Детский дом слепоглухих – Государственное бюджетное учреждение социального обслуживания Московской области «Сергиево-Посадский дом-интернат слепоглухих для детей и молодых инвалидов» . Новости

Содержание

Один день в интернате для слепоглухих детей

Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Отправить еще раз

«Ба-ла-бан», — старательно, по слогам выводит пятилетняя Оля и, будто желая сделать речь еще понятнее, указательными пальцами — палочками бьет по воображаемому барабану. Этого музыкального инструмента девочка никогда не видела, не слышала его дроби.

Как и большинство воспитанников Сергиево-Посадского дома-интерната слепоглухих для детей и молодых инвалидов, мир она воспринимает только на ощупь. Это единственное в России учебное заведение, куда на реабилитацию поступают с тотальной потерей слуха и зрения. Как научить ребенка, живущего в полной темноте и тишине, понимать этот мир — в репортаже РИА Новости.

Шершавый понедельник, меховое воскресенье

По длинным коридорам интерната дети передвигаются только по правой стороне. Идут, выставив вперед руку. И обязательно прощупывают стены. У них здесь разная текстура: одни помещения выложены плиткой, другие покрыты фактурной краской. Это для того, чтобы незрячие воспитанники могли ориентироваться в пространстве.

Вот вдоль стены шагает девочка в огромных очках. У дверей она останавливается, нащупывает на одной из створок барельеф в виде прямоугольника — и ныряет в проем. Такие выпуклые ориентиры везде: на индивидуальных шкафчиках для одежды, на ящиках, где хранятся полотенца и зубные щетки. Даже распорядок дня детям объясняют при помощи объемных картинок.

«Слепого ребенка, да еще и с нарушениями слуха, нельзя взять за руку и повести, скажем, в столовую. Он не поймет, куда его ведут, может проявить агрессию. Чтобы воспитанник знал свой распорядок дня, понимал, что сейчас нужно делать, у каждого есть индивидуальный календарь. На карточках в виде объемных картинок изображено то или иное действие: обед, прогулка, учеба, приготовление ко сну», — говорит заместитель директора интерната по учебно-воспитательной работе Лилия Абдукамалова.

На тумбочке лежит календарь Рената (имена несовершеннолетних в тексте изменены) — мальчик не видит, но частично слышит благодаря слуховому аппарату. На первой странице календаря — значок ноты. Это значит, что в данный момент ребенок хочет слушать музыку. Рядом, обняв приемник, действительно сидит Ренат. Дальше в импровизированном ежедневнике мальчика изображение дерева — по графику у группы прогулка. Затем ложка — ужин, зубная щетка — подготовка ко сну, подушка — отбой.

Чтобы объяснить детям, какой сейчас день недели, тоже используют тактильный календарь. У каждой клетки — своя фактура. Понедельник шершавый, как наждачная бумага. Вторник — весь в пупырышках. Воскресенье — мягкое, как кусочек меха. Как только день проходит, квадрат убирают. «Слепоглухому ребенку сложно ориентироваться не только в пространстве, но и во времени. Он ведь не видит, как день сменяется ночью, как движутся стрелки часов. Чтобы дети поняли, что неделя состоит из семи дней, мы создали такой календарь», — продолжает завуч.

Любое абстрактное понятие слепоглухим детям дается с трудом. Как, например, объяснить незрячему ребенку, что такое солнце? Для этого на прогулке дети подставляют ладошки и лицо под солнечные лучи и чувствуют: стало тепло. Затем им дают пощупать барельеф, изображающий солнечный диск.

«С воспитанниками мы обязательно выходим гулять в дождь, в снег, при сильном ветре — только так можно рассказать об этих погодных явлениях».

Даже испытывать правильные эмоции тотально слепоглухих нужно учить. «Здоровые малыши обычно все повторяют за мамой. Например, вышли на улицу, увидели первый снег, мама обрадовалась. Дети скопировали эту эмоцию. Впредь они будут радоваться всякий раз, когда выпадает первый снег. Но наши воспитанники могут закричать, заплакать. Они просто не знают, как на это явление правильно реагировать. Этому их учат педагоги по специальной методике», — уточняют сотрудники интерната.

Видеть при помощи рук

Перед Аленой Капустьян, тотально слепоглухой девушкой, лежит учебник по алгебре за девятый класс, напечатанный шрифтом Брайля. По размеру он сопоставим с альбомом по искусству, по толщине — с томом «Войны и мира». А ведь это даже не весь учебник, лишь одна из семи его частей. Математические символы по системе Брайля записываются достаточно сложными знаками. Решение системы уравнений может занять одну или даже полторы страницы.

Алена исписала уже пять. Она готовится к ОГЭ по математике — одному из самых сложных предметов для незрячих. Когда отсутствует пространственное мышление, понять, что такое квадратный корень числа или как высчитать площадь параллелепипеда, непросто. Но Алена справляется. Возможно потому, что слепоглухой была не всегда. Слух она потеряла в два года, зрение — в шесть, после неудачной операции.

«Она до сих пор помнит, как выглядит мир вокруг, знает начертание букв. Поэтому самые сложные термины я могу писать ей по буквам на ладони — и она их считывает», — делится подробностями учитель Вячеслав Шешнин.

Но все же почти всю школьную программу педагог объясняет при помощи жестов. Увидеть их Алена не может — но может почувствовать. Это называется «говорить в руку». Вячеслав Романович кладет ладонь девушки поверх своей, и начинает быстро перебирать пальцами. «В этом уравнении икс равен единице», — переводит он для нас.

Почти для всех тотально слепоглухих контактный жестовый язык — единственная возможность общаться. Но не для Алены. Она научилась понимать речь собеседника по вибрациям гортани.

Педагог кладет руку Алены себе на горло, спрашивает, сколько лет она уже учится в интернате.

«Тринадцать. Поступила я в семь. Сейчас мне 20», — хотя некоторые звуки Алена проглатывает, говорит достаточно понятно.

Девушка даже по телефону научилась с мамой общаться. «Мы так до конца и не знаем, как она это делает. Видимо, считывает вибрации динамика трубки, — предполагает педагог. — Вообще, Алена очень талантливая, читала Шекспира, увлекается театром. Даже играла в постановке Театра наций «Прикасаемые».

В этом году Алена — единственная выпускница интерната, допущенная до экзаменов. Более того, тотально слепоглухая ОГЭ сдает здесь впервые. «Год назад у нас экзамены сдавали два воспитанника. Но у них были проблемы только со зрением».

Учат жить по зернышку

В соседнем кабинете четверо воспитанников помладше пишут диктант. У двух в руках приборы для письма по Брайлю, остальные заправляют бумагу в специальные машинки, которые очень напоминают печатные, но имеют только шесть клавиш.

«Научиться писать на приборе не так просто. Каждая буква в алфавите Брайля состоит из шести точек, которые дети выдавливают стилусом. Но прежде чем выбить букву, ее нужно представить в перевернутом виде. Получается это далеко не у всех. Те, кому сложно, печатают на машинке. На ней всего шесть клавиш, каждая из которых обозначает определенную точку», — описывает процесс заместитель директора по учебно-воспитательной работе Светлана Заречнова.

«Вчера у нас был концерт», — диктует учитель. Ира, девочка лет девяти, старательно надавливает на клавиши машинки. Ира носит очки с очень толстыми стеклами. Но и они не способны сделать так, чтобы девочка видела хотя бы очертания предметов. Она тотально слепоглухая с рождения.

«У нас многие воспитанники носят очки, но они всего лишь косметические, корректируют внешний вид глаз, — объясняет Заречнова. — Дело в том, что с возрастом глаза слепых деформируются, выглядят достаточно неэстетично. Чтобы скорректировать этот дефект, прописываем очки. Также стекла защищают зрачки от механических повреждений».

Год назад Ире вживили костный имплант — теперь она слышит отдельные звуки. Однако научить таких детей распознавать речь, а потом и говорить, очень сложно.

«Ребенок ведь после рождения постепенно учится понимать речь. Сперва мама в разговоре с ним использует эвфемизмы: «ам-ам» вместо «обедать», «бибика» вместо машины. Со временем малыш узнает все больше слов, учится отличать речь от посторонних звуков. А теперь представьте: глухому ребенку надели аппарат. Мир для него ожил. Но какие звуки в этом потоке важные, какие — нет, он не понимает. Мы учим развивать слуховое восприятие, чтобы потом ребенок начал говорить», — раскрывает тонкости директор дома-интерната Галина Епифанова.

Получится это далеко не у каждого выпускника. На занятиях для младших школьников знакомимся со Святославом. Мальчик склонился над тетрадкой, чуть ли не носом упирается в стол. Правда, буквы все равно «скачут». «Святослав не тотально слепой, но зрение у него очень плохое. К тому же видит всего один глаз. У него парализована половина лица, не смыкается рот», — рассказывает педагог-дефектолог.

Из-за этого, видимо, говорить мальчик не сможет никогда. Но и таких сложных детей в интернате обучают всем бытовым навыкам. Для этого воспитанников с самого раннего возраста водят на уроки домоводства.

«Например, как научить тотально слепоглухого ребенка определять, сколько воды налито в кружке? По весу. А если это кипяток? — приводит пример директор интерната. — На то, чтобы освоить самые элементарные бытовые навыки, у наших воспитанников уходят месяцы».

Галина Константиновна описывает, как ребенка учат различать крупы на ощупь. Сперва их просят разобрать по зернышку смешанные вместе фасоль и горох. Когда они справляются, дают крупы помельче — рис и перловку. Затем еще более мелкие пшено с гречкой. «Так развивают тактильную чувствительность рук».

«Уезжают домой и забывают, чему мы их учили»

В Сергиево-Посадский дом-интернат приезжают дети из разных городов России. Очереди приходится ждать по году-полтора. «Нам пишут родители или опекуны. Сначала мы вызываем ребенка на медико-психолого-педагогическую комиссию. Если понимаем, что диагноз соответствует нашему профилю, ставим в очередь, — поясняет Галина Константиновна. — Почти всегда для этих ребят и их родителей наш интернат — последняя надежда. В другие их просто не берут — там не знают, как общаться с такими детьми».

В Сергиевом Посаде воспитанники могут находиться до 18 лет. Если продолжают обучение — то до 21 года. Дальше они возвращаются в свои поселки — и со временем забывают все, чему их здесь обучали.

«Особенно большой проблемой это становится для сирот. Они возвращаются в маленькие городки или даже деревни, где вынуждены годами сидеть в квартирах. Работы там для них нет, необходимой инфраструктуры — тоже. Постепенно они забывают все, чему мы их учили, становятся недееспособными и попадают в психоневрологические интернаты».

Выход из этого замкнутого круга есть: в Сергиевом Посаде планируется построить центр постинтернатного сопровождения, где выпускники могли бы жить самостоятельно, но под чутким руководством бывших педагогов. Помимо жилых корпусов, в центре планируется оборудовать мастерские, в которых выпускники смогут работать.

«Пока стройка находится на стадии котлована, закончить ее планируют только в 2020 году. Естественно, до этого времени домой наших выпускников-сирот мы стараемся не отпускать. Пятерых устроили в Калужский реабилитационно-образовательный комплекс, одного направили учиться в Реутов, где он осваивает профессию повара».

Но что будет, если стройка затянется? Об этом Галина Константиновна даже думать боится. Сейчас в интернате обучаются 205 воспитанников, 29 из них — сироты.

ria.ru

репортаж из детского дома для слепоглухих — Российское фото

Фотограф и блогер Дмитрий Чистопрудов рассказывает о своем посещении единственного в России детского дома для слепоглухих детей, который находится в Сергиевом Посаде.

В моем подъезде живет слепой дедушка. Живет один. Каждый день, напевая какие-то песенки, он выходит на улицу, проходит вокруг дома на ощупь, иногда заходит в магазин за продуктами. У подъезда он делает зарядку и кормит голубей. Зрение он потерял не так давно и хорошо помнит, как выглядел окружающий его мир.

Но есть люди, которые не видят с рождения. Еще страшнее, когда человек и слеп и глух одновременно. Для таких людей с раннего детства тактильные ощущения — это единственная связь с окружающим миром.

Сегодня в Сочи закрывается Паралимпиада. С одной стороны, это было спортивное событие: за наших спортсменов всегда приятно поболеть, и в этот раз команда России опередила всех с большим отрывом. С другой стороны, это, безусловно, событие культурное. Событие — как повод подумать и почувствовать кое-что непривычное по отношению к инвалидам. Не сочувствие или жалость, нет. Уважение, сопереживание и где-то даже зависть — не к успехам спортсменов, а к тому, какая сила воли помогла им прийти к победе.

В этот день я решил опубликовать необычную для себя серию фотографий из уникального и единственного в России детского дома для слепоглухих, который находится в Сергиевом Посаде. Часто ли вы задумываетесь, как живут и чем занимаются обычные инвалиды? Не спортсмены-олимпийцы, а девочки и мальчики школьного и дошкольного возраста. Скажу сразу, увиденное меня поразило.

При входе в здание я получил короткую инструкцию: движение по коридорам детдома правостороннее. Точнее, дети передвигаются по правой стороне коридора, персонал -¬ по левой. Так можно избежать столкновений.

Внутренние помещения — просторные и не загромождены мебелью.

Сегодня в детдоме находится более двухсот детей с различными нарушениями зрения и слуха. Кто-то слабо видит, но ничего не слышит, кто-то наоборот. Есть дети, которые ничего не видят и не слышат одновременно. А так, это самые обычные дети. Они носятся по коридорам, смеются, играют и общаются друг с другом. И нужно им не так много вещей, чтобы почувствовать себя комфортно. Их потребности не материальны: ласка, забота, общение. Кстати, в этот дом можно приезжать в качестве волонтера.

4.

Столовая. Ножи и вилки детям выдают без ограничений.

6.

7.

В таких условиях ограниченные возможности становятся почти неограниченными. Детский дом в Сергиевом Посаде ¬— единственное в своем роде учебное заведение в РФ, где работают с детьми с такими проблемами. Преподаватели здесь ¬— это профессионалы и энтузиасты, они даже разработали программу переподготовки педагогов (тифлосуропереводчиков) для работы в регионах (http://www.deaf¬blind.ru/rus/centr/). Ведь здесь учится только 209 детей, а сколько их по всей стране?

Так происходит процесс общения: слова передаются прикосновениями.

Максим выступает на сцене и очень смущается. Еще совсем недавно он не умел ходить, не то что танцевать. Этому его научили в детском доме.

Для слепоглухих не существует телевизоров и игровых приставок, но все время расписано поминутно —¬ дети учатся полезному и интересному каждый день, и не успевают скучать.

Это «тактильное» расписание занятий на день, формат ¬— собственное изобретение детского дома. Такое расписание позволяет слепо¬глухим детям получить «ниточку» информации из нашего мира и понимать, что их ждет в течение дня. Дети все время чем-то заняты, такое ощущение, что им не дают скучать ни на минуту.

Правописание: ученик работает со шрифтом Брайля, а для преподавателя на карточках изображены буквы.

Похоже на скраббл, но на самом деле это обучение алфавиту.

А это — «устная» речь слепо¬глухих, для каждой буквы есть своя последовательность прикосновений.

Одна из мастерских. Здесь можно научиться делать вот такие гобелены.

Гобелен выпуклый, его можно «увидеть» пальцами. До попадания в этот детский дом Лера была замкнутой и драчливой, а теперь она стала терпеливой, научилась читать и писать. А еще она большая кокетка.

В холле — выставка работ учеников, там же проводят «официальные» мероприятия. Никиту, например, поздравляют с Днем Рождения.

Еще одна мастерская, в этот раз здесь изготавливали восковые свечи.

Свечи продаются в Лавре, а выручка возвращается в детский дом и на нее покупают расходные материалы для этого производства.

21.

Свободные руки без работы не остаются. Здесь активно развивают даже самых «тяжелых» воспитанников, поскольку без дела их жизнь становится такой же скучной, как и для любого другого ребенка.

Юра в мастерской, где дети постарше изготавливают различные обучающие материалы для младших групп.

На уроке правописания осваивают печатную машинку Брайля. Очень интересная штука, вот видео о том, как она устроена: http://youtu.be/XSkvGFzWMq4

Для печати шрифтом Брайля используется плотная бумага, на которой способом тиснения наносятся буквы, которые считываются подушечками пальцев.

В одной строке умещаются до сорока символов. Большинство книг и учебников в детдоме делают самостоятельно, силами учителей и учеников.

Уроки творчества ¬— это не только гобелен, но и живопись ¬— для тех воспитанников, кому позволяет зрение (и талант). Кстати, в предыдущем детдоме Колю считали умственно отсталым и накачивали лекарствами, а здесь он раскрылся и научился неплохо рисовать и танцевать.

Мастерская керамики.

Вот такие забавные рыбы получаются у слабовидящих учеников керамической мастерской.

А это — литые свечки, их тоже делают воспитанники детского дома.

Так выглядит чтение учебника по русскому языку…

А это — тетрадь по математике с пометками преподавателя на полях.

Еще одна творческая мастерская. Это аппликация из свернутых бумажных полосок.

Работа кропотливая, но результат того стоит!

Момент, который меня поразил больше всего. Алена слушает, что я говорю, пальцами снимая колебания гортани. Родилась Алена абсолютно здоровым ребенком, но из-за перенесенной болезни и некачественной операции полностью потеряла слух и зрение.

Так она общается с подругой — прикосновениями. Со стороны кажется, что они просто держатся за руки, но если приглядеться — пальцы стремительно порхают, складывая из букв предложения.

Спортзал здесь вполне обычный, только вот лестницы и маты — мягкие. Ну и диско¬шар, конечно, для особых случаев.

Каждый день дети ходят в бассейн. Они учатся плавать и нырять. Это сложно, если болезнь затронула вестибулярный аппарат, но достижимо.

В лабораториях регулярно проверяют слух и зрение ребят, чтобы подобрать правильный комплекс упражнений для их развития.

Это слуховые аппараты — современные и почти незаметные. Удивительно, но чтобы ими успешно пользоваться, нужно также много тренироваться.

Это не радиостанция, а один из диагностических аппаратов.

Девочка нажимает на кнопку, когда что¬-нибудь слышит в наушниках. Я стоял на расстоянии и слышал разные по частоте и громкости звуки, доносившиеся из наушников. Но девочка всего лишь несколько раз нажала кнопку.

Исследование слуха при помощи звуковых волн.

Так показания прибора выглядят на экране, по ним можно с высокой точностью определить остроту слуха.

Ученики с музыкальными способностями поют в хоре. Кстати, это очень известный в среде слабовидящих хор, который часто выступает на различных мероприятиях. Нам сказали, что хор пригласили выступать и на закрытии Паралимпиады.

После занятия пением Даня взял один из моих фотоаппаратов и начал снимать за меня.

47.

Вот, что он наснимал:

49.

51.

Я решил, что куплю и привезу Дане в следующий раз небольшой фотоаппарат. Пускай снимает, раз у него это так хорошо получается.

Вот и все,¬ пора покидать гостеприимные стены.

Таким людям, как я, тем, кого называют здоровыми, легко выйти отсюда. Но что ждет за порогом детского дома этих ребят?

Я бы хотел, чтобы наши дети относились к таким людям, как к равным, а не с жалостью, отвращением и испугом. Нас, к сожалению, этому не научили, а ведь при правильном подходе даже тяжелые недуги не будут препятствием к развитию и социальной адаптации.
Мне бы очень хотелось, чтобы таких учреждений, где так работают со слепоглухими детьми, в России было больше. Но это не все, что нужно инвалидам для нормальной жизни в обществе. Им нужно качественное образование, рабочие места, доступная среда и, конечно, понимание других людей. Пока что после 18 лет им просто некуда идти.

Про этот детский дом я узнал от друга, работающего в команде Сергея Миронова. Сильная статья на эту тему в Фейсбуке: https://www.facebook.com/mironov.online/posts/466773973424276

Оригинал: http://chistoprudov.livejournal.com/145577.html

rosphoto.com

На границе между светом и тьмою

В Сергиево-Посадском детском доме для слепоглухих находится более двухсот слепых, глухих и слепоглухих детей. Обреченных, казалось бы, на вечную ночь и полную беспомощность ребятишек здесь вновь возвращают к жизни. Правда, многие горько недоумевают, а зачем всё это делают, если дальше этих детей никто и ничто не ждет.

 

Слепоглухие — самые одинокие люди на свете

В немецком фильме «В стране молчания и темноты», посвященном слепоглухим, главная героиня говорит про себя: «Если вдруг разразится Третья мировая война, то я, скорее всего, об этом даже не узнаю». И дальше она продолжает: «Слепоглухие — самые одинокие люди на свете».

Я вдруг вспомнил об этом, когда увидел в длинном светлом коридоре Сергиево-Посадского детского дома для слепоглухих детей танцующую девочку. Она возвращалась с обеда вместе со своими товарищами, плотно державшимися друг за друга, но отстала от них… и вдруг закружилась в танце. Это длилось минуты две. В синем халатике, она то убыстряла вращение, то замедляла его, всякий раз вскидывая вверх руки по завершении круга.

Что это? Кружащаяся в одиноком беззвучном танце слепоглухая девочка — фантастическое, фантасмагорическое зрелище… Ее не видят ее товарищи, и она никого не видит, не знает, что на нее вообще кто-то смотрит. Танец ни для кого?

Но уже позже мы подумаем, что, может быть, все же неслучайно рядом с ней шел слепоглухой мальчик, тоже отставший от группы. Держась за стенку одной рукой, другой он мог «подкручивать» девочку, направлять ее танец. Но если это так и было, и она танцевала для него, как он мог воспринимать ее танцевальные движения кроме как своей рукой? Кожей по ритмичным дуновениям воздуха? Ногами — по вибрации пола?

Этот случай и наши колебания показательны. Жизнь слепоглухих, то, что они думают и чувствуют, все это очень трудноуловимо и скрыто. Особенно у взрослых слепоглухих это часто — жизнь в забвении, в неизвестности. Лишенные основных познавательных чувств — зрения и слуха — они живут на грани выпадения из общего всем нам мира, буквально — на границе между светом и тьмою.

Борода и дети

Знаменитый Сергиево-Посадский детский дом для слепоглухих детей — уникальное место. Ничего похожего нет не только на территории бывшего Союза, но и, наверное, во всем мире. Здесь на воспитании и обучении находятся более двухсот слепых, глухих и слепоглухих ребятишек.

Открытый пятьдесят лет назад, еще при глубокой Советской власти, после личного обращения слепоглухой писательницы Ольги Скороходовой к Клименту Ворошилову, детский дом неслучайно, промыслительно появился в городе, где расположена Троице-Сергиева Лавра, главный монастырь Русской Церкви. Те любовь и забота, в которой нуждаются эти дети, еще тогда незримо оказались под покровом молитв преподобного Сергия Радонежского. И сегодня монахи из Лавры здесь — частые гости.

Знакомясь со слепыми и слепоглухими детьми, правильно быть максимально открытым, например, дать им ощупать свое лицо, ведь увидеть тебя иначе они не могут. Хорошо, что я накануне так и не собрался в парикмахерскую и не сбрил свою отросшую бороду. Она производит фурор. Дети хохочут, скользят руками по лицу, бороде и очкам.

Смеется и Милана, слепоглухая девочка лет восьми, которую на уроке учат печатать на специальной машинке для слепых.

— Милана, это бо-ро-да. Скажи «бо-ро-да», — громко говорит ей в ухо, к которому присоединен слуховой прибор, воспитательница.

— Ба-ра-да, — повторяет Милана сквозь смех.

— А у Миланы есть борода?

— Есть, — вдруг говорит она, и скользит руками и по своему подбородку.

То ли девочка не понимает пока, что подбородок и борода не одно и то же, то ли думает, что, хотя это разные предметы, их обозначает одно и то же слово.

— Нет, Милана, это под-бо-ро-док. Ты же не дядя, ты девочка. А бо-ро-да другая, вот она, — воспитательница опять направляет ее руку к моему лицу.

Если со слепоглухими можно общаться, то только так — вплотную, очень тесно, рука к руке. Хотя тема слепоглухоты напоминает длинный спуск в туннель. Чем дальше идешь, тем больше понимаешь, насколько сложно в этот мир по-настоящему войти. Все мы люди чувствительные, жалостливые — более или менее. Первый вид человека, лишенного сразу зрения и слуха, не может не вызвать острого сочувствия. Но вот дальше… Трудно эмоционально, затратно психически и дальше спускаться в «страну тьмы и молчания». Есть следующая статистика — даже те, кто решил посвятить себя работе со слепоглухими, уходят с нее в среднем через два года. Больше не выдерживают.

Правда, эта статистика касается взрослых слепоглухих. Больные дети — совсем другое дело. Их гораздо больше жалеют. Только вот когда они вырастают и перестают быть детьми, многие из них заканчивают жизнь в полном забвении по интернатам и домам престарелых, беспомощные и никому не нужные. И выхода пока нет.

Над пропастью во ржи

— Никто не хочет заниматься слепоглухими после 18 лет! Понимаете, никто! И мы в это упираемся. И мы говорим друг другу порой: ну зачем мы их подымаем с коленок, зачем?

— И зачем?

— Не знаю, ни за чем. Мы в яму работаем, понимаете? Если потом их кроме интернатов нельзя никуда пристроить, то зачем вообще всё? Там их ждет медленное или даже скорое угасание. Если бы у нас в стране сейчас существовали хоть какие-то общины взрослых слепоглухих. Ведь как было при Советской власти? К ней можно по-разному относиться, но существовала продуманная система. Были специальные предприятия при Обществе слепых, общежития, достойная работа. У нас в Сергиевом Посаде вообще беды не было. Было прекрасное предприятие, слепоглухие находились в группах по 11-12 человек. Они работали, кто мог — учился в вечерней школе. И пусть их жизнь была не такая богатая, не такая радостная и счастливая, как хотелось бы, но она была простроенная — от рождения и до смерти. А в девяностые все рухнуло. Раньше государство заботилось о них и их защищало. А сейчас они никому не нужны. Мы-то — другое дело. Мы им тут все устроили.

Так практически в один голос говорят все воспитатели. Оттого что в Сергиевом Посаде слепоглухим детям так хорошо, еще отчетливее видна трагедия взрослых слепоглухих. В детском доме большие светлые и чистые комнаты, мягкие ковры, игрушки, плееры и компьютеры для детей постарше. Трогательное отношение к детям со стороны воспитателей. Постороннему глазу сразу видно: дети знают, что их любят. Они открыты для общения, льнут к своим воспитателям и преподавателям. Стайка детей окружает и обнимает в коридоре вышедшую туда директора Галину Константиновну Епифанову. Поездка детей к воспитателю в гости домой — обычное дело. Педагоги здесь подбираются годами. Если приходят люди случайные, то они скоро понимают, что не могут здесь работать, и быстро уходят.

Но эти старания — в каком-то смысле действительно в никуда, потому что большинство выросших детей потом некуда отправлять. Кого-то забирают обратно в семью. Других сегодня ждут только интернаты — общего профиля (и это еще хорошо!) и специализированные, т. е. психоневрологические. Раньше, в советское время они дальше шли работать на специализированные предприятия — в окружение таких же, как они. Но сейчас выходит, что Сергиево-Посадский детский дом — замечательное место, за которым дальше обрыв, ничто. Дети здесь — словно над пропастью во ржи.

Символично, что детский дом расположен на улице Пограничной. И дело не только в том, что здесь живут дети, оказавшиеся на границе между светом и тьмою, миром звуков и миром бессловесным. Название улицы подсказывает, что дом — словно форпост на границе. Здесь начинается война за то, чтобы вырвать детей из страшной страны тьмы и молчания. Но ведется она только на ограниченном участке, почти в одиночку, и хотя свою задачу выполняет на пять с плюсом, дальше эта война пока почти проиграна.

Просто дети

Маленькой Анжеле всего три годика. Она только слепая, слух у нее в норме. Когда я уже ей предлагаю потрогать свою бороду, она несмело вплотную подходит ко мне, и аккуратно, трепетно «осматривает» мое лицо своими руками. Волна теплой и мягкой, доверчивой беспомощности исходит от ребенка, от его рук.

В другой комнате для игр полностью слепоглухие дети. Маленький Ваня топчется туда и сюда, размахивая по сторонам схваченным за ногу плюшевым медведем. Попутно он охаживает им по голове четырехлетнюю Злату. Та лишь отмахнулась от него и занялась своими делами. Покружила по комнате, подошла к столику с учебными предметами. Схватила мыло и стала его грызть. Воспитательница мягко отбирает у нее мыло и говорит:

— Злата у нас умница, самостоятельная. Хорошо ориентируется. Может даже, например, сама прийти в столовую из комнаты. И обратно из столовой тоже знает дорогу.

В доме очень разные дети. Есть и продвинутые, которые неплохо учатся по общеобразовательной программе, играют на музыкальных инструментах. Например, я познакомился с Колей, Никитой и Кристиной, которые замечательно поют хором вместе с другими своими товарищами. Читают интересные книги и играют на музыкальных инструментах. В детском доме есть даже своя рок-группа.

Но таких детей меньшинство. Большинство все-таки — со множеством нарушений, со сниженным интеллектом. Они не могут блистать на уроках, поговорить со взрослым гостем о любимых стихах и книгах. Их учат по очень простым программам: счету, элементарному чтению, простым бытовым действиям и трудовым операциям.

Но даже по поводу умных и развитых детей, особенно если это сироты, воспитатели переживают, как же они будут дальше. Семьи у них нет. Вряд ли их кто-то усыновит. Куда же им потом? Неужели в интернат?

При этом многие из них могут, могут жить полноценной жизнью. Например, трое выпускников детдома недавно про-шли специальное обучение в Павловске на художников-оформителей и работают теперь дизайнерами. Две выпускницы детдома тоже совсем недавно получили высшее образование и работают здесь же воспитателями. В семидесятые годы прошлого века на всю страну прогремела история о так называемом Загорском эксперименте: четыре слепоглухих выпускника этого детского дома окончили психологический факультет МГУ. Один из них стал доктором психологических наук. Другой — кандидатом философских наук и президентом Европейского союза слепоглухих.

Могу ли я быть счастлив? 

Соблазн самоубийства

Можно ли сказать, что все слепоглухие несчастны? А это, как ни странно, кто как. Юрий Лернер, один из четверых выпускников Сергиево-Посадского (тогда Загорского) детского дома для слепоглухих, которые в 70-е годы прошлого века окончили психологический факультет МГУ, еще тогда, лет сорок назад спросил Александра Мещерякова, психолога и педагога, который очень много сделал для слепоглухих:

— Как вы думаете, могу я быть счастлив?

Тот растерялся, но виду не подал. Педагог все-таки. Осторожно спросил:

— А как ты сам думаешь?

— А я, — ответил Юра, — счастлив — в самом точном смысле этого слова. Ведь несчастье — это иметь что-то и потерять. Я же ничего не имел, но каждый день нечто приобретаю.

Конечно, каждая живая душа занимает только ей отведенное Богом место в мире, и каждый нужен на этом свете. Но все же как много порой стараний должны приложить окружающие слепоглухого люди для того, чтобы он, брошенный в бездну беспомощности, начал «приобретать» и почувствовал себя нужным. Чтобы на нем, слепом и глухом, явились дела Божии (Ин 9:2–3). Вот, говорят, и Лернер несколько лет назад умер в полном одиночестве в специализированном интернате.

А его товарищ по учебе в МГУ Александр Суворов (ставший доктором психологических наук) говорит, что «соблазн самоубийства наверняка приходится преодолевать всем, ослепшим и оглохшим в зрелом возрасте. Может возникнуть этот соблазн и у слепоглухих с детства… Я тяжело пережил такое осознание в шестнадцать лет, а соблазн самоубийства — при всей величайшей самоотверженности друзей — преодолеваю с двадцати лет».

В храме

— Закройте свои глаза, заткните свои уши, и попробуйте в таком состоянии пожить, например, час. Походить по дому, ни на что не натыкаясь, заняться своими обычными делами, пообщаться с близкими… Потом, когда наконец-то откроете глаза, вы вдруг поймете, насколько же вы на самом деле счастливы.

Иеромонах Мелитон (Присада), насельник Троице-Сергиевой Лавры и настоятель храма Явления Божией Матери преподобному Сергию Радонежскому при детском доме, говорит нам эти слова почти на бегу, вечно куда-то торопясь. Он весь в заботах. Потом, в половине пятого, уже перед всенощной, жуя булочку и запивая ее молоком, он опять между делом нам говорит:

— Мой завтрак. Первый раз ем сегодня.

Такая занятость настоятеля храма при детском доме слепоглухих понятна. Даже за обычными детьми нужен постоянный присмотр. А слепые и глухие детишки, тем более слепоглухие, нуждаются в помощи и контроле во сто крат больше. Постоянно нужно помогать: кого-то привести, кого-то специально встретить, с кем-то подольше поговорить, потому что такие дети вообще делают все гораздо медленнее, чем их зрячеслышащие сверстники.

Исторически именно Церковь первая занялась слепоглухими. И занималась ими всегда в основном только она. Даже дактильную, т. е. «пальцевую», азбуку для общения слепоглухих создали испанские монахи в XVI веке. Лишь в XIX веке слепоглухоту как явление начинают анализировать психология и педагогика, а государство и общество пытаются хоть как-то заниматься и слепоглухими инвалидами. Однако поскольку это очень трудно, до сих пор в подавляющем большинстве стран слепоглухота даже не признается особым видом инвалидности. То есть слепоглухие для государства как бы и не существуют вовсе.

Был еще в нашей стране, как уже говорилось, Загорский эксперимент: окончить МГУ четверым воспитанникам детдома помогали ведущие советские философы и психологи. Во многом ими двигал идеологический мотив  — показать, что советская наука может совершать те чудеса, которые раньше приписывались Богу: чтобы немые говорили, а слепые видели. Пусть они во многом ошибались, нетерпимо относились к Церкви — как к своему сопернику. Но они все-таки сделали доброе дело — вырвали хотя бы некоторых из плена слепоглухоты. С их стороны это было настоящим подвижничеством. Впрочем, эксперимент уже давно закончен, философы к слепоглухоте как-то снова охладели. И лишь Церковь по-прежнему привычно берется за эту заботу и радостно и с достоинством несет и этот крест.

Отец Мелитон говорит,

foma.ru

Государственное бюджетное учреждение социального обслуживания Московской области «Сергиево-Посадский дом-интернат слепоглухих для детей и молодых инвалидов» . Обучение специалистов

Такая теоретико-практическая работа давала возможность педагогам повысить уровень квалификации и применить новые знания в практике своей работы на местах. В нашем учреждении сложилась система семинаров по подготовке и обучению специалистов, которую мы реализуем с каждой новой группой участников. 

2. Кто они, дети с множественными нарушениями развития? 
Дети с множественными нарушениями имеют сочетание трех или более первичных нарушений (зрения, слуха, двигательной сферы и др.), каждое из которых имеет отрицательные последствия и усугубляет отклонения в развитии ребенка. Сочетание первичных нарушений у каждого отдельного ребенка может быть различным, например, умственно отсталый слепоглухой; слабовидящий глухой с ДЦП; слепой умственно отсталый с нарушениями речи; слепоглухой с нарушением эмоционально-волевой сферы и т.д. 
Множественные нарушения развития могут быть врожденными или приобретенными. 

3. Проблемы детей с нарушениями развития. 
Основные проблемы, связанные с множественными нарушениями развития состоят в том, что ребенок не умеет общаться, передвигаться и ориентироваться в пространстве, не имеет повседневного доступа к информации, не обслуживает себя, такой ребенок часто демонстрирует проблемное поведение. 

4. География связей Детского дома слепоглухих с регионами РФ. 

География связей Детского дома слепоглухих весьма обширна. В течение ряда лет наше учреждение принимало на обучение или его специалисты выезжали в разные регионы РФ и за рубеж для обучения педагогов работе с детьми с множественными нарушениями развития, включая слепоглухоту. В Молдове и Болгарии наши специалисты приняли участие в становлении системы специального образования слепоглухих. Только за последние два года Удостоверения о повышении квалификации получили более 60 педагогов из разных регионов РФ и республики Молдова. 

5. Основные направления обучения специалистов в работе с детьми с множественными нарушениями развития. 

  • Коммуникация. 
  • Ориентировка и мобильность. 
  • Предметно-практическая деятельность. 
  • Адаптивная физкультура. 
  • Арттерапия. 
  • Сенсомоторное развитие. 
  • Терапия проблемного поведения. 
  • — Планирование деятельности (функциональное расписание, календарное планирование). 

deaf-blind.nubex.ru

Государственное бюджетное учреждение социального обслуживания Московской области «Сергиево-Посадский дом-интернат слепоглухих для детей и молодых инвалидов» .

Программа краткосрочных курсов повышения квалификации педагогов специальных школ и специалистов учреждений для детей с нарушениями развития.

Первый этап обучения «Основные направления работы со слепоглухими и незрячими детьми со сложными нарушениями».

Понедельник, 18 марта

9.10 – 9.30 Завтрак

9.30 – 10.00 Презентация о ФГБУ «Сергиево — Посадский дом-интернат слепоглухих для детей и молодых инвалидов» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации (Епифанова Г.К., директор)

10.00 – 11.00 История обучения слепоглухих в России. Экскурсия по музею детского дома (Дмитриева О.А.., заместитель директора по учебно-воспитательной работе)

11.00 – 11.30 Кофе, чай

11.30 – 12.30 Презентация «Недоношенность как фактор аномального развития мозга» (Москвитина Н.А., психолог)

12.30 – 13.30 Презентация «Психолого-педагогическая характеристика детей со сложными нарушениями развития дошкольного возраста» (Переверзева М.В., учитель)

13.30 – 14.30 Презентация «Психологические особенности детей и подростков с тяжелыми множественными нарушениями развития» (Борзенко И.Д., психолог)

14.30 – 15.00 Обед

15.00 – 16.00 Презентация «Генетические синдромы в популяции слепоглухих детей» (Давидюк Д.О., психолог)

16.00 – 17.00 Презентация «Проблемы коммуникации и установление первоначального контакта с детьми, не владеющими вербальными средствами общения» (Топоркова Е.Н., методист)

Вторник, 19 марта

9.10 – 9.30 Завтрак

9.30 – 10.00 Презентация «Ситуация «Приветствие» (Тюфяева Н.Н., учитель)

10.00 – 10.30 Мастер-класс «Приветствие» (Дмитриева О.А., заместитель директора по учебно-диагностической работе)

10.30 – 11.00 Мастер-класс «Приветствие» (Абдукамалова Л.А., заместитель директора по социально-коррекционной работе)

11.00 – 11.30 Кофе, чай

11.30 – 12.30 Презентация «Средства общения, доступные детям с комплексными нарушениями развития» (Заречнова Е.А., заместитель директора по научно-экспериментальной работе, кандидат педагогических наук)

12.30 – 14.00 Презентация «Приемы работы с календарем» Тюфяева Н.Н.)

14.30 – 15.00 Обед

15.00 – 16.00 Презентация «Основные приемы психокоррекционной работы с детьми с двойным сенсорным нарушением и дополнительными нарушениями» (Барбашина Е.В., психолог, кандидат психологических наук)

16.00 – 17. 00 Просмотр фильма «Слово на ладони»

Среда, 20 марта

9.10 – 9.30 Завтрак

9.30 – 11.00 Презентация «Значение сенсорной терапии для детей с нарушенным развитием» (Панина Г.В., учитель)

11.00 – 11.30 Кофе, чай

11.30 – 13.30 Презентация «Формирование навыков самообслуживания на первоначальном этапе» (Переверзева М.В., учитель)

13.30 – 14.30 Презентация   «Формирование двигательной активности у детей с множественными тяжелыми нарушениями развития» (Капустинская Н.Н., учитель)

14.30 – 15.00 Обед

15.00 – 16.00 Презентация «Формирование читательской деятельности слепоглухих» (Шепелина Ю.С.)

16.00 – 17.00 Терапия проблемного поведения детей с множественными нарушениями развития. Оценка и воздействие» (Абдукамалова Л.А., заместитель директора по социально-коррекционной работе)

Четверг, 21 марта

9.10 – 9.30 Завтрак

9.30 – 10.30 Мастер-класс и презентация «Особенности работы по развитию речи с детьми дошкольного возраста и разной структуры нарушений» (Диянова Н.В., учитель)

10.30 – 11.30  Мастер-класс «Практическое обучение слепоглухих и слепых детей с дополнительными нарушениями навыкам ориентировки и мобильности» (Емелина Л..В.,  учитель)

11.30 – 12.00 Кофе, чай

12.00 – 13.00  Мастер-класс «Приемы сопровождения слепоглухих» (Акиндинова Е.Ю., учитель)

13.00 – 14.00  «Методы развития слухового восприятия после кохлеарной имплантации у ребенка с тяжелыми и множественными нарушениями развития, не владеющего словесной речью» (Бокарева О.Н., учитель)

14.30 – 15.00 Обед

15.00 – 17.00  «Организация и применение современных технических средств для  обследования остаточного слуха у глухих детей с дополнительными нарушениями. Современные диагностические и коррекционные средства» (Елисеева Т.И., учитель; Шумакова Т.В., учитель)

Пятница, 22 марта

9.10 – 9.30 Завтрак

9.30 – 10.30  Презентация  «Практическое решение социально-бытовых проблем подростками с нарушениями зрения и слуха» (Лупашко Ю.И., учитель)

10.30 – 11.30 Мастер-классы в учебных мастерских детского дома (Корсаков А.Г., Колупаева А.С., Назаренко Ж.И. – руководители мастерских)

11.30 — 12.00 Кофе, чай

12.00 – 13.30 «Организация музыкально-хоровой деятельности слепоглухих с целью социализации в обществе» (Мухина О.М., учитель)

13.30 – 14.30  Торжественное вручение Удостоверений о повышении квалификации.

14.30 – 15.00 Обед

 

deaf-blind.nubex.ru

Государственное бюджетное учреждение социального обслуживания Московской области «Сергиево-Посадский дом-интернат слепоглухих для детей и молодых инвалидов» . Основные сведения

Название организации

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Сергиево-Посадский дом-интернат слепоглухих для детей и молодых инвалидов» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации

Адрес

141301 Московская область, г. Сергиев Посад, ул. Пограничная, д. 20

Режим и график работы

Круглосуточно

Телефон

8 (496) 540-60-58

Электронная почта

Дата создания организации

12  сентября  1994 г.


Информация об учредителях

Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации.
Руководитель

Топилин Максим Анатольевич

Адрес

127994, ГСП-4, г. Москва, ул. Ильинка, 21

Телефон

+7 (495) 587-88-89

Сайт организации
Электронная почта

Учредитель — Российская Федерация.
Полномочия учредителя осуществляет Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации.

Филиалы

У организации нет филиалов

deaf-blind.nubex.ru

Темно и тихо: Дом слепоглухих

— Вот попробуйте писать пальцем на руке буквы. Сначала непривычно, но если вы будете вынуждены общаться только таким образом, вы постепенно начнете понимать, — объясняют мне простейший способ общения со слепоглухим человеком. Правда, работает он только на тех, кто когда-то видел и слышал, знает, как звучат буквы, и умеет писать.

Я долго потом пытаюсь написать у себя на руке пальцем слова: «солнце», «вода», «музыка», «небо» — и при этом пытаюсь представить себе, что у меня нет ни солнца, ни неба, ни музыки, ни струящейся воды, ни пения птиц. Темно и тихо. Всю жизнь.

В деревне Пучково под Троицком (Новая Москва) открылся учебно-реабилитационный и духовный центр Дом слепоглухих. Слепоглухота — инвалидность, которой даже не существует юридически в нашей стране. И специальных учреждений для взрослых слепоглухих до самого недавнего времени в постсоветской России пока практически не было.

Крайняя слева — Светлана Дубровская. Общение через переводчиков

Работа в яму

— С момента распада СССР практически прекратилась систематическая помощь слепоглухим взрослым людям. Раньше выпускники детского дома для слепоглухих детей дальше шли на предприятия Всероссийского общества слепых, на которых можно было работать, получать зарплату. Они социально адаптировались, общались между собой, женились, рожали детей — короче говоря, у них была жизнь. После распада СССР все рухнуло. У ВОС больше нет таких возможностей, хотя они все равно в меру своих сил много помогают слепоглухим — рассказывает руководитель направления по информационному и научному развитию Фонда помощи слепоглухим Юрий Пущаев. — Если детям успешно помогают в Сергиево-Посадском детском доме (там и сейчас очень хорошие педагоги, условия, технологии, например, детей на лето на Черное море вывозят), то, вырастая, слепоглухие оказываются по факту никому не нужны. Как говорят сами тамошние педагоги, «получается, что мы работаем в яму».

Взрослым слепоглухим везет, если они попадают после интерната обратно в семью. И то — они часто замыкаются в своем мирке, где никакого выхода, общения… Если же им некуда деваться, их отправляют в интернаты для престарелых, или вообще в психоневрологические — практически на угасание и медленное умирание.

Специальная литература полна жутких описаний: двадцатидвухлетний слепоглухой парень не умеет даже ходить, может сам только есть, до туалета его водят. Он целыми днями сидит и раскачивается на диване, единственное развлечение — надевает на голову кастрюлю и по ней стучит — какая-то вибрация… Он стал умственно совершенно неразвитым, потому что им специально не занимались — не учили дактильной азбуке или языку жестов хотя бы.

Сарапул — осколок советского благополучия

Сейчас есть только одно место, где помощь и адаптация слепоглухих осуществляется на если не советском, то близком к тому уровне — город Сарапул, Удмуртия. На предприятии «Промтехника» еще с 70-х годов работают слепоглухие. В советские годы у «Промтехники» было сорок постоянных слепоглухих сотрудников. Теперь — только десять. Кто-то, конечно, просто ушел на пенсию — зарплата и пенсионное пособие по размерам сопоставимы.

Сегодня Министерству труда поручено разыскать средства на строительство при предприятии нового дома на сто сорок квартир, где можно было бы расселить других слепоглухих. По словам Юрия Пущаева, это нужно, чтобы рассосалась пробка в Сергиево-посадском доме для слепоглухих детей:

— Многие выпускники не хотят уезжать в интернаты и всеми силами стараются остаться там. А что с ними делать дальше — не совсем понятно.

Сарапул — пилотный регион. Если там получится — можно будет говорить о создании аналогичных центров в других районах.

Кто помогает слепоглухим?

О том, что детей вообще жалеют больше, говорят все благотворители. Можно объявить сбор помощи ребенку, нуждающемуся в сложной операции. Можно собирать деньги на поддерживающую терапию больному ребенку. Помогают многодетным семьям. Помогают детям-сиротам.

Куда сложнее помочь взрослым. Например, чтобы помочь бездомным, проводятся акции типа благотворительного стриптиза. Но бездомный в конце концов сам может придти и попросить о помощи. Слепоглухой — не может.

— Слепоглухота — тяжелейшая по последствиям инвалидность, — объясняет Юрий Пущаев. — Если человек слепой, он слышит, если глухой — видит. Если оборваны оба канала связи — как с ним общаться? Если ребенок — как его учить? Эти инвалиды даже не могут о себе заявить. Если к ним никто не придет и не протянет руку помощи, то многие так и останутся в пределах семьи. Человек просто теряет возможность находиться в человеческом мире, если ему не помогать специально, он из него и выпадет.

Общество социальной поддержки слепоглухих «Эльвира» существует уже двадцать лет. Помогают обществу мало, причем в основном не частные жертвователи, а государственное ВОС (центром или базой «Эльвиры» очень долго был и до сих пор во многом остается институт «Реакомп», учреждение ВОС) и чиновники. Помогает партия «Справедливая Россия». Помогает Сбербанк России: каждый год выделяется 20 тысяч долларов. Но в обществе около тысячи пятисот членов, у него шестнадцать региональных отделений. Этих денег не хватает. Люди работают не за крохотную зарплату (на которую денег зачастую тоже не хватает), а за идею.

Загорский эксперимент

«Эльвиру» возглавляет кандидат философских наук Сергей Алексеевич Сироткин. Он сам — слепоглухой. В юности стал участником так называемого «Загорского эксперимента», который проводили педагог А. И. Мещеряков, философ-марксист Э. В. Ильенков и другие советские философы и психологи, загоревшиеся идеей того, что процесс обучения слепоглухого может открыть тайну рождения человеческой личности вообще.

Ильенков писал: «Воспитание „ума“ (способности мыслить) начинается в загорском интернате не с обучения языку, но с воспитания способности жить по-человечески, с вовлечения ребенка в активную жизнедеятельность по нормам человеческого бытия». Эксперимент состоял в получении четырьмя выпускниками загорского детского дома-интерната для слепоглухонемых детей высшего образования. Для необычных студентов была создана особая группа, к каждому приставлен личный секретарь, выделена соответствующая литература. В итоге Наталья Корнеева, Юрий Лернер, Сергей Сироткин, Александр Суворов (и сегодня известный ученый, психолог и педагог, разработчик теории инклюзивного образования) успешно закончили психфак МГУ.

Советские философы полемизировали с философами-идеалистами — например, Эрнстом Кассирером и Уильямом Джеймсом, которые на примере слепоглухих утверждали первостепенное значение языка в воспитании и формировании личности. Философский эксперимент позволил сделать широко известным Сергиево-посадский (тогда Загорский) детский дом для слепоглухих детей.

А Сергей Алексеевич Сироткин принял на себя эстафету помощи таким же, как он — слепоглухим.

Фонд и Дом

Сейчас ситуация улучшается. В мае 2013 создан Фонд помощи слепоглухим, который, как предполагается, будет помогать слепоглухим инвалидам по всей стране. Именно в его планы входит строительство нового дома в Сарапуле, проведение клубных встреч, просто финансовая помощь слепоглухим, приобретение специальных средств — слуховых аппаратов, компьютеров с брайлевской клавиатурой и брайлевским экраном, услуги тифлосурдоперевода…

Поддержку в поиске финансирования оказывает учрежденное правительством РФ Агентство стратегических инициатив http://asi.ru/.

Патронирует фонд Андрей Рэмович Белоусов, бывший министр экономического развития РФ, ныне советник Президента, прихожанин храма Казанской иконы Божией Матери, при поддержке которого и создан «Дом слепоглухих».

Дом возник месяц назад — действительно, дом, трехэтажный, деревянный. Храм — через дорогу. Скоро передадут еще одно здание. За этот месяц в доме уже прошли компьютерные курсы для слепоглухих. Здесь же пройдут курсы тифлосурдопереводчиков (дактильная азбука). Но главное — здесь будут проходить комплексную (в том числе социальную и духовную) реабилитацию слепоглухие инвалиды.

— Сейчас здесь живет одна слепоглухая женщина, — приводит пример Юрий, — у нее сложная семейная ситуация. Ее изгнала из дома собственная дочь, плюс она попала в руки иеговистов. Когда она попала в Дом, она производила впечатление неживого человека — а здесь ожила.

Инвалиды, которых нет

Постоянно в Доме слепоглухие проживать не будут (предполагается, что центр помощи — предприятие в Сарапуле) — он рассчитан человек на двадцать максимум. А слепоглухих в стране значительно больше. Но сколько — неизвестно.

— По экспертным оценкам на сто тысяч населения в Европе приходится семь-восемь слепоглухих. Значит, у нас их должно быть десять — двенадцать тысяч, — считает Юрий. — В обществе «Эльвира» на учете состоит полторы тысячи слепоглухих. Проблема в том, что сейчас мы их ищем через общество слепых или общество глухих. Потому что до сих пор юридически такой инвалидности, как слепоглухота, не существует. А это уникальная инвалидность с совершенно особыми последствиями. Тут нужны особые методы реабилитации, особый уход…

Крайняя слева — Наталья Владимировна Голован

Андрей Андреевич Марков, председатель регионального отделения «Эльвиры» в Ленинградской области, бьет тревогу: слепоглухие не посчитаны, работать с ними сложно.

— Мы не знаем, сколько их в России. Медучреждения зачастую скрывают, ссылаясь на врачебную тайну. Но пока не выявлены люди, не выявлена и проблема. Чем позже выявлен слепоглухой — тем позже начинается работа по его реабилитации. Если не велась работа со слепоглухим ребенком, его главное чувство — осязание — недостаточно развито. И какие будут результаты?

Валентина Ивановна Серегина, член правления общества «Эльвира» (город Орск, Оренбургская область), считает, что на сегодняшний день проблема признания слепоты как отдельного вида инвалидности — экстренная.

Действительно, на сегодняшний день слепоглухой человек может либо получить инвалидность по глухоте и встать на учет в общество глухих, либо по слепоте — и встать на учет в общество слепых. Помощь может оказаться неадекватной: «глухому» могут дать бесплатный телевизор, а «слепому» — радио.

Ты не видишь — тебя не видят; ты не слышишь — тебя не слышат

До недавнего времени профессии тифлосурдопереводчика вообще не существовало в списке специальностей. Прорыв в юридическом поле произошел только в июне 2013 — тифлосурдоперевод ввели в закон о социальной помощи инвалидам. В круг обязанностей тифлосурдопереводчика входят не только услуги перевода, но и сопровождение слепоглухих.

Надежда Владимировна Голован, вице-президент общества «Эльвира», сама не видит и не слышит. Общается она преимущественно жестами. Если она хочет докричаться до собеседников, она может и закричать. Язык жестов отличается от устной речи большей экспрессией. Может даже показаться, что его носитель — человек нервный, даже агрессивный.

— Поймите, без зрения и слуха — это все равно, что без рук и без ног, — доносит Надежда Владимировна через переводчика. — Общение жестовиков разное, как почерк — бывает красивое и не очень. У меня проблемы с речью, как у всех жестовиков — у нас здоровое сознание, но примитивная речь. Я могу переписываться по интернету, но пишу не очень грамотно. Я очень стараюсь привлекать зряче-слышащих, а они удивляются и не понимают.

Недостаток тифлосурдопереводчиков, по ее наблюдениям, приводит к парадоксальному результату: многие жестовики в России более адаптированы, чем в Европе.

Но это ненормальная адаптация. Светлана Дубровская, председатель белгородского регионального отделения «Эльвиры», тоже слепоглухая, утверждает: слепоглухим обязательно нужен сопровождающий!

— Для слепоглухих обязательно нужен переводчик или сопровождающий. Я пишу просьбу на бумажке — мне пишут в ответ. А что мне это дает? Или, например, в автобусах я даже нужную купюру дать не могу, путаю десятирублевую бумажку с пятидесятирублевой.

Дело Церкви

— Общение со слепоглухими людьми довольно трудное. По статистике люди, работающие со слепоглухими, в среднем не выдерживают более двух лет — выгорают, — предупреждает об опасностях Юрий Пущаев. — Нужны люди с жертвенной психологией. Чтобы постоянно находиться со слепоглухими, нужно иметь массу терпения и понимания. Есть соблазн повести их как маленьких детей, но они страшно не любят, когда ими руководят — взрослые же люди. Нужен баланс между помощью и пониманием, что это самостоятельная личность.

До середины XIX века слепоглухими и занималась преимущественно лишь Церковь, рассказывает Юрий. Дактильную азбуку (каждой букве соответствует определенное положение пальцев) впервые придумали испанские монахи в XVI веке. Еще в конце XVIII века консилиум врачей в Англии признал одного слепоглухого мальчика в принципе необучаемым. Только к середине XIX века в Америке впервые смогли обучить двух девочек так, чтобы они могли говорить, читать. Одна из них, Елена Келлер, стала знаменитой писательницей.

Интересно, что даже среди философов образованием слепоглухих детей занимались только носители квази-религии — марксисты. Видимо, справиться с таким напряжением под силу только человеку религиозному…

Клирик храма Казанской иконы Божией Матери священник Лев Аршакян утверждает:

— Путь помощи слепоглухим — это путь Церкви. Не скоро соцзащита у нас начнет работать как в Швейцарии. А может, и вообще не начнет. Ведь если начнет, то и молиться будет незачем. Если мы сумеем показать государству, что мы — организация, которая не ищет ни славы, ни прибыли, мы сможем стать ему помощниками.

Отец Лев познакомился с Сергеем Сироткиным в Иерусалиме еще в 1999 году, а потом стал исполнительным директором «Эльвиры». Сейчас он председатель правления Фонда помощи слепоглухим.

Седьмое чувство

Преимущество для православных в Доме слепоглухих делаться не будет — он открыт для людей всех вероисповеданий или вовсе неверующих. Для членов общества «Эльвира» организуются в том числе и паломничества, но навязываться они не будут. Просто любые проявления общинной жизни идут слепоглухим на пользу — так они учатся взаимопониманию и общению.

Вице-президент ОСПСГ «Эльвира» Сергей Флейтин

Среди слепоглухих много верующих. Отец Лев, духовник общества «Эльвира», говорит, что, скорее всего, это какая-то компенсация отсутствующих органов чувств.

— С Богом у них личные отношения. Многие из них говорят, что всегда знали Его… Эти люди чувствуют мир в целом обостренно. Не всегда эту обостренность удается понять. Мир слепоглухих — особый, замкнутый. Попасть в него не так просто. Это недоступный для нас механизм мышления, отношений, ориентации. Но они прекрасно чувствуют людей, опасность, у них великолепно развита интуиция.

Компенсация слуха и зрения происходит за счет осязания (кстати, они могут работать прекрасными массажистами) и какого-то седьмого чувства. Мне тут рассказывали про слепоглухого рыбака — он ловил рыбу лучше, чем зрячие, реагирующие на поплавок. На Святой земле Сергей Алексеевич Сироткин первым «увидел» сошествие Благодатного огня. Видимо, такие люди ощущают особую вибрацию.

Именно тогда отец Лев и познакомился с миром слепоглухих. И именно этот мир привел его к священству.

— Я стоял только на пути воцерковления, когда впервые поехал на Святую Землю. Там я познакомился с Сергеем Алексеевичем Сироткиным и его женой Эльвирой, ныне покойной (в крещении она Татьяна). Тогда всю нашу группу паломников тронула до слез эта пара, всегда бывшая вместе, рука в руку. Промелькнула мысль: как хорошо, что у этих людей открыты зрение духовное и слух духовный!

Через год Татьяна умерла, а Сергея она почти впрямую перепоручила мне. А я тогда занимался предпринимательством, производством товаров народного потребления, торговлей… Попытался заниматься социальной торговлей, чтобы помогать слепоглухим — понял, что ничего не получается, и ушел в храм. Сначала старостой, а затем и священником стал.

Отец Лев говорит, что мысль об обостренных духовных чувствах у слепоглухих сегодня горит в нем с новой силой.

Если кто-то из наших читателей захочет помочь Фонду, который в ней очень нуждается, то вот его реквизиты:

Адрес: 143396, Москва, поселение Первомайское, д. Пучково, д. 1А

ИНН 7751500232

КПП 775101001

Расчетный счет 40703810881610002009 в Филиале № 13 «Подмосковье» АКБ МОСОБЛБАНК ОАО, ДО «Троицк», БИК 044651055, корсчет 30101810200000000055 в РКЦ ИСТРА

www.pravmir.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о