Деревни староверов в россии: Между миром и тайгой: как живут тысячи старообрядцев в лесах на Енисее | Статьи

В каких регионах России до сих пор живут старообрядцы

Многим, наверное, до сих пор неизвестно, что, начиная, с середины XVII века внутри русского народа начала формироваться некая «альтернативная Россия» в виде старообрядческого движения. Старообрядцы, не принявшие религиозные реформы патриарха Никона, жили отдельной самостоятельной жизнью, формировали собственные конфессионально-этнические анклавы, имели отличные привычки, обряды и нравы – и при этом все же оставались частью русского народа. В начале ХХ века в Российской империи проживало от 2 200 000 до 4-5 миллионов старообрядцев (точное число трудно установить в связи с тем, что старообрядцы во время переписи населения часто избегали указывать свою конфессиональную принадлежность). По некоторым оценкам, в настоящее время в России проживает около двух миллионов старообрядцев.

Самоназвание

Изначально старообрядцы в основном именовали себя «православными християнами», свою веру – «правой верой». Внешние термины, которыми называли не подчинившихся реформам Никона православных верующих – такие как «раскольники», «раскольщики», «брынская вера», «старообрядцы», «староверы» – поначалу ими не принимались. Лишь позднее термины «старообрядцы» и «староверы» стали использоваться ими и как самоназвание, принятое в качестве основного названия и в наши дни. При этом РПЦ Московской патриархии зачастую презрительно именуется старообрядцами «никонианской» или «никонианами», намекая на ее происхождение от реформатора Никона.

Основные течения

Не признававшееся властями старообрядческое движение было вынуждено вести полуподпольное существование. По этой причине само движение изначально было расколото на десятки различных групп и общин с разными правилами и обрядами. В настоящий момент среди староверов действуют несколько основных направлений.

Наиболее значимым является РПСЦ – Русская православная старообрядческая церковь, иначе также называемая Белокриницкая иерархия, названная так по месту ее основания – местечку Белая Криница на территории Австро-Венгрии в 1846 году. Возглавляет ее митрополит Корнилий, а общины находятся во многих городах мира. РПСЦ – это поповское согласие, признающее священство. Другим значимым направлением является Древлеправославная поморская церковь (ДПЦ). В отличие от староверов белокриницкого согласия ДПЦ является беспоповской церковью; ее духовные лидеры именуют себя «наставниками», а не священниками.

Значительную роль играют также и единоверцы – старообрядцы, соблюдающие дониконианскую традицию, но при этом признающие иерархическую юрисдикцию Московского патриархата. Прочие согласия и группы старообрядцев крайне незначительны. По мнению одного из современных историков старообрядчества Дмитрия Урушева «не все староверческие общины выдержали проверку временем. До наших дней не дотянули многие согласия, некогда бывшие весьма многочисленными. Поредели общины федосеевцев и спасовцев. По пальцам можно пересчитать бегунов, мелхиседеков, рябиновцев, самокрестов, титловцев и филипповцев».

География расселения старообрядцев

Избегая преследований царского правительства, старообрядцы поначалу старались расселяться максимально далеко от центров власти. По этой причине общины староверов можно было встретить в самых удаленных областях русского севера и Сибири, западных губерниях, Прибалтике и многих других окраинных районах. Впрочем, позднее, с ослабеванием преследований, старообрядческие общины обосновались и в центральной России. Кроме того, многие старообрядцы так и вовсе покинули территорию ставшей для них опасной родины, выехав за рубеж – в Османскую Турцию, Румынию, Канаду, Южную Америку и многие другие страны.

Выехавшие в эти страны старообрядцы по сей день хранят свой традиционный уклад и говорят на архаичном варианте русского языка, на котором разговаривали их предки. В настоящий момент основным центром старообрядчества в России является, пожалуй, община Рогожского кладбища РПСЦ в Москве, где в одном месте сосредоточено сразу несколько принадлежащих старообрядцам церквей и магазинов, кладбище, а также жилые дома. Именно туда, пожалуй, стоит поехать тому, кто желает воочию посмотреть на традиции старообрядцев.

Традиционный быт современных старообрядцев России

Многие удаленные от центра России старообрядческие общины до сих пор продолжают вести традиционный образ жизни, мало чем отличающийся от образа жизни их предков. В Сибири, на Урале, Туве и некоторых других районах до сих пор можно встретить целые деревни, заселенные мужчинами с длинными бородами, в домотканых рубахах навыпуск, с женщинами в платках и длинных традиционных платьях. Конечно, в большинстве таких деревень уже есть электричество, мобильная связь, телевизор и даже интернет, но несмотря на это, их обитатели продолжают по-прежнему вести традиционный образ жизни, двуперстно креститься, отрицать брадобритие и соблюдать древнее благочестие.

В подобных деревнях мало пьют и почти совсем не курят. Впрочем, если зайти вглубь лесов, вдаль от таких удаленных деревень, то там до сих пор можно найти уже совсем традиционные старообрядческие скиты, в которых не будет ни электричества, ни телефонов и вообще никаких следов современной жизни. Правда, число таких скитов сокращается с каждым днем.

Следует также предупредить читателя, что к «никонианам», да и вообще к посторонним в таких традиционных поселениях относятся достаточно подозрительно и, порой, даже неприязненно и агрессивно: многовековые преследования не могли не оставить свой след на образе мыслей жителей таких сел, всегда связывавших появление «чужака» с угрозой для собственной жизни.

Жизнь старообрядцев мегаполиса

А как ведут себя старообрядцы – жители крупных метрополий, таких как Санкт-Петербург или Москва? По-разному. Многие из них и в Москве стараются носить традиционную одежду и не брить бороду. С другой стороны, зайдя в столичный старообрядческий храм во время службы, вы, несомненно, увидите там современно одетых верующих с подстриженными бородами или даже вовсе без них. Некоторые из современных старообрядцев предпочитают некоторый компромиссный вариант: в течение рабочей недели носят обычную одежду, а посещая храм – переодеваются в традиционную.

