Репортаж с выставки – Репортаж с «‎Выставки Клавдии Семеновны» — Сноб

Содержание

Репортаж с «‎Выставки Клавдии Семеновны» — Сноб

15 августа в медиацентре парка «‎Зарядье»‎ открылась «‎Выставка Клавдии Семеновны». Авторы произведений, большинство из них женщины 55–75 лет, провели экскурсию и показали более 100 картин, фотографий, инсталляций, граффити, а также работ в стиле «‎бегемотопись». Зачем бабушки ударились в перформанс, как они научились трафаретному спрей-арту у Миши Most и что сделали с головой Иисуса, рассказывает Асхад Бзегежев

Фото: Кирилл Зыков/Агентство городских новостей «Москва»

Сложно представить, что ваша бабушка или мама будет возвращаться домой поздно вечером в экипировке граффитиста, разнося по квартире не аромат пирожков с вареньем, а едкий запах аэрозольной краски. Авторы программы «Московское долголетие‎»‎, видимо, решили таким образом поиграть на эйджистских стереотипах и устроили этим летом арт-эксперимент. Они собрали шесть известных художников и фотографов в качестве наставников и попробовали доказать, что «бабушки тоже умеют в искусство». Результатом стала «‎Выставка Клавдии Семеновны»‎ в Зарядье.

Пока я шел по медиацентру к месту открытия выставки, концентрация женщин 55+ увеличивалась. Если бы не их счастливые лица, можно было бы подумать, что я нахожусь в МФЦ или в очереди в поликлинику, и это немного не сочеталось с ультрасовременным интерьером медиацентра. Картина окончательно смазалась, когда двери на выставку открылись. На фоне толпы радостных женщин возникла подсвеченная фиолетовым неоном инсталляция Романа Ермакова и его подопечных. Наверное, именно так выглядят галлюцинации Александра Гудкова. 

Фото: Кирилл Зыков/Агентство городских новостей «Москва»

«‎Я не поклонник современного искусства, — рассказывает ученица Романа Ермакова, радиоинженер Вера Алексеевна Дмитриева. — ‎Но смысл-то в чем. Вот он такой креативный, мы такие рукодельницы, достаточно приземленные, и смогли сделать нечто, что не оставит никого равнодушным»‎. Действительно, вокруг инсталляции с человеческими фигурами из белых труб, держащими разные аппликации, оригами и икону с головой Христа, собирался народ. Среди восхищавшихся были и местные чиновницы, которые требовали от дизайнера объяснения, в чем все-таки ‎состоит основная идея арт-объекта. 

На вопрос, что это — DIY или настоящее продаваемое и выставляемое искусство, — сам Ермаков отвечает: «‎Мне кажется, нам удалось совместить и то, и другое. Есть коллекционеры, которые собирают очень много разных видов техник. Но вообще наша инсталляция была задумана как невероятный эксперимент во взаимодействии». 

Фото: Кирилл Зыков/Агентство городских новостей «Москва»

В то время как Ермаков раздавал белые розы ‎членам своей группы, рядом были другие наставники проекта. Преподаватель школы Родченко, фотограф Игорь Мухин в окружении работ с фотоисториями о Москве давал интервью одному из городских телеканалов. Участницы его творческой лаборатории химик Алевтина Зубарева и экономист Валентина Мирскова говорят, что проект поменял их планы на жизнь и теперь они будут продолжать совершенствоваться в визуальном искусстве. «‎Игорь сказал, что на фотографиях должна быть жизнь, должны быть люди, какое-то движение»,‎ — говорит Алевтина Геннадьевна. Валентина Васильевна добавляет: «‎Надо ловить интересные, жизненные моменты, стоять и выжидать часами. Получается такое искусство рыбалки».  

В другом углу выставки художник Константин Тотибадзе фотографировался с новоиспеченными художницами. «‎Вот она, моя осень!»‎ — хвалится ему еще одна участница выставки, показывая на свою картину. 

Фото: Кирилл Зыков/Агентство городских новостей «Москва»

Рядом с ними «‎бегемотописец»‎ Ростан Тавасиев описывает особенности своей техники. Его ученицы, авторы работ с приклеенными к холсту мягкими игрушками, воодушевленно поясняют, что да, вот какое необычное и разнообразное современное искусство. В другом углу изобретатель техники «‎скобогравюра» Петр Быстров, обласканный центром «‎Винзавод», рассказывает уча

snob.ru

Репортаж с открытия выставки Анри Матисса. «Страсть к цвету» в Москве

18 октября в Altmans Gallery состоялось открытие юбилейной выставки «Страсть к цвету», посвящённой 150-летию выдающегося французского художника Анри Матисса. На выставке побывала участница Клуба «Российское фото» — Мария Понамарева.

18 октября — 5 декабря 2о19 года

Галерея «Altmans Gallery»
(ТДЦ «Новинский», 2 этаж, Новинский 6-р, 31)
Цена билета: 3оо рурблей
Участникам Клуба «Российское фото» — бесплатно, по аккредитации

Экспозиция «Страсть к цвету» является уникальной — это единственная юбилейная выставка Анри Матисса в России и во всей Восточной Европе, которая запечатлевает основные моменты в творческой карьере художника. Среди культовых работ мастера (например, реверсия знаменитой картины «Танец» 1938 года) также представлены редкие, малоизвестные широкой публике, произведения, запечатлевающие работу Матисса с цветом.

«Краски в живописи лишь тогда обладают силой и выразительностью,
когда ими пользуются в чистом виде».

Анри Матисс

По словам Егора Альтмана, основателя и совладельца Altmans Gallery, основой концепции выставки является цвет, ритм и движение, что так знакомо Москве — «яркому, энергичному городу, который и сам будто танцует».

На выставке посетители смогут принять участие в мастер-классах и лекциях, посвящённых жизни и творчеству Матисса, и искусству рубежа XIX-ХХ веков, а также приобрести представленные экспозиции произведения. Кроме того, в середине ноября гости галереи смогут посетить специальный показе документального фильма телеканала ВВС о творчестве Анри Матисса.






rosphoto.com

наблюдения и находки (часть 1) / Stereo.ru

При любом раскладе московская выставка Hi-Fi & High End Show — ключевое событие для нашей российской High End-отрасли: по ней можно буквально «измерять пульс» происходящего, наблюдать изменения и делать выводы. Как мне показалось, выставка 2019 года стала самой позитивной и наполненной года так с 2014. Попробую объяснить, почему у меня сложилось такое впечатление.

Конечно, можно посчитать статистику по комнатам и количеству участников, и тут обнаружится некий прирост в динамике. Но это в нашем случае — не самый показательный критерий. У всех участников с выставкой свои особые отношения, сложившиеся за годы, и не все случаи неучастия нужно записывать в минус, как и не все участия — в плюс. В конце концов, кто-то просто выставляется не каждый год, кто-то все время пробует различные варианты, как распорядиться бюджетом и так далее. Мне проще анализировать происходящее сразу по множеству факторов, начиная от статистики и заканчивая составом систем, количеством новинок, содержанию презентаций и мероприятий.

Живое разнообразие

Пожалуй, я бы счел худшим показателем уныло набитые техникой комнаты с вялыми представителями компаний, буквально засыпающими на своих стендах (нужно признать — и такое бывало). Конечно, когда все отлично продается, можно не напрягаться (точнее, некоторым кажется, что можно), но ведь мы знаем, что на протяжении нескольких лет с продажами как раз-таки не очень. И, кажется, начавшееся некоторое время назад «пробуждение» становится массовым.

В целом, за прошедший год самых разных публичных мероприятий по аудиотематике стало намного больше. Я говорю именно про открытые мероприятия, которые организуются, активно анонсируются и, что давно напрашивалось, проводятся не только в Москве. За одну только эту весну таких событий — от мастер-классов по настройкам до презентаций не только техники, но и кабелей с наглядным сравнительным прослушиванием — прошло больше, чем за несколько предыдущих лет. Сейчас это реальная возможность расширить свой кругозор и найти единомышленников. Эта тенденция мне очень нравится, ведь живые встречи никогда не получится заменить общением в сети.

И прошедшая выставка Hi-Fi & High End Show получилась очень живой. Были и демонстрации конкретной техники, и теоретические выкладки, и показательные сравнения. Технику на стендах часто ротировали, чтобы можно было послушать разные варианты систем, и это тоже хорошо — намного лучше, чем отсутствие всякого движения. Я надеюсь, что практика выставочных активных презентаций будет иметь продолжение. А участникам стоило бы взять на заметку следующее — программе лучше не быть спонтанной, ее стоит анонсировать заранее вплоть до того, в какие дни и в какое время будет включаться та или иная техника, и кто будет ее представлять. И нужно обязательно вешать эту программу на дверь комнаты — для тех, кто дошел до выставки, но не успел заранее изучить все эти подробности.

Еще один интересный момент. Организаторы выставки в этом году иначе проводили информационную подготовку, и похоже, что стратегия была выбрана верно. Статистику по посетителям я не видел, но меньше их, видимо, не стало. А вот праздношатающихся точно стало меньше. Проведя на выставке все дни с утра до вечера, я почти не видел людей, которые ходили бы с округленными глазами и спрашивали: «А это что, колонки? А это винил, его еще делают?» — и тому подобные вещи, которые сразу выдают, что человек попал сюда случайно.

Зато посетителей, пришедших с конкретными запросами — послушать, сравнить и изучить — и практично-деловым подходом, явно выдающим человека, выбирающего технику для себя, я видел больше. Много было молодых людей, но, опять же, не праздных студентов, а тех, кто, уже успев заработать, увлеченно присматриваются к технике. А по разговорам немало было и тех, кто искал приличные апгрейды с чего-то умеренно-бюджетного на варианты посерьезней. И иногда слушать выставочные беседы и споры было поинтереснее, чем технику.

Музыкально выставка тоже стала однозначно разнообразнее. Концентрация Pink Floyd и Diana Krall пока еще слишком высока, но, кажется, многие начали понимать, что люди слушают не только такую музыку, а уставший немолодой бизнесмен или чиновник — не обязательно основной покупатель.

И еще, как человек, занимающийся в том числе и аналоговым звуком, не могу не поделиться парой наблюдений. После выставки я видел в сети комментарии, что, мол, «винила мало, опять цифра, винил уходит». Опровергаю. Статистику можно банально составить по фотографиям — у кого и сколько было винила. Меньше его не стало точно, ставили тоже достаточно. Просто не было выпячивания по принципу «ух ты, винил!» — ни у участников, ни у посетителей. Хипстерский угар ушел, и это хорошо.

Кроме того, надо помнить, что у всех дистрибьюторов свои портфели брендов и особая специализация: не все одинаково хорошо справляются с виниловой темой и не у всех в принципе в каталоге присутствуют проигрыватели. А по мне так лучше уж пусть на стенде не будет никакого проигрывателя, чем аппарат, стоящий в качестве мебели или работающий, но не звучащий.

И в плане источников статистика похожа на мюнхенскую выставку: в системах чаще встречается винил плюс цифровой хайрез, файлы и стриминг, а CD — не всегда и не у всех. А по лентам и катушечникам выставка оказалась и вовсе выдающейся.

Вот такой московская Hi-Fi & High End Show 2019 запомнилась мне в общих чертах. Теперь пора переходить к конкретике и экспозиции, а выводы и наблюдения будет интересно в дальнейшем обсудить — возможно у кого-то найдется свой интересный взгляд.

Odeon и Plinius

В первую очередь, здесь мне была интересна акустика Odeon №33 и новые старшие модели Plinius — усилитель мощности RA-300 и предусилитель Plinius RM-10. И того, и другого производителя у нас стали подзабывать. А акустика интересная: хоть и рупорная, но без заметных рупорных огрех в подаче, не крикливая и весьма деликатная по характеру.

