Аркадий шайхет: Страница не найдена

Фронтовые фотографы и их шедевры. Аркадий Шайхет

Аркадий Шайхет не только прошёл всю войну с фотоаппаратом в руках, но, по свидетельствам очевидцев, даже участвовал в боях. Удостоен боевого ордена Красного Знамени за то, что в 1944 году под Кёнигсбергом вместе с шофёром на редакционной машине Шайхет вывез раненых с поля боя. Такая вовлечённость лишь помогала фотокору схватывать на лету самые неожиданные сюжеты, превращая их в культовые снимки.

Аркадий Шайхет

Аркадий Самойлович Шайхет (урожденный — Абрам Шойхет) родился 28 августа 1898 год в Николаеве (ныне Украина) в небогатой армяно- еврейской семье.

Закончил 4 класса начальной школы. Не смог поступить в гимназию из-за существовавшего в те годы образовательного ценза для евреев, поэтому начал работать подручным слесаря на Николаевском судостроительном заводе.

В Гражданскую войну служил в Красной Армии в духовом оркестре.

В 1922-1924 годах работал ретушёром в частной фотографии «Рембрандт» в Москве. Именно в это время видный советский чиновник, ответственный секретарь РОСТА Дмитрий Бразуль, разглядевший в А. Шайхете склонность к творчеству, посоветовал ему обратить внимание на жанр фоторепортажа, что оказало решающее влияние на его дальнейший жизненный путь.

Летом 1923 года его пригласили в редакцию еженедельного журнала «Московский пролетарий», и в течение нескольких последующих лет его фотографии украшали обложку и центральный разворот этого издания.

С 1924 года сотрудничал с журналами («Огонёк», «СССР на стройке», «Наши достижения»).

С 1938 года работал в «Иллюстрированной газете».

Во время Великой Отечественной войны много снимал на фронте как корреспондент газеты «Фронтовая иллюстрация». Фотографии Шайхета публиковались в газетах «Правда», «Красная звезда», «Комсомольская правда».

Одним из первых его снимков военного времени стал кадр, запечатлевший испуганных женщин и детей на перроне станции метро «Маяковская» во время воздушной тревоги.

Аркадий Шайхет. Женщины с детьми в бомбоубежище на станции метро «Маяковская» в Москве. Январь 1942 г.

Снимки, которые Шайхет сделал на передовой, часто строятся на укрупненном изображении главного героя, на них – человеческое страдание и отвага, боль и героизм. Сожженные избы, разрушенные храмы, бойцы во время кратких передышек между боями…

Аркадий Шайхет. Сын полка Ваня Козлов в окружении красноармейцев на отдыхе. Польша. 16.12.1944 г.

Шайхет участвовал в боях наряду с красноармейцами. Запечатлел эпизоды битвы под Москвой, Сталинград (здесь в 1942 году был сделан его знаменитый снимок «Политрук»), Курскую дугу и сражения в Белоруссии. Аркадий Шайхет. Политрук. Атака стрелковых частей (пехоты) Красной армии в районе Сталинграда. 1942 г.

Закончил войну Аркадий Шайхет в Берлине, а летом 1945 года уже снимал встречу победителей на Белорусском вокзале. Аркадий Шайхет. Встреча воинов-победителей на Белорусском вокзале в Москве. 1945 г.

  • Аркадий Шайхет. Встреча воинов-победителей на Белорусском вокзале в Москве. 1945 г/
  • Аркадий Шайхет. Встреча эшелона с воинами-победителями на Белорусском вокзале в Москве. 1945 г.
  • Аркадий Шайхет. Встреча эшелона с воинами-победителями на Белорусском вокзале в Москве. 1945 г.

Награжден орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

09.05.2020 11:51 12+

Аркадий Шайхет «Фотографии 1932-1941»

ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ
ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ
МУЛЬТИМЕДИА АРТ МУЗЕЙ, МОСКВА
МУЗЕЙ «МОСКОВСКИЙ ДОМ ФОТОГРАФИИ»

представляют выставку

АРКАДИЙ ШАЙХЕТ «ФОТОГРАФИИ 1932-1941»

В рамках программ «Классики российской фотографии» и «История России в фотографиях»

Стратегический партнер Музея: НОВАТЭК

Аркадий Шайхет – один из самых ярких представителей блистательной плеяды русских фотографов-модернистов начала XX века, наряду с Александром Родченко, Борисом Игнатовичем, Георгием Петрусовым, Михаилом Прехнером, Максом Пенсоном и др. , в то же время всегда занимавший в ней особое место. МАММ продолжает программы «Классики российской фотографии» и «История России в фотографии», над которыми музей работает с 1997 года, и представляет третью часть проекта, посвященного творчеству фотографа. Открытие первой выставки – «Аркадий Шайхет. Начало. 1923-1927» состоялось в 2010 году («Фотобиеннале 2010»). В рамках «Фотобиеннале 2012» была показана вторая часть ретроспективы, охватившая период с  1928 по 1931 год — невероятно насыщенного и драматичного времени в истории страны. Третья выставка «Аркадий Шайхет. Фотографии 1932-1941» станет настоящим открытием, даже для поклонников творчества фотографа. Она включает как снимки, являющиеся визитной карточкой  Шайхета, например, знаменитые «Экспресс», «Трактор и самолет», «Красноармейская купальня», так и работы, до сих пор неизвестные публике, большинство из которых впервые напечатаны как выставочные отпечатки с авторских негативов.

«В 1931-1932 гг. образовалось Российское объединение пролетарских фотографов (РОПФ), Аркадий Шайхет активно участвовал в его работе. Александр Родченко стал одним из руководителей группы «Октябрь». Несмотря на различия во взглядах, фотографы этих групп постоянно взаимодействовали, использовали опыт друг друга в творчестве и были искренни в отстаивании собственного мнения.

Однако наступил переломный момент: фотография, как и все официальное искусство 1930-х, реализовывала лозунг «Страна должна знать своих героев». Открытые поиски форм закончились. Авторская индивидуальность, самореализация как таковая уже не были основной заботой творческого человека. На первый план вышли пропаганда и агитация, создание нового образа страны. Но талант, навык и профессионализм остались. Все это проявилось на новом этапе творчества Аркадия Шайхета.   

Архивные фотографии и негативы приходилось уничтожать – состояние архивов фотокорреспондентов тщательно контролировалось. Не стало Рыкова и Бухарина (его Шайхет снимал особенно часто), Зиновьева и Каменева, Радека и Тухачевского – не стало и их изображений. В семейном архиве остались лишь нейтральные фигуры: Луначарский, Киров, Крупская, Горький, Дзержинский, Ярославский и другие. Аркадий Шайхет проявлял и печатал снимки дома. В этом ему помогала вся семья: промывали, накатывали фотографии на стекло, глянцевали, обрезали. Сын Анатолий занимался ретушью.

С 1930 года Аркадий Шайхет делал материалы для журналов «СССР на стройке», «Наши достижения», « На стройке МТС и совхозов», «Прожектор», «За рулем», «Советское фото»; для газет «Правда» (для этого издания он снимал «Встречу челюскинцев»), «Фотокор»,  для различных иллюстрированных изданий  Жургазобъединения.

С головой погрузившись в работу, он постоянно ездил на съемки по линии Союзфото и Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. География командировок Шайхета – это география Советского Союза. Вот только перечень поездок за 1937 год: Хабаровск, Владивосток, Гродеков, Ханка, Ворошилов, Симферополь, Ялта, Севастополь, Запорожье, Ленинград, Лозовая, Харьков, Баку, Минеральные Воды, Днепропетровск, Киев…

В 1938 году Аркадий Шайхет был уволен из редакции журнала «Огонек», его перестали печатать в журналах «Советское фото» и «СССР на стройке». В сентябре он устроился в новое  издание «Иллюстрированная газета».  А в 1939 году Шайхет сделал свой лучший снимок, а точнее сказать ‒ фотокартину ‒ «Экспресс», создав образ страны, устремленной в прекрасное будущее.

В 1932-1941 гг. работы Аркадия Шайхета публиковались художественных «парадных» книгах-альбомах. В их числе ‒ «Советские субтропики» (1934), «Рабоче-крестьянская красная армия» (1934), «10 лет Узбекистана» (1935), «Индустрия социализма» (1935), «О железнодорожном транспорте СССР» (1935), «Пищевая индустрия» (1936), «Поколение победителей» (1936), «Первая Конная» (1936), «20 лет советской власти» (1936), «Советская детвора» (1936), «Советский Таджикистан» (1937), «Пищевая индустрия» (1937), «Жены инженеров» (1937), «Москва реконструируется» (1938), «Смотр побед социалистического сельского хозяйства» (1940), «К 20-летию Казахстана» (1940).

Для выставки, знакомящей с  достижениями страны социализма в США, в 1939-1940 годах были выпущены альбомы «Колхоз», «Советская фотография», «Советская Арктика», «Советская Авиация» и другие. Фотографии Аркадия Шайхета вошли и в эти издания.

Много работая для периодики, Шайхет участвовал во Всесоюзных выставках – в 1936 году он удостоен диплома I степени на Первой Всеукраинской выставке фотоискусства в Киеве, в 1937 – 1938 гг. – представляет свои фотографии на Первой Всесоюзной выставке фотоискусства, в том числе показывает выдающуюся работу «Киевский вокзал», и получает диплом I степени. По линии ВОКС Шайхет выставляется и за рубежом: в 1935 году на XXX Международном салоне в Париже, в 1936-м – в IX  интернациональном Салоне в Антверпене, в 1937-м – участвует в выставке «Современная российская фотография» в Лондоне».  (Мария Жотикова-Шайхет)

Аркадий Шайхет: снимки, которые потрясли мир

Аркадий Шайхет
(1898 — 1959 гг.)

