Деревни староверов: Старый обряд. Староверы деревни Малиновка

Содержание

Старый обряд. Староверы деревни Малиновка

«Когда «никониане» крестятся троеперстием, подразумевается, что [три сложенных вместе пальца] Бог – Троица. И они этой щепотью перекрещиваются, тем самым изображая на кресте Отца и Сына и Святого Духа. А на кресте был распят только Христос, а Отец и Святой Дух не были распяты. А два перста – один палец преклонен, а другой прямо – человек и Бог, Христос», – объясняет старообрядец по имени Георгий, житель деревни Малиновка под Томском.

В Малиновке живет целая община старообрядцев – десяток семей. Зарабатывают сельским хозяйством, воспитывают детей (их в семьях много – семь-восемь-десять). Сами построили церковь.

Старообрядцы – ортодоксальное течение в русском православии, не принявшее церковной реформы середины 17-го века, с помощью которой патриарх Никон пытался сблизить русское православие с греческой традицией.

О жизни общины староверов в Малиновке – фильм Максима Пахомова и Дарьи Гришановой.

Самое известное отличие – сохранившееся до сих пор у старообрядцев двуперстное крестное знамение, в отличие от введенного никонианской реформой троеперстия.

После церковного раскола старообрядцы подверглись жесточайшим преследованиям со стороны государства и Русской православной церкви. От расправ и казней многие приверженцы «старой веры» бежали в отдаленные районы страны, а затем и за ее пределы. Когда преследователи настигали их, старообрядцы часто прибегали к самосожжению – запирались всей общиной в избу и поджигали ее. Места эти потом назывались Гарями.

Алексей, еще один старообрядец из Малиновки, рассказывает: «Мои предки по старообрядческой линии, по отцу, оказались [под Томском] из-за гонений 17-го века. Жили они в Нижегородской области, когда гонения начались, они бежали в самые глухие края, в Сибирь. Тут дикие леса были, но для них это было плюсом, потому что они укрывались в этих краях диких, и пропитание было: дичи было много, зверья, ягоды, орехи. Взять Тобольск, там тоже были староверы – за 50 лет после реформы там было около 50 гарей, мест самосожжения старообрядцев. Они знали, что идут карательные отряды во главе с никонианским попом, с войском царским, у них задание – найти старообрядцев и уговорами, пытками заставить отречься от старой веры и перейти в господствующую церковь.

Руки отрезали, языки, а старообрядцы считали, что чем оставить веру, лучше сжечь себя. Большие избы были, по несколько семей запирались и сжигали себя».

Преследования продолжались в 18–19-м веках, смягчившись к началу 20-го. При советской власти гонениям подвергались уже все верующие. Кроме того, соединение трудолюбия и аскетизма в старообрядчестве (напоминающее этику протестантов на Западе) привело к тому, что среди них было много зажиточных людей (например, промышленник Савва Морозов был из старообрядческой купеческой семьи), а советская власть нажитое экспроприировала.​

Священник местной церкви отец Валентин и его жена Тамара вспоминают о своих предках: «В 30-е ссылали, кулаками их называли, погрузили в чем были, в чем взяли, в том и сослали. С детьми маленькими – всех сослали в Нарым. Очень тяжело было».

Георгий рассказывает о своей бабушке из старообрядческой семьи, которая дожила до 94 лет: «Они жили в Черге на Алтае. Она – 20-го года. В 23-м всех порасстреляли там красные. Дядьев ее – одного посадили на десять лет неизвестно за что, другого водили расстреливать раз пять: то красные ведут, – белые напали, они его бросили, белые захватили деревню – «Ах, тебя красные не расстреляли, значит ты за них», пошли его расстреливать. Так он раз пять с жизнью прощался. Есть место в Черге – обрыв, где сбрасывали расстрелянных в реку, и их тела по реке утекали. Надо бы съездить, на том месте крест поставить. И бабушка рассказывала – маленькая была, – как зимой священника в проруби утопили, вместе с семьей, заживо. А из церкви сделали клуб».

Из-за гонений, уничтожения священства в 17-м веке, рассеяния среди самих старообрядцев множества различных течений – старая вера сохранялась традициями в семьях, передавалась от поколения к поколению, общины организовывались «снизу», без централизованного управления.

Сейчас их положение изменилось. Община в Малиновке принадлежит к одному из крупнейших течений старообрядия, Белокриницкому согласию, центр которого в Москве, в Рогожской слободе, в 2017 году посетил президент Владимир Путин.

Теперь, по крайней мере с точки зрения Русской православной старообрядческой церкви, открыта «новая страница во взаимоотношениях старообрядчества и государства».

Уставщик в малиновской церкви Анатолий объясняет, почему старообрядцы благодарны Путину: «Мы узнали легитимность при нашем президенте. Такого слова не было раньше, я его не слышал, потому что все жили как могли, а президент хочет, чтобы все законно. Он посмотрел и определил, что со старообрядцами надо считаться. Он с нашим митрополитом встречается, даже в наш храм приходил на Рогожку».

Старообрядие – ортодоксальное, аскетическое, традиционалистское течение православия. У старообрядцев более жесткие социальные нормы, чем у «новообрядцев». Они с подозрением относятся к Западу – в конце концов, «новый обряд» также пришел от греков, извне. И теперь, считают старообрядцы, их образ мысли наконец подходит российскому государству: «Государство наконец-то увидело в староверии то здравое консервативное начало, которое поможет сохранить народу его веру, традиции, историческую самобытность».

«Если историю взять, всегда была связь гражданской власти с духовной. Даже в древности были такие моменты, советовались: церковь одобрит или не одобрит, благословение дает или не дает. Царь, если он православный, он верующий был, в любом случае он советовался с церковью. Очень сильно поменялось, когда отделили церковь от государства. Тогда начало всех болезней. То, что сейчас власти к церкви прибегают в какой-то момент, – это очень хорошо. В какой-то мере возвращаемся к историческому началу», – говорит отец Валентин.

В 1971 году Русская православная церковь, «никонианцы», как их называют староверы, сняла анафемы со старообрядцев, заявив «об упразднении клятв Московского собора 1656 года и Московского собора 1667 года, наложенных ими клятв на старые русские обряды и на придерживающихся их православно верующих христиан, и считать эти клятвы яко не бывшими».

(Извинения за прошлые мучения принесла только Русская православная церковь за границей: «Мы глубоко сожалеем о тех жестокостях, которые были причинены приверженцам Старого Обряда; о тех преследованиях со стороны гражданских властей, которые вдохновлялись и некоторыми из наших предшественников в иерархии Русской Церкви только за любовь Старообрядцев к преданию, принятому от благочестивых предков, за ревностное хранение его». )

Полностью старые обиды не ушли. «Конечно, есть какое-то напряжение. Я думаю, надо им признать свою ошибку, признать то, что было. Когда они запечатлели своими проклятьями, сказали, что горы рассыпятся, а наше проклятье будет вечным. Кто снимет, на того оно и падет. Сами же сняли, фактически, получается, оно должно на них пасть. То есть оно никакой не имело силы, никудышное это проклятье было. Хотя, мне кажется, все равно невозможно воссоединение. Три века они боролись с нами, нас мучили, себя мучили, – говорит Анатолий. – Им надо повиниться в грехе своем. Они говорят: вроде ничего не было. Так вы подумайте, сколько вы людей на кол сажали. Если боярыню Морозову на дыбе вздернули, а как было людям простым? Протопоп Аввакум пишет, что тысячи в огонь идут».

– Эта многолетняя обида все существует? Раздор чувствуется до сих пор?

– Конечно. Видите, я заведенный такой. Это же надо все уладить, с этим надо разобраться, голову в песок не прятать: ничего не было и ничего, все прошло.

Как же не было? Это же страус, засунул голову в песок, и все, не было… Но они же не говорят, что в ошибку впали, три века гоняли даром, они так не говорят, они говорят – как бы ничего не было. Насчет этого я не могу с ними согласиться. Им надо покаяться, признать свою ошибку, что-то тогда улаживать, когда скажут, что наши отцы были неправы в процессе веков».Анатолий, как и все старообрядцы, при бороде: «Я в 26 лет отпустил бороду. Это не то что отращиваете для моды, это закон Богом дан с бородой ходить. Есть в Библии такое в трех местах, это очень важно, раз в трех местах Господь напоминает: не касайся даже края брады. Все были всегда, все цари-самодержцы были с бородами обязательно. У меня жена говорит: если бы без бороды был, я бы за него не вышла. Вот какая она сознательная».

Естественным образом старообрядцами становятся дети из семей староверов. Но в старообрядчество крестятся и много людей со стороны – хотя потом тоже часто обнаруживают у себя корни среди староверов.

Алексей: «Я в 20 лет крестился, и такое рвение у меня появилось – наверстать упущенное, что ли, что родители недодали. У наших бабушек заведено молиться ночью, каждое воскресенье, с 10 вечера до 5 утра. И меня бабушка брала с собой. На лавочке заснешь – и невольно записываются все молитвы, все распевы. А потом, когда я в 20 лет в первый раз в храм зашел, то на меня это сильное произвело впечатление. Стал ходить постоянно в храм, через год закончил институт и решил поступить в духовное училище».

Георгий и его жена Алена – перебрались из города. «Квартирные жители», – говорит она. Георгий рассказывает: «Ходил в никонианскую церковь, потом вопросы начали возникать к РПЦ. Почему Алексий Второй с католиками службу отслужил в соборе Парижской богоматери, почему сигаретами торгуют? Друг ходил в старообрядческую церковь, ну и все. Пришел к батюшке, он сказал: «Курить бросишь – покрещу». Вышел, сигарету последнюю докурил, и все».​

В семьях староверов – патриархат. Георгий говорит маленькой дочке, явно своей любимице: «Замуж выйдешь – тогда [будешь делать] как муж разрешит, я тебе буду уже не указ». Он рассказывает: «Стараемся воспитывать детей, чтобы хранили целомудрие, а потом рожали детей как можно больше. Пока не вышла замуж – отец за ней смотрит: чтобы не ходила, не гуляла, никаких ночевок у подруг, никаких дискотек. Ни к чему это. Смысл жизни: у человека два пути – в монахи идешь и посвящаешь жизнь Богу, либо плодитесь и размножайтесь… Считается, дочь – ломоть отрезанный, замуж вышла – все, ступай, возвращение в отчий дом не приветствуется. А сыновья по традиции должны жить где-то недалеко от родителей и должны слушаться отца, пока отца не похоронят. Это такой обычай, который, конечно, мало соблюдается. Потеряны традиции».

«Верующий человек должен терпеть в этой жизни. У нас надежда на будущую жизнь, любой человек временно на земле. Взять от самого Рождества Христова, редко, когда верующим была свобода. Сейчас мы до этого времени дожили. Можно сказать, благодатное время. Но, как правило, свобода не всегда полезна людям, нам в том числе, немножко она начинает портить людей», – говорит отец Валентин.

Повитухи, бурная Ангара и учителя-вахтовики: как живет деревня староверов — В стране

Поселок Бурный на реке Тасеевой в Красноярском крае — один из многочисленных в Сибири, где живут староверы. И хотя его нет на административной карте региона, в нем идет жизнь и рождается много детей. А еще жители Бурного собираются создать тут туристические маршруты. Обо всем этом сельчане рассказали побывавшему у них в гостях корреспонденту ТАСС.

Главный транспорт — моторки

Путь до Бурного лежит от поселка Кирсантьево по реке Тасеевой, притоку Ангары. 20 километров. Моторные лодки — главный транспорт лета, зимой сюда можно добраться на «Хивусе» — судне на воздушной подушке. Во время нашего путешествия амфибия стала на половине пути — перегруз. К тому же накануне намело снега, не потянул движок.

«Хивус» ушел, увозя в поселок женщин и стариков. Мы двинулись за ним, проваливаясь по пояс в сугробы, под которыми струится вода. К возвращению уже пустой амфибии удалось в полной мере прочувствовать дорогу в поселок Бурный, который считается далеко не самым труднодоступным из числа староверческих общин.

Зимой в Бурный можно добраться на «Хивусе» — судне на воздушной подушке

© Андрей Мармышев/ТАСС

— Иногда такой снег, что дороги нет. «Бураны» застревают, а в нартах роженица. Снегоход вмерзает в лед, а у женщины уже воды отходят, — рассказывает житель Бурного Федор Небобятов.

Правда, в Мотыгино (районный центр. — Прим. ТАСС) едет далеко не каждая роженица из Бурного, многие по заветам предков рожать остаются дома. Говорят, есть в поселке свои повитухи. Вообще отношения у староверов из деревень с Тасеевой, Бирюсы, других приангарских рек с медициной сложные. При острой необходимости вызывают санитарную авиацию, ставят прививки от клещевого энцефалита. Однако, отмечают мотыгинские медики, прививаются в основном взрослые мужчины, остальные — «как Бог даст».

Беспоповцы

Живущие в Приангарье староверы считаются беспоповцами — течением в старообрядчестве, в котором нет священнослужителей. Оно возникло еще во времена церковного раскола на Руси в XVII веке. Тогда среди староверов не оказалось епископов, а по каноническим правилам только они могут назначать священников и дьяконов. Вот и считают беспоповцы, что погибло истинное священство в годы никонианской реформы. С тех пор службу справляют грамотные общинники. В некоторых деревнях для этого выделяются особые дома — часовни, поэтому и называется это течение беспоповцев «Часовенное согласие». Таких в Красноярском крае большинство.

В 1971 году Русская православная церковь на Поместном соборе отказалась от старинных гонений на староверов. Сегодня крестящихся двумя перстами людей можно встретить повсеместно.

Школа из прошлого

К посторонним у старообрядцев отношение настороженное, в жилой дом стараются не приглашать, но накормят. Продадут туристам молока, мяса или картофеля с медом, подскажут, куда лучше удочку забросить. Местом для приема гостей служит школа. Здесь для заезжих и посуда особая.

Школа — большой рубленый дом. Над крыльцом вывеска: «РСФСР, Министерство просвещения, Бурновская средняя школа».

Педагогов хотят возить в Бурный на вахту. Химика привезти на пару недель — месяц, потом физика, учителя алгебры, затем прочих профильников. И так по кругу. Уже подобрали дом, где командированные смогут довольно комфортно жить, снабжаемые местными жителями продуктами

— Этой вывеске лет 70, не меньше, — уверяет Перфилий, неофициальный глава поселка. Официальным же руководителем считается «дядя Коля» Козырь, избранный в 2015 году главой соседнего Кирсантьева.

Внутри избы — просторный класс с партами, мелом и доской. На столе учителя цветы. Уют придает большая печь, на которой сохнет детская обувь.

Главная в школе — Ольга Валерьевна. Она здесь и директор, и завуч, и учитель начальных классов. В Бурном живут более 70 человек, молодежи среди них много. Рожают в поселке, несмотря на трудности, часто и охотно. У самой учительницы шестеро детей. Большими считаются семьи, живущие дальше, на реке Бирюса, в которых и по 10, и по 13 детей.

— Проблема с дальнейшим обучением детей. Хотим решить вопрос с приездом учителей-профильников в Бурный, — говорит глава Мотыгинского района Алексей Храмцов, по образованию учитель истории, некогда руководивший главным управлением образования Красноярска.

Педагогов хотят возить в Бурный на вахту. Химика, допустим, привезти на пару недель — месяц, потом физика, учителя алгебры, затем прочих профильников. И так по кругу. Уже подобрали дом, где командированные смогут довольно комфортно жить, снабжаемые местными жителями продуктами.

Поселок, которого нет

Фактически есть два поселка Бурных — стоят на противоположных берегах Тасеевой. Юридически ни того ни другого не существует, отсутствуют они на административных картах и в реестре населенных пунктов. Храмцов говорит, что процедура признания Бурных поселениями «уже запущена», ждут решения краевых властей.

В документах жителей тоже путаница. В паспорте указано место жительства — «поселок Бурный». В других официальных бумагах — одна из улиц Кирсантьева.

А между тем история Бурного прослеживается как минимум с сороковых-пятидесятых годов прошлого века, когда здесь появилась сплавная контора — по Тасеевой, затем по Ангаре и Енисею сплавляли лес-кругляк — до четырех миллионов кубов в год. Тогда здесь кипела жизнь, были магазины, шумела музыка в клубе.

Старообрядцы появились на реке с разных сторон. Часть пришла с Урала, другая вернулась с Дальнего Востока, из Маньчжурии, спасаясь от гонений. Одни работали на молевом сплаве, когда по воде огромными островами спускали вязанные из стволов деревьев плоты, другие — подобно Перфилию — работали в авиалесохране, третьи служили лесниками. Все рухнуло в девяностые годы — сейчас в каждом из Бурных чуть более десяти дворов. Живут тут теперь только староверы.

Лет 20–30 назад на округу обрушилась еще одна напасть — сибирский шелкопряд — одно из главнейших зол тайги, после которого остаются только завалы из мертвых, не пригодных деревьев, порохом загорающиеся от малейшей искры. В те дни обитатели Бурного закрывались в избах, затыкали мхом и паклей мельчайшие щели в стенах и дверях, закрывали окна и дымоходы, а с самолетов распыляли химикаты, убивающие лесных вредителей. История похожа на правду, да и за околицей торчат почерневшие от времени и гари стволы мертвых деревьев.

Заветы дедов

Староверы вовсе не ретрограды, как о них думают. В Бурном в каждом доме есть моторная лодка и снегоход, на улицах Кирсантьева и крупных деревень можно встретить бородачей за рулем хороших внедорожников. Электричество в поселке от дизельного генератора, каждый день с утра и до десяти часов вечера. Есть и мобильные телефоны, хотя связи в поселке нет. Дешевые «сотики» нужны во время выездов на Большую землю. Домой их не заносят, оставляют в гараже.

Традиции тоже соблюдаются. Как и встарь, все взрослые мужчины отпускают бороды, женщины носят головные платки и обязательные длинные юбки, не стригут волосы и не пользуются косметикой. Хлеб пекут сами в русской печи.

— Телевизоров и радио у нас нет, — рассказывает Антонина, родственница Перфилия. — Время проводим рукодельничая, вяжем. Капканы можем ставить, у меня старшая дочка специалист по капканам. Танцевать — грех. Песни поем народные, Кадышеву.

Курение под запретом, вместо чая травяные сборы, вместо заводского алкоголя — ягодный «квас» собственного производства со вкусом качественного сухого вина. Многодневные посты тщательно соблюдаются.

Почти все тут — родственники. Поэтому мужчины ищут себе жен в других староверских селениях, иногда за сотни километров от Тасеевой. Федор Небобятов, например, привез свою будущую жену из деревни Безымянка, одного из самых известных старообрядческих населенных пунктов в Красноярском крае. Учительница Ольга Валерьевна родом из Хакасии. Некоторые в поисках невест добираются до Тувы.

Услугами ЗАГСа пользуются не все, разводов здесь нет, детей стараются регистрировать официально. Свидетельство о рождении и паспорт — основные документы. А вот ИНН старообрядцы не любят, как и разные бумаги и карточки с номерами и штрихкодами — считают, что в них грех.

— Вот ведь загадка! ИНН нет, поселка официально нет, а налоговая завсегда находит, — задается вопросом один из местных жителей.

— Выписываем газеты, читаем, пересказываем друг дружке о том, что в мире творится. Спрашиваем новости и при поездках, например в Кирсантьево, — рассказывает Антонина.

Желающих уехать из общины мало, хотя местные жители и рассказывают о братьях-сиротах, которые сумели получить высшее образование и теперь успешные бизнесмены в Красноярске и Канске. Местной гордостью считается семья «латиноамериканцев» Симошиных, приехавшая в Кирсантьево из Уругвая, где живет многочисленная старообрядческая община.

«Зеленый» туризм

В чем староверам не откажешь, так это в наличии предпринимательской жилки. Многие известные купеческие семьи и промышленники дореволюционной России были староверами. Тот же Савва Морозов, один из богатейших людей своего времени.

Сегодня жители приангарских деревень развивают сельское хозяйство. Несмотря на суровый северный климат, выращивают на огородах даже арбузы. Развито производство меда, добыча зверя и рыбалка. Продолжают рубить и сплавлять лес для деревообрабатывающих компаний. Готовы поставлять продовольствие для столовых бюджетных организаций и компаний — нет в приангарских районах сельского хозяйства, приходится везти аграрную продукцию из Красноярска.

Благосклонно отнеслись староверы к идее Храмцова организовать в этих местах «зеленый» туризм — красивые места, экологически чистые продукты, осталось только заманить путешественников. Возможно, в 2017 году будет организован первый туристический маршрут.

Деревни семейских староверов

Старообрядческая церковь является действительно уникальным явлением в истории российского православия. Мало кто знает, что удивительные религиозные традиции сохранились и в наши дни. Во время гонений на последователей старой формации церковных обрядов, они отселялись в самые удаленные уголки империи, где можно было скрыться от любопытных глаз и желающих разрушить их веру. В Республике Бурятия имеются две уникальные деревни Тарбагатай  и Новая Брянь, где проживают так называемые семейские староверы. По переписи населения 2010 года их осталось всего 26 человек. Такой кусочек живой истории не мог остаться без внимания туристов, да и обитатели этих поселений активно принимают всех гостей.

История и интересные факты

После раскола церкви люди, нежелающие переходить в новую формацию религии стали выселяться с земель современной Беларуси на территорию Забайкалья. Всего такие выселения проводились в несколько этапов, часто против воли людей. Повода для их наказания не было, но при этом они не вписывались в общую картину нового мира и церковных канонов. Поэтому последний раз их депортация производилась уже в 1795 году, в последние месяцы правления Екатерины II. Это переселение сопровождалось многочисленными обещанными льготами.

Ключевой особенностью стало то, что они практически не знали гонений. За годы существования общины развивали широкоформатное сельское хозяйство, которое существует также и в наши дни. Так как они постились до 250 дней в году очень строго, то скотоводство не играло решающей роли. Именно благодаря их усилиям одной из самых богатых в регионе стала Верхнеудинская знаменитая ярмарка. Уже в 19 веке эти люди начали активно ассимилироваться с прочим населением, активно работая на золотых приисках, где они считались лучшими рабочими.

Их жилища практически не изменились со времён Новгородского княжества. Исследователи говорят, что всё построено строго по тем самым традициям. Аутентичный внешний вид деревень активно привлекает туристов. То, что археологи находят на раскопках, активно используется ими и в наши дни. На общем бревенчатом фоне сильно выделяются расписные ставни, богато украшенные узорами.

До сих пор семейские не курят, не злоупотребляют алкоголем или вообще не пьют. Часто в их рационе преобладает травяной чай и различные настои, а бутылка водки на полке в доме обычно стоит только в качестве инсталляции.

В наши дни

Сейчас эти деревни очень популярны у туристов. Ведь именно здесь можно увидеть небольшие старообрядческие храмы, сохранившиеся до наших дней в совершенно нетронутом виде. Общий колорит дополняют потомки семейских переселенцев 18 века, до сих пор носящие в повседневном быту традиционную одежду.

Зачем русских староверов из Южной Америки собрали в России — Российская газета

Они родились в Бразилии, но сохранили русскую веру и русский язык. И теперь могут насовсем вернуться в Россию. Хотя нет, не вернуться — переехать жить. Потому что из России уходили не они, а их предки, которых подвергали гонениям за старую веру. Теперь русских старообрядцев из Южной Америки везут на русский Дальний Восток — показывать места, где им готовы дать большие земельные наделы.

