Адольф де мейер: жизнь и смерть самого таинственного фотографа в истории

Содержание

Выставка барона Адольфа де Мейера – Газета Коммерсантъ № 47 (1450) от 19.03.1998

Газета «Коммерсантъ» №47 от , стр. 13

&nbspВыставка барона Адольфа де Мейера

Барон от фотографии — все равно что цыганский барон
Выставка барона Адольфа де Мейера в «Метрополе»
       В помещении ресторана «Театро» отеля «Метрополь» открылась выставка знаменитого фотографа журнала Vogue 1920-1930-х годов барона Адольфа де Мейера. Экспозицией работ этого столь же светского, сколько и изысканно техничного фотографа Московский дом фотографии анонсирует 2-й Международный месяц фотографии — «Фотобиеннале-98», который откроется 12 апреля.
       
       С появлением барона де Мейера реестр артистических амплуа, казалось бы навеки неизменный, обогатился еще одной ролью: вслед за героем-любовником последовал герой-фотограф. О Мейере профессионалы обычно говорят, что он был не столько фотографом, сколько моделью, а точнее, моделью для самого себя. Чтобы не сказать позером. Баронство Мейера такого же «знатного» происхождения, что и титул князя Черногорского, который носил обаятельный шулер Георгий из «Тартарена» Альфонса Додэ. А если вспомнить Ротшильдов? Впрочем, эти-то купили баронство во времена Луи-Филиппа и за немалые деньги.

       Так или иначе, но в конце 1890-х годов в аристократических салонах и буржуазных гостиных Парижа, Берлина и Лондона появился эдакий принц Флоризель, 30-летний новоиспеченный барон — утонченный фотограф-дилетант, занимавшийся этим модным ремеслом исключительно из желания заполнить досуг. (Кстати, понятие это в те времена не было столь уничижительным, как ныне: тогдашний dilettante — любитель искусства, не считающийся с затратами и не преследующий коммерческих интересов.) Невесть откуда взявшийся аристократ сразу же стал членом лондонского «Камера-клуба» и Королевского фотографического общества.

       О его молодой жене Ольге — шепот: «Внебрачная дочь принца Уэльского и герцогини Каррачо». Иронические интонации, с каковыми передают эту сплетню, со временем сменились почтительным тоном — когда принц стал королем Великобритании Эдуардом VII. Король уже в преклонном возрасте. Чувствительный, он не смущается публичным выказыванием привязанности к Ольге. Соответственно, ореол высочайшего покровительства распространяется и на Мейера.
       Но не только флер августейшего внимания позволил Мейеру занять высокое положение в мире фотографии — стать членом совета «Фото-Сецессиона» и экспонентом престижной американской Международной выставки пикториальной фотографии. Мейер любил новшества: автохромная печать — здесь он был одним из первых, цветная фотография начала века — и тут он лидер, линзы фирмы Пинкертона—Смита, дающие возможность совместить в снимке точную фокусировку центра и «размывку» по периметру,— он и их опробовал. Отсюда его фирменный стиль: силуэты див, выплывающие из марева кафешантанного света или дыма.
Короче, «голубой ангел».
       Но будем справедливы: Мейер снимал не только полуночных тружениц, среди его моделей были и Мэри Пикфорд, и Лилиан и Дороти Гиш, да и другие персонажи артистического мира. Кстати, лучшие снимки Джона Бэрримора и Чарли Чаплина — его. А связи Мейера с театрально-балетным миром? О них ходили легенды. Вацлав Нижинский в «Послеполуденном отдыхе фавна» и «Шахерезаде» запомнится вместе со снимками Мейера.
       Судьба и баловала, и наказывала де Мейера. Он был слишком на виду, слишком яркой фигурой и одновременно сомнительной. И потому он всегда был под прицелом — и у европейских, и у американских спецслужб. Еврей, получивший баронский титул. Что же говорить о гестапо? Определенно это был их клиент, поскольку в 4-м отделе РСХА фамилия прочитывалась однозначно: баронами могли быть Майеры, но отнюдь не Мейеры. Но Мейер счастливо избежал собеседований в департаменте неподалеку от Паризиен-плац и Бранденбургских ворот. В те времена он уже был по ту сторону Атлантики, у своего американского друга Штиглица.
Благодаря распродаже вилл на Лазурном берегу Мейер смог поддержать свое благополучие в Новом Свете.
       Довоенные и послевоенные годы — время чудачеств барона Мейера. Знаменитые дома моды и издательские корпорации, такие как «Харперс базаар» (где он был главным художественным редактором) и «Вог», буквально рвут мастера на части. Стараются переплатить прежние ставки: в 1920-е годы это было $100 в неделю (то есть по нынешнему счету около $1 тыс.).
       Представить себе профанному любителю искусства творчество Мейера достаточно просто. Достаточно в очередной раз пересмотреть фильм Боба Фосса «Кабаре». В нем и артист, и актер, и аристократ, и еврей, и гомосексуалист… Таким-то и был барон де Мейер, мечтавший стать главным меценатом музеев XX века. Что делать? Не удалось.
       
       МИХАИЛ Ъ-БОДЕ
       

Комментарии Самое важное в канале Коммерсантъ в  Telegram

Жизнь и смерть Адольфа де Мейера – самого таинственного фотографа в истории

История жизни первого модного фотографа Vogue Адольфа де Мейера хранит множество загадок. По сей день неизвестно, кто являлся родителями будущего мэтра эпатажа – некоторые свидетельства указывают на то, что отец Адольфа был еврейским банкиром, а мать родилась в Шотландии.

Другие документы указывают на то, что Мейер был рожден в Париже, а учился в Дрездене.

Как сообщает телеканал «360», в 90-х годах XIX века Адольф Мейер ворвался в аристократический бомонд Лондона, где сразу был признан «своим». Осознав свое положение, фотограф начал называть себя бароном и вести себя как настоящий аристократ. По мнению многих исследователей, Мейер никогда в действительности не являлся бароном и просто выдумал этот статус, присвоив себе приставку «де».

Несмотря на слухи о гомосексуальности фотографа, он был женат на Ольге Альберта Караччоло, которая имела родство с принцем Уэльским, будущим королем Эдуардом VII. По некоторым слухам, она являлась внебрачной дочерью августейшей особы. Брак с богатой девушкой принес в жизнь Мейера много денег.

Любимым направлением для фотографа стал пикториализм — стиль, который в то время был признан самым популярным. Пикториалисты пытались превратить обычную фотографию в живопись, чтобы сделать ее произведением высокого искусства. Деньги давали мужчине возможность применять самые современные технические новинки и очень много экспериментировать. Барон прославился благодаря эффекту, который давали линзы Пинкертона: в одном кадре одновременно располагались точный фокус в центре и размытые края.

У Мейера получилось расширить возможности фотокамеры и создать подлинно импрессионистские портреты, раскрывая скрытую утонченность своих моделей. Славу он познал еще при жизни. Богатые люди готовы были заплатить любую сумму, чтобы получить портрет работы великого мастера. Он снимал королеву Марию Текскую, бабушку Елизаветы II, короля Эдуарда VII и Георга V, а также знаменитых артистов русского балета.

В преддверии Первой мировой войны барон де Мейер переехал в США, где начал сотрудничать с модным журналом Vogue. Он вошел в историю как первый фотограф за всю историю этого издания. Многие специалисты считают, что именно Мейер стал основоположником жанра фешн-фотографии.

В первые годы XX века де Мейер решил сменить имя по совету личного астролога. Он начал называться себя Гайеном де Мейером и вернулся Париж, где познакомился с Коко Шанель и Жанной Ланван. В это же время в моду вошел новый стиль фотографии — более живой и активный, но Де Мейер остался верным своему фирменному почерку, из-за чего лишился всех контрактов.

Депрессия де Мейера затянулась на 10 лет и сопровождалась наркотической зависимостью. Будучи уже пожилым мужчиной, он вступил в интимную связь со своим шофером, которого был старше почти на 50 лет, а позже усыновил его, чтобы завещать остатки наследства и титул барона.

Ближе к смерти де Мейер полностью утратил интерес к фотографии и выбросил почти все камеры. В последние годы жизни друзья-меценаты барона решили устроить выставку его лучших работ, однако выяснилось, что фотограф уничтожил все негативы и вырезки из журналов.

Барон де Мейер скончался в Лос-Анджелесе в 1946 году. В некрологе коротко упомянули о его смерти, однако не отметили профессиональные заслуги.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Adolphe de Meyer, part 1



Гортензия. 1907.
Фотогравюра барона Адольфа де Мейера. «Сamera Work».

Адольф де Мейер (фр. Adolphe Edward Sigismund de Meyer, 1868, Париж — 1946, Лос-Анджелес).
Отец — парижский банкир немецко-еврейского происхождения, мать — родом из Шотландии. Учился в Дрездене. В 1893 Адольф часто бывает в Лондоне, увлекается фотографией.

Портрет девушки с мандорой 1895 года (вполне в духе прерафаэлитов), демонстрировавшийся на выставке в Париже.

В 1896 году Адольф Мейер переезжает в Лондон, участвует во многих фотографических выставках. Он быстро приобретает известность в великосветских кругах приближенных Принца Уэльсского. Он был в числе приглашенных на костюмированный бал 2 июля 1897 года в резиденции герцогини Девонширской на Пикадилли.

Торжество было приурочено к шестидесятилетнему юбилею королевы Виктории как королевы Англии. Вот его портрет с этого события в костюме 17 века.

В 1897 году Адольф Мейер знакомится с Ольгой Альбертой* (Мария Беатриса Ольга Альберта Караччило (1871 — 1930/1931) считалась внебрачной дочерью Альберта Эдварда Принца Уэльсского (Короля Эдварда VII) и Герцогини Кастеллучио. Его Высочество Эдвард официально был ее крестным отцом.) Он снимает несколько ее портертов, которые были опубликованы в том же году в журнале «Photographic Times»


Ольга, 1897 г.

Адольф и Ольга поженились. Пишут, что брак был союзом по расчету, поскольку Мейер отличался гомосексуальными наклонностями, а его жена была бисексуальной. По просьбе крестного отца Ольги король Саксонии Фридрих Август пожаловал фотографу титул барона.


Баронесса Ольга де Мейер (портерт с тиарой), 1902 г.

На рубеже веков чета де Мейер отправилась в кругосветное путешествие, они посетили Японию, Китай, Индию, Цейлон.


Яхта. Британские владения.

Улица в Китае.

Япония. Сакура в цвету.

Япония. Сакура в цвету.

Силуэт женщины под сводами арки.

Ольга на пляже в купальном костюме.

В 1898-1899 годах Адольф де Мейер стал членом Королевского фотографического общества Великобритании и присоединился в ассоциации британских фотографов-пикторалистов «Linked Ring». А чуть позже барон приобретает английские линзы фирмы «Pinckerton Smith» Де Мейер, работа которых основана на совмещении фокуса в центре с градуированной диффузией по периметру. Эта специфика, вместе с характерной для де Мейера техникой заднего освещения, создала то необычное «сияние», которое принесло известность его фотографиям.


Король Эдуард VII (правил с 1901 по 1910 гг.). 1904 г.

Барон де Мейер выписывал американский фотожурнал «Camera Work» и, познакомившись заочно с его редактором Альфредом Штиглицем, посетил Соединенные штаты Америки, где встретился в Ньюпорте с фотографом Гертрудой Кезебир (1852 – 1934, американский фотограф, один из крупнейших мастеров пикториализма). Она снимала его портреты, а он — ее.


Барон Альфред де Мейер. 1903.
Фотограф: Гертруда Кезебир.

Гертруда Кезебир. 1903.
Фотограф: Барон Альфред де Мейер.

Также в Америке де Мейер познакомился с Изабеллой Стюарт Гарднер, основательницей галереи живописи Музей Изабеллы Стюарт Гарднер в Бостоне, собравшей более 2500 предметов европейского искусства, среди которых такие шедевры, как «Похищение Европы» Тициана и «Алтарь семейства Колонна» кисти Рафаэля. Весьма полно были представлены в её собрании американские художники рубежа веков — a href=»http://schwarzze.livejournal.com/278357. html#cutid1″>Джон Сарджент</a> и Джеймс Уистлер.


Изабелла Стюарт Гарднер. 1905-06.

Уильям Ранкин. 1907 г.
Художник родом из Шотландии.
http://www.williamranken.org/wber%20biography.htm

Жанет Ранкин. Сестра Уильяма.

1907. В «Галерее Фото-Сецессиона» Альфреда Штиглица в Нью-Йорке состоялась выставка «Барон де Мейер из Германии и Жорж Селей из Массачусетса». В следующем году выходит 24 номер журнала «Camera Work», полностью посвященный работам де Мейера, проиллюстрированный в том числе этими натюрмортами:


Кувшинки. 1907. Фотогравюра. «Сamera Work».


Букет. 1907. Фотогравюра. «Сamera Work».

И еще несколько натюрмортов того времени:


Тени на стене. Хризантемы. 1906.


Стекло и тени.


Нимфенбургская фарфоровая статуэтка.

В этот же период де Мейер изучает процесс автохромной печати от братьев Люмьер и метод цветной фотографии.


Этюд в цвете.

Тамара Карсавина. 1908.

Леди Оттолайн Моррелл. 1910.
Леди Оттолайн Морелл — английская аристократка и светская львица. Она покровительствовала многим людям искусства и науки: Олдосу Хаксли и Томасу Стернзу Элиоту, Бертрану Расселу и Доре Каррингтон.

В 1908 Адольф де Мейер выходит из ассоциации «Linked Ring», а уже в следующем году присоединяется к американской творческой группе «Фото-Сецессион», впервые встречается в Германии с ее лидером Альфредом Штиглицем, хотя они состояли в переписке с 1903 года. Целью группы, как сообщалось в ее официальном проспекте, было «объединить американцев, преданных яркой, живой фотографии… продемонстрировать все лучшее, что сделано членами группы или другими фотографами, и, прежде всего, придать достоинство профессии, которую до последнего времени считали ремеслом». Хотя в этой группе собирались сторонники «натуралистической фотографии», критиковавшие сентиментальные, постановочные, имитирующие живопись снимки, барон де Мейер продолжал снимать в своей романтической манере, тонко моделируя световой рисунок кадров.


Миссис Браун-Поттер. 1908 г.
Миссис Браун-Поттер — американская актриса, скандально известная тем, что покинула мужа ради романа с Принцем Уэльсским, который продлился всего неделю.

Испанская цыганка. Этюд. 1908.

Гитарист в Севилье. 1908.

Королева Александра. 1910.
Александра — датская принцесса, ставшая королевой Великобритании и Ирландии, а также императрицей Индии (1901, с 1910 вдовствующая королева). Ее младшая сестра Дагмара была императрицей России (Мария Фёдоровна, жена Александра III).

Со смертью Эдварда VII в 1910-м году социальное и финансовое положение четы де Мейеров резко меняется. Барон и Ольга снимают виллу на азиатской стороне Босфора.


Окна Босфора. 1912.

Аида. 1912.

На берегах Босфора. 1912.

Продавец шариков. 1912.

Фонтан Сатурн. 1912.

В 1910-12 годах Адольф де Мейер создает ряд прекрасных портретов представительниц европейской богемы.


Хэзел Лавери. 1910.
Леди Лавери, художница, вторая жена знаменитого художника сэра Джона Лавери. Леди Лавери послужила прототипом для персонификации Ирландии на банкнотах.

http://forum.fox-notes.ru/index.php/topic,772.0.html

Леди Оттолайн Моррелл. 1912.

Леди Оттолайн Моррелл. 1912.

Маркиза Луиза Казати. 1912.
Маркиза Луиза Казати — богатая итальянка, красавица, муза поэтов и художников, покровительница искусств. В течение трёх десятилетий маркиза Казати была одним из центров европейского общества, избранного круга писателей, художников, актеров. Она путешествовала по миру, посещала Париж, Лондон, Индию, Капри. Собирала экзотических животных и шокировала венецианцев, выходя на прогулку с двумя гепардами и нося живых змей вместо украшений. Устраивала балы прямо на площади Сан-Марко. Немыслимая роскошь и экзотика ее званых вечеров вошли в легенду.

Маркиза Луиза Казати. 1912.

Серебряная юбка. 1912.

Серебряная чаша. 1912.

Серебряная чаша. 1912.

Также в 1912 де Мейер фотографирует Вацлава Нижинского и других танцоров в спектакле «Послеполуденный отдых Фавна».

Однако в 1912 году Адольф де Мейер ощущает острую потребность в стабильном доходе. Он пишет своему другу Штиглицу, что срочно ищет работу…

Продолжение следует…

Adolphe de Meyer, part 2


Роберте Кьюзи. 1932.
Для Elizabeth Arden cosmetics.
Фотограф: барон Адольф де Мейер.

В 1912 году де Мейер опять посещает Соединенные штаты Америки. Его работы экспонируютя в галерее Штиглица, печатаются в его журнале. В конце 1913 барон де Мейер с женой вынужденно переезжают из Европы в США, так как после начала Первой мировой войны были обвинены в шпионаже в пользу Германии. Начиная с январского номера «Vouge» 1914 года де Мейер становится постоянным сотрудником журнала, подписывая контракт с редакцией на 100 долларов в неделю.

По-прежнему его героини — известные красавицы высшего света.


Рита де Акоста Лайдиг. 1913.
Рита де Акоста Лайдиг — испанка, родившаяся в Нью-Йорке, была одной из самых красивых и элегантных женщин своего времени, а устраиваемые ею приемы — самыми изысканными. Рита больше всего любила коллекционировать обувь (сегодня ее коллекция в Музее современного искусства в Нью-Йорке),

Рита де Акоста Лайдиг. 1913.

Рут Ст. Денис. 1913-14.

Рут Ст. Денис, танцовщица, оказала серьезное влияние на развитие танца «модерн» в Америке. Родилась и выросла в Нью-Джерси, развивалась под влиянием идей феминизма, теократических христианских идей и индуизма (кармы и реинкорнации). Театральную карьеру начала с акробатики и танцев в юбках. Изучала балет и испанский танец. Свои постановки начала с Индийских танцев Radha (1906) на музыку Делиба из оперы Лакме. В 1915 году она вместе с Тедом Шоном, ее партнером и мужем, открыла в Лос-Анжелесе школу под названием Denishawn, которая впоследствии стала колыбелью современного американского модерна.


«Я вижу ритмично танцующих мужчин и женщин, в радости, на вершине холма, купающегося в шафрановых лучах восходящего солнца.
Я вижу их медленно движущихся, со спокойной безмятежностью жестов в свете луны. Я вижу их празднование; празднование земли, неба, моря, холма свободными и счастливыми движениями, которые так же передают их чувство умиротворения и восхищения.
Я вижу Танец, как способ общения души с душой, через выражение всего того, что очень глубоко, очень тонко для передачи словами.

Танец – есть движение, которое есть сама жизнь, сама красота, сама любовь, гармония и сила. Танцевать – это, значит, жить на более тонких и высоких вибрациях, жить чистой, гармоничной, контролируемой жизнью. Танцевать – это значит, чувствовать себя частью космоса, вырастающей из реальности собственной духовности {…}

Свободный танец не знает границ. Ребёнок начинает танцевать на коленях своей матери. Каждому возрасту необходимо иметь свои жесты для выражения любви, доверия и безмятежности. В каждом жизненном цикле заключена своя двигательная активность и присущая ему красота. Поэтому, пусты и ничтожны попытки, ускорить, или задержать естественное развитие ума, перехода молодости к зрелости, даже, если это делается от имени искусства.
Откройтесь для танца! Увидьте, он вернёт вам это сторицей. Он расширил горизонты, дал чувство чего-то, что было ранее ещё скрыто, это будет новый источник силы для каждого, новая ценность бытия.
Танец, как жизненный опыт, не является чем-то взятым из вне, чем-то, что должно быть с трудом выучено, он не является имитацией.

Танец является естественным движением тела, которое долгое время было отвергнуто, искривлено. Желание танца для тела было бы так же естественно, как желание есть, бегать, плавать, если бы наша цивилизация объявила это инстинктивное и вместе с тем приносящее радость действие, способом быть гармоничным человеком. Наша религия, наши переполненные города, наша одежда, наш транспорт ответственны за инерционность человеческой массы, которая в силу нехватки времени зажата в ограничениях. Но мы начинаем выпутываться из этого, вырываться наружу, требовать пространства для мысли и танца.

О, танцоры и влюблённые в красоту, идите, звучите вместе, и увидите, что вместе мы сумеем сделать мир лучше, «более близким к желаниям наших сердец!»
Ибо, я вижу связь магической Красоты, которая существует не в уже знакомом нам мире, а в другом, созданном по его подобию, но с использованием новых, гармоничных правил.

Я вижу прожитую жизнь, как мост между двух миров, внутренним и внешним, восприятием и самовыражением, Природой и Искусством.

Я вижу места, в которых люди глубоко погружаются в собственные размышления, где Правда любима, и где существует пространство Красоты, и где проявлено божественное «Я».
Рут Ст. Денис.

Гертруда Вандербильт Уитни в костюме дизайна Леона Бакста, ок. 1914.
Гертруда Вандербильт Уитни (1875 – 1942) — американский скульптор, основательница Музея Уитни в Нью-Йорке. Гертруда Вандербильт Уитни неоднократно выступала и как меценат, покровительница художников и музыкантов. В годы Первой мировой войны Гертруда оказывала финансовую помощь различным благотворительным организациям, сама работала во всевозможных патриотических комитетах, на собственные средства построила и финансировала военный госпиталь во Франции.

Гертруда Вандербильт Уитни в костюме дизайна Леона Бакста, ок. 1914.

Гертруда Вандербильт Уитни.
Vouge. 15 января 1917.

Мария Гамбарелли Фентон. 1916.
Мария Гамбарелли — американская балерина итальянского происхождения, прима-балерина Метрополитен-опера. Дебютировала в возрасте 13 лет в Метрополитен-опера, дублером для прима-балерины Розины Галли. На снимке ей 16 лет.

Дама Нелли Мельба. 1918.
Дама Нелли Мельба, Дама командор Британской Империи — оперная певица австралийского происхождения (сопрано). Одна из самых известных во всем мире певиц конца 19-го начала 20-го веков. Звания Дамы командора Британской Империи была удостоина за активную благотворительную деятельность во время Первой мировой войны.
Известный французский кулинар Огюст Эскофье изобрел для певицы, опасавшейся за свое горло и боявшейся есть мороженое, десерт под названием «Персик Мельба»: половинка персика плюс ванильное мороженое и соус Мельба, сделанный из подслащённой свежей малины. Гренки Мельба (хрустящий, тонкий ломтик хлеба) также названы Эскофье в её честь.

Миссис Уилльям К. Вандербильт (урожд. Анна Гарриман) в форме Красного креста, 1919.
Жена старшего брата Гертруды Вандербильт. За активную благотворительную деятельность в 1919 получила звание рыцаря ордена Почетного легиона Франции, а 12 лет спустя была возведена в ранг офицера ордена.

Во второй половине 1910-х годов фотографии де Мейера появляются на страницах изданий «Conde nast» чаще, чем работы других фотографов. Сегодня его называют первым фэшн-фотографом. Де Мейер также занимается дизайном одежды и интерьеров для модных домов в Нью-Йорке и Ньюпорте.


Клара Кимпбелл Янг. 1918.
Клара Кимпбелл Янг — американская актриса немого кино 1910-20-х годов.

Дороти Смоллер. 1919.
Дороти Смоллер — американская актриса. В возрасте 25 лет отравилась в номере нью-йоркского отеля. Оставила предсмертную записку на имя Бенджамина Стронга, управляющего Федерального резервного банка Нью-Йорка, назвав в качестве причины самоубийства плохое состояние здоровья.

Энн Эдрьюс. 1919.
Энн Эдрьюс — американская театральная актриса.

Энн Эдрьюс. 1919.

Энн Эдрьюс. 1919.

Эльза де Вульф. 1919.
Эльза де Вульф — американская актриса, первая в мире жещина-дизайнер интерьеров, автор книги «Дом в хорошием вкусе».

В январском издании «Vouge» 1920 года, названном «Вслед Солнцу», работы де Мейера предстают в новом качестве, — он симает модели на пленере и в свободных позах. Для «Vanity Fair» он фотографирует театральных знаменитостей — Мэри Пикфорд, Джона Бэрримор, Чарли Чаплина, Лилиан и Дороти Гиш. Он проводит много времени во Франции, фотографирует и пишет о французских коллекциях и всячески намекает редактору, что здесь он счастливее, чем в Нью-Йорке.


Vouge. 1920.

Мэри Пикфорд. 1920. Vanity Fair
Мэри Пикфорд — знаменитая кино- и театральная актриса канадского происхождения, соосновательница кинокомпании United Artists.

Лиллиан Гиш. 1020. Vanity Fair
Лиллиан Дайана Гиш — американская актриса, режиссёр, наиболее известная по ролям в фильмах Гриффита. Её кинокарьера охватывает три четверти XX века.

Энн Пеннингтон. 1920. Vanity Fair
Энн Пеннингтон — американская актриса, танцовщица, певица. Звезда Бродвея.

Энн Пеннингтон. 1920. Vanity Fair

Грэйс Джордж. 1920. Vanity Fair
Грэйс Джордж — американская театральная актриса.

Ирен Касл. 1920.
Вернон и Ирен Касл — известнейшая танцевальная пара второго десятиления 20 века в Европе и Америке. http://www.liveinternet.ru/community/2332998/post125559199/
Вернон в Первую мировую войну был пилотом, воевал за Великобританию. В 1917 году был отправлен в Канаду и США — тренеровать молодых пилотов. Погиб при проведении учебного полета над территорией Соединенных Штатов Америки. После смерти супруга Ирен снялась в нескольких немых фильмах, демонстрировала одежду. В 1924 ушла из шоубизнеса.

Натика Наст. 1920.
Натика Наст дочь Конде Монтроза Наста основателя ведущего американского издательского дома Condé Nast Publications (журналы Vanity Fair, Vogue, The New Yorker). Натика, художница и писательница, вышла замуж за виолончелиста Джеральда Феликса Варбурга.

Натика Наст. 1920.

Элен Ли Уортинг. 1920.

Элен Ли Уортинг и Лорет Морган. 1920.

В 1921 вместе с невероятной зарплатой, парижской квартирой и огромной редакторской ответственностью, де Мейер принимает предложение работать для «Харперс Базаар», хотя его фотографии продолжают появляться в «Воге». В 1922 он подписывает десятилетний контракт с корпорацией Херста.


Долорес. 1921.
Долорес (настоящее имя Кэтлин Мэри Роуз) — звезда бродвейских шоу импрессарио Флоренца Зигфельда.
Танцовщицы Ziegfeld Follies : http://marinni.livejournal.com/332976.html#cutid1
Девушки «Ziegfeld Follies». Идеал красоты-1890-1930 : http://marinni.livejournal.com/712354.html?view=12256418#t12256418

Энн Эдрьюс. 1921.
В платье Дома мод «Boue Soeurs» запечатлена актриса Ann Andrews. http://community.livejournal.com/costume_history/586383.html#cutid1

Энн Эдрьюс. 1921.

Ирен Касл. 1921.
Irene Castle Treman, wearing a black short-sleeve dress and opera-length pearl strand by Tecla.

Джейн Иглс. 1921.
Джейн Иглс — американская звезда бродвейских мюзиклов и акстриса немого кино, а также кинокартин со звуком.

Джейн Иглс. 1921.

Лукреция Бори. 1922.
Лукреция Бори — испанская оперная певица (лирический сопрано).

Марго Асквит, графиня Оксфордская. 1922
Марго Асквит, графиня Оксфордская, англо-шотландская светская дама, писательница и автор афоризмов, жена британского премьер-министра Герберта Асквита.

«У меня нет лица — только два профиля, сложенные вместе.» Марго Асквит

Начиная с 1924 стиль фотографий Адольфа де Мейера начинает отражать дух модернизма, который охватывает Европу: тональные контрасты более выявлены, развороты создают новую графическую геометрию и конструктивный баланс. Часто модели позируют в профиль и все больше выглядят как манекены. Де Мейер использует коллаж и графику в фотографических разворотах, которые регулярно занимают несколько страниц каждого номера «Харперс Базаар», и продолжает писать огромные редакционные статьи.


Жозефина Бейкер. 1925-26.
Жозефина Бейкер — американо-французская танцовщица, певица и актриса. После своих выступлений в нью-йоркских клубах Жозефина получила работу в Париже в 1925 году в «Театре на Елисейских полях». Своими танцем Жозефина стремительно завоевала признание парижской публики, которая впервые увидела танец чарльстон в её исполнении. О Жозефине говорили, что она не гротескная чернокожая танцовщица, а черная Венера, посещавшая поэта Бодлера в его снах. На нескольких выступлениях она появилась в своей знаменитой банановой юбочке (ее портрет в этом костюме, по-моему, есть в Третьяковской галерее, не могу вспомнить автора).

Австрийский архитектор Адольф Лоос создал в 1928 году проект дома Жозефины Бейкер с мраморным фасадом в чёрно-белую полосу, который однако никогда не был построен. Из-за её невероятных костюмов и танцев Жозефине Бейкер был выдан запрет на выступления в Вене, Праге, Будапеште и Мюнхене, что делало танцовщицу ещё более привлекательной для публики. На борту корабля «Джулио Чезаре» (Giulio Cesare) Жозефина пела в каюте Ле Корбюзье, который рисовал её нагой, а после этого создавал свои новые здания в духе её танцев. После встречи с Жозефиной Корбюзье построил свою виллу «Савой» (фр. Villa Savoye).


Коко Шанель. 1930.

В 1931 умирает Ольга де Мейер. В 1932 — последний продуктивный год де Мейера в «Харперс Базаар» — его снимки сделаны в фантастических ракурсах, а его модели, стилизованные более чем когда либо, выглядят еще более неземными и возвышенными.


Роберте Кьюзи. 1932.

Роберте Кьюзи. 1932.
Для Elizabeth Arden cosmetics.

Роберте Кьюзи. 1932.
Для Elizabeth Arden cosmetics.

Роберте Кьюзи. 1932.
Для Elizabeth Arden cosmetics.

В 1932-1934 годах в связи со сменой редактора не был возобновлен завершившийся контракт де Майера с «Харперс Базаар». Большинство отпечатков и негативов было им уничтожено в 1935 году.

Де Мейер, попавший в зависимость от наркотиков, путешествует по Европе, и сильно привязается к молодому человеку по имени Эрнст. В конце тридцатых в связи с вступлением Гитлера в Австрию де Мейер распродает свое имущество в Париже, Вене и Венеции, и усыновляет Эрнста. Они едут в Соединенные Штаты и живут в Голливуде. В последние годы де Мейер писал сценарии, автобиографию и романтические новеллы, которые не были опубликованы. Иногда читал лекции, сделал несколько портретов.

В 1946 де Мейер умер от коронарного тромбоза в Лос-Анджелесе. В некрологе в «Лос Анжелес Таймс» не были упомянуты его заслуги в области фотографии.


Для Elizabeth Arden cosmetics.

Если томные красавицы вас не слишком утомили — могу сделать еще один пост с фотографиями де Мейера, правде без указания точных дат.

Первая часть

Источники:

http://community.livejournal.com/retro_ladies/322259.html

http://il-ducess.livejournal.com/103162.html?view=3918586#t3918586

http://www.relooking.ru/blogs/1/index.php?page=post&blog=anna&post_id=98

http://www.liveinternet.ru/users/migda/tags/%F0%F3%EA%EE%E4%E5%EB%E8%E5./page2.html

http://www.relooking.ru/blogs/1/index.php?page=post&blog=anna&post_id=87

http://vovkadav.livejournal.com/167886.html

http://real-funny-lady.livejournal.com/1000203.html

http://www.liveinternet.ru/users/la_belle_epoque/post75325378

http://blog.condenaststore.com/2009/11/16/the-cloche/baron-adolphe-de-meyer-vogue-january-1-1921/

http://forums.thefashionspot.com/f71/baron-adolf-de-meyer-photographer-56249.html

http://chez-edmea.blogspot.com/2010/08/il-barone-adolf-de-meyer.html

http://www.churchillbooks.com/detail.cfm?title=A_SINGULAR_ELEGANCE&itemNumber=11342

http://www.photogravure.com/collection/searchResults.php?page=1&artist=De%20Meyer,%20Baron%20Adolf&view=small

http://turnofthecentury.tumblr.com/search/.Meyer/page/2

http://www.stockeregg.com/artist/works/895/929

http://www.danzaballet.com/modules.php?name=News&file=article&sid=1394

http://poeticoneirism.blogspot.com/2009/05/ephemeral-stillness.html

http://thebluelantern.blogspot.com/2010/03/adolph-de-meyer-impermanence-of-all.html

http://www.npg.org.uk/collections/search/portrait-list.php?search=sp&sText=Adolf%20de%20Meyer

http://historicalziegfeld.multiply.com/photos/album/446/NY_Adolph_de_Meyer#photo=1

http://www.robertmillergallery.com/artists/all_artists/demeyer/demeyer.html#

http://www.danser-en-france.com/repertoire/faune.html

http://historicalziegfeld.multiply.com/photos/album/446/NY_Adolph_de_Meyer

http://blog.condenaststore.com/2009/11/16/the-cloche/

http://www.artnet.com/galleries/Exhibitions.asp?gid=754&cid=187746

http://mkazak.narod.ru/fotos/art/MDF/baron_de_meyer.htm

Презентация на тему: Барон АДОЛЬФ ДЕ МЕЙЕР — ФРАНЦУЗСКИЙ ФОТОГРАФ, ХУДОЖНИК, КОЛЛЕКЦИОНЕР

1

Первый слайд презентации

Барон АДОЛЬФ ДЕ МЕЙЕР — ФРАНЦУЗСКИЙ ФОТОГРАФ, ХУДОЖНИК, КОЛЛЕКЦИОНЕР ИСКУССТВА Выполнила: студентка гр. ИФ-212 Тимергазина Айгуль

Изображение слайда

2

Слайд 2

Отец — парижский банкир немецко-еврейского происхождения, мать — родом из Шотландии. Учился в Дрездене. В 1893 стал членом Королевского фотографического общества Великобритании. В 1899 женился на светской красавице Ольге Караччоло, крёстным отцом (а по слухам — и реальным отцом) которой был король Эдуард VII. Брак был союзом по расчету, поскольку Мейер отличался гомосексуальными наклонностями, а его жена была бисексуальной. Близость к королю сыграла Мейеру хорошую службу: по просьбе Эдуарда VII король Саксонии Фридрих Август пожаловал фотографу титул барона. Ольга Альберта Караччоло в объективе Адольфа де Мейера Биография Барон Адольф де Мейер (01.09.1868г. – 06.01.1946г.)

Изображение слайда

3

Слайд 3

Любимым направлением для де Мейера стал пикториализм  — стиль, бывший на тот момент на пике моды. Пикториалисты пытались превратить обычную фотографию в настоящую живопись, чтобы сделать ее не просто снимком, а настоящим произведением высокого искусства. Средства позволяли мужчине применять самые современные технические новинки и экспериментировать во всю мощь. Стиль работ

Изображение слайда

4

Слайд 4

В частности, ему особенно полюбился эффект, который давали линзы Пинкертона: с помощью них в одном кадре одновременно располагались точный фокус в центре и размытые края. Этот поразительный на тот момент эффект и прославил барона.

Изображение слайда

5

Слайд 5

Известнейший глянцевый фотограф Сесил Битон посвятил барону де Мейеру целую главу в своей книге «Зеркало моды». У барона, стремившегося уйти от реальности, имелись собственные представления об изысканности и элегантности. Ему удалось расширить возможности фотокамеры и создать подлинно импрессионистские портреты своих современниц. Поразительное мастерство, проявлявшееся каждый раз по-разному, позволяло раскрыть в портретах скрытую утонченность героинь. При помощи всяких хитростей он добивался нужной тонкости деталей, а на дефекты, считавшиеся недопустимыми, просто закрывал глаза —  Сесил Битон. «Зеркало моды»

Изображение слайда

6

Слайд 6

Адольфу де Мейеру посчастливилось познать настоящую славу еще при жизни. Аристократы и представители богемы готовы были заплатить целые состояния для того, чтобы получить портрет работы великого мастера. Он снимал королеву Марию Текскую, бабушку Елизаветы II, короля Эдуарда VII и Георга V, а также знаменитых артистов русского балета. Король Эдуард VII в. объективе Адольфа де Мейера Великие портреты

Изображение слайда

7

Слайд 7

Барон де Мейер выписывал американский фотожурнал «Camera Work» и, познакомившись заочно с его редактором Альфредом Штиглицем, посетил Соединенные штаты Америки, где встретился в Ньюпорте с фотографом Гертрудой Кезебир (1852 – 1934, американ ский фотограф, один из крупнейших мастеров пикториализма). Она снимала его портреты, а он — ее. Барон де Мейер выписывал американский фотожурнал » Camera Work » и, познакомившись заочно с его редактором Альфредом Штиглицем, посетил Соединенные штаты Америки, где встретился в Ньюпорте с фотографом Гертрудой Кезебир (1852 – 1934, американский фотограф, один из крупнейших мастеров пикториализма ). Она снимала его портреты, а он — ее. Барон Альфред де Мейер. 1903. Фотограф: Гертруда Кезебир. Гертруда Кезебир. 1903. Фотограф: Барон Альфред де Мейер

Изображение слайда

8

Слайд 8

Почувствовав первые веяния приближающейся Первой мировой войны барон де Мейер перебрался жить в США и сразу же начал сотрудничать с модным журналом Vogue. Он вошел в историю как первый фотограф за всю историю этого издания. Многие специалисты считают, что именно Мейер стал основоположником жанра  фешн -фотографии. В то время все женские модные журналы либо вовсе обходились без иллюстраций, либо дополняли тексты рисунками. Основоположник фешн -фотографии

Изображение слайда

9

Слайд 9

Неудивительно, что на фотографа мгновенно обратили внимание все издания и развели настоящую войну, пытаясь перетянуть его к себе. В следующие несколько лет де Мейер снимает для Vogue, Harper’s Bazaar и  Vanity Fair, делает портреты едва ли не всех знаменитостей своего времени, таких как Чаплин, Пикфорд, Нижинский. Гонорары фотографа превышают все мыслимые пределы. Работа для Vogue

Изображение слайда

10

Слайд 10

В 1932 — последний продуктивный год де Мейера в » Харперс Базаар » — его снимки сделаны в фантастических ракурсах, а его модели, стилизованные более чем когда либо, выглядят еще более неземными и возвышенными. Последние работы

Изображение слайда

11

Слайд 11

В первые годы XX века де Мейер решил сменить имя, потому что ему это посоветовал сделать его личный астролог. Теперь он называл себя Гайеном де Мейером. Избавившись от немецкого имени, экс-Адольф возвратился в Париж и завел дружбу с великими дизайнерами — Коко Шанель и Жанной Ланван. Но на этом полоса везения на жизненном пути фотографа прекратилась. В моду вошел новый стиль фотографии — более живой, активный, подвижный. Де Мейер не принял этого и остался верным своему фирменному почерку. Модели на его фотографиях величественны, таинственны и неестественны. Контракты с фотографом не продлил никто. А в 1931-м году умерла его жена. Коко Шанель Жанной Ланван Полоса невезения

Изображение слайда

12

Слайд 12

Де Мейер, попавший в зависимость от наркотиков, путешествует по Европе, и сильно привязается к молодому человеку по имени Эрнст. В конце тридцатых в связи с вступлением Гитлера в Австрию де Мейер распродает свое имущество в Париже, Вене и Венеции, и усыновляет Эрнста. Они едут в США и живут в Голливуде. В последние годы де Мейер писал сценарии, автобиографию и романтические новеллы, которые не были опубликованы. Иногда читал лекции, сделал несколько портретов. В 1946 де Мейер умер от коронарного тромбоза в Лос-Анджелесе. В некрологе в » Лос Анжелес Таймс» не были упомянуты его заслуги в области фотографии Последние годы

Изображение слайда

13

Слайд 13

Спасибо за внимание!

Изображение слайда

14

Последний слайд презентации: Барон АДОЛЬФ ДЕ МЕЙЕР — ФРАНЦУЗСКИЙ ФОТОГРАФ, ХУДОЖНИК, КОЛЛЕКЦИОНЕР

Адольф де Мейер — Считается родоначальником модной журнальной фотографии.   Его работы завораживают и выглядят как картины пикториалистов. Его творчество настолько притягивает внимание, потому что он  занимался фотографией не ради заработка, а для души. Итог

Изображение слайда

Adolph de Meyer — Catwalk Yourself

Адольф де Мейер родился в Париже в 1868 году, а вырос в Германии. Его отец -немец, а мать – шотландка.

Он поддерживал общественнок движение фотографии, и был одним из первых, кто хотел расширить его до международного уровня. Он поддерживал идею, что фотография – это важная форма искусства, и поэтому он заслужил признание Beaux-Arts.

В 1903 году он стал членом престижной группы фотографов Linked Ring в Лондоне и был приглашён присоединиться к влиятельной группе фотографов  Photo-Secession в Нью-Йорке.

Вскоре, он решил специализироваться на портрете и сосредоточить внимание на свете.

25 июня 1899 года он женился на Ольге Караччоло в Лондоне. Однако следует отметить, что свадьба не была по любви, так как они оба были гомосексуалистами.

Адольф де Мейер был нанят Vogue в 1910 году, став первым модным фотографом журнала. До начала 20-го века статьи были исключительно иллюстрированы рисунками и иллюстрациями. В 1914 году, на грани финансового краха из-за Первой мировой войны, он и Ольга переехали в Нью-Йорк. Он был нанят в качестве полноправного фотографа в Condé Nast, а также работал в Vanity Fair. В 1922 году деМейер принял предложение стать главным фотографом Harpers Bazaar. Он вернулся в Париж, и провёл следующие шестнадцати лет там.

Накануне Второй мировой войны, де Мейер вернулся в Соединенные Штаты, и обнаружил, что его работы считаются реликвией модернизма.

Сесил Битон когда-то прозвала его The Debussy of Photography.

Самой известной работой Майера является серия фотографий танцора Вацлава Нижинского и других членов Дягилева Ballets Russes в Париже в 1912 году. Из многих фотографов, освещавших Ballets Russes, де Мейер был ближе всего к их искусству. По его многочисленным изображениям Нижинского, де Мейер запечатлил не только сходство и искусность русских танцоров, но также ‘транспортировал’ зрителя в мир Нижинской фантазии и изящества.

Лишь несколько из его работ до сих пор существуют, так как большинство из них были утеряны во время Второй мировой войны.

Он умер в Лос-Анджелесе в 1946 году.

Луиза Казатти. Эх, был бы инстаграм 100 лет назад | Мари Жють/Маша Страхова

В докарантинном инстаграме шла беспрерывная борьба кто круче и богаче выглядит. Сейчас правда страсти поутихли, вроде как-то неприлично сейчас выпячивать свои достоинства: заклюют, заплюют. А тогда в ход много чего шло, вплоть до арендованных букетов размером с яхту. Шутка!

Эх, был бы инстаграм чуть больше ста лет назад, не было бы ей равных. Кому ей? Конечно итальянке Луизе Казатти.

Родилась будущая «королева эпатажа» в известной и обеспеченной семье. Луизе было пятнадцать, когда она осиротела и стала обладательницей огромного наследства. Девушка была скромна и замкнута. Тогда ещё ничего не предвещало, что она будет вытворять вещи, которые мягко говоря «удивят» общественность, но сделают её очень-очень знаменитой.

В девятнадцать вышла замуж за Камило Казати. Теперь к деньгам прибавился титул маркизы. А дальше понеслось.

В 1910 году чета поселилась в прекрасном палаццо Веньер дей Леони (сейчас в нем находится музейная коллекция Пегги Гуггенхайм).

Так сейчас выглядит палаццо, где жила Луиза. Фото yandex.kz

Так сейчас выглядит палаццо, где жила Луиза. Фото yandex.kz

Все было чинно, благородно, Луиза вела себя, как подобает молодой жене. Но вскоре такая размеренная жизнь ей наскучила, хотелось развлечений, яркой жизни. Маркиза стала устраивать приемы, которые становились все роскошнее и удивительней. Дальнейшую жизнь можно охарактеризовать, как «праздник каждый день» .

Адольф де Мейер фото Луизы Казати, 1912 год

Адольф де Мейер фото Луизы Казати, 1912 год

Она устраивала такие балы на площади Сан-Марко в Венеции, что жители близлежащих домов, в окна которых можно было наблюдать зрелище, сдавали эти окна в аренду. Когда Венеция ей наскучила она перебралась в Париж. Во время прогулок маркизы по бульвару, с крокодилом на поводке, останавливалось движение на улице.

По дому ходили прирученные пантеры в ошейниках, украшенных бриллиантами. Приемы в Париже обсуждал весь город. Луиза, то появлялась перед гостями абсолютно обнаженной, лишь слегка сбрызнувшей себя кровью голубя, то с ожерельем из живой змеи на шее, то в невероятных нарядах.

Её девизом было «Всё продумать до мелочей». Главное отличаться от всех и притягивать внимание, зачаровывать. Ещё в Италии она сделала короткую стрижку и покрасилась в ярко-рыжий цвет. Очень необычно для Италии начала 20 века. Глаза обведенные углем. Широким мазком. Со временем ей стало казаться, что этого недостаточно и для усиления образа в глаза закапывалась белладонна.

Наряды для неистовой маркизы создавали лучшие модельеры. В» очередь стояли», ведь выгулянный маркизой наряд моментально становился притчей во языцех. Среди допущенных были Мариано Фортуни, Поль Пуаре, Лев Бакст. Поль Пуаре создал платье «Фонтан». «Королеву ночи» (платье, украшенное тысячами маленьких ламп светящихся в темноте) и платье из перьев белой цапли, в котором Луиза совершала выходы в Парижскую оперу, создал Лев Бакст. Перышки на платье медленно осыпались и к выходу из театра она была практически «голая».

Платья «Фонтан» и «Королева ночи» Фото https://izuminki.com

Платья «Фонтан» и «Королева ночи» Фото https://izuminki.com

Существует огромное количество портретов маркизы, написанных лучшими художниками.

Она стала прототипом главной героини книги «Молочные реки здесь пересохли» и до сих пор вдохновляет самых известных дизайнеров.

В 2016 году Alberta Ferretti не просто посвятили свою коллекцию haute couture незабываемой маркизе, но и сняли очень красивый ролик. Посмотрите, не пожалеете. В роли Луизы польская модель Малгоша Бела.

Она мечтала стать «живым произведением искусства» и ей это удалось. Как думаете сколько у неё было бы подписчиков в инстаграме?

Падение барона де Мейера, первого крупного модного фотографа | фотография

Фотографии барона Адольфа де Мейера, апрель 1928 года, Harper’s Bazar. Из вопросов

Фотоисторик Винс Алетти о жизни одного из самых влиятельных людей в модных журналах начала 20 века

Для большинства из нас изменения в моде приводят к случайной чистке гардероба. Но для тех, кто занимается бизнесом, изменения в том, что воспринимается горячим или нет, могут сделать карьеру или сломать ее, как поясняет Винс Алетти в своей новой книге.

«До барона Адольфа де Мейера модные журналы печатали фотографии, которые появлялись на страницах газетных обществ: фотографии хорошо одетых женщин на вечеринках, свадьбах, теннисных матчах, скачках и балах дебютанток», — пишет Алетти в Issues: A История фотографии в модных журналах. «Мода иллюстрировалась почти исключительно рисунками; когда его фотографировали на моделях, результаты, как правило, были скучными и шаблонными, как снимки продуктов из каталога.

Де Мейер, выросший в Дрездене и утверждавший, что имеет аристократическое происхождение, относился к своим фотографиям иначе.

«До того, как он был принят на работу в Vogue и Vanity Fair в 1913 году, он уже зарекомендовал себя как художник с неизгладимыми изображениями Вацлава Нижинского и маркизы Луизы Казати», — пишет Алетти. «Альфред Штиглиц включил блестящие живописные натюрморты и портреты де Мейера в« Camera Work ». Его модные образы в Vogue были романтическими, атмосферными и строго шикарными, вдохновленными Джеймсом Уистлером и эстетическим движением, но сила и своеобразие его видения не были очевидны до тех пор, пока де Мейер не переехал в Harper’s Bazar в 1922 году.

Вацлав Нижинский, 1912, барон Адольф де Мейер. Изображение в общественном достоянии, любезно предоставлено Wikimedia Commons

«Hearst’s Bazar (вторая буква« а »была добавлена ​​в выпуске за ноябрь 1929 года) отметила его прибытие как корпоративный переворот по сравнению с его конкурентом в Condé Nast и предоставила де Мейеру вид витрины, которой у него никогда не было в Vogue».

Де Мейер погасил долг, применив живописный стиль, любимый в кругах изобразительного искусства, для создания некоторых из первых фотоисторий модных журналов.

