геттингенский университет им. Георга-Августа, Геттинген, Германия Вюрцбург

            Герман Айнселе

            9001 2
          • Отделение медицины III, гематологии и онкологии, клиника доктора Хорста-Шмидта в Висбадене, Висбаден, Германия

            Norbert Frickhofen

          • Институт патологии Зенкенберга, Медицинский факультет Франкфуртского университета, Франкфурт-на-Майне, Германия

            Мартин-Лео Хансманн и Мартин-Лео Хансманн

          • Кафедра внутренних болезней II: гематология и онкология, Университетский медицинский центр, Кампус Киль, Киль, Германия

            Деннис Карш и Майкл Кнеба

          • Госпиталь внутренних болезней II, Гематология и онкология, больница Св. Георгия, Лейпциг, Лейпциг, Германия

            Луиза Мантовани-Лёффлер

          • Отделение патологии, больница Роберт-Бош, Штутгарт, Германия

            German Ott & German Hematology Clinic for

            5

            2 и онкологии, Больница Св. Антония, Эшвайлер, Германия

            Peter Staib

          • Отделение Внутренняя медицина III, Ульмский университет и Университетская клиника Ульма, Ульм, Германия

            Stephan Stilgenbauer

          • Национальный центр опухолевых заболеваний, Гейдельберг, Германия

            Thorsten Zenz

          • Институт клеточной биологии (исследование рака), Университет Дуйсбург-Эссен, Дуйсбург-Эссен, Медицинский факультет, Эссен, Германия

            Ральф Купперс и Марк Венигер

          • Институт патологии Шарите – Медицинский университет Берлина, Берлин, Германия

            Михаэль Хаммель и Дидо Ленце

          • 2

            Комплексный онкологический центр Ульма (CCCU), Университетская клиника Ульма, Ульм, Германия

            Ульрике Костезка

          • Институт патологии Ульмского университета и Университетская больница Ульма, Ульм, Германия

            Peter Möller

          • Институт Патология, Вюрцбургский университет, Вюрцбург, Германия

            Андреас Розенвальд, Эллен Лейх, Джордан Пишимарев и А. ndreas Rosenwald

          • Кафедра детской онкологии, гематологии и клинической иммунологии Университета Генриха Гейне, Дюссельдорф, Германия

            Вера Биндер, Арндт Боркхардт и Джессика И.Hoell

          • Отделение молекулярной генетики, Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

            Peter Lichter и Bernhard Radlwimmer

          • Институт клинической молекулярной биологии, Университет Кристиана-Альбрехта, Kiel

            , Германия 90 Rosenstiel & Markus Schilhabel

          • Кафедра общей внутренней медицины Кильского университета, Киль, Германия

            Stefan Schreiber

          • Междисциплинарный центр биоинформатики Лейпцигского университета, Лейпциг, Германия

            5 900Бернхарт, Ханс Биндер, Геро Дуз, Стив Хоффманн, Лидия Хопп, Хелен Крецмер, Дэвид Лангенбергер и Питер Ф. Штадлер

          • Компьютерный факультет, группа биоинформатики, Лейпцигский университет, Лейпциг, Германия

            Стефан Ханс, Бернхарт Биндер, Геро Дуз, Стив Хоффманн, Хелен Крецмер, Дэвид Лангенбергер и Питер Ф. Штадлер

          • Транскриптомная биоинформатика, Исследовательский центр жизненных болезней LIFE, Лейпцигский университет, Лейпциг, Германия

            Стефан Х.Bernhart, Gero Doose, Steve Hoffmann, Helene Kretzmer, David Langenberger и Peter F. Stadler

          • Отдел прикладной биоинформатики (G200), Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Гейдельберг, Германия

            Benedikt Brors

            25

            2 Детская иммунология, гематология и онкология, Университетская клиника, Гейдельберг, Германия

            Даниэль Хюбшманн

          • Институт медицинской информатики, статистики и эпидемиологии, Лейпцигский университет, Лейпциг, Германия

            Маркус Кройц, Маркус Кройц,

            Эмбл Гейдельберг, Геном Биология, Гейдельберг, Геном-Биология, Гейдельберг, Германия

            Jan Korbel & Stephanie Sungalee

          • Bioinformatics и OMICS Analytics (B240), Германский исследовательский центр (DKFZ), Гейдельберг, Германия

            Matthias Schelsner

          • RNOMICS Group, Институт клеточной терапии и иммунологии им. Фраунгофера IZI, Лейпциг, Германия

            Питер Ф.Stadler

          • Институт Санта-Фе, Санта-Фе, Нью-Мексико, США

            Peter F. Stadler

          • Математический институт им. Макса Планка, Лейпциг, Германия

            Peter F. Stadler

            2

            25 и B.C.W. проведен анализ и интерпретация данных. С.Н.Г., Дж.В., И.Б., К.К., В.А.Р., Г.П.Б., М.С.-В., Б.Х., Д.Х., Г.З., М.Х., Дж.Е., К.Л. и С.Л. установленные рабочие процессы и выполненная обработка данных. П.Д.Дж., С.Бр., С.Б., Д.С., Э.П., С.E., S.W., UK, JJM, G.V., C.P.K., M.Ko., D.T.W.J., L.C. и M.Z. участвовал в разработке и интерпретации анализов. PDJ, DH, CB, AB, M.Ku., SF, JW, RK, DB, AE, S.Bu., RK-S., AEK, DL, SH, CE, S.Bi., MN, CN, GHR, JS, RS, FW, HW, B.Bu., UD, OW, CMvT, CMK, GF, SR, MF, MG, JW, KvH, SW, PL, TK, EK, PAN, KWP и M. Ко. предоставлены данные и материалы пациентов. J.K., A.C.R., J.Z., Y.L., X.Z., A.J.W., D.A.Z. и P.R.установил базы данных. S.N.G., B.C.W., D.T.W.J. и С.М.П. подготовили рукопись и рисунки. B.Br., U.D.W., M.Ko., R.M.P., J.O.K., M.S., R.E., D.T.W.J., PL, L.C., M.Z. и S.M.P. участвовал в управлении проектом и обеспечивал лидерство.

            Соединение людей и природы для идеального будущего

            Автор Feng Han

            Эта презентация была частью Декларации о новом ландшафте Фонда ландшафтной архитектуры: Саммит по ландшафтной архитектуре и будущему, который проходил в Филадельфии 10-11 июня 2016 года.LAF попросила разностороннюю группу ведущих умов написать «Декларацию», отражающую последние полвека и предлагающую смелые идеи о том, как ландшафтная архитектура может внести свой жизненно важный вклад в ответ на вызовы нашего времени.

            Фэн Хань

            Профессор Университета Тонги

            Шанхай, Китай

            Директор факультета архитектуры и ландшафтных исследований, профессор Фэн Хань, доктор философии. Городское планирование, Университет Тонги, Шанхай, Китай.Она получила как BLA, так и MLA в Университете Тонги, а также докторскую степень. из Квинслендского технологического университета в Австралии.


            Соединение людей и природы для идеального будущего

            от Feng Han

            « Горы и реки — это тексты на рабочем столе, а тексты — это горы и реки на рабочем столе».

            Эта старая китайская поговорка отражает восточную мысль о том, что все человеческие знания и достижения были вдохновлены природой, и природа присутствует повсюду в человеческой жизни.

            Глубоко укорененная в природе, ландшафтная архитектура имеет дело с взаимодействием человека и природы через ландшафтный дизайн и строительство. Сегодня не во всех странах ландшафтная архитектура является предметом изучения, и не в каждом языке есть слово для обозначения ландшафта. Тем не менее, у каждой нации есть взгляд на природу, восходящий к древним временам, каждая со своими уникальными верованиями, мудростью, знаниями и эмоциями, вдохновленными природой. Полученные идеалы и стремления воплощаются в повседневной работе и жизни через пейзажи.Основываясь на этой связи, дисциплина ландшафтной архитектуры соединяет всех нас с несколькими базовыми понятиями из прошлого в будущее.

            Во-первых, пейзаж — это изображение природы. Пейзаж раскрывает человеческие ценности и взгляды на природу, основанные на глубоко укоренившемся философском ядре взаимоотношений человека и природы. Хотя у нас есть только одна объективная природа, взгляд на природу зависит от культуры. Различные культурные и этнические группы демонстрируют свое понимание мудрости природы через свои собственные культурные фильтры, что побуждает нас вносить новшества в среду обитания.Это, в свою очередь, отражает глобальное разнообразие духа и практики ландшафта, делая возможным диалог о ландшафте между различными культурными и этническими группами.

            Во-вторых, ландшафт – это драгоценное наследие совместной работы человека и природы. Пейзаж заключает в себе мудрость природы, создает мирские идеалы, демонстрирует уважение к формам жизни, отличным от людей, и проявляет этику и мудрость в жизни в гармонии с другими формами жизни. Пейзаж гуманистичен, а также научен.Разнообразные ландшафты выражают длительные и тесные отношения между людьми и окружающей их природной средой, отражают специфические приемы землепользования, гарантирующие и поддерживающие биологическое разнообразие, и воплощают духовные отношения людей и природы, связанные в сознании сообществ с сильными верованиями и художественными представлениями. и традиционные обычаи. Ландшафты — это бесценное человеческое наследие для устойчивого развития в будущем.

            В-третьих, значение ландшафта социально сконструировано.Пейзаж социально сконструирован, поэтому он имеет наслоение значений, связанных с социальными субъектами строительства, самим процессом строительства и процессом культурного ввода, что имеет большое социальное значение для верований, знаний и использования природы авторами и авторами. сообщества. Пейзаж — это социальное вместилище и пространство, отражающее глубокие социальные ценности, отношения, эмоции и воспоминания.

            Эти основные ценности ландшафтов сталкиваются с неожиданными угрозами, особенно из-за усиливающейся глобализации и урбанизации.Деградация окружающей среды, усиление социальных конфликтов и потеря гармоничных отношений между человеком и природой, местной идентичности и исторического контекста становятся важными темами для беспокойства в будущем. Ландшафтная архитектура должна играть роль в защите исторической и эволюционной целостной методологии и подхода и тем самым прокладывать путь в общем развитии застроенной среды будущего. Отношения, которые люди имеют с природой, оспариваемый ландшафт, разнообразие культурного ландшафта, природные ценности, сохранение наследия ландшафта, а также подходы и инструменты устойчивого ландшафта, являются ключевыми вопросами, которые необходимо решить.

            Безотлагательно восстановить устойчивые отношения между людьми и природой. Ускоряющаяся урбанизация, беспорядочное расширение городов и эксплуатация природных ресурсов усугубили разрыв между человеком и природой. Загрязнение, смог и отсутствие продовольственной безопасности угрожают предметам первой необходимости, необходимым людям для выживания. Отношения между человеком и природой достигли критической точки. Экологическая философия должна быть применена к структуре ландшафтной архитектуры.Только так можно коренным образом изменить наше отношение к природе и улучшить устойчивое развитие. Наука не может спасти нас от корня.

            Сосредоточьтесь на оспариваемых ландшафтах и ​​создайте социальную справедливость в ландшафте . Переустройство социальных пространств и миграция населения, сопровождаемые глобализацией и урбанизацией, по сути являются перераспределением природных ресурсов и земельных ресурсов. В этом процессе мы должны учитывать земные традиции, эмоции, память и интерес.Мы должны противостоять оспариваемым социальным пространствам и обеспечить, чтобы новый ландшафт стал традиционным наследием и устойчивым развитием, признавая социальное благополучие и справедливость, а не социальные и капитальные привилегии. Ландшафтные архитекторы должны быть более социально ответственными.

            Укрепить понимание и сохранение ландшафта как культурной среды обитания . Каждый пейзаж не пуст. У него есть свои истории и история. Вовлечение местных сообществ, признание и уважение их культурных обычаев, а также использование как новаторских, так и традиционных методов могут обеспечить более эффективное управление многофункциональными ландшафтами, способствуя их устойчивости и адаптивности, а также укрепляя местную идентичность.Создание ландшафта должно учитывать культурную ответственность и исторический контекст, признавая при этом индивидуальные инновации.

            Улучшить понимание неотъемлемых природных ценностей и уважения к природе . Природа говорит на своих языках. Укрепление междисциплинарной научной работы в области ландшафта, расширение наших знаний о неотъемлемых ценностях природы и принятие конкретных мер в области развития городов и сельских районов для сохранения и интерпретации природных ценностей являются ключом к поддержанию гармонии между человеком и природой.Реализация этой основной задачи ландшафта для устойчивой застроенной среды является беспроигрышной стратегией для людей и природы в устойчивом сосуществовании.

            Защита ландшафтного наследия и управление им . Светлое будущее можно обеспечить, только зная прошлое. Ландшафтное наследие воплощает в себе мудрость людей, знающих природу и земли в конкретной природной среде, их духовные искания, эмоциональную память и культурную самобытность. Все они являются ценными сокровищами человеческого общества. Эффективная защита и управление наследием обеспечивают отличный двигатель для будущего развития.Мы должны убедиться, что помним, откуда мы пришли, и можем распознать дорогу домой, даже когда мы движемся в будущее.

            Разработка стратегий и инструментов для устойчивого ландшафтного планирования и дизайна. Существует острая потребность в обучении и обучении ландшафтной архитектуре для предоставления междисциплинарных знаний и решений. Настоятельно рекомендуются конкретные стратегии планирования и разработки, подходы и инструменты, которые могут интегрировать экономические, социальные, культурные и экологические процессы в интересах устойчивого развития.

            Наша цель не только жить разумно и здорово, но и жить на земле духовно и политически вместе со всеми другими формами жизни. Это амбициозная задача для будущих ландшафтных архитекторов.

            Чтение природы от больших до малых масштабов – Природа городов

            Города зарождаются, растут, расширяются и обычно — главным образом в развивающихся странах — выходят за свои пределы, перетекая в сельские и дикие земли. Этот рост города относится не только к наложению искусственных граней на географические расширения, но и к увеличению сложности и динамики города.Городские явления начинают и продолжают дурно обращаться с природой за пределами официальных границ города, не только в физическом плане, но и через так называемый экологический след , термин, который описывает множественные изменения здорового функционирования земли как близкой, так и весьма удаленной от города. городское поселение.

            Наряду с чувствительностью к ландшафту, экологический интеллект поможет нам улучшить городскую среду обитания, чтобы приветствовать лучших горожан.

            Поскольку города растут на территориях, которые ранее демонстрировали свои природные качества и экосистемные функции, мы должны признавать естественные структуры, уважая их черты и артикулируя разрастание городов в соответствии с их формой; или, по крайней мере, мы должны подчеркнуть следы естественных экологических систем, когда произошли необратимые изменения и возник новый, не стимулирующий ландшафт.

            Почему мы не можем этого сделать?

            Рисунок 1. «Поколение»: новая форма рельефа для новой группы зданий. Навязанный ландшафт, который не основан на местных особенностях и упускает возможности для укрепления идентичности. Фото: Глория Апонте,

            Взгляните на рисунок 1, начав с простого формального подхода к преобразованию ландшафта. Можно сказать, что силуэта склонов с обеих сторон сохраняют определенное сходство. Тем не менее, тот, что слева, был вынужден принять новую форму путем выравнивания для нового строительства.Среди других изменений поток воды был изменен так, чтобы он происходил перпендикулярно его естественному потоку, который будет проходить по трубе на краю в направлении, противоположном тому, которое было предложено природой. Форма здания резко врывается в сцену и мешает восприятию небольшой долины, хотя ее текстура похожа на текстуру того, что построено на склоне справа. Цвет на новом склоне слева сильно контрастирует с цветом справа.Мы можем увидеть тот же эффект, когда говорим о текстуре . Рост растительности, которая могла бы покрыть этот склон, помогая ему поддерживать визуальную связь с другой стороной, был запрещен, и его разнообразие отсутствует.

            Наша негативная реакция на появление этой настройки — это предупреждение о том, что что-то идет не так. Шокирующие эффекты от его появления также доставляют людям неосознанный дискомфорт. По мнению ряда авторов (Canter, 1987, Rapoport, 1982, Granada, 2007), этот дискомфорт является частью мотивации неадекватного поведения.Другими словами, здоровый и стимулирующий ландшафт поможет развитию здорового общества. Ответственность дизайнера выходит за рамки простой формальной композиции; это не вопрос вкуса или индивидуальных предпочтений. Окончательный вид должен отражать правильную артикуляцию многих взаимосвязанных систем — как природных, так и искусственных — работающих сбалансированным образом, с учетом естественной инерции, чтобы способствовать улучшению общества.

            «Городская природа может быть видна, но процессы — нет.Жизненно важные функции экосистем трудно оценить до тех пор, пока что-то не пойдет серьезно» , — пишет Дэвид Гуд. К сожалению, эта реальность постоянно повторяется. Недавние и частые бедствия говорят нам о настоятельной необходимости внимательно читать природу, учиться у нее и применять ее учения, особенно в нашем городском мире.

            Власти и планировщики беспокоятся о том, какая площадь занята, но захват большей площади — необходимость по мере роста населения — имел бы меньшее значение, если бы мы делали это менее вредным способом.Ключевым вопросом является «, как » мы это делаем, и значения , лежащие в основе расширения . Если мы мотивированы деньгами на благо немногих — и предположением, что поверхность Земли является бизнес-ресурсом — прежде чем на благо многих, будущего не будет. Благосостояние не может зависеть от потребления!

            Как связать отношения между большим миром и городским? Или между этим и малым, в человеческом масштабе, в повседневной жизни или в окружении нашего интимного существования? Как умудриться правильно написать о природе в городском пейзаже, чтобы предложить другим вдохновляющее чтение? Как добиться такого прочтения, если обычно строительная деятельность господствует над природой, игнорирует ее, злоупотребляет ею и — в лучшем случае — скрывает ее?

            Концепция городского метаболизма хорошо известна и была четко объяснена Абелем Вольманом (1965), Гербертом Жирарде (1996, 2004) и Ричардом Роджерсом (2000), и это лишь некоторые из них.Тем не менее, с точки зрения застройщиков, кажется, что ответственность за сохранение здоровых условий жизни лежит исключительно на природоохранных органах. К сожалению, такие государственные учреждения работают отдельно от деятельности, связанной с городским развитием, и сосредоточены только на количественных показателях. Их заботит то, сколько квадратных метров зеленой поверхности осталось на одного жителя , сколько деревьев будет посажено за определенный период времени или какое технически допустимое расстояние между этими деревьями, а не результирующее качество пространства, его согласованность с природной функциональностью или как сложный фрагмент целого.

            Как перейти от далеких рамок высоких гор или бескрайнего моря к самой мелкой природе водорослей между плитками, или от интенсивного уличного шума к мягкому пению птиц?

            Ричард Скотт дал разумный ответ на этот вопрос на круглом столе TNOC в 2016 году о том, как сделать городскую природу более «видимой» для людей. Он написал: « полевых цветов оказались отличной платформой и связующей силой для нового вида культурной экологии, которая привносит природу в жизнь людей.