Одна из знаменитых фигур в истории советского фоторепортажа, признанный мастер «правдивого» отражения советской действительности, снимки которого — фотоэнциклопедия жизни в СССР в первой половине XX века.


Жизнь и творчество

Аркадий Шайхет (Абрам Шойхет) родился на юге России в 1898 году в небогатой семье. Его отец развозил пиво, а мать шила шляпы и вела хозяйство. Мальчик был четвертым ребенком в семье и не получил последовательного образования, закончив лишь четыре класса школы. Образовательный ценз по национальному признаку позволял только одному ребенку в еврейской семье получить среднее образование, но и безо всякого ценза средств на обучение всех детей у семьи все равно не было.

В двенадцать лет Шойхет устроился подручным слесаря на Николаевский судостроительный завод. Там он провел следующие пять лет, а возможно, провел бы и остаток жизни, но начались смутные времена: Первая Мировая война, волнения, революция, гражданская война. Абрам Шойхет отправился на фронт. Служил он в духовом оркестре, пока не заболел тифом. После окончания войны будущий фотограф сменил имя и, как и многие молодые люди того времени, отправился в Москву. Шел 1922 год.

Жить в столице было непросто, но для молодого человека с минимумом потребностей и сильным характером – возможно. Первая же работа, на которую удалось устроиться Шайхету, определила всю его дальнейшую жизнь. Он пошел работать в фотостудию с громким названием «Рембрандт», которая распологалась на Сретенке. Сам Аркадий Шайхет вспоминал об этом так:

«В конце 1922 года, я устроился ретушером к частному фотографу на Сретенке в фотоателье «Рембрант». Может быть, так и протекала бы моя жизнь в задней комнатушке ателье за столом ретушера, если бы не случай. Один опытный журналист посоветовал мне перейти на фоторепортаж… Вооружившись универсальной камерой размером 9х12 с выдвижным мехом, я, полный молодого задора, приступил к работе. Первые мои снимки появились в популярной у москвичей «Рабочей газете». Для пробующего свои силы фоторепортера это было хорошим началом».

Опытным журналистом, разгадавшем в ретушере будущего большого фотографа, был Дмитрий Бразуль, руководитель РОСТа. Он же посоветовал Шайхету отнести свои фото не только в «Рабочую газету», но и в журналы «Красная нива» и «Московский пролетарий». Работы молодого автора быстро привлекли внимание – его мастерство росло с каждым днем. К тому же, Шайхету была близка и актуальная для времени тематика, о которой без устали твердили все газеты и журналы, в том числе и «главный орган» — журнал «Советское фото»:

«Сейчас надо снимать правду, не парадную, а будничную… Мы хотим видеть рабочего и крестьянина такими, какие они есть, без сусальных прикрас». Фотографии Аркадия Шайхета стали неизменно появляться в каждом номере «Советского фото», начиная с самого первого, вышедшего в 1926 году.

Фотографии 1924-1926 гг. (18 фото)



Шайхет превосходно справлялся с любыми репортажами – его знали во многих московских редакциях, часто и с удовольствием публиковали. Он снимал первомайские демонстрации, похороны Ленина, Пленум V конгресса Коминтерна.

В 1925 году Михаил Кольцов пригласил фотографа в журнал «Огонек». Работа в «Огоньке» дала невиданные ранее творческие возможности – стоит лишь упомянуть, что специально для редакции «Огонька» был куплен самолет, который позволял фотографам успевать на важные мероприятия практически в любой точке огромной страны. В 1926 году на открытии Шатурской ГРЭС Аркадий Шайхет сделал один из своих самых знаменитых снимков – «Лампочку Ильича». На других снимках Шайхета этого времени — колхозники, красноармейцы, спортсмены.

Впрочем, работа в «Огоньке» не всегда была сплошным праздником — однажды ему пришлось провести четыре месяца на Лубянке. Вот как вспоминал об этом сын фотографа: «Как-то, фотографируя Клару Цеткин — вождя немецкого пролетариата, отец порвал и выбросил неудачный снимок, на котором из-под платья революционерки виднелась нижняя юбка. Кто-то склеил порванный отпечаток и с комментариями: «Вот как некоторые фоторепортеры снимают вождей мировой революции» — отправил куда следует». Шайхета арестовали и, если бы не заступничество всесильного редактора «Огонька» Михаила Кольцова, эта история могла бы закончиться весьма трагически. Отделавшись «легким испугом», Аркадий Шайхет вернулся к профессиональной деятельности.

Первая выставка, в которой принимали участие несколько работ фотографа, была организована Ассоциацией московских фоторепортеров и состоялась в 1926 году. В 1928 году на выставке «Советская фотография за 10 лет» Шайхет выставил уже 60 своих фоторабот, которые получили самые благосклонные отзывы критиков и прессы. В 1931 году фотограф принимал участие в выставке «огоньковских» фотографов в Лондоне. Английские репортажи об этой выставке пестрели словами «выдающиеся», «поразительные», «исключительные», а Бернард Шоу с «большевистской прямотой» заявил, что «…советское искусство оставило далеко позади современное западно-европейское». Летом 1935 года Шайхет вошел в число двадцати трех участников выставки «Мастера советского фотоискусства». В экспозиции было представлено около двадцати его фотографий («Корабль степей» (1934), «Самолет в Колхозе» (1934), «Сортировка зерна» (1933), «Катки» (1930), «Лыжный поход красноармейцев» (1929), «Утренняя зарядка» (1927)).

Главные причины успеха Аркадия Шайхета – фанатичное отношение к работе, невероятная скрупулезность, умение выхватить самую суть момента и выстроить идеальную композицию. Возможности отказаться от задания редакции или просрочить его выполнение для фотографа просто не существовало.

Фотографии 1927-1929 гг. (23 фото)



А задания были самые разные, даже рискованные. Например, во время репортажа о свадьбе процветающего нэпмана (Шайхет запечатлел все ее этапы — от бракосочетания и поздравлений до пьяной драки) «герои» угрожали фотографу физической расправой и обзывали нехорошими словами. А для съемки знаменитых летчиц Гризодубовой, Расковой и Осипенко Шайхету пришлось поработать не только фотографом, но и стилистом – по заданию редакции он отвел знаменитых летчиц в Торгсин и на редакционные же деньги подобрал им подходящие костюмы. Возможно, этим отчасти объясняется искренняя радость моделей на этих весьма удачных снимках. Впрочем, умение войти в контакт, расположить к себе своего героя тоже всегда было сильной стороной Шайхета. В его присутствии люди не чувствовали скованности: на фотографии «На пашне. Село Коломенское» (1927) колхозница спокойно кормит ребенка грудью, «странники» с одноименной фотографии 1925 года так же спокойно пьют чай за неспешным разговором, не обращая на фотографа никакого внимания, что было довольно странно по тем временам — для фотографии полагалось «позировать».

Тем не менее, даже самые «непринужденные» снимки Шайхета были тщательно отрежиссированы. Он ставил пограничника в позу статуи, отыскивал в веренице машин на конвейере единство ритма, а для фотографии «Узбек под новым солнцем» добивался от щек старого узбека, лежащего под кварцем, металлического блеска. В отношении ракурса Шайхет любил верхние точки – для съемки он забирался на крыши, деревья, колокольни. Однажды он залез на крышу Киевского вокзала и провалился там сквозь стекло, но успел за что-то ухватиться и все же сделал нужную фотографию.

Фотографии 1930-1939 гг. (24 фото)


Однако времена менялись, и работа Шайхета в «Огоньке» подходила к концу. Фотограф не вступал в партию и отказывался занимать руководящие должности. Постепенно ему перестали поручать ответственные съемки, и в 1938 году Шайхет был вынужден уйти из «Огонька», которому отдал почти тринадцать лет жизни.

Великую Отечественную войну Шайхет прошел фронтовым фотокорреспондентом. Он работал в «Фронтовой иллюстрации», печатался в «Правде», «Красной звезде», «Комсомольской правде».

Фотографии 1941-1945 гг. (17 фото)



Одним из первых его снимков военного времени стал кадр, запечатлевший испуганных женщин и детей на перроне станции метро «Маяковская» во время воздушной тревоги. Снимки, которые Шайхет сделал на передовой, часто строятся на укрупненном изображении главного героя, на них – человеческое страдание и отвага, боль и героизм. Сожженные избы, разрушенные храмы, бойцы во время кратких передышек между боями… Шайхет участвовал в боях наряду с красноармейцами, а в сражении под Кенигсбергом вместе с шофером на редакционном грузовике вывез с поля боя пятнадцать раненых, за что был награжден орденом Красного Знамени. Шайхет запечатлел эпизоды битвы под Москвой, Сталинград (здесь в 1942 году был сделан его знаменитый снимок «Политрук»), Курскую дугу и сражения в Белоруссии. Закончил войну Аркадий Шайхет в Берлине, а летом 1945 года он уже снимал встречу советских воинов на Белорусском вокзале: радостных и усталых солдат, счастливых детей и восторженных женщин.

После войны Шайхет снова вернулся в «Огонек».

Фотографии 1946-1955 гг. (4 фото)



83. Вид города Жигулевска. Середина. 1950-х гг.


84. Главный конвейер Горьковского автозавода. Автомобили Победа. 1947 г.


85. Целина. Школьники помогают колхозу. 1955 г.


86. Будущие сталевары. Днепродзержинск. 1950 г.


Он много работал, часто выставлялся, но возраст и две войны подорвали его здоровье – у фотографа обострилась полученная в молодости болезнь, он страдал от сердечных приступов и на протяжении нескольких лет перенес три инфаркта. Однако отказаться от любимого дела Аркадий Шайхет не мог. В 1958 году он получил почетный диплом всесоюзной выставки «Фотоискусство СССР за 40 лет». Через год, во время съемки на Тверской улице Москвы А.С. Шайхет скончался от сердечного приступа.Источники публикации (текст + фото):
Стигнеев В.Т.,
«Аркадий Шайхет. Серия Фотографическое наследие», М., Арт-Родник, 2007 г.
Стигнеев В.Т., «Век фотографии. 1984-1994 Очерки истории отечественной фотографии», М., «Издательство ЛКИ», 2007 г.
Левашов В., «Лекции по истории фотографии» Нижний Новгород, ГСЦИ, 2007 г.
Морозов С.А., «Творческая фотография», М., Планета, 1989 г.

Биография
30 августа 1898 г. Родился в г.Николаев
1912 г. Заканчивает 4 класс общеобразовательной школы
1912-1917 гг. Работает помощником слесаря на Николаевском судостроительном заводе
1918-1922 гг. Служит в Красной армии, участвует в гражданской войне.
1922 г. Переезжает в Москву. Работает ретушером в частном фотоателье «Рембрандт»
1923 г. Начинает систематически заниматься фотографией. Публикует работы в «Рабочей газете» и журнале «Красная нива». Принят штатным корреспондентом в журнал «Московский пролетарий»
1925 г. Публикует первые работы в журнале «Огонек»
1926 г. Принят на постоянную работу в журнал «Огонек», участвует в создании журнала «Пролетарское фото». Принимает участие в 1-й московской выставке фоторепортажа (второе место, премия журнала «Советское фото»)
1928 г. Участвует в выставке «Советская фотография за 10 лет» (Москва). Награжден почетным дипломом 1 степени
1930 г. На постоянных началах сотрудничает с журналом «СССР на стройке». Участвует в выставке Soviet Photography Exhibition в Лондоне
1931 г. По заказу «Союзфото» выполняет для австрийской выставки «Общества друзей СССР в Австрии» серию «24 часа из жизни Филипповых», которая в дальнейшем публикуется в немецкой газете AIZ. Участвует в выставке фоторепортеров журнала «Огонек» (Москва), награжден почетной грамотой.
1935 г. Участвует в выставке работ московских фотомастеров (Москва), награжден дипломом 1 степени
1936 г. Участвует в Первой Всеукраинской выставке фотоискусства (Киев), награжден дипломом 1 степени
1937-1938 гг. Участвует в Первой Всесоюзной выставке фотоискусства (Москва – Ленинград – Киев), награжден дипломом 1 степени
1938 г. Уходит из журналов «Огонек», «Советское фото», «СССР на стройке». Поступает на работу в «Иллюстрированную газету». Участвует в выставке работ московских мастеров фотографии, посвященной XVIII съезду ВКП(б), (Москва) и выставке International Exhibition of Photography (Великобритания), награжден медалью
1941-1945 гг. Работает специальным корреспондентом в газете «Фронтовая иллюстрация», а также в других военных изданиях. Снимает на разных фронтах Великой Отечественной войны, которую прошел до Берлина. Награжден орденом Красного знамени за подвиг в боях за Кенигсберг.
1946-1959 гг. Работает в различных периодических изданиях, в «Музгизе», в книжной иллюстрации
1948 г. Участвует в выставке «Великая Отечественная война в художественной фотографии» (Москва), награжден дипломом
1955 г. Участвует в выставке художественной фотографии (Москва), награжден дипломом
1956 г. Участвует в выставке работ московских фотокорреспондентов (Москва), награжден дипломом
1958 г. Участвует во Всесоюзной выставке «Фотоискусство СССР за 40 лет» (Москва), награжден Почетным дипломом
18 ноября 1959 г. Скончался в Москве

Аркадий Шайхет – основоположник фоторепортажа в СССР

Главный репортер страны

Аркадий Шайхет начал заниматься репортажной фотографией еще в 1920-е годы, став основоположником нового жанра в советском фотоискусстве. К началу Великой Отечественной войны он был одним из главных репортеров страны — многие его снимки были признаны шедеврами мировой фотографии.

Аркадий Шайхет. Ополченцы под Москвой. Июль 1941. Московская область. Источник: частное собрание

В войну Шайхет работал фотокорреспондентом в «Иллюстрированной газете» (в августе 1941-го переименованной во «Фронтовую иллюстрацию»), печатался в «Правде» и «Красной звезде». Одна из его первых военных серий была посвящена ополченцам, которых он снимал во время боевых занятий перед отправкой на фронт. Постановление о создании народного ополчения вышло 4 июля 1941 года, а уже на следующий день в приемные комиссии поступило более 300 тысяч заявлений от москвичей и жителей области. Всего за несколько месяцев добровольцами записались более миллиона человек. На фотографии Шайхета представлен марш отряда самокатчиков — так называли военнослужащих велосипедных подразделений, — на фронте они, как правило, занимались разведкой.

Битва за Москву

30 сентября 1941 года началось генеральное наступление немецких войск на Москву. В этот период Аркадий Шайхет снимал фоторепортажи о подготовке к обороне столицы и вел хронику осажденного города. Среди первых его фотографий этого времени — хрестоматийный кадр, сделанный на станции метро «Маяковская» во время бомбежки Москвы.

Аркадий Шайхет. Бомбоубежище на станции метро «Маяковская». Во время бомбежки. Октябрь 1941. Москва. Источник: собрание Мультимедиа Арт Музея

Метрополитен оборудовали под бомбоубежище после того, как 22 июля 1941 года раздался первый сигнал воздушной тревоги — тогда под землей укрылись сотни тысяч человек. Вскоре ночные бомбардировки участились. Днем метро работало в обычном режиме, а вечером принимало людей на ночлег. На станциях были установлены детские кроватки и спальные места для взрослых, туалетные комнаты, питьевые фонтаны и пункты раздачи еды, магазины, медпункты и даже родильные комнаты — по некоторым данным за время войны в метро появилось на свет более 200 детей.

Под Сталинградом

17 июля 1942 года под Сталинградом (ныне — Волгоград) началось одно из самых кровопролитных сражений в мировой истории, унесшее жизни более миллиона советских солдат и мирных граждан. Сталинградская битва длилась 200 дней, и почти все это время Аркадий Шайхет провел на передовой. Во время очередного боя на подступах к городу он сделал едва ли не самый свой узнаваемый военный снимок, запечатлев, как молодой командир роты ведет в атаку солдат-пехотинцев.

Аркадий Шайхет. «Коммунисты, вперед!». Атака. 1942. Сталинград. Источник: собрание Мультимедиа Арт Музея

Знаменитая фотография с авторским названием «Политрук» вошла в большую серию документальных снимков Шайхета, созданных в период обороны города, за участие в которой фоторепортер был награжден медалью. Победа советских войск в Сталинградской битве в феврале 1943 года изменила ход не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны — немецкая армия потеряла стратегическую инициативу, которую удерживала с 1939 года.

Операция «Кутузов»

В августе 1943 года в рамках Орловской наступательной операции «Кутузов» Аркадий Шайхет вместе с советскими войсками участвовал в освобождении города Карачева, который был захвачен немцами еще в 1941 году. В оперативной сводке Советского информбюро за 16 августа сообщалось: «Наши гвардейские подразделения сломили сопротивление немцев, штурмом заняли высоты и, преследуя разгромленного врага, ворвались на улицы Карачева».

Аркадий Шайхет. «Здравствуйте, родные!». Август 1943. Орловская область, г. Карачев. Источник: собрание Мультимедиа Арт Музея

В освобожденном городе фотограф стал свидетелем случайной встречи военнослужащего со своими сестрами, которым удалось спастись от смерти. Их отца и мать, как и сотни других жителей, во время оккупации расстреляли фашисты. Пронзительный снимок «Здравствуйте, родные!» был опубликован во многих изданиях и получил широкую известность, став одновременно символом надежды и трагедии войны. Герой фотографии — 22-летний солдат Александр Широбоков, автослесарь 1267-го зенитного артиллерийского полка. Он прошел всю Великую Отечественную, участвовал в войне с Японией, а после победы вновь вернулся в родной город.

Освобождение Киева

6 ноября 1943 года Советская армия освободила Киев, оккупированный немецкими войсками. На своем знаменитом снимке Аркадий Шайхет запечатлел, как советские солдаты строем идут по разрушенному городу мимо главной столичной улицы — Крещатика. Он сделал кадр с верхней точки, стоя на возвышении, чтобы передать ширину и простор магистрали, лежащей в руинах.

Аркадий Шайхет. Крещатик в руинах. Ноябрь 1943. Украинская ССР, Киев. Источник: собрание Мультимедиа Арт Музея

В 1941 году Киев бомбила немецкая авиация, а после того как фашисты окончательно захватили город, в нем произошла серия мощных взрывов. Во время отступления советские войска применили тактику «выжженной земли» и с помощью радиоуправляемых мин подорвали важнейшие объекты жизнеобеспечения (водопровод, электростанции и мосты), а также общественные здания, в которых расположились немецкие учреждения. Разразившийся пожар длился несколько дней — в результате почти весь Крещатик и прилегающие к нему улицы были уничтожены, пострадали жилые дома и памятники архитектуры. Восстановление Киева началось еще в военное время, сразу после освобождения города.

