Анри брессон: Страница не найдена

Содержание

Советская Москва глазами Анри Картье-Брессона — Look At Me

Анри Картье-Брессон — отец современной фотожурналистики, француз по рождению, пионер 35мм формата и мастер откровенной фотографии. Он стоял у истоков “уличной фотографии”, тем самым влияя на то, как она развивалась после этого. Родился Анри в Chanteloup, Seine-et-Marne, и с ранних лет проявлял большую любовь к искусству, а особенно к сюрреализму. В 1932, после того, как он провел год на Ivory Coast, он открыл для себя Лейку — портативную камеру, которая стала его вечным спутником и с которой он не расставался до конца жизни.

Он объяснял свой подход к фотографии примерно так — “Для меня камера — как скетчбук, инструмент для проявления интуиции и спонтанности, властелин момента, который, в визуальных формах одновременно решает и задает вопросы. Только аккуратно пользуясь настоящим смыслом, вы можете достичь простоты экспрессии”. В 1952 году Анри опубликовал книгу, которая в оригинале называлась Images à la sauvette. В ней были собраны 126 фотографий, которые Анри отобрал после своих поездок на запад и восток. Обложка была нарисована Анри Матисом, знаменитым в то время художником-модернистом. “Для меня быть фотографом — значит молниеносно осознавать, в долю секунды, важность события и точную организацию тех форм, которые придали этому событию настоящее значение”, — говорил фотограф.

С 1968 года Анри стал отдавать заметно меньше внимания фотографии, предпочитая проводить свое время за рисованием картин. В 2003, за год до его смерти, он, его жена и дочка создали Фонд Анри Картье-Брессона в Париже, для того чтобы сохранить его искусство для следующих поколений. За свою длинную жизнь Анри получил невероятное количество различных наград. Он умер в своем доме, в Провансе 3 августа 2004 года, всего за пару недель до своего 96 дня рождения.

Ниже — фото отчеты из двух моментов биографии Анри Картье-Брессон — его визиты в Советский Союз в 1954/1955 и 1972/1973 годах. Он хотел показать красоту в обыденном — таков был его принцип. Эти фотографии, показанные на выставках в Париже и Нью-Йорке и в альбоме «Москвичи», сыграли большую роль в перемене отношения к нашей стране. Они показали Западу обычных людей, быть может, бедно одетых, подозрительных, озабоченных проблемами, но совершенно обычных.

Ловец моментов – Газета Коммерсантъ № 215 (6209) от 20.11.2017

В Мультимедиа Арт Музее проходит выставка под названием «Фотоальбом Анри Картье-Брессона. 1932–1946», на которой в виде снимков представлена рукотворная «Scrapbook» — книга, подготовленная фотографом для своей «посмертной» выставки в нью-йоркском МоМА в 1947 году. Рассказывает Игорь Гребельников.

Снимки — в основном небольшие, а по современным экспозиционным меркам даже крошечные,— сгруппированные тематическими блоками, заставляют всмотреться. И это при том, что большая их часть хорошо известна: без них не обходится ни одна история фотографии ХХ века, в которой работ Анри Картье-Брессона (1908–2004) больше, чем у кого бы то ни было. Эти снимки были напечатаны самим автором по исключительному поводу.

В 1940 году Картье-Брессон, призванный на военную службу во французскую армию в качестве фотографа (он снимал с 1931 года, и как автора репортажей его хорошо знали читатели журналов по обе стороны океана), был взят в плен немцами. Там он провел почти три года, за это время дважды пытался бежать, к счастью, с третьей попытки ему это удалось, после чего он стал участником Сопротивления. В 1945 году Картье-Брессон уже снимал освобождения из концлагерей, опознания служивших в них коллаборационистов, возращение на родину репатриантов, причем не только на фото-, но и на кинопленку (он стал автором получасового документального фильма «Le retour» — «Возвращение»). Однако в Америке фотограф считался погибшим во время войны, и поэтому, когда в 1945 году нью-йоркский Музей современного искусства (МоМА) решил организовать его выставку, она планировалась как посмертная. Каким-то образом Картье-Брессон узнал об этой выставке и вступил в переписку с куратором. После чего фотограф напечатал те работы, которые посчитал наиболее важными, и в 1946 году отправился в Нью-Йорк. Там он в итоге и подготовил альбом, тот самый «Scrapbook», состоящий из более 300 сделанных им отпечатков, призванных облегчить работу куратора по выбору будущих экспонатов.

На выставке в МоМА, открывшейся в феврале 1947 года, представили 163 фотографии Картье-Брессона, созданные им с 1932 по 1946 год. Выставка произвела сенсацию: перед американцами вдруг открылся целый мир — Франция, Бельгия, Италия, Испания, Чехия, Мексика,— увиденный в его «решающие моменты». Этим термином Картье-Брессон определял специфику своего фотографического метода, когда кадр должен быть пойман так, что сиюминутное обретает качество универсального, когда в «театр жизни», запечатленный на пленке, оказывается вовлечен зритель, когда реальность, оставшаяся за кадром, прорывается сквозь временные и пространственные барьеры и меняет восприятие. «Думать следует до и после съемки, но никогда во время нее»,— говорил фотограф. Тому, как думать после съемки, и учит его «Scrapbook», пропылившийся в архиве Фонда Картье-Брессона до 1992 года, когда по инициативе его жены, фотографа Мартины Франк, было решено реставрировать собранные в нем отпечатки. В 2006 году этот фотоальбом был издан, позже снимки из него отправились в выставочное турне.

Картье-Брессон в одном из поздних интервью говорил, что до работы в агентстве Magnum, основанном им в 1947 году вместе с репортерами-единомышленниками, фотография для него была чем-то вроде поэтического творчества, необходимость рассказывать истории пришла позже. Однако, судя по снимкам из подготовленного им альбома, многие из его поездок по Европе и Америке уже тогда становились повествованиями. Как, например, целая серия, посвященная Анри Матиссу: вот он в кабинете, в кресле, на заднем плане, а на переднем — белые голуби, громоздящиеся и явно воркующие на своей клетке, а вот задумавшийся перед листом бумаги с карандашом в руке. Жан-Поль Сартр, Альбер Камю, Игорь Стравинский, Эдит Пиаф, Жанна Ланвен, Франсуа Мориак, молодой Трумен Капоте — все они при дневном свете и в естественной для себя среде (у Картье-Брессона никогда не было своей фотостудии), добавляющей портретным чертам сиюминутную живость.

Теперь уже хорошо известные хрестоматийные кадры из его фотоальбома дополнены теми, что приоткрывают завесу как над процессом съемки, так и над не менее важным моментом выбора из отснятого: Картье-Брессону он давался нелегко, и эти фотографии настолько безупречны, что его можно понять. Здесь есть, пожалуй, самый знаменитый его снимок 1932 года — «Площадь Европы. Вокзал Сен-Лазар». Мужчина на задворках вокзала, перепрыгивающий через лужу, в которой отражаются и миг прыжка, и сам вокзал, и афиша на стене, и какой-то бегущий вдоль забора человек. Этому отражению виртуозно уподобил себя фотограф, зафиксировав в кадре красоту самого банального момента — из тех, которые нам хотелось бы поскорее перепрыгнуть. Примечательно, что это один из двух снимков, скадрированных Картье-Брессоном за всю его карьеру (он был резким противником каких бы то ни было манипуляций с фотографиями),— на выставке он представлен в полный размер со следами меткой «правки» Анри Картье-Брессона. Впрочем, такой шедевр вошел бы в историю фотографии и без нее.

Анри Картье-Брессон и его Россия | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Анри Картье-Брессон — один из самых известных фотографов 20-го столетия, его называют «отцом фоторепортажа и фотожурналистики». Выставка в Международном музее газеты в Ахене (Internationales Zeitungsmuseum) подчеркивает именно этот, журналистский, аспект в творчестве Картье-Брессона. Экспозиция под названием «Russia» объединяет фотографии, сделанные в СССР в 1954 году и 20 лет спустя.

Торжество момента

Анри Картье-Брессон родился в 1908 году во Франции и скончался на родине в 2004 году в возрасте 95 лет. В 1954 году он стал первым фотографом, побывавшим в Советском Союзе после смерти Сталина, как рассказал директор музея и куратор выставки Андреас Дюшполь (Andreas Düspohl). Снятые за время путешествия фотографии показали закрытую для иностранцев, неизвестную миру страну.

Какую картину увидел западный зритель? Неожиданную. Не хорошую или плохую, не радостную или печальную, а удивительно искреннюю, откровенную и попросту человечную. Черно-белые фотографии Картье-Брессона не подталкивают к интерпретациям в духе дуализма «белого» и «черного», добра и зла, а портретируют выразительные моменты реальности в их обезоруживающей откровенности.

Анри Картье-Брессон в 1988 году

Обезоруживающей эту откровенность можно назвать потому, что она заставляет замолчать внутренний голос зрителя, его знания, опыт, его предрассудки. Есть только фото и смотрящий на него человек, и неважно, какое нынче время и что он знает о происходящем «за кадром». Есть только мгновение, живое, выразительное, мимолетное, но столь красноречивое, что веришь — и не можешь не верить — только ему одному.

СССР в лицах и сценах

Фотография под названием «Городская жизнь», была сделана в Москве. Ее опубликовали в 1955 году на своих обложках популярные журналы в Германии, Франции и США. Снимок стал настоящей сенсацией. Причем, как подчеркивает Андреас Дюшполь, интересно проследить, сколь разной была интерпретация сцены на московской улице в разных странах. Американцы обратили внимание на простоту платьев двух девушек на переднем плане и очередь на трамвайной остановке, увидев в этом свидетельства бедности жизни. Французы были удивлены тому, что и в СССР любят мороженое, в то время как редакторы немецкого журнала Stern посчитали мороженщика абсолютно неважной фигурой и закрыли его логотипом еженедельника.

В общем, глазам миллионов читателей Западной Европы и США предстала живописная городская сцена. Следует отметить, что Картье-Брессон категорически отвергал постановочные фото, проводя много времени на улицах в поисках интересных «натуральных» сюжетов и композиции.

Напряжение, или, говоря словами самого Анри Картье-Брессона, «решающий момент», на фотографии «Городская жизнь» создается едва уловимым разговором двух девушек и бравых солдат, шагающих по направлению к ним. Интерес военных к юным дамам виден в повороте головы, взгляде, улыбке. Девушки же внешне заняты беседой, но в их расслабленных позах, нарочито безучастном взгляде зритель угадывает предвкушение, что к ним обратятся, их окликнут…

Так грозная, темная, малоизвестная страна, в которой десятилетиями царил террор, предстала Западу в неожиданно человечном облике через объектив великого фотографа.

Побеждает жизнь

Люди в фотографиях Картье-Брессона всегда на переднем плане. Правда, часто на них присутствуют и символы власти. Создается своеобразный диалог между жизнью и стремящейся контролировать ее идеологией. Диалог этот на снимках Анри Картье-Брессона выявляет контраст не в пользу властей предержащих. Они нелепо таращат глаза с портретов, барельефов и плакатов, ослепленные своей пресловутой важностью, в то время как на переднем плане играют дети, родители нежно держат на руках своих чад и кружится в танце молодежь.

На фотографии 1954 года, сделанной в столовой для рабочих, занятых на строительстве гостиницы «Метрополь» (снимок в начале статьи), виден портрет Ленина и разнообразные символы советской власти. Без них не обходился ни один «красный уголок», предназначенный для политпросвещения, то есть индоктринации жителей страны.

Однако вместо безликих масс на фото видны молодые люди, которые, следуя какому-то неизвестному для зрителя импульсу, стали вдруг танцевать — не обращая при этом внимания ни на неподходящую одежду, ни на незнакомого фотографа…

20 лет спустя

В 1972-1973 годах Анри Картье-Брессон снова посетил Советский Союз. «Мне вновь захотелось в Россию. Нет ничего более показательного, чем сравнить страну с ней самой, чтобы осознать различия и проследить объединяющую нить», — объяснил он позже.

На фотографиях начала 1970-х — демонстрация за мир, толпа женщин у прилавка универмага, с вожделением рассматривающая одну-единственную сумку, и нескончаемая очередь солдат к мавзолею Ленина. То, что со времени первого визита Картье-Брессона в СССР прошло 20 лет, видно по узнаваемым реалиям той эпохи. И все-таки дух времени передают не они, а мастерски запечатленный «диалог» человека с действительностью. В этом диалоге и видится связующее звено двух эпох российской истории, какими их донес до зрителя Анри Картье-Брессон.

Выставка Анри Картье-Брессон (Франция) – Афиша-Музеи

Замечательный у выставки Картье-Брессона заголовок, прелесть что такое: «Фо­тограф». Ну разве скажешь о Картье-Брессоне как-нибудь еще короче? Человек, для многих олицетворяющий фотографию ХХ века вообще; возможно, просто самый известный фотограф всех времен и народов — как еще определить такого? Фотограф, разумеется, фотограф par excellence. Определенно похуже заголовок у Мартины Франк — «Фотограф»: зритель, нет, это не дежавю, это тебе не привиделось. Перед тобой действительно тоже фотограф; ну а кого еще ты ожидал увидеть на главной площадке Фотобиеннале? (Тут нельзя не заметить, что тиражировать удачные заголовки — это не совсем то же самое, что размножать удачные кадры; по большому счету, тогда кто недостоин здесь такого заголовка, кто здесь не фотограф?) Однако ж равнять Картье-Брессона хотя бы даже с его су­пругой — хотя бы даже таким словно нечаянным, невинным образом, как одно заглавие на две экспозиции, все же вряд ли допустимо. Г-же Франк, вероятно, больше подошло бы что-нибудь вроде «Жена фотографа» — что сразу объясни­ло бы зрителю многие моменты творческой биографии нашей героини и, что уж там, куда точнее соответствовало бы месту и роли Мартины Франк в мировой истории. Хоть и прозвучало бы, согласимся, для нее несколько зазорно. Но даже тогда г-же Франк вряд ли удалось бы отобрать лавры у Эллиотта Эрвитта, чья ретроспектива называется… «Ретроспектива», что уж просто верх прозрачно­сти; Эрвитт, известный приколист, первым бы оценил неброский юмор устроителей Фотобиеннале — когда б до Москвы добрался.

Однако что объединяет эти три экспозиции в Манеже куда существеннее, нежели неординарные названия, так это их происхождение: все три предостав­лены агентством Magnum Photos. Являют, стало быть, классику фотожурналистики второй половины ХХ века. А учитывая Картье-Брессона — так еще немного и от первой половины. Выбор персон мог быть и другим, но, в принципе, он равновесен: Картье-Брессон — отец-основатель этого важнейшего фотокооператива, формирующего моду в фоторепортаже уж седьмой десяток лет; Мартина Франк, было выше сказано, жена отца-основателя, представитель средней генерации; Эрвитт, напротив, чуть не из самого первого призыва, старше его среди нынешних магнумовцев только столетняя Ева Арнольд… Но зритель напрасно станет выискивать в кадрах этих троих некую общую формулу, хотя бы намеки общего магнумовского стиля — с целью в дальнейшем реконструировать в воображе­нии некоего типичного фотографа Magnum Photos, рыцаря без страха и упрека, не вылазящего из горячих точек и не покидающего первые полосы: сюрреалистическая притягательность снимков одного, припудренная доброжелательность второй и бодрое балагурство третьего покажутся несводимыми в рамках «фотожурналистики вообще». Во всяком случае, если вообразить себе такое СМИ, что публикует исключительно фотографов Magnum, мы легко получим представление о полосе юмора в этом издании. И о разделе — условно — «Общество» или «Жизнь». Но что такое первая полоса и злоба дня в исполнении идеального фоторепортера — нет, за этим не сюда; сугубо репортажных, репортерских кадров в портфолио даже самого размагнумовца в итоге оказывается не так уж мно­го; это удивительно, как исторические кадры теряют всю свою значительность — и важность, и привлекательность, едва только злоба дня проходит.

Фотоальбом Анри Картье-Брессона. 1932–1946

Анри Картье-Брессон. Брюссель, Бельгия, 1932 © Henri Cartier-Bresson / Magnum Photos, Courtesy Foundation HCB

Мультимедиа Арт Музей, Москва продолжает знакомить с творчеством великого французского фотографа, одного из основоположников гуманистического направления в фотографии и сооснователя легендарного фотоагентства «Магнум» — Анри Картье-Брессона. В 2000 году в рамках Третьего московского международного месяца фотографии в Москве «Фотобиеннале 2000» в музее «Московский Дом фотографии» с огромным успехом прошла выставка «Анри Картье-Брессон. СССР: 1950–1970», сегодня МАММ представляет выставку «Фотоальбом Анри Картье-Брессона. 1932–1946», рассказывающую о раннем периоде творчества фотографа.

Анри Картье-Брессон родился в 1908 году в городке Шантлуп-ан-Бри недалеко от Парижа. С самого детства он был увлечён живописью и мечтал стать художником. В 1927 году Картье-Брессон поступил в известную частную школу скульптора и художника-кубиста Андре Лота. Отдавая должное своему учителю, Анри Картье-Брессон позже вспоминал, что Лот заразил его «вирусом геометрии» и научил «фотографировать без фотоаппарата». Обучение пришлось прервать из-за службы в армии, однако в студию Лота Картье-Брессон больше не вернулся, решив, что должен самостоятельно найти свой путь в живописи.

В 1931 году Анри Картье-Брессон отправился в Африку. В творческом плане поездка складывалась не совсем удачно, к тому же он подхватил лихорадку, от которой чуть не погиб. Спешно возвращаясь во Францию для прохождения лечения, Картье-Брессон встретился на корабле со своими друзьями, художниками-сюрреалистами. В какой-то момент ему на глаза попался знаменитый снимок венгерского фотографа Мартина Мункачи, «Три мальчика на озере Танганьика», оказавший огромное влияние на всю его последующую жизнь. Позже он вспоминал: «Я неожиданно понял, что с помощью фотографии можно зафиксировать бесконечность в одном моменте времени». Приехав в Марсель, где ему предстояло пройти курс лечения, Анри Картье-Брессон сразу же купил профессиональную «Лейку» и начал фотографировать.

Целыми днями молодой фотограф бродил по городу, и снимал всё, что происходило вокруг. «Моим главным желанием было поймать в одном изображении основной смысл возникшей сцены. Мне тогда даже в голову не приходила мысль делать фоторепортажи, то есть рассказывать истории в нескольких фотографиях. Только позже, глядя на работы моих друзей по профессии, на иллюстрированные журналы, и работая для них, я понемногу научился их снимать» — писал он.

С марсельских снимков и начинается «Фотоальбом Анри Картье-Брессона», работу над которым фотограф закончил в 1946 году. Книга и выставка, подготовленная Фондом Анри Картье-Брессона — своего рода дневник в фотографиях. «Для меня фотокамера — это блокнот, где я делаю свои наброски, это инструмент моей интуиции, порыва, повелитель мгновения», — рассказывал Картье-Брессон. В этом фотодневнике нашли своё отражение самые разные, но одинаково важные с точки зрения художника события: путешествия с друзьями по Европе, прогулки по Парижу, гражданская война в Испании, коронация Георга VI, суды над военными преступниками, возвращение французских солдат и военнопленных и многое другое.

«Фотоальбом Анри Картье-Брессона» рассказывает о его становлении как фотографа, о периодах успеха и неудач, о поисках, сомнениях, увлечении кинематографом и годах пребывания в плену во время войны. Это взгляд в прошлое, подведение итогов, необходимая пауза, за которой последовал мощный рывок вперед — основание в 1947 году Magnum Photos — самого знаменитого в мире фотоагентства, принадлежность к которому стала синонимом творческого признания для многих поколений фотографов.

Henri Cartier-Bresson ( Анри Картье-Брессон) — биография

Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson, 19082004гг.) родился 22 августа 1908 года в Париже. Благодаря своем дяде-художнику мальчик начал познавать мир искусства, когда ему исполнилось 5 лет. В первом классе Анри твердо решает продолжать заниматься искусством. В 1927 году 19-летний Картье-Брессон поступил в частную школу скульптора и художника-кубиста Андре Лота. В 1929 году начал посещать лекции по живописи в Кембриджском университете.
В 1932 году состоялась первая выставка его фотографий в Нью-Йорке, несколько позднее в Мадриде, а в 1934 году – в Мехико.
В 1935 году в США Анри получил задание от журнала Harper’s Bazaar сделать фотографии моделей. Но ему это не удается и он пробует себя в кинематографе: начала он сотрудничает с фотографом Полем Стрэндом в США, потом с 1936 по 1939 годы работает ассистентом французского режиссера Жана Ренуара.

В 1939 году Картье-Брессон был зачислен в ряды французской армии в должности капрала кинофотоподразделения: он отвечал за съемку военного репортажа. После захвата Франции Анри попал в плен к нацистам, где провел 3 года.

После того, как ему удалось бежать из плена во Францию, Картье-Брессон организовал сообщество фотожурналистов, которое снимало отступление фашистов. В 1945 году сразу по окончании войны Анри снял фильм «Возвращение».

В 1947 году Картье-Брессон стал одним из основателей фото-агентства «Магнум» (Magnum Photos). Он освещал события, которые происходили в Индии, Китае, Индонезии. Всеобщая слава пришла к нему после выставок в Европе и Америке в начале 1950-х годов; в 1955 году состоялась первая персональная выставка Картье-Брессона в Париже в Лувре.

Отличительной особенностью его снимков являлось отсутствие любого редактирования. Все, что снимал фотограф, публиковалось в неизменном виде.

Источник: http://lichnosti.net

Анри Картье-Брессон — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, фотограф

Биография

Французский фотограф Анри Картье-Брессон считается классиком в своем деле. Репортажные и уличные снимки мастера стали эталоном для фотожурналистов всего мира. Умение уловить нить жизни, запечатлеть пронзительность момента и дыхание времени основывались на том, что художник не признавал фальши, желая показывать только чистую, неприкрашенную правду жизни.

Детство и юность

Анри родился в семье промышленников, которые занимались производством хлопковых ниток. «Картье-Брессон» была тогда известной торговой маркой, поставлявшей товар на разные континенты. Мальчик появился на свет 22 августа 1908 года и стал первенцем в семействе Марты Ле Вердьер и Андре Картье-Брессона, у которых позднее родились еще четверо детей.

Henri Cartier Bresson, 1935 Photographed by George Platt Lynes Cartier-Bresson Unseen: http://bit.ly/29eAEZS

Опубликовано NOWNESS Воскресенье, 3 июля 2016 г.
Анри Картье-Брессон в молодости

Ребенок проявлял художественную одаренность с ранних лет. На его мировосприятие оказал влияние дядя Луи, по примеру которого мальчик занялся живописью и графикой. Мужчина погиб во время Первой мировой войны, однако его советы Анри сохранил в сердце навсегда. Начальное классическое образование будущий фотограф получал в католической школе, а творчеству обучался в студии педагога и художника Андре Лота. Отец надеялся, что сын окончит университет и войдет в семейный бизнес, однако у юноши имелись иные планы.

Первые фотоопыты Анри предпринял еще в 12 лет, снимая на подаренную родителями камеру Brownie Kodak, однако изначально становиться фотографом не планировал. Он усердно занимался графикой, заводил знакомства в творческих кругах, общался с представителями богемы и интересовался передовыми течениями искусства. В молодости Картье-Брессон отправился в Африку, где путешествовал, охотился и в итоге подхватил малярию, от которой едва не умер.

Личная жизнь

Мужчина впервые женился в 1937 году. Его избранницей стала танцовщица Ратна Мохини, с которой Картье-Брессон прожил в браке 30 лет. Спустя 3 года после развода француз устроил личную жизнь с англичанкой Мартиной Франк, которая тоже была фотографом. Новая супруга родила 64-летнему мужу дочку Мелани.

Творчество

Вернувшись из Африки в 1932 году, Анри впервые посмотрел на фотографию как на искусство и профессию. Разглядывая снимок троих африканских мальчишек, прыгающих в озеро Танганьики, Картье-Брессон пережил настоящее восхищение. Его поразила магия, подвластная фотоаппарату, — улавливать процесс жизни, брать краткий миг в свою ловушку. С тех пор парень заболел идеей и, купив камеру Leica, стал с напряжением охотиться за ценными кадрами.

Он ловил моменты, которые бы совмещали напряженность, непосредственность и правду жизни. Фиксация бесконечности в одном кадре — это сверхзадача, которую ставил перед собой фотохудожник. Совершенствуя мастерство, Анри стал публиковать репортажи во французских журналах. В 1930-е годы Картье-Брессон становится известным фотографом, чьи работы помещаются на зарубежных выставках, в частности, в 1935-м снимки француза экспонируются в Нью-Йоркской галерее Жюльена Леви.

Henri Cartier-Bresson: Moscow, 1954

Опубликовано PHOTOPLAY.ru Воскресенье, 19 мая 2019 г.
Анри Картье-Брессон — фотография из цикла «Жизнь в СССР»

Однако мужчина не останавливается на фотографии и решает овладеть профессией режиссера. Он снимает и монтирует пару политически окрашенных кинофильмов, а затем вновь с головой уходит в любимое дело. В начале Второй мировой войны француз попадает в немецкий плен, где проводит 3 года. Только с третьей попытки сумев сбежать, живет на родине по поддельным документам.

В 1945 году Картье-Брессон делает серию пронзительных снимков, посвященных возвращению военнопленных домой. Параллельно мужчина работает в сюрреалистическом жанре, а в 1947-м вместе с европейскими коллегами основывает фотожурналистское объединение «Магнум фото», призванное популяризировать репортажные съемки. Группа заявляла самые громкие амбиции — показать современную жизнь в разных уголках планеты через объектив фотокамеры. Под эгидой содружества Анри посещает множество стран, среди которых Индия, Пакистан, Бирма, Китай, Мексика, Япония, Куба, СССР, где художнику удается запечатлеть эпохальные моменты и создать похожие на шедевры портреты.

Француз снимает на улицах Москвы и Нью-Йорка, Шанхая и Рима. Героями его портретов становятся безымянные люди улиц и мировые знаменитости Мэрилин Монро, Жан-Поль Сартр, Уильям Фолкнер.

Смерть

В последние годы жизни мастер редко брался за фотоаппарат, предпочитая посвящать свободное время рисованию. Он жил в окружении семьи и любимых кошек, будучи признанным классиком фотоискусства, чьи работы хранятся в музейных коллекциях мира. Помимо этого, Картье-Брессону принадлежат десятки книг («Диалоги», «Воображаемая реальность» и др.), где он раскрыл секрет своего метода — быть в процессе съемки «невидимкой» и дожидаться «решающего момента», который наступает на пике эмоционального напряжения.

Анри дожил до 95 лет и умер в возрасте, когда до причины смерти уже не доискиваются, поскольку неумолимое время берет свое. Биография фотохудожника оборвалась 3 августа 2004 года в альпийском Монжюстене.

Работы

  • 1944 – «Анри Матисс, рисующий с натуры голубей»
  • 1944 – «Портрет Альбера Камю»
  • 1945 – «Ребенок, освобожденный из концлагеря, Дессау — Германия»
  • 1949 – «Последний день раздачи золота Куомитангом. Шанхай — Китай»
  • 1951 – «Дети, играющие в ковбоев, Рим — Италия»
  • 1952 – «Улица Rue Mouffetard, Париж»
  • 1954 – «Рабочий завода ЗИЛ в СССР»
  • 1960 – «Мэрилин Монро»
  • 1961 – «Негров не пускают в театр»
  • 1965 – «Ахмадабад — Индия»
  • 1972 – «Армения. Гости в деревне на озере Севан»

Анри Картье-Брессон | Международный зал славы фотографии

С его новым интересом он начал путешествовать по миру. Африка, Восточная Европа и Мексика были местами, куда путешествовал один из самых путешествующих фотографов двадцатого века. Большая часть его работ была заказана и отправлена ​​в журналы для публикации, но Картье-Брессон был посвящен искусству фотографии и также был выставлен в нескольких галереях, первой из которых была Галерея Джулиана Леви в Нью-Йорке.Перед Второй мировой войной он работал над фильмами с Жаном Ренуаром, Жаком Беккером и Андре Звободой. Он также работал над документальными фильмами в Испании. С началом войны Картье-Брессон поступил во французскую армию в качестве фотографа.

Захваченный в Германии в 1937 году, три попытки и три года спустя, он сбежал. Этот опыт окрасил новое восприятие жизни, новое понимание людей. Таким образом, он начал новую серию портретов. Спустя годы портретная живопись Картье-Брессона была пересмотрена и теперь считается одним из его самых успешных портфолио.Tete a Tete — это издание портретов Картье-Брессона. Если при создании портрета вы надеетесь уловить внутреннюю тишину добровольной жертвы, это очень сложно, но вы должны каким-то образом расположить камеру между его рубашкой и кожей. Успех в портретной съемке часто измеряется тем, насколько хорошо фотограф передает дух натурщика, и для Картье-Брессон это естественно.

После войны он присоединился к NMPGD, Французской ассоциации подпольных фотографов, и продолжал отправлять работы в такие журналы, как Harper’s Bazaar и Vu.Картье-Брессон оставался верным сюрреалистической мысли до 1947 года, затем под влиянием Роберта Капа Картье-Брессон изменил свое общее видение и подход к фотожурналистике. Это не было таким драматическим отклонением от первых 15 лет фотографической работы, которая документировала моменты повседневной жизни. Картина-рассказ представляет собой совместную работу мозга, глаза и сердца. Цель этой совместной операции — изобразить содержание некоторого события, которое разворачивается, и передать впечатления.Иногда отдельное событие может быть настолько богатым само по себе и в своих гранях, что необходимо перемещаться вокруг него в поисках решения поставленных им проблем, потому что мир — это движение, и вы не можете оставаться неподвижным в своем отношении к чему-либо это движется.

Фотожурналистика на пике своего развития в период с начала до середины 1900-х годов создавала собственные проблемы. Спрос со стороны журналов на фотографов для записи событий и людей мира на рубеже веков чрезвычайно вырос.Это стало большим бизнесом, и с большим бизнесом для фотографов возникли сложности. Большинство журналов, через комиссионных или внештатных сотрудников, требовали от фотографа отказаться от прав на представленные ими изображения. В ответ, вместе с Капой, Биллом Вандивертом, Джорджем Роджером и Дэвидом Сеймуром «Чим», Картье-Брессон стал одним из основателей Magnum. Это была и остается организация, которая защищает права фотографов, отправляющих изображения в журналы. В настоящее время организация имеет четыре офиса: Лондон, Нью-Йорк, Париж, Токио.В его состав входят около 60 фотографов, которые работают с изданиями по всему миру. С этого момента Картье-Брессон продолжил свой фоторепортаж поездками в Китай, Индонезию, Индию, Бирму, Пакистан, СССР, Кубу и США. К 1970-м годам он начал переключать свое внимание на живопись. В течение этих более поздних лет, проживая во Франции, он написал или был автором нескольких книг, «Мысленный взгляд», «Портфолио», «Tete a Tete», «Мексиканские записные книжки», «Мастера фотографии», «A Propos de Paris» и многих других.Анри Картье-Брессон получил множество выставок, наград, премий и почетных докторских степеней за свое оригинальное видение фотографии. В мире, который сгибается под тяжестью извлечения прибыли, который захвачен деструктивными сиренами техно-науки и властолюбивым голодом глобализации — этого нового вида рабства — помимо всего этого, существует Дружба, существует Любовь.

Лори Оден для IPHF

The Modern Century — High Museum of Art

Фотографии Анри Картье-Брессона, одного из величайших портретистов двадцатого века, запечатлели людей и события, изменившие мир. Анри Картье-Брессон: Современный век — первая комплексная ретроспектива работ французского фотографа после его смерти в 2004 году, охватывающая более тридцати лет его карьеры.

Начиная с его ранних фотографий, вдохновленных сюрреализмом, выставка подчеркивает выдающиеся темы в широком диапазоне работ Картье-Брессона, включая портретную живопись, древние обычаи, современную промышленность и психологию толпы. Фотографии из его обширных путешествий дают представление о стремительно меняющемся мире вокруг него.Также включены портреты таких знаменитостей, как Коко Шанель, выполненные Картье-Брессоном, и рассказы о похоронах Махатмы Ганди.

Анри Картье-Брессон

Анри Картье-Брессон (1908–2004) — одна из самых выдающихся фигур в истории фотографии. Более трех десятилетий Картье-Брессон был самым внимательным наблюдателем за глобальными человеческими делами и одним из великих портретистов двадцатого века. Его новаторские работы начала 1930-х годов переосмыслили роль фотографии в современном мире, преодолев разрыв между искусством и фотожурналистикой.Картье-Брессон продемонстрировал свою сверхъестественную способность создавать выразительные образы из мимолетных моментов повседневной жизни — от древних традиций чужих земель до послевоенной городской Европы. Мастерский рассказчик, он создавал иллюстрированные рассказы, комбинируя серию фотографий и подписей и выстраивая рассказы из множества небольших индивидуальных наблюдений.

В 1947 году, после своей первой выставки в Музее современного искусства в Нью-Йорке, Картье-Брессон помог основать фотоагентство Magnum, что позволило фотожурналистам охватить широкую аудиторию и сохранить контроль над своей работой.Он был постоянным путешественником, и в одной поездке в Азию, которая длилась три года, он создал замечательные иллюстрированные рассказы о независимости Индии и Индонезии, а также о коммунистическом захвате власти в Китае. Он также был режиссером, и с 1969 по 1970 год он снимал фильмы о Калифорнии и американском Юге.

Анри Картье-Брессон переоценен? | Streetbounty

С тех пор, как я начал заниматься уличной фотографией, одно имя было неизбежно при поиске для Street Photographers, Pictures или Inspiration — Анри Картье-Брессон.Из-за моего интереса узнать все об уличной фотографии от ранних мастеров, таких как Анри-Картье Брессон, до современных фотографов, я не мог следить за шумихой вокруг Брессона.

Почти каждая прочитанная мною статья или анализ фотографий, которые я видел, не содержали ничего, кроме похвалы за его работу без каких-либо критических голосов. Все, что он делал, было вознесено на пьедестал, которого я просто не понимаю. От композиции, где каждая деталь описана как шедевр, до определенных приемов, которые выделяют его картины.

Да, он был пионером, одним из первых, кто пытался задокументировать улицу, и поэтому он заслуживает большой похвалы. Тем не менее, я считаю, что его достижения ни в чем не сравнимы с достижениями других великих фотографов, таких как Роберт Капа или Гордон Паркс. Фотографы, которые исследовали мир, рассказывали связные истории и оставались наследием фотожурналистской работы.

Далее я хочу противопоставить всю оценку, которую получает Анри Картье-Брессон, и хочу подчеркнуть, что это нормально — не любить работу определенного фотографа, хотя он высоко ценится в «сообществе».Вы всегда должны иметь возможность высказать свое мнение, но оно должно основываться на аргументах, а не на чистой ненависти.

Жизнь Анри Картье-Брессона

Поскольку фотография — это отражение личности, я хочу сделать краткий обзор жизни Анри Картье-Брессона. Понимание его биографии облегчает понимание его работы и стиля. В конце концов, его фотографии — результат его жизни.

Некоторые факты

Брессон родился в 1908 году в маленьком городке во Франции в семье богатого человека.Проведя детство в Нормандии, он рано экспериментировал с разными фотоаппаратами.

Он не только увлекался фотографией, но также пытался изучать музыку и живопись как формы искусства для самовыражения. Это была страсть к живописи, которой он позже стал заниматься более серьезно и пошел в частную школу, где он был учеником Андре Лота.

Позже Брессон заявил, что исследования Лхота были похожи на фотографию без фотоаппарата.

Неудовлетворенный художественным руководителем школы, он экспериментировал с разными стилями сюрреализма.

Во время службы в авиационной эскадрилье Брессон получил свою первую камеру от своего друга Гарри Кросби в 1929 году.

После поездки в Кот-д’Ивуар до 1931 года он вернулся во Францию, в частности в Марсель, купил свою первую Leica и путешествовал по Европе. документирование жизни в мегаполисах, таких как Берлин, Брюссель, Варшава и многих других европейских городах, без формального образования в области фотографии.

Его работы быстро получили признание и выставлялись по всему миру.

В 1937 году он начал более фотожурналистский подход к своей работе, сфотографировав коронацию короля Георга VI и королевы Елизаветы. Помимо изменений в фотографии, он также увлекся кинопроизводством, где получил второстепенные роли.

Во время Второй мировой войны Брессон присоединился к фото- и кинематографическому подразделению французской армии, но был схвачен в июне 1940 года. В 1943 году его третья попытка побега увенчалась успехом, и с поддельными документами он мог поехать во Францию, где воссоединился со своей возлюбленной. Leica.

Ближе к концу войны он застрелил серию возвращающихся военных беженцев, которые выставлялись в Нью-Йорке. Музей современного искусства.

В 1947 году он основал Magnum вместе с другими известными фотографами своего времени, включая Роберта Капа и Дэвида Сеймура.

Затем он продолжил документировать такие события, как похороны Ганди в 1948 году и гражданская война в Китае в 1949 году. Его работа носила характер фотографа-документалиста, и только в 1952 году его фотоальбом «Решающий момент» стал краеугольным камнем. для многих уличных фотографов.

В более поздние годы он вернулся к живописи в пользу фотографии, хотя признал, что уже все сказал через свою фотографию.

Уличные фотографии Картье-Брессона

Жизнь Анри Картье-Брессона привела его к множеству интересных мест и событий по всему миру. Документальные работы Анри Картье-Брессона выставлялись по всему миру и демонстрировали разные регионы в то время, где путешествия были огромным бременем, а информация была недоступна.

Следовательно, его работа была не только ценной с точки зрения «искусства», но и имела очень важную обязанность рассказывать истории, которые происходили. От жестокости войны до смерти людей, придумавших столетие.

Тем не менее, он наиболее известен своими уличными фотографиями «Решающий момент».

Я использовал предыдущую картинку, потому что на ней есть интересные ведущие линии и композиция. Это часто цитируемая работа Анри Картье-Брессона, когда речь идет о «решающем моменте» и об исключительных уличных фотографиях в целом.Это почти синоним уличной фотографии.

Это признание, с которым я не могу согласиться. Хотя у этого изображения хорошая композиция и немного движения, ему совсем не хватает эмоциональной ценности и истории.

Для зрителя в нем не так много деталей, кроме как на велосипеде, объезжающем угол. Другие детали, которые были бы полезны для рассказа, на картинке не показаны.

Это хорошая фотография, но для качественной уличной фотографии отсутствуют элементы, которые я хотел бы видеть.

То же самое относится и к этой картинке. Видны интересные геометрические элементы. Полукруг, образованный мостом, пересекает нос лодки, разбивая элемент на правой трети моста.

Здесь также видна женщина, которая как раз проходит по мосту, что может стать интересным началом истории.

Тем не менее, картинка кажется очень безэмоциональной и холодной.

В следующем изображении больше жизни, и он больше не кажется таким безэмоциональным.

Гражданская война разразилась в 1936 году в Испании, а фотография, показанная выше, была сделана в 1933 году в Севилье. Вид обломков и разрушенной стены дает некое предзнаменование грядущей Гражданской войны.

Несмотря на то, что происходит много всего, и у детей очень напряженные взгляды на лицах, картина не доходит до меня полностью.

Отверстие в стене используется как элемент обрамления, но я, как зритель, все еще чувствую себя обделенным. Ошеломляющий зрительный контакт подчеркивает, что это больше не откровенная сцена, но дети ведут себя по-другому и очень хорошо знают Брессона.

Постановочные фотографии Анри Картье-Брессона

Также есть утверждения, что фотографии Брессона не просто волшебным образом запечатлевают «решающий момент», но что он тщательно организовал сцену или дал указания своим коллегам.

Действие, несовместимое с уличной фотографией. Откровенные фотографии показывают реальную жизнь, и бывает сложно запечатлеть решающий момент, когда вы уже нашли правильный фон и просто ждете, когда человек войдет в кадр.

Это утомительно и требует большого терпения, но это часть работы уличного фотографа. Постановочные изображения — не альтернатива, даже если они, тем не менее, отличные фотографии. Это больше не уличные фотографии, и их не следует придумывать в таком виде.

Например, известный велосипедист, показанный на картинке в начале этой статьи, вероятно, является помощником Брессона, которому было поручено несколько раз проехать по улице, чтобы дать Анри Картье-Брессону возможность сделать несколько снимков.

Честно говоря, в то время, когда Брессон делал снимок, не было такого понятия, как «режим серийной съемки», который позволял бы ему делать несколько снимков в короткой последовательности, поэтому понятно, что он сделал все, чтобы убедиться, что получить тот снимок, который он хотел. Но это не оправдывает постановку имиджа без обозначения их как таковых.

Анри Картье-Брессон известен своими фотографиями прыжков, на которых люди перепрыгивают через небольшую лужу. В этом случае есть не только отражение в луже прыгающего человека, но и плакат на заднем плане с фигурой, стоящей в той же позе, что и человек на переднем плане.

То, что часто называют вдохновителем, которым он был, также, по слухам, было инсценировано для создания одного и того же выражения на обеих фигурах.

Теперь это не плохие фотографии, потому что они постановочные, но это уже не уличные фотографии. Они не показывают откровенно жизнь его времени, а скорее следуют его художественному воображению.

Поэтому их не следует воспринимать как пример номер один решающего момента и того, что определяет уличная фотография. Студенты, которые впервые изучают историю уличной фотографии, должны видеть эти изображения только в качестве примеров, чтобы понять, как работает хорошая композиция, но также понимают, что запечатлеть эти моменты можно только упорным трудом и самоотверженностью.

Брессон сам заявил: « Изготовленная или постановочная фотография меня не касается»

, но я считаю, что по-прежнему важно различать откровенные снимки и сфабрикованные фотографии по той документальной ценности, которой они обладают.

Источник

Оценка

Фотографии Брессон-стрит меня просто не трогают, постановочные или нет, на мой взгляд, им не хватает эмоциональной ценности и они очень техничны.

Это отличные примеры, если вы хотите узнать больше о композиции и расположении предметов, геометрии или направляющих линий, но уличная фотография — это нечто большее, чем это.

Такое ощущение, что Брессон слишком много внимания уделял композиции и оставил жизнь позади в своих картинах. Конечно, есть технические ограничения, которые не позволяют сравнивать его работу с сегодняшними стандартами.

Сегодня мы можем стать намного ближе, потому что наши камеры могут быть намного меньше, и мы можем мгновенно удалять сотни цифровых изображений. Но есть примеры того периода, запечатлевшие большие эмоции.

День Победоносца Альфреда Эйзенштадта, например.

На фотографиях Брессона всегда кажется, что он пытался скопировать свой стиль живописи в фотографии. Это не совсем подходит для фотожурналистики, поэтому я считаю его работы скорее «изящным искусством» своего времени, а не крестным отцом уличной фотографии, как ее часто видят.

Другая сторона Анри Картье-Брессона

Углубившись в биографию Брессона, я понял, что он был больше, чем просто художник, рожденный в богатой семье. Что на самом деле он был исследователем, очень рисковал фотографией и создавал отличные сериалы.

К сожалению, эти замечательные истории часто упускаются из виду, когда мы слышим о Брессоне.

Его уличная фотография не впечатляет меня, но его документальная работа и его трудовая этика, несомненно, впечатляют.

К сожалению, его документальная работа затмевается всеми утверждениями о решающих моментах и ​​другими его картинами, из-за которых его работы легко не заметить.

США. Нью-Йорк. Пожар в Хобокене напротив Манхэттена. 1947.

Он создавал великие проекты об Индии и путешествовал по миру в то время, когда действительно требовалось много самоотверженности и авантюрного духа, чтобы рискнуть ради фотографий.

Эхо-камера

Тогда есть еще один вывод, который я хочу сделать из Анри Картье-Брессона как основателя решающего момента.

Часто бывает трудно говорить против общепринятого восприятия произведений искусства и художников / фотографов.

Когда я начал заниматься уличной фотографией, не было никаких сомнений в том, что Брессон был одним из величайших уличных фотографов когда-либо живших, и что его фотографии единодушно хвалят на выставках и в публикациях по всему миру.

Следовательно, он, должно быть, был одним из лучших, и любой, кто выступает против этого, должен просто не понимать ценности его работы.

Это очень опасный образ мышления, и хотя в нем есть доля правды — работы некоторых фотографов «труднее» понять, чем другие, — никогда не бойтесь высказывать свое мнение.

Если вам не нравятся «Американцы» Роберта Франка или вы считаете, что Брюс Гилден — всего лишь пони с одним трюком, тогда это нормально.

В «мире искусства» царит какая-то странная атмосфера, где вы можете почувствовать себя исключенным, потому что не согласны с общепринятым мнением.

Это не должно мешать вам формировать собственное мнение и озвучивать свои аргументы. По правде говоря, в «художественном сообществе» много иррациональных круговоротов, когда дело касается ценности фотографий, и вам не обязательно в этом участвовать.

Лучше идти своим путем и формировать собственное мнение.

Вы не найдете счастья, отбросив собственные идеалы только для того, чтобы почувствовать себя включенным в группу, которая, вероятно, все равно не понимает, о чем они говорят.

Анри Картье-Брессон Фотограф | Все о фото


Анри Картье-Брессон, родившийся в Шантелу, Сена и Марна, рано увлекся живописью, особенно сюрреализмом.В 1932 году, проведя год в Кот-д’Ивуаре, он открыл для себя Leica — камеру, которую он выбрал впоследствии — и на всю жизнь увлекся фотографией. В 1933 году у него была первая выставка в галерее Жюльена Леви в Нью-Йорке. Позже он снял фильмы с Жаном Ренуаром. Взятый в плен в 1940 году, он сбежал с третьей попытки в 1943 году и впоследствии присоединился к подпольной организации для помощи заключенным и беглецам. В 1945 году он сфотографировал освобождение Парижа с группой профессиональных журналистов, а затем снял документальный фильм «Возвращение».В 1947 году вместе с Робертом Капой, Джорджем Роджером, Дэвидом «Чимом» Сеймуром и Уильямом Вандивертом он основал компанию Magnum Photos. После трех лет путешествий по Востоку в 1952 году он вернулся в Европу, где опубликовал свою первую книгу Images la Sauvette (опубликованную на английском языке как The Decisive Moment). Он объяснил свой подход к фотографии следующим образом: «Для меня фотоаппарат — это альбом для набросков, инструмент интуиции и спонтанности, мастер мгновения, который, с визуальной точки зрения, одновременно задает вопросы и решает.Именно благодаря экономии средств достигается простота выражения ». С 1968 года он начал сокращать свою фотографическую деятельность, предпочитая сосредоточиться на рисовании и живописи. В 2003 году вместе с женой и дочерью он создал Фонд Анри Картье-Брессона. Картье-Брессон получил необычайное количество премий, наград и почетных докторских степеней в Париже за сохранение своих работ. Он умер в своем доме в Провансе 3 августа 2004 года, за несколько недель до своего 96-летия.

Источник: Magnum Photos


Его техника: Картье-Брессон почти исключительно использовал 35-миллиметровые дальномерные фотоаппараты Leica, оснащенные обычными 50-миллиметровыми линзами, а иногда и широкоугольными для пейзажей.Он часто обматывал хромированный корпус камеры черной лентой, чтобы сделать его менее заметным. С быстрыми черно-белыми пленками и резкими линзами он мог фотографировать почти незаметно, чтобы запечатлеть события. Камеры миниатюрного формата, которые больше не были связаны огромной пресс-камерой 45 или неудобной двухлинзовой зеркальной камерой среднего формата, дали Картье-Брессону то, что он назвал «бархатной рукой [и] ястребиным глазом». Он никогда не фотографировал со вспышкой — практика, которую он видел как «[i] mpolite … как прийти на концерт с пистолетом в руке.«Он верил в компоновку своих фотографий в видоискателе, а не в темной комнате. Он продемонстрировал это убеждение, напечатав почти все свои фотографии только в полнокадровом режиме и полностью без кадрирования или других манипуляций в темной комнате. Более того, он подчеркнул, что его отпечатки не были обрезаны, настаивая на том, что они включают первый миллиметр или около того неэкспонированного прозрачного негатива вокруг области изображения, что приводит после печати к черной рамке вокруг позитивного изображения.

Картье-Брессон работал исключительно в черно-белом цвете, за исключением нескольких неудачные попытки в цвете.Он не любил проявлять или делать свои собственные отпечатки и проявлял значительное отсутствие интереса к процессу фотографии в целом, сравнивая фотографию с маленькой камерой с «мгновенным рисованием». Технические аспекты фотографии были актуальны для него только там, где они позволяли ему выразить то, что он видел: «Постоянные новые открытия в химии и оптике значительно расширяют поле нашей деятельности. Мы должны применить их в нашей технике, чтобы улучшить себя. , но существует целая группа фетишей, связанных с техникой.Техника важна только постольку, поскольку вы должны овладеть ею, чтобы передать то, что вы видите … Камера для нас — инструмент, а не симпатичная механическая игрушка. В точном функционировании механического объекта, возможно, есть бессознательная компенсация тревог и неуверенности повседневных усилий. В любом случае люди слишком много думают о технике и мало о зрении ».

Он положил начало традиции тестирования новых объективов для фотоаппаратов, фотографируя уток в городских парках.Он никогда не публиковал изображения, но называл их «моим единственным суеверием», поскольку считал это «крещением» объектива. Картье-Брессон считается одной из самых скромных личностей в мире искусства. Он не любил публичность и демонстрировал свирепую застенчивость с тех пор, как скрывался от нацистов во время Второй мировой войны. Хотя он сделал много известных портретов, его собственное лицо было мало известно миру (что, по-видимому, имело то преимущество, что позволяло ему спокойно работать на улице).Он отверг чужие применения термина «искусство» к своим фотографиям, которые, по его мнению, были просто его внутренней реакцией на моменты времени, с которыми он столкнулся. «В фотографии самая маленькая вещь может стать отличным объектом. Маленькая человеческая деталь может стать лейтмотивом».

Источник: Википедия

Анри Картье-Брессон: Путешественник

На приведенной выше карте, иллюстрирующей обширные путешествия Анри Картье-Брессона, указаны географические места, где были сделаны фотографии для нашей распродажи.

Интуиция Анри Картье-Брессона проявляется во всей его родной Франции, где он сделал определяющие карьеру изображения, в том числе Rue Mouffetard и Hyères и многие другие. Вдохновленные вездесущей радостью жизни , картины Франции Картье-Брессон создают коллективный портрет страны на протяжении всего двадцатого века, оживляя каждую обстановку, от сельской paysage в Briançon до шумных улиц Парижа.Снимая дома или за границей, Картье-Брессон считал, что самые яркие снимки получаются из знакомых мест, и, возможно, именно глубокое знание заезженных улиц Парижа позволяет зоркому глазу фотографа так умело запечатлеть город. Примечательно, что семейный дом Картье-Брессона находился на улице Лиссабон, недалеко от вокзала Сен-Лазар, где в самом начале его карьеры, в 1932 году, была сделана одна из его самых узнаваемых фотографий — за вокзалом Сен-Лазар .

Анри Картье-Брессон Йер, Франция , 1932
Слева:
Анри Картье-Брессон Бриансон, Прованс-Альпы-Лазурный берег, Франция , 1951; Справа: Анри Картье-Брессон Альберто Джакометти, rue d’Alésia, Париж , 1961

По заданию для таких изданий, как Holiday и Harper’s Bazaar , Анри Картье-Брессон исследовал города, кварталы и поселки Италии, раскрывая уникальное очарование страны читателям журналов.Для Harper’s Bazaar Картье-Брессон отправился в Рим осенью 1951 года, а позже в том же году Сканно, чтобы захватить город на Рождество. В 1953 году Картье-Брессон отправился на задание Holiday . Предпосылка журнала в течение тридцатилетнего существования, с 1946 по 1977 год, заключалась в том, чтобы рассылать дуэты писателей и фотографов для создания динамичных и увлекательных репортажей без ограничений стиля, бюджета или количества страниц.

Обладая этой творческой свободой, Картье-Брессон много путешествовал по Италии и по Европе со своей первой женой Ратной Мохини и писательницей Инге Моратой, вероятно, запечатлев такие изображения, как Torcello в Венецианской лагуне .Такие поездки открывали не только природный ландшафт Италии, но и ее социальный ландшафт, а уникальная способность Картье-Брессона находить интуитивную прозорливость и юмор жизни привела его к моментам, как ребенок радостно сталкивается с одним лучом света и мужчиной. осторожно выглядывая из витрины своего магазина, оба запечатлены в Риме.

Анри Картье-Брессон Торчелло в Венецианской лагуне, Италия , 1953

В 1933 году, всего за три года до начала гражданской войны в Испании, Картье-Брессон отправился в Испанию со своей недавно купленной камерой Leica и сделал снимки, которые оказались мощными и непреходящими рекордами того времени.Экспериментируя с формальными элементами кубизма и сюрреализма, Картье-Брессон деликатно переплел художественное выражение с гуманистическими взглядами, чтобы наполнить свои картины очевидного конфликта в Испании сочувствием и жизненной силой. Картье-Брессон продолжал ездить в Испанию в последующие годы, а в 1937 году он вернулся, чтобы снять документальный фильм Victorie de la vie (Возвращение к жизни), , который был создан для поддержки республиканской программы оказания медицинской помощи. Картье-Брессон снял еще два документальных фильма во время гражданской войны в Испании: С бригадой Авраама Линкольна в Испании , 1937 и L’espagne Vivra , 1938.

Анри Картье-Брессон Севилья, Испания , 1933

Путешествуя по Соединенному Королевству и Ирландии с многочисленными репортажными заданиями, Анри Картье-Брессон заполнил сотни пленок изображениями, передающими как нюансы общества, так и важные моменты времени, в частности, включая коронацию короля Георга VI в 1937 году. Коронация была первой работой Картье-Брессона в Ce Soir , коммунистической ежедневной газете, в результате чего ему было поручено заполнить страницы Regards , иллюстрированный еженедельник.Полученные фотографии знаменуют поворотный момент в британской истории: отречение короля Эдуарда VIII, приход на престол его младшего брата и неопределенность войны на горизонте.

Анри Картье-Брессон Графство Керри, Ирландия , 1952
Слева:
Анри Картье-Брессон Коронация короля Георга VI, Лондон , 1937 г .; Справа: Анри Картье-Брессон Ирландия , 1962

Пятнадцать лет спустя, работая над выпуском Harper’s Bazaar за сентябрь 1952 года, Картье-Брессон отправился в Дублин, Ирландия, чтобы сфотографировать конный аукцион на знаменитом ипподроме Карра.Это возвращение в регион произошло всего через пять лет после создания Магнума и всего через семь лет после завершения Второй мировой войны. Десять изображений, включенных в журнал, превозносили то, как люди вернулись к наслаждению простыми радостями жизни. В обоих этих заданиях, разделенных более чем десятилетием, Картье-Брессон захватил зрителей, а не зрелище.

Анри Картье-Брессон впервые отправился в Индию в декабре 1947 года, пройдя по морю из Англии 6888 морских миль.По прибытии он столкнулся с новой независимой страной, жители которой испытывали растущую напряженность из-за религиозного раздела Индии и Пакистана. Во время этого конфликта Картье-Брессон запечатлел одно из своих самых известных изображений, Сринагар, Кашмир , 1948, на котором мусульманские женщины молятся на холме Хари Парбал, а восходящее солнце освещает Гималаи.

Анри Картье-Брессон Сринагар, Кашмир , 1948
Анри Картье-Брессон Секретарь Ганди наблюдает за первым огнем погребального костра, Дели, Индия , 1948

В частности, в январе 1948 года Картье-Брессон встретился с Махатмой Ганди и задокументировал церемониальное прерывание шестидневного поста, которое Ганди предпринял как призыв к восстановлению мира.Всего через девяносто минут после их встречи 30 января Ганди был убит, а Картье-Брессон со своей камерой Leica стал свидетелем истории, запечатлев непосредственное горе и последующие действия по кремации Ганди и рассеиванию его праха. Общенациональный траур выразительно передан в изображении погребального костра Ганди. Это освещение последних дней Ганди катапультировало статус Картье-Брессона как ведущего фотожурналиста, увеличив спрос на его фотографии со стороны ведущих изданий, включая LIFE , Harper’s Bazaar , Now и The New York Times Magazine .В течение следующих 40 лет Картье-Брессон продолжал возвращаться в Индию, совершив шесть поездок в течение 1987 года.

Анри Картье-Брессон ездил в Китай для журнала LIFE дважды, в 1948 и 1958 годах, каждый раз ловко запечатлевая гуманистическим взглядом страну в период политических и экономических перемен. Во время своей первой поездки, которая состоялась с конца 1948 по начало 1949 года, Картье-Брессон стал свидетелем и задокументировал завершение гражданской войны между Националистической партией Китая (также известной как Гоминьдан) и Коммунистической партией Китая во главе с Мао Цзэдуном. .Десять лет спустя, во время своей второй поездки в 1958 году, он совершил обширное четырехмесячное 7000-мильное турне по стране в начале коммунистической кампании «Большой скачок вперед». Основанная на пятилетнем плане СССР, эта экономическая и социальная повестка дня включала коллективизацию сельского хозяйства и быструю индустриализацию его преимущественно сельского аграрного населения. «С той проницательностью, которой он славится, — заявил LIFE , — Картье-Брессон показал, как индивидуально реагируют китайцы и живут в условиях навязанного им деспотического режима.«Действительно, на протяжении всей карьеры Картье-Брессона именно его теплая личная перспектива придает его фотографиям уважение ко всему человечеству.

Анри Картье-Брессон Гоминьдан призывает новобранцев к оружию, Пекин, Китай , 1948 год

Получив разрешение правительства посетить СССР, Анри Картье-Брессон, приложивший к заявлению на визу копию The Decisive Moment , летом 1954 года вместе со своей женой Ратной Мохини отправился в Москву.Они почти не говорили по-русски, их сопровождал государственный переводчик, который также выполнял функции их гида. Фотографии поездки Картье-Брессона запечатлели повседневную жизнь: школы, фабрики, стадионы и концертные залы, легли в основу его книги Москва , изданной Delpire в 1954 году, и The People of Moscow Саймона. И Шустер в 1955 году. Затем Картье-Брессон вернулся в 1973 году, заявив: «Спустя девятнадцать лет после первой поездки мне очень хотелось вернуться и еще раз посетить Россию.Нет ничего более показательного, чем сравнение страны с самой собой, улавливая ее различия и пытаясь обнаружить нить ее преемственности ».

Анри Картье-Брессон Лебединое озеро, Большой театр, Москва, СССР , 1954

Анри Картье-Брессон сфотографировал Соединенные Штаты больше, чем любой другой народ. Обращая внимание на обширный ландшафт и разнообразное население Соединенных Штатов, Картье-Брессон ездил по пересеченной местности в 1947 году и снова в 1960 году.Одновременно с поездкой в ​​1947 году Картье-Брессон сфотографировал портреты художников и писателей для Harper’s Bazaar , в том числе William Faulkner . Кроме того, во время этой поездки было сделано множество необычных, но малоизвестных фотографий таких мест, как Натчез, Миссисипи , Сан-Антонио, Техас и Таос, Нью-Мексико .

Анри Картье-Брессон Натчез, Миссисипи , 1947
Слева:
Анри Картье-Брессон Пасхальное воскресенье в Гарлеме , 1947 г .; Справа: Анри Картье-Брессон Гранд-стрит, Бруклин , 1947

Картье-Брессон также был частым гостем в Нью-Йорке, и работы этой группы, снятые в районах от Нижнего Ист-Сайда до Гарлема и Бруклина, демонстрируют близкое знакомство с городом.Американская культура вышла на первый план в середине века, и интерес к тому, как американцы жили и работали, привел фотографии Соединенных Штатов Картье-Брессона на страницы Paris Match , Réalités , Jours de France, Queen и других международных изданий. журналы.

Анри Картье-Брессон отправился в Мексику в начале своей карьеры, записавшись фотографом в экспедицию 1935 года по нанесению на карту Панамериканского шоссе. Пока проект не был реализован, Картье-Брессон решил остаться в Мехико, подружившись и живя с великим писателем Лэнгстоном Хьюзом в районе Ла Канделария, где были сделаны многие из его самых знаковых фотографий в Мексике.

Анри Картье-Брессон Calle Cuauhtemoctzin, Мехико, Мексика , 1934

Мексика была плодородной почвой для многих художников того времени, в том числе для Мануэля Альвареса Браво, с которым Картье-Брессон делил выставку во Дворце изящных искусств в Мехико в 1935 году.

Работы Анри Картье-Брессона: «Глаз века» будут выставлены в Париже, Гонконге , и Нью-Йорке до нью-йоркского аукциона 12 ноября, ранее он побывал в Лондоне и Лос-Анджелесе.

Анри Картье-Брессон создал термин «Решающий момент»

Анри Картье-Брессон

был своего рода загадкой. Почти как будто он даже не хотел быть фотографом часть своей жизни. Но я думаю, что многие из нас могут относиться к этому, поскольку в своей жизни сделали несколько карьер. Он действительно дожил до ста лет, так что у него было много времени, чтобы вникнуть в разные интересы.

© Анри Картье-Брессон

Анри Картье-Брессон — Художественная журналистика

Его имя кажется синонимом Leica.Но он был простым человеком во всех аспектах своей жизни. Leica в то время действительно соответствовала всем требованиям. Конечно, Kodak Brownie или большой формат не подошли бы для его стиля скрытности и путешествий налегке. Выбор в то время был ограничен, такова была новая Leica. Будь то M2 или M3 , большая часть его работы связана с этим новомодным 35 мм.

Анри Картье-Брессон был французским фотографом, чьи гуманные, спонтанные фотографии помогли сделать фотожурналистику видом искусства.Он родился 22 августа 1908 года в Шантелу, Франция. Пионер фотожурналистики, Картье-Брессон путешествовал по миру со своей камерой, полностью погружаясь в свое нынешнее окружение. Считается одним из крупнейших художников 20-го века, он освещал многие крупнейшие мировые события от гражданской войны в Испании до французских восстаний 1968 года.

© Анри Картье-Брессон

Сила в фотографии

Широко признанный Анри Картье-Брессон, один из ведущих художников ХХ века, родился 22 августа 1908 года в Шантелу, Франция.Картье-Брессон получил образование в Париже и рано полюбил литературу и искусство. Творчество, безусловно, было частью его ДНК. Его прадед был художником, а дядя — известным печатником. Даже его отец баловался рисованием. Подростком Картье-Брессон восстал против формального поведения своих родителей. В начале взрослой жизни его политика сместилась в сторону коммунизма,… довольно ярости в то время, и не такой уж редкости для того времени. Но в центре его жизни оставалось искусство.В 1927 году он начал двухлетнее обучение живописи у известного раннего кубиста Андре Лота, затем переехал в Кембриджский университет, чтобы еще больше погрузиться в курсы искусства и литературы.

Париж и Анри Картье-Брессон

Вдохновленный авангардной сценой, развивающейся в Париже, и только что после своего освобождения из армии, которая разместила его недалеко от Парижа, Картье-Брессон отправился в Африку в 1931 году, чтобы охотиться на антилоп и кабан. Картье-Брессон, не заинтересованный в том, чтобы есть то, что он убил, в конце концов устал от этого вида спорта и бросил его.Но Африка подогревала у него еще один интерес: фотография. Он экспериментировал с простым домовым, который получил в подарок, фотографируя новый мир вокруг себя. Для Картье-Брессона существовала прямая параллель между его старым увлечением и его новым.

Картье-Брессон — Охотник за человечеством

«Я обожаю фотографировать», — заметил он позже. «Это как быть охотником. Но некоторые охотники — вегетарианцы, и это мое отношение к фотографии ». Короче говоря, как вскоре обнаружат его разочарованные редакторы, Картье-Брессон предпочитал делать снимки, а не печатать и демонстрировать свои работы.Как будто его не волновало, увидит ли кто-нибудь то, что он выстрелил.

© Анри Картье-Брессон

Вернувшись во Францию ​​в конце того же года, Картье-Брессон купил свою первую 35-миллиметровую камеру Leica, простой стиль и потрясающие результаты которой помогли определить творчество фотографа. Фактически, до конца его жизни подход Анри Картье-Брессона к фотографии оставался почти таким же. Он ясно выразил свое презрение к расширенному изображению, которое было усилено искусственным освещением, эффектами темной комнаты или даже кадрированием.Картье-Брессон считал, что все правки должны производиться сразу после создания изображения. Его оборудование часто было небольшим: 50-миллиметровый объектив и, если он нуждался, более длинный 90-миллиметровый объектив.

Экспонаты

Картье-Брессон быстро стал фотографом. К середине 1930-х годов он демонстрировал свои работы на крупных выставках в Мексике, Нью-Йорке и Мадриде. Его изображения раскрыли ранние необработанные возможности уличной фотографии и фотожурналистики в целом. Во время выставки своих гравюр в Нью-Йорке в 1935 году Картье-Брессон подружился с другим фотографом, Полом Страндом, который начал экспериментировать с кинопленкой.Вдохновленный увиденным, Картье-Брессон отказался от фотографии и вернулся во Францию, где устроился помощником французского режиссера Жана Ренуара. В течение следующих трех лет Картье-Брессон работал над несколькими фильмами Ренуара, в том числе над его самым признанным критиками «Реглем дю Жё» (1939). Но журналистский уклон Картье-Брессона не годился для постановки художественных фильмов.

© Анри Картье-Брессон

Вторая мировая война

Его собственная жизнь резко изменилась в 1940 году после вторжения Германии во Францию.Картье-Брессон присоединился к армии, но вскоре был захвачен немецкими войсками и отправлен в лагерь для военнопленных на следующие три года. Он несколько раз пытался сбежать, и, наконец, сбежал. Картье-Брессон сбежал навсегда и сразу же вернулся к фотографии и съемкам. Он создал фотоотдел сопротивления. Он был заказан Соединенными Штатами снять документальный фильм о возвращении французских военнопленных.

Вскоре после войны Картье-Брессон отправился на восток, проведя значительное время в Индии.Он встретился и сфотографировал Махатму Ганди незадолго до его убийства в 1948 году. Последующая работа Картье-Брессона по документированию смерти Ганди. Его непосредственное воздействие на страну стало одним из самых ценных фоторепортажей журнала Life Magazine.

Фотожурналистика

Его работа по укреплению фотожурналистики как законной новости и искусства вышла за рамки того, что он делал за камерой. В 1947 году он объединился с Робертом Капой, Джорджем Роджером, Дэвидом «Чимом» Сеймуром и Уильямом Вандивертом и основал Magnum Photos, одно из ведущих фотоагентств мира.

Решающий момент

Жажда странствий в душе, интерес Анри Картье-Брессона к миру привел его в трехлетнюю одиссею по Азии. Когда фотограф вернулся во Францию ​​в 1952 году, он опубликовал свою первую книгу «Решающий момент», богатую коллекцию его работ за два десятилетия.

© Анри Картье-Брессон

Что еще более важно, возможно, книга закрепила за Картье-Брессоном сердце как фотографа. На протяжении своей долгой карьеры он возил свою Leica по всему миру, чтобы задокументировать и продемонстрировать триумф и трагедию во всех их проявлениях.Он был там во время гражданской войны в Испании и китайской революции. Он задокументировал коронацию Георга VI и рассказал историю хрущевской России. Его сюжеты варьировались от Че Гевары до Мэрилин Монро, в то время как клиенты его журнала использовали широкий спектр, в том числе не только Life, но и Harper’s Bazaar, Vogue (что удивительно, но не многие знали, поскольку он не был «модным фотографом») и многие другие.

В 1966 году Картье-Брессон покинул Magnum и начал заниматься рисованием и живописью. Его презрение к интервью и отказ много говорить о своей предыдущей карьере фотографа.Но, похоже, он был доволен тем, что зарылся в свои записные книжки, зарисовывая пейзажи.

Фонд

В 2003 году Картье-Брессон вместе со своей женой и дочерью сделал важный шаг в сохранении своего наследия как художника, создав Фонд Анри Картье-Брессона в Париже, чтобы сохранить свои работы. . В более поздние годы он также будет награжден многочисленными наградами и почетными докторскими степенями за свою работу.

Всего за несколько недель до своего 96-летия Анри Картье-Брессон скончался в своем доме в Провансе 3 августа 2004 года. Find Leica M2

Анри Картье-Брессон — 20 работ

Анри Картье-Брессон (французский: [kaʁtje bʁɛsɔ̃]; 22 августа 1908 г. — 3 августа 2004 г.) был французским фотографом-гуманистом, считавшимся мастером откровенной фотографии и одним из первых пользователей 35-мм пленки. Он был пионером в жанре уличной фотографии и рассматривал фотографию как способ запечатлеть решающий момент. Его работы повлияли на многих фотографов.

Анри Картье-Брессон родился в Шантелуп-ан-Бри, Сена и Марна, Франция, он был старшим из пяти детей. Его отец был богатым фабрикантом текстиля, чья нить Cartier-Bresson использовалась во французских швейных наборах. Семья его матери была торговцами хлопком и землевладельцами из Нормандии, где Генри провел часть своего детства. Семья Картье-Брессон жила в буржуазном районе Парижа, на улице Лиссабон, недалеко от площади Европы и парка Монсо. Его родители поддерживали его финансово, поэтому Анри мог заниматься фотографией более свободно, чем его современники.Анри тоже рисовал.

Молодой Анри делал снимки в отпуске с помощью коробочного домового; Позже он экспериментировал с камерой обзора 3 × 4 дюйма. Он был воспитан в традиционной французской буржуазной манере, и от него требовалось обращаться к родителям с формальным vous, а не tu. Его отец предполагал, что его сын возьмется за семейный бизнес, но Анри был очень волевым и опасался такой перспективы.

Картье-Брессон посещал École Fénelon, католическую школу, готовившую учеников для лицея Кондорсе.Гувернантка по имени «мисс Китти», которая приехала из-за Ла-Манша, привила ему любовь и компетентность в английском языке. Наблюдатель поймал его за чтением книги Рембо или Малларме и сделал ему выговор: «Давайте не будем нарушать учебу!». Картье-Брессон сказал: «Он использовал неформальное« ту », что обычно означало, что тебя собираются хорошенько побить. Но он продолжал:« Ты будешь читать в моем офисе ». Что ж, ему не пришлось повторять это предложение ».

После попытки изучить музыку, Картье-Брессон познакомил с масляной живописью его дядя Луи, одаренный художник.Но уроки рисования были прерваны, когда дядя Луи погиб во время Первой мировой войны.

В 1927 году Картье-Брессон поступил в частную художественную школу и Академию Лхоте, парижскую студию художника-кубиста и скульптора Андре Лота. Стремление Лотэ состояло в том, чтобы объединить подход кубистов к реальности с классическими художественными формами; он хотел связать французскую классическую традицию Николя Пуссена и Жака-Луи Давида с модернизмом. Картье-Брессон также изучал живопись у светского портретиста Жака Эмиля Бланша.В этот период он читал Достоевского, Шопенгауэра, Рембо, Ницше, Малларме, Фрейда, Пруста, Джойса, Гегеля, Энгельса и Маркса. Лот водил своих учеников в Лувр, чтобы изучать художников-классиков, и в парижские галереи, чтобы изучать современное искусство. Интерес Картье-Брессона к современному искусству сочетался с восхищением творчеством мастеров эпохи Возрождения: Яна ван Эйка, Паоло Уччелло, Мазаччо, Пьеро делла Франческа. Картье-Брессон считал Лота своим учителем «фотографии без фотоаппарата».

Хотя Картье-Брессон разочаровался в «основанном на правилах» подходе Лота к искусству, строгая теоретическая подготовка позже помогла ему выявить и решить проблемы художественной формы и композиции в фотографии.В 1920-х годах школы фотографического реализма появлялись по всей Европе, но у каждой из них был свой взгляд на направление, в котором должна двигаться фотография. Сюрреалистическое движение, основанное в 1924 году, стало катализатором этой смены парадигмы. Картье-Брессон начал общаться с сюрреалистами в кафе «Сирано» на площади Бланш. Он встретился с рядом ведущих героев движения и был привлечен к технике сюрреалистов, использующей подсознательное и непосредственное влияние на их работу.Историк Питер Галасси объясняет:

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с непортированной лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →


Подробнее .

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.