Владимир и Марья Санаровы из деревни Санта Круз (Святой Крест, значит), что в бразильском штате Парана, занимаются земледелием. На больших полях они выращивают бобы, хлеб, разные овощи, арбузы. Еще русские бразильцы сдают молоко. В каждом хозяйстве есть огромный бак, к которому каждый день приезжает молоковоз.

Русские люди в Бразилии живут сельским хозяйством. Правда, в последнее время жизнь там все сложнее — экономика страны в упадке, что сказывается и на земледельцах. Все это заставляет чаще смотреть в сторону России, которая заинтересована в русских переселенцах на Дальнем Востоке.

Русские староверы в Бразилии не прячутся от мира, как считают некоторые. Например, деревушка Санаровых в полутора часах езды от главного города штата — Куритибы — расположена в укромном месте. К ней можно проехать, свернув с трассы по указателю, на котором написано «Colonia dos russos».

Владимиру 47 лет, Марье — 42. У них трое детей, есть внуки. Русские староверы в Бразилии активно пользуются соцсетями и используют новые гаджеты. Но при этом одеваются по-старинке. Женщины носят длинные платья и убирают волосы в платок. Мужчины, само собой, носят бороды, рядятся в рубахи и подпоясываются.

Это сильное впечатление — увидеть, как в бразильской глуши по деревенской улице идет женщина в сарафане и приветствуют соседей: «Здорово живете!»

Так было четыре года назад, когда мне удалось побывать в Санта-Крузе, такой же уклад сохраняется и сейчас. Дедушке Антону — отцу Владимира — тогда было 80 лет. Его не стало год назад. А в 2014-м он рассказывал, что родился рядом с Харбином (в Бразилии вообще много русских выходцев из этого китайского города, который когда-то считался русским). Из Маньчжурии, когда ситуация в Китае резко изменилась, пришлось уезжать в Бразилию.  

И вот — снова Дальний Восток. Теперь, правда, для детей дедушки Антона. Или внуков. Вопросами их переселения занимается созданное в 2015 году Агентство по развитию человеческого капитала. Его представители несколько раз ездили в Южную Америку и агитировали русских старообрядцев переезжать в Россию.

— Теперь представители общин приехали посмотреть все вживую, чтобы принять решение. Самим переезжать или сыновей отправлять сюда. Агентство готово всячески содействовать переселению русских людей на Дальний Восток, — говорит Павел Мальченко, который сопровождает старообрядцев в России.

Он встречает их в аэропорту. В Москву прилетают староверы не только из Бразилии, но и из Аргентины, Боливии, Уругвая. Впереди — Москва, а потом перелет во Владивосток, затем дорога в Дальнереченский район, Хабаровский край, Еврейскую автономную область, Амурскую область, Бурятию и Забайкальский край. Еще, говорят, русских старообрядцев хочет видеть на своих землях правительство Карелии.

А Марья с Владимиром хотят задержаться в России подольше. В Калужской области у них живет родня и, чувствуется, оставаться на Дальнем Востоке им бы не очень хотелось. Хотя, возможно, они посмотрят на все по-другому, побывав там.

Но почему гектар готовы давать безвозмездно только на Дальнем Востоке? Поля зарастают лесом и в Тверской, и в Смоленской, и в Калужской, и во Владимирской областях. Это не тысячи, а сотни километров от Москвы. Земля там, возможно, не слишком плодородна и нет такого уединения, как у староверов на Дальнем Востоке. Но старообрядцев из Бразилии это, судя по всему, не слишком смущает. Еще подлетая к Москве, они спрашивали, глядя в иллюминатор, что убирают на полях.

Брат Владимира Александр (ему 54) в этой поездке по России — на свои деньги (остальным билеты и проживание оплачивает агентство). Говорит, одному было бы не так сподручно, а тут вместе со всеми удастся посмотреть много мест.

Везде со старообрядцами собираются встречаться местные власти. Будут рассказывать про программу «Дальневосточный гектар», льготы и помощь. Но старообрядцев предупредили, что не все так красиво и просто, как кажется на первый взгляд. Так что они, и без того не слишком доверчивые, в России чрезвычайно осторожны.

В Москве всех разместили в кельях Преображенской старообрядческой общины на Преображенском валу. В советское время эти корпуса отдали под жилье. Многие, как говорят здесь, приходят сюда и рассказывают, что жили в монастырских постройках или вообще в башнях. Правда, главный храм не закрывался ни в Отечественную войну 1812 года, когда французы жгли город, ни в Великую Отечественную. Недавно здесь подняли из архива книги прихода за 1941 год. Людей в дни, когда немцы подходили к Москве, тут стало только больше…

Правда, остальную территорию общины застроили всякими постройками, в том числе гаражами, а потом открыли на территории колхозный рынок. Он и теперь существует. На него старообрядцы, оставив вещи в кельях, отправились за едой.

День был постным, поэтому мясные ряды все дружно миновали. Приценились к рыбе, сверяясь с курсом бразильского реала, российского рубля и американского доллара. А купили хлеба, квашеной капусты, овощей и фруктов. Особенно по душе пришлись луховицкие огурцы, тверская черника, узбекские виноград и дыня. Кроме того, кстати пришелся сергиево-посадский разливной квас. От ананасов, апельсинов и «прочего фрукта» отказались. Такое и в Бразилии есть. 

Тем временем, торговцы и торговки на рынке, оценивая наряд староверов, пытались угадать, что это за покупатели и из какой они страны. Услышав по-русски «русские из Бразилии», пребывали в некотором замешательстве.  

Пока Владимир с Марьей щедро посыпали огурцы и помидоры солью и нарезали хлеб в столовой монастырской гостинички, Александр задержался в коридоре возле огромной копии суриковской картины «Боярыня Морозова». Ее с поднятым вверх двуперстием увозят на санях по рыхлому снегу.

А в Бразилии сейчас весна…

— Да, там мы и родились, и выросли. И даже чуть не состарились, — щурится Александр Санаров, как будто ему в глаза светит солнце. 

В России у него живет сестра и два шурина. Три года как они переехали в окрестности Дальнереченска из Боливии. На вопрос, нравится ли им в России, Александр отвечает так:

— Они об этом не шибко говорят. Сказали так: «Мы приехали — нам понравилось. Другие пущай сами смотрят». Вот мы и посмотрим — увидимся с ними.

Для Санаровых это самое далекое путешествие, хотя Марья с дочерью Феофанией зимой приезжали в Москву, откуда путешествовали в Петербург, Ростов-на-Дону и Сочи. А Александр летал к дочери в США. Ему сложно представить, что ждет впереди и что заставит его переселиться в Россию, «пока не состарились»:

— Нам главное, чтоб земля была. Чтобы работать на ней можно было. Мы к этому привыкшие. У себя бобы выращиваем, по-португальски это сожа. Кукурузу, пшеницу, фасоль сеем. И арбуз, бывало, сажали. А нонче не стали…


P.S. Марья Санарова согласилась вести дневник своего путешствия по России для «Родины». Мы будем следить за ним ее глазами. Подписывайтесь на обновления в наших соцсетях — здесь, здесь и здесь.

Деревня Простоквашино в Нижегородской области скоро станет центром притяжения для туристов

На каникулы в деревню Простоквашино! Да-да, название прямо как в любимом мультфильме. Такое местечко и правда существует в Нижегородской области, и совсем скоро оно станет центром притяжения для туристов. Колорит невероятный! Тут есть и свой почтальон Печкин, и кот, чем не Матроскин.

До настоящего Простоквашино не добраться на электричке. Это северная деревушка в Нижегородской области. Автобус приезжает раз в день, а больше местным жителям и не нужно. Здесь всего одна маленькая улочка и четыре жилых дома зимой.

Больше трех сотен лет назад деревню основали староверы, они живут здесь до сих пор. Правда, надеяться на радушный прием не стоит, предупреждает местный краевед.

– А нас в гости пустят? 

– Очень строгие порядки. Мало, кто из староверов решится пригласить в гости и даже выйти к вам сюда вот навстречу, – говорит Александра Красильникова, сотрудник Народного краеведческого музея.

Нашлась лишь одна семья, где телекамеры не испугались. У Евдокии Михайловны с сыном дома есть телевизор. Что здесь само по себе редкость. Только вот времени на отдых в деревне почти не бывает. Работа с самого утра. В хозяйстве несколько десятков кроликов, куры, коза. В настоящем Простоквашино самая хозяйственная собака, а не кот. Именно под ее охраной находится главная кормилица семьи, Милка. Вот сейчас время обеда.

Алексей много раз читал повесть Эдуарда Успенского. Даже свой старенький трактор назвал «Митей», как в книге: «Я, правда, по всей деревне помогаю всем. Кому огород вспахать, кому сена привезти».

Вместо галчонка дома попугаи. А кот, хоть и Барсик, от Матроскина мало чем отличается.

– Колбасу любит. 

– А бутерброды с колбасой? 

– Еще лучше!

Большая печь, а напротив новая стиральная машина. Сегодняшний деревенский быт не отрицает прогресса. В деревне есть электричество и свет, а вот до интернета дело пока не дошло. Любимое занятие Алексея – вышивание, а Евдокия Михайловна несколько часов в день уделяет молитве. Как и принято у староверов, в особой одежде, которую нельзя показывать чужим людям. Обычно это сарафан, поясок и лестовка – старообрядческие четки, их передают из поколения в поколение. 

– Если придут к староверам на колодец, они и воды не дадут напиться. Но это и не от жадности, не от того, что им жалко воды. А от того, что кто-то попьет и осквернит колодец. И его надо около 40 дней обмаливать, – поясняет Александра Красильникова, сотрудник Народного краеведческого музея.

Местный Печкин велосипеду предпочитает автомобиль. Все-таки объехать нужно не одну деревню, а весь район. За 12 лет к почтальону Сергею жители Простоквашино успели привыкнуть: «Бывает такое, что людям можно и почитать, не видят. Старики. Ну вот, милый сын, прочитай, я не вижу. Может, от кого-то весточка пришла».

А недавно в деревне появились новые жители. Олег Голубев вырос в соседнем поселке и всегда мечтал сделать Простоквашино достопримечательностью своего района. Вместе с семьей обустраивает в одном из старых домов туристический центр. Проект уже выиграл областной и всероссийский гранты.

Из истории духовной культуры староверов деревни Богачевка Баймакского района :: URGAZA.ru

Источник: М.Маннапов. Старообрядчество (о староверах д.Богачевка Баймакского района) // Истоки. – 16-31 мая 2002. – №10. – С.10.

Примечание: Печатается с разрешения автора статьи на историко-краеведческом портале Ургаза.ру.

 

С малых лет не обошли меня стороной разговоры о деревне Богачевка Баймакского района. Говорили, что там живут самые ярые староверы-кержаки и проезжим людям воды испить не дадут, а если и угощали, то из специальной посуды, которую после ухода  незнакомца выбрасывали. К этой мрачной характеристике добавляли, староверы – люди немногословные.

Летом 2000 года, во время прохождения этнографической практики, я побывал в этом населенном пункте. К сожалению, не нашел ни одного истинного старовера и вынужден был с этим смириться. Информант А.И.Трушин сообщил, «что таковых сподвижников старой веры почти не осталось. Вот человек помрет, придут сельчане, покрестятся и уйдут. Больше на водку смотрят, чем на веру предков».

Второй раз я столкнулся со старообрядцами в ходе изучения истории села Яковлевка Баймакского района, основателями которого являются мордва-староверы. Изучая историю родного села, я постепенно заинтересовался исследованием мордовского переселения в Башкирское Зауралье. В ходе сбора материала я обратил внимание на то, что многие опрашиваемые мной информаторы говорили не «старовер», а «сталовер». Слово «кержак», по словам информанта П.А.Горькова, впервые появилось в Сибири, где на правом берегу реки Кержа жили староверы и по ним всех сторонников Никона называют «кержаками». Староверы крестятся не как православные, щепотью, а двумя пальцами – указательным и средним. Когда крестятся, они должны касаться пальцами плеч, лба и груди так сильно, чтобы был слышен звук, а не так, как у православных, «мух гонят», то есть по воздуху. Информант Е.М.Горькова сообщает, что православная щепоть среди староверов называлась «щепотью табака». Имел название также и староверский крест – «Свята Троица». Информант А.Ф.Исаева сообщает, что старовер не будет совершать молебен, если рядом находится православный. Как только православный совершит свой религиозный обет и уйдет, начинает молиться старовер.

С собой староверы молиться брали «лествочку» – четки. Шили ее сами из материи, и была это очень кропотливой женской работой. Лествочка состояла из так называемых «бугорков», их число строго оnpeделено и каждый «бугорок» имеет свое значение. Для покойников шили лествочки из 10 «бугорков». Между «бугорками» имеются «пространства», которые также имеют свои названия. Так, если в процессе перебора четок попадается маленькое «пространство», старовер должен произнести слова «Господи Иисусе Христе» 20 раз, а если большое, то те же самые слова произносят 40 раз. Если попал «бубенчик», то читают «Большую молитву», а их насчитывается пять и каждая имеет свое название. Молитву читают три раза в день. Утреннюю молитву называют «часами». За обедом совершают молебен и 3 раза произносят Иисусову молитву.

У староверов шесть дней недели считаются рабочими, а седьмой день – выходной. Попа у них нет, а есть настоятель. Церкви тоже как таковой нет, а на молебны ходят в молельный дом. У староверов Богачевки имелось священное место под названием Крестова гора, где в засуху испрашивали дождя у Бога. Восхождение на гору сопровождалось чтением божественных молитв. И поныне на данной горе стоит дубовый крест. У староверов Яковлевки священным считалось озеро, вокруг которого они поселились.

После замужества девушка носила две косы и «волосник». Волосник – это чепчик, который надевался на волосы и закреплялся шпильками под платком. Девушка была обязана его носить на людях. Замуж выходили только за староверов. На моленье ходили в сарафанах и в «рукавах». Рукава – это короткая блузка, которая из-за экономии шилась короткой, так как ее все равно не было видно под сарафаном. Платок должен быть обязательно на булавке. Варежки вязали с рисунками разных цветов, с бубенчиками.

Как я уже отметил, девушки выдаются замуж только за староверов. О связях Яковлевки и Богачевки говорит тот факт, что в Яковлевке в конце 1920-х годов был поп-мормон. А мормоны появились в Богачевке и отличались от всех остальных староверов деревни тем, что стригли волосы под горшок и бороду не брили.

Молодые люди должны были кланяться и снимать шапку перед пожилыми в знак уважения. Вместо слова «спасибо» говорили «Спаси Христос».

Из повседневной пищи староверов можно назвать борщ и лапшу. Среди староверов самой хорошей пищей считаются пельмени, а запретным мясом – конина.

Раньше чужак из ведра попьет – уже грех. Проезжий должен был иметь свою посуду или староверы при себе держали специальные блюда. Старовер, идя в гости, брал с собой ложку, кружку, чашку, дабы не конфузить себя и не вынуждать хозяина впоследствии выбрасывать посуду. Большим грехом считается у староверов фотографирование, но иногда приходится это делать при получении паспорта и в случае другой крайней нужды.

Человека, который уже при смерти, староверы кладут на пол, а иногда умирающий сам об этом просит. Опишу предпохоронный процесс. Умершего человека омывают. При этом староверы считают, что человека режет смерть и по ту сторону течет его невидимая кровь, которую нужно смывать. В этом заключается смысл обмывания покойника. Далее на покойника надевают новую одежду, затем умершего заворачивают в саван из белого коленкора. В былые времен саван назывался иначе – «сауна». Предназначение сауны – это предохранение покойника от нечистых духов. Затем тело кладут в гроб и рядом укладывают лествочку, рукописание, платочек и венчик на лоб. Рукописание нужно для покойника, чтобы тот шел к Богу. Рукописание – это типа заветов предков. На венчике имеются рисунки ангелов с Иисусом и молитвы. При отпевании поют «Отче наш», «Богородица» и «За упокой». Когда несут на кладбище, поют молитву.

На кладбище не положено было открывать лицо покойника. А если вдруг надо было открыть, то по веским причинам. Гроб не забивают, а только немного наживляют гвоздями. При предании покойного земле участники похоронного процесса совершают три поклона и читают молитву «Вечная память». Могилу копают 2×3 м. Раньше оградки к могиле ставить было запрещено, а сегодня они есть.

В годы советской власти староверов сильно притесняли, и они, помня об этом, не любят обращать на себя внимания. Поэтому говорить, что последователей старой веры в Богачевке нет, рано. Время покажет.

Экскурсия в деревню староверов «В гостях у семейских»

“В гостях у Семейских “, экскурсионный тур в настоящую деревню русских староверов.

Многогранна и многолика республика Бурятия. Культура разных народов, проживающих на территории республики, по-настоящему увлекает нас в незабываемые путешествия.

Экскурсия «В гостях у Семейских» перенесет Вас на юг от столицы Бурятии в Тарбагатайский район, где раскинулось редкой красоты земля: высокие горы и хребты, вековые сосновые боры, песчаные распадки и заливные луга в речных долинах.

По пути остановимся у горы «Омулёвка» (гора «Спящий Лев») — одном из святых мест буддистов и шаманистов Бурятии, с высоты которой Вы сможете насладиться живописной панорамой на долину реки Селенга. Вам будет сложно удержаться от ярких фотографий и многочисленных сэлфи.

В программу входит посещение одной из самых ярких и красивых старообрядческих деревень (с. Десятниково или с. Большой Куналей). Гостеприимные хозяева подворья ждут Вас с увлекательной этнокультурной программой, которая познакомит с уникальной культурой старообрядцев Забайкалья: 

— Вы соприкоснетесь с фольклором старообрядцев Забайкалья, чье уникальное многоголосное пение входит в список шедевров устного и нематериального культурного наследия человечества;

— Вы сможете участвовать в обряде одевания невесты под мелодичные семейские песни;

— Пройдете мастер-класс  по приготовлению блюд в русской печи,  прядению  на самопрялке;

— Посетите дом-усадьбу, узнаете о быте, хозяйственном укладе старообрядцев;

— Посетите частный музей Культуры и быта семейских и Древлеправославный  храм.

А в завершении вы попробуете традиционной кухни и даже, угоститесь парой рюмочек настоящей сибирской самогонки на кедровых орешках.

Продолжительность:  6 часов.

При группе 8-10 чел — от 3 350 руб/чел. 

Отдых на Аляске и советы по путешествиям от надежных жителей Аляски

На окраинах Гомера возникли четыре тихие и уединенные русские старообрядческие общины. Они покинули свою родную страну в поисках свободы поклоняться по-своему.

Первой (и самой простой для посещения) общиной русских старообрядцев на полуострове Кенай был Николаевск, расположенный в 10 милях к востоку от мыса Якорь на Северной развилке дороги, недалеко от северной развилки реки Якорь. Основанный в 1968 году пятью семьями при финансовой поддержке Фонда Толстого в Нью-Йорке, Николаевск вырос примерно до 300 жителей.Здесь есть почта, небольшой ресторан, где подают блюда русской кухни, художественные магазины, гостевые дома и красивая церковь Святого Николая. Приезжающим в Николаевск рекомендуется обращать внимание на знаки, указывающие на ограничение низкой скорости, и запрашивать разрешение перед съемкой.

Еще три русских старообрядческих села расположены восточнее Гомера. Вознесенка расположена за концом асфальтированной дороги Ист-Энд, примерно в 23 милях от Гомера. Раздольна, расположенная примерно в 25 милях от Гомера, может быть достигнута по гравийной дороге, которая сворачивает с Ист-Энд-роуд.Дома в каждой из этих деревень расположены на холмистом склоне холма с видом на залив Качемак. Качемак Село расположен между береговой линией бухты и каньоном, недалеко от устья ручья. Дорог общего пользования в село нет. Одежда красочная, традиционного стиля: мужчины и мальчики носят вышитые рубашки и ремни ручной работы, а женщины и девушки носят платья до щиколоток. После прибытия на полуостров Кенай многие русские старообрядцы стали промысловыми рыбаками, построив собственные лодки и проводя лето на рыбалке.С тех пор другие открыли свои предприятия на полуострове Кенай и в других общинах Аляски.

Уединение и сохранение образа жизни важны для русских старообрядцев. Помните об этом с уважением, посещая одно из их сообществ.

Деревня старообрядцев — Удивительное / потрясающее развлечение. — Отзыв о За Байкалом, Улан-Удэ, Россия

Прочитав пару отзывов на сайте За Байкалом, мы решили заказать старообрядческий однодневный тур.Мы были счастливы, что сделали.

Елена, которая приехала забрать нас из дома на машине с водителем, была идеальным гидом. У нее был отличный английский — она ​​провела год в США по программе Фулбрайта — и она ответила на все наши многочисленные вопросы, не только о старообрядчестве, но и о жизни в России в целом. Во время разговора мы обнаружили, что наш водитель тоже немного говорит по-английски, поэтому мы также смогли вовлечь его в разговор.

По пути в первую деревню старообрядцев мы остановились, чтобы подняться на холм, с которого открывался прекрасный вид на сельскую местность, а затем отправились в небольшой музей, наполненный местными артефактами. основатель.Он говорил только по-русски, но переводчиком выступила Елена. Поскольку он был сыном деревенского священника, он затем отвел нас в маленькую церковь и показал нам и ее.

Изюминкой поездки стало посещение другой деревни, где нас встретила в своем доме местная дама (вдова) в яркой традиционной одежде. Она накормила нас традиционной едой в гостиной, оформленной так, как это было бы много лет назад, хотя нас заверили, что остальная часть дома была вполне современной! Еда была восхитительной — даже сало ее собственной зарезанной свиньи.Блюдо следовало за блюдом, и мой друг-вегетарианец мог много съесть, в то время как наша хозяйка болтала с нами обо всех аспектах местной жизни. И снова Елена выступила в роли переводчика, и после еды нам устроили демонстрацию традиционной свадебной церемонии, где я был одет как невеста, а наш водитель был одет как жених …

Мы узнали гораздо больше об этом районе. чем мы когда-либо путешествовали бы на собственном ходу, хотя в целом мы так предпочитали.Мы действительно очень рекомендуем эту поездку.

старообрядцев в Литве «Истинная Литва

Старообрядцы, пожалуй, самая скрытная традиционная религиозная община Литвы, прибыли из России в конце 17 века. Они селились в небольших деревнях вдали от основных дорог. Некоторые из них настолько хорошо спрятаны, что даже сегодня до них можно добраться только по второстепенным грунтовым дорогам и только с хорошим бумажным атласом вместо системы GPS.

Многие такие деревни с тех пор вымерли, и их дома рушатся, но, возможно, чаще всего церковь в такой деревне все еще предлагает редкие празднования Святой Мессы для старообрядцев, которые периодически возвращаются туда из больших городов (за исключением этих редких дат. церкви заперты).Сегодня кладбище часто является самым оживленным местом в таких местах, потому что родственники приезжают навестить могилы своих предков.

Некоторые из деревенских старообрядческих церквей являются настоящими шедеврами деревянного зодчества, например, церковь в лесном Перелозе (Ионавский район) или в Юргелишке (Швенченский район), башня которого, к сожалению, обрушилась.

Две деревенские старообрядческие церкви в Аукштайтийском районе с двумя разными судьбами.Изысканная башня в Юргелишке, район Швенчёнис (левое фото, 1935 г.) с каждым годом все больше наклонялась, пока окончательно не рухнула в 2008 г. (снимок сделан после обрушения). Церковь в Перелозай Йонавского района (фото справа, 1905 г.) десятилетиями простояла в ветхом состоянии, но недавно была отремонтирована. И все это несмотря на то, что в 1970-х годах Перелозай был полностью заброшен, и с тех пор все деревянные дома рухнули. Обе церкви до сих пор используются для редких масс. Подъехать к ним можно только по гравийным или грунтовым дорогам.© Августинас Жемайтис.

Старообрядческая община (и ее церковь с блестящим куполом) в Вильнюсе также находится вдали от центра города и основных магистралей, в южном районе Науйининкай. Это сообщество, однако, более оживленное, и здесь все еще часто бывают трехчасовые мессы во главе с обычными людьми, а не священниками.

Старообрядцы считают, что после Никоновской реформы русского православия (17 век) рукоположение в священники недействительно. Так что у них нет иерархии и даже алтарей, иконостас составляет заднюю стену в их церквях.Традиционные старообрядцы даже отказывались есть те же блюда, что и люди других вероисповеданий, поэтому у них были отдельные тарелки и чашки для гостей-не старообрядцев.

В Литве 43 старообрядческих церкви. Большинство из них находится в Аукштайтийском районе, а некоторые — в Дзукии. 0,9% всего населения следуют вере.

Городской старообрядческий костел в Каунасе, основанный в 1906 году староверами, которые переселились из деревень. © Августинас Жемайтис.

старообрядческих деревень на Чудском озере, Эстония

Старообрядцы впервые поселились в Эстонии в середине 1600-х годов. В то время в Русской православной церкви происходили серьезные реформы, и не все были согласны. Те, кто решительно выступал против реформ, были названы «старообрядцами» и осуждены церковью. Многие бежали от религиозных преследований и искали убежища через границу в Эстонии, контролируемой Швецией. Поселения возникли на берегах Чудского озера, протекающего между двумя странами.Я представляю, как русские беженцы с тоской смотрели через воду на свою родину в надежде однажды вернуться, но, может быть, я просто романтик. Старообрядческие деревни Эстонии существуют и по сей день. . Многие соединены автомагистралями и дорогами, идущими параллельно Чудскому озеру. Мы с другом пошли по так называемому «луковому маршруту», когда ехали на север из Тарту в Нарву.

Следуя коричневым дорожным знакам со словом «кирик», что по-эстонски означает церковь, мы начали наш самостоятельный тур в деревне Варня .Когда я шел по улице от церкви из красного кирпича, бабушка улыбалась со своего крыльца. Стол во дворе был уставлен луком, картофелем и солеными огурцами, и я сожалею, что не остановился, чтобы купить их. Чудский лук был привезен из России старообрядцами и до сих пор выращивается традиционными методами.

Двигаясь на север по узкой дороге , мы мельком увидели Чудское озеро между домами и рыбацкими лачугами справа от нас.Несколько жителей ухаживали за своими садами, но в остальном мы были в дороге одни. Мы миновали большое кладбище с кирпичными воротами и горчично-желтую молельню, которая выглядела недавно отреставрированной.

Мы медленно двинулись вперед, любуясь, насколько все опрятно и опрятно. Не нашлось даже мусора. Несколько человек рубили дрова, чтобы пополнить и без того внушительные зимние запасы. Потом мы прошли мимо трех бабушек, сидящих на скамейке, и я взвизгнул от восторга.Мой друг поставил машину задним ходом и двинулся назад, пока мы не оказались рядом с женщинами, которых, казалось, позабавило это развитие событий. Тот, кто посередине, сразу же начал с нами болтать, как будто мы давно потерянные друзья . Если бы мы только могли понять, о чем она говорила! Мой друг спросил, можем ли мы сфотографировать их, и они согласились, поэтому я выскочил и сфотографировался. Дамы сделали свои серьезные респектабельные лица перед камерой, так что вы просто должны поверить мне на слово, что они были счастливы, и послал нам поцелуи , когда мы в конце концов уехали.

Следующий знак указывал на старообрядческую церковь Касепаа. находился в 0,2 км от главной дороги. Нынешнее строение из лососево-розового дерева датируется 1902 годом, хотя молебны на этом месте непрерывно проводились с 18 века. Я понятия не имею, как это удалось за 40 лет советской оккупации.

Несмотря на то, что в Музее старообрядчества Колкья горел свет, никто не ответил, когда я постучал в дверь.Мы направились к церкви Суур-Колкья. Этот солнечный желтый молитвенный дом XIX века был поврежден пожаром, но его прихожане с любовью восстановили его. Мы миновали еще одно большое православное кладбище, затем Вайке-Колкью старообрядческую церковь . Удивительно, но небольшое здание цвета барвинка обслуживает 120 семей, многие из которых живут в Эстонии с 1770-х годов!

В этот момент мы отчаянно нуждались в перерыве в ванной, поэтому вместо того, чтобы идти по озерной дороге в следующую деревню Нина, мы пошли по маршруту 242 в город Алатскиви.Здесь мы нашли очень милую женщину, работающую в круглосуточном магазине, которая сказала нам , что мы обязательно должны увидеть соседний замок . Замок Алатскиви был построен в 1880-х годах как семейный дом барона Арведа де Нолькена. Шведский дворянин, по-видимому, смоделировал свою королевскую обитель на замке Балморал в Шотландии, где он когда-то останавливался в качестве гостя королевы Виктории. Сходство, безусловно, поразительное!

Мы ехали на север по 43-му маршруту около 20 минут, затем свернули прямо на местную дорогу, которая огибает озеро. Муствеэ — крупнейшая старообрядческая деревня и столица Чудского озера. Мы обнаружили, что почти все двери закрыты ставнями, когда мы проходили во вторник в октябре и были совершенно одни на общественном пляже. Это было невероятно мирно.

Лохусуу была последней деревней , которую мы увидели на шоссе 3. Ее привлекательная каменная церковь стояла среди нескольких ухоженных домов. Молодая девушка с шарфом, закрывающим волосы, выглянула из двери и помахала рукой.Как бы нам ни хотелось исследовать оставшиеся города вокруг Чудского озера, мы также хотели добраться до нашей гостиницы в Нарве до наступления темноты. Подробности об этом очаровательном городе читайте в следующем посте!

Что следует знать перед посещением старообрядческих деревень Эстонии:

  1. Подробные карты доступны в бюро туристической информации по всей Эстонии. Я рекомендую взять их с собой перед посадкой.
  2. Основные дороги с твердым покрытием и в хорошем состоянии.Гравийные дороги часто заканчиваются рядом с чьим-то сараем.
  3. Туалеты немногочисленны и редки. Лучшие варианты, которые я нашел, — это Circle K на шоссе 3 возле Муствеэ и местный магазин в городе Алатскиви.
  4. Общественный доступ к Чудскому озеру находится в Муствеэ и Каллесте. Нет необходимости убегать по грязи, как я сделал в первый раз, когда увидел воду.
  5. Чтобы посетить музеи старообрядцев Муствеэ и Колкья, необходимо позвонить заранее.
  6. Ресторан Kolkja Fish and Onion, очевидно, открыт каждый день в течение лета, но с октября по март его необходимо бронировать заранее.Это верно и для многих кафе в Муствеэ.
  7. Большинство церквей открыты только во время воскресных молебнов.
  8. Если вы планируете войти в какую-либо из церквей, оденьтесь соответственно. Женщинам следует покрывать голову платком.
  9. Спросите, прежде чем кого-то фотографировать. Люди, которых я встретил, были дружелюбны и в целом приветливы. Улыбка имеет большое значение!
  10. Старообрядцы в Эстонии говорят на своем древнем диалекте. Мы могли общаться, используя небольшое количество английских, русских и немецких слов, а также множество жестов руками.

ПИН!

РУССКИЕ СТАРЫЕ ВЕРУЮЩИЕ В ЭСТОНИИ
Пономарева.Г.
Переводчик: Гришакова М.

Западное побережье Чудского озера было заселено в конце 16 века, хотя русские рыбаки приезжали сюда ловить рыбу еще в 13-14 веках. В 16-17 веках население было преимущественно эстонским. Российские рыбаки составляли до 20% населения северо-западного побережья. По мнению А.Моора, исследователя Причудья (район Чудского озера), рыболовство для эстонцев было второстепенным: они предпочитали земледелие.

Первые русские старообрядцы (староверы) появились на берегу у Муствеэ в конце 17 века. Конец 18 века ознаменовался нарастающим переселением старообрядцев из Витебской, Новгородской и даже Тверской губерний. Русское население увеличивалось в основном в деревнях, занимавшихся рыболовством. Эстонцы жили в местах, благоприятных для земледелия.

Прежде чем говорить об истории старообрядчества в Эстонии, следует обратиться к истории Русской Церкви. Приняв христианскую православную веру от византийских греков во время правления великого князя Владимира в 988 году, русские считали его священным до середины XVI века: они считали его своим неприкосновенным национальным священным достоянием. Русские переняли греческие формы богослужения, обрядов, обычаев и церковного строя.

После прихода к власти патриарха Никона в 1653 году началось реформирование Русской Православной Церкви (в основном по политическим причинам и из-за личных амбиций патриарха).Реформы включали исправление текстов богослужебных книг, изменение обрядов, отмену приземленных поклонов, способ креститься на трех пальцах вместо двух и т. Д. Правительство поддерживало преследование непослушных законами и военной властью. Духовенство, сопротивлявшееся реформам, было истреблено. Сторонники старообрядчества остались без руководства. В 1665 году был убит епископ Павел Коломенский. В 1668 году правительственные войска осадили Соловецкий монастырь: он был взят в 1677 году.Те, кто остались живы, были заключены в тюрьму. В ноябре 1675 года боярыня Морозова умерла в земляной тюрьме от голода. В апреле протоиерей Аввакум был сожжен заживо после четырех лет заточения. Старообрядцев жестоко преследовали, высылали, пытали и казнили по всей России. Их церкви, иконы и дома были сожжены. Они укрылись за границей, на Балтике и даже в Америке. После раскола старообрядцы разделились на несколько ветвей (союзов). «Поморцы» (поморы) и «федосеевцы» (федосеяны) нашли приют в Эстонии.Враги старообрядцев называли их «раскольниками», а старообрядцы — «староверами». После царского указа о толерантности (17 апреля 1905 г.) статус старообрядцев и название «старообрядцы» (впервые в указе Екатерины Великой от 13 августа 1785 г.) были узаконены.

Относительно мало известно о старообрядцах, бежавших в Эстонию в конце 17 века. Больше информации о старообрядческом монастыре в Ряпино. Здесь поселились адепты основателя федосейского согласия Феодосия Васильева.В 1710 году они основали монастырь. Они построили мельницу, кузницу и ряд зданий, занимались сельским хозяйством и рыболовством. В 1718 году настоятель Константин Федоров покинул монастырь и стал врагом старообрядцев. Он был назначен священником в Ямбурге (ныне Кингисепп) и получил право влиять на судьбу старообрядцев. Федоров писал письма в Ряпинский монастырь, угрожая отправить солдат для расправы. Вскоре угроза была реализована. Поводом послужило ложное донесение солдата Петра Тюхова.Тюхов сообщил о том, что в усадьбе Ряпино прячутся беглецы. Об опасности старообрядцы узнали незадолго до прибытия солдат. Одни взяли лошадей и уехали, другие разбежались. Солдаты преследовали и арестовывали старообрядцев. Последних привезли в Юрьев (Тарту), пытали, привезли в Петербург и снова пытали. Вскоре выяснилось, что это ложное сообщение. Гонения, тем не менее, продолжались, и в 1719 году Ряпинский монастырь был разрушен. Строительство старообрядческих молитвенных домов в Причудье началось в начале 18 века.Так, молельный дом в селе Кикита был построен новгородским купцом Никитиным и одним из московских бояр Морозовых в 1740 году. Сюда же привезли богослужебные книги, четыре колокола и всю необходимую утварь.

К концу 18 века новые молельные дома появились в селах Варня, Красные Горы (Калласте), Касепели, Колки и Черный Посад (Муствеэ). В начале 19 века молельные дома, наоборот, были закрыты. В период правления царя Николая I (1825-1855) репрессии против старообрядцев усилились.Распоряжение о закрытии всех старообрядческих церквей пришло из Риги (центр Лифляндского воеводства, к которому принадлежал также Дерптский уезд). В 1837 году молельный дом Кикита был опечатан. 5 марта 1846 года старообрядцы этого села обратились в Министерство внутренних дел с ходатайством о возвращении им личных икон с «родительским благословением». В декабре из Санкт-Петербурга поступил ответ: «Разобрать молельню, передать иконы и богослужебные книги единоверцам с. Черная (Муствеэ)» (единоверцы были ветвью единоверцев. спонсируемая государством Русская Православная Церковь, призванная вернуть старообрядцев в церковную иерархию).28 февраля 1847 года молельный дом Кикита был разобран.

В XIX веке власти всячески пытались укрепить позиции православия в Причудье. В селе Нос (Нина), где проживают православные, построили новый православный храм. В 1830-е гг. Ее священник А. Орлов неоднократно писал доклады против старообрядцев. На основании этих сообщений часто возбуждались уголовные дела. Против старообрядцев были предъявлены следующие обвинения: их дети были крещены в их веру, родители не состояли в браке в Православной церкви, и, наконец, старообрядцы обвиняли Православие и его служителей.По старообрядческому обычаю запрещалось не только крестить и жениться, но и хоронить. Так, начальник Тартуской полиции приказал ночью похоронить наставника-старообрядца. Православные священники забирали детей у родителей, чтобы крестить их в православную веру и получить образование в русских православных семьях. Были и среди старообрядцев богатые и влиятельные люди. Например, старообрядческие купцы из Дерпта неоднократно давали взятки милиции. Но силы были неравны. Молитвенные дома были опечатаны в середине 1840-х годов.Остался только молельный дом в селе Касепае.

Причудские русские деревни неоднократно привлекали внимание русских писателей. Так случилось, что Фаддей Булгарин проезжал через село Черная (Муствеэ). Ему нравилась деревенская архитектура и богатство ее жителей. «Поселок Черная построен на отлично, здесь в основном двухэтажные дома с башнями и балконами. Повсюду видны магазины, мастерские, рыболовные снасти; отовсюду проявляются достаток и веселье».Сами жители казались писателю симпатичными: «Улицы были многолюдны. Посередине столпились высокие, здоровые и сильные мужчины; у ворот стояли розовощекые красавицы, ожидая коров. Милые, как амуры, дети порхали с места на место. «. Беседуя с крестьянами, Булгарин узнал, что «все они были старообрядцами и переселились сюда во времена шведского владычества». Булгарин был приятно удивлен, увидев, что русские крестьяне не живут в России, но остаются русскими. «Все они знают эстонский язык, но живут по-русски».

Эссеистка Екатерина Авдеева, которая в 1830-е годы жила у своего родственника, профессора М.П. Росберга, в Дерпте (Тарту), также интересовалась русскими деревнями Причудья.

Ее поразила русскость жителей Причудья. В своей книге «Заметки о русском старом и новом образе жизни» она написала: «Такого чисто русского поколения я давно не видела: сохранили свой язык, обычаи, одежду, почти все высокие, сильные, с телом. волосы светло-русые; волосы у детей как лен; все движения подвижны благодаря активной жизни «.И Авдеева, и Булгарин пытались поинтересоваться корнями жителей Причудья, но те ответили, что здесь уже жили их отцы и деды. Авдеева заметила, что Причудые россияне были очень честными. Воровство среди них неизвестно. Вещи оставались в лодке два дня без надзора, и их никто не трогал, пока владельцы были на ярмарке. Рыбаки помнят бедняков. Есть хороший обычай бросать сиротам последний невод. Когда рыбаки возвращаются с рыбалки, бедняки собираются на берегу и получают свою долю улова.Чрезвычайно интересны записи Авдеевой с ее женским интересом к деталям быта, обычаев и языка причудьцев.

Но были и православные русские, симпатизировавшие старообрядцам. Одним из них был известный писатель Николай Лесков, который по поручению министра просвещения А.Головина приехал в Ригу для исследования проблемы старообрядческих школ. Лесков считал раскол глубокой духовной трагедией россиян, разрушением национального единства.Доклад Лескова был написан в защиту старообрядцев. Писатель предполагал, что запрет старообрядческих школ преградит путь к начальному образованию тысячам людей. Писатель протестовал также против разорения молельных домов. Лесков приводит примеры притеснения старообрядцев. Таким образом, восемь староверов-наставников Дерптского (Тартуского) уезда были сосланы и умерли мученической смертью за веру. Лесков с возмущением писал: «Дерптские старообрядцы не имеют ни законных наставников, ни молельни, ни жен, ни детей, ни прав, ни обязанностей! Старообрядцы хотят иметь свои школы.Но они хотят, чтобы в этих школах преподавали свои учителя, чтобы православные священники не вмешивались в школьную жизнь. В результате появляются тайные старообрядческие школы ». Надо сказать, что Лесков неоднократно обращался к быту старообрядцев и в своих произведениях.

Школьное образование старообрядческих детей было одной из самых болезненных проблем XIX века. В конце XIX — начале XX века старообрядцы сами обучали своих детей чтению и письму на церковнославянском языке.Например, при Тартуском молельне была школа для старообрядческих детей, где обучение было бесплатным для детей из бедных семей.

В 1830-1840-х годах в селах Черная (Муствеэ), Лохусуу, Тихеда и Нос (Нина) были открыты первые русские церковно-приходские школы. Учителями были православные священники и псалмопевцы. Тем самым царское правительство преследовало двойную цель: православные дети, проживающие в Дерптском (Тартуском) уезде, должны были избежать влияния старообрядцев, а старообрядцы должны были избавиться от своей «ереси» благотворным влиянием православной церкви.В то время как в таких школах дети в основном изучали наизусть часослов и катехизис, они осваивали также арифметику и светское чтение и письмо. Однако в 1832 году старообрядческие школы были строго запрещены государством. Во второй половине 19 века были организованы тайные «тётушкиные» школы. Учителями были в основном женщины, хорошо знавшие богослужебные книги. Также было проведено дополнительное обучение пению «Крюковое» для подготовки новых певцов молитвенного дома.Девочек из Причудья отправляли в старообрядческие центры Петербурга и Пскова учить песнопения. В Пскове их учили пению и чтению в доме богача Хмельницкого и рукоделию в доме купца Батова. Вернувшись домой, они могли петь в молитвенных домах, учить детей в секретных школах и вышивать иконы. Старообрядцы потратили большие деньги на покупку старинных рукописных книг в Москве и Петербурге. Книги переписывались в Причудье. Среди старообрядцев было немало людей, знающих письменность 17 века.Можно сделать вывод, что старообрядцы не враждовали с образованием в целом, но хотели дать своим детям образование, укрепляющее основы их веры.

Поговорим немного о религиозной жизни старообрядцев. Так как публичные молельные дома были официально запрещены, богатые купцы-старообрядцы строили молельные дома как бы для своих семей. Отсюда и название «молитвенный дом». Иерархия старообрядцев была разрушена Никоном. Поэтому духовные лидеры (наставники) старообрядцев выбираются из числа членов прихода.Обычно это знатоки вопросов богослужения, самые респектабельные и достойные мужчины старше 40 лет. У старообрядцев особая религиозная одежда. Это азям — длинная мужская одежда с узкими рукавами, выполненная из темной ткани. Не у всех прихожан был азям, но он обязательно был у наставника. Хористки крылоса носили и до сих пор носят сарафаны из черной ткани. Им не разрешается входить в молитвенный дом с непокрытой головой, поэтому они носят большой платок, часто с кисточками. Платок заколачивается под подбородком.Запрещалось входить в молитвенный дом в вязаном платке. При богослужении старообрядцы всегда используют лестовки и подручник (ткань, которую кладут под руки во время молитвы). Лестовка использовалась уже в первые века христианства, но сохранилась она только у старообрядцев. Это разновидность бус: плетеная кожаная лента, пришитая в виде петли. К месту соединения концов ленты пришиты четырехканальные треугольные «лопастоки» («лопатки»), украшенные бусами и вышивкой: они обозначают четырех евангелистов.Лестовка используется для облегчения подсчета молитв и поклонов. Это помогает сосредоточиться на молитвах. Подручник — это довольно небольшой (40х40) коврик, который кладут на пол, чтобы держать руки в чистоте при выполнении простых поклонов или простираний. В вышивании лестовки и подручника соревновались девушки из старообрядческих семей. В молитвенных домах, как правило, мужчины стоят справа, а женщины — слева. Дети всегда стоят впереди. Служба строгая и торжественная.

Пасха — величайший праздник для старообрядцев.Это победа жизни над смертью, воскресение Иисуса Христа. Его отмечают три дня. К Пасхе готовится самая праздничная доска. В Пятидесятницу дома украшают березовыми листьями, яйца выкрашивают в желтый цвет. Пора навестить могилы родственников. После рождественской службы наставник и крылос (хор) обходят деревню, прославляя Христа в каждом доме.

Были и местные меценатские праздники церкви. Так на острове Пийриссаар отмечали день святых Петра и Павла.Все жители Причудья приехали сюда на лодках и праздновали несколько дней. День святителя Николая Чудотворца был важен и для рыбаков: святой считался покровителем рыбаков.

Семейные праздники, такие как свадьбы или крещения, также отмечались в Причудье. Обычно старообрядцы женились в том же или соседнем селе и обязательно исповедовали одну веру. Делать предложение девушке обычно приходили поздно вечером, чтобы не попасть под влияние «плохого глаза». Сделать предложение были отправлены ближайшие родственники жениха (мать, братья).Свадьбу праздновали через несколько дней после предложения.

Старообрядческие семьи были большими, потому что прерывание беременности было запрещено. Родил дома. На помощь пришли деревенские старушки. Если младенец был слаб и болен, его крестили как можно скорее. Здорового ребенка можно было крестить даже через два месяца после рождения. Название взято из церковного календаря. В Причудье много архаичных мужских и женских имен: Феофан, Филарет, Еликанида, Хиония и др.Крестную мать и крестного отца выбрала мама малышки. Сама она считалась нечистой и не могла присутствовать при крещении. Крестная мать, крестный отец (называемый «кум» и «кума») и родственники матери принесли младенца в молитвенный дом.

Погребение было самым значительным из обрядов. Перед погребением трое или четверо мужчин по очереди читают псалмы рядом с умершим. Обычно на захоронение приходили все жители села и знакомые умершего из окрестных сел. К гробу несли икону.Гроб был покрыт тканью, и наставник с кадильницей последовал за гробом. После погребения был устроен поминальный пир в честь наставника, родственников и соседей. Был обычай поклоняться, проводить поминальные службы на третий, девятый и сороковой день после смерти.

Староверский обычай употреблять раздельную посуду для своего и чужого народа был самым удивительным для представителей других конфессий, соприкасавшихся со старообрядцами. Побывав в Причудье в 1930 году, молодой ученый, будущий академик Поль Арист писал: «В каждом приличном доме есть особые блюда для иноверцев, так как вежливость требует гостеприимства».Также была отдельная чаша для новоиспеченной матери в старообрядческих семьях. Мужчина, который вернулся домой из других мест, использовал отдельную посуду, пока не очистился молитвой. Делить одну и ту же посуду с православными считалось грехом, но иногда это происходило вдали от дома.

Самовар, помимо отдельной посуды, является характерной чертой старообрядческого дома. Причудые люди пьют много чая. Воду брали только из озера, у берега. Было принято пить чай из блюдца с небольшими кусочками сахара.Семья употребляла около 100 граммов чая за два дня. Гостей всегда угощали чаем. Любовь к самоварному чаю вообще обычна для россиян, но дело в том, что для старообрядцев чай ​​запрещен. В Причудье этот запрет нарушен повсеместно. Потребность в чае местные жители объясняют обилием рыбной пищи, возбуждающей жажду. Запрещено употребление табака и среди старообрядцев. Этот запрет связан с распространением табака при Петре Великом, которого старообрядцы считали антихристом.