Награждение Орденом Красного Знамени

За четыре года войны Аркадий Шайхет побывал на многих фронтах, был ранен и получил контузию. В его наградном листе 1944 года говорилось, что он «проделал огромную работу по освещению героики Отечественной войны» и вместе с передовыми частями Советской армии прошел Сталинград, Харьков, Киев, Ровно. Шайхет получил Орден Красного Знамени — одну из высших наград СССР, к которой его представили по ходатайству фронта. Фоторепортеры редко получали столь высокие знаки отличия.

Аркадий Шайхет. «И они познали горе». Март-апрель 1945. Восточная Пруссия, г. Данциг. Источник: собрание Мультимедиа Арт Музея

В 1945 году Шайхет дошел до Восточной Пруссии, где во время сражений под Кёнигсбергом на редакционной машине, оборудованной под фотолабораторию, вывез с поля боя пятнадцать раненых солдат. Оказавшись в Данциге, он снимал уличные бои и разрушения, а на самых проникновенных кадрах показал горе мирных жителей, лишившихся крова и вынужденных бежать из города, спасаясь от войны.

«Вокзал Победы»

В апреле — мае 1945 года Аркадий Шайхет снимал фоторепортажи о боевых действиях в Германии, а уже 21 июля в Москве сфотографировал прибытие поезда с советскими воинами-победителями. Ликующие толпы людей встречали героев на Белорусском вокзале, который тут же окрестили «Вокзалом Победы».

Аркадий Шайхет. Возвращение. 21 июля 1945. Москва. Источник: частное собрание

Один из очевидцев этого события записал в своем дневнике: «Такого количества цветов не видел даже на Параде Победы. Когда поезд подходил к перрону, цветы подняли в приветствии кверху — площадь превратилась в цветущий луг! Встреча очень теплая — объятия, поцелуи, слезы».

На самом деле первый состав с демобилизованными фронтовиками прибыл в столицу на четыре дня раньше на Ржевский вокзал (ныне — Рижский). Однако для москвичей особое символическое значение имел именно Белорусский вокзал — отсюда на Западный фронт уходили эшелоны с сотнями тысяч советских солдат.

Материал подготовлен Мультимедиа Арт Музеем.

Событиям Великой Отечественной войны посвящен мультимедийный проект «Наша Победа — 75», созданный Мультимедиа Арт Музеем в рамках программы «История России в фотографиях». В проект входят 75 видеороликов на основе фотографий, 25 фотовыставок и многое другое.

Шайхет Аркадий Самойлович | jewmil.com

 Аркадий Самойлович Шайхет — советский мастер фотоискусства, один из основоположников советского фоторепортажа.

Аркадий Шайхет (Абрам Шойхет) родился на юге России в Николаеве в небогатой семье. 

Мальчик был четвёртым ребёнком в семье и не получил последовательного образования, закончив лишь четыре класса школы. 

Образовательный ценз по национальному признаку позволял только одному ребёнку в еврейской семье получить среднее образование.

 

В двенадцать лет Шойхет устроился подручным слесаря на Николаевский судостроительный завод. 

Там он провёл пять лет. Начались Первая мировая война, волнения, Гражданская война. Абрам Шойхет отправился на фронт.

 

После окончания войны будущий фотограф сменил имя и отправился в 1922 в Москву. 

Первая же работа, на которую удалось устроиться Шайхету, определила всю его дальнейшую жизнь. 

Он пошёл работать в фотостудию с названием «Рембрандт», которая располагалась на Сретенке.

 

Опытным журналистом, разгадавшем в ретушёре будущего большого фотографа, был Дмитрий Бразуль, руководитель РОСТа

 

 

(специфическая форма массового агитационного искусства, возникшая в период Гражданской войны). 

Он же посоветовал Шайхету отнести свои фото не только в «Рабочую газету», но и в журналы «Красная нива» и «Московский пролетарий». 

Работы молодого автора быстро привлекли внимание – его мастерство росло с каждым днем.

Фотографии Аркадия Шайхета стали неизменно появляться в каждом номере «Советского фото», начиная с самого первого, вышедшего в 1926. 

Шайхет превосходно справлялся с любыми репортажами – его знали во многих московских редакциях, часто и с удовольствием публиковали. 

Он снимал первомайские демонстрации, похороны Ленина, Пленум V конгресса Коминтерна.

 

В 1925 Михаил Кольцов пригласил фотографа в журнал «Огонёк». Работа в «Огоньке» дала невиданные ранее творческие возможности – стоит лишь упомянуть, что специально для редакции «Огонька» был куплен самолёт, который позволял фотографам успевать на важные мероприятия практически в любой точке огромной страны. 

В 1926 на открытии Шатурской ГРЭС Аркадий Шайхет сделал один из своих самых знаменитых снимков – «Лампочку Ильича». 

На других снимках Шайхета этого времени — колхозники, красноармейцы, спортсмены.

 

Первая выставка, в которой принимали участие несколько работ фотографа, была организована Ассоциацией московских фоторепортёров и состоялась в 1926. 

В 1928 на выставке «Советская фотография за 10 лет» Шайхет выставил уже 60 своих фоторабот, которые получили самые благосклонные отзывы критиков и прессы. 

В 1931 фотограф принимал участие в выставке «огоньковских» фотографов в Лондоне. 

Английские репортажи об этой выставке пестрели словами «выдающиеся», «поразительные», «исключительные», а Бернард Шоу заявил, что «…советское искусство оставило далеко позади современное западно-европейское».

 

Летом 1935 Шайхет вошёл в число двадцати трёх участников выставки «Мастера советского фотоискусства». 

В экспозиции было представлено около двадцати его фотографий («Корабль степей» (1934), «Самолёт в Колхозе» (1934), «Сортировка зерна» (1933), «Катки» (1930), «Лыжный поход красноармейцев» (1929), «Утренняя зарядка» (1927)).

 

Главные причины успеха Аркадия Шайхета – фанатичное отношение к работе, невероятная скрупулёзность, умение выхватить самую суть момента и выстроить идеальную композицию. 

Возможности отказаться от задания редакции или просрочить его выполнение для фотографа просто не существовало. 

А задания были самые разные, даже рискованные.

 

Умение войти в контакт, расположить к себе своего героя тоже всегда было сильной стороной Шайхета. 

В отношении ракурса Шайхет любил верхние точки – для съёмки он забирался на крыши, деревья, колокольни.  

Однажды он залез на крышу Киевского вокзала и провалился там сквозь стекло, но успел за что-то ухватиться и сделал нужную фотографию.

 

Однако времена менялись, и работа Шайхета в «Огоньке» подходила к концу. 

Фотограф не вступал в партию и отказывался занимать руководящие должности. 

Постепенно ему перестали поручать ответственные съёмки, и в 1938 Шайхет был вынужден уйти из «Огонька», которому отдал почти тринадцать лет жизни.

 

Великую Отечественную войну Шайхет прошёл фронтовым фотокорреспондентом. 

Он работал в «Фронтовой иллюстрации», печатался в «Правде», «Красной звезде», «Комсомольской правде». 

Одним из первых его снимков военного времени стал кадр, запечатлевший испуганных женщин и детей на перроне станции метро «Маяковская» во время воздушной тревоги.

 

Шайхет участвовал в боях наряду с красноармейцами, а в сражении под Кенигсбергом вместе с шофёром на редакционном грузовике вывёз с поля боя пятнадцать раненых, за что был награжден орденом Красного Знамени. 

Шайхет запечатлел эпизоды битвы под Москвой, Сталинград (здесь в 1942 был сделан его знаменитый снимок «Политрук»), Курскую дугу, сражения в Белоруссии, взятие Берлина. 

Закончил войну Аркадий Шайхет в Берлине, а летом 1945 он уже снимал встречу советских воинов на Белорусском вокзале.

 

После войны Шайхет снова вернулся в «Огонёк». 

Он много работал, часто выставлялся, но возраст и две войны подорвали его здоровье – у фотографа обострилась полученная в молодости болезнь, он страдал от сердечных приступов и на протяжении нескольких лет перенёс три инфаркта. 

Однако отказаться от любимого дела Аркадий Шайхет не мог. 

В 1958 он получил почётный диплом всесоюзной выставки «Фотоискусство СССР за 40 лет».

Во время съёмки на Тверской улице Москвы А. С. Шайхет скончался от сердечного приступа 18 ноября 1959. 

Похоронен Шайхет Аркадий на Армянском кладбище, Москва.

Аркадий Самойлович Шайхет — Блог — Хорошие фотографии — sharpness

Аркадий Самойлович Шайхет (1898-1959).

Осенью 2014 в Москве была его выставка. Огромное количество его работ. Архивные вырезки из газет. Ему достался очень бурный, сложный период истории.

Информации в интернете о нём много.
Текст о нем растиражирован по всему интернету, авторство так и не установил.

«Один из основоположников школы советского репортажа», «икона советского фотографического стиля» – если не имя, то уж как минимум одна из его работ знакома каждому — хрестоматийная, растиражированная тысячекратно «Лампочка Ильича».

