Девушка на войне: Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить

Содержание

Могилы с ромашками. Как женщины жили и умирали на войне — История России

Не так давно российские СМИ оживленно писали о том, что Краснодарское высшее военное авиационное училище начало принимать заявления от девушек. В приемную комиссию сразу же хлынули десятки желающих сесть за штурвал боевого самолета.

В мирное время девушки, которые осваивают военные специальности, представляются нам чем-то экзотическим. Но когда над страной нависает угроза войны, представительницы прекрасного пола зачастую обнаруживают удивительную храбрость и стойкость, ни в чем не уступая мужчинам. Так было в годы Великой Отечественной войны, когда женщины наравне с мужчинами сражались на фронте. Они осваивали самые разные военные профессии и несли воинскую службу в качестве медсестер, летчиц, саперов, разведчиц и даже снайперов.

В тяжелых военных условиях молодые девчонки, многие из которых были вчерашними школьницами, совершали подвиги и гибли за Отечество. При этом они даже в окопах продолжали хранить женственность, проявляя ее в быту и трепетной заботе о товарищах.

Мало наших современников способны представить себе, через что пришлось пройти советским женщинам в годы войны. Уже мало и их самих – тех, кто выжил и сумел донести драгоценные воспоминания до потомков.

Одной из хранительниц этих воспоминаний является наша коллега, главный специалист научного отдела РВИО, кандидат исторических наук Виктория Петракова. Она посвятила свой научный труд теме женщин на войне, тема ее исследования – советские девушки-снайперы.

О тяготах, которые выпали на долю этих героинь (с некоторыми из них Виктории посчастливилось общаться лично), она рассказала «Истории.РФ».

«Парашюты выкладывали, чтобы взять на борт бомбы»

– Виктория, я понимаю, что тема женщин на фронте очень обширна, поэтому давайте подробнее остановимся на Великой Отечественной войне.

– Массовое участие советских женщин в Великой Отечественной войне – это беспрецедентное явление в мировой истории. Ни у нацистской Германии, ни у стран-союзников такого количества женщин в войне не участвовало, и, более того, за рубежом женщины не осваивали боевые специальности. У нас же они были летчицами, снайперами, танкистами, саперами, минерами…

– Российские женщины начали воевать только в 1941 году? Почему их стали брать в армию?

– Это происходило по мере появления новых военно-учетных специальностей, развития техники, вовлечения в боевые действия большого количества людских ресурсов. Женщин призывали, чтобы высвобождать мужчин для ведения более тяжелых военных действий. Наши женщины находились на полях сражений и во время Крымской войны, и в Первую мировую, и в Гражданскую войну.

– Известно ли, сколько женщин в Советском Союзе воевало в годы Великой Отечественной войны?

Историки до сих пор не установили точную цифру. В различных работах называется количество от 800 тысяч до 1 миллиона. В годы войны эти женщины освоили более 20 военных профессий.

– Много ли среди них было девушек-летчиц?

Что касается летчиц, то у нас было три женских авиационных полка. Указ об их создании вышел 8 октября 1941 года. Это произошло благодаря известной летчице Марине Михайловне Расковой, которая уже на тот момент была Героем Советского Союза и обратилась непосредственно к Сталину с таким предложением. Девушки активно шли в авиацию, ведь тогда было много различных аэроклубов. Тем более в сентябре 1938 года Полина Осипенко, Валентина Гризодубова и Марина Раскова совершили беспересадочный перелет Москва – Дальний Восток длительностью более 26 часов. За выполнение этого перелета они были удостоены звания «Герой Советского Союза». Они стали первыми женщинами – Героями Советского Союза до войны, а во время войны первой стала Зоя Космодемьянская. Таким образом, история женщин в авиации в годы войны приобрела совершенно новое звучание. Как я уже говорила, у нас было три авиационных полка: 586-, 587- и 588-й. 588-й впоследствии (в феврале 1943 года) был переименован в 46-й Гвардейский Таманский полк. Летчиц именно этого полка немцы прозвали «Ночными ведьмами».

– Кого из военных летчиц того времени вы могли бы особо выделить?

Среди женщин, пилотировавших истребители, одна из самых известных – это Лидия (Лилия) Литвяк, которую назвали «Белая лилия Сталинграда». Она вошла в историю как самая результативная женщина-истребитель: на ее счету было 16 побед – 12 личных и 4 групповых. Лидия начала свой боевой путь в небе над Саратовом, затем защищала небо Сталинграда в тяжелейшие сентябрьские дни 1942 года. Она погибла 1 августа 1943 года – не вернулась с боевого задания. Причем, интересно: у нее была боевая подруга, которая рассказывала о том, что Лидия говорила, что самым страшным для нее было бы пропасть без вести, потому что тогда память о ней была бы стерта. Собственно, так и получилось. И только в начале 1970-х годов в Донецкой области поисковые отряды нашли братское захоронение, в котором и обнаружили девушку. Изучив останки и сопоставив документы, установили, что это именно Лидия Литвяк. В 1990 году ей было присвоено звание Героя Советского Союза.

В уже упоминавшемся 46-м женском авиационном полку было очень много тех, кому это звание присвоили посмертно. Летчицы, когда ночью уходили на боевое задание, иногда выкладывали парашюты. А самолеты, на которых они летали, были практически фанерными. То есть, если в них попадали снаряды, самолеты мгновенно воспламенялись, а катапультироваться летчицы уже не могли.

– Почему они не брали с собой парашюты?

Чтобы взять на борт больше бомб. Несмотря на то, что самолет легко мог загореться, преимущество его состояло в том, что он был тихоходным. Это позволяло незаметно подлетать к позициям противника, что повышало точность бомбометания. Но если снаряд все-таки попадал в самолет, очень многие сгорали заживо в пикирующих к земле бомбардировщиках.

«Мужчины плакали, видя, как гибнут девчонки»

– Известно ли, какой процент советских женщин смог дожить до конца войны?

– Это очень сложно установить, если учитывать не вполне упорядоченную мобилизационную политику руководства в отношении женщин в годы войны. Статистики по потерям среди женщин вообще не существует! В книге Г. Ф. Кривошеева (Григорий Федотович Кривошеев – советский и российский военный историк, автор нескольких трудов о военных потерях Вооруженных Сил СССР –

Прим. ред.), которая является самым известным на сегодняшний день исследованием, где содержатся максимально точные данные о потерях, сказано о том, что женщин включали в общее число потерь – разграничений по полу не было. Поэтому число женщин, погибших во время Великой Отечественной войны, до сих пор неизвестно.

– Как женщины справлялись с бытовыми трудностями на войне? Ведь здесь от них требовалась не только моральная, но и физическая выносливость.

Женское здоровье на фронте было практически атрофировано, организм постоянно был в состоянии мобилизации – и психически, и физиологически. Понятно, что после войны люди «оттаивали» и приходили в себя, но на войне просто не могло быть по-другому. Человеку нужно было выживать, нужно было выполнять боевое задание. Условия были очень экстремальными. К тому же женщины попадали в смешанные подразделения. Представьте себе: пехота идет десятки километров – было сложно решить какие-то бытовые моменты, когда вокруг одни мужчины. Кроме того, не все женщины подлежали мобилизации. На войну не брали тех, у кого были маленькие дети, пожилые родители на иждивении. Потому что военное руководство понимало, что все связанные с этим переживания могут впоследствии сказаться на психологическом состоянии на фронте.

– Что требовалось, чтобы пройти этот отбор?

– Необходимо было иметь минимальное образование и обладать очень хорошим физическим состоянием. Снайперами могли стать только те, у кого было отличное зрение. Кстати, на фронт брали много сибирячек – это были очень крепкие девчонки. В том числе внимательно относились к психологическому состоянию человека. Мы не можем не вспомнить про Зою Космодемьянскую, которая в тяжелейшие дни Московской битвы стала разведчицей-диверсантом. К сожалению, в настоящее время появляются различные негативные высказывания, которые оскорбляют память об этой девушке, обесценивают ее подвиг. Люди почему-то не пытаются отдать себе отчет в том, что она поступала в разведывательно-диверсионную часть, куда, естественно, не брали с отклонениями в психике. Чтобы служить там, необходимо было пройти медкомиссию, получить различные справки и так далее. Этой частью командовал майор, герой испанской войны, легендарный Артур Спрогис. Он явно бы увидел какие-то отклонения. Поэтому уже один тот факт, что ее зачислили в эту часть и она стала разведчицей-диверсантом, говорит о том, что человек был психически устойчивым.

– Как мужчины относились к женщинам-военным? Воспринимали ли их как равных боевых товарищей?

– Это все складывалось очень интересно. Например, когда девушки-снайперы приезжали на фронт, мужчины относились к ним с иронией и недоверием: «Девчонок привезли!» А когда пошли первые контрольные стрельбы и эти девочки выбивали все мишени, уважение к ним, конечно, возрастало. Естественно, их берегли, снайперов даже называли «стеклышки». К ним относились по-отечески. Очень трогательную историю мне рассказала снайпер Клавдия Ефремовна Калугина. У нее было три снайперские пары, и всех звали Машами. Все трое погибли. Ее первая снайперская пара, Маша Чигвинцева, погибла летом 1944 года. Тогда шла операция «Багратион» – освобождали Белоруссию. Маша шевельнулась, и, видимо, оптика сбликовала на солнце. Немецкий снайпер выстрелил и попал ей чуть ниже правого глаза, навылет. Маша упала замертво. Клавдия Ефремовна рассказывала, что в тот момент она заголосила на всю линию обороны. На ее плач из землянки выбежали солдаты, пытались ее успокоить: «Не плачь, немец услышит, откроет минометный огонь!» Но ничего не действовало. Это и понятно: ведь со снайперской парой ты делишь кров, еду, секреты, это твой самый близкий человек. Ее похоронили летом в поле, где было много полевых цветов: могилу украсили ромашками и колокольчиками. Хоронить Машу пришли все, вплоть до командиров подразделений. А ведь это был уже 1944 год, и мужчины перевидали очень много смертей и крови. Но все равно на похоронах Маши все плакали. Когда ее опускали в землю, командир сказал: «Спи спокойно, дорогая Маруся». И все мужчины плакали, видя, как гибнут молодые девчонки.

«Когда они возвращались, звучали всякие неприятные вещи»

– А в каких войсках женщинам было служить опаснее всего?

В 1943 году на Ленинградском фронте было проведено исследование о травматизме среди женщин различных военных профессий. Наиболее высок он был, естественно, в военно-медицинской службе – медсестры под пулями и осколками вытаскивали раненых с поля боя. Очень частыми были ранения у связистов, минеров. Если говорить о снайперах, то травматизм этой военной профессии, при всей ее опасности и сложности, был относительно невысок.

– Среди снайперов было много женщин? Как их обучали?

В Советском Союзе действовала единственная не только в нашей стране, но и во всем мире женская снайперская школа. В ноябре 1942 года при Центральной школе инструкторов снайперского дела (мужской) были созданы женские снайперские курсы. Потом, в мае 1943 года, появилась Центральная женская школа снайперской подготовки, она просуществовала до мая 1945 года. Эта школа выпустила около двух тысяч курсантов-девушек. Из них потери – 185 человек, то есть 10 процентов от общего числа. Снайперов, во-первых, берегли, в атаку не пускали: они должны были воевать только в обороне. Снайперы в основном гибли во время выполнения боевого задания. Это могло произойти по случайной неосторожности: во время снайперских дуэлей (когда оптический прицел бликовал на солнце, немецкий снайпер делал выстрел, и, соответственно, снайпер с противоположной стороны погибал) либо под минометным огнем.

– Что стало с этими героинями после окончания войны?

– Их судьбы складывались по-разному. Вообще, тема послевоенной реабилитации женщин-военнослужащих очень сложная. Память о женском подвиге в годы войны очень долгое время была предана забвению. Даже сами бабушки-ветераны рассказывали, как стеснялись говорить о том, что воевали. Это было сформировано негативным отношением в обществе, которое опиралось на разные истории про «походно-полевых жен». Это почему-то отбрасывало тень на всех женщин, которые воевали. Когда они возвращались, к сожалению, в их адрес могли звучать всякие неприятные вещи. Но я с ними общалась и знаю, чего им стоили фронтовые будни и боевая работа. Ведь очень многие возвращались с проблемами со здоровьем, не могли потом иметь детей. Взять тех же снайперов: они по двое суток лежали на снегу, получали челюстно-лицевые ранения… Эти женщины вынесли очень многое.

– Неужели не было военных романов со счастливым концом?

– Были счастливые случаи, когда в условиях войны рождалась любовь, потом люди женились. Были печальные истории, когда кто-то из влюбленных погибал. Но все равно, как правило, истории тех же «походно-полевых жен» – это в первую очередь искалеченные женские судьбы. И нет у нас морального права судить и тем более осуждать. Хотя уже в наши дни кто-то, не имея, видимо, уважения к памяти, выдергивает только отдельные сюжеты из многогранной истории войны, превращая их в «жареные» факты. И от этого очень горько. Когда женщина возвращалась с войны, процесс привыкания к мирной жизни занимал долгое время. Нужно было осваивать мирные профессии. Работали в совершенно разных сферах: в музеях, на заводах, кто-то был бухгалтером, были и те, кто шел преподавать теорию в высшие военные училища. Люди возвращались психологически поломанными, очень сложно было выстраивать личную жизнь.

«Не все могли сделать первый выстрел»

– Все-таки женщины – нежные и чуткие существа, их достаточно сложно ассоциировать с войной, убийствами… Те девушки, которые шли на фронт, какими они были?

– В одной из моих статей изложена история Лидии Яковлевны Андерман. Она была снайпером, кавалером ордена Славы; к сожалению, ее уже нет в живых. Она рассказывала, что после войны ей очень долгое время снился первый убитый немец. В школе будущих снайперов учили стрелять исключительно по мишеням, а на фронте им пришлось столкнуться с живыми людьми. Вследствие того, что расстояние могло быть небольшим и оптический прицел приближал цель в 3,5 раза, зачастую можно было разглядеть обмундирование противника, очертания его лица. Лидия Яковлевна потом вспоминала: «Я в прицел видела, что у него рыжая борода, какие-то рыжие волосы». Он еще долго ей снился даже после войны. Но сразу сделать выстрел получалось не у всех: естественная жалость и качества, свойственные женской природе, давали о себе знать при выполнении боевого задания. Конечно, женщины понимали, что перед ними враг, но все равно это был живой человек.

– Как же они пересиливали себя?

– Гибель боевых товарищей, осознание того, что враг творит на родной земле, трагические известия из дома – все это неизбежно оказывало влияние на женскую психику. И в такой ситуации вопрос о том, надо ли идти и выполнять свое боевое задание, не вставал: «…Я должна взять оружие в руки и мстить сама. Я уже знала, что у меня никого из родных не осталось. Моей мамы нет…» – вспоминала одна из снайперов. Повсеместно на фронтах женщины-снайперы начали появляться в 1943 году. На тот момент уже не первый год длилась блокада Ленинграда, сжигались села и деревни Белоруссии, у многих погибли близкие и боевые товарищи. Всем было ясно, что нам принес враг. Иногда спрашивают: «Чем нужно было обладать, чтобы быть снайпером? Может, это была какая-то предрасположенность характера, врожденная жестокость?» Конечно, нет. Когда задаешься такими вопросами, необходимо постараться «погрузиться» в психологию человека, который жил в военное время. Потому что они были такими же обычными девчонками! Как и все, мечтали о замужестве, обустраивали скромный военный быт, следили за собой. Просто война явилась очень мобилизующим фактором для психики.

– Вы говорили, что память о женском подвиге на долгие годы оказалась забытой. Что изменилось со временем?

– Первые именно исследовательские работы об участии женщин в Великой Отечественной войне начали появляться только в 1960-е годы. Сейчас, слава Богу, об этом пишут и диссертации, и монографии. Женский подвиг сейчас уже, безусловно, утвердился в общественном сознании. Но, к сожалению, немного поздновато, потому что очень многие из них этого уже не видят. И многие, может быть, умирали забытыми, так и не узнав, что о них кто-то написал. Вообще, для изучения психологии человека на войне просто бесценными являются источники личного происхождения: воспоминания, мемуары, интервью ветеранов. Ведь они рассказывают о таких вещах, которых не найти ни в одном архивном документе. Понятно, что войну нельзя идеализировать, это были не только подвиги – было и грязно, и страшно. Но когда мы пишем или говорим об этом, нужно всегда быть максимально корректными, бережными к памяти о тех людях. Ни в коем случае нельзя навешивать ярлыки, потому что мы не знаем даже тысячной доли того, что там было на самом деле. Много судеб было поломано, исковеркано. И многие ветераны, вопреки всему тому, что пришлось им пережить, сохранили до конца своих дней ясный взгляд, чувство юмора, оптимизм. Нам самим многому учиться у них. И главное – всегда помнить о них с огромным уважением и благодарностью.

Женщины на войне: истории, которые должен знать каждый — Я так вижу

Говорят, война — не женское дело. Эти жуткие, трогательные, подчас счастливые, но чаще — грустные истории стоит прочесть каждому. Путь женщин во Второй мировой — это тернистый и страшный путь, но это — дорога силы духа и неимоверных подвигов.

Истории женщин на фронте были собраны белорусской писательницей Светланой Алексиевич, лауреатом Нобелевской премии, в книге «У войны не женское лицо».

Бывшие героини фронтов рассказали, чего на самом деле стоила победа, как складывалась их судьба после окончания войны. Эти крохотные детали, на первый взгляд, не самые важные, навсегда врезаются в память.

И не дают забыть: война — не место для женщины. Вообще ни для кого. Но если пришла пора показать, чего ты стоишь, женщины способны на самые невозможные и невероятные поступки.

Мы публикуем отрывки из воспоминаний женщин, прошедших Вторую мировую войну.

Надежда Васильевна Анисимова, санинструктор пулеметной роты

Эти картины в моей памяти…

Обычная поляна… Мокро, грязно после дождя. Стоит на коленях молодой солдат. В очках, они без конца у него падают почему-то, он их поднимает. После дождя… Интеллигентный ленинградский мальчик. Трехлинейку у него уже забрали. Нас всех выстроили. Везде лужи… Мы… Слышим, как он просит… Он клянется… Умоляет, чтобы его не расстреливали, дома у него одна мама.

Начинает плакать. И тут же его – прямо в лоб. Из пистолета. Показательный расстрел – с любым так будет, если дрогнет. Пусть даже на одну минуту! На одну…

Этот приказ сразу сделал из меня взрослую. Об этом нельзя было… Долго не вспоминали… Да, мы победили, но какой ценой! Какой страшной ценой?!

Начался бой. Огонь шквальный. Солдаты залегли. Команда: “Вперед! За Родину!”, а они лежат. Опять команда, опять лежат. Я сняла шапку, чтобы видели: девчонка поднялась… И они все встали, и мы пошли в бой…

Вручили мне медаль, и в тот же день мы пошли на задание. И у меня впервые в жизни случилось… Наше… Женское… Увидела я у себя кровь, как заору:

– Меня ранило…

В разведке с нами был фельдшер, уже пожилой мужчина. Он ко мне:

– Куда ранило?

– Не знаю куда… Но кровь…

Мне он, как отец, все рассказал…

Я ходила в разведку после войны лет пятнадцать. Каждую ночь. И сны такие: то у меня автомат отказал, то нас окружили. Просыпаешься – зубы скрипят. Вспоминаешь – где ты? Там или здесь?

Кончилась война, у меня было три желания: первое – наконец я не буду ползать на животе, а стану ездить на троллейбусе, второе – купить и съесть целый белый батон, третье – выспаться в белой постели и чтобы простыни хрустели. Белые простыни…»

Ефросинья Григорьевна Бреус, капитан, врач

«Лето… Последний мирный день… Вечером мы на танцах. Нам по шестнадцать лет. Мы ходили еще компанией, проводим вместе одного, потом другого. У нас не было, чтобы отделился кто-то парой. Идем, допустим, шесть мальчиков и шесть девочек.

И вот уже через две недели этих ребят, курсантов танкового училища, которые нас провожали с танцев, привозили калеками, в бинтах. Это был ужас! Ужас! Если услышу: кто-нибудь смеется, я не могла этого простить. Как можно смеяться, как можно чему-то радоваться, когда такая война идет?

Скоро отец ушел в ополчение. Дома остались одни малые братья и я. Братья были с тридцать четвертого и тридцать восьмого года рождения. И я сказала маме, что пойду на фронт. Она плакала, я и сама ночью плакала. Но удрала из дома… Написала маме из части. Оттуда она вернуть меня уже никак не могла…»

Вера Борисовна Сапгир, сержант, зенитчица

«Мечтали… Хотели воевать…

После карантина, перед принятием присяги, старшина привез обмундирование: шинели, пилотки, гимнастерки, юбки, вместо комбинации – из бязи пошитые по-мужски две рубахи с рукавами, вместо обмоток – чулки и американские тяжелые ботинки с металлическими подковами во весь каблук и на носках. В роте по своему росту и комплекции я оказалась самой маленькой, рост сто пятьдесят три сантиметра, обувь тридцать пятого размера и, естественно, военной промышленностью такие мизерные размеры не шились, а уж тем более Америка нам их не поставляла. Мне достались ботинки сорок второго размера, надевала и снимала их, не расшнуровывая, и такие они тяжелые, что я ходила, волоча ноги по земле. От моего строевого шага по каменной мостовой высекались искры, и ходьба была похожа на что угодно, кроме строевого шага. Жутко вспомнить, каким кошмарным был первый марш.

Я готова была совершить подвиг, но не готова была вместо тридцать пятого носить сорок второй размер. Это так тяжело и так некрасиво! Так некрасиво!

Командир увидел, как я иду, вызвал из строя:

– Смирнова, как ты ходишь строевым? Что, тебя не учили? Почему ты не поднимаешь ноги? Объявляю три наряда вне очереди…

Я ответила:

– Есть, товарищ старший лейтенант, три наряда вне очереди! – повернулась, чтобы идти, и упала. Выпала из ботинок… Ноги были в кровь стерты….

Тогда и выяснилось, что ходить я уже не могла. Ротному сапожнику Паршину дали приказ сшить мне сапоги из старой плащ-палатки, тридцать пятого размера…»

Вера Иосифовна Хорева, военный хирург

«Самое невыносимое для меня были ампутации… Часто такие высокие ампутации делали, что отрежут ногу, и я ее еле держу, еле несу, чтобы положить в таз. Помню, что они очень тяжелые. Возьмешь тихонько, чтобы раненый не слышал, и несешь, как ребенка… Маленького ребенка… Особенно, если высокая ампутация, далеко за колено.

Я не могла привыкнуть. Раненые под наркозом стонут или кроют матом. Трехэтажным русским матом. Я всегда была в крови… Она вишневая… Черная… Маме я ничего не писала об этом. Я писала, что все хорошо, что я тепло одета, обута. Она же троих на фронт отправила, ей было тяжело…»

Елена Антоновна Кудина, рядовая, связист

«У нашей матери не было сыновей… Росло пять дочерей. Объявили: “Война!”. У меня был отличный музыкальный слух. Мечтала поступать в консерваторию. Я решила, что слух мой пригодится на фронте, я буду связисткой. Эвакуировались в Сталинград. А когда Сталинград был осажден, добровольно пошли на фронт. Все вместе. Вся семья: мама и пять дочерей, а отец к этому времени уже воевал…»

Евгения Сергеевна Сапронова, гвардии сержант, связист

«До войны я работала в армии телефонисткой… Наша часть находилась в городе Борисове, куда война докатилась в первые же недели. Начальник связи выстроил всех нас. Мы не служили, не солдаты, мы были вольнонаемные.

Он нам говорит:

– Началась война жестокая. Вам будет очень трудно, девушкам. И пока не поздно, если кто хочет, можете вернуться к себе домой. А те, кто пожелает остаться на фронте, шаг вперед…

И все девушки, как одна, шаг вперед сделали. Нас человек двадцать. Все готовы были защищать Родину. А до войны я даже военные книжки не любила, любила читать про любовь. А тут?!

Сидели за аппаратами сутками, целыми сутками. Солдаты принесут нам котелки, перекусим, подремлем тут же, возле аппаратов, и снова надеваем наушники. Некогда было помыть голову, тогда я попросила: “Девочки, отрежьте мне косы…»

Вера Сафроновна Давыдова, рядовой пехотинец

«Ты спрашиваешь, что на войне самое страшное? Ждешь от меня… Я знаю, чего ты ждешь… Думаешь: я отвечу: самое страшное на войне – смерть. Умереть.

Ну, так? Знаю я вашего брата… Журналистские штучки… Ха-ха-а-а… Почему не смеешься? А?

А я другое скажу… Самое страшное для меня на войне – носить мужские трусы. Вот это было страшно. И это мне как-то… Я не выражусь… Ну, во-первых, очень некрасиво… Ты на войне, собираешься умереть за Родину, а на тебе мужские трусы. В общем, ты выглядишь смешно. Нелепо. Мужские трусы тогда носили длинные. Широкие. Шили из сатина. Десять девочек в нашей землянке, и все они в мужских трусах. О, Боже мой! Зимой и летом. Четыре года.

Перешли советскую границу… Добивали, как говорил на политзанятиях наш комиссар, зверя в его собственной берлоге. Возле первой польской деревни нас переодели, выдали новое обмундирование и… И! И! И! Привезли в первый раз женские трусы и бюстгальтеры. За всю войну в первый раз. Ха-а-а… Ну, понятно… Мы увидели нормальное женское белье…

Почему не смеешься? Плачешь… Ну, почему?»

Екатерина Михайловна Рабчаева, рядовая, санинструктор

«Никогда не знаешь своего сердца. Зимой вели мимо нашей части пленных немецких солдат. Шли они замерзшие, с рваными одеялами на голове, прожженными шинелями. А мороз такой, что птицы на лету падали. Птицы замерзали. В этой колонне шел один солдат… Мальчик… У него на лице замерзли слезы… А я везла на тачке хлеб в столовую. Он глаз отвести не может от этой тачки, меня не видит, только эту тачку. Хлеб… Хлеб… Я беру и отламываю от одной буханки и даю ему. Он берет… Берет и не верит. Не верит… Не верит!

Я была счастлива… Я была счастлива, что не могу ненавидеть. Я сама себе тогда удивилась…»

Ольга Митрофановна Ружницкая, медсестра

«Умирать… Умирать я не боялась. Молодость, наверное, или еще что-то… Вокруг смерть, всегда смерть рядом, а я о ней не думала. Мы о ней не говорили. Она кружила-кружила где-то близко, но все – мимо. Один раз ночью разведку боем на участке нашего полка вела целая рота. К рассвету она отошла, а с нейтральной полосы послышался стон. Остался раненый. “Не ходи, убьют, – не пускали меня бойцы, – видишь, уже светает”.

Не послушалась, поползла. Нашла раненого, тащила его восемь часов, привязав ремнем за руку. Приволокла живого. Командир узнал, объявил сгоряча пять суток ареста за самовольную отлучку. А заместитель командира полка отреагировал по-другому: “Заслуживает награды”.

В девятнадцать лет у меня была медаль “За отвагу”. В девятнадцать лет поседела. В девятнадцать лет в последнем бою были прострелены оба легких, вторая пуля прошла между двух позвонков. Парализовало ноги… И меня посчитали убитой…

В девятнадцать лет… У меня внучка сейчас такая. Смотрю на нее – и не верю. Дите!

Когда я приехала домой с фронта, сестра показала мне похоронку… Меня похоронили…»

Любовь Аркадьевна Чарная, младший лейтенант, шифровальщица

«На фронте сразу попала со своей частью в окружение. Норма питания – два сухаря в день. Хоронить убитых не хватало времени, их просто засыпали песком. Лицо закрывали пилоткой… “Если выживем, – сказал командир, – отправлю тебя в тыл. Я раньше думал, что женщина здесь и двух дней не выдержит. Как представлю свою жену…”

Я расплакалась от обиды, для меня это было хуже смерти – сидеть в такое время в тылу. Умом и сердцем я выдерживала, я не выдерживала физически. Физические нагрузки… Помню, как таскали снаряды на себе, таскали орудия по грязи, особенно на Украине, такая тяжелая земля после дождя или весной, она как тесто. Даже вот выкопать братскую могилу и похоронить товарищей, когда мы все трое суток не спали… даже это тяжело. Уже не плакали, чтобы плакать тоже нужны силы, а хотелось спать. Спать и спать.

На посту я ходила без остановки взад-вперед и стихи вслух читала. Другие девчонки песни пели, чтобы не упасть и не заснуть…»

Мария Васильевна Жлоба, подпольщица

В сорок третьем году родила дочку… Это уже мы с мужем пришли в лес к партизанам. На болоте родила, в стогу сена. Пеленочки на себе сушила, положу за пазуху, согрею и опять пеленаю. Вокруг все горело, жгли деревни вместе с людьми. В школы сгоняли, в церкви… Обливали керосином… У меня моя пятилетняя племянница – она слушала наши разговоры – спросила: “Тетя Маня, когда я сгорю, что от меня останется? Только ботики…”. Вот о чем наши дети нас спрашивали…

После этого куда бы меня не посылали, я не боялась. Ребеночек у меня был маленький, в три месяца я его уже на задание брала.

Комиссар меня отправлял, а сам плакал… Медикаменты из города приносила, бинты, сыворотку… Между ручек и между ножек положу, пеленочками перевяжу и несу. В лесу раненые умирают. Надо идти. Надо! Никто другой не мог пройти, не мог пробраться, везде немецкие и полицейские посты, одна я проходила. С ребеночком. Он у меня в пеленочках…

Теперь признаться страшно… Ох, тяжело! Чтобы была температура, ребеночек плакал, солью его натирала. Он тогда красный весь, по нем сыпь пойдет, он кричит, из кожи лезет. Остановят у поста: “Тиф, пан… Тиф…”. Они гонят, чтобы скорее уходила: “Вэк! Вэк!”. И солью натирала, и чесночок клала. А дитятко маленькое, я его еще грудью кормила.

Как пройдем посты, войду в лес, плачу-плачу. Кричу! Так дитятко жалко. А через день-два опять иду…»

Мария Васильевна Тихомирова, рядовая, шофер

«Моя судьба сразу решилась…

В военкомате висело объявление: “Нужны шоферы”. И я окончила курсы шоферов… Шестимесячные… Даже не обратили внимания на то, что я учительница (до войны в педтехникуме училась). Кому в войну нужны учителя? Нужны солдаты. Нас много девочек было, целый автобат.

Однажды на учениях… Я не могу это без слез почему-то вспоминать… Была весна. Мы отстрелялись и шли назад. И я нарвала фиалок. Маленький такой букетик. Нарвала и привязала его к штыку. Так и иду.

Возвратились в лагерь. Командир построил всех и вызывает меня. Я выхожу… И забыла, что у меня фиалки на винтовке. А он меня начал ругать: “Солдат должен быть солдат, а не сборщик цветов”. Ему было непонятно, как это в такой обстановке можно о цветах думать. Мужчине было непонятно… Но я фиалки не выбросила. Я их тихонько сняла и в карман засунула. Мне за эти фиалки дали три наряда вне очереди…

Другой раз стою на посту. В два часа ночи пришли меня сменять, а я отказалась. Отправила сменщика спать: “Ты днем постоишь, а я сейчас”. Согласна была простоять всю ночь, до рассвета, лишь бы послушать птиц. Только ночью что-то напоминало прежнюю жизнь. Мирную.

Когда мы уходили на фронт, шли по улице, люди стояли стеной: женщины, старики, дети. И все плакали: “Девчонки идут на фронт”. Нас шел целый батальон девушек.

Я – за рулем… Собираем после боя убитых, они по полю разбросаны. Все молодые. Мальчики. И вдруг – девушка лежит. Убитая девушка… Тут все замолкают…»

источник

5 страшных фильмов о женщинах на войне — Что посмотреть

На ivi теперь можно посмотреть фильм «Рябиновый вальс», а мы по этому случаю собрали еще несколько фильмов о женщинах на войне.

Рябиновый вальс

2010

В годы Отечественной войны совсем юные парни и девчонки, пройдя небольшую подготовку, отправлялись обезвреживать минные поля, которые остались после отступления немцев.

О тех, кого помню и люблю

1973

Еще одна история саперного полка, состоящего из женщин под началом молодого лейтенанта. В главных ролях Валерий Золотухин и Екатерина Васильева.

…А зори здесь тихие

1972

1942 год. Под начало старшины Федора Васкова прибывают новобранцы — все молодые девчонки. Этому отряду из вчерашних школьниц придется столкнуться с отлично подготовленными солдатами вермахта.

Батальонъ

2014

Весна 1917-го года, Российская империя доживает последние месяцы. Все еще идет Первая мировая война, но солдаты уже деморализованы и не хотят воевать. Поэтому Временное правительство создает женский «батальон смерти», который подавал бы воякам пример мужества.

Ночные ласточки

2012−2013

46-й Гвардейский бомбардировочный Таманский полк был сформирован в октябре 1941 года и состоял из женщин-летчиц. В СССР их называли «ночными ласточками», нацисты звали «ночными ведьмами».

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Эволюция образа в 9 фильмах — Статьи на КиноПоиске

Родина-мать

«В шесть часов вечера после войны»

В главной роли: Марина Ладынина

Первая зенитчица военного кино и первая леди позднего сталинского кинематографа. Жена режиссера Пырьева в начале фильма играет воспитательницу детского сада, которая с ужасом отправляется дежурить на московскую крышу во время бомбежки. В конце она уже воин, выходящий на смертельную дуэль с вражеским самолетом.

Однако согласно эстетике эпохи в образе Ладыниной подчеркиваются в первую очередь стереотипно женственные черты. Это юная Родина и будущая Мать, в бесконечных песнях и стихах оберегающая мужа-солдата даже за тысячи километров. Солдатский ватник и ружье героиня примеряет лишь вследствие общей дисгармонии войны, поставившей под сомнение принятый порядок вещей. Порядок, разумеется, будет возвращен после победы, о которой во время съемок фильма еще лишь мечтали.

Столь же женственны, исполнены долга, неподкупны разновозрастные героини «Она защищает Родину» Фридриха Эрмлера, «Зои» Льва Арнштама или «Машеньки» Юрия Райзмана. Идеальная женщина искусства сталинской эпохи должна была быть еще более цельной и совершенной, чем мужчина, которому иногда дозволялись нравственные страдания и муки выбора. А ей только радость, верность и поддержка.

Фурии революции

Тема Гражданской войны, отчасти табуированная при Сталине, оказалась важнейшей для режиссеров оттепельного поколения. Очистительный и искупительный символизм революционных событий затмевает трагическую реальность. Так, комсомолка Таня из «В огне брода нет» предстает чуть ли не святой. Впрочем, именно в образах воительниц Гражданской, а не Отечественной советские женщины предстали уверенными и опасными бойцами.

«Сорок первый»

В главной роли: Изольда Извицкая

В пылу Гражданской войны на границе между прежним и новым мирами героиня Извицкой разрывается между классовым долгом и чувством. В фильме Григория Чухрая война отнимает у Марютки ее женский рай в шалаше с обреченным белогвардейцем. В отличие от снятого в 1920-е оригинала Протазанова, насыщенного революционными и эротическими страстями, здесь отражена прежде всего трагедия человеческой индивидуальности. Красноармейка, оставшаяся наедине с белым пленником на необитаемом острове, преступно в него влюбляется. Осененная высокой культурой старого мира простая девушка впервые чувствует себя женщиной, которой читают стихи и открыто любуются. Но идиллия оказывается выморочной: по профессии эта пылко влюбленная девушка — снайпер, хладнокровно отсчитывающий число убитых врагов. Порядок таков: сперва пуля в спину, затем запоздалое раскаяние.

«Комиссар»

В главной роли: Нонна Мордюкова

Нонна Мордюкова играет дородную деревенскую бабу с революционным мандатом, которая понимает лозунг «отнять и поделить» вполне буквально. Недрогнувшей рукой она отправляет врагов революции на смерть и готова, конечно, так же вытравить не вовремя образовавшегося ребенка, но поздно. Решившись родить, она получает краткую передышку материнства посреди кровавой Гражданской и даже ненадолго меняет свои кожаные штаны на белый сарафан, при этом называясь мадам Вавиловой.

Но вскоре война возьмет свое: наступление белых на Бердичев заставит комиссара Вавилову оставить младенца на попечение семейства бедного портного Магазанника и отступить с Красной армией. Впрочем, материнство и война не вполне отделены тут друг от друга. Муки в фильме прямо рифмуются с муками охваченной революцией страны. Разумеется, фильм про совершенно травмированную войной неласковую мать, у которой принимают революционные роды мудрые и добрые евреи, сразу был запрещен, а режиссер Аскольдов изгнан из профессии.

Боевой товарищ

Эмансипация и некоторая либерализация нравов в 1960-е позволяют кино о войне (любой — хоть Великой Отечественной, хоть Отечественной 1812 года) не выглядеть всегда безудержно серьезным. В подобных комедиях заметен даже инфантилизм, как в революционном вестерне «Неуловимые мстители» (напомним, среди юных красных дьяволят есть и девочка Ксанка).

«Гусарская баллада»

В главной роли: Лариса Голубкина

Легкая комедия про кавалерист-девицу Азарову и поручика Ржевского разворачивается на фоне Отечественной войны 1812 года, причем снимался фильм к юбилею Бородинского сражения. Легкость, с которой героине удается избежать гибели в бою и расстрела, обратно пропорциональна сложности романтической линии. Чтобы быть полноценным воином, девушка должна притвориться мужчиной, и как раз в этом качестве корнет становится близок бравому поручику. Лишь в конце не боявшаяся ни боя, ни дуэли Азарова проявляет истерические «женские» черты и падает в обморок при виде мыши. Тогда Ржевский с облегчением влюбляется в своего лучшего друга. Впрочем, девица уже получила повышение по службе за храбрость и не спешит переодеваться в платье.

«Крепкий орешек»

В главной роли: Надежда Румянцева

Не брутальный Брюс Уиллис, а тонкая Надежда Румянцева — так выглядит советский крепкий орешек и супервумен. Маленькая зенитчица и ночной кошмар интеллигентного лейтенанта Грозного никогда не перестает трещать. Анархистка на передовой, девушка Люба нарушает все параграфы устава, только чтобы с честью выйти из самых немыслимых положений. Среди проявлений ее героизма — оглушение немцев поварешкой, угон дирижабля и разведка (пришлось переодеться мальчиком).

Травестия привносит некоторую комическую разрядку в довольно мрачную тему Великой Отечественной войны. Характерно также, что очевидное эротическое напряжение между зенитчицей и лейтенантом вообще не находит никакой разрядки. Это роднит комедию с детско-юношеским советским кино, где все кончалось пионерской дружбой.

Обреченная красота

С приближением застойных лет в военном кино начинает преобладать меланхолическая интонация. Рассказ о боевых буднях часто перемежается флешбэками мирной жизни. Контраст образа женщины на передовой и женщины в родном доме кажется наиболее показательным. С другой стороны, появляются и картины о героинях, которые травмированы драмой войны и не нашли себя в быту: «Крылья» Ларисы Шепитько, «Военно-полевой роман» Петра Тодоровского.

«Женя, Женечка и „Катюша“»

В главной роли: Галина Фигловская

Героиня фильма Мотыля — первая любовь юного солдата, а также его боевых товарищей. Очевидно, невзрослеющий Олег Даль влюблен во взрослую девушку в том смысле, что девочки созревают быстрее мальчиков. Это полковая дива, явственно сознающая собственную привлекательность и, подобно Елене Прекрасной, манипулирующая мужчинами на пороге смерти. Даль выпадает из схемы манипуляции по причине природной невинности и в одну из недолгих встреч перевоплощается в рыцаря прекрасной дамы. Та погибает, разделив его шутовскую мальчишескую игру.

«…А зори здесь тихие»

В главных ролях: Ирина Шевчук, Ольга Остроумова, Елена Драпеко, Екатерина Маркова, Ирина Долганова

Жена героя, занявшая место погибшего мужа в строю, роковая красотка, детдомовская простушка, лесная нимфа и интеллигентная еврейская девочка — пятеро зенитчиц на Карельском фронте. Никто из них не вернется с войны. Опытные и наивные, боязливые и хладнокровные разделят одну судьбу в незаметном эпизоде мировой бойни. По иронии выживет только немолодой старшина, который нес ответственность за подчиненных. Режиссер Ростоцкий сознательно спекулирует женственностью героинь. Так, едва было не вырезанная цензурой сцена в бане нужна была, чтобы показать нежные тела, которые скоро будут изрешечены пулями.

Интересно, что Ростоцкий обращается к теме девушки на войне не в первый раз. Еще в оттепель он снимает фильм «На семи ветрах»: девушка ехала за женихом на фронт и по воле судьбы сделалась бойцом.

Железные леди

Новый патриотизм и полуностальгическое обращение к советской культуре снова потребовали появления женщины в хаки на экране. Эти образы, как правило, эклектичны. В них есть непорочность защитницы родины сталинской эпохи, подчеркнутая женственность эпохи брежневской, принципиальность солдаток Гражданской. В качестве примеров последних лет можно вспомнить ремейк «Зорь» и «Батальонъ» (на немыслимую для советского кино тему — героические женщины на стороне контрреволюции). И, как во многих современных военных фильмах, в основе зачастую «реальные события», в отличие от кинематографа прошлого.

«Битва за Севастополь»

В главной роли: Юлия Пересильд

Людмила Павличенко (реальная героиня ВОВ) — типичная строгая школьная отличница, которая уверенно идет на диплом и столь же уверенно выбивает мишени в клубе боевой подготовки. Она без долгих отговорок принимает войну как экзамен, но вскоре оказывается, что вопросы тут сложнее тех, что разбирали в школе. Разрушенная личная жизнь, оставленный Севастополь и смертельная дуэль с фашистским снайпером делают Павличенко железной, но она не утрачивает способности плакать. Феминизм образца ХХ века предполагает и овладение мягкой женской силой, уроки которой одесской девочке преподает первая леди Америки. Снайперша шагает из окопов на поля дипломатической войны, так пристыдив американцев, что те готовы открыть второй фронт. В этот момент реальная женщина становится символической и мифологической фигурой.

«Коридор бессмертия»

В главных ролях: Анастасия Цибизова и Светлана Смирнова-Кацагаджиева

Поработав на строительстве укреплений вокруг  Ленинграда  юная Маша Яблочкина (прототипом героини Цибизовой была Мария Яблонцева) и ее подруга, флейтистка Соня Вишневская (Смирнова-Кацагаджиева), устраиваются на курсы подготовки  железнодорожных кондукторов — тут хотя бы дают какое-никакое питание.  Только вот придется им совсем не билеты проверять: вместе с сотнями других женщин (точнее, вчерашних школьниц и студенток) ей нужно строить и обслуживать Шлиссельбургскую магистраль. Это временная железная дорога вдоль Ладоги, снабжающая блокадный Ленинград. Работать приходится в условиях адской полуголодной зимы, под носом у немцев. Однако глаза боятся, а руки делают. Подруги трудятся, ссорятся, мирятся, влюбляются. Маша встречает все тяготы с кротостью и мужеством, а Соня, поначалу проявляющая житейскую смекалку, которая не слишком вяжется с образом беззаветной героини, постепенно перековывается. Причем самый драматический эпизод этой трансформации сопровождается вовсе не громом взрывов:  девушка, рыдая, читает стихотворение Берггольц «Я говорю с тобой под свист снарядов…» перед солдатами на сцене.

женщины Великой Отечественной войны на #СтраницахПобеды — РТ на русском

8 марта было объявлено выходным днём в 1965 году. СССР отметил 20-летие победы в Великой Отечественной войне указом, который, в частности, посвятил этот праздник героизму и самоотверженности женщин на фронте Второй мировой и в тылу. Кем были эти женщины и что составляло их жизнь в те трагичные четыре года — в статье проекта RT #СтраницыПобеды.

В разные годы Великой Отечественной войны в рядах Красной армии сражались, по разным оценкам, от 490 тыс. до 1 млн женщин. Среди них были и изначально военнообязанные (медики, служащие гражданской авиации и другие), и те, кого мобилизовали после громадных потерь 1941—1942 годов.

Хотя женщины встречались и в войсках других стран, только в СССР они принимали участие в боевых действиях на массовой основе: пикировали на бомбардировщиках, водили танки, создавали огненную завесу в ПВО, ходили в разведку, были моряками и снайперами. 80 тыс. из них стали офицерами. Около 100 женщин получили звание Героя Советского Союза, большинство посмертно.

Когда началась война, чуть ли не каждая вторая добровольческая заявка была подана женщиной. Но массовый призыв начался только весной 1942 года. Изначальной целью добровольной мобилизации было заменить мужчин на тех местах, где их можно заменить (например, связисты, механики и водители), чтобы те, в свою очередь, смогли отправиться на поле боя.

К женщинам, по словам автора ряда книг, доктора исторических наук Нины Петровой, предъявлялись более строгие требования: здоровье, возраст, отсутствие детей, членство в комсомоле, образование не ниже пяти классов. Михаил Калинин, председатель президиума Верховного совета СССР, писал: «Мужчин не выбирали, закидывали невод и всех мобилизовывали, всех забирали… Я думаю, что лучшая часть нашей женской молодёжи пошла на фронт».

  • Лётчицы 586-го истребительного авиационного полка Лиля Литвяк, Катя Буданова, Маша Кузнецова (слева направо) у самолёта Як-1. Они провели 125 воздушных боёв и сбили 38 самолётов
  • РИА Новости

Появились уникальные боевые формирования: женская добровольческая стрелковая бригада, женская рота моряков и многие другие. В их числе знаменитый 46-й гвардейский ночной бомбардировочный полк, созданный легендарной Мариной Расковой, в котором все должности: от механиков и техников до штурманов и пилотов — были заняты женщинами.

Немцы прозвали 46-й гвардейский «ночными ведьмами»: все боевые вылеты проводились после заката, и для дальнейшей маскировки заходящие на цель пилоты выключали моторы своих По-2. Шум планирующего биплана ассоциировался с «шуршанием ведьминой метлы».

При этом По-2, пилотировавшийся и в других частях, был классическим кукурузником, в который не всегда помещался парашют, и многие пилоты, попав под огонь противника, сгорали в нём заживо.

Екатерина Дмитриева, внучка пилота Екатерины Федотовой из 125-го гвардейского бомбардировочного, тоже созданного Расковой, рассказала проекту #СтраницыПобеды, что, чтобы попасть в полк, девушкам нужно было иметь 1 тыс. часов налёта. Однажды Федотовой пришлось сажать самолёт, у которого отказал мотор и была не сброшена бомба. О том, как прошла эта посадка, вы можете послушать в нашем подкасте.

  • Группа девушек-снайперов, добровольцев Красной армии. 2-й Прибалтийский фронт
  • РИА Новости
  • © Владимир Гребнев

Во время войны была создана Центральная женская школа снайперской подготовки, которая провела семь выпусков, подготовила 1061 снайпера и 407 инструкторов снайперского дела. Многие женщины, впрочем, обучились снайперскому делу прямо на фронте, как Людмила Павличенко, ставшая легендой ещё при жизни: считается, что она уничтожила более 300 бойцов противника.

#КрЗвезда45 За последние десять дней отважные советские девушки истребили свыше 80 гитлеровцев и уничтожили пулемётную точку врага. pic.twitter.com/reJtyvVsqp

— СовИнформБюро (@InformBuro_1945) March 6, 2020

Путь снайпера зачастую был короток. Елена Саенко окончила школу снайперов в июне 1943 года, а погибла в октябре того же года, успев за это время довести свой личный снайперский счёт до 48. Ей было 19 лет.

Обычно воодушевлённая и энергичная, в одном письме матери она всё-таки проговорилась: «Я сейчас спала, но, проснувшись, я узнаю, что я во сне так плакала, что вот на протяжении всего письма до сих пор болит грудь, но ты не подумай, что я наяву в действительности плачу. Нет, иногда такое моральное состояние человека бывает, что чёрт знает куда и делся бы».

  • Санитарка перевязывает раненого во время уличного боя. Сталинград, декабрь 1942 года
  • РИА Новости
  • © Георгий Зельма

Быть на фронте значило не только принимать участие в боевых действиях. Войска связи, бытовые отряды, водители и медицинские работники рисковали не меньше. Те же госпитали представляли собой регулярные мишени для войск противника, даже если госпиталь находился за линией соприкосновения. Сохранилось следующее письмо, написанное в 1945 году медсестрой своей сестре Татьяне:

«Снаряд попал прямо в полевой госпиталь-палатку. Хирурга и раненого солдата убило сразу. Меня с ранением в живот и без ноги подобрали санитары. Сейчас готовят к операции. Не знаю, выживу ли. Ты не плачь обо мне, я счастлива, что как хирургическая сестра спасла от смерти много бойцов. Поздравляю тебя с победой, теперь уж совсем скорой. Может, моё письмо получишь в день Победы. Прощай, родная! Больше писать не могу, страшная боль. Прощай. Твоя Нюра».

Всего по линии Красного Креста, как пишет Нина Петрова, на санитарную службу Красной армии пришли 300 тыс. медицинских сестёр, 300 тыс. санитарок, свыше 500 тыс. сандружинниц местной противовоздушной обороны. До 41% всех врачей на фронте составляли женщины.

  • © Центральный музей Вооружённых сил Российской Федерации

Сложно осветить все стороны, в которых женщины проявили себя на фронте, в том числе в партизанских и подпольных отрядах, действовавших на оккупированных территориях. Нельзя забывать и о тех, кого угнали на принудительные работы в Германию и другие страны.

Но также важно помнить, что дома, в тылу, женщины заменили ушедших на фронт мужчин на сложных и тяжёлых работах: изготовление боеприпасов, лесоповал, даже добыча угля и многое другое. В сельском хозяйстве практически трудились одни только женщины. Приходилось выживать в условиях бесконечного дефицита, инфляции, зачастую ручного труда: «Всё для фронта!»

  • © Центральный музей Вооружённых сил Российской Федерации

Нина Петрова отмечает, что более-менее полное признание подвига тыла произошло не раньше 1965 года: «Готовились торжественно отмечать 20-летие Победы, и Леонид Брежнев сделал торжественный доклад. В нём он сказал, что если на одну чашу весов положить подвиг мужчин на войне, а на другую — труд женщин на фронте и в тылу, то эти чаши уравновесились бы. Это была высокая оценка. Все СМИ воодушевились, начали отыскивать забытых героинь, приглашать выступать, тот год стал переломным».

И всё же женщины, где бы они ни находились и какую бы тяжелую работу ни выполняли, всегда думали в первую очередь о своих любимых: ждали домой и ненавидели войну.

Присоединяйтесь к #СтраницамПобеды в Facebook, на YouTube, в Instagram, во «ВКонтакте» и следите за почасовой хроникой последних месяцев войны в Twitter. Также вы можете написать письмо ветеранам в проекте #ПочтаПобеды.

Героини Великой отечественной войны подвиги — www.wday.ru

Зинаида Александровна Шипанова

Родилась: 25 октября 1927 года.

На фронте: с ноября 1943 по март 1945 года. Служила в 933-м стрелковом полку 254-й дивизии 52 армии, 2-й Украинский фронт. Прошла боевыми дорогами через Украину, Молдавию, Румынию, Польшу, Германию. Получив тяжелое ранение в немецком городе Герлиц, День Победы встретила в госпитале.

Воинское звание: старший сержант.

Военная специальность: санинструктор.

Награждена: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны I степени, медали.

«Я с детства была отчаянная, — улыбается уфимка Зинаида Шипанова. — С мальчишками по деревьям лазила, ни в чем не уступала. А еще любила читать книги о героях и мечтала совершить подвиг».

В 1941-м из репродукторов донеслась песня «Вставай, страна огромная!», но родители не пустили ребенка на фронт. Через два года она подделала в документах дату рождения («пусть думают, что мне не 16, а 18 лет!») и отправилась в военкомат. Родным оставила записку: «За меня не волнуйтесь, я ушла на фронт».

Зину назначили поваром, но кашеварах она проходила недолго — упросила командира направить ее санинструктором в стрелковый батальон. Юная девочка выносила из-под огня раненых, перевязывала, успокаивала взрослых, опытных бойцов. А однажды ей довелось поднимать батальон в атаку. Это случилось в августе 1944-го в Румынии.

Вот как писала об этом в очерке «Зинкин орден, или Как поднимали в атаку» сама Зинаида Шипанова: «Стояла напряженная тишина. Вдруг в солнечном мареве возникло какое-то движение, и вскоре над высокими стеблями кукурузы показались обнаженные головы немцев. Комбат с биноклем на груди вышел из укрытия и скомандовал молодым фальцетом: „За мной, товарищи, ура!“ Сделал несколько шагов вперед и оглянулся. За его спиной не было никого. Рота не подчинилась приказу. У меня захватило дух. Не рассуждая, а лишь повинуясь чувству жалости к комбату, я сорвалась к нему на помощь. Оглянулась на притаившихся под виноградными лозами мужчин и увидела, как медленно бойцы отползают вглубь кустарника. Ярость охватила меня. И внезапно с моих губ сорвалось: „Куда же вы?.. Вашу мать!“ А через мгновенье я в полной отрешенности бегу вниз по крутому зеленому склону, отчетливо сознавая, что это последние минуты жизни. Я впервые увидела, как прекрасна земля, как чист, душист воздух… Слышу топот ног за моей спиной — стрелковая рота поднялась в атаку. Обгоняя меня, солдаты с автоматами в руках врезались в кукурузное поле, и треск сухих стеблей смешался с автоматными очередями. Мне и в голову не приходило, что когда-нибудь доведется поднимать в атаку этих сильных, но почему-то растерявшихся мужчин».

Командование долго решало, какой награды достойна Шипанова: ордена Отечественной войны или медали «За отвагу». А в итоге не дали ничего. Орден Красной Звезды она получила за другой подвиг — в окрестностях немецкого города Герлиц, где батальон попал в засаду, она под пулеметным огнем собрала бойцов и привела к капитану. Зиночка влетала в пустые полуразрушенные дома, где отстреливались солдаты, и кричала «По приказу капитана Губарева — за мной!» И они слушались молодую девчонку.

«Когда бежала под обстрелом, думала, вот же он — подвиг! — говорит Зинаида Александровна. — Я все-таки его совершила!»

А спустя несколько дней Зинаида Шипанова получила тяжелое ранение (осколками снаряда оторвало пальцы на руке) и контузию. Девушка переживала, что не дошла до Берлина, но радовалась, что осталась жива.

После войны Зинаида Александровна отправилась на Сахалин, там вышла замуж и родила сына. Семья переехала в Белоруссию, а в родную Башкирию Зинаида Шипанова вернулась только в 1975 году. Работая инспектором по кадрам на одном из крупных уфимских предприятий, она находила время для творчества. Участница войны и сегодня пишет проникновенные книги и очерки, сотрудничает с редакциями газет и журналов. Она часто встречается со школьниками и рассказывает детям о войне.

лучшие фильмы о женщинах Великой Отечественной войны (ВИДЕО) — История России

8 марта мы отмечаем Международный женский день – замечательный повод вспомнить о том, какой вклад внесли представительницы прекрасного пола в дело Великой Победы. Девушки-снайперы, летчицы, разведчицы и саперы – все они на пределе сил сражались с нацистскими захватчиками и стали прототипами для героинь художественных фильмов, как советских, так и современных

А зори здесь тихие (1972 и 2015)

В 1972 году по одноименной повести Бориса Васильева режиссер Станислав Ростоцкий снял двухсерийный фильм о событиях, происходивших тридцатью годами ранее в Карелии. По сюжету картины действие разворачивается в 1942 году в тылу советских войск, где расположены два отделения взвода зенитчиков. Старшина Федот Васков, комендант железнодорожного разъезда, недоволен поведением своих солдат, поэтому ему присылают юных девушек-добровольцев, многие из которых отправились на защиту Родины прямо со школьной скамьи. Одна из героинь самовольно отлучается и обнаруживает в лесу немецких диверсантов. По возвращении она докладывает об увиденном старшине, а он получает от начальства приказ обезвредить врага. Теперь хрупким девушкам предстоит выполнить свой воинский долг, но помощи ждать неоткуда – их отряд отрезан от своих.

Художественная особенность этой картины заключается в том, что сцены военного времени снимались чрезвычайно реалистично на черно-белую пленку, в то время как сцены современности и воспоминаний девушек о мирном времени – цветные. В 1973 году «А зори здесь тихие» назвали лучшим фильмом по опросу популярного журнала «Советский экран». Режиссер картины впоследствии признался, что на создание киношедевра его вдохновила память о медсестре, которая, рискуя собственной жизнью, вынесла его с поля боя и спасла от гибели.

В 2015 году на экраны вышла новая версия великой истории. Поскольку часть действий в картине происходит в деревне, а найти населенный пункт, похожий на деревни военного времени, было нелегко, съемочная группа приняла решение построить объект. На его создание ушло около двух месяцев, а в работе принимало участие 40 человек. В Медвежьегорский район (Республика Карелия) из Тверской области везли разобранные дома и на месте собирали их: так на время съемок появились баня, дом и казарма.

В бой идут одни «старики» (1974)

В основе сюжета этой поистине народной картины – события из жизни военных летчиков Великой Отечественной войны, а прототипом командира эскадрильи стал Герой Советского Союза легендарный летчик Виталий Попков.

Главные женские роли в фильме исполнили актрисы Ольга Матешко (Зоя, пилот ночного бомбардировщика У-2) и восемнадцатилетняя Евгения Симонова (летчица Маша), причем для последней это был дебют в кино. Обе актрисы называли участие в картине настоящим подарком судьбы и восхищались талантом режиссера Леонида Быкова. Ольга Матешко вспоминала, что эпизод под песню «Утомленное солнце…», где ее и героиню Евгении Симоновой ведут в танго бойцы из «поющей эскадрильи», репетировали с самим Леонидом Федоровичем, и даже когда время репетиции подошло к концу, актеры продолжили самозабвенно танцевать.

Рябиновый вальс (2009)

В 2009 году на экраны вышел художественный фильм режиссера Алены Семеновой, основанный на реальных событиях. Картина повествует о подвиге молодых саперов-женщин, в основном совсем юных – девушек семнадцати-двадцати лет. Ценой своей жизни героини по распоряжению Наркомата обороны в послевоенные годы обезвреживали минные поля и дороги на территории Оштинского района Вологодской области. Ключевой персонаж истории – молодая вдова и мать-одиночка Полина, в тяжелых обстоятельствах встретившая свою любовь, офицера-инструктора саперного батальона Алексея. Главные роли в картине исполнили актеры Карина Андоленко и Леонид Бичевин, а младшую сестру Полины сыграла восходящая звезда (а сейчас уже известная актриса) Елизавета Арзамасова. Радости и переживания героев, постоянно балансирующих на грани жизни и смерти, вряд ли оставят зрителя равнодушным.

Битва за Севастополь (2015)

Людмила Павличенко учится в Киевском государственном университете, когда начинается война. Пройдя снайперские курсы, она уходит на фронт. Одного за другим девушка теряет товарищей и любимых мужчин, и волею судеб оказывается в осажденном нацистами Севастополе. После эвакуации Павличенко приглашена в состав советской делегации США, где знакомится с Элеонорой Рузвельт. Людмила обязана произносить речи перед американскими гражданами и прессой, и в ходе личного знакомства с Павличенко жена президента США замечает в душе этой молодой и полной героизма женщины глубокие душевные раны. Создатели фильма «Битва за Севастополь» называли свою картину психологической биографией о судьбе, которая ждет человека на войне. В фильме играют два ярких и талантливых российских актера: Юлия Пересильд (в главной роли) и Евгений Цыганов.

Молодая гвардия (1948)

Художественный фильм режиссера Сергея Герасимова был создан по одноименному роману Александра Фадеева. Это история о группе молодых комсомольцев, ведущих опасную подпольную войну против вражеских захватчиков. Действия происходят в городе Краснодоне, оккупированном нацистами. В 1942 году ребята, недавно окончившие школу, начинают всеми возможными способами противостоять врагу. Они сжигают немецкую баржу, распространяют листовки, в день годовщины Октябрьской революции развешивают по родному городу красные флаги. Фильм «Молодая гвардия» стал настоящим памятником юным и бесстрашным героям Великой Отечественной войны.

В картине дебютировала в будущем знаменитая советская актриса Нонна Мордюкова. Она исполнила роль Ульяны Громовой, принесшую ей известность по всей стране. Семью Мордюковых тяготы войны тоже не обошли стороной: в 1942 году во время оккупации войсками нацистов Краснодарского края, им не удалось эвакуироваться. Нонну и ее родных едва не отправили на принудительные работы в Германию, однако им удалось спрятаться и скрываться на отдаленном хуторе в течение года, а затем переехать в станицу Отрадную. В 1948 году, когда на экраны вышла «Молодая гвардия», Нонна Мордюкова уже была студенткой ВГИКа.

В небе «ночные ведьмы» (1981)

В 1981 году советским зрителям довелось увидеть фильм «В небе “ночные ведьмы”» о девушках, воевавших на «ночных» бомбардировщиках ПО-2. Для них зловещее прозвище, вынесенное в название картины, стало самой высокой оценкой вклада в победу, ведь поначалу летчиц многие не воспринимали всерьез. Часто их называли «Дунькин полк», по имени командира Евдокии Бершанской. Молодые девушки, и правда, порой казались легкомысленными: в фильме показано, как одна из «ведьм» перед сном прятала под подушкой свежие цветы, а другая – брала с собой на задание букетик подснежников. Но даже несмотря на романтичность и обманчивую хрупкость, у врагов летчицы вызывали неподдельный страх.

Примечательно, что «Ночных ведьм» сняла режиссер и Герой Советского Союза Евгения Жигуленко: в годы войны она была командиром звена 46-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка и смогла выжить, совершив 773 боевых вылета в ночное время. Свой фильм Евгения Андреевна посвятила всем, кто не вернулся с задания: самоотверженным девушкам, погибшим в авиакатастрофах, сбитых над целью, сгоревших в своих самолетах и скончавшихся от болезней.

Зоя (1944)

Фильм, снятый режиссером Лео Арнштамом в 1944 году, рассказывает о трагических событиях короткой, но полной героизма жизни московской школьницы Зои Космодемьянской, которая в начале Великой Отечественной войны стала партизанкой и после бесчеловечных пыток была казнена нацистами в подмосковной деревне Петрищево. За свой подвиг (под пытками Зоя не выдала никаких сведений врагу) она была посмертно удостоена звания Героя Советского Союза.

Вскоре после выхода на киноэкраны фильм «Зоя» стал лидером проката – за короткие сроки его посмотрели более двадцати миллионов зрителей. Помимо великого подвига главной героини в картине показана жизнь Москвы военных лет. Фильм начинается с кинохроники: кадры с Александровским садом, Ленинскими горами, физкультурными парадами и встречами летчиков, а также школой, где училась Зоя Космодемьянская, – здание находится в районе нынешней станции метро Войковская, на улице, которая сейчас носит имена Зои и Александра Космодемьянских.

Разведчицы (2013)

«Разведчицы» – телесериал, вышедший в 2013 году, посвящен судьбам двух женщин в годы Великой Отечественной войны. Разведчицы Арина и Зоя, роли которых исполнили актрисы Светлана Иванова и Светлана Устинова, связаны друг с другом печальными обстоятельствами. Арина – девушка из советских интеллигентов и образцовая комсомолка, а Зоя – дочь раскулаченного крестьянина, оказавшаяся по воле судьбы в уголовной среде. Обе героини накануне войны оказываются в разведшколе под руководством майора Воротынникова. Арина идет туда, чтобы избавиться от обвинения в государственной измене, а Зоя – чтобы доказать свою непричастность к убийству. Во время съемок актрисам пришлось не только научиться стрелять, драться и танцевать танго, но и выучить иностранные языки: в одной из сцен можно заметить, как бегло героиня Светланы Ивановой изъясняется на польском и немецком языках. Смотреть сериал.

Кадр из телесериала «Разведчицы»

Кадр из телесериала «Разведчицы»

Источник: kleo.ru


Гетеры майора Соколова (2014)

История, показанная в восьмисерийной военной драме «Гетеры майора Соколова», начинается в сентябре 1939 года, когда разразилась Вторая мировая война. В Крым приезжает майор разведуправления Соколов (это последняя роль актера Андрея Панина). Ему во что бы то ни стало нужно выявить агентурную сеть антисоветской организации «Русский общевоинский союз», которой руководит его давний враг штабс-капитан Семенов. В противостояние двух персонажей оказываются втянутыми девушки из отряда Соколова, способные обезвредить опасного врага. Под руководством майора их учат рукопашному бою, владению оружием и тонкостям психологического воздействия на противника. Смотреть сериал.

Кадр из сериала «Гетеры майора Соколова»

Кадр из сериала «Гетеры майора Соколова»

Источник: tvc.ru


Женя, Женечка и «Катюша» (1967)

Главный герой картины – солдат Женя Колышкин, интеллигентный и слегка несуразный молодой человек, постоянно попадающий в переделки. Идея написания сценария фильма появилась у режиссера Владимира Мотыля после прочтения повести Булата Окуджавы «Будь здоров, школяр!». Сюжет произведения натолкнул режиссера на идею создания трогательного, искреннего героя, неприспособленного к трудным военным будням.

Отправившись в предновогоднюю ночь за посылкой, Женя натыкается на немецкий блиндаж. У него получается спастись, но не избежать гауптвахты. В это время он знакомится с Женечкой Земляникиной, связисткой полка «Катюш», и между ними зарождается нежное чувство. Когда до конца войны остаются считаные дни, Женя и Женечка встретятся снова – уже в Берлине, но судьба продолжит испытывать героев даже накануне Победы.

P.S. На нашем портале «История.РФ» размещен многосерийный документальный фильм о женщинах-героинях Великой Отечественной войны «Прекрасный полк». Каждая серия посвящена подвигу одной из множества удивительных женщин, боровшихся за безоблачное будущее и мирное небо над головой.

Обложка: Кадр из фильма «Битва за Севастополь». Источник: kinopoisk.ru


Смотрите также:

10 лучших фильмов о Сталинградской битве

«Советская русалка»: как Нина Соколова проложила «дорогу жизни» по дну Ладоги

Кто такие «ночные ведьмы»

Людмила Павличенко – «Леди Смерть» Севастопольской обороны

Сто лет перед киноэкраном: как в России появился День кино

Девушка на войне Сара Нович


5.0 (блестящая стрельба) ЗВЕЗДЫ!

Обновлено 27 ноября 2015 г. Я видел это фото в приложении к недавней статье о сирийском конфликте. Он точно отражает мои чувства и эмоции по поводу хорватской девушки из этой истории!

[ошибка изображения]  photo 45e130e9-be29-45ab-81fe-07700f3aeab2_zps3pdpdk1d.jpg

Ой, как мне понравилась эта книга 🙂

«Дамир научил меня, как собирать АК. Передняя рукоятка, газовая камера, чистящий стержень, болт (сначала поршень), рама, магазин.«Функциональная проверка!» Это означало взвести ружье в качестве теста, но любой, кто завершил проверку, кричал: triu


5.0 (блестящая стрельба) ЗВЕЗДЫ!

Обновлено 27 ноября 2015 г. Я видел это фото в приложении к недавней статье о сирийском конфликте. Он точно отражает мои чувства и эмоции по поводу хорватской девушки из этой истории!

[ошибка изображения]  photo 45e130e9-be29-45ab-81fe-07700f3aeab2_zps3pdpdk1d.jpg

Ой, как мне понравилась эта книга 🙂

«Дамир научил меня, как собирать АК.Передняя рукоятка, газовая камера, чистящий стержень, болт (сначала поршень), рама, магазин. «Функциональная проверка!» Это означало взвести ружье в качестве испытания, но любой, завершивший проверку, торжествующе выкрикивал это, боевой клич предшествовал первой очереди. Полоса движения была протоколом, который никогда не менялся, и я находил утешение в повторении ».

— В возрасте десяти лет Ана Юрич была ребенком-солдатом, точнее ребенком с ружьем, но совсем не похожа на тех африканских детей, которых кормили наркотиками с ложечки, пока они не окоченели настолько, чтобы убивать своих военачальников-похитителей.Ана и ее товарищи из Safe Housers стреляли по Четникам и ЮНА из выбитых окон. Ана не выполняла приказы, она делала это, чтобы выжить. Бой был невозможен. Это было то, что они делали, чтобы жить, сдерживать сербских военизированных формирований, чтобы избежать места в братской могиле. Огневая мощь была единственным определяющим фактором в том, кто будет есть.

«В Хорватии жизнь в военное время означала потерю контроля, война господствовала над каждой мыслью и движением, даже когда вы спали.Это не позволяло забыть. Но война Америки не ограничивала меня, не перекрывала мне воду и не сокращала запасы еды. Здесь не было угрозы захвата с помощью танков, пехотинцев или кассетных бомб. То, что означала война в Америке, было настолько несовместимо с тем, что произошло в Хорватии — что должно происходить в Афганистане, — что это почти казалось неправильным употреблением этого слова ».

-Ана, 20-летняя студентка третьего курса колледжа Нью-Йоркского университета, изучает литературу, и Шэрон Стэнфилд выследила ее.Шэрон была «голубым шлемом» в «Юго миротворчестве», который тайно вывез ее из Хорватии в приемную семью в США, воссоединив Ану с ее сестрой Рахелой. В последний раз, когда Ана видела ее, на Шэрон были военные ботинки и бронежилет. Санфилд попросил Ану дать показания в Организации Объединенных Наций в рамках ее презентации «Дети в бою». Ана согласилась. Глубокие, уродливые психологические и эмоциональные раны, нанесенные Ане во время гражданской войны в Югославии, снова открываются, как будто они никогда не закрывались, а просто скрываются под поверхностью, подавленные годами страданий и депрессии.

«Я оперся локтями о стойку, чтобы привлечь внимание клерка. Г-н Петрович знал меня и знал, чего я хочу, но сегодня его улыбка больше походила на ухмылку. «Вы хотите сербские сигареты или хорватские?» То, как он подчеркнул две национальности, звучало неестественно. Я слышал, как люди в новостях так говорили о сербах и хорватах из-за боевых действий в деревнях. И я не хотел покупать неправильные сигареты ».

-Ане исполнилось десять лет в последнюю неделю августа.Летом в Загребе было жарко, но обычная поездка семьи на Адриатическое побережье в этом году была невозможна из-за межэтнической напряженности. Ана была мальчишкой, любила играть в футбол и бегала по улицам столицы Хорватии со своим лучшим другом Лукой. Этим летом город был напряженным. Милошевич по телевизору говорил об очистке земли. Что это значило? Беженцы прибывали из Вуковара, где люди исчезали или умирали в результате ночных взрывов. Спешка в бомбоубежища стала для Аны и Луки обычным делом.Они соревновались, чтобы ездить на велосипеде в приюте, который питал электрический генератор приюта. Так же, как дети, они сделали игру из этой новой нормальности, необходимой для гражданской войны.

«Деревня больше не была деревней — все, что когда-то делало ее достойным титула, в том числе жители давно исчезли. Большинство зданий превратилось в руины, обрушившиеся бетонные плиты. Те немногие, что остались стоять, были тем более жуткими; стекло было выбито, но ничего не заколочено, остались пустые гнезда на месте окон … дальше по улице я увидел большой каменный дом, выкрашенный в черный цвет … когда мы подошли достаточно близко, я увидел, что здание не было красили вообще; он был черным от копоти, окна исчезли, ставни сгорели.«Штаб Четника», — сказал я. «Они изнасиловали здесь столько женщин». Лука с брезгливым видом сунул руки в карманы. «Я был слишком маленьким, — сказал я. «И у меня был пистолет».

-Ана никогда никому не рассказывала о своем опыте во время Отечественной войны, известной хорватам как Велико-сербская агрессия, в течение десяти лет, которые она жила со своими приемными родителями. Она держала свою прошлую жизнь в секрете. Она делала массаж и формировала правду о своей прошлой жизни в Хорватии, чтобы она могла вписаться в свою новую американскую жизнь.Она работала хорошо, пока в сентябре не обрушились башни. Она сдерживала себя и подавляла все свои чувства гнева, ненависти, разочарования, вины, гнева и страха за стенами замкнутости, изоляции, одиночества и беспокойства. Террористическая атака на Нью-Йорк разрушила ее тщательно построенные эмоциональные стены, точно так же, как башни, и глубоко внутри она знала, что ей нужно вернуться в Хорватию, в свой старый многоквартирный дом в Загребе, в Убежище и в лес, где все для нее началось. , чтобы подтвердить, что Лука все еще жив, чтобы смириться с ее бурным прошлым.

Какая необычайно мощная история! Ана Юрич, обычная девочка, выросшая в Загребе, Хорватия, вынуждена столкнуться с ужасами гражданской войны и жестокостью этнических чисток. Десятилетняя Ана наслаждается приключениями своего детства, играет в футбол с друзьями, катается на велосипеде по городу и гуляет на площади. Она не могла понять, почему югославская национальная армия хотела напасть на Хорватию, полную югославов. Для нее это не имело никакого смысла.

Суровая, холодная реальность этнической ненависти мгновенно превращает юную Ану Юрич во взрослого, закаленного войной, на долгом пути из Сараево обратно в Загреб.Браслет из шрамов, оставленный колючей проволокой, обернутой вокруг ее запястий, — постоянное напоминание о том роковом дне, когда пьяные солдаты увели ее и ее родителей в лес.

История разбита на четыре части, каждая из которых органично соединяет воедино очень разные части молодой жизни Аны — молодой девушки, выросшей в Загребе; гражданская война, разжигаемая этнической ненавистью, которая затягивает ее и разрушает ее семью; ее новая жизнь — взросление в заботливой приемной семье в пригороде Филадельфии, преодоление боли, беспокойства и депрессии; ее поездка во время летних каникул в Нью-Йоркском университете обратно в Хорватию, чтобы смириться с событиями в собственном лесу Стрибора.К счастью, автор исключает явные и графические описания насилия во время войны, но, тем не менее, она умело вызывает болезненное осознание ужасов этнической чистки.

Один из моих коллег, который в возрасте восьми лет бежал от войны в Боснии со своей семьей и эмигрировал в Соединенные Штаты, любезно ответил на мои вопросы о югославских войнах и подтвердил аспекты истории, которых я не понял. Он знал ужасных четников. Он рассказывал мне истории о мужчинах и мальчиках боеспособного возраста, разлученных со своими семьями на сербских контрольно-пропускных пунктах.Он подтвердил печальную историю изнасилования. Опубликованные отчеты показывают, что от 20 000 до 50 000 боснийских женщин были изнасилованы военизированными формированиями четников во время войны.

Это очень эмоциональное чтение, познавательное чтение, история любви и ненависти, а также достижения понимания и, возможно, даже мира с болезненным прошлым. Очень рекомендую!

[ошибка изображения]  photo Girl at war status 3_zpsp9g0iae1.jpg

.

Девушка на войне Сводка | GradeSaver

Эти заметки были добавлены членами сообщества GradeSaver. Мы благодарны за их вклад и призываем вас сделать свой собственный.

Девушка на войне начинается в Загребе, Хорватия, в 1991 году. Там молодая девушка по имени Ана Юрич живет со своей семьей в квартире. Загреб — столица страны, поэтому неизбежно, что когда возникнет проблема, люди, живущие там, окажутся в числе первых.

Именно это и происходит.Ане Юрич всего десять лет, когда разразилась Гражданская война, и она затронула страны по всей Югославии. Изначально Ана жила практически беззаботной жизнью, но эта война вынуждает ее адаптироваться к ситуации, и она больше не может оставаться в ангельском состоянии существования.

Повседневная жизнь жителей Хорватии, включая семью Аны, резко изменилась. Теперь они должны питаться продовольственными пайками, участвовать в учениях по внеплановым воздушным налетам и слышать, как снайперы стреляют посреди ночи.Для любого десятилетнего или взрослого человека такая жизнь будет очень тяжелой — кто знает, реальна ли на этот раз авианалёт?

По мере того, как люди, которые когда-то были друзьями, включая Ану и ее соседей, начинают серьезно обвинять друг друга, степень безопасности падает с экспоненциальной скоростью. Когда война приближается к городу, Ана остается одна посреди хаоса.

Книга оставляет читателя в подвешенном состоянии, когда война достигает пика, но достаточно скоро становится очевидно, что Ана в безопасности.Вторая часть книги происходит в Нью-Йорке, где сейчас живет Ана. Она учится в колледже в Соединенных Штатах и ​​пытается построить успешную жизнь, которая никогда не была бы доступна для нее в Хорватии.

Оценки Аны начинают падать, хотя она знает, что сможет добиться большего. Несмотря на помощь друзей и учителей, она в депрессии. Ана считает, что почти невозможно забыть о своих шрамах, и не может забыть, что ее невиновность была сорвана в таком юном возрасте.

Обновите этот раздел!

Вы можете помочь нам, пересматривая, улучшая и обновляя эта секция.

Обновить этот раздел

После того, как вы заявите права на раздел, у вас будет 24 часа на отправку черновика. Редактор рассмотрит заявку и либо опубликует ее, либо оставит отзыв.

,

персонажей «Девушка на войне» | GradeSaver

Эти заметки были добавлены членами сообщества GradeSaver. Мы благодарны за их вклад и призываем вас сделать свой собственный.

Ане исполнилось десять лет, когда в Югославии началась гражданская война. Она живет в Хорватии, поэтому хаос войны быстро переворачивает ее молодой мир. После убийства родителей ее заставляют стать ребенком-солдатом. Ее прошлое полно травм и горя, Ана изо всех сил пытается приспособиться к взрослой жизни.Она переезжает в Нью-Йорк, чтобы поступить в университет, но ее оценки быстро падают. Хотя ее друзья знают, что Ана в депрессии, они могут решить ее проблемы за нее. Продолжая преследовать воспоминания о войне, Ана решает вернуться в Хорватию, чтобы попытаться уйти оттуда. В доме своего детства она наконец обретает покой, но уже в форме принятия себя. Поскольку она не может избавиться от ужасов своего прошлого, она может принять его.

Лука — лучший друг Аны в детстве. Поскольку она сорванец, она отлично вписывается в его грубость и озорство.После начала войны семья Луки начинает подозрительно относиться к своим соседям, как и все в это время. Ему больше не разрешают играть с Аной. В конце концов его семья полностью исчезает, внезапно куда-то переехав, чтобы избежать потенциального насилия.

Рахела — младшая сестра Аны. Просто маленькая, когда начинается война, она меньше травмируется. Ее взгляд на жизнь отражает мир ее младенчества, а это означает, что она несколько цинична и в целом устала слышать о войне.Сначала она переезжает в Нью-Йорк, найдя долгожданную передышку в гламурной светской жизни города. По сути, она формирует свою юношескую идентичность вокруг индивидуальности и материализма города.

К сожалению, оба родителя Аны убиты сербскими солдатами. Они везли Рахелу в Сараево для оказания медицинской помощи, но по пути домой они встретили армию. Хотя они сопротивляются, они в конечном итоге способны противостоять вооруженным людям, даже чтобы защитить своих дочерей.

Обновите этот раздел!

Вы можете помочь нам, пересматривая, улучшая и обновляя эта секция.

Обновить этот раздел

После того, как вы запросите раздел, у вас будет 24 часа , чтобы отправить черновик. Редактор рассмотрит заявку и либо опубликует ее, либо оставит отзыв.

,

Девушки на войне и другие рассказы Персонажи

Девушки на войне и другие истории Сводное и учебное руководство включает исчерпывающую информацию и анализ помочь вам понять книгу. Данное учебное пособие состоит из следующих разделов:

Это подробный обзор литературы также содержит темы для обсуждения и бесплатный тест по Девушки на войне и другие рассказы Чинуа Ачебе.

Нвибе появляется в The Madman

Нвибе — столп своего сообщества с двумя женами, которые вечно грызутся друг другу.В начале «Безумца» подходит к озо-мужчинам своей деревни с предложением, чтобы его приняли в их иерархию. Они говорят ему, что должны подождать, чтобы увидеть, как теперь его состояние улучшается. Нвибе знает, что он выполнит свои бизнес-планы.

В день Эке Нвибе идет за водой из ближайшего ручья. Он снимает одежду и голым идет в воду. Безумец из деревни наталкивается на обнаженную Нвибе. Он начинает издеваться над Нвибе, который однажды выбросил его с рынка.Сумасшедший крадет одежду Нвибе, и Нвибе бежит за сумасшедшим. Когда он бежит обнаженным по дороге, зрители думают, что Нвибе сошел с ума. Нвибе следует за сумасшедшим на священный рынок, где двое его друзей подчиняют его. Осквернение рынка Нвибе вызывает проклятия у других, он убит горем и отказывается говорить.

Посоветовались с двумя докторами, и в конце концов Нвибе заговорил, но с тех пор он живет в тени своего предполагаемого безумия. Два года спустя он возвращается к мужчинам-озо, которые вежливо отклоняют его просьбу присоединиться к ним.

Крыша Океке появляется в Избирателе

Руфус Оккеор Руф — один из доверенных политических советников министра культуры Маркуса Ибе, влиятельного политика на протяжении всей жизни. Основная задача Руфа — подойти к вождям племен и заплатить им, чтобы они поддержали Ибе. Однако в ночь перед выборами к Крыше приходит советник главного оппонента Ине и предлагает ему значительную сумму денег за голосование против Ибе. Руф говорит советнику, что Ибе ​​все равно выиграет.Тем не менее советник подталкивает его. Подумав какое-то время, Крыша принимает деньги и клянется на iyi проголосовать за оппонента Ибе. На следующий день Крыша идет к кабине для голосования и замирает. В конце концов, он рвет свой бюллетень и кладет половину в любой ящик.

Ннаемека появляется в браке — частное дело

Ннаемека — молодой человек из сельской местности, который сейчас живет в Лагосе. Разлученный со своим строгим отцом, Ннаэмека решает жениться на своей возлюбленной Нене. Он знает, что его отец не одобрит ухаживания, поскольку он их не устраивал.Однажды Ннаэмека возвращается домой и сидит с отцом под деревом. Он говорит своему отцу, что собирается жениться на Нене. Его отец шокирован тем, что его сын хочет жениться по любви, и заявляет, что никогда не встретит невесту сына. Спустя годы разлука продолжается. Ннаэмека отправляет отцу свадебное фото, а отец отправляет обратно раздел с Нэнэ. Нене это глубоко задело, но Ннаэмека продолжает пытаться изменить мнение отца. Спустя восемь лет после свадьбы у Ннаэмеки и Нене рождается ребенок, и Ннаэмека сообщает об этом своему отцу.

Отцы Ннаемеки появляются в браке — частное дело

Отец Ннаэмеки — традиционный нигерийский мужчина, который считает, что брак должен быть договоренностью внутри племени, а девочка должна быть подтверждена родителем жениха. Однажды его сын Ннаемека возвращается домой и сидит с отцом под деревом. Ннаэмека сообщает своему отцу, что намерен жениться на женщине по своему выбору в Лагосе. Отец Ннаэмеки возмущен и заявляет, что никогда не встретит невесту своего сына.Позже отец Ннаэмеки сидит со своими товарищами-старейшинами, которые считают, что он должен давать травы Ннаэмеки, чтобы вылечить его безумие. Отец отказывается, говоря, что больше никогда не увидит сына.

Спустя годы отец Ннаемеки отказывается видеть своего сына. Ннаэмека отправляет ему свадебное фото, а отец отправляет обратно раздел с Нене. Восемь лет спустя у Ннаэмеки и Нене рождается ребенок, и Ннаэмека сообщает об этом его отцу. Немедленно вся отцовская антипатия улетучивается. Той ночью он лежит без сна, гадая, сможет ли он когда-нибудь восполнить свое поведение перед ними.

Акуэке появляется в Акуэке

Акуеке — младшая сестра шести старших братьев. Ее отец умер после ее рождения, и Акуеке привязался к ее дедушке по материнской линии, который любит ее, в частности, из-за ее сходства с его женой. Мать Акуеке умерла, когда Акуеке становилась женщиной. Ее братьев стали беспокоить ее отношения с мальчиками. Они хотели, чтобы она выбрала холостого мальчика, чтобы выйти замуж и перестать флиртовать. Вскоре Акуеке забеременела и легла спать больной.

В начале истории братья Акуэке беспокоятся, что у нее опухоль живота.Они знают, что дом будет проклят, если она там умрет. Они тихо уводят ее в палатку в лесу, чтобы она умерла. Когда они возвращаются позже, чтобы проверить ее, они обнаруживают, что она исчезла. Они сообщают, что Акуеке мертв. Акуеке спасает ее дедушка, принимает ее как свою подопечную и запрещает братьям связываться с ней.

Чике появляется на школьных днях Чике

Чике — первый сын в семье дочерей. Его родители воспитывают его в соответствии с европейскими традициями, избегая старых нигерийских религиозных и культурных традиций.Таким образом, он начинает считать своих товарищей Осуса язычниками. Чике хорошо учится в христианской начальной школе, которую он посещает, хотя по мере взросления он ненавидит математику и начинает проявлять глубокую любовь к литературе и словам в целом. Он любит форму слов и со временем развивает обширный словарный запас. Слова становятся для него постоянным источником удовольствия.

Юлий Оби появляется в жертвенном яйце

Джулиус Оби — клерк, работающий возле Большого рынка в Умуре, недалеко от реки Нигер.Город по-прежнему связан с рассказами о духах и богах, ходящих среди людей, но Юлий считает себя слишком образованным, чтобы верить им. Однажды злой дух Китикпа требует жертвоприношения земле. Пока это не сделано, ни один горожанин не застрахован. Однако Китикпа не убивает своих жертв; он их отмечает. Той ночью Юлий навещает свою невесту Джанет, но ее мать настаивает, чтобы, пока Китикпа находится в деревне, он и Джанет должны спать отдельно. Юлий некоторое время бродит по улицам Умуры, не обращая внимания на Китикпу.Внезапно в темноте он слышит начало опасного мародерства в ночной маске. Зная, что его вполне могут убить, Юлий бежит в укрытие. При этом он наступает на яйцо, принесенное в жертву Кипке. Юлиус избегает масок, но после этого дня Джанет и ее мать несут на себе клеймо Китипки.

Мистер Эменике появляется в Vengeful Creditor

Г-н Эменике — богатый консервативный политик из Нигерии. Он выступает против недавней правительственной инициативы по обеспечению бесплатного начального образования для всех детей в стране.Он считает, что любой родитель, который хочет, чтобы его ребенок пошел в школу, заплатит за это. Г-н Эменике еще больше огорчился, когда его домочадцы начали уезжать в школу. Когда няня его ребенка уезжает, г-н Эменике идет в дом Марты и предлагает деньги для ее дочери Вероники. Он подразумевает, что после того, как его дети перестанут нуждаться в няне, он оплатит обучение Вероники. Это обещание он не собирается сдерживать. Г-н Эменике изначально доволен работой Вероники, особенно любит песни, которые она сочиняет для детей.

Миссис Эменике появляется в Vengeful Creditor

Миссис Эменике — жена богатого нигерийского политика. Как и ее муж, г-жа Эменике выступает против бесплатного начального школьного образования для всех нигерийских детей. В частности, ее раздражает отсутствие дешевой рабочей силы, когда бедняки начинают учиться в школе. Она злобна на своих домашних слуг, когда они один за другим уходят в школу. Когда Вероника становится ее няней, миссис Эменике сначала испытывает облегчение и очень довольна девочкой. Однажды она видит, что Веро использует красные чернила вместо помады, и предупреждает ее, что чернила ядовиты.На следующий день она обнаруживает, что Веро пытался заставить ее маленького сына напиться чернил и избивает ее, прежде чем отправить ее обратно к матери. Марта возвращается с подавленным Веро и противостоит миссис Эменике. Г-жа Эменике обвиняет ее в том, что она подняла убийцу, и снова оплакивает эксперимент с бесплатным образованием.

Вероника появляется в Vengeful Creditor

Вероника или Веро — бедная нигерийская девочка, которая любит начальную школу в течение одного семестра, которое она посещает, прежде чем у правительства закончатся деньги для субсидирования образования.Ее мать Марта в конце концов нанимает ее в качестве няни к Эменике, которые подразумевают, что отправят ее обратно в школу, когда их ребенок больше не будет нуждаться в уходе. Веро цепляется за это обещание в течение нескольких месяцев, заботясь о детях, напевая им песни о школе. Мистер и миссис Эменике очарованы ею.

Через некоторое время Веро становится нетерпеливым по отношению к маленькому мальчику, за которым она ухаживает, убежденная, что он растет слишком медленно. Узнав, что чернила ядовиты, Веро пытается заставить маленького мальчика почувствовать это.Миссис Эменике бьет Веро и отправляет ее домой. Марта не верит, что Веро пытался отравить ребенка, и противостоит миссис Эменике. После того, как миссис Эменике убеждает Марту в виновности Веро, Марта решает убить Веро. Она меняет свое мнение, когда понимает, что разум Веро был искажен ее желанием учиться, как более состоятельные дети.

Майкл Оби появляется на пути мертвецов

Майкл Оби — молодой учитель, который становится директором своей сельской школы и решает модернизировать ее.Он заставляет свою жену ухаживать за землями и сажать новые красивые живые изгороди. Однажды он замечает, что сельские жители топчут живые изгороди, которые были посажены на старой тропе, соединяющей могильники с религиозным святыней. Майкл преграждает путь забором. К нему подходит старейшина села и объясняет, что тропа нужна для путешествия душ. Майкл отказывается и отсылает мужчину. На следующий день женщина умирает при родах, и жители деревни сносят живую изгородь, чтобы успокоить разгневанные души. В результате Майкл Оби получает резкую оценку производительности.

Дядя Бен появляется в выборе дяди Бена

Дядя Бен — напыщенный человек, рассказывающий о самом удивительном событии своей жизни в «Выбор дяди Бена». В молодости Бен был известен своим веселым настроением и самообладанием. Он никогда не пил слишком много и не высказывал своих желаний, чтобы расстаться с женщинами. Однако однажды ночью он возвращается домой и обнаруживает в своей постели обнаженную женщину. В темноте он предполагает, что это ее возлюбленная Маргарет, но вскоре обнаруживает, что это богиня Мами Вота. Она пытается соблазнить его, но отказывается.При этом он предпочитает семью богатству и процветанию. Он не жалеет о своем выборе, хотя, предположительно, самый богатый человек в Нигерии принял предложение Мами Вота после того, как Бен отказался.

Дядя Бен — один из двух персонажей коллекции, рассказывающих свою собственную историю.

Джонатан Ивегбу появляется в «Гражданском мире»

Джонатан Ивегбу — отец и муж, который чувствует себя счастливым, пережив войну с семьей и домом. Джонатан начинает службу велосипедных такси для солдат с дополнительными деньгами и зарабатывает достаточно денег, чтобы построить импровизированную кантину.Вскоре после этого Джонатан получает от правительства двадцать фунтов ex-gratia. Он считает себя многократно благословленным. В ту ночь, однако, к нему домой приходит банда воров и требует денег. После долгих переговоров Джонатан дает им добро. На следующий день соседи сочувствуют Джонатану, но он не расстроен. У него все еще есть много других благословений.

Клетус появляется в Sugar Baby

Клетус — напыщенный солдат в войне за независимость Нигерии. Вступая в военную жизнь, он не может приспособиться к жизни без сахара.Однажды он достает пакет искусственного подсластителя, но он настолько горький, что Клетуса начинает рвать. Он идет к отцу Доэрти, который, как предполагается, может обеспечить все. Когда Клетус и его друг Майк идут к нему, Доэрти злится на просьбу о сахаре. Он нападает на Клетуса, крича, что люди гибнут на войне. Однажды Майку назначается поездка на остров Сан-Томе, где он обеспечивает Клетусу мешок с кубиками сахара. Клетус приглашает свою подругу Мерси присоединиться к нему, и когда она видит сахар, она берет его горсть.Клетус сходит с ума, бросает ее и заявляет, что теперь видит ее истинное лицо.

Реджинальд Нванкво появляется в фильме «Девушки на войне»

Реджинальд Нванкво — высокопоставленный нигерийский чиновник, который в начале «Девушки на войне» перехватывает на взлетно-посадочной полосе какую-то продовольственную помощь, чтобы доставить его своей семье. Он плохо себя чувствует, принимая пищу, предназначенную для беженцев, но его семья должна есть. Когда его увозят с полосы, Реджинальд замечает Глэдис, женщину, с которой он пересекался в прошлом, стоящую на обочине дороги и поднимающую ее.Реджинальд предлагает провести с ней остаток пути, но рекомендует сначала остановиться в его доме. В какой-то момент они слышат, как летит самолет, и беспокоятся, что это бомбардировщик. Это не так, но Глэдис и Реджинальд ютятся в его убежище и занимаются любовью.

В ту ночь Глэдис и Реджинальд идут на вечеринку нигерийского чиновника, где Глэдис танцует и весело проводит время. После пьяного инцидента на вечеринке Реджинальд молча задается вопросом, не проститутка ли Глэдис. Через некоторое время он решает помочь ей и дает ей половину еды, которую он перехватил в тот день.Она плачет от благодарности. На следующий день Реджинальд и Глэдис едут по дороге. Идет дождь, и Реджинальд замечает раненого солдата на костыле. Он поднимает его. Сразу после этого над ним пролетает бомбардировщик. Реджинальд, Глэдис и солдат убегают, и Реджинальд теряет сознание в результате взрыва бомбы. Когда он приходит в себя, его машина горит, а Глэдис и солдат мертвы.

Глэдис появляется в Girls at War

Глэдис — красивая молодая женщина, стремящаяся присоединиться к войне за независимость Нигерии.Она несколько раз пересекалась с высокопоставленным чиновником Реджинальдом Нванкво. В третий раз Глэдис идет к дому друга, и Реджинальд замечает, что она стоит рядом. Он подбирает ее и предлагает довезти до конца пути. Сначала они останавливаются в доме, где слышат, как пролетает самолет. Глэдис и Реджинальд ютятся в его убежище и занимаются любовью.

Этой ночью Глэдис и Реджинальд идут на вечеринку, где Глэдис танцует и отлично проводит время. После вечеринки Реджинальд дает ей половину еды, которую он перехватил в тот день с взлетно-посадочной полосы.Она плачет от благодарности. На следующий день Реджинальд и Глэдис едут по дороге. Идет дождь, и Реджинальд замечает раненого солдата на костыле. Он поднимает его. Сразу после этого над ним пролетает бомбардировщик. Реджинальд, Глэдис и солдат убегают, но Глэдис погибает от взрыва бомбы.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о