Ричард аведон работы: Фотограф Ричард Аведон (Richard Avedon)

Содержание

Искусство фотографии. Ричард Аведон (часть 1): arktal — LiveJournal


Писать об Аведоне сложно. Сразу появляется вопрос – о каком, собственно, Аведоне рассказывать: о портретисте или о фотографе моды, о его коммерческих работах или о его социальной фотографии? Даже в ряду признанных классиков двадцатого века он выделяется своей редкой способностью успешно работать в совершенно разных жанрах, совмещать коммерческие съёмки и авторские проекты. И если других мастеров часто можно легко определить в рамки какого-то стиля, то Ричарда Аведона классифицировать не так-то просто.



         Из серии «In Memory of the Late Mr. & Mrs. Comfort», 1995

Начало пути и революция в рекламе

Можно начать с биографии: в 19 лет Ричард Аведон проходит альтернативную военную службу в фотоотделе морского флота США – в основном, снимает моряков на документы. «Должно быть, я снял сотню тысяч озадаченных лиц, прежде чем понял, что становлюсь фотографом». А после службы, в 1945-м, молодой человек поступает учиться в «Лабораторию дизайна» (“The Design Laboratory”) — легендарную школу дизайнера Алексея Бродовича, которая в те годы была, пожалуй, самым передовым учебным заведением, кузницей кадров американских фотографов и иллюстраторов. Руководитель школы, русский эмигрант Алексей Бродович, всячески подталкивал своих студентов к экспериментам и нестандартному мышлению. Известна, например, такая красивая фраза Бродовича: «Если вы смотрите в камеру и видите там то, что уже однажды видели – не нажимайте на спуск».

Бродович также был арт-директором журнала “Harper’s Bazaar”, и вскоре Аведон начал снимать для журнала. Двадцать лет работы на престижный “Harper’s Bazaar” – вот первый этап долгой карьеры Аведона.


Ричард Аведон и Фред Астер, 1957


Надо сказать, что в те послевоенные годы в фэшн-фотографии были ещё очень популярны шаблоны, установленные первопроходцами жанра в 20-х и 30-х годах. Стандарты, заданные Стайхеном, Хорстом и другими мастерами студийной съёмки, считались эталоном для подражания, и потому модельная съёмка почти всегда велась в студии. Фотограф тщательно выставлял свет, до мелочей продумывал кадр, а модели статично замирали перед камерой, — как правило, со спокойным, даже отстранённым выражением лица. Причиной для такой стилистики был и социальный аспект: модные журналы тогда ещё продолжали считаться атрибутом высшего общества, людей с достатком, поэтому и в модельной съёмке воплощался образ «прекрасной дамы» — образ, исполненный грации и достоинства, но при этом не выражающий никаких ярких эмоций. Этот безупречный статичный образ фотографы снимали либо в роскошной обстановке дорогих интерьеров, либо в лаконичных декорациях фотостудий. 

Но фэшн-фотография постепенно становилась более демократичной, она начала выходить за пределы студий, обретать динамику и движение. Ещё в 1930-х годах бывший спортивный репортёр Мартин Мункачи начал снимать своих моделей на открытом воздухе, в движении; британец Норман Паркинсон снимал целые сюжетные сцены, которые уже подразумевали какое-то дальнейшее развитие сюжета и «историю за кадром».

Показательна фраза из воспоминаний Паркинсона: «На фотографиях Стайхена, Битона и прочих фотографов женщины выглядели, как утончённые неженки. Я же хотел, чтобы на моих снимках женщины вели автомобиль, ходили по магазинам, нянчили детей, играли с собаками».  

И Ричард Аведон своими съёмками продолжил эту тихую революцию в мире модной фотографии, начатую Мункачи и Паркинсоном. (Надо сказать, что влияние Мункачи он открыто признавал и даже снял своеобразный «трибьют», дань уважения венгерскому мастеру – свою версию известной фотографии Мункачи с девушкой, прыгающей через лужи). На смену благородной невозмутимости моделей 30-х годов пришёл новый стиль, в котором было движение, была открытая эмоция и непосредственность, — вот ключевые слова, которыми можно описать новаторство Аведона. На его снимках модели больше не выглядят холодными статичными манекенами — они искренне радуются жизни, куда-то бегут, танцуют, смеются и не скрывают своих эмоций. Такая естественность и радость бытия выглядела очень симпатично, и такая реклама эффективно работала — потому что зрителям сразу же хотелось перенестись туда, в эту привлекательную реальность, показанную фотографом.


пальто от Cardin, 1957


Новая коллекция Dior, 1947


платье Dior, 1955


Съёмка для Dior, Париж, 1956


реклама платья «Lanvin-Castillo», 1956


Париж, 1951


реклама шляпок “Paulette”, 1948


реклама шляпок «Balenciaga», 1955

И во многом благодаря Аведону «глянцевая» фотография начала обретать естественность, модельные съёмки начали напоминать репортажный снимок, сценку из повседневной жизни. Модная фотография вышла из роскошных студийных интерьеров на улицы, стала более демократичной, и теперь девушкам из среднего класса проще было представить себя на месте модели.

В студии Аведон тоже продолжал снимать – но и его студийные съёмки часто были насыщены динамикой. На какое-то время фирменным приёмом фотографа стала лёгкая нерезкость моделей, снятых в движении – он совершенно сознательно не «замораживал» движение короткими выдержками, и это тоже помогало сделать фотографию более живой и непосредственной. Модели Аведона вспоминают о его умении создать комфортную атмосферу для съёмки – например, в студии он предлагал моделям самим выбрать фоновую музыку.


шляпка от «Paulette», 1949


Миа Фэрроу, 1966


платье Kimberly, 1967


бэкстейдж съёмки


Вечернее платье Macrini, 1961


Твигги, 1968


О его внимательном отношении к моделям свидетельствуют и его собственные слова:  «Я вырос в доме, полном женщин. Я видел, насколько важна для них одежда, их внешний вид и красота – и как они стараются это не афишировать. Как фотограф, я старался преодолеть этот барьер и показывать на фотографии не только платье, но и что это значит для женщины – носить такое платье». 

Ещё одним «козырем» Аведона была способность смешивать, казалось бы, несочетаемое, играть на контрастах – как в той фотографии, где известная модель Довима в роскошном вечернем платье позирует среди нескольких … слонов. В наше время, возможно, такой снимок уже не слишком удивит привычного ко всему зрителя, но в те годы никому и в голову не приходило снять что-либо подобное. А вот Аведон решил совместить в одном кадре хрупкую модель и огромных слонов, тонкий шёлк её платья с морщинистой кожей животных – и из этого контраста родилась поистине эпохальная фотография – с тех пор многие фотографы с разной долей успеха пытаются сыграть на таких противопоставлениях. Да и сам Аведон подобные контрасты использовал ещё не раз – например, в снимке, где Настасью Кински обнимает удав или в знаменитой серии «In Memory of the Late Mr. and Mrs. Comfort», где модель Надя Ауэрманн позирует со скелетом.



вечернее платье от Dior, 1955


Настасья Кински со змеёй, 1981


Начиная с 70-х годов Аведон уже реже занимался модельными съёмками, уделяя больше времени и сил другим своим проектам. Однако из биснеса не уходил и по-прежнему оставался одним из самых востребованных фотографов в этой сфере. Вот, на десерт, ещё несколько кадров разных лет:


Съёмка для Dior на Эйфелевой башне, 1950


Джин Шримптон, 1965


Надя Ауэрманн и Кристен Макменами, 1995


Шарф от Versace


1995


Текст написан для образовательного проекта  fujifilmru
Продолжение об Аведоне как о портретисте — здесь


Разбор фотографов. Richard Avedon. Портрет и fashion. | Рада Полуэктова

«Мои портреты больше обо мне, чем о тех, кого я фотографирую»

Легендарный фотограф Ричард Аведон родился в 1923 году в еврейской семье, эмигрировавшей из России. Семья его мамы  Анны Полонски, были владельцами швейных фабрик в России, а отец Джейкоб Аведон владел универмагом на Пятом авеню, и в их доме всегда водились свежие номера «Harper’s Bazaar», «Vogue», или «Vanity Fair». Листая их, юный Ричард нашел новое увлечение, которое в последствие переросло в профессию. В десятилетнем возрасте Ричард сделал свой первый снимок, запечатлев русского пианиста и композитора Сергея Рахманинова, который жил в одном доме с дедушкой Аведона на Манхэттене.

«Я начал фотографировать еще подростком. Видя в глянцевых журналах изображения прекрасных моделей, сделанные Стейхеном, Мункачи и Мэн Реем, я подражал им, фотографируя свою младшую сестру. Моя Луиза была восхитительна. Ни у кого не было такой идеальной кожи, такой красивой длинной шеи и таких бездонных карих глаз… Мои первые модели — Дорин Лейт, Элиза Дэниелс, Одри Хепберн — обладали темными волосами, тонкими чертами лица и утонченной элегантностью. Все они — мои воспоминания о Луизе».

В возрасте 12 лет Ричард вступил в фотокружок, а в старших классах к фотографии добавилось увлечение литературой. Аведон стал редактором школьного литературного журнала The Magpie («Сорока»). Получив главный приз городского поэтического конкурса среди школьников, юный Аведон решил продолжить движение по литературной стезе. По окончании школы он поступил в Колумбийский университет, чтобы изучать там философию и поэзию.

«Огромное влияние на меня оказала литература. Чтение — великая вещь. Поведение персонажей настолько увлекает, что начинаешь изучать их характеры, взлеты и падения, полностью забывая о себе».

И все же через два года литература наскучила Ричарду и он бросил университет. В последующем свою любовь к литературе Аведон воплотил в портретах знаменитых писателей и поэтов того времени: Трумена Капотэ, Иосифа Бродского, Исак Динесен, Эзры Паунда, Марианны Мур и многих других.

Сразу после школы Ричард поступил на службу в торговый флот США, где пробыл с 1942 по 1944 годы. Перед отправкой отец подарил Ричаду камеру «Rolleiflex», благодаря которой он стал помощником фотографа в Управлении американским торговым флотом. Он делал снимки пехотинцев для удостоверений личности. Ричард Аведон называл работу «настоящей школой портретной фотографии», он самостоятельно изучал мимику, строение лица и основные приемы съемки.

Карьера

Вернувшись со службы, Ричард начал снимать рекламу для магазина своего отца. Собрав из этих снимков портфолио, он отправился в Design Laboratories — школу Алексея Бродовича. Этот знаменитый художник и дизайнер русского происхождения тогда уже был арт-директором журнала Harper’s Bazaar, и знакомство с ним стало точкой отсчета в блистательной карьере Аведона. Именно Бродович смог оценить революционную для того времени идею Ричарда: вытащить моделей из безликих и «продуманных» студий. В то время, как все fashion-редакторы забраковали «пляжную» серию Аведона (в которой он изобразил своих одетых в haute couture моделей босыми, растрепанными, проваливающимися в песок по самые щиколотки, играющих в чехарду), именно Бродович опубликовал эти снимки в «Harper’s Bazaar».

В 1945 году Ричард Аведон открыл собственную фотостудию, начал сотрудничать с журналами Harper’s Bazaar, Theater Arts, Life, Look. В те годы было принято снимать моделей в студии, в довольно статичных позах. Аведон же предпочитал необычные места для фотосессий, стремился передать движение, запечатлеть жизнь. Его работы знакомы вам, даже если вы не помните имени их создателя: черно-белая гамма, минимум посторонних предметов в кадре — только люди, внимательно вглядывающиеся в зрителя. Он показал миру студийные снимки, отличающиеся при кажущейся простоте уникальной пластикой движений.

На уличных снимках Аведона тех лет царствовали воздушные модели в развевающихся нарядах от известных кутюрье, а его студийные барышни в изломанных позах, с бровями-ниточками, нитями жемчуга и осиной талией стали символами созданного Кристианом Диором стиля new look. Это были 40-е годы: расцвет глянцевых изданий Vogue и Harper’s Bazaar, становление fashion-фотографии, новые формы, новый стиль.

«Каждый фотографирующийся знает, что его фотографируют. Поэтому он неестественен, он поневоле создает образ самого себя. Но есть еще и мои представления. Мое «я» вступает в отношения с «приготовленной» личностью модели. Ответ, полученный в результате — производное от тех взаимодействий, которые происходят прямо в студии. Это химический процесс.»

Аведон следовал своей идее интеграции моды и реальной жизни, выводя своих моделей из студии на улицы, в кафе, в казино, в музеи и театры. Повседневный контекст лишь подчеркивал роскошь и гламурный блеск фотографии. Личный интерес Аведона всегда был направлен на самих людей, а не на моду. Сьюзи Паркер, летящая на фотографии на роликах по парижской Площади Согласия, скажет про Аведона: «Он был самим замечательным человеком в этом бизнесе, потому что первым понял: модели — это не просто вешалки для одежды». Действительно, его модели не выглядят красиво наряженными куклами — они реальные женщины, красивые, элегантные, неповторимые. У работы Аведона появился неожиданный побочный эффект: модные журналы, издававшиеся исключительно для женщин, наперебой расхватывали мужчины.

В 1955 году фотограф сделал черно-белый снимок модели Довимы ван Клиф. Об истории создания «Довимы и слонов» известно немного. Съемка проходила в Париже в августе 1955 года, в здании Зимнего цирка («Цирк д’Ивер»). Впервые фотография была напечатана в сентябрьском номере знаменитого журнала мод Harper’s Bazaar. Элегантное черное платье на модели — первая работа тогда никому не известного 19-летнего юноши, которого мэтр Диор недавно взял в ассистенты. Звали юношу Ив Сен-Лоран.

Доподлинно известно что сам Аведон снимком был недоволен. Пересматривая его позже, он говорил, что фото можно было сделать лучше. Что надо было принести на съемки вентилятор — чтобы пояс лег по-другому, параллельно ноге слона, что стоит справа от Довимы. Самая знаменитая и самая дорогая фотография Аведона, «Довима и слоны», не вошла в «Автобиографию» фотографа — книгу, изданную им самим в 1993 году.

Мало кто знает, но у этой его работы есть другая, гораздо менее известная версия — с иной композицией, иным платьем и совершенно иной атмосферой.

«Я составил свой список «не надо»: не надо искать наилучший свет, не надо выстраивать композицию, не надо поддаваться искушению красноречивых поз. И все эти «не надо» приводят меня к тому, что «надо». К белому фону, к личности, которая мне интересна, и к тому, что происходит между нами».
Ричард Аведон

В 1956 году Ричард Аведон выступил в качестве консультанта визуальных эффектов на съемках фильма «Забавная мордашка» (1957 г.), главные роли в котором исполнили Одри Хепберн и Фред Астер.

В конце 50-х годов за Ричардом Аведоном окончательно закрепилась репутация признанного мастера: в 1958 году журнал «Популярная фотография» включил его в список «10 великих фотографов мира». В это время в жизни Аведона снова возникает его учитель Алексей Бродович. В 1959 году вышел первый альбом — «Наблюдения» («Observations»), который подытожил целое десятилетие работы. Именно Бродович занимался графическим оформлением альбома, а друг фотографа, писатель Трумен Капоте, взял на себя написание литературных комментариев к работам. Бродович принимал участие в судьбе фотографа вплоть до конца своей жизни: их связывали многие годы совместной работы, журнальные, выставочные и другие проекты и во многом трудные отношения учитель-ученик. После смерти своего учителя Аведон с горечью заметил: «Он умер, так ни разу не похвалив меня».

В январе 1961 года фотограф сделал серию портретов семьи Кеннеди за несколько дней до инаугурации президента. Шесть снимков были опубликованы в февральском номере Harper’s Bazaar, остальные — переданы Смитсоновскому институту.

Безумные 60-е принесли миру рок-музыку и «Битлз», войну во Вьетнаме и антивоенные парады имини-юбки. В 1965 году фотограф покинул американский Harper’s Bazaar. С 1966 по 1989 гг. Ричард Аведон работал в американском Vogue. На страницах этого журнала он открыл миру моды модель Твигги, подростковая внешность которой стала новым эталоном красоты.

«Лица отражают наш жизненный опыт. И, работая с людьми, я не только забираю немного их души, но и отдаю часть своей».

В это время карьера Аведона находилась на пике. Ему позировали самые известные музыканты, художники, певицы, модели, балерины и скульпторы. Из их портретов составлена книга «Аведон: Шестидесятые» (Avedon: The Sixties) — своеобразная летопись того времени. Тогда же Аведон приходит к идее использования портрета как возможности привлечь внимание к проблемам общества — в частности, войне во Вьетнаме. Поэтому изображения деятелей искусства и модного бизнеса соседствуют в альбоме с портретами неизвестных солдат, военных корреспондентов, антивоенных активистов.

Переломный момент. 70-е.

«Когда я был молодым, мои требования как художника в точности совпадали с требованиями журнала, в котором я работал. Они печатали то, что я хотел выразить. Но сейчас то, что интересует журналы моды, перестало быть интересным мне».

Аведон полностью погрузился в портретирование. Выставки-ретроспективы мастера проходили в лучших музеях Америки, а тридцатилетний период работы в фотографии был подведен теперь уже раритетными альбомами: «Portraits» (1976) и «Avedon: 1947-1977» (1978). В 1976 году в преддверие президентских выборов он выпустил альбом «Семья» (The Family) c 69 черно-белыми снимками известных политиков, бизнесменов и лидеров властных структур, таких, как Джордж Буш, Дональд Рамсфельд и другие.

Аведон твердо настаивал на том, чтобы снимать окружающую действительность такой, какая она есть, изо всех сил стараясь добиться объективности. Он всегда тяготел к максимальному упрощению фотографии, стараясь оторвать объект съемки от окружающей его среды. Даже те, кто, казалось бы, был неуместен на белом фоне (например, рабочий-нефтяник Рэд Оуэнс, сфотографированный Аведоном в 1980 году), оказывались один на один с честной камерой фотографа.

Новый путь был тернист — многие критики просто отказывались считать новые работы фотографа предметом искусства. Речь идет об альбоме «Американский запад», в которой Аведон сфокусировал свое внимание на замалчиваемой стороне жизни в Соединенных Штатах.

Эту серию фотографий Аведон представил в 1985 году (в нее вошел и упомянутый выше портрет рабочего Рэда Оуэнса). На создание серии ушло 5 лет: с 1979 по 1984 год Аведон объехал 17 штатов и 189 городов, чтобы сфотографировать 752 человека. В этом проекте Аведон выработал новую стилистику «реальной» фотографии: на смену сияющему гламуру пришли отчетливо прорисованные — до последней морщинки, шрама, родинки — портреты. Строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра. Мастер сознательно использовал нетипичный для портретной съемки широкоугольный объектив — это вызывало оптические искажения, подчас шокировавшие зрителя. Серия подверглась яростной критике за представление Америки в «неприглядном виде», большинство американцев не захотело признать себя в этих лицах, а экспозицию не принял ни один музей Нью-Йорка. Первое представление грандиозной эпопеи американцев произошло в том же году в Amon Carter Museum в Техасе, и уже дальше экспозиция прокатилась по ряду музеев и галерей Америки.

«Вот как были сделаны эти снимки: я фотографировал человека на фоне белого полотна. Я работал в полумраке, потому что солнечный свет создает тени, блики, ставит акценты, словно указывая вам, куда именно надо смотреть. Я стоял рядом с камерой, не позади нее, а на несколько дюймов левее объектива. Когда я работал, я должен был сам вообразить кадр, так как не смотрел в объектив и не знал в точности, что именно получится. И благодаря этому достигался эффект естественности. Казалось, человек на фотографии всегда был здесь, ему никто не говорил принять такую позу, спрятать свои руки или улыбнуться, и, в конце концов, присутствие камеры и фотографа исчезало».

В 1984 году фотограф сотрудничал с французским изданием Egoïste.

В 1989 году Ричард Аведон покинул Vogue.

В 1992 году Ричард Аведон начал работать в издании «The New Yorker », он стал первым штатным фотографом за всю историю американского еженедельника. Его снимки иллюстрировали критические статьи и эссе. Ричард Аведон также вел мастер-классы в Международном центре фотографии в Нью-Йорке.

В 1997 году Ричард Аведон был приглашен для съемок календаря Pirelli. Он выбрал тему «Женщины мира». Среди множества кандидаток в течение нескольких месяцев работы он отобрал 19 самых красивых женщин, которые, по его мнению, могут представлять свои страны. Иногда Аведон выбирал сразу 2-3-х девушек, как в случае с Россией, чтобы подчеркнуть разнообразие ее культур и типов красоты. Манекенщицы Ирина из Якутии, Татьяна из Казахстана и москвичка Кристина удостоились чести позировать Ричарду Аведону. В престижном календаре присутствует и француженка. Аведон не пожелал снимать какую-либо известную модель, а выбрал Мари-Софи Уилсон, бывшую барабанщицу из музыкальной панк- группы.

Стиль и отличительные особенности

Вообще-то, Ричард Аведон мог снимать как угодно. Ему, королю черно-белой фотографии, не чужд был цвет. Он далеко не всегда отказывался от вычурных постановочных поз. Он мог вполне сойти за высококлассного репортера. И даже нейтральный фон, незыблемая, казалось бы, составляющая его фотографий, мог быть уничтожен ради нужного фотографу эффекта. Неизменно только одно — внимание художника к лицу человека. Любого человека. На многие его портреты трудно смотреть: в них почти нет защищающей модель от мира улыбки. Так мы видим только очень близких людей, и акт этот бывает чрезвычайно драматичен.

Аведон умел перебить даже несмываемую улыбку королевской вежливости. Рассказывали такой анекдот. Он приехал к Симпсонам (герцог и герцогиня Виндозорские), знаменитым супругам, бывшему королю и его жене-американке, и те все время улыбались. И тогда Аведон был вынужден соврать, что по дороге к ним его машина переехала собаку. В этот момент у них вытянулись лица, они хотели посочувствовать собаке. В тот момент кнопка и была нажата.

«Аведоновский минимализм» стал эталоном отсекания лишнего и ненужного в кадре. Отказ от сложносочиненного фона, света ровно столько, сколько нужно, чтобы подчеркнуть то, что работает на образ, уже созданный воображением. В своих работах Аведон переосмысливал, а иногда и напрямую цитировал принцип светотени на полотнах Рембрандта, которого чтил выше всех образцов для подражания.

Цитаты Ричарда Аведона

«Если я хотя бы один день не занимался чем-нибудь, связанным с фотографией, мне казалось, что я пропустил что-то очень важное — как будто забыл проснуться».

Но в цитате про забывшего проснуться фотографа пойманы два очень важных момента: он всю жизнь работал как сумасшедший и всю жизнь пытался найти «что-то очень важное».

«Это как проклятие. У меня нет покоя в душе. Я постоянно работаю и уже перестал понимать, что можно делать, кроме работы. Это девиз моей жизни: «Я обдумываю следующую фотографию».
«Я все время смотрю и очень редко слушаю. Я могу беседовать с кем-то и в какой-то момент перестать слушать, только притворяясь, что я это делаю. Мои хорошие друзья всегда замечают, когда это происходит».

Последней, так и не законченной работой Ричарда Аведона стала серия для журнала New Yorker «За демократию». Исколесив полстраны, снимая политиков и их избирателей, он вынужден был остановиться в Сан-Антонио (Техас). Тогда у него и произошло кровоизлияние в мозг. Так, на 82-м году жизни ушел из жизни один из самых выдающихся фотографов, а дата его смерти, 1 октября 2004 года, теперь означает конец искусства фотографии ХХ века.

«Я всегда предпочитаю работать в студии. Она изолирует людей от их окружения. Они становятся в каком-то смысле… символами самих себя. Я часто чувствую, что люди приходят ко мне сниматься, как пошли бы к врачу или гадалке — чтобы выяснить, каковы они. Поэтому они от меня зависят. Я должен завладеть их вниманием.
Иначе снимать будет нечего. Сосредоточенность должна исходить от меня и захватывать их. Иногда это достигает такой интенсивности, что звуки в студии не слышны. Время останавливается. Между нами возникает краткая, напряженная близость. Но она не заработанная. У нее нет прошлого… нет будущего. И когда сеанс окончен — когда снимок сделан, — не остается ничего, кроме фотографии… фотографии и какого-то смущения. Они уходят… и я их не знаю. Я едва ли слышал, что они говорили. Встретив их спустя неделю в какой-нибудь комнате, я не думаю, что они меня узнают. Потому что мне кажется, что на самом деле меня там не было. По крайней мере той моей части, которая была… есть сейчас в фотографии. И для меня фотографии обладают реальностью, которой лишены люди. Я узнаю людей через фотографии. Может быть, такова природа фотографа. Я никогда по-настоящему не вовлечен. Мне никогда не надо знать по-настоящему. Все ограничивается узнаванием».

Официальный сайт фотографа: http://www.richardavedon.com

биография и лучшие работы :: SYL.ru

Восхищающие особой легкостью и динамикой, работы этого американца давно стали классикой в мире современной фотографии. Человек, который не терпел перерывов в своей профессии, словно создавал медийных персон, и самые известные личности признавались, будто родились заново после сотрудничества с этим гением.

Магия снимков

Ричард Аведон, искусно владевший черно-белой графикой, передавал всю глубину человеческих чувств, и каждое его произведение – это диалог не только со своей моделью, но и зрителем. Его портреты на светлом фоне кажутся простыми и незатейливыми, однако на публику они оказывают почти гипнотическое воздействие. Конечно, одной лишь техникой такого потрясающего эффекта добиться невозможно. Обладающий кипучей энергией, Richard Avedon искренне интересовался своими героями, внушая им чувство собственной значимости. Каждый, кто находился перед объективом, раскрывался, и именно так рождалась уникальная магия портретов, ставших выдающимися снимками мирового фотоискусства.

Любовь к фотографии

Знаменитый Ричард Аведон родился в мае 1923 года в Нью-Йорке. Еще в раннем детстве он увлекся фотографией и часто снимал свою младшую сестру, запечатлевая на пленке ее природное очарование. Юноша обожает литературу, сочиняет стихи и даже становится лауреатом городских конкурсов среди школьников. Многогранная личность решает посвятить себя высоким материям и поступает в Колумбийский университет.

Однако вскоре он бросает учебу и безраздельно отдается фотографии. Аведон знакомится с известным дизайнером А. Бродовичем, который работает выпускающим редактором модного издания «Харперс Базар». Алексей по достоинству оценил потенциал нового друга, и благодаря этому знакомству в журнале появляются довольно смелые и провокационные снимки никому не известного автора.

Смелые работы, сделавшие Аведона знаменитым

Не очень интересующийся модой Ричард Аведон хотел показать зрителю взрыв радости и энергии юных девушек, и его фотографии, на которых царило веселье, разительно отличались от «замороженных» изображений, публиковавшихся в журналах. Он не стал работать в студии, а вытащил юных моделей на пляж, где они весело играли в чехарду, проваливаясь в рыхлый песок. Такой подход не всем нравился, но равнодушными его снимки никого не оставляли.

Талантливого юношу замечают, и он 20 лет сотрудничает с Harper’s Bazaar и Vogue. Это были годы становления так называемой фэшн-фотографии, и молодой человек работал с самыми знаменитыми людьми модной индустрии.

Сороковые годы прошлого века ознаменованы тем, что на смену сдержанности военного времени приходят роскошь и шик. Новое видение моды отчасти сформировал Ричард Аведон, фотографии которого часто становились революционными. Он показал миру студийные снимки, отличающиеся при кажущейся простоте уникальной пластикой движений.

Удивительные портреты

Аведон, считавший фотографию своим призванием, стоял у истоков нового жанра, который предполагал смешение реальной жизни с фэшн-съемкой, и последнюю он называл глубоким трудом. Но наибольшее удовольствие человек-легенда получает от создания портретов. Все знаменитые и не очень персонажи раскрывают свою душу перед объективом, а ведь сделать это дано не каждому. Даже фотографии обычных людей в старой одежде не теряют своего очарования, и многие последователи легендарного американца учились уникальному умению читать человеческие лица по его шедеврам.

Расцвет творчества гениального автора, признанного величайшим фотографом мира, приходится на 50-е годы. Ричард Аведон снимает не только в студии с использованием специального оборудования, но и выходит на улицы, и в его копилке есть кадры из повседневной жизни американцев. Итогом его творчества становится выход эпохального альбома Observations, оформленного дизайнером Бродовичем и писателем Капоте. Наполненные драматизмом произведения отображают внутренний мир человека.

Известные работы гения

С расцветом рок-музыки и зарождением течения хиппи приходят новые веяния в моде, которые сказались на fashion-съемках. На страницах глянцевых изданий появляются снимки худенькой Твигги, полудетскую внешность которой запечатлел в журнале Vogue фотограф Ричард Аведон. Работы мастера всегда приковывали внимание зрителей, и юная модель с огромными глазами тут же становится идеалом красоты.

Гений создал немало черно-белых шедевров. В 1981 году он провел фотосессию с начинающей актрисой Настасьей Кински. Более двух часов Аведон работал с юной красавицей, которую обвивал огромный питон, и никак не мог поймать нужное положение. Обнаженная прелестница, лежавшая неподвижно на бетонном полу, даже не шелохнулась, когда язык змеи коснулся ее прекрасного лица, и в этот момент щелкнул затвор камеры. Так появился один из самых великих снимков в истории мирового фотоискусства.

Портреты, вызвавшие шок

«Я стоял рядом с камерой, а не позади нее, благодаря чему достигался эффект естественности. Никто не говорил, какие позы человеку необходимо принять, и в конце концов мое присутствие исчезало», – рассказывал о тайнах своей профессии Ричард Аведон. Работы признанного мастера отображают не только гламур и красивую жизнь. В 1985 году уставший от модных фотосессий, он принимает участие в масштабном проекте под названием «Американский запад». Шесть лет мастер колесит по стране и посещает более 190 городов, запечатлевая простых людей, живущих в глубинке. Так появляется целая галерея черно-белых портретов фермеров, домохозяек, продавцов, рабочих, шахтеров, преступников, смотрящих в упор на зрителя.

Вскоре Аведон, перед объективом которого жили, а не позировали герои, представляет общественности фотографии, объединенные под общим названием In the America West. Оторваться от работ гения просто невозможно: лица завораживают и застревают в памяти. Ни одна галерея не захотела выставлять творения признанного гения, показавшего отчаяние и горе людей, старение и смерть, а американцы отказывались узнавать себя в столь страшных снимках.

Ранее создавший образ успешной и счастливой Америки, Ричард Аведон, фото которого кардинально отличались от гламурных, показал другую реальность, лишенную всяких прикрас. Публика увидела на лицах морщины и шрамы, а во взглядах людей читались беспросветное отчаяние и страх перед будущим. Их глаза молчаливо говорили гораздо больше о жизни, нежели слова. Сейчас этот альбом считается настоящим раритетом и стоит сотни тысяч долларов.

Фотография как проклятие

В 2004 году Ричард Аведон, биография которого была насыщена творческими проектами, скончался от кровоизлияния в мозг. Мастер оставил богатое наследие и неразгаданную тайну магии своих шедевров. Боявшийся, что новые снимки могут быть хуже предыдущих, он называл фотографию своим проклятием: «У меня нет покоя в душе, и я уже обдумываю новый снимок».

При жизни легенды вышли девять альбомов с произведениями искусства, а после смерти свет увидели еще четыре. Самые известные фотографии на аукционах и сейчас продаются за миллионы долларов.

уроки фотографии зеркальным фотоаппаратом начинающим

Наконец-то свершилось! Этого долго ждали все фотографы, знающие толк в свете… Компания Godox выпустила линейку светоформирующих насадок Godox Parabolic. Что же такого…

Читать дальше → 18/04/2022. Видеоуроки — Разное. Автор: Евгений Карташов

122

Фотосъёмка предметов на белом фоне – это отдельное коммерческое направление в фотографии, ориентированное на создание изображений товаров для каталогов интернет-магазинов…

Читать дальше → 01/04/2022. Блог — Разное. Автор: Евгений Карташов

4 931

С 1 апреля я прекращаю свою деятельность на Фотомонстре. Я отдал этому сайту 10 лет, но к сожалению, когда-то все заканчивается. Я был всего лишь автором на этом проекте, но его…

Читать дальше → 23/03/2022. Блог — Разное. Автор: Евгений Карташов

2 253

Постоянный свет  в последние 2-3 года становится все более популярным для фотосъемки. Про видеосъемку я уже и не говорю, без качественных и надежных источников постоянного…

Читать дальше → 23/03/2022. Видеоуроки — Разное. Автор: Евгений Карташов

546

После видеоуроков по предметной съемке мне часто стали задавать вопрос по поводу крепления фрост-рам на стойку. Для этого я использую специальную крепежную головку, которая…

Читать дальше → 23/03/2022. Блог — Разное. Автор: Евгений Карташов

496

Довольно часто, например, при съемке модельных тестов или одежды на модели для каталогов, требуется освещение, позволяющее просто забыть про него в процессе съемки…

Читать дальше → 14/03/2022. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

2 992

В этом видеоуроке мы разберем, что такое прямой и градиентный свет. В названии фигурирует портрет, но, на самом деле, принципы работы со светом универсальны и с одинаковым успехом…

Читать дальше → 07/03/2022. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

3 155

Мало  кто знает, что для съемки портретов можно успешно использовать стрипы. В этом видеоуроке вы узнаете интересную схему для съемки портретов с двумя стрипами…

Читать дальше → 02/03/2022. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

2 862

Очень эффектно смотрятся различные ювелирные украшения, сфотографированные на фоне с градиентом. В этом видеоуроке вы узнаете, как сделать фотографию металлического браслета на…

Читать дальше → 24/02/2022. Видеоуроки — Фотосъемка. Перевод: Евгений Карташов

2 010

В этом уроке мы будем снимать металлический браслет на белом фоне. Причем, задача получить сразу чисто белый фон без обтравки предмета в фотошопе.

Читать дальше → 22/02/2022. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

2 975

В последнее время, в связи с активной эволюцией экономичных светодиодных источников постоянного света, всё больше фотографов используют для съемки именно постоянный свет. Это…

Читать дальше → 14/02/2022. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

3 259

Китайская компания Godox уверенно занимает свою нишу на рынке оборудования для фото-и видеосъемки, предлагая фотографам вполне разумный компромисс цены и качества. По надежности и…

Читать дальше → 11/02/2022. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

2 094

В этом видео вы познакомитесь со светодиодным источником Godox SL200II. Это прибор постоянного света, оснащенный круглым светодиодом мощностью 200 Вт, что примерно эквивалентно…

Читать дальше → 02/02/2022. Видеоуроки — Разное. Автор: Евгений Карташов

2 488

Многие фотографы интересуются ND-фильтрами переменной плотности. Ведь везде пишут и говорят, что данные фильтры могут заменить собой целый набор фильтров нейтральной плотности. В…

Читать дальше → 31/12/2021. Видеоуроки — Разное. Автор: Евгений Карташов

2 734

Уже задумались над новогодним подарком для себя или близкого человека, который увлекается фотографией? Таким подарком вполне может стать набор светофильтров для объектива…

Читать дальше → 08/12/2021. Блог — Разное. Автор: Евгений Карташов

3 515

Недавно я проводил творческую съемку в коллаборации с Алазаром Маевским. Это известный Dark Fashion стилист, создатель коллекций одежды, которые демонстрировались в России и…

Читать дальше → 17/11/2021. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

3 605

В предыдущем видео я рассказал о бюджетном комплекте постоянного света Falcon Eyes KeyLight 425LED SBU Kit. Теперь давайте опробуем его на практике, в съемке видео. Если там…

Читать дальше → 27/10/2021. Видеоуроки — Разное. Автор: Евгений Карташов

2 161

Пожалуй, самый простой путь к пониманию работы со светом в фотографии и видеосъемке — это использование постоянного света. В этом случае вы сразу видите, как освещается лицо или…

Читать дальше → 25/10/2021. Видеоуроки — Разное. Автор: Евгений Карташов

4 310

Хватит ли 500 Дж мощности у аккумуляторного моноблока Profoto B10X Plus, чтобы перебить яркое солнце? Давайте проверим его возможности!

Читать дальше → 14/10/2021. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

4 394

Зачем вообще использовать вспышку, когда есть солнце! Что за бред вы несёте!  Такую фразу можно часто услышать, к сожалению, даже от фотографов. Открою вам один секрет…

Читать дальше → 12/10/2021. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

6 035

На днях ко мне на обзор привезли новинку от шведской компании Profoto, аккумуляторный моноблок Profoto B10X Plus.  Пока что этого моноблока нет в продаже в России, он…

Читать дальше → 11/10/2021. Видеоуроки — Фотосъемка. Автор: Евгений Карташов

3 452

В последнее время у фотографов и видеографов очень популярен светофильтр Black Mist. Приблизительно это можно перевести с английского как «черный туман». Что же это за…

Читать дальше → 26/08/2021. Видеоуроки — Разное. Автор: Евгений Карташов

8 281

Каждому фотографу приходится периодически обновлять свое оборудование. В этот раз для меня стало актуальным обновление студийного света, то есть, импульсных моноблоков. При выборе…

Читать дальше → 04/08/2021. Видеоуроки — Разное. Автор: Евгений Карташов

4 889

Как вы думаете, какой аксессуар очень важен для фотографа и используется во многих видах съемки?

Читать дальше → 29/07/2021. Видеоуроки — Разное. Автор: Евгений Карташов

9 243


Ричард Аведон на Christie’s

20 ноября 2010 года Christie’s Париж выставляет на торги подборку из более 60 работ выдающегося фотографа ХХ века Ричарда Аведона

«Фотографии точны. Но ни одна из них не отражает всей правды».
Ричард Аведон, 1980

20 ноября 2010 года Christie’s Париж выставляет на торги подборку выдающихся работ Ричарда Аведона (1923–2004). Творчество Аведона, одного из столпов фотографии ХХ века, является своеобразной портретной галереей наиболее выдающихся личностей своего времени. Помимо прочего, его работы служат превосходными иллюстрациями к истории развития мира моды. На грядущий аукцион выставляется более 60 фотографий, что уже само по себе является событием для арт-рынка, так как подборки подобного масштаба появляются на аукционах довольно редко. Следует отметить, что некоторые из работ — это настоящие раритеты и на продажу они никогда не выставлялись. Суммарный эстимейт лотов, которые будут представлены вниманию коллекционеров в рамках парижского Фестиваля фотографии (18–21 ноября), составляет более 3–5 миллионов евро (3,7–6 миллионов долларов). Выручка от аукциона будет направлена на реализацию благотворительных проектов фонда Ричарда Аведона.

Пол Рот, исполнительный директор фонда Ричарда Аведона: «Для нас большая честь сотрудничать с аукционным домом Christie’s в отношении данного парижского аукциона. Сам фонд был создан Ричардом Аведоном с той целью, чтобы продавать его фотографии и направлять полученную выручку на различные благотворительные проекты в поддержку визуального искусства и образовательных инициатив в области фотографии».

Филипп Гарнер, глава департамента декоративно-прикладного искусства ХХ века и фотографии Christie’s: «На предстоящих торгах будут представлены фотографические образы людей искусства ХХ века. Отдельный раздел работ будет посвящен миру высокой моды со всем его шиком и элегантностью».

Ричард Аведон — один из ключевых и наиболее влиятельных людей в истории фотографии. Его непревзойденное мастерство портретной фотографии, а также шедевры, созданные в области мира моды, снискали ему славу среди ведущих кураторов и наиболее авторитетных историков искусства, которая в последнее время находит выражение в многочисленных выставках и монографиях, посвященных его творчеству. Сам Аведон писал: «Секрет портрета не заключается в похожести. В тот самый момент, когда определенная эмоция или действие запечатлеваются на фотографии, они перестают быть данностью, а становятся всего лишь субъективным мнением о них. Неточности в фотографии исключены. Фотографии точны. Но ни одна из них не отражает всей правды».

Аведон родился в Нью-Йорке в 1923 году и уже в 12-летнем возрасте начал увлекаться фотографией. Во время Второй мировой войны служил в морской пехоте, где также не выпускал камеру из рук, а после войны его карьера начала развиваться бурными темпами. Во время работы в журнале Harper’s Bazaar у Аведона появилась непреодолимая любовь к Парижу, где он снимал модные показы и новые коллекции ведущих модельеров на протяжении более сорока лет. Топ-лотом аукциона станет одна из его ярчайших и наиболее известных работ этого периода — «Довима со слонами, вечернее платье от Dior, Зимний цирк, Париж», оцененная экспертами аукционного дома в 400–600 тысяч евро (500–700 тысяч долларов). Этот выставочный фотоотпечаток является самым крупным из всех существующих. Именно он был включен в список экспонатов ретроспективной выставки, посвященной творчеству Аведона, прошедшей в музее Метрополитен в Нью-Йорке в 1978 году. Любовь Аведона к французской культуре нашла отражение в его съемках для модных журналов 1950-х годов. Ему удалось вдохнуть жизнь в мир фотографии — статические позы превратились в динамичные образы, готовые сойти со страницы навстречу зрителю. К наиболее ярким образцам подобной трансформации можно отнести работы «Верушка» (эстимейт 12–18 тысяч евро / 15–25 тысяч долларов), «Джин Шримптон» (эстимейт 15–25 тысяч евро / 20–30 тысяч долларов) и «Твигги» (эстимейт 15–25 тысяч евро / 20–30 тысяч долларов).

Среди портретных фотографий, выставляемых на предстоящие торги, особого внимания заслуживают «Мэрилин Монро» (эстимейт 80–120 тысяч евро / 100–150 тысяч долларов), «Бриджит Бордо» (эстимейт 60–80 тысяч евро / 70–90 тысяч долларов), «Пабло Пикассо» (эстимейт 30–50 тысяч евро / 40–60 тысяч долларов), «Марсель Дюшан» (эстимейт 15–25 тысяч евро / 20–30 тысяч долларов). Заметная часть творческого наследия Аведона — изображения выдающихся политических деятелей, среди которых «Малколм Икс» (эстимейт 50–70 тысяч евро / 60–90 тысяч долларов) и «Далай Лама» (эстимейт 8–12 тысяч евро / 10–15 тысяч долларов).

Одним из топ-лотов данной секции является комплект из четырех портретов членов группы Beatles — «Битлз, Лондон, Англия» (эстимейт 250–350 тысяч евро / 300–500 тысяч долларов). Эти психоделические образы Джона Леннона, Джорджа Харрисона, Пола Маккартни и Ринго Старра чрезвычайно популярны, однако на торгах появляются довольно редко: в последний раз это было на аукционе Christie’s в октябре 2005 года и увенчалось рекордной ценой 464 тысячи долларов.

Christie’s не впервые проводит торги, посвященные творчеству одного выдающегося фотографа. Так, в 2008 году коллекция работ Дианы Арбус ушла с молотка за 1,4 миллиона долларов (всего на продажу выставлялся 51 лот). В том же году подборка из 50 фотографий Уильяма Эгглстона была продана за 3 миллиона долларов. В апреле 2010 года 67 снимков Ирвина Пена были куплены за 3,8 миллиона долларов.

Деньги, вырученные от продажи работ Ричарда Аведона, будут направлены в его фонд и потрачены на благотворительные цели, в частности на то, чтобы поддерживать в надлежащем состоянии архивы фотографа и давать возможность работать с ними, ученым и студентам, на разработку образовательных программ, основанных на творческом наследии Аведона.

Источник: пресс-релиз Christie’s



Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.

Ричард Аведон — это… Что такое Ричард Аведон?

Ричард Аведон

Ричард Аведон (2004)

Ричард Аведон (англ. Richard Avedon, 15 мая 1923 — 1 октября 2004) — знаменитый американский фотограф.

Биография

Родился в Нью-Йорке в еврейской семье, его предки эмигрировали из России в конце XIX века. Учился в Колумбийском Университете. В 1942—1944 годах служил в морской пехоте. После службы работал фотографом в рекламе. В 1944—1950 годах учился в школе фотографии Алексея Бродовича, арт-директора журнала «Harper’s Bazaar». В 1946 году основал собственную студию, работал в журнале «Harper’s Bazaar». В 1966 году начал работать штатным фотографом «Vogue», где работал до 1990 года.

В 1960-х годах фотографировал участников Движения за гражданские права, Антивоенного движения. Эти фотографии вошли в альбом «Avedon: The Sixties» наряду с фотопортретами Битлз, Дженис Джоплин, Фрэнка Заппа, Энди Уорхола, модели Твигги. В 1976 году вышел альбом «Семья» (The Family) с портретами представителей властной элиты — политиков и бизнесменов, среди которых были Джордж Буш, Дональд Рамсфельд.

Серия фотографий «Американский Запад» (In the American West) о простых американцах — шахтёрах, нефтяниках, безработных была создана Аведоном в 1979—1984 годах. Он объездил 17 штатов и 189 городов США. Фотовыставка подвергалась критике за представление Америки в «неприглядном виде».

С 1992 года начал работать в еженедельнике «The New Yorker». Скончался в больнице от кровоизлияния в мозг на 82 году жизни.

Известные фотоработы

Фотоальбомы

  • 1959 — Observations
  • 1964 — Nothing Personal
  • 1973 — Alice in Wonderland
  • 1976 — Portraits
  • 1978 — Portraits 1947—1977
  • 1985 — In the American West
  • 1993 — An Autobiography
  • 1994 — Evidence
  • 1999 — The Sixties
  • 2001 — Made in France
  • 2002 — Richard Avedon Portraits
  • 2005 — Woman in the Mirror
  • 2008 — Performance

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Ричард I Львиное Cердце
  • Ричард I Плантагенет

Полезное


Смотреть что такое «Ричард Аведон» в других словарях:

  • Аведон — Аведон, Ричард Ричард Аведон (2004) Ричард Аведон (англ. Richard Avedon, 15 мая 1923  1 октября 2004)  знаменитый американский фотограф …   Википедия

  • Аведон, Ричард — Ричард Аведон (2004) Ричард Аведон (англ. Richard Avedon, 15 мая 1923(19230515) …   Википедия

  • Аведон Ричард — Ричард Аведон (2004) Ричард Аведон (англ. Richard Avedon, 15 мая 1923  1 октября 2004)  знаменитый американский фотограф. Содержание 1 Биография …   Википедия

  • Аведон Р. — Ричард Аведон (2004) Ричард Аведон (англ. Richard Avedon, 15 мая 1923  1 октября 2004)  знаменитый американский фотограф. Содержание 1 Биография …   Википедия

  • Список самых дорогих фотографий — В список вошли все фотографии, которые были проданы, как правило, на аукционах за $1 млн и выше. Самые дорогие фотографии Андреас Гурски, « …   Википедия

  • Календарь Пирелли — Для улучшения этой статьи желательно?: Добавить иллюстрации. «Календарь Пирелли» (итал.  …   Википедия

  • Психологический портрет — Психологический портрет  направление в фотоискусстве, разновидность портретного жанра в фотографии. Подобный портрет призван показать глубину внутреннего мира и переживаний человека, отразить полноту его личности, запечатлить в мгновении… …   Википедия

  • Йовович, Милла — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Йовович. Милла Йовович Milla Jovovich …   Википедия

  • Йовович, Мила — Милла Йовович Milla Jovovich Милла Йовович на Каннском кинофестивале. 2006 год Имя при рождении: Милица Йовович Дата рождения …   Википедия

  • Йовович, Милица — Милла Йовович Milla Jovovich Милла Йовович на Каннском кинофестивале. 2006 год Имя при рождении: Милица Йовович Дата рождения …   Википедия

Работы Ричарда Аведона :: фотообзор :: Ричард Аведон (Richard Avedon)

Битлз, 1967

Джулия Хэлстон, Кейт Буддок и Хизэр Ли, 1990

Мерилин Монро, 1955

Апрель, 1997

Модель Довима ван Клиф и слоны, 1955

Кармен, 1957

Человек в шляпе, 1948

Софи Лорен и Ричард Аведон, 1966

Марелла Аньели, 1953

Сюзи Паркер в Фоли-Бержер, 1957

Санни Харнетт, 1954

Настасья Кински, 1981

Дориан Лайт, 1949

Шерлиз Терон и Патти Дженкинс, 2002

Карита Маттила, 1975

Майя Плисецкая, 1966

Твигги, 1968

Сьюзен Паркер в студии Диора, 1956

Ричард Аведон | Фотограф | Зона проектирования

Ричард Аведон считается одним из самых влиятельных фотографов 20-го века. В дополнение к окончательным портретам культурных и политических лидеров последних пятидесяти лет, его работы охватывают такие разрозненные темы, как мода, движение за гражданские права и падение Берлинской стены.

Его фотографии бросили вызов условностям и ожиданиям в области портретной, документальной и фэшн-фотографии.Он получил премию Мастера фотографии от Международного центра фотографии, и его работы находятся среди коллекций MoMA и Метрополитен-музея, среди многих других. Среди его книг «Наблюдения», «Ничего личного», «На американском Западе», «Автобиография» и совсем недавно «ШЕСТИДЕСЯТЫЕ».



Ричард Аведон умер в возрасте 81 года

Мэдисон Дж. Грей, корреспондент Associated Press

НЬЮ-ЙОРК. В пятницу скончался Ричард Аведон, фотограф-революционер, который переопределил фэшн-фотографию как вид искусства и добился признания критиков благодаря своим черно-белым портретам влиятельных и знаменитых людей.Ему был 81 год.

Аведон перенес кровоизлияние в мозг в прошлом месяце, когда работал в Сан-Антонио, штат Техас, для The New Yorker, фотографируя для статьи под названием «О демократии». Он провел месяцы над проектом, стреляя в политиков, делегатов и граждан со всей страны.

Он умер в методистской больнице в Сан-Антонио, сообщила пресс-секретарь журнала Перри Дорсет.

«Мы потеряли одно из величайших визуальных представлений последних пятидесяти лет», — сказал Дэвид Ремник, редактор The New Yorker.

Влияние Аведона на фотографию было огромным, а его чувственные работы в сфере моды помогли создать эру супермоделей, таких как Наоми Кэмпбелл и Синди Кроуфорд (новости). Но Аведон пошел в другом направлении в своих портретных работах, снимая беспощадные и часто нелестные кадры предметов от Мэрилин Монро до Майкла Мура.

«Результаты могут быть безжалостными», — заметил однажды критик журнала Time Ричард Лакайо. «С каждой морщинкой и провисанием, показанными с высоким рельефом, даже самый могущественный плутократ кажется просто еще одним вымирающим смертным.

Как однажды было отмечено в обзоре Publishers Weekly, Аведон помог создать печать знаменитости — если он сделал чью-то фотографию, они должны быть знамениты. Его веселый, вдохновляющий воображение подход помог превратить индустрию моды в многомиллиардный бизнес.

Десятки подражателей изо всех сил пытались воспроизвести его фирменный стиль, известный просто как «образ Аведона».

«Самый известный фотограф в мире», — провозгласил в 2002 году статью об Аведоне в The New York Times. Этот титул он носил десятилетиями; Еще в 1958 году журнал Popular Photography назвал его одним из 10 лучших фотографов мира.

Престижные учреждения, такие как Метрополитен-музей в Нью-Йорке и Национальная художественная галерея в Вашингтоне, округ Колумбия, устраивали крупные ретроспективы Аведона, а его список наград насчитывает более 50 лет. В 2003 году он получил Национальную премию искусств за жизненные достижения.

За свою карьеру Аведон работал в таких фотоизданиях, как Vogue и Harper’s Bazaar, а также был первым штатным фотографом The New Yorker. Его мастерство также принесло ему еще один титул: он считался самым высокооплачиваемым фотографом в мире.

«Он самый замечательный человек в своем деле, потому что понимает, что модели — это не просто вешалки для одежды», — однажды сказала знаменитая модель Сьюзи Паркер. Снимок Паркер, сделанный Аведоном в 1959 году, вызвал бум бикини.

Аведон сказал, что на его взгляд на мир буквально повлияла его близорукость. «Я начал пытаться создать расфокусированный мир — преувеличенную реальность лучше, чем реальная, которая предполагает, а не говорит вам», — сказал он однажды в интервью The New Yorker.

Среди самых известных работ Аведона была «Ничего личного» — коллекция нелицеприятных фотографий состоятельных американцев 1964 года. Он сотрудничал с писателем Джеймсом Болдуином, бывшим одноклассником средней школы ДеВитта Клинтона в Бронксе.

Журнал Time назвал его фотографии бывшего президента Эйзенхауэра, Эдлая Стивенсона, Мэрилин Монро и других знаменитостей «более тонким и жестоким инструментом искажения, чем карандаш любого карикатуриста».

В 2002–2003 годах его портретная работа снова была выставлена ​​на обозрение в Метрополитен-музее.Он выбирал свои объекты среди людей, которые его интересовали, вместо того, чтобы фотографировать людей по заказу. Все были сняты на белом фоне, без типичных поз и улыбающихся лиц.

Родившийся в Нью-Йорке в 1923 году, он прошел строгое воспитание, в котором его отец — основатель магазина одежды под названием Avedon’s Fifth Avenue — заставлял его отчитываться за каждый пенни из его пятицентового еженедельного пособия.

В 1940 году, в возрасте 17 лет, Аведон бросил школу, чтобы выполнять поручения фотографической компании.Два года спустя он присоединился к торговому флоту США, получив камеру Rolleiflex в качестве прощального подарка от своего отца.

Он был прикомандирован к фотоотделу торгового флота, делал фотографии для опознания личного состава. Позже он совершил несколько миссий, чтобы сфотографировать затонувшие корабли.

После военной службы Аведон стал профессиональным фотографом для универмагов Тони Бонвита Теллера, затем перешел в Harper’s Bazaar, где проработал два десятилетия.

Его новаторский подход к фэшн-фотографии включал экстравагантные декорации, такие как стартовые площадки НАСА (новости – веб-сайты) и египетские пирамиды.

«Между модой и тем, что я называю более глубокой работой, всегда существовало разделение, — сказал Аведон в интервью 1974 года. «Мода — это то, чем я зарабатываю на жизнь. я не стучу; это удовольствие зарабатывать на жизнь таким образом. Кроме того, есть более глубокое удовольствие от создания моих портретов».

Репутация Аведона распространилась на Мэдисон-авеню, где к его услугам обращались самые разные рекламодатели, от Revlon до Douglas Aircraft. К середине 1960-х годовая выручка его студии превышала 250 000 долларов.

Он также установил отношения с некоторыми из самых востребованных моделей мира, включая Дориан Ли; Дороти Хоран, более известная как Довима; Солнечный Харнетт; и младшая сестра Ли, Сьюзи Паркер.

Аведон покинул Harper’s Bazaar в 1966 году, чтобы присоединиться к конкурирующему Vogue в качестве штатного фотографа. В 1970 году его работы заполнили несколько галерей Института искусств Миннеаполиса, что было названо крупнейшей персональной фотовыставкой за всю историю.

Его ранняя карьера была описана в голливудском мюзикле 1957 года «Забавная мордашка» с Фредом Астером (новости) в главной роли в роли фэшн-фотографа Дика Эйвери.

Аведон женился в 1944 году на Доркас Ноуэлл, модели, известной как Доу Аведон.Они развелись через пять лет. В 1951 году он женился на Эвелин Франклин. Позже пара рассталась.

«Если в течение дня я не делаю ничего, связанного с фотографией, это как если бы я пренебрегал чем-то важным для своего существования, как будто я забыл проснуться, — сказал он в 1970 году. — Я знаю, что несчастный случай с то, что я фотограф, сделало мою жизнь возможной».

22 цитаты фотографа Ричарда Аведона

22 цитаты фотографа Ричарда Аведона

 
Вот подборка моих любимых цитат фотографа Ричарда Аведона.
«Я ненавижу камеры. Они мешают, они всегда мешают. Я бы хотел: если бы я мог работать одними глазами». – Ричард Аведон
«Я считаю, что вы должны любить свою работу так сильно, чтобы это было все, чем вы хотите заниматься». – Ричард Аведон
«И если в течение дня я не делаю ничего, связанного с фотографией, это как если бы я пренебрег чем-то важным для своего существования, как будто я забыл проснуться. Я знаю, что случай, когда я стал фотографом, сделал мою жизнь возможной.» — Ричард Аведон
«Я думаю, что все искусство связано с контролем — столкновением между контролем и неконтролируемым». – Ричард Аведон
«Все является искусством, если вы делаете это на уровне искусства». – Ричард Аведон
«Камера все время врёт. Все, что он делает, — это ложь, потому что, когда вы выбираете этот момент вместо этого момента, когда вы… момент, когда вы сделали выбор, вы лжете о чем-то большем. «Ложь» — отвратительное слово. Я не имею в виду ложь. Но любой художник выбирает то, что он хочет нарисовать, написать или сказать.Фотографы такие же». – Ричард Аведон
«В фотографии нет такой вещи, как неточность. Все фотографии соответствуют действительности. Ни одна из них не является правдой». — Ричард Аведон
«Именно в попытке направить трафик между Artiface [так в оригинале] и Candor, не будучи сбитым с толку, я столкнулся с вопросами о фотографии, которые наиболее важны для меня». – Ричард Аведон
«Я выработал серию «нет». Нет изысканному свету, нет кажущимся композициям, нет соблазнительности поз или повествования.И все эти нет принуждают меня к «да». У меня белый фон. У меня есть человек, который меня интересует, и то, что происходит между нами». – Ричард Аведон
«Мои фотографии не уходят под поверхность. Они не опускаются ниже ничего. Это показания поверхности. Я очень верю в поверхности. Хорошая книга полна подсказок». – Ричард Аведон
«Все фотографии соответствуют действительности. Ни одна из них не является правдой». – Ричард Аведон
«В тот момент, когда эмоция или факт трансформируются в фотографию, это уже не факт, а мнение….» — Ричард Аведон
«Между модой и тем, что я называю «более глубокой» работой, всегда существовало разделение. Мода — это то, чем я зарабатываю на жизнь. Я не стучу. Так зарабатывать на жизнь одно удовольствие. Это удовольствие, а затем еще более глубокое удовольствие от создания моих портретов. Неважно, кем я себя считаю, но я считаю себя фотографом-портретистом». – Ричард Аведон
«Всякий раз, когда я погружаюсь в красоту лица, в совершенство одной черты, я чувствую, что потерял то, что было на самом деле… соблазнился чужим стандартом красоты или собственным представлением натурщика о лучшее в нем.Обычно это не самое лучшее. Так что каждое заседание становится соревнованием». – Ричард Аведон
«Для меня в картинках есть реальность, которой нет у людей. Я знаю их по фотографиям». – Ричард Аведон
«Меня всегда вдохновляют люди. Почти никогда по идеям. – Ричард Аведон
«Фотограф-портретист зависит от другого человека, чтобы завершить его картину. Воображаемый субъект, которым в некотором смысле является я, должен быть обнаружен в ком-то другом, желающем принять участие в вымысле, о котором он не может знать.» — Ричард Аведон
«Фотопортрет — это изображение человека, который знает, что его фотографируют, и то, что он делает с этим знанием, является такой же частью фотографии, как и то, как он одет или как он выглядит. Он замешан в том, что произошло, и у него есть определенная реальная власть над результатом». – Ричард Аведон
«Снимки, сделанные во время моей работы, показывают то, о чем я вообще не подозревал, что снова и снова я держу свое тело или свои руки точно так же, как человек, которого я фотографирую.Я никогда не знал, что делал это, и, очевидно, то, что я делаю, — это попытка почувствовать, на самом деле физически почувствовать то, что он или она чувствует в тот момент, когда я их фотографирую, чтобы углубить чувство связи». – Ричард Аведон
«Если каждая фотография крадет частичку души, возможно ли, что я отдаю часть своей души каждый раз, когда делаю снимок?» – Ричард Аведон
«Мои портреты больше обо мне, чем о людях, которых я фотографирую». – Ричард Аведон
«Иногда я думаю, что все мои фотографии – это просто мои фотографии.Меня беспокоит… человеческое затруднительное положение; только то, что я считаю человеческим затруднением, может быть просто моим собственным». – Ричард Аведон
Подробнее о цитатах фотографа читайте здесь.

Ричард Аведон | Encyclopedia.com

( b . 15 мая 1923 г. в Нью-Йорке; d . 1 октября 2004 г. в Сан-Антонио, Техас), плодовитый и новаторский фотограф моды и портрета, чьи изображения в Harper’s Bazaar , Vogue, Vanity Fair и New Yorker определяли стиль и изысканность на протяжении шестидесяти лет.

Родители Аведона, Анна (Полонски) Аведон, домохозяйка, и Джейкоб Исраэль Аведон, владелец магазина одежды, были из семей русско-еврейских иммигрантов во втором поколении, поселившихся в Нижнем Ист-Сайде Нью-Йорка, а затем в Бронксе. Семья его матери владела бизнесом по производству одежды. Его отец был владельцем Avedon’s Fifth Avenue, специализированного магазина женской одежды в Бронксе, который обанкротился во время Великой депрессии. Отец Аведона успешно вновь открыл магазин в Вунсокете, штат Род-Айленд, добираясь до него из Бронкса на поезде.В детстве Аведон и его младшая сестра жадно читали модные журналы. Позже Аведон писал о своем детстве: «Мы привыкли думать о себе как о модной семье». На самом деле, он вырезал модные фотографии, которыми восхищался, и украшал ими стены своей спальни.

Он начал фотографировать в возрасте двенадцати лет, когда в 1935 году вступил в местный фотоклуб YMCA и использовал свою сестру в качестве модели. Ее красота — каштановые волосы, овальное лицо, тонкий нос и длинная шея — стала его женским идеалом для его более поздних моделей, от Дориана Ли до Одри Хепберн.«Все они были, — сказал он однажды, — все воспоминания о моей сестре».

Аведон учился в средней школе ДеВитта Клинтона в Бронксе, где он и будущий писатель Джеймс Болдуин были соредакторами школьного литературного журнала. (В 1946 году они совместно работали над незаконченной книгой « Гарлемские двери ».) В младшем классе Аведона (1941) он выиграл первый приз на ежегодном школьном поэтическом конкурсе. После выпуска в 1942 году он некоторое время посещал Лигу студентов-художников в Нью-Йорке, где изучал скульптуру у Осипа Цадкина.

С началом Второй мировой войны поступил на службу в торговый флот. В качестве помощника фотографа второго класса он находился на базе в Шипсхед-Бей, штат Нью-Йорк, и в течение 1945 года фотографировал тысячи товарищей-моряков, отправлявшихся за границу. Яркие фронтальные идентификационные изображения станут его фирменным стилем как профессионального фотографа. «Я использовал белый фон, — писал он позже, — с самого начала».

Аведон также очень восхищался портретными фотографиями середины девятнадцатого века, особенно работами Надара и Джулии Маргарет Кэмерон.«Картины, которые больше всего тронули меня в молодости, — заметил он позже, — это портреты Гершеля и Карлайла, сделанные Камероном, а Надар — портреты его жены». Эти портреты были размещены на нейтрально пустом фоне, и они предвосхищали крайние крупные планы актрисы Марии Фальконетти без макияжа в фильме Карла Дрейера « Страсти Жанны д’Арк » (1928), которые Аведон просматривал неоднократно.

В 1945 году Аведон посещал легендарный класс Лаборатории дизайна в Новой школе социальных исследований Нью-Йорка.Этот курс вел Алексей Бродович, весьма влиятельный арт-директор модного журнала Harper’s Bazaar . Модные развороты Бродовича представляли собой гибридные макеты, которые творчески манипулировали фотографическим масштабом с сопровождающим текстом, наложенным на фотографии. Изображение и шрифт часто визуально соединялись на двух разворотах, а затем располагались в неожиданной последовательности модных элементов. Бродович позже разработал ранние фотокниги Аведона, используя тот же стиль макета.Посещая класс Бродовича, Аведон познакомился с моделью Доу Нонвейл; они поженились в 1944 году и развелись в 1950 году. Во время этого занятия Бродович показывал фотографии Аведона в Junior Bazaar . С 1945 по 1960-е годы Аведон работал в основном с камерой Rolleiflex, печатая обрезанные изображения из квадратного формата.

В 1945 году Аведон стал штатным фотографом Harper’s Bazaar и проработал там до 1966 года. В 1945 году он также открыл собственную студию, которую Бродович использовал для некоторых своих занятий по дизайну.Аведон фотографировал журнальных моделей и знаменитостей, сидящих для портретов на белом бесшовном фоне. С самого начала Кармел Сноу, редактор журнала Harper’s , давала Аведону важные задания. В 1946 году Аведон начал освещать как осенние, так и весенние показы парижских модельеров. В том же году и в 1947 году он также ездил в Рим и делал снимки уличных артистов в манере фотографий папарацци, опубликованных в Paris Match . Эти фотографии и его студийные портреты знаменитостей были позже опубликованы в томе Observations (1959), в котором были комментарии писателя Трумэна Капоте.

И Редактор Harper’s Bazaar Сноу, и арт-директор Бродович призвали Аведона фотографировать французских манекенщиц помимо обычных снимков с подиума. В сопровождении мужчин в смокингах модели позировали в ночных клубах, казино и других местах общественного питания. Наиболее примечательно то, что в 1955 году Аведон позировал моделям в парижском цирке. Из этого портфолио выдающимся изображением является гибкая модель Довима, одетая в платье Dior до щиколотки с развевающимся поясом и стоящая с раскинутыми руками в высоких перчатках между двумя слонами.Инновационные обложки Аведона включали модель Барбару Маллен, увиденную сверху, сидящую в студии Аведона (1952 г.), и модель Шерри Нелмс, сфотографированную через окно автомобиля (1954 г.). Необычно обрезанные фотографии появились в 1951 году, когда на изображении Аведона была изображена половина головы модели, снятой очень крупным планом.

В 1949 году Аведон начал десятилетнее сотрудничество с журналом Theater Arts , в котором актеры в костюмах позировали не только в образах персонажей для пьесы, но и в психологически раскрывающих исследованиях своей собственной внутренней природы.Этот тип откровенного, неосторожного момента стал фирменным стилем Аведона в его более поздних портретах знаменитостей. В 1950 году он женился на Эвелин Франклин, от которой у него родился сын. Они развелись в том же году, когда поженились.

К 1953 году Аведон начал демонстрировать модели в движении, стиль, впервые предложенный в 1930-х годах Мартином Мункачи; однако Аведон редко копировал стилизацию движения Мункачи, вместо этого выбирая просто статную позу. Модные съемки Аведона использовали движение в качестве фирменного стиля. Его кинематографический образ фактически стал источником вдохновения для фильма Funny Face (1957), в котором персонаж Дик Эйвери, которого играет Фред Астер, фотографирует свою модель-музу Одри Хепберн в Париже.В качестве визуального консультанта фильма Аведон воссоздал более ранние съемки модной анимации, такие как Хепберн, спускающаяся по ступенькам в Лувре. В 1959 году Аведон снял Джуди Гарланд в специальном телевизионном выпуске, и вышла его первая книга «90 103 наблюдения 90 104». Его вторая книга, Personal (1964), включала текст Джеймса Болдуина.

В 1962 году в Смитсоновском институте в Вашингтоне состоялась первая музейная выставка Аведона. отпечатки перекрываются и заполняют все пространство установки.Он исключил любые модные образы, выбрав вместо них суровые и поразительные студийные портреты. Используя камеру формата восемь на десять, он объединил малую глубину резкости с безжалостной детализацией формата печати большего размера. Его испытуемые смотрели на зрителя и вниз. На фотографиях были изображены тогдашний наркозависимый пианист и остроумный Оскар Левант, испуганная Мэрилин Монро, поэт Эзра Паунд с закрытыми глазами и страдающий от боли, а также необычайно встревоженные герцог и герцогиня Виндзорские. (Для последней фотографии Аведон солгал членам королевской семьи, что его машина только что переехала собаку, а затем запечатлел их реакцию.) Нигде не было видно театрально поставленных и составленных портретов с использованием драматического освещения и облагораживающих декораций. Скорее плоское освещение и белый фон концентрировали все внимание на фигурах, жестоко разоблаченных психологически. Позже он сказал: «Моя работа должна вызывать беспокойство в позитивном ключе».

Между тем, он продолжал снимать моду для Harper’s Bazaar , апрельский номер которого за 1965 год отметил его двадцатилетие в журнале, и весь выпуск содержал только его фотографии.В следующем году он оставил этот журнал ради его конкурента, Vogue , за который ему платили рекордный для того времени 1 миллион долларов в год. Он работал в Vogue в течение пяти лет, а также выполнял внештатные задания, включая обложки музыкальных альбомов, например, для Саймона и Гарфанкеля в 1969 году и Джонни Винтера в 1969 году. В 1970 году он редактировал книгу фотографий Жака-Анри Лартига, сделанных в начале двадцатого века. века, и эта книга создала репутацию француза.

В начале 1970-х годов Аведон сделал фотографии жертв войны во Вьетнаме и антивоенных демонстрантов у здания Капитолия в Вашингтоне, округ Колумбия.С., где он был арестован и заключен в тюрьму за гражданское неповиновение. В 1974 году в Музее современного искусства Нью-Йорка были выставлены портреты его неизлечимо больного отца, а в 1975 году городская галерея Мальборо представила ретроспективную выставку портретов. Портретная выставка из сотен изображений варьировалась от небольших работ 1949 года до гигантских фотообоев размером десять на тридцать футов с изображением групп, в том числе политических активистов, художника Энди Уорхола и его суперзвездного окружения. Обе эти выставки выдвинули портретные работы Аведона в центр растущих дебатов о фотографии как форме изобразительного искусства.

В 1975 году еще одна ретроспектива посетила музеи Нью-Йорка; Даллас, Техас; Атланта, Джорджия; и Токио. К началу 1980-х Аведон заявил друзьям, что потерял интерес к моде. Тем не менее, в 1980 году он увековечил память пятнадцатилетней Брук Шилдс в обтягивающих джинсах Calvin Klein, а в 1981 году было продано более двух миллионов плакатов с его фотографией Настасьи Кински, лежащей на заднем плане, а по ее обнаженному телу скользит питоновая змея. Позже он также снял телевизионную рекламу дизайнерских духов Obsession от Calvin Klein и Coco от Chanel.Фотографии знаменитостей появились в журналах Rolling Stone и Vanity Fair .

Музей Амона Картера в Форт-Уэрте, штат Техас, поручил Аведону сделать серию портретов в 1979 году. В результате передвижная выставка и книга 1985 года представили сотни обычных людей со всего американского Запада, позирующих фронтально на белом фоне. Самая захватывающая фотография — пчеловод, покрытый насекомыми. С 1985 по 1992 год Аведон работал исключительно для французского журнала Egoiste .В 1992 году он стал первым и эксклюзивным штатным фотографом журнала New Yorker , и эту должность он сохранял до самой смерти; он выпускал еженедельные портретные этюды для журнала. На момент своей смерти в возрасте восьмидесяти одного года в 2004 году он находился в Сан-Антонио, штат Техас, и работал над серией портретов политиков. Умер от осложнений кровоизлияния в мозг.

На протяжении всей своей шестидесятилетней карьеры Аведон драматизировал моду в игривых, но изысканных фотографиях для таких журналов, как Harper’s Bazaar и Vogue .Он также временами создавал яркие и суровые портреты обычных людей, образы которых становятся необычными, и необыкновенных в остальном знаменитостей, которые оказываются вполне психологически обычными. Он был назван одним из десяти самых важных фотографов в мире журналом Popular Photography (1958), назван фотографом года Американским обществом журнальных фотографов (1985) и награжден премией за заслуги перед модельерами Америки. (1989).

Информация о жизни Аведона находится в Avedon, An Autobiography (1993).Он был представлен в специальном телевизионном выпуске PBS Хелен Уитни, Ричард Аведон: Тьма и свет (1996). Некрологи находятся в газетах New York Times и Los Angeles Times (оба от 2 октября 2004 г.).

Патрик С. Смит

Как модный фотограф использовал животных

Животная сторона Аведона

За ловким размещением слонов, змей и газелей лучшим фэшн-фотографом
Автор: Александра Генова

Когда Ричард Аведон был маленьким мальчиком, его родители часто одалживали собак.Животные играли небольшие, но важные роли в семейных портретах Аведонов, которые использовались для создания образа семьи среднего класса из верхней части Манхэттена. Мечты о недостижимом богатстве, символизируемые домашними пуделями. «Мы позировали перед дорогими машинами, домами, которые не были нашими», — сказал Аведон годы спустя. «Казалось необходимой фикцией, что у Аведонов были собаки».

Аведон формировал представление Америки о культуре и стиле почти 60 лет, а его изобретательность создала одни из самых знаковых портретов за последние полвека.Объединяло их всех пренебрежение к реальности и кивок в сторону невозможности истины. И животные часто играли решающую роль. От скорбного взгляда герцогини Виндзорской, которую он спровоцировал, притворившись, что сбил собаку по дороге на съемки, до необъяснимого Человека-пчелы, он всегда фотографировал с пьянящим слиянием фактов и фантазий. «У Дика была знаменитая цитата, которую он произносил, — рассказывает TIME Себастьян Ким, бывший помощник Аведона. «В образе все ложь, ничто из этого не правда.И, конечно же, он был мастером этого».

Один из первых экспериментов был сделан в 1950-х годах, на заре моды на готовую одежду. «Аведон был одним из первых фотографов, который перенес модель из студии в реальную среду, — говорит Джеймс Мартин, исполнительный директор Фонда Ричарда Аведона. «Картины играют правдой; модели находятся в «реальных» ситуациях, выгуливают своих собак или сидят в уличных кафе, но они носят Dior и Chanel. Сцены одновременно вдохновляющие, но недостижимые.«Мода — это то, кем вы хотите быть, а не то, кем вы являетесь», — сказал однажды Аведон в интервью. «Поэтому это искусственно… это смешно, грустно и немного безумно. Но я бы хотел, чтобы эти элементы были на любой моей фотографии».

«В изображении все ложь, ничто из этого не правда».

– Ричард Аведон

 

Аведон расширил эту идею в 1955 году в безумии Довимы и слонов. На этот раз он вынес Haute Couture из мастерской и поместил ее в загон для слонов Парижского цирка.Напряжение между моделью и чудовищем и скрытая красота изображения ощутимы и до невозможности совершенны. «Аведон действительно использовал животных, чтобы изменить ощущение пейзажа», — говорит фотоисторик и критик Вики Голдберг. «Довима и слоны не только захватывают — и это действительно останавливает вас на странице, без вопросов — но это настолько маловероятно, что это становится сказкой».

Хотя он больше не возвращался к этой сказочной сцене — он не видел в этом смысла — он продолжал использовать животных в качестве реквизита для того же эффекта.В коллаборации с журналом Egoiste модель Татьяна Патитиз была сфотографирована в графической серой тени в аквариуме с дельфином, а на съемке для Vogue обнаженное тело Настасьи Кински обвилась живая змея; в обоих случаях животные поднимают картину в другое царство. «Вообще говоря, животные на его фэшн-фотографии нужны для того, чтобы придать новый смысл происходящему, — говорит Голдберг. «Это наполовину реально, наполовину нет».

© Фонд Ричарда Аведона

Аведон всегда искал и дорабатывал, лепил и реконфигурировал.Один из его основополагающих экспериментов состоялся весной 1969 года, когда он принес свой белый бесшовный фон в зоопарк Бронкса, чтобы сделать портреты птиц для журнала Harpers Bazaar. Хотя Аведон в конечном итоге отверг их — они никогда не публиковались до сих пор — они, похоже, являются начальными этапами попыток Аведона найти новый визуальный словарь. «Всего через несколько недель после этой неудачной попытки Аведон делает свой первый портрет [Ренаты Адлер] в этом новом стиле», — говорит Мартин. «Всякая выдумка и реквизит, всякое романтическое освещение отвергаются.Это взаимодействие субъекта и Аведона. Эти белые фоновые изображения с черными рамками становятся синонимами Аведона. Он использует эту технику до конца своей жизни, воссоздает себя и в конечном итоге меняет наше понимание портретной живописи». Сидение в Бронксе было для него приключением, способом понять, как он хочет фотографировать людей.

Действительно, речь никогда не шла только о животных. Как говорит редактор Egoiste и давний сотрудник Avedon Николь Висняк; «Я думаю, что Дик не интересовался самими животными, а только людьми.«Они действовали как второстепенные сюжеты, фоны или провидческие замыслы; небольшие, но важные роли, чтобы еще больше поднять мир сложной фантастики Аведона.

 

Ричард Аведон (1923–2004) был культовым портретистом и модным фотографом из Нью-Йорка. Для получения дополнительной информации о его жизни и работе посетите Фонд Ричарда Аведона.

Александра Генова — автор и автор для TIME.com. Следите за ней в Twitter и Instagram.

портретов Ричарда Аведона — визуальные лакомые кусочки для культурно любознательных

Удачи вам в хранении ваших $#!% вместе, когда вы входите в комнату и видите Джеки О., Малкольма Икса, Элизабет Тейлор, Тину Тернер, Трумэна Капоте, Дженис Джоплин, Кэтрин Хепберн и Энди Уорхола в одном месте. Возможно, одна из самых ярких фотовыставок в современной истории, ретроспектива Ричарда Аведона в SF MoMA в 2009 году стала первой всеобъемлющей ретроспективой американского фотографа после его смерти в 2004 году.Выставка под названием «Ричард Аведон: фотографии 1946–2004 годов» была сосредоточена исключительно на черно-белых фотографиях Аведона, охватывающих его пятидесятилетнюю карьеру, от работ, украшавших страницы Vogue, до серии портретов сельских рабочих Среднего Запада, батраков и пчеловодов.

Аведон родился в семье русских евреев в Нью-Йорке в 1923 году. В свои 20 лет он начал свою карьеру в коммерческой и фэшн-фотографии, делая снимки для Harper’s Bazaar, а вскоре после этого и для Vogue и Life Magazine.

Ричард Аведон, Довима со слонами, вечернее платье от Dior, Cirque d’Hiver, Париж, август 1955 г.; © 2009 Фонд Ричарда Аведона

Аведон, Посвящение Мункачи.Кармен, пальто от Кардена, Place François-Premiere, Париж, август 1957 г., @ 2009 г. Фонд Ричарда Аведона

Работа в области модной фотографии привела его в мировые столицы дизайна и моды и сделала его востребованным художником. Его ранняя карьера фотографа и его отношения с бывшей женой Доу даже легли в основу классического фильма « Funny Face ».   В фильме 1957 года Фред Астер сыграл Дика Эйвери (ха!) и Одри Хепберн (впоследствии ставшая музой Аведона), а Ричард Аведон был привлечен в качестве визуального консультанта.

Один из моих любимых кадров из фильма, а трейлер ниже:

Одри Хепберн позирует перед картиной «Крылатая победа при Самофракии» в Лувре, кадр из фильма «Смешная мордашка», 1957 год

Хотя он начал свою карьеру с фэшн-фотографии, по мере того, как он становился все более авторитетным художником, его интересы переходили к движущим силам американской политической и общественной жизни. На многих знаковых фотографиях Аведона изображены одни из самых известных моделей, актрис и актеров, политиков, писателей и художников в современной истории.Однако в большинстве случаев Аведон пытался запечатлеть версию каждого человека, лишенную голливудского или политического брендинга и бравады, вместо этого стремясь представить основные человеческие эмоции и соответствующие выражения.

Имейте в виду, что подавляющее большинство работ, воспроизведенных ниже, изначально были созданы в большем масштабе, чем в натуральную величину, некоторые достигали 8 на 10 футов или больше.

Мариан Андерсон, певица, 1955 г., серебряно-желатиновая печать

Кэтрин Хепберн, актриса, Нью-Йорк, 2 марта 1955 года

Жаклин Кеннеди Онассис и Джон Ф.Кеннеди, 3 января 1961 г.

Мэрилин Монро, актриса, Нью-Йорк, 6 мая 1957 года

Малкольм Икс, 1963

Мартин Лютер Кинг-младший с отцом и сыном, 1963 год

Элизабет Тейлор, актриса, Нью-Йорк, 1 июля 1964 года

Барбара Стрейзанд, певица, Нью-Йорк, 1 октября 1965 г.

Чикагская семерка, Чикаго, 25 сентября 1969 года

Дженис Джоплин, певица, Порт-Артур, Техас, 28 августа 1969 г.

Энди Уорхол, художник, Нью-Йорк, 20 августа 1969 года

Энди Уорхол, художник, Нью-Йорк, 20 августа 1969 года

Игорь Стравинский, композитор, Нью-Йорк, 2 ноября 1969 г.

Тина Тернер, певица, Нью-Йорк, 13 июня 1971 г.

Трумэн Капоте, 1974 г.

Чет Бейкер, трубач, Нью-Йорк, 16 января 1986 г.

Рудольф Джулиани, кандидат в мэры Нью-Йорка, Нью-Йорк, 9 августа 1993 г.

Маурицио Каттелан, художник, Нью-Йорк, 8 июля 2004 г.

Даже если вы понятия не имели, кто эти люди или чем они зарабатывали на жизнь, каждый портрет может дать вам довольно хорошее представление о том, как Аведон решил изобразить их.Сочетание простого фона с деталями крупным планом и эпическими пропорциями каждой фотографии заставит ваши глаза четко сфокусироваться на каждом выражении лица и движении тела; Вы замечаете морщинки вокруг губ трубача, непринужденную позу музыканта, восхищенный взгляд жены, ухмылку и протянутую руку подающего надежды политика.

«Он пытался вникнуть в суть дела… понять, какова на самом деле жизнь людей под давлением.Его работы в некотором роде сбрасывают маски, которые мы все носим, ​​и тем самым раскрывают своего рода более глубокую человечность. Я думаю, что когда фотографы сегодня, или художники, или писатели, или публика в целом смотрят на его фотографии, именно это они действительно смогут извлечь из работы: это проникновение через маски, которые мы все носим, ​​чтобы чтобы спрятаться». — Пол Рот, куратор отдела фотографии Corcoran Gallery в Вашингтоне, округ Колумбия,

.

Известен тем, что сказал: «Все фотографии точны.Ни одно из них не является правдой». Аведон понимал, что фотография — это искусство сотрудничества между фотографом и его объектом, когда каждый толкает и тянет, дает и берет. Ему нравилось использовать истории, чтобы вызывать определенные реакции у своих героев и играть с их эмоциями, что позволяло ему улавливать выражения, которые он хотел показать.

Возьмем, к примеру, его фотосессию с герцогом и герцогиней Виндзорскими. Вот фотография дуэта, сделанная на Багамах газетой The Vancouver Sun в 1940 году (, а не от Avedon):

Герцог и герцогиня Виндзорские на Багамах, The Vancouver Sun, 3 августа 1940 г.

Печально известный тем, что отрекся от престола, чтобы жениться на женщине, которую любил, Эдуард VIII получил титул герцога Виндзорского, а его новая жена Уоллис Симпсон стала герцогиней Виндзорской после их свадьбы в 1930-х годах.Уоллис была американской светской львицей с двумя живыми бывшими мужьями (второй развод не был завершен, когда она встретила Эдуарда VIII) — вряд ли подходящая компаньонка для британского монарха. В дополнение к первоначальному политическому резонансу, который вызвал их роман в Великобритании, во время Второй мировой войны многие также подозревали герцога и герцогиню Виндзорских в симпатиях к нацистам.

Аведон знал, что эти политические и светские субъекты не привыкли фотографироваться и что они, вероятно, ожидали классическую «стоковую фотосессию».Когда они сели перед камерой, Аведон, зная, что они заядлые любители мопсов, сказал им, что по дороге на встречу с ними в тот день его такси наехало на собаку и убило ее.

Получилось следующее выражение:

Герцог и герцогиня Виндзорские, Waldorf Astoria, Suite 28A, Нью-Йорк, 16 апреля 1957 г.

В конце 1970-х и начале 1980-х годов внимание Аведона переключилось с портретов знаменитостей на документирование американцев из «рабочего класса».Он создал серию, впоследствии опубликованную в каталоге выставки, под названием «На американском Западе: 1979–1984».

Сандра Беннетт, двенадцать лет, Рокки Форд, Колорадо, 23 августа 1980 г.
Обложка журнала «На американском Западе»

Кларенс Липпард, Скиталец, Автомагистраль между штатами 80, Спаркс, Невада, 29 августа 1983 г.

Хуан Патрисио Лобадо, Карни, Рокки Форд, Колорадо, 23 августа 1980 г.

Б. Дж. Ван Флит, 9 лет, Эннис, Монтана, 2 июля 1982 г.

Гензель Николас Бурум, шахтер, Сомерсет, Колорадо, 17 декабря 1979 г.

Рональд Фишер, пчеловод, Дэвис, Калифорния, 9 мая 1981 г.

Сам Аведон сказал, во время своего перехода от фотографа знаменитостей и моды к «штатному фотографу» (ха!) в U.ЮАР Сегодня:

«Я сфотографировал почти всех в мире… но я надеюсь сфотографировать успешных людей, а не знаменитостей, и помочь еще раз определить разницу».

Вместо того, чтобы публиковать миллион (или два) дополнительных завораживающих портрета Аведона, загляните на веб-сайт Фонда Ричарда Аведона, который хранит его произведения и наследие в поистине потрясающих фотовыставках, а также в художественных учреждениях по всему миру.

Ричард Аведон, Автопортрет, Прово, Юта, 20 августа 1980 г.; © 2009 Фонд Ричарда Аведона

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

10 уроков фотографии и искусства от Ричарда Аведона и Джеймса Болдуина * Энтони Эпес

Мои портреты больше обо мне, чем о людях, которых я фотографирую. Ричард Аведон

Всем привет,

Надеюсь, жизнь удалась. Мы поселились в прекрасном городке Шефшауэн в горах Риф в Марокко. Мы будем здесь в течение нескольких недель, так как нам это очень нравится. Цвета, свет, красивый город и виды на горы.

Здесь легко работать, и я делаю много отличных фотографий. Мы все купаемся в тишине и спокойствии такого великолепного места.

Сегодня я читал о книге «Ничего личного», о которой раньше не слышал. Это совместная работа фотографа Ричарда Аведона и писателя Джеймса Болдуина. Это два человека, которыми я действительно восхищаюсь и работой которых я восхищаюсь. Я понятия не имел, что они сотрудничали в 1960-х годах над проектом об Америке.

Отличный автопортрет Аведона.Уверенный в себе человек! © Ричард Аведон

«Ничего личного» выставляется в Нью-Йорке, и книга была только что переиздана Ташеном. (Вот блогер, демонстрирующий предыдущее издание на Youtube. Очень рекомендую его, он показывает вам развитие книги — увлекательно.)

Аведон был потрясающим фотографом, известным своими модными и портретными работами. Болдуин написал один из моих любимых романов «Иди, расскажи это на горе», но он также был эссеистом и политическим активистом.

(Мне нравится напоминать себе эти мудрые слова Болдуина, когда я думаю о своих детях: «Дети никогда не умели хорошо слушать своих старших, но они никогда не переставали подражать им». Джеймс Болдуин)

Джеймс Болдуин © Ричард Аведон

Оказывается, Болдуин и Аведон вместе ходили в школу в 1930-х годах и вместе работали над школьным литературным журналом «Сорока»:

«Даже будучи подростками, они в своих произведениях касались глубоких вопросов расы, смертности и, как писал Аведон, «будущего человечества» по мере приближения Второй мировой войны.

Итак, помимо предупреждения об этой интересной книге, я подумал, что сейчас самое время дать вам несколько советов и идей о том, чему мы можем научиться у Ричарда Аведона.

  1. Всегда найдутся люди, которые ненавидят ваши фотографии

Аведон был элитарным снобом, который специально меня подставил… Портрет глупый, глупый, оскорбительный. Из-за этого я выгляжу полным идиотом. Карл Роув. Фото © Ричард Аведон

Сколько фотографий моей жены, которые я делаю, ей действительно нравятся? Возможно, только 1%, к сожалению.Я могу любить ее фотографию, а она ее ненавидит. Но это всего лишь норма для курса фотографии.

Люди всегда будут чутко относиться к своему имиджу. Посмотрим правде в глаза, у всех нас есть представление о том, как мы хотели бы выглядеть, и когда фотографии не соответствуют этому видению, они нам не нравятся. Мы, фотографы, ничего не можем с этим поделать! Кроме того, чтобы не принимать это на свой счет.

Делайте все, что в ваших силах, и примите тот факт, что если вы фотографируете людей, то обнаружите, что многим из них не понравится полученная фотография.

Фото  © Ричард Аведон

Из интервью:

Джеффри Браун:  Не все всегда довольны результатами. Аведон сделал этот портрет известного литературного критика Гарольда Блума.

Ричард Аведон:  И он сказал: «Я ненавижу эту фотографию. Это не похоже на меня». Что ж, если очень умный человек думает, что картина должна быть похожа на него… Вы бы подошли к Модильяни и сказали: «Я хочу, чтобы она была похожа на меня?»

Когда вы смотрите на его фотографии, вы должны помнить, что Аведон провел время со своими героями, сделал много разных фотографий — и, что наиболее важно, специально выбрал каждое изображение — чтобы оно соответствовало его видению.

Всегда будет множество выражений и поз, и часть гениальности фотографии заключается в редактировании, в фотографиях, которые вы на самом деле выбираете.

Вероятно, из этой серии кадров было много изображений этих семей, позирующих и пытающихся представить свой лучший «имидж». Возможно, просто время или скука заставили их отказаться от фасадов. Фото © Ричард Аведон

2. Люди будут стараться выглядеть определенным образом

Джейкоб Исраэль Аведон, © Ричард Аведон

Аведон сделал несколько потрясающих фотографий своего отца, о которых он красиво написал.Он сказал:

Его [отец Аведона] был предан тому, как он хотел, чтобы его видели; моя заключалась в том, как я его увидела, что было связано не только с моими чувствами к отцу, но и с моими чувствами о том, что значит быть кем-то. Ричард Аведон в ASX

3. Фотография – это не правда, это интерпретация

Портрет не подобие. В тот момент, когда эмоция или факт трансформируются в фотографию, это уже не факт, а мнение.На фотографии нет такой вещи, как неточность. Все фотографии соответствуют действительности. Ни один из них не является правдой. Ричард Аведон

Фотографы формируют общественное мнение, они формируют у людей представление об окружающих их людях.

Красивый портрет. Но это тоже не совсем правда, это момент, пойманный. Мастерство фотографии заключается в том, чтобы признать это, а также задаться вопросом, что будет дальше на лице вашего объекта? Фото © Ричард Аведон

4. Чтобы быть художником — чтобы быть фотографом, вам нужно взращивать то, что большинство людей отвергает ….
….Вы должны поддерживать их жизнь, чтобы использовать их. Всю мою жизнь было важно не отпускать ничего, что большинство людей выбросило бы в мусорную корзину. Мне нужно быть в контакте со своей хрупкостью, мужчиной во мне, женщиной во мне. Ребенок во мне. Дедушка во мне. Все эти вещи, они должны быть сохранены.
Ричард Аведон

Фото © Ричард Аведон

Мне так нравится эта цитата.Это показывает нам, что ничто в жизни не имеет отношения к нашему ремеслу. Мы смотрим, как блестит металл на железнодорожных путях, пока ждем утренний поезд. Изучение лица клиента на встрече. Наблюдая за фигурами в окне в темноте ночи, когда мы лежали с нашим ребенком, потому что ему приснился плохой сон.

Вся жизнь определяет наш выбор как фотографов. Вы никогда не воспринимаете визуальную информацию! Вы можете использовать время, когда занимаетесь другими делами, чтобы замечать, видеть, чувствовать, впитывать, генерировать идеи.

Рудольф Нуреев © Ричард Аведон

Для меня это еще и возможность научиться жить не так, как другие. Не скользить по жизни, иногда находить бессмысленное – увлекательно; скучное -стимулирующее; бесполезное – полезное. Вот эти противоречия.

Иногда мне кажется, что я иду в жизни противоположным людям путем. Вместо того, чтобы строить больше безопасности, я строю меньше, вместо того, чтобы приобретать больше вещей, я отбрасываю все, что мне не нужно.

И потому что « Когда человек начинает жить по привычке и по цитате, он начинает переставать жить ». Джеймс Болдуин

Кроме того, когда вы думаете о том, чтобы сделать что-то необычное или сложное, полезно помнить, что:

» Тех, кто говорит, что это невозможно сделать, обычно прерывают другие, делающие это .» Джеймс Болдуин

Барбра Стрейзанд © Ричард Аведон

Мне нравится угловатость многих портретов Аведона. Он использует тело таким интересным образом.Немного напоминает мне Билла Брандта, у которого был совсем другой стиль, но он также делал интересные формы с телом.

5.   Я ненавижу камеры. Они мешают, они всегда мешают. Хотел бы я работать только глазами. Ричард Аведон

Мне это нравится. Это выходит за рамки камеры и ее многочисленных граней. Это значит выйти за рамки инструментов и быть кем-то с видением и страстью к изучению жизни.

 

6.  Мои фотографии не уходят под поверхность.Они не опускаются ниже ничего. Это показания поверхности. Я очень верю в поверхности. Хороший человек полон подсказок. Ричард Аведон

Меня это смешит! Потому что это правда и неправда. Так много раскрывается в лицах людей, в одно мгновение так много сообщается. И все же это всего лишь мгновение. Это всего лишь мимолетный момент, субъективно запечатленный предвзятым человеком.

Фото © Ричард Аведон

7.Не зацикливайтесь на своей теме

Всякий раз, когда я погружаюсь в красоту лица, в совершенство одной черты, я чувствую, что потерял то, что было на самом деле… соблазнился чужим эталоном красоты или собственным представлением натурщика о лучшем в нем . Обычно это не самое лучшее. Таким образом, каждое заседание становится соревнованием. Ричард Аведон

Когда вы настолько увлечены тем, насколько интересен ваш объект, вы смотрите на него не объективно, а почти как на элемент своей сцены.

Здесь Джон Леннон очень плохо освещен. Но эффект потрясающий. Фото © Ричард Аведон

8. Работа по соединению с вашим субъектом

Снимки, сделанные во время моей работы, показывают то, о чем я вообще не подозревал, что снова и снова я держу свое тело или свои руки точно так же, как человек, которого я фотографирую. Я никогда не знал, что делал это, и, очевидно, то, что я делаю, — это попытка почувствовать, на самом деле физически почувствовать то, что он или она чувствует в тот момент, когда я их фотографирую, чтобы углубить чувство связи. Ричард Аведон

Интересная цитата. Это показывает нам, насколько важна связь с вашим объектом, и речь идет не только о том, чтобы ладить с ним. Речь идет о наблюдении и установлении связи с их настроением и энергией, с тем, как они себя чувствуют.

Речь идет о наблюдении и попытках дать субъектам пространство, чтобы они могли раскрыться.

В отличие от этого, очень тонкий свет на Одри Хепберн здесь. Я люблю этот портрет. Посмотрите на ее связь с камерой и фотографом.Фото © Ричард Аведон

Я думаю, что я вроде как читатель — раньше я любил разбор почерка. Но это ничто по сравнению с чтением по лицу. Я думаю, если бы я решил заняться гаданием, я бы, наверное, был очень хорош. Что происходит со мной в работе — я ищу что-то в лице, и ищу противоречие, сложность. Что-то противоречивое и в то же время связанное. Ричард Аведон

9. Страх есть, независимо от того, насколько вы совершенны

В фотографии нет ничего сложного.Мне становится страшно, и я хочу, чтобы страх вернулся. Я чувствую страх, когда держу камеру в руках. Я боюсь, как когда спортсмен боится, ты собираешься прыгнуть в высоту. Вы можете взорвать его. Вот что такое фото. Ричард Аведон

Я много говорю о страхе. Я продолжу. Это напоминание мне о том, что не имеет значения, сколько вы сделали в своей жизни, страх всегда может быть рядом. И это нормально.

Фото © Ричард Аведон

10.Страх тоже может быть полезен

Думаю, я фотографирую то, чего боюсь. Вещи, с которыми я не мог справиться… Смерть моего отца, безумие, когда я был молод, женщины. Я не понял. Это дало мне своего рода контроль над ситуацией, что было законно, потому что делалась хорошая работа. А фотографируя то, чего я боялся или что меня интересовало, — я укладывал призрак. Это вышло из моей системы и попало на страницу. Ричард Аведон

Я подумал, что это довольно любопытный портрет Аведона (Малкома Икс). Его фотографии обычно очень резкие, но мне нравится движение на этом фото, © Richard Avedon

Я хотел бы закончить коротким отрывком из эссе Джеймса Болдуина , которое кажется действительно поучительным, о роли творческого акта в повседневной жизни:

«Возможно, главное отличие художника в том, что он должен активно взращивать то состояние, которого большинство людей по необходимости должно избегать; состояние одиночества.

То, что все люди, когда дела идут плохо, одни, есть банальность — банальность потому, что об этом очень часто говорят, но очень редко, судя по свидетельствам, верят.

Большинство из нас не вынуждены задерживаться со знанием своего одиночества, ибо это знание может парализовать все действия в этом мире.

Навсегда осушать болота, строить города, эксплуатировать шахты, кормить детей. Ни одну из этих вещей нельзя сделать в одиночку.

Но завоевание физического мира — не единственная обязанность человека.Ему также предписано покорить великую пустыню самого себя.

Таким образом, точная роль художника состоит в том, чтобы осветить эту тьму, проложить дороги через этот обширный лес, чтобы мы во всех наших делах не упустили из виду его цель, которая, в конце концов, состоит в том, чтобы сделать мир более человеческое жилище».

Из книги «Творческий процесс» Джеймса Болдуина

Мэрилин Монро    © Ричард Аведон

Теперь несколько дополнительных ресурсов:

Надеюсь, это были для вас полезные и актуальные идеи.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.