Уильям кляйн: Уильям Кляйн — один из лучших уличных и фэшн-фотографов ХХ века

Содержание

Уильям Кляйн — один из лучших уличных и фэшн-фотографов ХХ века

Уличная и фэшн-фотография — практически самые востребованные и популярные направления искусства в двадцатом столетии. В этих жанрах работали многие известные фотографы. Один из них — Уильям Кляйн (William Klein). Он занимает 25 место в списке ста самых влиятельных профессиональных фотографов.

Кляйн родился в 1928 году в США. Но, несмотря на американские корни, его творчество и многие годы жизни тесно связаны с Европой, куда он переехал после Второй мировой войны.

В юном возрасте Уильям стал студентом одного из нью-йоркских колледжей, где изучал социологию. С началом Второй мировой войны был призван в армию, принимал участие в военных действиях на французской и немецкой территориях.

Специализированное образование Кляйн получил в Сорбонне. В качестве специализации он выбрал живопись и скульптуру. Одновременно начал интересоваться фотографическим искусством, однако, на тот момент не считал это увлечение чем-то серьезным.

По словам самого Уильяма Кляйна, фотография — это всего лишь «служанка живописи», но никак не самостоятельное, заслуживающее полноценной отдачи направление.

Как показала практика и биография самого Кляйна, в этом своем утверждении он очень заблуждался.

Начало карьеры

Отношение Уильяма Кляйна к фотографии как второстепенному, инструментальному предмету претерпело со временем значительное изменение. Уже в 1954 году начинающий фотограф получил свой первый серьезный контракт. Ему предложил сотрудничество редактор одного из самых знаменитых модных журналов — Vogue, который шутливо называют «библией модников».

Уильям Кляйн на тот момент не знал многих тонкостей фотографии, не владел специальными знаниями и сложными приемами. Однако редактор Александр Либерман увидел в работах начинающего фотографа большой потенциал, свежий, не замутненный предрассудками и банальностью, взгляд. Именно такого «дуновения нового ветра» не доставало достаточно консервативному и рафинированному модному изданию.

Первый серьезный контракт Уильяма Кляйна оказался успешным, положив начало его громкой карьере в качестве всемирно известного фэшн-фотографа.

Уличная мода

Кляйн сотрудничал с журналом Voguе более десяти лет, вплоть до 1966 года. За этот период ему удалось пересмотреть и во многом изменить традиционный вид журнала, сделать его более живым и естественным.

Одно из самых известных ноу-хау Уильяма Кляйна в области фэшн-фотографии — уличные съемки моделей. Он перенес студийную фотосъемку на городские улицы. Такие фотографии получались очень динамичными, полными жизни и эмоций.

Уже вскоре после начала серьезной карьеры фотоработы Уильяма Кляйна завоевали широкую популярность и признание, а его имя уже тогда ставили в один ряд с именами признанных классиков фотографии.

Съемки городских улиц

Одновременно с завоеванием мира моды, Уильям Кляйн развивает еще одно направление своей деятельности — фотографирование на улицах крупных городов.

Первым он отснял, конечно же, Нью-Йорк, который считал одним из культурных центров всего мира.

В 1956 году вышла целая фотокнига нью-йоркских снимков с одноименным названием. Это издание стало знаковым событием в мировой фотографии, получив популярность во многих странах. Но, как ни парадоксально, сами американцы приняли этот сет работ достаточно прохладно, поэтому книга «Нью-Йорк» никогда в США так и не была напечатана.

Некоторые критики обвинили Уильяма Кляйна в том, что на своих фотографиях он показал ньюйоркцев (и американцев в целом) не с самой лучшей стороны. На эти упреки Кляйн ответил, что фотограф не может оставаться нейтральным к тому, что снимает, он должен выразить свое мнение при помощи удачного кадра. Сам Уильям, по собственному признанию, «любил и ненавидел Нью-Йорк», и даже не собирался это скрывать. Именно поэтому его работы получились такими эмоциональными, вызывающими сильный отклик у зрителя.

В последующие годы Уильям Кляйн отснял аналогичные фотокниги в других интересных для себя городах — Риме, Москве и даже Токио.

Неординарные снимки, свежий взгляд автора на городские пейзажи, умение подмечать необычные детали повседневной жизни жителей мегаполиса сделали эти серии снимков Кляйна по-настоящему важным и примечательным событием в мировом фотоискусстве.

Для творческого метода уличной фотографии Уильяма Кляйна характерно отсутствие показательной красивости, погони за идеальным кадром. В своих интервью фотограф отмечал, что он не создает для себя строгих ограничений, не привязывается к определенным правилам композиции, контрастности и другим техническим параметрам. Именно поэтому его фотоработы чрезвычайно разнообразны, отличаются живостью, реалистичностью.

Мальчик с пистолетом

Один из самых известных снимков Уильяма Кляйна, ставший его визитной карточкой — фотография мальчишки, держащего пистолет в руках.

Кляйн отмечал, что эта фотография — его своеобразный автопортрет, показывающий двойственность человеческой натуры. В один момент он может быть милым ангелочком, а в другой — превратиться в хулиганистого паренька с оружием, наставленным прямо в объектив фотокамеры.

Этот снимок как нельзя лучше иллюстрирует не только характер самого Уильяма Кляйна, но и особенности его творческого метода. Он считал фотографию своеобразным «рентгеном» для человеческих душ. Задача фотографа — не просто снять человека, но и почувствовать его характер, понять, что он из себя представляет, как живет, о чем думает.

Уильям Кляйн всегда отмечает, что его снимки можно успешно использовать для проведения психоанализа, познания тайн человеческой души.

«Фотографии похожи на рентгеновские снимки» — Российское фото

Его называют крестным отцом уличной и новатором в области фэшн-фотографии. Он нисколько не стесняется рассуждать о своем таланте и делать то, чего до него не делал никто.


Американский фотограф Уильям Кляйн (William Klein) родился 19 апреля 1928 года.

После окончания Второй мировой войны он, мечтая о карьере художника и скульптора, принял решение остаться в Европе.

Уильям Кляйн учился в Сорбонне, работал в мастерской художника-авангардиста Фернана Леже. Поначалу фотография была для него лишь интересным экспериментом, ему просто нравилось открывать всё новые ее возможности. Кляйн называл ее «служанкой живописи».

Однако вскоре он понял, что с помощью фотографии можно заработать гораздо быстрее. В 1954 году Александр Либерман, художественный редактор американского Vogue, предложил молодому фотографу контракт с журналом, в котором Кляйн проработал вплоть до 1966 года.

Стиль Кляйна угадывался уже в первых его работах, которые выделялись из общей массы своей смелостью и неожиданными решениями. Он в буквальном смысле слова оживил Vogue и индустрию модной фотографии тем, что стал уходить от постановки и выводить своих моделей на улицу.

Либерман уже тогда говорил: «Кляйн стоит в одном ряду с Хельмутом Ньютоном, Франком Хорватом и Дэвидом Бейли».

Наряду с модной Кляйн занимался и уличной фотографией. В 1956 году он издал книгу «Нью-Йорк», за которой последовали сборники о Риме (1960), Москве (1964) и Токио (1964). Его «Нью-Йорк» был принят неоднозначно: автору приходилось выслушивать обвинения в том, что он показывает худшие черты характера американцев. Забавно, но книга, напечатанная во многих странах мира, не издана в Америке и по сей день.

Реакция самого автора на это была более чем спокойной.

— Говорят, фотограф должен соблюдать нейтралитет и никак не выражать свое мнение, но я не думаю, что это возможно. Да и зачем? Я любил и ненавидел Нью-Йорк; почему я должен это утаивать? — сказал он.

— Я фотографирую то, что вижу перед собой. Чтобы лучше рассмотреть, я подхожу как можно ближе, а чтобы охватить как можно больше пространства, использую широкоугольный объектив, — говорил он. — Для меня нет никаких табу в технике съемки: зерно, контраст, размытость, неправильная композиция, всякие случайности — будь что будет.

Слава пришла к Кляйну после кадра с мальчиком с пистолетом.

— Снимок двух парнишек, один из которых держит пистолет, — это автопортрет, — рассказывал фотограф, — потому что те двое мальчишек — это я. С одной стороны, я вполне могу играть с пистолетом, а с другой — быть этаким ангелочком…

В середине 1960-х Кляйн занялся кинематографом и до 1980 года практически отошел от фотографии. В одном из интервью на вопрос, в чем заключается разница между фотографией и кино, он ответил полушутя-полусерьезно:

— В том, что в кино за тобой носят всю аппаратуру, а в фотографии ты должен носить все сам. Но есть, конечно, и другие отличия. В кино есть история. Фотографию гораздо тяжелее читать. Ты делаешь снимок, но люди не всегда его понимают. Считается, что фотографируют ради шутки, чтобы застать человека, который ковыряется в носу, врасплох. В кино же есть начало и конец, и зрителю гораздо легче сохранять концентрацию.

В 1980-х Уильям Кляйн совмещал кинематограф и фотографию, снимая в основном на улице в местах большого скопления людей и используя почти исключительно широкоугольную оптику. Верным помощником фотографа был 28-миллиметровый объектив, который он увидел много лет назад.

В отличие от многих своих коллег, Кляйн не считал Брессона идеалом уличной фотографии. Напротив, он был не согласен со многими его постулатами.

— Я всегда старался делать то, чего избегал Картье-Брессон, — говорил Кляйн. — Он фотографировал, не вмешиваясь, оставаясь невидимым. Я же старался быть заметным, насколько это возможно.

Кляйна часто спрашивают, как рождается спонтанность в его снимках. Отвечает он опять же с легкой иронией.

— Знаете, у меня особые отношения с Богом. Он делает так, что моя камера в нужный момент издает легкое «дзинь!». Так я и ловлю нужный кадр, — говорил он в интервью порталу Interview Russia.

Именно жанр уличной фотографии стал для Уильяма Кляйна главным.

— Ужасно здорово исследовать прохожих. Кадры похожи на рентгеновские снимки — я будто угадываю, кто эти люди и какая у них жизнь. В этом весь смысл уличной фотографии, — говорил он. — Мне кажется, что мои работы прекрасно подошли бы для психоанализа.

Уличная фотография Уильяма Кляйна | Artifex.ru

«Фотографии похожи на рентгеновские снимки − будто я предугадываю, кто эти люди и какая у них жизнь. В этом весь смысл уличной фотографии»

Уильям Кляйн в разговоре с журналом Andy Warhol’s Interview.

Можно ли превратить свой творческий путь в один большой эксперимент, заслужить всеобщее признание и попасть в учебники по мировому искусству, оставшись при этом верным себе? Запросто, если речь идет об Уильяме Кляйне (William Klein) — американо-французском фотографе и режиссере с мировым именем.

Однако начинал Кляйн вовсе не с фотографии или кино. Свои первые шаги на творческом поприще он сделал в качестве художника под чутким руководством известного французского живописца и скульптора начала XX века Фернана Леже (Fernand Léger).

Родившись и прожив всю юность в Нью−Йорке, молодой Кляйн был призван в армию и дислоцировался в Германии. Позже он оказался во Франции, где и решил обосноваться. Перебравшись в послевоенный Париж, Кляйн поступил в Сорбонну и параллельно начал подрабатывать в мастерской у Леже. Поначалу он интересовался абстрактной живописью и скульптурой, однако творческий максимализм и упрямство учителя подтолкнули Кляйна к поиску собственного стиля и места в мире прекрасного.

 

«Я оказался в Париже и остался. В любом случае я должен был отселиться от моей семьи, потому что она занималась бизнесом, и идея тратить время, занимаясь искусством, была для них глупостью»

Заниматься фотографией Кляйн начал по воле случая. Сначала он использовал ее исключительно как прикладной инструмент, фиксируя различные этапы создания своих же произведений. Постепенно, все больше углубляясь в ремесло, Кляйн заметил, что фотография придает его работам что-то новое, и был навсегда очарован ее способностью идеально передавать пластику объекта, попадавшего в фокус.

«Для меня фотография — это эксперимент в графике или даже живописи, — признается Кляйн, — она выходила за рамки парижского абстракционизма… Это был совершенно иной способ работы с формой. Я почувствовал, что негатива и фотоувеличителя достаточно, чтобы создавать все что угодно. Я подумал, что могу показать мир вокруг себя»

Идея показать мир, каким Кляйн видел его через фотообъектив, оказалась весьма удачной. Когда ему было всего 23, фотограф привез свои работы на выставку в Нью-Йорк, где их тут же заметил американский художник Алекс Либерман (Alex Liberman), в то время занимавший пост арт-директора модного журнала Vogue. Либерман увидел в них свежий взгляд, которого, как ему казалось, так недоставало изданию. В тот момент Vogue отчаянно конкурировал с Harper’s Bazaar, проигрывая последнему в том числе и в плане снимков. Так Либерман предложил Кляйну первый рабочий контракт, открыв перед фотографом дверь в мир высокой моды.

 

Подход Кляйна оказался свеж и необычен: не умея толком обращаться с технической аппаратурой, он фотографировал абсолютно все − как правило, с любого ракурса и даже не всегда глядя в объектив. В «стерильной» атмосфере фотостудий Кляйн чувствовал себя неуютно, поэтому и решил снимать моделей прямо на нью-йоркских улицах в характерной для него небрежной манере с использованием теле- или широкоугольного объективов. Кляйн буквально поместил своих героинь в контекст шумного города, отдав предпочтение естественному освещению и эффекту спонтанности. Нетрадиционный и по-своему дерзкий подход Кляйна к съемке стал его особым художественным методом, революционным для фотографии 50-х годов, благодаря которому его стали называть пионером уличной фотографии.

«Мои снимки можно назвать «фотографией действия». Они были размыты, могли быть не в фокусе. И это действительно было революционным, это мой вклад в искусство фотографии»

Несмотря на блестящий успех в области фэшн-фотографии, Кляйн всегда относился к миру моды иронично, называя его шуткой или попросту глупостью. Сам он не раз признавался, что работа в журнале была для него лишь средством для осуществления других проектов. Его главным героем были вовсе не изящные манекенщицы, часто оказывавшиеся на переднем плане рабочих снимков. Настоящей страстью и главной импровизацией Кляйна всегда был город — Нью-Йорк, Рим, Токио, Москва. Однако же мировую славу ему принес все-таки Нью-Йорк, послевоенный образ которого фотограф умело запечатлел в своей первой книге с одноименным названием.

 

Книга была задумана Кляйном как своеобразный портрет города, призванный разоблачить американскую мечту, имевшую в то время огромную популярность среди людей. «Репортажные» снимки нью-йоркских улиц и их обитателей обличали истинную жизнь города, полную безразличия и жестокости. Мгновения из жизни простых людей на улицах, в метро и магазинах, случайно запечатленные лица прохожих, вырванных их суетливого потока городской толпы, — таким был Нью-Йорк Кляйна, грубым и агрессивным. И снова крупное зерно, отсутствие кадрирования и объекты, не попадающие в фокус. Не удивительно, что Америка так и не приняла эту работу, и книга вышла в свет только в Европе.

«Я хотел сделать портрет Нью-Йорка, как я его видел после возвращения из Парижа … Фотографии вышли странными, какими-то небрежными или даже сумасшедшими», — иронизирует Кляйн.

Образ города — и в частности Нью-Йорка — еще не раз встретится в творчестве Кляйна, но на этот раз уже в его короткометражных фильмах. Один из самых известных — «Огни Бродвея» (Broadway by Light) — антипод того Нью-Йорка, который Кляйн показал ранее в своей книге, рассказывающий всю ту же историю вечного города. Засняв бесконечные огни Бродвея — которые на самом деле были неоновыми фонарями рекламных билбордов — Кляйн показал Нью-Йорк таким, каким его знают и любят миллионы — никогда не спящим городом, жизнь в котором полна неистовой энергии и не останавливается ни на секунду.



 
Постепенно Кляйн уходит от фотографии и занимается кинематографом вплоть до начала 80-х. В свет выходят его экспериментальные картины под названием «Кто Вы, Полли Маггу?» (Who Are You, Polly Maggoo?) и «Мистер Фридом» (Mr. Freedom), в которых Кляйн иронизирует над миром модной индустрии, а также американским обществом того времени. На вопрос о разнице между фотографией и кино Кляйн отвечал следующее:

 

 

«В кино за тобой носят всю аппаратуру, а в фотографии ты должен носить все сам. В кино есть история. Фотографию гораздо тяжелее читать. Ты делаешь снимок, но люди не всегда его понимают … В кино есть начало и конец, и зрителю гораздо легче сохранить концентрацию»

Позже, уже в середине 80-х, Кляйн возвращается к фотографии, не бросая увлечение кинематографом, снимая документальные фильмы и рекламные ролики. В 2012 году ему присуждают престижную премию Sony Photography Awards за выдающийся вклад в развитие фотографии, а в 2013 выходит в свет его новая книга «Алфавит Уильяма Кляйна», подводящая итог творчества. Однако зная дерзкую личность фотографа и его страсть к экспериментам, можно с легкостью предположить, что Кляйн вскоре снова бросит обществу вызов.

Кто вы, Уильям Кляйн? — Look At Me

Судьба Кляйна во многом типична для представителя его фотографического поколения, однако это поколение таково, что чем-то типичным в данном случае является уникальность, как ни парадоксально на первый взгляд это звучит. Люди, создававшие из прикладного, по сути занятия новое искусство, попадали в фотографию зачастую совершенно неожиданным для себя образом. Уильям Кляйн не являлся исключением.

Он родился в 1928 году в Нью-Йорке в семье еврейских иммигрантов, обедневших вскоре после того, как в год рождения Уильяма обанкротилась маленькая мастерская его отца по пошиву одежды. Бедность семьи Кляйнов еще больше бросалась в глаза на фоне достатка их родственников, преимущественно адвокатов, среди которых отец Уильяма настойчиво пытался распространять страховки, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Отрочество Кляйна пришлось на вторую половину 30-х, время, когда в Америке сильны были антисемитские настроения, которые довольно рано коснулись и будущего фотографа, — будучи и бедным и евреем одновременно, Кляйн мучительно привыкал к положению изгоя. В это время его вторым домом становится нью-йоркский Музей современного искусства, где Кляйн проводил массу времени. Рано проявившиеся способности и живой ум Кляйна позволили ему поступить в колледж на три года раньше обычного срока, но он не закончил обучения по специальности социолога, — незадолго до окончания колледжа Кляйна призвали в армию США.

После демобилизации Уильям Кляйн поступает в парижскую Сорбонну, где начинает заниматься скульптурой. Для будущего фотографа французская столица стала тем местом, где он смог почувствовать себя независимым от своей семьи, с ее буржуазным укладом и презрением к увлечению Кляйна искусством.
В это время у Кляйна появляется его первый Rolleiflex, который он осваивал самостоятельно, фотографируя буквально все, что видел вокруг. Специально фотографии Кляйн никогда не учился, подобно большинству известных фотографов его времени. Страстно увлекшись фотографией, он снимал все больше и больше, пока в 1954 году его работы не увидел случайно зашедший в студию арт-директор нью-йоркского Vogue, Александр Либерман, который и предложил Кляйну первый профессиональный контракт фэшн-фотографа.

Поначалу фотограф попросту не умел пользоваться студийной аппаратурой, именно это заставило его снимать своих моделей прямо на нью-йоркских улицах. Этот прием сразу стал «визитной карточкой» Уильяма Кляйна, тем новаторским жестом, который сходу поставил его в ряд с известнейшими фэшн-фотографами того времени. Кляйн, исповедовавший принцип минимализма, придумал также ставший широко известным прием с зеркалами, этот трюк впоследствии использовался самыми разными фотографами, в числе которых был даже Хельмут Ньютон, не склонный поддаваться чьим-либо влияниям.
Однако мода для фотографа была скорее не средой обитания, а объектом слегка насмешливого исследования: «Я считаю, что мода — это глупость. И я снимал ее с юмором».

В 1962 году Уильям Кляйн на некоторое время оставил фотографию и посвятил себя производству кинофильмов, среди которых были и экспериментальные картины «Кто вы, Полли Маггу?» (1966) и «Мистер Фридом» (1968), в которых Кляйн позволил себе вволю поиронизировать как над фэшн-индустрией вообще, так и над родным Vogue в частности.

В конце семидесятых Кляйн вернулся в большую фотографию, он снимал в основном уличные репортажи, используя очень широкоугольные объективы, а в девяностых маэстро занялся созданием медиаработ с использованием живописи и фотографии.

Сегодня Кляйн живет и работает в Париже, продолжая путешествовать по всему миру вместе с выставками своих работ. Для ценителей Уильям Кляйн олицетворяет собой то великое поколение фотографов, которое, придя в фэшн-фотографию из художественных мастерских, сумело сделать из считавшегося прикладным и ремесленническим жанра настоящий новый вид искусства, с собственными законами и визуальным языком, с собственной мифологией и легендами.

Полвека в моде – Газета Коммерсантъ № 93 (3177) от 25.05.2005

выставка

В галерее имени братьев Люмьер открылась выставка Уильяма Кляйна «William Klein in fashion». Полувековой давности фотографии, определившие принципы современной фэшн-фотографии, осмотрела АЛЬВИНА Ъ-ХАРЧЕНКО.

Вообще-то Уильям Кляйн не собирался быть фотографом. По его собственным словам, фотография всегда была для него скорее хобби, которое не шло ни в какое сравнение со страстью к живописи. Художником американец решил стать после знакомства с авангардистом Фернаном Леже — переехав в Париж из Нью-Йорка, в начале 1950-х Кляйн посещал его студию и увлекся абстрактной живописью. Первые фотографии были опытом скорее технологическим, чем творческим. Но директор американского Vogue Александр Либерман решил иначе: случайно увидев эксперименты фотографа-самоучки, Либерман с ходу предложил Кляйну контракт с журналом.

Выставка, открывшаяся в галерее имени братьев Люмьер, представляет собой нарезку из вошедших в книгу «William Klein. In and out of Fashion» работ. Альбом, составленный самим господином Кляйном и даже после переизданий остающийся редкостью в магазинах, состоит из нескольких разделов: «Париж», «Рим», «Нью-Йорк», «Кино». В Москве оказались избранные фото 1956-1965 годов из французской главы — результаты работы на журнал Vogue.

В одном из своих недавних интервью 77-летний классик модной фотографии назвал моду глупостью. Полвека назад в целиком посвященный глупости журнал Уильям Кляйн пришел с абсолютным непониманием принципов модной съемки — и это стало причиной успеха. Незнакомый с законами фэшн-индустрии, господин Кляйн просто выдумал свои правила и блестяще справился с поставленной Александром Либерманом задачей взорвать моду. В подготовке и осуществлении взрыва фотографу помогло художественное прошлое. Портрет выпускающей дым Эвелин Трип, групповой снимок с застывшими наподобие манекенов моделями и сюрреалистической фигурой на заднем плане и многие другие из кадров для Vogue композиционно и визуально напоминают больше картины, чем фотографии.

Пожалуй, самым главным приемом, придуманным Уильямом Кляйном в те годы и спустя полвека тиражирующимся через страницу в любом модном журнале, стали городские натурные съемки. Не пытаясь добиться гармонии между образом манекенщицы и окружающей средой, фотограф запросто вписывает модель в вечернем платье в фон из заплеванных тротуаров, толп спешащих прохожих, рядов гудящих машин. Одним из лучших и знаменитых снимков, сделанных по этому принципу, в «In and out of Fashion» стала фотография двух моделей на пешеходном переходе: девушки в черном и белом коктейльных платьях почти одинакового фасона идут навстречу друг другу по «зебре», безразлично скользя взглядом по окружающим и встречая то же равнодушие в ответ. Полноправными участниками модных съемок американец делает зеркала (они для фотографа стали любимым антуражем и использованы в целой серии снимков), мосты, арки зданий, фонари, лепнину, крыши… Уильям Кляйн доказал, что декорациями в модном фото может быть абсолютно все. А доказав, потерял к миру fashion интерес и занялся кино, вернувшись к фотографии только в 1980-х.

Не так давно господин Кляйн приезжал в Москву — получить приз за вклад в мировую фотографию и порадовать поклонников удивительно трезвым взглядом на жизнь. Собственный статус классика человек, совершивший переворот в фотографии, воспринимает спокойно: да, было дело, снимал манекенщиц весело, как нравилось, ну так теперь каждый так снимает. Патриарх, понятное дело, кокетничает. Но небольшая выставка «William Klein in fashion» — лишний повод убедиться, что для этого кокетства есть все основания.


Уильям Кляйн (William Klein)-ZНЯТА

Уильям Кляйн (William Klein) родился в Нью Йорке в 1928 году в бедной еврейской семье. Закончив среднюю школу, в возрасте 14 лет он был принят в городской колледж Нью Йорка, где изучал социологию. Затем его призвали в армию, во время службы находился в Германии и Франции. В 1948 году поступил в Сорбонну, изучал абстрактную живопись и скульптуру.

В Париже познакомился с  Фернаном Леже. Творческий максимализм и бескомпромиссность Леже помогли Кляйну осознать необходимость поиска своего собственного пути в искусстве. Не менее важной встречей для Кляйна стало знакомство с Ман Рэем, уникальные работы которого возводили фотографию на уровень настоящего искусства.

Прежде, чем посвятить себя светописи, Кляйн успешно начал карьеру скульптора, занимаясь также созданием абстрактных фресок для французских и итальянских архитекторов. Казалось, в жизни молодого скульптора все предрешено и вполне предсказуемо.

Однако фотография ворвалась в его жизнь и резко изменила ее. Поначалу Уильям Кляйн начал интересоваться фотографией преимущественно как прикладным инструментом. Позже он стал снимать все больше и больше, пока в 1954 году его работы не увидел случайно зашедший в студию арт-директор нью-йоркского Vogue, Александр Либерман, который и предложил Кляйну первый профессиональный контракт фэшн-фотографа. Либерман увидел в его работах тот свежий взгляд, которого, как ему казалось, недоставало в журнале в тот период. Жесткость, которой были проникнуты снимки Кляйна, уравновешивала некоторый крен редакционной политики журнала в сторону рафинированных изображений «а-ля Сесиль Битон».

Поначалу Кляйн не умел пользоваться студийной аппаратурой, именно это заставило его снимать своих моделей прямо на нью-йоркских улицах. Этот прием сразу стал «визитной карточкой» и тем новаторским жестом, который сходу поставил Кляйна в ряд с известнейшими фэшн-фотографами того времени. Он придумал также ставший широко известным прием с зеркалами, этот трюк впоследствии использовался самыми разными фотографами, в числе которых был даже Хельмут Ньютон, не склонный поддаваться чьим-либо влияниям.

Позднее Кляйн продолжил экспериментировать с различными способами съемки, легализовав не принятые ранее в съемках моды широкоугольные и телеобъективы, длинную экспозицию с использованием вспышки и мультиэкспозицию. Уильяма Кляйна называют также изобретателем snapshot aesthetics («эстетика выстрела навскидку»).

Первая книга Уильяма Кляйна «Нью-Йорк» (1956) состояла из ежедневного фотодневника — репортажных уличных фотографий, почти случайным образом собранных вместе и графически оформленных в стиле таблоидной прессы. По мнению редакционного истеблишмента, Нью-Йорк Кляйна выглядел слишком «грубо, агрессивно и вульгарно», редакторы Vogue отказались взять материал и предсказали фотографу большие трудности в поиске достаточно смелых издателей для этой книги. Они оказались правы — Кляйн выпустил в свет свой нью-йоркский альбом только в Париже.

После выхода книги Кляйн становится широко известен в Европе, а в 1962 году международное жюри Photokina-1963 включило его в список 30 наиболее влиятельных фотографов своего времени.

В 1962 году Уильям Кляйн на некоторое время оставил фотографию и посвятил себя производству кинофильмов, среди которых были и экспериментальные картины «Кто вы, Полли Мэггу?» (1966) и «Мистер Фридом» (1968), в которых Кляйн позволил себе вволю поиронизировать как над фэшн-индустрией вообще, так и над родным Vogue в частности.

Уильям Кляйн на Википедии >>>

обсудить на форуме zнята


Уильям Кляйн (William Klein)

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Уильям Кляйн

Уильям Кляйн (р. 1928) — американский фотограф, признанный одним из ста самых влиятельных фотографов в мире, и кинорежиссер, автор более двадцати художественных и документальных фильмов. На протяжении десяти лет — с 1955 по 1962 — был штатным фотографом журнала Vogue. Обладатель Премии Надара (1957) и Премии Хассельблад (1990).

Серия о Нью-Йорке была задумана Кляйном как фотографический дневник его возвращения в родной город. Уехав в 18 лет воевать в Европу, после войны он остается в Париже изучать живопись и начинает работать в мастерской Фернана Леже. Именно у Леже, тогда еще в качестве художника-декоратора, он усваивает принцип работы, который впоследствии станет его визитной карточкой: выходить из мастерской и работать в контексте города. Вначале фотография увлекает его как новый путь развития его абстрактной живописи, но постепенно она, по его же словам, открывает ему глаза на окружающий мир. Свои ощущения от возвращения в Нью-Йорк после восьмилетнего отсутствия он описывает как некий транс, зафиксированный с помощью фотоаппарата.

Уже самые первые эксперименты Кляйна с фотографией, основанные исключительно на знаниях живописца и с минимальными навыками обращения с камерой, нравятся главному редактору журнала Vogue Алексу Либерманну — и он предлагает ему работу. Никогда не интересовавшийся фэшн-фотографией, Кляйн принимает предложение — и этот шаг определяет все дальнейшее развитие фотографии моды. Именно Кляйн впервые отказался от постановочного света, начал снимать моделей прямо на улице и работать в «псевдорепортажной» манере.

Работа в глянце позволяла Кляйну делать независимые проекты — и первым из них стал именно «Нью-Йорк». Несмотря на то, что Vogue спонсировал производство работ, в публикации книги было отказано. Кляйн называл эту съемку «жестоким дадаистским наскоком на город», но общественность не приняла этот агрессивный образ. Вызывающая «непрофессиональность» фотографий — зерно, контраст, размытость, съемка широкоугольным объективом крупных планов, — и непохожесть на классические снимки города, переплетались с отчаянно субъективным взглядом, который смотрел на мегаполис с феноменальной документальной резкостью. «Жалкая, развращенная, неуютная берлога, средоточие всей мировой тревоги» — Нью-Йорк предстал образами малолетних обитателей Гарлема, цыган, напыщенных посетителей ночных клубов, домохозяек, сметающих продукты в супермаркете, людских толп и пошловатых рекламных вывесок. Кляйн подходил к жителям Нью-Йорка как антрополог, исследующий повадки аборигенов.

В отличие от Америки, Европа безоговорочно приняла этот новый образ Нью-Йорка — и в 1956 году книга вышла в свет в парижском издательстве. Ее название было в духе рекламных слоганов: Life is Good and Good for You in New York («Жизнь хороша и хороша для Вас в Нью-Йорке»). Этот альбом сделал Уильяма Кляйна знаменитым, открыв новую страницу в фотоискусстве и навсегда изменив его.

Уильям Кляйн | Джексон Файн Арт

Биография Уильяма Кляйна

Французский фотограф и режиссер Уильям Кляйн (1928 — настоящее время) родился в Нью-Йорке за год до начала Великой депрессии. Первые набеги на искусство были связаны с живописью. Хотя в конце концов он переключился на камеру, он никогда официально не изучал фотографию, что объясняет его абстрактный подход. Уильям Кляйн выиграл свою первую камеру во время игры в покер в 1946 году, когда он был членом U. С. Армия дислоцировалась в Германии. Некоторое время он проработал помощником французского художника и скульптора Фернана Леже в Париже в 1948 году. Модные фотографии Уильяма Кляйна появлялись в журналах, книгах, документальных и художественных фильмах. Уильям Кляйн в настоящее время работает и живет в Париже. Художник считается новатором в дизайне фотокниг; его первая книга «Жизнь хороша и хороша для тебя» (1956) получила премию «Prix Nadar» 1957 года. Его работы расширяют огромный диапазон, включая как фотографии высокой моды, так и более темные изображения, запечатлевая такие виды спорта, как бокс.

Впервые приехав в Париж, Уильям Кляйн сосредоточился на абстрактной живописи и скульптуре, работая с художником-кубистом Леже. Архитектор Анджело Манджиаротти дал ему начало карьеры с двумя выставками в Милане. Вскоре после этого они начали сотрудничать. Первая заказная работа Уильяма Кляйна появилась, когда Манджиаротти попросил его перенести картину на вращающиеся перегородки миланской квартиры. Снимая документацию своих работ, Уильям Кляйн почувствовал вдохновение вернуться к фотографии.Художественный руководитель американского Vogue Александр Либерман увидел скульптуры Уильяма Клейна в Париже в 1954 году и попросил о встрече с фотографом; Vogue опубликовал ряд его фото-эссе, в том числе изображения голландских сараев. В конце концов он нашел нишу в модной фотографии — съемке вне студии и на улице — для публикации.

Уильям Кляйн опубликовал более десятка книг, в том числе в Риме (Editions du Seuil, Feltrinelli, 1958-1959), Rome: The City and its People (Viking Press, 1960), Mr.Freedom (Эрик Лосфельд, 1970) и Уильям Кляйн: фотографии (Aperture, 1981) и другие. Среди его фильмов: «Бродвей светом» (1958), «Как убить кадиллак» (1959), «Кассиус Великий» (1964-1965), «Кто ты, Полли Магго?» (1965-1966), Вдали от Вьетнама (1967), Первомайские дни (1968-1978), Мистер Свобода (1967-1968), Элдридж Кливер, Черная пантера (1970), Большое кафе (1972), Мухаммед Али Величайший (1969-1974), Образцовая пара (1975-1976), Голливуд, Калифорния (1977), Музыкальный город, США (1978), История Литтл Ричарда (1980), Французы (1981), Замедленная съемка (1984), Mode in France (1985), Контакты (1986), Babilée (1991), In & Out of Fashion (1993) и Messiah (1997-1999).

Фотография Уильям Кляйн выставлял свои работы по всему миру, включая Музей Гуггенхайма, Музей Метрополитен, Музей современного искусства, Национальную художественную галерею, Художественный музей Уитни, Художественный институт Чикаго, Центр Джорджа. Помпиду, Дом фотографии и другие.

Уильям Кляйн | Международный центр фотографии

Биография

Новаторский взгляд на процессы с камерой, уроженец Нью-Йорка Уильям Кляйн, бросил вызов преобладающим представлениям о «хорошей фотографии».«Он окончил среднюю школу в четырнадцать лет и был зачислен в городской колледж Нью-Йорка, когда пошел в армию в 1945 году. После демобилизации в Париже он остался изучать искусство у Фернана Леже, а там он познакомился с несколькими другими художниками. , включая американских художников Эллсуорта Келли и Джека Янгермана. В начале 1950-х Кляйн начал делать экспериментальные абстрактные фотографии своих картин, пока они находились в движении. Эти фотографии привели к предложению работы от Александра Либермана в Vogue, и Кляйн вернулся в Нью-Йорк. в 1954 г.Занимаясь модной фотографией для Либермана, Кляйн работал над тем, что впоследствии стало его классической фотокнигой, Life Is Good and Good for You in New York: William Klein Trance Witness Revels (1956), которую он разработал, написал и набрал. Кляйн получил Приз Надара в 1957 году за эту книгу, а вслед за ней были выпущены еще три выразительных портрета городов: Рима (1958), Москвы (1962) и Токио (1964). Вскоре после разрыва контракта с Vogue в 1965 году он перестал делать фотографии, вернулся в Париж и посвятил себя кинопроизводству. Среди его многочисленных фильмов — «Кассиус Великий», «Мухаммед Али Величайший» и «История Литтл Ричарда».Кляйн возобновил фотосъемку неполный рабочий день в 1978 году.
Фотография Кляйна 1950-х годов была необычной для своего времени: зернистые, размытые, высококонтрастные фотографии — качества, которые обычно считались дефектами в популярном фотографическом сообществе. Кляйн не только принял, но и развил эти качества, используя 35-миллиметровую камеру, медленную пленку и широкоугольный объектив как для своей модной фотографии, так и для своей личной работы. Его подход создал прецедент для многих уличных фотографов 1960-х годов, чьи работы основаны на многих его нововведениях.
Лиза Хостетлер
Хэнди и др. Отражения в стеклянном глазу: Работы из Международного центра коллекции фотографии, Нью-Йорк: Bulfinch Press совместно с Международным центром фотографии, 1999, с. 220.

Уильям Кляйн | Галерея Майкла Хоппена

После непродолжительного изучения живописи Уильям Кляйн (р. 1928) познакомился с фотографией, когда работал на архитектора в молодости. У него было мало предвзятых представлений о фотографической практике, и, используя все инструменты фотографа — композицию, экспозицию и фокус — с яростной уверенностью он приступил к созданию уникального визуального языка, который сделал несчастный случай ценным.


«Прожив во Франции несколько лет, я подумал, что у меня один глаз европейский, а другой — уличный житель Нью-Йорка».

— Уильям Кляйн


Его фотографии; часто размытый или не в фокусе, его использование высококонтрастных отпечатков, пленки с высоким зерном и широких углов шокировало устоявшийся порядок в мире фотографии. Бескомпромиссный в своем видении и технике, именно этот грубый подход хорошо послужил Кляйну, чтобы снимать его объекты с честностью, которая действительно отражала разнообразие настроений, людей и ситуаций, присутствующих в жизни.Серия уличных сцен и портретов Кляйна в Нью-Йорке, ставшая результатом публикации в 1956 году «« Жизнь хороша для вас »в Нью-Йорке », была определена его нетрадиционным стилем. Французский издатель в конце концов принял проект после того, как тогдашний работодатель Кляйн Vogue посчитал изображения слишком вульгарными, и работа оставалась нетронутой ни одним американским издателем до 1995 года.

Несмотря на первоначальное возмущение методами Уильяма Кляйна, его работа продолжала развиваться по стилю, репутации и в нескольких средах, включая кинопроизводство, графический дизайн и модную фотографию. Его влияние можно увидеть в работах других художников, таких как японский фотограф Дайдо Морияма, и его работа принесла ему несколько персональных и ретроспективных выставок по всему миру в таких местах, как Музей современного искусства, Нью-Йорк, Музей Стеделийк, Амстердам и Тейт Модерн, Лондон. За свою карьеру он получил несколько наград, в том числе Приз Надара в 1957 году за Life Is Good For You In New York, Столетнюю медаль и почетное звание Королевского фотографического общества в 1999 году и совсем недавно премию Sony World Photography Award за выдающийся вклад в развитие. Фотография 2012 года.

Многих жизней — История и фотографии Уильяма Клейна

«Итак, вот фотография, сделанная в День Святого Патрика. Все эти ребята ирландцы. Многие люди на моих фотографиях либо смотрят на меня, либо всегда есть кто-то сбоку, который смотрит на группу и спрашивает: «Что этот парень фотографирует?» Это было необычно в то время, это 1955 год. , 54 год. Знаете, для многих было удивительно видеть, как я их фотографирую.» — Кляйн.

Фотография Уильяма Кляйна стирает границы между сырой, неотфильтрованной критикой и классической красотой. Его грубые, зернистые, часто размытые изображения 1950-х годов повлияли на целое поколение фотографов, включая Дайдо Морияму. Кляйн никогда не сдерживался.

Кляйн родился в Нью-Йорке в 1928 году в семье еврейских венгерских иммигрантов и жил в ирландском районе. Он вырос в окружении антисемитизма. «Меня воспитывали на улице. Часть низшего класса Нью-Йорка. Он использовал искусство, чтобы сбежать, часто посещая Музей современного искусства, прежде чем, в конце концов, записался в армию в 18 лет, откуда его отправили в Германию и Францию. Кляйн поступил в Сорбонну, где изучал историю искусства. Позже он будет изучать живопись у Фернана Леже.

«Псевдоплакат американской мечты. Итальянский полицейский, интегрированный латиноамериканец, мама на идише, афроамериканка плюс берет. Плавильный котел ». — Кляйн

Кляйн разделил свое время между Нью-Йорком и Парижем, и его работа разделилась на две отдельные области.Он начал работать в Vogue, где создал стиль модной фотографии, который сильно повлиял на его коллег. Он привнес энергию и спонтанность в свою работу с модой, которые были получены из его уличной работы, часто помещая моделей в хаотические сцены на улицах крупных городов.

За восемь месяцев Кляйн снял работу, которая в конечном итоге стала основополагающей книгой, «Жизнь хороша и хороша для вас в Нью-Йорке» ( книгу можно найти здесь).Изначально он стремился опубликовать работу в Vogue, но они посчитали это слишком критическим и вульгарным взглядом на город. В конце концов, он был опубликован в 1957 году.

«Возня в Гарлеме:« Чувак, зачем ты хочешь сфотографироваться? »Пытается избежать объектива, но шутливо. Игра.» — Кляйн

«Нью-Йорк — памятник доллару — доллар несет ответственность за все, хорошее и плохое. Все приходят за этим.Никто не может противостоять этому ». — Кляйн

«Он взял язык таблоидных газет, этот очень зернистый, черно-белый, прямой взгляд на мир. Думаю, возвращаясь, он действительно почувствовал энергию Нью-Йорка и хотел передать это через эти очень зернистые, черно-белые, почти потоки образов сознания ». — Мартин Парр

«Еще одна известная фотография, которую много использовали. Эти дети просто играли роль, и они не были такими крутыми, как кажется.Я просил их выглядеть круто, а для меня это автопортрет, понимаете? Я также играл на улице с оружием, но я тоже был ангелочком. Так что я был ими обоими ». — Кляйн

«У него был этот бесстрашный глаз. Его фотографии были грубыми, грубыми, они были прямо у вас на лице. Похоже, у него хватило смелости пойти вперед, а не отступить ». — Дон Маккаллин.

«Это было мое сознательное усилие, чтобы продолжить свою обличительную речь против Америки, но в разноцветных раю. Это гимн Америке, это гимн деньгам, это гимн коммерции, это гимн самому прекрасному в Нью-Йорке ». — Кляйн

«Все в Нью-Йорке думают, что они особенные. Все они думали, что имеют право на известность. Они думали, что заслуживают того, чтобы их сфотографировали ». — Кляйн

«Самое главное в« Нью-Йорке »Кляйна — это то, что вы начинаете просматривать, и действительно имеет значение накопление этих изображений, так что к концу вы не просто видели коллекцию отдельных изображений, вы видели накопление, которое создает этот шум, который испускает энергию, которая так точно отражает то, что происходило в Нью-Йорке в середине 1950-х годов.» — Мартин Парр

«1961 г. Москва. Первомайская Красная площадь. Передо мной Ленин, Маркс, Энгельс и традиционный парад. На переднем плане несколько товарищей из КГБ ». — Кляйн

Кляйн в конечном итоге продолжил создание еще трех книг: Rome (1958), Moscow (1959-61) и Tokyo (1961), прежде чем обратиться к кинопроизводству в период с 1965 по 1980 год. Он вернулся к фотографии. в 1980-е гг.

«Я думаю, что с помощью своего набора городских книг Кляйн разработал язык, который в то время был невероятно радикальным и уникальным.Это породило множество подражателей и оказало глубокое влияние на мир фотографии ». — Мартин Парр

Много жизней Уильяма Кляйна (документальный фильм на Youtube).

Частные фототуры по Нью-Йорку и групповые семинары по уличной фотографии: Присоединяйтесь ко мне на семинаре по уличной фотографии в окрестностях Нью-Йорка.

Что такое уличная фотография? — Вводное практическое руководство для начинающих: узнайте об основах уличной фотографии в этом удобном для понимания руководстве.

Электронная книга «Основы уличной фотографии»: загрузите хорошо отрецензированную книгу, которая научит вас тонкостям уличной фотографии.

Уильям Кляйн | Биография фотографа и работы

Ранняя жизнь

Уильям Кляйн родился в Нью-Йорке 19 апреля 1928 года. Его родители были детьми еврейских венгерских иммигрантов. Когда он рос в ирландском районе, он испытал антисемитизм, в результате чего в школе он чувствовал себя отчужденным. Впоследствии он с облегчением провел много дней прогулок в Музее современного искусства.

В четырнадцать лет, на три года раньше своих сверстников, он окончил среднюю школу и пошел изучать социологию в Городской колледж Нью-Йорка. В восемнадцать лет он присоединился к армии США на два года, откуда его отправили в Германию и Францию. После демобилизации он остался во Франции и в 1948 году переехал в Париж, поступив в Сорбонну, чтобы изучать историю искусства. В следующем году он кратко изучал живопись у Фернана Леже, влияние которого можно увидеть в фотографиях Кляйна.

Карьера фотографа

В 1952 году Кляйн провел две персональные выставки в Милане, где он сотрудничал с архитектором Анджело Манджиаротти.Именно на этих выставках он сделал свои первые шаги в карьере фотографа. Он также встретился с Александром Либерманом, арт-директором Vogue , с которым он разделял интерес к кинетической скульптуре. Либерман был впечатлен выставкой Кляйна, особенно фотографиями, и пригласил его вернуться в Нью-Йорк.

В течение интенсивного восьмимесячного периода Кляйн создал свой фотографический дневник Нью-Йорка, но фотографии так и не были опубликованы в Vogue .Либерман был о них положительно, но Vogue был шокирован тем, что они считали грубым и пошлым видом города.

Несмотря на это, и несмотря на его полное отсутствие опыта в этой области, Либерман предложил Кляйну работу модного фотографа для журнала. В том же году они опубликовали статью о Кляйне под названием A New Photographic Eye . Кляйн взял свой фотодневник Нью-Йорка в Париж, где он был наконец опубликован Editions du Seuil под названием « Life is Good & Good for You in New York ».В 1957 году, через год после публикации, Кляйн был награжден премией Надара за это, несмотря на споры вокруг фотографий. Затем он выпустил еще три книги: , Rome (1958), Moscow (1959-61) и Tokyo (1961).

Между 1965 и 1980-ми Кляйн отказался от фотографии и сосредоточился на кино, создавая различные документальные фильмы и телевизионные рекламные ролики. В 1980-х Кляйн снова вернулся к фотографии и был удостоен премии Hasselblad в 1990 году.В 1990-х он начал создавать произведения искусства в смешанной технике, сочетая живопись и фотографию.

Хотя модная фотография казалась маловероятной областью для Кляйна, с помощью Либермана он стал революционером в своем двойственном и ироническом подходе к миру моды. Его фотографии характеризуются естественным освещением, высокой контрастностью, размытостью при движении, растяжением и искажением форм из-за использования широкоугольных объективов для съемки крупным планом, передержки со вспышкой и использования пленки с высоким зерном.

Диалоги и ретроспективы фильмов: Уильям Кляйн

Уильям Кляйн, Кто вы, Полли Мэггу? , 1966 г.

Уильям Кляйн — американский кинорежиссер и всемирно признанный фотограф, живущий и работавший в Париже с конца 1940-х годов. Когда Кляйн поджег мир фотографии своей новаторской работой в Vogue , он также направил свою творческую энергию на кинопроизводство.Его дебют, « Broadway by Light » (1958), некоторые считают первым поп-фильмом. Режиссер снял документальные фильмы: Cassius le Grand (1965), Float Like a Butterfly, Sting Like a Bee (1969) и Eldridge Cleaver, Black Panther (1970), а также снял такие художественные фильмы, как как Кто ты, Полли Мэггу? (1966), получивший приз Жана Виго на Каннском кинофестивале, и антивоенную сатиру Mr. Freedom (1970).Его работы включают многочисленные публикации по фотографии и сотни рекламных роликов на телевидении. Уильям Кляйн и Паулина дель Пасо, режиссер и младший программист FICCO 2009 (Международный фестиваль современного кино в Сьюдад-де-Мехико), сели для обстоятельного разговора о творческом процессе Кляйна, освещенного видеоклипами, анекдотами и личными взглядами. Запись 2009 года.