«Для Базара он разыграл пасторальные фантазии и космополитическую роскошь, представляя экзотическое убежище, где женщина может перекинуть через руку молодого леопарда, как меховую накидку», — пишет Алетти.

«Учитывая пространство, он иногда наполнял его изображениями, которые предполагали, что мода должна быть оценена в контексте большего мира удовольствия и красоты: вид на океан с Кап-Ферра или брызги лилий в стеклянной вазе».

Барон Адольф де Мейер. Автопортрет.Всеобщее достояние. Изображение любезно предоставлено Wikimedia Commons

Более того, де Мейер доказал, что с годами может несколько развить свой стиль. «По мере того, как вкусы менялись и на смену приходил более крутой, более угловатый модернизм, макеты де Мейера становились более геометрическими», — пишет Алетти. «Его фотографии были помещены в рамки ар-деко или были разрезаны пополам и сложены стопкой, как окна в модных домах в международном стиле».

Однако этих достижений было недостаточно для уроженки Ирландии Кармел Сноу, которая была назначена редактором моды Harper’s Bazaar в 1932 году.Сноу приписывают развитие таких талантов середины века, как Диана Вриланд, Ричард Аведон и Алексей Бродович, но она закончила работу де Мейера в Harper’s.

«Сноу считала, что чрезмерно декоративные изображения де Мейер ушли в прошлое, и, когда она стала главной, не было места для другого сильного редакционного голоса, как у Барона», — пишет Алетти. «Его отпустили в 1932 году».

Passé, возможно, так оно и было, но сегодня мы можем оглянуться на его изображения как на новаторские примеры модной фотографии, а на его жизнь как на слишком частый случай того, что происходит, когда непревзойденный профессионал моды выходит из моды.

Выпуски Винса Алетти

Чтобы увидеть больше работ де Мейера и многое другое, закажите копию Issues здесь.

Почему фотограф-первопроходец Адольф де Мейер — «Дебюсси камеры» | Искусство | DW

Барон Адольф де Мейер — родившийся в Париже, немецко-еврейский и шотландский фотограф, чьи портреты знаменитостей начала 20-го века включали таких как Жозефина Бейкер, Джон Бэрримор и Королева Мэри.

Хотя де Мейер менее известен, чем немецкие фотографы-иконы Гельмут Ньютон или Карл Лагерфельд, он был одновременно знаменитым международным джет-сеттером и влиятельным художником, который запечатлел реальность, но превратил ее в причудливое воображение.

Действительно, британский фотограф и дизайнер Сесил Битон назвал де Мейера «Дебюсси камеры», добавив, что он «не был помещен достаточно высоко в иерархии фотографов».

Тем не менее, Де Мейеру приписывают влияние на творчество американского художника-авангардиста Мана Рэя и немецко-американского фотографа моды Хорста П. Хорста.

«Quicksilver Brilliance», новая выставка в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, открывающаяся 4 декабря, переосмысливает новаторскую фэшн-фотографию де Мейер, а также портреты, которые оживили моделей, знаменитостей и даже спортсменов того времени.

От культовой афроамериканской исполнительницы Жозефины Бейкер до русского танцора Вацлава Нижинского и американской светской львицы Риты де Акоста Лидиг — выставка включает в себя некоторые из самых увлекательных портретных работ де Мейера.

Жозефина Бейкер была одной из знаменитостей Адольфа де Мейера.

Неизвестное происхождение

Де Мейер искусно раскрасил картину своего прошлого. «Жизнь Де Мейера — это что-то вроде басни. Он придумал так много из своей личной истории, и многие из описаний его биографии имеют сплетни», — сказала Deutsche Welle Бет Сондерс, помощник куратора в The Met, курировавшая эту выставку.

Он родился в Париже, часть детства провел в Дрездене и получил образование в основном в Германии. По некоторым сведениям, он родился в семье шотландки и отца-немца. Он также был наполовину евреем и гомосексуалистом во времена безудержной гомофобии и антисемитизма — он бежал из Европы в Соединенные Штаты накануне двух мировых войн.

Де Мейер даже сменил имя: иногда Адольф был Адольфом, а фон Мейер стал де Мейером. Титул барона в его имени спонтанно появился примерно в 1898 году.По совету астролога де Мейер изменил свое имя на Гейн в 1916 году.

«Он был известен своей элегантностью и часто ярким личным стилем — какое-то время его волосы были окрашены в синий цвет, и он водил машину, чтобы соответствовать. это, — сказал Сондерс. «Работая над этим проектом, я пытался заглянуть сквозь фанеру. Но в конце концов я узнал, что все фантастические истории были частью его личности как художника».

В 1895 году де Мейер переехал в Лондон и смешался с модными кругами той эпохи.Год спустя он встретил свою будущую жену, Ольгу Альберту Караччоло, коллегу-эстетку, которая была крестницей — и, по слухам, биологической дочерью — принца Уэльского (который позже стал королем Эдуардом VII в 1901 году). Это был брак по расчету, поскольку Ольга де Мейер считалась бисексуальной.

В течение первого десятилетия века с принцем, ставшим королем, де Мейер охватывал две страсти: смешаться с эдвардианской элитой и посвятить себя искусству пикториализма, известному движению в фотографии с 1890-х годов до Первой мировой войны. где фотографы пытались довести свои изображения до уровня изобразительного искусства.

Гламурная светская львица Рита де Акоста Лидиг в марте 1917 года, изображение, появившееся в «Harper’s Bazaar» и типичное для светского портрета де Мейера

Первый модный фотограф

Де Мейер сначала занимался любительской фотографией, а позже построил себе репутацию ведущего деятеля пикториализма. Американский фотограф и экспонент Альфред Штиглиц показал изображения де Мейера в его Маленьких галереях фото-сецессиона.

В начале Первой мировой войны де Мейер бежал из Европы в Соединенные Штаты и применил свой живописный стиль к модной фотографии, что привело к его назначению первым модным фотографом в American Vogue , а затем работал в Harper’s Bazaar и Ярмарка тщеславия .

Когда Conde Nast нанял де Мейер для съемок актрис, моделей и общества для Vogue в 1913 году, это был первый раз, когда фотографии были напечатаны на его страницах, и де Мейер был одним из первых, кто объединил искусство с коммерцией с помощью фотографии. Он был просто первым штатным фотографом модного журнала, и он поддержал эту должность и сделал ее своей собственной. Некоторые историки справедливо считают де Мейера основоположником модной фотографии.

Фирменный стиль Де Мейера включал мягкий акцент на его моделях, которые часто позировали, как статуи.Он манипулировал светом и тенью, а иногда и закрывал линзы марлей. Даже помимо своих технических навыков, он обладал естественной способностью запечатлеть личность любого, кто стоял перед его камерой.

Известные предметы

Выставка в The Met включает в себя новаторскую модную фотографию де Мейера, а также увлекательные портреты известных людей его времени, включая культовую артистку Жозефину Бейкер. Здесь де Мейер сосредоточен на привлекательном эмоциональном лице Бейкера с сияющей улыбкой, а не на ее теле, за что она была известна как танцовщица.

Выдающееся произведение в «Quicksilver Brilliance» — это одна из семи известных копий изображений, включенных в фотокнигу, в которой задокументирован балет Вацлава Нижинского 1912 года «L’Après-Midi d’un Faune». Этот альбом, который считается прорывом в истории фотографии, демонстрирует необычайное мастерство де Мейера в захвате танцевальной хореографии.

Кадр Де Мейера из балета Вацлава Нижинского 1912 года «Апре-миди д’ун Фауна»

Сондерс стремился продемонстрировать эволюцию уникального фотографического стиля де Мейера для ретроспективы Метрополитена.«Я хотела показать его развитие как фотографа, а также продемонстрировать, как его интерес к эффектам света, экзотике и сильному чувству позы исследовался по-разному на протяжении всей его карьеры», — сказала она DW.

«Quicksilver Brilliance» очень своевременен: в 2018 году исполняется 150 лет со дня рождения де Мейера. Сондерс уверена, что он был бы столь же увлекательной личностью, если бы был жив сегодня, и когда ее спросили, какие современные предметы мог бы сфотографировать де Мейер, она ответила: «Я не знаю конкретных имен, но если бы он был жив сегодня, я бы непременно следите за ним в Instagram.«

« Блеск ртути: фотографии Адольфа де Мейера »проходит с 4 декабря 2017 г. по 18 марта 2018 г. в Метрополитен-музее в Нью-Йорке .

Вечное видение Японии, снятое Адольфом де Мейером в 1900 году / Pen ペ ン

Fashion Eye, Япония — Адольф де Мейер, Louis Vuitton

Человек света, ненасытный путешественник и модный фотограф барон Адольф де Мейер посетил Японию весной 1900 года вместе со своей женой Ольгой Караччиоло. От буддийских храмов в Киото до синтоистских святилищ в Никко и парка Уэно в Токио Адольф де Мейер перевел свои путешествия в фотографии.Louis Vuitton Publishing собрал эти редкие визуальные свидетельства о стране 20-го века, ранее неизвестной, в великолепной книге под названием Japan Adolph de Meyer .

Адольф де Мейер родился в Париже и получил образование, открывшее его миру. Житель Парижа, Лондона и Нью-Йорка, он проводил лето в Венеции и Константинополе, а зимы в Сен-Морице. Весной 1900 года Адольф де Мейер и его жена отправились в Азию на медовый месяц. В последующие месяцы они открыли для себя Китай, Индию, Шри-Ланку и Японию.

Fashion Eye, Япония — Адольф де Мейер, Louis Vuitton

Адольф де Мейер, увлеченный искусственным освещением и постановкой в ​​своей модной фотографии, запечатлел совершенно другую сторону Японии на своих фотографиях, которые при естественном освещении представляют гармоничную и гармоничную картину. туманное видение природы, лишенное какого-либо человеческого присутствия. Лишь несколько силуэтов можно абстрактно различить вдалеке и часто видеть сзади.

По возвращении в Лондон Адольф де Мейер продолжал привносить в свои модные фотографии японскую эстетику.Даже в ограниченном пространстве внутренней студии он наполнил свои изображения деталями, узорами и светотеневыми эффектами, безмолвным эхом своих давних воспоминаний о путешествиях в Японию. Хотя большинство фотографий Японии было уничтожено самим бароном Адольфом де Мейером, некоторые из них были тщательно сохранены и теперь их можно увидеть в Метрополитен-музее в Нью-Йорке и в этой книге, изданной Louis Vuitton.

Япония Адольф де Мейер (2019) Адольфа де Мейера, опубликовано Louis Vuitton Publishing.

Fashion Eye, Япония — Adolphe de Meyer, Louis Vuitton

Fashion Eye, Япония — Adolphe de Meyer, Louis Vuitton

Fashion Eye, Япония — Adolphe de Meyer, Louis Vuitton

Fashion Eye, Япония — Adolphe de Meyer, Louis Vuitton

Fashion Eye, Япония — Адольф де Мейер, Louis Vuitton

Fashion Eye, Япония — Adolphe de Meyer, Louis Vuitton

Адольф де Мейер | Broadway Photographs

Барон де Мейер, знаменитый создатель американской модной фотографии, настолько загадил свое происхождение, что любое замечание о его предках, его росте в обществе или его становлении как фотохудожника вызывает подозрение.Его титул был немецким, как и его еврейский отец Адольф Мейер. Его мать была шотландкой. Он родился в богатстве и получил образование в Германии (хотя он заявлял о французском рождении). Он тяготел к Лондону в 1890-х годах, где его изысканный вкус, богатство и гомосексуальность привели его в орбиту принца Уэльского, чья свита культивировала как искусство, так и нетрадиционные манеры.

В Лондоне он вступил в «брак» с Ольгой Караччиоло, по общему мнению, внебрачной дочерью Эдуарда VII, принца Уэльского, который признал ее только в роли крестного отца.Первая мировая война разрушила состояние семьи де Мейер, вынудив Адольфа и Ольгу перебраться в Соединенные Штаты, где он по контракту стал главным фотографом публикаций Conde Nast Vogue и Vanity Fair .

Титул Де Мейера, его социальные связи, манеры и вкус сделали его мгновенной сенсацией в Нью-Йорке, Ньюпорте и Бостоне. В образах де Мейера артистизм и коммерция соединились, опровергая доктрину сецессионизма, согласно которой только дилетантство обеспечивает визуальную чувствительность и свободу выражения.В то время как ранние фотографии де Мейер, как правило, изображали светских женщин, более поздние изображения представляли театральных деятелей и танцоров. Эти образы оказали влияние на ряд художников, в частности на Айру Л. Хилл, Шарлотту Фэйрчайлд и Фрэнк Э. Гейслер. И все же в изображениях было качество безличности, ощущение того, что люди сублимированы в статуи, которые борются против эстетических течений, циркулирующих в сочетании театра и фотографии. Появление фотографий Альфреда Чейни Джонстона, Джеймса Аббе и Николаса Мюрэя в начале 1920-х годов, безусловно, было реакцией на видение де Мейера.

В 1890-х де Мейер впитал живописную эстетику международного движения художественной фотографии, выставил портреты и был приглашен в международную ассоциацию арт-фотографов «Связанное кольцо». Гравюры его фотографии появились в Camera Work .

Растущее чувство дистанции Де Мейера от художественных целей новых фотографов, появившихся на выставке Vanity Fair , способствовало его решению в 1922 году принять предложение Harper’s Bazaar стать ее главным фотографом в Париже.Де Мейер ушел и следующие шестнадцать лет провел, пытаясь примириться с нарастающей волной модернизма визуально. Когда он вернулся в Соединенные Штаты из-за политических потрясений накануне Второй мировой войны, он был реликвией. И все же его концепция модной фотографии процветала в творчестве его потомков-эстетиков, таких как Джордж Хойнинген-Хюэн, Сесил Битон и Хорст П. Хорст.

Сохранилось немного гравюр, а его негативы, за исключением тех, что находятся в архиве Conde Nast, были уничтожены накануне Второй мировой войны.

ПРИМЕЧАНИЯ: Искусство Де Мейера было оценено в трех монографиях: De Meyer , A Singular Elegance и Of Passions and Tenderness . Дэвид С. Шилдс / ALS

Адольф де Мейер: фотографии знаменитостей, синие волосы и мерцающий стиль

Адольф де Мейер, , пионер фотографии знаменитостей с такими звездами, как Жозефина Бейкер и Вацлав Нижинский, имеющий отличительные черты влиятельного лица YouTube или Instagram: он сделал бесчисленное количество снимков, покрасил волосы в синий цвет, был в плену у своего астролога и всегда был готов к вечеринке.

Сорок работ из карьеры де Мейера, которая длилась с 1890-х по 1930-е годы, будут выставлены на выставке с 4 декабря в Метрополитен-музее в Нью-Йорке.

Название шоу «Блеск ртути: фотографии Адольфа де Мейера» основано на цитате, в которой подчеркивается мерцающий стиль де Мейера в его исследованиях цветов, светских портретах и ​​модных снимках. В своем образе Бейкера из 1920-х исполнитель вампир в ослепительном платье на блестящем фоне. В отличие от этого, хозяйка Блумсбери леди Оттолайн Моррелл, сфотографированная примерно в 1912 году, обладает угрюмым высокомерием.Впечатляющий объект смотрит в камеру, положив руку на бедро, свет отражается от драгоценных камней, свисающих с ее ушей, обвитых вокруг шеи и рассеянных по лифу ее платья.

Де Мейер «очень сильно связан с пикториализмом, движением на рубеже веков… в основном для того, чтобы узаконить фотографию как истинную форму искусства», — сказал Бет Сондерс, организатор выставки и помощник куратора в фотоотделе Метрополитена.

Первая галерея выставки посвящена де Мейеру как личности и его членству в группе фотографов-авангардистов, известной как Photo-Secession, во главе с Альфред Штиглиц, кто опубликовал некоторые из ранних изображений де Мейера. Членство в движении свидетельствует о профессиональном статусе в мире арт-фотографии.

Смокинг Де Мейера, позаимствованный у Института костюма Метрополитена, также демонстрируется и намекает на самозваный образ фотографа как аристократического эстета.Финансовая нужда — и колоссальный талант — побудили его зарабатывать на жизнь своим объективом.

«Рита де Акоста Лидиг» Де Мейера (около 1917 г.).
Фото: Музей Метрополитен, подарок Мерседес де Акоста, 1952 год.

Де Мейер родился в Париже в 1868 году в семье немца и шотландки. В юности он начал заниматься фотографией. В 1899 году он женился на Ольге Караччоло, прекрасной крестнице и, по слухам, дочери принца Уэльского и будущего короля. Эдуард VII.Брак создал сильную пару чудаков мирового уровня, которые вскоре получили титулы барон и баронесса де Мейер. Несколько лет спустя, по совету астролога, он изменил свое имя на Гейн, а она стала Мхахрой. В тяжелые и бурные времена они кружили по Европе и США, неустанно используя свой космополитический круг для продвижения карьеры де Мейера.

Его влияние и развивающийся стиль проявляются в фотографиях, которые он сделал во время медового месяца в Японии. Ольга «была его первой фотомоделью», — сказала г-жа.Сондерс сказал, и на одном изображении она запечатлена в плетеном кресле с книгой в руке в комнате, освещенной поздним светом. Как и многие художники-живописцы, де Мейер «очень интересовался японской эстетикой и японской гравюрой», — сказала г-жа Сондерс, что, возможно, подпитало его любовь к костюмам и искусно оформленным сценам.

В 1912 году де Мейер фотографировал танцоров в балете Сержа Дягилева для роскошного тома о постановке компании Дебюсси «Послеполуденный отдых фавна» в хореографии и исполнении Нижинского.В книге есть тексты Жан Кокто и скульптор Огюст Роден и был опубликован в 1914 году. У Метрополитена есть одна из семи известных копий.

По словам г-жи Сондерс, этот балетный проект стал поворотным для де Мейера, связав его время в качестве фотохудожника с грядущими годами модной фотографии. «Он уже изучает, как создать сцену, как фотографировать жесты, движения и костюм», — сказала г-жа Сондерс.«И как передать настроение».

Этот опыт расцвел, когда де Мейер перешел в Vogue и Vanity Fair. Как и многие его современники, он использовал коробчатую камеру на штативе. Он отдавал предпочтение линзам, которые выделяли объекты в центре кадра с четкими деталями и позволяли всему остальному быстро ускользать в мягкую фокусировку. Это помогло добиться его «фирменного мягкого и мерцающего эффекта», — сказала г-жа Сондерс. Он размещал своих объектов в приятном свете и иногда накрывал линзы кружевом или марлей, чтобы рассеять фокус.Де Мейер, как сообщается, в качестве стилиста пошел на экстравагантные меры: облицовывая мраморные полы водой, чтобы они блестели, освещая платья под платьями, чтобы заставить их модели светиться, и разворачивая вееры, заставляющие юбки раскачиваться и придавать владельцу неземной вид.

В Vogue де Мейер также давал советы по оформлению цветов, развлечениям и декорированию интерьеров. В книге 1976 года «Де Мейер» под редакцией Роберта Брандо биографическое эссе французского иллюстратора и автора Филиппа Джуллиана цитирует фотографа (или одного из его приближенных), сетующего: «Одна из самых трудных вещей в жизни — найти умного человека. второй лакей.”

После 1920 года Harper’s Bazaar переманил де Мейера из Vogue, повысив зарплату. Выставка Met включает залитый светом портрет де Мейера примерно 1923 года французского денди и энтузиаста маскарада. Этьен де Бомон. Де Мейер запечатлел его в роскошном интерьере, отведя глаза, с цилиндром и перчатками в руке. После более чем десяти лет работы в Harper’s Bazaar некоторые редакторы сочли, что де Мейер не идет в ногу с новыми движениями, такими как сюрреализм.Фотограф пытался, но не смог вернуться в Vogue.

Когда его карьера пошла на спад, де Мейер обратился к написанию художественной литературы перед своей смертью в Калифорнии в 1946 году. К концу жизни его элегантные волосы — которые он всегда закрывал сеткой, прежде чем прятаться под фокусирующей тканью, чтобы делать снимки — был окрашен в ярко-синий цвет. Фотограф и дизайнер Сесил Битон вспоминает, как де Мейер пришел в гости с волосами, подходящими к пронзительному оттенку его костюма и берета.К тому времени он был вдовцом: смерть Ольги в 1931 году оставила его безутешным. Согласно эссе г-на Джуллиана, де Мейер нанимал медиумов для связи со своей покойной женой, иногда оставляя званые обеды с объяснением: «Махра ждет меня».

Copyright © 2020 Dow Jones & Company, Inc. Все права защищены. 87990cbe856818d5eddac44c7b1cdeb8

Барон Адольф Де Мейер Картины и произведения искусства на продажу

Лот 83: Адольф де Мейер, артист балета, 2 подписанные фотографии, ок.1900

Дата аукциона: 10 августа 2016

Оценка: 850 — 1105 евро

Описание: Винтажные желатиновые серебряные отпечатки на бумаге двойной плотности, тонированная
Франция, ок. 1900
Барон Адольф де Мейер (1868-1946) — французский коллекционер произведений искусства, художник и известный фотограф начала 20-го века
Обе фотографии подписаны карандашом на оборотной стороне «DEMEYER»
Размер листа: 17,8 x 12,3 см
Хорошее состояние
Происхождение: Частная коллекция Гамбург, Германия
Два очаровательных образа молодой танцовщицы; Фотографии артистов балета Де Мейера на международных аукционах продаются по цене более 70 000 евро.
Объект регулярно облагается налогом.Дифференциальное налогообложение невозможно.

Эти две фотографии барона Адольфа де Мейера были сняты примерно в 1900 году. На них изображен один и тот же молодой артист балета в великолепной пачке, позирующий фотографу в его студии. Де Мейер в первую очередь известен своими портретами знаменитостей и модными фотографиями, но мир балета всегда очаровывал его. Так, например, он изобразил на многочисленных фотографиях самого виртуозного танцора начала ХХ века Вацлава Нижинского.

В целом две фотографии в хорошем состоянии.Изображение в вертикальном формате показывает минимальное истирание в лучах света. На негативе на подмышки девушки ретушь. Фотография приклеена к коврику по верхнему краю. На второй фотографии видны краевые дефекты, особенно на левом крае, где отсутствует верхний угол и повреждена поверхность. Лист крепится фото уголками под мат. На оборотной стороне обеих фотографий видны следы предыдущего монтажа, они подписаны на оборотной стороне карандашом «DEMEYER». Размеры 17.8 х 12,3 см. Размеры крепления 30 х 24 и 40 х 50 см соответственно.

Адольф де Мейер (1868-1946)
Адольф де Мейер, сын парижского банкира, сначала брал частные уроки рисования у Клода Моне. Однако в последующие годы он все больше и больше посвятил себя портретной фотографии. Его ранние работы были опубликованы в журнале Альфреда Штиглица Camera Work. В 1910 году он создал свои первые модные снимки для журнала Vogue. Де Мейер был пионером в области модной фотографии в Нью-Йорке и стал первым штатным фотографом, нанятым Vogue и Vanity Fair.Сесил Битон дал ему прозвище «Дебюсси в фотографии». Де Мейер вдохновил многих фотографов следующего поколения, таких как Эдвард Стейхен. Сегодня сохранилось лишь несколько работ фотографа, большинство из них было уничтожено во время Второй мировой войны. Некоторые из его фотографий хранятся в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, а также в Национальной портретной галерее и Музее Виктории и Альберта в Лондоне.

Стоимость доставки не вкл. установленный законом НДС и плюс 2,5% (+ НДС) страхование доставки.

Auctionata взимает налог на права перепродажи в соответствии с разделом 26 Закона Германии об авторском праве (UrhG) в отношении покупателя в случае продажи оригинального произведения искусства или фотографии до истечения 70 лет после смерти их создателя. . Следовательно, Auctionata взимает плату при покупке товара — если предоставляется защита в виде оригинального произведения искусства или фотографии — начиная с цены молотка в размере 400 евро, дополнительную сумму, которая рассчитывается в соответствии с разделом 26 (2) Закона Германии об авторском праве (UrhG). ) и сумма не превышает 12500 евро.Вы можете найти дополнительную информацию о налоге на права перепродажи в таблице комиссий и условий Auctionata.

Расположение: Берлин, DE

Аукционный дом: Auctionata Paddle8 AG

Дополнительная информация

БАРОН АДОЛЬФ ДЕ МЕЙЕР (1868-1946)

Кувшинки сверкали, вода и стекло сияли на солнце.
БАРОН АДОЛЬФ ДЕ МЕЙЕР

Альфред Штиглиц, ведущая фигура международного движения пикториалистов в фотографии и могущественная сила в развитии современного искусства в Америке, признал, что Водяные лилии де Мейера были одним из самых важных изображений той эпохи.Он не только выбрал его для публикации в своем роскошном обзоре Camera Work и для выставки в своей галерее, но также приобрел принт для своей собственной коллекции. В октябрьском выпуске обзора 1908 года к репродукциям этой и шести других фотографий де Мейера прилагаются хвалебные слова Штиглица: «Его работы оригинальны, полны индивидуальности, сочетают в себе силу и деликатность, и, прежде всего, различить.

Одобрение Стиглицем таланта де Мейера было подчеркнуто его решением посвятить весь октябрьский номер 1912 года журнала Camera Work фотографии де Мейера.Таким образом, Де Мейер вошел в международную элиту фотографов-художников. Он был членом Королевского фотографического общества и эксклюзивных фотохудожников, The Linked Ring, Лондон и Photo-Secession, Нью-Йорк.

Друг таких художников, как Джеймс Эбботт Макнил Уистлер, Уолтер Сикерт и Джон Сингер Сарджент среди многих других, де Мейер был также проницательным коллекционером произведений искусства. Например, он был одним из первых, кто приобрел картину выдающегося художника-импрессиониста Клода Моне из его символической серии «Здание парламента».Таким образом, маловероятно, что де Мейер выбрал случайное изображение для изображения того, что было к 1906 году самой настойчивой идеей Моне idée fixe : водяной лилией или «нимфеей». В то время как Моне обычно изображал своих нимфей in situ , де Мейер смело взял цветок из натуры и сфотографировал его в своей студии, где его можно увидеть трехмерно как единое, чувственное и великолепное цветение.

Де Мейер начал работать в 1903 году со специальной шлифованной вручную линзой от Pinkham & Smith. Это смягчает и рассеивает как теневые области, так и светлые участки таким образом, что парадоксальным образом сохраняет общую четкость изображения, смягчая резкие края, в отличие от диффузионного фильтра, который все размывает.Эффект — это качество свечения, хорошо известный атрибут линз Pinkham & Smith, который предполагает, что он использовался для данной партии. Заметные блики в Water Lilies , кажется, были усилены сдержанной ретушью негатива.

Мольба де Мейера к Штиглицу с особой тщательностью при печати фотогравий для Camera Work ясно формулирует для нас, чего он пытался достичь с помощью этой фотографии: «Доказательства, которые вы мне прислали. . .не светятся, что было величайшим качеством этих цветочных исследований, если вы покончите с этим, останется очень мало. Особенно сверкали кувшинки, вода и стекло сияли на солнце ». (Письмо от 11 сентября 1906 г., Архив Альфреда Штиглица, Йельский университет). Этот контрапункт световых отражений, преломлений и теней, особенно в нижней половине изображения, придает загадочность. Природные элементы, создающие эти формы, трудно различить. Получившаяся композиция предвосхищает полную абстракцию «Вортографов» его друга Элвина Лэнгдона Кобурна десятилетие спустя.

Планируя выставку в 1940 году, де Мейер написал Штиглицу, что сожалеет о том, что уничтожил большую часть своих работ в 1935 году. Сегодня его гравюры чрезвычайно редки. Действительно, на момент написания нам известно только о двух других сохранившихся гравюрах с водяными лилиями, и только один из них находится на платиновой бумаге, гравюра, которую Штиглиц подарил Метрополитен-музею в 1933 году. Эта гравюра выставлялась в Маленькой галерее Штиглица. Галереи Photo-Secession Galleries на 291 Fifth Avenue в 1909 и 1912 годах и были включены в знаменательную «Международную выставку живописной фотографии» в Художественной галерее Олбрайт в Буффало в 1910 году.По исключительному совпадению в случае с такими редкими предметами мы предлагаем единственный известный желатиновый серебряный принт с изображением водяных лилий (см. Рис.) Из коллекции Миллера-Пламмера за лот 560 на нашей распродаже 8 октября 2009 г. этот лот для получения дополнительной информации о де Мейере и водяных лилиях ).

С 1870-х годов фотографы предпочитают печатать на платиновой бумаге из-за ее расширенной тональной шкалы, недоступной на серебряной бумаге, и из-за ее постоянства. Платина более стабильна, чем золото, и стоит очень дорого.Поэтому платиновая печать была разумно зарезервирована фотографами только для лучших изображений в их творчестве. Де Мейер признан одним из самых опытных и опытных представителей платиновой печати в истории этого средства массовой информации. Богатая, бархатистая текстура поверхности и тонкие градации тонов этого изысканного принта хорошо демонстрируют, почему.

В соответствии с особой техникой презентации художников, оттиск наклеивается на три слоя тонкой бумаги, а затем снова на картон кремового цвета.Отличительная подпись Де Мейера с украшениями, вдохновленная венскими сепаратистами, особенно его другом Густавом Климтом, находится в центре под изображением на третьей бумажной подставке.

Этот великолепный выставочный принт был приобретен непосредственно у де Мейера известным фотографом и кинематографистом Карлом Штруссом, который уже был ведущей фигурой сепаратистского движения и считался одним из лучших печатников из платины своей эпохи.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *