Старообрядцы в наше время: Как коронавирус изменил жизнь староверов в уральской глуши — URA.RU

Содержание

Русский раскол — тайна за семью печатями (с посещением старообрядческой общины в Рогожской слободе, подъемом на колокольню Воскресенского храма и мини-концертом колокольных звонов)

«Старовер не курил, не пил вина, строго соблюдал посты и моральные уставы, и лишь в одном не знал воздержания — в работе.»

Валентин Распутин.

«Параллельная» Россия — загадочный мир раскольников-старообрядцев, о котором все слышали, но который остается для многих тайной за семью печатями.

Мы побываем там, куда вход не каждому разрешен, и узнаем то, что скрывалось столетиями за завесами тайны и запрета. Мы отправимся в гости к староверам в «главную» общину русских раскольников — Рогожскую слободу, посетим староверческие храмы, в которые невозможно попасть «с улицы» и которые хранят тайны крюкового пения, поражающие объемные иконы и образы древнего, «дониконовского» письма. А еще нам позволят поднятся на колокольню Воскресенского храма и даже, специально для нашей группы, проведут концерт колокольных звонов!

Экскурсия в старообрядческую общину Рогожской слободы, с посещением храмов и Рогожского кладбища.

Как живут сегодня староверы, вы сможете узнать в самом неожиданном районе Москвы – Рогожской слободе. Это центр Русской Православной Старообрядческой церкви и исторический поселок староверов, которые здесь селились с XVII века, а нравы и обычаи в нем весьма отличались от нравов остальной Москвы. Здесь веками параллельно с нами живут и хранят свою веру старообрядцы, причем большинство москвичей об этом даже не подозревает.

В старообрядческие храмы невозможно попасть «с улицы», а мы в сопровождении экскурсовода-старовера посетим грандиозный действующий Покровский собор, который до строительства Храма Христа Спасителя считался самым большим храмом Москвы и сегодня вмещает 7000 (!) прихожан.

Здесь хранят тайны «знаменного» крюкового пения и находятся поражающие деревянные объемные иконы, иконы на медных пластинах и образы древнего, «дониконовского» письма, которые вы увидите. Также мы посетим старообрядческую церковь Рождества Христова Рогожской общины, где находится интереснейшая выставка, посвященная истории старообрядчества на Руси. Из уст приверженцев старой веры, вы услышите рассказ об истории раскола, о тех людях, которые смогли сохранить до наших дней нравственную основу своей веры, увидите уникальные древние книги, иконы и другие памятники старообрядческой культуры. В ходе увлекательной экскурсии мы также посетим Рогожское кладбище,
благодаря которому, собственно, и появился поселок староверов в Москве. Здесь вы узнаете, как это произошло, полюбуетесь церковным ансамблем Рогожской слободы.

Вы узнаете:

— кто такие поповцы и беспоповцы

— когда появился первый старообрядец на Москве

— как казаки старую веру хранят, и кто такой атаман Платов

— как молятся и крестятся староверы, есть ли у них Библия, какой крест и как выглядит современная карта расселения староверов по миру

— что значат символы староверов

Подъем на колокольню Воскресенского храма и концерт колокольных звонов.

Драгоценное украшение архитектурноо ансамбля Рогожской слободы —

белоснежный храм-колокольня Воскресения Христова. Колокольня возведена сто с лишним лет назад и, по некоторым сведениям, она всего на один кирпич ниже колокольни Ивана Великого в московском Кремле. Специально для нашей группы звонарь проведет мини-концерт сказочных колокольных звонов, и даже позволят всем желающим подняться на колокольню — полюбоваться великолепными видами!**

Свободное время в Рогожской слободе.

А наше путешествие продолжается на улицах Москвы, где мы познакомимся с богатым историческим и архитектурным наследством самых знаменитых староверческих фамилий и продолжим погружение в тайны русского Раскола.

В ходе увлекательного путешествия вы услышите интереснейший рассказ об истории Раскола и его «главных фигурантах» — о епископе Павле Коломенском и Иване Неронове, «неистовом протопопе» Аввакуме Петрове и, конечно же, о патриархе Никоне. Вы узнаете о роли староверов в истории России и полюбуетесь зримыми плодами их трудов, дошедшими до нас через века в виде храмов, особняков, парков…

Мы увидим городскую усадьбу староверов Боткиных, где увидим сохранившийся господский дом, в котором родился первый лейб-медик и легендарный основатель Скорой Помощи Сергей Петрович Боткин. Полюбуемся поместьем самых эксцентричных меценатов Хлудовых (одна

история с золотыми тазиками знаменитых Хлудовских бань* что стоит!), увидите городской особняк староверов Морозовых (линии Викуловичей) в Подсосенском переулке и узнаете, почему его еще называют «особняк Фауста».

На Мясницкой улице вы полюбуетесь городской усадьбой богатейшего фабриканта-старовера Козьмы Солдатенкова, выдающегося человека, которого равняли с высшими чиновниками Российской Империи, и которого за богатое и щедрое покровительство искусствам современники прозвали «Козьма Медичи».

В ходе нашей прогулки вы узнаете:

— кто и когда впервые назвал староверов раскольниками

— как правильно воспитывать детей

— кто построил знаменитую Боткинскую больницу

— почему потомок старообрядцев, сын легендарного доктора Боткина, погиб вместе с царской семьей

— как старообрядцы Рахмановы епископов выбирали

— какими двумя «чудинками» обладал Козьма Солдатенков

*Смотрите пешеходный тур по Москве «Роскошный век Кузнецкого моста (с посещением Хлудовских бань)»

* Посещение храмов с заходом внутрь.

Сбор в 10:45. Отправление в 11:00 ст.м.Тургеневская (Лукойл)

Внимание!

Экскурсия предполагает посещение действующих старообрядческих храмов. Поэтому участники экскурсии должны иметь соответствующий внешний вид. Для дам обязательно быть одетыми в юбки и иметь при себе платки. Наличие для женщин таких предметов одежды, как брюки, не допускается. В летний период обязателен длинный рукав одежды, как для женщин, так и для мужчин. Экскурсанты, пренебрегшие данной информацией, не смогут посетить старообрядческие храмы, что сделает для них экскурсию неполноценной.

Незнакомым с древлеправославным уставом в старообрядческом храме не следует совершать никаких молитвенных действий.

Церковь староверов на закарпатье. Русские старообрядцы на территории Украины. В поисках цивилизации

Первые староверческие поселения на территории современной Украины возникли еще в 60-х годах ХVІІ века на Левобережье, на территории Стародубского полка — административной единицы Малороссии. Стародубье стало одним из мощных центров староверов-поповцев. Всего тут возникло более трех десятков поселений старообрядцев, преимущественно выходцев из центральных земель России. После создания Белокриницкой иерархии в этом регионе была открыта Черниговская епархия с центром в Новозыбкове.


Еще одним местом «компактного» проживания староверов на Украине стало Подолье, которое на момент их заселения принадлежало Польше. Вокруг Гомеля возникло до тридцати староверческих слобод. Всего на территории Речи Посполитой, по оценке современного польского историка Е.Иванца, к моменту её первого раздела насчитывалось до 100 тысяч русских старообрядцев. Это были выходцы из центральных, а также частично северных и южных губерний России. Соответственно смешанным оказался и конфессиональный состав населения: преобладали старообрядцы-поповцы, а беспоповцы были представлены в основном федосеевцами.

Третьим важным регионом расселения староверов, о котором уже говорилось, стала Южная Бессарабия. По сравнению со Стародубьем и Подольем, заселение этой территории было более интенсивным и продолжительным. Социальный портрет переселенца тут существенно отличался от двух предыдущих регионов. Ведь освоение этого края происходило двумя путями — морским и сухопутным. При этом первый был, вероятно, более ранним. Им воспользовались представители донского казачества, которые выступили за старую веру. После Булавинского восстания 1707-1709 гг. они пришли под предводительством атамана Игната Некрасова на Таманский полуостров, а потом в Крым и на Нижний Дунай. Тут, на Нижнем Дунае, донские казаки получили от турок полную свободу вероисповедания, а также правовые и экономические льготы, которых не имела больше ни одна христианская конфессия. При этом переселенцам поставили условие, что те выступят на стороне султана по первому требованию Порты. Кстати, и российским властям после прихода в Южную Бессарабию пришлось подтвердить свободу вероисповедания сторонников церковной старины: им разрешалось проводить богослужения «по своему обряду». Такого не было больше ни в одном регионе Российской империи!

Кроме некрасовцев, здесь селились представители и других течений старообрядчества, в частности, пришедшие сюда сухопутными путями. Основу их составляло крестьянство, представителей которого, в отличие от староверов-некрасовцев, называли липованами. В Молдавии же, Румынии и Буковине это общепринятое название вообще всех старообрядцев. Более десятка поселений было основано в дельте Дуная и на прилегающих украинских территориях. Основными населенными пунктами казаков-некрасовцев стали Измаил, Старая и Новая Некрасовки (сейчас Измаильский район Одесской области). А липоване разместились в селе Вилково Килийского района. Тут жили в основном старообрядцы-поповцы, которые признали верховенство Белокриницкой иерархии и у которых была своя Измаильская епархия, охватывающая, кроме Южной Бессарабии, еще и центральную ее часть, то есть Молдавию.

В 30-х годах ХVІІІ ст. в северной части Новороссийского края — Елизаветградской провинции также появляются поселения, позднее вошедшие в Херсонскую губернию. Староверы Елизаветградской провинции были представлены в основном купцами и государственными крестьянами. Как правило, в этом регионе жили поповцы, которые позднее признали Белокриницкую иерархию.

Пятым регионом была Слобожанщина и Харьков, в которых проживали разные социальные группы населения — стрельцы, купцы, крестьяне, казаки, и где старообрядцы вели достаточно объемную и живую торговлю. По подсчетам современных исследователей, около 60% общероссийского капитала принадлежало именно старообрядцам, тогда как общая численность староверов в России составляла около 2% населения. И почти все источники, освещающие историю старообрядства, отмечают высокий уровень жизни его последователей. (продолжение следует…)

Старообрядчество Подольской губернии в 1850-х гг. по донесению Евсевия, еп. Подольского и Брацлавского .

Сведения о старообрядцах Подольской епархии были предоставлены еп. Евсевием в виде донесения Правительствующему Синоду согласно требований секретного Указа Святейшего Синода за №37, от 28 июля 1853 года. Донесение содержится на семи листах (формат 220х350 мм.) рукописного текста, собственноручно подписанного еп. Евсевием и датированного 14 февраля 1854 года. По признанию Евсевия, сбор материалов для донесения осуществляли «доверенные духовные лица».

Учитывая, что документ составлен в рамках официальной, синодальной церкви мы допускаем возможность некоторых неточностей в оценке состояния старообрядчества, но все же этот материал позволяет получить общее представление о распространении сторонников древлего православия в Подольской епархии. Составителями докладной отмечены все основные факторы жизни и деятельности местного старообрядчества.

Из документа следует, что на данной территории проживали представители как поповских согласий, так и безпоповцы, которые в официальных документах именовались «дьячковцами». Так на протяжении всего 19 века в Малороссии называли безпоповцев, так как общинами руководили дьячки (наставники) и которые к известным на Ветке и в Стародубье беглопоповцам-дьяконовцам отношения не имели, а принадлежали к Поморскому согласию. Общее количество старообрядцев в Подольской епархии определялось в количестве 7887 человек обоего пола, из которых подавляющее большинство принадлежало к поповским согласиям.

Наибольше число старообрядцев проживало в Винницком (2312 чел.), Брацлавском, Ямпольском, Литичевском и других уездах. В Могилевском уезде и г. Гайсине сторонников старых обрядов находилось наименьше количество. В Каменецком и Проскуровском уездах постоянных жителей старообрядцев составителями докладной не зафиксировано. Безпоповцы проживали главным образом в Литинском уезде. Кроме того в Ольгопольском уезде были отмечены два монастыря, мужской в количестве 34 иноков и послушников и женский с числом насельниц в 28 человек.

1. Люди грамотные и начитанные.

2. Избранные наставники , так называемые «дьячки».

3. Проживающие в монастырях иноки и инокини , которые ходят по селам, совершают требы, утверждают в вере и по словам еп. Евсевия «укрепляют в среде старообрядцев дух противления».

4. Так называемые «сборные старосты» и подрядчики, ходящие среди старообрядцев и собирающие средства на содержание часовен моленных домов, а так же приискивающие рабочих-старообрядцев на совершение разнообразных подрядов.

5. Старообрядческие священники , которые к тому времени уже появились в приграничных городах Российской империи, таких как Хотин, Измаил и Аккерман.

Материальное положение старообрядцев в общем определялось как незначительное, а основными занятиями являлись хлебопашество, мелкая торговля и ремесло. Источниками основного дохода старообрядческих обществ Подолья указывались пожертвования от больших обществ Измаила, а так же Малороссийских и Великороссийских губерний. Особенно такую помощь деньгами и имуществом получают монастыри, которые в свою очередь оказывают помощь небольшим старообрядческим обществам.

В качестве значительного фактора поддержания старообрядчества в епархии епископ Подольский Евсевий кроме «грубости и невежества самих раскольников» указывал на потворство и послабление со стороны местных чиновников Земской полиции, — «которые в поддержании раскола видят для себя средства к обогащению».

Подводя в докладной итог состояния старообрядчества на подотчетной территории Подольской епархии, еп. Евсевий предлагает способы воздействия на старообрядцев с целью их привлечения в официальную церковь и о необходимых для этого мероприятий. Вот только некоторые из инициатив:

· Ввести обучение старообрядческих детей в приходских школах синодальной церкви.

· Закрыть старообрядческие моленные дома и всячески пресекать возможность совершения треб.

· Ввести строгий надзор за чиновниками и повысить служебную дисциплину.

· Непризнавать законными браки совершенные старообрядцами.

· Повысить образование синодальных священников.

· Для Винницкого уезда назначить в городской храм настоятелем профессора семинарии с магисторской степенью.

Причем Евсевий лично брался произвести отбор духовных лиц призванных служить в приходах в которых были распространены старообрядцы, а в одном из приходов даже запретил в служении священника за неблагонадежность, которая проявлялась в общении со старообрядцами.

Исследуя такие донесения как представленное, мы имеем возможность не только узнавать о численности и распространении старообрядцев, но и получать обзорную информацию о разнообразных сторонах деятельности, хозяйственной жизни, материальном и духовном состоянии старообрядчества.

На фото старообрядческое кладбище в г. Литин (Винницкая обл.).

Уезды Подольской губ. Кол-во старообрядцев
Винницкий 2312
Брацлавский 1305
Ямпольский 1064
Литичевский 733
Ушицкий 701
Литинский 667
Ольгопольский 538
Балтский 437
Могилевский 70
Каменецкий
Проскуровский
Город Гайсин 60
Итого: 7887

Донесение еп. Евсевия Подольского и Брацлавского в Правительствующий Синод. (14.02.1854 г.) – копия документа хранится в архиве Российского Совета Древлеправославной Поморской Церкви (Москва).

Безгодов А.А., Писаревский А.Ю. Путеводитель по древлеправославным (старообрядческим) согласиям: справочник. – М., 2004.

А.А. Безгодов. (Музей истории и культуры старообрядчества, г. Москва.)

Доклад на Одесской конференции в 2005 г. (г. Килия)

Юг Украины – настоящий кладезь находок и открытий для ученых и в то же время наименее изученный в этнологическом плане регион. C этнографической экспедицией одного из киевских вузов мне довелось побывать в южной части бессарабских степей, между Дунаем и Днестром. Именно там я узнала о старообрядцах-липованах и о том, как в наше время тотальной унификации всего и всех они сумели сохранить свою извечную самобытность.

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Наше знакомство состоялось в расположенном неподалеку от баз отдыха Черноморского побережья селе Приморском, ранее носившем необычное название Жебрияны. Переходя небольшими группами от одного дома к другому с тетрадками и диктофонами в руках, мы постоянно ощущали на себе десятки настороженных взглядов – из-за каждой занавески, из каждого двора. Дело в том, что липоване до недавнего времени были очень осторожны и замкнуты в общении с представителями других вероисповеданий и национальностей. До 50-60 годов XX в. «чужаку» могли не подать кружку воды, а если и подавали – то затем тут же выбрасывали. Браки липован с жителями «нестарообрядческих» сел были крайне нежелательны. Конечно, сегодня многое изменилось: межнациональные и межконфессиональные браки стали обычным явлением, многие представители молодого поколения переезжает в города, прибрежные села летом заполняются туристами. Но в первые выходы нам удавалось заговорить с единицами из староверов–липован, да и то через калитку. При этом на расширенные вопросы мы получали односложные ответы, а от обсуждения многих тем, которые местные жители старшего поколения, видимо, считали «скользкими», они уклонялись.

Затем были поездки в другие староверческие и соседние с ними села – украинские, болгарские, гагаузские, встречи со священниками, директором районного музея, фольклорным коллективом, бесконечные интервью… И чем больше мы наблюдали за размеренной жизнью этой общности, чем больше беседовали со старожилами и молодежью, тем четче вырисовывался портрет обычного липованина.

СТАРООБРЯДЦЫ В УКРАИНЕ

Первые староверческие поселения на территории современной Украины возникли еще в 60-х годах ХVІІ века на Левобережье, на территории Стародубского полка – административной единицы Малороссии. Стародубье стало одним из мощных центров староверов-поповцев. Всего тут возникло более трех десятков поселений старообрядцев, преимущественно выходцев из центральных земель России. После создания Белокриницкой иерархии в этом регионе была открыта Черниговская епархия с центром в Новозыбкове.

Еще одним местом «компактного» проживания староверов на Украине стало Подолье, которое на момент их заселения принадлежало Польше. Вокруг Гомеля возникло до тридцати староверческих слобод. Всего на территории Речи Посполитой, по оценке современного польского историка Е.Иванца, к моменту её первого раздела насчитывалось до 100 тысяч русских старообрядцев. Это были выходцы из центральных, а также частично северных и южных губерний России. Соответственно смешанным оказался и конфессиональный состав населения: преобладали старообрядцы-поповцы, а беспоповцы были представлены в основном федосеевцами.

Третьим важным регионом расселения староверов, о котором уже говорилось, стала Южная Бессарабия. По сравнению со Стародубьем и Подольем, заселение этой территории было более интенсивным и продолжительным. Социальный портрет переселенца тут существенно отличался от двух предыдущих регионов. Ведь освоение этого края происходило двумя путями – морским и сухопутным. При этом первый был, вероятно, более ранним. Им воспользовались представители донского казачества, которые выступили за старую веру. После Булавинского восстания 1707-1709 гг. они пришли под предводительством атамана Игната Некрасова на Таманский полуостров, а потом в Крым и на Нижний Дунай. Тут, на Нижнем Дунае, донские казаки получили от турок полную свободу вероисповедания, а также правовые и экономические льготы, которых не имела больше ни одна христианская конфессия. При этом переселенцам поставили условие, что те выступят на стороне султана по первому требованию Порты. Кстати, и российским властям после прихода в Южную Бессарабию пришлось подтвердить свободу вероисповедания сторонников церковной старины: им разрешалось проводить богослужения «по своему обряду». Такого не было больше ни в одном регионе Российской империи!

Кроме некрасовцев, здесь селились представители и других течений старообрядчества, в частности, пришедшие сюда сухопутными путями. Основу их составляло крестьянство, представителей которого, в отличие от староверов-некрасовцев, называли липованами. В Молдавии же, Румынии и Буковине это общепринятое название вообще всех старообрядцев. Более десятка поселений было основано в дельте Дуная и на прилегающих украинских территориях. Основными населенными пунктами казаков-некрасовцев стали Измаил, Старая и Новая Некрасовки (сейчас Измаильский район Одесской области). А липоване разместились в селе Вилково Килийского района. Тут жили в основном старообрядцы-поповцы, которые признали верховенство Белокриницкой иерархии и у которых была своя Измаильская епархия, охватывающая, кроме Южной Бессарабии, еще и центральную ее часть, то есть Молдавию.

В 30-х годах ХVІІІ ст. в северной части Новороссийского края – Елизаветградской провинции также появляются поселения, позднее вошедшие в Херсонскую губернию. Староверы Елизаветградской провинции были представлены в основном купцами и государственными крестьянами. Как правило, в этом регионе жили поповцы, которые позднее признали Белокриницкую иерархию.

Пятым регионом была Слобожанщина и Харьков, в которых проживали разные социальные группы населения – стрельцы, купцы, крестьяне, казаки, и где старообрядцы вели достаточно объемную и живую торговлю. По подсчетам современных исследователей, около 60% общероссийского капитала принадлежало именно старообрядцам, тогда как общая численность староверов в России составляла около 2% населения. И почти все источники, освещающие историю старообрядства, отмечают высокий уровень жизни его последователей.

«СВОИ» – «ЧУЖИЕ»

Преследуемая царизмом старая вера и старообрядческая церковь в решающей мере определили уклад жизни своих верных последователей и прихожан, их индивидуальный характер и внешний облик.

Прежде всего, неукоснительно соблюдались обряды старой веры: двоеперстие, солнцехождение во время крещения, венчания, освящения храма или жилищ. Староверы также придерживались канонов в чине и объеме церковной службы, в том, что касается постов и запретов при общении с иноверцами.

Провозгласив время, в котором им довелось жить, последним, старообрядцы должны были найти способ существования в этом мире. Они всегда с трудом шли на контакт с «чужаками», а замкнутый образ жизни, обусловленный религиозными убеждениями, еще больше способствовал отчуждению. Характерной чертой старообрядцев прошлого было противопоставление «истинно верующих христиан» «миру», в котором якобы воцарился антихрист. «Истинно верующие», исполняя запреты протопопа Аввакума, воздерживались от любого общения с «мирскими» – представителями царства антихриста.

Российские исследователи старообрядчества отмечают, что всем раскольничьим течениям был присущ определенный анархизм, который проявлялся не только в отдалении себя от государственной службы, но и часто выливался в открытое противостояние государственной власти. Причем границы между православными и раскольниками могли быть проведены только условно, а на практике влияние староверов в сельской местности было очень значительным.

Когда староверы оказывались в ином этническом окружении, срабатывал принцип самозащиты: чтобы выжить, необходимо держаться за свою веру, свой язык; все другое – чуждое и поэтому вредное. И сегодня из уст липован, как пожилых, так и людей среднего возраста, можно услышать мнение об избранности и уникальности своего народа: «Липоване – чистые русские люди»; «липоване – божественные, не такие, как другие».

Такие категории мифологического сознания, как «чистые люди», «чистая вера» и были одним из механизмов, обеспечивающих целость данной общности. Ведь большинство жителей этих сел и городков не может объяснить принципиальной разницы между церквями и конфессиями. Очень многие так и говорят, что липоване и есть православные, которые более старательно исполняют обряды и строго соблюдают церковный порядок. А отличия каждый подтверждает легендами о представителях других конфессий.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗНАКОМСТВА

Через неделю ежедневных вылазок в село – на воскресную службу, в центральный магазин и просто кружения по улицам – в некоторых домах нас встречали уже более приветливо. Старушки доставали свои вышивки, прялки и платья тридцатилетней давности. Крепкие бородатые деды немногословно рассказывали о военных походах и с гордостью показывали ухоженные виноградники. Вечером в клубе молодежь делилась страшными историями «из жизни», а наши тетрадки заполнялись зарисовками домов, церкви и приусадебных построек. Шаг за шагом, беседа за беседой – и перед нами вставала цельная картина размеренного деревенского быта липован. Крепкое чувство солидарности по вере, родству, крови приучило их к взаимовыручке, а отрыв от родины и исключительная приверженность своей вере и языку обусловили самобытность этнокультуры липован.

Прибывшие из всей европейской России в Килию и Придунавье великороссы привезли множество профессий, занятий, ремесел, которыми они владели на своей первоначальной родине. К тому же это были, как правило, энергичные и предприимчивые люди. Поэтому далеко за пределами своих мест обитания были известны старообрядцы-рыбаки, строители, печники, столяры, плотники, корзинщики, рогожечники, ложечники, иконописцы. Инициативность и природная сметливость делали старообрядцев удачливыми торговцами.

СЕМЕЙНЫЙ УКЛАД

Многие жители села старшего поколения говорили нам, что старообрядческие семьи раньше были многолюдными – 20-30 человек, а родовые кланы – тем более. Главой семьи являлся отец – «тятя». Его власть по отношению к многочисленным членам семьи была не просто авторитарной, а даже деспотичной. Тятя был абсолютным распорядителем имущества, доходов семьи, да и судеб тех, кто в нее входил, особенно дочерей. Если тятя умирал, его место чаще всего занимал старший сын.

Женитьба у староверов была делом особой важности для человека, семьи и всего рода. Традиция устанавливала брачный возраст для девушки – 16-18 лет, для парней – 18-19 лет, иногда старше. Девушек в возрасте 23-25 лет называли перестарками, вековухами, юноши их избегали, считая, что те «с пороками». Кстати, такую же настороженность и пренебрежение вызывали и молодые люди, засидевшиеся в холостяках. Они тоже имели свои презрительные прозвища – бобыли, перестарки.

Старообрядческие семьи были, как правило, зажиточными, и уже поэтому при выборе жениха или невесты значительную роль играл фактор состоятельности. В конце XIX века липованин редко выбирал себе невесту не из старообрядцев, но если такое все же случалось, то крещение невесты в старую веру («мирование») до свадьбы было абсолютно обязательным. В согласии на брак решающее слово было за родителями, особенно за тятей. Одна из липованок высказалась о выборе суженой так: «Бедные сами сходились, а богатым пару выбирали родители. Тятя велел – женись, хоть она кривая, косая, дурная».

Если после долгих раздумий родители жениха определялись с выбором, наступало время сватовства. Оно сопровождалось продолжительным обсуждением – торговлей между сторонами. После «сговора» молодые, которые зачастую могли быть мало знакомы, брались за руки, опускались на колени, низко кланяясь, перед самой почитаемой иконой в божнице и получали благословление родителей невесты. За этим следовало «запивание» (или «запой») – затяжное гулянье за щедрым столом, во время которого шло обсуждение приданого, расходов на свадьбу и послесвадебного устройства молодых. Решалась и ближайшая меркантильная проблема – сумма «кладки», которая полагалась невесте от жениха на ее личные свадебные расходы: подвенечное платье, фату, туфли, а также на подарки с ее стороны, в том числе на красную атласную рубаху жениху. По строгим старообрядческим канонам и после сватовства молодые могли разговаривать друг с другом только в присутствии родителей и с их разрешения.

Свадебная церемония у староверов проходила в общем-то те же этапы, что и молдавские или украинские свадьбы, отличаясь от них отдельными деталями.

Молодые, как правило, после свадьбы начинали жить своим хозяйством в своем доме. Были распространены дома «на две половины», когда жилые помещения располагаются по обе стороны от сеней. Одно становилось основным жилым пространством, а второе – праздничной комнатой, светлицей, в которой собирались на семейные праздники, принимали гостей, снаряжали в последний путь умершего. Потолок и стены этой горницы нередко были расписаны красивыми узорами с маками, фиалками вперемежку с геометрическими фигурами. Там же располагалась большая божница со старинными образами, привезенными с далекой родины, сундук с классической старинной русской одеждой, предметы и рукоделия старины.

Раскол был расколом и после смерти – своих покойников старообрядцы хоронили на старообрядческом кладбище, а крест на могиле ставили в ногах покойного. До сих пор усопшего старообрядцы заворачивают в белый саван, три раза перевязывают лентами, вкладывают ему в руку лествицу – четки для моления, а похоронный обряд длится дольше, чем у соседей-украинцев.

Интересен и язык липован: в нем сохранилось множество архаизмов, до сих пор способных вызвать восторг у диалектологов («бравенько», «лохмы», «хиря прибила» и др.).

ВНЕШНИЕ АТРИБУТЫ

Одежда и обувь вилковских староверов, не говоря уж о сельских, сберегла больше классических русских черт, чем в Килии: косоворотки, армяки у мужчин, сарафаны – у женщин. Старинные фотографии русских колонистов Подунавья свидетельствуют: многие из них пришли сюда в лаптях. Но тут лапти исчезли. Однако и местные постолы в среде старообрядцев распространения не получили, так как больше подходили для хлеборобов и пастухов. Рыбаки, ремесленники, торговцы вполне могли позволить себе носить сапоги, ботинки, туфли, чаще всего фабричного изготовления.

Русским, безусловно, понравились такие виды местной одежды, как овчинные душегрейки – «кептари». Детвора, женщины, старики охотно носили всевозможные чуни. Эту шитую из разноцветного суконного тряпья, а также вязаную обувку от россиян переняли молдаване и украинцы. В этих местах были распространены папурянки – обувь, плетенная из длинных листьев рогоза, – которые очень напоминали русские лапти, и потому пришлись по душе староверам. Из этого же материала изготовляли для внутреннего пользования и на продажу комнатные шлепанцы.

Отдельно следует упомянуть такой женский головной убор, как капор (или кичка). Для женщины это был знак замужества, без которого она не имела права появляться на людях. Сверху – «на убрус» – кичка покрывалась платком.

Конечно, многие обычаи канули в Лету и остались лишь в памяти старшего поколения старообрядцев. Но основные обряды липоване стараются соблюдать и учат этому молодежь. Понимая значение образования в современном мире, липоване, тем не менее, стремятся, чтобы их дети были сведущи и в религиозной сфере. Например, в селе Старая Некрасовка Измаильского района несколько лет назад была открыта самая большая воскресная школа Русской Православной Старообрядческой Церкви на всей территории СНГ

***

По дороге в Киев, подпрыгивая на сиденье институтского микроавтобуса, в котором наша группа исколесила добрую часть Буджака, я вдруг подумала, что ворота в достаточно обособленный липованский мир за эти дни приоткрылись передо мной неспроста. Это был урок сохранения себя, своей внутренней сути и бесценной души в сложном и изменчивом мире.

ЮЛИЯ АНДРЕЕВА

В Винницком областном краеведческом музее открылась выставка известного украинского ученого доктора исторических наук С.В. Таранца.

7 сентября 2017 года состоялось открытие выставки доктора исторических наук С.В. Таранца, посвященной жизни старообрядцев Подолья. Исследователь является членом комиссии по изучению старообрядчества при Международном комитете славистов, работает в должности старшего научного сотрудника Института украинской археографии и источниковедения им. М.С. Грушевского НАН Украины. Сергей Васильевич занимается изучением истории и культуры старообрядчества не только в Украине, но и в России, Белоруссии и других странах мира. В 2012 и 2013 годах он издал фундаментальную монографию «Старообрядчество в Российской империи в конце ХVII – начале ХХ веков», которая выводит науку о старообрядцах на качественно новый уровень познания. С.В. Таранец – организатор и ответственный редактор семи сборников научных трудов и материалов «Старообрядческая культура и современный мир», где освещаются различные проблемы, связанные с изучением старообрядчества, является руководителем и активным участником ряда международных научных конференций, посвященных старообрядчеству, и организатором более 100 научных экспедиций по изучению старообрядческой культуры, в частности на Подолье.

Собранный в ходе экспедиционной работы материал лег в основу коллекции С.В. Таранца, часть которой экспонируется на выставке, дополненной ценными экспонатами из собрания краеведческого музея. В экспозиции представлены богослужебные и поучительные книги, образа, меднолитая пластика (иконы, складни, кресты), одежда и бытовые вещи, позволяющие познакомиться с уникальной культурой русских старообрядцев, которые за пределами собственной этнической территории пытались сохранить свои традиции.

Выставка знакомит зрителя с различными направлениями деятельности сторонников древнего православия, их духовным миром, особенностями повседневности, деятельностью общин на Подолье. Как известно, одной из основных заслуг старообрядцев перед мировой культурой, является развитие и сохранение традиций переписывания книг, переживших на протяжении нескольких веков особый подъем. Эти книги использовались при богослужениях и повседневном чтении.

В экспозиции выставки презентабельно выглядит комплекс женской одежды, который представляет разные виды сезонного наряда. По внешнему виду старообрядки выделялись из общей сельской среды, сохраняя характерный покрой одежды, цвет и декорирование. Одежда россиянок хранила яркие этнографические особенности вплоть до середины ХХ века.

Еще одним смысловым экспозиционным блоком стала реконструкция интерьера старообрядческого дома, которая, несмотря на музейную условность, даёт некоторое представление о среде обитания человека и рассказывает о его образе жизни, эстетических представлениях и традиционном укладе. Как в украинской хате, в доме старообрядцев заметное место занимал рушник, часто служивший украшением красного (святого) угла. Полотенца были тканые и вышитые, украшенные кружевами ручной работы. Видное место в интерьере занимал домашний иконостас – на выставке представлена работа Кирилла Ветрова начала ХХ века. Этот предмет характерен для жилища зажиточных староверов. Общее количество выставленных вещественных экспонатов – около 120. Интересны также масштабно представленые в экспозиции музея фотографии автора, на которых представлена современная жизнь старообрядцев.

В ходе экспедиционной работы С.В. Таранец, в синхронном сочетании с широкомасштабной архивной работой, получил эксклюзивный и наиболее полный (по обозначенной проблематике) материал, касающийся различных сторон жизни старообрядческих общин в Украине, начиная от повседневности, быта, истории и заканчивая вопросами культуры и богословия. Учёный установил уровень сохранности и жизнеспособности традиционной культуры, её адаптационные возможности к современным условиям, наладил контакты с сотнями русских староверов и десятками представителей украинского этноса Юго-Восточного Подолья. Он получил сведения о положении Киевской епархии Русской Православной Старообрядческой Церкви, общин поморского и федосеевского согласий, как в советский период, так и в настоящее время.

В рамках выставки проведён круглый стол с участием преосвященного Никодима, епископа Киевского и всея Украины, представителей областной администрации и областного совета, глав Чечельницкой районной администрации и районного совета С.М. Пустового и С.В. Пянищука, председателя правления Винницкой областной организации Национального союза краеведов Украины С.Д. Гальчака, интеллигенции края и самих староверов.

Среди докладов, которые прозвучали в рамках круглого стола, следует выделить выступления епископа Никодима (Ковалева) о современном состоянии и перспективах развития старообрядческих общин на Подолье, настоятеля Георгиевской старообрядческой общины г. Хмельницкого о. Константина Литвякова об истории издания журнала «Вестник старообрядческого Подолья», настоятеля Успенской старообрядческой общины с. Петраши Виньковецкого района Хмельницкой области о. Виктора Галкина об организации и проведении съездов старообрядческой молодежи Киевской епархии РПСЦ, преподавательницы Брацлавского агроэкономического колледжа А.Г. Матвеевой, которая рассказала об истории Брацлавской старообрядческой общины Винницкой области.

На круглом столе выступили украинские ученые, давно занимающиеся изучением сложных и дискуссионных вопросов, связанных с историей и культурой староверов. В частности, известный в Украине исследователь старообрядчества доктор исторических наук доцент Одесского национального университета им. И.И. Мечникова А.А. Пригарин выступил с докладом «Старообрядцы перед вызовами глобализации», а кандидат исторических наук доцент Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина П.В. Еремеев представил доклад «Старообрядческие общины Харьковского региона в ХІХ – начале ХХ вв.: попытка историко-религиоведческой типологизации», кандидат исторических наук старший преподаватель Житомирского государственного университета им. И.Я. Франко А.А. Сычевский – «Общины старообрядцев Древлеправославной церкви Белокриницкой иерархии на Житомирщине в 1944–1961 гг.», старший научный сотрудник Винницкого областного краеведческого музея А.В. Липская рассказала об истории создания музейной коллекции памятников старообрядческой культуры Восточного Подолья.
Украшением мероприятия стало выступление архиерейского хора Киевской и всея Украины епархии РПСЦ с программой «Престольные праздники старообрядческих храмов Подолья» под руководством И. Пишенина и фольклорного коллектива из п. Брацлав Винницкой области, в составе В.И. Рыльского и Е.С. Марченковой.

Просторный зал Винницкого областного краеведческого музея был переполнен гостями, посетителями выставки и круглого стола, что свидетельствует о возрастающем интересе к теме истории и возрождения древлеправославия в Украине.

По приблизительным оценкам в мире насчитывается около двух миллионов последователей старообрядчества. Сколько в Украине, точно никто не скажет. Их в нашей стране официально не считают. Статистика лишь сообщает, что церковные общины староверов есть в 13 об

каждым годом мир ревнителей древлего благочестия сужается. Перед старообрядцами, как и во времена гонений, которые остались давно позади, стоит все та же задача: выжить. Она куда сложнее. Сопротивляться приходится не режиму, а времени, которое посылает староверам новые испытания.

Но тут кроме общих вызовов, которые бросает XXI век, глобализации и бездуховности, есть частные, субъективные факторы, влияющие на сохранение культуры, обычаев и традиций этой самобытной группы.

Государственная политика в вопросах национальных меньшинств, сформировавшаяся после краха социализма в странах Восточной Европы, закрепила нынешнее положение старообрядцев и определила на годы их дальнейшую судьбу. На каждой земле, три века назад приютившей староверов, она своя.

Пускай нас гонят в Туркестаны,

пускай на Север нас сошлют…

Но наше счастье не отнимут

Оно внутри нас завсегда…

(Из духовных стихов

старообрядцев Верхокамья)

Мир старой веры

Старообрядческие поселения и приходы разбросаны по всему миру. Их можно встретить в Молдавии, Польше, Болгарии, странах Балтии, США, Канаде, Австралии, Китае и даже в Южной Америке.

По приблизительным оценкам в мире насчитывается около двух миллионов последователей старообрядчества. Сколько в Украине, точно никто не скажет. Их в нашей стране официально не считают. Статистика лишь сообщает, что церковные общины староверов есть в 13 областях, Крыму, Киеве и Севастополе. Больше всего в Одесской, Винницкой, Черновицкой.

Исследователи культуры и традиций старообрядцев-липован называют общую цифру по региону Нижний Дунай — Украине, Молдове, Румынии и Болгарии. Здесь проживает более 100 тысяч человек. Официальные цифры дает лишь Румыния. По последним данным переписи населения, в стране насчитывается 35,7 тысячи русских липован.

За последние годы по старообрядчеству проведено множество исследований. Написано сотни статей. Ежегодно в странах, где проживают староверы, проходят научные конференции, встречи. Интерес к изучению этого уникального явления не угасает. Работы, связанные с историей, верой, бытом, укладом жизни, языком, обычаями, традициями, культурой, представили и маститые ученые, и молодые исследователи.

Участница конференции из Болгарии Еролова Йелис в липованской одежде

Историки, этнологи, искусствоведы сегодня более глубоко изучают старообрядчество. Кажется, нет такой грани их жизни, которая бы сейчас не исследовалась. Это жилье, одежда, прозвища, народный календарь, поверья, духовные стихи, говор, деловые качества, похороны, поминки, богослужение, обучение грамотности, деятельность священнослужителей, культурные памятники, к примеру, книга «Цветник». В общем, можно перечислять до бесконечности.

Старообрядчество всегда привлекало внимание ученых своей самобытностью, выразительностью. Но в последние годы сделана попытка комплексного изучения. Проблема лишь в том, как успеть. Ученые, можно сказать, по крупицам собирают оставшуюся старину, чтобы описать и сохранить для последующих поколений. Ибо все меньше остается истинных ревнителей древлего благочестия. Вместе с ними уходят традиции, говор, культура.

Степь да степь кругом

Старообрядчество часто сравнивают с островом, но в Украине это скорее гряда мелких, раздробленных, забытых и заброшенных островков. К ним нет интереса ни со стороны прежней Родины, ни со стороны новой.

Позволю себе эти личные, субъективные оценки, потому как сама из староверов. Родное старообрядческое село Большое Плоское (официально Великоплоское) на юго-востоке Одесчины, бывшего Тираспольского уезда Херсонской губернии за годы советской власти так осовременилось, что остались неизменными лишь старая вера с ее обрядами да часть традиций.

Помню, как мой дед Илья ходил в подпоясанной косоворотке навыпуск, жил по юлианскому календарю, строго соблюдал пост, любил слушать последние новости по радиоточке и читать газету «Известия». Телевизор у нас в доме появился в шестидесятые годы. Дедушке тогда было под восемьдесят. Но как мы его ни уговаривали хотя бы одним глазком посмотреть программу «Время», он так и не решился взглянуть в телевизор до самой смерти. А бабушку Степаниду, свою жену, любившую фильмы про войну, ругал, приговаривая: «Бес сопатый».

Дед Илья просидел в плену всю Первую мировую войну — дома и ожидать перестали. Когда вернулся, засобирался в Москву. Ночью прадед сжег все документы — не приветствовалось отрываться от родной земли, от родного дома.

Семья у старообрядцев была крепкой, можно сказать, вечной — никто не разводился. Жили вместе до самой смерти. В детстве помню всего один случай в селе, когда разошлись люди немолодые — батюшка разрешил. Ну а теперь, как везде, как у всех. «Время такое пошло», — говорят сельчане.

Революция, насильственная коллективизация и безбожные советские годы поломали вековые устои и нанесли старообрядчеству непоправимый вред. В последние годы, уже в независимой Украине, село постарело и заметно обеднело.

В доме, в каждой комнате на видном месте в углу стояли иконы. Но «любители» старины и легкой наживы сделали свое грязное дело. Воровство вынудило людей прятать образа и богослужебные книги по чердакам и чуланам, где они пылились не один год, а потом продать по дешевке заезжим спекулянтам.

И даже огромная сельская церковь теперь наполняется по большим праздникам. Но служба с одинокими старушками правится ежедневно. А в начале прошлого века в селе стояли три храма и два молитвенных дома. После страшных тридцатых годов уцелела одна церковь.

Помню, как в брежневские времена у нас в школе допытывались, носим ли мы нательные крестики. А однажды в самый главный в селе праздник Пасхи учителя объявили воскресенье учебным днем. Село в те годы было огромным: порядка 9 тысяч населения, три школы — пришли единицы. После этого неудавшегося случая такого рода эксперименты в нашем селе больше не проводили.

Старообрядческие села на протяжении трех веков, в условиях гонений, преследований и всяческих запретов, были островами древлеправославия, хранителями духовных и культурно-

национальных традиций. Нынче села вымирают, новое поколение старообрядцев давно отправилось в города, где затерялось среди общего единообразия…

Большое Плоское, возвышаясь над бескрайними полями, которые, медленно падая, упираются в светящийся огнями теперь уже чужой Тирасполь, переманивший городской жизнью не одно поколение плосковских староверов, как одинокий остров, пока еще хранит традиции предков. Но что будет через десять-двадцать-тридцать лет?..

По обе стороны Дуная

Такими же вопросами задаются и наши дальние соседи — румынские липоване (так называют старообрядцев, поселившихся в Бессарабии, Добрудже, Буковине). Но у них все по-другому. Старообрядческие села тоже стареют. Молодежь уезжает в город за лучшей жизнью, в другие страны — в поисках работы. Но с наследием предков, обычаев и традиций ситуация иная.

Румынское село Сарикёй, о котором в Плоском никогда не слышали (а в Сарикёе — о Плоском), известно тем, что здесь проживают старообрядцы-некрасовцы. Беглые казаки, не принявшие новой веры, а потому гонимые, поселились в Добрудже в первой половине XVIII века. Тогда эти земли принадлежали Османской империи, потому у села турецкое название: в переводе «желтое», «солнечное». В остальных старообрядческих поселениях названия русские — Журиловка, Периправа… Но до наших дней они сохранились не у всех: Новинькая ныне — Гиндэрешть, Соколинцы — Липовень, Мануиловка — Маноля.

Село Сарикей — почти такое же большое, как родное Плоское. Люди говорят так же, на акающем русском диалекте. Так же одеты. Такие же дома и улицы. Но у них четыре церкви. Здесь не было наших сталинских тридцатых годов. Их при коммунистах даже не закрывали. И выглядят они иначе: маленькие, с расписанными стенами.

У липован судьба сложилась не так, как у староверов Новороссии. Последние осели на окраинах Российской империи и сперва натерпелись от царской власти, после — советской. В начале XIX века царские власти превратили старообрядческие села Херсонской губернии в военные поселения, ввели в них единоверие (подчинили господствующей церкви, но разрешили молиться по старым книгам). Многие вынуждены были покинуть обжитые места и бежать в незаселенные, безводные степи Северного Причерноморья. Так возникло село Плоское, которое с годами разрослось.

Наверное, сравнивать эти два села не совсем верно. Но если взять села «румынских» и «украинских» липован Нижнего Дуная, то и между ними нынче пропасть. «Украинские» липоване тоже осели за пределами Российской империи. Эти земли несколько раз меняли политические границы, но их не задели окаянные тридцатые. Поэтому здесь тоже уцелели старые храмы. А после присоединения Южной Бессарабии к Советскому Союзу на окраинных и пограничных территориях в вопросах религии власти вели себя сдержанно.

Нынешние липованские села Украины и Румынии — это два отдельных острова, одинаковых и таких разных. Их разделяет не просто река, а украинско-румынская граница, за которой осталась общая двухвековая история. В новейшей — все по-новому. «Украинским» старообрядцам о таком можно только мечтать.

Русские липоване в Румынии имеют статус национальных меньшинств (отсюда много прав). У них есть свой представитель в палате депутатов парламента Румынии. Сегодня этот пост занимает Мирон Игнат. Он же возглавляет и общину русских липован Румынии, которая является, можно сказать, гарантом сохранения традиций старообрядцев. Созданная в 1990 году после краха социализма, сегодня эта мощная структура имеет свои подразделения в городах и селах, где компактно проживают липоване, свои культурные центры, офисы. Имеет свой Русский дом в Бухаресте.

Кроме спонсорской помощи община ежегодно получает правительственные субвенции. Поэтому у нее большой спектр деятельности. Она проводит фольклорные фестивали, круглые столы, конференции, научные симпозиумы, олимпиады. Имея свое издательство, выпускает книги по истории, религии, этнографии липован, сборники научных докладов. А еще — двуязычную ежемесячную газету «Зори», которая выходит в Бухаресте, и журнал «Китеж-град» — в Яссах.

В Киеве три года назад староверы тоже предприняли попытку издавать свою газету «Святые истоки». Но из-за недостатка средств ее выпуск был приостановлен.

Старообрядческая церковь в Румынии является официально признанным институтом, имеет статус автокефалии, получает помощь от государства. Архиепископ приравнен к высшим чиновникам государственной власти и имеет право выступать в парламенте. Большинство священников на попечении государственной казны.

До появления общины церковь для старообрядцев Румынии была единственным помощником в деле сохранения языка, обычаев, традиций. Она была единственным объединяющим звеном, их духовным центром, стержнем, основой их самоидентификации. Для старообрядцев Украины, у которых нет своих гражданских институтов, как в Румынии, церковь остается таковой и по сей день. Особенно для их потомков, проживающих в крупных городах. Здесь она является единственным критерием их самоидентификации. И тут большая проблема. Дело в том, что в современных условиях старообрядческая церковь в Украине не в силах справиться с этой ролью.

Свой Иерусалим

В городах старообрядческие храмы днем с огнем не сыщешь. Их либо нет, либо они находятся в приспособленных помещениях. А те, что сохранились, в ветхом состоянии. Сухие цифры официальной статистики гласят: в Украине 56 храмов Русской православной старообрядческой церкви Белокриницкого согласия. Но реальность куда печальнее.

В Харькове старообрядческая церковь ютится в подвале Украинской православной церкви Московского патриархата. В Одессе — в здании бывшей синагоги (без купола и церковного звона), зажатой жилыми высотками и неухоженными дворами. Внешне она похожа на молитвенный дом. Одна известная в городе коммерческая структура даже хотела ее снести и построить вместо нее жилое здание — место чересчур доходное, возле Привоза. Общине пришлось прибегать к помощи прессы, чтобы вынудить власти вмешаться и принять решения в пользу верующих.

В Симферополе вообще нет ни одной церкви.

В Киеве — один-единственный действующий храм на улице Почайнинской. И тот в аварийном состоянии. Памятник архитектуры, по оценкам специалистов, восстановлению не подлежит. Выделена земля для строительства нового. Прихожане многие годы собирали деньги на его возведение. Но средств очень мало. И старообрядцы боятся, что землю, за аренду которой они платят большие суммы, вообще могут отобрать.

Нет денег и на то, чтобы привести в порядок уникальный памятник старообрядчеству, доставшийся Украине. На ее территории находится Белая Криница — в прошлом духовный центр старообрядчества. Это место, где в 1784 году беглые староверы основали поселение, названное ими так из-за белой воды в колодцах, и мужской монастырь, потом женский. Именно здесь старообрядческая церковь обрела свою иерархию. В 1846 году с высочайшего позволения австрийского императора была учреждена митрополия, которая просуществовала здесь почти столетие. С приходом советской власти в 1944 году ее перевели в Румынию. А в начале XX века на деньги московского купца Овсянникова староверы возвели в этом селе богатый, выдержанный в традициях московского зодчества Успенский собор.

Теперь все это в запустении, как и село, где осталось не более шестидесяти дворов.

Для Украины Белая Криница — рядовое приграничное село в Черновицкой области, где доживают свой век этнические русские. Правда, у региональной власти есть планы возродить этот мировой духовный центр старообрядчества путем создания в селе туристической инфраструктуры. Белая Криница могла бы стать местом для паломничества и международным туристическим маршрутом. Но нет денег.

Старообрядческий архиепископ Киевский и всея Украины Савватий с сожалением заметил автору этих строк, что среда старообрядческая всегда славилась меценатами. «Были известные династии благотворителей. Но революция, затем воинствующий атеизм все смели. Церковь лишена поддержки меценатов и государством оставлена на произвол судьбы. Но Бог не оставил».

К сожалению, в Украине, в отличие от Румынии, старообрядцы могут рассчитывать только на Бога. Государство же, призванное способствовать развитию всех конфессий, равные возможности для старообрядцев обеспечило только на бумаге.

О старообрядчестве знают очень мало

Обидно, что это происходит на киевской земле, откуда пошла вера православная, взятая у Византии. Именно эту веру, которая просуществовала на Руси шесть с половиной веков, с крещения Киевской Руси князем Владимиром и до середины XVII века, донесли до наших дней старообрядцы. Именно так староверие, или древлеправославие, рассматривают историки и исследователи старообрядчества. И в этом смысле старообрядчество для Украины — духовное наследие Киевской Руси. Украина же хранит ее святыни — соборы, храмы, монастыри. А носителей веры, которой намолена София Киевская, мало сказать не замечает. Как-то один украинский политик, узнав, что я из старообрядцев, произнес: «А, это та самая секта»…

В этой до боли обидной фразе сконцентрирован нынешний уровень понимания и восприятия старообрядчества в Украине.

Старообрядчество, как известно, возникло во второй половине XVII века в результате раскола в Русской православной церкви. Идея сделать Москву третьим Римом толкнула тогдашнего патриарха Никона и царя Алексея Михайловича переписать богослужебные книги, переиначить церковные обряды, правила и догматы, дабы все было как у греков.

В спешном порядке исправлялись богослужебные книги, иконы, обряды. Двуперстие заменялось троеперстием, двойное возглашение «аллилуйи» — тройным, хождение «по солнцу» при исполнении церковных обрядов — хождением против солнца, написание имени Исус — на Иисус.

Часть духовенства и мирян наотрез отказалась принимать исправления. Потому их стали называть староверами или старообрядцами и совершенно несправедливо раскольниками. А смиренно принявших церковные реформы Никона — нововерами, новообрядцами или никонианами. Последние названия давно стерлись в людской памяти. Ибо новая православная вера после раскола стала царить повсеместно, опекаемая государством. А старая вера, или древлеправославие, выжило благодаря народу, который заплатил за нее высокую цену: принял мученическую смерть и оберегал три с лишним века. Староверов, которых господствующая русская православная церковь предала анафеме, морили голодной смертью, сжигали на кострах, четвертовали, изгоняли — все шло в ход против зла, коим на Руси после 1654 года считалось старообрядчество.

Для современного человека эти различия в обрядности, может быть, несущественные детали и даже мелочи. Но глубоко православных людей того времени, воспитанных в древнем благочестии, это поспешное, насильственное и неоправданное исправление богослужебных книг и церковных обрядов по новому греческому образцу, уничтожение старых книг и икон насторожило и вызвало вполне справедливый и понятный протест.

Староверы до сих пор не воспринимают новые обряды. Троеперстие называют крестное знамение «щепоткой». А тех, кого крестили в никонианской церкви — обливанцами. Священник не обвенчает молодых, если один из будущих супругов — другой веры. Лишь после того, как перекрестит по старому обряду: три раза, в купель, с головой…

С момента раскола минуло более трех веков. Поместный Собор Русской православной церкви в 1971 году снял клятвы, наложенные на старые обряды. Анафемы на пpивеpженцев старых обрядов были признаны «яко не бывшими», а старые обряды — pавночестными и спасительными. В 2000 году Архиерейский Собор Русской православной церкви за рубежом обратился к староверам с посланием, в котором испрашивалось прощение за причиненные гонения, за жестокости властей «только за любовь старообрядцев к преданию, принятому от благочестивых предков, за ревностное хранение его».

Попытки залечить последствия церковного раскола — эту кровоточащую рану православия и возродить единую православную церковь, как известно, предпринимались не раз. Такие призывы звучат и в наше время. В независимой Украине особенно. Но при этом голос Русской православной старообрядческой церкви в нашей стране фактически не слышен.

Между тем РПСЦ считает себя единственной наследницей Святой Христовой Апостольской церкви, потому как сохранила все ее догматы, правила и уставы, которые Русь при крещении приняла от Византии. Святые, чьи мощи пребывают в Киево-

Печерской лавре, были двуперстниками и молились по древним уставам и книгам, по которым и теперь совершается божественная служба в старообрядческой церкви. Потому выход в нынешней ситуации, когда православие в стране разделено на несколько патриархий, старообрядческая церковь видит в возрождении в Украине-Руси единой Православной Апостольской Кафолической церкви с единым патриархом.

Пропущенные страницы

Надо полагать, проблема в том, что так и не дана оценка церковному расколу. Многие называют это трагедией, разделившей русскую православную церковь и душу русского народа. Именно так. Однако старообрядчество сегодня нельзя рассматривать только как трагические страницы в истории русской церкви. Это история православия. И тут вопрос в том, ясны ли до конца различие между православным старообрядчеством и господствующим православием, различие духовное, а не обрядовое, «различие мысли и жизни, а не внешних случайных одеяний». Этот вопрос волновал всегда. Он актуален и сегодня.

К тому же неприятие церковной реформы было социальным протестом против господствующей церкви, государства и их идеологии. Это было мощное движение неповиновения. Поэтому старообрядчество изучают как величайшее проявление народного духа. И тут нет преувеличения. Вдумайтесь, три века, в условиях гонений, запретов, всяческих ущемлений, староверы ревностно хранили веру предков — они выстояли.

К сожалению, когда в Украине говорят о трагической истории украинского народа, то имеют в виду лишь украинцев. А как быть с другими этносами? С их трагической судьбой? История любого народа заканчивается там, где заканчивается его память. Это к вопросу и о том, как быть с исторической памятью в многонациональном государстве. Старообрядцы считают себя хранителями духовного наследия Святой Руси. Они это наследие хранили три века. И теперь это достояние тех государств, на территории которых они осели и живут три века.

Отсекая старообрядчество, Украина таким образом отсекает не только часть своего духовного наследия, но и обедняет свою же историю. Ибо у старообрядчества она своя, трехвековая. Это история поселений староверов на землях, их приютивших. Украинских в том числе. Эти земли давно стали их второй родиной. И это уже новейшая история Украины.

Старообрядческие поселения возникли на землях черниговского Стародубья, в Подолье, на полупустых землях Южной Бессарабии, Нижнем Дунае, в северной части Новороссии, на Буковине, Волыни. В разное время эти территории находились под влиянием различных государств: Польши, Австро-Венгрии, Румынии, Турции, России. Они-то и определяли политику по отношению к старообрядцам-переселенцам, позволяя им с ограничениями либо без притеснений исповедовать древлеправославие, соблюдать свои обряды, традиции, строить православные храмы с куполами, со звонницей, иметь священников и свою митрополию. Например, они получили свободу вероисповедания при турках, которые не дали ни одной христианской конфессии, существовавшей в Османской империи. А в Стране Советов лишились того, что имели. До революции 1917 года на территории Украины было порядка 20 старообрядческих монастырей и скитов — не осталось ни одного.

Более того, наука, которая последовательно и много лет изучает старообрядчество, рассматривает этот феномен не только с религиозной точки зрения, но и идеологической, исторической, культурной, этнической, социальной. И современное положение старообрядцев в разных странах как раз и зависит от отношения государства к этой самобытной группе как социокультурной, этноконфессиональной общности. И тут, кажется, все просто и ясно.

Увы. Староверы на украинских землях как жили на задворках, так и продолжают жить. Тут, конечно, во многом вина самих староверов. В Киеве в 2001 и в 2004 годах активные представители предприняли попытку создать национально-культурное объединение старообрядцев Украины для возрождения древлеправославия, исконных традиций и культуры христианства. Тогда же старообрядцы заявили о себе как о приверженцах и хранителях старой веры и духовных традиций, уходящих своими корнями в Киевскую Русь. Заявили о том, что старообрядчество следует рассматривать не только в древнерусском контексте, но и древнеукраинском и даже древнеболгарском, в чем и состоит его ценность.

Старообрядцы таким образом попытались заполнить пропущенные страницы в современной истории Украины. Но идея о всеукраинской организации по ряду причин так и не была воплощена в жизнь. И тут можно лишь развести руками: в Украине для сохранения духовного и культурного наследия староверы могут рассчитывать только на свои силы.

В Великом Новгороде прошла воскресная служба, посвященная протопопу Аввакуму

Старообрядцы в эти дни вспоминают протопопа Аввакума, известного своим противостоянием реформам патриарха Никона, которые раскололи православную церковь. Он родился ровно 400 лет назад. В новгородском старообрядческом храме этому посвятили воскресную службу.

Вот так шагнешь через порог и попадешь в прошлое – сразу на 4 сотни лет назад. И никакой машины времени. Именно так совершали православную службу во времена протопопа Аввакума, годовщину рождения которого чтят старообрядцы. В этом году он особенный: шутка ли – 400 лет.

Анастасия, прихожанка: «Особенное настроение чувствуется? Да, сегодня нам вкусняшек много раздали. И очень интересно приходить и слушать молитвы».

Наблюдать за службой нашей съемочной группе тоже разрешили – с порога, как и всем чужакам. Таковы правила. С ними здесь вообще строго, ведь главный постулат старообрядчества – следование канонам, жестким рамкам, благодаря которым и сохранилось то самое, дореформенное православие – исконно русское, уточняют староверы, не измененное «на греческий манер».

В прошлом за него нередко платили жизнью – того же основоположника старообрядчества протопопа Аввакума сожгли заживо, но со временем многое изменилось. Сейчас, поясняют члены общины, интерес и уважение к их культуре растет, в том числе и на высшем уровне. Но не будем о политике, поговорим об особенностях. И начнем с архитектуры.

Наталия Хмелева, корреспондент: «Понять, что храм старообрядческий можно уже по его внешнему виду, достаточно взглянуть на купол, а точнее на крест. Он – строго восьмиконечный. По преданию, на кресте именно такой формы был распят Иисус Христос».

Есть строгие требования и к форме храма – никакого новодела, только древнерусские образцы. Конкретно эта церковь – 14-го века, «дораскольного» периода, но и после, когда гонения на старообрядцев поутихли и им позволили справлять службы в молельнях, а не каких-нибудь сараях, их строили строго по канонам. Нередко, к слову, в пример брали новгородские храмы.

Но это не значит, что старообрядцы не впускали в жизнь вообще никаких перемен. В некоторых моментах они оказались, можно сказать, «на передовой прогресса», а все из-за финансовых притеснений.

Священник Александр Панкратов, настоятель общины Русской православной старообрядческой церкви г. Великий Новгород: «Вот представьте себе, чтобы в наше время кто-нибудь платил бы налоги не 13 %, а 26 . Это то, что было узаконено для старообрядцев при Петре I. И по этой причине в старообрядческой среде начало развиваться предпринимательство, гораздо раньше, чем в других российских сообществах.

Все это для того, чтобы выжить, не отказываясь от своей веры – наперекор властям. В итоге значительная часть промышленного капитала к началу 20 века оказалась в руках старообрядцев. В числе последних были Морозовы, Ребушинские и даже Кузнецовы, с их всемирно известным фарфоровым производством.

Вообще в истории старообрядчества немало интересных и неожиданных страниц, в одном сюжете обо всем не расскажешь. Проще прийти и пообщаться лично. Гостям, несмотря на определенную закрытость, здесь рады, рассказывает Александр Панкратов. Но приходя в эту церковь нужно помнить несколько правил.

Священник Александр Панкратов, настоятель общины Русской православной старообрядческой церкви г. Великий Новгород: «Не молиться вместе. Просто зайти и у дверей стоять, смотреть никто не запрещает. Кроме того, все-таки желательно женщинам заходить не в брюках и с покрытой платком головой. В летнее жаркое время мы просим мужчин также не заходить в рубашках с короткими рукавами».

Что же касается самого известного факта – что для чужаков в старообрядческих общинах держат отдельную посуду – Александр Панкратов улыбается: в эпоху коронавируса это более чем оправдано, да и в прошлом благодаря такому правилу эпидемии той же холеры обходили староверов стороной. Но дело не в этом: общение за одним столом сближало людей духовно, а значит, еретикам проще было отвратить людей от веры. К чему так рисковать?

Впрочем, сильным духом людям никакие соблазны были не страшны, а таких от протопопа Аввакума до настоящего времени было немало.

Наталия Хмелева

Добавьте НТ в свои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Наша редакция уважает ваши непредвзятые точки зрения. Просим вас проявлять уважение друг к другу, к авторам и героям наших материалов. Оставляйте комментарии в рамках законодательства РФ. Редакция оставляет за собой право удалять комментарии, которые, как мы считаем, не соответствуют теме и тону обсуждения, принятому у нас на сайте.

Кроме того, вы можете обсуждать все новости «Новгородского областного телевидения» в официальных группах социальных сетей: Вконтакте, Фейсбук и твиттер

Интервью с главой старообрядцев, митрополитом Корнилием — Реальное время

Интервью с главным старообрядцем России: о меме «Путин и голубь», контактах с РПЦ, мусульманами, положительном татарстанском примере и возвращении староверов на Родину

Фото: Олег Тихонов

В эти дни в Татарстане находится предстоятель Русской православной старообрядческой церкви митрополит Корнилий (Титов). Прибыл он в Казань для участия в конференции «Старообрядчество и революция». Именно владыка удостоился чести открыть форум и принять участие в мероприятиях, связанных с ним. В ходе визита он дал интервью корреспонденту «Реального времени». В беседе с нашим журналистом высокопоставленный священник поведал о своей недавней встрече с Путиным и пояснил происхождение шутливого мема с голубем, появившимся после президентского посещения. Также глава РПСЦ рассказал о своих контактах с мусульманами, прекратившихся спорах с никонианами (РПЦ), похвалил татарстанские власти и анонсировал всемирный съезд староверов всех согласий.

«Татарстан отличился в хорошем отношении»

— Уважаемый Владыка, расскажите для начала, какова ваша программа пребывания в Татарстане? Я так понимаю, вы в Казани уже не первый раз.

— В Казани я не первый раз. Знаю, что здесь много наших старообрядцев, у которых хорошие отношения с властями. Несколько раз здесь встречались и с президентом Миннихановым, и с госсоветником Шаймиевым. У нас здесь хорошие связи и духовные, и материальные. Мы приехали сюда в первую очередь для того, чтобы помолиться с нашими братьями. Здесь был большой праздник явления Казанской иконы Божией Матери. Поэтому наш основной мотив был молиться. Также у нас была поездка в Челны, где месяц назад освятили храм. Посетили музеи в Елабуге — Шишкина, Цветаевой. А сегодня — конференция «Старообрядчество и революция». Такие основные вехи нашего путешествия.

— А почему все-таки Казань выбрана площадкой для такой конференции?

— Из всей России особенно здесь власти заботятся о возрождении нравственности, духовности. Именно здесь я вижу историческую оценку событий. Инициаторами форума выступило правительство Татарстана, за что я очень благодарен. Это очень важная тема — 100-летие революции, отмечаемое в этот юбилейный год. Конференция, проводимая нашими старообрядцами по инициативе республиканского правительства, является знаковым событием.

Наш владыка Геронтий — епископ, который 10 лет отсидел в сталинские времена в 1930-е годы, — отмечает, что с ним в лагерях было много и татар. Он очень положительно о них пишет: они с ним быстро нашли общий язык, поддерживали, были как братья в такие трудные времена. Мусульмане и православные объединились, выживая в тяжелых условиях

— Получается, в других регионах меньше уделяется внимания этой теме — староверы и революция?

— Полгода прошло с начала 2017 года, и нигде — ни в Москве, ни где-либо еще — не было. Татарстан, можно сказать, отличился в хорошем отношении.

— Хотя кому-то может показаться странным, что в Татарстане проводится старообрядческий форум, поскольку в головах обывателей республика считается условно мусульманской…

— Тут ведь говорим о столетии репрессий, гонений. Мусульмане тоже преодолевали все эти трудности, гонения от советской власти, разрушения — всем досталось. Наш владыка Геронтий — епископ, который 10 лет отсидел в сталинские времена в 1930-е годы, — отмечает, что с ним в лагерях было много и татар. Он очень положительно о них пишет: они с ним быстро нашли общий язык, поддерживали, были как братья в такие трудные времена. Мусульмане и православные объединились, выживая в тяжелых условиях. Такая дружба ему помогла.

— Сегодня на конференции были представители других старообрядческих согласий, РПЦ и люди светские. Как удалось всех собрать под одной крышей?

— Я только рад, что здесь собрались эти люди, которые оценивают исторические события с духовной точки зрения. Конечно, советское время, наше прошлое по-разному сейчас оценивают: коммунистическая партия под одним углом, историки — под своим, верующие — под третьим. А сейчас, как мы видим, присутствует самая правильная оценка — с духовной точки зрения: нарушаются или не нарушаются заповеди Божьи. Конечно, было много печальных нарушений, которые привели к таким событиям 30-х годов, как репрессии, ГУЛАГи — вот это мы и вспоминаем. Конечно, все конфессии говорят об этих печальных страшных днях и годах.

Я думаю, наш президент старается консолидировать все слои общества, все религиозные традиционные организации, церкви и обратиться к русской истории, которая тесно связана со старообрядчеством

«Впервые за 350 лет после раскола глава государства посетил нас»

— Вы сказали, что правительство Татарстана уделяет внимание старообрядцам. Месяц назад и президент Владимир Путин встречался с вами. Почему государственная власть вдруг озаботилась вопросами, пожалуй, одной из самых традиционных конфессий России?

— Вы правильно сказали про самую традиционную конфессию. Мне трудно сказать, почему они обратили внимание на нас: они же сами выбирают. Наверное, есть какая-то политика, которая кем-то одобряется, продумывается. Мы просто были извещены, что президент хочет посетить. Конечно, были очень рады такому вниманию, потому что и в царское время гонений (особенно в романовское), и в советское время старообрядцы были преследуемы: они были вне закона, подвергались разным репрессиям. Поэтому расселение по всему миру произошло из-за гонений.

— Это первая в истории встреча руководителя страны со старообрядцами?

— Да, впервые за 350 лет после раскола глава государства посетил наш духовный исторический центр — очень большое, важное и знаковое для нас событие. Почему это произошло? Я думаю, наш президент старается консолидировать все слои общества, все религиозные традиционные организации, церкви и обратиться к русской истории, которая тесно связана со старообрядчеством. Старообрядцы были патриотами своей родины во все времена — и в Смутное время 1612 года, и в Отечественной войне 1812 года с французами, и в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов. Старообрядцы всегда были защитниками своего Отечества. Я думаю, президент приехал к нам для того, чтобы выразить свою признательность, свое почтение русским из русских, православным из православных — старообрядцам. Также, наверное, его цель была и познакомиться с нами, поскольку это было первый раз.

— После этой встречи в интернете появился шутливый ролик с голубем, где вы шагаете с Владимиром Владимировичем. Видели ли вы его?

— Видел, конечно.

— Как относитесь к подобным шуткам?

— В каждой шутке есть доля правды. Действительно, голубь слетел с колокольни прямо под ноги Путину, а он и жест сделал, мол, посмотрите, какой голубь к нему навстречу пошел. Потом пририсовали, что птица левым крылом отдает честь — такая вот шутка. А вообще, интересное событие, поскольку голубь символизирует в православии благодать Святаго духа, его так и изображают иногда. Возможно, и Господь так устроил, трудно мне сказать. Но такое было действительно.

Было интересное событие в прошлом году в Москве, в котором государство приняло участие: впервые за круглым столом собрались все старообрядческие согласия — беспоповцы, еще несколько разветвлений, РДЦ. Мы встретились, познакомились, пообщались — это было тоже историческое событие

«С РПЦ у нас споров нет»

— А как выстраиваются отношения с Русской православной церковью (Московским патриархатом)?

— У нас добрососедские отношения, достаточно мирные. Если в царские времена Романовых и в советские наша церковь была гонимой и преследуемой, наши священнослужителей в тюрьмы сажали, храмы разрушались, то сейчас государство устранилось в какой-то мере от того, чтобы нами руководить, тем более противопоставлять одну конфессию другой. Мы традиционные, живем в относительно мирное время. В какой-то мере получаем и помощь от государства в деле возрождения духовности, поскольку государство, да и здесь в Татарстане местное правительство (мы встречались), понимают важность духовного возрождения. Борьба со страстями, пороками, вредными привычками (курение, алкоголь, наркомания), с абортами — общая платформа с той церковью, которую называете патриаршей. Как раз эти вопросы на конференциях вместе обсуждаем и вместе с государством пытаемся как-то решить. Основное наше дело Церкви — это молитва, но и такое социальное служение имеет место, в том числе забота о нищих, бездомных, больных, посещение тюрем.

— Тем не менее, у вас есть некоторые споры с РПЦ вокруг возвращения храмов…

— Эти споры были до 2010 года, пока не было специального закона. Сейчас, слава Богу, храмы, которые принадлежали конфессиям, возвращаются.

— И РПЦ на ваши храмы руку не накладывает?

— Нет. Мирное сосуществование. Они свои храмы возвращают, а мы, как видите, свои. И мы не претендуем на чью-то собственность. Слава Богу мы этот храм возвратили (митрополит указал на восстанавливаемый Кафедральный собор Казанской иконы Божией матери на ул. Старообрядческой, 17). Так что у нас таких споров нет.

— А как с другими старообрядческими конфессиями контактируете — Древлеправославной церковью, с беспоповцами?

— Было интересное событие в прошлом году в Москве, в котором государство приняло участие: впервые за круглым столом собрались все старообрядческие согласия — беспоповцы, еще несколько разветвлений, РДЦ. Мы встретились, познакомились, пообщались — это было тоже историческое событие. Тем более государство поприветствовало это мероприятие и поддерживает наше сотрудничество. Мы готовимся к 400-летию со дня рождения протопопа Аввакума — это наш общий святой, который положил жизнь за веру. Он родился в 1620 году. То есть 400-летие мы будем отмечать в 2020 году. Мы, старообрядцы-поповцы и беспоповцы, обратились к президенту Путину с письмом о поддержке в масштабах всей России этой даты. Президент Путин поддержал, подписал положительную резолюцию. Сейчас с Министерством культуры, в том числе и в Татарстане, согласовываем мероприятия в рамках подготовки к юбилею. Такое сотрудничество началось совсем недавно, год назад. И здесь, как видим, собрались старообрядцы всех согласий — и поповцы, и беспоповцы.

Сравнивая с другими регионами, могу сказать: здесь находится на передовых позициях руководитель республики, который дружественно и на равных относится ко всем конфессиям. Он хорошо знает историю старообрядчества. И мы видим эту поддержку в делах

— Расскажите, как вы выстраиваете отношения с другими конфессиями? Меня в первую очередь интересуют мусульмане.

— Здесь в Казани очень уместный вопрос — возрождение святынь. Храм, в котором сейчас идет конференция, совсем недавно был в разрушенном состоянии. Правительство Татарстана обратило внимание на это, у нас было несколько встреч с президентом Миннихановым, с Шаймиевым. Рустам Нургалиевич и сам приезжал сюда на открытие памятника. Это деловое сотрудничество, мы очень рады поддержке старообрядцев. Сравнивая с другими регионами, могу сказать: здесь находится на передовых позициях руководитель республики, который дружественно и на равных относится ко всем конфессиям. Он хорошо знает историю старообрядчества. И мы видим эту поддержку в делах: помощь в восстановлении кафедрального собора, открытие памятника, организация встреч, выставок, сегодняшняя конференция. Как мы помним, на открытие памятника были приглашены и мусульманские лидеры, представители новообрядческой церкви, католики. Вот такая дружеская созидательная атмосфера здесь царит.

— Хотя бы с муфтиями, которых у нас десятки в стране, были у вас встречи тет-а-тет?

— Мы периодически встречаемся, в том числе и с Талгатом Таджуддином (верховный муфтий, председатель ЦДУМ России, – прим. ред.), но не тет-а-тет, а на официальных мероприятиях. Раз в квартал в Кремле нас, представителей конфессий, собирает глава администрации президента. Обсуждаем вопросы, которые интересуют и церковь, и государство. Да, у нас добрые хорошие отношения.

«Многие старообрядцы хотят вернуться в Россию»

— Есть информация, что в 2018 году в России пройдет всемирный старообрядческий собор. Что это будет за форум?

— Я бы не сказал, что собор, скорее, съезд. Это продолжение круглого стола, который был в прошлом году. Сейчас мы хотим его расширить с приглашением бо́льшего числа старообрядцев. Среди тем, которые мы еще подняли перед президентом Путиным месяц назад, было переселение старообрядцев, которые убежали в царское и советское времена за границу. Есть общины в Латинской Америке, Австралии, в Румынии, Молдавии и Украине. Многие хотят вернуться в Россию. Президент тоже одобрил. И наша встреча будет как раз посвящена созданию условий для того, чтоб старообрядцы возвращались на родину. Это большой и трудный вопрос: опыта нет, нужны колоссальные материальные и людские ресурсы. Слава Богу, этим вопросом президент заинтересовался. Министерство получило от него задание разработать программу переселения старообрядцев. Этот съезд будет в какой-то мере подводить итоги по содействию возвращению старообрядцев на родину.

Среди тем, которые мы еще подняли перед президентом Путиным месяц назад, было переселение старообрядцев, которые убежали в царское и советское времена за границу. Есть общины в Латинской Америке, Австралии, в Румынии, Молдавии и Украине. Многие хотят вернуться в Россию

— Где и когда он будет проходить?

— В Москве, летом. С точной датой будем определяться.

— Какие согласия изъявили желание принять участие?

— В основном поповцы и беспоповцы, есть у нас еще Русская древлеправославная церковь (РДЦ) с патриархом Александром — они тоже будут. Как раз эти три согласия проводили круглый стол, сейчас идет подготовка к совместному съезду.

— А единоверцы будут участвовать?

— Мы имеем в виду лишь старообрядцев. Единоверцы на сегодняшний день находятся в духовном подчинении новообрядческой церкви (РПЦ, — прим. ред.).

«Князя Владимира можно по-современному назвать старообрядцем»

— В Татарстане недавно был скандал, когда ряд священников РПЦ отказались молиться за патриарха Кирилла, обвинив его в экуменизме и припомнив его встречу с Папой Римским. Где грань между диалогом и экуменизмом?

— Не буду комментировать, что происходит в той церкви. У них свои вопросы, а мы независимо от них решаем свои вопросы внутреннего содержания. А экуменизм для старообрядцев — неприемлемая вещь, это тот духовный плавильный котел, в котором хотят все религии соединить, сделать что-то общее и тем самым уничтожить суть православия, провести какие-то реформы. Старообрядцы как раз на этом и стоят: никаких реформ не допускается. Это то, что передали нам наши предки, хранила Святая Русь в средние века — все это мы и сохраняем. А экуменизм пытается нивелировать все, сделать что-то общее, непонятное, создать аморфную массу и уничтожить веру. Мы, старообрядцы, во все времена никогда не участвовали в экуменистическом движении. Мы, как и вы, в этом вопросе выступаем сторонними наблюдателями — как смотрим какой-то матч. Нас это напрямую не касается, и сами мы, слава Богу, далеки от этого экуменического движения.

— Сколько в России сейчас старообрядцев и старообрядческих храмов?

— Статистика говорит, порядка 200 храмов в России, на Украине — 50, в Молдавии — 30. Есть рассеянные по зарубежью храмы и общины… Это говорю о наших, РПСЦ. Совсем недавно появились общины в Уганде. Заинтересовались в Пакистане общины, уже приезжали, присоединились. Это для нас, старообрядцев, тоже необычная картина — люди со всего мира интересуется старообрядчеством, и кто-то приходит к истинной спасительной вере.

Старообрядцы как раз на этом и стоят: никаких реформ не допускается. Это то, что передали нам наши предки, хранила Святая Русь в средние века – все это мы и сохраняем. А экуменизм пытается нивелировать все, сделать что-то общее, непонятное, создать аморфную массу и уничтожить веру

— Эксперты подчеркивают, что именно старообрядчество и ислам в России являются самыми быстрорастущими конфессиями. У других замедлился или приостановился рост…

— Нам трудно судить. Нам отвечать перед Богом и перед своей Церковью. У нас есть какая-то особенность, которую другим сложно понять. Церковь — это сообщество живых и мертвых. Конечно, сейчас нас не так много, как до революции. Но Господь сам говорит: «Не бойся малое стадо, я с вами. Пусть те, которые хранят заветы Господа, живут по его законам». Это и есть стадо Христово. Это совокупность в том числе и тех, кто ушел из жизни, прожив ее в православии. А истинное православие принес на Русь князь Владимир. И всех святых до раскола, в их числе и князя Владимира, можно по-современному назвать старообрядцами. А если говорить о количестве старообрядцев, то говорят об 1—2 миллионах человек. Официальная статистика, как вы знаете, не может полностью отражать реальное положение дел. Кто-то дальше, кто ближе к Богу, к истине. Только Господь может определять. Наше дело — стремиться жить по законам Божьим, спасать свою душу, помогать нашему обществу, нашей родине на земле, а самое главное — Отечеству, которое уже будет после этой жизни, — Царству Небесному. Каждому из нас надо подготовиться к встрече с Господом в этой вечной истинной жизни — Царстве Божьем.

Тимур Рахматуллин, фото Олега Тихонова

Время берет верх над латвийскими «старообрядцами»

В таком же количестве деревянных домов в деревне Слутишки, спрятанной от цивилизации на востоке Латвии, осталось немногим более десятка жителей. Все старообрядцы, вера, борющаяся за выживание.

«Молодежь уезжает», — сказал Алексей Зилко, новоизбранный глава Латвийской старообрядческой церкви. «Кому мы передадим нашу веру?»

Последователи христианской конфессии, отколовшейся от Русской православной церкви в XVII веке, мигрировали, спасаясь от преследований, создавая сплоченные этнические русские общины по всему миру, оторванные от основного течения.

Сегодня они сталкиваются с новыми проблемами, поскольку менее религиозное поколение направляется в города в поисках работы, оставляя позади старое.

Пожилые бородатые мужчины собрались вместе с женщинами в традиционных костюмах и длинных шалях на недавнем праздновании под Слутишками 350-летия их первого молитвенного дома, построенного в Латвии.

«Новая эра устроила нам серьезные испытания, — добавил Зилко. «Деревни приходят в запустение, и наши молитвенные дома тоже».

Жители Слутишек, расположенного в беднейшем регионе Прибалтики, получают такие предметы первой необходимости, как хлеб, колбасы или копченую рыбу, из микроавтобуса, который приезжает только раз в неделю.

В их домах полы покрыты коврами ручной работы, мебель украшена резьбой, и в каждом есть огромная традиционная печь, а также уголок поклонения с расписными медными и серебряными иконами, передаваемыми из поколения в поколение.

Вдовец Михаил Гаврилов, 80 лет, с рождения живет в Слутишках.

Когда он был намного моложе, Гаврилов часами ходил до ближайших молитвенных домов. Теперь он ездит на автобусе – все еще редкость в этих краях. — Летом веселее, — сказал он.

Взяв с собой иконы, священные книги и многое другое, старообрядцы более трех столетий назад бежали из родной земли, — сказал Азий Исаевич Иванов, 75 лет.

Они считали себя хранителями первоначальной православной традиции, распространившейся из Византии на территорию современной России и Украины в конце X века.

За отказ от церковных реформ, проведенных в России в конце XVII века, на них обрушились волны репрессий.

«Жестокая расправа вынуждала людей покидать Российское государство и переселяться на окраины империи или в другие страны», — сказал г-н Иванов.Восток современной Латвии находился в то время под властью Польско-Литовского королевства, известного своей религиозной терпимостью.

Коммунистическая революция 1917 года превратила атеизм в официальную политику. Те старообрядцы, которые не бежали, столкнулись с возобновлением преследований со стороны Советов.

В целом, миллионы старообрядцев перебрались куда угодно, где они могли поклоняться так, как считали нужным, — вплоть до Южной Америки и Австралии.

Но, несмотря на мучительную историю Латвии 20-го века, ее старообрядцам удалось сохранить свою веру.

Сегодня осталось около 62 000 старообрядцев — крошечное меньшинство в стране с населением 2,2 миллиона человек и небольшая часть крупнейшего этнического меньшинства Латвии, русских, которые составляют 28 процентов населения и в большинстве своем объявляют себя православными.

Но с момента восстановления независимости Украины в 1991 году старообрядческие села опустели.

Когда страна вступила в ЕС в 2004 году, многие эмигрировали в другие государства-члены блока, чтобы работать.

Другие переехали из сельской местности в города Латвии, где легче найти работу.Некоторые обратились в господствующее православное христианство.

Из-за этого многие молитвенные дома в регионе опустели.

Независимая журналистика стоит денег. Поддержите Times of Malta по цене кофе.

Поддержите нас

Социальная миссия церкви — католические благотворительные организации

В Своей торжественной молитве о единстве Церкви Христос Господь наш не просил Своего Отца удалить Своих учеников из мира: «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы Ты сохранил их от лукавого.Поэтому пусть никто не думает, что деятельная жизнь в мире несовместима с духовным совершенством. Оба вполне могут быть гармонизированы.

Mater et Magistra («Мать и Учитель») , Папа Иоанн XXIII, 1961 № 255.


 

Сегодня перед Церковью стоит грандиозная задача: очеловечить и христианизировать эту нашу современную цивилизацию. Дальнейшее развитие этой цивилизации, да и само ее выживание требуют и настаивают на том, чтобы Церковь выполняла свою роль в этом мире.Вот почему она требует сотрудничества со своими мирянами. Ведя свои человеческие дела в меру своих возможностей, они должны осознавать, что они служат человечеству в тесном союзе с Богом через Христа и во славу Божью. А святой Павел настаивал: «Едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию».

Mater et Magistra («Мать и Учитель») , Папа Иоанн XXIII, 1961 № 256.


 

Во все времена церковь несет ответственность за прочтение знамений времени и истолкование их в свете Евангелия, если она хочет выполнить свою задачу.На языке, понятном каждому поколению, он должен быть в состоянии ответить на постоянно повторяющиеся вопросы, которые люди задают о смысле настоящей жизни и жизни грядущей и о том, как одно связано с другим.

Gaudium et Spes («Церковь в современном мире») , II Ватикан, 1965 № 4.


 

Все должны считать своим священным долгом считать общественные обязанности сегодня одними из главных своих обязанностей и соблюдать их как таковые. Ибо чем теснее сближается мир, тем шире обязанности людей выходят за пределы отдельных групп и распространяются на весь мир.Это будет реализовано только в том случае, если отдельные лица и группы будут практиковать моральные и социальные добродетели и поощрять их в общественной жизни. Тогда при необходимой помощи божественной благодати возникнет поколение новых женщин и мужчин, создателей нового человечества.

Gaudium et Spes («Церковь в современном мире») , Ватикан II, 1965 № 30.


 

Чем больше возрастает власть мужчин и женщин, тем больше становится их ответственность как личностей и как членов общества.Таким образом, не может быть и речи о том, чтобы христианское послание мешало им созидать мир или делало их незаинтересованными в благе других: напротив, оно делает его более строгим обязательством.

Gaudium et Spes («Церковь в современном мире») , Ватикан II, 1965 № 34.


 

Ничуть не уменьшая нашей заботы об освоении этой земли, ожидание новой земли должно подстегивать нас, ибо именно здесь растет тело новой человеческой семьи, в некотором роде предвещая грядущий век.Вот почему, хотя мы должны тщательно отличать земной прогресс от умножения Царства Христова, такой прогресс жизненно важен для Царства Божьего, поскольку он может способствовать лучшему упорядочению человеческого общества.

Gaudium et Spes («Церковь в современном мире») , Ватикан II, 1965 № 39.


 

Преследуя свою спасительную цель, церковь не только сообщает человечеству божественную жизнь, но в известном смысле проливает отраженный свет этой божественной жизни на всю землю, особенно в том, как она исцеляет и возвышает достоинство человеческой личности. , тем, как она консолидирует общество, наделяет повседневную деятельность людей более глубоким смыслом и значением.
Таким образом, церковь верит, что через каждого из своих членов и свою общину в целом она может помочь сделать человеческую семью и ее историю еще более человечными.

Gaudium et Spes («Церковь в современном мире») , Ватикан II, 1965 № 40.


 

Не менее ошибочно думать, что мы можем погрузиться в земные дела так, как если бы эти последние были совершенно чужды религии, а религия была бы не чем иным, как исполнением актов поклонения и соблюдением нескольких моральных обязательств.Одной из самых серьезных ошибок нашего времени является дихотомия между верой, которую исповедуют многие, и их повседневным поведением. Еще в Ветхом Завете пророки яростно обличали этот скандал, а в Новом Завете сам Христос еще решительнее грозил ему суровой карой. Пусть же не будет такого пагубного противоречия между профессиональной и общественной деятельностью, с одной стороны, и религиозной жизнью, с другой. Христиане, уклоняющиеся от своих мирских обязанностей, уклоняются от своих обязанностей по отношению к ближнему, пренебрегают самим Богом и подвергают опасности свое вечное спасение.

Gaudium et Spes («Церковь в современном мире») , Ватикан II, 1965 № 43.


 

Своими словами и примером и в союзе с монашествующими и верующими пусть они [миряне] покажут, что церковь со всеми ее дарами, одним своим присутствием, является неисчерпаемым источником всех тех добродетелей, на которых стоит современный мир самый нуждающийся. Пусть они тщательно подготовятся к встрече, чтобы вступить в диалог с миром и с людьми всех оттенков мнений.

Gaudium et Spes («Церковь в современном мире») , Ватикан II, 1965 № 43.


 

Помня слова Господа: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35), христиане не могут ни к чему более горячо стремиться, как к служению народу этот возраст успешно с возрастающей щедростью. Верно держась Евангелия, обогащаясь его ресурсами и объединяясь со всеми, кто любит и творит справедливость, они взяли на себя здесь, на земле, тяжелую задачу и должны дать отчет в ней Тому, Кто будет судить всех людей в последний день. .

Gaudium et Spes («Церковь в современном мире») , Ватикан II, 1965 № 93.


 

Прислушиваясь к воплям тех, кто страдает от насилия и угнетается несправедливыми системами и структурами, и слыша призыв мира, который своей испорченностью противоречит замыслу своего Творца, мы поделились своим осознанием призвания Церкви присутствовать в сердце мира, возвещая Благую Весть бедным, свободу угнетенным и радость страждущим.Надежды и силы, движущие мир в самом его основании, не чужды динамизму Евангелия, которое силой Святого Духа освобождает людей от личного греха и от его последствий в общественной жизни.

Justicia in Mundo («Справедливость в мире») , Всемирный синод католических епископов, 1971 № 5.


 

Действия во имя справедливости и участие в преобразовании мира в полной мере предстают перед нами как конститутивное измерение проповеди Евангелия, или, другими словами, миссии Церкви по искуплению рода человеческого и освобождению его от всякого угнетающая ситуация.

Justicia in Mundo («Справедливость в мире») , Всемирный синод католических епископов, 1971 № 6.


 

Ибо, если христианское послание любви и справедливости не продемонстрирует свою действенность через действие в деле справедливости в мире, оно лишь с трудом завоюет доверие людей нашего времени.

Justicia in Mundo («Справедливость в мире») , Всемирный синод католических епископов, 1971 № 35.


 

Церковь получила от Христа миссию проповеди евангельской вести, в которой содержится призыв к людям обратиться от греха к любви к Отцу, всеобщему родству и, как следствие, требование справедливости в мире.Вот почему Церковь имеет право и обязанность провозглашать справедливость на общественном, национальном и международном уровнях и осуждать случаи несправедливости, когда этого требуют основные права людей и само их спасение.

Justicia in Mundo («Справедливость в мире») , Всемирный синод католических епископов, 1971 № 36.


 

Ведь не только Церковь несет ответственность за справедливость в мире; однако на ней лежит надлежащая и конкретная ответственность, которая определяется ее миссией свидетельствовать перед миром о необходимости любви и справедливости, содержащейся в евангельской вести, свидетельство, которое должно осуществляться в самих церковных учреждениях и в жизни христиан. .

Justicia in Mundo («Справедливость в мире») , Всемирный синод католических епископов, 1971 № 36.


 

Члены Церкви, как члены общества, имеют такое же право и обязанность содействовать общему благу, как и другие граждане. Христиане должны исполнять свои мирские обязанности с верностью и компетентностью. Они должны выступать закваской в ​​мире, в своей семейной, профессиональной, общественной, культурной и политической жизни.

Justicia in Mundo («Справедливость в мире») , Всемирный синод католических епископов, 1971 № 38.


 

Церковь обращает свое внимание на этих новых «бедных» — инвалидов и неприспособленных, стариков, разные группы маргиналов и т. д. — чтобы узнать их, помочь им; отстаивать свое место и достоинство в обществе, закаленном конкуренцией и притяжением успеха.

Octogesima Adveniens («Призыв к действию») , Папа Павел VI, 1971 № 15.


 

В социальной сфере Церковь всегда хотела взять на себя двойную функцию: во-первых, просвещать умы, чтобы помочь им открыть истину и найти правильный путь среди различных учений, требующих их внимания; и, во-вторых, принимать участие в действии и распространять, с настоящей заботой о служении и эффективности, энергии Евангелия.

Octogesima Adveniens («Призыв к действию») , Папа Павел VI, 1971 № 48.


 

Церковь призывает всех христиан взять на себя двойную задачу вдохновения и обновления, чтобы заставить структуры развиваться, чтобы приспособить их к реальным нуждам сегодняшнего дня.

Octogesima Adveniens («Призыв к действию») , Папа Павел VI, 1971 № 50.


 

Особый вклад Церкви вытекает из ее религиозной природы и служения.Церковь призвана быть уникальным образом орудием Царства Божия в истории. Поскольку мир является одним из признаков того царства, которое присутствует в мире, Церковь выполняет часть своей основной миссии, делая мир царства более заметным в наше время.

Задача мира: Божье обетование и наш ответ , Католические епископы США, 1983 № 22.


 

Как католики, мы являемся наследниками давней традиции мышления и действия в отношении моральных аспектов экономической деятельности.Жизнь и слова Иисуса и учение Его Церкви призывают нас служить нуждающимся и активно работать во имя социальной и экономической справедливости. Как сообщество верующих, мы знаем, что наша вера проверяется качеством справедливости среди нас, что мы можем лучше всего измерять нашу совместную жизнь тем, как обращаются с бедными и уязвимыми.

Экономическая справедливость для всех , Католические епископы США, 1986 № 8.


 

Наша вера – это не просто обязанность выходного дня, таинство, которое следует совершать вокруг алтаря в воскресенье.Это всепроникающая реальность, которую нужно практиковать каждый день дома, в офисе, на фабриках, в школах и на предприятиях по всей нашей стране. Мы не можем отделить то, во что мы верим, от того, как мы действуем на рынке и в обществе в целом, поскольку именно здесь мы вносим свой основной вклад в достижение экономической справедливости.

Экономическая справедливость для всех , Католические епископы США, 1986 № 25.


 

Дела мирские, в том числе и хозяйственные, не могут быть отделены от духовного голода человеческого сердца.

Экономическая справедливость для всех , Католические епископы США, 1986 № 327.


 

Церковь не может предложить технических решений, но, будучи «знатоком человечества», ей есть что сказать о природе, условиях, требованиях и целях подлинного развития и о препятствиях, стоящих на его пути.

Solicitudo Rei Socialis («Об общественной заботе», перевод Дондерса) , Папа Иоанн Павел II, 1987 № 41.


 

Церковь хорошо знает, что никакое временное достижение не должно отождествляться с Царством Божиим, но что все такие достижения просто отражают и в некотором смысле предвосхищают славу Царства, Царства, которого мы ожидаем в конце истории, когда Господь придет снова.Но это ожидание никогда не может быть оправданием отсутствия заботы о людях в их конкретных личных ситуациях и в их социальной, национальной и международной жизни, поскольку первое обусловлено вторым, особенно сегодня.

Solicitudo Rei Socialis («Об общественной заботе», перевод Дондерса) , Папа Иоанн Павел II, 1987 № 48.


 

Церковь выносит нравственные суждения по экономическим и социальным вопросам, «когда того требуют основные права человека или спасение душ.В моральном порядке она несет миссию, отличную от миссии политической власти: Церковь занимается временными аспектами общего блага, потому что они направлены на суверенное Благо, нашу конечную цель. Она стремится внушить правильное отношение к земным благам и к социально-экономическим отношениям.

Катехизис Католической Церкви , Ватикан, 1992 г. Социальная миссия церкви № 2420.


 

Социальное учение Церкви представляет собой свод доктрины, которая формулируется по мере того, как Церковь истолковывает события в ходе истории с помощью Святого Духа в свете всего того, что открыто Иисусом Христом.

Катехизис католической церкви, Ватикан , 1992 Милосердие и справедливость № 2422.


 

Иисус, как «врач тела и духа», был послан Отцом благовествовать бедным и исцелять сокрушенных сердцем (ср. Лк 4, 18; Ис 61, 1). Позже, когда он посылает своих учеников в мир, он дает им миссию, миссию, в которой исцеление больных идет рука об руку с провозглашением Евангелия: «И проповедуйте, когда идете, говоря: Царство Небесное есть под рукой».больных исцеляйте, мертвых воскрешайте, прокаженных очищайте, бесов изгоняйте» (Мф 10, 7-8; ср. Мк 6, 13; 16, 18).

Evangelium Vitae («Евангелие жизни») , Папа Иоанн Павел II, 1995 № 47.


 

Центральным элементом нашей идентичности как католиков является то, что мы призваны быть закваской для преобразования мира, агентами для установления царства любви и справедливости.

Распространение католического социального учения: проблемы и направления , Католические епископы США, 1998 г.


 

Социальное учение Церкви — это кладезь мудрости о построении справедливого общества и святой жизни среди вызовов современного общества. Он предлагает моральные принципы и последовательные ценности, которые крайне необходимы в наше время. В это время повсеместного насилия и снижения уважения к человеческой жизни и достоинству в нашей стране и во всем мире Евангелие жизни и библейский призыв к справедливости необходимо провозглашать и распространять с новой ясностью, безотлагательностью и энергией.

Распространение католического социального учения: проблемы и направления Католические епископы США, 1998 г.


 

Каждый верующий призван служить «наименьшему из сих», «алчу и жажде справедливости», быть «миротворцем». Католики призваны Богом защищать человеческую жизнь, укреплять человеческое достоинство, защищать бедных и стремиться к общему благу. Эта социальная миссия Церкви принадлежит всем нам. Это неотъемлемая часть того, что значит быть верующим.

Повседневное христианство: к голоду и жажде справедливости , Католические епископы США, 1998 г.


 

Когда мы, как католики, собираемся на богослужение, мы собираемся вокруг стола, чтобы совершить Евхаристию. Именно у этого жертвенника мы слышим спасительное слово Христа и принимаем Его Тело и Кровь. Это жертвенная трапеза Христа, которая питает нас, чтобы мы могли идти вперед, чтобы жить по Евангелию как Его ученики. Слишком часто призыв Евангелия и социальные последствия Евхаристии игнорируются или игнорируются в нашей повседневной жизни.

Место за столом: католическая приверженность преодолению бедности и уважению достоинства всех Божьих детей , Конференция католических епископов США (USCCB), 2002 г. #I.


 

Для верующих эта миссия не просто вопрос экономики или политики, но вопрос ученичества. Иногда мы можем расходиться во мнениях относительно того, как лучше служить нуждающимся, преодолевать бедность и укреплять человеческое достоинство, но христианин не может сказать: «Это не моя задача.Эта миссия является неотъемлемой частью того, что делает нас учениками Христа.

Место за столом: католическая приверженность преодолению бедности и уважению достоинства всех Божьих детей , Конференция католических епископов США (USCCB), 2002 г. № VII.


 

Вот где католическая социальная доктрина имеет свое место: она не собирается давать церкви власть над государством. Еще в меньшей степени это попытка навязать тем, кто не разделяет веры, образ мыслей и образ жизни, соответствующие вере.Его цель состоит просто в том, чтобы помочь очистить разум и внести свой вклад здесь и сейчас в признание и достижение того, что справедливо.

Deus Caritas Est («Бог есть любовь») , Папа Бенедикт XVI, 2005 № 28.


 

Церковь не может и не должна брать на себя политическую борьбу за построение максимально справедливого общества. Она не может и не должна заменить государство. Но в то же время она не может и не должна оставаться в стороне от борьбы за справедливость.Она должна сыграть свою роль с помощью рациональных аргументов и должна вновь пробудить духовную энергию, без которой справедливость, всегда требующая жертв, не может восторжествовать и процветать. Справедливое общество должно быть достижением политики, а не церкви. Тем не менее, продвижение справедливости через усилия, направленные на то, чтобы открыть разум и волю требованиям общего блага, глубоко заботит Церковь.

Deus Caritas Est («Бог есть любовь») , Папа Бенедикт XVI, 2005 № 28.


 

Человек не делает мир человечнее, отказываясь действовать гуманно здесь и сейчас. Мы вносим свой вклад в лучший мир, только лично делая добро сейчас, с полной самоотдачей и везде, где у нас есть возможность, независимо от партийных стратегий и программ. Программа христианина — программа доброго самаритянина, программа Иисуса — это «сердце, которое видит». Это сердце видит, где нужна любовь, и действует соответственно.

Deus Caritas Est («Бог есть любовь») , Папа Бенедикт XVI, 2005 № 31.


 

Воодушевленная благотворительностью, приверженность общему благу имеет большую ценность, чем просто светская и политическая позиция. Как и всякая приверженность справедливости, она имеет место в свидетельстве божественного милосердия, прокладывающего путь к вечности через временное действие. Земная деятельность человека, вдохновленная и поддерживаемая милосердием, способствует строительству вселенского града Божия, что является целью истории человеческого рода.

Caritas in Veritate («В милосердии и истине») , Папа Бенедикт XVI, 2009 № 7.


 

[Т] Церковь, находящаяся на службе у Бога, служит миру с точки зрения любви и истины… У нее есть общественная роль помимо ее благотворительной и образовательной деятельности: вся энергия, которую она вкладывает в развитие человечества и всеобщего братства проявляется, когда она способна действовать в атмосфере свободы.

 

Caritas in Veritate («В милосердии и истине») , Папа Бенедикт XVI, 2009 № 11.


 

Вера не уводит нас от мира и не оказывается неуместной для конкретных забот мужчин и женщин нашего времени… Вера заставляет нас ценить архитектуру человеческих отношений, потому что она улавливает их конечную основу и окончательную судьбу в Боге, в Его любви. , и таким образом проливает свет на искусство строительства; как таковая она становится служением общему благу.

Lumen Fidei («Свет веры») , Папа Франциск, 2013 № 51.


 

Евангелизирующая община словом и делом участвует в повседневной жизни людей; она соединяет расстояния, она готова смириться, если это необходимо, и она принимает человеческую жизнь, прикасаясь к страдающей плоти Христовой в других… долго это может оказаться. Он знаком с терпеливым ожиданием и апостольской стойкостью.Евангелизация состоит в основном из терпения и пренебрежения ограничениями времени.

Evangelii Gaudium («Радость Евангелия») , Папа Франциск, 2013 № 24.


 

Но к кому [Церкви] идти в первую очередь? Когда мы читаем Евангелие, мы находим ясное указание: не столько наши друзья и богатые соседи, но прежде всего нищие и больные, те, кого обычно презирают и игнорируют, «не могущие воздать тебе» (Лк 14:14). . Не может быть места сомнениям или объяснениям, которые ослабляют столь ясное послание.Сегодня и всегда «бедные являются привилегированными получателями Евангелия», и тот факт, что оно свободно проповедуется им, является знамением Царства, которое Иисус пришел установить. Мы должны без обиняков заявить, что существует неразрывная связь между нашей верой и бедными. Да не оставим мы их никогда.

Evangelii Gaudium («Радость Евангелия») , Папа Франциск, 2013 № 48.


 

Здесь и сейчас, особенно там, где мы являемся «малым стадом» (Лк 12:32), ученики Господа призваны жить как община, которая есть соль земли и свет миру (ср.Мф 5:13-16). Мы призваны свидетельствовать о постоянно новом способе совместной жизни в верности Евангелию. Не позволим лишить себя сообщества!

Evangelii Gaudium («Радость Евангелия») , Папа Франциск, 2013 № 92.


 

Следовательно, никто не может требовать, чтобы религия была отнесена к святая святых личной жизни, без влияния на общественную и национальную жизнь, без заботы о прочности гражданских институтов, без права высказывать свое мнение о событиях, влияющих на общество.Кто станет утверждать, что заперт в церкви и заставит замолчать послание святого Франциска Ассизского или блаженной Терезы Калькуттской? Они сами сочли бы это неприемлемым. Подлинная вера — которая никогда не бывает удобной или полностью личной — всегда включает в себя глубокое желание изменить мир, передать ценности, сделать эту землю лучше, чем мы ее нашли.

Evangelii Gaudium («Радость Евангелия») , Папа Франциск, 2013 № 183.


 

Существуют определенные экологические проблемы, по которым непросто достичь широкого консенсуса.Здесь я хотел бы еще раз сказать, что Церковь не претендует ни на решение научных вопросов, ни на подмену политики. Но я заинтересован в том, чтобы поощрять честные и открытые дебаты, чтобы частные интересы или идеологии не наносили ущерба общему благу.

Laudato Si’ («Хвала Тебе») , Папа Франциск, 2015 № 188.

Бабушкина бригада: Что староверы говорят о пытках людей

W Когда я был ребенком, наша солонка с двумя спальнями и одной ванной в глуши внезапно переполнилась с приходом «Бабушкиной бригады.

Старухи-беженки называли себя «старообрядцами» и «последними в своем роде». До сих пор они всю свою жизнь прожили в крошечной фермерской деревушке в той части Венгрии, которая, как говорили некоторые, когда-то принадлежала бывшей Румынии-Югославии-Трансильвании-Австро-Венгерской империи, но вскоре станет советской. Отец, сам иммигрант в Америку, искал свою большую католическую семью на руинах послевоенной Европы и говорил: «Война не окончена, потому что так говорят правительства.«Война окончена, когда достаточное количество сердец перестанет болеть… ненавидеть».

Раненые, овдовевшие, блуждающие, выжившие старухи смогли доковылять до черных кораблей, которые доставили их, больных, как голодные собаки, в Америку.

На наших руках они начали медленное путешествие обратно к подобию жизни, которая могла процветать, а не просто выживать.

Сначала бабушки хранили молчание о солдатах и ​​других людях, которые были жестоки сверх жестокости durink de var … в основном, я думаю, потому что многие члены семьи неправильно понимали «развал» как постоянное разрушение, а не начало восстановления из руин вверх .

Лучше не пытаться развенчать историю любого пострадавшего, ибо душа — лучший рассказчик всего, что произошло. Чтобы заставить замолчать самые острые истории человека, нужно заставить замолчать душу. Лучше выделить безопасное время и место для такого исцеляющего разговора.

Тем не менее, у детей есть импульс «Расскажи мне, как это было, когда ты был маленьким», который вырывается наружу, несмотря на предостережения взрослых. Когда мы остались одни, я стал просить своих старух рассказать мне их жизни. Они смотрели на меня с этим сердитым-бесконечно-нежным взглядом на лицах.Возможно, потому что я был еще ребенком, они однажды рассказали мне о своих огромных страданиях и маленьких триумфах во время войны.

Я с грустью узнал о хищных людях, которые каким-то образом оказались одержимы негативными силами, которые настаивали на том, что другие люди на самом деле не были людьми. Я узнал, что пленники известны только по номерам и именам, обычно предназначенным для неодушевленных предметов.

Когда-то безымянные заключенные воспринимались только как единицы, рабочие джоули, даже не так высоко, как животные…. а скорее как фургоны, ручные тележки из плоти и костей, созданные только для того, чтобы их гнали, шокировали, унижали, преднамеренно ранили, убивали по прихоти. Старообрядцы говорили, что настоящая цель врага состояла в том, чтобы уничтожить целые народы, вырезая душу из каждого человека, одного за другим.

. . . Линия дат сегодня. Город Дежавю. Директор ЦРУ Майкл Хейден признал в прошлом месяце в Специальном комитете Сената 2008 года по разведке то, чего до этого публично не признавал ни один высокопоставленный сотрудник американской разведки: действующая администрация действительно применяет пытки к «заключенным».

ABC сообщила: «В то время, когда в 2002 году было подписано постановление президента, одобряющее использование жестких методов допроса, включая пытку водой, один из самых высокопоставленных чиновников ЦРУ зарегистрировал свои возражения против этого метода. … Фактически, ряд профессионалов разведки, нынешние и бывшие, возражают против использования этой техники». Другие до сих пор сомневаются в достоверности информации, собранной таким образом.

Возможно, мы никогда не узнаем, что случилось, что изменило мнение мистера Хейдена и других мужчин ранее в соответствии с его возражениями против пыток водой, когда мистерХейден запретил «практику» агентов ЦРУ в 2006 году.

Но что мы знаем точно, так это то, что то, что определяет «старообрядца», — это определенный вид упрямого сознания и совести. Они не просто «верят», их души знают древнее этическое средство, которое считает всю человеческую жизнь достойной человеческого уважения.

Старообрядцы моего рода, старообрядцы во всем мире, которых легионы, — быть может, и ты, мой дорогой читатель, один из них, как и многие «новые» старообрядцы и теперь — нет придаст заслугу любым дальнейшим «обсуждениям» государственными чиновниками того, что «может быть» и что «не может быть» пыткой.Старообрядцы прямо так и говорят. Никаких пыток. Недопустимо. Период.

Хотя я проработала в ВВС США 21 год, знаю гораздо лучше, чем большинство, о необходимости надежной безопасности и готовности, это не может быть освященным веками золотым стандартом в этике, социальной справедливости, религиозных императивах, физиологии, психологии — что все считают слияния тела, разума и духа священными — может быть позволено превратиться обратно в свинец просто ради целесообразности.

Старообрядцы не поддержали бы «контролируемое забивание водой», что кажется последним эвфемизмом для безумной попытки «контролируемой смерти».Также староверы не поддержали бы такое зло, как «контролируемое поражение электрическим током» или «контролируемое закалывание» человека почти до смерти.

Некоторые спорят о том, наносят ли пытки физиологический или психологический ущерб. Некоторые смело заявляют, что нет. Тем не менее, не нужно быть ученым или психоаналитиком, чтобы распознать стойкий ущерб, возникающий в результате пытки водой. Любая душа, выросшая на океане, Великих озерах, возле любого водоема, кто чуть не утонул в водовороте на пристани, знает, что потоки воды, обжигающие маску лица и легких, не только повреждают нежные соты бумаги. -тонких тканей, вызывает нестерпимую боль.Утопление заставляет в одно мгновение перед глазами мелькать вспышки всей жизни.

Старообрядцы с другой стороны моего наследия, Мексикано, говорят о духовном ущербе, который причиняет насилие. Curanderismo – древняя лечебная дисциплина латиноамериканцев. Он был перенесен из католической и сефардской Старой Испании и перемешан с исцеляющими знаниями коренных американцев в Новом Свете. В curanderismo , это мелькание всей жизни в минуты отчаянной борьбы за кислород, понимается как сигнал разуму от души, что, несмотря на всю борьбу, внезапная смерть близка.

В молитвенном curanderismo , как и в этномедицине, если человек чудесным образом выздоравливает от целенаправленной пытки, во время которой тело повреждается, а душа целенаправленно и насильственно вырезается из тела, жертва после этого находится в критическом состоянии, называемом Susto и Espanto , что означает устойчивый физический, умственный и духовный шок от навязываемого насилия, испуга и террора.

Они требуют много молитв за жертву, много ухода, чтобы вернуть душу обратно в тело.Должно пройти время, чтобы собрать все воедино. Это повреждение и время, необходимое для лечения, не потому, что жертва была слаба. Это потому, что насилие было таким сильным и безжалостным. А некоторые добавят, так задумано во зло.

Пытка: Жестокое физическое нападение и нанесение побоев с намерением убить дух и разорвать душу, причинить преднамеренный, продолжительный вред беспомощному человеку по его желанию.

По этим и другим причинам ответом старообрядцев на непристойное обращение даже с врагами является решительное Нет! Никакого невинного тела в фойе смерти, чтобы потом сказать: «Ха-ха, шучу.Никаких двусмысленных разговоров о том, что пытки можно назвать просто «щекоткой за правду». Никакого уклонения от этических вопросов, размахивая блином или угрожая: «Хорошо, тогда придет гибель, потому что вы не позволите нам мучить людей». Никакого человеческого существа в качестве нечеловеческого объекта, субъекта или предиката.

А вот у старообрядцев: Акция, да. повышать голоса; не останавливайся. Держите проблемы видимыми над землей, поливая семена истории снова и снова. Мы никогда не знаем, какое зерно истории склонит точку опоры к добру.Разоблачайте все попытки отвлечь внимание от реального предмета. Хорошо заметьте и назовите тех, кто у власти, которые не задают себе вопросов и не позволяют себя задавать. Напоминайте мягко, сильно, ясно, сладко, страстно, нежно. Не терпеть.

Бригада бабушек занималась тем, что некоторые, возможно, назвали бы непостижимой духовной практикой. Каждый день своей жизни они молились, чтобы их мучители войны были искуплены. Таким образом, я уверен, что старые женщины сказали бы нам в наше время: особенно молитесь за мужчин и женщин, которые мучают других.

Признаюсь, я борюсь. В детстве я удивлялся, как мы можем молиться за таких плохих людей. Я так понял бабушек, что несмотря на отвращение, даже праведный гнев, чтобы вытащить человека жестоких поступков из тины собственного ада, надо было хоть немного в тину шагнуть, чтобы создать необходимую тягу для помощи.

Таким образом, мы могли бы молиться о том, чтобы кто-то предоставил жестоким людям путь, который позволил бы им вернуться к своим истинным душам в этой жизни, и тем самым, хотя жестокие люди могли бы безымянно называть нас и других, обращаясь с нас как недочеловеков, мы не сделали бы того же в ответ.

Не потому, что мы «пытаемся» быть наивно хорошими маленькими марионетками, а потому, что мы посвятили себя тому, чтобы быть заведомо плохими в большом смысле: плохими, бросая вызов другой нездоровой общепринятой немудрости, которая вырывается на свободу в нашей культуре, той, которая говорит, что люди, однажды упав, навсегда неисправимы. По свету души, по старообрядческим взглядам, это не так.

Если позволите, одним из лучших благословений, которые я знаю от бригады бабушек, я хотел бы поделиться с вами сейчас, пока мы не встретимся снова: Пусть все в вас, что может петь, будет спето; все, что может танцевать, станцуется; все, что может исцелить, исцелится; все, что можно любить, быть любимым в ответ .

Да будет тебе.

Да будет мне так.

Да будет так со всеми нами.


© 2008 г., Все права защищены, Dr. C. P. Estés. Разрешения: [email protected]



Основные сведения о православных христианах

Женщина зажигает молитвенную свечу в православном храме в Москве. (Spencer Platt/Getty Images)

Православие является третьей по величине ветвью христианства после католицизма и протестантизма. Согласно новому отчету Pew Research Center, сегодня в мире насчитывается около 260 миллионов православных христиан.

Православие, или восточное христианство, формально отделилось от римского католицизма (известного тогда как западное христианство) в 1054 году по множеству богословских вопросов, в том числе споров о папской власти.

Вот основные выводы о православных христианах, основанные на отчете:

1Доля православных христиан в общем христианском населении уменьшилась, несмотря на то, что их число более чем удвоилось с 1910 года, когда их было 125 миллионов. Это уменьшение доли связано с тем, что мировое население католиков, протестантов и других христиан в совокупности увеличилось почти в четыре раза за последнее столетие (с 490 миллионов в 1910 году до 1.9 миллиардов в 2010 году). Примерно каждый восьмой христианин (12%) сейчас православный, по сравнению с каждым пятым (20%) в 1910 году.

2Более трех четвертей (77%) православных всего мира проживает в Европе, хотя в Эфиопии проживает значительное количество православных (36 млн). Это резко контрастирует с географическим распределением католиков и протестантов, всего 24% и 12% из которых живут в Европе соответственно. Большинство католиков и протестантов в настоящее время живут в Латинской Америке, странах Африки к югу от Сахары или в Азиатско-Тихоокеанском регионе.В 1910 году примерно половина или более христиан всех трех традиций жили в Европе.

3Большинство православных проживает в странах, которые в советское время находились за железным занавесом, и по ряду стандартных показателей они демонстрируют относительно низкий уровень религиозности. Особенно это касается православных христиан, проживающих в бывших советских республиках. В России, где проживает самое большое в мире православное население (101 миллион), только 6% православных говорят, что посещают церковь хотя бы раз в неделю, 15% говорят, что религия «очень важна» в их жизни, а 18% говорят, что молятся ежедневно. .Против этой тенденции снова выступает Эфиопия, где 78% православных говорят, что посещают религиозные службы хотя бы раз в неделю, 98% говорят, что религия «очень важна» в их жизни, а 65% говорят, что молятся ежедневно.

4Подавляющее большинство православных во всем мире говорят, что гомосексуальность не должен быть принят обществом. Почти во всех опрошенных странах, за исключением Греции и США, так считает православное большинство. Эти взгляды особенно сильны среди православного населения бывших советских республик.Православное большинство в опрошенных странах также выступает против легализации однополых браков, хотя США являются исключением из этого правила.

5Немногие православные говорят, что хотят воссоединиться с Римско-католической церковью. Мнение о том, что восточное православие и римский католицизм должны примириться, является позицией меньшинства среди всех православных, опрошенных в Центральной и Восточной Европе, за исключением Румынии. В то же время многие православные отказались отвечать на этот вопрос, возможно, отражая двойственное отношение к теме.Католики в регионе с такой же вероятностью, как и православные, выступают за то, чтобы их две церкви снова были в общении (в среднем 38% и 35% соответственно). Тем не менее, большинство православных и католиков в большинстве опрошенных стран говорят, что эти две религиозные традиции имеют «много общего» друг с другом.

6 Православные христиане широко поддерживают запрет своей церкви на рукоположение женщин в священники. В большинстве опрошенных стран больше православных поддерживают эту позицию церкви, чем выступают против нее.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.