Такие современные старообрядцы пользуются и мобильной связью, и интернетом, и даже имеют свои собственные журналы, книги, издательства, сайты и интернет-форумы. Необходимо также отметить, что наряду со старообрядцами, впитавшими старую веру, что называется, «с молоком матери», значительное число современных староверов составляют также и неофиты, искавшие истинную веру – и нашедшие ее в форме старообрядчества. Несмотря на то, что старообрядцы в принципе не ведут миссионерской деятельности, в старую веру порой вступают представители совсем других стран и религий: так, совсем недавно первый старообрядческий приход был открыт, ни много ни мало, в Уганде.

Как посещать старообрядцев

Если вы захотите посетить старообрядческий храм вашего города, будьте готовы к весьма холодному приему, а также соблюдайте ряд предписаний. Мужчинам всегда надо иметь закрытую обувь и одежду с длинным рукавом, женщинам – юбку, платье с длинными рукавами и платок.

Зайдя в старообрядческую церковь после начала службы (лучше всего прийти на нее утром в воскресенье), станьте у входа, не пытайтесь пройти вперед и – очень важно – не креститесь и не пытайтесь молиться. Крещение трехперстием и неверное поведение во время молитвы может оскорбить присутствующих ревнителей старой веры.

Кроме того, будьте также готовы к тому, что на входе вас могут спросить зачем вы сюда пришли, а в беспоповский храм РДЦ вас, скорее всего, вообще не захотят впустить. Иногда, напротив, можно зайти в храм тогда, когда там нет службы, но тогда вы упустите самое главное – возможности полюбоваться традициями наших предков в той форме, в какой они существовали до середины XVII века.

Читайте также:

Две старообрядческие деревни попали в топ-5 лучших деревень

Сразу две старообрядческие деревни из Бурятии попали в топ-5 самых красивых деревень России, которые благодаря усилиям местных жителей остаются истинными жемчужинами своих территорий. Также в топ-5 попали деревни из Карелии, Архангельской и Ярославской областей. От Бурятии такими деревнями стали Большой Куналей и Тарбагатай.

Две старообрядческие деревни из Бурятии попали в топ-5 лучших деревень России
д. Большой Куналей

Деревня Большой Куналей расположена в 70 км от Улан-Удэ, образована в 1765 году переселенными семьями старообрядцев. Сейчас здесь проживают около тысячи человек. Главная ее особенность — красочные домики, создающие особый колорит и атмосферу места. Среди прочего Большой Куналей славится семейским народным хором, основанным в 1927 году.

Село Вятское в Ярославской области примечательно постройками XVIII-XIX веков — здесь насчитывается свыше 50 памятников архитектуры. При этом, с точки зрения туристической инфраструктуры Вятское считается одним из самым развитых. Наверное, потому, что сказывается близость к Ярославлю и к Москве — 30 и 300 километров соответственно.

Две старообрядческие деревни из Бурятии попали в топ-5 лучших деревень России
Село Вятское

Ошеневский погост — деревня в Архангельской области. Она маленькая — тут живет всего 73 человека, но, тем не менее, есть на что полюбоваться: Свято-Успенский Александро-Ошевенский мужской монастырь (XV век), квартал традиционной северной застройки.

В Кинерме в Карелии и вовсе проживает только пять человек. Зато сама деревня — уникальный памятник деревянного зодчества. Стоит, не шелохнется 250-летняя часовня Смоленской Богоматери с иконостасом XVIII века, здесь можно заглянуть в исторический амбар и выбрать сувениры для друзей, попариться в старинной бане по-черному, отведать блюда карельской кухни и узнать о традициях Кинермы.

Две старообрядческие деревни из Бурятии попали в топ-5 лучших деревень России
д. Кинерма

Увидеть настоящую нетронутую культуру русских старообрядцев можно в Тарбагатае. Деревню основали в XVIII веке старообрядцы, насильственно переселенные из Польши, Беларуси и Украины при Екатерине II. Изоляция от большой земли позволила местным жителям сохранить свою идентичность. Сегодня это удивительное место, где можно познакомиться со старинными верованиями и обычаями, работает музей старообрядчества. Тарбагатай объявлен наследием ЮНЕСКО и провозглашен «Шедевром устного и нематериального наследия человечества».

Две старообрядческие деревни попали в топ-5 лучших деревень

Сразу две старообрядческие деревни из Бурятии попали в топ-5 самых красивых деревень России, которые благодаря усилиям местных жителей остаются истинными жемчужинами своих территорий. Также в топ-5 попали деревни из

Карелии, Архангельской и Ярославской областей. От Бурятии такими деревнями стали Большой Куналей и Тарбагатай.

Две старообрядческие деревни из Бурятии попали в топ-5 лучших деревень Россиид. Большой Куналей

Деревня Большой Куналей расположена в 70 км от Улан-Удэ, образована в 1765 году переселенными семьями старообрядцев. Сейчас здесь проживают около тысячи человек. Главная ее особенность — красочные домики, создающие особый колорит и атмосферу места. Среди прочего Большой Куналей славится семейским народным хором, основанным в 1927 году.

Село Вятское в Ярославской области примечательно постройками XVIII-XIX веков — здесь насчитывается свыше

50 памятников архитектуры. При этом, с точки зрения туристической инфраструктуры Вятское считается одним из самым развитых. Наверное, потому, что сказывается близость к Ярославлю и к Москве — 30 и 300 километров соответственно.

Две старообрядческие деревни из Бурятии попали в топ-5 лучших деревень РоссииСело Вятское

Ошеневский погост — деревня в Архангельской области. Она маленькая — тут живет всего 73 человека, но, тем не менее, есть на что полюбоваться: Свято-Успенский Александро-Ошевенский мужской монастырь (XV век), квартал традиционной северной застройки.

В Кинерме в Карелии и вовсе проживает только пять человек. Зато сама деревня — уникальный памятник деревянного зодчества. Стоит, не шелохнется 250-летняя часовня Смоленской Богоматери с иконостасом XVIII века, здесь можно заглянуть в исторический амбар и выбрать сувениры для друзей, попариться в старинной бане по-черному, отведать блюда карельской кухни и узнать о традициях Кинермы.

Две старообрядческие деревни из Бурятии попали в топ-5 лучших деревень Россиид. Кинерма

Увидеть настоящую нетронутую культуру русских старообрядцев можно в Тарбагатае. Деревню основали в XVIII веке старообрядцы, насильственно переселенные из Польши, Беларуси и Украины при Екатерине II. Изоляция от большой земли позволила местным жителям сохранить свою идентичность. Сегодня это удивительное место, где можно познакомиться со старинными верованиями и обычаями, работает музей старообрядчества. Тарбагатай объявлен наследием ЮНЕСКО и провозглашен «Шедевром устного и нематериального наследия человечества».

зачем Алексей Пивоваров романтизирует русских староверов

В своем фильме о российских староверах, живущих в Бразилии, известный тележурналист по сути пропагандирует православный религиозный фундаментализм ничем не лучший исламского.

Тема старообрядчества снова вошла в моду в России. Не так давно старообрядец Данила Зайцев, родившийся в 1959 году в Китае и выросший в Аргентине, получил престижную литературную премию за свою незатейливую автобиографию«Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева». Он принадлежит третьему поколению староверов и рассказал в своей книге о том, как пытался вернуться на историческую родину – была в России такая программа – однако, столкнулся с непривычными для себя и такими привычными в нашей стране бюрократией, коррупцией и откровенным надувательством. Так что, чтобы решиться на возвращение, нужно очень хорошо подумать.

Эту тему подхватил известный российский тележурналист Алексей Пивоваров, который слетал со съемочной группой в Бразилию и пообщался в глубине тамошних джунглей с русскими староверами. Пивоваров утверждает в своем фильме, который набрал уже полтора миллиона просмотров в Сети, что они выглядят и мыслят почти так же, как русские крестьяне до Октябрьской революции. Только вместо привычной русской капусты выращивают авокадо, манго и маракуйю:

«Мы слетали в Бразилию, чтобы запечатлеть быт этих людей, которые сто лет назад покинули свою Родину, но на самом деле оказались единственными, кто до сих пор живет в той России, которую мы безвозвратно потеряли….»

Тут возникает немаловажный вопрос: уместна ли, при всей экзотичности этого фильма, романтизация русских староверов, свойственная его авторам? Вот что по этому поводу думают зрители

Блогер Магомед Курбанов сравнил проблемы бразильских староверов, которые неизбежно возникнут у них при переезде на родину, с проблемами жителей, к примеру, кавказских аулов современной России:

«Алексей Пивоваров снял для канала «Редакция» документальный фильм «Как живут русские старообрядцы в Южной Америке». Эта работа про жизнь русских староверов, давно обосновавшихся в Бразилии. При этом некоторые из них сейчас начинают возвращаться в Россию – жить на Дальнем Востоке в рамках государственной программы. Это главный лейтмотив фильма.

Это реально очень качественный документальный фильм. Можно сказать, в лучших традициях парфеновской школы: шикарные натурные съемки, внимание к деталям, трепетное отношение к героям, к их взглядам, к их образу жизни. Фильмы Алексея Пивоварова почти всегда отличаются и постоянной попыткой показать что-то жизнеутверждающее, что-то позитивное. Даже в безнадежных ситуациях, историях им характерен этот поиск светлого в конце тоннеля. Фильм про бразильских русских в этом плане вообще показательный и, неизбежно переходя уже к содержанию фильма, возникает ряд разных мыслей, вопросов, возможно, и не столь оптимистичный как у самого автора в конце фильма.

Даже я, мусульманин, в некоторых вещах достаточно консервативный, понимаю, что мы – современные россияне – и эти русские с далекого континента уж слишком разные. И речь тут не о вере и религии, на которые сделан акцент даже в назывании фильма. Слава Богу, в нынешней России нет гонений на староверов и этот момент не будет проблемой для них при переезде. Разные мы в культурологическом смысле, в межличностной коммуникации, в быту.

Многие зрители российского Кавказа наверняка заметят много общего, знакомого, даже близкого для себя в укладе героев фильма, особенно те, кто проживает в сельской местности. Причем как мусульмане, так и кавказские русские. Наверняка много родного для себя обнаружат и жители деревни в условной Томской области. Но фокус в том, что у всех этих россиян в шаге, в часе езды другая жизнь (обозначим ее как «город»), где давно все по-другому и эта другая жизнь привлекает молодежь, она к ней (в силу совершенно разных причин) стремится. А потом, оказавшись в городе, даже самые консервативные представители этой молодежи пытаются находить, идти на какие-то компромиссы. Готовы ли, смогут ли эти переселенцы удержать своих детей от этого всего? Не потеряют ли они ту самую уникальность, которая так живописно показана в фильме?»

Еще более критично о пивоваровском пафосе высказался политолог Дмитрий Некрасов:

«С огромным интересом посмотрел фильм Алексея Пивоварова о жизни в Бразилии российских староверов, бежавших в свое время от большевиков. Правда очень фактурно и это тот редкий случай когда полтора часа картинки могут рассказать больше, чем сотни страниц текста.

В той составляющей фильма, которая содержательно аналогична антропологическому изучению примитивных племен Амазонки, фильм прекрасен. Но «гражданская позиция автора» вызвала у меня глубокое недоумение.

Я абсолютно разделяю общие оценки Пивоварова о том, что дела в России развиваются не в том направлении, и «все не так ребяты». Однако констатация, что «все не так» сильно отличается от понимания, что конкретно «не так» и где искать образцы, чтобы стало «так».

1. Общины, которые противодействуют браку своих членов с иноверцами, запрещают покупать в городе одежду и значительную часть продуктов, заставляют женщин ходить только с косой, практикуют браки в 14 летнем возрасте и т.д. и т.п. это религиозные фундаменталисты, ничем не отличающиеся от исламских. Это религиозная секта.

Вся их идеология и стиль жизни абсолютно антимодернизационнные. Это архаика чистой воды. Опасная архаика родственная антимодернизационной повестке РПЦ, которой внутри страны «либеральная общественность» противостоит. Можно конечно умиляться тому как они говорят «туды сюды, тутося» и носят броды и домотканые косоворотки с сарафанами. Но отдельные племена Амазонки тоже делают забавные татуировки и прокалывают себе щеки деревянными трубками.

Вряд ли на этом основании кто-то в здравом уме будет показывать их в том ключе: «ах как хорошо живут ребята нам бы так». И связывать возможное возрождение страны с тем, чтобы этих туземцев с трубками в щеках завезти в Москву.

Фильму явно не хватало фактуры про домашнее насилие, сломанные судьбы и разные другие эксцессы, которые это старообрядческое благолепие скрывает. (Понятно что их сами старообрядцы не покажут, но предположить можно).

Когда Дудь ищет образцы для «прекрасной России будущего» в Кремниевой долине, это понятно. Но когда в той же стилистике и с тем же гражданским пафосом подается жизнь архаичной религиозной секты, это выглядит ну очень странно.

2. В фильме можно наблюдать редкий пример того как либеральный журналист нашел в современной России полезного хорошего чиновника, занимающегося делом и похвалил его. Офигеть каким делом: за 10 лет переселил аж целых 120 человек староверов из Америки на Дальний Восток. Просто слов нет какое эффективное использование государственных ресурсов и первостепенная по значимости проблема страны.

3. Разговоры про ужасное состояние российского сельского хозяйства всегда вызывают у меня раздражение, как прямо противоречащие действительности и демонстрирующие нежелание говорящего минимально разобраться в теме.

Сельское хозяйство едва ли не единственная отрасль российской экономики которая стабильно растет даже в течение последних 10 лет общей стагнации. Растет темпами свыше 5% в год. Растеневодство и вовсе превысило показатели конца 1990-х почти в 2,5 раза, а советские пики почти в полтора. Экспорт сельхозпродукции за 20 лет вырос больше чем в 10 раз.

Не надо путать состояние сельского хозяйства и состояние деревни. Деревня деградирует и обречена на дальнейшую деградацию. Просто потому, что для того, чтобы прокормить Россию да еще и быть мировым лидером в области экспорта сельхозпродукции на селе достаточно в 10 раз меньше людей, чем там живет сейчас.

Современные агротехнологии не требуют много людей эти люди обречены уехать за работой из деревни в город. Надо не деревню спасать, а помогать людям переезжать оттуда, где работы нет и не предвидится. Причем не предвидится не потому, что с сельским хозяйством все плохо, а ровно потому, что оно стремительно развивается и модернизируется, а следственно сокращает людей.

Заброшенные поля где-то в Нечерноземье это тоже прямое следствие модернизации сельского хозяйства. С 1990 года обрабатываемая пашня в России сократилась на 25%, а урожай вырос почти в 1,5 раза. А поскольку у нас и сегодня урожайность с гектара в 3-5 раз ниже чем у мировых лидеров, то существует огромный потенциал роста производства без увеличения площади пахотных земель, или даже с дальнейшим ее снижением. И пахать гораздо более осмысленно в южных плодородных регионах, логистически близких к экспортным портам, а не под Москвой, где превращение пашни в коттеджный поселок более чем рационально.

Демонстрация агропроизводства староверов как суперсовременного, очевидно выдает тот факт, что автору фильма не доводилось бывать в действительно современном агрохолдинге где-нибудь на Кубани, где не на старых тракторах по GPS (вот чудо) ездят, а с помощью группировки спутников в реальном времени вегетацию на полях отслеживают. Понятно что агрохолдинги они у плохих, сросшихся с властью, олигархов, гораздо менее симпатичных, чем бородатый сектант в косоворотке. Но не может в современном мире хозяйство на 100 гектар быть столь же эффективным, как хозяйство на 100 000 гектар. И передовые российские агрохолдинги на десятки лет технологически опережают показанных староверов, собравшихся поднимать российское сельское хозяйство.

Я все это к тому, что в XIX – начале XX века в головах россиян тоже звучало «все не так ребяты». И проблема тоже была в том, что наряду с совершенно справедливой критикой царизма, это «все не так» сопровождалось любовью к очень странным образцам того что же «так». Вот общиной все восторгались – получили колхозы, про идеалы французской революции говорили – получили ГУЛАГ. И далее по списку.

Между «все не так», «не так конкретно это и это» и образцы для «так» брать там-то колоссальная дистанция. Можно конечно из общей посылки что все «не так» делать частный вывод, что и с сельским хозяйством «не так», но подобная логика приводит к тому, что когда вдруг возникнет шанс поменять «не так» на «так», по незнанию и нежеланию разбираться снова поменяют «не то» на «не туда».

А так фильм очень интересный. К просмотру рекомендую…»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото) » Триникси

На протяжении нескольких столетий русские старообрядцы не могли найти покоя на родной земле, и в XX веке многие из них окончательно перебрались за границу. Далеко не всегда получалось обосноваться где-то поблизости от Родины, а потому сегодня старообрядцев можно встретить и на далекой чужбине, например, в Латинской Америке. В этой статье вы узнаете о быте русских фермеров из деревни Тоборочи, Боливия.

Старообрядцы, или староверы — общее название для религиозных течений в России,
возникших в результате неприятия церковных реформ в 1605-1681 годах. Все началось после того, как московский патриарх
Никон предпринял ряд нововведений (исправление богослужебных книг, изменение обрядов).
Недовольных «антихристовыми» реформами объединил протопоп Аввакум. Староверы подвергались жестоким преследованиям
со стороны как церковных, так и светских властей. Уже в XVIII веке многие бежали за пределы России, спасаясь от гонений.
Не нравились упрямцы и Николаю II, и, впоследствии, большевикам. В Боливии, в трех часах езды от города Санта-Крус,
в местечке Тоборочи 40 лет назад обосновались первые русские старообрядцы. Даже сейчас это поселение не отыщешь на картах,
а в 1970-х тут были абсолютно необжитые земли, окруженные густыми джунглями.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Федор и Татьяна Ануфриевы родились в Китае, а в Боливию поехали в числе первых переселенцев из Бразилии.
Помимо Ануфриевых в Тоборочи живут Ревтовы, Мурачевы, Калугиновы, Куликовы, Анфилофиевы, Зайцевы.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Деревня Тоборочи состоит из двух десятков дворов, расположенных на приличном расстоянии друг от друга.
Большинство домов — кирпичные.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

В Санта-Крусе очень жаркий и влажный климат, а комары донимают круглый год.
Москитные сетки, такие родные и привычные в России, ставят на окнах и в боливийской глуши.


Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Старообрядцы бережно хранят свои традиции. Мужчины носят рубахи с поясами. Шьют их сами, а вот брюки покупают в городе.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Женщины предпочитают сарафаны и платья в пол. Волосы отращивают с рождения и заплетают в косу.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Большинство старообрядцев не позволяют чужакам фотографировать себя, однако семейные альбомы есть в каждом доме.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Молодежь идет в ногу со временем и вовсю осваивает смартфоны. Многие электронные устройства в деревне формально запрещены,
но от прогресса не спрятаться даже в такой глуши. Почти во всех домах есть кондиционеры, стиральные машины,
микроволновки и телевизоры, взрослые общаются с далекими родственниками посредством мобильного интернета.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Основное занятие в Тоборочи — сельское хозяйство, а также разведение амазонской рыбы паку в искусственных водоемах.
Прикармливают рыбу два раза в день — на рассвете и вечером. Корм производится тут же, на мини-фабрике.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

На обширных полях старообрядцы выращивают бобы, кукурузу, пшеницу, в лесах — эвкалипт.
Именно в Тоборочи был выведен единственный сорт боливийских бобов, популярный сейчас во всей стране.
Остальные бобовые завозят из Бразилии.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

На деревенской фабрике урожай обрабатывают, пакуют в мешки и продают оптовикам.
Боливийская земля плодоносит до трех раз в год, а удобрять ее начали только пару лет назад.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Женщины занимаются рукоделием и ведут хозяйство, растят детей, внуков. Большинство старообрядческих семей многодетные.
Имена детям выбирают по Псалтири, согласно дню рождения. Нарекают новорожденного на восьмой день его жизни.
Имена тоборочинцев непривычны не только боливийскому уху: Лукиян, Киприян, Засим, Федосья, Кузьма, Агрипена,
Пинарита, Авраам, Агапит, Палагея, Мамелфа, Стефан, Анин, Василиса, Маримия, Елизар, Инафа, Саламания, Селивестр.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Жители деревни нередко сталкиваются с представителями дикой природы: обезьянами, страусами,
ядовитыми змеями и даже небольшими крокодилами, которые любят полакомиться рыбой в лагунах.
Для таких случаев у старообрядцев всегда наготове ружье.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Раз в неделю женщины выезжают на ближайшую городскую ярмарку, где продают сыр, молоко, выпечку.
Творог и сметана в Боливии так и не прижились.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Для работы в полях русские нанимают боливийских крестьян, которых называют Колями.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Языкового барьера нет, так как старообрядцы, помимо русского, говорят и по-испански,
а старшее поколение еще не забыли португальский и китайский.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

К 16 годам мальчики приобретают необходимый опыт работы в поле и могут жениться.
У старообрядцев строго запрещены браки между родственниками до седьмого колена, поэтому невест ищут в других деревнях
Южной и Северной Америки. До России добираются редко.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Девушки могут выходить замуж по достижении 13-летнего возраста.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Первый «взрослый» подарок для девушки — сборник русских песен, с которого мать снимает
очередную копию и дарит дочери на день рождения.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Десять лет назад боливийские власти профинансировали строительство школы. Она состоит из двух зданий и делится на три класса:
дети 5-8 лет, 8-11 и 12-14-летки. Мальчики и девочки учатся вместе.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

В школе преподают два боливийских учителя. Основные предметы — испанский язык, чтение, математика, биология, рисование.
Русский язык учат дома. В устной речи тоборочинцы привыкли смешивать два языка, а некоторые испанские слова и
вовсе вытеснили русские. Так, бензин в деревне называют не иначе как «гасолина», ярмарку — «ферия», рынок — «меркадо»,
мусор — «басура». Испанские слова давно обрусели и склоняются по правилам родного языка. Есть и неологизмы: например,
вместо выражения «скачать из интернета» в ходу слово «дескаргарить» от испанского descargar. Некоторые русские слова,
повсеместно употребляемые в Тоборочи, давно вышли из обихода в современной России. Вместо «очень» старообрядцы говорят «шибко»,
дерево называют «лесиной». Старшее поколение ко всему этому разнообразию примешивает португальские словечки бразильского разлива.
В общем, материала для диалектологов в Тоборочи — на целую книгу.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Начальное образование не является обязательным, но боливийское правительство поощряет всех учеников
государственных школ: раз в год приезжают военные, выплачивающие каждому ученику по 200 боливиано (порядка 30 долларов).

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Старообрядцы посещают церковь дважды в неделю, не считая православных праздников:
службы проходят в субботу с 17 до 19 часов и в воскресенье с 4 до 7 утра.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Мужчины и женщины приходят в церковь во всем чистом, надев поверх темную одежду.
Черная накидка символизирует равенство всех перед Богом.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Большинство южноамериканских старообрядцев никогда не бывали в России, но свою историю помнят,
отражая главные ее моменты в художественном творчестве.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Воскресенье — единственный выходной. Все ходят друг к другу в гости, мужчины ездят на рыбалку.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Темнеет в деревне рано, ложатся спать к 10 вечера.

Поселок русских старообрядцев Тоборочи в Боливии (27 фото)

Отсюда

Старообрядцы Аляски — Странная Россия

Русскую культуру в этом месте снова зажгли староверы, пришедшие сюда из Южной Америки. Их предки бежали из России более ста лет назад, однако они до сих пор считают себя русскими. Известный российский блогер-путешественник Александр Беленький посетил Николаевск на Аляске и задокументировал, как живут старообрядцы.

Все фотографии любезно предоставлены Александром Беленьким. Пожалуйста, не используйте их без его разрешения.

У старообрядцев никогда не было легко. В России их преследовали и преследовали. Они были вынуждены покинуть родину и скитаться по миру. До революции 1917 года Русская православная церковь их не одобряла, поэтому многие переехали в Китай. После прихода Советов к власти большевики начали преследовать старообрядцев, поэтому им снова пришлось бежать. Часть старообрядцев уехала в Бразилию и Аргентину. Им там не понравилось. Поэтому сорок лет назад община старообрядцев из Южной Америки собрала достаточно денег, чтобы купить недорогую землю на Аляске.И снова двинулся, на этот раз навсегда.

Добро пожаловать в город Николаевск, Аляска. По данным переписи 2010 года, в Николаевске проживает 318 человек, большинство из которых — старообрядцы.

Александра приветствовала Нина Фефелова. Перед поездкой они договорились о встрече по электронной почте. Она была рада помочь и показать город. Без ее руководства фототур был бы невозможен. Сообщество очень закрытое, поэтому незнакомцев не принимают.

Типовая дорога в Николаевске.

Некоторые дома выглядят так, будто построены в России.

Помимо русских иммигрантов, в Николаевске проживают и американцы. Трудно догадаться, кто где живет. Дома похожи друг на друга.

Дом со странно окрашенной стеной принадлежит американцу. Грузовик с наклейкой «Мастер» припаркован у дома россиянина.

Нина показывает дом одного из соседей, который вложил средства в строительство приличного дорожного покрытия.

Похоже на типичную российскую теплицу.

Собаки на цепочке, как в русской деревне.

Открытый туалет типичен для русской деревни.

Николаевчане пользуются дровяными обогревателями. Это самый дешевый способ согреться в холодном климате Аляски. Староверы не хотели вкладываться в установку пожарных кранов. Государство помогло. Теперь местные жители с юмором называют пожарные гидранты «шишками» (по-русски «сосновые шишки»).

Когда был основан Николаевск, россияне попробовали себя в постройке рыболовных судов. Они имели большой успех, и вскоре местные рыбаки отправились в море на лодках, построенных в Николаевске. Старообрядцы больше не делают лодок. Теперь дешевле покупать лодку в других местах. На окраине города их еще можно найти. Это была база для изготовления лодок.

Один из первых домов в Николаеве отдаленно напоминает русскую сельскую архитектуру, хотя форма здания совершенно другая.

На окраине города есть холм с прекрасным видом. И снова дежавю , Николаевск выглядит как русский дачный поселок.

И это потрясающе красиво.

Николаевское кладбище: немногочисленные могилы умерших в возрасте до сорока лет.

Александр поехал в гости к матушке Ирине. Она вдова бывшего священника отца Кондрата. Это его могила, пара фото выше.Как и большинство николаевцев, Ирина никогда не была в России. Она родилась в Китае и в детстве переехала с семьей в Бразилию. Однако она свободно говорит по-русски, хотя и с необычным акцентом.

Ее дом похож на типичный русский деревенский дом. Это ее вышивка ручной работы. Кенгуру не случаен. Также в Австралии проживают старообрядцы. Они общаются с дальними родственниками и отправляют друг другу сувениры.

Традиционно в каждой комнате должен быть уголок с иконками.

Старообрядцы ежедневно носят традиционную одежду. И все платья они шьют сами.

Внуки и правнуки отправляют фотографии Ирине. Они давно разошлись по разным частям Америки.

Время от времени они приезжают в Николаевск на встречу с семьей.

В гараже стоит вышитый коврик с портретом Кеннеди. В конце концов, они американцы.

На кухне хранятся старинные священные книги. Религиозные книги очень важны, потому что новые найти практически невозможно.

Как и много веков назад, старообрядцы переписывают книги вручную. Эту толстую книгу скопировал отец Кондрата, когда он с семьей бежал из Китая.

Затем Александр пошел к Антону, похожему на типичного русского священника, анимационной иллюстрации к сказкам Пушкина. Его дом похож на типичное жилище деревенщины: бейсболки на каждый день и остатки пиццы на кухне.Однако религиозные иконы и церковный календарь на стене до сих пор напоминают нам, что мы находимся в доме старообрядцев.

Антон водит старый пикап и делает лодки. Ну, он делал, когда был здоровее. Поверх вышитой рубашки он носит спортивную куртку. Обратите внимание на наклейку «Боже, благослови Америку». Антон — русский старообрядец, но тоже американец.

Они никогда не жили в Советском Союзе, но названия этих рыбацких лодок говорят сами за себя.

Наконец, Алексей посетил дом Нины. Нина держит в своем доме сувенирный магазин. Это единственное предприятие в Николаевске.

Внутри Нина хранит свои сокровища.

С началом летнего сезона Нина устраивает ужины в русском стиле. Она питает приезжих туристов русским духом. К приезду Александра она приготовила борщ и испекла лепешки.

Кстати, Нина — единственная «иностранка» из всех жителей города.Она родилась в российском городе Хабаровске, работала в «Аэрофлоте». В 1991 году она приехала сюда на неделю и полюбила Ивана, сына священника. Так она осталась.

Церковь в Николаевске. Скоро построят новый, а этот разберутся.

Старообрядцы не пускают других в храм. К счастью для нас, Нине понравился Александр, поэтому она уговорила мужа впустить его.

Иван уже не молод и не очень здоров, но вид у него все-таки добрый и даже несколько наивный.Как удается пережить годы тяжелой, но простой жизни?

Они живут в соответствии со своими традициями на протяжении сотен лет, несмотря на притеснения и преследования. Не многие православные знают, что держит в руках Ирина Фефелова. Это не бусы. Это лестовки, особый вид молитвенной веревки из кожи.

Николаевские старообрядцы никогда не были в России, не видели своей исторической родины. Но они несут в себе русскую культуру, настоящую, подлинную, не разбавленную и не извращенную советской революцией и коммунизмом.Они настоящие русские.

.

Изгнанная царями многовековая секта обретает новую жизнь в современной России

Тарбагатай, Россия, — одна из крупнейших сохранившихся общин старообрядцев, религиозных инакомыслящих, которые подвергались жестоким репрессиям и дважды были сосланы царями. Наконец, 250 лет назад они нашли убежище среди дебрей Сибири. Они выжили, сохраняя для себя и упорно сохраняя свою веру — что, посторонний, не выглядит слишком отличается от стандартного русского православия. Семьдесят лет коммунистических репрессий почти прикончили их, но они возрождают свои уникальные средневековые традиции и восстанавливают свои некогда разрушенные общины.Большинство старообрядцев может проследить свою родословную до тех русских, которые отвергли религиозные реформы в 1652 году. Хотя до 20 процентов населения Бурятии являются потомками первых 40 000 староверов, которые были сосланы сюда, регулярно практикующих старообрядцев сегодня едва ли 10 000, всего с 10 действующими церквями. Преподобный Сергей Палий, священник крошечной церкви Тарбагатая, говорит, что вражды между старообрядцами и Русской православной церковью больше нет. «Наша цель сейчас — сохранить то, что у нас есть и кем мы являемся», — говорит он.«Православная Церковь на своем месте; мы в нашем ».

Тарбагатай, Россия

Эта обширная деревня, расположенная в зеленой горной долине на юге Бурятии, несомненно, является русским местом.

Заметно отличается от близлежащих животноводческих сообществ, преимущественно буддийских этнических бурят. Массивные бревенчатые дома изба в сибирском стиле обрамляют большие садовые участки и грязные улочки, в центре — небольшая белая христианская церковь.В домах ярко раскрашены фронтоны и заборы, сады выстроены прямыми военными рядами, все выглядит свежим ремонтом.

Тарбагатай, Россия, — одна из крупнейших сохранившихся общин старообрядцев, религиозных инакомыслящих, которые подвергались жестоким репрессиям и дважды были сосланы царями. Наконец, 250 лет назад они нашли убежище среди дебрей Сибири. Они выжили, сохраняя себя, упорно сохраняя свою веру — что, посторонний, не выглядит слишком отличается от стандартного русского православия — и упорно трудиться.

Семьдесят лет коммунистических репрессий почти прикончили их, но после распада Советского Союза они старательно возрождают уникальные средневековые традиции молитвы, песни, кухни, одежды и ремесел, которые теперь охраняются ЮНЕСКО как «нематериальное культурное наследие». Они восстанавливают свои некогда разрушенные сообщества. И их снова принимают в широкое русское сообщество, даже на самом высоком уровне; В прошлом году президент Владимир Путин нанес визит вежливости в Духовный центр старообрядцев на Рогожской заставе в Москве, что стало первым жестом примирения со стороны российского лидера за 350 лет.

«Мои предки приехали сюда в 18 веке с территории современной Беларуси. Здесь были одни буряты, климат был суровый, и первые годы, должно быть, были очень тяжелыми. Они были земледельцами, буряты — скотоводами, поэтому вместе вели торговлю и в основном ладили, — говорит Любовь Пластинина, руководитель Центра старообрядчества, музейного комплекса в Тарбагатае. «Наши предки выбирали места между горами и избегали открытой степи, где буряты жили и разводили скот.Они жили по-разному и мало общались. Наши культуры были слишком разными. Но вот уже 250 лет мы мирно справляемся ».

Царская ссылка

Г-жа Пластинина, как и большинство старообрядцев, может проследить свою родословную до тех русских, которые отвергли религиозные реформы, начатые патриархом Никоном в 1652 году. Реформы были призваны модернизировать обряды и молитвы Русская православная церковь, приведя их в соответствие с греческой православной материнской церковью.Они включали изменения, которые сегодня могут показаться незначительными для людей: замена трехпалого креста на старый двупалый; изменение способа написания имени «Иисус» на русском языке; и изменения в способах крещения, литургических текстах и ​​количестве молитв «аллилуйя», которые нужно повторять во время служб.