Рыболовство, основное занятие русского населения западного побережья Чудского озера, также оказывает влияние на местную русскую речь. По подсчетам Н. Бурдаковой, в причудских наречиях русского языка насчитывается около тысячи наименований рыб.

ХХ век существенно изменил жизнь старообрядцев. Первая русская революция не только вызвала волну политической активности русских крестьян, но и смягчила отношение правительства к старообрядцам. В 1917 году некоторые местные русские газеты писали о желании жителей Причудья присоединиться к демократической России.Немцы, эстонцы и русские, красно-белые армии прошли через Причудье во время гражданской войны. Было пролито много крови.

После подписания Тартуского мирного договора проблема границы стала самой важной и болезненной для населения Причудья. Жители западного и восточного берегов до революции постоянно общались. По обе стороны озера были знакомые и родственники. Границу, которая проходила по озеру, зимой обозначали еловыми ветками, а летом — буями.Иногда заблудившихся в тумане причудских рыбаков ловили советские пограничники, забирая у них лодки, рыболовные снасти и рыбу. Неудачливым рыбакам пришлось содержаться под арестом в Гдовской тюрьме. Ситуация ухудшилась во второй половине 1930-х годов, когда к рыбакам из Эстонии стали относиться как к шпионам. В 1920-30-е годы для ловли рыбы оставалась лишь узкая полоска, хотя до Причудья рыбаки ловили рыбу не только на Чудском, но и на Ладожском озере.

Второй очень болезненной проблемой была потеря рынка.Основная часть улова была отправлена ​​в Петербург, Псков и Москву. Теперь весь улов надо было продавать в Прибалтике. В 1920-30-е годы ряд жителей Причудья занимались как строительством, так и огородничеством: выращивали лук, цикорий, огурцы. Из-за потери рынка уровень жизни в период между двумя мировыми войнами был ниже, чем до революции, хотя люди Причудья, безусловно, жили лучше, чем рыбаки в Советской России. В это время старообрядцы Эстонии поддерживали тесные контакты с духовным центром прибалтийских старообрядцев — общиной Гребенщиков в Риге.Историк, писатель, ученый и общественный деятель Иван Никифорович Заволоко (1897-1984) основал «старообрядческий кружок ревнителей русской старины», задачей которого было изучение и пропаганда истории России и истории старообрядчества. С 1927 по 1933 год в Риге выходил журнал «Родное прошлое». Оно было поддержано пожертвованиями и личными средствами Заволоко. Он был посвящен вопросам религиозного и национального образования. Большое внимание уделялось жизни старообрядцев в Эстонии: сам Заволоко регулярно бывал в Причудье.Журнал был полностью перепечатан в московском издательстве «Третий Рим» в 1997 году, что свидетельствует о его значимости.

В конце 1920-х годов в «Родном прошлом» были опубликованы статьи известного причудского иконописца Гавриила Ефимовича Фролова. Фролов работал в иконописных мастерских в Режице (Резекне) и на Преображенском кладбище в Москве. Фролов был старообрядцем федосейского согласия; поэтому его образ жизни был суров и аскетичен. Он носил азям с юности, никогда не пропускал богослужения и ел только два раза в день, как положено старообрядческим уставом.Икону он начал писать только после молитвы, а потом сам освятил. Заработанные деньги он тратил на нужды общины и на покупку религиозных книг. Большое внимание Г. Фролов уделял детям. Он обучал старинному «крюковому» пению несколько поколений. Он основал школу по обучению церковнославянскому чтению и письму. Иконы Фролова были почти в каждом доме Причудья. Он не бросил рисовать, когда был очень болен. Фролов нашел средства на постройку старообрядческой церкви в Раюши (Раджа) и сам ее украсил.Он был мастером древнерусской иконописи. Многоярусный иконостас включал около двух сотен изображений святых и библейских сюжетов. К сожалению, во время войны церковь сгорела. В 1990 году приходом была восстановлена ​​церковная башня высотой 50 метров.

Два ученика Фролова хорошо известны: Пимен Софронов (1898–1973) и Марк Солнцев (умер в 1958 году). Пимен Софронов работал в иконописной студии в Риге в конце 1920-х годов. Затем он переехал в Европу и возглавил иконописные школы и училища в Париже, Праге и Белграде.В 1939 году его пригласили работать в Ватикан. После войны Софронов переехал в США, где украшал церкви и руководил курсами живописи. В 1968 году, незадолго до смерти, он посетил родное Причудье. Большую часть жизни он провел за границей, но всегда мечтал вернуться домой. 100-летие Софронова отметили в Эстонии и Латвии в 1998 году. Памятный стол был установлен на его бывшем доме в Причудье.

В 30-40-е годы прошлого века Евдокия Ефимовна Долгошева из Калласте была известна художественной вышивкой.Она искусно вышивала иконы шелком. Вышив икону, она освятила ее в церкви. Вышитые иконы она подарила старообрядческим молитвенным домам в Таллинне, Тарту, Муствеэ и Калласте. А. Уланова из Калласте вспоминала, как московские искусствоведы из Третьяковской галереи приходили к Долгошевой с просьбой продать икону в Москву. Она спросила: «Разве там не курят?» Узнав, что это не может быть гарантировано, она отказалась отдать им свою работу.

В Эстонии было 10 тысяч старообрядцев, объединенных в 12 общин.Съезды старообрядцев регулярно проводились в Таллинне, Тарту, Калласте и на острове Пийриссааре. Был принят Устав старообрядческой церкви, на съездах были сделаны презентации по важнейшим актуальным вопросам, обсуждались проблемы управления. Съезд избрал правление — Центральный совет — сроком на три года. Совет отвечал за администрирование и управление. Духовный комитет обсудил проблемы религиозной жизни старообрядцев.На съезды присутствовали гости из Латвии, Литвы и Польши. Вопрос о проведении старообрядческих праздников по старостильному стилю был самым болезненным, так как родители школьников были оштрафованы за отсутствие детей в школе во время каникул.

Большое внимание уделялось работе с молодежью. В 1930-е годы в Тарту действовал старообрядческий молодежный кружок под руководством Лаврентия Ефремовича Гришакова (1914–1991). Его главной целью было укрепление религиозной преданности старообрядческой молодежи.Под руководством Ивана Савельевича Кулева молодежь разучивала знаменитое крюковое пение.

В 1933 г. в Посаде Черном было открыто

курсов церковного просвещения под руководством Л. Мурникова. Старообрядец Л. Мурников придавал большое значение изучению крюкового песнопения. В книге «Духовный покой молодежи. Практическое пособие по изучению Знаменного (Солевого) песнопения» он писал: «Церковное знаменное песнопение — наше священное прошлое, драгоценный символ древности, живая связь с далеким прошлым.Это песнопение тех дней, когда боярыня Морозова была в цепях, а люди откликнулись на призыв великих людей и стояли за освобождение родной земли и святую христианскую веру »(знаменный распев,« знамения », древняя форма русского песнопения).

В 1920-30-е гг. Построены и отреставрированы новые молельные дома. В 1930 году освящена старообрядческая церковь в Муствеэ (Посад Черный). В 1931 году в Тарту была построена каменная колокольня (проект архитектора Почекаева) на пожертвования прихода и других старообрядческих общин.Сама Юрьевская (Тартуская) церковь была построена на участке, подаренном А. Кораблевой в 1863 году. В наиболее тяжелом положении оказалась таллиннская старообрядческая община: до 1930 года у нее не было своего молельного дома, и она снимала помещение для молитв. . Когда-то это было богатое и большое сообщество. Во время гонений и отсутствия законных прав он потерял своих членов, церковную собственность и распался. По завещанию прихожанки Стефаниды Маэберг была построена новая церковь. По воле жены ее муж, лютеранин, подарил участок, построил на нем молельню и передал его старообрядческой общине.Освящена 26 декабря 1930 года.

В 20-30-е гг. В Причудье действовали культурно-просветительские общества. Обычно во главе общества стоял местный учитель. Им помогал инструктор Союза обществ образования и благотворительности России. Во многих деревнях были Народные дома, смешанные хоры и оркестры народной музыки.

Пожарные тоже имели большое значение для жизни Причудья. В Причудье стояли в основном деревянные дома, стоящие вплотную друг к другу: часто случались пожары.Почти все мужчины состояли в добровольных пожарных обществах. У пожарных был свой Народный дом в Калласте. Здесь устраивались спектакли и танцевальные вечера.

Во второй половине 1930-х гг. Диктатура Сталина в СССР оказала влияние и на жителей Причудья. Пропаганда, направленная на русских, живущих в соседних странах, изображает советскую жизнь как рай. В то время в Эстонии было популярно радио. Семьи, у которых были хрустальные приемники, слушали советское вещание.Несколько десятков подростков, соблазненных трансляциями, сбежали в СССР. Сначала их вернули родителям, но позже некоторые из них попали в тюрьму, приговоренные к десяти годам лишения свободы по подозрению в шпионаже в пользу Эстонии.

В 1940-41 годах в тихой Причудской жизни произошел крутой поворот. Советская Армия вошла в Эстонию летом 1940 года. Такого количества танков местные жители еще не видели. Было мало митингов и демонстраций в поддержку новой власти.Первые рыболовецкие колхозы (колхозы) были организованы в Причудье.

Надежды увидеть родственников и побывать в России (некоторые из них не видели ее 20 лет) не оправдались. Для посещения России требовалось специальное разрешение. Русские газеты в Эстонии были закрыты, а вместо них появились «Советская Эстония» и «Советская деревня». Открытая атеистическая пропаганда неприятно поразила старообрядцев. Связи с Гребенщиковской общиной были потеряны. Был арестован видный старообрядческий деятель И. Н. Заволоко.Все местные культурно-просветительские общества были упразднены. Ряд местных российских руководителей подверглись репрессиям. В это смутное время причудские люди потеряли своих духовных лидеров.

Через неделю после массовой депортации 14 июня 1941 г. началась война. Часть мужчин мобилизовали в Советскую Армию. Так как Тарту очень скоро был оккупирован немцами, мобилизовано было немного жителей Причудья. Но вместо этого они были мобилизованы в немецкую армию. Еда и керосин выдавались в обмен на карточки.Немцы запретили продавать рыбу: ее нужно было обменять на масло. Рыбаков заставляли обменивать масло на необходимые продукты и вещи. Немецкие солдаты и офицеры иногда из любопытства останавливались у молельных домов. Немецкие солдаты расквартировались в домах Причудья. Иногда немцы принимали бородатых старообрядцев за партизан, но потом, поняв ошибку, отпускали их. Интересно, что во время немецкой оккупации русским деревням и улицам Причудья вернули названия, которые они носили в царское время.

Война разрушила много домов в Муствеэ и Радже. Молитвы в Радже и Киките были сожжены, а также молельный дом в Тарту — вместе с иконой Андрея Рублева (как гласит предание), привезенной сюда из Пийриссаар Исалнд.

После войны началось восстановление Причудья. Сами старообрядцы восстановили свои молитвенные дома. Кирпичи и бревна привозили на лошадях. В деревнях было много умелых каменщиков, которые вели работы по реконструкции.Иконы местных мастеров привозили из домов. Так, молельный дом в Киките был восстановлен и освящен в 1949 году. В конце 1940-х годов были организованы или восстановлены колхозы. Период создания колхозов совпал с мартовской депортацией 1949 года. Многие люди были депортированы из русских деревень Причудье. Некоторые из них погибли в Сибири, некоторые вернулись домой в конце 1950-х годов.

Советский период был во многих отношениях разрушительным для старообрядцев, особенно правление Хрущева с его неистовой антирелигиозной пропагандой и разрушением индивидуального сельского хозяйства.Молодежь уехала в города, школы пустели. Видного исследователя причудских русских наречий, жены старообрядческого наставника Татьяны Филаретовны Мурниковой (1908-1985) чуть не уволили, но, благодаря протекции профессора Ю. Лотмана, она продолжила работу преподавателем на другой кафедре.

За годы советской власти религиозная жизнь старообрядцев изменилась. Вильнюс, столица Литвы, стал главным религиозным центром. Настоятели должны были передать властям списки прихожан.Староверы пытались скрыть свою религиозную принадлежность: это могло нанести вред их карьере. Молитвенные дома посещали в основном женщины и старики.

Возрождение старообрядчества в Эстонии началось в 1990-х годах. Был восстановлен Союз старообрядческих общин Эстонии. В настоящее время в Эстонии проживает почти 15 тысяч старообрядцев по происхождению. Потомки старообрядцев охотно крестят своих детей в молитвенных домах. На Пасху церкви переполнены. В Эстонии зарегистрировано 11 старообрядческих приходов: 9 в Причудье, 1 в Тарту и 1 в Таллинне.Старообрядцы Эстонии стремятся к возрождению старых традиций. Например, они стали вместе отмечать церковные праздники. Праздник Успения Пресвятой Богородицы отмечался в Калласте 29 августа 1998 года. Собрались старообрядцы из всех 11 приходов. Праздник апостолов Павла и Петра отмечался на острове Пийриссаар 22 июля 1999 года. Возрождается традиция христианославы (прославления Христа). После рождественского богослужения певчие (крылос) обходят деревню, прославляя Христа.В Колках у старообрядцев в школе уроки религии. Планируется развивать работу с старообрядческими детьми. Одна из самых болезненных проблем — это ограбление молельных домов. Неоднократно подвергались ограблениям церкви Воронье и Кикита. В иконостасе есть пустые места, где были похищенные иконы. Население Причудья в основном русское. Только в Муствеэ он наполовину русский, наполовину эстонский. Смешанные браки встречаются редко. Есть семьи, где либо жена, либо муж из России.Практически все местные русские — родственники, соседи или знакомые. Э. Берг и Х. Кулу в статье «Причудые русские» отмечают, что русские-Причудые четко различают «свое» и «чужое». Не только эстонцы, но и русские, пришедшие издалека, чужды православным русским или атеистам.

Возникает вопрос: как несколько тысяч старообрядцев смогли сохранить свою идентичность в эстонской среде на 300 лет? Останутся ли старообрядцы в Причудье? Кажется, что их местные корни глубоки и сильны.Молитвенные дома неоднократно сжигались, закрывались и опечатывались. Но их снова восстановили. Молитвенным домам в Калласте и на острове Пийриссаар 200 лет. А молодые старообрядцы возвращаются к своим корням, к старым традициям и посещают молельные дома.

Озеро Чудское (Чудское) объединяет три культуры — русскую, эстонскую и немецкую. Для эстонцев это Чудское озеро, по которому плавал герой эстонского национального эпоса «Калевипоэг», отправляясь в Псков. Для русских Чудское озеро означает победу Александра Невского над немецкими рыцарями 5 апреля 1242 года.Причудье связано не только с появлением или исчезновением государственной границы, но и с двумя соседними культурами. Эстонцы и русские, с их разными языками, обычаями и вероисповеданиями, жили здесь бок о бок 300 лет, не сливаясь, а мирно уживаясь друг с другом.

Kolkja Kala-ja Sibularestora (Kolkja Old Believers Restaurant) — Колкья, Эстония

Колкья, как и большинство старообрядческих деревень, построена вокруг небольшой православной церкви, деревянной и ярко окрашенной, всего в нескольких минутах ходьбы от берега озера.Здесь вы найдете старообрядческий ресторан ( Kolkja kala-ja sibula restoran на эстонском языке), единственный в Причудье и, судя по их сайту, по крайней мере, единственный в своем роде в мире.

Ресторан специализируется на старообрядческих блюдах из рыбы и лука, которые подаются обильными порциями в зале, украшенном традиционными русскими народными узорами и украшенном различными художественными изображениями рыбы, лука и Чудского озера. Также рекомендуется пить чай по-русски, где высококонцентрированный отвар из чайника наливается в чашку до необходимого уровня, а затем доливается кипятком из самовара , подогретой металлической емкости.

Русскоязычные старообрядцы жили на берегу Чудского озера в Эстонии с тех пор, как бежали от религиозных преследований в середине 17 века. С этого периода и далее возникло мощное движение, поддержанное царем, чтобы приблизить русские православные ритуалы к греческому православию, от которого они первоначально произошли сотни лет назад. Официальные изменения в литургии, к которым это в конечном итоге привело, могут показаться посторонним незначительными (в том числе крестное знамение тремя пальцами, а не двумя, и изменение направления процессии с часовой на против часовой стрелки), но многие в России увидели это как фальсификация слова Божьего.Те, кто отказался согласиться с этими изменениями, столкнулись с суровыми репрессиями, в некоторых случаях включая пытки и казни — официальная дискриминация в отношении них продолжалась в той или иной форме более двух столетий.

Многие «старообрядцы» уехали в отдаленные районы на малонаселенные север и восток России, а другие бежали на запад, в Эстонию, которая в то время находилась под властью Шведского королевства и поэтому находилась вне контроля царя. Чудское озеро, пятое по величине озеро в Европе, отделяет Эстонию от России, и старообрядцы селились в череде деревень на его дальнем берегу, протяженностью более 40 миль (всю территорию они называют Причудье ).

Здесь они построили церкви и основали сплоченные общины. Взаимодействуя до некоторой степени с эстоноязычными соседями и местными властями, они продолжали придерживаться верований и традиций, которые их предки покинули свою родину, чтобы защитить — и большинство из них до сих пор сохраняют, даже несмотря на то, что сообщество сокращается и стареет по мере того, как молодые люди уезжают. для городов. Вахур Афанасьев, эстонский писатель, недавно опубликовавший эпический роман, действие которого происходит в старообрядческой общине, описывает этот регион как «дыхание старой России с времен до Петра Великого.”

Единственная небольшая дорога, соединяющая все эти деревни, часто известна как «луковый путь», и любой, кто едет по ней, быстро поймет, почему. В теплые месяцы вы пройдете мимо десятков прилавков, где продаются луковые нити, а также рыба, пойманная в озере — это фирменные блюда, которые старообрядцы продают на протяжении многих поколений. В советское время излюбленным местом сбыта своей продукции для местных жителей были рынки Ленинграда (ныне Санкт-Петербург), но с границей между Эстонией и Россией это стало проблемой.

старообрядцев Бурятии

История Ольбельщиков (Семейских) России

К югу от столицы Бурятии Улан-Удэ раскинулся край редкой красоты.

Высокие горы и хребты, многовековые сосновые леса, песчаные развалины и заливные луга в долинах рек. Вот и Тарбагатайский район. Транссибирская магистраль Москва — Владивосток проходит через красивое старообрядческое село Тарбагатай. В 22 селах района проживает более 17 тысяч человек.В основном это русское старообрядческое население — Семейские.
Семейские — очень яркая и древняя ветвь русского народа, частица допетровской Московской Руси. Кто они, почему оказались в Забайкалье и почему их так называют?

Во второй половине 17 века в истории России произошли коренные изменения. Одним из самых значительных событий того периода стал церковный раскол. Русский правитель Алексей Михайлович (Тихий) и патриарх Никон хотели привлечь в Россию народы, исповедующие Православие (славян, грузин, армян, греков).С этой целью царь решает реформировать и приблизить формы богослужения и ритуалы к греческим образцам того времени, которые уже были приняты в других православных центрах (в Украине, Грузии, Армении). Исправлены книги, изменено хождение с солнышком вокруг аналога во время ритуалов, уменьшено количество кивков, сильно изменилось церковное пение, из-за чего фактически лишилось «полифонии», сократившей службу в церкви. Введено новое написание имени Иисус, все исправления внесены по обрядам греческой церкви.Многим верующим казалось, что на самом деле в России введена новая вера.
В 1656 году всех сторонников двухпалого крестного знамения приравняли к еретикам, отлучили от церкви и прокляли. Реформа разделила русскую церковь на два лагеря православия: правящий и старообрядческий.
Старообрядцы — часть населения России, которая отказалась от новшеств, продолжая придерживаться старой веры, обрядов и быта. За это они подверглись жестоким репрессиям, многие были вынуждены бежать на вольные земли на Терек, Дон, за Урал, а многие за границу в Польшу.Во второй половине XVIII века по указу Екатерины II произошло насильственное выпас раскольников из границ Польши, Белоруссии и Украины. Их ждала неизведанная земля, суровая Сибирь, нетронутые земли. Первые старообрядцы, переселенные из Ветки в 1765 году, поселились недалеко от Верхнеудинска в селах Тарбагатай, Куйтун, Куналей, Десятниково, Бурнашево. Селились они целыми семьями, поэтому позже стали называться — Семейные люди. Они быстро привыкли к суровой сибирской природе.Благодаря исключительному трудолюбию Семейских вскоре выросли хорошие села. Нематериальная культура служила постоянной опорой в нелегкой судьбе старообрядцев, вечно преследуемых официальной церковью и государством.

Прошло 240 лет. Семейские Забайкалья прочно вошли в сибирскую землю и нашли вторую родину. Изба старообрядцев — это высокое деревянное здание, выкрашенное изнутри и снаружи, дважды в год моющееся. Карнизы и карнизы многих изб украшены резьбой и расписаны.Старообрядцы сохранили одежду старого покроя с XVII-XVIII веков до наших дней.

Этнография Семейских дает неизгладимое представление об уникальности и самобытности их культуры. Мы находим это в их образе жизни, в повседневной жизни, в их культуре, силе моральных принципов, в величии их одежды, в дизайне их домов, в росписи их посуды, жилых помещений. По сей день в них сохранился золотой фонд русской национальной культуры.

Традиционная старообрядческая народная культура — уникальное, самобытное этнокультурное явление. Значение Семейских как историко-культурного феномена России трудно переоценить. Им удалось сохранить духовный опыт, фактически утраченный среди других групп русского народа. Народные певческие традиции, являющиеся шедевром устного и нематериального наследия, уходящие корнями в древнерусскую музыкальную культуру и уходящие корнями в средневековье, носят реликтовый характер.Наивысшей похвалы заслуживает мастерство и своеобразная техника полифонического пения, вобравшая в себя множество специальных приемов.

Представляя исключительную ценность для новой цивилизации, исконная духовная старообрядческая культура Тарбагатайского района Республики Бурятия в мае 2001 года в Париже была объявлена ​​ЮНЕСКО «Шедевром устного и нематериального наследия человечества» и включена в первую список Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО).

Чтобы получить достоверную информацию о жизни людей, проживающих на территории Тарбагатайского района, нужно проехать через села Тарбагатай, Куналей, Десятниково, Куйтун, и вы окажетесь в конце 19 века на типичном Старообрядческая улица. Посетив музей, созданный отцом Сергия при храме в селе Тарбагатай, вы увидите предметы старины, иконы, домашнюю утварь и прикоснетесь к далекому прошлому.
Семейские — гостеприимные люди, любящие яркие веселые краски.Расцветка карниза, ставен, наличников радует глаз веселыми красками. Это говорит о бодрости людей, их веселом нраве и достатке. Старообрядческая кухня — это большой выбор мясных, молочных блюд, выпечки. Побывав во дворе Семейских, попробовав пирожки, блины, щи, кашу, всем захочется вернуться снова.

На второй день вы можете отправиться в Баргузинскую долину и вернуться в Улан-Удэ.

Если вам нужна помощь в путешествии из Улан-Удэ в места старообрядцев
Свяжитесь с нами по адресу: hello @ baikalguide.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *