Пичугин игорь: Игорь Пичугин — Россия в глобальной политике

Содержание

✅ ИП ПИЧУГИН ИГОРЬ ВИКТОРОВИЧ, 🏙 Калининград (OГРН 320392600027882, ИНН 390805887366) — 📄 реквизиты, 📞 контакты, ⭐ рейтинг

Последствия пандемии

В полной версии сервиса доступна вся информация по компаниям, которых коснулись последствия пандемии коронавируса: данные об ограничениях работы и о программе помощи от государства тем отраслям, которые испытывают падение спроса

Получить доступ

Краткая справка

ИП ПИЧУГИН ИГОРЬ ВИКТОРОВИЧ было зарегистрировано 23 июля 2020 (существует 1 год) под ИНН 390805887366 и ОГРНИП 320392600027882. Местонахождение Калининградская область, город Калининград.

Основной вид деятельности ИП ПИЧУГИН ИГОРЬ ВИКТОРОВИЧ: 01.50 Смешанное сельское хозяйство. Телефон, адрес электронной почты, адрес официального сайта и другие контактные данные ИП ПИЧУГИН ИГОРЬ ВИКТОРОВИЧ отсутствуют в ЕГРИП.

Информация на сайте предоставлена из официальных открытых государственных источников.

Контакты ИП ПИЧУГИН ИГОРЬ ВИКТОРОВИЧ

Местонахождение

Россия, Калининградская область, город Калининград

Зарегистрирован 23 июля 2020

Перейти ко всем адресам


Телефоны


Электронная почта


ИП Пичугин Игорь Борисович, Самара

Индивидуальный предприниматель Пичугин Игорь Борисович

Действует
ОГРНИП 318631300134735
ИНН 253602974229
Дата регистрации 9 августа 2018 года
Регистратор Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №20 по Самарской области
Регистрационный номер 077007127901
Дата регистрации 10 августа 2018 года
Территориальный орган Государственное учреждение-Управление Пенсионного фонда РФ в Промышленном районе г. Самары
45.32 Торговля розничная автомобильными деталями, узлами и принадлежностями      Основной   
45.11 Торговля легковыми автомобилями и грузовыми автомобилями малой грузоподъемности
45.19 Торговля прочими автотранспортными средствами
45.20 Техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств
45.31 Торговля оптовая автомобильными деталями, узлами и принадлежностями
45.40 Торговля мотоциклами, их деталями, узлами и принадлежностями; техническое обслуживание и ремонт мотоциклов
Показать еще 1 запись
46.14 Деятельность агентов по оптовой торговле машинами, промышленным оборудованием, судами и летательными аппаратами

Игорь Борисович Пичугин не является руководителем каких-либо компаний.

Индивидуальный предприниматель Пичугин Игорь Борисович зарегистрирован 9 августа 2018 года, регистратор: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №20 по Самарской области. Физическому лицу были присвоены ОГРНИП 318631300134735 и ИНН 253602974229. Основной вид деятельности: «Торговля розничная автомобильными деталями, узлами и принадлежностями», дополнительные виды деятельности: «Торговля легковыми автомобилями и грузовыми автомобилями малой грузоподъемности», «Торговля прочими автотранспортными средствами», «Техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств». Регион регистрации ИП Пичугина Игоря Борисовича: г. Самара, Самарская область.

Предыдущие записи ЕГРИП по ИП Пичугину Игорю Борисовичу смотрите в полной выписке или версии для печати
1. 9 августа 2018 года Представление сведений об учете в налоговом органе
Инспекция Федеральной налоговой службы по Красноглинскому району г. Самары
2. 13 августа 2018 года Представление сведений о регистрации в качестве страхователя в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации
Инспекция Федеральной налоговой службы по Красноглинскому району г. Самары
3. 15 сентября 2019 года Представление сведений о выдаче или замене документа, удостоверяющего личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации
Инспекция Федеральной налоговой службы по Красноглинскому району г. Самары
4. 31 мая 2021 года Представление сведений об учете в налоговом органе
Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №20 по Самарской области
5. 9 февраля 2022 года Изменение сведений об индивидуальном предпринимателе, содержащихся в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей
Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №20 по Самарской области Список предоставленных документов:
     • Документ, удостоверяющий личность гражданина РФ
     • Заявление по форме Р24001

Данные по ИП Пичугину Игорю Борисовичу собраны из открытых источников и носят исключительно ознакомительный характер. Вся публикуемая на портале информация является открытой и общедоступной в соответствии с п. 1 ст. 6 129-ФЗ от 08.08.2001 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и 149-ФЗ от 27.07.2006 «Об информации, информационных технологиях и защите информации».

При копировании материалов ссылка на vembo.ru обязательна.

Пичугин, Игорь Михайлович — Исследование акустической эффективности облицованного эжектора — глушителя шума [Текст] : Автореферат дис. на соискание ученой степени кандидата технических наук. (05.23.10)


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов

OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы.4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

«Память мученицы Татианы Гримблит». Игорь Гарькавый

Поделиться

Мы беседовали с директором мемориального научно-просветительского центра Бутово Игорем Гарькавым.

Мы говорили о жизни и подвиге расстрелянной на Бутовском полигоне мученицы Татианы Гримблит. Также разговор шел о том, какая помощь необходима сейчас Бутовском полигону, и как каждый желающий может поучаствовать в сохранении памяти о жертвах советских репрессий. ​​​​​​​

Ведущие: Алексей Пичугин, Алла Митрофанова


А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели. Алексей Пичугин…

А. Пичугин

— Добрый вечер!

А. Митрофанова

— …Алла Митрофанова. Сегодня 22 сентября, канун Дня памяти очень интересного человека. Святая мученица Татьяна, пострадавшая в 1937 году на Бутовском полигоне.

А. Пичугин

— Это не та Татьяна-мученица, к которой мы привыкли, которая покровительствует студентам.

А. Митрофанова

— Это другой человек. Она, безусловно, заслуживает нашего внимания, и, как это часто бывает, в истории новомучеников и исповедников российских, знаем мы о ней крайне мало. Но, слава Богу, есть человек, который знает о ней все — во всяком случае, все, что удалось восстановить по документам, имеющимся у нас в архивах на данный момент. Игорь Гарькавый, директор Мемориального центра «Бутово», сегодня с нами — дистанционно пока еще, но все-таки с нами. Игорь, добрый вечер!

И. Гарькавый

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели, здравствуйте, Алла, здравствуйте, Алексей!

А. Пичугин

— Добрый вечер!

А. Митрофанова

— Игорь, мы будем говорить сегодня не только о мученице Татьяне — мы будем говорить и о том, что происходит у вас, на Бутовском полигоне. Кто-то из наших слушателей уже в курсе, кто-то для себя заново откроет эту тему — что можно вписаться в те важнейшие процессы, которые там у вас сейчас идут, вам нужны волонтеры. Но вот поскольку завтра у нас такой важный день памяти, давайте, наверное, начнем с этой малоизвестной страницы нашей истории. Расскажите, пожалуйста, чем так принципиально важен завтрашний день — день памяти тех людей, которые пострадали на Бутовском полигоне 23 сентября?

И. Гарькавый

— Уважаемые коллеги, вы знаете, 22 сентября, то есть ровно в этот день, когда мы с вами ведем разговор сегодня, только в 1937 году, видимо, поздно вечером в Москве собрались три высокопоставленных чиновника. Это был руководитель местного управления НКВД по Москве и Московской области, это был представитель партийной организации — партии большевиков и представитель прокуратуры. Вот эти три человека — они, собственно говоря, и образовывали коллегиальный орган, который выносил, по сути, внесудебные вердикты. Их, на сленге служебном бюрократическом того времени потом в народе стали называть «членами тройки». И вот, собственно говоря, они вынесли приговор Татьяне Николаевне Гримблит, и согласно этому приговору она была расстреляна. Но есть некоторая разница в документах. В одних документах сказано, что она расстреляна была на следующий день, 23 сентября, в других — 27-го. В общем-то, надо сказать, что в бухгалтерии НКВД тоже в это время уже творился страшный бардак, потому что шел вал репрессий. Они начались в августе согласно оперативному приказу наркома внутренних дел Ежова 30 июля 1937 года, подписанного оперативным приказом № 447. Начались массовые аресты и казни в рамках так называемой «кулацкой операции». Но на самом деле распространялась эта операция не только на тех, кого власть называла «кулацким элементом», но и на всех, кого называли антисоветским элементом. А вот в эту категорию попадали уже и многие верующие, так называемые церковники.

А. Пичугин

— Мне кажется, Игорь, прошу прощения, тут достаточно важный момент, о котором мы с вами ни в одной программе еще не говорили, хотя упоминали неоднократно, и вы сейчас тоже вспомнили про «тройки». Само создание вот такого псевдосудебного органа — насколько они были легитимны, эти тройки, и вообще благодаря чему они появились? Не обычное судебное заседание, к которому мы привыкли, которое проходит в каких-то юридических рамках, а вот такое внезапное судилище?

И. Гарькавый

— Ну, вы знаете, на самом деле, тройки возникали в советской истории до 1937 года уже несколько раз. И, по сути, это наследники тех ревтрибуналов, которые существовали в годы гражданской войны. Тройки существовали во время коллективизации. По сути, это был такой чрезвычайный внесудебный орган, хотя, конечно, говорить о том, был ли этот орган внесудебный или судебный, можно только лишь с некоторыми кавычками и оговорками, потому что вообще сама советская система юриспруденции была построена на так называемом революционном правосознании, то есть никаких вне партийной линии существующих норм, правил эта система, фактически, не признавала. То есть она что-то взяла из традиционной юриспруденции, но, конечно, вот такого органы чрезвычайной юстиции, во всяком случае, в таких масштабах, никогда не существовало до 1917 года.

А. Пичугин

— А как делились процессы, которые производились с помощью троек, и которые производились классическими судебными заседаниями? Кого судили тройки?

И. Гарькавый

— Тройки, собственно говоря, они были созданы… Если говорить о тройках 1937 года, они были созданы для того, чтобы работать в режиме массовых операций. Существовали, соответственно, тройки, существовали двойки. Тройки тоже были разные. Вот та тройка, о которой мы говорили, это была тройка при ОНКВД СССР по Московской области. Ну, правильно понимать — по Москве и Московской области, потому что Управление НКВД и в то время, да и сейчас — оно одно на Москву и на Московскую область. Соответственно, и поэтому в данном случае это тройка, которая работала по «кулацкой операции». Но еще была в Москве милицейская тройка, которая также выносила заочно приговоры, но уголовному элементу, и еще в Москве действовала двойка. Вернее, двойка действовала в масштабах всего Советского Союза, потому что двойка — это комиссия, в которую входили лично нарком внутренних дел Николай Ежов и лично Генеральный прокурор Советского Союза Вышинский. Двойка рассматривала дела Национала. Но, по сути, все эти органы имели много общего, потому что судебный процесс проходил по упрощенной процедуре и заочно. То есть Татьяну Гримблит на суд никто не вызывал. Ее документы рассматривали эти три чиновника за закрытыми дверями, и мы можем подозревать, что рассматривали они эти документы, что называется, по диагонали, если вообще кто-нибудь что-нибудь читал. Потому что к моменту, когда документы передавались на рассмотрение тройки, судьба человека практически всегда была уже решена. Потому что до этого следователь, который проводил следственные действия в тюрьме с задержанным, обвиняемым в рамках вот этих массовых операций, соответственно, арестованным человеком, он уже выносил свой вердикт, и обвинительное заключение, которое было сделано оперативным сотрудником НКВД, оно уже, как правило, содержало обвинение, которое четко укладывалось либо в одну, либо в другую нишу. А, собственно, вариантов у членов тройки было всего лишь два. Согласно оперативному приказу № 00447, арестованные «враги народа» должны были быть либо расстреляны, либо отправлены в концентрационный лагерь, причем, по первоначальному варианту этого приказа, на срок не менее 8 лет лишения свободы. То есть ни ссылка, ни какие-то другие, соответственно, наказания в рамках обвинений, которые выносились на суд тройки, не рассматривались. конечно, потом были нюансы и исключения, но, тем не менее, вот такова была сама эта схема, такова была эта технология большого террора. И, собственно, вот в этих жерновах и оказалась Татьяна Николаевна Гримблит. И интересно посмотреть, наверное, теперь нам на историю ее жизни именно сквозь призму того приговора, и чтобы понять, на самом деле, вот случайным или неслучайным было ее попадание на Бутовский полигон. Потому что мы должны с вами отдавать себе четкий отчет, что на Бутовском полигоне, так же, как и в других местах, где совершались массовые казни, было расстреляно много людей — ну, с точки зрения современного наблюдателя, случайно. То есть людей, которые ничего против советской власти не делали и ничего не замышляли, никаким ни словом, ни жестом против этой власти не выступали, но они тоже оказались в этих жерновах. Потому что среди тех, кто был расстрелян… Напомню, что только на Бутовском полигоне с 8 августа 1937-го по 19 октября 1938 года были расстреляны и захоронены 20 тысяч 762 человека. Соответственно, вот среди этих людей, конечно, самые-самые разные судьбы. И есть люди, которые вот как бы совершенно ни в чем не виноваты, как бы являлись как бы случайными жертвами этой системы, и были люди, которые, конечно, да, у них была своя позиция, у них был свой выбор, и они сознательно шли в жизни своей на определенный риск, сохраняя свои взгляды, свои убеждения, свою веру. К ним, конечно, к таким людям и относилась Татьяна Николаевна. Но вот все-таки появление этих случайных жертв тоже, на самом деле, неслучайно. Почему я говорю все время «как бы», почему я беру эти словосочетания в некие интонационные кавычки? Потому что, на самом деле, случайные жертвы были нужны этой системе, ибо именно они убеждали людей, которые были адресатами этого посыла… Ведь террор — это что такое? Это ужас, да? Это некое средство, которое было нужно не только для того, чтобы уничтожить своих реальных или мнимых политических противников, а это средство было нужно для того, чтобы напугать всех остальных, напугать живых. Это была одна из главных, судя по всему, задач, проводившихся тогда в Советском Союзе массовых операций. И, конечно, если бы, условно говоря, взяли и расстреляли всех дворян, ну, это бы возымело на общество определенный, конечно, эффект, люди бы испугались. Но они бы сказали: «Очень хорошо, но я никогда не был дворянином, я никогда не имел места в царской, скажем, России при администрации или не был офицером царской армии, поэтому это пройдет мимо меня». Кулацкий элемент — это очень широкая социальная группа, которая подверглась страшному разгрому в эти годы. Но все-таки можно было понадеяться, что как бы этот нож гильотины пройдет мимо тебя, если ты не был никогда ни крестьянином, ни жил в деревне, у тебя не было никогда собственности в сельской местности, ты никогда не был связан с этим кругом людей. Но на самом деле вот это очень широкое словосочетание «антисоветские элементы», которое появляется в окончательной версии оперативного приказа № 00447, оно сделало возможным арест и казнь практически любого человека. И уже дальше была несложная технология, как этого человека обвинить в тех поступках, в тех высказываниях, которые можно было счесть антисоветскими или воспринимать как какой-то вызов существующей власти. Поэтому, конечно, очень много людей среди расстрелянных в Бутово, это люди, которые были совершенно неожиданно для себя арестованы, брошены в тюрьму, а потом и расстреляны на Бутовском полигоне.

Но были среди тех, кто подвергся массовым репрессиям, люди, которые сделали свой выбор заранее, которые жили многие годы с ощущением того, что, может быть, когда-нибудь придется за свою веру, за свои убеждения пострадать. Они не хотели умирать, я в этом уверен, но они были к этому готовы. И вот в одном из стихотворений Татьяны Гримблит (а она, как мы знаем, была еще и самобытная поэтесса) она написала такие замечательные строки, обращенные ко Христу: «Я Тебя и умирая, мой Господь, благословлю. Ты мне дал блаженство Рая, радость подарил Твою. Я спокойна. Что мне надо? Ничего я не ищут. И Тебе, моя отрада, дней остаток посвящу». Да, при всей такой, в общем, простоте этого поэтического текста, мы видим, что мысли и устремления Татьяны Николаевны — они однозначно ведут ее к подвигу. Она была готова к тому, чтобы принести в жертву свою жизнь за Христа и за веру в Него гораздо раньше. И вот как она вышла на этот путь?

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня директор Мемориального центра «Бутово» Игорь Гарькавый, и накануне Дня памяти мучеников Бутовского полигона, среди которых и Татьяна Гримблит, мы решили поговорить об этой удивительной женщине, которая… Вообще, по профессии она была медсестрой, если я не ошибаюсь. Причем, медсестрой, которая не то, чтобы там как-то, когда-то там в царской России занималась служением в «Красном Кресте» или…

А. Пичугин

— Ей в царской России было всего лишь 15 лет.

А. Митрофанова

— Да, она была советской медсестрой. И вот, будучи советской медсестрой и глубоко верующим человеком, она оказалась и среди других заключенных и приговоренных к смерти на Бутовском полигоне. Как это вышло? Что привело ее к такому жизненному решению? Вот Игорь нам уже сказал в нескольких словах: среди мучеников Бутовского полигона были как люди, которые там оказались, ну, как это может показаться со стороны, случайно, а были люди, которые сознательно исповедовали Христа. Вот Татьяна Гримблит как раз из их числа. Что известно о ее жизни?

И. Гарькавый

— Да, Татьяна Николаевна Гримблит родилась 14 декабря 1903 года.

А. Пичугин

— Сразу понимаем, что ей было всего 34 года на момент смерти. Лет 35 только исполнилось.

И. Гарькавый

— Да. Она родилась в семье служащего, ее отец работал в акцизном управлении. Получила образование в одном из лучших заведений города Томска — в Томской женской гимназии. Закончила она учебное заведение уже при советской власти в 1920 году. В том же году скончался ее отец, и Татьяна поступает работать воспитательницей в детскую колонию «Ключи». То есть уже с того момента она, фактически, оказалась связана с пенитенциарной системой, но, в данном случае, Пока еще как воспитательница такого особого детского учебного заведения. И одновременно она начинает уже в те годы помогать людям, оказавшимся в тюрьмах и лагерях за свои религиозные убеждения. И она возит передачи, она направляет посылки. До поры до времени это не вызывает никаких возражений, потому что вообще надо сказать, что заключенные тюрем и концентрационных лагерей в советской России, как правило, пользовались правом получения передачи.

А. Пичугин

— До определенного момента? Или всегда?

И. Гарькавый

— Ну, практически всегда. Ну, были, конечно, случаи, когда это право ограничивали. Особенно это характерно было для заключенных в специальных политических изоляторах. Но, в принципе, надо сказать, что вот эта вещь, которую мы как-то упускаем часто из внимания, — передачи… Передачи заключенным, священникам, монахам, находившимся в местах лишения свободы, это была та ниточка, благодаря которой с помощью Божьей эти люди выжили в нечеловеческих условиях.

Вы знаете, когда-то мне довелось беседовать с одним человеком, одной тайной монахиней, которая знала владыку Афанасия Сахарова. Она к нему приезжала несколько раз в Петушки из Москвы с какими-то поручениями от московских священников…

А. Пичугин

— Но уже в последние годы его жизни, в 60-е, после всех лагерей?

И. Гарькавый

— Да, конечно, в последние годы жизни исповедника. И она как-то вот все-таки не удержалась и спросила владыку: «Владыка, ну как же вы выжили там, в лагерях?» Все-таки, вы понимаете, владыка Афанасий в местах лишения свободы, если считать еще и тюрьмы и ссылки, провел около 32 лет. То есть это невероятным кажется, да? Действительно, у него были моменты, когда он умирал, и он сам об этом пишет, и действительно он умирал и от холода, и от голода, и от болезней. И он сказал этой монахине, что, «а вы знаете, а меня все время спасали передачи — передачи тех людей добрых, которые меня не забывали, пока я находился в местах лишения свободы». И действительно понятно, что из того, что получал владыка Афанасий, он, может быть, сам мог использовать небольшую часть, чем-то он должен был поделиться с уголовниками, которые контролировали бараки, что-то, возможно, нужно было дать администрации, в общем, чем-то поделиться со своими товарищами по несчастью. Но все-таки вот какая-то часть того, что ему передавали, она ему доходила, доставалась, и это в какой-то степени поддерживало его и помогало ему выжить в тех нечеловеческих условиях. Поэтому вот за каждым из тех исповедников, о которых мы знаем, с удивлением узнаем, что эти люди перенесли страшные заключения — по пять, по шесть, по восемь, по 10, по 12, по 20 лет в концентрационных лагерях, — мы говорим: «Как они выжили?» Вот, конечно, это было всегда чудо, всегда…

А. Пичугин

— А представляете, как выживали люди, политические заключенные, от которых отказывались родственники — писали соответствующие отказы и, конечно же, ничего не отправляли?

И. Гарькавый

— Да. Ну, иногда у этих людей были, тем не менее, другие доброхоты. Это иногда и родственники — они, знаете, отказывались, но, Тем не менее, тайно, через других лиц это как-то передавали все-таки, какие-то продуктовые передачи. В данном случае вот мы имеем дело сейчас, поскольку мы говорим о судьбе Татьяны Гримблит, мы имеем дело с человеком, который непосредственно участвовал вот именно в этом святом деле — спасении узников. Потому что мы понимаем, что есть вели кие подвижники благочестия, исповедники веры, которые выжили в тюрьмах и лагерях, но были еще и другие люди, о которых мы вообще забываем, потому что мы просто не помним их имен. Это были, как правило, женщины, которые приходили на почту, отправляли посылки. А на самом деле в 20 — 30-е годы, а потом особенно в 30 — 40-е годы, когда, в общем-то, надо сказать, сами люди питались впроголодь, и у них не было лишнего куска хлеба, чтобы поделиться им с заключенным, не было денег, чтобы помочь ссыльному духовенству, но, тем не менее, вот эти люди — я имею в виду не только Татьяну Гримблит, а очень и очень многих людей — они что-то брали у себя, что-то даже… Я помню, одну историю мне рассказывали, как, чтобы послать посылку одному из близких, осужденному и тоже томившемуся в лагере, что-то вот женщина забирала, да, у своей семьи, даже что-то детям не давала своим есть, понимаете? Потому что тут был вопрос — либо она отправит эту посылку осужденному брату, либо она поставит эту еду на стол мужу и детям. Вот такой тоже дилеммой… Надо было как-то вот находить выбор в этой дилемме для людей того времени. Это было непросто, но Татьяна Николаевна — она этим занимались, увидев в этом свое христианское служение.

А. Митрофанова

— Я сейчас вспоминаю эти строки Ахматовой из предисловия к ее поэме «Реквием».

А. Пичугин

— Страшные годы «ежовщины»…

А. Митрофанова

— Да. Она там как раз описывает именно таких женщин. И, судя по всему, и Татьяна Гримблит тоже могла стоять в такой же очереди. Помните, она… Ахматова сама стоит в очереди к сыну, который в тюрьме. Помните, она там: «Муж в могиле, сын в тюрьме, помолитесь обо мне»? Но она говорит, как у нее родилась идея этой поэмы. Женщина, которая стояла перед ней и которая узнала ее в лицо, спросила: «А это вы описать можете?»

А. Пичугин

— «И голубь тюремный пусть гулит вдали, и тихо идут по Неве корабли».

А. Митрофанова

— Да. И Ахматова сказала: «Могу». И тогда что-то вроде улыбки отразилось на том, что некогда было ее лицом. Вот Анна Андреевна Ахматова буквально в нескольких словах описала состояние людей, стоявших в этих очередях, и…

А. Пичугин

— А ведь еще, прости, есть замечательное произведение, о котором почему-то так мало у нас знают, которое в прозе это все описывает и было создано прямо в те годы непосредственно, в эти страшные годы «ежовщины» — это произведение Лидии Чуковской.

А. Митрофанова

— В общем, есть к каким источникам обратиться. Игорь, но, вместе с тем, что касается судьбы Татьяны Гримблит, она не к своим родственникам ведь туда ходила — она ходила к тем людям, с которыми знакома, наверное, была зачастую и даже не очень хорошо.

И. Гарькавый

— Скорее всего, только по переписке. Вы совершенно правы, Алла, потому что мы вот из документов одного из первых арестов… Уже в 1925 году Татьяна Николаевна была арестована ОГПУ, и сохранились материалы этого дела. И на вопрос следователя она отвечала о своей такой христианской миссии следующее: «С 1920 года я оказывала материальную помощь ссыльному духовенству и вообще ссыльным, находящимся в Александровском централе, Иркутской тюрьме и Томской, и в Нарымском крае. Средства мною, — дальше сообщает она, — собирались по церквям и городу, как в денежной форме, так и вещами и продуктами. Деньги и вещи посылались мною по почте и с попутчиками, то есть с оказией». Вот, собственно говоря, за эту свою деятельность, которую ни в какой форме, наверное, нельзя назвать антисоветской, потому что здесь не было никакого вызова — власть разрешила этих людей на самом деле снабжать вещами и продуктами, то есть этим людям передачи в тюрьме были разрешены. И, действуя таким образом, Татьяна Николаевна не нарушала даже советские законы. Н за то, что она помогала этим людям, тем не менее, она была наказана — она сама была выслана в Зырянский край на три года. Там она так же продолжала заниматься, насколько могла, конечно, в этих скудных условиях, благотворительностью…

А. Пичугин

— Прошу прощения, нам надо сейчас прерваться буквально на минуту. Мы напомним, что директор Мемориального центра «Бутово» Игорь Гарькавый сегодня с нами в программе «Светлый вечер». Единственное, что перед перерывом мы бы попросили вас рассказать, и мы еще в течение программы несколько раз об этом упомянем, про… тут не хочется говорить слово «субботник», потому что оно из того времени, о котором мы сегодня говорим, из того времени, когда это все происходило, жили наши герои, но, тем не менее, у вас будет происходить вот такая очень важная вещь, как уборка территории, расчистка революционеров на Бутовском перегоне. Вот расскажите перед перерывом буквально минуту об этом.

И. Гарькавый

— Ну, вы знаете, сейчас Татьяна Гримблит, наша бутовская новомученица, она почитается еще и как небесный покровитель добровольцев — православных волонтеров. И поэтому очень логично, наверное, ее память связать с этим объявлением. Дело в том, что мы каждую осень занимаемся тем, что призываем волонтеров-добровольцев принять участие в благоустройстве территории захоронения. В одном из этих погребальных рвов лежит и сама Татьяна Николаевна…

А. Пичугин

— Неизвестно где.

И. Гарькавый

— Да, неизвестно, к сожалению, в каком из 13 рвов, но за каждым из этих рвов надо ухаживать, поскольку Бутовский полигон — это церковно-общественный мемориал, и приведение его в порядок — это задача общества и Церкви, то вот, собственно говоря, все мы и призываем себя к тому, чтобы потрудиться. В этом году волонтерские сборы проходят при поддержке Российского фонда культуры. Соответственно, мы приглашаем всех желающих приехать в субботу в 11 часов, встреча около Соловецкого креста. В воскресенье тоже отдельные группы будут работать. Соответственно, начало работ в воскресенье в 12 часов — также встреча около Соловецкого креста.

Поэтому, пожалуйста, приезжайте. На сайте нашего храма вы можете найти контактные телефоны, на сайте www.martyr.ru, в группе «Бутовский полигон» в Фейсбуке, в группе «Бутовский полигон» в Телеграме. Везде есть контакты для того, чтобы узнать, к кому конкретно обратиться, записаться в эту волонтерскую группу и потрудиться на этом святом месте, чтобы наша память была не только абстрактным каким-то, нашим каким-то переживанием, но чтобы она стала конкретными делами.

А. Пичугин

— Игорь Гарькавый, директор Мемориального центра Бутово вместе с нами. Алла Митрофанова, я — Алексей Пичугин. Через минуту вернемся, никуда не уходите.

А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. И напомню, что на связи с нами Игорь Гарькавый, директор Мемориального центра «Бутово». Мы говорим сегодня об удивительном человеке, которая, ну, фактически, на данный момент стала одним из покровителей добровольческого, волонтерского движения, — Татьяна Николаевна Гримблит. Ее судьба — она очень драматична и невероятно интересна, и очень жертвенна.

Она была медсестрой, советской медсестрой. В 1937 году ее, как и многих других, расстреляли на Бутовском полигоне. И вот, как Игорь нам уже напомнил в первой части разговора, на Бутовском полигоне захоронено 20 тысяч 762 человека, и часть из них причислены Церковь к лику святых, и среди них — Татьяна Николаевна Гримблит. Игорь, мы про атмосферу времени, про какие-то детали, про то, как проходили аресты и суды, уже поговорили. Сама Татьяна Николаевна, для которой ее помощь заключенным была ее христианским служением, она об этом открыто заявила на допросе, — что еще известно о ней? Была ли у нее своя собственная семья, муж, дети, или она целиком и полностью отдавала все свои силы тому, чтобы вот так помогать заключенным в очень… ну, по правде говоря, в нечеловеческих условиях, в которых они оказались?

И. Гарькавый

— Ну, вы знаете, Алла, семьи у Татьяны Николаевны не было, насколько мы знаем. Просто и даже когда мы смотрим на ее биографию, то времени для семейной жизни у нее не оставалось из-за арестов, которые ее преследовали, понимаете? Вот она, как мы помним с вами, была выслана в 1926 году в Зырянский край на три года, а уже в 1931 году она была приговорена к трем годам заключения в концентрационный лагерь и отправлена в страшные Вишерские исправительные лагеря. И напомню, что о Вишерских лагерях рассказывает и Шаламов в своих рассказах, потому что он тоже через Вишерлаг прошел. Это страшное место. Страшное место, где Татьяна открыла для себя новую сферу деятельности, между прочим, потому что она там стала изучать медицину, стала работать медсестрой, фельдшером, и, возможно, это спасло ее во время лагерного заключения. В 1932 году она вышла на свободу, но получила запрет проживать в 12 городах. И местом жительства она избирает небольшой город — Юрьев-Польский во Владимирской области. И там она тоже долгое время не может найти себе работу по этой специальности, но устраивается фельдшером в Александрове, в больнице. После этого она в 1936 году переезжает в село Константиново Московской области и работает лаборанткой в Константиновской районной больнице. Вот…

А. Пичугин

— Ну это все, на самом деле, рядом там — Московская, Владимирская, ну, Юрьев-Польский, Александров, Сергиев Посад — это все одна сторона, все недалеко.

И. Гарькавый

— Да, все одна сторона. В общем, она работает медсестрой, она работает фельдшером, она работает лаборантом в медицинских учреждениях, и одновременно она поет в церковном хоре. В Москве она некоторое время пела в церковном хоре храма Святителя Николая в Пыжах.

А. Пичугин

— Причем, при настоятельстве — это тоже интересный факт… Настоятелем храма в Пыжах в тот момент был впоследствии священноисповедник Гавриил Мелекесский. Этот человек… Мне доводилось бывать в городе Димитровград, бывший Мелекесс — в Ульяновской области, где он не просто почитается, а где его почитание — это общегородской праздник. Он прожил, конечно, достаточно долгую жизнь, пройдя через лагеря, умер уже в 50-е годы в нынешнем Димитровграде. И вот его портреты там просто по городу развешаны. И день его памяти — это действительно всенародный праздник. Архимандрит Гавриил.

И. Гарькавый

— Да. Вот в это время она поет в хоре храма Святителя Николая в Пыжах в свободное от работы время, а деньги, которые она зарабатывает, она по-прежнему тратит на то, чтобы помогать заключенным — священникам, монахам, епископам, пострадавшим за веру. И в следственном деле Татьяны Гримблит есть очень интересные показания свидетелей. Вот некая свидетельница Семенова рассказывает о Гримблит следующее. Прочитаю большой фрагмент достаточно: «В январе или феврале месяце Гримблит Татьяна Николаевна, дежуря у тяжелобольного милиционера Петрова, после его смерти в палате в присутствии больных и медицинского персонала встала и демонстративно его перекрестила» (это одно из свидетельств ее антисоветской деятельности). «Сравнивая положение в тюрьмах царского строя с настоящим, Гримблит в разговоре говорила: «При соввласти можно встретить безобразных моментов не меньше и не хуже, чем прежде». По вопросу ведения ею скудной жизни… А действительно, жила мученица Татьяна очень скудно, очень бедно, она тратила на себя меньшую часть своего заработка — ну, буквально поддерживая просто как-то лишь в себе жизнь и покупая самый минимум необходимых вещей, и, конечно, ее товарищи по работе, обращая внимание на это, упрекали ее в том, что она совсем о себе не заботится, и в разговорах она, Татьяна Гримблит, заявляла, возвращаясь к показаниям свидетельницы Семеновой: «Вы деньги тратите на вино и кино, а я — на помощь заключенным и церковь». Ее также коллеги по работе, как мы видим из этого отрывка обвинительного заключения, упрекали в том, что она выходила на работу, не снимая со своей шеи крест. Вообще, надо помнить, что в советских учреждениях в те годы требовали снимать нательные кресты. Ну, иногда это было не видно, но поскольку медицинский персонал — все-таки он, как скажем, был под особым присмотром, то на то, что Татьяна выходила на работу и не снимала свой нательный крест, обращали внимание ее коллеги и делали ей замечания. И она категорически отказывалась крест с себя снимать. Вот что об этом рассказывает та же самая Семенова, свидетельница: «О носимых на шее крестах Гримблит говорила: «За носимые мною кресты я отдам свою голову. Пока я жива, с меня их никто не снимет». Вот такой удивительный дух был мученический в этой молодой и, конечно, хрупкой женщине. Но, тем не менее, она оказалась сильнее духом, чем вся та система власти, которая пыталась ее сломать, переформатировать, подчинить. И, конечно, вот этот конфликт Татьяны Николаевны и советского строя, который достиг своего апогея в 1937 году, он был, по сути, неизбежен. Наверное, в другой ситуации это бы решилось как-то иначе — скорее всего, это был бы новый арест, новый срок в концентрационном лагере, возможно, смерть там, но в 1937 году вот эти жернова крутились очень быстро, и последний раз Татьяна Николаевна была арестована 5 сентября 1937 года. Собственно, следственные действия длились недолго — с ней было все понятно. 22 сентября приговором тройки НКВД она была приговорена к расстрелу. Соответственно, и расстреляна она была вскоре после этого на Бутовском полигоне. Вот такая краткая, но очень яркая и содержательная жизнь.

А. Пичугин

— А вскоре после этого репрессии пойдут постепенно на убыль, вот эта волна репрессий.

И. Гарькавый

— Это еще не скоро. Нет, еще будет целый год. Это же сентябрь 1937 года.

А. Пичугин

— Это сентябрь 1937-го, но все-таки вот этот маховик стал крутиться медленней.

И. Гарькавый

— Ничего подобного!

А. Пичугин

— Нет?

И. Гарькавый

— Тут вы совершенно неправы. Он будет крутиться еще очень быстро и очень грозно до февраля 1938 года.

А. Пичугин

— Да, до февраля 1938-го. В том-то… Нет, это я понимаю.

И. Гарькавый

— А потом он все равно будет еще крутиться, реально снижая, конечно, уже обороты, но, тем не менее, еще до ноября 1938 года расстрелы будут идти повсеместно, в том числе и на Бутовском полигоне, вот. Но — да, а потом, конечно, будут выбраны другие формы, и к таким массовым казням советская власть возвращаться не будет, хотя аресты таких людей, как Татьяна Гримблит, они будут проходить регулярно и отнюдь не только при жизни Иосифа Виссарионовича Сталина, но и гораздо позднее, хотя, конечно, такие суровые наказания, как в данном случае, уже уйдут в прошлое. Но сначала…

А. Пичугин

— Там обычно уже… Там уже были свои методы — лишение регистрации, высылка из городов.

И. Гарькавый

— Да, лагерь и больница, как это было уже в 80-е годы. Но, тем не менее, репрессии против людей, которые сохранили верность своим принципам и своей вере, они будут, в общем-то, фактически, неотъемлемой частью той системы, которая существовала до тех пор, пока сама себя не разрушила в нашей стране.

А. Митрофанова

— Вы знаете, я вот думаю: как же можно было так неосмотрительно, простите за это казенное слово, человеческим капиталом разбрасываться? Ведь не за горами 1941 год.

А. Пичугин

— А кто ж знал?

А. Митрофанова

— Это… Ну, я не знаю… Просто это вот действительно, когда лес рубят, щепки летят, да? Когда к людям относятся, как вот к таким щепкам, то, может быть, это и вполне естественно, что вот так расстреливали на Бутовском полигоне, на десятках других подобных полигонов по всей стране. А сколько людей в лагерях погибло, да? Там, я не знаю, ну вот из самых известных — пожалуйста, Осип Мандельштам. Мы даже не знаем, где его могила. Где, в какой канаве он поскользнулся, упал и там так и остался лежать. Фельдшер на полях Великой Отечественной войны — сколько жизней она могла бы там спасти! Фельдшер, который действительно ничего не сделал контрсоветского, никакого вреда советской власти не причинил!

А. Пичугин

— Командный состав Красной Армии!

А. Митрофанова

— То же самое — командный состав Красной Армии! Вот я не знаю — такое ощущение, что пилили сук, на котором сидели сами. Каким-то, я не знаю, Божьим чудом просто в Великую Отечественную Войну удалось отстоять наши земли. Но это просто… это… это против вот человеческой логики. Вот как так, почему? Неужели же не делали никакого.. никакого разбора не было даже? Может ли человек, даже сугубым таким прагматичным языком, не человеческим, а прагматичным, что он может быть полезен Родине? Она же фельдшер! Я просто… У меня это не укладывается в голове. Какая логика должна быть сильнее вот такого прагматизма?

А. Пичугин

— Логика, мне кажется, очень простая — извини, что я начинаю отвечать. Это то, что фельдшеров в стране будет достаточно, а врагов надо искать. Тут же опять мы, наверное, в который раз начинаем говорить о феномене репрессий, которых все-таки в таком виде нигде не было. Я не знаю ни одной другой страны, где были репрессии, где по ним были отдельные планы — что такое-то количество людей надо расстрелять, просто расстрелять. И как эти списки составлялись, как они утверждались? И замечательная, вот несколько лет назад вышедшая монография Василюка про Сталина, где об этом ну очень подробно написано.

И. Гарькавый

— Да, мне кажется, что мы с вами сейчас ищем логику в действиях, которые логикой не обладали изначально. Точнее сказать, что логика действий — она не объясняет того, что случилось в итоге. Потому что, конечно, человек — существо отчасти рациональное, но человек не может предсказать всех последствий своих поступков. И в результате, если он нарушает определенные принятые человечеством уже давно нравственные законы, он рискует выйти в область иррационального зла, когда последствия уже становятся неконтролируемы, когда начинается нечто, что уже невозможно использовать как технологию. Конечно, в основе всего лежала попытка с помощью террора управлять обществом. Но я думаю, что в ходе этих репрессий случилось так, что политическое руководство страны в какой-то степени… оно не могло себе представить таких последствий, и в какой-то момент уже репрессии стали происходить не по тому плану, который был изначально задуман, а потому что раскручивался маховик какого-то иррационального зла, и об этом, в том числе, говорят вот эти постоянные шифротелеграммы, которыми руководство регионов тогда просто бомбардирует Москву с требованием увеличить лимиты — увеличить лимиты на расстрелы, увеличить лимиты на лагеря. То есть первоначальные планы, которые были поставлены партией в августе 1937 года, они были превышены в некоторых регионах в несколько раз.

А. Пичугин

— А потом — раз! — и выходит статья вождя о «перегибах на местах», и как будто бы он и ни при чем.

И. Гарькавый

— Ну, это была, понятное дело, уже такая попытка выйти из этой ситуации, несколько, там, ограничить возможности руководства НКВД, свалить всю вину на «стрелочников», расстрелять исполнителей и так далее.

А. Пичугин

— Да, сначала Ежову спускать планы, а потом, собственно говоря, самого Ежова в этом же и обвинить.

Я напомню, что сегодня мы беседуем с директором Мемориального центра «Бутово» Игорем Гарькавым, и очень важно, наверное, нашим слушателям еще раз напомнить и сказать, что есть такая замечательная возможность в субботу и воскресенье приехать на Бутовский полигон и помочь там навести порядок, прибраться. Потому что осенью, мы знаем, много где проходят вот такие вот, ну… — ладно, пускай будут субботники — субботники. И вот Бутовский полигон — не исключение. Там нужно территорию прибрать и немного расчистить вот те места, где нужны рвы, в которых захоронены люди, в том числе и наша сегодняшняя героиня Татьяна Гримблит. Игорь, как до Бутовского полигона лучше всего доехать? Это уже, я думаю, у кого-то из наших слушателей-москвичей этот вопрос возникнет.

И. Гарькавый

— Да. Ну, я, во-первых, хочу, Алексей, поддержать ваш призыв, потому что Бутовский полигон — это 6 с половиной гектаров территории захоронений. Отчасти это лесопарк, то есть там много деревьев, в том числе и лиственных. Конечно, листвы каждый год опадает немало, но, кроме того, надо сказать, что ландшафтный дизайн территории захоронения, который был сделан усилиями государственных органов в 2006 году, он просто с тех пор не подвергается, к сожалению, капитальному ремонту. То есть что получается? У нас есть насыпи, сделанные тогда на средства правительства Москвы и Московской области над погребальными рвами. Это земляные холмики, на которых посажены партерные газоны. Но можете по собственной даче или хотя бы даже по двору своего дома в Москве или в другом месте представить, что бывает с любой земляной насыпью, которая насыпана была уже, практически, 14 лет тому назад, да? Вот что с ней за это время произойдет? Если с ней ничего не делать, она превратится в такой оплывший земляной холмик. И на самом деле вот именно поэтому мы и призываем волонтеров. Конечно, мы очень ценим тех, кто имеет какие-то навыки работы с землей, но и те, кто не имеет навыков, тоже найдет на Бутовском полигоне применение своим силам, потому что грести листву, собирать ее в кучи, собирать ее в мусорные мешки — это работа под силу каждому. Также у нас есть и другая работа, но в зависимости уже от квалификации людей, которые к нам обратятся с предложением своей помощи. А приехать на Бутовский полигон стало еще проще с введением МЦД. Первый московский диаметр, который, собственно, пока, насколько я понимаю, является единственным, работает так, что, сев на эту первую ветку, вы можете добраться до станции МЦД «Бутово», оттуда либо пешком примерно минут 20 до полигона, либо, сев на 18 автобус, доехав до его конечной остановки, которая называется «Бутовский полигон», вы попадаете прямо к месту назначения. Ну, правда, автобус этот ходит один раз в час. Соответственно, он ходит в 35 минут каждого часа от станции «Бутово» в направлении Бутовского полигона.

А. Пичугин

— А будет ли возможность волонтерам, которые приедут, посмотреть музей? Я понимаю, что сейчас достаточно сложная эпидемиологическая обстановка, но, может быть, для тех людей, которые приедут?..

И. Гарькавый

— Мы сейчас предлагаем волонтерам экскурсии. То есть когда вы приедете на Бутовский полигон, то обзорная экскурсия в любом случае состоится. Для любой группы она будет, может быть, большая или маленькая, но несколько раз в течение этих волонтеров сборов будут обширные экскурсии по территории памятника для участников волонтерских сборов. А также, учитывая новую ситуацию, в которой мы все оказались в этом году, у нас будут предложены для участников сборов вебинары. То есть можно будет изучить историю Бутовского полигона в Интернете с помощью такой формы, а также в Зуме. Мы будем рассылать ссылки и приглашать всех желающих познакомиться с историей Бутовского полигона, уже не выходя из собственной квартиры, во всяком случае, не выходя из собственного компьютера. Вот. Но также дадим возможность посмотреть на Бутовский полигон в разных ракурсах, и не только в смысле того, что будет представлена съемка с квадрокоптера, например, но и будут представлены архивные кадры, интересные фотографии, документы и так далее, так далее. Так что информационная часть этих сборов — она тоже будет работать, я надеюсь, для того, чтобы люди осознали, что за место они выбрали в качестве места приложения своих сил, а другие люди, которые пока еще размышляют, решились ехать на Бутовский полигон и внести свою лепту в сохранение нашей исторической памяти.

А. Митрофанова

— Я вот сейчас сижу и вспоминаю, Игорь, как несколько лет назад привезла к вам на Бутовский полигон своих студентов и какое впечатление на них произвела экскурсия, которую вы там для них провели, и ваш рассказ об этом месте. Им по 17-18 лет было, и они все…

А. Пичугин

— Первокурсники!

А. Митрофанова

— …первокурсники, все впервые услышали о Бутовском полигоне вот именно в это время. Ну, там, на наших занятиях, а потом сами захотели туда поехать. И мы вот оказались у вас, и дальше они уже от вас услышали историю этого места.

А. Пичугин

— Несмотря на то, что некоторые из них москвичи, они не знали этого.

А. Митрофанова

— Не знали. И они, естественно, поскольку, ну это, извините, то МГИМО, к нам поступают люди с очень хорошими результатами школьных экзаменов, ЕГЭ и так далее, и историю они изучали, но почему-то вот это место в истории нашей страны — оно до сих пор оказывается каким-то малоизучаемым, что ли, во всяком случае, в рамках школьной программы. А ведь это могло бы быть, ну, потрясающим вкладом, как мне кажется, в семью. Если бы родители вместе с детьми вот на таких волонтерских началах в один из выходных дней приехали к вам! Это же и вклад в ребенка невероятный — он будет знать этих удивительных людей, тех святых, которые пострадали у вас там на Бутовском полигоне. Он будет понимать уже сложность мира — что мир не делится на черное и белое без остатка, что бывают очень сложные смысловые узлы, и в нашей истории тоже. Может быть, что-то там с поправкой на возраст ребенка нужно будет упростить, естественно, да? Это уже родители сами знают, как лучше какую историю подать. Но это то, что учит думать. И это, мне кажется, невероятно ценный вклад в развитие детей сейчас. И, конечно же, они будут уже, что называется, «своими пальцами» знать эту историю. И, как мне кажется, это, опять же, на всю жизнь — вот эти воспоминания, как вместе с родителями мы в таком знаковом для нашей страны месте убирали листья, и как это было здорово. А там еще, наверняка, и чай можно вместе попить, да?

И. Гарькавый

— Ну конечно, мы обязательно после работы предлагаем чаепитие волонтерам, безусловно. Да, я согласен с вами, Алла, это замечательный подход, правильный, наверное, взгляд на то, как нужно воспринимать Бутовский полигон, и как это место, действительно, оно работает. И действительно, вот у нас в течение многих лет волонтерские сборы проходили в молодежном формате. Теперь мы формат расширили, теперь мы уже всех приглашаем, и «серебряных волонтеров» тоже приглашаем, как их теперь называют, пожилых людей, которые тоже активно, между прочим, сейчас занимаются волонтерством. Но, тем не менее, у нас очень хорошие связи остались со многими московскими школами. Вот в этом году уже в сборах приняла участие Московская международная киношкола, и, конечно, впечатление ребят…

А. Пичугин

— Московская международная киношкола, если я правильно понимаю, о каком учебном заведении идет речь, вообще достаточно активно включена в процесс вот такой памяти о жертвах репрессий.

И. Гарькавый

— Да, совершенно верно, они и в Сандармох, насколько я понимаю, ездили…

А. Пичугин

— Да-да-да! Как раз это вот волонтеры Сандармоха и группы, которая помогает Юрию Дмитриеву.

И. Гарькавый

— Да. Нет, они молодцы, они очень много работают. Мы благодарны им за участие и в благоустройстве территории, и в творческих наших проектах.

А. Пичугин

— Совсем немного времени остается, буквально несколько минут, и вот мне пришла в голову такая идея — нас ведь слушают в огромном количестве городов страны. И лагеря у нас были по всей стране.

А. Митрофанова

— По всей стране.

А. Пичугин

— И сейчас, слава Богу, эти места как-то обозначены. Но далеко не везде, правда. Сотни мест — они вообще забыты или находятся в труднодоступных местах. Но, тем не менее, где-то это обозначено. И вот нас слушают люди. И мне кажется, что… Учителя школьные, может быть, школьники, студенты. И вот такие волонтерские выезды по расчистке мест, по какой-то меморизации, может быть, можно провести вот сейчас, осенью. Или эти места где-то обозначены, но там надо убраться, или, может быть, найти. Тем более, что практически каждое из этих мест оставило зримый след — где-то это колючая проволока оставшаяся, где-то это бараки, вышки, что-то еще. И вот эти места требуют, во-первых, того, чтобы о них знали, не забывали, помнили, узнавали, и требуют какого-то присутствия человека, который бы там наводил порядок. Вот. Может быть, нас сейчас слышат люди, и вот, услышав нашу программу, и то, что на Бутовском полигоне каждый год проходят такие волонтерские мероприятия, они у себя в регионах будут проводить что-то похожее. Очень хотелось бы надеяться.

И. Гарькавый

— Да-да, конечно, я поддерживаю инициативу Алексея. Безусловно, это просто императив нашей совести. Это не надо даже обсуждать. Просто человек, мне кажется, узнав о том, что мы сегодня говорили, он просто вот как-то должен что-то сделать для того, чтобы свое отношение к памяти этих людей выразить. Лучше не только словом или мыслью, а лучше действиями, которые… В данном случае, лучший жест, наверное, — это действительно прийти и просто… просто немножко потрудиться на таком месте, потому что все мы время от времени приезжаем на кладбища для того, чтобы позаботиться о могилах своих близких. Это нормальный человеческий долг. И у тех людей, которые расстреляны, очень часто не осталось близких. Вот Татьяна Гримблит, например — у нее не было детей, у нее не осталось прямых потомков. И если мы считаем, что она близка нам по духу, то есть является нашей родственницей не по плоти, не по паспорту, а по тому, что она православная святая новомученица, то приехать и потрудиться на ее могилке — это просто долг каждого православного человека. Но вообще позаботиться о могиле человека, ставшего невинной жертвой вот этого бесчеловечного, беспощадного террора 30-х годов и 20-х годов, это, мне кажется, просто такое, действительно, правильное, нравственное и доброе дело.

А. Митрофанова

— Игорь, спасибо вам большое за этот разговор и, конечно же, за ту работу, которую вы ведете на Бутовском полигоне! Я думаю, что вот Леша абсолютно прав — как у вас сейчас там, слава Богу, все кипит, и есть музеи, и вы изучаете архивы, и работаете с документами, и о многих мучениках Бутовского полигона, не только тех, кто прославлен в лике святых, но и о людях, которые, может быть, они и христианами-то не были, но тоже там пострадали, все-таки мы сейчас кое-что знаем. И в регионах тоже, точно так же можно вести эту работу. Главное, чтобы инициативные люди находились. Спасибо вам большое за этот пример. И еще раз напомним, что подробную информацию о волонтерских работах, которые в субботу и воскресенье проводятся на Бутовском полигоне, можно найти на сайте http://martyr.ru («martyr» — как «мученик», пишется через «y»), и про Татьяну Гримблит тоже информация есть в Интернете. Все желающие узнать больше о нашей сегодняшней героине могут это сделать. И даже, по-моему, какое-то видео снято в память о ней. Так что ищущий обязательно найдет. Спасибо, Игорь!

А. Пичугин

— Игорь Гарькавый, директор Мемориального центра в Бутово, был с нами. Спасибо большое! Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— …Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Счастливо, до свидания!

А. Митрофанова

— До свидания!

И. Гарькавый

— Всего доброго!

снимая на чувствах и ощущениях — Российское фото

Этот фотограф занимается преимущественно портретной съемкой, хотя иногда снимает и свадьбы, и просто мир вокруг. Но больше всего Игоря интересуют все-таки люди. А добиваться качественной передачи задуманных образов ему помогает техника Canon и Profoto, причем работать с последней, как он говорит, ему «легко и дружелюбно».

— Расскажите, пожалуйста, как вы открыли для себя мир фотографии и как давно начали фотографировать?

— Очень хорошо помню свой первый фотоаппарат, простейшую советскую камеру «Этюд», которая работала на пленке 120 с форматом кадра 6×4,5. Это было в 1980 г. В том возрасте я еще не мог сам обрабатывать пленку и печатать снимки, и за меня это делал брат, но снимать мне очень нравилось. Сейчас сложно сказать, что тогда меня больше привлекало в фотографии: сама съемка или наблюдение за процессом печати в темной комнате при красном фонаре; а может быть, «Фотокор», оставшийся от деда, так на меня повлиял. Но совершенно точно уже тогда фотография стала занимать в моей жизни далеко не последнее место.

— Вы изучали фотографию самостоятельно или профессионально?

— Первые знания я получил от брата и из самоучителя по фотографии. Многое постигалось на практике, приходило с опытом, но всегда было ощущение отсутствия целостности в подходе к фотографии, и именно не с технической точки зрения, а с позиции смыслового наполнения. Несколько лет назад я попал на авторский курс Игоря Лысова в одной из московских фотошкол, и для себя считаю это знаковым событием. После многих лет увлечения фотографией я смог почувствовать и понять, в каком направлении мне следует двигаться. Я стал по-другому смотреть на этот вид искусства и на себя как фотографа.

— Какой из жанров наиболее вам интересен?

— Мне интересно снимать людей: их лица, выражение глаз — то, что принято называть одним словом портрет. Не выхватывать отдельные кадры из повседневной жизни, а снимать историю, передавая ее посредством глубины взгляда, движений рук.

Мне интереснее и легче работать с женщинами. Их природная эмоциональность, непонятная и непостижимая для мужчин энергетика позволяют в каждой съемке создавать новое настроение, новый образ.

— Как бы вы сами назвали свой стиль в фотографии?

— Сложно давать определение стиля, и потом точные определения накладывают рамки и границы.

— Насколько вам легко получить желаемый образ? Вы легко срабатываетесь с моделями?

— Это происходит по-разному. Иногда задуманный образ снимаешь за несколько первых кадров, а бывает, делаешь длинную серию и понимаешь, что мимо, что не получается. Тогда я прекращаю эти попытки и отпускаю себя, позволяя абсолютно безыдейную съемку. Она снимает напряжение и, как правило, дает возможность увидеть модель по-другому, не в рамках продуманного ранее образа, и вот тогда получается снять кадры, которые рождаются не от ума, кадры, которые снимаешь на чувствах, на ощущениях. Зачастую я прихожу на съемку без заранее продуманного сценария, а настроение и образ рождаются уже в процессе.

И для этого очень важен контакт с моделью. Надо создать на площадке такую атмосферу, чтобы не было ощущения работы. Без этого невозможно получить живой, эмоциональный, открытый портрет. Отношения между моделью и фотографом значительно важнее многих технических моментов, поэтому перед каждой съемкой я обязательно знакомлюсь с человеком, мы разговариваем на разные темы, я пытаюсь найти точки соприкосновения, почувствовать то напряжение, которое станет основой съемки, эмоциональной основой кадра.

— Оборудование — камеры и объективы — каких производителей вы используете?

— Я использую технику Canon, что сложилось исторически, еще со времен пленочных камер. Сейчас это EOS 5D Mark III и несколько объективов линейки L.

— Чем вам нравится оборудование Profoto?

— Profoto — это любовь с первого взгляда. Когда я снимал этим оборудованием первый раз, то понял, что не отвлекаюсь на технологические сложности. Управление режимами, смена светоформирующих насадок — все настолько легко и дружелюбно! Я фотографирую без ассистента, и для меня важна эргономика. Чаще всего использую моноблоки D1 500 Air. Если возникает необходимость найти новую студию для съемки, то наличие в ней оборудования Profoto — мое основное условие. Сейчас поменять Profoto — все равно что поменять Canon.

— Какой цели в фотографии вы хотели бы достигнуть?

— Фотография для меня не является бизнесом, я не ставлю четких целей и не строю долгосрочных планов, а получаю удовольствие от процесса съемки. Конечно, хочется, чтобы аудитория, которой интересны и нравятся мои снимки, становилась шире. Я хотел бы, чтобы мои работы вызывали отклик, эмоции, а не были очередной промелькнувшей картинкой. Пожалуй, это можно назвать целью.

— В чем вы находите вдохновение и источники идей для своих фотографий?

— Фотография для меня очень сильно перекликается с музыкой, и ассоциации и настроение, вызванные музыкой, порой становятся основой для снимаемого образа. Книги, но не те, где пишут про позы для портретов. И, конечно, сами люди, наблюдения за их эмоциями и чувствами.

— Что значит для вас фотография?

— На этот вопрос я отвечу, наверное, как и большинство фотографов. Это часть меня, часть моего я.

— Как вы думаете, какие черты характера должны быть присущи настоящему фотографу?

— Не знаю, какие черты характера нужны настоящему фотографу; могу сказать, что фотографу, который снимает человека, нужно уметь общаться с теми, кого он снимает, уметь находить контакт с очень разными людьми и порой быть психологом не меньше, чем собственно фотографом.

— Можете дать несколько советов начинающим фотографам?

— Только один, которому стараюсь следовать сам: всегда снимать то, что нравится, даже если это заказная съемка.

— Назовите пять фактов о вас, не связанных с фотографией.

— 1. Моя дочка отдает предпочтение телефону, а не фотокамере.

2. У меня техническое образование.

3. Я люблю автомобили.

4. Летом я предпочитаю мотоцикл.

5. Не люблю раннее утро, позднюю осень и морозную зиму.

Анкета. Об авторе Имя, фамилия, возраст: Игорь Пичугин, 42 года.

Техника: Canon 5D Mark III, EF 17–40 F/4 L, EF 24–105 F/4 L, EF 70–200 F/4 L, EF 100 F/2 USM, Profoto.

Выставки, награды, достижения: выставка «10 в квадрате» в Москве в 2013 г.

Источник вдохновения: музыка, книги, люди.

Лучший совет: быть критичным к себе и не переставать учиться и открывать для себя новое.

В двух парах наручников


Дмитрий Волчек: Гость радиожурнала »Поверх барьеров» – Вера Васильева, автор вышедшей в издательстве »Права человека» биографии Алексея Пичугина. Пичугин, бывший глава отдела экономической безопасности компании ЮКОС, осужден к пожизненному заключению по обвинению в организации заказных убийств и покушений на убийства. Многие правозащитники считают дело Пичугина полностью сфабрикованным, и Вера Васильева убеждена в невиновности героя своей книги. Вера, расскажите, пожалуйста, как началась для вас эта тема? Вы начали переписку с Алексеем Пичугиным во время его второго судебного дела – первое слушалось в закрытом режиме, туда журналистов не пускали.

Вера Васильева: Первое дело Алексея Пичугина слушалось в закрытом режиме, но уже тогда я проявляла к нему интерес, читала публикации, которые выходили на эту тему. Но все-таки это было свидетельство не непосредственное. Мне же хотелось увидеть происходящее своими глазами, чтобы составить мнение – виновен Пичугин или нет. Слишком тяжелые обвинения ему были предъявлены, чтобы доверять исключительно свидетельству посторонних, даже очень уважаемых, журналистов. Поэтому, когда начался второй судебный процесс, а он слушался уже в открытом режиме, я пришла для того, чтобы, прежде всего, разобраться самой. Я начала вести записки о происходящем, публиковала их в »Живом Журнале» и постепенно поняла, насколько сфальсифицировано это дело. Я возьму на себя смелость утверждать, что это одно из самых сфальсифицированных дел в рамках дела ЮКОСа. Меня также возмущало, что об этом очень мало пишут, потому что Алексей Пичугин – фигура не публичная, он не публикует статей, не делает громких заявлений как, допустим, Михаил Ходорковский, вокруг которого постоянно находятся наблюдатели, журналисты. Я считаю, что это, безусловно, правильно и хорошо, но, тем не менее, мне хотелось восполнить информационную брешь вокруг Алексея Пичугина. Поэтому я начала записи и так до сих пор не могу это прекратить, потому что несправедливость вопиющая, а информации об этом куда меньше, чем следовало бы.

Дмитрий Волчек: Вы делаете в книге важное примечание, и я его сейчас повторю. Довольно часто в журналистских материалах Алексея Пичугина как бы повышают в должности, называют »начальником службы безопасности ЮКОСа», а на самом деле он был только начальником отдела, а службу возглавлял Михаил Шестопалов, которому никогда никаких обвинений не предъявляли. Это очень важное примечание.

Вера Васильева: Мне кажется, что это делается специально. Я не думаю, что это журналисты умышленно фантазируют, скорее всего, они черпают информацию из официальных сообщений, а эти сообщения как раз делаются специально, чтобы обвинения в адрес Алексея Пичугина выглядели более убедительно. Вполне логично предположить, что начальник всей службы безопасности имел прямой доступ к Леониду Невзлину и они могли контактировать непосредственно. Между тем, Алексей Пичугин, чье должностное положение было гораздо ниже, никогда не общался с Невзлиным впрямую, он был подчиненным Михаила Шестопалова, и уже только в этом, не говоря о том, что, в принципе, ЮКОС никогда не применял криминальных методов, даже в этой субординации, о которой не говорится вообще, говорится неправильно или говорится очень мало, можно увидеть, что обвинение нелогично.

Дмитрий Волчек: Вы пишете, что единственным доказательством знакомства Пичугина и Невзлина стал любительский фильм об отдыхе на Кавказе.

Вера Васильева: Да, я видела этот фильм в зале суда, его показывали во время заочного процесса по делу Леонида Невзлина. Алексей Пичугин сопровождал руководство ЮКОСа в этой поездке по своим должностным обязанностям – он координировал работу охраны, обеспечивал безопасность во время этой поездки. Непосредственного общения Невзлина и Пичугина на этой видеозаписи не зафиксировано вовсе. Но я разговаривала с Леонидом Невзлиным, когда брала у него интервью для книги о его заочном процессе, и я его спросила, какие у него были отношения с Пичугиным и как же так получается, что он говорит, что не был лично знаком с Алексеем Пичугиным, а на пленке они участвуют в одной поездке. И Невзлин мне объяснил, что во время этой поездки он только однажды разговаривал с Алексеем Пичугиным, это был совершенно ничего не значащий разговор, что личных отношений действительно не было, хотя, конечно, были случаи, когда Пичугин и Невзлин одновременно присутствовали на каких-то мероприятиях, в том числе таких корпоративных мероприятиях, каким была эта поездка.

Дмитрий Волчек: Вы высказываете даже предположение, что сцена из фильма, когда Невзлин и Пичугин стреляют в воздух (это салют), и породила замысел связать их вместе как организаторов нескольких заказных убийств.

Вера Васильева: Вполне возможно, потому что именно эта сцена, вырванная из почти часового фильма, демонстрировалась по одному из российских государственных телеканалов, когда там показывали фильм о преступной группе из ЮКОСа. Это, видимо, должно было еще более убедить телезрителей, что Пичугин и Невзлин связаны и что они очень кровожадные люди — вот, стреляют! Но там совсем не было объяснено, почему они стреляют. А поскольку я видела весь фильм, я поняла – это был просто салют в честь достижения вершины горы.

Дмитрий Волчек: Надо упомянуть о том, что Алексея Пичугина во время следствия настойчиво призывали лжесвидетельствовать против руководителей ЮКОСа, и он категорически отказался.

Вера Васильева: Да, совершенно верно. К нему неоднократно приходили с такими разговорами следователи, и не только следователи, а также прокурор Камиль Кашаев, который был гособвинителем на всех трех процессах по делу Алексея Пичугина. Камиль Кашаев, по свидетельству Алексея (которое он, кстати, сделал перед судом, то есть он понимал, что несет уголовную ответственность за неправду, поэтому я ему склонна доверять) даже в перерыве судебного заседания к нему подходил и призывал дать ложные показания на Невзлина и на Ходорковского, в противном случае Алексею грозит пожизненное заключение, а если он пойдет на сотрудничество, то приговор будет мягким, в отношении него применят »программу защиты свидетелей», он будет куда-то вывезен за границу и все у него будет хорошо.

Дмитрий Волчек: Но он отказался. И был случай, когда к нему во время следствия применяли психотропные препараты.

Вера Васильева: Это было 14 июля 2003 года. Алексея вызвал следователь уже после того, как от него ушли адвокаты, и к следователю также присоединились двое неизвестных Алексею Пичугину людей, которые, как они ему сказали, были сотрудниками ФСБ. Они предложили ему закурить и выпить чашечку кофе. После нескольких затяжек Алексей впал в состояние, в котором он не мог контролировать свои действия, и очнулся он уже только в камере. По его воспоминаниям, очень смутным, его допрашивали в таком состоянии отнюдь не о преступлениях ЮКОСа, а о движениях денежных средств между руководством ЮКОСа и политиками, государственными чиновниками. То есть возникает вопрос, что на самом деле интересовало следователя: преступления, которые вменялись Алексею Пичугину, или нечто другое? Я еще хочу сказать о том, что Пичугин, его защита, его мама и жена заявляли сразу же о применении к Алексею психотропных средств, поскольку они на следующий день были у него на свидании и видели следы инъекций на руках. Но этим заявлениям никто не верил, все официальные лица, к которым обращались с жалобами адвокаты, утверждали, что это придумано защитой Пичугина и самим Пичугиным. И вот намного позже, в 2008 году, как выяснилось, у Алексея есть свидетель. Этот свидетель – ученый Игорь Сутягин. Во время описываемых событий, то есть в 2003 году, Игорь Сутягин и Алексей Пичугин удерживались в одной камере в Лефортово, и Игорь Сутягин видел, в каком состоянии Алексея Пичугина буквально принесли с допроса. В 2008 году о том, что у него есть свидетель Игорь Сутягин, Алексей Пичугин рассказал на процессе по делу Леонида Невзлина. Вскоре после этого я написала Игорю Сутягину письмо по другому поводу, но я упомянула о факте моего знакомства с Алексеем Пичугиным и послала ему одну из моих книг об Алексее. Игорь Сутягин мне ответил и сказал, что напишет рассказ об Алексее. Этот рассказ действительно был написан, это был рассказ о применении к Алексею Пичугину психотропных средств. Причем он был написан еще в колонии — человек не побоялся свидетельствовать в пользу другого осужденного. Сама я получила этот рассказ уже после того, как Игорь Сутягин оказался в Великобритании. Этот рассказ был опубликован сначала в нескольких сетевых СМИ, а потом в моей книге. И когда он появился в интернете, он вызвал очень резкую реакцию спецслужб, резко отрицательно выступали официальные чины, обвиняли Сутягина в том, что он таким образом хочет привлечь внимание к своей персоне, каким-то образом пропиарить себя и что, конечно же, он лжет. С моей точки зрения, Алексей Пичугин и Игорь Сутягин действительно совершили поступки: первый отказался лжесвидетельствовать, второй выступил в защиту другого несправедливо гонимого и, тем самым, навлек на себя неприятности. Потом я спрашивала Игоря Сутягина, когда писала свою книгу, не жалеет ли он о том, что написал этот рассказ, который повлек за собой неприятности, и Игорь Сутягин сказал, что нисколько не жалеет, что он никак не мог молчать и держать внутри себя то, что он наблюдал.

Дмитрий Волчек: Вы говорите о свидетельствах Игоря Сутягина, и там есть очень интересная деталь о том, что Пичугина водили, когда он находился в Лефортово, в двух парах наручников, в то время как другие заключенные вообще могли ходить свободно. Почему? Его боялись?

Вера Васильева: Мне кажется, его боялись потому, что те, кто отдавал распоряжения, те, кто инициировал это дело, прекрасно понимали, что они совершают преступление. И страх быть рано или поздно разоблаченными и наказанными, видимо, довлел над ними.

Дмитрий Волчек: Дело Пичугина – один из ключевых аргументов в информационной войне против ЮКОСа и, собственно говоря, с ареста Пичугина и началось дело ЮКОСа, фаза разгрома компании. Владимир Путин неоднократно говорил о том, что ЮКОС причастен к убийствам, и вы пишете, что Путин фактически оказывал давление на суд.

Алексей Пичугин — курсант Вера Васильева: Я считаю, что заявления, которые делал Путин, причем он начал их делать еще до начала первого судебного процесса Алексея Пичугина, безусловно формировали мнение присяжных, которые участвовали в первом судебном процессе, безусловно, впоследствии, будучи много раз повторенными, влияли и на судей, выносивших обвинительные приговоры в отношении Алексея, и в этом я усматриваю факт давления.

Дмитрий Волчек: Вы сказали, что Пичугин не публичный человек, более того, он ни в коем случае не был диссидентом, вообще ни в каком вольнодумии его невозможно заподозрить. Бывший офицер КГБ, православный, весьма строгих взглядов, он приветствовал приход Путина к власти, то есть принадлежал к тому социальному слою, на который в последние десять лет опирался режим. И именно с таким человеком расправились самым безжалостным образом.

Вера Васильева: Возможно, именно поэтому с ним расправились самым безжалостным образом – он выглядел в глазах власти своим и на него была сделана ставка. Я не исключаю, что если бы Пичугин сразу же пошел на сотрудничество, признался бы в приписываемых ему преступлениях, сказал бы, что их, якобы, заказывали Невзлин, Ходорковский, другие руководители ЮКОСа, то сейчас бы в «Черном дельфине» был Михаил Ходорковский. Может быть, именно этого и хочет наша власть. Этот план не сработал. Не сработал благодаря стойкости Алексея Пичугина. Возможно, что именно за это с ним и расправились так жестоко. Это была месть за то, что он не дал возможности реализовать план.

Дмитрий Волчек: Тут, наверное, можно провести параллель с делом Литвиненко. Бывших «своих» ненавидят больше и расправляются с ними жестче.

Вера Васильева: Совершенно верно. Ведь Литвиненко не просто физически устранили, его приговорили к длинной и мучительной смерти.

Дмитрий Волчек: Нужно добавить, и вы об этом пишете, что биография Пичугина и его работа в КГБ мешают людям либеральных взглядов воспринимать его как политзаключенного, как жертву режима. Но многие сумели преодолеть это отторжение. В частности, Елена Боннер – она следила за тем, как судили Пичугина, и сказала, что это »один из самых сфальсифицированных процессов последних десятилетий».

Вера Васильева: Да, Елена Георгиевна Боннер очень внимательно изучала материалы по делу Пичугина, мне посчастливилось несколько раз с ней говорить по телефону, я состояла с ней в переписке. Ее мнение не голословно, она действительно вникала в это дело и прониклась большим сочувствием к Алексею, за что я ей глубоко благодарна. И я считаю, что очень важно, что она – одна из не такого уж большого количества людей, которые постоянно помнят и о не высоких, не влиятельных, маленьких людях. Имя Ходорковского на слуху, а о том, что сидит Пичугин, сидит Курцин, сидят другие сотрудники ЮКОСа, которые не были такими высокопоставленными, не все вспоминают. Елена Георгиевна Боннер постоянно напоминала об этих людях.

Дмитрий Волчек: Вера, но вот аргумент, который возникает у всех, кто поверхностно знаком с делом. 90-е годы, крупная компания, огромные деньги, тогда в бизнесе царили дикие нравы, людей убивали направо и налево за три копейки. А почему Пичугин не мог? Вам этот вопрос задавали уже, наверное, десятки раз. Как вы на него ответите?

Вера Васильева: Материалы дела, то, что происходило на судебных заседаниях, показания свидетелей убеждают меня в том, что эти убийства просто даже не были выгодны ЮКОСу. Есть свидетельские показания, доказывающие, что совсем не те лица – исполнители преступлений, которые себя так называли. Вот, скажем, наиболее известный эпизод с мэром города Нефтеюганск Владимиром Петуховым. Согласно приговору Алексею Пичугину, исполнителями были некие Цигельник и Решетников. Между тем, непосредственные очевидцы убийства – а мэра Нефтеюганска застрелили на улице на глазах у многих людей – описывали внешность преступников. И ни внешние данные, ни возраст совершенно не соответствуют тому, как выглядят Цигельник и Решетников. Более того, в материалах дела того времени, это 1998 год, есть рабочая версия следователей, которые также называли виновными других людей. Но потом эти исполнители, которых изначально подозревали, погибли при странных обстоятельствах; возможно, их просто устранили. Дело заглохло и только спустя много лет неожиданно выяснилось, что, оказывается, это ЮКОС – заказчик. И вдруг всплыли Цигельник и Решетников, совершенно не похожие на описания очевидцев. Более того, в 2008 году на процессе Леонида Невзлина Цигельник признался, что он оговорил Пичугина и Невзлина по просьбе следователей. Ему обещали маленький срок, а дали срок максимальный, дали 19 лет, и Цигельник решил, что больше нет смысла сотрудничать и выполнять просьбу следователей, и признался в лжесвидетельстве. Вот это только один эпизод, который показывает, что доказательная база совершенно неубедительна. Конечно, это был тяжелый период, 90-е годы, но в данных случаях убийц надо искать в другом месте и, возможно, до сих пор они прекрасно живут на свободе.

Дмитрий Волчек: Один из ключевых свидетелей обвинения – Ольга Костина. Это очень интересная дама, называющая себя правозащитницей. Вот недавно »правозащитница» объявила о том, что, допрашивая шестилетнего мальчика Ваню Аксенова, полиция ничего не нарушила. Кто такая Ольга Костина?

Вера Васильева: Ольга Костина – это бывшая сотрудница Михаила Ходорковского, она работала в пиар-службе, проработала не так долго – очевидно, отношения и сотрудничество не сложились. Я беседовала с Алексеем Кондауровым, начальником Информационно-аналитического управления ЮКОСа, которому непосредственно подчинялась Ольга Костина, он говорил, что у нее было много блестящих мыслей и проектов, но далеко не все эти проекты у нее хватало сил довести до конца. Впоследствии Ольга Костина перешла на работу в московскую мэрию, где, насколько я знаю из СМИ, ее тоже сопровождали какие-то трения и скандалы. Фигура неоднозначная в отношениях с людьми. На Ольгу Костину было покушение в 1998 году. Вернее, по версии следствия это было покушение на Ольгу Костину, но взрыв, который произошел в подъезде, никакого вреда, к счастью, никому не принес. Более того, это был не ее дом, а дом ее родителей. Еще есть сомнения, действительно ли это было покушение и покушение на Ольгу Костину. После произошедшего высказывались разные мысли, та же Ольга Костина связывала изначально этот инцидент с руководством аппарата московской мэрии, в частности, с начальником пресс-службы Сергеем Цоем, и совсем не говорила про ЮКОС. И спустя примерно пять лет, когда началось дело в отношении Алексея Пичугина, Ольга Костина уже обвинила его, без каких-либо оснований, с моей точки зрения, в том, что это, оказывается, Пичугин организовал покушение на нее по поручению руководства ЮКОСа – Леонида Невзлина и Михаила Ходорковского, которые были обижены на то, что она не лоббировала их интересы в мэрии. Но для меня это довольно странно, потому что прийти к такой мысли спустя пять лет, не обратиться сразу же с соответствующими жалобами к следователям, которые ее допрашивали – мне кажется, что это несколько надуманная трактовка.

Дмитрий Волчек: Вера, вы продолжаете вести переписку с Алексеем Пичугиным. Он находится в колонии для самых опасных преступников. »Черный дельфин» – место страшное. В каком он состоянии духа?

Вера Васильева: Он не только сам прекрасно держится, несмотря на действительно тяжелые условия, но и поддерживает своих родных, друзей, всех, с кем он переписывается. Даже совершенно посторонним людям, которые ему сочувствуют и пишут письма, он всегда отвечает »держитесь и берегите себя» – он больше думает о своих корреспондентах, чем о себе.

Дмитрий Волчек: Сейчас, конечно, надежды на пересмотр дела нет, надежды только политического толка – на смену режима или его смягчение. Уже даже Владимир Путин говорил, что если его изберут на третий срок, он может помиловать Михаила Ходорковского, а Михаил Прохоров вообще сказал, что это будет первое, что он сделает, если придет к власти – помилует Ходорковского…

Вера Васильева: Я думаю, что самое лучшее, что могла бы сделать наша власть, это просто перестать вмешиваться в судопроизводство. Этого вполне достаточно. Сам Алексей Пичугин, насколько я знаю, никогда не думал о том, чтобы просить о помиловании, потому что с его точки зрения помиловать можно того, кто виноват. Если же наша власть просто перестанет давить на суд, дело развалится само.

Общественные представители по отраслям | Официальный сайт Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Челябинской области

№ п/п

Наименование вида деятельности

Ф.И.О./должность

Телефон

e-mail

Общественный представитель Уполномоченного в сфере экологии и туризма Головко Сергей  Александрович  +79127942555  [email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по налогам

 Белешова Алевтина Владиславовна

+7(351)7-900-777,

 7-900-110; г.Челябинск, ул.Работниц, д.72-а, оф.1.

[email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по вопросам, связанным с незаконным уголовным преследованием предпринимателей

 Белов Евгений Витальевич

+7-908-081-63-62

[email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по вопросам, связанным с незаконным уголовным преследованием предпринимателей Тарасова Анна Валерьевна +7-912-805-3037 [email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по защите малого и среднего предпринимательства

Ермаков Сергей Владимирович

+7-919-123-10-88

[email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по энергетике и естественным монополиям

Пичугин Игорь Вячеславович

+7-351-900-51-80

313р@mail.ru

Общественный представитель Уполномоченного по закупкам

Коваль Леонид Васильевич

+7-351-900-44-15

[email protected]

Общественный представитель Уполномоченного в сфере ЖКХ

Минайлов Сергей Геннадьевич  +7-912-770-47-03  [email protected] 

Общественный представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей в сфере фитосанитарного контроля

 

Соколова Вера Николаевна

 

+7-912-794-21-22

 

[email protected]

 

Общественный представитель Уполномоченного по антимонопольному законодательству, природопользованию и экологии

 Тараданов Роман Александрович

 +7-963-079-46-26

[email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по кадастрам и земельным отношениям

 

Усцелёмов Евгений Александрович

 

 +7-908-570-00-14

[email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по вопросам пожарной безопасности

 

Шишкин Лев Николаевич

 

 +7-909-073-61-61

[email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по защите права собственности и иных имущественных прав

 Старцев Максим Викторович

 +7(922) 635-11-51

[email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по оценке

Смолин Павел Александрович

+7(351) 263-94-42 [email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей на рынке банковских услуг

Симанков Юрий Александрович

+7-963-080-88-00

2-366-277

[email protected]

Общественный представитель Уполномоченного по информационным технологиям и связи Таболин Илья Сергеевич 8 351 7715 008
8 912 3223 803
[email protected]
  Общественный представитель Уполномоченного по земельным и имущественным отношениям

Бруль Мария

Ивановна

8 902 6000 585 [email protected]

Максим Пичугин — Соперники | Page 13

8

8

9004 0

8

8

1 1 300 1 0 0 61 61
1 3.00 1 0 0 60
1 0 0 0 1 60 1 3.00 1 0 0 60
60
1 0 0 1 604 1 60
1 0 0 0 0 1 60
1 3.00 1 0 0 0 60 1 1 0 0 1 59
1 300 3.00 1 0 0 59
1 1 3.00 0 1 0 0 59
1 1,00 0 1 0 1 0 59
1 3.00 1 0 0 59 59 1 300 1 0 0 59
59
1 3.00 1 0 0 59
1 1 1.00 0 1 0 59
1 0 0 1 59
1 0 0 0 1 59 59 1 0 0 0 1 59
1 3.00 1 0 0 59 59 1 1 300 1 0 0 59
1 0 0 1 59
0 0 0 0 1 59
1 300 1 0 0 59
1 0 0 1 59
1 3.00 1 0 0 59

Том. 44, № 2-3, июнь 2017 г. Истории России на JSTOR

История России

Описание:

История России Задачей является публикация оригинальных статей по истории России с разных точек зрения: интеллектуальной, экономической и военной истории, бытовых, социальных и сословных отношений, отношений с нерусскими народами, питания и здоровье, все возможные события, имевшие влияние на Россию.

Охват: 1974-2018 (Том 1, № 1 — Том 45, № 4)

Движущаяся стена: 3 года (Что такое движущаяся стена?)

«Движущаяся стена» представляет период времени между последним выпуском доступны в JSTOR и в последнем опубликованном номере журнала. Движущиеся стены обычно представлены в годах. В редких случаях а издатель выбрал «нулевую» движущуюся стену, поэтому их текущий выпуски доступны в JSTOR вскоре после публикации.
Примечание: При расчете движущейся стены текущий год не учитывается.
Например, если текущий год 2008, а журнал имеет 5-летний подвижная стена, доступны артикулы 2002 года.

Условия, относящиеся к движущейся стене
Неподвижные стены: Журналы без добавления новых томов в архив.
Поглощено: журналов, объединенных с другим названием.
Завершено: Журналы, которые больше не издаются или были в сочетании с другим названием.

ISSN: 0094288X

EISSN: 18763316

Темы: История, История

Коллекции: Коллекция искусств и наук XV, Архивный журнал JSTOR и коллекция первоисточников

× Закрыть наложение

Мнение | Для самого долго отсидевшего в России политзаключенного это 15 лет, если считать 90 002 90 450 арестов Пичугина, положивших начало тому, что впоследствии стало известно как «Дело ЮКОСа» — хорошо скоординированной кампании, возглавляемой высшими эшелонами российского правительства и направленной на уничтожение самая успешная частная компания страны.Его неуправляемые руководители попадут в тюрьму или в ссылку; его активы будут выведены на сфальсифицированных аукционах и переданы государственному нефтяному конгломерату, которым сейчас руководят и возглавляют, соответственно, бывший коллега Путина по КГБ Игорь Сечин и бывший канцлер Германии Герхард Шредер. Суды Великобритании, Швейцарии, Нидерландов и других западных стран пришли к выводу, что судебное разбирательство по делу ЮКОСа было политически мотивированным.

Продолжение истории под рекламой

Арест Пичугина был задуман как предупреждение Ходорковскому покинуть Россию.Он этого не сделал — ни тогда, ни после ареста его старшего лейтенанта Платона Лебедева в июле 2003 года. В октябре 2003 года Ходорковский сам был арестован во время рейда ФСБ на рассвете в его самолете во время дозаправки в Новосибирске. Ходорковский и Лебедев проведут в заключении более десяти лет, признанные Amnesty International узниками совести. Они были освобождены после длительного международного давления примерно во время Олимпиады в Сочи.

По сей день в заключении находится Пичугин, признанный ПЦ «Мемориал» самым долго отбывающим политзаключенным в России.Чтобы найти столь же длинные предложения, нужно вернуться в сталинские времена. В позднесоветские годы даже самые видные диссиденты, такие как Мустафа Джемилев или Владимир Буковский, проводили меньше времени в тюрьме. Пичугин не диссидент. Как писала его мать в письме Путину, «[Алексей] — очень закрытый человек, который не собирался ни с кем воевать, не говоря уже о том, чтобы заниматься политикой. … Мой сын виновен из-за одной детали в его послужном списке: он работал в ЮКОСе».

Официально Пичугина приговорили к пожизненному заключению за «организацию убийств.Ключевые свидетели обвинения позже отказались от своих показаний, заявив, что они были выбиты следователями под обещание смягчения им же приговоров. Никаких реальных доказательств в суде представлено не было. Европейский суд по правам человека дважды постановлял, что российские власти нарушили презумпцию невиновности Пичугина и его право на справедливое судебное разбирательство. В обоих случаях российские суды оставили приговор без изменений.

Продолжение истории под рекламой

Чего прокуроры хотят от Пичугина, так это компромата (ложного) против Ходорковского и бывшего вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина, которые сейчас находятся в ссылке.«В течение [пятнадцати] лет и считая… г-н Пичугин держал в руках ключ к своей свободе: все, что ему нужно сделать, это дать ложные показания против меня и других руководителей ЮКОСа. Ложись и ходи на свободе», — написал Ходорковский в статье от декабря 2017 года. «Каждый день он просыпается с этим приглашением. Каждый день он отказывается».

Итак, Пичугин остается в заключении, сейчас находится в колонии строгого режима «Черный дельфин» на Урале, ему разрешено видеться с матерью и сыновьями только два раза в год через стеклянное окно. Он никогда не видел своих внуков.Пьер Ив Ле Борн, специальный докладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы, назвал обращение российских властей с Пичугиным «равноценным моральной пытке».

Это было не только морально. Через четыре недели после ареста Пичугина вывели из камеры Лефортовской колонии на допрос. Когда его вернули, он не казался своим обычным собой. «Он смотрел вниз и был расфокусирован, — вспоминал его сокамерник Игорь Сутягин. «Он не двигался нормально. Как будто его руки и ноги не сгибались.Пичугину потребовалось бы несколько дней, чтобы снова почувствовать себя нормально после преодоления частичной потери памяти, головных болей и повышенного давления. Он не помнил допроса, только следователь предлагал ему кофе. Предположительно, наркотик был использован для получения признательных показаний. Попытка не удалась; по сей день Пичугин отказывается признать вину или изобличить свое бывшее начальство.

История продолжается под рекламой

Это не просто число; за ним стоят настоящие люди с реальной жизнью, как у Алексея Пичугина, навсегда измененного кремлевской кампанией по укреплению своей политической монополии.«Самый страшный кошмар заключенного — это мысль о том, что его забудут», — писал Ирвин Котлер, бывший министр юстиции Канады и ведущий защитник прав человека. Международному сообществу пора вспомнить о забытом и потребовать справедливости для тех, кто продолжает оставаться в плену в нарушение Европейской конвенции о правах человека, которую подписала Россия, и собственных законов России.

«Дело Пичугина»

«Дело Пичугина»

26.07.2016

 

ФСБ вмешалась в дело бывшего полковника ЮСБ Алексея Пичугина: один из ее сотрудников допрашивал час полковника Алексея Пичугина 13 июля.

Сергей Орлов

Хотя адвоката Пичугина заставили подписать подписку о неразглашении, не может быть никаких сомнений в том, что это была очередная попытка принуждения Пичугина, осужденного в 2007 году к пожизненному заключению, к даче показаний против Михаила Ходорковского.

Недавно были допрошены и обысканы пожилая мать и младший брат Пичугина, а самому Пичугину угрожали арестом брата. Угроза, которую юристы сочли реальной, Андрея Пичугина вынудили покинуть Россию.

Алексей Пичугин, бывший начальник Я УКОС с внутренний отдел экономической безопасности , арестован 13 лет назад. Он стал первой жертвой «дела ЮКОСа». Серия фиктивных процессов длилась три года. Пичугин продолжал утверждать, что он был осужден незаконно и не виновен в совершении преступления – утверждение, которое он повторил полковнику ФСБ в 2016 году.

ФСБ не впервые вмешивается в «дело Пичугина.Фактически через месяц после ареста следователи ФСБ ввели Пичугину психотропные вещества и приступили к допросу — шесть часов подряд — о ЮКОСе. Так называемая «сыворотка правды», введенная Алексею, лишает людей самообладания и силы воли, а также крайне вредна для их общего состояния здоровья; его использование на допросах могут одобрить только люди, чья профессиональная биография перекликается с биографией сталинских следователей.

К моменту окончания допроса Пичугин впал в состояние практически беспамятства.По словам его тогдашнего сокамерника Игоря Сутягина, ученого, обвиненного спецслужбами в шпионаже, «сыворотка правды» превратила Пичугина в «деревянного робота». не в состоянии ни на чем сфокусировать взгляд. Его руки и ноги были неестественно прямыми и негнущимися. Полностью поглощенный оцепенением, он отвечал на вопросы односложно и безжизненным голосом автомата».

Все более и более усложняя его судьбу, режим продолжал «внушать» Пичугину опомниться и путем лжесвидетельства обеспечить себе свободу.Первое прямое предложение такого рода поступило от следователя Александра Банникова в апреле 2004 года: «Он сказал, что мне нет смысла знакомиться с этим «мусором» (материалами дела), и что мне, как бывшему силовику, это не нужно. должны понять», — вспоминал Пичугин. «Он сказал, что конкретно мной никто не интересовался. Дело было политическое, а реальными фигурантами были Невзлин, Ходорковский и другие совладельцы нефтяной компании».

Примечательно, что первое из своих «непристойных предложений» режим сделал Пичугину только через 10 месяцев после ареста, дав ему изначально почувствовать серьезность своих намерений; видимо, они хотели, чтобы Пичугин понял, что такое тюрьма на самом деле, и вселил в его сердце неподдельный страх.Но Пичугин не испугался.

Все последующие предложения о даче ложных показаний Пичугину делались ему в решающие моменты дела: накануне первого приговора ему грозило пожизненное заключение, а незадолго до второго прокурор Камиль Кашаев призывал Пичугина дать ложные показания во время перерыва в судебном заседании. Если бы он капитулировал в любой из этих моментов, его судьба сложилась бы иначе — но Пичугин неоднократно отказывался лжесвидетельствовать, и в августе 2007 года Мосгорсуд с третьей попытки приговорил его к пожизненному заключению.

Намерением Пичугина было увидеть ад вблизи

6 марта 2008 года Пичугина перевели в печально известную тюрьму «Черный дельфин»; 23 апреля — всего через шесть недель — он снова явился в Мосгорсуд для дачи показаний по «делу Невзлина». Система уголовно-исполнительного производства унифицирована, что исключает возможность того, что люди, отправившие Пичугина на «Черный дельфин», могли не знать о его скором возвращении в столицу.Объяснение этой небольшой «вылазке» только одно: намерение Пичугина состояло в том, чтобы увидеть ад вблизи, вынудив его, наконец, дать «правильные» показания против Невзлина. Однако и на этот раз Пичугин не дрогнул.

Стоит отметить, что, рассмотрев обстоятельства первого судебного процесса над Пичугиным, Европейский суд по правам человека в 2012 году постановил, что ему было отказано в праве на надлежащую правовую процедуру. Но Верховный суд России не возражал и отказался рассматривать дело.Впрочем, иного и ожидать трудно, ведь именно тот же Верховный суд отменил за «излишнюю мягкость» 24-летний приговор, вынесенный Пичугину Мосгорсудом в 2006 году.  

Второе «дело Пичугина» состояло из нескольких составляющих, в том числе связанных с убийствами бизнесвумен Валентины Корнеевой и мэра Нефтеюганска Владимира Петухова. Как и в первом случае, прямых улик, уличающих Пичугина, так и не было найдено — все обвинения против него основывались исключительно на косвенных доказательствах (показания третьих лиц и пр.).Однако все, кто свидетельствовал против Пичугина в ходе следствия, признавали лжесвидетельство.

Михаил Овсянников (убийство бизнесвумен Валентины Корнеевой): «Мои показания против Невзлина и Пичугина даны под давлением следствия», — заявил Овсянников в Мосгорсуде. Михаил Овсянников страдает тяжелым заболеванием почек (у него одна почка вообще удалена), и следователи точно знали, на какие кнопки нажимать: «Не будете сотрудничать со следствием — будете переведены в общую камеру; через два дня ты сдохнешь.Овсянникова эффективно пытали сотрудники правоохранительных органов. «Его отказывались водить в туалет во время допросов, а медицинская помощь зависела от его показаний», — пишет журналист Вера Васильева.

Владимир Шапиро (убийство Корнеевой): В своем обращении в Верховный суд Шапиро заявил, что следователи обещали ему «манну небесную», если он оклеветает Пичугина и Невзлина. Позже, во время заочного суда над Невзлиным, Шапиро спросил его адвокат, не обещали ли ему меньший срок заключения в обмен на клевету на Пичугина и Невзлина.«Я не хочу, чтобы меня убили», — ответил Шапиро.

«Я оклеветал Пичугина и Невзлина по указанию следователей Генеральной прокуратуры»

Геннадий Цигельник (убийство мэра Нефтеюганска Владимира Петухова): «Я оклеветал Пичугина и Невзлина по указанию следователей Генеральной прокуратуры». Банников, Жебряков и оперуполномоченный Смирнов. Я заключил сделку с Буртовым 4 мая 2005 года. Мне обещали защиту и минимальный срок, а дали максимальный.

Евгений Решетников (убийство Петухова): По словам Решетникова, следователь Буртовой утверждал, что Леонид Невзлин и Алексей Пичугин заказали преступления, прежде чем настаивать на даче «правдивых показаний».  

Все эти разоблачения судьи проигнорировали.

Недоказанная вина эквивалентна доказанной невиновности. Даже если вы ничего не знаете о Пичугине или обстоятельствах убийства Петухова, методы, используемые российским режимом для осуждения Пичугина, сами по себе говорят о многом.Когда целью следствия является объективное правосудие, свидетелей не запугивают, результаты экспертиз не искажают, а «сыворотки правды» уж точно не задействуют ни на одной стадии процесса. Справедливое судебное разбирательство исключает манипулирование присяжными и пренебрежительное отношение к аргументам защиты; они также не запрещают представителям СМИ находиться в зале суда.

Алексей Пичугин пользуется поддержкой Европейского суда по правам человека и Комитета министров Совета Европы, которые занимаются невыполнением Россией решения ЕСПЧ.Однако Кремль воспользовался присущим современной России легальным деспотизмом, преследованием Пичугина, подпитываемым ненавистью ко всему, что связано с ЮКОСом, и непоколебимой решимостью сломить волю этого неукротимого человека.

Если Запад действительно хочет понять беззаконие путинского режима «все сойдет», он не может забыть об Алексее Пичугине. Ибо дело Пичугина — ярчайшая демонстрация того, что «все идет» на самом деле означает «все идет».

«Душа болит за него»: Мать самого долго отсидевшего в России политзаключенного умоляет о его освобождении

Алле Пичугине 80 лет, и она считает, что может умереть, прежде чем увидит своего сына Алексея, освобожденного из российской тюрьмы.

В следующем месяце, как она делала два раза в год в течение последних 15 лет, она отправится в приграничный регион России недалеко от Казахстана, чтобы посетить одну из самых печально известных исправительных колоний страны, Чёрный дельфин.

Именно здесь Алексею, которому сейчас 57 лет, приходится нелегко вместе с некоторыми из самых известных массовых убийц и насильников страны.

«Моя душа болит за него», — сказал Пичугин в интервью CBC News на прошлой неделе в Москве. «Мой сын не получил справедливого суда [и] если в тюрьме сидит невиновный человек, конечно, он политзаключенный.»

Правозащитные группы, подкрепленные многочисленными постановлениями Европейского суда по правам человека, а также известного комитета Организации Объединенных Наций, заявляют, что Алексей Пичугин носит сомнительный титул политзаключенного России, отбывающего самый длительный срок.

На прошлой неделе, как россияне в ознаменование одной из самых мрачных памятных дат в стране — Дня памяти жертв политических репрессий, часто упоминалось имя Пичугина.30, возложив цветы к бывшему зданию КГБ в Москве. (Дарья Корнилова)

Последним днем ​​на свободе Пичугина было 19 июня 2003 года, когда он был арестован в Москве и обвинен в многочисленных покушениях на убийство. Правозащитные организации говорят, что предполагаемые преступления были сфальсифицированы.

Он был менеджером по безопасности среднего звена в ЮКОСе, который в то время был одной из крупнейших нефтяных компаний России и управлялся миллиардером Михаилом Ходорковским.

Ходорковский, яростный критик президента России Владимира Путина, также был арестован и осужден по ряду обвинений в мошенничестве.

Критики говорят, что оба процесса были фикцией и частью более широких усилий союзников Путина по ликвидации ЮКОСа.

Алексею Пичугину приходится непросто вместе с одними из самых известных массовых убийц и насильников страны. (Мемориальный центр по правам человека)

В отчете рабочей группы ООН, изучавшей дело Пичугина, сделан вывод о том, что его осуждение было основано на показаниях с чужих слов от ранее судимых преступников, некоторые из которых позже отказались. В нем также говорится, что прямых доказательств связи Пичугина с какими-либо смертями нет.

Ходорковский был помилован в 2013 году после десятилетнего заключения, но Пичугин продолжает отбывать свой пожизненный срок.

Заключенных стало больше

Известный российский правозащитник Владимир Кара-Мурза заявил, что сейчас в российских тюрьмах политзаключенных больше, чем в советское время.

«В декабре 1975 года, когда Андрей Сахаров писал свою Нобелевскую лекцию, он перечислил 126 узников совести в Советском Союзе. Сегодня, осенью 2019 года, по данным ПЦ «Мемориал», в Российской Федерации находится 314 политзаключенных. федерация — и это далеко не полный список.

Сотрудник Росгвардии наблюдает за протестующими во время митинга в Москве 23 июня 2019 года, требующими освобождения всех политзаключенных и арестованных по сфабрикованным обвинениям. (Татьяна Макеева/Reuters)

Кара-Мурза выступал на форум, организованный Сахаровским центром в Москве – музеем, посвященным популяризации наследия нобелевского лауреата.

Среди освобожденных были известный украинский режиссер Олег Сенцов, который был заключен в тюрьму за противодействие аннексии Крыма Россией в 2014 году, а также 24 украинских моряка, захваченных во время инцидента на Кершском проливе в октябре 2018 года. и правительства России.

Новые задержания

Однако уличные протесты противников Кремля летом привели к волне новых задержаний, при этом некоторые протестующие получили сроки до семи лет лишения свободы.

«Вы должны понимать, что Россия так же опасна, как и Советский Союз, а может быть, даже опаснее», — сказал правозащитник Лев Пономарев.

Он сказал, что российская федеральная полиция, ФСБ, берет на себя большую роль в организации подавления противников Кремля.

«Это [происходит] сейчас из-за массовых беспорядков, на улицах много людей, и это действительно напугало правительство».

Российский правозащитник Владимир Кара-Мурза заявил, что сейчас в российских тюрьмах политзаключенных больше, чем в советское время.(Pascal Dumont/CBC)

Мать Алексея Пичугина заявила, что российские власти отклонили просьбы о помиловании ее сына, но его адвокат намерен продолжать попытки.

«Я разговаривала с ним, и он сказал, что не имеет никакого отношения ни к какому убийству», — сказала она.

Без вмешательства

Российское правительство неоднократно отрицало, что оно вмешивается в отправление правосудия, а официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил, что преследование протестующих летом не было политически мотивированным.

В ходе редкого громкого события в июне несколько высокопоставленных руководителей российской полиции были уволены после ареста известного журналиста-расследователя Ивана Голунова по сфальсифицированным обвинениям в хранении наркотиков. Кремль заявил, что были допущены «ошибки», и Голунов был освобожден после того, как тысячи людей вышли на улицы Москвы.

Кара-Мурза сказал, что дело Голунова, наряду с общественной реакцией на обращение с другими протестующими, которым были вынесены суровые приговоры , дает ему надежду , что российская общественность устала видеть, как их суды и судебные процессы узурпированы в политических целях.

Международное давление

«Я думаю, совершенно невозможно отрицать, что в воздухе определенно произошли перемены», — сказал он в интервью CBC News.

«Совершенно очевидно, что больше [россиян] начинают заботиться».

Люди на митинге в Москве 29 сентября 2019 года с требованием освободить заключенных, задержанных во время демонстраций оппозиции за честные выборы. (Шамиль Жуматов/Reuters)

Кара-Мурза призвал Канаду использовать свое так называемое Магнитское законодательство, которое позволяет федеральному правительству налагать санкции в отношении иностранных должностных лиц, виновных в грубых нарушениях прав человека, для наказания высокопоставленных представителей российской юстиции, причастных к в преследовании политических заключенных.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.