Аркадий Шайхет сыграл очень значимую роль в становлении фотографии в России. Это тот человек, которым можно гордится так же, как французы гордятся Анри Картье-Брессоном…

Живущего в Николаеве Шмуля Алефа Шойхета не было ни частного домовладения, ни собственного дела, но было трое детей. Он зарабатывал развозом пива, а его жена Рахиль шила шляпки и управлялась с домашним хозяйством. Этого едва хватало на то, чтобы прокормить многочисленное потомство, а вскоре у Шойхетов родился и четвертый ребенок, Абрам – мальчик с заранее безрадостной, в общем-то, жизненной перспективой. Имея за плечами четыре класса начальной школы, двенадцатилетний юноша устроился подручным слесаря на судостроительный завод «Наваль». О дальнейшей учебе нечего было и думать – семья еле сводила концы с концами, да и национальность мешала: получить среднее образование позволялось лишь одному ребенку в еврейской семье.

На верфи Абрам проработал пять лет, да там бы и остался, но смутная эпоха, как ни странно, помогла. Совсем уже взрослый парень, Шойхет уходит в Красную Армию, чтобы принять участие в гражданской войне в Украине. Следующие три года он прослужит в духовом оркестре, переболеет тифом и будет, наконец, демобилизован в 1922-м.

Вернувшись в Николаев, Абрам не находит ни своей семьи, ни какой-либо подходящей работы и принимает решение ехать в столицу. Прибыв Москву летом 1922-го под новым именем, Аркадий Самойлович Шайхет живет у родной тети по материнской линии и устраивается ретушером в фотоателье «Рембрандт» на Сретенке.

Увлечение фотографией и первые опыты работы с фотографической техникой начались еще в Николаеве, так что совсем скоро владелец ателье, А.Ф. Винклер, доверяет новичку фотографировать клиентов. Так Шайхет познакомился с будущей женой — она пришла сделать портрет.

Позже Аркадий говорил: «Может быть, так и протекала бы моя жизнь в задней комнатушке ателье за столом ретушера, если бы не случай. Один опытный журналист посоветовал мне перейти на фоторепортаж… Вооружившись универсальной камерой размером 9х12 с выдвижным мехом, я, полный молодого задора, приступил к работе». Этим «опытным журналистом» был тетин супруг, Дмитрий Бразуль-Брешковский, журналист «Рабочей газеты». Именно «РГ» впервые опубликовала фотографии Шайхета – репортаж «Дом отдыха в Тарасовке. Физкультура под Москвой».

Талантливым новичком заинтересовались «Красная нива», «Московский пролетарий», «СССР на стройке» и «Наши достижения». Врожденное чувство композиции и готовность работать на износ сделали свое дело: пройдет немного времени, и снимки Шайхета будут красоваться на обложках всех этих изданий и занимать их центральные развороты.

Аркадий Шайхет, 1898-1959: фотографическое наследие. М.: Арт- Родник, 2007. | Аукционы

Выбор аукциона:

Вы можете ознакомиться с каталогами всех предстоящих аукционов на этой странице. Лоты, включенные в каталог аукциона, представлены на наших предаукционных выставках. Предаукционный показ открывается за 7-10 дней до даты торгов. Настоятельно рекомендуем вам перед участием в аукционе посетить выставку и внимательно просмотреть интересующие вас предметы.

Регистрация для участия в торгах:

Вам необходимо зарегистрироваться на те торги, в которых вы хотите принять участие. По вашему желанию вы можете участвовать в аукционе лично или онлайн, также возможно участие через представителя аукционного дома (телефонный звонок во время торгов), или через систему Bidspirit. На сайте Литфонда есть возможность оставить заочную ставку, пройдите, пожалуйста, процедуру регистрации, заполнив форму по ссылке.

Если вы регистрируетесь в первый раз, устроитель аукциона вправе по своему усмотрению затребовать выписки со счетов и другие финансовые документы, подтверждающие платежеспособность участника аукциона.

Способы участия в торгах:

  • Личное участие
    После регистрации и получения номера участника, пройдите в зал. Когда интересующий вас лот объявляется аукционистом, необходимо поднять номер участника в знак согласия с запрашиваемой суммой, и продолжать его поднимать до тех пор, пока возрастающие ставки вас устраивают. Победителем становится участник, предложивший наибольшую сумму. Третий удар молотка оповещает о завершении торгов по лоту.
  • Онлайн-участие
    Прямая трансляция на Bidspirit.com позволяет вам принять непосредственное участие в торгах и следить за всем, что происходит во время аукциона с помощью Интернета. Загляните на сайт https://litfund.bidspirit.com/, чтобы узнать больше о системе онлайн-торгов и зарегистрироваться там в качестве участника. Ставки, сделанные на сайте Bidspirit.com, синхронизируются с сайтом Литфонда и отображаются в каталоге аукциона в соответствующем лоте как «Лидирующая ставка»
  • Торги по телефону
    Если вы не можете лично присутствовать на аукционе, у вас есть возможность участвовать в торгах по телефону. Наш сотрудник будет к вашим услугам, сообщая вам о ходе торгов по выбранному лоту и принимая ваши ставки. Для регистрации телефонных ставок перейдите, пожалуйста, по данной ссылке.
    Ввиду ограниченного количества телефонныx линий, просим регистрироваться на торги не позднее 15:00 в день проведения аукциона.
  • Заочные торги
    Заполните специальную форму «Максимальная ставка», которую можно найти на странице описания каждого лота каталога. Укажите размер максимальной ставки за каждый интересующий вас лот. Напоминаем, что ставка не может быть ниже указанного эстимейта.
    Максимальная ставка — это макимальная сумма, которую вы готовы потратить на выкуп лота (комиссионный сбор рассчитываетя отдельно при оплате предмета, размер комиссионного сбора указан в правилах проведения аукциона).
    Прием заочных ставок заканчивается за некоторое время до начала аукциона, время окончания приёма ставок указано в подробном описании аукциона. Во время торгов уполномоченный сотрудник Аукционного дома, торгуясь, приобретет для вас лот за минимально возможную цену. 
    Обратите внимание, заочные ставки не отображаются на сайте.

Фото в России — Аркадий Шайхет — один из самых …

Аркадий Шайхет — один из самых ярких представителей русских модернистских фотографов начала ХХ века, среди которых Александр Родченко, Борис Игнатович, Георгий Петрусов, Михаил Прехнер, Макс. Пенсон и другие. Выставка «Аркадий Шайхет. 1945–1959 гг. 4-я серия »открыта в МАММ в рамках 11-го Международного месяца фотографии в Москве« Фотобиеннале 2016 ».

***
Текст и фото: пресс-служба МАММ

ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ
МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ
МУЛЬТИМЕДИЙНЫЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ, МОСКВА
МОСКОВСКИЙ ДОМ ФОТОГРАФИИ в рамках выставки
Месяц Международная фотография в Москве «ФОТОБИЕННАЛЕ-2016»

Аркадий Шайхет.1945–1959 гг. 4 серия

Куратор: Мария Жотикова-Шайхет

Выставка с 11 марта по 10 апреля
в Мультимедиа Арт Музее, Москва
ул. Остоженка, 16

Аркадий Шайхет — один из самых ярких представителей плеяды прославленных российских фотографов-модернистов начала ХХ века, в том числе Александра Родченко, Бориса Игнатовича, Георгия Петрусова, Михаила Прехнера, Макса Пенсона и других, но всегда занимал особое место среди них.

МАММ продолжает программы «Классика российской фотографии» и «История России в фотографии», инициированные музеем в 1997 году, и в рамках 11-го Международного месяца фотографии в Москве «Фотобиеннале 2016» представляет заключительную часть проект, посвященный творчеству фотографа «Аркадий Шайхет. 1945–1959 годы. 4-я серия ». Выставка открывается эмоциональными кадрами, запечатлевшими возвращение победоносных солдат на Белорусский вокзал 21 июля 1945 года, и завершается его последними работами, датируемыми 1958-1959 годами.

Первая серия проекта «Аркадий Шайхет. Начала. 1923-1927 »выставлялась в 2010 году (Фотобиеннале 2010). На Фотобиеннале 2012 была представлена ​​презентация второй части ретроспективы, охватывающей период с 1928 по 1931 год. Третья выставка «Аркадий Шайхет. Фотографии 1932–1941 »с большим успехом проводился с сентября по октябрь 2014 года.

Аркадий Шайхет вернулся в Москву после Второй мировой войны, которую он освещал с первого дня до Дня Победы в качестве фотокорреспондента газет Frontline Illustration и« Правда ». .

Первый послевоенный Всесоюзный физкультурный парад (последний на Красной площади) прошел 12 августа 1945 года. В нем приняли участие 25 тысяч спортсменов со всех союзных республик; На трибунах присутствовали представители союзных стран, в том числе генерал Дуайт Эйзенхауэр. Парад длился более 4 часов, и это грандиозное зрелище запечатлели лучшие фотографы своего времени Аркадий Шайхет, Макс Альперт и Михаил Трахман. На короткое время поэтика советского авангарда вернулась к унылому повседневному послевоенному социалистическому фотореализму: использованию выразительных перспектив, огромных плоскостей, влиянию монтажных кинематографистов и необычным точкам зрения камеры.

До 1951 года Шайхет работал корреспондентом в газете «Красноармейская газета» и журнале «Советский воин», в редакционных комиссиях по записи восстановления народного хозяйства, а также освещал размещение советских войск в Германии. После демобилизации он надеялся вернуться в редакцию ведущего иллюстрированного журнала «Огонек», где работал с 1925 года, но ему помешала широкомасштабная антисемитская пропагандистская кампания.

До 1959 года Аркадий Шайхет сотрудничал с различными газетами и журналами (Советский Союз, Семья и Школа), а также с издательствами Музгиз и Изогиз, а также занимался оформлением книжных иллюстраций (в частности, его фотографии были использованы в книге Павла Якобсона «The Психология чувств »).

В 1957 году Шайхет вернулся к забытому жанру фото-сериалов (пример этого жанра — знаменитые «24 часа из жизни московской рабочей семьи», выпущенные в 1931 году по заказу Общества друзей СССР. группой фотожурналистов в составе Аркадия Шайхета, Макса Альперта и Соломона Тулеса с редактором Леонидом Мезеричером). Шайхет создал «Один день из жизни главы Московского железнодорожного узла».

Аркадий Шайхет заложил основы советской визуальной культуры и работал буквально до последнего дня своей жизни, демонстрируя образцовую преданность своему искусству: 18 ноября 1959 года он скончался после четвертого инсульта возле магазина «Пионерская» на улице Горького во время фотосессия для журнала «Молодой техник».

Подробнее:
http://mamm-mdf.ru/en/exhibitions/as-4/

#photography #photo #Russianphotography #Sovietphotography #MAMM #Moscow #Russia #USSR #SovietUnion #ArkadyShaikhet

Multimedia Art Музей, Москва | Выставки | Аркадий Шайхет

1928–1931 годы были драматическим и насыщенным периодом в биографии советского фотографа Аркадия Шайхета (1898–1959). Это было время «Великого перелома»: насильственная индустриализация и коллективизация, свертывание Новой экономической политики (НЭП), централизация экономики, выполнение первого пятилетнего плана по развитию сельского хозяйства, а также сталинские репрессии и сфабрикованные испытания.

После ареста ОГПУ по ложному доносу Шайхет был освобожден из Бутырской тюрьмы в декабре 1927 года. В январе 1928 года он уже публиковал свои фотографии в журнале «Огонек», ныне возглавляемом Михаилом Кольцовым, а также готовил пятьдесят мульти- жанровые изображения для юбилейной выставки «Десять лет советской фотографии» в Москве, организованной Государственной академией художеств и Российским фотографическим обществом. Из 6000 работ 107 фотографов-участниц жюри выставки наградило Шайхета Дипломом Первой степени.

В конце 1920-х — начале 30-х годов Шайхет сфотографировал «Нэпман в гостях у нэповщины» и «Нэпман в гостях у налоговой инспекции», а также «Избавленных кулаков у дома» на Украине. Он снимал Сталинградский тракторный завод, Ленинградский завод красных путей, Московский автомобильный завод (АМО), Балахнинский бумажный комбинат («Комсомолец за контролем») и Нижегородский В. М. Автозавода Молотова и др. Шайхет также сфотографировал муфту Турксиб в Казахстане, строительство Каракумского канала в Туркмении и строительные работы на Магнитогорском металлургическом комбинате, а также открытие парка Горького и трассы Красной Стрелы на Ленинградском вокзале Москвы.Он фотографировал таких фигур, как Максим Горький, Вячеслав Молотов, Иван Лихачев и Сергей Киров. Редакция «Огонек» настолько восхитилась фотоколлажем Шайхета «Обращение Горького к рабоче-крестьянским корреспондентам», снятым во время выступления Горького в московском клубе Кухмистеров на тему «Как я стал писателем», что поручили художнику Исааку Бродскому написать картину на нем. тема и репродукция опубликованы в № 15 журнала за 1929 год.

Во время многочисленных командировок в Среднюю Азию Шайхет записал оба традиционных восточных образа жизни («Все в прошлом», «Узбекская девочка в Парадже с детьми», «Мулла и аксакал», «Узбек в арба-повозке», «Курение кальяна»). ‘) и советскими новинками («Волейбол во дворе мечети», «Памирский тракт.Роллинг »,« Узбек под новым солнцем ». Клиника »,« Автомобиль и осел »).

Редакция «Огонека» отправила Шайхета репортаж о многочисленных процессах политического характера («Шахтинский процесс», 1928 г., «Процесс индустриальной партии», 1929 г. и «Процесс над меньшевиками-интернационалистами», 1931 г.) — все они проходили в Столпной Зал Дворца Союзов в Москве.

Летом 1931 года Общество друзей СССР в Австрии приступило к организации выставки фотографий и рисунков, посвященных строительству социализма в СССР.Выставка открылась в Вене, а фотоэкспозицию подготовил Союз фотографов. Отдельным разделом была представлена ​​серия фотографий «День семьи московских рабочих», ставшая идеальным образцом советского фоторепортажа. Работу над сериалом возглавил Леонид Мезеричер, редактор журнала «Советское фото», который пригласил Аркадия Шайхета сделать снимки, «как живет, работает, учится и отдыхает семья Филиппова, рабочего завода« Красный пролетариат ». Из-за большого объема работы и приближающегося крайнего срока Макса Альперта и Соломона Тулеса пригласили к участию, и фотографы задокументировали события в разных местах и ​​в разное время, используя « метод бригадных рабочих », прежде чем составить совместный комментарий, чтобы связать кадры в последовательности. (ясли-детский сад, клуб, фабрика-кухня, парк культуры, газета в перерывах, учебный курс, кружок, новый дом, магазин по карточкам, покупка нового костюма, семейное чаепитие у самовара, поездка на трамвае на работу, и Т. Д.).

В том же 1931 году ряд фотожурналистов (С. Фридлянд, М. Альперт и др.) Организовали Российскую ассоциацию пролетарских фотохудожников или РОПФ, в которых активно участвовал Аркадий Шайхет. В журнале «Пролетарское фото» развернулась ожесточенная дискуссия между РОПФ и группой «Октябрь» (А. Родченко, Б. Игнатович, Е. Лангман, Б. Кудояров и др.), Которые представляли левое направление в фотографии. Постановление ЦК ВКП (б) 1932 года «О перестройке литературных и художественных организаций» положило конец этому спору и привело к роспуску самих групп.Сам Шайхет позже вспоминал: «Противодействуя методам октябрьской группы, отдававшей дань модному в то время формализму, я все же нашел в их работе много интересного и полезного».

Вторая часть ретроспективы Аркадия Шайхета, подготовленная музеем «Московский Дом фотографии», представляет собой то, что можно назвать периодом «до славы» в творчестве и творчестве фотографа и художника, способного переживать, отражать и интерпретировать в пластической форме. события, споры и достижения его эпохи.

Мария Жотикова-Шайхет

Архив Аркадия Шайхета — Поговорим об искусстве с Брук

https://www.podtrac.com/pts/redirect.m4a/letstalkartwithbrooke.files.wordpress.com/2016/05/the-power-of-pictures.m4a?_=1

Эпизод 22: Сегодня я болтаю с доктором Сьюзен Эдвардс, доктором философии, о выставке «Сила картинок», которая проходит в Frist Center до 4 июля.

Пресс-релиз

Аркадий Шайхет, Экспресс , 1939.Серебряно-желатиновая печать, 15 5/8 × 21 1/8 дюйма. Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк. Работа © Усадьба Аркадия Шайхета, любезно предоставлена ​​Наиля Александром Галерея

От ранних авангардных конструктивистских работ Александра Родченко и Эль Лисицкого до модернистских образов Аркадия Шайхета и Макса Пенсона — советские фотографы сыграли ключевую роль в истории современной фотографии. Сила изображения: ранняя советская фотография и кино исследует, как фотография, кино и искусство плаката использовались для распространения коммунистической идеологии, возвращаясь к тому моменту в истории, когда художники выступали в качестве двигателей социальных изменений и радикального политического участия.Охватывая период от большевистской революции 1917 года до 1930-х годов, выставка исследует, как ранняя модернистская фотография и кино повлияли на новый советский стиль, активизировав и расширив природу средств массовой информации. Благодаря более чем 150 работам, The Power of Pictures показывает, как яркие изображения опытных фотографов и кинематографистов рассматривались как мощные инструменты пропаганды в новом Советском Союзе, и рассматривает фотографию и кино вместе как влиятельные и формально связанные средства массовой информации.

Размещено в подкастах, Без категорий и с тегами Аркадий Шайхет, искусство, Большевистская революция, Брук Мустерман, конструктивист, доктор Сьюзан Эдвардс, доктор философии, Центр Фрист, Интервью, Давайте поговорим об искусстве с Брук, Макс Пенсон, Фотография, Подкаст, пропаганда, Советский, Сила изображений Брук. Оставить комментарий

Аркадий Шайхет | артнет | Стр. 3

Аркадий Шайхет

Москва , 1932 г.

Дата продажи: 24 апреля 1996 г.

Аукцион закрыт

Российский павильон станет «вокзалом России» на Венецианской архитектурной биеннале

Аркадий Шайхет, Киевский вокзал, 1936, Изображение предоставлено Аркадием Шайхетом

Павловский Воксхолл, Station Russia, Венецианская архитектурная биеннале 2018, предоставлено Российским павильоном, Венеция

Николай Шумаков, Модель вокзала Казань, новое высокоскоростное железнодорожное сообщение между Москвой и Казанью, предоставлено Николаем Шумаковым

Введен в эксплуатацию и обработан Семеном МИХАЙЛОВСКИМ, 26 МАЯ ПО ​​25 НОЯБРЯ 2018, ОФИЦИАЛЬНАЯ ЦЕРЕМОНИЯ ИНАУГУРАЦИИ 16.00, 23 МАЯ

Павильон России представит Station Russia , который исследует прошлое, настоящее и будущее железных дорог России.В окружающей среде, которая частично непригодна для проживания, поскольку дороги не могут быть построены, железные дороги стали источником жизненной силы самой большой страны в мире. Station Russia исследует, как они и люди, которые их используют, преодолевают огромные и часто пустые просторы российского ландшафта.

В новой выставке, задуманной и созданной для 16-й Венецианской биеннале архитектуры, национальный павильон был преобразован в железнодорожный вокзал. В пяти «залах» современные российские архитекторы, дизайнеры и художники используют звуковые и мультимедийные инсталляции, а также фотографии, модели и артефакты, чтобы исследовать прошлое сети и представить свое видение ее будущего.
Выставка проходит при поддержке ОАО «РЖД», участие которого отражает его ключевую роль в поддержании стратегического значения железнодорожной сети России. В центре внимания выставки находится параллель с историей самого Русского павильона, который был открыт в 1914 году. Архитектор здания Алексей Щусев также отвечал за Казанский вокзал — московский конечный пункт линии, впервые соединившей столицу. с Рязанью на юго-востоке страны и за ее пределами до Казахстана и Средней Азии.

Зал 1: География свободного пространства
Первый зал Павильона демонстрирует сложность железнодорожной системы, которая охватывает огромные пустые пространства России и несколько часовых поясов. Инфографическая инсталляция русского художника Ардена Вальда представляет железные дороги страны как ее кровеносную систему — ее живые, жизненно важные вены — и как ее основу, обеспечивающую жизненно важную связь для населения России, которое зависит от этого вида транспорта как единственного средства передвижения. часто грозный пейзаж.

Зал 2: Архитектурное депо
В центральном зале павильона «Архитектурное депо» демонстрирует планы и макеты железнодорожных вокзалов прошлого и настоящего, таких как отреставрированный вокзал в Сочи (Студия 44, архитектор Никита Явейн) и предлагаемая высокоскоростная железная дорога, соединяющая Москву и Казань (Метрогипротранс, архитектор: Николай Шумаков).
Масштабная инсталляция, подвешенная над центральной лестницей, воссоздает первый в России вокзал — или Воксхолл — — вокзал и Сады удовольствий в пригороде Павловска, построенные в начале 19 века, которые одновременно служили конечной остановкой для первая российская железная дорога и как летнее пристанище петербургской элиты.

Зал 3: Зал ожидания будущего
Зал ожидания будущего представляет два проекта, посвященных будущему жилой застройки вокруг вокзалов: пересмотр футуристических поселений новых единиц (NUS), впервые показан пятьдесят лет назад, на Триеннале ди Милано в 1968 году, и демонстрация предлагаемых застроек вокруг одной из самых оживленных площадей на вокзале в центре Москвы, предложенных новым поколением современных российских архитекторов, Citizenstudio и Studio 911 (Citizenstudio: M.Бейлин, Д. Никишин. Студия 911: В. Крылов, А. Чурзин, И. Ассоров). Эти предложения, озаглавленные «Дихотомия свободного пространства», отражают железнодорожные станции в других мегаполисах, чтобы предложить идеи о том, как можно было бы перепрофилировать территорию вокруг московского вокзала. На стенах галереи художник-граффити Анатолий Акуэ создал воображаемую визуализацию городского антуража этого будущего пространства.

Зал 4: Склеп воспоминаний
В Склепе воспоминаний стены нижней галереи павильона облицованы стальными шкафами, имитирующими традиционную камеру хранения.В шкафчиках, которые посетителям предлагается открыть и исследовать, хранится «потерянное и найденное»: исторические артефакты, в том числе советские памятные вещи, которые раскрывают историю материального мира за РЖД.

Зал 5: На борту свободного пространства
Последний зал Павильона представляет собой полный круг значимости железной дороги в России с помощью короткометражного фильма режиссера Даниила Зинченко. Представленный за морозным окном вагона, Семь дней за семь минут показывает путешествие Даниила из Москвы во Владивосток, экскурсию протяженностью 9300 км по маршруту Транссибирского экспресса, чтобы встретить его давно потерянного деда.Фильм предлагает посетителям павильона разительно контрастировать с знойной Венецией и снова подчеркивает жизненно важную роль путешествий на поезде в стране, а также придает человеческий аспект связи, которую они обеспечивают.

Пропаганда, хитрое искусство, делающее противоположности похожими друг на друга

Американцы, со своей стороны, иногда использовали диагональ как героический прием. Если вы посмотрите на портрет Ланге 1940 года мигрирующего сборщика хлопка, прикрывающего рот длинной пыльной рукой и улыбающегося фотографу, вы можете вообразить влияние «Полевого работника» Георгия Петрусова, портрета улыбающегося, храброго человека, созданного в 1935 году. выглядящая девушка.Они оба сняты снизу, но результат непростой: объект смотрит прямо в камеру и сверху вниз.

Несмотря на фотографические параллели, Советский Союз и Соединенные Штаты были разными мирами, и их документалисты высказывали совершенно разные точки зрения. В Советском Союзе, где миллионы людей погибли из-за вызванного правительством голода, катастрофических строительных проектов и политических чисток, фотографии 1930-х годов были предназначены для того, чтобы показать, «что социализм добивается успеха», — сказала она.- пишет Бендавид-Вал. В Соединенных Штатах, где правительство пыталось измерить бедность и голод, а не скрыть это, изображения 1930-х годов использовались, чтобы показать, что даже несмотря на то, что «что-то пошло не так с американским образом жизни», индивидуальный дух выжил. .

Итак, советские иконы — это люди, счастливо трудящиеся на благо народа: Паша Ангелина, улыбающаяся на тракторе, и Алексей Стаханов, неутомимый рудокоп. Американские иконы были людьми, которые, несмотря ни на что, боролись за свой собственный путь.

Чем объясняется сходство? В обоих случаях фотографы искали наиболее убедительные изображения. В обеих странах редакторы до некоторой степени определяли форму и содержание фотографий. И они прекрасно понимали, что каким бы ни было сообщение, определенные темы и формы были более убедительными.

Рой Страйкер, глава документалистов Администрации безопасности фермы, который был известен тем, что заставлял своих фотографов передавать ему все негативы и пробивать дыры в тех, которые ему не нравились, однажды написал Артуру Ротштейну, фотографу, работающему в Айове, предполагая, что это было «очень важно», чтобы он «поохотился» на хорошие фотографии неразрезанной кукурузы в поле.Он сказал: «Эти фотографии должны давать некоторое представление о кукурузе как о пышной культуре» и должны рассказывать о «хорошей жизни, которая строится вокруг этой хорошей земли». Это звучит почти по-советски, не так ли?

«Подчеркните государственную ярмарку как фермерскую ярмарку», — сказал Страйкер Ротштейну, добавив примечание, в котором предполагалось, что он просил Ротштейна скрыть правду: «Я не питаю иллюзий по поводу государственных ярмарок. Они стали очень умными и приобрели ярко выраженный городской оттенок. . . . Направьте камеру на сельскую местность.’

Среди животных и растений | The New Yorker

В мраке природы мужчина с охотничьим ружьем шел по редкому лесу. Лицо охотника было немного рябым, но он был красив и пока еще молод. В это время года в лесу висел запах тумана — от тепла и влажности воздуха, дыхания развивающихся растений и гниения давно погибших листьев. Было трудно что-либо увидеть, но хорошо идти одному, думать бессмысленно или делать наоборот — вообще перестать думать и просто сесть.Лес рос на склоне невысокого холма; большие валуны лежали между небольшими тонкими березками, а почва была бесплодной и бедной — глина здесь, серая земля там, — но деревья и трава привыкли к этим условиям, и они жили на этой земле как могли.

АРКАДИЙ ШАЙХЕТ, «ЭКСПРЕСС» (1939) / ГАЛЕРЕЯ НАИЛЯ АЛЕКСАНДРА

Иногда охотник останавливался на мгновение; затем он слышал многоголосый гул жизни мошек, маленьких птиц, червей и муравьев, а также шелест комков земли, которые эта популяция изводила и перемещала, чтобы прокормиться и оставаться активными.Лес был похож на многолюдный город — не то чтобы охотник когда-либо был в городе, но он давно пытался вообразить такой. Однажды он проехал через Петрозаводск, но и то попутно. Визг, писк и слабое бормотание наполнили лес, возможно, свидетельствуя о блаженстве и удовлетворении, возможно, указывая на то, что кто-то погиб. Влажные березовые листья сияли в тумане внутренним зеленым светом своей жизни; невидимые насекомые раскачивали их в парной сырости, поднимающейся с земли.Какое-то далекое зверек покорно захныкало в своем укрытии; никто не причинил ему никакого вреда, но он дрожал от страха перед собственным существованием, не осмеливался подчиниться радости своего сердца в красоте мира, боялся воспользоваться редким и кратким шансом непреднамеренной жизни , потому что это может быть обнаружено и съедено. Но тогда животное действительно не должно было даже хныкать: хищники могли его заметить и сожрать.

Свист локомотива, тонкий, далекий, изрезанный вихрем скорости, прозвучал сквозь лес и туман, как жалобный голос измученного бегущего человека.«Полярная стрела!» — сказал себе охотник. «Какое расстояние он бежит! В вагонах играет музыка. В них путешествуют умные люди. Они пьют розовую воду из бутылок и разговаривают в разговорах ».

Охотнику стало скучно в лесу. Он сел возле пня и зажал винтовку между ног, готовую руку; он хотел убить какое-нибудь животное или птицу, что бы ни появилось. Его приводило в ярость то, что он не знает науки, что он не ездит в поездах с электричеством, что он не видел мавзолей Ленина и только однажды почувствовал запах духов из флакона, принадлежавшего его жене. босс, директор секции 10.Ему приходилось бродить в туманном лесу среди насекомых, растений и общего отсутствия культуры, а роскошные поезда мчались вдаль. «Животное или птица — что бы ни показалось, я убью их!» — решил охотник. Но по-прежнему вокруг ничего не было — только шорох и гул мелких, хрупких существ, не стоивших битвы. Под охотником ползли старательные муравьи, обремененные, как респектабельные человечки, тяжелыми грузами для своих хозяйств. Он подумал, что это подлые твари, с характером кулака.Они проводят всю свою жизнь, затаскивая товары в свое королевство; они эксплуатируют каждое одиночное животное, большое и маленькое, над которым могут доминировать; они ничего не знают о всеобщих общих интересах и живут только ради собственного жадного, сосредоточенного благополучия. Однажды охотнику довелось увидеть двух муравьев, волочащих железную опилку с железной дороги: похоже, муравьям нужно даже железо. Охотник наступил на ближайших муравьев, затем отошел, чтобы больше не рассердить себя. Он был похож на своего отца: его отец также злился всякий раз, когда он выходил на охоту, ведя войну с птицами и животными, как если бы они были свирепыми врагами, израсходовав все до последней капли злобы в своем сердце, пока он был в лесу, а затем вернулся домой добрым, чутким семьянином.Другие охотники были совсем не такими; они нежно бродили по траве, с любовью убивая животных и с трепетным удовольствием лаская цветы и деревья, в то время как дома, среди людей, они жили в раздражении, страстно желая вернуться на природу, где они могли почувствовать, что они заряжать, благодаря своим винтовкам.

«Человек охотится, Иван Алексеевич, то ли по глупости, то ли из бедности!» его отец сказал бы ему. (Когда Федорову исполнилось восемнадцать, отец стал называть его по имени и отчеству.) «Вы знаете — человек сидит на берегу озера с удочкой, сам по себе. Ублюдок цепляет червяка на веревку и обманывает какое-то бездумное существо, живущее в воде, а другой человек берет винтовку и уходит в лес. «Мне никто не нужен», — говорит он. «Продолжай без меня — я сам позабочусь. Со мной все в порядке, спасибо большое ». Друг этого человека — его собака, а не ты или я».

Федоров поднял винтовку. Что-то шевельнулось в невысокой траве поблизости. Он прошел немного в том направлении и нашел маленького зайца — все еще младенца.Он сидел там почти по-человечески, быстро жевал травинку и своими крошечными передними лапками удерживал ее. Затем он вытер лицо и начал быстро вдыхать чистый, здоровый воздух. Скорее всего, он был утомлен тем, что искал себе пищу; вероятно, его родители умерли, а он жил один, сирота. Заяц не заметил охотника или не понял его значения. Он помочился, вскочил и исчез. Федоров его не убивал; заяц был слишком мал, почти бесполезен в пищу, и это было бы обидно, потому что заяц был еще ребенком, но уже настоящим тружеником.Позвольте ему дышать.

Вскоре Федоров вышел на поляну. Тот же пухлый зайчонок копался лапами в земле, пытаясь выкопать какие-то корешки или капустный лист, упавший на землю в прошлом году. Беспокойство зайца о собственной жизни было неиссякаемым, а желание еды было постоянным. Съев все, что было в земле, заяц немного испражнялся и поиграл хвостом. Затем он начал бить одной лапой другими тремя; после этого он играл с остатками какой-то мертвой коры, с кусочками собственного помета и даже с пустым воздухом, пытаясь поймать его между передними лапами.Найдя лужу, заяц хорошо напился, осмотрелся влажными сознательными глазами, затем лег в маленькую ямку в стороне, свернулся калачиком в тепле собственного тела и задремал. Он уже вкусил все прелести жизни: поел, выпил, вдохнул, осмотрел местность, испытал удовольствие, немного поиграл и заснул. Сон тоже был хорошим: животным почти всегда снятся счастливые сны. Федоров еще помнил то удивление, которое он испытал, когда в детстве осторожно наблюдал за спящими собаками, кошками и цыплятами.Они совершали жевательные движения ртом и издавали блаженные звуки, иногда наполовину открывая глаза, слепые во сне, а затем снова закрывая их, немного шевелясь и стоная от сладости собственного существования.

Охотник подошел к зайцу, поднял его и прижал к груди. Заяц пискнул, но не проснулся; он просто свернулся калачиком и прижался к телу мужчины, чтобы согреться, хотя ему уже было жарко и влажно.

На Лобской горе, как созвездие обедневших звезд, стояла деревушка из четырех хижин.Хижины были маленькие, бедные и некрашеные, но в них было уютно жить, и поэтому они казались нормальными, даже просторными. Охотник вошел в самую бедную и скромную хижину. Его деревянная крыша сгнила и покрылась древним мхом. Самые нижние бревна были закопаны в землю, как если бы они возвращались на место своего рождения, и из этих бревен в самой нижней части хижины росли две новые слабые ветви, которые однажды превратятся в могучие дубы и съедят их. укореняет пыль этого жилища, истощенного ветром, дождем и человечеством.Хижина стояла на собственном участке земли, обнесенном кольями, камнями, принесенными с берега Онежского озера наугад, и ржавыми листами кровельного железа, вероятно, принесенными сюда штормом из какого-то далекого города. Но эта стена больше не держалась; камни падали, и колья опрокидывались. Можно было подумать, что это дом борющейся вдовы с маленькими детьми, но нет, совсем нет — здесь жила полная и здоровая семья. Значит, они были неряшливыми или всегда ссорились? Вовсе нет: самый старший в доме Алексей Кириллович, отец Федорова, делал себе карьеру на лесопилке и надеялся вскоре построить новый дом; затем он покидал хижину, чтобы его съели корни молодого дуба.Старик рассчитывал, что жизнь изменится к лучшему; он решил с любовью попрощаться с прошлым и забыть о нем.

Внутри сидела вся семья. Старый отец приводил в действие радиоприемник — одноклапанный радиоприемник, который он выиграл около месяца назад. На самом деле он покупал ее у профкома, платил в рассрочку, но дома, ради жены, сказал, что она ему вручена в качестве приза. Старик работал охранником на мельнице, но даже он хотел почета своей семьи и мечтал прославиться на всю страну.Но его старуха вскоре обнаружила, насколько почетно ее муж был удостоен радиоприемника — как можно скрыть правду от опытной жены?

Федоров поставил зайца у печки и взял на руки десятимесячную дочь. Она уже могла встать и училась передвигаться на собственных ногах: через пятнадцать лет она будет готова выйти замуж и сама начнет рожать детей, но пока пусть она просто отдыхает и растет на руках у родителей. .

«Один зайчонок — это все, что ты принес?» — спросила молодая жена Федорова.«У вас есть семья — вам нужно немного подумать, когда вы в пути. Сейчас в лесу белки, вот глухарь, вот и черный петух — а что вы нам принесли? Зайчонок, с которым мы будем играть! Тьфу! Тратить картриджи, когда можно купить что-то, что нам нужно! »

«Женщины с незапамятных времен любили процветание, — заметил отец Федорова. «Им нужно все и много: белки, куропатки и сундуки, набитые тканью. Сегодня их бы назвали социалистами ».

И он сразу включил радио, чтобы слышать тот другой мир, который лежал за их пределами, где происходила всемирная история, и вы могли слышать голоса движущихся судьбы.

Сначала заговорил старик, потом молодой человек. Затем группа исполнила загадочную песню; запела свирель из степи; звонил колокол. Затем хор девушек запел песню о героическом социализме, о счастливых людях, об интересной жизни. Девочки пели вдали, но смысл музыки оставался ясным: люди должны жить в блаженстве, а не в нужде и мучениях. Федоров ласкал свою маленькую дочку, гладил ее голову, грудь и животик, где когда-нибудь будут зачать и расти ее собственные дети.Они были бы более высокими людьми, хотя сам он — их дедушка — был никем, всего лишь стрелочником на участке двойной колеи в лесу. Ребенок тоже слушал музыку, но его жена, трудясь у плиты, делала экономические и культурные выводы: «Жизнь, которой живут люди — это слышно даже отсюда! Они покупают новую одежду, строят дома, вкусно и хорошо едят, ходят в театры. Они танцуют, поют, изучают науку и плавают в Черном море, а здесь у нас нет ничего, кроме работы и забот.

«Все верно!» — сказала старуха. «Другие мужчины делают то же самое, то немногое, и, прежде чем вы это знаете, в доме есть еще одна копейка. Но вы двое не понимаете смысла работы. Ты вернешься домой и что будешь делать? Вы просто сидите. Идите и плавайте бревна! Спросите в бараках — там новые печи, нужно выкопать пни, и им всегда нужен кто-то, кто будет перекусывать на кухне. Если ты что-то не сделаешь в ближайшее время, нам конец! » К этому времени старуха уже вышла из строя, все ее тело дрожало от ярости посреди хижины.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *