Деревни староверов в россии: «У всех по 15 детей». Репортаж из самой необычной деревни старообрядцев

Содержание

«Мы сами по себе»

Этим летом в старообрядческой общине деревни Гарь Томской области с разницей в неделю сыграли сразу две свадьбы. Невест в сибирскую тайгу привезли братья Бесштанниковы – Иван и Даниил. Гости гуляли прямо во дворе, соорудив под открытым небом самодельный шатер, поставив столы и лавки. Были и шуточные конкурсы, и богатый стол. В ЗАГСе молодые тоже расписывались, но главное – это венчание. Невесты на торжестве были в белых платьях, правда, каждый наряд – максимально закрыт, с юбкой до пола. Вместо фаты и разных диадем на голову у староверок положено надевать платок. Использование косметики строжайше запрещено.

Деревня Гарь. Свадебная фотосессия

Новая жизнь по старым законам

Деревня Гарь находится в 230 километрах от Томска. Причем до ближайшей асфальтированной дороги от поселка – около 60 километров. Весной и осенью проехать сюда на легковой машине практически невозможно, песчаную дорогу размывает и «ведет». Говорят, иногда тут буксуют даже лесовозы, которые активно вывозят из района древесину.

Сегодня в Гари проживает примерно 300 человек – и взрослых, и детей. Большая часть домов заброшена или нуждается в большом ремонте. На улицах с красивыми названиями Почтовая, Лесная, Голубая и Таежная располагаются сельская школа, фельдшерский пункт, пара магазинов, почтовое отделение… В середине XX века в Гари находился лесозаготовительный поселок, сейчас вырубки в этих местах ведут частные компании, на которых работают приезжие сотрудники. Откуда они – жители Гари точно не знают, но уверены, что большинство – китайцы.

Масштабная вырубка леса у деревни Гарь. 2018 г.

​На горке – самом высоком месте в Гари – построена старообрядческая церковь. По воскресеньям здесь проводит службы священник Анатолий Бесштанников – старший сын Александра Федоровича Бесштанникова, патриарха старообрядческой общины деревни Гарь. Большая часть прихожан церкви – это дети, внуки, племянники и братья Бесштанниковых.

Все они – старообрядцы и живут вокруг церкви в самостроенных рубленных избах. Дома остальных жителей располагаются под горой.

– В этом доме мы начинали жить с мужем, родили тут троих детей, – смущаясь, рассказывает супруга Анатолия Галина Бесштанникова, племянница староверческого митрополита Всея Сибири Силуяна. – Потом постепенно строились дальше. Смотрите, вот в этом доме теперь живут наши младшие дети – Арсений и Аня, у них своих комнаты, мы же с мужем пока перебрались в другой отдельный дом. Он задумывался как летняя кухня, но кухня получилась большая, а к ней пристроилась еще комната – так что теперь это и кухня, и наша спальня, и небольшая гостиная, где все собираются.

​У Галины и Анатолия Бесштанниковых семеро детей: Тимофей (25 лет), Василиса (24 года), Александр (23 года), Даниил (21 год), Иван (20 лет), Арсений (18) и Анна (15). Почти все старшие после наступления совершеннолетия остались жить с родителями. Когда выросли, парни привели в дом невест.

В июле Иван и Даниил сыграли свадьбы. С женами они познакомились в интернете. У старообрядческой молодежи свои чаты и закрытые группы в социальных сетях, где они общаются, знакомятся, переписываются.

Женщины старообрядеской общины деревни Гарь.

– С детства воспитывали детей так, чтобы они знали – выходить замуж или брать в жены нужно только единоверцев. Конечно, муж или жена может при желании принять и нашу веру, но это…. Ну… не так, что ли. Лучше, чтобы сразу из старообрядцев были, – уверена Галина.

–​ А если дети полюбят иноверца? Смогут они, к примеру, перейти в мусульманство? Или стать католиками?

– Нет! – категорически отвечает мать семейства. – Даже представить такого не могу! Никогда!

…Дети Бесштанниковых серьезны и немногословны. Гостей принимают сдержанно, недоумевая, почему в последние годы и журналистам, и заезжим туристам стала вдруг так интересна их отшельническая жизнь.

Я и радио раньше слушала, программу «60 минут», а потом перестала. Пустое это: кричат, ругаются, спорят, а толку никакого. Проблемы как были, так и остались

– Находят ведь телефоны, звонят, приезжают… Однажды накануне выборов стали звонить, спрашивали, за кого мы пойдем голосовать, ходим ли мы вообще на выборы. А почему не ходим-то? Мы же не дикие! – удивляется

Галина Бесштанникова. – Я и радио раньше слушала, программу «60 минут», а потом перестала. Пустое это: кричат, ругаются, спорят, а толку никакого. Проблемы как были, так и остались. Выходит, собираются только затем, чтобы покричать и свою энергию потратить? У меня даже коровье молоко от их криков стало быстрее скисать! Так что все пришлось выключить. А вообще я очень войны боюсь. Правильно же говорят, что худой мир лучше доброй ссоры. А у нас мир сейчас все худее и худее.

В 1958 году в таежный поселок Гарь из Нижегородской деревни Рытово со своей семьей впервые переехал дядя Анатолия Бесштанникова. Старовер хотел быть подальше от людей и поближе к природе.

– Про эти места говорили, что «зайцы в лесах сами в силки лезут, а рыбу можно наволочкой ловить». Так оно и было, пока народ законы соблюдал и хоть какой-то доход имел. А сейчас что? Лес вырубают, клюкву на болоте за две недели до официального сбора начинают ковшами драть, когда она еще зеленая и витаминов не имеет. А потом все это на продажу несут. И как людей за это ругать? Они хотят хоть какие-то деньги заработать. Недавно в местной газете писали, что в Асиновский район привезли какую-то специальную систему, которая может без разбора все деревья выкашивать. А это значит, что весь наш лес теперь под корень уничтожится… Раньше пилами пилили, а теперь этой системой начнут.

Без телевизора, но со смартфонами

Староверы живут без телевизора (смотреть его нельзя), однако у всех детей есть смартфоны, а в доме стоит современная бытовая техника: мультиварка, электрический чайник, утюг. Сыновья носят наручные часы. По традиции, деньги в семье зарабатывают исключительно мужчины.

Женщины трудятся по хозяйству, поэтому и образование, кроме школьного, получать не особенно стремятся. Считают, что гораздо важнее создать крепкую правильную семью и продолжить свой род.

– Вместе с отцом делаем срубы на заказ. Я еще иногда пихту варю, из нее изготавливаю пихтовое масло, его хорошо покупают. Кору заготавливаю. Ну, а когда в тайге много шишки, ягод и грибов, мы все уходим за дикоросами. Правда, в этом году какой-то неурожай. Уже август, а грибов нет… Лето плохое, – рассуждает младший сын Арсений Бесштанников.

Старообрядцы надеются в жизни на три вещи: на Бога, на природу и на собственные силы. Отсюда и покорность, с которой они встречают любые новости.

У нас, у верующих, хоть надежда есть на то, что в другом мире будет лучше, а у неверующих даже этого нет – пустота

– Вот в августе уже были первые заморозки, огуречная и тыквенная ботва померзли… Мы в этом году даже огурцов-то вдоволь не ели, я всего три банки закатала, тогда как в другие годы могла и пятьдесят банок к этому времени сделать.

Посмотрите, что с природой творится. Да и мир уже в пропасть катится. Это и так понятно. И ничего хорошего здесь уже не будет. У нас у верующих хоть надежда есть на то, что в другом мире будет лучше, а у неверующих даже этого нет – пустота.

Все пятеро сыновей из семьи Бесштанниковых служили в армии. О том, чтобы «откосить», никто из них не думал. Наоборот, гражданский долг отдавали охотно. Правда, единожды отсрочку все же попросили.

Даниил и Иван Бесштанниковы. Дембельское фото.

– Даниил в 18 лет начал дом строить, чтобы туда жену привести, поэтому, когда хотели его забрать, мы попросили дать время, чтобы строительство закончить. Объяснили, какие планы, когда и что достроим. В военкомате ушам своим не поверили. Говорили: «У нас даже двадцатилетние частенько мотаются без дела и без цели, а ваш уже в восемнадцать жизнь распланировал?» – продолжает Галина Ивановна. – Теперь в армию должен идти Арсений. Весной он не смог, сильно заболел. Теперь заберут осенью. Старший Тимофей служил в Хабаровске, там тоже есть старообрядческая церковь, так сын ходил туда на службы во время увольнительных.

Подружился со священником и решил остаться жить на Дальнем Востоке. Мы отнеслись с пониманием. В Хабаровске, может, и правда лучше. Климат точно мягче. Там ведь даже дикий виноград растет, а у нас бегаешь-бегаешь над грядками, а потом раз – и все замерзает, – вздыхает
Галина Бесштанникова
. – Я сама сюда впервые приехала из Молдавии в 1991 году, вышла замуж, осталась. Но к суровым зимам до сих пор не привыкну.

…В комнате самой младшей дочери Бесштанниковых – 15-летней Анны – аскетично, как в келье. Мебели немного и только самая необходимая. Все сделано из дерева, руками отца Анатолия. Шторы на окнах задернуты, возле иконы еще недавно горела свеча. Аня молилась. По словам мамы, девушка сильно обеспокоена своим будущим и просит у Бога помочь ей.

Комната Анны

То, что в комнате живет юная девушка, выдают несколько флакончиков духов и романтические рисунки на стенах. Самоучка Аня, никогда не посещавшая не только художественную школу, но даже простых курсов по рисованию, неоднократно становилась победительницей районных художественных конкурсов.

Однако о том, чтобы учиться по этому направлению дальше, девушка не думает. Вместо этого предлагает спеть молитвы, которые они с мамой и сестрами исполняют в церкви.

В библиотеке Бесштанниковых имеются как старинные, так и новоизданные старообрядческие книги. Есть и уникальные старообрядческие «песенники», в которых мелодия для голоса записана «крюковым» письмом. «Крюки» или «знамена» – это древние нотные знаки, изобретенные на Руси еще до раскола и сохранившиеся только в староверческой церковной практике. Манера исполнения духовных песен передается в семьях старообрядцев из поколения в поколение.

Домашние роды и народная медицина

Невестка Бесштанниковых – Маша недавно приехала в сибирский таежный поселок из города Кирова. Говорит, жить в сибирской тайге ей даже нравится, да и в любом случае, теперь она всегда будет рядом с мужем, куда бы он ни отправился. Девушке 18 лет, она окончила девять классов средней школы, затем поступила в техникум, но успела отучиться там только один год.

История гонений на нашу веру нас научила, что тебя везде найдут, если захотят. Хоть в Сибирь ты уедешь, хоть в таежную глушь

– Училась на воспитателя, но не доучилась, – рассказывает Мария. – Работать? Наверное, могла бы. Например, воспитателем в детском садике, но садик в Гари закрыли еще в девяностые годы, когда меня на свете не было. Дети тут до самой школы сидят дома, а потом сразу идут в первый класс.

Основным наукам – пению молитв, исполнению религиозных обрядов и ведению домашнего хозяйства – старообрядцы учат своих детей сами. Много лет они старались жить максимально обособленно от остальных жителей деревни: рожать детей и лечить болезни только дома.

– Раньше фельдшер в деревне другая была, она соглашалась роды так принимать. А новый врач ни в какую. Мы не против больниц, но только врачей хороших в них сейчас почти нет. Да и в газетах тоже часто пишут, что медицина болезнь не лечит, а только приманивает. От нас ведь еще и выехать очень сложно. Пока доберешься до большой больницы, можно и не ехать. Меня однажды в распутицу беременную на грузовике везли. По дороге не смогли проехать, через речку в ближайшую деревню переправляли. Как вспомню…. Так что самим нужно лечиться! Природными средствами. Жаль, почти все рецепты сейчас утеряны. Вот и ищем традиционные, народные. Я, например, недавно прочитала, что от запоров и разных проблем с кишечником помогают травяные настойки. Нужно собрать зеленую массу (клевер, другие травы), заварить ее пополам с водой, а потом принимать утром натощак по полстакана или по стакану – кто сколько сможет. Вот и вся медицина!

Женятся староверы тоже раз и на всю жизнь. По крайней мере, так велят религиозные догмы и так было заведено многими поколениями предков.

– Раньше разводов действительно не было, а сейчас они иногда случаются. Обстоятельства же разные… Но у нас это все равно не принято и не правильно, – продолжает Галина Бесштанникова. – Мы и рожаем столько раз, сколько Бог детишек дает. Все идет от Бога.

Чего не жить – работай да работай!

После того как началась мода на мужские бороды, молодые старообрядцы стали почти неотличимы от городских хипстеров

Старообрядцы говорят, что в последние десятилетия жить им стало намного проще: за веру никто не преследует, внешним видом не тыкает. После того как началась мода на мужские бороды, молодые старообрядцы стали почти неотличимы от городских хипстеров. Даже свободные штаны и рубахи, которые они носят по традиции, сейчас оказались в тренде и называются – стиль casual.

– С местными мы живем мирно, а пьют они или гуляют – нам не важно, у нас все сами по себе. Правда, говорят, иногда жители Гари все равно на нас обижаются. Потому что, когда власть хотела переселить поселок из-за того, что обслуживать его невыгодно, а работать здесь негде, мы переезжать отказались, сказав, что наше место здесь, и работа у нас тоже всегда имеется. Вот власти и начали недоумевать: если у старообрядцев работа есть, то почему другие ее не находят? И поселок оставили, – вздыхает Галина Ивановна.

– Сейчас вообще чего не жить – работай да работай, – подводит итог разговору глава семьи Анатолий Бесштанников. – Работа в тайге есть всегда, а ничего другого нам и не надо. Новостями и событиями не интересуемся. Мы сами по себе. Хотя от мира не прячемся. Да и бесполезно это. История гонений на нашу веру нас научила, что тебя везде найдут, если захотят. Хоть в Сибирь ты уедешь, хоть в таежную глушь…

Кто такие староверы? Репортаж из старообрядческой деревни

Поддорский район, Новгородская область – один из очагов расселения беспоповцев. А это старообрядческая деревня Переезд – с виду обычная советская деревня. Староверы работали в колхозах или занимали должности и продолжали тайно исповедовать свою веру.

Среди них было много так называемых рабных, ограничивавших общение с внешним миром. Все остальные были мирскими – людьми из материального мира. Но советский строй всех уравнял. Все работали, в том числе по воскресеньям, когда староверам работать не полагалось. Рассказывает Анна Быстрова:

«И в воскресенье – работа есть, на работу отправляют, идешь».

Библиотекарь Елена Никитина – мирской и светский человек, хоть и верующая. Но кое-что считалось неправильным даже для мирских. Староверы не вступали в комсомол и партию, для них это было как сменить религию:

«Ну вот недавно моя дочь сказала: «На работе у меня спросили, почему у меня не такой крест. Я и ответила, потому что я староверка». Они говорят, ну надо же – мы думали, что староверы живут колониями, отдельной жизнью».

Последнее поколение массово знающих псалмы и песенный фольклор, доживает свой век. В советское время старообрядцев раскулачили, а после войны о них стали забывать. Новгородский исследователь-этнограф Илья Мельников – один из тех, кто восстанавливает народную память по крупицам:

«Это был слой зажиточных людей. Эта специфическая этика, конфессиональная, религиозная, она накладывалась на принципы хозяйствования, способствовала культивации труда, ведению трезвого образа жизни. Поэтому старообрядцы были зажиточными как среди сельского, так и среди городского населения в том числе».

Стереотипы о старообрядцах, как о таежных отшельниках появились из-за обрывочности сведений а так же сибирской семье Лыковых, которых в 1978 году обнаружили геологи. Илья Мельников с этноэкспедицией собирает фольклор о жизни староверов.

Сейчас старовером быть безопасно. Другой вопрос, что среди равных конфессий русская православная церковь имеет негласный приоритет, по сравнению со «старой верой»:

«Например, сложно добиться какого места, помещения зарегистрированной общине для богослужений. Иногда возникает вопрос, а кто это, что это, зачем и так далее. Иногда это требует согласования с РПЦ, хотя это идет вразрез с законодательством».

Общество стало более разнообразным в вопросах религиозных конфессий и течений. Некоторые мирские снова выбирают старообрядческие церкви. РПЦ приходится мириться с тем, что не все православные приходят именно к ней.

Алексей Сабельский, Александр Кириллов, «Белсат»

Старообрядчество — Интернет-энциклопедии Красноярского края

Основным течением поповского направления в Енисейской губернии был Белокриницкий (Австрийский) толк, или Белокриницкая (Австрийская) иерархия — по названию Белокриницкого монастыря на Буковине (в то время территория Австрийской империи), где это направление было основано.

После того как в 1906 г. был подписан указ о порядке образования и действия старообрядческих общин, на территории Минусинского уезда были официально созданы три общины австрийцев — Минусинская старообрядческая община Покрова Пресвятой Богородицы (город Минусинск, деревни Малая Минуса и Городок), Казанско-Богородская община (деревни Казанско-Богородская, Кныши, Малые Кныши, Паначева, Брагина, село Салбинское) и Николаевская община в Усинском пограничном округе (село Верхнеусинское, деревня Нижнеусинская, поселки Знаменский, Атамановский, Уюкский, Туранский).

Представители другого течения поповского направления — беглопоповцы — проживали в деревне Белоярской Курагинской волости Минусинского округа. Беглопоповское направление изначально объединяло беглых священнослужителей, отвергнувших никоновские реформы и порвавших с официальной церковью. Основу общины, как правило, составляли лица, укрывшиеся от властей. Беглопоповцы не признавали за Белокриницкой иерархией главенство в старообрядчестве.

Еще одним направлением в старообрядчестве было часовенное согласие. Эта группа старообрядцев первоначально выделилась из беглопоповцев. Но постоянно испытывая трудности со священниками, а во время гонений на старообрядцев, в период царствования Николая I, вообще оказавшись без них, заменили иереев на наставников или уставщиков из мирян. Богослужения стали проводить в часовнях (отсюда и название «согласие»). Таким образом, часовенные фактически превратились в беспоповцев, но сами себя к ним не относили. В Минусинском округе часовенные проживали в деревне Большеидринской Идринской волости, а в Ачинском округе — в деревне Павловской Назаровской волости. При этом Павловская была одним из достаточно крупных центров старообрядчества в губернии — в 1894 г. в деревне действовали три раскольничьи молельни.

Беспоповцы отвергали священников и ряд таинств. Под влиянием социальных и религиозных противоречий у них образовался ряд толков и согласий — поморы (поморцы), федосеевцы, филипповцы, нетовцы, дырники, представители страннического толка. Старообрядцы беспоповского направления проживали в ряде деревень Тесинской, Сагайской, Ермаковской волостей Минусинского округа. В частности, в деревнях Быстрой Тесинской волости и Таскиной Сагайской волости Минусинского уезда проживали представители поморского толка, в конце XIX — начале XX в. наиболее влиятельного и крупного направления среди беспоповцев.

В настоящее время на территории Красноярского края сохранились места компактного проживания старообрядцев разных согласий на Ангаре, в южных районах края, в районе Обь-Енисейского канала. Из поповцев представлены «австрийцы», принявшие Белокриницкую иерархию. В настоящее время известны приходы старообрядцев Белокриницкой иерархии в городах Красноярске и Минусинске. Беспоповцы в Приенисейском регионе представлены «поморским согласием» (которое имеет также название «древлеправославие»).

Как живут потомки староверов в Бурятии

Алексей Романов – член Союза фотографов дикой природы и Председатель Правления Партии пенсионеров в Калужской области. Алексей путешествует по России и ищет самые красивые деревни и города. В этот раз он рассказал нам о староверах в Бурятии.

 

с. Большой Куналей, Бурятия. Праздник по случаю вступления в Ассоциацию «Самые красивые деревни и городки России»

 

Как появились староверы

 

Одним из трагических событий в истории России семнадцатого века стал раскол Русской Православной Церкви.

 

Царь Алексей Михайлович Романов и патриарх Никон решили провести глобальную церковную реформу. В 1653 году начались первые изменения: сменилось сложение перстов при крестном знамении с двуперстия на трехперстие, отменили земные поклоны. Чуть больше десяти лет спустя духовенство одобрило книги новой печати, поменяло обряды и чины, наложив при этом анафемы на старые.

 

Тысячи старообрядцев, не желавших принимать новые законы, подвергались наказаниям. Их изгноняли, сажали в тюрьмы, пытали, сжигали заживо. Сотням староверов пришлось уйти в отдаленные уголки страны — в Поволжье, Забайкалье и на Алтай.

 

Что привезли с собой

 

В Бурятии в нынешнем Тарбагатайском районе осела часть старообрядцев. Жители Бурятии прозвали переселенцев «семейскими». В отличие от одиноких каторжников староверы приходили большими семьями с имуществом.

 

Семейские принесли высокую сельскохозяйственную культуру в эти края. Они выращивали рожь, пшеницу, ячмень, гречиху, овёс, картофель, овощи. Скотоводство играло подсобную роль, да и нужды особой не было — буряты были отличными скотоводами.

 

 

Как живут потомки староверов

 

В Тарбагатайском районе два села входят в Ассоциацию «Самые красивые деревни и городки России». Это Десятниково и Большой Куналей. Наша экспедиция побывала на торжественном вступлении  Большого Куналея в Ассоциацию.

 

При слове староверы мне раньше представлялись бородатые неприветливые мужики в косоворотках и молчаливые женщины. Это только стереотип, но он объясним. В 18 веке пришлые люди у старообрядцев ассоциировались с угрозой разорения и уничтожения их веры, устоев, традиций.

 

Сейчас в тех местах живут добрые и гостеприимные люди. В Большом Куналее — чуть больше тысячи человек. В основном они занимаются сельским хозяйством.

 

 

Культурная жизнь. В каждой деревне есть хор. На праздники жители надевают традиционные наряды. Возле домов за воротами ставят стол с угощениями — мастерство хозяйки в почете.

 

Янтарные бусы жительниц Большого Куналея

Одежда и украшения. Женский сарафан дошел до наших дней без изменений аж с петровских времен. Особая гордость — янтарные украшения, которые передаются по наследству по женской линии. Одна жительница рассказала, что  знает точную родословную своих украшений за 260 лет. Да и родню каждая семья знает до седьмого колена, а по книгам — до двенадцатого.

 

Дома. Местную архитектуру потомки староверов берегут.  Дома у них красочные и ухоженные. Они целиком моют их снаружи минимум два раза в год.

 

Общаясь с жителями, понимаешь, что как раз у этих людей есть будущее, так как они свято хранят свою историю.

 

Алексей Романов
Фото: Алексей Романов

В тайге задержан руководитель «Церкви последнего завета» Виссарион. Что известно

Автор фото, Alexander Ryumin/TASS

В Красноярском крае задержали членов религиозной организации «Церковь последнего завета», в том числе ее лидера Виссариона. Организация официально зарегистрирована российским минюстом, ее деятельность освещалась в том числе в иностранных СМИ.

Как сообщает Следственный комитет России, задержаны глава организации — 59-летний Виссарион (Сергей Тороп), Вадим Редькин и Владимир Ведерников. Им планируют предъявить обвинение в создании «религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами, причинение тяжкого вреда здоровью двух и более лиц».

Редькин работает пресс-секретарем Виссариона, в прошлом он пел в ансамбле «Интеграл», созданном Бари Алибасовым, и выступал с группой «Ласковый май». Ведерников — директор школы «Истоки», в которой учатся дети членов общины.

В деревню «Город Солнца» в Курагинском районе Красноярского края, как заявил местный житель Александр Староверов в «Фейсбуке», прилетело четыре вертолета, территория поселения оцеплена. Десятки людей в масках прошли по домам и начали обыски, сказал он. Виссариона и Редькина увезли на вертолетах, сообщил Староверов. Источник агертства Интерфакс сообщал, что операцию проводили совместно СКР и ФСБ.

На видео, опубликованных Староверовым, видно несколько десятков человек в камуфляже и в гражданском, некоторые из них — с оружием. «Приехали наши адвокаты, пошли к дому учителя», — сказал Староверов в одном из видео (учителем члены организации называют Виссариона).

«И Редькина ведут, и учителя», — сообщил Староверов в другом видео. На нем видно около 10 человек в камуфляже, сопровождающих двух мужчин.

Официальный представитель СКР Светлана Петренко заявила, что руководители организации «использовали деньги ее участников, а также применяли к ним психологическое насилие». Представители самой организации это пока не прокомментировали.

Сергея Торопа арестовали до 22 ноября. Заседание проходило в закрытом от прессы режиме вечером во вторник 22 сентября, решение огласили в среду. Тороп заявил, что полностью не согласен с обвинением и считает его надуманным. Адвокаты членов общины Виссариона сочли их уголовное преследование «незаконным и необоснованным», заявив, что «у следствия нет ни одного факта, который позволял бы доказать посягательство на личность и права граждан».

Предыдущие проверки

В феврале члены «Церкви Последнего Завета» рассказывали об обысках и допросах в организации, их проводили следователи в рамках уголовных дел о коррупции и мошенничестве в отношении руководства школы «Истоки», где учатся дети членов общины.

Как пояснял тогда Редькин, около трети зарплаты учителей якобы добровольно и согласованно объединяется для развития этой школы и выплаты зарплаты тем учителям, которые работают в школе, но не устроены официально.

«Я, к примеру, пока не вижу этических нарушений в управлении школой. Но если выявятся действительно серьёзные нарушения в действиях ближних, обязательно сообщим об этом. У нас не принято заниматься укрывательством недопустимых действий», — говорил Редькин.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

У «Церкви последнего завета» есть несколько поселений в Сибири

Кроме того, тогда же он сообщил Би-би-си, что в целом следственные действия в общине начались еще весной 2018 года, а активизировались ближе к концу 2019 года. Он считал, что приказ начать эти действия пришел от московских следователей, так как у местных следственных органов за без малого 30 лет существования организации претензий к ней не возникало.

Кроме того, говорил Редькин, с поздней весны 2018 года стали проходить проверки жизнедеятельности верующих общины по разным направлениям — «в отношении пользования медициной, питания детей, их обучения, землепользования, заготовки леса, идеологии Последнего Завета». Опрашивали и последователей Виссариона, живущих в других регионах.

В частности, по словам Редькина, дагестанские следователи спрашивали у местного последователя организации «об исчезновении людей в общине» (якобы люди исчезают, а их имущество присваивается), о насильственном отъёме денег и шантаже, о запрете служить в армии, о половых извращениях, о запретах на лечение в медучреждениях, об анемии тяжёлой степени и истощении вплоть до кахексии, об отказах от родовспоможения, о применении психотропных препаратов».

«В силу постулатов учения «Последнего Завета» всё затрагиваемое следователями в вопросах у нас невозможно в принципе», — говорил Редькин.

В конце августа стало известно об уголовном деле о воспрепятствовании деятельности журналистов, возбужденном после срыва подготовки репортажа о религиозной общине журналистами «Известий». У журналистов МИЦ «Известия», готовивших сюжет для РЕН ТВ, отобрали мобильные телефоны и аппаратуру, сообщали в СКР.

Что такое «Церковь последнего завета»

«Церковь последнего завета» создана в 1991 году Сергеем Торопом, который до этого работал инспектором ДПС и плотником. В 1995 году его последователи основали в Курагинском районе поселение «Город Солнца». В 2000 году религиозную организацию зарегистрировал минюст, количество ее последователей — около 10 тысяч человек по всему миру. Несколько сотен членов общины живут в населенных пунктах Курагинского и Каратузского районов на юге Красноярского края.

Организационная структура секты строго иерархична. Одним из источников вероучения Виссариона является «Последнее завещание» — летопись его деятельности. В нем изложена теория космогонии Виссариона, которая во многом пересекается с восточными эзотерическими учениями, с темами реинкарнации, а также подготовки к надвигающемуся апокалипсису.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Одним из источников вероучения Виссариона является «Последнее завещание» — летопись его деятельности. Фото 2009 года

Последователям Виссариона нельзя курить, пить и вести денежный обмен, кроме того, необходимо вести натуральное хозяйство. Верующие в учение Виссариона не должны употреблять мясо, кофе, чай, сахар, дрожжевой хлеб и изделия из пшеницы.

Дети в общинах чаще всего не учатся в общеобразовательных школах, их учат по особой программе и не делают им прививок. Виссарионовцы основали свой календарь, и отсчет времени в нем ведется со дня рождения Торопа (с 14 января 1961 года) и обозначается как «Эпоха Рассвета».

Известно о нескольких случаях смертей от запускания болезней и самоубийств среди членов секты. Многие продавали свое имущество в городах, чтобы поселиться в общине в Красноярском крае. «Внушение шло на отсечение от внешнего мира, на выдергивание из семейных, родственных связей», — рассказывала одна из бывших последовательниц Виссариона Елена в репортаже издания «Такие дела».

По ее словам, членов секты ограничивали в питании и дети недоедали, поощрялись любовные треугольники — мужчины могли иметь двух и более жен.

«Уже когда мы оттуда уехали, узнали, что он поселил у себя девочку Соню и ее маму, дорастил до 17 лет и женился на ней. Его супруга Любовь какое-то время терпела, потом не выдержала и уехала в Красноярск», — рассказывала собеседница издания.

В общине никого не держали насильно, уехать можно было в любой момент. Но так как многие потеряли жилье, работу и социальные связи, они не уезжали, рассказывали бывшие последователи Виссариона.

Жизнь организации освещалась зарубежными СМИ. В частности, фоторепортаж о «Церкви последнего завета» был опубликован в британской газете Guardian. Журналисты издания отмечали, что сначала было сложно фотографировать участников организации, так как они говорили, что камера «выделяет негативную энергию, которая приводит к глубокой дезориентации в теле».

Интервью у главы секты Виссариона для документального фильма брал журналист Би-би-си Саймон Рив. Фотографии виссарионовцев с рассказом о них публиковались и в журнале New Yorker. Репортажи об общине публиковали также Daily Mail, Vice и Fox News.

причудливая народная вышивка, деревня староверов и арочный мост в Крестецком районе

Продолжается совместный проект «ВНовгороде.ру» и офиса развития туризма «Русь Новгородская». Мы путешествуем по районам нашей области, чтобы рассказать о том, чем каждый из них примечателен и интересен. 

Сегодня мы отправляемся в Крестецкий район.

На фабрике «Крестецкая строчка» готовы рассказать о вышивке с необычным орнаментом, прославившей эти края ещё в XIX веке.

Музей «Крестецкой строчки» ещё готовится к открытию, но экскурсии по фабрике уже проходят. Кстати, самое старое изделие экспозиции музея датировано 1861 годом и называется «Священное древо жизни». И сегодня мастера фабрики готовы выполнить самые необычные заказы, например, вышить икону.

О работе предприятия и о том, из каких элементов состоит затейливый орнамент, нам рассказала художник фабрики, Заслуженный художник России Мария Афанасьева. Она работает здесь с 1971 года. По её словам, на то, чтобы освоить базовые приёмы вышивки, у мастериц уходит от трёх месяцев до полугода.

Эскизы, созданные художниками, поступают в цех подготовки под ажур. Здесь из ткани вручную вынимаются нити, освобождается место для вышивки. Сложнее всего работать с чёрной тканью. По точным лекалам опеределяется место, которое орнамент, выполненный мастерами ручной и машинной вышивки, займёт на готовом изделии.

Сегодня «Крестецкая строчка» организует туристические маршруты, программы мастер-классов для детей и взрослых. Время от времени здесь принимают именитых гостей. Так, на фабрике уже побывали историк моды Александр Васильев и телеведущая Елена Летучая.

Координаты и адрес: 58.245746, 32.531491. Посёлок Крестцы, улица Новохоловская, 6

В деревне Лякова до сих пор можно встретить приверженцев старообрядчества. Об этом наиболее консервативном течении православия рассказывают в клубе-музее «Староверческое подворье».

Старообрядчество и сегодня не изучено до конца. Оно даёт нам возможность соприкоснуться с некоторыми чертами русской культуры допетровского времени.

Гости музея могут познакомиться с обрядами и обычаями, играми и традиционными ремёслами, поучаствовать в мотании пряжи, глажке белья.

Самых смелых приглашают отправиться в экспедицию на поиски следов мужского монастыря, который, по воспоминаниям старожилов, недалеко от деревни в местных болотах, ушел под воду. Как говорят местные, до сих пор в безветренную погоду можно услышать звон колоколов, призывающий верующих на утреннюю и вечернюю молитвы. А на деревенском кладбище сохранились могилы монахов-староверов с необычными 8-конечными крестами.

В этом музее можно услышать духовные стихи и задорные народные песни, познакомиться с древними обрядами и народными играми, отметить крестьянские и православные праздники, угоститься блюдами традиционной кухни.

Адрес и координаты: деревня Лякова. 58.292577, 32.617094

В начале прошлого века неподалёку от деревни Колокола был построен каменный мост через реку Ярынья. Высокий – 18 метров – арочный мост строился для ныне недействующей железной линии Валдай — Крестцы. Сегодня он притягивает любителей старины и экстрима – туристов и роупжамперов.

С моста открывается головокружительный вид на густой лес, и бурную, хоть и узкую в этом месте речку Ярынью.

Возвели мост в 1914-1916 годах. История его строительства тесно связана с опорами незавершённого моста через Волхов у Рюрикова Городища. Предполагалось, что железные дороги Санкт-Петербург – Орёл и Валдай – Нарва соединятся в Новгороде, пройдут общим участком два моста через Волхов и Мсту, и разойдутся после села Бронница. К слову, название улицы Орловская в Великом Новгороде отсылает именно к проекту первой дороги. Мост через реку Ярынья является частью проекта второй, а точнее, линии Валдай — Крестцы. Известно, что последний товарный поезд прошел по ней в 2011 году, а пассажирский – в 1994. В эксплуатируемом состоянии находятся лишь первые 7 километров линии. Остальной участок дороги заброшен. Что же касается нашего моста, то по нему последний поезд прошёл в 2006 году.

Адрес и координаты: сверните с трассы М10 налево по указателю к деревне Колокола. По грунтовой дороге проедьте ещё три километра, пока она не пересечет железную дорогу. Здесь нужно оставить машину и пойти направо по шпалам – путь займёт около километра. Будьте осторожны: по дороге на мост попадаются змеи. 58°8’22″N, 32°51’23″E.

К слову, о трассе: будучи в Крестецком районе, обязательно притормозите на пятачке, уже много лет облюбованном местными продавцами пирожков. Это место по праву считается ещё одной достопримечательностью района, а пирожки здесь такие сытные, что наесться можно сразу на всю дорогу. Ну и чайку из нагретого самовара надо здесь непременно испить.

Адрес и координаты: пирожки «базируются» в селе Ямская Слобода прямо у поворота с трассы М10 на Окуловку, на стоянке у полосы по направлению на Великий Новгород. 58.261461, 32.528974.

Деревня Ручьи известна как место последнего приюта «первого председателя земного шара», поэта Велимира Хлебникова. На ежегодные хлебниковские чтения сюда собираются почитатели его таланта со всех уголков страны. В 1986 году был открыт музей поэта, на погосте установлен памятник работы В.М.Клыкова.

Адрес и координаты: деревня Ручьи, улица Лесная, 2. 58.353600, 32.696643

Наше путешествие подходит к концу, и по доброй традиции мы готовы вручить подарок внимательным читателям.

В путешествии по Крестецкому и другим районам нашей области вам поможет Карта Гостя Руси Новгородской. Она даёт право на бесплатное посещение музеев и экскурсий, а также включает выгодные предложения и скидки.

Подробности об интересных местах и маршрутах можно узнать на туристическом портале Новгородской области Novgorod.Travel.

Генеральный партнер проекта Банк «Восточный».

Видео Владислава Ковалевского

Фото Светланы Смирновой, Анны Огороднийчук и с сайта kresttsy.ru

Где живут старообрядцы и стоит древняя обсерватория

В рамках самых разных туристических проектов журналисты Псковского агентства информации побывали уже практически во всех районах Псковской области. Но наш регион настолько богат интересными местами, что каждая следующая поездка, даже в один и тот же район, не бывает похожей на предыдущую и позволяет открывать что-то новое, о чём непременно хочется рассказать миру. На этот раз творческая группа редакции отправилась в автоэкспедицию с KIA в Новоржевский район. Новенький KIA Sportage GT Line привез журналистов  практически к истоку реки Сороть, к старинным камням и в деревню старообрядцев. О том, как автомобиль выдержал испытание неровным асфальтом и грунтом, рассказал управлявший им фотограф и автоэксперт Александр СИДОРЕНКО, а репортажи о самом путешествии подготовили  Елена ЛЕШКИНА (текст) и Дмитрий КОНОВАЛОВ (видео).     

ЕЛЕНА: Некоторое количество лет назад мы уже посещали Новоржевский район, чтобы рассказать потенциальным туристам, что же интересного там можно увидеть. Тогда за день мы успели объехать только небольшую часть достопримечательностей: побывали на горе Лобно, на озёрах Лобно и Алё, у часовни в память об умерших актёрах Санкт-Петербурга, на месте средневековой крепости Выбор.  Во время той поездки директор Новоржевского музея Марина Михайловна Пахоменкова заинтриговала. Она рассказала, что в другой части района, недалеко от деревни Михалкино, есть, как считают некоторые исследователи, древняя обсерватория – следовые камни, которые образуют равнобедренный треугольник. Но увидеть это чудо не удалось – местность заболоченная и попасть туда можно только в сухую погоду.

Когда для автоэкспедиции с KIA был выбран Новоржевский район, решили отправиться именно в Михалкино, чтобы узнать, как живут современные старообрядцы, и, наконец, увидеть древнюю обсерваторию. Тем более, что погода располагала к такому путешествию – давно не было дождей, ну и наша KIA Sportage GT Line явно не подвела бы даже на не самой проходимой дороге.  

АЛЕКСАНДР: К этому автопроизводителю из Южной Кореи я отношусь с некоторой теплотой, поскольку однажды владел KIA и был ею доволен практически во всём. Конечно, было и то, что мне не нравилось, но свою машину я любил. Sportage вообще для меня всегда был самой желанной моделью, но не сложилось. Я успел довольно хорошо испытать этот паркетник в предыдущей генерации, а вот новый попал ко мне в руки впервые, так что сравнить ощущения труда не составит.

Начнем с того, на что обращают внимание абсолютно все, — с внешности. Любители классики и продукции VAG (Volkswagen-Audi Groupe) ломали копья, принижая дизайн новинки. По моему мнению, Петеру Шрайеру удалось найти сплав агрессивности и спортивности в дизайне прошлого поколения Sportage и повторить его в последнем. Можно сколько угодно обсуждать внешность этого паркетника, но самобытности у него не занимать. Это как раз тот нечастый случай, когда корейцы не скопировали у всех по чуть-чуть, а напротив, задали новый тренд. Продажи в России это подтверждают — Sportage уже почти 10 лет не покидает тройку главных бестселлеров своего класса. Конечно, успех кроется не только во внешности, но она точно играет немаловажную роль.

Дьявол кроется в мелочах, а Бог — в деталях. Именно в деталях раскрывается суть дизайна нового Sportage. Чего стоят светодиодные дневные ходовые огни и противотуманки, сгруппированные квадратом из 4-х точек. Знаете, кто еще так делает? Porsche! Но KIA сделали так первые. А какие у нового «спортака» колесные диски? Это же просто мечта любого автомобилиста. А как вам изломы на капоте? А соединенные тонкой полоской задние фонари? Таких деталей в KIA очень много, и именно они создают то самое ощущение, когда смотришь на машину и понимаешь — над ней много и долго работали. Единственное, что может омрачить радость — это огрехи покраски, но это был бич KIA 6-7 лет тому назад. Очень надеюсь, проблемы с заводской окраской ушли в прошлое.

Пожалуй, единственное, чего не хватало прошлому поколению KIA Sportage, чтобы пережить еще один рестайлинг, — это современного салона. У прошлой модели он был уже немного староват и простоват. В новой модели из интерьера ушел вогнутый руль, но пришел большой дисплей. В целом, дизайн салона выполнен полностью в духе новых KIA. Все детали интерьера вы найдете на других моделях марки. Качество материалов на высоте именно в тех местах, где это нужно. Мягкий там, где рука дотянется, и твердый там, куда вы точно не полезете при ежедневной эксплуатации. Этакий сплав цены, комфорта и практичности. Я считаю, это правильный подход, потому как смысла в мягком пластике в зоне ног не вижу вообще, поскольку босиком езжу чуть реже, чем никогда. Вообще такой подход к выбору материалов в KIA применяется практически ко всем моделям марки, а потому, если вы сидели в Cee’d, то ничего нового по тактильной части у вас не будет ни в Sportage, ни в Optima, например.

Теперь о комфорте и функциональности. Здесь всё прекрасно. Все кнопки разделены на зоны — музыка, климат, опции. Запутаться невозможно, привыкаешь почти мгновенно. Сиденья удобные, нет в них излишней жесткости «немцев» или мягкости «американцев». Всё очень сбалансировано.

Отдельно хочу отметить работу дисплея компьютера в общем и навигации в частности. Они отлично ладят друг с другом и автомобилем. Если бы не долгая стартовая загрузка, то и придраться было бы не к чему. Широкий формат позволяет делить экран на две части и выводить, например, навигацию и информацию с магнитолы одновременно. Сама навигация знает очень много таких дорог, которых я и сам не знал. Радует и точностью, и «голосом». Он, кстати, довольно интересно формулирует свои фразы, точно, но не так сухо, как традиционные навигаторы. Я бы даже сказал, навигатор в KIA человечнее тех, что я использую в смартфоне. Увы, не обошлось без «косяков» — всю дорогу мне досаждал какой-то скрип в районе центральной стойки, но такие мелочи, к счастью, легко устраняются по гарантии.

Нам досталась версия с атмосферным бензиновым мотором 2,4 литра и классическим гидротрансформаторным «автоматом», то есть всё, как я люблю. Я не ошибусь, если скажу, что с точки зрения финансовых вложений, именно этот вариант самый предпочтительный, так как самый ликвидный на вторичном рынке. Отсутствие турбин и роботизированных коробок — большой плюс при продаже авто.

По той же причине не стоит пренебрегать фирменным сервисом. Это не только 5-летняя гарантия, но и та же рентабельность. Автомобиль с хорошей сервисной историей стоит на 20-30% дороже, а, значит, ваши вложения окупятся. Кстати, сервис у нового псковского дилера KIA полностью соответствует фирменным стандартам. Сам был, сам всё видел и, как говорится, есть с чем сравнивать. Можно смело отдавать машину на ТО и подниматься в кафе. Могу уверенно сказать, кофе и круассаны там отличные! Говорят, у них еще замечательно готовят. Да-да, прямо в автосалоне, так что можно не переживать, что пропустишь обед. Но, что-то мы отвлеклись от поездки.

Так как я ехал не продавать машину, а вникать в нюансы поведения, то к ним и перехожу. Если кратко — машина едет как надо. Автомат не тупит, а 2,4 литра позволяют легко и непринужденно маневрировать в потоке и уверенно идти на обгон даже с полным салоном пассажиров, а у меня их столько и было. На скорости Sportage чувствует себя не хуже легкового автомобиля, и даже лучше. Более того, неплохая шумоизоляция и отсутствие раскачки серьезно снижают ощущение скорости. 110 километров в час практически не ощущаются, а потому нужно быть осторожнее и почаще смотреть на спидометр. Мне действительно было сложно не превышать в населенных пунктах, так как 60 километров в час казались чем-то оооочень медленным.

Немаловажную роль во всем этом играет подвеска. По сравнению с прошлым поколением KIA Sportage, который отличался зубодробительной, почти спорткаровской подвеской, этот едет мягко и плавно, но не настолько, чтобы раскачиваться на неровностях. Ходовая часть очень упругая, с прогрессивными характеристиками. Чем больше дорожная неприятность, тем больше подвеска ей сопротивляется. Это, кстати, добавляет уверенности при езде по ухабам, не тянет сильно осторожничать, она ведь не стучит и всё прощает. Даже по грунтовке едешь без лишнего шума, словно паришь над дорогой. Камни и прочие неровности не передаются ни на руль, ни на сиденья. Это очень приятно.

За день, проведенный с KIA Sportage, мне не пришлось к ней ни привыкать, ни подстраиваться. Машина очень сбалансирована во всём, будто корейцы пытались создать не идеальный, а скорее достаточный (в лучшем смысле этого слова) автомобиль, то есть такой, которого будет достаточно любому потребителю. Он отлично разгоняется и тормозит, прекрасно управляется и комфортен в ощущениях, большего для рядового потребителя и не требуется, это ведь кроссовер на каждый день, а не игрушка выходного дня.

ЕЛЕНА: После Новоржева мы съехали с трассы, уходящей на Бежаницы, и, преодолев километров 20 по довольно хорошей грунтовой дороге, оказались в Михалкино. Там к нашей экспедиции присоединился председатель Михалкинской старообрядческой Поморской общины Андрей Васильев. Он-то и стал нашим экскурсоводом-проводником.

(

Первым делом мы отправились к обсерватории. Подъехать к самим камням, у нас не получилось – попросту закончилась дорога, поэтому нас ждала пешая прогулка. Вскоре на горе показался первый камень из того самого равнобедренного треугольника. Его называют «закатным», поскольку относительного другого камня из треугольника он находится как раз на закате. Гору, на которой он стоит, тоже местные жители именуют закатной. Так вот, закатный камень – это такой огромный плоский чёрный валун, сейчас он лежит, но есть ощущение, что когда находился в вертикальном положении. Каково было его назначение, никто сказать не берётся.

А вот живущая неподалёку баба Женя рассказала, что однажды к этому камню приезжала женщина из Ленинграда, поставила на него свечку и икону. Эта гостья утверждала, что рядом с камнем, «через логовинку», однажды спустилась Богородица. Этот факт тоже ныне живущие ни опровергнуть, ни подтвердить, конечно, не могут.

К следующему углу треугольника нам пришлось пробираться через подсохшее болото и прошлогоднюю траву, но оно того стоило. Второй камень оказался ещё более чудным, чем первый. На нём явно руками человека вырезаны кольца. Наш проводник Андрей говорит, что насчитал их больше 20. Но, к сожалению, опять же не понятно, зачем, кто и в каком веке выдолбил эти узоры. Местные уверены, что вся эта конструкция имеет ещё дохристианское происхождение.  

Третий угол – это камень, установленный на другом камне. Только вот увидеть это сооружение  нам не удалось, поскольку вновь нужно было совершить переход через болото, но в этой части оно оказалось не настолько подсохшим, чтобы его можно было преодолеть без резиновых сапог.

По словам главы местной старообрядческой общины, когда-то рядом с Михалкино были ещё несколько интересных валунов. Один —  в форме сидящей лягушки, а вот второй, называвшийся ладьевым, как предполагает Андрей в детстве видевший этот камень, использовался для языческих жертвоприношений. «Он был метра 3 в длину и 2,5 в ширину. Большой, как рыцарский щит.  Человек ложился на него и как бы врастал. Там были выбиты углубления под лопатки, под локти, под «пятую точку». Как будто на не застывший цемент прилёг человек  и оставил отпечаток», — вспоминал наш проводник. А потом в эти места пришла мелиорация, и выполнявшие её рабочие взяли и закопали камень. Собственно валун-лягушку постигла та же учесть.

Может, мелиораторы клад искали, который по преданию находился под ладьевым камнем? Есть, кстати, на этот счёт легенда. Якобы, чтобы заполучить сокровища, нужно было на Ивана Купалу просидеть на камне до полуночи. Так вот, однажды михалкинские мужики решили разбогатеть. Собрались и пошли к камню. Сидели там, сидели, вдруг услышали шум. Осмотрелись и видят, что со стороны расположенного неподалёку кладбища едут запряжённые чёрными конями чёрные повозки, на которых стоят люди в белых саванах. Несколько повозок отделились от этой процессии и двинулись к камню. Мужики, конечно же, сбежали, так и не заполучив сокровища, повторять этот опыт больше никто не рискнул.

На обратном пути Андрей рассказывал историю Михалкино. Оказывается, эта деревня известна с 1582 года, тут ещё Стефан Баторий со своим войском ходил. Когда-то здесь была большая пристань на берегу Михалкинского озера, куда приходили по Сороти, исток которой находится именно здесь, суда и баржи.

По преданию, не то поляки, не то румыны три дня жгли Михалкино, так много домов здесь было. А вот соседнее село Палкино спалили за день. Более того, эти «пироманы» увели всех михалкинских женщин. Тогда местные мужики ночью собрались, настигли остановившихся на ночлег непрошенных гостей, перебили их, а женщин своих забрали.

Сейчас Михалкино не настолько большая деревня, но интересна она тем, что живут здесь исключительно староверы.  Как говорит Андрей, если принимать во внимание, что до реформы патриарха Никона в 1650-х годах, все православные были старообрядцами, то получается, что во все времена жители Михалкино были именно староверами. 

По словам нашего экскурсовода, после реформы был большой опрос по принадлежности к вере. Жители Михалкино тогда проявили мудрость и ответили на все вопросы, которые были больше не каноническими, а касались отношения к власти, к царю, к патриарху, именно так, как это нужно было «вопрошающим». После этого деревню оставили в покое и не стали обращать в новую веру, но с условием, что распространять старообрядчество михалкинцы не будут. А вот жители располагавшейся рядом деревни Дворинки, узнав, что у соседей всё закончилось благополучно, отказались и на вопросы отвечать, и новую версию веры принимать. В результате всю деревню спалили, остался от неё только колодец, который уже в ХХ веке с лица земли стёрли всё те же мелиораторы.

А ещё говорят, что Михалкино никогда никому не принадлежало, и местные жили довольно вольно. По имеющимся в новоржевском музее данным, из 70 живших тут семей крепостными были только 30, они принадлежали некоему помещику Власову. 

При этом вольные крестьяне были довольно зажиточными, имели большие двухэтажные дома, а у двух семей были даже собственные леса. Однажды, незадолго до раскулачивания, в деревне сгорел целый Озёрный край. Дело в том, что в Михалкино до сих пор не улицы, а края – Озёрный край – ведёт к озеру, Школьный край – к школе, есть ещё Большой край. Так вот, когда одна часть деревни сгорела, эти самые владельцы лесов отдали погорельцам свои делянки, понимая, что их всё равно отберут. В итоге дома удалось отстроить заново в кратчайшие сроки – пожар случился в сентябре, а к зиме у всех уже были новые жилища, причём довольно просторные.

По переписи 1907 года в Михалкино насчитывалось 980 жителей, а сейчас – всего 30.  Здесь даже школы больше нет, потому что детей в деревне всего трое, и они ездят на учёбу в Новоржев. А школа здесь была с историей. Построили её в 1903 году, причём открыли в Михалкино не церковно-приходское учебное заведение, а вполне себе светское, только потому, что жили тут старообрядцы. Школа проработала 100 лет, её капитально отремонтировали, а потом – закрыли.

Сейчас в Михалкино есть два молельных дома, ну или часовни. Одна – 1892 года постройки. Она была единственным незакрытым храмом в Новоржевском районе во время Великой Отечественной войны.  Её разорили в 1964 году, причём сами же местные жители, а потом переоборудовали под деревенский клуб-кинотеатр, а в конечном счёте, как это обычно и бывает, забросили. Сейчас молельня находится явно в аварийном состоянии и, как замечает Андрей, отремонтировать её уже невозможно. Причём община даже не может оформить постройку в свою собственность — документы по ней утрачены.  Собственно именно поэтому руководитель общины своими руками возвёл по соседству новую часовню, в которой теперь идут службы.  

Алтаря здесь нет. Как пояснил Андрей, алтарь нужен для того, чтобы туда заходил священник и произносил  определённые молитвы. Но так вышло, что во время церковного раскола большая часть священников признала никоновскую церковь, а тех, кто был против, ждала печальная судьба. Например, епископа Павла Коломенского сослали в монастырь, где он и умер.  В итоге у старообрядцев пресеклось священство: епископов не стало, а рукоположить кого-либо в епископы, может только епископ. Вот так с XVII века старообрядцы и остались без, так сказать, высших чинов, ну а раз в алтарь заходить некому, то он и ни к чему.

Ещё одно отличие – отсутствие икон на бумаге. Ещё в VII веке Собор против иконоборцев постановил, что иконы должны или отливаться, или писаться на твёрдой поверхности, чтобы их невозможно было разорвать. Так вот старообрядцы до сих пор придерживаются этого правила. В михалкинской часовне сейчас нет старинных образов, глава местной общины рассказывает, что когда-то здесь были очень древние иконы, но в 2015 году их украли. Ни ликов, ни преступников так и не нашли. «Хорошая икона «Спас на троне была», большая..», — вспоминает Андрей.

Было тут, правда, и счастливое приобретение – паникадило. Оно приехало в Михалкино из Старой Руссы в Новгородской области. Там за федеральный счёт началась реставрация в храме XIV века и паникадило, изготовленное совсем недавно, было решено заменить на что-то аутентичное. Тамошний батюшка и решил отдать оказавшийся ненужным осветительный прибор в михалкинскую часовню.

Из того, что можно увидеть только в старообрядческом храме, внутри которых, кстати, запрещена фото- и видеосъёмка, это «подручник» — эдакий коврик для поклонов. В часовне в Михалкино на скамейках лежит множество таких подстилочек – от сделанных совсем недавно, до довольно старых, уже неоднократно починенных. Как рассказал Андрей, подручники «были в ходу» до раскола. Дело в том, что пол – место попираемое ногами, не чистое, а, значит, если ты совершаешь земные поклоны, то чтобы потом перекреститься, нужно вымыть руки. Чтобы руки пола не касались и стелились такие коврики. Патриарх Никон убрал из обрядов земные поклоны, поэтому и подручники стали не нужны. Поклоны, правда, потом вернулись, а вот коврики для них остались уже только у старообрядцев. 


  • Фото: Александр Сидоренко

  • Фото: Александр Сидоренко
 

Ещё один предмет, который не встречается в «новой» церкви – это лестовка, что-то типа чёток. Мужская лестовка сделана из кожи, женская – более изящная, расшита бисером, а царствующие особы их вообще драгоценными камнями украшали. Состоит лестовка из 100 бобышек, разделённых на несколько отрезков. «У нас священства нет, но говорят, что священническую молитву никто не отменял, но есть такая сноска: если инок или мирянин служит, то заменяет священническую молитву на  40 раз «Господи, помилуй». 40 отсчитываем от одной большой бобышки до другой, — пояснил Андрей. – Есть 12 молитв, когда надо после «Отче наш» 12 раз произнести «Господи, помилуй». А 17 бобышек – это великопостные поклоны».  Другими словами, лестовка – это такой способ не просчитаться во время молитвы – произносишь «Господи, помилуй» и отлистываешь пальцем одну бобышку.

Лестовка проходит со старообрядцем через всю его жизнь – первую дают ещё ребёнку, а последнюю, погребальную, белого цвета, кладут в гроб.

Андрей уверяет, что его старший сын, второклассник,  хоть и не ходит на службу, потому что по воскресеньям хочет поспать, но с лестовкой «12 поклонов кладёт». А вот младший, который, кстати, с букетом цветов мать-и-мачихи в руке сопровождал нас во время экскурсии по окрестностям Михалкино, пока, по словам отца, только играть хочет, в чём ему никто и не мешает.

Ну а вообще современные старообрядцы в Михалкино живут «в ногу со временем»: есть у них и смартфоны, и телевизоры, и компьютеры. «Я же старовер, а не старостильник, — резонно замечает Андрей. – Все блага цивилизации приносят и плюсы, и минусы. Если, например, целый день сидеть в телефоне – это плохо, а если им пользоваться по необходимости, то это хорошо».

Ну а участникам автоэспедиции не остаться без благ цивилизации помог мобильный интернет от компании «МегаФон».  С его помощью путешественники смогли и дорожную ситуацию уточнить, и место для обеда найти, и даже музыку с телефона послушать.  

фотографий русских православных старообрядцев, проживающих в Сибири

Одно из вещей, которые он запомнил больше всего, — это службы: небольшие, интимные собрания не более 15 человек, стоящих вместе в молитве. В Айдаре, крошечной отдаленной деревушке в Западной Сибири, церкви не было, поэтому семьи и их соседи молились вместе в отдельной молитвенной комнате в чьем-то доме. Службы проходили вечером, и хотя одни длились всего пару часов, другие длились до семи, продолжаясь до раннего утра.Углы комнаты украшали религиозные иконы. Горящие благовония и свечи освещали сосредоточенные лица русских православных старообрядцев, когда они принимали божественные моменты своей глубоко укоренившейся веры.

«Я думаю, это оказало на меня сильнейшее влияние, — говорит Эмиль Дак, студент-фотожурналист, который в настоящее время живет в Москве.

Дети в Айдаре изучают церковнославянский язык, необходимый для участия в старообрядческих молебнах.

Фотография Эмиля Дака

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Летом 2016 года Дак провел время, документируя жизнь и ритуалы русских православных старообрядцев, секты православной церкви, придерживающейся традиций, предшествующих церковным реформам 17 века. Уроженец Германии Дак в то время учился за границей в Томске, Сибирь, и говорит, что его заинтересовали более удаленные и изолированные сообщества региона, особенно в северном регионе вдоль реки Кеть. Вместе с однокурсником Дак проводил время, путешествуя по деревням у реки, узнавая о повседневной жизни людей и препятствиях, с которыми они сталкиваются.Именно тогда в Айдаре узнали о старообрядцах.

«Мы сразу заинтересовались, потому что история [старообрядчества] глубоко связана с Сибирью и более широкой историей проживающих там общин», — говорит Дак.

Старообрядцы отделились от Русской Православной Церкви в результате ряда реформ, введенных Патриархом Никоном в 1652 году. Изменения, которые были внесены в целях более тесного согласования с греческими православными церквями, включали написание имени Иисуса в молитвенники и количество пальцев, использованных для крестного знамения.Не желая принимать поправки, старообрядцев сажали в тюрьмы или преследовали. Многие ушли в ссылку и перебрались на изолированные равнины Сибири.

Хотя сегодня в Москве и некоторых частях Америки проживают старообрядцы, те, кто остается в Сибири, особенно в Айдаре, очаровывают Дака.

«Мы говорим об этом регионе, где все уже отрезано», — говорит Дак. «И три часа пути на лодке [до Айдары] означают, что они отрезаны еще больше, чем многие другие.”

Кажется, деревня существует в собственном мире. «Прибытие туда — это что-то особенное, — говорит Дак. Единственный способ добраться до города — это проехать три часа по Кету. Родственник одного из жителей деревни Айдара отвез Дакка и его коллегу вверх по реке на небольшой моторной лодке в поселок. Оттуда, пройдя почти две мили, они оказались на сенокосах на окраине деревни. Аидара была практически спрятана.

Дак понятия не имел, чего ожидать, когда он достигнет места назначения, как по ландшафту, так и по людям, с которыми он столкнется.

«Визуально это напомнило мне фотографии Сергея Прокудина-Горского, который 100 лет назад был в командировке у русского царя», — добавил он. Царь Николай II поручил Прокудину-Горскому запечатлеть Российскую империю, и фотограф сделал первые цветные фотографии России в начале 20 века.

Дмитрий Полевчук, у которого традиционная для русских православных старообрядцев длинная борода, на мгновение расслабляется после пятичасового молебна накануне вечером.

Фотография Эмиля Дака

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Сельские жители наблюдают за огнем, созданным для борьбы с распространяющимся лесным пожаром, чтобы убедиться, что он не изменит направление в сторону деревни. Жителям Айдара потребовалось несколько дней, чтобы взять под контроль лесной пожар.

Справа : Лесной пожар не достиг деревни, но уничтожил часть лесных запасов, которые старообрядцы используют зимой, а также поля, на которых они собирают ягоды.

Фотография Эмиля Дака

Дак и его коллега остановились в пустом доме, принадлежащем одной из семей. По словам Дак, было интересно наблюдать, насколько структурирована жизнь.

«Есть религиозная жизнь и трудовая жизнь, и между ними не так уж много», — объясняет он.

Старообрядцы не уделяли внимания аспектам своей религиозной жизни. В конце концов, однако, некоторые семьи пригласили Дака и его коллегу на свои молитвенные службы — большая честь и знак доверия, говорит Дак, хотя они попросили его оставить камеру.

«Прямых изображений религии нет, — говорит Дак. «Я думаю, что самая большая проблема для меня как фотографа — это не иметь возможности сфотографировать такую ​​важную часть [их мира]».

Он нашел другие способы выразить их религиозную принадлежность: сфотографировать некоторых детей, изучающих церковнославянский язык по своим молитвенникам; создание образов Айдарского кладбища, где каждую могилу отмечен трехзубым крестом Русской Православной Церкви; и изображают старообрядцев в их молитвенных одеждах.

Дмитрий Полевчук собирает чернику на болоте рядом с Айдарой. Чтобы не заблудиться, Полевчук оставляет след из сломанных веток.

Фотография Эмиля Дака

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Хотя Дак восхищался связью общины с природой, он видел проблемы, связанные с выбранным ими образом жизни. У старообрядцев нет телевизоров или Интернета, но есть электростанции, которые вырабатывают электричество в течение дня, и люди используют тракторы и мотоциклы для выполнения своих повседневных задач.Тем не менее, препятствия есть. Почта доставляется вертолетом каждые две недели, и летом возникает угроза лесных пожаров в лесах, пролегающих вдоль границы с Айдарой.

«В первые дни был лесной пожар, и практически вся община старообрядцев в лесу пыталась уложить встречный огонь, чтобы потушить пожары», — говорит Дак.

Наряду с молитвенными службами, наблюдение за общиной, собирающейся вместе для борьбы с огнем, было одним из самых волнующих событий для Дака во время его общения со старообрядцами.Он считает, что это помогло заложить основу для связи, которую он сформировал с сообществом.

«Мы разделили много этих моментов, напряженных моментов вместе, и я думаю, что это помогло открыть доверие для [документирования] Айдары».

Эмиль Дак — фотограф из Москвы, Россия. Смотрите больше его работ на его сайте и в Instagram.

Таинственный круг на полях привлек меня в русскую православную старообрядческую общину Вудберна

Сейчас 7:30 утра, солнце едва поднимается в небо над Вудберном.

Я пробираюсь по проходу автобуса Greyhound, пытаясь свести к минимуму случайный контакт с пассажирами с закрытыми глазами, когда выхожу на остановке North Front Street, и наконец спускаюсь с крыльца в прохладное ясное утро в самом сердце Уилламетт Вэлли.

Я здесь, чтобы разгадать тайну о кукурузном поле. В частности, почему кто-то протоптал замысловатый дизайн с чем-то похожим на «OB».

Я заметил этот рисунок на полях на аэрофотоснимке Вудберна с населением 25 000 человек и подумал, не может ли это быть сокращение от «старообрядцев», секты религиозных русских, живущих в этом районе.Если да, то каково значение этого изображения?

Чтобы разобраться в этом, мне нужно поговорить со старообрядцами штата Орегон или Старовери. Это будет непростая задача. Закрытая группа, которую вы можете узнать по фермерским рынкам в Портленде, где они продают продукты, произошла от русских, которые отказались принять реформы Русской православной церкви XVII века, к которым настаивал царь. Они стали гражданами второго сорта, и многие бежали на восточные границы России или вообще уехали в Китай, Румынию или даже Турцию, спасаясь от пыток и смерти.

Начиная с 1960-х годов, некоторые старообрядцы перебрались в Орегон, где большая группа людей поселилась примерно в 30 милях к югу от Портленда в плодородной области Вудберн. Сегодня их насчитывается около 10 000 человек.

В Вудберне они больше всего известны тем, что хотят, чтобы их оставили в покое.

Действительно, они очень похожи на амишей или меннонитов — двух других религиозных групп, возникших примерно в то же время. Старообрядцы склонны избегать современных изобретений, потому что они в основном считают все, что появилось после реформ Никона, делом дьявола в мире, попавшем в руки антихриста, хотя многие действительно водят машины.

«Они очень настойчивы, пережили преследования все эти годы», — говорит Осипович.

Чтобы понять, что такое «OB», я построил гида, дружелюбного местного жителя, которого тоже звали Майк. Другой Майк в прямом эфире сам кормит бездомных и всех, кому нужна горячая еда в центре Портленда. Я встретил его во время освещения акций протеста в Портленде, и он иногда помогал мне добираться до труднодоступных мест.

Любой житель Вудберна знает старообрядцев, и если немного покопаться, можно обнаружить несколько церквей, расположенных вокруг Вифлеем Драйв, среди десятка в этом районе.

Я смотрел спутниковые снимки этих церквей, чтобы почувствовать местность, когда я наткнулся на поле «OB», которое находится рядом с золотым куполом. Был ли хозяин поля старообрядцем? Я намеревался выяснить, что происходит, а также попытаться завязать разговор с некоторыми старообрядцами.

Другой Майк подбирает меня на своем синем седане, и мы направляемся на юг в сторону Монитор Макки-роуд, где расположено несколько других старообрядческих церквей. У меня открыт Google Maps, и когда мы приближаемся к месту с таинственными отметками урожая, мы проезжаем знак, объявляющий Ферму Баумана, производственную ферму, наиболее известную в районе Портленда как проторенное тыквенное поле.

Машина сворачивает с Monitor McKee и направляется вниз по Фролов-драйв, где я замечаю свою первую старообрядческую церковь. Он похож на любое другое церковное здание или общественный центр, за исключением двух куполов, украшенных крестом, который разделяют православные и старообрядцы. Краска на самом большом куполе потёрта, а на кресте восседает маленькая тёмная птичка.

Вернувшись на Монитор Макки, справа вы увидите большой придорожный крест, посвященный старообрядцам.Памятник содержит две доски, одну на английском и одну на старославянском языке — языке русских старообрядцев и Русской православной церкви до церковного раскола в XVII веке.

Продолжая движение по дороге, мы подъезжаем к Вифлеем Драйв, где я вижу вторую старообрядческую церковь. Этот меньше первого. В нескольких кварталах отсюда находится третья церковь, вероятно, самая известная в этом районе, поскольку ее кресты и золотые купола видны с шоссе 99.

К моему удивлению, ворота в этой церкви открыты.Около дюжины машин припаркованы снаружи и внутри ворот церкви. У дверей можно увидеть человека в темном костюме, который перед входом в церковь делает ритуальные жесты руками. Судя по поведению мужчины, случай выглядит серьезным. Я прохожу через открытые ворота под металлическую арку, чтобы получше рассмотреть. Снаружи церкви изображены иконы многих святых, ярко окрашенные и резко контрастирующие с окружающими коричневыми и серыми полями.

Я не уверен, что происходит в церкви в этот час — и я не хочу проявить неуважение к чему бы то ни было, вставив себя — но я решаю вернуться позже днем, чтобы, надеюсь, разобраться в этом.

Слишком рано стучать в двери, поэтому мой проводник высадит меня возле Вудберна Элмера. Пухлый мужчина в комбинезоне у дома Элмера не побеспокоится, услышав мой вопрос о старообрядцах, и прогонит меня, как муху. Моей официантке Селине тоже нечего сказать.

Прежде чем вернуться в район вокруг Монитор Макки-роуд, я звоню на ферму Баумана, чтобы спросить о маркировке урожая. Брайан Бауман, генеральный директор фермы, говорит, что знаки действительно принадлежат ему — буква «Б» — для Баумана, а нет — «буква О», но ферма не связана со старообрядцами.Это просто кукурузный лабиринт.

Что происходило в большой церкви на Вифлеем Драйв? Я решаю постучать еще в несколько дверей, чтобы поймать Uber и вернуться на Вифлеем Драйв. Все тихо, за исключением некоторых рабочих, которые возятся с канавой.

Первая дверь, в которую я стучу, — это дом справа от причудливой старообрядческой церкви — ворота теперь закрыты, машин не видно. Отвечает мужчина с грозной седой бородой. Это 79-летний Панфил Кам, и хотя он не очень хорошо говорит по-английски, мы немного общаемся.Он приехал в этот район в 1963 году из Коньи, Турция, которая, по его словам, была «как Вудберн» и где он был рыбаком. Здесь он занимался сельским хозяйством до пенсии.

Следующим шагом я отправляюсь в жилой комплекс на Вифлеем Драйв. Вторую дверь, в которую я стучу, открывает мальчик с большой коркой на щеке. Позади него появляется пожилая женщина и говорит, что они не хотят разговаривать.

Затем я слышу голосовой вызов старовера в возрасте 30 лет, чья голова появляется в окне квартиры, а его лицо частично скрыто экраном от жучков.«Для чего бы ты ни был здесь, с этим уже покончено, так что можешь идти домой», — объясняет мужчина.

То же самое происходит снова и снова, пока я не нахожу человека с группой маленьких собак, который встречает меня на пороге, одетый в заляпанные краской шорты и изношенную рубашку. Он говорит, что машины, которые я видел в церкви, предназначались для отпевания.

Мужчина в заляпанных краской шортах говорит мне, что у него есть ключи от церкви на Вифлеем-драйв, но не показывает мне внутрь. Если я хочу навестить, он говорит, что я должен вернуться на службу в субботу вечером или в воскресенье.

Чтобы поговорить со старообрядцем, надо сначала поверить.

Я возвращаюсь на Фронт-стрит, чтобы дождаться дома Грейхаунда.

Старообрядцы борются за сохранение веры в условиях изоляции

В прошлом месяце ЮНЕСКО добавила 28 традиций в свой список шедевров устного и нематериального наследия человечества, чтобы предотвратить их исчезновение. Россия не фигурирует в списке этого года, но была представлена ​​в первоначальной прокламации 2001 года через Семейские.Семейские сохранили свое неповторимое фольклорное пение, костюмы и обряды, восходящие к XVI и XVII векам. В то время как включение в список ЮНЕСКО принесло изолированному сообществу столь необходимое международное признание, Семейские не смогли избавиться от социальных бедствий, угрожающих их образу жизни.

Москва, 1 декабря 2003 г. (RFE / RL) — Семейские — это община русских старообрядцев, или «староверов», которые поселились в Бурятии, изолированном регионе к югу от озера Байкал, почти 250 лет назад.Музыка, одежда, ритуалы и религиозные верования семейских в 2001 году были названы ЮНЕСКО одним из 19 шедевров устного и нематериального наследия человечества. Их уникальная захватывающая музыка создается девятью или десятью голосами, каждый из которых поет свой мюзикл. часть.

Галина Чебунина — руководитель культурного центра Семейские в Тарабагатае, сибирской деревне с населением несколько тысяч человек. Чебунина рассказывает о хоровой музыке сообщества, которой она наиболее известна.

«Манера исходит из средневековья, из древнерусского церковного пения.В этом важность полифонии. Это означает добавление ряда вставок в слова до такой степени, чтобы это звучало уже не по-русски, и чтобы пение было похоже на другой язык, потому что мы добавляем так много слогов. Зачем это делается? Так что мелодия растягивается и приобретает более мелодичные оттенки », — сказала Чебунина.

Семейские — одна из многих общин старообрядцев, проживающих в отдаленных уголках России. Свое название старообрядцы получили от веры в то, что они исповедуют истинное православие. Вера.Они откололись от Русской Православной Церкви в конце 17 века, выступив против реформ в литургии.

После раскола царская власть начала преследование инакомыслящих. Некоторые бежали в Гомельскую область — ныне Беларусь, но в то время часть Польши. Спустя столетие в Польше проживало 100 000 человек. Затем Екатерина Великая сильно обрушилась на старообрядцев. Многие члены общины предпочли сгореть заживо — поджигать молитвенные дома, заполненные мужчинами, женщинами и детьми, — нежели обращаться в веру.

Но Семейские постигла иная участь. Они были сосланы из Польши в Сибирь, чтобы помочь заселить завоеванные, но пустующие земли и основать фермы, чтобы прокормить местных казаков, работающих на серебряных рудниках.

В некотором смысле, говорит Чебунина, семейское пение — это форма сибирской песни протеста.

«В знак протеста против, назовем его« традиционным »православием, старообрядцы стали петь в один голос религиозные гимны и песни и перенесли полифонию в повседневные песни — о любви, о зле.Поскольку наша деревня находится на дороге из Москвы, декабристы — члены тайных революционных обществ, деятельность которых привела к восстанию 1825 года против царя [Николая I] и других ссыльных, ночевали здесь и оставили, конечно, огромное количество песни, — сказала Чебунина.

Одна популярная песня об их депортации в Сибирь звучит так:

«Зачем ты, жестокая судьба, привела нас в Сибирь?

«Не за пьянство и не за драку,

» Не за ограбления в ночное время.

«Мы потеряли дом за то, что были честными христианами,

« Мы потеряли свой дом из-за того, что были честными крестьянами ».

Несмотря на внутренние конфликты, Семейские процветали. До 1950 года местная духовная школа выпускала 35 молодых людей каждый год, эксперты в традиционном пении старообрядцев. Женщины передавали из поколения в поколение традицию типичной одежды и вышивки — богатое сочетание тканей, часто из Китая и Индии, меха соболя, бархата. Мужская одежда интегрировала элементы польских костюмов. , например, разноцветные ленты.

Но тогда советский атеизм уничтожил большую часть культуры. Позже экономические трудности еще больше изолировали общину.

«За 10 лет наше село покинуло более 1000 человек. Это наши дети, которые заканчивают университет и не возвращаются», — сказала Чебунина.

Чебунина говорит, что награда ЮНЕСКО 2001 года была «спасением жизни». По ее словам, первые деньги, полученные по каналам ЮНЕСКО, — 5000 долларов — были вложены, чтобы буквально вырваться из изоляции Семейских.Они купили автобус, чтобы взять на гастроли местный хор.

При поддержке Минкультуры один из 18 хоров общины скоро запишет компакт-диск.

Хотя Чебунина признает, что финансовые взносы имеют решающее значение, по ее словам, что более важно, международное признание помогло привить чувство самобытности и гордости в обществе.

«Пятнадцать лет назад люди скрывали бы, что они старообрядцы, что они семейские. Им бы даже было стыдно.Но сейчас нахлынула волна самоидентификации и уважения к старшим, которые сохранили культуру. Люди теперь об этом знают и гордятся этим. И в этом [отношении], конечно, [награда] важна, потому что одно дело говорить об этом сами, а другое дело, когда есть признание со стороны уважаемой международной организации, такой как ЮНЕСКО », — сказала Чебунина.

В конечном итоге, однако, Чебунина говорит, что она сомневается, что этот новый импульс поможет остановить моральную и социальную эрозию общества.

«Я помню, что в домах не было замка. Палка или метла перед дверью означали, что никого нет дома. Не было воровства. Раньше никто не пил. Не было выпивки даже на свадьбах. . Детских домов не было, потому что люди забирали ребенка. Все проблемы, от которых страдает общество в целом, существуют и среди старообрядцев, потому что, когда люди открыты для [внешнего], они открыты и для хорошего, и для плохого. , — сказала Чебунина.

Она говорит, что, по крайней мере, семьям следует попытаться передать кредо этого трудолюбивого сообщества: «Стыдно жить плохо, стыдно жить в грязи, стыдно жить бедно.»

(Корреспондент RFE / RL в Улан-Удэ, Алесандр Мальцев, способствовал этому сообщению.)

Старообрядцы остаются старыми

ВУДБЕРН, штат Орегон — Старая женщина в крестьянской одежде и платке стоит перед русской церковью, увенчанной позолоченными куполами.

Сцена могла бы быть из далекого века, если бы не припаркованный поблизости пикап Ford и телевизионная антенна, вырастающая из дома.

Это «деревня», ряд домов и церквей в центре общины русских старообрядцев штата Орегон, потомков христиан-диссидентов, которые отделились от Русской православной церкви в 17 веке, а затем бежали в Соединенные Штаты, чтобы избежать преследований. .

Стремясь сохранить традиции, восходящие к средневековью, они придерживаются строгих правил: запрещать мясо по средам и пятницам. Одежду в крестьянском стиле необходимо носить с поясом. Последователи не могут есть те же блюда, что и неверующие, поэтому некоторые старообрядцы питаются только в ресторанах быстрого питания, где еда приходит в одноразовых контейнерах.

«Быть ​​старообрядцем никогда не было легко, — сказал брат Амвросий Мурман, старообрядческий монах и хранитель Русского музея в аббатстве Маунт-Ангел.

7 января секта будет праздновать Рождество по русскому православному религиозному календарю, который на две недели отстает от григорианского календаря, используемого на Западе.

В то время как большинство американцев украшают к Рождеству, старообрядцы поступают наоборот: все украшения, такие как религиозные иконы, снимаются, а дом очищается и обнажается до праздника.

Старообрядцы должны какое-то время поститься и воздерживаться от алкоголя до Рождества.Праздник отмечают всенощной мессой, завершающейся праздничным завтраком и возвращением украшений.

«Мы ходили в церковь в канун Рождества, а мама оставалась дома и ставила украшения», — вспоминает Улита Селезнева, учительница первого класса начальной школы Heritage в Вудберне.

Старообрядцы отделились от Русской православной церкви, когда учреждение провело реформы, чтобы устранить различия между русскими религиозными текстами и греческими оригиналами. Вместо этого старообрядцы предпочли придерживаться традиционных ритуалов.

На первый взгляд, раскол касался таких, казалось бы, тривиальных вопросов, как сколько пальцев следует протягивать при крестном знамении: старообрядцы используют два, современные русские православные — три.

На более глубоком уровне раскол, казалось, отражал разные взгляды на будущее России. Старообрядцы, чья вера развивалась в лесах и болотах внутренних районов России, выступали против подчинения религии все более могущественному светскому правительству в России по мере того, как страна становилась империей.

Многие старообрядцы покинули страну за эти годы. Те, кто остались, остались на периферии русского общества, как правило, в отдаленных деревнях на крайнем севере или в Сибири. Сегодня в России около 3 миллионов человек старообрядцев.

10 000 старообрядцев в Орегоне — самая большая концентрация верующих, проживающих в Соединенных Штатах.

Явхори Кам, основатель старообрядческой деревни, вырезал часть из зеленых сельскохозяйственных угодий примерно в 30 милях к югу от Портленда в 1960-х годах.

На недавней воскресной службе в Покровской церкви мужчины в темных одеждах скандировали, женщины перекрещивались и преклоняли колени перед иконами, освещенными свечами.

После воскресной церковной службы девочки и мальчики выбежали в деревню на Вифлеем-роуд в розовых и красных вышитых одеждах, с косынками, кожаными сапогами и поясами, создавая странное впечатление крестьянского праздника Старого Света.

Старообрядцы при крещении обретают чувство моды. Восьмидневные младенцы носят вышитую рубашку или рубашку, самодельный пояс, называемый поясом и крестом, и, как ожидается, будут носить такой же стиль до конца своей жизни.

Для девочек свободное платье, или платя, доходящее до щиколоток, должно быть связано с поясом.

Сохранение таких традиций по-прежнему является проблемой.

Старообрядцы должны соблюдать 40 ежегодных религиозных праздников, а строгие правила религии делают практически невозможным трудоустройство на предприятиях общины в целом.

Многие старообрядцы не верят в образование после восьмого класса и отправляют своих детей работать на фермы или на строительные работы к друзьям и родственникам.

Тем не менее, Селезнева сказала, что видит, что все больше и больше старообрядцев идут на компромиссы. Все водят машины и в последнее время смотрят телевизор. «Десять или 15 лет назад люди больше беспокоились о внешнем. Сейчас вы меньше слышите о внешнем», потому что старообрядцы все больше становятся его частью, — сказала она.

Калин Айхан, офицер полиции Вудберна и старообрядец, должен был решить, сбрить ли бороду, что секта считает оскорблением Бога, или быть уволенным с работы. Он решил побриться.

Руководители общины разрешили ему продолжать посещать церковь, но запретили ему совершать литургию с мужчинами и заставили его стоять сзади с женщинами. Вскоре после этого он отделился от общества.

Перейти к основному содержанию Поиск