Самый первый журналист в мире: Page not found — Global Investigative Journalism Network

Содержание

Школа молодого журналиста

Как научиться писать профессиональные ТОПы для социальных сетей, придумывать уникальные заголовки и правильно подавать тексты разных форматов? Где расскажут все об устройстве и работе информационных агентств? Как стать продюсером, ведущим на ТВ или автором собственной программы? Где лучше всего учиться будущей профессии журналиста?

На все эти вопросы вам ответят специалисты Факультета журналистики Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС.

Бесплатные мастер-классы и практические занятия ведет журналист, старший преподаватель кафедры политической и деловой журналистики ИГСУ РАНХиГС Олег Сафронов. 

Расписание

График работы Школы и темы занятий на 2021-2022 учебный год

1 год обучения

Дата Тема занятия
9 октября Жанры традиционной журналистики и новых медиа.
 
23 октября  Легенды мировой журналистики.
 
13 ноября Как писать новости?!
 
20 ноября Как написать «затягивающий» репортаж.
 
4 декабря Интервью — особый жанр журналистики.
18 декабря Как придумать привлекательный заголовок?!
 
5 февраля Как работают информационные агентства?!
 
19 февраля Техника речи. Базовые упражнения.
 
12 марта Структура ТВ-сюжета и БЗ.
 
26 марта Как работают ведущие на ТВ.
 
9 апреля Особенности работы на ТВ.
 
23 апреля Как и зачем появились интернет-СМИ?!
 
14 мая Пробный вступительный экзамен.
 
21 мая Вступительный творческий экзамен: секреты успеха.
 

2 год обучения 

Дата Тема занятия
9 октября Как написать «затягивающий» репортаж.
 
23 октября  Как работают информационные агентства?!
 
13 ноября Как писать профессиональные ТОПы для социальных сетей?!
 
20 ноября Статья – самый сложный аналитический жанр.
 
4 декабря Как бороться со штампами и канцеляризмами в журналистских текстах?!
18 декабря Практический сторителлинг.
 
5 февраля Подкасты. Как создать свою программу?!
19 февраля Техника речи. Базовые упражнения.
 
12 марта Создание обзоров для ТВ и YouTube.
 
26 марта Как работают ведущие на ТВ?!
 
9 апреля Выездные съемки событийных сюжетов для ТВ и YouTube.
 
23 апреля Создание сайтов и оформление их станиц в социальных сетях.
 
14 мая Пробный вступительный экзамен.
   
21 мая Вступительный творческий экзамен: секреты успеха.
 

Время занятий: по субботам, 11:00-14:00

Не забудьте заполнить анкету!
РЕГИСТРАЦИЯ


Выдающийся журналист Евгений Широков принимает поздравления с 90-летием

Круглую дату сегодня отмечает Евгений Широков. Выдающемуся журналисту, главному редактору радиостанции «Юность», руководителю Молодежной редакции Центрального телевидения — 90. Евгений Петрович работал и в программе «Время».

В 29 лет инженер-экономист Евгений Широков, зайдя в поэтический отдел радиостанции «Юность», сменил не только работу. Изменил судьбу, навсегда связав ее с журналистикой.

Назначая на высокую должность, спросили: «Куда поведете молодежь?» Ответил: «Буду прислушиваться к ней».

«Молодежь живет своими какими-то интонациями. Она сразу чувствует фальшь», — говорит Евгений Широков.

Чтобы тебя понимали, необходимо улавливать современные тенденции, будь то язык общения или технические новинки. Все это у него с «Юности». Радиостанции. Тогда на ее волне все чаще звучали песни с пометкой «впервые». Ставили и запрещенную музыку. Сегодня, конечно, сложно представить, но даже песня «День Победы» вначале была под запретом. Не понравилось исполнение. Тухманов написал ее, а жена пропела так, как не надо бы было петь. Пластинку даже записали. Все, ее забраковали навсегда. Евгений Широков попросил Льва Лещенко перепеть.

Все мы родом из детства, его, как сам говорит, сгорело под Волоколамском морозной осенью 1941 года.

«Я — мальчишка, рожденный войной, безотцовщина, на моих глазах немцы сжигали мой дом в деревне. Я на пепелище — 35 градусов. Как мы выжили, я не знаю», — вспоминает Евгений Широков.

Оттуда из детства и физическая сила, которую сохранил до 90 лет — такому крепкому рукопожатию только позавидуешь. Смеется: много работал топором: рубил дрова в деревне, да и сегодня на даче не отдыхает. На посту главного редактора что радиостанции «Юность», что «молодежки» уже на Центральном телевидении, напротив, вспоминает: топором не помашешь — ювелирная работа — всегда было что-то новое: «А ну-ка девушки!», «А ну-ка парни!», «Веселые ребята». Некоторые программы Молодежной редакции, которую возглавлял, до сих пор в эфире. Смотрит и любит поколение за поколением — «Что? Где? Когда?», КВН. В будущем, улыбается Евгений Широков, конечно, тоже будет телевидение, а вовсе не один сплошной интернет.

«Я уверен, что телевидение не может быть не отменено, не заменено ничем. Телевидение семьями смотрят», — говорит Евгений Широков.

Телезрители знают Евгения Широкова по программе «Время». Вспоминает, когда в 1984-м после высоких должностей направили собственным корреспондентом в Венгрию, был счастлив — соскучился по репортерской работе.

Это сегодня, можно сказать, стандарт современного телевидения, когда корреспондент ходит, рассказывает и показывает. Тогда это было скорее из серии нестандартного. Сегодня Евгений Широков продолжает работать: снимает документальные фильмы о художниках, пишет стихи, книгу воспоминаний и скучает по корреспондентской работе. Мы попросили юбиляра помочь нам: каким бы он сам сделал финал репортажа к своему 90-летию. И вот Евгений Широков снова с микрофоном в руках.

«Вот в репортаже я говорил: важна интонация. Честно говоря, завидую тем, кто сегодня держит в руках микрофон, смотрит в камеру, глазок камеры и делает свою работу с душой, профессионально, делает так, как всегда у нас было положено делать в программе «Время», — говорит Евгений Широков.

Самые опасные страны для журналистов: во всем мире – арабские, на постсоветском пространстве — Россия

Согласно докладу, самым опасный регион для журналистов – арабские государства: там погибла треть сотрудников СМИ, расплатившихся жизнью за свою деятельность. На втором месте – страны Латинской Америки и Карибского государства – 26 процентов, а за ними следует Азиатско-Тихоокеанский регион. Вопреки бытующему мнению, что большинство убитых – это иностранные военные корреспонденты, выяснилось, что больше половины убитых журналистов расплатились за расследования, связанные со злоупотреблением властью и коррупцией. 93 процента погибших – местные репортеры.

Чтобы развеять существующие мифы, в ЮНЕСКО запустили глобальную информационную кампанию #НеПозволимПравдеУмереть. С помощью Google Maps была разработана карта, показывающая, в каких странах работали журналисты, убитые за свою профессиональную деятельность. Она содержит данные, начиная с 1993 года. Пользователи будут иметь доступ к информации по каждому делу и смогут делиться картой в социальных сетях. Карту можно найти на сайте keeptruthalive.co.

За убийства журналистов нужно наказывать и тех, кто их убивает, и тех, кто ничего не делает для того, чтобы положить конец этому беззаконию

В ЮНЕСКО подчеркивают, что наказание виновных в убийствах журналистов – большая редкость. Расследования, как правило, если и ведутся, то почти никогда не дают результатов. А безнаказанность приводит к новым преступлениям. И это нужно изменить, заявляет Генеральный директор ЮНЕСКО Одри Азуле.

«В ЮНЕСКО призывают привлечь к ответственности всех, из-за кого журналистам грозит опасность: и тех, кто их убивает, и тех, кто ничего не делает для того, чтобы положить конец этому беззаконию. Смерть журналиста никогда не должна означать, что поиск правды прекращен», — заявила глава Организации. 

По данным ЮНЕСКО, в России, начиная с 1996 года было убито 34 журналиста.  14 дел, включая убийство Анны Политковской, считаются раскрытыми.  На Украине с 1995 года убито 16 репортеров, их убийцы не найдены. В Азербайджане за этот период погибли 3 журналиста, одно дело раскрыто. 
 

Направление «Журналистика» НГУ

На самом деле вопрос выбора университета у меня почти никогда не стоял. Я родился и вырос в новосибирском Академгородке и где-то внутри себя всегда знал, что я буду учиться в НГУ.

Конечно, я благодарен университету за полученные знания, за расширение кругозора, за развитие системного мышления. Университет научил меня думать, как говорится в слогане.

Огромные слова благодарности университету за то, что поддерживал мое участие в различных конкурсах и фестивалях. Я несколько раз летал при поддержке НГУ на международные форумы в Петербург, на конкурсы по журналистскому мастерству в Москву. Уже в магистратуре я летал на патриотический форум «Острова» на Сахалине.

Один из важнейших факторов при обучении в университете – это внеучебная жизнь. И, на мой взгляд, у меня была одна из лучших. Это всегда были крутые мероприятия, творческие встречи, различные поездки. Мне очень запомнились наши посиделки после спецкурса «Документальное кино» с Оливером Койне, который у нас был на 1 и 2 курсе бакалавриата. Мы настолько любили своё дело, что оставались даже после. Это были и творческие беседы, и просто разговоры о жизни.

Ни для кого не секрет, что все мы на направлении «Журналистика» – одна большая семья. Это сказано без пафоса. Здесь все друг друга выручают. Ты точно знаешь, что у тебя есть единомышленники, ты можешь обратиться к ним с любым вопросом и всегда получишь на него ответ. Не важно, будут это твои однокурсники, студенты старших или младших курсов или даже преподаватели. Факультет – это любовь. Это самые искренние и теплые воспоминания, которые останутся со мной на всю жизнь.

После бакалавриата мне захотелось продолжить обучение на родном факультете и получить более глубокие знания предмета. Мне также хотелось продолжить исследование своей выпускной квалификационной работы «Визуальное конструирование социальных проблем российской провинции в фотопроектах отечественных фотодокументалистов», которое я вел на протяжении 3-х лет, чтобы закончить его в магистратуре уже диссертацией, что у меня и получилось.

Выпускник бакалавриата и магистратуры направления «Журналистика»

10 стран с самой жесткой цензурой

Репрессивные правительства используют сложную цифровую цензуру и слежку наряду с более традиционными методами, чтобы заставить замолчать независимые СМИ. Специальный доклад Комитета по защите журналистов.

Согласно списку, составленному Комитетом по защите журналистов, Эритрея занимает первое место в мире по жесткой цензуре прессы. Список основан на исследовании КЗЖ по использованию тактики, начиная тюремным заключенем и репрессивными законами заканчивая слежкой за журналистами и ограниченем доступа в Интернет и социальные сети.

В соответствии со статьей 19 Всеобщей декларации прав человека, каждый человек имеет право искать и получать информацию и высказывать свое мнение. Эти 10 стран попирают международный стандарт, запрещая или жестко ограничивая независимые средства массовой информации и запугивая журналистов, заставляя их замолчать с помощью тюремного заключения, цифровой и физической слежки и других форм преследования. Самоцензура является широко распространенным явлением.

В трех ведущих странах – Эритрее, Северной Корее и Туркменистане – средства массовой информации служат рупором государства, и любая независимая журналистика ведется из изгнания. Те немногие иностранные журналисты, которые получили разрешение въехать в страну, находятся под пристальным наблюдением.

Другие страны в списке используют сочетание жесткой тактики, такой как преследование и произвольное задержание, а также постоянную слежку и целенаправленный взлом, чтобы заставить замолчать независимую прессу. Саудовская Аравия, Китай, Вьетнам и Иран особенно искусны в применении этих двух видов цензуры: тюремного заключения и преследования журналистов и их семей, а также в цифровом мониторинге и цензуре в Интернете и социальных сетях.

Список включает только те страны, где правительство жестко контролирует СМИ. Условия для журналистов и свободы прессы в таких государствах, как Сирия, Йемен и Сомали, также чрезвычайно сложны, но не обязательно связаны исключительно с цензурой правительства. Скорее, такие факторы, как насильственные конфликты, недостаточно развитая инфраструктура и роль негосударственных субъектов, создают условия, опасные для прессы.

Писатель-журналист как субъект медиареальности (на примере творческой деятельности Захара Прилепина) Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

2016, Т. 158, кн. 4 С. 1031-1037

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕРИЯ ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

ISSN 1815-6126 (Print) ISSN 2500-2171 (Online)

УДК 070.1

ПИСАТЕЛЬ-ЖУРНАЛИСТ КАК СУБЪЕКТ МЕДИАРЕАЛЬНОСТИ (на примере творческой деятельности Захара Прилепина)

Н.В. Крылова

Московский государственный институт культуры, Московская обл., г. Химки, 141406, Россия

Аннотация

В статье анализируется роль писателя-журналиста в российских средствах массовой информации. Рассматривается современное отечественное медиапространство, в котором работает писатель-журналист, даётся характеристика его информационно -публицистической деятельности. Автором выдвигается положение о том, что писатели как субъекты медиареальности представляют отдельную группу журналистов.

Коль скоро целью исследования является обозначение особенностей функционирования писателя-журналиста в российском информационном пространстве на рубеже XX — XXI вв., для её достижения и решения соответствующих задач, в частности определения места писателя-журналиста в российской системе органов публичной печати, в качестве примера взята творческая деятельность Захара Прилепина (род. 1975) — активного и яркого в настоящий момент русского писателя, журналиста, общественно-политического деятеля, и некоторых других. В работе, таким образом, предпринимается попытка определить особенности восприятия Прилепиным — писателем и журналистом -современных информационно-политических событий в мире.

В итоге автор приходит к выводу: являясь целостной личностью, сознание которой не тронуто сверхновыми идеями медиа, писатель способен объективно отражать действительность, поскольку различает правду и ложь и рассматривает реальность не с позиции «здесь и сейчас», а сквозь призму собственной картины мира. Кроме того, писателя-журналиста отличает многогранность подходов к анализируемой теме, так как он рассматривает не событие, а проблему.

Ключевые слова: писатель-журналист, медиасубъект, целевая аудитория, Захар Прилепин, публицистика

Отечественная журналистика вышла из журналов и газет, редакторами, сотрудниками и корреспондентами которых становились видные писатели XVIII, XIX, XX вв. Безусловно, каждая историческая эпоха отличается своими публицистическими тенденциями, но всё же есть такие черты, что присущи всем временным периодам, например участие писателей в формировании актуального социально значимого информационного пространства.

Как явление, развивающееся вместе с обществом, журналистика («живой дневник») в своих видоизменениях отражает интересы социума. Это, соответ-

ственно, приводит к активному участию писателей-журналистов в публицистическом процессе на протяжении всей его истории, и наше время — рубеж XX -XXI вв. — не исключение.

Сегодня мы часто можем встретить на страницах отечественных газет и журналов работы известных писателей-журналистов, увидеть их выступления на телевидении, услышать по радио в качестве журналистов, а не писателей. Так, молодой российский писатель, общественный и политический деятель Сергей Шаргунов (р. 1980) реализует своё творческое начало в журналистской сфере во всей системе СМИ. Он был телеведущим общественно-политического ток-шоу «Процесс» на телевизионном канале «Звезда», радиоведущим на радиостанции «Эхо Москвы», выступал в качестве журналиста в таких известных отечественных изданиях, как «Московский комсомолец», «Огонёк», «Русский репортёр», «Литературная газета» и др. В данный момент является главным редактором электронного издания «Свободная пресса».

Итак, современный писатель-журналист реализует себя и на радио, и на телевидении, и в периодике, и в электронной интернет-среде, то есть практически во всех составляющих системы средств массовой информации. Это уже отличает его от собственно журналиста. Более того, согласно нашим наблюдениям, писатель-журналист, являясь субъектом любых СМИ, поднимает, анализирует, рассматривает только те темы и проблемы, которые важны для него как писателя.

Мировая рыночная экономика, общая глобализация и информатизация приводят к тому, что массмедиа превращается в поставщика нескончаемого информационного потока, где важно сообщить сенсацию, которую журналист вынужден подчас и выдумывать. Например, автор книги «Медиапространство России» И.М. Дзялошинский при анализе такого явления, как «новые» журналисты, цитирует Льва Новоженова (р. 1946) , который так охарактеризовал тенденции развития современной журналистики: «Было время журналистов. Оно прошло, сегодня время артистов. Сегодня буквально, впрямую, конкретно всё становится театром. Аудитория уже давно смотрит телевизор не для того, чтобы получить какую-то там информацию, что-то понять для себя, осмыслить… Телевидение уже в последних конвульсиях пытается спасти себя за счёт Интернета, который шагает вперёд. Телевидение сейчас в поисках карликов, уродов каких-нибудь, аномалий, потому что рейтинги, рейтинги, рейтинги.» (см. [1, с. 168]). А в такой ситуации, как представляется, важна донельзя журналистика писателей.

В качестве примера, подтверждающего тот факт, что писатель-журналист как субъект медиареальности является одним из ключевых трансляторов субъективно-объективной действительности, которую производят, представляют и обособляют медиа (по определению В. Савчука), можем привести Захара

1 Шаргунов Сергей Александрович — лауреат многочисленных литературных премий («Дебют», «Эврика», «АгсоЬа1епо», «Москва-Пенне» и др.), член Общества русской словесности Патриаршего совета по культуре. С 5 октября 2016 г. является депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации VII созыва. Его книги переведены на итальянский, английский и французский языки. Подробнее см. на официальном сайте (http://shargunov.com/biografiya.html).

Новоженов Лев Юрьевич — писатель-журналист и телеведущий. Свою карьеру начал в газете «Вечерняя Москва» (1965-1967). В 1970-е гг. стал писать короткие, в основном юмористические, рассказы. Печатался в «Литературной газете», «Литературной России», «Московский водник» и журнале «Юность». Подробнее см. на официальном сайте (http://levnovozhenov.com/биография/).

Прилепина (р. 1975)3 — активного и яркого в настоящий момент русского писателя, журналиста, общественно-политического деятеля. Мы обратимся к некоторым его работам, чтобы убедиться в правильности наших выводов.

Прежде всего отметим: являясь главным редактором интернет-газеты «Свободная пресса», Прилепин имеет возможность для беспрепятственного выражения своих мыслей на бумаге.

Как известно, Захар Прилепин — один из тех, кто быстро и качественно отреагировал на события, развернувшиеся на Украине. Так, в статье «Плач клятого москаля» (2013) он анализирует и даёт ответы на целый ряд претензий, которые предъявляет майдан В.В. Путину как лицу, занимающему пост Президента Российской Федерации (см. [2]). Прилепин использует приёмы диалогичности, таким образом превращая статью в обмен высказываниями (репликами) между двумя и более людьми, в котором автор предупреждает вопросы своего оппонента и отвечает на них. Центральной идеей данной публицистической работы является раскрытие истинного положения вещей во взаимоотношениях Украины и России. Автор считает политику украинского государства лицемерной и не оправданной по отношению к России: «Всё это «украинское хорошее отношение» — лукавство: относятся хорошо только к тем русским, которые поддерживают лозунг «Прочь от России». Бывают и такие русские, это нормально: кто тут у нас только не живёт. Однако их — вопиющее меньшинство, при желании можно поимённо перечислить» [2]. После автор рассуждает о В.В. Путине, о том, почему все персонифицируют события с присоединением Крыма: «Давно стоит назвать вещи своими именами. В ваши дела лезет Россия, а Путин просто под руку подвернулся» [2]. Затем писатель приходит к выводу, что не только Россия вмешивается в дела Украины, но почему-то это может делать каждый, кроме России, хотя именно её как соседа в большей степени эти события касаются.

Заканчивается данная статья пожеланиями: «Из России, с любовью. За нашу и вашу свободу. Но пасаран, славянский брат. Победы вам в вашей войне против коррупции и «семьи». Поражения вам в вашей борьбе против нашего родства и русского языка. (Только не будет у вас никакой серьёзной и окончательной победы в первом пункте до тех пор, пока к нему прицепным вагоном негласно подцеплен второй)» [2]. И в этом последнем обращении хорошо видна авторское отношение к сути всех украинских бедствий, не стоящих той кровавой цены, которую уплатил украинский народ.

В другой статье «Дайте им досмотреть сны» (2013) Прилепин анализирует сложившийся и укоренившийся в сознании украинцев европейский сон (см. [3]). Украина находится в мире грёз, ей хочется удалиться от России и вступить в союз дружественных стран: «Уставшая от самой себя, прекрасная и солнечная страна Украина стремится забраться на баржу, и отправиться в вояж. Российский либерал подсаживает её, помогает ей, говорит: скорей, скорей, пока не подтянулись полки наших опричников, дивизии КГБ, колонны черносотенцев» [3]. Что же это

3 Настоящее имя — Евгений Николаевич Прилепин. Журналистскую деятельность начал в 1999 г. в нижегородской газете «Дело». Публиковался под разными псевдонимами, «самый известный — Евгений Лавлинский» (http://www.medved-magazine.ru/articles/Zahar_Prilepin_Latishskaya_smekalka_ili_pyat_let_spustya.1361.html). В 2003 г. появились первые литературные произведения — фрагменты романа «Патологии». Подробнее см. на официальном сайте (http://www.zaharprilepin.ru).

происходит с украинцами, русскими, либералами. Впрочем, с последними всё ясно: свобода прежде всего. Автором статьи это объясняется какой-то слепой верой: «Во всём этом есть что-то детское, что-то милое, наивное, чудесное» [3].

Если посмотреть на данную проблему с точки зрения теории журналистики, то можно увидеть процесс влияния на целевую аудиторию украинских СМИ, которые формируют медиареальность. А в этой связи сам собой напрашивается вывод о том, что медиапространство может отличаться по национальному признаку. Так, окружённые псевдодействительностью, украинцы не могут объективно анализировать тенденции мирового развития, и, как следствие, страдают реалии информационной площадки. Запускается процесс перезагрузки сознания населения.

В то же время Захар Прилепин отмечает: «Как было бы приятно, если б Украина вернулась через год, или там через три, сырая, босая, обескураженная, с застуженными придатками, осатаневшая от случившегося с ней — неожиданно вылезла бы на берег и как засадила российскому доброхоту (он так и стоит на берегу, машет платочком, всматривается в голубую даль) в зубы» [3]. Итог так же, как и в предыдущей статье, он сформулировал в форме пожелания. Украинцы видят сон, «как плывут они вокруг света, а вокруг солнце, европейские ценности, чайки, демократия, и море не солёное, а сладкое», а после — «Дайте им досмотреть этот сон. Всё равно ведь потом просыпаться. Нам, им, всем» [3]. Автор, будучи писателем, создал достоверный образ украинских граждан, украинского государства и их желаний. Он отразил в своей работе тенденции современной медиареальности, дал характеристику проблемам на Украине и предоставил собственный прогноз на будущее всего мира.

Кстати сказать, на эти работы Прилепина не мог не отреагировать либеральный лагерь в лице политического деятеля и журналиста А.А. Пионтковского (р. 1940)4. Гневная реакция послужила поводом для написания З. Прилепиным ещё одной статьи по данному вопросу — «Двойной стандарт как форма жизни» (2014), в которой им подчёркивается двойственность либеральных стандартов (см. [4]).

Таким образом, мы наблюдаем феномен диалога в нашем массово-информационном пространстве. Вновь появилось то, что было в журналах XIX и XX вв. и что являлось безусловной заслугой писателей того времени. Диалог мнений заставляет их участников мыслить, спорить, аргументировать, а не выступать в роли трансформирующего проводника информационных потоков. В таких размышлениях в большей степени участвуют именно писатели-журналисты или же журналисты, работающие в аналитических жанрах, таких как обзор, мемуары, беседа и т. д.

Следует заметить, что писатель, являясь целостной личностью, сознание которой не тронуто сверхновыми идеями медиа, способен объективно отражать действительность в своём авторском тексте. Так, в статье «Двойной стандарт как форма жизни» Захар Прилепин обозначает некоторые философские тенденции,

4

Занимается политической журналистикой с 1998 г. Был членом Российской объединённой демократической партии «Яблоко» (2004-2010), затем членом Бюро Федерального политического совета движения «Солидарность» (2010-2013), а также Координационного Совета российской оппозиции (2012-2013). Известен как инициатор и автор письма «Путин должен уйти» (http://www.svoboda.org/a72065754.html).

поднимая вопрос о российской действительности: хорошо мы живём или плохо? Автор считает, что большинство молодых людей ответят, что живут нормально. «Но это только моим оппонентам кажется, что он так говорит, запутанный путинской пропагандой, — отмечает Прилепин. — На самом деле, он вырос в созданной моими оппонентами стране — они его родители. Это они снесли всей стране планку вкуса, здравого смысла, элементарных человеческих представлений о чести и достоинстве» [4]. В условиях современных темпов развития технического обеспечения нашей жизни другого ожидать и не приходится. В научной среде всё чаще поднимается вопрос о влиянии мира медиа на общество, появилось понятие медиареальность, которое отражает специфику трансформации общественного сознания.

В сложившейся ситуации, на наш взгляд, большую роль играют те субъекты медийного пространства, которые несут в своих работах личностный компонент (субъективность, связанную только с личными моральными потребностями коммуниканта). Ярким примером такого субъекта и является писатель-журналист, который, как правило, приходит в журналистику уже со сложившимися взглядами, что помогает ему избежать давления со стороны издания, редактора, жанра и прочего и выступать в роли «свободного» субъекта журналистики.

А если мы вспомним историю отечественной журналистики, то сможем сделать вывод и о том, что писатели-журналисты чаще всего реализуют свою журналистскую деятельность в публицистике. Но почему именно публицистика?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к определению термина публицистика. С.Г. Корконосенко, размышляя над понятиями «журналистика» и «публицистика», опирается на определение из словаря иностранных слов. Отсюда публицистика понимается как «вид литературы, посвящённой обсуждению насущных социальных вопросов с целью прямого воздействия на общественное мнение; публицистика тесно связана с текущей прессой; произведения этого вида (статьи, очерки, памфлеты, фельетоны и др.)» [5, с. 5]. Из этого следует, что публицистика может восприниматься также как вид литературы в широком понимании этого слова и как вид журналистики. Учёный определил публицистику и как способ влияния на мировоззрение аудитории: «Публицистика — это способ энергичного влияния на умы, настроения и поведение людей. влияние осуществляется открыто, публично. источник воздействия занимает ясно выраженную позицию по предмету обсуждения, на которую и стремится привлечь общественность» [5, с. 6]. Следовательно, публицистика не несёт в себе журналистских целей, и «даже беглый обзор средств такой деятельности наводит на мысль о том, что для неё используется не одна лишь пресса. Публичным идеологическим актом становится и страстное выступление оратора, и документальное кино, и агитационный плакат, и театрализованное представление.» [5, с. 6]. Это позволяет публицистике не ограничиваться рамками журналистики, но она также не может обойтись и без тесной связи с прессой, так как журналистика является средством передачи мнения, мыслей публициста, поэтому многие журналисты предполагают, что журналистский материал является публицистикой. «Однако. к текстам, насыщенным идейным содержанием и наступательным по манере его изложения, вряд ли следует относить простенькую заметку или информативное интервью, в которых

лишь констатируется факт… Значит, к использованию этого термина как синонима журналистики надо относиться взвешенно, оценивая его уместность в каждом определённом контексте», — пишет он [5, с. 6].

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что журналистика — это всегда система, состоящая из множества субъектов и объектов, направленная на получение информации и её распространение среди потенциальной аудитории, а публицистика является либо родом литературы в широком смысле этого слова, либо составляющей частью журналистики. В целом «журналистика отличается от публицистики не направленностью информации» [6, с. 6], так как публицистика нацелена на решение проблемы и высказывания собственного мнения. Именно эти возможности публицистической деятельности и привлекают писателей-журналистов, которые в публицистических работах совмещают аспекты своего журналистского и литературного творчества.

Изучая этот вопрос, мы пришли в итоге к тому, что писатель-журналист для выражения собственной позиции по поводу политических, культурных, научных тем использует публицистику как род литературы, а журналистику как средство передачи своих текстов. Будучи субъектом журналистики, писатель обеспечивает её диалогичностью, развивает публицистические жанры, формирует авторское медиапространство.

Литература

1. Дзялошинский И.М. Медиапространство России: коммуникационные стратегии социальных институтов. — М.: Изд-во АПКиППРО, 2013. — 479 с.

2. Прилепин З. Плач клятого москаля // Свободная пресса. — 2014. — 3 февр. — URL: http://svpressa. ru/society/article/81592/, свободный.

3. Прилепин З. Дайте им досмотреть сны // Свободная пресса. — 2013. — 1 дек. — URL: http://svpressa.ru/politic/article/78319/, свободный.

4. Прилепин З. Двойной стандарт как форма жизни // Свободная пресса. — 2014. -13 февр. — URL: http://svpressa.ru/society/article/82210/, свободный.

5. Корконосенко С.Г. Основы журналистики. — М.: Аспект Пресс, 2002. — 287 с.

6. Введение в мировую журналистику: от античности до конца XVIII в. / Под ред. Я.Н. Засурского. — М.: Аспект Пресс, 2010. — 432 с.

Поступила в редакцию 16.03.16

Крылова Наталья Валерьевна, аспирант кафедры журналистики

Московский государственный институт культуры

ул. Библиотечная, д. 7, г. Химки, Московская обл., 141406, Россия E-mail: [email protected]

ISSN 1815-6126 (Print) ISSN 2500-2171 (Online)

UCHENYE ZAPISKI KAZANSKOGO UNIVERSITETA. SERIYA GUMANITARNYE NAUKI (Proceedings of Kazan University. Humanities Series)

2016, vol. 158, no. 4, pp. 1031-1037

Writer-Journalist as a Subject of the Media Reality (by the Example of Zakhar Prilepin’s Creative Activity)

N. V. Krylova

Moscow State Institute of Culture, Moscow, 141406 Russia E-mail: [email protected]

Received March 26, 2016 Abstract

The paper considers the role of a writer-journalist in Russian mass media. The current media space of Russia where a writer-journalist works is analyzed. Their informational and publicistic activity is described. It is suggested that writers as certain subjects of the media reality form a separate group of journalists.

This study aims to reveal the functioning specifics of a writer-journalist in the Russian information environment at the turn of the 20th — 21st centuries. In order to fulfill this aim and to solve particular tasks associated with it, including identification of the position of a writer-journalist in the Russian system of public journalism bodies, the creative activity of Zakhar Prilepin (born in 1975), an active and brilliant writer, journalist, social and political activist, is analyzed as an example, as well as some other personalities. An attempt is made to reveal the specifics of perception of the current information and political events taking place in the world by Z. Prilepin, a writer and journalist.

The scientific significance of the work is that this is the first time when the writer-journalist is considered as a subject of the media reality at the level of scientific categorial apparatus. The main methods used in the study are analysis and comparison.

The conclusion is made that a writer, being an integral person whose consciousness is not influenced by super-new media ideas, is able to impartially reflect the reality, because they can see the difference between truth and lies and consider the reality through the prism of their own world image rather than from the position of here and now. In addition, a writer-journalist is distinguished by complex approaches to the analyzed issue, because they consider it as a problem and not as an event.

Keywords: writer-journalist, media subject, target audience, Zakhar Prilepin, publicism

<Для цитирования: Крылова Н.В. Писатель-журналист как субъект медиареальности (на примере творческой деятельности Захара Прилепина) // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. — 2016. — Т. 158, кн. 4. — С. 1031-1037.

<For citation: Krylova N.V. Writer-journalist as a subject of the media reality (by the example of Zakhar Prilepin’s creative activity). Uchenye Zapiski Kazanskogo Universiteta. Seriya Gumanitarnye Nauki, 2016, vol. 158, no. 4, pp. 1031-1037. (In Russian)

Журналисты из 117 стран опубликовали расследование об офшорах мировой элиты

Что такое «Досье Пандоры»

«Досье Пандоры» («архив Пандоры», «документы Пандоры», Pandora papers) — крупнейший в истории слив внутренних документов 14 офшорных регистраторов из разных стран. Год назад анонимный источник передал Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ) три терабайта данных (почти 12 млн документов), содержащих сведения о владельцах 30 тыс. офшорных компаний. В архиве были не только регистрационные данные, но и внутренняя переписка юристов и других сотрудников офшорных регистраторов, информация о сделках, банковских счетах, а также биржевые бумаги.

ICIJ привлек к расследованию и анализу информации более 600 журналистов из 117 стран. Среди них сотрудники ABC, The Guardian, «Би-Би-Си», The Washington Post, Miami Herald, Le Monde, La Nacion, Indian Express. На протяжении года они изучали крупнейшую утечку офшорных данных из Панамы, Кипра, Монако, Британских Виргинских островов, Сейшел, Швейцарии, Каймановых островов и других налоговых убежищ.

Как пишет The Guardian, независимая проверка сведений из «досье Пандоры» доказала подлинность информации: часть владельцев офшоров подтвердили, что слитые данные о них верны. Важность документов обусловлена тем, что в них указаны тайные офшорные компании 35 мировых лидеров (среди которых как бывшие, так и действующие президенты, премьер-министры). Слив проливает свет также на секретные финансовые операции более чем 300 министров, судей, военачальников, чиновников из 90 стран мира.

Само по себе владение офшорами не противоречит закону, а нередко идет на пользу экономике и бизнесу. Однако налоговыми убежищами часто пользуются для отмывания преступных денег, для сокрытия реальных доходов и активов, а также фактов коррупции.

Подарки другу Зеленского

Президент Украины Владимир Зеленский, как пишет британская газета, похоже, не раскрыл все свои активы в офшорах. Расследование ICIJ показало, что он разделил владение имуществом со своими давними друзьями и коллегами по продюсерской студии «Квартал 95» — братьями Борисом и Сергеем Шефирами (последний сейчас является советником главы государства), Иваном Бакановым и Андреем Яковлевым.

Перед избранием президентом Зеленский задекларировал свои доходы и активы, в том числе три офшорных компании. Одной из них — белизской Film Heritage — он владел вместе с супругой Еленой. Но «досье Пандоры» показало, что Film Heritage владел 25% кипрской Davegra, а та, в свою очередь, контролировала Maltex Multicapital Corp, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Зеленский владел этим офшором вместе с братьями Шефир и Яковлевым.

За две недели до первого тура президентских выборов на Украине в марте 2019 года Зеленский передал свою долю Maltex своему нынешнему советнику Сергею Шефиру. А через полтора месяца после победы на выборах юрист «Квартала 95» подписал документ, согласно которому Maltex продолжит выплачивать дивиденды киностудии Зеленского, несмотря на отсутствие доли в этом офшоре.

Всего на друзей и бизнес-партнеров Зеленского зарегистрировано 14 офшоров, за которыми числятся элитные квартиры в Лондоне (в том числе, на Бейкер-стрит напротив музея Шерлока Холмса).

The Guardian отмечает, что глава государства после прихода к власти пообещал провести глобальную деофшоризацию украинской экономики и бизнеса, а также очистить правящую верхушку страны от олигархов, выводящих финансы за рубеж и прячущих активы в налоговых гаванях.

Секретная империя иорданского короля

Анализ архива показал, что король Иордании Абдалла II на протяжении нескольких десятилетий втайне строил гигантскую систему для владения недвижимостью за рубежом. Стоимость активов короля оценивается, как минимум, в $100 млн — она включает в себя виллы, особняки, элитные квартиры в Малибу (штат Флорида), Калифорнии, Вашингтоне, Лондоне.

Самым роскошным объектом из этого списка стал комплекс на вершине утеса в Малибу с 26 комнатами — этот особняк прославился тем, что здесь снимали финальную сцену оригинальной «Планеты обезьян» 1968 года.

Данные их досье показывают, что эта виллу Абдалла II приобрел в 2014 году через офшорную компанию, зарегистрированную на Британских Виргинских островах (БВО), за $33,5 млн. В предыдущие два года он купил два кондоминиума в Вашингтоне на общую сумму в $13,8 млн. С 2003 по 2011 годы монарху стали принадлежать семь элитных объектов недвижимости в Великобритании (сейчас они оцениваются в $38 млн), в том числе три объекта в Белгрейвии — районе Большого Лондона к юго-западу от Букингемского дворца.

The Guardian пишет, что недвижимость иорданского короля была приобретена на фоне четырехкратного увеличения американской экономической и военной помощи Иордании, а также траншей из Международного валютного фонда.

Как британская королева покупала недвижимость у Алиева…

Еще один кейс связан с семьей действующего президента Азербайджана Ильхама Алиева и королевским двором Великобритании. Журналисты обнаружили, что Crown Estate — компания, управляющая недвижимостью британских монархов — купила у связанных с Алиевым офшоров недвижимости в Соединенном Королевстве на $541 млн.

В частности, в 2009 году управляющая фирма приобрела здание в Лондоне за $45 млн у офшора, зарегистрированного на сына азербайджанского лидера Гейдара Алиева, на тот момент ему было 11 лет. В 2018 году Crown Estate заплатила $90 млн за восьмиэтажное торгово-офисное здание в престижном районе британской столицы Мейфэр, расположенном в Гайд-парке. Покупателем выступила зарегистрированная на БВО Hiniz Trade & Investment, которой сначала владела младшая дочь Ильхама Алиева Арзу, а затем ее дед по материнской линии Ариф Пашаев.

Раскрытие информации демонстрирует, что семья Алиевых и приближенные к ней лица с 2006 по 2019 года потратили около $527 млн на приобретение через офшоры 27 объектов недвижимости. 12 из них впоследствии были проданы, большинство — королевской семье Великобритании. Источники средств, на которые семья азербайджанского лидера смогла купить элитную недвижимость, не раскрывается.

Из «досье Пандоры» следует, что Алиевы до сих пор владеют как минимум домом в Кенсингтоне, купленном в 2012 году за $40 млн, и тремя эксклюзивными квартирами в квартале Найтсбридж рядом с Гайд-парком.

…А бывший британский премьер — у бахрейнского министра

Бывший глава правительства Соединенного Королевства, по данным The Guardian, благодаря офшору сэкономил сотни тысяч долларов на налогах. Тони Блэр, возглавлявший британский кабмин с 1997 по 2007 годы, вместе со своей женой в 2017 году приобрели зарегистрированную на БВО холдинговую компанию, которая владела офисным зданием в Лондоне. Сумма сделки составила около $8,8 млн.

Интересно, что офшорной компанией, которую купили Блэры, до этого владел министр промышленности и торговли Бахрейна Заид Бин Рашид Аль-Зайяни. Он также тайно владеет еще одним офшором, который за последние девять лет потратил более $81 млн на покупку коммерческой недвижимости в Великобритании.

Благодаря тому что Блэры купили не само офисное здание, а его непосредственного собственника, им удалось избежать так называемого гербового сбора (основного налога на недвижимость в Британии) в $422 тыс. Юристы отмечают, что такой ход сам по себе не является незаконным, однако демонстрирует лазейку, которой пользуются богатые владельцы собственности при сделках. В то время как рядовые подданные королевства обычно платят сбор.

Чешский любитель Лазурного берега

Еще один фигурант «досье Пандоры» — премьер-министр Чехии Андрей Бабиш, который при помощи серии запутанных теневых сделок с офшорами сумел приобрести огромный особняк на Лазурном берегу Франции.

Стоит отметить, что Бабиш занимался предпринимательской деятельностью с 1980-х годов, является владельцем транснационального агрохолдинга Agrofert и медиамагнатом, долларовым миллиардером. Его считают вторым богатейшим человеком Чехии с состоянием в более чем $3,6 млрд.

Расследование ICIJ показало, что в 2009 году Бабиш, который тогда еще не занимался политикой, через панамскую юридическую фирму Alcogal создал три офшора. В качестве займа он передал около $17 млн первой из них — зарегистрированной на БВО Blakey Finance Limited. Этот офшор передал средства компании Boyne Holding LLC. из Вашингтона, а та, в свою очередь, дала их взаймы офшору из Монако SCP Bigaud.

Как только деньги поступили в SCP Bigaud, они были израсходованы на приобретение особняка и виллы по соседству во французском Мужене, расположенном недалеко от Канн. В них есть собственный кинотеатр, бассейн, бильярдная комната, винный погреб.

Как пишет The Guardian, сама по себе покупка недвижимости не является незаконной. Не получил Бабиш и очевидных налоговых льгот. Однако первоначальный источник средств на приобретение зданий не установлен. Газета делает предположение, что чешский премьер выбрал столь сложную схему для сделки, потому что не мог купить особняк напрямую. Кроме того, офшорные компании, через которые приобреталась недвижимость во Франции, не отражены в декларации Бабиша, как того требует чешское законодательство.

Как мы пришли туда, где мы есть

Начало журналистики

Журналистика — это сбор, систематизация и распространение новостей, включая тематические статьи и комментарии, через широкий спектр печатных и непечатных средств массовой информации. Во всяком случае, это не новое явление; самое раннее упоминание о журналистском продукте происходит из Рима около 59 г. до н.э., когда новости были записаны в циркуляре под названием Acta Diurna . Его публиковали ежедневно, и он был стратегически развешен по всему городу, чтобы его могли прочитать все или те, кто умел читать.

Во времена династии Тан, с 618 по 907 год нашей эры, Китай готовил судебный отчет, который затем назывался бао, для распространения среди правительственных чиновников с целью их информирования о соответствующих событиях. Впоследствии он продолжался в различных формах и названиях до конца 1911 года и до упадка династии Цин. Однако первое указание на регулярную публикацию новостей можно проследить до Германии, 1609 г., а первой газетой, опубликованной на английском языке (хотя и «староанглийском»), была газета, известная как Weekly Newes с 1622 г. The Daily Courant , однако, впервые появившаяся в 1702 году, была первой ежедневной газетой для общественного потребления.

Неудивительно, что эти первые попытки информировать общественность во многих случаях встречали противодействие со стороны правительства. Они пытались ввести цензуру, налагая ограничения и налоги на издателей, чтобы ограничить свободу прессы. Но грамотность населения в целом росла, и из-за этого, наряду с внедрением технологий, улучшающих печать и тираж, количество газетных изданий резко возросло; и хотя сегодня во всем мире остаются очаги новостной цензуры, по большей части царит журналистская свобода.

Вскоре после того, как газеты закрепились, широкое распространение получило и издание журнала. Его ранней формой были такие метко названные периодические издания, как Tattler и Spectator. Оба были первоначальными попытками сочетать статьи мнений с текущими событиями, и к 1830-м годам журналы стали обычными массовыми периодическими изданиями, которые обращались к более широкой аудитории. Среди них были иллюстрированные сериалы, ориентированные именно на женскую аудиторию.

Прошло время, и стоимость сбора новостей резко возросла, поскольку публикации пытались угнаться за растущим и ненасытным аппетитом к печатным новостям.Медленно формировались информационные агентства, которые заняли место независимых издателей. Они нанимали людей для сбора и написания новостей, а затем продавали эти истории различным новостным агентствам. Однако вскоре печатные СМИ должны были столкнуться лицом к лицу с совершенно новой формой сбора новостей — сначала с изобретением телеграфа, за которым быстро последовали радио, телевидение и массовое вещание. Это была эволюция технологии, которая казалась почти неизбежной.

Непечатные СМИ полностью изменили динамику сбора и освещения новостей.Это ускорило все аспекты процесса, сделав сами новости более своевременными и актуальными. Вскоре технологии стали неотъемлемой частью журналистики, даже если конечный продукт был в печатной форме. Сегодня спутники, передающие информацию из одной части земного шара в другую за считанные секунды, а также Интернет, дают экстренные новости в руки почти каждому человеку в мире одновременно. Это снова создало новую модель журналистики, которая, вероятно, станет стандартом в будущем.

Расцвет журналистики в США

Не всем нравились новости. Когда на этом континенте зарождались первые колонии, было много влиятельных лидеров, которые с пренебрежением отзывались о прессе. Одним из таких людей был губернатор Вирджинии Уильям Беркли, который в 1671 году заявил: «Я благодарю Бога за то, что нет ни бесплатных школ, ни книгопечатания, и я надеюсь, что у нас их не будет в течение этих столетий, ибо обучение принесло непослушание и ересь». и секты в мир, и печать их разгласила, и наветы на лучшее правительство.Боже, храни нас от того и другого». Это не тот комментарий, который можно было бы ожидать услышать в Соединенных Штатах сегодня. Но это было сказано в то время, когда технологии не изменили публикацию, и целью большинства муниципалитетов и их руководителей было следить за этим. что люди соответствовали

Это был 1690 год, когда появился первый колониальный информационный бюллетень. Под названием Boston’s Publick Occurrences Both Forreign and Domestick газета была опубликована Бенджамином Харрисом, чей первый рассказ был уничижительным по отношению к британцам, в результате чего газета была закрыта через четыре дня! В течение следующих трех четвертей века новостные бюллетени и публикации стали более популярными, и к тому времени, когда Война за независимость обрушилась на новую нацию, они были почти безудержно распространены по колониям, наполненные мнениями за и против надвигающейся угрозы. военное противостояние.Часто эти источники новостей просто брали информацию с другого конкурирующего ресурса, не думая о том, чтобы указать автора или издателя. К сожалению, как и следовало ожидать, эта новость из вторых рук была неправильно процитирована и регулярно предоставляла неточную информацию.

Безусловно, газеты и те, кто писал для них, делали это как средство расширения возможностей. До этого момента информация по общественным вопросам обычно была скудной, передавалась из уст в уста и контролировалась распространителем новостей (которым обычно были те, кто находился у власти).Таким образом, массовая печать (какой она была в те ранние дни, и не сравнимая с тем, что мы переживаем сегодня) должна была быть очень похожа на получение никогда ранее не реализованной свободы. Издателям, безусловно, можно приписать альтруистические цели своего существования, которые заставляли их горячо информировать общественность. Но, что не менее важно, сбор и публикация новостей стали новой формой дохода для всех участников. Репортер зарабатывал деньги, выходя на публику и собирая эту информацию, а затем создавая истории для жаждущей новостей публики.Издатели зарабатывали на, казалось бы, бесконечном потоке покупателей газет, и даже газетчики и работники изданий были заняты своим ремеслом. В общем, газетный бизнес был беспроигрышным для всех.

Во многом содержание и формат газет не изменились с 18 -го -го века. Даже в зачаточном состоянии, за некоторыми заметными исключениями, газеты, казалось, внутренне знали, что они обязаны быть справедливыми и честными и печатать правду.Ранние газеты имели привычку делить новости на разделы, например, иностранные и внутренние, и страницы мнений были так же распространены в первых новостных бюллетенях и листах, как и сегодня. Предприятия быстро увидели преимущества рекламы в газетах, поэтому с момента их создания газеты стали одним из основных продуктов. Газеты колониальной Америки оказались в положении, когда им приходилось экономить. Первые газеты были еженедельными, состоящими из четырех страниц, а реклама помещалась в конце.

Поскольку стоимость газетной бумаги и чернил, а также машин, на которых новости печатались, вырезались, складывались и распространялись, была очень высока, истории были сжаты, чтобы предоставить только самую основную информацию, большая часть которой появлялась в первом абзаце. . Считается, что именно здесь началась вся модель журналистского письма. Сегодня общепризнано, что первый абзац новостного сообщения отвечает на основные вопросы о том, кто, что, где, когда и почему — концепция, которой обучают в большинстве начальных классов по всей стране в качестве стиля письма для начинающих писателей.

Колониальные газеты также публиковали сенсационные истории, такие как наблюдения странных существ, стихи, сатиру, очерки и политические карикатуры. Был также раздел для личных объявлений, таких как продажа предметов домашнего обихода.

После Войны за независимость газеты перешли от еженедельных к ежедневным изданиям, где их поддерживала общественность. Они также стали гораздо более бдительны в отношении политического состояния новой нации, много и подробно писали о политиках, политических партиях, позициях штата и федерального правительства по вопросам, интересующим молодую американскую общественность.Действительно, казалось несомненным, что свободная пресса является неотъемлемой частью свободной нации. Пресса собиралась направить эту страну в направлении, которого раньше не знала ни одна страна, создавая при этом модель журналистики, которую остальной мир мог копировать.

Интересно, что некоторые из самых первых основателей и лидеров Америки — сам Джордж Вашингтон — мало интересовались прессой и громко заявляли об этом, заявляя, что у него редко было время заглянуть в газету со всеми остальными интересами! На другом конце спектра был Бенджамин Франклин, коллега и соратник-сепаратист, которому сегодня приписывают продвижение журналистики и газет к более широкому признанию, уверенный, что это было краеугольным камнем продолжающейся свободной нации.

Подробнее История журналистики

Журналистика, как и другие современные профессии, некогда не пользовалась уважением и уважением. Часто считалось, что это практика тех, кто избегает «настоящей» работы. Со временем журналисты начали организовываться, чтобы добиться признания своего ремесла. Первое основание журналистов появилось в 1883 году в Англии; Американская газетная гильдия была организована в 1933 году как институт, который должен был функционировать как профсоюз и как профессиональная организация.С момента появления газет и примерно до середины 1800-х годов журналисты поступали на работу в качестве подмастерьев, чаще всего начиная с мальчиков-переписчиков и начинающих репортеров. Впервые журналистика была признана областью академического обучения, когда она была введена на университетском уровне в 1879 году, когда Университет Миссури предложил ее в качестве четырехлетнего курса обучения. Колумбийский университет Нью-Йорка последовал его примеру в 1912 году, предложив изучение журналистики в качестве программы для выпускников, финансируемой не кем иным, как самим Джозефом Пулитцером.Было полностью признано осознание того, что репортажи новостей становятся чрезвычайно сложными в мире, который глобализировался посредством средств массовой информации, даже если средством доставки был только телеграф.

И тогда мир журналистики рос как на дрожжах. Углубленные репортажи, экономика и бизнес, политика и наука соперничали за внимание общественности. Затем появились кино и радио, а затем и телевидение, и потребность в отточенных и профессиональных навыках и методах росла в геометрической прогрессии.Журналистика была обычным курсом обучения в 1950-х годах в университетах Соединенных Штатов. Литература и тексты на тему журналистики также росли, чтобы не отставать от спроса начинающих журналистов и их преподавателей. Вскоре стопки были заполнены анекдотичными, биографическими и историческими сведениями, касающимися именно журналистики и ее практиков.

Природа журналистики в Соединенных Штатах заключалась в отстаивании социальной ответственности, и она не изменилась с начала 1700-х годов.Это не означает, что партийная политика никогда не двигала средствами массовой информации — печатными и непечатными. Даже сегодня средства массовой информации и общенациональные газеты идентифицируются по их социальным пристрастиям – либо либеральным, либо консервативным. Но все еще есть много статей, которые представляют справедливый и непредвзятый взгляд на события, происходящие на местном, национальном и международном уровнях, написанные и опубликованные с целью информирования общественности и предоставления им возможности принимать собственные решения по проблеме. В журналистике были темные времена, когда использовались откровенно нечестные и сверхубедительные тактики воздействия на публику — использование страха в качестве мотиватора.Сегодня это называется «желтой» журналистикой и имеет отдельную историю и место в журналистском прошлом. По большей части сегодня журналисты стараются избегать такой тактики.

Новейшая история журналистики

Это подводит нас к журналистике 20 го века и первых полутора десятилетий 21 го века. Нет никаких сомнений в том, что профессионализм в этой отрасли значительно вырос со времен желтой журналистики.Этому приписывают несколько факторов, в том числе тот факт, что журналистика стала признанной областью обучения на университетском уровне, что придает ей ощущение важности, отсутствовавшее до этого. Кроме того, рос объем знаний по всем аспектам области журналистики, обнажая ее недостатки для изучения другими и объясняя методы массовой коммуникации с социальной и психологической точек зрения. В то же время социальная ответственность стала визитной карточкой журналистики, а сами журналисты подняли профессию за счет создания профессиональных организаций.«Свободная и ответственная пресса» — это боевой клич журналиста сегодня, поскольку этика и стандарты являются важным фактором для всех, кто начинает свою профессию.

Новости изменились с появлением новых технологий. Даже с появлением радио, а затем и телевидения газеты оставались самым надежным источником информации для большинства американцев, которые лишь дополняли их информацией из непечатных СМИ. Сегодня это не так. Непечатные СМИ доминируют в получении новостей общественностью, и они стали более влиятельными, чем можно было предположить в зачаточном состоянии.Американцы и другие люди обращаются к непечатным СМИ, чтобы получить звуковые фрагменты того, что происходит в мире. Газеты, которые вкладывают время, усилия, размышления, пот и кровь в процесс сбора новостей и репортажей, по-прежнему стремятся обеспечить всесторонний взгляд на события. Возникает вопрос: кто хочет тратить время на размышления о мире на том уровне, который газеты предлагают читателю приписать? Сам термин «новости» приобрел новое значение. Есть тяжелые новости, новости о знаменитостях, экстренные новости и другие категории, которые изменили журналистику с самого начала.

Однако, несмотря на то, что мир продолжает меняться, существует постоянная потребность в печатном слове, даже если оно доставляется в электронном виде, а не на бумаге. Это должно быть некоторым утешением для журналистов, ведь действительно есть надежда, что свободная и честная пресса всегда будет нужна.

История путешествий: Марко Поло, первый в мире великий писатель-путешественник?

Итальянец Марко Поло, вероятно, самый известный в мире путешественник и один из первых в мире писателей-путешественников.Считается, что знаменитый венецианец покинул Венецию в возрасте 17 лет, чтобы отправиться в 24-летнее путешествие по Персидскому заливу и Азии, большую часть этого времени проведя в Китае при дворе великого монгольского императора Хубилай-хана.

Книга Поло « Описание мира » предложила европейцам одно из первых подробных описаний загадочных тогда восточных культур и вдохновила даже Христофора Колумба. Мир, который описал Поло, большинству читателей казался довольно странным и невероятным, и даже сегодня многие историки ставят под сомнение правдивость многих его рассказов.Некоторые историки даже сомневаются в том, что Марко Поло вообще существовал.

Заинтригован? Мне было очень интересно узнать больше об этом знаменитом человеке, и я поделюсь тем, что я нашел во время своих исследований об этом человеке, его удивительных путешествиях и наследии Марко Поло.

Изображение Поло в татарском костюме

Сначала мы углубимся в то, что мы знаем (или во что принято верить) о ранней жизни Марко Поло в Италии, его невероятном путешествии по Шелковому пути, его пребывании в Китае, его возвращении и знаменитом рассказе о путешествии.

Ранняя жизнь

Считается, что Марко Поло родился в 1254 году в Венеции, Италия (некоторые считают, что он родился на острове Корчула в современной Хорватии). О его детстве известно очень мало, кроме подробностей, взятых из его собственной книги. Он вырос в католической семье и прожил свою молодость наедине со своей матерью.

Его отец Никколо и дядя Маффео были богатыми торговцами и вместе отправились в долгое 9-летнее торговое путешествие, когда Марко был маленьким мальчиком.За это время юный Поло получит неформальное образование, изучая коммерческий бизнес и читая и пишу по-итальянски. К сожалению, его мать умерла, когда он был маленьким, и до возвращения отца Марко воспитывали другие родственники.

Тем временем Марко Поло рассказывает нам в своей книге, что его отец и дядя после нескольких лет торговли в Константинополе (современный Стамбул, Турция) путешествовали дальше на юго-восток, проводя время в современной Греции, Украине, России, Узбекистане и Китае. .Во время пребывания братьев Поло в Бухаре, Узбекистан, к ним подошел посол Хубилай-хана и сообщил, что император хотел бы с ними встретиться.

Хубилай-хан был внуком Чингисхана и правителем великой Монгольской империи, которая в период своего расцвета была одной из крупнейших сухопутных империй в истории и управляла примерно четвертью населения мира в то время. Говорят, что Хубилай-хан был очень заинтригован этими двумя европейцами (в то время европейцы были очень редки в Китае) и официально приглашает их провести с ним время в Китае, чтобы он мог больше узнать о Европе.

Чтобы узнать больше о христианстве и западной культуре, Хан отправляет братьев Поло обратно в Италию с заданием попросить у папы 100 ученых западных людей и масло из лампады Гроба Господня. Отец и дядя Марко Поло наконец возвращаются в Венецию в 1269 году и воссоединяются с Марко, которому сейчас пятнадцать или шестнадцать лет.

Во время своего возвращения к хану Поло задерживаются в своем путешествии, поскольку Папа (Папа Климент IV) умирает в 1268 году, и им пришлось ждать, пока новый Папа не будет избран в 1271 году.

Хубилай-хан

Путешествие Марко Поло

После долгого ожидания братья Поло наконец получают разрешение от новоизбранного Папы Григория X на получение священного масла, и Папа дает Поло подарки, которые они должны передать Хубилай-хану от его имени. Вместо того, чтобы послать 100 ученых, Папа посылает только двух доминиканских монахов, так как он считал, что путешествие было опасным для отправки такого количества людей.

Никколо и Маффео отправляются обратно в Азию, чтобы выполнить свое обещание, данное Хубилай-хану, но на этот раз с 17-летним Марко Поло.Это будет первое настоящее путешествие Марко Поло, и какое невероятное путешествие!

Изображение встречи Никколо и дяди Маффео с папой Григорием X

Поло потребовалось три года, чтобы добраться до Азии по Шелковому пути, сети торговых путей, соединявших Европу с Азией. Они путешествовали из Венеции в город Акко (современный Израиль) и продолжали свой путь караваном через современную Армению, Анатолию, Грузию и Багдад.

Пересекая территорию современного Ирана, караван столкнулся с песчаными бурями и бандитами, в результате чего некоторые члены их каравана были захвачены или убиты.В начале путешествия два доминиканских монаха покидают группу и возвращаются в Италию, напуганные мусульманскими рейдерами и бандитами.

Марко Поло дает подробное описание монгольской культуры, включая их правительство, пищу (например, широкое использование молочных продуктов), круглые палаточные дома, называемые юртами, и, конечно же, их опытные навыки верховой езды. Он также отмечает методы, которые монголы заимствовали у китайцев, включая их обширную систему доставки сообщений и использование угля и бумажных денег.Все это было новым и чуждым для Polo.

Марко Поло сообщал, что заболел, когда они двигались на восток через Афганистан и пересекали Памирские горы. Эти горы в то время считались путешественниками самыми высокими горами в мире, и долгий напряженный переход через эти горы занял 52 дня! Однако Марко Поло отмечает, что холодный чистый горный воздух помог ему вылечиться от недуга.

Поло наконец прибывают в Китай, и юный Марко встречает множество китайских торговых постов.Путешествуя по Китаю, Марко очень удивлен огромным количеством людей в Китае (намного более густонаселенным, чем Европа в то время), богатством (нефрит, шелк, меха, специи, оружие) и сложностью их общества.

Последний впечатляющий отрезок путешествия происходит, когда троица должна теперь пересечь большую засушливую пустыню Гоби. Отправляясь на верблюдах, они едут через пустыню, и Марко рассказывает о том, как усталые путники могут видеть миражи и слышать голоса, которые могут сбить их с пути и завести в глубины пустыни.

Через месяц они покидают раскаленные пески пустыни Гоби, чтобы, наконец, их встретил посланник Хубилай-хана, который отвезет их в летний дворец хана в Шанду (к северу от современного Пекина, Китай) на праздничный пир. В Шанду Марко очень впечатлен обширным мраморным дворцом хана (в Шанду мы получили термин Ксанаду). Территория вокруг дворца полна ручьев, фонтанов, садов, птиц и диких животных.

Поло рассказывает нам, что Хубилай-хан едет на своем коне по территории, чтобы поохотиться с ястребами и леопардом, едущим позади него на его коне.Хубилай-хан испытывает сильную симпатию к молодому Марко и поручает ему доставлять сообщения и делать отчеты о других районах страны. Марко даже сообщает, что был губернатором города Янхоу с 1282 по 1285 год (это сильно оспаривается).

Тем временем Марко сообщает, что его отец и дядя служат военными советниками монгольского императора и даже помогают выиграть битву. В течение следующих 17 лет Марко путешествует по Китаю, становясь свидетелем использования тутового шелкопряда для производства шелка, опасностей тигров, великих монашеских церемоний в Тибете, великих гробниц и пагод из серебра и золота в Миене, бирманского использования золота. на их зубах и татуировках, использование слонов в бою, маги в Бангладеш и всевозможные диковинные дикие звери и фауна, совершенно чуждые европейцам.

Любимым городом Марко в Китае был Кинсай (современный Ханчжоу), крупный торговый город с Персией, город, в котором, как сообщалось, было 3000 общественных бань и 12000 мостов.

В 1291 году Поло наконец возвращаются в Венецию. Марко пишет, что Хубилай-хан не хотел, чтобы Поло уезжали, поскольку ему нравилась их компания, но позволяет им уйти, чтобы сопроводить невесту монгольской принцессы к персидскому хану, а затем навестить их семьи в Венеции, ожидая, что они затем вернуться в Китай.

Трое Поло отправились на флоте лодок с золотыми табличками Хубилай-хана, гарантирующими им безопасный переход и особое отношение по всей Империи. Как можно себе представить, путешествие на корабле в тринадцатом веке было долгим и трудным, сопряженным с многочисленными опасностями и лишениями; многие члены экипажа флота гибнут в пути. В конечном итоге Поло необходимо ненадолго остановиться на острове Суматра, а затем приземлиться в Индии, где они продолжают остаток своего путешествия по суше.

После безопасного сопровождения принцессы они узнают, что Хубилай-хан умер, и Поло возвращаются домой в Венецию в 1295 году.В некоторых версиях книги сообщается, что родственники Поло не узнали трех грязных и странно одетых мужчин с их невероятной историей, пока они не разделись, обнаружив целое состояние в драгоценных камнях, спрятанных в их одежде, что помогло подтвердить их историю.

Несмотря на то, что Поло накопили огромные богатства и состояния при дворе Хубилай-хана, большая их часть теряется по пути домой, и они возвращаются со скромным состоянием в драгоценных камнях и других товарах. Марко Поло уехал из Венеции в 17 лет и не возвращался в свой родной город до 41 года!

Путешествие Поло

Книга и конец его жизни

После возвращения Марко присоединится к венецианской армии и попадет в плен к генуэзцам, которые сражались с венецианцами за контроль над торговыми путями в Средиземном море.Марко провел три года в тюрьме, где познакомился с другим заключенным и итальянским писателем романов Рустичелло да Пиза.

Рустичелло был заинтригован азиатскими путешествиями венецианца и записывал рассказы о путешествиях Поло на старофранцузском языке. Этот рассказ о путешествиях был переведен на множество языков, и на английском языке он известен как Книга чудес света , Описание мира, или Путешествия Марко Поло .

Глава из старинного рукописного экземпляра

Книга широко читалась в Европе еще при жизни Поло.Многие читатели сочли это поучительным отчетом о восточной культуре, и он даже вдохновил других известных исследователей, таких как Христофор Колумб и торговцев, отправиться на Восток, чтобы нажиться на огромных богатствах Востока.

Однако многие другие читатели сочли, что рассказ о путешествиях наполнен невероятными историями, выдуманными двумя лживыми итальянцами. Марко Поло получил прозвище Марко иль Милионе, предполагая, что Марко был человеком, который придумал миллион историй.

Мало что известно о жизни Марко Поло после выхода книги, кроме того, что он был женат, имел трех дочерей и, вероятно, продолжал торговать в Венеции.Считается, что перед смертью в январе 1324 года Марко спросили, выдумал ли он некоторые истории, и он, как сообщается, сказал: «Я не рассказал и половины того, что видел».

Интересно, что единственным реальным доказательством существования Поло, помимо книги, является последняя воля и завещание, которое он продиктовал священнику и свидетелю, лежа при смерти. В завещании он оставляет деньги своей жене и дочерям, а также различным религиозным и местным учреждениям и освобождает от рабства татарского раба (возможно, кого-то, кого он встретил во время своего путешествия по Азии).

Вокруг книги Марко Поло много вопросов и споров. Истории реальны? Поло когда-нибудь добрался до Китая? Существовал ли когда-либо Марко Поло или он был просто выдуманным персонажем в книге Рустичелло?

Аргументы скептиков

Один из самых сильных аргументов против рассказов Поло заключается в том, что нет никаких письменных записей о невероятном путешествии Поло. Марко Поло не фигурирует ни в одном из подробных отчетов, которые в то время хранились Ватиканом или китайцами.

Гораздо менее примечательные посетители Китая отмечены в это время, но не упоминаются Поло. Точно так же в Венеции нет почти ничего, кроме завещания, и некоторые говорят, что это просто доказывает, что кто-то с таким именем существовал.

Несколько разделов книги противоречат сохранившимся китайским записям, включая утверждение, что Марко Поло был китайским губернатором (записи показывают иное) или что его дядя и отец помогли монголам выиграть важное китайское сражение (опять же, записи показывают обратное). .Скептики также указывают на поразительные упущения в книге некоторых вещей, которые наверняка увидел бы любой посетитель Китая и заслуживали бы внимания, таких как Великая китайская стена, палочки для еды, каллиграфия, бинтование ног и чаепитие.

Общее отсутствие личных данных, отсутствие точности в отношении выбранного маршрута и использование монгольских и турецких слов вместо китайских также заставили людей усомниться в том, что Марко Поло когда-либо посещал Китай.

Аргументы верующих

Хотя большинство верующих согласны с тем, что некоторые части книг, вероятно, являются преувеличением или просто выдумкой, например, Поло является губернатором, они отмечают, что это не означает, что остальная часть книги не соответствует действительности.Путешественник нередко преувеличивал или приукрашивал свои приключения, и писатель также нередко позволял себе вольности в рассказе, чтобы стимулировать продажи.

Кроме того, поскольку Марко Поло вспоминает свое собственное путешествие, многие неточности могут быть связаны с искаженными воспоминаниями, недоразумениями и ошибочными убеждениями. Ученые также отмечают, что многие украшения могли быть добавлены в дальнейшем, поскольку они были скопированы и переведены вручную на протяжении многих лет, поскольку известно, что оригинальная версия не существует.

Историки также утверждают, что упущения Поло можно объяснить, и что его подробные описания монгольской культуры, бумажных денег Китая, использования шелковичных червей, почтовой системы, сжигания угля и других подробностей ясно показывают, что его путешествия были на самом деле правдой.

Верующие также указывают на существующее завещание Марко Поло в Венеции и говорят, что оно является доказательством его существования.

Какая сторона правильная?

Ученые все еще разделены.С одной стороны, у вас есть те, кто не верит, что Марко Поло вообще когда-либо существовал, а был всего лишь плодом воображения писателя, чтобы помочь продать книгу, представив ее с точки зрения молодого человека, а не сборника рассказов писателя. взято у торговцев.

Другие считают, что Марко Поло существовал и действительно путешествовал, но так и не достиг Китая, что объясняет многие упущения и несоответствия в книгах. Другие историки считают, что книга по большей части является правдивым рассказом о путешествиях Марко Поло.

Учитывая, что оригинальной версии книги не существует (существуют десятки версий, которые сильно различаются) и нет письменных записей о Марко Поло, кроме завещания, вполне вероятно, что эта тайна никогда не будет разгадана.

Книга Поло была признана самым важным описанием мира за пределами Европы, которое было доступно при жизни Поло. Во время написания книги большинство европейцев очень мало знали о Китае, и многие европейцы верили в фантастические вещи, например, в то, что у некоторых китайцев головы были как у собак, и что там бродили мифологические звери, такие как единороги, драконы и гигантские змеи.Фактически, вы можете увидеть в книге, что Поло считает, что видит единорогов (носорогов) и гигантских зубатых змей (крокодилов) в своем путешествии.

Книга

Поло — одно из первых крупных произведений в Европе, описывающих передовое китайское общество и технологии. Многие европейцы были очень удивлены, узнав, насколько многолюдным, богатым и сложным был Восток, и рассказы людей показали, что они очень похожи на жителей Запада.

На сегодняшний день книга также содержит одни из лучших сохранившихся описаний некоторых мест, таких как дворец в Шанду, и оказала определенное влияние на развитие европейской картографии.

Великое путешествие и рассказы о богатстве вдохновляли других исследователей, таких как Христофор Колумб, в эпоху Великих географических открытий. Фактически, первоначально Колумб пытался сопоставить землю Америки с описаниями Поло, поскольку он считал, что также достиг Азии.

Для меня самое удивительное в этой книге не то, правда это или нет, а то, что о приключениях Марко Поло все еще читают сегодня, спустя столетия после того, как Поло предположительно совершил свое великое путешествие.Большинство людей слышали о Марко Поло и связывают его имя с представлениями об экзотическом Востоке и великих исследователях прошлого. Поло часто ошибочно приписывают введение макарон и мороженого в Европу, и его имя было присвоено ряду туристических клубов, программам для часто летающих пассажиров, виду овец и даже популярной игре в бассейне.

Он также вдохновил более поздних исследователей попытаться пойти по его стопам, чтобы попытаться доказать, что его история правдива. Недавно, в 2009 году, два американских друга, Дени Белливо и Фрэнсис О’Доннелл, проследили путешествие Марко Поло из Венеции в Китай по суше и по морю

.

Возможно, важнее всего не правдивость историй или существование Марко Поло, а тот факт, что книга вдохновила людей на путешествия и привила любопытство к изучению и изучению других культур.Если Лоуренс и я, блоггеры-путешественники, сможем когда-нибудь хоть немного повлиять на книгу Поло, мы будем очень счастливы!

Поскольку мы знаем общий маршрут путешествия Марко Поло, вы можете следовать по тому же маршруту, что и Марко Поло сегодня. Некоторые достопримечательности остались прежними, тогда как многие места значительно изменились с 13 века.

Обратите внимание, что часть маршрута Марко Поло вдоль Шелкового пути теперь проходит по странам и регионам, которые могут быть затруднены для путешествий из-за ограничений на поездки, войн и проблем с терроризмом.Так что имейте это в виду, если пытаетесь воссоздать его маршрут.

Вы можете спланировать свой собственный маршрут или присоединиться к туру с гидом, чтобы исследовать Италию, Стамбул, Шелковый путь и Китай. Вот несколько вариантов туров, которые стоит проверить:

Вот список книг и ресурсов, которые мы использовали при написании этой статьи, а также некоторые другие, которые могут представлять интерес.

Книга Марко Поло (английский перевод): 

Ссылки на онлайн-переводы и издания книги (многие из них непросты для обычного читателя):

Книги о Марко Поло и его путешествиях:

  • Белливо, Денис и О’Доннелл, Фрэнсис (2008 г.). По следам Марко Поло . Лэнхэм, Мэриленд: Rowman & Littlefield Publishers. ISBN: 978-0742556836
  • Бергрин, Лоуренс (2007). Марко Поло: из Венеции в Ксанаду . Нью-Йорк: Винтаж. ISBN: 978-1-40007880-6.
  • Харт, Х. Генри (1956). Марко Поло, венецианский авантюрист . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Bantam Books.
  • Спенс, Джонатан. (1999). Великий континент Чань: Китай в западном сознании. Нью-Йорк: NY: W.W.Нортон и компания. ISBN: 978-0393319897
  • Вуд, Фрэнсис (1998). Марко Поло ездил в Китай? Боулдер, Колорадо: Westview Press. ISBN 0-8133-8999-2

Телевидение/онлайн-видео:

Что вы думаете о Марко Поло и его книге? Была ли эта информация о великом венецианском авантюристе новой для вас? если вам понравилась эта статья, вы можете ознакомиться с другими нашими статьями об истории путешествий и исследовательскими статьями.

Настоящее и будущее журналистики: как средства массовой информации потеряли свою цель

Во времена информационного переизбытка журналистика потеряла свою цель.Газеты, традиционно хранители журналистского огня, уходят. Что ждет прессу в будущем? Вероятен переход от отчетности к интерпретации.


Примечание редактора. Данная статья основана на выступлении перед участниками программы Центра Стиглера «Журналисты в резиденциях» в ноябре 2021 года. 

Конституции демократических стран гарантируют свободу печати. Кроме того, в них очень мало о журналистике — ничего, например, в Конституции США.Тем не менее журналисты считают, что их работа необходима для выживания демократии: журналисты информируют общественность по важным вопросам, они говорят правду властям; без Washington Post , чтобы поддерживать свет, демократия умирает во тьме.

В 1983 году, когда администрация Рейгана вторглась на остров Гренада, но не пустила репортеров, Джон Ченселлор, ведущий теленовостей NBC, был в ярости от этого решения. Журналисты, по словам канцлера, являются «представителями народа».Теоретик медиа Андрей Мир называет это «мифом газет». Я иногда называю это идеологией новостей.

В действительности, конечно, новости — это индустрия, прибыльный бизнес. Джефф Безос, которому принадлежит Washington Post , является одним из самых богатых людей в мире, но Безос по-прежнему ожидает, что Post принесет прибыль. Даже BBC, общественная телерадиовещательная компания, финансируемая за счет телевизионных сборов, продает свои новостные программы иностранным дистрибьюторам за сотни миллионов долларов.

В США и многих других странах то, что было продано с целью получения прибыли, не было новостью — это привлекало внимание рекламодателей. В самом грубом материальном смысле журналисты писали не для того, чтобы демократия не умерла во тьме, а для того, чтобы привлечь аудиторию, которую можно было бы продать Coca-Cola и General Motors.

Этим объясняется многое в содержании новостей: пожары и различные катастрофы, криминал, конфликты, культ кинозвезды и селебрити. Это также объясняет странный стиль традиционной журналистики с ее безличным голосом и произвольным разделением содержания между сообщениями о фактах и ​​мнениями.Цель заключалась в том, чтобы удержать публику в счастливой потребительской массе.

20-й -й век был золотым веком этой бизнес-модели. Газеты объединились в местные монополии, журналы новостей разрослись, журналисты были наняты для работы в растущих отделах новостей и иностранных бюро. Информации было мало, и это делало ее ценной. Я работал в отделе ЦРУ, который следил за глобальными СМИ. Когда я был молодым аналитиком, объем информации был ручейком. Если бы вы владели какой-либо частью этого, вы могли бы привлечь эти выгодные глазные яблоки.

Этот день окончен. Последние пару десятилетий были одной продолжительной катастрофой для новостной индустрии. В США с 2004 года закрылось 2000 газет. С 2008 года рабочие места в отделе новостей сократились на 57 процентов, и только в 2020 году работу потеряли более 16 000 журналистов. Эта американская катастрофа повторилась по всему миру.

Что случилось? Я думаю, мы все знаем. Произошло цифровое цунами. С начала века это цунами обрушилось на каждое человеческое учреждение в мире.Объемы беспрецедентные. Информация, полученная в 2001 году, удвоила объем всей предыдущей истории, восходящей к наскальным рисункам и заре культуры. 2002 год удвоился по сравнению с 2001 годом. Бизнес-модель, созданная для использования дефицита информации, просто не работает в эпоху изобилия.

Сегодня информация как таковая имеет мало значения. Благодаря цифровым платформам общественность контролирует командные высоты над информационным ландшафтом, и общественность, как выясняется, очень недовольна элитой, управляющей этими иерархическими институтами 20 -го -го века, и особенно недовольна средствами массовой информации.Тем временем рекламодатели ушли в онлайн, в основном в Facebook и Google.

Именно на этом фоне — на этом шуме цифрового шума и институциональных неудачах — мы должны ответить на вопрос об отношении журналистики к демократии и капитализму.

Джонатан Раух

Первый мыслитель, которого я хочу рассмотреть в этом контексте, вероятно, будет самым подходящим. В июне этого года Джонатан Раух опубликовал книгу под названием «Конституция знаний: защита истины ».Раух — ученый, писатель и старший научный сотрудник Института Брукингса, но он считает себя «профессиональным журналистом».

В борьбе между общественностью и элитой Раух представляет лучшую из элит. Конституция Знания, , как следует из ее подзаголовка, представляет собой гораздо больше, чем просто журналистика, — мощную и эрудированную защиту старых институтов. Раух хочет защитить процесс поиска истины от таких людей, как Дональд Трамп, Владимир Путин, отменить культуру, дезинформацию и так далее.

По словам Рауха, журналисты принадлежат к тому, что он называет «основанным на реальности сообществом», чьи суждения составляют общие истины, необходимые в демократическом обществе. Что это значит? Что журналисты — бескорыстные искатели правды. Что они являются частью социальной сети, которая следует определенным правилам и поведению, взятым частично из либерализма, а частично из науки.

Раух сравнивает процесс, которому следуют журналисты как часть основанного на реальности сообщества, с методом Сократа: каждый факт подвергается сомнению, каждое предположение подвергается критике, любой авторитет отвергается.Редакция становится своего рода расширенным сократовским диалогом, результатом которого является максимально возможное приближение к истине.

«Я стал журналистом, — пишет Раух, — будучи вынужденным выйти за пределы самого себя. С самых первых моих шагов в мир журналистики… Меня втолкнули в контакт с миром за пределами моей головы… Факты были собраны из интервью и источников; анализ проверен экспертами; каждое предложение редактировалось, копировалось и часто проверялось; типстеры предлагали идеи для историй, источники отмахивались от плохих зацепок, а оспаривание моих утверждений просочилось в разговоры в отделе новостей и за его пределами.»

Раух продолжает: «Ощущение того, что я присоединился к чему-то гораздо большему, чем я сам, и что я поклялся в верности строгим стандартам великой традиции, сделало журналистское предприятие привлекательным и притягательным для меня…»

Я думаю, мы можем согласиться с тем, что это описывает платоновский идеал журналистики, а не эмпирическую реальность бизнеса. Обычно это подход Рауха. Он прекрасно знает, что журналистика попала в ловушку экономической слабости и морального смятения.Вот почему он написал Конституцию Знания , которая, по сути, является призывом вернуться к первоначальным принципам. В принципе, как он прямо заявляет, журналистика должна основываться на правде.

Как я уже сказал, Раух принадлежит к элите. Он не может сказать ничего хорошего о цифровом мире. Ему также нечего сказать о том, как старые институты могут пережить кризис власти, который является следствием цифрового вызова. Хотя его книга вышла в этом году, его голос доносится до нас словно эхо из прошлого века.

Помимо журналистов, основанное на реальности сообщество Рауха состоит из ученых, академиков, юристов и бюрократов. По его словам, это «по сути профессиональная сеть, и ее члены в подавляющем большинстве являются профессионалами, стремящимися убедить других профессионалов». Там нет места для Facebook или Twitter — очень мало места для обычного человека, любителя.

Если бы мы попытались создать в лаборатории типичного члена основанного на реальности сообщества Рауха, я вполне уверен, что этот человек был бы искренним, честным, умным и высокообразованным — и был бы удивительно похож на Джонатана Рауха.

Вальтер Липпманн. [Всеобщее достояние]

Вальтер Липпманн

В 1922 году, почти ровно за столетие до выхода Конституции Знаний , Вальтер Липпман опубликовал книгу под названием Общественное Мнение (1922). Липпман, как я надеюсь, вы все знаете, был одним из самых интересных американских политических мыслителей 20 -го -го века, но он также был журналистом и редактором. Он основал The New Republic и руководил им много лет. Public Opinion — лучшая работа Липпмана: она является источником нескольких основных академических дисциплин, включая исследования в области СМИ. Для всех, кто связан с журналистикой или даже интересуется этой темой, это обязательное чтение.

Липпманн рассмотрел вопрос о том, как средства массовой информации влияют на общественное мнение и их последующее влияние на демократическую политику. Он был , а не идеалистом. Я бы сказал, что он пессимист. На него повлиял его опыт Первой мировой войны, в которой он участвовал в изобретении массовой пропаганды.Он считал, что эта пропаганда манипулировала умами миллионов, и ему было интересно, не происходит ли то же самое в мирное время.

Новостной бизнес, как заключил Липпманн из своего опыта, не имел дело с фактами. Он имел дело с грубыми стереотипами, которые заполняли огромные пробелы в знаниях среднего гражданина. У него была сила рисовать картины в головах людей. Естественно, политиками и корпорациями манипулировали этими стереотипами, чтобы склонить беспомощную общественность в свою пользу.Теория о том, что Липпман назвал «всекомпетентным гражданином», которая, по его мнению, была основой американской демократии, была опровергнута средствами массовой информации.

Обратите внимание, что в Public Opinion вы найдете трактовку дилеммы между свободой слова и «фейковыми новостями» за 94 года до выборов 2016 года. Это довольно примечательно.

Для Липпманна редакция не имеет ничего общего с сократовским диалогом — это больше похоже на фабричный цех, выпускающий продукт для масс.Его точка зрения — точка зрения главного редактора. «Редактор, — пишет он, — занимается… бюллетенями. Он сидит в своем кабинете, читает их, редко видит сколько-нибудь большую часть самих событий. Он должен… каждый день завоевывать хотя бы часть своих читателей, потому что они оставят его без пощады, если им приглянется конкурирующая газета. Он работает в условиях огромного напряжения, ибо конкуренция газет часто составляет минутное дело… Без стандартизации, без стереотипов, без рутинных суждений, без достаточно беспощадного пренебрежения тонкостями редактор скоро умер бы от волнения.

В самом известном отрывке из Public Opinion Липпманн приходит к этому не похожему на Джонатана Рауха суждению: «Гипотеза, которая кажется мне наиболее плодотворной, состоит в том, что новости и правда не одно и то же и должны быть четко выделяются. «Функция новостей, — продолжает он, — «сигнализировать о событии». В лучшем случае средства массовой информации были «слугой и стражем институтов». Липпман был представителем высшей элиты: подобно Платону, он считал, что современной демократической нацией может управлять только класс мудрых экспертов.

А как же правда? Функция истины, писал Липпман, «состоит в том, чтобы выявить скрытые факты, установить их связь друг с другом и создать картину реальности, на основе которой люди могут действовать». Иными словами, истина — это функция не сообщения, а анализа — понимания. Я обещаю вам, что вернусь к этому до того, как закончу.

«ОБЩЕСТВО В ТАКОЙ ХАОТИЧЕСКОЙ СРЕДЕ ЖЕЛАЕТ ПОНИМАНИЯ, А НЕ НОВОСТЕЙ. ОДИН ИЗ ИНСТИТУТОВ, КОТОРЫЙ Я ВИЖУ ВЗРЫВ, ЯВЛЯЕТСЯ ИНСТИТУТОМ НОВОГО ПОСРЕДНИКА: ЛЮДЕЙ, СТОЯЩИХ МЕЖДУ ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ И ИНФОРМАЦИОННЫМ БЕЗУМИЕМ И ПЫТАЮТСЯ РАЗОБРАТЬСЯ В ПОСЛЕДНЕМ.

Андрей М ир

Теперь я хочу обратиться к книге Андрея Мира « Постжурналистика », которая уводит нас от абстрактных споров о том, что такое ньюсрум, а что нет, и погружает нас в разглагольствования и хаос цифрового мира. Мир (урожденный Мирошниченко), русский эмигрант, в настоящее время проживающий в Торонто, является умопомрачительно оригинальным мыслителем и, по моему мнению, самым глубоким аналитиком медиа на сегодняшний день.

Постжурналистика смотрит на разрушение традиционной журналистики так, как не мог этого сделать Раух и Липпманн (поскольку он этого не испытал).Старая бизнес-модель разбита вдребезги, и, как Шалтай-Болтай, ее уже нельзя собрать заново. Великие цифровые киты, такие как Google и Facebook, поглотили всех рекламодателей — они тоже не вернутся. Публика не нуждается в новостях — или, скорее, общественность преследуется и подавляется новостями. Идея обратиться в ежедневную газету за чем-то, что называется «новости», причудлива и устарела.

Так что же происходит с газетами? Постжурналистика имеет подзаголовок Смерть газет .Многие уже умерли (вспомните страшные цифры, упомянутые ранее), но несколько известных имен — например, New York Times и Washington Post — приняли радикально новую бизнес-модель, подходящую для эпохи информационного переизбытка. Они пытаются, говорит Мир, превратить поляризацию в товар. Старая журналистика претендовала на объективность и избегала споров: ей нужны были счастливые потребители. Постжурналистский стиль обвинителен и апокалиптичен: ему нужны разгневанные граждане, желающие утвердиться в своих политических взглядах.Сегодня, по словам Мира, вы подписываетесь на New York Times так же, как присоединились бы к церкви с фундаменталистскими убеждениями.

В центре этого перехода стоит фигура Дональда Трампа. Трамп стал Зверем Апокалипсиса для пост-журналистики, которого использовали, чтобы запугать своих оппонентов и заставить их подписаться. Пока Трамп был президентом, стратегия работала. До его выдвижения кандидатура цифровых подписок New York Times составляла менее миллиона и оставалась неизменной. К выборам 2020 года это число выросло до 5–7 миллионов, в зависимости от того, кто говорит.

По словам Мира, «Трамп снова сделал основные американские СМИ великими». В то же время эта стратегия бесплатно предоставила Трампу беспрецедентный уровень медийных ресурсов и известности, что в значительной степени определило его политический успех.

Именно в этих рамках мы возвращаемся к дилемме фейковых новостей. Фейковые новости были объяснением СМИ того, что они не видят прихода Трампа, а тем более победы. Рассказывают, что умные русские, манипулируя ложной информацией в Facebook — например, о том, что Хиллари Клинтон умирает от какой-то страшной болезни, — передали Трампу выборы.Трамп, конечно же, вскоре изменил правила игры и регулярно высмеивал «фейковые СМИ».

Фейковые новости, на мой взгляд, — это функция утраты авторитета в эпоху цифровых технологий того класса, который когда-то был посредником между общественностью и реальностью, к которому, очевидно, относятся и журналисты. Но важный момент, который делает Мир, и с которым я согласен, заключается в том, что фейковые новости ни в коем случае не ограничиваются Интернетом или социальными сетями. Большинство элит считают Интернет матерью лжи. Это правильно. Если вы хотите, чтобы вас услышали, в людной среде есть стимул говорить самым громким и агрессивным голосом, а правда часто является препятствием.

Но тот же стимул распространяется и на средства массовой информации. The New York Times опубликовал около 3000 статей за два с лишним года о скандале между Трампом и Россией. Практически в каждой из этих историй как минимум подразумевалось, что Трамп или его союзники виновны в сговоре. Когда отчет Мюллера оправдал Трампа, Times ничего не вернули; это только что перешло к следующему поляризующему спору. Почему бы нет? За эти два с лишним года цифровая читательская аудитория увеличилась на несколько миллионов.Постжурналистика, напомню, это бизнес-модель.

Стремление превратить поляризацию в товар, утверждает Мир, затрагивает все уголки информационного ландшафта. Алгоритмы социальных сетей используют политические разглагольствования для привлечения внимания. Производители новостей, такие как New York Times и Fox News, используют страхи и тревоги публики для создания аудитории, напоминающей религиозную общину. Разница заключается в масштабе: у Facebook более 2 миллиардов пользователей. The Times , имеющая на сегодняшний день самую большую онлайн-читательскую аудиторию среди всех газет, едва набирает 7 миллионов чаевых.Между тем, Трампа нет, и «шишка Трампа» отступает.

«Мир» считает, что газета как вид искусства исчезнет к середине 2030-х годов. Он считает, что журналистика, какой мы когда-то ее знали, уже ушла. И, как и следовало ожидать, он не слишком оптимистичен в отношении будущего либеральной демократии.

Заключение: скоро ли журналистика вымрет, как додо и динозавры?

Буду предельно честен. Я согласен с Миром: журналистика потеряла смысл во времена информационного переизбытка.Газеты уходят. Это факт, а не домыслы. А газеты были хранителями журналистского пламени. Несомненно, останутся немногие, гордые старые имена, субсидируемые правительствами или миллиардерами, — но они будут мумифицированными реликвиями 20 -го -го века, как Ленин в своей могиле.

Слово «медиа» означает «посередине». Журналисты стремились встать между публикой и фактами мира. Сегодня, однако, мы знаем, что факты практически бесконечны по количеству и бессвязны по своей структуре.Цифровая диспенсация напоминает Вавилонскую башню: гул взаимно непонятных голосов. Основные медиа-бренды, такие как New York Times или CNN, только добавляют шума.

Публика в такой хаотичной среде жаждет понимания , а не новостей. Один из институтов, который, как я вижу, вырастает, — это новый посредник: люди, которые стоят между общественностью и информационным безумием и пытаются разобраться в последнем. Эти посредники иногда связаны с новостными организациями, но они, скорее всего, будут независимыми актерами, часто работающими на таких платформах, как Substack, и зависящими от своей собственной аудитории, чтобы зарабатывать на жизнь.

Это волна будущего? Кто знает? Я хочу сказать, что потребность в посредничестве перешла от сообщения к толкованию. Давайте вспомним, что Уолтер Липпманн писал о функции истины: «выявлять скрытые факты, сопоставлять их друг с другом и создавать картину реальности, на основе которой люди могут действовать». Это может стать следующей бизнес-моделью журналистики.

Узнайте больше о нашей политике раскрытия информации здесь.

Нелли Блай и настоящие 80 дней вокруг света

В течение 17 лет никто не проверял правдоподобность этого подвига, пока в 1889 году вызов не приняли сразу два человека.Удивительно для своего возраста, обе были женщинами. Ни того, ни другого не пустили бы в двери джентльменского клуба Фогга, но оба оказались более чем достойными мнимыми викторианскими путешественниками, а один, в частности, специализировался на прыжках с гендерными препятствиями.

Кем была Нелли Блай?

Нелли Блай родилась Элизабет Джейн Кокран в 1864 году в небольшом городке в Пенсильвании, названном в честь ее отца, судьи Майкла Кокрена. Она была его 13-м ребенком, и ранние жизненные переживания разожгли в ее животе яростный огонь.Известная в юности как «Розовая», потому что она так часто одевалась в этот цвет, Кокран стала первопроходцем, сделав карьеру на переднем крае журналистики под новым именем: Нелли Блай.

После смерти отца, когда ей было шесть лет, для семьи настали тяжелые времена. Ее мать снова вышла замуж, но отношения стали оскорбительными и закончились разводом. Кокран пришлось бросить школу и отказаться от своих амбиций стать учителем. В 1880 году семья переехала в Питтсбург, где, чтобы свести концы с концами, наняли постояльцев.В 1885 году Кокран прочитала в The Pittsburgh Dispatch статью, которая изменила ее жизнь.

Злобно женоненавистническая статья под названием «Для чего хороши девушки» критиковала женщин за попытки получить образование, построить карьеру или уйти слишком далеко от дома. Писатель даже выразил якобы насмешливую поддержку практики детоубийства девочек. Под псевдонимом «Одинокая девочка-сирота» Кокран прислал ответ, который настолько впечатлил редактора Джорджа Мэддена сочетанием пылающей ярости и достойной прозы, что он опубликовал и письмо, и приглашение писателю прийти в офис.Мэдден предложил ей написать полный ответ на оскорбительную статью, и получившаяся статья «Девушка-головоломка» привела к тому, что она получила работу на полную ставку.

Первая страница The World от 26 января 1890 года отмечает подвиг Блая (Фото Гетти)

Мэдден предложил псевдоним Нелли Блай (из популярной песни), который стал Нелли. Избегая заданий, связанных с модой, садоводством и театром — традиционным кормом для женщин-писателей, — она вместо этого занималась острыми социальными проблемами.Критика и угрозы со стороны рекламодателей привели к тому, что Блай переназначили, что вызвало ее возмущенную отставку. Затем она поехала в Мексику, работая внештатным иностранным корреспондентом, пока ее статьи, резко критиковавшие диктатуру президента Порфирио Диаса, не привлекли внимание правительства, и она была вынуждена уехать.

Вернувшись в США, Блай получила свою первую крупную сенсацию после того, как приняла задание под прикрытием для New York World Джозефа Пулитцера и намеренно попала в печально известную женскую лечебницу на острове Блэквелл в Нью-Йорке.Она провела десять дней, собирая информацию о жестоком обращении и бесчеловечном обращении, прежде чем была спасена Миром . Ее последующая статья «Десять дней в сумасшедшем доме» напрямую привела к волне реформ и вливанию денег в лечение душевнобольных.

К 1887 году Блай зарекомендовала себя как пионер в опасной области иммерсивных журналистских расследований, которая оставалась ее специальностью на всю жизнь. Она продолжала протестовать против различных несправедливостей, в том числе против ужасных условий труда фабричных женщин и судьбы нежеланных младенцев.В 1889 году, после прочтения A round The World in Eighty Days, , она предложила своему редактору идею, которая укрепила ее репутацию первопроходца своего пола. Если бы она смогла это осуществить…

Настоящий Филеас Фогг

«Это невозможно для вас», — рявкнул на Блая главный редактор World Джон А. Кокерилл, когда она предложила свою попытка мировой скорости. «Вы женщина и нуждаетесь в защитнике, и даже если бы вы могли путешествовать в одиночку, вам нужно было бы нести столько багажа, что это задержало бы вас при быстрых переменах… Никто, кроме мужчины, не может этого сделать.Ответ Блая был характерно резким.

— Очень хорошо, — сказала она. «Начни с этого человека, и я в тот же день начну с какой-нибудь другой газеты и побью его». Кокерил смягчился. Блай начала свое путешествие в течение года, покинув Нью-Джерси на пароходе и направляясь в Англию.

Она взяла с собой одну единицу багажа размером 41 на 18 см, в которой находились самые необходимые вещи: нижнее белье, туалетные принадлежности, письменные принадлежности, халат, теннисная куртка, фляжка и чашка, две шапки, три вуали, тапочки, иголка с ниткой, носовые платки. .Но без пистолета. «У меня была такая сильная вера в то, что мир приветствует меня так же, как я приветствовала его, что я отказалась вооружаться», — написала она.

Тяжелый переход стал неприятным пробуждением для 25-летнего путешественника, который впервые путешествовал. Ужасно больная, Блай оставалась в своей каюте так долго, что капитан проверил, жива ли она. В конце концов, она нашла свои морские ноги и шесть дней спустя прибыла в Саутгемптон, где Трейси Гривз, лондонский корреспондент World , сообщила захватывающие новости.

Сам Жюль Верн слышал о поисках Блай и хотел встретиться с ней в своем родном городе Амьене, Франция.Это было и честью, и авантюрой, требующей отклонения от тщательно спланированного маршрута. Блай ехал без остановок в течение двух дней, чтобы договориться о встрече, по дороге, по железной дороге и на лодке через Лондон в Булонь, а затем в Амьен, где Верн и его жена ждали на вокзале. Выйдя из дома Верна посреди ночи, Блай сел на поезд в 1:30 через Францию ​​и Италию в порт Бриндизи. Здесь она села на пароход Victoria , который доставил ее через Средиземное море в Порт-Саид в Египте, к северной оконечности нового Суэцкого канала.

Здесь она критиковала попутчиков, отбивающих нищих тростями. После того, как ее лодка заправилась, она продолжила свой путь через канал в Красное море, остановившись в порту Аден на Аравийском полуострове, куда Блай отправился на разведку. Следующей остановкой был Коломбо в Шри-Ланке, откуда она отправила сообщение по телеграфу в World .

В перерывах между доступом к телеграфным станциям Блай отправлял обновления в газету. Поскольку депеши разъездных репортеров часто доставлялись в Нью-Йорк очень долго, World использовала изобретательные способы поддержания интереса к истории, например, проводила лотерею, в которой читателям предлагалось угадать, сколько времени займет поездка Блая.Главным призом стала оплачиваемая поездка в Европу, в которой участвовало более полумиллиона человек.

После мучительного пятидневного ожидания лодки в Коломбо, которая доставит ее по морю за 3500 миль до Гонконга, Блай наконец отправился в Китай на Oriental . По пути корабль остановился в Сингапуре, где одинокая путешественница купила себе компаньона: миниатюрную обезьянку в феске, которую она назвала МакГинти.

Очередная ночная задержка в Сингапуре заставила Блай задуматься о связи в Гонконге, но корабль двигался вперед, когда наконец отправился в плавание, хотя и через сильный муссонный шторм, который создал огромные волны.Они прибыли благополучно и рано, незадолго до Рождества, однако Блая ждал неприятный сюрприз.

Почуяв запах кругосветной авантюры World , конкурирующее издание — Cosmopolitan — поспешно поручило другой журналистке попытаться опередить Блая.

Уведомив об этом всего за шесть часов, 28-летняя Элизабет Бисленд уехала из Нью-Йорка в тот же день, что и Блай, но она поехала на запад, а чемпион мира отправился на восток.Соревнование усилило общественный интерес к тому, что теперь было настоящей гонкой, но Блай не знала о живом соревновании, в котором она участвовала, до прибытия в Гонконг, где ей сказали, что Бисленд прошел несколькими днями ранее.

Новость ее не впечатлила, а посещение колонии прокаженных и Храма мертвых мало улучшило ее настроение. «Я не участвую в гонках, — заявил Блай. «Я обещал совершить поездку за 75 дней, и я это сделаю». Однако комментарии, сделанные, когда она находилась в тисках вызывающего задержку шторма во время поездки из Гонконга в Йокогаму в Японии, говорят об обратном.«Я лучше вернусь в Нью-Йорк мертвой, чем не победительницей», — сказала она.

Как быстро Нелли Блай совершила кругосветное путешествие?

Несмотря на более ненастную погоду во время последней поездки Блая через Тихий океан из Японии в Сан-Франциско на корабле White Star Line Oceanic , она вернулась на американскую землю 21 января, на день раньше запланированного. Однако снежные бури замедлили движение поездов. Блай чувствовала дыхание Бисленда на своей спине. Но без ведома Блая удача ее соперницы только что закончилась.

В Англии Бисленд узнал, что скоростной немецкий пароход Ems , который должен был доставить его из Саутгемптона в Нью-Йорк, был отменен. Она была вынуждена отклониться через Ирландию, чтобы поймать гораздо более медленный корабль, Bothina .

Тем временем, Пулитцер, владелец World , зафрахтовал частный поезд, чтобы стильно доставить Блая домой. «Мисс Нелли Блай Спешиал» установила собственные рекорды во время этого последнего этапа, преодолев 2577 миль пути за 69 часов, минуя толпы, чтобы доставить Блая обратно в Нью-Джерси 25 января 1890 года, в 3 часа.17:00 — 72 дня, 6 часов, 11 минут и 14 секунд после отъезда. Блай превзошел вымышленное время путешествия Фогга более чем на семь дней. Бисланд прибыл через пять дней.

The World также опубликовал «Вокруг света с Нелли Блай» — настольную игру о путешествии Блай, с квадратиками для каждого дня ее путешествия (фото Getty) «Мир за восемьдесят дней » переиздан более чем в десяти новых изданиях после гонки Блая. В 1895 году Блай вышла замуж за фабриканта-миллионера Роберта Симана, который был старше ее более чем на 40 лет, ушел из писательства и стал бизнес-леди.После того, как Моряк умер, его бизнес обанкротился, и она вернулась в журналистику, освещая избирательное право женщин и ведя репортажи с передовой во время Первой мировой войны.

Бисланд тоже продолжал писать. Обе женщины умерли от пневмонии — Блай в 1922 году и Бисленд в 1929 году — и были похоронены на кладбище Вудлон в Нью-Йорке.

Основные игроки
Элизабет Джейн Кокран
Более известна под псевдонимом Нелли Блай. Журналист-расследователь, выступавший, среди прочего, за права женщин и детей.
Элизабет Бисленд
Cosmopolitan отправил эту женщину-репортера в направлении, противоположном Блаю, чтобы попытаться выиграть время. Судя по репутации, Бисланд был серьезным писателем.
Джозеф Пулитцер
Издатель газет венгерского происхождения, известный тем, что учредил Пулитцеровскую премию за журналистское мастерство. Как владелец New York World (среди прочего), он помог Блаю пересечь США.
Жюль Верн
Французский автор книги «Вокруг света за восемьдесят дней ».он сказал Блаю, что написал свою книгу после того, как увидел в газете объявление о празднике Томаса Кука, который собирает людей по всему миру.
Джон Кокерилл
Управляющий редактор New York World , которая неохотно приняла предложение Блая попытаться объехать мир быстрее, чем вымышленный Фогг Верна.

Пэт Кинселла — писатель, специализирующийся на истории

Этот контент впервые появился в выпуске BBC History Revealed за декабрь 2015 года

Stuxnet и запуск первого в мире цифрового оружия: Zetter, Kim: 97807704 .com: Books

ГЛАВА 1

РАННЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Сергей Уласен не тот человек, которого вы ожидаете найти в центре международного инцидента. У тридцатиоднолетнего белоруса коротко подстриженные светлые волосы, худощавое мальчишеское телосложение, открытое лицо и приветливая манера поведения человека, который идет по жизни, не встречая врагов и еще меньше споров. Одно из его любимых занятий — проводить выходные на даче у бабушки под Минском, где он отдыхает от будничных стрессов, вдали от мобильных телефонов и интернета.Но в июне 2010 года Уласен столкнулся с чем-то необычным, что вскоре привлекло к нему всеобщее внимание и в мир нового стресса. Беларусь под названием «Вирус-БлокАда» вместе со своим коллегой Олегом Купреевым сидели в их лаборатории в центре Минска в унылом здании советской эпохи примерно в квартале от реки Свислочь. Они методично просматривали подозрительные компьютерные файлы, которые недавно нашли на машине в Иране, когда на Купреева набросилось что-то поразительное.Он откинулся на спинку стула и позвал Уласена посмотреть. Уласен просмотрел код один раз, затем еще раз, чтобы убедиться, что он видит именно то, что, как ему казалось, он видел. Крошечный вздох вырвался из его горла. Код, который они проверяли последние несколько дней, который они до сих пор считали слегка интересным, но, тем не менее, заурядным вирусом, только что оказался произведением тихого и дьявольского гения.

Компания не только использовала умелый руткит, чтобы замаскировать себя и сделать его невидимым для антивирусных ядер, но и использовала хитрый эксплойт нулевого дня для распространения от машины к машине — эксплойт, который атаковал функцию, столь фундаментальную для операционной системы Windows. система, она поставила миллионы компьютеров под угрозу заражения.

Эксплойты — это код атаки, который хакеры используют для установки вирусов и других вредоносных инструментов на компьютеры. Они используют уязвимости безопасности в программном обеспечении браузера, таком как Internet Explorer, или таких приложениях, как Adobe PDF Reader, чтобы внедрить в систему вирус или троянского коня, подобно взломщику, использующему лом, чтобы взломать окно и проникнуть в дом. Если жертва посещает вредоносный веб-сайт, на котором скрывается эксплойт, или нажимает на вредоносное вложение электронной почты, содержащее эксплойт, эксплойт использует дыру в безопасности в программном обеспечении, чтобы поместить вредоносный файл в их систему.Когда производители программного обеспечения узнают о таких дырах в своих продуктах, они обычно выпускают «заплатки», чтобы закрыть их и изолировать злоумышленников, в то время как антивирусные фирмы, такие как Ulasen, добавляют сигнатуры в свои сканеры, чтобы обнаруживать любые эксплойты, пытающиеся атаковать уязвимости.

Эксплойты нулевого дня, однако, не являются обычными эксплойтами, но являются самым ценным достоянием мира хакеров, потому что они атакуют дыры, которые до сих пор неизвестны разработчикам программного обеспечения и поставщикам антивирусов, а это означает, что еще нет антивирусных сигнатур, которые можно было бы использовать. обнаружить эксплойты и отсутствие доступных исправлений для исправления дыр, которые они атакуют.

Но эксплойты нулевого дня редко встречаются в дикой природе. Хакерам требуется время и навыки, чтобы обнаружить новые уязвимости и написать работающие эксплойты для их атаки, поэтому подавляющее большинство хакеров просто полагаются на старые уязвимости и эксплойты для распространения своих вредоносных программ, рассчитывая на тот факт, что большинство пользователей компьютеров не часто устанавливают исправления. на своих компьютерах или у них установлено новейшее антивирусное программное обеспечение, и что поставщикам могут потребоваться недели или месяцы, чтобы создать заплату для известной дыры. Хотя ежегодно перехватывается более 12 миллионов вирусов и других вредоносных файлов, среди них обнаруживается всего около дюжины нулевых дней.Однако здесь злоумышленники использовали чрезвычайно ценный эксплойт нулевого дня и искусный руткит для вируса, который, насколько могли судить Уласен и Купреев, до сих пор был обнаружен только на машинах в Иране. Что-то не срослось.

ТАИНСТВЕННЫЕ ФАЙЛЫ привлекли их внимание неделей ранее, когда реселлер программного обеспечения безопасности VirusBlokAda в Иране сообщил о постоянной проблеме с машиной клиента в этой стране. Компьютер попал в петлю перезагрузки, постоянно вылетая и перезагружаясь, игнорируя попытки технических специалистов контролировать его.2 Команда техподдержки «ВирусБлокАда» удаленно просканировала систему из Минска, чтобы найти какие-либо вредоносные программы, которые могло пропустить их антивирусное программное обеспечение, но ничего не нашла. Именно тогда они вызвали Уласена.

Уласен был принят на работу в антивирусную фирму еще во время учебы в колледже. Его наняли программистом, но штат ВирусБлокАды был настолько мал, а навыки Уласена так велики, что через три года, в возрасте двадцати шести лет, он уже возглавил команду, которая разработала и поддерживала его антивирусное ядро.Он также иногда работал с исследовательской группой, которая анализировала вредоносные угрозы. Это была его любимая часть работы, хотя ему редко доводилось это делать. Поэтому, когда группа технической поддержки попросила его рассказать об их загадке из Ирана, он был рад помочь. система. Но затем он узнал, что в Иране зависала не одна машина, а несколько машин, в том числе те, которые администраторы очистили и пересобрали с помощью новой установки операционной системы.Поэтому он подозревал, что виновником может быть червь, скрывающийся в сети жертвы и повторно заражающий очищенные машины каждый раз, когда они очищаются. Он также подозревал, что руткит скрывает злоумышленника от их антивирусного ядра. В прошлом Уласен писал инструменты для защиты от руткитов для своей компании, поэтому он был уверен, что сможет найти этот инструмент, если он там есть.

Получив разрешение подключиться к одной из машин в Иране и удаленно изучить ее, Уласен и Купреев сосредоточились на шести подозрительных файлах — двух модулях и четырех других файлах — которые, по их мнению, были источником проблемы.4 Затем с помощью нескольких коллег из своей лаборатории они провели следующие несколько дней, ковыряясь в файлах урывками, время от времени осыпая проклятиями, пытаясь расшифровать то, что оказалось на удивление сложным кодом. Как сотрудники небольшой фирмы, которая в основном разрабатывала антивирусные продукты для государственных заказчиков, они не привыкли браться за такие сложные задачи: большую часть дня они проводили, оказывая рутинную техподдержку клиентам, а не анализируя вредоносные угрозы.Но они, тем не менее, продвигались вперед и в конце концов определили, что один из модулей, драйвер, на самом деле был руткитом «на уровне ядра», как и подозревал Уласен5. руткиты уровня, которые проникают глубоко в ядро ​​машины, чтобы установить магазин на том же привилегированном уровне, на котором работают антивирусные сканеры. Если вы думаете о структуре компьютера как о концентрических кругах мишени лучника, ядро ​​​​является мишенью, частью операционной системы, которая заставляет все работать.Большинство хакеров создают руткиты, которые работают на внешних уровнях машины — уровне пользователя, где запускаются приложения, — потому что это проще сделать. Но антивирусные сканеры могут их обнаружить, поэтому по-настоящему опытный хакер помещает свой руткит на уровень ядра машины, где он может нарушить работу сканера. Там он служит своего рода ведомым для вредоносных файлов, создавая помехи сканерам, чтобы вредоносное ПО могло выполнять свою грязную работу беспрепятственно и незаметно. Руткиты на уровне ядра не редкость, но для создания хорошо работающего руткита требуются глубокие знания и ловкость.И этот сработал очень хорошо.6

Купреев определил, что руткит был разработан для сокрытия четырех вредоносных файлов .LNK — четырех других подозрительных файлов, которые они обнаружили в системе в Иране. По всей видимости, вредоносная программа использовала эксплойт, состоящий из этих вредоносных файлов, для распространения через зараженные USB-накопители, а руткит не позволял видеть файлы .LNK на флэш-накопителе. Тогда Купреев позвал Уласена посмотреть.

Эксплойты, которые распространяют вредоносное ПО через USB-накопители, не так распространены, как те, которые распространяются через Интернет через веб-сайты и вложения электронной почты, но и они не являются чем-то необычным.Однако все эксплойты USB, которые два исследователя видели ранее, использовали функцию автозапуска операционной системы Windows, которая позволяла запускать вредоносные программы на флэш-накопителе USB, как только диск был вставлен в машину. Но этот эксплойт был более хитрым.7

Файлы .LNK Windows отвечают за отображение значков содержимого USB-накопителя или другого портативного мультимедийного устройства, когда оно подключено к ПК. Вставьте флэш-накопитель USB в ПК, и проводник Windows или аналогичный инструмент автоматически просканирует его на наличие файлов .LNK для отображения значка музыкального файла, документа Word или программы, хранящихся на флэш-накопителе.8 Но в этом случае злоумышленники внедрили эксплойт в специально созданный файл .LNK, чтобы, как только , это привело к запуску эксплойта, чтобы тайно поместить вредоносный груз USB на машину, подобно военно-транспортному самолету, сбрасывающему замаскированных десантников на вражескую территорию.

Эксплойт .LNK атаковал такую ​​фундаментальную особенность системы Windows, что Уласен удивился, почему никто не подумал об этом раньше.Это было намного хуже, чем эксплойты автозапуска, потому что их можно было легко помешать, отключив функцию автозапуска на машинах — шаг, который многие сетевые администраторы предпринимают как само собой разумеющееся из-за известной угрозы безопасности автозапуска. Но нет способа легко отключить функцию .LNK, не создавая других проблем для пользователей.

Ulasen провел поиск в реестре эксплойтов на предмет любых других эксплойтов, которые использовали файлы .LNK в прошлом, но ничего не нашел. Именно тогда он заподозрил, что смотрит на нулевой день.

Он взял флешку, зараженную вредоносными файлами, и подключил ее к тестовой машине под управлением Windows 7, новейшей версии операционной системы Microsoft. Машина была полностью пропатчена со всеми последними обновлениями безопасности. Если бы эксплойт .LNK уже был известен Microsoft, исправления в системе предотвратили бы установку вредоносных файлов на машину. Но если эксплойт .LNK был нулевым днем, его ничто не остановит. Он подождал несколько минут, чтобы осмотреть компьютер, и действительно, вредоносные файлы были там.

Он не мог в это поверить. VirusBlokAda, крошечная охранная фирма, о которой мало кто в мире когда-либо слышал, только что обнаружила этот редчайший трофей для охотника за вирусами. Но это был не просто эксплойт нулевого дня; это был тот, который работал против всех версий операционной системы Windows, выпущенных после Windows 2000: злоумышленники объединили четыре версии своего эксплойта — в четыре разных файла .LNK — чтобы убедиться, что их атака работает против каждой версии Windows, которую она скорее всего сталкивался.9

Уласен пытался уложить в голове количество машин, которые рискуют заразиться от этого. Но тут его поразило нечто столь же тревожное. Вредоносный модуль драйвера и еще один модуль драйвера, которые были сброшены на целевые машины как часть вредоносного груза, без проблем установились на своей тестовой машине без каких-либо всплывающих предупреждений на экране, указывающих на то, что они это делают. В Windows 7 была функция безопасности, которая должна была сообщать пользователям, пытается ли неподписанный драйвер или драйвер, подписанный с помощью ненадежного сертификата, установить себя на их машину.Но эти два драйвера загрузились без проблем. Это произошло потому, что, как понял Уласен с тревогой, они были подписаны с помощью того, что казалось законным цифровым сертификатом от компании под названием RealTek Semiconductor. чтобы аутентифицировать их как законные продукты своей компании. Microsoft подписывает свои программы и обновления программного обеспечения цифровой подписью, как и антивирусные фирмы.Компьютеры предполагают, что файл, подписанный законным цифровым сертификатом, заслуживает доверия. Но если злоумышленники украдут сертификат Microsoft и закрытый криптографический «ключ», который Microsoft использует вместе с сертификатом для подписи своих файлов, они могут обмануть компьютер, заставив его думать, что их вредоносный код — это код Microsoft.

Злоумышленники и раньше использовали цифровые сертификаты для подписи вредоносных файлов. Но они использовали поддельные, самоподписанные сертификаты, маскирующиеся под законные, или получили настоящие сертификаты мошенническими способами, например, путем создания подставной компании, чтобы обманом заставить центр сертификации выдать им сертификат от имени подставной компании.11 В обоих сценариях злоумышленники рисковали тем, что компьютеры сочтут их сертификат подозрительным и отклонят их файл. В этом случае злоумышленники использовали действующий сертификат от RealTek — надежного производителя оборудования на Тайване — чтобы обмануть компьютеры, заставив их думать, что драйверы являются законными драйверами RealTek.

Это была тактика, которую Уласен никогда раньше не видел, и она вызвала много вопросов о том, как нападавшие провернули ее. Одна из версий заключалась в том, что они захватили компьютер разработчика программного обеспечения RealTek и использовали его компьютер и учетные данные, чтобы тайно подписать свой код.12

Но также возможно, что злоумышленники просто украли ключ подписи и сертификат или cert. Из соображений безопасности умные компании хранят свои сертификаты и ключи на автономных серверах или в аппаратных модулях безопасности, обеспечивающих дополнительную защиту. Но не все сделали это, и были возможные подсказки, указывающие на то, что сертификат RealTek действительно был украден. Отметка времени на сертификатах показывала, что оба драйвера были подписаны 25 января 2010 г. Хотя один из драйверов был скомпилирован годом ранее, 1 января 2009 г., другой был скомпилирован всего за шесть минут до его подписания.Быстрое подписание предполагает, что у злоумышленников мог быть ключ и сертификат RealTek. Однако было кое-что примечательное в дате компиляции этого драйвера. Когда хакеры пропускали свой исходный код через компилятор, чтобы преобразовать его в двоичный код, который могла прочитать машина, компилятор часто помещал временную метку в двоичный файл. Хотя злоумышленники могли манипулировать временной меткой, чтобы сбить исследователей с толку, это оказалось законным. В нем указывалось, что драйвер был скомпилирован 14 июля, через два дня после того, как VirusBlokAda обнародовала новости о Stuxnet.

Последствия были тревожными. Использование легитимного цифрового сертификата для аутентификации вредоносных файлов подорвало надежность архитектуры цифровой подписи в компьютерном мире и поставило под сомнение легитимность любого файла, подписанного цифровыми сертификатами после этого. Это был лишь вопрос времени, когда другие злоумышленники скопировали эту тактику и тоже начали красть сертификаты.13 Уласену нужно было рассказать об этом.

Ответственное раскрытие информации требовало, чтобы исследователи, которые обнаруживают уязвимости в программном обеспечении, уведомляли соответствующих поставщиков, прежде чем публиковать новости, чтобы дать поставщикам время для исправления дыр, поэтому Уласен отправил электронные письма как RealTek, так и Microsoft, уведомляя их о своих намерениях. команда нашла.

Но по прошествии двух недель, когда ни одна из компаний не ответила, Уласен и Купреев решили, что не могут молчать14. Остальным членам сообщества безопасности нужно было знать об эксплойте .LNK. Они уже добавили сигнатуры в антивирусный движок VirusBlokAda для обнаружения вредоносных файлов и стали свидетелями появления заражений на компьютерах по всему Ближнему Востоку и за его пределами. Червь/вирус был в бегах и быстро распространялся. Они должны были опубликовать эту новость.15

1 Уласен и его команда столкнулись с вредоносным ПО на неделе 24 июня 2010 года.

2 Ulasen никогда не раскрывала имя реселлера, но ссылка на веб-сайте VirusBlokAda для его дистрибьютора в Иране указывает на vba32-ir.com, сайт, принадлежащий Deep Golden Recovery Corporation, фирме по восстановлению данных в Иране.

3 Информация о столкновении VirusBlokAda с вредоносным ПО взята из интервью с Сергеем Уласеном и Олегом Купреевым, а также из отчета, опубликованного «Лабораторией Касперского» в 2011 году после того, как российская антивирусная фирма переманила Уласена из VirusBlokAda.Интервью «Человек, который нашел Stuxnet — Сергей Уласен в центре внимания» было опубликовано 2 ноября 2011 г. по адресу eugene.kaspersky.com/2011/11/02/the-man-who-found-stuxnet-sergey- Уласен в центре внимания.

4 Модуль является автономным компонентом. Он часто взаимозаменяем и может использоваться с различными программами.

5 Драйверы — это программы, которые используются в качестве интерфейсов между устройством и компьютером для обеспечения работы устройства с машиной. Например, драйвер необходим для того, чтобы компьютер мог обмениваться данными с принтером или цифровой камерой, которые к нему подключены — для разных операционных систем доступны разные драйверы, так что одно и то же устройство будет работать с любым компьютером.В данном случае драйверы на самом деле были руткитами, предназначенными для установки и сокрытия вредоносных файлов на машине.

6 Проблема с перезагрузкой не возникала на других машинах, зараженных вредоносной программой. Поэтому некоторые исследователи подозревают, что проблема могла заключаться в несовместимости одного из драйверов вредоносного ПО с антивирусным программным обеспечением VirusBlokAda. Вредоносная программа использовала драйвер для своей установки, и исследователи «Лаборатории Касперского» в России подозревали, что когда драйвер внедрял основной файл вредоносной программы в память компьютеров в Иране, это приводило к сбою некоторых машин.Позже исследователи «Лаборатории Касперского» попытались воспроизвести проблему, но получили противоречивые результаты: иногда машина зависала, иногда нет. Ирония заключается в том, что злоумышленники приложили немало усилий, чтобы протестировать свое вредоносное ПО на антивирусных сканерах от Kaspersky, Symantec, McAfee и других, чтобы убедиться, что их код не будет обнаружен сканерами или аварийными машинами. Но они, по-видимому, не проверяли его на программном обеспечении для сканирования VirusBlokAda. Так что, если проблема была в сканере VBA, это означало, что эта крошечная белорусская фирма погубила их во многих отношениях.

7 Автозапуск — это удобная функция Windows, которая позволяет автоматически запускать программы на флэш-накопителе USB, компакт-диске или DVD-диске при подключении устройств к компьютеру. Однако это известная угроза безопасности, поскольку любая вредоносная программа на устройстве также автоматически запускается.

8 Если автозапуск отключен по соображениям безопасности, вредоносный код на флэш-накопителе, использующий эту функцию, не сможет запуститься автоматически, а запустится только в том случае, если пользователь специально щелкнет файл, чтобы открыть его.

9 Эксплойт работал против семи версий Windows: Windows 2000, WinXP, Windows 2003, Vista, Windows Server 2008, Windows 7 и Windows Server 2008 R2.

10 В Windows Vista и Windows 7 драйвер, не подписанный доверенным цифровым сертификатом, признанным Microsoft, не сможет установиться на машине. На 32-разрядных компьютерах с Windows, на которых установлена ​​Vista или Windows 7, будет отображаться предупреждение, сообщающее пользователю, что файл не подписан или не подписан доверенным сертификатом, заставляя пользователя принять решение о том, разрешить ли его установку.На 64-разрядных компьютерах с Windows, использующих любую операционную систему, файл, не подписанный доверенным сертификатом, просто не будет установлен. Вредоносное ПО, обнаруженное VirusBlokAda, работало только на 32-разрядных машинах Windows.

11 Центры сертификации выдают сертификаты подписи, которые компании используют для подписи своего кода и веб-сайтов. Предполагается, что центры сертификации должны проверять, что объект, запрашивающий сертификат, имеет на это полномочия — например, чтобы предотвратить получение кем-либо, кроме Microsoft, сертификата для подписи кода на имя Microsoft — и гарантировать, что, если кто-то подаст заявку на получение сертификат подписи для компании, которую они называют своей, это реальная компания, производящая настоящий код.Однако некоторые центры сертификации не проявляют должной осмотрительности, и иногда сертификаты выдаются злоумышленникам. Есть также компании, которые за определенную плату будут использовать свой ключ и сертификат для подписи кода для других. В прошлом хакеры использовали эти компании для подписи своих вредоносных программ.

12 В сентябре 2012 года именно это и произошло с Adobe. Софтверный гигант, распространяющий популярные программы Adobe Reader и Flash Player, объявил, что злоумышленники взломали его сервер подписи кода, чтобы подписать два вредоносных файла сертификатом Adobe.Adobe хранила свои закрытые ключи подписи в устройстве, называемом аппаратным модулем безопасности, которое должно было предотвратить доступ злоумышленников к ключам для подписи своих вредоносных файлов. Но они скомпрометировали сервер сборки — сервер, используемый для разработки программного обеспечения, — который имел возможность взаимодействовать с системой подписи кода и заставлять ее подписывать свои файлы.

13 По иронии судьбы, 12 июля 2010 г., в день, когда Уласен обнародовал новости о вредоносном ПО, исследователь финской охранной фирмы F-Secure опубликовал презентацию на конференции о цифровых сертификатах, заявив, что на тот момент вредоносное ПО, использующее украденные сертификаты еще не были обнаружены.Однако он отметил, что это неизбежно произойдет теперь, когда новые версии Windows относятся к неподписанным драйверам с подозрением, что подталкивает хакеров к краже законных сертификатов для подписи их вредоносных программ. (См. Ярно Ниемела, «Это подписано, значит, это чисто, верно?», представленное на конференции CARO в Хельсинки, Финляндия; доступно по адресу f‑secure.com/weblog/archives/Jarno_Niemela_its_signed.pdf.) Действительно, вскоре после открытия VirusBlokAda сертификата RealTek, другие хакеры уже пытались использовать ту же тактику.В сентябре 2010 года антивирусные фирмы обнаружили Infostealer.Nimkey, троянскую программу, специально предназначенную для кражи сертификатов закрытых ключей с компьютеров. За этим в течение следующих двух лет последовал ряд вредоносных программ, подписанных сертификатами, по-видимому, украденными у различных доверенных компаний.

14 Уласен связался с Microsoft по общему адресу электронной почты, используемому ее командой безопасности. Но служба безопасности Microsoft получает более 100 000 электронных писем в год, поэтому было понятно, что электронное письмо, отправленное на ее общий почтовый ящик от малоизвестной антивирусной фирмы в Беларуси, потерялось в очереди.

15 Вредоносное ПО, как позже обнаружат исследователи, представляло собой комбинацию червя и вируса. Часть червя позволяла ему распространяться автономно без действий пользователя, но как только он попадал в систему, другие компоненты заражали файлы, как вирус, и требовали действий пользователя для распространения.

Первые редакторы женской газеты | История американских женщин

История американских женщин-редакторов

Что такое редактор?
Работа редактора заключается в оценке и выборе контента для публикации, что может включать рецензирование, переписывание и редактирование работ авторов; планирование содержания книг и журналов; и решить, какой материал понравится читателям.На протяжении всей американской истории талантливые женщины находили возможности — или создавали свои собственные — в газетном бизнесе в качестве редакторов и издателей.

Энн Франклин
Первая женщина-редактор американской газеты Энн Франклин (1696–1763) была женой печатника Джеймса Франклина и невесткой Бенджамина Франклина. Похоже, что Энн научилась газетному бизнесу у своего мужа вскоре после замужества в 1723 году. , Джеймс и Энн Франклин переехали в более либеральную колонию Род-Айленд.Супруги привезли в колонию первый печатный станок и издали первую газету The Rhode Island Gazette .

Когда Джеймс умер в 1735 году в возрасте тридцати девяти лет, Энн осталась с пятью маленькими детьми, которых нужно было содержать, и она взяла на себя газетный и типографский бизнес. В первый год она выполняла множество коммерческих типографских работ, печатая проповеди, рекламные объявления и британские романы, чтобы пополнить свой доход.

В 1736 году Энн Франклин обратилась в Генеральную Ассамблею Род-Айленда с просьбой о работе в типографии, чтобы она могла содержать свою семью.Она получила контракт, став официальным печатником Генеральной Ассамблеи, и эту должность она занимала до самой смерти. Франклин также расширила свой бизнес, составив и опубликовав пять выпусков прибыльного альманаха Род-Айленда за 1737–1741 годы.

Все дети Франклинов работали в семейном бизнесе. Дочери печатали, а Джеймс-младший помогал своей матери вести бизнес, который теперь называется «Энн и Джеймс Франклин». Однако в это время некоторые отпечатки Энн продолжали носить имя «Вдова Франклин».В 1745 году она взяла на себя самый большой заказ — пятьсот экземпляров фолио «Акты и законы Род-Айленда».

Энн постепенно передала деловые обязанности Джеймсу-младшему, но после смерти оставшихся детей Энн вернулась к типографии в возрасте 65 лет. В 1761 году она наняла бывшего зятя и печатника Сэмюэля Холла в качестве своего делового партнера. формирование «Франклин и Холл», которое просуществовало до ее смерти в Ньюпорте в 1763 году.

Энн Франклин, первая женщина, написавшая альманах, была также первой женщиной, занесенной в Зал славы журналистики Университета Род-Айленда .В 2008 году она получила награду Yankee Quill Award , которая отмечает пожизненный вклад в развитие журналистики Новой Англии. Награда ежегодно присуждается Академией журналистов Новой Англии и управляется Обществом редакторов газет Новой Англии. Это считается высшей индивидуальной наградой, присуждаемой коллегами-журналистами в регионе.

Элизабет Тимоти
В ноябре 1733 года печатник Льюис Тимоти из Филадельфии договорился с Бенджамином Франклином о возрождении еженедельной газеты South Carolina Gazette на основе шестилетнего франчайзингового контракта.Льюис отправился в Чарльстон в конце 1733 года в одиночку и начал издавать газету 2 февраля 1734 года. Его жена Элизабет Тимоти (1702–1757) прибыла с шестью детьми весной 1734 года.

30 декабря 1738 года Льюис Тимоти погиб в результате несчастного случая, и Элизабет взяла на себя его прежние обязанности. В своем первом номере Gazette она сообщила читателям, что в семье печатника было принято, чтобы жена и сыновья помогали в типографском деле, что объясняет, почему она смогла продолжить дело своего мужа.Ее сын Питер числился печатником (хотя он был слишком молод, чтобы возглавить газету, пока не прошло много лет). Женское имя не могло появиться на шапке.

Изображение: Типография Тимоти
Чарльстон, Южная Каролина

Элизабет также выполнила контракт с Бенджамином Франклином, который нашел вдову гораздо лучшим деловым партнером, чем ее муж. «Ее счета были чище, она собирала больше счетов и отключала рекламу, если платежи не были текущими.Магазин также печатал эссе, проповеди, альманахи, трактаты и правительственные документы, в том числе Законы провинции Южная Каролина .

Элизабет Тимоти признана второй женщиной-редактором и издателем газеты в американских колониях и одной из первых в мире женщин-журналистов. Она исполняла эти роли, одновременно выполняя свои обязанности матери и домохозяйки. Когда в 1746 году Питеру Тимоти исполнился 21 год, он взял на себя управление Gazette , а Елизавета открыла книжный магазин по соседству с типографией.

Энн Ройалл
Некоторые историки считают Энн Ройалл (1769-1854) первой американской журналисткой; по некоторым данным, она первая профессиональная женщина-журналист в Соединенных Штатах. В 1780-х годах Энн и ее овдовевшая мать работали прислугой в доме Уильяма Ройалла, богатого ветерана американской революции, который жил в Свит-Спрингс, Западная Вирджиния. Ройалл заинтересовался Энн и организовал ее образование.

Энн вышла замуж за Уильяма Ройалла в 1797 году, и они комфортно жили вместе до его смерти в 1812 году.Родственники Ройалла оспорили его завещание, утверждая, что Энн и Уильям никогда не состояли в законном браке и что его завещание, оставляющее ей большую часть его имущества, было подделкой. Через семь лет завещание было аннулировано, и Энн осталась без гроша в кармане в возрасте 50 лет.

Следующие несколько лет она провела, путешествуя по стране, делая заметки о событиях и записывая свои наблюдения за людьми. В 1826 году, в возрасте 57 лет, Ройалл опубликовала свои заметки в книге под названием « Очерки истории, жизни и нравов в Соединенных Штатах» .Едкие замечания в ее книге и ее позиция по спорным вопросам нажили ей нескольких могущественных врагов.

За время своей карьеры редактора газеты и репортера она провела кампанию против взяточничества и коррупции в федеральном правительстве и разоблачила клерка Палаты представителей, который увеличивал зарплату и практиковал кумовство. Ройалл стала первой женщиной-репортером, взявшей интервью у президента США: Джона Куинси Адамса.

в 1831 году, в возрасте 62 лет, Ройалл стала издателем и редактором газеты под названием Paul Pry под названием Paul Pry , которая разоблачала политическую коррупцию и мошенничество.В 1836 году она сменила имя на Охотница . У нее постоянно были финансовые проблемы, даже после того, как она наняла сирот для набора шрифта. Ее смерть в возрасте 85 лет в 1854 году положила конец ее 30-летней карьере в новостях.

Корнелия Уолтер
Корнелия Уолтер (1813–1898), которую некоторые считают первой женщиной-редактором крупной ежедневной газеты в Соединенных Штатах, была театральным критиком газеты Boston Transcript (1830–1941), когда ее старший брат Линде Уолтер — соучредитель и первый редактор газеты — скончался в 1842 году.В возрасте 29 лет Корнелия стала редактором журнала Transcript и занимала эту должность до 1847 года.

Один из ярких моментов ее репортажа произошел во время расовых беспорядков в Филадельфии, когда она рассказала о бедственном положении чернокожих граждан, которые стали жертвами и остались без крова. Утром 1 августа 1842 года в Филадельфии состоялся парад, в котором приняли участие более 1000 членов Ассоциации бдительных чернокожих молодых людей, посвященный восьмой годовщине окончания рабства в Британской Вест-Индии.

Когда парад приближался к церкви Матери Вефиля, на него напала толпа ирландских католиков. Мятежники двинулись на запад, по пути поджигая. Лидер афроамериканцев Роберт Первис и его дом были спасены от ирландской мафии только благодаря вмешательству католического священника. Когда беспорядки, наконец, начали стихать, для восстановления порядка была привлечена местная милиция.

Уход Корнелии Уолтер из стенограммы был отмечен газетами по всей стране, и владельцы газеты высоко оценили ее работу (Бостонская стенограмма, 1 сентября 1847 г.):

Эксперимент с назначением дамы ответственным редактором газеты был новым и сомнительным.Взять на себя столько труда и ответственности было смелым шагом с ее стороны. Она прошла испытание со страхом и трепетом, и ее успех был триумфальным. Насколько известно издателям, эта задача никогда не выполнялась ни в этой, ни в какой-либо другой стране представителями ее пола; следовательно, это было тем труднее, а ее победа тем ярче.

Джейн Грей Свисхельм
Выйдя замуж в 1836 году, Джейн Грей Свисхелм (1815-1884) начала свою журналистскую карьеру в 1842 году, в возрасте 27 лет, в газетах Dollar Newspaper и Neal Saturday Gazette под псевдонимом Jennie Deans ; Позже она написала для аболиционистской газеты в Питтсбурге, Spirit of Liberty .В 1848 году Свисхельм основал Pittsburgh Saturday Visiter , еженедельную газету, у которой были поклонники по всей стране в кругах аболиционистов. В нем она выступала против рабства и решительно поддерживала права женщин.


Изображение: Офисы St. Cloud Democrat
Газета Jane Grey Swisshelm в Миннесоте

После рождения дочери в 1851 году Свисхельм была обременена напряжением на работе, неудачным браком и младенцем дома. В 1856 году Visiter объединились с Pittsburgh Journal .Джейн ушла от мужа и забрала дочь в Сент-Клауд, штат Миннесота, к сестре и зятю. Там она основала и стала редактором газеты под названием St. Cloud Visiter .

Ее осуждение рабства навлекло на нее неприязнь Сильвануса Лоури, уроженца Теннесси, местного политика-демократа и видного гражданина Сент-Клауда. В 1858 году союзники Лоури уничтожили прессы Свиссхельма и разгромили ее офис, что только сделало ее более популярной и решительной.Под новым названием, St. Cloud Democrat , и с новыми прессами, предоставленными ее друзьями, она возобновила свои атаки на Лоури и продвигала Республиканскую партию.

Находясь в Вашингтоне, округ Колумбия, в 1862 году, Свисхелм встретился с Эдвином М. Стэнтоном, другом из Питтсбурга, а затем военным министром. Он предложил ей должность клерка в правительстве, и она согласилась. Во время правления президента Эндрю Джонсона (1865-1869) Свисхельм основала свою последнюю газету, Reconstructionist .Ее опубликованная критика Джонсона привела к тому, что она потеряла работу и закрыла газету.

Уроки редактирования
В 2003 году Гарднер Ботсфорд, редактор журнала The New Yorker почти 40 лет, опубликовал мемуары Привилегированная жизнь, в основном , в которых он дал несколько хороших советов:

Никогда нельзя забывать, что написание и редактирование — это совершенно разные искусства или ремесла. Хорошее редактирование чаще спасало плохой текст, чем плохое редактирование вредило хорошему тексту.Это потому, что плохой редактор долго не продержится на своей работе, а плохой писатель может и будет работать вечно. Хорошее редактирование может превратить бессмыслицу в сносный пример хорошего репортажа, а не хорошего письма. Хороший текст существует за пределами помощи любого редактора. Вот почему хороший редактор — механик или ремесленник, а хороший писатель — художник.

ИСТОЧНИКИ
Википедия: Энн Ройалл
Википедия: Энн Смит Франклин
Википедия: Джейн Грей Свисхельм
Библиотека Конгресса: женщины и новостной бизнес

Журналистика — ЭГО

Журналистика относится к системе получения и распространения содержания современных средств массовой информации.Те, кто выполняет эту функцию, называются журналистами. Историческим началам журналистики можно приписать разные даты, в зависимости от определения. Тем не менее ее развитие прошло несколько фаз: после «дожурналистской» фазы можно (в Германии) говорить о «корреспондентской», «литературной» и «редакционной» журналистике. Журналистская профессия первоначально претерпела аналогичное развитие в других европейских странах, пока в 18 веке не сформировались отдельные традиции.В частности, англосаксонская журналистика пошла в ином направлении, чем «литературная» журналистика стран континентальной Европы. Это также включало различные типы редакционной организации. Во второй половине XIX века журналистика начала становиться профессиональной, что в дальнейшем привело к появлению журналистских и профессиональных ассоциаций и инициатив по журналистскому образованию.

Терминология, периодизация и общие принципы

Европа – родина журналистики.Это верно не только для концепции, но и для журналистики как практики. Термин имеет французское происхождение и происходит от слова «день» («jour»). Он стал использоваться в результате Французской революции 1789 года, когда печатная пресса стала форумом для формирования общественного мнения, 1 , а также широко упоминалась в 19 веке в других европейских странах. Однако должностная инструкция «журналист» использовалась и раньше. Его первое использование, по-видимому, было связано с основателями Journal of Sçavans , первого в мире академического журнала, основанного в Париже в 1665 году.Должностная инструкция была известна в Англии с начала 18 века. 2 Только в конце 18 века термин «журналист» приобрел свое более общее значение и постепенно заменил более старые обозначения, такие как термин «Zeitungsschreiber» («газетный писатель»; также: «Авизен-Шрайбер» [ «замечает писателя»]) в Германии или «novellante» в итальянском. Термины «журналистика» и «журналист» теперь общеупотребительны во многих европейских языках, не только во французском («journalisme») и английском («journalism»), но и в немецком («Journalismus»), итальянском («giornalismo»). , португальский («jornalismo») и чешский («žurnalismus»).Исключение составляет испанский «периодизм», в котором регулярность выполняемой функции составляет сущность деятельности.

Когда и где отождествлять начало истории журналистики, зависит от определения термина. Если считать журналистику «англо-американским изобретением» и «полем дискурсивного производства» со своими нормами, такими как объективность и нейтральность, то 3 ее можно датировать второй половиной XIX века. Другие видят «рождение» журналиста в Германии 18 века, что связано с просвещением и расцветом журнального дела. 4 Однако в обоих случаях обычно лишь вскользь упоминается, что журналистские задачи, такие как целенаправленная закупка и обработка новостных материалов, на самом деле восходят к гораздо более глубокой древности. Таким образом, можно сказать, что история профессии началась с «дожурналистского» периода, и выделить три дополнительные фазы развития, связанные с трансформацией основных функций журналистики: «корреспондентскую», «литературную» и «редакционную» журналистику (см. ниже). . 5 Системно-теоретическое определение функций также может служить для дальнейшего разделения истории журналистской профессии в Германии, которую можно аналогичным образом разбить на четыре этапа различной продолжительности: «генезис» (1605–1848 гг.), «формирование». (1849–1873), «дифференциация» (1874–1900) и «прорыв современной журналистики» (1900–1914). 6 Такая долговременная периодизация не установлена ​​для других стран, хотя для Франции этап основания («основание») современной журналистики датируется периодом с 1880 по 1918 год, за которым следует этап строительства («строительство») с 1914 по 1940 год. и этап реконструкции («реконструкция») до 1950 г. 7

Культурное разнообразие Европы затрудняет последовательное описание истории журналистики на континенте. В силу особых исторических обстоятельств и языковых границ эта деятельность развивалась преимущественно в национальном контексте, хотя ее материал (новости) также носил транснациональный характер.Национальный подход обнаруживается и в исследованиях, которые в первую очередь касаются истории прессы (а позже и других средств массовой информации) и в меньшей степени сосредоточены на истории журналистики как профессиональной практики. 8 Таким образом, существуют в основном национальные исторические отчеты об истории прессы, такие как для Англии, 9 Франции, 10 Германии, 11 Италии, 12 и Испании, 13 , в то время как сравнительные и транснациональные сборники или исследования до сих пор были исключениями. 14 Несмотря на национальные различия, в истории журналистики Европы есть, тем не менее, схожие события. Между странами также были взаимные влияния, в том числе из-за пределов Европы и, в частности, Соединенных Штатов. Эти влияния, однако, были частично асинхронными и имели характерную динамику.

Предыстория журналистики

Основой журналистики в широком понимании является совместно используемая часть информации – не частная информация, а скорее информация, которая удовлетворяет некоторым социальным и общественным интересам.Соответственно, эта деятельность существовала еще до того, как появились технические средства для ее распространения. Поэтому можно с уверенностью говорить о «допублицистической» фазе в истории этой деятельности. 15 Человеческий интерес к новостям социально мотивирован и удовлетворялся некоторыми людьми уже в Средние века. Певцы и менестрели переезжали с места на место и изображали события, которые они видели или о которых узнали. По этой причине их называли «странствующими журналистами». 16 Аналогичные функции выполняли в Англии исполнители баллад и памятных стихов. Кроме того, события были письменно зафиксированы в англо-саксонских хрониках 8-го века, которые, таким образом, можно считать предшественником прессы. 17

Стремление к новостям выросло в период раннего Нового времени с его экспедициями и распространением торговых отношений. Крупные торговые дома вели обширную переписку со своими филиалами.В Европе сформировались собственные коммуникационные сети, что стало возможным благодаря расширению почтовых маршрутов. 18 Письменные сообщения, например, из купеческого дома Фуггеров в Аугсбурге, все еще существуют с 1568–1605 годов (так называемые «газеты Фуггеров»). 19 Хотя это не единственная сохранившаяся коллекция, они являются наиболее известными и наиболее важными в своем роде. Служащие фирмы (факторы) в филиалах стали репортёрами новостей, но то же самое сделали агенты, друзья и знакомые.Также использовались оплачиваемые газетные писатели и «новелланты» (рассказчики), подобные тем, которые впервые нанялись в Венеции в 16 веке.

В то время этот итальянский город и особенно Риальто были центрами обмена информацией. 20 Поэтому неудивительно, что именно здесь торговые письма породили avvisi как ранние письменные сводки новостей. 21 В Венеции писателей новостей называли «репортистами» (в Риме «menanti» и в Генуе «novellari») и пользовались сомнительной репутацией: «Sie galten als unzuverlässig, gar unglaubwürdig und standen im Ruch der Spionage.» 22 К северу от Альп первые известные оплачиваемые газетные писатели были в Аугсбурге в 16 веке. Филип Хайнхофер (1578–1647), например, открыл там офис в начале 17 века, где новости расшифровывались и доставлялись заинтересованным сторонам, в основном князьям 23 Во Франции nouvelles à la main также распространялись и продолжали это делать некоторое время спустя, поскольку оставались вне надзора со стороны властей 24

Журналистика корреспондентов

Важнейшей предпосылкой развития журналистики в Европе было изобретение печатного станка в середине 15 века Иоганном Гутенбергом (ок.1400–1468) в Майнце. Только тогда появилась возможность воспроизводить и распространять большой объем информации. Очень быстро люди в Германии и других странах Европы также начали печатать новости. Издания имели разные названия, но были достаточно схожи по содержанию и форме. 25 в Германии их называли Newe Zeytungen , в Нидерландах Corantes , во Франции Corants , в Англии Corantos , Diurnalls , или Новости книги , в Испании Relacions Португалия relaçãos .В Венеции они печатались под названием Gazette . Эти одностраничные газеты обычно сообщали о политических, военных и общественных событиях, а также о бедствиях и скандалах.

Новость поступила в печать от корреспондентов, находившихся в местах, где происходили важные события или откуда можно было получить информацию. Таким образом, эти корреспонденты фактически выполняли журналистскую функцию, оправдывая использование термина «корреспондентская журналистика». 26 Существовало три основные группы активных корреспондентов: 27 во-первых, официальные лица и посланники, находившиеся в резиденции или в командировках; во-вторых, представители, которые базировались в других городах для своих торговых компаний; и, в-третьих, ученые-гуманисты, члены университетов и монастырей. Эти три группы могли предоставлять политические, экономические, культурные, а также сенсационные новости.

Век (и более) прошел до Newen Zeytungen , corontos , новостных книг , дневных и т. д.уступила место периодической газете – первому средству массовой информации современности, выходящему через определенные промежутки времени. Насколько мы можем судить, это произошло впервые после нескольких промежуточных этапов в Страсбурге в 1605 году. Иоганн Каролус (1575–1634), который уже размножал и распространял там рукописные сообщения, начал печатать их в еженедельной газете. ( Отношение ). 28 Первый записанный том датируется 1609 годом. В том же году в Вольфенбюттеле уже вышла вторая газета на немецком языке ( Aviso ).Эта бизнес-модель была настолько многообещающей, что вскоре газеты стали печататься и в других городах. Однако в других странах Европы для достижения аналогичного прогресса потребовалось бы несколько лет или десятилетий. 29

Газеты XVII века (и большей частью XVIII века) были очень похожи. 30 По своему содержанию они предлагали трезво составленные репортажи, в основном о политических и военных событиях из разных уголков Европы, которые поставлялись местными (иностранными) корреспондентами.Таким образом, изначально преобладала «корреспондентская» журналистика. Не было необходимости делать выборку новостей, потому что они оставались скудными. По возможности печаталось все, что было в наличии. Титулы и заголовки еще не использовались. Отчеты были просто соединены вместе с их местонахождением и датами происхождения.

Поначалу большинство типографий могли обходиться без собственных журналистов. В 17 веке известно лишь несколько случаев, когда новости были сокращены, отредактированы и (лингвистически) адаптированы специально подготовленным человеком.Только в 18 веке поток новостей был настолько велик в определенных местах, что требовалось, чтобы кто-то взял на себя текущую задачу по отбору и подготовке новостей к публикации. Однако это могли позволить себе только крупные газеты, которые сосредоточились на предоставлении оригинальных репортажей, а не просто на перепечатке материалов из других газет. Этот последний метод публикации, при котором «Schere und Kleister» («вырезать и вставить») стал пресловутым журналистским инструментом, регулярно применялся из-за отсутствия содержания.

В первых газетах почти не было авторских статей. Корреспонденты не хотели навязывать читателям свои личные взгляды, а скорее информировали их, чтобы они могли сформировать собственное мнение. По существу, они считали себя беспристрастными и объективными докладчиками. Однако это нежелание было также связано с официальным контролем над прессой, который стремился скрыть нежелательную информацию и мнения. Газеты были нацелены в первую очередь на образованную читательскую аудиторию, которая, как можно было предположить, обладала необходимыми знаниями для понимания их репортажей.Тиражи по-прежнему были относительно низкими и составляли немногим более нескольких сотен экземпляров.

Возникновение журналистики мнений

В 18 веке роль журналистики в Европе стала меняться. По разным причинам этот процесс начался в Англии. Поскольку британский парламент не обновил Закон о печати в 1695 году, в Соединенном Королевстве преобладала свобода печати во всех смыслах и целях. 31 Поскольку предварительной цензуры больше не существовало, газеты теперь могли стать органами общественного мнения.Этому способствовал тот факт, что в Англии уже был парламент, где интенсивные дебаты были в порядке вещей. Однако парламентские отчеты продолжали регулироваться даже после 1695 года. Это стало допустимым только после 1772 года. 32

Для публичного распространения мнений и взглядов в 16 веке уже существовало несколько печатных изданий. В Германии они назывались «Flugschriften», 33 , в Англии брошюр . 34 Во времена Реформации и последовавших за ней религиозных конфликтов они имели беспрецедентный тираж (до 4000 экземпляров в номере).Обычно они писались самими лидерами религиозных и общественных движений и, следовательно, не являлись продуктом журналистики. В чисто католических странах Европы такие памфлеты либо появлялись гораздо реже, либо вообще не находили благодатной почвы.

В результате отмены Закона о печати число газет в Англии быстро выросло. Как следствие, возникла сильная конкуренция, из-за которой многие газеты закрылись. На этом этапе газеты начали отличаться от континентальных газет, поскольку у них было больше свободы действий как по содержанию, так и по стилю.Однако в начале 18 века еще существовало разделение ролей: печатник отвечал за новости (наряду с рекламой), тогда как сами авторы следили за разделом эссе и другими разнообразными вкладами. 35 От них не требовалось ограничиваться написанием трезвых отчетов, но они также могли публиковать критические статьи и высказывать собственное мнение. Полезным было то, что в Англии уже существовала биполярная партийная система с вигами и тори, что привело к созданию оппозиционных газет.Тем не менее журналистика редко была автономной. Скорее, поскольку многие газеты получали финансовую поддержку от правительства, политических партий или отдельных политиков, они часто занимались пропагандой. 36 Устойчивые органы включали Daily Universal Register , который впервые появился в 1785 году. Три года спустя он был переименован в The Times , газету, которая станет флагманом независимой британской журналистики.

В эпоху абсолютизма развитие прессы во Франции ограничивалось нормативными актами.Долгое время единственной настоящей газетой была « Gazette », основанная в 1631 году. Она выходила в Париже, но переиздавалась в провинциях. С 1660-х годов появились также научные, литературные, философские и развлекательные журналы. Как уже отмечалось выше, Journal of Sçavans (от 1665 г.) давал издателям таких печатных изданий их особую должность. Именно из-за разнообразия этих публикаций можно идентифицировать более 800 журналистов во Франции с 1600 по 1789 год. 37 Тем не менее, если использовать наше более узкое определение журналистики, то в это время можно было насчитать едва ли больше дюжины журналистов. Такое большое число разумно только в том случае, если мы подведем под термин «журналист» всех лиц, которые в рассматриваемый период каким-либо образом были связаны с органом печати (т. е. также печатники и служащие всех видов). 38

Вспышка Французской революции в 1789 году привела к взрыву прессы (и журналистики общественного мнения) в Париже, когда количество средств массовой информации быстро исчислялось сотнями. 39 Несколько выдающихся и радикальных революционеров сами были журналистами, в том числе Камиль Демулен (1760–1794), Жан-Поль Марат (1743–1793) и Жак-Рене Эбер (1757–1794). Благодаря свободе печати рядом друг с другом могли сосуществовать идеологически и политически конкурирующие органы, даже те, которые продолжали поддерживать монархию. Однако положение последнего изменилось с заключением в тюрьму и казнью короля Людовика XVI (1754–1793).

Для 18-го века можно говорить о «литературной» журналистике и, следовательно, обозначать во времени третью фазу истории профессии. 40 Тем не менее, в прошлом веке в некоторых ведущих газетах и ​​журналах уже были признаки этого. Новости были (уже не) в центре их деятельности, а скорее их включение в более масштабные повествования или обширные аргументы. Авторы часто были примерами «Personen im beruflichen Zwischenraum zwischen einer akademischen Ausbildung und einer erhofften vollen Stelle im Sinne der neuzeitlichen Berufsverfassung». 41 Многие авторы в 18 веке пытались закрепиться в бурно развивающемся секторе журнальной печати.В то время как некоторые только подрабатывали в этой области в дополнение к другой (основной) деятельности, число тех, кто действительно стремился утвердиться (и финансово поддерживать) себя исключительно в качестве внештатных писателей на литературном рынке. 42

Свидетельства нового понимания роли журналистики можно найти только в конце 18 века в Германии, особенно у писателей, приверженных Просвещению. Одним из них был Вильгельм Людвиг Верлин (1739–1792) [].Его идеалом был журналист как «общественный шпион», который не только писал о новостях, но и хотел предостеречь общественность от ложных понятий. 43 Он также классифицировал журналиста как «Sittenrichter» («морализатор») и «Advokat der Menschheit» («защитник человечества») и, таким образом, предвосхитил современные классификации ролей. Поэтому его можно рассматривать как сторонника «пропагандистской журналистики». Однако на практике, как показывает пример Верлина, исполнять эту роль в то время было еще слишком сложно.

С самого начала утверждалось, что пресса — это прерогатива мужчин. Однако это не означает, что женщины не играли абсолютно никакой роли. Можно обнаружить, что женщины уже принимали активное участие в публикации английских 90 149 сборников новостей 90 150 пуританской революции. 44 В Германии и других странах женщины в 17 и 18 веках также часто становились владельцами печатных станков после смерти своих мужей и продолжали управлять унаследованной ими компанией.Авторы и редакторы-женщины впервые встречаются в 18 веке с журналами, которые были ориентированы в первую очередь на читательниц, 45 , но они не проявляли активности в политической прессе до более позднего времени. В Германии Луиза Отто-Петерс (1819–1895) [] опубликовала Frauen-Zeitung («Женская газета»), , которую можно считать ранним органом женского движения после революции 1848 года. 46 Женское движение, однако, имело тенденцию находить свою особую форму в последующие десятилетия в журналах. 47 В Англии женщины уже с середины 19 века в гораздо большей степени были вовлечены в журналистскую профессию, представляя «женскую», даже феминистскую журналистику. 48

Коммерциализация в XIX веке

В начале 19 века, а в некоторых странах даже намного позже, журналистика в Европе все еще страдала от официального контроля или зависела от государственных субсидий. Возобновление подавления в начале века было инициировано Наполеоном Бонапартом (1769–1821), который не только держал прессу на коротком поводке, но и публицистически отличился как автор бюллетеней . 49 Хотя его влияние также привело к истощению прессы в других странах, оно в то же время помогло высвободить противодействующие силы. Когда в 1815 году он был вынужден отказаться от власти, золотой век прессы и журналистики казался неизбежным. Это снова было недолгим. В Германской Конфедерации строгая цензура была введена в 1819 году («Карлсбадские указы») на три десятилетия, а в самой Франции возвращение монархии Бурбонов привело к реставрации. С Июльской революцией 1830 число оппозиционных изданий увеличилось, несмотря на неоднократные попытки ограничить их свободу.

Однако из-за финансовых ограничений у прессы не было большого пространства для маневра. Первоначально политические газеты должны были финансировать себя почти исключительно за счет розничной цены. Полученный доход часто был недостаточным, что приводило к зависимости от доноров и коррупции среди журналистов. В 18 веке реклама публиковалась почти исключительно в их собственных органах, таких как рекламодателей в Англии, Intelligenzblätter в Германии и аффишей во Франции.Только после ослабления государственной монополии на рекламу (в Пруссии не раньше 1850 г.) и отмены налога на рекламу (в Англии в 1855 г., в Германии в 1874 г.) печать в этих странах смогла полностью коммерциализироваться. В Соединенных Штатах, напротив, издатели уже создали массовую популярную газету («пенни-пресс») в 1830-х годах, которая предлагала совершенно иное содержание, чем то, что предлагалось ранее во все еще доминирующей партийной прессе.

За этой американской моделью впервые последовали во Франции.Две газеты из так называемого presse à bon marché вышли сразу в 1836 году: La Presse Эмиля де Жирардена (1806–1881) и Le Siècle Армана Дютака (1810–1856). Обе газеты сделали рекламный раздел основным источником финансирования, что позволило снизить розничную цену и добиться более выгодного массового распространения. Политическое мнение никоим образом не было упущено, но попытка обратиться к более широкой читательской аудитории была предпринята путем расширения фельетона, а также с помощью сплетен и тем, связанных с модой.Это требовало другого типа журналиста: он больше не был тем, кто в конечном итоге добивался политического поста, как это часто случалось, а был тем, кто оправдывал ожидания аудитории. 50

Le Petit Journal (основан в 1862 г.), который стоил вдвое меньше, чем La Presse , стал самой успешной газетой Франции в конце 19 века . Содержание в значительной степени было ориентировано на передачу практических знаний, новостей из повседневной жизни, в частности сборников (так называемых «faits divers») и романов, т.е.е. «Роман-фельетон». Через два года газета уже имела тираж 260 000 экземпляров. В 1887 году это был один миллион, что объясняет, почему считается, что основание Petit Journal знаменует собой рождение современной журналистики во Франции. 51 Это также положило начало новому жанру журналистского (и литературного) репортажа. Говорят даже об эпохе «великих репортеров» («великих репортеров») после 1880 года, когда эта роль обычно рассматривается в сочетании с ролью литератора. 52

Начиная с 1850-х годов популярные ежедневные газеты также стали популярны в Великобритании. 53 Катализатором этого стала отмена гербового сбора в 1855 году. Первой ежедневной газетой стала Daily Telegraph and Courier в том же году, тираж которой к 1880 году увеличился до 250 000 экземпляров. на рубеже веков были основаны массовые газеты, такие как Daily Mail (1896 г.), Daily Express (1900 г.) и Daily Mirror (1903 г.).Их расцвет был продуктом индустриализации, которая позволила рабочему классу присоединиться к читающей публике. Напротив, континентальная Европа изначально оставалась слаборазвитой. 54

Коммерциализация прессы началась позже в Германии, потому что там еще не было необходимых экономических условий. После революции 1848 года также возникла партийная пресса, которая, однако, не процветала до объединения в 1871 году и создания национального парламента. Партийные газеты были форумами для журналистов общественного мнения, поскольку сами журналисты часто были членами партии.Таким образом, журналистика и политическая деятельность часто шли рука об руку. Особенно это относится к социал-демократической печати, которая набирала кадры из своей партии и рабочего класса. 55

Однако 1870-е годы также знаменуют начало массовой газеты в Германии. Отличительным типом газеты, созданной в то время, была «Генерал-Анцайгер». Он также в значительной степени финансировался за счет рекламы и стремился завоевать широкую читательскую аудиторию, особенно за счет местных репортажей и игнорирования политических и религиозных споров.Кроме того, много места было отведено материалам, призванным развлечь читателя. Газеты «Генерал-Анцайгер» появились в Берлине ( Berliner Lokal-Anzeiger ) и других крупных городах Рейха. Они достигли тиража от 100 000 до 200 000 экземпляров, чего раньше не было в Германии.

В 19 веке американская журналистская модель дала о себе знать, особенно в Великобритании, так что люди говорили об «англо-американской концепции». 56 Позднее американские журналистские практики распространились и на другие европейские страны. 57 Однако термин «американизация» все чаще приобретал негативный оттенок, поскольку стал обозначать угрозу собственной (журналистской) культуре и поэтому был осужден. В любом случае Германия пережила «verspätete Modernisierung» («запоздалая модернизация») в области журналистики, 58 , которую американский писатель Марк Твен (1835–1910) также саркастически прокомментировал в начале 1880-х годов. 59

Профессионализация журналистики

Европейская журналистика профессионализировалась во второй половине XIX века. 60 Потребность в журналистах уже возросла, так как пресса к этому моменту расширилась по нескольким направлениям. Основной причиной этого стали инновации в технологии печати. Количество заголовков значительно выросло, форматы стали больше, а количество страниц увеличилось. Содержание также стало более разнообразным. Примерно в середине века читатели могли читать в каждом выпуске газеты в тридцать-шестьдесят раз больше, чем два столетия назад. 61 Для получения и обработки этого материала требовалось все большее число журналистов, особенно в связи с тем, что на газетных страницах теперь стали печататься «передовицы» путем разделения содержания и снабжения статей названиями и заголовками.Соответственно, эта конкретная задача стала частью должностных обязанностей журналиста. Дифференциация газетного содержания сопровождалась и специализацией журналистской профессии. Помимо политического редактора, были редактор торговли и фельетона, (театральный) критик и судебный репортер. Были также редакторы местных новостей, а позже и спорта.

В Германии обсуждалась давняя традиция анонимности в журналистике. 62 В то время как его сторонники оправдывали его как выражение «коллективизма» газетного производства, его противники возражали против отсутствия прозрачности и подотчетности.В Англии этот последний принцип был привязан к системе представительного правления. Везде, где была реализована свобода печати, она также влекла за собой (юридическое) требование установления авторства. Это правило было установлено и во Франции в 1850 году. Принцип анонимности соответствовал ограниченной защите авторских прав на содержание прессы: без явного резервирования прав статьи могли быть выпущены для перепечатки. Защищался только академический, технический и развлекательный журналистский контент. Разные новости и ежедневные отчеты всегда могли быть присвоены другими изданиями.

До 1848 г. число журналистов в Германии оценивалось примерно в 400 человек; к концу века их было, вероятно, 2500, 63 , а к 1906 году уже около 4600. Вопреки давним предположениям (немецкие) журналисты 19 века были высокообразованными. Это уже было верно для более раннего периода Vormärz (до 1848 г.). 64 Кроме того, был избыток выпускников вузов и нехватка должностей в правительстве или экономике.Это привело к длительному перенаселению литературного рынка. 65 Таким образом, после 1848 года профессия журналиста привлекала людей, которые, например, по политическим причинам не имели других возможностей трудоустройства в обществе. В то время как журналистика представляла собой «выход» для некоторых из них из личных затруднений, а другие прибегали к профессии в качестве «потенциальных писателей», для все большего числа людей она с самого начала становилась профессиональной целью. 66 Аналогичная ситуация была и в других странах Европы.В Англии журналисты обычно происходили из низших слоев среднего класса, но немало среди них было и с университетским образованием. 67 Во Франции и Италии границы между журналистикой и литературой особенно оставались подвижными.

Строго говоря, журналистике не хватало тех предпосылок для профессионализации, которые можно найти в других формах занятости в современном обществе. 68 Однако в Германии конца 19 века уже можно обнаружить «informelle Professionalisierung» («процесс неформальной профессионализации»), который сопровождал превращение журналистики в основное занятие, получившее название «Verberuflichung» («оккупация»). 69 Об этом свидетельствуют сопутствующие нормы, набор молодых специалистов и связанное с этим растущее самосознание. На рост профессионализма также указывает появление государственных и профессиональных организаций, а также начавшиеся на рубеже XIX века усилия по обучению журналистов (см. ниже).

Редакционная организация

С XVII века газеты некоторое время выпускались без необходимости в журналистах в собственном смысле слова.Точно так же не было предпосылок и для редакции. Начиная с 19 века в Германии термин «Редакция» первоначально обозначал «die Gruppe der Redakteure, die ein ‘Druckwerk’ leiten»; на рубеже веков, однако, он также назывался «gleichzeitig auf den Vorgang des Redigierens von Nachrichten, auf einen materiellen Raum, in dem Medieninhalte bearbeitet werden, und auf die Personengruppe, die als Redakteure Medieninhalte beschaffen, bearbeiten und koordinieren». Ort und soziale Praxis sind damit bereits begrifflich denkbar eng verbunden und bedingen sich gegenseitig.» 70

Фактические рабочие и жилые помещения стали необходимы с начала 19 века в случаях, когда отдельные сотрудники брали на себя постоянные редакторские обязанности в типографии. Известно, например, что в здании, которое издатель Иоганн Фридрих Котта (1764–1832) купил в Аугсбурге в 1823 г., находились жилые помещения для редакторов Allgemeine Zeitung и три редакции. Рабочее и жилое помещения располагались вплотную друг к другу и близко к типографии, так что можно говорить о своеобразной «домашней редакции». 71 Поскольку Котта опубликовал несколько журналистских публикаций в своей типографии, первой крупной пресс-компании в Германии, он также первым ввел систему пула, в которой сотрудники совместно работали над различными изданиями. 72 В этот период фазы «редакционной журналистики» писатели, которые активно занимались журналистикой, часто отказывались от своей независимости (или теряли ее) и становились сотрудниками издательства. 73

Наряду с расширением и существенной дифференциацией газет (в том числе взрывом доступных материалов) в XIX веке росла потребность в журналистах и ​​местах, где они могли бы заниматься своей работой.В то же время в Германии возникла типичная редакционная форма, которая соответствовала сегментации газетного содержания на различные отделы или отделы. Двери вдоль коридора в здании издателя вели в отдельные комнаты, где размещались редакторы, отвечающие за политику (которая могла быть далее разделена на подобласти), коммерцию / торговлю, очерки и региональные / местные истории. У главного редактора была своя комната. Помимо этого, отдельные офисы могли быть выделены для библиотеки, редакционных собраний или для приема посетителей.После внедрения новых технологий в газетных издательствах появились телефон и телеграф. 74

Поскольку в Германии были распространены небольшие газеты с небольшими тиражами и ограниченным охватом, многие из них работали только с одним человеком в качестве редактора. В начале 1920-х издатель и единственный редактор все еще часто объединялись в одном лице. Одной из крупнейших редакционных групп в конце 19 века была команда Berliner Lokal Anzeiger после увеличения числа журналистов / редакторов с трех (1883 г.) до 46 (1899 г.). 75

В Англии типографиям тоже долгое время не хватало редакции (или новостей , термин, утвердившийся позднее в английском языке): базис за пределами типографии.» 76 Ответственность за составление новостей лишь постепенно стала восприниматься авторами как второстепенное занятие. Последние часто писали другие виды журналистских статей, например, эссе и литературные статьи для еженедельников, которые называли себя в своих названиях журналами .Многие газеты также нанимали переводчиков, которые отвечали за иностранную прессу, 77 , или авторов, которые следили за местными новостями и воплощали журналистский тип «репортера». Этот термин, который оказал определяющее влияние на англо-американскую журналистику, 78 впервые был использован в Англии в 1813 году. , который выполнял внутренние редакционные задания.

Такое разграничение ролей было характерно для британской журналистики, которая приняла свой современный вид только в конце XIX века.В ходе этого процесса обязанности редактора были дополнительно выделены. Однако это могло произойти только при расширении штата редакции. 80 Важным фактором в разделении труда, в частности, было делегирование отчетности, комментариев и дизайна разным людям. Исключением была традиция немецкой журналистики, сложившаяся с XIX века. Это считалось «целостным», потому что репортажи и комментарии часто писались одним и тем же журналистом.Здесь говорили о «Rollenüberlappung» («перекрывающиеся роли»). Запоздалая гарантия свободы печати и структурные условия редакционной организации означали, что журналистская норма разделения новостей и мнений, которая была образцом в англо-американской журналистике, не могла быть полностью реализована в Германии.

Физическая среда также была разной: в то время как разделение различных отделов было типичным для Германии, в Великобритании (и США) были общие комнаты для сотрудников редакции с письменными столами для отдельных журналистов.В типичных редакциях французских газет XIX века («salles de rédaction») доминировал центральный стол. Там отдельные журналисты садились, когда писали или редактировали статьи, и, по свидетельствам современников, были окружены своеобразной рабочей средой. 81

В остальной Европе были свидетельства раннего разделения журналистских функций в Дании. 82 Расположение Скандинавии на северной окраине Европы делало местную прессу зависимой от информации из иностранных газет, некоторые из которых были получены в большом количестве, переведены и оценены.С 1880-х годов в этих странах также происходит экспансия печати, и крупные (столичные) газеты получают собственные здания с (сначала лишь несколькими) офисами для журналистов. На рубеже веков их число в отдельных изданиях еще можно было пересчитать по пальцам одной руки. Однако в последующие десятилетия он увеличился более чем вдвое. Таким образом, сбор и обработка новостей в крупных городах Скандинавии не сильно отставали от Лондона.

Однако в южной Европе развитие прессы оставалось заторможенным до конца 19 века.В Испании большинство газет имело небольшие тиражи, часто не имело собственной типографии и даже не имело профессиональной редакционной организации. 83 Первые большие современные газеты появились в первые десятилетия 20 века. В редакции газеты АВС (основана в 1903 г.) многочисленные рабочие места изначально были изолированы друг от друга. Однако для улучшения координации различных редакционных задач вскоре в центре был накрыт большой общий стол.Через некоторое время рост газеты и ее издателя также привел к пространственной дифференциации профессиональных организационных функций. Газета El Sol , начатая в 1917 году, быстро переняла принципы англо-американской журналистики, разделила информацию и комментарии, усилила роль редакции.

Профессиональные журналистские организации

В ходе процесса профессионализации журналистики в Европе также были созданы профессиональные журналистские организации для представления общих интересов и содействия самоидентификации представителей профессии.В Германии начало журналистской самоорганизации относится к 1830-м и 1840-м годам. «Press- und Vaterlandsverein» (основана в 1832/1833 гг.), 84 «Leipziger Literatenverein» (основана в 1842 г.) 85 и Венская ассоциация журналистов и писателей «Concordia» (основана в 1859 г.) 86 можно считать предшественниками.

Первые попытки создать всеобъемлющую организацию для журналистов исходили из собраний немецких журналистов, проводившихся с 1864 года. 87 Ежегодные конференции касались, среди прочего, законодательства о печати, пенсий, трудоустройства или рекламы, и они принимали резолюции, адресованные правительству, работодателям (издателям) и общественности. Из-за федеральной децентрализации на местном уровне также возникли профессиональные журналистские организации, такие как «Verein Berliner Presse» в Берлине и «Journalisten- und Schriftstellerverein» во Франкфурте. «Verband deutscher Journalisten- und Schriftstellerverein» (VDJSV), основанная в 1895 г., впоследствии сформировала первую комплексную и централизованную профессиональную организацию, 88 , которая занималась, среди прочего, именами авторов статей, введением удостоверений личности (журналистских пропусков). ), формирование законодательства и административных мер, а также положений о социальном обеспечении и страховании.

Какой бы ценной ни была эта ассоциация, она, тем не менее, не отвечала растущей потребности в надлежащем профессиональном и профессиональном органе исключительно для журналистов. Эту задачу взяла на себя «Verein Deutscher Redakteure» (VDR). 89 Однако его существование сопровождалось многочисленными спорами, которые привели к разделению группы. 90 Это говорит о значительных различиях, которые все еще преобладали в этой области, наряду с трудностью преодоления частных интересов и развития коллективной идентичности.«Reichsverband der Deutschen Presse» (RDP), всеобъемлющая профессиональная организация журналистов в Германии, основанная в 1910 году, была первой ассоциацией, преодолевшей эти проблемы. 91 Он также представлял интересы журналистов в Веймарской республике, 92 , прежде чем был включен в систему государственного контроля над СМИ Третьего рейха и использовался в пропагандистских целях.

В 19 веке профессиональные журналистские организации также возникли во многих других европейских странах, а на рубеже веков их число увеличилось. 93 Мотивами также были потребность в общественном признании, в улучшении нестабильного социального положения журналистов, в отстаивании прав журналистов и свободы печати, в повышении профессионального (само)сознания журналистов. Часто местные инициативы давали о себе знать на ранних этапах. 94

Вскоре очень схожие профессиональные устремления в разных странах породили надежды на объединение на международном уровне. 95 В 1893 году в Лондоне состоялась первая встреча с представителями Англии, Франции и Бельгии.Год спустя на встрече в Антверпене уже присутствовали журналистские организации из 15 стран. Члены согласились встречаться каждый год, приняли устав, учредили постоянный офис и пригласили к обсуждению всех возможных материальных и моральных вопросов, касающихся журналистской профессии. Затем в 1896 году в Будапеште был официально основан Международный союз ассоциаций прессы (UIAP). В последующие годы он распространился на другие части мира и до Первой мировой войны включал 100 журналистских ассоциаций, насчитывающих около 18 000 журналистов. 96 На ежегодном собрании в Берне в 1902 г. разгорелись дебаты о защите точек зрения журналистов при смене владельца газеты; три года спустя в Льеже главной заботой была редакционная тайна. Были призывы к международному удостоверению личности для журналистов. Однако в целом послужной список UIAP до 1914 г. был оценен плохо, поскольку считалось, что решения организации привели к нескольким конкретным изменениям. 97 Однако нет недостатка и в доказательствах обратного. 98

Чтобы преодолеть глубоко укоренившуюся враждебность, вытекающую из опыта Первой мировой войны, и укрепить общность общих интересов, в 1920-е годы также были предприняты усилия по улучшению международного общения и сотрудничества в области журналистики. В 1926 году французские журналисты создали Международную федерацию журналистов (FIJ), к которой присоединились многочисленные национальные ассоциации журналистов. 99 Его целью было улучшение материального положения журналистов, укрепление их профессиональной независимости и повышение морального статуса.Кроме того, целью FIJ было продвижение общих интересов мировой прессы и содействие взаимопониманию между журналистами из разных стран. Одной из его инициатив, например, был международный суд для журналистов, который был создан в октябре 1931 года во Дворце мира в Гааге. Однако для всех намерений и целей было уже слишком поздно, поскольку обстоятельства коренным образом изменились с приходом к власти в Германии национал-социалистов. Тем не менее FIJ продолжала существовать в Париже и не была распущена до вторжения туда немецких войск в 1940 году.

Журналистское образование

Чтобы удовлетворить растущий спрос на журналистов с 19 века, в оккупацию устремились новые группы людей. Это привело к общему снижению уровня образования. В то время как в середине века 87,5% журналистов в Германии имели университетское образование, в 1900 году таких было 78,5%. инструкция.Поскольку уровень образования журналистов снизился, а профессия привлекла сомнительных личностей, журналист, по известному выражению социолога Макса Вебера (1864–1920), разделяет судьбу «einer festen sozialen Klassifikation zu entbehren… und zu einer Art Paria». Kaste [zu gehören], die in der ‘Gesellschaft’ stets nach ihren ethisch tiefststehenden Repräsentanten sozial eingeschätzt wird». 101 Таким образом, журналистика стояла в непосредственной близости от мира искусства и богемы. Параллельно с этим существовало представление о том, что журналистика — это «талантливая профессия», т.е.е. что это вопрос индивидуального таланта, с которым человек «родился». Это мнение на какое-то время затормозило усилия по разработке системы обучения журналистов.

Однако именно эти обстоятельства и натолкнули на мысль о специальной профессиональной подготовке журналистов. В Германии первые рудиментарные шаги в этом направлении начались в журналистской практике 102 , а первые попытки включить изучение журналистики в академическое образование были предприняты на рубеже веков.Самые ранние следы этого были обнаружены в Гейдельбергском университете, однако эта попытка вскоре провалилась. В 1916 году Карл Бюхер (1847–1930), бывший редактор Frankfurter Zeitung и профессор экономики, основал Institut für Zeitungskunde в Лейпцигском университете. Следовательно, он считается отцом современной журналистики и связанной с ней академической традиции журналистского обучения. 103 Однако реализовать такое обучение в Германии по-прежнему было сложно.В 1920-х годах было немногим больше, чем горстка плохо оборудованных университетских институтов, поскольку основным путем в журналистскую профессию по-прежнему оставалась стажировка в редакционной практике. По вполне понятным причинам именно нацисты первыми осознали важность подготовки журналистов. 104

Возможности для обучения журналистов также медленно появлялись в других странах Европы. В Британии особенно долго придерживались правила «обучения на рабочем месте».Местная пресса обнаружила, что профессиональная практика лучше всего подходит для приобретения необходимых навыков. Единственным исключением из этого правила был двухгодичный курс журналистики в Королевском колледже Лондонского университета с 1922 по 1939 год. 105 Во Франции журналистское образование зародилось еще раньше, но оно также оставалось скудным. 106 В Швейцарии первые журналистские семинары были организованы в Цюрихе и Берне в 1903 году. Первый курс обучения журналистике был разработан в Нидерландах в следующем году, хотя он был реализован только четыре года спустя. 107 Структурированные учебные программы разрабатывались только после 1930 года. В первые десятилетия 20-го века Испания предприняла несколько недолговечных инициатив по обучению журналистов. Среди них наиболее важными были статьи из католической газеты El Debate , чей Институт журналистики был в значительной степени ориентирован на американские модели. Он длился с 1926 года до начала Гражданской войны в Испании в 1936 году. 108 В 1941 году новые правители создали собственный институт не только для обучения журналистов, но и для контроля за доступом к профессии.В Италии, которая имеет такие же журналистские традиции, как и во Франции, возможность обучения журналистике была исключена вплоть до 1970-х годов. 109

США считаются страной, где впервые зародилась традиция подготовки академической журналистики. В 1908 году Университет Миссури открыл первую независимую школу журналистики, 110 , и при поддержке издателя Джозефа Пулитцера (1847–1911) преподавание началось в школе журналистики Колумбийского университета в Нью-Йорке в 1912 году.Эти учреждения выделяются не только тем, что они были пионерами, но и своей формальной организацией, учебными программами и определяющим влиянием на многочисленные последующие школы. Это способствовало профессионализации американской журналистики, к которой в Европе не подходили до начала 20 века. То же самое относится и к обучению в этой профессии.

Между политической инструментализацией и техническими инновациями: журналистика в ХХ веке

С одной стороны, развитие журналистики в Европе ХХ века определялось ограничениями, связанными с политической конъюнктурой, а с другой стороны, технологическими новшествами, породившими новые средства массовой информации.Это, в свою очередь, заставляло журналистику соответствовать изменяющимся требованиям.

XX век исторически отмечен тоталитарными режимами и двумя мировыми войнами. Эти факторы либо ограничили с трудом завоеванную автономию журналистов в соответствующих странах, либо полностью устранили журналистов. В России, где либерализация печати после смерти царя Николая I (1796–1855) и так началась сравнительно поздно, большевистская революция 1917 года привела к установлению тоталитарной коммунистической системы.Следуя указаниям Владимира И. Ленина (1870–1924), журналисты должны были выполнять задачи пропаганды, агитации и организации 111 и, таким образом, были понижены в должности до слуг политической элиты. Поэтому журналистику в Советском Союзе называли «антитезой англо-американской парадигмы новостей». 112

При фашистских диктатурах, установленных в 1920-х годах в Италии 113 и после 1933 года в Германии, от журналистов также ожидалось, что они будут продвигать господствующую идеологию и поддерживать цели правительства.С этой целью нацисты, в частности, построили сложную систему контроля над средствами массовой информации в Германии. В дополнение к правовым нормам и организационным мерам журналистам также были даны подробные инструкции о том, как они должны вести репортажи и давать комментарии. 114

Особо сильное давление на журналистов оказывалось во время двух мировых войн ХХ века (1914–1918, 1939–1945). В целом заинтересованные страны вновь установили меры цензуры и попытались превратить прессу в инструмент пропаганды.Даже в странах, сохранивших свою демократическую систему правления, таких как Англия, официальные органы имели полномочия оказывать влияние на журналистов. Журналисты должны были отстаивать интересы страны во внешнем мире и укреплять моральный дух граждан дома. Во Франции, после того как она была захвачена немецкими войсками в 1940 году, пресса в значительной степени подверглась цензуре со стороны оккупационных властей. Журналистика разделилась на пропасть между сотрудничеством и сопротивлением. 115

В межвоенный период в Германии (как и в других странах Европы) действительно были формально созданы условия для свободной и демократической журналистики.Это пострадало, однако, не только из-за последствий войны и экономических трудностей. Более того, она оказалась в центре ожесточенного идеологического конфликта между правыми (нацистами) и левыми (коммунистами) политическими крайностями. Тем не менее, Веймарская республика добилась выдающихся журналистских достижений, которые остаются образцами и по сей день. 116

После Второй мировой войны как открытая, так и скрытая инструментализация журналистики в демократических странах в значительной степени прекратились, тем более, что среда журналистики также изменилась.В западных оккупационных зонах Германии страны-победительницы стремились создать условия для свободной и независимой журналистики. Американцы прежде всего хотели, чтобы их журналистские стандарты были приняты немцами. Этому пытались способствовать в послевоенные годы путем контроля и прямого руководства. 117 В частности, предполагалось покончить с разделением между новостями и мнением, существовавшим в журналистике мнений в Германии с XIX века и доведенным до крайности в Третьем рейхе.

Дальнейшее влияние на развитие журналистики в ХХ веке в Европе (как и в других частях мира) оказали технологические инновации. Открытие электромагнитных волн привело к появлению радио как средства массовой информации, которое было введено во всех европейских странах в 1920-х годах. В большинстве случаев радиовещание было либо организовано, либо связано с государством. Только в Великобритании Британская радиовещательная корпорация (Би-би-си) приобрела характер «общественной службы» благодаря королевской хартии.Организационная структура также оказала влияние на радиожурналистику: сама среда первоначально использовалась в основном для обучения и развлечения. Но и информационные программы нашли свое место в линейке. Журналистское программирование изначально все еще находилось под влиянием модели прессы и лишь постепенно дополнялось особыми способами презентации, репортажами и интервью. Более того, возможность прямой передачи по радио породила радиорепортера как тип журналиста.

После Второй мировой войны появилось еще одно средство массовой информации: телевидение. Хотя его происхождение уходит далеко в прошлое, его распространение было первоначально прервано и задержано войной. Таким образом, телевидение появилось более или менее одновременно в европейских странах только в 1950-х годах, хотя в течение десяти лет оно получило широкое распространение. В некоторых странах его организация оставалась тесно связанной с государством (например, во Франции), тогда как в Восточном блоке она (как и радио) даже полностью контролировалась государством. Ряд западноевропейских стран последовали модели BBC и предложили различные формы телевидения в качестве «общественной услуги», включая скандинавские страны, Германию, Австрию, Швейцарию и Италию.

Журналистика теперь также повлекла за собой использование движущихся изображений для передачи информации. Это, в свою очередь, потребовало разработки новых форматов или адаптации форматов кинохроники и радио, включая прямые трансляции, новостные программы, новостные журналы, документальные фильмы, интервью, ток-шоу и т. д. техники производства, теперь требовались и другие профессиональные роли (оператор, редактор и т. д.) наряду с собственно журналистской составляющей. На «общественном» телевидении журналисты были в значительной степени независимы, несмотря на корпоративный контроль, и свободны от давления зрительских рейтингов и предпочтений аудитории.Благодаря новым технологиям передачи (кабель, спутник) ситуация изменилась в 1980-х годах, когда в Западной Европе также было разрешено частное вещание.

Юрген Вильке

Приложение

Литература

Adler, Hans Hermann: Anonymität, in: Walter Heide (ed.): Handbuch der Zeitungswissenschaft, Leipzig 1940, vol. 1, стр. 71–78.

Эндрюс, Александр: История британской журналистики от основания газетной прессы в Англии до отмены Закона о гербовых марках в 1855 году , Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1968, том.1–2.

Арндт, Йоханнес: Verkrachte Existenzen? Zeitungs- und Zeitschriftenmacher im Barockzeitalter zwischen Nischenexistenz und beruflicher Etablierung, в: Archiv für Kulturgeschichte 88 (2006), стр. 101–115.

Аспиналл, Артур: Политика и пресса 1780–1850, Лондон, 1973.

Барнхерст, Кевин Г. / Нероне, Джон: История журналистики, в: Karin Wahl Jorgensen et al. (ред.): Справочник по журналистским исследованиям, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, и др. 2009, стр. 17-28.

Барнхерст, Кевин / Оуэнс, Джеймс: журналистика, в: Международная энциклопедия коммуникации 6 (2008), стр.2557–2569.

Баррера, Карлос (редактор): Del Gacetero al Profesional del Periodismo: Evolución hístorica de los Actors Humanos del cuarto Poder, Мадрид, 1999.

Баррера, Карлос / Ваз, Айрес: Испанский случай: недавняя академическая традиция, в: Роми Фрёлих и др. (ред.): Журналистское образование в Европе и Северной Америке: международное сравнение, Кресскилл, Нью-Джерси, 2003 г., стр. 21–48.

Бауэр, Освальд: Zeitungen vor der Zeitung: Die Fuggerzeitungen (1568–1605) und das frühneuzeitliche Nachrichtensystem, Берлин, 2011 г. (Colloquia Augustana 28).

Баумерт, Дитер Пауль: Die Entstehung des deutschen Journalismus in sozialgeschichtlicher Betrachtung, Diss., Berlin et al. 1928.

Белланже, Клод и др. (ред.): Histoire Générale de la Presse Française, Париж, 1969, том. 1: Des Origins à 1814.

Белланже, Клод и др. (ред.): Histoire Générale de la Presse Française, Париж, 1969, том. 2: De 1815 à 1871.

Белланже, Клод и др. (ред.): Histoire Générale de la Presse Française, Париж, 1972, том.3: De 1871 à 1914.

Берто, Жан-Поль: Журналист Наполеона: «Бюллетени славы», в: Nouveau Monde éditions, онлайн: http://www.cairn.info/article_p.php?ID_ARTICLE=TDM_004_0010 [08.02.2013].

Биркнер, Томас: Das Selbstgespräch der Zeit: Die Geschichte des Journalistenberufs в Германии 1605–1914, Кельн, 2012.

Бьорк, Ульф Йонас: «Скрупулезная честность и умеренность»: Первая международная организация журналистов и поощрение профессионального поведения, 1894–1914 гг., в: American Journalist 22,1 (2005), стр.95–112.

Bösch, Frank: Die Zeitungsredaktion, в: Alexa Geisthövel et al. (ред.): Orte der Moderne: Erfahrungswelten des 19. und 20. Jahrhunderts, Frankfurt am Main et al. 2005, стр. 71–80.

Бойс, Джордж и др. (ред.): История газет: с 17 века до наших дней, Лондон и др. 1978.

Бранднер-Радингер, Инге (редактор): Было написано, было опубликовано: 150 Jahre Presseclub Concordia, Вена, 2009 г.

Броерсма, Марсель (редактор): Форма и стиль в журналистике: европейские газеты и представление новостей 1880–2005 гг., Левен и др.2007.

Браун, Люси: Викторианские новости и газеты, Оксфорд, 1985.

Brückmann, Ariane: Journalistische Berufsorganisationen в Германии: Von den Anfängen bis zur Gründung des Reichsverbands der Deutschen Presse, Cologne et al. 1997.

Брунолер, Курт: Die Redakteure der mittleren und größeren Zeitungen im heutigen Reichsgebiet von 1800–1848, Diss., Leipzig 1933.

Бандок, Клемент Дж.: Национальный союз журналистов: история юбилея 1907–1957 гг., Оксфорд, 1957 г.

Берк, Питер: Венеция раннего Нового времени как центр информации и коммуникации, в: John Martin et al. (ред.): Переосмысление Венеции: история и цивилизация итальянского города-государства, 1297–1797 гг. , Балтимор, Мэриленд, и др. 2000, стр. 389–419.

Курильница, Джек Р.: Французская пресса в эпоху Просвещения, Лондон и др. 1994.

Чалаби, Джин К.: Изобретение журналистики, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, 1998.

Чалаби, Джин К.: Журналистика как англо-американское изобретение: сравнение развития французской и англо-американской журналистики, 1830–1920-е гг., в: European Journal of Communication 11,3 (1996), стр.303–326.

Чепмен, Джейн: Сравнительная история СМИ: Введение: с 1789 г. по настоящее время, Кембридж, 2005 г.

Шарон, Жан-Мари: Обучение журналистов во Франции, в: Роми Фрёлих и др. (ред.): Журналистское образование в Европе и Северной Америке: международное сравнение, Кресскилл, Нью-Джерси, 2003 г., стр. 139–167.

Дельпорт, Кристиан: Журналисты во Франции (1880–1950): Naissance et Construction d’une Professional, Париж, 1999.

Дули, Брендан и др. (ред.): Информационная политика в Европе раннего Нового времени, Лондон, 2001.

.

Энгель, Мэтью: Щекотать публику: сто лет популярной прессы, Лондон, 1996.

Эппель, Питер: «Concordia soll ihr Name sein…»: 125 Jahre Journalisten- und Schriftstellerverein: Eine Dokumentation zur Presse- und Zeitgeschichte Österreichs, Vienna et al. 1984.

Эссер, Франк: Die Kräfte hinter den Schlagzeilen: English und deutscher Journalismus im Vergleich, Freiburg et al. 1998.

Эссер, Франк: Традиция «обучения на рабочем месте»: журналистское образование в медиа-организациях и / или школах, в: Роми Фрёлих и др. (ред.): Журналистское образование в Европе и Северной Америке: международное сравнение, Кресскилл, Нью-Джерси, 2003 г., стр. 209–236.

Ферстер, Корнелия: Sozialstruktur und Organisationsformen des Deutschen Preß- und Vaterlandsvereins von 1832/33, in: Wolfgang Schieder (eds.): Liberalismus in der Gesellschaft des deutschen Vormärz, Göttingen 1983, pp.147–166.

Фуэнтес, Хуан Франсиско / Себастьян, Хавьер Фернандес: Historia del Periodismo Español, Мадрид, 1997.

Герхард, Юте и др. (ред.): «Dem Reich der Freiheit werb’ich Bürgerinnen»: Die Frauen-Zeitung von Louise Otto, Франкфурт-на-Майне, 1979.

Gieseler, Jens / Kühnle-Xemaire, Elke: Der «Nordische Mercurius» – Eine besondere Zeitung des 17. Jahrhunderts? Eine sprachwissenschaftliche Untersuchung der Hamburger Zeitung, в: Publizistik 40 (1995), стр. 163–184.

Гиффард, К. Энтони: Англо-саксонские хроники: предшественник прессы, в: История журналистики 9,1 (1982), стр. 11–15, 28.

Гомес Момпарт, Хосеп Л. и др. (ред.): Historia del Periodismo Universal, Мадрид, 1999.

.

Гопсилл, Том / Нил, Грег: Журналисты: 100 лет NUJ, Лондон, 2007 г.

Хаферкорн, Ханс Юрген: Der freie Schriftsteller: Eine literatur-soziologische Studie über seine Entstehung und Lage in Deutschland zwischen 1750 und 1800, in: Archiv für Geschichte des Buchwesens 5 (1964), стр.523–712.

Харрис, Майкл: Журналистика как профессия или ремесло в восемнадцатом веке, в: Робин Майерс и др. (ред.): Отношения между автором и издателем в восемнадцатом и девятнадцатом веках, Оксфорд, 1983, стр. 37–62.

Харрис, Майкл: Лондонские газеты в эпоху Уолпола: исследование происхождения современной прессы, Резерфорд и др. 1987.

Хойер, Свенник: Газеты без журналистов, в: Журналистские исследования 4,4 (2003), стр. 451–463.

Хойер, Свенник и др.(ред.): Распространение парадигмы новостей 1850–2000 гг., Гетеборг, 2005 г.

.

Humanes, Мария Луиза: Nacimiento de la Conciencia Profesional en los Periodistas Españoles (1883–1936), в: Карлос Баррера (редактор): Del Gacetero al Profesional del Periodismo, Madrid 1999, стр. 41–54.

Инфелизе, Марио: от писем торговца к рукописным политическим avvisi : Заметки о происхождении общественной информации, в: Francisco Bethencourt et al. (ред.): Культурный обмен в Европе раннего Нового времени, Кембридж, 2007 г., том.3, стр. 33–52.

Infelise, Mario: Prima dei giornali: Alle origini della pubblica informazione, Rome et al. 2002.

Ян, Бруно (редактор): Die deutschsprachige Presse: Ein biographisch-bibliographisches Handbuch, München 2005, vol. 1–2.

Киннеброк, Сюзанна: «Gerechtigkeit erhöht ein Volk?» Die erste deutsche Frauenbewegung, ihre Sprahrohre und die Stimmrechtsfrage, в: Jahrbuch für Kommunikationsgeschichte 1 (1999), стр. 135–172.

Koschwitz, Hansjürgen: Pressepolitik und Partejournalismus in der UdSSR und der Volksrepublik China, Дюссельдорф, 1971.

Kutsch, Arnulf: Journalismus als Profession: Überlegungen zum Начало профессиональных журналистских процессов в Германии на Anfang des 20. Jahrhunderts, in: Astrid Blome et al. (ред.): Presse und Geschichte: Leistungen und Perspektiven der historischen Presseforschung, Бремен, 2008 г., стр. 289–325.

Kutsch, Arnulf: Professionalisierung durch akademische Ausbildung: Zu Karl Büchers Konzeption für eine universitäre Journalistenausbildung, in: Tobias Eberwein et al.(ред.): Journalismus und Öffentlichkeit: Eine Profession und ihr gesellschaftlicher Auftrag: Festschrift für Horst Pöttker, Wiesbaden 2010, стр. 427–453.

Langenbucher, Wolfgang R. (ed.): Sensationen des Alltags: Meisterwerke des modernen Journalismus, München 1992.

Лаук, Эпп: Антитеза англо-американской парадигмы новостей: новостные практики в советской журналистике, в: Svennik Høyer et al. (ред.): Распространение парадигмы новостей 1850–2000 гг., Гетеборг, 2005 г., стр. 169–183.

Мэдленд, Хельга: три женских журнала конца восемнадцатого века: их роль в формировании жизни женщин, в: Ежегодник женщин в немецком языке: феминистские исследования в немецкой литературе и культуре 4 (1988), стр.167–186.

Манчини, Паоло: между литературными корнями и пристрастием: журналистское образование в Италии, в: Romy Fröhlich et al. (ред.): Журналистское образование в Европе и Северной Америке: международное сравнение, Кресскилл, Нью-Джерси, 2003 г., стр. 93–119.

Martens, Wolfgang: Die Geburt des Journalisten in der Aufklärung, in: Wolfenbütteler Studien zur Aufklärung, от имени Lessing-Akademie ed. Гюнтера Шульца, Wolfenbüttel 1974, vol. 1, стр. 84–98.

Мартин, Марк: Большие репортеры: Дебюты современной журналистики, Париж, 2005 г.

Мартин, Марк: Structures de sociabité dans la presse: Ассоциации журналистов во Франции в конце XIX века (1880–1910), в: Centre de recherches d’histoire de l’Université de Rouen dirigé par Françoise Thelamon: Sociabité , pouvoirs et société: Actes du colloque de Rouen 24/26 ноября 1983 г., Руан, 1987 г., стр. 497–509.

Мартин, Марк (редактор): Histoire et médias: Journalisme et journales françaises, Париж, 1991.

Маттис, Мари: Журналист в собственной сумке: Zur Geschichte des Reichsverbandes der deutschen Presse, Берлин, 1969.

Moureau, François: Répertoire des nouvelles à la main: Dictionnaire de la presse manuscrite подпольно XVIe – XVIII век, Оксфорд, 1999.

Müsse, Wilhelm: Die Reichspresseschule – Journalisten für die Diktatur? Ein Beitrag zur Geschichte des Journalismus im Dritten Reich, München 1995.

Муриальди, Паоло: La Stampa Italiana della liberazione alla crisi di fine secolo, Rome et al. 1995.

Муриальди, Паоло: Итальянская история джорнализма, Болонья, 1996.

Невитт, Маркус: Женщины и брошюрная культура революционной Англии 1640–1660 гг. , Олдершот, 2006 г.

О’Бойл, Ленор: Образ журналиста во Франции, Германии и Англии, 1815–1848 гг., в: Сравнительные исследования в обществе и истории 10 (1967–1968), стр. 290–302.

Палмер, Майкл Б.: Des petits journaux aux grandes agences: Naissance du journalisme moderne 1863–1944, Париж, 1983.

Палмер, Майкл Б.: Парижские отделы новостей в конце девятнадцатого века: как войти из бэк-офиса агентства, или Изобретая новостную журналистику во Франции, в: Journalism Studies 4,4 (2003), стр.479–487.

Попкин, Джереми Д.: Революционные новости: пресса во Франции 1789–1799, Дарем, Северная Каролина, 1990.

Prutz, Robert Eduard: Geschichte des deutschen Journalismus: Zum ersten Male vollständig aus den Quellen gearbeitet: Erster Theil, Hannover 1845, autotype Göttingen 1971.

Кинтеро, Алехандро Пиццаросо и др.: Historia de la Prensa, Madrid 1994.

Раймонд, Джоуд: Изобретение газеты: английские газеты 1641–1649, Оксфорд, 1996.

Рэймонд, Джоад (изд.): Создание новостей: антология газет революционной Англии 1641–1660 , Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, 1993.

.

Раймонд, Джоад (редактор): Новостные сети в Британии и Европе семнадцатого века, Лондон и др. 2006.

Раймонд, Джоад: Брошюры и брошюры в Британии раннего Нового времени, Кембридж, 2003.

Requate, Jörg: Gescheiterte Existenzen: Zur Geschichte des Journalistenberufs im 19. Jahrhundert, in: Martin Welke et al. (ред.): 400 Jahre Zeitung: Die Entwicklung der Tagespresse im internationalen Kontext, Bremen 2008, стр.335–354.

Requate, Jörg: Journalismus als Beruf: Entstehung und Entwicklung des Journalistenberufs im 19. Jahrhundert: Deutschland im internationalen Vergleich, Göttingen 1995.

Реталлак, Джеймс: Из изгоя в профессионала? Журналист в немецком обществе и политике, от Просвещения до возвышения Гитлера, в: German Studies Review 16 (1993), стр. 175–223.

Санчес-Аранда, Хосе Х. / Баррера, Карлос: Рождение современных отделов новостей в испанской прессе, в: Journalism Studies 4,4 (2003), стр.489–500.

Шерер, Вильгельм: Geschichte der deutschen Literatur, 14-е изд., Берлин, 1920.

Шмолке, Майкл: Филипп Хайнхофер: Seine Korrespondenten und seine Berichte, в: Publizistik 7 (1962), стр. 224–349.

Сгард, Жан (редактор): Dictionnaire des Journalistes 1600–1789, Oxford 1999, vol. 1–2, онлайн: http://dictionnaire-journalistes.gazettes18e.fr/ [08.02.2013].

Зиберт, Фредерик Ситон: Свобода прессы в Англии 1476–1776: рост и упадок государственного контроля, Урбана, Иллинойс, 1965.

Смит, Энтони: Газета: международная история, Лондон, 1979.

Sperlich, Monika: Journalist mit Mandat: Sozialdemokratische Reichstagsabgeordnete und ihre Arbeit in der Parteipresse: 1867 bis 1918, Düsseldorf 1983.

Stegers, Wolfgang: Der Leipziger Literatenverein von 1840: Die erste deutsche berufsständische Schriftstellerorganisation, в: Archiv für Geschichte des Buchwesens 19 (1978), стр. 225–364.

Штёбер, Рудольф: Pressefreiheit und Verbandsinteresse: Die Rechtspolitik des «Reichsverbands der deutschen Presse» und des «Vereins Deutscher Zeitungs-Verleger» während der Weimarer Republik, Берлин, 1992.

Stöber, Rudolf: Deutsche Pressegeschichte: Von den Anfängen bis zur Gegenwart, 2-е изд., Konstanz 2005.

Тусан, Мишель Элизабет: Женщины, делающие новости: гендер и журналистика в современной Британии, Урбана, Иллинойс и др. 2005.

Vivo, Филиппо де: Информация и коммуникация в Венеции: переосмысление политики раннего Нового времени, Оксфорд и др. 2007.

Уивер, Дэвид Х.: Журналистское образование в Соединенных Штатах, в: Роми Фрёлих и др. (ред.): Журналистское образование в Европе и Северной Америке: международное сравнение, Кресскилл, Нью-Джерси, 2003 г., стр.49–64.

Вебер, Макс: Politik als Beruf, в: Макс Вебер: Gesammelte Politische Schriften, изд. Йоханнеса Винкельмана, 2-е изд., Тюбинген, 1958, стр. 493–548.

Weckel, Ulrike: Zwischen Häuslichkeit und Öffentlichkeit: Die ersten deutschen Frauenzeitschriften im späten 18. Jahrhundert und ihr Publikum, Tübingen 1998.

Welke, Martin: Johann Carolus und der Beginn der Periodischen Tagespresse: Versuch, einen Irrweg der Forschung zu korrigieren, in: Martin Welke et al.(ред.): 400 Jahre Zeitung: Die Entwicklung der Tagespresse im internationalen Kontext, Бремен, 2008 г., стр. 9–116.

Велке, Мартин и др. (ред.): 400 Jahre Zeitung: Die Entwicklung der Tagespresse im internationalen Kontext, Bremen 2008.

Винер, Джоэл Х. (редактор): Papers for the Millions: The New Journalism in Britain, 1850–1914, Westport, CT 1988.

Wijfjes, Huub: Kontrollierte Modernisierung: Form und Verantwortung im niederländischen Journalismus, in: Michael Prinz (ed.): Gesellschaftlicher Wandel im Jahrhundert der Politik, Nordwestdeutschland im internationalen Vergleich 1920–1960, Paderborn et al. 2007, стр. 175–195.

Wilke, Jürgen: Autobiographien als Mittel der Journalismusforschung: Quellenkritische und methodologische Überleungen, in: Olaf Jandura et al. (ред.): Methoden der Journalismusforschung, Висбаден, 2011 г., стр. 83–105.

Вильке, Юрген: Im Dienste von Pressefreiheit und Rundfunkordnung. Zur Erinnerung an Kurt Häntzschel aus Anlaß seines hundertsten Geburtstages, в: Publizistik 34 (1989), стр.7–28.

Wilke, Jürgen: Grundzüge der Medien- und Kommunikationsgeschichte, 2-е изд., Köln et al. 2008.

Вильке, Юрген: История и культура отдела новостей в Германии, в: Journalism Studies 4,4 (2003), стр. 465–477.

Wilke, Jürgen: Journalistenausbildung im Dritten Reich: Die Reichspresseschule, in: Beate Schneider et al. (ред.): Publizistik: Beiträge zur Medienentwicklung: Festschrift für Walter J. Schütz, Konstanz 1995, стр. 387–408.

Wilke, Jürgen: Korrespondenten und geschriebene Zeitungen, in: Johannes Arndt et al.(ред.): Das Mediensystem im Alten Reich der Frühen Neuzeit (1600–1750), Геттинген, 2010 г., стр. 59–72.

Wilke, Jürgen: Media Genres, in: European History Online (EGO), опубликованная Институтом европейской истории (IEG), Майнц, 3 декабря 2010 г. URL: http://www.ieg-ego.eu/wilkej-2010-en URN: urn:nbn:de:0159-20100921478 [2013-08-02].

Вильке, Юрген: Запоздалая модернизация: форма и стиль в немецкой журналистике 1880–1980 гг., В: Марсель Броерсма (ред.): Форма и стиль в журналистике: европейские газеты и представление новостей 1880–2005 гг., Левен и др.2007, стр. 47–60.

Вилке, Юрген: Новостные ценности в трансформации? Об англо-американском влиянии на послевоенную журналистику, в: APA — Austria Presse Agentur (ред.): Различные лица новостной (агентской) журналистики, Инсбрук, 2002 г., стр. 65–72.

Wilke, Jürgen: Presseanweisungen im zwanzigsten Jahrhundert: Erster Weltkrieg – Drittes Reich – DDR, Cologne et al. 2007.

Wilke, Jürgen: Redaktionsorganisation в Германии: Anfänge, Ausdifferenzierung, Strukturwandel, in: Jürgen Wilke (ed.): Unter Druck gesetzt: Vier Kapitel deutscher Pressegeschichte, Cologne et al. 2002, стр. 9–67.

Вильке, Юрген: Spion des Publikums, Sittenrichter und Advokat der Menschheit: Wilhelm Ludwig Wekhrlin (1739–1792) und die Entwicklung des Journalismus in Deutschland, в: Publizistik 38 (1993), стр. 322–334.

Вилке, Юрген: Auf langem Weg zur Öffentlichkeit: Von der Parlamentsdebatte zur Mediendebatte, in: Jürgen Wilke: Von der frühen Zeitung zur Medialisierung: Gesammelte Studien, Bremen 2011, vol.2, стр. 61–76.

Вилке, Юрген: Zeitungen und ihre Berichterstattung im langfristigen internationalen Vergleich, в: Deutsche Presseforschung Bremen (ред.): Presse und Geschichte, München 1987, vol. 2: Neue Beiträge zur Historischen Kommunikationsforschung, стр. 287–305.

Вреде, Ричард (ред.): Handbuch der Journalistik, 2-е изд., Берлин, 1906 г.

Вюрглер, Андреас: Распространение национальных и транснациональных новостей 14:00–18:00, в: European History Online (EGO), опубликованной Институтом европейской истории Лейбница (IEG), Майнц, 26 ноября 2012 г. Работой, явно относящейся не только к журналистам, является двухтомный «биографически-библиографический» справочник под редакцией Бруно Яна: Die deutschsprachige Presse (Jahn, Die deutschsprachige Presse 2005). В период с 17 по 20 век в этой работе представлено около 6000 кратких биографий и 207 подробных портретов «handelnde Subjekte» («действующие персонажи») из немецкоязычной прессы (стр. 8). В основном они были извлечены из Deutsche Biographische Enzyklopädie и дополнены 340 именами. Эта редакционная структура, отражающая разделение на отдельные области информации и знаний, можно найти на рубеже 20-го века во многих планах этажей издательств, а также задокументирована фотографиями. Примеры в основном исходят от крупных издательств, таких как DuMont в Кельне или Ullstein в Берлине. Из-за большого количества органов печати, которые выпускал Ульштейн, существовали также коллективные формы редакционной организации. (Wilke, Redaktionsorganisation 2002, стр. Во Франции Association de la presse républicaine départementale была основана сначала в 1879 году. Двумя годами позже была основана Association Syndicale Professionalelle des Journales républicains français , которая уже насчитывала 500 членов в 1890 году. Например, среди сторонников монархии, католических и социалистических журналистов и всех активных журналистов в Париже. После Первой мировой войны журналисты во Франции стремились преодолеть раздробленность своего профессионального сообщества и учредили Syndicat National des Journales , который до сих пор остается крупнейшей профессиональной ассоциацией.В то время как «отцы» SNJ хотели создать профессиональную организацию, другие предпочитали членство в профсоюзе журналистов в Confédération Générale de Travail (CGT) .
В Нидерландах первая профессиональная журналистская ассоциация была основана в Амстердаме в 1883 г. За ней последовали другие ассоциации в Гааге (1893 г.) и Роттердаме (1898 г.). NJK (Круг голландских журналистов) служил зонтичной организацией.
Путь был проложен в Испании с основанием в 1895 году Asociación de la Prensa de Madrid , за которым последовали аналогичные ассоциации в провинциях. Federación de Asociaciones de la Prensa de España объединилась в 1922 году. Кроме того, еще в 1917 году социалистические группы объединились в Union General de Periodistas de Madrid , который через два года был включен в профсоюз Union de Трабахадорес .
Первой журналистской организацией в Англии была Национальная ассоциация журналистов в 1886 году. В 1890 году она была переименована в Институт журналистов .

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.