Но тысячи россиян яростно сопротивлялись реформам, считая их делом антихриста. В ответ они подверглись жестоким преследованиям со стороны царской тайной полиции. Объявленные «раскольниками», их лидеры были арестованы, подвергнуты пыткам и казнены, а многие вообще покинули Россию.

Большинство отправилось в современные Белоруссию и Польшу, которыми тогда управляло Католическое Великое княжество Литовское. Но в следующем столетии Россия расширилась на запад на эти территории, и старообрядцев снова схватили, на этот раз отправив в постоянную ссылку в далекую Сибирь. Они были первыми из многих последующих волн российских диссидентов, постигших такую ​​судьбу. Некоторые бежали в разные стороны, и сегодня общины старообрядцев можно найти более чем в 20 странах мира.

Сад растет за пределами типичной бревенчатой ​​избушки в Тарбагатае, Россия, старообрядческой деревне с населением около 5 000 человек.

«Наш народ везде преуспевает, — говорит Сергей Петров, глава Общества культуры старообрядцев в Улан-Удэ и автор книги по истории секты. «Они образуют сплоченные сообщества. И они процветают по двум причинам: вера и упорный труд ».

В царские времена в Сибири старообрядцы были в основном предоставлены сами себе. Отстраненные от государственной службы, они стали купцами, ремесленниками и земледельцами. Но большевистская революция принесла новую волну репрессий. До этого на территории современной Бурятии была 81 старообрядческая церковь.Впоследствии все они были уничтожены, а многие священнослужители и непоколебимые верующие исчезли в последовательных волнах советских гонений. Советский молот одинаково упал на все религии, уничтожив многие православные церкви, а также буддийские дацанов (храмовые комплексы).

Хотя до 20 процентов населения Бурятии являются потомками первоначальных 40 000 староверов, которые были сосланы сюда, регулярно практикующих старообрядцев сегодня едва ли 10 000, и всего лишь 10 действующих церквей.Большинство винят советские времена в разрушении их исторического сообщества.

«Сильные верующие были арестованы, арестованы и расстреляны советской полицией», — говорит г-н Петров. «Многие другие просто отошли от веры. Сейчас происходит пробуждение, но оно очень медленное и трудное ».

Возвращение в лоно России?

Преподобный Сергей Палий — священник крошечной Крестовоздвиженской церкви Тарбагатая, одной из первых старообрядческих церквей, восстановленных после распада Советского Союза.Типичным июньским днем ​​он увлеченно беседует с группой русских туристов, которые напряженно расспрашивают его о нюансах между знакомой им православной верой и верованиями и обычаями старообрядцев. Они кажутся любопытными, даже очарованными и ни в малейшей степени недружелюбными. Когда они выходят из маленькой церкви, многие кладут пожертвования в ящик для сбора.

Валерий Мельников / Sputnik / AP

Rev.Сергей Палий, священник крошечной церкви в Тарбагатае, Россия, показывает религиозный фолиант.

Отец Сергий, проработавший священником около 25 лет, говорит, что вражды между церквями больше нет.

«У нас нет отношений с Православной Церковью. Люди нашли мир и безопасность в Сибири, хотя правящая церковь продолжала преследовать нас. Нам разрешили платить налоги и служить в армии [в добольшевистские времена]. Вот и все », — говорит священник.«Наша цель сейчас — сохранить то, что у нас есть и кем мы являемся. Православная Церковь на своем месте; мы в нашем. Понятия не имею, что они думают о нас. И это хорошо. Сейчас мы живем очень хорошо ».

С тех пор, как Михаил Горбачев принял православную церковь в 1988 году в годовщину тысячелетия христианства в России, Кремль приложил серьезные усилия для нормализации отношений государства с религиозными группами. Это очень хорошо сработало для Православной церкви, которая увидела, что большая часть собственности, национализированной большевиками, была возвращена ей, и получила значительный рост своего общественного авторитета и влияния.Остальные три конституционно признанных «основополагающих религии» России — ислам, иудаизм и буддизм — все в настоящее время пользуются определенной поддержкой со стороны официальных властей.

Это не относится к конфессиям, которые считаются импортными, например, к баптистам и Свидетелям Иеговы, которые сталкиваются с открытой враждебностью со стороны Православной церкви и продолжающимися репрессиями полиции. Католическая церковь, у которой в течение нескольких лет были аналогичные проблемы в России, похоже, исправила свои разногласия на встрече на Кубе в 2016 году между русским патриархом и папой.

Но, по мнению экспертов, старообрядцы рассматриваются как коренная вера, ответвление русского православия и, следовательно, должны поддерживаться политическими властями.

«Путин — политик-прагматик, — говорит Алексей Комбаев, политолог Бурятского государственного университета в Улан-Удэ. «Он согласен с тем, что религиям нужно дать возможность развиваться свободно, иначе они уйдут в подполье. Улыбаясь всем им, он укрепляет легитимность государства ».

Получайте сообщения Monitor, которые вам интересны, на свой почтовый ящик.

Старообрядцы, известные своей замкнутостью и подозрительностью к чужакам, все чаще открываются для посетителей, — говорит Пластинина. Действительно, ее организация, Центр старообрядчества в Тарбагатае, представляет собой совместное предприятие местного сообщества и правительства Бурятии.

«Времена меняются очень быстро, и нам нужно адаптироваться», — говорит она. «Когда я поступил в высшее учебное заведение [в советское время], мы изучали атеизм. Когда я закончил, мы изучали сравнительное религиоведение.Единственное, что неизменно — это то, что мы всегда верили в Бога и поддерживали нашу веру ».

,

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о