Ну и не стоит забывать про внешний вид — выглядит она по-своему изящно. Plinius, в первую очередь, заработала себе репутацию на усилителях мощности, а потом уже на всем остальном. Новый мощник в хорошем смысле наследует традиции модели Reference — с возможностью переключения между классами A и AB и внушительной мощностью в целом. Аппарат стал побольше, потяжелее и немного прибавил в мощности.

Предусилитель же меня впечатлил больше. Потому как в прошлом именно с предами у производителя было не все однозначно. Я помню период, когда к компании и ее усилителям был подъем интереса, но почти у всех владельцев мощники сочетались с различными чужими предварительными усилителями. Сейчас же мне кажется, что у Plinius наконец-то получился действительно приличный пред — под стать своему же верхнему мощнику. И звучание у усилителей чуть другое. Деликатность осталась, как и отличная детальность и микродинамика, но подача стала будто бы немного острее, пронзительнее что ли.

Новый фонокорректор Plinius, похоже, тоже весьма неплох: в сочетании с вертушкой SME и головкой Van Den Hul он не выпадал из общей картины, хотя на этом фоне и в выставочных условиях оценивать его сложно. Очень хорошо, что не было слышно негатива. А система в целом — в комнате ей было тесновато, впрочем, не только ей одной.

Cambridge Audio и Penaudio

Еще одна система — и здесь был интересен недавно выпущенный Cambridge Audio Edge NQ, который сочетает в себе функции стримера, ЦАПа и предварительного усилителя. Аппарат достаточно плотно набит по функционалу — вплоть до наличия HDMI-входа вдобавок ко всем остальным цифровым возможностям. Работал он, правда, именно как цифровой источник с предварительным усилителем Plinius в паре.

Вроде бы узнаваемый фирменный звук Cambridge Audio, но более детально-разнообразный. Неплохо для первого впечатления. Но этот аппарат, как и вся новая линейка Cambridge Audio, заслуживает более подробного знакомства. Потому что при неких положительных первых впечатлениях лично я пока не уверен в итоговом результате, и вопросов осталась масса. Все-таки так бывает: компания уверенно работает в одном сегменте (старшем или младшем — не важно), а в противоположном все получается не столь удачно.

Здесь же можно было предметно услышать акустическую схему из пары небольших напольников Penaudio, дополненных парой далеко не старших сабвуферов REL. В целом, хоть я и недолюбливаю сабвуферы, получилось хорошо. Сразу понятно, что сама по себе акустика физически не способна на такой бас, но «шов» между сабами и акустикой услышать было сложно — все стыковалось на достойном уровне. Подача по верхам была несколько резковатой, но в той степени, в которой все корректируется подбором компонентов и кабельной обвязки.

Nordost

Система, посвященная, в первую очередь, кабелям Nordost и дополнительным системам, выпускаемым этим производителем. Параллельное заземление Quantum, гармонизаторы и разветвители серии QRT, виброразвязка Sort Kone. В принципе, большинство вещей уже засветились на рынке, но для многих остаются совершенно непонятными.

Самостоятельно со всем этим экспериментировать — не дешево, а понять, нужно или нет, по картинкам — невозможно. Здесь же на пользу пошли практические демонстрации, когда можно было познакомиться с продуктами хотя бы в первом приближении — все-таки выставочный формат сложен для подобных материй, однако все равно это намного лучше, чем ничего. Вот вам один из примеров того, что на выставках важны не только новинки и хорошо настроенные системы, но и мероприятия прикладного свойства.

С более привычной практической точки зрения можно было послушать технику Hegel и пару моделей акустики System Audio серии Legend — 5-е полочники и 60-е напольники. Я больше внимания уделил полочникам — понравились. Фирменная аккуратность и очень неплохое разрешение, а также заметные проработка деталей и нюансов. Nordost выступали в качестве обвязки — не скажу, что было в чем-то плохо, это уже вопрос личных вкусов.

Gryphon

Система из компонентов датской компании Gryphon — все свое, включая стойку и кабели. Чужим был только виниловый проигрыватель VPI с головкой Ortofon. Ясно, что упор в системе был сделан на аналог: новинки у Gryphon случаются редко, а тут — совсем недавно выпущенный фонокорректор Sonnet.

Очень приятный, кстати, фонокорректор. Я не старался его внимательно слушать на выставке, потому что раньше уже слышал не только на презентациях, но и дома у одного из владельцев. Весьма музыкальный аппарат с хорошим разрешением. Подойдет для приличного винилового тракта и воспроизведения классической музыки.

В характере есть чуть-чуть теплоты, фирменная фактурность, деликатность, но в то же время — способнось играть очень скоростные вещи без запинок. Кстати, классику ставили много. Мне всегда нравится, когда технику и системы не боятся демонстрировать на сложном материале.

Все записи сильно различались по звуку, везде были слышны свои особенности, что хорошо характеризует систему с точки зрения общего разрешения. У самой системы, в целом, были некоторые нестыковки с комнатой — все-таки крупная акустика. Но характер и стиль звука производителя понять было совсем не сложно.

Monitor Audio и Roksan

Monitor Audio Gold в необычной связке со старшими компонентами Roksan. С недавнего времени Roksan — на дистрибьюции в компании Barnsly, так что теперь у нас такое сочетание можно встретить не только у владельцев, но и на выставке.

Сразу понятно, ваш это звук или нет. У Monitor Audio свой узнаваемый голос проявляется всегда, а сочетание с Roksan мне очень давно не встречалось, а сочетание старших моделей не встречалось вовсе. Неплохо, ярко, бодро, с приличной детальностью. Пожалуй, не так ярко, как я ожидал, а «мониторная» подача знакома — но ее одни любят, другие же нет.

Martin Logan и Schiit

Электростаты Martin Logan у нас на рынке долгое время были в общем-то ничьи, сейчас же их забрала компания Digital Fruits. Кстати, ЦАПы Mytek тоже теперь у них. Показывали все вместе с Schiit, том числе с новыми мощниками Aegir — внешне это почти Vidar, но работающий в классе А. Усилитель, в принципе, может работать в стереорежиме, но может и использоваться как моноблок в случае балансной коммутации.

Некоторые характерные черты класса А слышно, но главное — не было заметно ни теплоты, ни некоторой смягченности. И Martin Logan «приготовили» неплохо — раздельности в их игре заметно не было. Может быть чуть-чуть по сцене за счет расстановки и комнаты (стойка с техникой фонила), но между басами и остальным диапазоном сшито все было неплохо.

Здесь же были замечены необычные кабели — американские High Fidelity Cables. Конструкции немножко сумасшедшие, однако, по возможности, я бы к ним присмотрелся повнимательнее.

JBL

Здесь самое важное — конечно же, JBL L100. Не совсем реплика, но идея все же из прошлого, а вот реализация современная. Грили сделали почти как тогда, и хоть я и понимаю, что этот ребристый почти поролон выглядит сейчас немного странно, но все равно по-своему очень красиво.

Система, по сути, играла в пол-силы, акустика — хоть и не тугая, но в паре с совсем не старшими Arcam ей было неуютно. Звук получился немного колючий, суховатый и ему не хватало глубины и дыхания. И все равно многие посетители слушали и задерживались на стенде. Было в этом звуке нечто притягательное — и это не сладкий винтаж. Впрочем, у JBL такого звука не было и раньше.

Позже, в другом месте и в других условиях я слушал эту же акустику, и удостоверился для себя в том, что она, действительно, способна на большее. Тут главное — правильно подобрать концепцию и составляющие.

Arslab

Производитель еще совсем не возрастной, однако 10 лет уже набралось. По этому случаю выпустили вот такую акустику — модель Anniversary 10. Крупные напольники, консервативно, но дорого и качественно оформленные, с ленточными твитерами. Играли на удивление аккуратно по всем составляющим. С хорошим разрешением, вполне цельно, но очень аккуратно. Не робко, но и не тяжеловесно-напористо.

Если же нужно именно напористо, а тонкости тембральных оттенков оставить на втором плане, то скорее нужно смотреть на Arslab Stark. Сейчас наметилась некая тенденция делать акустику «как раньше» — большие трехполосные напольники с 12-дюймовым бумажным басовиком и большим тоже бумажным среднечастотником. Крупные колонки, не слишком требовательные в усилении, с неплохой чувствительностью, да и относительно недорогие.

Похоже, вариантов, способных заменить «тот самый звук» в современном исполнении и без нужды в реставрации становится больше. Многие производители это используют: тут не только Arslab, но и JBL со своими современными прочтениями классики, и Heco, и Magnat и другие. Пожалуй, в таком разнообразии точно нет ничего плохого.

Starlingbox

У бренда, в большинстве своем, все знакомое, и что хорошо — запоминающийся, очень аккуратный, воздушный и детальный звук. По акустике, как мне показалось, ничего особенно не изменилось — впрочем, и не надо, там все хорошо.

Еще показывали новый ламповый усилитель «Серия 301», в котором заявлены некие свои, уникальные по характеристикам моточные, в том числе и выходные, трансформаторы с минимальным уровнем искажений. Хорошо, интересно, но эти нюансы уже выходят за рамки выставочного формата. А мне хватило акустики как таковой — здорово ведь играет.

Slonov Sound Design

Система как всегда кастомная: принцип в виде активной акустики с цифровым процессором остался прежним, а акустика, которая представлена была в этом году моделью Model 240 Mk III, в очередной раз немного доработана. Алексей Слонов делает кастомные системы, которые подгоняются под условия и настраиваются под помещение и систему заказчика, поэтому полной повторяемости здесь никогда нет.

Акустику показывали в сочетании с собственными (немногим уступающими по размерам акустике) системами питания Momentum, а из новинок были опциональные басовые модули. Как отметил сам разработчик, динамики, работающие в таких режимах, совсем линейными быть не могут, однако некоторым слушателям очень нравятся.

По басу эффект был и вправду впечатляющим — звуковой массаж, как он есть. Пара коротких прослушиваний помогли мне подлечить весенний бронхит. Когда включали всю систему вместе с басовыми модулями, слушатели, любящие потяжелее, подолгу не уходили из комнаты, и свободных мест не было.

А если оценить систему без басовой составляющей, то играло вполне цельно — понравилось больше, чем в предыдущие годы. И, пожалуй, это была единственная крупная акустика на выставке, которая не испытывала явных проблем с помещением.

Spendor

Разные модели акустики Spendor линейки A. Аккуратные консервативные, но на удивление не скучные напольники. Вообще со Спендором у меня не самые простые отношения, особенно с классической линейкой, а вот эта серия понравилась. Система — с Accuphase, Parasound, Aurender и Living Athmos.

Несколько раз заходил в эту комнату просто отдохнуть от шума. Ровный, сдержанный и чуть светлый звук, спокойная подача, и в характере не заметно тугоподвижности. На сложных фрагментах каши не было, а звук оставался спокойным и аккуратным. И ладно бы Spendor сам по себе, тут у меня и к Accuphase не было вопросов — его собственный почерк как-то неплохо улегся в общем потоке.

Хотя еще сыграл свою роль удачно подобранный музыкальный материал — именно тот, который подходит к Spendor. Все-таки акустическая музыка тут подходит больше, чем сложная электроника или метал.

Q Acoustics и MoFi

Акустика Q Acoustics Concept 500, электроника Moon, вертушка Mobile Fidelity. По характеру здесь тоже был вполне спокойный сдержанный звук, но не просто спокойный, а с некой долей аристократизма и даже чуть помпезный, однако без вычурности. Высокий стиль читался, но без перебора по эмоциям, без захлестывания.

Хотя больше всего я тут могу порадоваться за вертушки MoFi – уже когда то говорил, что не рассчитывал увидеть их на российском рынке, но они появились и по звуку показали себя очень интересными. Когда я тестировал самую младшую их модель, даже она показала заметные музыкальные способности и тяготение к живой подаче музыкального материала.

Triumph

Еще одна российская система. Акустика, усиление и тот самый, наделавший массу шума в сети, Triumph DAC. Но я не буду пытаться вычленить на фоне всего остального влияние именно ЦАПа — при прослушивании мне был интересен эффект в целом.

Сказать, что все это звучит отвратительно — не могу. Но и заявить, что звук был выдающимся — тоже нет. Когда ставили свои записи, иногда было прямо-таки неплохо. На других записях — ничего необычного, просто играло. Особых ярких впечатлений система не оставила.

А еще иногда возникали странные эффекты, когда вдруг звуки отдельных инструментов в оркестре начинали гулять в пространстве, чего по идее делать никак не должны, ведь ни оркестр, ни микрофоны во время записи не танцуют и вообще не перемещаются. Не буду пытаться прогнозировать природу явления, но что услышал, то услышал. Из плюсов, если попытаться их найти — неплохие динамика и детальность.

Reed, dCs и EgglestonWorks

Компания Reed делает очень необычные проигрыватели, в том числе используя и двухроликовый привод. Хотя по желанию тот же аппарат можно перевести и на двухмоторный пассиковый привод. О дизайне можно спорить, по мне он хоть и необычен, но никакого отторжения не вызывает.

Тонармы же Reed мне очень нравятся — точные, с массой возможностей для тонкой настройки. Даже обычные поворотные модели крайне интересны. Ну а Reed T5 с механизированной поворотной базой, созданной для изменения положения тонарма в процессе воспроизведения пластинки и, соответственно, динамической компенсации угловой ошибки, — и вовсе любопытнейшая конструкция.

Но надо сказать, в этой системе я слушал, главным образом, цифру. Ничего не могу поделать — нравится мне цифровой звук dCs, его прекрасная динамика и детальность, способность отрабатывать сложную оркестровую музыку без запинки. Пускай у dCs есть своя стилистика подачи, и не всем она нравится, но все же это хороший звук. Как и Nagra, которой представлено было много, включая старшие моно-усилители и старший предусилитель.

Но если dCs или Nagra были для меня вполне предсказуемыми, то акустика EgglestonWorks несколько удивила. Модель The Viginti — весьма крупная, однако на небольшой громкости все играло ровно, конфликтуя с комнатой меньше, чем можно было ожидать. Да и сам звук получился аккуратным даже с поправкой на мощный бас и бериллиевый твитер.

В целом, здесь сильными сторонами были динамика, детальность и ровная тембральная подача, только самую малость светлая. Из формальных минусов — новый dCs Bartok привезли, но не включали, отдав предпочтение более дорогим моделям. А лично мне именно эта новинка была бы интереснее остальных.

Продолжение следует…

stereo.ru

«Погибли не от пыток, а вырываясь на свободу…» Репортаж с выставки «Собибор. Победившие смерть»

В 2018 году исполняется 75 лет с момента самого масштабного бунта узников нацистского лагеря смерти – восстания в Собиборе. Этот лагерь действовал на территории Польши с 15 мая 1942 по 15 октября 1943 года. Свою смерть здесь нашли около 250 тысяч евреев, что делает Собибор одной из самых кровавых страниц в истории Холокоста.

Но 14 октября 1943 года произошло событие, благодаря которому даже в этой трагической странице истории появилось слово «надежда». В этот день подпольная группа заключенных под предводительством офицера Красной Армии Александра Печерского совершила массовый побег из лагеря.

План восстания был разработан очень тщательно: заключенные должны были сначала поодиночке уничтожить немецких офицеров, а затем захватить склад с оружием и перебить охранников. Выполнить план удалось лишь частично. Восставшие ликвидировали 11 эсэсовцев из персонала лагеря и лишь несколько охранников, но завладеть оружейным складом они так и не сумели – в лагере началось построение, и немцы быстро заметили, что часть офицерского состава исчезла.

Когда мятежники бросились бежать, охрана открыла по ним огонь. При побеге погибло порядка 80 человек – в кого-то попала пуля, а кто-то подорвался на минах, расставленных у входа в лагерь.

130 узников приняли решение остаться в лагере, но наградой за примерное поведение им была гибель: на следующий день после восстания немцы убили всех, кто оставался в Собиборе, а сам лагерь сровняли с землей.

Фашисты долго преследовали выживших – кого-то ловили в лесах неподалеку от лагеря, с некоторыми позже расправлялись коллаборационисты. В итоге из почти 350 сбежавших узников Собибора до конца войны дожили всего 53…

В память о незыблемой силе духа жертв нацистского террора на 2018 год  запланировано сразу несколько мероприятий. Так, при участии Российского военно-исторического общества поезду Москва – Ростов присвоено имя организатора восстания в Собиборе, советского офицера Александра Печерского. Также РВИО создало сайт в Интернете, увековечивающий подвиг узников Собибора. Министерство культуры выпускает на экраны фильм «Собибор» с Константином Хабенским в главной роли, где он также дебютирует как режиссер. А Еврейский музей в Москве организовал выставку «Собибор: победившие смерть», на которой и побывала корреспондент портала «История.РФ».

Сама экспозиция небольшая: вся выставка умещается на пространстве шириной в несколько метров и располагается прямо возле входа в музей, так что пройти мимо довольно сложно.

Первым, на что я обратила внимание, стоя напротив стендов с фотографиями, были крупноформатные черно-белые снимки заключенных концлагеря. На некоторое время я замерла рядом с ними и крепко задумалась. И дело тут вовсе не в том, что на эти исхудавшие лица, на хрупкие тела в потрепанных арестантских робах, которые больше похожи на груду костей в кожаном мешке, чем на человеческое туловище, на эти бесконечные очереди из пленных, в глазах которых читается беспомощность, – на все это тяжело смотреть без некоторого щемящего чувства в груди (хотя оно, несомненно, присутствует). Дело в другом: откуда вообще могли взяться фотографии лагеря смерти, который просуществовал полтора года, о котором во внешнем мире почти никто не знал и от которого немцы не оставили и следа?

Этот вопрос не давал мне покоя, и за ответом я отправилась в пресс-службу музея. Пресс-секретарь Нина Дымшиц объяснила, что представленные на выставке фотографии действительно не из Собибора, но имеют самое непосредственное отношение и к Холокосту, и к данной выставке.

«Эти большие снимки появились уже после открытия выставки. Вы совершенно правы, это действительно фотографии не из Собибора, а из Освенцима. Но поскольку выставка была приурочена в том числе и ко Дню памяти жертв Холокоста 27 января, нам показалось уместным разместить здесь фотографии не только из Собибора», – пояснила Нина.

Чуть ниже в маленьких черных рамочках висели другие снимки – совсем крохотные фотокарточки, которые я с трудом заметила. Некоторые были сделаны задолго до Второй мировой, в начале XX века. «Александр Печерский с сестрами Зинаидой, Фаиной и братом Константином» – гласила надпись. Рядом висело фото родителей Саши – Арона и Софии. Часть этих уникальных снимков музей одолжил из частных собраний, какие-то фотографии предоставили сами родственники Печерского.

Но больше всего места в экспозиции занимают документы. Впрочем, это отнюдь не делает выставку скучной. Здесь можно ознакомиться с бумагами из военных архивов, написанными от руки письмами и копиями протоколов допросов. Когда вчитываешься во все это, набранный на машинке текст перестает быть бездушным, потому что на этих пожелтевших листах – весь ужас и кровь Собибора.

«Это все из архивов, – говорит Нина, указывая на экспонаты, – из архива МВД, архива РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства). Мы с большим трудом их доставали, потому что наш музей – организация негосударственная и вообще никак не аффилированная с военными ведомствами. Но специально для этой выставки нам были предоставлены копии документов».

Странным образом вся история Собибора уместилась на нескольких страницах текста, паре фотокарточек и большой схеме лагеря, начерченной по воспоминаниям выживших узников. Найти какую-то новую информацию об этом лагере смерти сейчас практически невозможно, поэтому сотрудникам музея пришлось проделать непростую работу.

Главным источником информации о Собиборе и для современников, и для потомков, бесспорно, стали сами заключенные. К счастью, сам Александр Печерский не только оказался в числе выживших, но и дожил до глубокой старости – он умер в 1990 году, когда ему было 80 лет.

После того как Печерский с остатками беглецов добрался до частей РККА, его, как и многих бежавших из плена, арестовали и отправили в штурмовой стрелковый батальон. Там он рассказал о том, что ему пришлось пережить, и, потрясенный его историей, командир батальона майор Андреев разрешил Печерскому поехать в Москву, в «Комиссию по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников».

В комиссии страшный рассказ Печерского о Собиборе выслушали писатели Павел Антокольский и Вениамин Каверин, и позднее на его основе написали очерк «Восстание в Собиборе». Именно он и стал главным свидетельством зверств нацистов в польском лагере, послужив источником вдохновения для других писателей и кинорежиссеров.

Но были и другие выжившие узники, бежавшие вместе с Печерским. Один из них – Аркадий Вайспапир. Он помогал организовывать восстание в Собиборе, во время бунта убил троих офицеров СС и начальника охраны лагеря. После побега Аркадий Моисеевич присоединился к отряду партизан имени Фрунзе Брестского соединения и стал пулеметчиком. Он, как и Печерский, прожил долгую жизнь и скончался совсем недавно – 11 января 2018 года. Аркадию Вайспапиру было 96 лет.

Мне стало интересно, с кем из непосредственных участников тех событий или их потомков удалось пообщаться организаторам выставки. Вместо ответа Нина подвела меня к плазменному экрану, где на повторе транслировалось видео. Зрелый мужчина что-то говорит на камеру, на лице его читается волнение, речь быстрая, но четкая. Это – сын того самого Аркадия Вайспапира.

«Аркадий Вайспапир вместе с Печерским, Алексеем Вайценом и другими входил в так называемый “оргкомитет” восстания, и позднее ключевая информация о Собиборе поступала от этих людей, – рассказывает Нина. – Здесь можно посмотреть интервью с сыном Вайспапира. Его зовут Михаил Евстратов. Он очень много узнал от отца о том, что происходило в лагере, о его устройстве. Но сам Аркадий Моисеевич, к сожалению, умер за две недели до нашего мероприятия. Он был последним из выживших участников восстания. И через несколько дней после смерти Аркадия Вайспапира его сын дал нам это интервью».

Видео длилось около 20 минут, но интервью я посмотрела до конца – не хотелось упустить ничего из этого захватывающего и жуткого рассказа. Вспомнили мы с Ниной и о фильме Константина Хабенского «Собибор», который совсем скоро должен выйти на экраны кинотеатров. Хочется думать, что благодаря этой выставке, предстоящему фильму, а также ряду памятных мероприятий, многие из которых организует Российское военно-историческое общество, скоро об этом лагере, его жертвах и героях будет знать гораздо больше людей, чем сейчас. Ведь даже среди моих взрослых знакомых почти никто не слышал о Собиборе. Я рассказала об этом Нине, и она нисколько не удивилась.

«Собибор – довольно маленький лагерь. У него был не тот масштаб, как, например, у Освенцима. После восстания он был полностью уничтожен, это произошло в середине войны. Таким образом, Красная Армия не освобождала Собибор, и за счет этого о нем действительно меньше известно. Но он примечателен тем, что это единственный лагерь с удавшейся попыткой побега», – заключила моя собеседница.

Она также рассказала, что уже на следующий день после открытия выставку посетили президент России Владимир Путин и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. «Выставка их очень впечатлила, особенно Нетаньяху, который был поражен тем, как у нас почитается память жертв Холокоста и героев сопротивления. Он был глубоко впечатлен, как и Владимир Владимирович, который, если я не ошибаюсь, побывал у нас уже в третий раз», – с гордостью отметила сотрудница музея.

Уже уходя, я обратила внимание на вторую часть названия выставки: «Нина, а почему “победившие смерть”? Ведь большая часть участников восстания не выжила…»

Нина в ответ кивнула, но потом добавила: «Да, но зато они умерли не от пыток фашистов, а в попытке вырваться на свободу». И возразить ей я не смогла.

Конечно, сегодня нам остается лишь оплакивать тех, кто погиб тогда в Собиборе, Освенциме, Треблинке, Хелмно, Белжеце и других фашистских лагерях. Что мы можем сделать для этих людей, кроме как не забывать об их жертве? Эта тема очень болезненная, но при этом вечная, и делать вид, что всего этого не происходило, – невозможно. Именно поэтому так важно писать об этом книги, снимать фильмы и устраивать выставки, посвященные жертвам нацизма – их подвигу, их страданиям, их надежде на лучшее будущее для своих детей.

Важно все это помнить, но самое главное – не дать этому повториться. Никогда.

Фото: Мария Рузанкина

histrf.ru

Кусочек неба на память: репортаж с выставки Йоко Оно | Арт

В залах ММОМА Йоко Оно предлагает посетителям дорисовать картину, полить сухую губку, составить из камней пирамидки печали и радости и поднять трубку зазвонившего телефона.

Все начинается с кашля. Сухой непрекращающийся кашель раздается в лифте, пока посетители поднимаются на третий этаж музея, где находится выставка Йоко Оно. Белые холсты с черным текстом философского содержания – первое, что видят зрители.

Это знаменитые «Инструкции» Йоко Оно, которые занимают основную часть экспозиции и выглядят как большие карточки с текстом, предлагающим посетителю что-то сделать: «Соединяйте ваши тени», «Посчитайте все слова в книге» «Прислушайтесь к пульсу друг друга». Советы, напоминающие японские хокку, развешаны по стенам длинного коридора. В отдельных залах – тоже «Инструкции», но немного другие. Они дополнены объектами, и каждый может выполнить «рекомендацию» Йоко Оно здесь и сейчас, прямо в пространстве музея.

По пути Леннона  

Белая стремянка, картина под самым потолком и маленькая лупа, висящая рядом. Когда-то эти три предмета познакомили Йоко Оно и Джона Леннона. На выставке художницы музыкант поднялся к потолку, чтобы узнать, что же нарисовано за стеклом, и увидел слово «Да». Тогда эта фраза решила все в их жизни.  

На выставке в МОММА из желающих пройти «путем Леннона» выстраивается целая очередь – подростки и пожилые люди, женщины в юбках и мужчины в строгих костюмах –не подходящая для скалолазания одежда и солидный возраст не пересиливают стремление увидеть то самое «Да». Девушка в сапогах на высоких каблуках решительно ставит ногу на первую ступеньку.

— Ты же высоты боишься, уверена, что это стоит делать? – с опаской глядя на лестницу, спрашивает ее подруга.

— Я должна увидеть, что такого там рассмотрел Леннон, что его на всю жизнь зацепило, — раздается ответ уже с середины стремянки. — Вдруг и я себе художника найду.

Пока одни посетители покоряют высоту, другие занимаются строительством и вколачивают гвозди.  Картина, в которую нужно забить гвоздь, висит на соседней стене. «Забивайте гвоздь в зеркало, кусок стекла, холст, дерево или металл каждое утро. А еще подберите волос выпавший, пока вы расчесывались с утра, и обвяжите его вокруг забитого гвоздя. Картина закончена, когда вся поверхность забита гвоздями», — гласит инструкция рядом.

Первую часть совета художницы исполняют все – посетители с таким удовольствием бьют по длинным гвоздям молотком, будто это самое увлекательное занятие в жизни. Вторая часть напутствия Йоко Оно остается невыполненной — желающих расстаться с собственными волосами и сделать их частью шедевра современного искусства не находится.

Кто в мешке

— Ты ткань повыше натягивай, я тебя на крючок постараюсь повесить.

— Не получится, гвоздь слишком высоко, надо было каблуки надевать.

— А может прыгнуть и зацепиться? Вдруг выдержит?

Такой странный диалог доносится от не менее странных персонажей – два больших черных «человеческих» мешка у стены пытаются дотянуться до крючков, на которых они должны висеть. После нескольких неудачных попыток допрыгнуть до цели и пары громких падений из темных балахонов показываются головы — две подружки, отчаявшись исполнить задуманное, выбираются на свет.

Перформанс Bag piece Йоко Оно придумала больше 50 лет назад. По задумке художницы, два человека, предварительно раздевшись, должны залезть в мешок и делать в темном закрытом пространстве все, что им вздумается. В мешке люди получают абсолютную свободу от всех условностей и общественных статусов, перестают отличаться друг от друга и творят, что хотят.

Вот и девушки, забравшись в мешки, ходят по залу, изображая страшных привидений, и жутко завывают. Они позируют фотографам, улыбаются операторам и наслаждаются этой игрой. Та, что пониже ростом, не оставляет попыток дотянуться до крючка на стене — только теперь она подпрыгивает под аплодисменты и одобрительные смешки публики, заполняющей комнату. Даже спустя полвека перформанс Йоко достигает своей цели — маленькая девочка в очках, на первый взгляд робкая и стеснительная, отбрасывает все условности и превращается в свободного, раскованного человека. Пускай ненадолго и только в пределах большого черного мешка.

Белые ходят первыми

— Отдай мою пешку, играй по-честному! — слышно в одном из залов.

— Это моя фигура, сам забыл, куда свои поставил, а теперь мои забрать хочешь, — раздается в ответ. Парень с девушкой, лет двадцати, не замечая никого вокруг, шумно «дерутся» за маленькую пешку.

На импровизированной доске – 32 шахматные фигуры. Все – белые. Игровое поле тоже белое. Отличить свои фигуры от армии соперника невозможно, все, что может сделать игрок — лишь запомнить расстановку собственных шахмат. «Играй до тех пор, пока помнишь, кем является твой противник и кем являешься ты сам», — говорит этой работой Йоко Оно. Белые шахматы — одна из самых известных инсталляций художницы, где стираются все различия. Нет деления на черное и белое, правильное и неправильное, плохое и хорошее — есть только человек и его суть. И еще память, чтобы дойти до конца игры и не забыть, где твоя пешка, а где — вражеская.

— Все равно она моя, — продолжает настаивать девушка. — Ты не ходил на этой стороне поля.

— Тебе вообще верить нельзя, и так уже пыталась мою ладью прикарманить, — парирует парень. — Давай заново начнем, только теперь все на телефон снимать будем, чтобы доказательства были.

Мир и небо в руках  

Военные шлемы, подвешенные на тонкие нити к потолку, и карты разных стран мира на стенах напротив — отдельный зал выставки посвящен антивоенным инсталляциям Йоко Оно. Печати с надписями «Представьте себе мир» и «Imagine peace» лежат на тумбе в карточной зоне. Каждый посетитель помещает отпечаток мира там, где хочет.

— Мои родные давно не могут выехать из Ирака из-за постоянных военных действий, и это единственное, чем я могу им помочь, — с грустью говорит Мария, запечатывая страну на карте.

— А я просто хочу, чтобы мир был везде, поэтому сделаю вот так, — заявляет Андрей и, взяв в руки печати, штампует все страны без разбора.

В другой части зала, около шлемов, не так оживленно. Людей много, но большинство молча переходит от одного висящего шлема к другому. Маленький Артем по подсказке мамы дотягивается до самого невысокого головного убора и вытаскивает из него кусочек мозаики с изображением неба. Часть пазла можно забрать с собой — так, по мнению Йоко, каждый создаст мирное небо у себя дома.

Мужчина на костылях щедро зачерпывает рукой небесную мозаику.

— Мне надо, чтоб наверняка, — объясняет он. – Я еще должен вернуться в небо и раскрыть этот строптивый парашют.

 — А мне на удачу надо, — говорит девочка Лена, она скоро сдает экзамены в летную школу. Лена забирает из шлема два кусочка неба: один себе, другой — младшему брату, который очень хочет стать знаменитым космонавтом.

Вспомнить маму

«Моя мама самая красивая», «Самые вкусные котлеты и самые добрые глаза», «Скучаю, мамуль. Приезжай чаще», «Твоя улыбка – произведение искусства, которое и не снилось Да Винчи» — больше 20 белых листов бумаги висят на стене. Их объединяет одно – все слова на них посвящены матерям. На просьбу Йоко Оно написать воспоминания о своей маме откликаются многие. Около тумбы с карандашами и бумагой стоят не только молодые люди, но и достаточно взрослые посетители.

— Я ни у кого больше не встречал такой улыбки, как у мамы, — грустно улыбается Василий Николаевич. — А вот девушку с мамиными глазами нашел и сразу забрал замуж, — кивает на свою супругу мужчина.

— Мама была моей лучшей подругой и самым строгим учителем, — вспоминает спутница Василия Николаевича. — Никогда не забуду, как она учила меня печь свой фирменный торт. Я тогда чуть всю кухню не сожгла и потом два месяца посуду мыла в наказание.

Одни посетители, не стесняясь посторонних глаз, открыто пишут свои воспоминания около тумбы, другие — закрывают текст рукой, есть и те, кто пишет прямо у стены, сразу приклеив на нее листок.

— Мне нечего стесняться, — говорит Женя. – Если б можно было, я бы вообще на весь музей об этом кричал, — усмехается он и размашистым почерком выводит на листке: «Мам, люблю тебя. И хочу такую жену, как у папы».

Фотографии: Антон Усанов

www.timeout.ru

Репортаж с выставки «Российский Hi-End 2015» / Stereo.ru

Начну с Мэтра отечественного аудио, опытного разработчика акустических систем:

Лаборатория Георгия Крылова

Георгий очень скромный и немногословный человек, его акустика не мелькает на форумах в постах про «вау-эффект» и сенсации в мире звука, но если задают вопрос: «какую бы акустику выбрать для дома, чтобы стоила не как самолет и звучала бы лучше брендовой за эту же цену?», то первый ответ, что приходит в голову мне, например, да и многим другим, как оказалось: «Послушайте АС Георгия Крылова, наверняка подберете себе подходящую модель!»

Причем, так могут сказать даже те, кто в свою домашнюю аудиосистему акустику Крылова не поставят, на что могут быть разные причины — «не мой звук», любители других типов акустического оформления, потребители изделий более высокой ценовой категории и т.д., но с тем, что АС Георгия одни из лучших в своем сегменте уже давно практически никто не спорит.

Вот уже много лет Георгий Крылов разрабатывает и изготавливает замечательные АС, которые стабильно имеют отличное сведение и радуют звуком. РосХайЭнд 2015 — не исключение: на презентации несколько моделей АС, с традиционно прекрасным звучанием и таким же исполнением. Многих просто покорило звучание мини мониторов — Георгий известный мастер большого звука из малогабаритных АС.

Браво, Георгий!

Источником звука работал ноутбук с внешним ЦАП Audio-Gd Master 7, за усиление отвечал УМ без общей отрицательной обратной связи Milleniuм, все сетевые, акустические и межблочные кабели — Analysis+ Power Oval.

Лаборатория Illuminati

Акустика Illuminati уже известна слушателям по Выставкам 2013 и 2014 годов, модели Symmetry, Universe и SeHi снискали заслуженную популярность у любителей музыки. На РосХайЭнд 2015 Вячеслав привез только одну новую модель акустических систем —напольные Illuminati Excellent, но они оказались настолько удачными, что вызвали живой интерес как у посетителей выставки, так и у ее участников.

Эти четырехполосные АС являются топовой разработкой Вячеслава, в них применены высококачественные динамические головки и компоненты фильтров. Акустическое оформление — закрытый ящик, что значительно упрощает инсталляцию АС в помещении.

Сетап Вячеслава звучал с ноутбука, через ЦАП Lynx D-47 и усилитель Александра Трусова.

Многие, в том числе и я, пробовали подключать АС Вячеслава к своим усилителям и все остались довольны результатом. Несмотря на высокую стоимость, АС едва смогли доиграть до завершения мероприятия — покупатели чуть не увезли их домой прямо со стенда в самый разгар Выставки:)

Не об этом ли мечтает любой разработчик аудиотехники? Вячеслава можно поздравить с таким результатом его творческого процесса!

ООО «А.Т.» (Александр Трусов)

В этом году Александр оснастил четыре инсталляции своими новыми усилителями — Акустический Центр МТУСИ, Лаборатория акустики Illuminati, Лаборатория Бать С.Д. и собственный сетап ООО «А.Т.» — тоже с акустикой С. Д. Батя и Виктора Луханина.

Аппараты имели между собой некоторые отличия и относились к разным модификациям, но звучали все достойно. Также, УМ Александра, эпизодически, использовали в своих демонстрациях и другие участники. Впервые появившийся на Выставке 2013 года, усилитель Трусова быстро набрал популярность, благодаря отличному звуку и привлекательному внешнему виду, а в 2014 году он уже присутствовал в штатном наборе трех участников и звучал с акустикой Георгия Крылова в зале «Эксклюзив». Усилитель работает в классе АВ с большим током покоя, выходная мощность от 100 до 350 Вт на канал (в зависимости от пожеланий заказчика) может быть изготовлен и для работы в чистом классе А, с выходной мощностью до 50 Вт.

Усилитель имеет мощное и в тоже время деликатное звучание, высокое музыкальное разрешение, отличную эмоциональную подачу, строит широкую и глубокую сцену, обеспечивает прекрасную локализацию источников звука в пространстве. В этом году был показан и новый дизайн корпуса. Кропотливый труд и постоянные эксперименты со звуком приносят свои плоды — уже третий год качество звука только растет.

Prophetmaster Audio

На моем стенде демонстрировался интегрированный усилитель: двойное моно, класс А, УПТ (усилитель постоянного тока,) сверхбыстродействующий (> 250 В/мкс), сверхширокополосный (0 Гц — 5 000 000 Гц), фазолинейный (поворот фазы сигнала в звуковом диапазоне 0.38 градуса), но обладающий самой малой выходной мощностью на Выставке — 10 Вт/8 Ом, что в существующих акустических условиях накладывало некоторые ограничения, естественно. Однако слышно его все-таки было — полностью стабилизированный блок питания мощностью 320 Вт, с удельной энерговооруженностью в 45-50 раз превышающей таковую у среднестатистического УМ сегмента Hi-Fi, а также способность усилителя выдавать в нагрузку 10 Ампер долговременно и 16 Ампер в импульсе, внесли свой вклад.

АС — Noise Fabrik Александра БуткареваАС — Illuminati Excellent Вячеслава Костылева

Усилитель не имеет выходных транзисторов — вместо них, в составе сложного композитного усилителя, установлено по 41-ой буферной микросхеме в каждом канале, соединенные параллельно, что позволило создать оригинальный вариант схемотехники, с параметрами, недостижимыми для устройств, построенных на дискретных элементах.

АС — новые четырехполосные С.Д. Батя и В. Луханина

За четыре выставочных дня к усилителю подключалась не одна пара АС — щиты Noise Fabrik А. Буткарева, 4-х полосная акустика С.Д. Батя и Виктора Луханина (модели 2014 и 2015 годов) и новые Illuminati Excellent Вячеслава из Санкт Петербурга. Очень рад, что удалось подружить усилитель с этим великолепным набором высококачественных АС, получить опыт работы со щитами.

В качестве источника был использован DVD-Audio/CD/HDCD плеер Adcom GDV-870. Все кабели — ZKI.

Проект некоммерческий — для меня главным было общение и тусовка в таком замечательном обществе. Не придумать для увлеченного человека ничего лучше, чем поместить его в среду таких же как он:)

Лаборатория Ecosound

«Музыкальная шкатулка» под названием SOLO-2, включающая в себя источник сигнала, усилитель и хранилище для любимых альбомов, а также представленные фирмой усилители для головных телефонов со встроенными DAC Static — 2 и ES-22, которые можно было в любой момент подойти и послушать на высококлассных наушниках, вызывали живой интерес посетителей выставки.

В этом году, как мне показалось, Ecosound показали очень хороший звук на штатных АС своей инсталляции (Thiel CS3.7), но потенциал «Музыкальной шкатулки» оказался существенно выше, что выяснилось при работе в паре с АС Illuminati Excellent.

На самом деле, это, наверное, очень хорошая практика — подключать технику других производителей к своей, что позволяет выявить слабое звено штатной системы и понять направление дальнейшего развития. На РосХайЭнд 2015 данные действия производились почти повсеместно, а это дает надежду, что в следующем году планка звука поднимется еще выше. Специалисты из Ecosound выводы правильные сделали, насколько я понял, так что ребятам удачи! Возможно, что именно за их концепцией будущее.

Эридан Аудио

Компания Эридан Аудио производит акустические системы, усилители мощности (транзисторные), ЦАПы, кабели (межблочные, акустические и силовые), имеющие запатентованную ими конструкцию, и сетевые кондиционеры.

На Выставке были показаны новые ЦАП Quark и УМ Quasar 2015 , а также дебютная модель трехполосных АС с активной НЧ секцией Tower. Это две широкополосных головки, которым сверху «помогает» ВЧ излучатель, а снизу — активный НЧ блок. Данная концепция становится все больше популярной — в основной диапазон частот не попадают частоты раздела полос, что дает возможность малой кровью получить более цельное звучание.

По сравнению с прошлым годом лучше стал и звук, и внешнее оформление изделий. Удалось послушать данную инсталляцию как в общем зале, так и в зале Эксклюзив и хочу отметить, что все это одинаково хорошо звучало в обоих залах, то есть, как мне показалось, АС Tower не очень то зависимы от акустических условий помещения.

Sound Art Алексея Петрушевского

Представлялись акустические системы на BMR-динамиках с оформлением «Торнадо». Первое, что привлекает внимание к этим АС, это дизайн — красиво, стильно, современно и оригинально. Но когда их включили, то удивились все — из миниатюрных мониторчиков вдруг появился полновесный звук, сродни напольным АС среднего размера.

Причем, звуковое давление было при этом приличное — они еще и достаточно мощные. Звук у них комфортный, мягкий даже на большой громкости, АС очень музыкальны. Каждая демонстрация неизменно собирала толпу слушателей и многие оставались у стенда, чтобы задать вопросы и рассмотреть все как следует. Разработка уникальная и призовой сеанс прослушивания в зале Эксклюзив получен по праву, я считаю.

Лаборатория AST

На Выставке были продемонстрированы ЦАП AST Kris 1.1 с выходным каскадом собственной разработки на дискретных элементах и транзисторный усилитель мощности AST Any 3.1 (широкополосный и сверхбыстродействующий).

В качестве акустических систем были использованы АС Elac. Модель не уточнял, но именно они были слабым звеном системы. Высочайшее качество компонентов, разработанных и изготовленных Лабораторией AST, с акустикой Elac оценить было просто нельзя, что стало достоверно ясно, после подключения вместо них АС Illuminati Excellent, в первый же день Выставки. Качество звука сразу же выросло «на две головы» и подавляющее большинство последующих демонстраций проводились именно с АС Вячеслава, что и не удивительно.

Компоненты AST имеют высокие технические параметры и очень убедительное звучание. С удовольствием бы послушал их ЦАП и УМ в «человеческих» условиях — очень понравились аппараты.

Считаю, что дебют Лаборатории AST был более чем успешным.

КБ звукотехники «Три В», Культурно-технический клуб «Студия 300»

На стенде Владимира Стародубцева и Сергея Зыкова можно было увидеть и студийный катушечный магнитофон Otari BTR-10, и винтажный виниловый проигрыватель Elac, и АС с редчайшими двухполосными коаксиальными динамиками RCA выпуска 1951 года (надеюсь, что ничего не перепутал:)), и еще много всего.

С катушечного магнитофона звучали оригинальные мастер ленты, с архивными записями высокого качества, с винилового проигрывателя — оригинальные пластинки редких изданий. Присутствовал в системе и цифровой источник, но включали его редко — было практически полное торжество аналогового звука, что нравилось очень многим, и мне в том числе. Усилительная часть конструкции — за авторством Владимира Стародубцева, естественно.

Звук был шикарный — масштабный, с полновесным НЧ регистром, с широким динамическим диапазоном, с мощнейшей энергетикой и эмоциональной подачей. Самый живой звук был именно на этом стенде. Владимир Стародубцев и Сергей Зыков знают, как его сделать:)

В дополнение, хочется пожелать успехов и крепкого здоровья Владимиру Стародубцеву и чтобы он долгие и долгие годы радовал нас живым аналоговым звуком!

Razin & Musatoff

Инсталляция Разина и Мусатова притягивает к себе взгляд, просто не давая оторвать его от всего этого многообразия технического совершенства и дизайнерских изысков. Теплое свечение ламп и индикаторов смотрится волшебно в полутемном углу, где расположена аппаратура стенда. Этот творческий коллектив разрабатывает и производит ламповые и транзисторные усилители мощности, усилители для наушников, несколько видов напольных и полочных АС, а также другие аудиокомпоненты.

Демонстрация звучания, сопровождаемая подробными комментариями Константина Мусатова, оставила только положительные впечатления. В презентации активно использовался аналоговый источник сигнала (топовый катушечный магнитофон).

Очень понравились трехполосные напольные акустические системы AS-3 MKIII, которые звучали в паре с огромными, но очень красивыми ламповыми моноблоками, именуемыми как «Белый Ангел» и «Черный Ангел».

Авторы представленных конструкций являются профессионалами высокого уровня, поэтому и аппаратура, и звук, и подбор музыкального материала — все на отлично.

Лаборатория Евгения Анашкина

На стенде были представлены ламповые однотактные оконечные усилители на ГМ-70 высшей категории сложности с «чудовищной» для данного класса УМ выходной мощностью — 100 Вт! Управляли они огромными акустическими системами, оснащенными двухполосными коаксиальными динамиками Tannoy.

Очень люблю эти динамики, поэтому знаю, что слушать такие АС нужно не в условиях выставки, конечно, и не на высокой громкости, которая требуется в данных условиях, да и голова слушателя должна находиться на уровне ВЧ-излучателей, что само собой получается если слушать дома, сидя на диване. На выставке добрая половина посетителей стояли во время демонстрации (мне стула тоже не досталось ни разу, слушал приседая на корточки, поэтому все хорошо слышал).

Звук мне понравился, но также и представляю себе, что потенциал данной системы в общем зале совсем не раскрыт — для этой инсталляции нужен отдельный кабинет, так как перетаскивать такую тяжесть для демонстрации в зал «Эксклюзив» и обратно, где можно было бы значительно приблизить условия прослушивания к требуемым, просто не реально.

Акустический Центр МТУСИ

В этом году были показаны модульные АС нового поколения «ТОПАЗ—3ПМ», НЧ секция которых строится с учетом акустических свойств конкретного помещения для прослушивания. Сначала, в этом помещении проводятся измерения, а уже потом, на основании полученных данных и пожеланий заказчика, идёт адресное изготовление НЧ-модуля. В его конструкции определяются рабочий объём и акустическое оформление бокса, а также типы динамических головок и компонентов кроссовера. При этом, ВЧ/СЧ секция является постоянной — ее конструкция выверена и не требует изменений.

Значительная часть излучателей для АС изготавливается Акустическим Центром МТУСИ, а также, по специально разработанным методикам, проводится доводка серийных изделий до нужных качественных показателей.

Во время демонстраций использовались две пары АС ТОПАЗ—3ПМ, имеющие значительные отличия в модулях НЧ, что позволяло наглядно показать широкие возможности данных акустических систем. Приводил в действие эту акустику усилитель Александра Трусова, одной из последних модификаций. Презентацию вел лично Дмитрий Георгиевич Свобода, очень подробно и интересно комментируя все происходящее. Очень понравилась подборка музыкальных треков, подготовленных для демонстрации.

Что поразило и запомнилось — мощь настоящего большого органа, воспроизводимая без единого артефакта и не напрягающая слух. Другие музыкальные жанры также не вызывали никаких трудностей у данной инсталляции, даже при очень высоком звуковом давлении.

Лаборатория «ВК» (Валерий Крамар)

Выставлялись пентодные ламповые моноблоки класса АВ (класс А до 5 Вт), без обратной связи, с выходной мощностью 35 Вт и токовым выходом, которые были подключены к акустике, имеющей специально разработанные кроссоверы для согласованной работы с данным типом выходного каскада. На третий день выставки сетап обновился — появились крупногабаритные АС на коаксиальных динамиках Tannoy образца конца 70-х годов, оснащенные фильтрами, разработанными Романом Миняйло. АС были подключены к 80-ти ваттному (УПТ) транзисторному УМ Валерия Крамара, работающему в АВ классе (класс А до 5 Вт), с неглубокой обратной связью, обладающему высоколинейными амплитудно-частотной и фазовой характеристиками. Также, были представлены две модели RIAA корректоров для ММ картриджей — на лампах и на полупроводниках.

Оба сетапа выступили достойно и понравились очень многим, судя по отзывам. АС на винтажных коаксиальных динамиках Танной, на мой слух, звучали интереснее, но я уже писал выше, что очень люблю эти динамики, а тем более винтажные:)

Лаборатории «ВК» хочется пожелать дальнейших успехов и поскорее создать свой сайт — на форумах интересуются Вашей продукцией, но информация и контакты в Интернете отсутствуют.

Noosfera Lab

Дебют Игоря Виноградского (усилители Ноосфера) и Алексея Коваленко (акустические системы) был, наверное, одним из самых заметных на выставке — Игорь представил две модели усилителей без общей отрицательной обратной связи: Noosfera Echo (класс А, 35 Вт/4 Ом на канал) и Noosfera A-12 (класс АВ, 120 Вт/4Ом на канал), а Алексей показал свои АС: трехполосные напольники Styleacoustic ST100TL, с акустическим оформлением «трансмиссионная линия». В акустических системах применен ленточный ВЧ излучатель отечественного производства (Автор — Малиновский, г. Петрозаводск). Заявленная максимальная мощность АС — 100 Вт, импеданс 8 Ом.

В качестве источника работала связка транспорта Yamaha c ЦАП-ом от известного разработчика из Киева SergioT.

Игорю и Алексею удалось «сделать звук» и показать свои конструкции в лучшем виде, несмотря на сложные акустические условия. Очень многие отметили высокое качество звучания данной инсталляции и достаточно низкую стоимость изделий — по соотношению цена-качество эта техника занимает лидирующие позиции, с моей точки зрения, имея при этом, очень привлекательный внешний вид.

Хотелось бы отметить тот факт, что в своей разработке Алексею Коваленко удалось свести к практически незаметному минимуму особенности звучания баса, свойственные акустическому оформлению «трансмиссионная линия», что удивило многих.

Noise Fabrik (Александр Буткарев)

Акустика Александра не нуждается в особом представлении, так как уже является популярной далеко за пределами города Тверь, где и происходят таинства ее изготовления и настройки:) В этом году Александр показал три новых АС с открытым оформлением и одну корпусную модель. Особый интерес публики вызвали трехполосные модели АС с открытым оформлением, оснащенные двумя пятнадцатидюймовыми НЧ диффузорами, четырьмя СЧ и одним ВЧ излучателем. Высокая чувствительность этих АС (92-95 дБ, в зависимости от модели) позволяет использовать УМ совсем небольшой выходной мощности, чем я и воспользовался для демонстрации своего маломощного (10 Вт) усилителя, выпросив у Александра самые чувствительные из трех щитов.

Акустика не является жанровой — она играет все, вплоть до тяжелого металла, но звучание смычковых струнных, особенно виолончели и контрабаса, просто завораживают. Однако недолго музыка играла — на второй день, высокий молодой человек, на большой красивой машине, уволок их домой прямо с моего стенда:) Что подвигло начать эксперименты с акустикой других наших производителей. К слову сказать, везти обратно в Тверь Александру было особо нечего — раскупили все прямо на Выставке, как и в прошлые годы. Пора строить небольшую фабрику, точнее, Noise-фабрику 🙂

Александру большое спасибо за возможность познакомиться со щитами в домашних условиях (перед Выставкой они три недели были у меня) — опыт был более чем интересен.

Лаборатория Вадима Вязникова

Вадим уже традиционно представляет высококачественный усилитель Леонида Зуева в конструктиве собственной разработки, а также авторский ЦАП Виктора Корсакова, работающий с ноутбука в качестве транспорта. В связке «Пирамидками» С.Д. Батя получается очень хороший звук!

Низкая чувствительность этих АС с лихвой компенсируется могучим УМ Л. Зуева — вполне себе домашние Пирамидки прекрасно раскачивают любые залы Конгресс Центра.

Лаборатория Бать С.Д.

Сергей Давидович Бать и Виктор Луханин в этом году привезли на выставку три модели напольных АС: обновленная четырехполосная прошлого года (твитер заменен на бериллиевый), новый вариант четырехполосной АС с ВЧ-излучателем Хейла и более бюджетная — трехполосная АС.

Сведены все АС просто замечательно, что, в принципе, никого и не удивляет, когда за дело берутся мастера такого высокого класса! В прошлом году четырехполосная АС С.Д. Батя и В. Луханина была на лидирующих позициях негласного рейтинга выставки, в этом году ничего не изменилось, судя по всему — огромное количество положительных отзывов на форумах написано именно о связке новой четырехполосной АС с УМ Александра Трусова.

Очень рад, что мне удалось задействовать обе этих топовых 4-х полосных АС в своем сетапе, а также послушать модель прошлого года, с бериллиевым твитером, в домашних условиях, воспользовавшись гостеприимством Сергея Давидовича. Надо сказать, что в акустических условиях обычной комнаты они звучат еще на две головы лучше, чем можно себе представить по впечатлениям с выставки. Вообще, эта тенденция характерна для всех экспонатов — на выставке можно что-то услышать, конечно, но совсем немного.

Поздравления и пожелания творческих успехов Сергею Давидовичу Батю и Виктору Луханину!

КБ «George Ohm Audio» (Юрий Малышев)

Ламповые усилители Юрия Малышева известны уже очень давно, как авторского изготовления, так и в виде наборов для самостоятельной сборки. Традиционно и высокое качество звука изделий George Ohm Audio.

Также, КБ Малышева выпускает всевозможные трансформаторы для ламповой техники, образцы некоторых из них были представлены на стенде. КБ существует более 30 лет, поэтому опыта в этой области накоплено достаточно.

Во время демонстраций, к трехполосной акустике С. Д. Батя подключались по очереди три модели ламповых усилителей:

Моноблоки на EL-34 (2х25вт)

МХ-34М (2х25вт), на EL-34

МХ-КТ-88 (2х30вт), на КТ-88ЕН

В качестве источника сигнала наилучшим образом себя проявил ЦАП Natural Юрия Грибанова с ламповым выходом, после подключения которого сетап просто «ожил и задышал». Более подробной информации по этому ЦАП-у пока нет в наличии, но как только появится, сразу добавлю ее в статью.

Мне больше понравились моноблоки на EL-34, хотя чистый, прозрачный и живой звук был у всех трех моделей усилителей.

КБ Форасаунд

Сетап Сергея Проворова и Юрия Лиховола украшала большая и красивая акустика — классические трёхполосные (15″, 12″, 1″) активные рупорные АС Forasound B3a, с внешним усилением и электронным кроссовером DEQX HDP-3. Транспорт — Parasound-1000.

Отличия в звуке от прошлого года разительные — замены усилительных модулей класса D на новосибирские НЭМ в ВЧ секции и на оконечный усилитель интегральника Accuphase E-530 в СЧ секции, явно пошли на пользу звуку (УМ класса D в мостовом включении остался только на НЧ).

Можно выискивать недостатки и у этой конфигурации, но даже желания нет — больше запомнился масштабный, чистый звук, который меня, например, просто поразил мизерностью слышимых искажений при огромном звуковом давлении, даже при воспроизведении «тяжелой» музыки. Честно говоря, я не верю в многополосное усиление и электронные кроссоверы, но глядя на то, как уверенно двигаются вперед Сергей и Юрий, уже возникают некоторые сомнения — возможно, что придется поверить в конце концов:).

Арт Студия NewArtVinyl

Когда дизайнеры и мастера ювелирного дела собираются вместе, чтобы сотворить виниловый проигрыватель, то получается то, что получилось — пол часа стоял разинув рот у стенда и пожирал его глазами:) Красота — страшная сила!

В голове не укладывалось, что все это сделано руками. Конечно, хотелось бы иметь такое произведение искусства в домашней аудиосистеме, спору нет. Думаю, что не мне одному пришла эта мысль в голову. Благодаря Выставке, мы теперь знаем, что есть в России компания, которая возродила производство виниловых проигрывателей в нашей стране — да, пока она единственная, а продукция только премиум класса, но, как говорится, начало положено!

Самое интересное, что все это еще и звучит! Ставились пластинки совершенно разных музыкальных жанров — от Zodiac до King Crimson и мощный аналоговый звук наполнял атмосферу зала, как бы напоминая, что пока еще рано списывать его со счетов, сначала надо попробовать догнать по качеству 🙂

Насколько я понял, RIAA корректоры были тоже производства NewArtVinyl, а усиление обеспечивали интегральный УМ McIntosh MAMA7000, в качестве предварительного, и огромной мощности и габаритов оконечник Parasound A 21, развивающий до 400 Вт на канал. Акустика — топовые напольные Dynaudio Contour S5.4.

Фирма «АСА»

Российская компания АСА с 1999 года производит динамические головки и акустические системы на основе собственных разработок. На стенде фирмы были представлены образцы выпускаемых динамиков, а также несколько готовых акустических систем.

В демонстрации участвовали двухполосные акустические системы с щелевым фазоинвертором на базе динамиков ACA LAB МВ1602.4 и Т251.8 Гамма дио, в которых применен фильтр первого порядка с корректирующими цепями, проволочные резисторы и металлопленочные конденсаторы.

В качестве источника использовался MacBook Pro с внешней звуковой картой Natural Pro-1 (ЦАП+АЦП, 24 бит/96 кГц), имеющей ламповый выход. За усиление отвечал гибридный усилитель Natural Audio A-6B, с неглубокой ООС, выполненный полностью на дискретных элементах, с прецизионным релейным регулятором громкости лестничного типа. Выходная мощность усилителя — 90 Вт/8 Ом, 120 Вт/4 Ом.

Звучание я бы охарактеризовал, как живое, открытое и ясное. Довольно интересный был подбор демонстрационных треков.

MWM

В этом году на Выставке были показаны две совершенно новых модели напольных АС — трехполосные Sphynx, в форме усеченной пирамиды, спортом фазоинвертора на тыловой панели, и большие напольники Tower ASA, имеющие все сдвоенные динамики — именно на них, в подавляющем большинстве случаев, и проводились демонстрации в общем зале Конгресс Центра. Tower ASA обладают высокой чувствительностью (93 дБ) и высокой допустимой подводимой мощностью (250 Вт), что позволяло с легкостью озвучить необходимое акустическое пространство.

Управлял акустикой транзисторный УМ Tertia — усилитель мощности без ООС (ООС скомпенсирована), разработанный специалистами компании MWM. При конструировании данного усилителя было уделено большое внимание нейтрализации реактивных составляющих акустических систем (противо-ЭДС), а также минимизации гармонических и интермодуляционных искажений. Выходная мощность усилителя: 2Х50 Вт на нагрузке 4 Ом.

В качестве источника выступил Primare NP-30, высококачественный сетевой проигрыватель с встроенным ЦАП.

Звучание системы MWM запомнилось как сбалансированное, с мощным басовым регистром и не напрягающее слух.

Лаборатория Dorius

Представлялись новые концептуальные акустические системы, состоящие из небольших, вполне самодостаточных двухполосных мониторов SB Mini и отдельных басовых секций SB Sub. Концепция имеет свое название: модульная платформа SoundBrick и заключается в универсальности данной акустики — с ее помощью можно построить как стереосистему высокого класса, так и озвучить домашний кинозал на любой вкус. Сведение АЧХ верхней и нижней секций выполнено с ювелирной точностью — подключение НЧ секции нисколько не меняет общий тональный баланс АС, а просто заметно расширяет полосу вниз. Акустика могучая: максимальная долговременная мощность — 800 Вт, пиковая — 1600 Вт. Особенностью АС Dorius является их хитрое фирменное акустическое оформление — многокамерный акустический трансформатор.

Усиление обеспечивал интегрированный УМ PA-20 Константина Мусатова. Звучание в связке с этим усилителем мне понравилось — глубокий бас в сочетании с чистыми и прозрачными СЧ и ВЧ произвели впечатление даже в общем зале для прослушивания. На демонстрацию в зал Эксклюзив попасть не удалось, к сожалению.

18 ноября, пока еще не было посетителей и можно было выбрать момент, когда другие сетапы «молчат», удалось подключить эти АС к моему усилителю и послушать несколько треков — понравилось их мягкое звучание и высокая разрешающая способность, но чувствительности АС, с десятиваттным УМ, оказалось чуть маловато для демонстраций на выставке, однако для дома — хватит с запасом.

Хотелось бы отметить и оригинальный дизайн АС — выглядят солидно и стильно.

Новые Системы

На стенде Марата Билялова и Леонида Рудометкина было много всего интересного и необычного — и магнепланарные АС, и акустика в форме шара, и очень мощный гибридный усилитель с нелинейным выходным импедансом, и даже настоящий Mark Levinson 31.5:) Если по порядку, то с транспортом Mark Levinson 31.5 работал ЦАП Марата Wasabi на AK4397, а через Мак-мини — его же ЦАП Tutti, на ES9018. Могучий гибридник Magus с трансформаторной связью и выходной мощностью 350 Вт на канал (605 Вт пиковая) имеет интересную особенность: его выходной импеданс зависит от частоты и может принимать отрицательные значения (от -3 Ом на 20 Гц) и стремится к нулю уже на частоте 200 Гц, что, со слов автора, позволяет автоматически выравнивать АЧХ связки АС-помещение на больших широкополосных или магнепланарных АС.

Прекрасно отыграл он и со щитами Александра Буткарева (Noise Fabrik), хотя они уже и не ШП, и не магнепланары.

Презентацию усилителя с магнепланарными АС прошла мимо меня, но Шары, представленные Леонидом Рудометкиным из Round Audio послушать с УМ Magus удалось, как в верхнем зале, так и в зале «Эксклюзив», где пробыл более половины сеанса, хотя зашел на 5 минут. Эти шарообразные АС, с высокой чувствительностью (96 дБ), имеют акустическое оформление закрытый ящик, оснащены ШП головкой 12″, излучающей в диапазоне 50 Гц — 16000 Гц (+/- 3дБ) в паре с «обычным» усилителем или 35 Гц — 18000 Гц (+/- 3 дБ) при работе от усилителя Magus с переменным выходным сопротивлением, корпус АС металлический, весом 41 кг.

В начале прослушивания я пытался анализировать звук этих Шариков, мысленно отмечал даже какие-то недостатки, но потом поймал себя на том, что сижу, слушаю музыку и устойчиво впадаю в состояние той самой «музыкальной вовлеченности» 🙂 Когда есть такой эффект, то желание что-либо разбирать пропадает напрочь. Мне Шары понравились — самые настоящие меломанские АС. Жаль, не удалось подружить их с моим усилителем, так как времени на все не хватило, но интерес имеется и сейчас — может, соберемся как-нибудь.

Компания «DS acoustics»

Компания представила 4-х полосные напольные АС Flame, спроектированные согласно принципу фазокогерентности, где в качестве ВЧ головки использован плазматвитер оригинальной конструкции, защищенный патентом DS acoustic , а также 3-х полосные полочные АС Impulse с традиционными ВЧ излучателями.

Плазматвитер

В состав аудиосистемы входили: транспорт TEAC VRDS 15 с интегрированным в его корпус ЦАП DS Acoustic на BB 1704, двухтактный ламповый усилитель на 6L6 (в белом корпусе на фото), ламповые однотактные моноблоки на 811-х лампах, а также усилитель для наушников со встроенным ЦАП, оснащенный двумя независимыми трактами прохождения сигнала — на лампах и на ОУ.

Звучание сетапа с полочными трехполосными АС мне очень понравилось, было ощущение, что играют большие напольники. Четырехполоски с плазматвитерами удивили и впечатлили открытым и свободным звуком, но чтобы детально разобраться в отличиях подачи плазматвитера от традиционных ВЧ излучателей, нужно прослушивание в нормальной КДП и при умеренной громкости.

С уважением, О. Шаманков (Prophetmaster)

stereo.ru

разнообразнее и вкуснее / Stereo.ru

Operly

Лично мне приятно видеть на выставках и мероприятиях больше российских разработчиков с самыми разными концепциями. Здесь Operly показали почти систему, потому как к появлявшейся раньше акустике прибавился однотактный ламповый усилитель. Информации о нем пока немного, но сам аппарат присутствовал и работал.

Из винилового тут проигрыватель Rega P6 и ламповый фонокорректор Next Sound (тоже известный российский проект) — отдельные и самостоятельные величины, а у Operly по виниловой тематике есть необычный демпфер, который и был здесь использован.

Отыграла система неплохо, но на фоне общего шума и суеты — не так, как могла бы. Я пару раз был потом в «Ноте», и в тишине звук оказался интереснее. Впрочем, любители широкополосников в самых разных исполнениях, вероятно, согласятся со мной в том, что подобная акустика больше подходит для спокойного уединенного прослушивания. Плюс расстановка и выбор точки прослушивания здесь играют существенную роль. И конечно же, все это только в том случае, если вы любите рупора и широкополосники.

Т-АРТ

Аккуратная и лаконичная система: небольшие напольники Audio Physic Classic 12, интегрированный усилитель Audia Flight Three S и ожидаемая новинка — недавно выпущенный фонокорректор VPI Voyager. Не уверен, что в VPI читали именно мои рекомендации, но похоже одна деталь в корректорах стала встречаться чаще, а именно — два независимых равноконфигурируемых входа.

Так ведь намного удобнее, и владельцы двух проигрывателей (или проигрывателя с двумя тонармами) не ущемляются в выборе, как это часто бывает, когда у корректора по одному входу для MC и для MM. И если владелец захочет две MM или две MC, ему приходится либо покупать два корректора, либо постоянно перетыкать провода. К счастью, как видно, производители стали чаще с пониманием относиться к таким запросам.

В паре с VPI Voyager работала вертушка VPI Prime Scout с головкой Grado. Система понравилась. Аккуратный, но наполненный звук, в котором есть и цельность, но можно услышать и частный вклад компонентов, неплохо сработавшихся друг с другом.

Да и подготовка системы на уровне — подобраны стойки-развязки, кабельная обвязка Purist Audio Design, может, и несколько дороговата для системы, зато точно не работает узким местом. А еще, нужно отметить, что участвовать на «Джеме» все-таки лучше с полочной или такой вот небольшой напольной акустикой.

Armada Sound

В принципе, тут все прогнозируемо: усилители Mcintosh, акустика Sonus Faber, вертушка Thorens TD 905, головка Sumiko. Однако интересного было много. В первую очередь, конечно, акустика. Только что выпущенные Sonus Faber Electa Amator III — необычные, совсем недешевые полочники, конструкцией и стилем отсылающие к традиционным Electa Amator. Самое интересное, что звук понравился даже мне.

Я часто критикую современные Sonus Faber, но эта модель получилась весьма цельной. И идея, и преемственность, и некое новое прочтение. Возможно, звук слишком радостно-воздушный, но все равно цельный и с характером. Действительно, некое связующее звено между прошлым и настоящим.

Вертушка с головкой тоже не менее интересны. Sumiko долго были в потерянно-отсутствующем состоянии на нашем рынке, при том что головки достойны внимания и играть могут очень даже хорошо. А проигрыватель Thorens TD 905, похоже, скоро станет ископаемым артефактом.

По моей информации, 900-ю линейку в будущем снимут с производства по причине сложности и дороговизны, а что придет на смену — пока неясно. На мой взгляд, хоть 900-я линейка не сильно засветилась на рынке и не пробыла на нем долго, конструктивно это не только самобытные аппараты, но и Thorens до мозга костей, даже если они и не похожи на многое другое, что делала эта компания.

Phant Audio

И снова российские разработки. Акустику Phant Audio Model ONE я уже слушал на РосХайЭнде вместе с родным ламповым усилителем Model A28. Тогда очень понравилось, и здесь тоже прозвучало отлично. Участникам более или менее повезло с местом, и можно было расслышать вот это большое и рупорное.

Конечно, рупор немного дает о себе знать, но в целом — отличный сбалансированный звук. Пожалуй, уже того уровня, который можно не то что на «Джеме» показать, но даже и свозить на какую-нибудь международную выставку.

Из нового и интересного в этой системе — ламповый ММ-фонокорректор, который очень приятно не окрашивал звук и играл весьма ровно и чисто. Но самое основное — проигрыватель ABV. Это очень глубоко переработанный винтажный роликовый Elac Miracord, у которого убрали корпус, автоматику, тонарм и многое другое.

Иначе говоря, это не столько переработка, сколько построенный заново аппарат, использующий некоторое количество оригинальных деталей, включая диск, подшипник и систему привода с мотором. Получилось очень неплохо. Хотя я и не очень люблю роликовые проигрыватели, как таковые, однако здесь, похоже, сделали все возможное, чтобы аппарат играл чисто, а не красил. Интересный подход и внешне вполне промышленное исполнение.

Simple Distribution

Почти всю систему собрали из компонентов Magnat. Очень крупная олдскульная акустика Magnat Transpuls 1500. Настолько крупная для такого размещения, что ее пришлось приподнять и наклонить назад, чтобы хоть как-то адаптировать к месту прослушивания. Гибридный ресивер Magnat MR 780 и прямоприводная вертушка Magnat MTT 990.

Не Magnat здесь только фонокорректор Parasound да ММ-головка Sumiko. Звук получился ярким, насыщенным, может, чуть грубоватым, но все равно — со своей идеей и стилистикой. А еще меньше здесь хотелось придираться к деталям, прикинув, что все это весьма бюджетное — стоимость системы меньше, чем может показаться на первый взгляд.

Gong AV

Вот уж где было полно редкостей и хайэндной экзотики! Огромных размеров ламповый усилитель Aries Cerat Genus, проигрыватель Thales с родным тонармом с изменяемой геометрией, оптический картридж DS Audio, еще один пристроившийся рядом на отдельно стоящей ноге (кто угадает, от какого проигрывателя донорская нога — тот молодец) 14-дюймовый тонарм Supreme Analog Tangenta с головкой EMT. И акустика PBN Audio M2!5.

С этой системой как-то все получилось непросто и неоднозначно. Конечно, столь крупной акустике очень неуютно в ближнем поле, и слушателю тоже приходится выхватывать звук частями. Но кроме того, я думаю, что дело в самой акустике. Она совсем другая, не похожая на то, что обычно можно услышать от изделий PBN Audio.

Обычно это большой, стройный и строгий звук, в котором можно легко представить себе любой жанр — от голосовых напевов до металла и симфонического оркестра. А тут звук получился с какой-то совсем другой идеей, некий большой разухабистый винтаж.

Уверен, что кому-то понравится, но я бы предпочел совершенно любую, но другую акустику этого производителя. Остальные компоненты системы интересны и сами по себе, и вместе, но основной тон очень сильно задавала акустика, а все остальное отошло на второй план.

Overton

Бодренько и весело, а к тому же не очень дорого — вот как можно охарактеризовать эту систему. Акустика Klipsch RP-8000F, которой можно кошмарить соседей, а можно и просто тихонько слушать, бюджетный ламповик Taga Harmony, корректор и проигрыватель Pro-Ject.

Все неплохо сложилось в систему, а вертушку с головкой Ortofon Quintet Black S можно было бы смело помещать в систему и более высокого уровня. Мне здесь был интересен тонарм Pro-Ject S-Shape — все-таки тонармы у производителя, в первую очередь, ассоциируются с карбоном, а тут S-образная классическая конструкция на хороших подшипниках, и это действительно неплохо работало.

Отдельным экспонатом стал проигрыватель Mag Lev — немножко безумный аппарат с реально левитирующим диском. Идея, которая появилась на Кикстартере, и мало кто верил, что она станет серийным аппаратом. Однако стала — можно потрогать, послушать и купить.

Я с этим проигрывателем уже общался, но не настолько плотно, чтобы у меня не оставалось вопросов. Но тут его можно было посмотреть и послушать, что само по себе занимательно. Кроме того здесь, уже традиционно, мыли и чистили пластинки, а а также рассказывали, что к чему, почему и зачем.

Alef Hi-Fi

Средняя, из недавней линейки, акустика Tannoy Legacy Cheviot, которую, кстати, тоже пришлось немного приподнять под комнату, ламповое классическое усиление парой моноблоков Quad QII 80. Плюс очень интересный проигрыватель SME Model 15 (впрочем, я все проигрыватели SME считаю интересными и высоко их ценю) с тонармом SME и головкой Van Den Hul MC 10 Special.

По описанию в анонсе у меня было некоторое предубеждение, что хорошее разрешение, динамика и детальность, которые может выдать проигрыватель, здесь будут несколько нивелированы почерком системы.

Однако получилось все недурно — можно было услышать особенности каждого компонента, да и в целом система получилась сыгранной. Хотя это еще один случай, когда вертушку можно легко переместить в систему намного дороже, и она там не потерялась бы. Ну а Tannoy куда ни поставь — они везде будут задавать тон и показывать характер.

CTC Capital

Компания показала неординарную технику с неожиданным результатом. Акустика в системе — мониторы TAD-CE1, плюс усиление Musical Fidelity Nu Vista 800. Фонокорректор Nu Vista Vinyl, к сожалению, по каким-то причинам оказался незадействованным, а ведь мне его давно хотелось послушать.

Проигрыватель Avid Acutus с тонармом SME 309 и младшей головкой Ortofon из линейки Cadenza работал в паре с младшим корректором Avid Pellar. Пожалуй, использованная головка заслуживала чего-то большего. Но и это не столь существенно на фоне общего результата.

Я уже сказал, что результат оказался неожиданным. Прекрасные мониторы, одни из лучших «полочников» вообще, отменный проигрыватель, тонарм, приличная головка и… ужасный звук. Синтетические нервные верхние частоты, средняя детальность, пластиковый звук в целом. Очень меня все это расстроило.

И кроме как на усилитель, здесь грешить не на что. Корректор, конечно, простенький, но он достаточно честный и такого со звуком сделать не смог бы. А вот с Musical Fidelity после недавней смены собственника, надеюсь, случится что-нибудь хорошее, потому что это уже очень давняя необходимость.

Нота+

Фактически ставшая классикой для «Джема» подборка компонентов от самих организаторов — акустика ProAc Carbon Pro 8, ламповое усиление и фонокорректор AudioValve, проигрыватель Michell Engineering Orbe SE, тонарм SME-IV и головка Ortofon Cadenza Black. Плюс кабельная обвязка Living Athmos.

Хорошая система получилась, и, хоть тут нет новинок или чего-то откровенно экзотического, играло все вместе по-взрослому. После выставки мне довелось поучаствовать в тесте серьезных головок звукоснимателя, который проводился именно в этой системе (только с другим проигрывателем и тонармом), и все было очевидно, а разница в каждом случае хорошо слышна. Тут, пожалуй, и добавить нечего.

SA Lab

Система с усилителями SA Lab Samson. Очень внушительные по размерам ламповые моноблоки и новый предварительный усилитель. У SA Lab были компоненты и покрупнее, так что скорее что-то небольшое по габаритам здесь стало бы редкостью.

Однако, эти новые аппараты заслуживают внимания. Послушать их можно было в сочетании с проигрывателем Michell Engineering, ММ-головкой Nagaoka MP300 и собственным фонокорректором SA Lab. Не ламповым, как ни странно, а построенном на германиевых транзисторах.

Акустика Rosso Fiorentino Certaldo удачно вписалась в систему. Намного лучше, чем прошлогодний вариант сочетания SA Lab с Wilson Audio. Впрочем, дело тут не в размерах, хотя повторюсь — на мой взгляд, небольшие напольники или полочники на «Джеме» чувствуют себя лучше, — но тут еще и сочетание по характеру звука получилось удачным.

Хорошая детальность, динамика, приличная фактурность звука, что меня несколько удивило, потому как Rosso Fiorentino — куда как более острая и яркая акустика, чем Wilson Audio. Впрочем, система ведь в этом году была другой.

NewArtVinyl и Eridan Audio

Эти две компании второй год выступают вместе. От первых — проигрыватель KingDeck с парой родных длинных тонармов и парой фонокорректоров, от вторых — усиление Universe и акустика Capella. Eridan Audio в этом году и на РосХайЭнде мне понравились — отыграли лучше, чем годом раньше. Здесь же, в целом, можно констатировать — спелись. Во всех смыслах.

С помещением справились так или иначе расстановкой акустики, так что можно было хоть немного отойти подальше и послушать не «пополосно». А в остальном — одно с другим звучит сообразно. Большой звук, на мой вкус, слишком разухабистый, но уже не фамильярный, как это было раньше. В системе нет попыток набить всего побольше, да и головки подобраны приличные — Shelter и EMT.

М-Стерео

В этом году у компании подобралась система из весьма редких и необычных компонентов. В первую очередь, интересно было посмотреть и послушать электронику Thöress, а тут были и фонокорректор со сложной системой настроек, и предусилитель, и ламповые моноблоки — однотакты на 845-х лампах.

Вообще, это очень самобытный производитель, начиная с дизайна и заканчивая схемами и звуком. А акустику Thöress, скорее всего, большинство видели только на фотографиях. Да и электронику тоже — у нас она мало известна.

Дальше по составу системы — уже показывавшийся раньше проигрыватель Audio Exklusiv Die Referenz с тонармом SME. Головка Charisma Audio MC-2 (кстати, большая редкость). Серьезная MC с рубиновым иглодержателем. И акустика Blumenhofer Genuin FS 2, которую тоже редко показывают. Вот только расслышать все это было сложно — крупная акустика с рупорной секцией.

Ее рассмотреть-то получалось только вблизи, а чтобы нормально послушать или сфотографировать, нужно было зависнуть в воздухе. Хотя звук мне показался достаточно прозрачным, но не ламповым в обычном смысле, без теплоты, с умеренной мягкостью. Пожалуй, все это хорошо бы послушать отдельно и в спокойных условиях.

Blade

Компания уже по традиции представила аналогово-цифровую систему с добавлением портатива и наушников. Акустики здесь не было вообще, но можно было послушать винил с вертушки Audio-Technica AT-LP5 с корректором Pro-Ject, усилителем для наушников Fostex HPA-8 MK2 и разными наушниками на свой выбор, в том числе и со своими. А также можно было услышать и цифру, воспользовавшись плеером Astell&Kern A&Ultima SP1000.

Мне же здесь больше всего понравился чемоданчик с набором многократно увеличенных моделей иголок разных типов, используемых в головках Audio-Technica. Прекрасное наглядное пособие, которое многим может объяснить азы лучше, чем сложные теоретические выкладки.

Инфорком

Система, в которой все компоненты — производства компании Rega, кроме тех, что производства Stax, конечно. Можно было послушать Регу, попробовать понять концепцию производителя. Очень здорово, что поставили в систему вертушку Rega P8 в комплектации с MC головкой Rega Apheta 2. Так-то это все звучит заметно поинтереснее, но полностью в рамках идеологии компании.

Ну а Stax, тем более верхние модели, — это всегда интересно. Мало кто из производителей наушников смог занять такое положение в индустрии: сколько бы самых разных наушников других фирм не появлялось на рынке — Stax остается самостоятельной величиной.

CI Group

Компания показала, пожалуй, самую антиаудиофильскую систему на выставке. Простенькая вертушка NAD с головкой Ortofon 2M Red, фонокорректор тоже NAD, цифровой усилитель (он же — цифровой проигрыватель) Bluesound Powernode 2i и миниатюрная полочная акустика PSB Alpha P5, расположившаяся почти что в буквальном смысле на полках, точнее — на большой напольной акустике, послужившей подставками.

Все совсем не дорогое, но функциональное, с бодрым молодежным звуком для тех, кому нужно и в бюджет уложиться, и еще увязать в одной системе винил с цифрой и стримингом. Действительно, антиаудиофильская концепция, но имеющая право на существование.

Ruckus Wireless

Эти ребята «просочились» на выставку совсем не с винилом, а с серьезными Wi-Fi решениями и штатом «врачей-похметологов». Ну а что, кому-то может и понадобилось привести себя в чувства между прослушиванием и заливкой картиночек в соцсети. А тут и то, и другое предлагалось. Впрочем, без шуток, сетевые решения у Ruckus и вправду очень неплохие.

Art Audio Lab

Система, в которой можно было найти совсем необычные сочетания. По всем правилам, тугую акустику ProAc раскачивал ламповый интегрированный усилитель Art Audio Lab. Фонокорректор — тоже Art Audio Lab, ламповый ММ. Вертушка — Michell Engineering Orbe с пока еще мало известным японским тонармом Sorane SA 1.2 и японской же высоковыходной MC-головкой звукоснимателя Hana EL.

Вещи совсем мало известные на нашем рынке. Тонарм даже просто рассматривать приятно — конструкция у него не совсем обычная, но продуманная. А в остальном — необычное сочетание компонентов, которое маловероятно где-то еще встретится и редкости, которые всегда полезно увидеть и услышать.

Zavalinka Records

Аналог в виде ленты и катушечного магнитофона тоже на выставке был. На нем крутили ленты Zavalinka Records, в том числе только что выпущенный на бобине альбом Евгения Маргулиса «7+1». Тут вроде бы и комментировать нечего — просто интересно.

Slonov Sound Design

У Алексея Слонова пополнение в каталоге. Теперь кроме известной уже многим активной акустики и систем питания появилась собственная линейка кабелей, пока что межблочных и силовых.

Логично же, что производитель активных акустических систем доберется до акустических кабелей, не нужных ему самому, только в последнюю очередь. Но Алексей пообещал, что кабели будут. Возможности оценить на слух в рамках «Джема» не было — только посмотреть-потрогать. Очень аккуратные внешне изделия, только крайне жесткие, потому как сделаны они на основе моножилы.

В общем, все прошло совсем не скучно! Хорошо бы повторить!

stereo.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о