            Это утверждение согласуется с идеей постоянного кругового движения от большого к маленькому и наоборот — рекомендуемая стратегия, которая поддерживает правильные ответы в городских вмешательствах, будь то большие или маленькие.

            Забота о каждой небольшой территории как о части целого природного «организма» была бы частью успешного способа примирить проявления природы в разных масштабах в урбанизированном мире. Это требует слаженности, связи и систематизации действий как частей целого.

            Технический взгляд, связанный с разумным отношением, был бы другой его неотъемлемой частью. Если мы пытаемся подражать природе, пожалуйста, давайте делать это правильно!

            Рисунок 2. Неверная интерпретация естественного стока воды; обманывает пейзаж. Фото: Глория Апонте

            При написании этой статьи я получил сообщение от Института биомимикрии, где авторы представляют свою диаграмму таксономии биомимикрии , и там я нашел четкую отправную точку для ответов на свои вопросы.

            Институт биомимикрии говорит: Итак, хотя мы не можем звонить природе по телефону, или отправлять ей наши вопросы, или читать ее мысли , мы все же можем проконсультироваться с нашими наставниками-экологами и найти «время». проверенные» решения наших самых сложных дизайнерских задач.

            К этому списку стратегий я бы добавил наблюдение за природой и чтение «текстов», которые она писала на поверхности земли во все времена.

            Институт биомимикрии продолжает писать: «Спросите у природы и облегчите поиск.Один из способов «попросить у природы» указаний по дизайну — разбить ваши задачи на их основные функции — конкретные результаты, которых должен достичь ваш дизайн. См. рис. 1.

            Здесь я нашел хороший урок, который ведет от широких действий или намерений, которые могут иметь в виду дизайнеры и которые они выражают в своем внутреннем кругу, к более детальному уровню действий, которые заканчиваются во внешнем кругу публики. Мы должны принять во внимание все задействованные функции, прежде чем материализуются какие-либо видения или решения.

            Другими словами, осуществление мероприятий по развитию для удовлетворения городских функций должно сопровождаться экологическими условиями. Это не означает мгновенное решение широких проблем, но это означает осознание последствий и связей небольших вмешательств с производительностью в целом.

            Веер ниже иллюстрирует множество идей, и, когда все они связаны, нам становится легче видеть панораму, связывать и подключаться к процессам принятия решений, которые направляют нас к лучшему городскому развитию.

            Рисунок 3. «Каталог биомимикрии»: во внутреннем круге представлены цели; средний, действия для достижения этих целей; а внешний круг содержит физические объекты, на которых материализуются предыдущие идеи. Но центр — самое главное: «спроси у природы». Спросите ее, что делать, как это делать и где это делать.

            Вот некоторые ключевые рекомендации по ландшафтному дизайну для планировщиков расширения города:

            • Провести реальное и комплексное обследование природных условий и функционирования экосистем перед назначением землепользования .
            • Обратите особое внимание на водотоки, даже если они непостоянны
            • Провести оценку ландшафта с привлечением местного населения
            • Всегда помните о человеческом масштабе. В конце концов, люди — это те, кто наслаждается или страдает от эмпирического ландшафта.
            • Предвидеть последствия каждого предложения или решения в больших, средних и малых масштабах.
            • Предлагаю уважать физиономию места и следовать элементам его визуальной композиции.
            • Если вы уже знаете геометрию, остановитесь! (Как говорит наш колумбийский писатель Херман Арсиньегас (1973)).

            Для улучшения городского ландшафта мы должны признать свою принадлежность к миру природы и освободиться от растущего господства технологий и евклидовой геометрии.  

            Наряду с чувствительностью к ландшафту, экологический интеллект поможет нам улучшить городскую среду обитания, чтобы приветствовать лучших горожан.

            Глория Апонте
            Медельин

            О природе городов

            Об авторе:


            Глория Апонте

            Глория Апонте — колумбийский ландшафтный архитектор, более 30 лет занимающаяся проектированием, планированием и преподаванием.

  • Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.