Гарри груйер: «Я люблю чувствовать». Виктория Мусвик

Содержание

«Я люблю чувствовать». Виктория Мусвик

© Magnum Collection / Magnum Photos

Цвет — лейтмотив нынешнего Фотобиеннале, а бельгиец Гарри Груйер — один из признанных мастеров цветной фотографии. 67-летний фотограф родился в Антверпене, а учился в Брюссельской школе фотографии и киноискусства. Груйер увлекся цветом еще в самом начале своей карьеры. Его первый известный фотопроект 1972 года — TV Shots (Телекадры) — в прошлом году был переиздан в издательстве Steidl, а за свои яркие снимки Марокко в 1976 Груйер получил Kodak prize. В фотокооператив Magnum Груйер вступил в 1981. В Москве фотограф показал экспозицию Rivages (Берега). На меня работы Груйера произвели особенное впечатление во время слайд-показа на фестивале «Встречи в Арле» в 2004 году — эту работу фотограф также продемонстрировал в Москве. Гарри Груйер дружелюбен и контактен, внимателен к собеседнику, но держится на подчеркнутой и очень комфортной для общения дистанции. О важности для фотографа отстраненности и внимания к другому человеку, а также об особенном груйеровском ощущении цвета, света и композиции мы беседовали на открытии Фотобиеннале.

С чего началась для Вас фотография?

О, это у нас семейное. Мой отец работал на фирме по производству пленки, так что она у нас дома постоянно водилась. 16-мм камера тоже была. Знаете, сколько себя помню, я всегда хотел заниматься фотографией. Но я стал фотографом не только поэтому. Все очень просто: я стал фотографом, потому что я не замыкался на фотографии. Я ходил в кино. Я работал в модной индустрии, видел красивых женщин. Смотрел на картины. И вот все эти элементы сложились вместе, постепенно, по чуть-чуть — и я стал фотографом.

Расскажите о своем первом известном фотопроекте — он ведь был связан с телевидением и цветом?

В тот момент я жил в Лондоне, это было самое начало 70-х — и я был просто заворожен телевизором в своей квартире. Это было самое начало цветного телевидения, оно было тогда в новинку. Конечно, я был не понаслышке знаком с ТВ и даже успел к тому времени поработать телеоператором. Но сидя перед экраном в качестве зрителя, я был пленен! Я дергал за антенну, за провода — и получал неожиданные цвета и искажения. Я провел пару месяцев, вглядываясь в мир на экране — первые полеты космического корабля Аполлон, Олимпийские игры в Мюнхене, телесериалы, реклама. Я был заинтригован этим новым медиа, властью телевидения, его влиянием на меня самого, тем, как оно «затягивает». Пленен тем, что передо мной было нечто одновременно настолько мощное, но в то же время и столь сильно промывающее мозги. Оно могло бы стать потрясающим образовательным инструментом, но превратилось в нечто коммерциализированное и шовинистическое. Оно манипулирует зрителем, продвигает определенные идеи, да так ловко. Возьмем мы Россию, Англию или Америку — в каждой стране есть своя национальная специфика в манипулировании. В общем, я делал фотографии с экрана. В тот момент еще не существовало технической возможности останавливать картинку, записывать программы. То есть я должен был уловить момент и либо успевал сделать снимок — либо нет. Пан или пропал.

А цель?

Пожалуй, зафиксировать реальность. То есть я превратился в эдакого «репортера из спальни» — и в тот момент я наиболее приблизился к фотожурналистике.

То есть это был репортаж? Или нечто вроде арт-проекта?

В тот момент, знаете ли, никто еще особенно не рассуждал о «фотографических арт-проектах». Но репортером меня тоже не считали. Я вступил в Магнум в 1981, и некоторым ну просто очень не понравилась эта идея. Я не делал «настоящих» черно-белых репортажей, не был фотожурналистом в традиционном понимании этого слова, а цвет — это было несерьезно! Я и для журналов особенно много не работал — хотя, конечно, у меня были публикации в National Geographic, Fortune, Vogue. Так что некоторые говорили: «Ну все, если мы примем этого парня, Магнуму крышка». Их было меньшинство — 75 % проголосовало за, но они все-таки были. То же самое говорили о вступлении Мартина Парра, но это было на 10 лет позже. Причем я вступал в Магнум одновременно с Аббасом. Он им представил как раз очень «фотожурналистские» черно-белые работы — гораздо более традиционные, чем те, что он делает сейчас, потому что с тех пор он сильно изменился. Ну, и я тоже изменился. Но в тот момент Аббас делал такую репортажную классику — а я показал им, к примеру, свой проект о Марокко, где очень яркий и сильный цвет. Ну и Магнум одновременно принял в свои члены двух настолько разных фотографов. Это было, прямо скажем, экстремальное решение.

В чем же экстремальность, ведь в ваших работах присутствует это очевидное, хотя и трудно определимое «магнумовское» качество — заинтересованности в жизни и людях, удачно найденный момент… В духе Анри Картье-Брессона.

О, про Картье-Брессона у меня есть для вас в запасе занимательная история! Он терпеть не мог эти «штучки с цветом» в фотографии: для него все это имело отношение только к живописи. Но когда он пришел 30 лет назад на мою «марокканскую» выставку, он был заинтригован. Он подошел ко мне и сказал: «Вообще, это интересно, но вот это ведь не вполне белый, а тут вот у вас слишком красный цвет» — ну и все в таком духе. Но он был действительно очень заинтересован и даже прислал мне книгу про принципы цвета в живописи. А потом спрашивает: «Вы прочли эту книгу?», я говорю: «Да, конечно, но я же не живописец, знаете ли». Вообще, у него самого было именно художественное образование. И вот он вдруг говорит: «У меня есть предложение, я бы хотел послать вам несколько своих отпечатков, а также пастель. Вы не могли бы раскрасить мои снимки?» Я опешил и отвечаю: «Ну, знаете, Анри, простите, но я не художник». Очень забавно вспоминать этот эпизод: он не любил цветную фотографию, но настолько заинтересовался моими работами, что захотел увидеть свои собственные снимки в цвете!

Мы только что увидели выставку «Первоцвет» — она как раз про это.

Да, просто отличная выставка, русская цветная фотография так интересна.

В чем же в таком случае для Вас разница между цветом в живописи, а также между раскрашенной и цветной фотографией?

Вам нужно вообще начать думать иначе — не надо сравнивать! Один из лучших и наиболее точных текстов, когда-либо написанных об этом — это вступительная статья Джона Шарковски к книге о выставке Уильяма Эгглстона. Он пишет про то, что в фотографии раскрашивается не поверхность, фотограф думает и работает с композицией совсем иначе. Когда я увидел выставку Эгглстона в МОМА в Нью-Йорке, я уже работал над своим проектом по Бельгии — и шел приблизительно в том же направлении. А мои телевизионные снимки были сделаны на 5, а то и 10 лет раньше. И я понял, что я на верном пути!

Что же такое цвет в фотографии?

Для меня цвет — это не абстракция, не что-то, что добавляется «после» или придумывается в голове. Это нечто физическое, что связано с волнением, возбуждением, с чувственностью. Это не должно смотреться «раскрашенным», это должно быть… о, я не знаю, как это выразить!

Почти физическое ощущение текстуры и интенсивности жизни?

Да-да! Видите ли, я бельгиец, я воспитан на фламандской и голландской живописи. Я с раннего возраста ходил в музеи: полотна, которые я там видел, меня потрясали. Но цвет — это же не просто так, из головы, это страна и природа. Вот посмотрите на мои «Берега». Это морские ландшафты, небо, облака… Есть что-то в нашей природе — это одновременно и особый цвет, и важность природных элементов, деталей. Плоская местность и облака.

Интенсивность света…

Да! Я помешан на свете!.. Помимо живописи, на мой выбор профессии и ощущение цвета повлияло и кино. Возможно, даже больше, чем что-то еще. Не так давно была выставка в Париже — вы ее вряд ли видели — в Синематеке. Она была про отношения между «остановленным моментом» фотографии и «бегущей картинкой» кино. Я в ней участвовал — и показал свои работы рядом с кадрами из фильмов Антониони. И эта выставка заставила меня вспомнить что-то почти забытое. О его влиянии на меня, особенно в плане цвета. Его фильм «Красная пустыня». Он ведь рисовал все прежде, чем снимать, чтобы войти в настроение.

То есть это та самая «чистая визуальность», не зарисованная мысль, а как бы цвет, существующий до слов, до рефлексии?

Да! Вы верно определили.

Почему же Картье-Брессон был настолько против цвета в фотографии?

В те времена цветная фотография была значительно более трудным делом, чем черно-белая. У пленки была низкая чувствительность, отпечатки выходили плохо. Сейчас это много проще и у фотографа гораздо больше контроля за конечным результатом! Теперь вообще все по-другому.

Так почему же столь немногим хорошо удается цвет в фотографии?

Тут вы не правы. Есть много хороших фотографов, умеющих работать с цветом.

Да, возможно, но у многих из них убери цвет — ничего не изменится. Мало кому удается — как вам — сделать цвет частью композиции.

Возможно. Боюсь, это прозвучит как хвастовство, но я был одним из пионеров в работе с цветом. Сейчас фотографы иногда подходят ко мне и говорят: да, я впервые увидел, что можно сделать это в цвете на вашей выставке.

В чем же разница с ч/б?

Ч/б во многом проще технически… Но не только. К примеру, я делаю черно-белыми портреты своих детей. Потому что если я сделаю цветные снимки, цвет будет для меня самым в них важным. Но если я снимаю детей или кого-то, кто мне близок — это именно они важны, а не кто во что одет и на каком фоне все это происходит и каков свет. В черно-белом ты можешь быть более прямолинейным в личном плане. В цвете я гораздо более одержим окружающими предметами.

То есть цвет отвлекает от человека?

Да. Но с дистанцией все гораздо сложнее! Дистанция — основа фотографии. Помните мою слайд-проекцию? Она начинается одним моим старым проектом — господи, сколько уже лет прошло! У меня была подружка, я ее очень любил, а она ушла к другому. Я был в отчаянии, приставал ко всем с вопросом: «Ну что мне сделать, чтобы ее вернуть?» И кто-то из друзей мне сказал — сделай о ней фильм, потом ей покажешь и тогда она поймет, как сильно ты ее любишь. И вот я снимал ее — с этим ее новым бойфрендом. Это было так больно — такая пытка, видеть их вместе, ведь я все еще был ею одержим. И тут произошла странная вещь: снимая ее, я как бы встал на дистанцию. И я начал понимать ее лучше как человека, когда смотрел на нее сквозь объектив, а не тогда, когда физически был с ней. И так я избавился от нее в своей голове, точнее, не от нее, а от своего болезненного увлечения ею — и одновременно узнал что-то важное о дистанции. Когда видишь сквозь рамку, смотришь гораздо внимательнее на другого человека, чем когда находишься совсем рядом и вовлечен лично, физически.

Но это именно то, о чем пишут теоретики фотографии. Сюзан Зонтаг, к примеру. Что когда вы снимаете — это момент дистанцирования, подмены физического желания. Только она это оценивает негативно.

Ну, я не был бы так категоричен в оценке. Позитивного тут больше. Когда ты снимаешь, ты должен сам стать почти что прозрачным, ты не можешь больше быть занятым только собой, любимым, ты понимаешь, что другой человек — он ведь тоже существует! И в то же время задача фотографа — проявить себя. У некоторых фотографов их собственные фотографии — это настолько они сами… Это сложная задача — не кричать на каждом углу о своем «я» и в то же время проявить себя! В фотографии нет правды, нет верности реальности, нет «правильно-неправильно». Каждый видит свое. И главное — уметь это свое выразить. Это что-то на тему личности. Если я смотрю на работу, дело не столько в качестве работы, сколько в ощущении контакта с автором, которое у меня появляется. Без этого я могу быть поражен изобретательностью человека по ту сторону камеры — но и только. Что-то важное отсутствует.

Может быть, дело в особой эмоциональной «нагруженности» фотографии?

Да, скорее всего. Но этот контакт с другим человеком есть для меня и в кино. Антониони, Бергман — я не знаю их лично, но я их знаю.

Тогда в чем разница между кино и фотографией, между движением и моментом? Что Вы делаете? Останавливаете мгновение?

Ну, останавливание жизни — это ведь еще и о смерти…

Но для меня это все-таки больше про саму жизнь. Просто я пытаюсь зафиксировать, сохранить что-то, что имеет отношение к жизни. Я пытаюсь сделать что-то совершенным, полным, законченным, придать гармонию и порядок хаосу. Потому что жизнь, в общем, достаточно хаотична. А тут, у меня на снимке что-то случилось — и что-то композиционно совершенно. Знаете, это как оргазм. Только не в плане возбуждения и разрядки — а в плане того, как вдруг все становится единым, все детали и ощущения обретают целостность. Это синтез. Вот поэтому я не люблю концепций, вообще излишней концептуальности. Знаете, когда люди придумывают в голове заранее план, композицию фотографии — и только потом воплощают в жизнь. Я иду наоборот от жизни. Я вижу — и фиксирую. Моя работа спонтанна. Я люблю чувствовать! В чужих работах я чувствую другого человека, и я чувствую жизнь. Я чувствую, что он это увидел — и это с ним случилось в тот момент.

По вашим снимкам это видно. Вроде бы некоторые серии могли бы быть названы арт-проектами, вписаться в современное искусство, но по ним видно, что они в определенном смысле антиконцептуальны. Это очень интересно!

Например, если говорить о выставке, которую вы видите в Москве. Я не ездил по миру специально и не снимал побережья морей и рек. Просто в какой-то момент я понял — ага, у меня много таких сюжетов, дай-ка я сделаю книгу! Это просто случилось со мной. Вот в чем мое отличие от любителей концептов. Я просто живу. Но, вы знаете, фотография — это отчасти ужасное дело. Если я долго не снимаю, я начинаю чувствовать себя плохо. Мне необходимо фотографировать. Это мой способ отношений с миром. Это что-то такое… что-то, что помогает мне жить. Очень базовое. Основное.

Я не претендую на звание художника. Мне вообще кажется, что это слишком претенциозно — говорить: «Я художник, я хочу быть художником». Это должно быть настоящей необходимостью. Глубоко внутри. Если можешь обойтись без этого — то не делай. Если же это твоя связь с миром, и ты без этого не можешь — то вперед!

Что вы делаете в данный момент?

Я делаю еще одну книгу — про разные города мира. Когда я путешествовал, у меня был доступ в некоторые места, куда просто так не попадешь, скажем, нужен специальный пропуск. Ну вот и получилась книга про индустриальные ландшафты. Ну и вообще — фью, не знаю, что еще родится в моей голове!

Harry Gruyaert
BELGIUM. Town of Ostende. Coffee on the beach. 1988
© Harry Gruyaert/Magnum Photos

Берега Гарри Груйера

Горизонт является путеводной нитью в фотографическом путешествии Гарри Груйера. Элементы журнализма, первоначально заложенные в проект, отступают перед проступающими чистыми образами формы и цвета.

Творчество Гарри Груйера, бельгийского фотографа, живущего во Франции, принадлежит американской школе фотографии. Европейский последователь Стернфельда, Мейеровица, Шора и Мисраха, чьи поиски эстетической идентичности осуществлялись через призму пейзажа, Гарри Груйер всегда исследовал и изучал эстетику конкретных стран, что отразилось в его фотоальбомах по Марокко и Бельгии.

Выставочный проект «Берега» предлагает новое прочтение творческой манеры фотографа.

Получив возможность фотографировать береговые линии по всему миру, художник ставит перед собой сложную задачу визуализации горизонта. Фотографии, свободные от сюжета и события, демонстрируют поразительный талант художника.

Франсуа Эбель

Гарри Груйер «Москва 1989-2009»

Представляем вашему вниманию проект Гарри Груйер «Москва 1989–2009».

Фотограф о проекте: Во время моей первой поездки в СССР в 1969 году я думал увидеть там коммунизм, но нашел Достоевского и Гоголя.

В 1989 году, незадолго до падения Берлинской стены, я столкнулся с застывшим, склеротическим обществом, которое больше не понимало, каким богам молиться. Целый спектр доселе неизвестных, полинявших и глухих оттенков цвета приходил на ум при виде этого общества, находящегося между двух миров.

В 2009 году выбор в пользу агрессивного капитализма и неистового потребления был сделан; кричащая реклама захватила все общественное пространство. Однако «Русская душа» по-прежнему преобладала, и свободы не стало намного больше.

(Всего 43 фото)

источник: magnumphotos.com


1. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


2. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


3. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


4. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


5. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


6. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


7. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


8. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


9. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


10. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


11. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


12. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


13. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


14. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


15. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


16. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


17. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 1989


18. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


19. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


20. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


21. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


22. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


23. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


24. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


25. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


26. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


27. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


28. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


29. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


30. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


31. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


32. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


33. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009


34. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009
35. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009
36. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009
37. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009
38. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009
39. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009
40. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009
41. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009
42. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009
43. © Har­ry Gruyaert, Moscow, 2009

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Гарри Груйер: «Рассказать историю полностью»

Еще в детстве Гарри Груйер (Harry Gruyaert) мечтал стать режиссером, но поработав постановщиком телевизионных документальных фильмов, он передумал и вместо этого обратил внимание на фотографию. Так мир получил одного из самых талантливых уличных фотографов.

Гарри Груйер родился в 1941 году в Антверпене, Бельгия, с 1959 по 1962 год учился в Школе кино и фотографии в Брюсселе. Позже он стал фотографом в Париже, работая между 1963 и 1967 годами внештатным постановщиком на фламандском телевидении.

В 1969 году он совершил свою первую из многих поездку в Марокко.

С 1970 по 1972 год Гарри Груйер жил в Лондоне. Для него это была отличная возможность провести беспрецедентные визуальные эксперименты: он решил осветить и снять мюнхенскую Олимпиаду 1972 года и первый полет «Аполлона». В его распоряжении был только сломанный телевизор, с помощью которого ему и удалось поэкспериментировать с цветами.

«Я стараюсь изобразить то, что является наиболее сильным, — говорит Груйер о своих работах. — Рассказать историю полностью, а не ее часть — это больше похоже на картину, целостную картину».

В 1973—1980 годах он совершил длинное путешествие по Бельгии, делая сначала черно-белые, а затем и цветные снимки.

Гарри Груйер присоединился к агентству «Магнум» в 1981 году. Он много путешествовал, в том числе по Азии, США, Ближнему Востоку и России.

В 2000-х годах Гарри Груйер отказался от пленки в пользу цифровой фотографии.

Его очень беспокоило качество черно-белых снимков, поэтому вначале он решил поэкспериментировать со струйной печатью. Лучшие оттенки, которые ему удалось обнаружить, нашли отражение в его фильмах. Цифровая печать открыла ему новые возможности, выводя Груйера на шаг ближе к его изначальному стремлению, а использование цвета означало для него утверждение истинного существования.

Трудно найти что-нибудь о Гарри Груйере без упоминания слова «цвет». Радикальная среда Бельгии 1970-хгодов безусловно оказала влияние на становление его творчества и карьеру: черно-белые работы Груйера последний раз были представлены во время закрытого шоу в Европейском доме фотографии в Париже.

Хоть цвет и может притягивать, но основным намерением Груйера при создании фотографии является момент повествования.

«Все-таки влияние кино и живописи огромно, — вспоминает Груйер о своих кинематографических озарениях, особенно о фильмах Микеланджело Антониони. —Фантастическое ощущение пространства и космоса; и не имеет значения, был ли ты в Лос-Анджелесе, или в Мадриде, или в Сахаре, — эффект присутствия остается. Для меня это что-то очень важное».

Груйер работал в качестве коммерческого и редакционного фотографа, но он никогда не идентифицировал себя как журналиста, даже став в 1981 году членом «Магнума», и это назначение многие восприняли как начало конца престижного коллектива, члены которого были фотокорреспондентами, в основном занимавшимися черно-белой съемкой. По словам Груйера, он больше ассоциировал себя с американским фотографическим движением 1970-х годов, в частности с работами Уильяма Эглстона, чья персональная выставка была представлена в Музее современного искусства в Нью-Йорке в 1976 году.

«Я работал в том же направлении, но только в Бельгии, и для меня это было еще одним подтверждением того, что, возможно, я поступаю правильно», — говорит Гарри Груйер.

Независимо от ассоциации с культурой он был в первую очередь индивидуальностью, тем, кто не боялся рисковать и чей интерес заставил его объездить почти весь мир, включая Европу, США, Африку и Азию. Позже, когда цифровая печать стала реальностью, Груйер сразу осознал ее потенциал и возможности и опубликовал свои фотографии.

«Даже когда было плохо, у нас была возможность и мы видели что-то новое», — утверждает он. Груйер долго держался за свою пленочную камеру, но производство фотоаппаратов «Кодак хром”прекратили в начале 2000-х годов.

«Мне нравится получать разный опыт, — говорит Груйер. — Не повторять одно и то же, а интересоваться разными вещами в этой жизни, приобретать столько опыта, насколько это возможно; если у вас есть только одна любовная история за всю жизнь, то это оказывает огромное влияние и меняет вас. Новое всегда вдохновляет меня».

Источник: www.rosphoto.com

Гости столицы: Фотограф «Магнума» Гарри Груйер

В «Манеже» одновременно открылось сразу несколько выставок Фотобиеннале-2012, авторами которых являются признанные мастера в мире фотографии. Среди них — Гарри Груйер, проект которого посвящен Москве и москвичам.

71-летний Гарри Груйер — один из немногих фотографов черно-белого документального агентства «Магнум», который не просто снимает в цвете, а снимает сам цвет, ставя его во главу угла. До того как найти собственный стиль, художник работал телеоператором, фриланс-фотографом. Свой первый фотопроект «ТВ-кадры» он начал делать в 1972 году, а первую награду, Kodak Prize, получил всего четыре года спустя за марокканские фотографии. С 1981 года Груйер числится фотографом «Магнума», на основе его проектов издано около десятка фотокниг.

В Москву художник приехал в четвертый раз, и хотя его выставка «Москва 1989–2009» посвящена исключительно столице, он все равно убежден, что город почти не знает. Тем не менее в беседе с The Village Гарри Груйер рассказал, почему современная Москва лишилась своей индивидуальности и чем она все равно его привлекает.

 


Гид по Фотобиеннале-2012: 
Часть III
Гости столицы: художник Ёсинори Нива

 

О ЗНАКОМСТВЕ С МОСКВОЙ


Впервые в Москву я попал в 1969 году. Участвовал в съемках фильма в Узбекистане и на деле провел в Москве лишь два дня. Фильм был чисто документальный, касающийся землетрясений и сейсмических технологий. Это был целая серия съемок, которые проходили не только в Узбекистане, но и в других странах. В съемочной группе нас было всего двое. В общем, фильм не имел большого значения ни для кого.

Что касается Москвы 1969 года, то, прежде всего, на тот момент я уже был знаком с литературным наследием Гоголя и Достоевского. Для нас, иностранцев, Советский Союз тогда представлялся социалистическим, жесткорежимным государством. Но когда я приехал сюда, то увидел ту же атмосферу, которая царит в произведениях Гоголя и Достоевского. Те же отношения между людьми, иногда напряженные, непростые. Это и привлекло мое внимание: человеческий фактор, а не политический, режимный антураж, который навязывался за границей. Тогда я просто наблюдал и не делал никаких фотопроектов.

 

О ВЫСТАВКЕ «МОСКВА 1989–2009»


В 1989 году мне опять представилась возможность приехать в Москву со своими коллегами. Мы пробыли тут две недели, жили в гостинице «Украина». Мы застали окончание советского периода, в то время как раз была разрушена Берлинская стена.

То, что было тогда и что есть сейчас, разумеется, различается кардинально, и именно эти изменения меня интересуют. Несколько лет назад мне предложили выпустить книгу, куда входили бы и те фотографии, которые я сделал в Москве в 1989 году. Одновременно поступило предложение сделать выставку «Берега» на «Винзаводе». Так, в 2008–2009-м я вновь увидел Москву, сделал очередную серию фотографий о ней. Кстати, «Винзавод» — это очень интересное место, там же винодельня раньше была! Очень хорошо, что места с такой историей становятся культурными центрами.


Раньше московские дворики выглядели экзотично: это было непривычно иностранцу. Теперь они похожи на дворы во всем мире


Во время визита в современную Москву у меня появилась идея сравнения Москвы-1989 и Москвы-2009. Она меня очень увлекла, и я предложил издателям провести такую фантастическую параллель, потому что Москва современная отличается и цветами, и людьми, тут царит некий капиталистический дух, много рекламы. Так появилась книга и эта выставка «Москва 1989–2009».

Отследить изменения, произошедшие с Москвой, — задача, которую я отсылаю зрителю. Например, фотография современного московского двора не такая колоритная, как фотография двора советского. Дело в том, что раньше московские дворики выглядели экзотично: это было непривычно иностранцу. Теперь же они похожи на дворы во всем мире, они потеряли свою атмосферу.

 

О ПРЕДПОЧТЕНИЯХ


Я всегда знал, что стану фотографом. Ну ладно, что буду заниматься либо фотографией, либо кино. У моего отца дома был и фотоаппарат, и проектор, это не являлось определяющим, а просто помогло на первых порах. Как и живопись, кино оказало на меня огромное влияние. Благодаря тому, что какое-то время я занимался кинематографом, кино стало большим подспорьем в фотографии. Из режиссеров мне нравятся Тарковский, Годар, Трюффо и многие другие, из современных — например, Звягинцев, который снял «Елену», там огромное напряжение в кадре.


Фотография — это самотерапия, она заставляет жить. Поэтому я и фотографирую


Я снимал раньше фильмы, но всегда было проблемой найти бюджет. К тому же снимать кино — это немного другой вид деятельности, нежели фотографировать: нужно писать сценарии (а я не очень хорош в этом), ставить свет, работать в команде. Мне больше нравится работать в одиночку, поэтому фотография — мой выбор. Фотография — это самотерапия, она заставляет жить. Поэтому я и фотографирую.

 

О РАБОТЕ


Мне нравятся перемены. Я люблю жить в разных странах, есть разную пищу. Перемена мест меня захватывает и мною движет. Я не люблю находиться на одном месте, поэтому мне важен каждый проект. Я был даже на севере, но там день очень короткий, много не поснимаешь. И к тому же я не знал, что делать со снегом, как играть его цветом. Снега получалось слишком много на фотографиях, он все перебивал.

В Марокко впервые я оказался случайно и сразу же влюбился в эту страну: в людей и цвета, в атмосферу, которая там царит. В общей сложности я пробыл в Марокко около двух лет, получился новый проект «Марокко». Это было как любовь к женщине. Я очень быстро влюбляюсь.

Мой первый фотопроект «ТВ-кадры» рассказывал о промывании мозгов, которое устраивает телевидение. Я тогда работал над съемками Олимпийских игр в Мюнхене, и меня очень привлекали цвета, которые исходили из телевизора. Дело было так: я снимал на разном расстоянии телевизионный экран, а мой ассистент двигал антенну. Такие интересные цветовые сочетания получались! Сейчас я смотрю телевизор гораздо меньше: это либо фильмы, либо спорт. Мне бы были интересны программы о современном образовании и культуре, но показывают в основном политиков, которые думают, что они знают все, а на самом деле — знают очень мало. И в этом опасность для телезрителя. То, что мы видим в пятиминутном блоке новостей, гораздо сложнее и запутаннее, чем нам преподносят. Это и есть промывание мозгов.

 

О ПОНИМАНИИ


Я фотограф, поэтому прежде всего меня интересует визуальный контекст. И я снимаю в первую очередь для себя, то есть в этом плане я эгоист. Куда бы я ни приехал, все, что я вижу, интересует меня с визуальной точки зрения. Это то, что меня заводит, провоцирует на приобретение опыта.


Глядя на их снимки, я ставлю себя на место авторов и воспринимаю все их глазами. Именно такой подход вернее использовать в искусстве


Снимки не столько передают правду, сколько позволяют любому человеку получить субъективное восприятие того, что сфотографировано. Вот, например, работы Стивена Шора или Бернарда Плоссю. Глядя на их снимки, я ставлю себя на место авторов и уже воспринимаю все их глазами. Именно такой подход вернее использовать в сфере искусства. Абсолютной правды нет. Она есть только у Бога. Если тот существует.

И несмотря на все то, что я говорю, фотографии — это исключительно фотографии. Все остальное — субъективное восприятие человека. Я не могу сказать больше, чем мои снимки.

 

 


Центральный выставочный зал «Манеж»
ул. Манежная площадь, 1
30 марта — 9 мая

Советский Союз и Россия в объективе западных фотографов | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

В Центральном выставочном зале «Манеж» в Санкт-Петербурге проходит выставка года, уникальная и невероятно интересная: «Иной взгляд. Портрет страны в объективе агентства Magnum». Почему выставка года? Во-первых, это первый столь высокого уровня художественный проект в России после локдауна. Во-вторых, у людей знающих сердце начнет биться чаще, когда они услышат имена фотографов, представленных в экспозиции: Анри Картье-Брессон, Корнелл Капа, Роберт Капа, Томас Дворжак, Гарри Груйер, Томас Хёпкер, Карл де Кейзер, Стив Маккарри, Георгий Пинхасов, Фердинандо Шанна, Алекс Уэбб и другие. В-третьих, данная экспозиция — это своеобразный эссеистический фотопортрет СССР и России, начиная с 1947 года и по сегодняшний день. 

Карл Де Кейзер: Петропавловская крепость. Из серии Homo Sovieticus. Ленинград, СССР, 1989

Как рассказала в интервью DW куратор экспозиции, актриса, фотограф и галерист Нина Гомиашвили, нынешняя экспозиция в «Манеже» — это как «прийти к самому себе в гости в первый раз». Для куратора было принципиальным использование в названии слова «иной», а не «другой». «Другой, — уверена Нина Гомиашвили, — это слово, полное мужской агрессии. Иной — более мягкое, женское слово, означающее, что твоя точка зрения тоже имеет право на жизнь, просто моя — иная, отличная от твоей».

«Русские люди не умеют над собой смеяться в большинстве своем. За редким исключением. Это иногда делают те, кто свободен и уверен в себе. А здесь мы видим иной взгляд на нашу страну. В этих работах есть скептицизм и ирония, и всегда — ситуация и личный контакт. Картинка вроде та же, но смысл другой. В нем отсутствует штамп ДНК, нет багажа отсмотренных фильмов, услышанных песен и так далее», — отмечает куратор Нина Гомиашвили.

По ее словам, западные фотографы не отправлялись в СССР в 1947 году и позже для того, чтобы поднять полог и обнаружить там что-то некрасивое, уродливое. Они увидели, что Москва похожа на все послевоенные города мира. И что людей в этом городе волнует то же самое, что и где-нибудь в другом месте. «Этими фотографами двигало искреннее любопытство, чистое, детское, бессознательное, и посыл их работ — позитивный», — подчеркивает Нина Гомиашвили.  

39 фотографов, 265 работ, библиотека

По словам Нины Гомиашвили, выставку буквально выстрадали: «Мы готовили ее два года. И 11 апреля этого года она должна была открыться, все работы были развешаны, все было готово, но случилось то, что случилось: мы закрылись всем миром в буквальном смысле». Естественно, для посетителей выставки действуют новые правила: только в перчатках и в масках, не подходя друг к другу ближе, чем на два метра, билеты — только на сайте. Частью экспозиции пришлось пожертвовать: организаторы не решились открыть кинотеатр.

Хореографическое училище Государственного академического Большого театра. Отработка позиций. Москва, СССР, 1958

Зато открыли библиотеку, где посетители могут получить массу дополнительной информации или просто отдохнуть. «Каждый из представленных в экспозиции мастеров, достоин отдельной выставки», — уверена Нина Гомиашвили. И в библиотеке как раз можно почитать о них и полистать фотоальбомы.

Фотопроект «Просто стой и смотри»

Работы Нанны Хайтманн (Nanna Heitmann), молодого немецко-российского фотографа, достойны особого внимания. Эта серия была сделана уже во время пандемии. Фотопроект посвящен врачам и пациентам 52-й московской больницы, где, как и в тысячах других подобных больницах по всему миру, боролись за жизнь людей. Впервые эти снимки были опубликованы на портале «Такие дела». Сейчас это — отдельный элемент экспозиции в петербургском «Манеже».

Как рассказала Нина Гомиашвили, Нанна «застряла» в Москве и начала снимать то, что казалось ей важным и нужным в тот момент: «Получилась очень тонкая история про жизнь. 15 пульсирующих работ. Чем дольше смотришь, тем больше накрывает».

Magnum Photos: в объективе — СССР и Россия

Крупнейшее международное фотоагентство Magnum Photos было создано 22 мая 1947 года в Париже пятью друзьями: Робертом Капой, Анри Картье-Брессоном, Джорджем Роджером, Дэвидом Сеймуром и Уильямом Вандивертом. Основатели Magnum Photos видели свою цель в создании нового типа фотоагентства с акцентом на репортажной фотографии.

По словам куратора выставки, «наша страна вызывала неподдельный интерес у фотографов Magnum практически с момента появления агентства. Агентство Magnum было создано 22 мая 1947 года, а уже 31 июля один из его основателей — военный фотограф Роберт Капа — отправился вместе с писателем Джоном Стейнбеком в сорокадневное путешествие по СССР. Репортажи об этой поездке печатались в New York Herald Tribune, а потом вышли отдельной книгой под названием «Русский дневник». Этот проект и задал тон в отношении фотографов к стране, которая тогда была отделена от них железным занавесом. Они стремились рассказывать о ней объективно и при этом сочувственно, и часто выбирали в качестве героев своих фотографий простых людей, занятых обычными делами».

Смотрите также:

Эстетика аэропортов мира в фотосерии «Last Call» Гарри Груйера ‒ Modern Color

Аэропорт Лас-Вегаса. 1982. Гарри Груйер / Magnum Photos.

Увлечение Гарри Груйера цветной фотографией позволило ему опередить многих своих современников в Европе. Хотя в то время цветная пленка широко применялась только в коммерческой и рекламной фотографии и считалась уместной исключительно для этой области. Тем не менее, интерес Груйера к цвету был не единственным, что отличало его от коллег по цеху. В интервью для The British Journal of Photography он заметил:

“В Европе, и особенно во Франции, есть сторонники гуманистической фотографии (например, Робер Дуано и Вилли Рони). Для этого направления самое важное – люди, а не окружающая среда. Я восхищался этой идеей, но никогда не был связан с ней. Гораздо больше меня интересовали все элементы фотографии: декор, освещение и все эти автомобили. Детали были так же важны для меня, как и люди. Это совсем другое отношение.”

Все эти предпочтения Гарри Груйера отражены в его недавней книги “Last Call”, в которой собраны снимки, сделанные в аэропортах по всему миру. Некоторые подумают, что аэропорты – это большие пространства, полные разочарований и очередей, а также благоухающие магазины duty free. Кажется, что здесь нечего ловить фотографу. Но для Груйера такие места обладают нескончаемым очарованием. Для него это места, “где множество людей парят, будто бы они на сцене театра”.

В своей еще одной книге “Rivages” Груйер демонстрирует фотографии береговых линий, экспериментируя при этом с пространством и размытием границ там, где встречаются земля и море. Американский скульптор Ричард Нонас в предисловии к этой фотокниге писал:

“Груйер игнорирует грамматику центра и края. Он находит размытые границы пересекающейся жизни. Места, где одно начало превращается в другое.”

Возможно, аэропорты представляют собой искусственный эквивалент береговой линии земного шара. Аэропорты, по сути, не имеют никакого значения. Стекло, сталь, бетон. Конечно, они вполне реальны, но, тем не менее, аэропорты находятся в состоянии неопределенности, как и те, кто движется сквозь них.

Ниже приведен вступительный текст Гарри Груйера из книги “Last Call”, а также некоторые фотографии оттуда.

Зал ожидания аэропорта Шарля-де-Голля. Париж. 1985. Гарри Груйер / Magnum Photos.Зал ожидания аэропорта Шарля-де-Голля. Париж. 2010. Гарри Груйер / Magnum Photos.Аэропорт Ивало. Лапландия. Финляндия. 1992. Гарри Груйер / Magnum Photos.Аэропорт Солт-Лейк-Сити. Штат Юта, США. 1996. Гарри Груйер / Magnum Photos.

“Ты должен быть начеку. Нет ничего хуже, чем упустить возможность: фотографии не ждут.”

Гарри Груйер
Аэропорт имени Джона Кеннеди, Нью-Йорк. 1988. Гарри Груйер / Magnum Photos.

Меня всегда очаровывали места, где люди находятся в ожидании. Мне нравится наблюдать за их перемещениями, позами, взглядами, группами, которые они образуют, за ситуациями, которые возникают в те особенные моменты, когда время останавливается. Именно поэтому мне интересны железнодорожные станции, автобусные и трамвайные остановки, но аэропорты – это особые места, потому что они обладают примечательной театральностью. Архитектура, обстановка и цвета объединяются, образуя декорации, в которых множество “актеров” парят, как если бы они находились на сцене театра. Это похоже на действие, которое я не в силах понять, но его визуальность всегда привлекает меня.

Аэропорт Шарля-де-Голля. Париж. 2013. Гарри Груйер / Magnum Photos.

Аэропорты – это также места, которые объединяют в себе всё то, что привлекает меня как фотографа: игра света и теней, открытость и отражения…

Гарри Груйер
Аэропорт Дубая. 2009. Гарри Груйер / Magnum Photos.Аэропорт Солт-Лейк-Сити. Штат Юта, США. 1996. Гарри Груйер / Magnum Photos.Аэропорт Дели. Индия. 2003. Гарри Груйер / Magnum Photos.

Аэропорты – это также места, которые объединяют в себе всё то, что привлекает меня как фотографа: игра света и теней, открытость и отражения, пересекающиеся слои, из-за которых ты теряешь ориентацию в пространстве. Создается очень сильное впечатление того, будто ты застрял между двумя мирами. А еще здесь есть знаки – указатели, цифры, буквы. Их присутствие придает композиции структуру. Я всегда любил вывески.

Аэропорт Мадрида. Испания. 2010. Гарри Груйер / Magnum Photos.Аэропорт Шарля-де-Голля. Париж. 2012. Гарри Груйер / Magnum Photos.Аэропорт Шарля-де-Голля. Париж. 2013. Гарри Груйер / Magnum Photos.Аэропорт Майами. Флорида. 2014. Гарри Груйер / Magnum Photos.

Каждое путешествие – это новая возможность сделать фотографии. Я всегда хочу побыстрее завершить разные формальности, чтобы быть свободным и делать снимки, сюжет которых возникает неожиданно. Случайность и удача тоже играют в этом большую роль. Вы всегда должны быть начеку. Нет ничего хуже, чем упустить возможность: фотографии не ждут.

Я всегда рад, когда получается сесть у окна самолета. Всегда прошу, чтобы меня посадили у окна. Как только мы отрываемся от земли, я снова и снова переживаю эти эмоции. Это как сон. Я могу погружаться в свои приятные воспоминания. Будучи ребенком, когда у меня были проблемы дома или в школе, я мог улететь прочь у себя в голове, расправляя крылья и убегая как можно дальше, чтобы сбежать от реальности. И это всегда работало.

Аэропорт Дубая. 2009. Гарри Груйер / Magnum Photos.Аэропорт Шарля-де-Голля. Париж. 2013. Гарри Груйер / Magnum Photos.Аэропорт Лас-Вегаса. 1982. Гарри Груйер / Magnum Photos.

Персональный сайт Гарри Груйера: www.harrygruyaert-film.com.
Оригинальная статья


Не забудьте послушать наш подкаст! 🙂

5 1 голос

Рейтинг статьи

Ошибка 404. Страница не найдена

Показать: Топ русских художниковТоп мировых художниковТоп ныне живущих художниковТоп мировых скульпторов

Топ 37

  • 1. Марк Ротко$86,83 млн
  • 2. Казимир Малевич$85,81 млн
  • 3. Василий Кандинский$41,8 млн
  • 4. Марк Шагал$28,45 млн
  • 5. Хаим Сутин$28,16 млн
  • 6. Николя де Сталь$22,2 млн
  • 7. Алексей Явленский$18,59 млн
  • 8. Валентин Серов$14,51 млн
  • 9. Тамара де Лемпицка$13,36 млн
  • 10. Николай Рерих$12,09 млн
  • 11. Кузьма Сергеевич Петров-Водкин$11,76 млн
  • 12. Наталия Гончарова$10,88 млн
  • 13. Николай Фешин$10,84 млн
  • 14. Илья Репин$7,43 млн
  • 15. Константин Сомов$7,33 млн
  • 16. Илья Машков$7,25 млн
  • 17. Борис Кустодиев$7,07 млн
  • 18. Василий Поленов$6,34 млн
  • 19. Юрий Анненков$6,27 млн
  • 20. Иван Васильевич Клюн$6,26 млн
  • 21. Василий Верещагин$6,15 млн
  • 22. Зинаида Серебрякова$5,85 млн
  • 23. Илья Кабаков$5,83 млн
  • 24. Александр Яковлев$5,56 млн
  • 25. Константин Маковский$5,47 млн
  • 26. Владимир Баранов-Россине$5,37 млн
  • 27. Иван Айвазовский$5,34 млн
  • 28. Владимир Боровиковский$5,02 млн
  • 29. Александр Родченко$4,5 млн
  • 30. Михаил Ларионов$4,46 млн
  • 31. Соня Делоне$4,34 млн
  • 32. Михаил Нестеров$4,30 млн
  • 33. Вера Рохлина$4,04 млн
  • 34. Михаил Клодт$4,02 млн
  • 35. Павел Кузнецов$3,97 млн
  • 36. Александр Дейнека$3,82 млн
  • 37. Борис Григорьев$3,72 млн

Доставка

ВИНО / ПИВО / НАПИТКИ / КОКТЕЙЛИ TO-GO

ИГРИСТЫЕ ВИНА

PROSECCO 25 $ Бизоль, ‘Jeio’, Венето, Италия, NV

ШАМПАНЬЯН ШАМПАНЬНЕ $ 40

ДОБАВИТЬ СОК (8 унций) $ 5

Свежевыжатый апельсиновый сок для Mimosas

или

Персиковый нектар для Bellini’s

БЕЛОЕ И РОЗОВОЕ ВИНО

PINOT GRIGIO Corte Della Torre

, Venus $ 20 RIESLING Selbach-Oster, Kabinett, Mosel, 2017 $ 25

CHARDONNAY Routestock, Carneros, 2018 $ 30

CHENIN BLANC Lieu Dit, Santa Ynez Valley, 2017 $ 35

ROSÉ Le Grand Cros, Provence, France, 2018 $ 25

RED WINE

, Bordeaux Superieur, 2016 $ 20

MALBEC Terrazas De Los Andes, Reserva, Mendoza, 2017 $ 25

PINOT NOIR Routestock, Sonoma Coast, 2017 $ 30

CABERNET SAUVIGNON Roblesan Hearst Hearst

NEBBIOLO Alessandro Veglio Barolo, Пьемонте, 2014 г.

НАПИТКИ В БУТЫЛКАХ $

45

ВОДКА И ДЖИН

Водка Тито / Водка Absolut / Джин Бомбей

WHISKEY & RUM

Maker’s Mark / Basil Hayden’s / Jameson / Cruzan Dark

КОКТЕЙЛИ ДЛЯ ПОДЕЛИТЬСЯ $

35

(12 унций на 3-4 порции)

HARRY’S FAMOUS MARTINI , Одна часть сухого вермута Dolin

MANHATTAN

Ржаной виски Michter’s из двух частей, одна часть вермута Carpano Antica

VODKA MARTINI

Водка Tito’s из двух частей, половина части сухого вермута Dolin

(16 унций / 2 порции)

Водка Тито, оригинальная смесь кровавой Мэри Гарри

Удостоверение личности с фотографией будет запрошено во время доставки

События — Бар Гарри

Поскольку нам не хватало празднования сезона белых трюфелей с вами в Наше изысканное трюфельное меню «Клуб», в котором представлен белый трюфель Альба, вернется в декабре.Меню фирменных блюд из трюфелей, созданное шеф-поваром Фабио Анджеллой, подчеркивает этот сезонный эксклюзивный ингредиент в лучшем виде. Предлагает более легкие блюда, в том числе карпаччо из гребешка с жареным перепелиным яйцом, и другие изысканные блюда, такие как Plin Ravioli с парджано и телячьим джусом, и Scaloppina из телятины с сыром Raschera и картофельным пюре. На десерт насладитесь восхитительным Забальоне с хрустящим шоколадом и мороженым с трюфелем.

В этом сезоне мы также объединились с Nyetimber , чтобы предложить вам потрясающие вина 1086 в качестве пары.Первое вино Prestige Cuvee, произведенное в Англии, 1086 , представляет собой вершину виноделия Nyetimber . Оно может похвастаться большей текстурой и богатством, чем любое другое вино в их ассортименте, с кислотностью, длиной и текстурой, которые прекрасно сочетаются во вкусе. Идеальное сочетание к нашим блюдам из трюфелей в этом сезоне. В нашем исключительном парном меню также представлены невероятные вина, в том числе Lange Chardonnay Rossj Bass Gaja 2018 , Barolo Cannubi Ravera Rinaldi 2009 и Vin Santo di Chianti Isole e Olena 2018.

По мере приближения декабря мы с нетерпением ждем возможности снова приветствовать вас, открыв рождественские праздники в Harry’s Bar. Мы будем праздновать с прекрасными мелодиями из нашего итальянского рождественского хора и восхитительным праздничным меню, включающим восхитительные блюда, включая коктейль из сардинских креветок и апельсиновых креветок , спагетти и рагу из венецианских моллюсков, жареный итальянский капон с традиционными рождественскими гарнирами, жареный панеттоне и с Мороженое «Забальоне и горький шоколад» .У нас есть список исключительных вин, отобранных нашими сомелье, которые могут быть дополнены меню, в том числе 1086 от Nyetimber 2009, Langhe Chardonnay Rossj Bass Gaja 2018, Barolo Cannubi Ravera Rinaldi 2009 и Vin Santo di Chianti Isole e Olena 2008.

Присоединяйтесь к нам, когда мы отмечаем канун Рождества в Harry’s Bar в этом году. Участников ждет праздничная живая музыка наряду с традиционным итальянским застольем с множеством восхитительных полезных блюд, включая гигантских креветок на углях с каталонским маринадом, ризотто из тыквы Мантовано с моросью выдержанного бальзамического уксуса, восточную глазированную черную треску, и . Поджаренный панеттоне с горьким шоколадным мороженым и Флорио Марсала Забальоне.

Присоединяйтесь к нам, когда мы готовимся встретить Новый год, устроив праздничный бранч в баре Harry’s. У нас есть удивительно приятное меню À La Carte, приготовленное для наших участников, состоящее только из лучших и самых свежих ингредиентов. Попробуйте такие тарелки, как яичница с трюфелями или Sunny Side up, ветчина Venice Harry’s Bar с грюйером и горчицей, жареные на сковороде тосты с пальцами, традиционная лазанья аль-рагу, паккери с рикоттой, артишоками и фисташками, а также лимонный сорбет, водка Stoli Èlite и просекко. , Эмульгированная сторона стола от Máitre d’Hotel. Конечно, в сопровождении освежающего напитка Harry’s Bar Bloody Marys.

Огни Хануки и лакомства Latke

Огни Хануки и лакомства латке

11 декабря, 2020

Счастливой Хануки! Есть восемь вечеров, чтобы отпраздновать Фестиваль огней, время, когда семьи собираются вместе, чтобы рассказывать истории, оттачивать свои дрейделы и наслаждаться мягко мерцающими свечами меноры. И , затем , вот и латкес: жареные картофельные оладьи, которые, возможно, являются одним из самых восхитительных дань уважения чуду масла, когда-либо украшавшему тарелку.Есть так много вариантов (и начинок!), Которые можно попробовать, и мы рады поделиться восхитительным французским закуском Мелиссы Кларк на классической основе.

Получить рецепт: Gruyère Latkes из Ужин на французском языке от Мелиссы Кларк * (также напечатано ниже).

А в качестве аккомпанемента для прослушивания мы предлагаем одну из этих аудиокниг, которую вы можете начать, натирая картошку, и оставить включенной еще долго, когда свечи догорают.

Финалист Национальной книжной премии. The Way Back идеально подходит для поклонников Нила Геймана и Филиппа Пуллмана. Эта теплая и всеобъемлющая историческая фантазия рассказывает о двух подростках, путешествующих по Дальней стране, стране духов и демонов из еврейских народных традиций. Рассказывает несравненный Аллан Кордунер.

В Dreidels on the Brain , это Ханука, 1971 год, и Джоэл — единственный еврейский ученик в школе Биксби, где его попытки заставить себя исчезнуть с треском провалились. Дом не лучше, с семьей, которая не только неловкая, но и полностью разорена.Вот почему Джоэл поставил все на все эти восемь ночей, вооружившись своими любимыми шутками, избранными словами на идиш и чемоданом, полным фокусов.

Праздники — время делиться историями, и В стране счастливых слез: сказки на идиш для современности предлагает доступ к современным произведениям на идиш, впервые переведенным на английский язык, для всех, кто ценит хорошо рассказанный история, богатая вневременной мудростью. Круглогодичная аудиокнига для семей, которую также можно послушать в Хануку! Включает всестороннее введение в культуру идиш.


Gruyère Latkes
От Ужин по-французски
Мелисса Кларк

Заправлять латкес слоем тертого сыра грюйер — это совсем не традиционно, но очень хорошо. Большая часть сыра тает с картофелем, придавая латке мягкую и жидкую серединку, а небольшая часть сыра смешивается с тертым картофелем, обжаренным в масле, добавляя дополнительный хруст к и без того ломким золотистым черепкам. Зеленый лук здесь заменяет обычный лук, придавая всему блюду чуть более сладкий вкус и немного цвета.Подавайте их так же, как обычные латкес, заправленные сметаной (или крем-фреш) и посыпав яблочным пюре или икрой лосося.

Делает около 12 Latkes

1 фунт (около 2 больших) красновато-коричневого картофеля, разрезанный вдоль на четвертинки
6 луковиц (белые и зеленые части)
2 больших яйца
1 1/4 стакана (5 унций) тертого сыра Грюйер, разделенного на части
1/2 стакана мука для особого назначения
1 1/2 чайной ложки мелкой морской соли, плюс еще при необходимости
1 чайная ложка разрыхлителя
1/2 чайной ложки свежемолотого черного перца
Оливковое или виноградное масло, или утиный жир, для жарки
Нарезанный свежий чеснок для сервировки ( по желанию)
Creme fraiche или сметана, для сервировки (по желанию)
Яблочное пюре или икра лосося, для сервировки (по желанию)

1) Натрите картофель и зеленый лук на крупной терке кухонного комбайна; их можно натереть вместе.(Или вы можете натереть картофель вручную на терке и мелко нарезать зеленый лук.) Переложите картофель и зеленый лук на чистое кухонное полотенце и отожмите как можно больше жидкости. Будьте внимательны; чем суше ваша смесь, тем четче латкес.

2) Перелейте картофельную смесь в большую миску и добавьте яйца, 1 стакан сыра, муку, соль, разрыхлитель и перец. Выкопайте насыпь размером с мяч для гольфа (около 3 столовых ложек) и разгладьте ее до толщины около 1/4 дюйма на разделочной доске.Сверху добавьте 1 чайную ложку оставшегося сыра, затем зачерпните сверху еще один мяч для гольфа размером с холмик и прижмите его к первому выступу, чтобы получилась лепешка толщиной 3/4 дюйма с сыром посередине. Повторите то же самое с оставшимся тестом и сыром.

3) Нагрейте 1/4 дюйма масла в большой сковороде с толстым дном на среднем огне. Когда масло станет горячим, осторожно опустите котлеты в сковороду, оставив вокруг каждой достаточно места. Используйте шпатель, чтобы превратить их в диски. Готовьте, пока края не станут коричневыми и хрустящими, около 5 минут.Затем осторожно переверните их и готовьте еще 5 минут, пока вторая сторона не станет очень коричневой. Уменьшите огонь, если картофель начал подгорать, или увеличьте огонь, если он не стал золотисто-коричневым. Если часть сыра вытечет, это хорошо; он станет хрустящим, когда попадет на горячую сковороду. Когда они будут готовы, переложите латкес на тарелку с бумажным полотенцем и сразу же посыпьте их небольшим количеством соли. Повторяйте до тех пор, пока все латке не будут обжарены, при необходимости добавляя масла. Подавать в горячем виде с чесноком, сливками и яблочным пюре или икры лосося, если хотите.

Авторские права © 2020 Мелисса Кларк. * Фотографии © 2020 Лора Эдвардс.
Издано Кларксоном Поттером, издательством Random House.

Ищете другие рецепты и рекомендации по прослушиванию? Ознакомьтесь с нашей полной серией Listen and Cook Series .

Сэндвичи с пальцами Гарри Чиприани | Master Wines

Harry’s Bar был открыт в 1931 году в Венеции барменом Джузеппе Чиприани. История гласит, что молодой человек из Бостона по имени Гарри Пикеринг часто посещал отель Europa в Венеции, где Джузеппе Чиприани работал барменом.Когда Пикеринг внезапно перестал приходить в бар отеля, Чиприани спросил его, почему, и Пикеринг объяснил, что он разорен. Чиприани одолжил ему 10 000 лир (около 500 долларов США [7 839 долларов США в долларах 2015 года]), а два года спустя Пикеринг вернулся в бар отеля, заказал напиток и дал Чиприани 50 000 лир взамен — немного чаевых !!!. Но подождите, это еще не все! «Мистер. Чиприани, спасибо, — сказал он, — вот деньги. И чтобы выразить вам свою признательность, вот еще 40 000, достаточно, чтобы открыть бар. Мы назовем его Harry’s Bar! »

Сегодня бар Harry’s известен во всем мире своими аванпостами в Нью-Йорке и Буэнос-Айресе.Нынешний посетитель, Арриго, является внуком бывшего владельца и до сих пор ходит в ресторан каждый день. Ресторан изобрел всемирно известный коктейль Беллини, который представляет собой смесь игристого вина Просекко и протертых свежих персиков. Он стал настолько популярным, что он подавал его круглый год, используя каплю гренадина, чтобы красить персики в бутылках зимой, чтобы они напоминали летний напиток.

Арриго Чиприани, Чарли, Джени и Мел Мастер

Мы с Мелом провели много счастливых часов в «Harry’s Bar» в Венеции и Нью-Йорке.В 1980-х годах, когда мы жили в Нью-Йорке и владели рестораном Jams, мы часто посещали бар Harry’s, расположенный тогда напротив отеля Plaza на 5-й авеню, и всегда заказывали Bellini с одним из их замечательных сэндвичей Harry Cipriani (см. Ниже). Мы не возвращались в бар Harry’s в Венеции до 2005 года, , тридцать лет спустя . В сентиментальном плане мы вернулись в тот старый оригинальный бар Harry’s недалеко от площади Святого Марка, вошли в переполненный ресторан и сели в баре, ожидая своего столика.Итальянский бармен, казалось, узнал нас, подошел к Мелу и сказал (я не шучу!): «Как обычно, мистер господин?» Мэл был ошеломлен. Это был тот же бармен, который часто обслуживал нас в Нью-Йорке все эти годы. Поскольку был холодный январский день, бармен встряхнул пару американо и осторожно налил их в два бокала для мартини (американо — это кампари и сладкий вермут в равных частях). «Для вас, сэр — Беллинис летом, американо зимой», — сиял бармен, который работал и в Венеции, и в Нью-Йорке, и до сих пор нас помнил.Теперь — это отличный бармен!

Коктейли были всегда в сопровождении маленьких бутербродов Гарри с сыром и ветчиной. Обычно мы следовали за ними, ели их знаменитый и сказочный «феттучини Альфредо». Это знаменитое блюдо было названо в честь Альфредо ди Лелио, который изобрел его в 1914 году в своем ресторане Alfredo’s в Риме для своей беременной жены. У нее было утреннее недомогание, и она могла есть только простую пищу. Это просто феттучини, приготовленный в стиле «аль денте» с маслом и пармезаном, чтобы сделать его действительно вкусным простым блюдом на ужин.

Вдобавок к этому — мы снова посетили Гарри в этом году (2017) в декабре. Мы были в Италии с нашим сыном Чарльзом (необычайно одаренным винным «дегустатором»), чтобы смешать наши вина Просекко и Пино Гриджио в Тревизо (к северу от Венеции). Наш самолет вылетел обратно в 14:00. ЯВНО, мы позвонили Гарри и спросили, можем ли мы зайти в 11 утра перекусить перед отъездом из Венеции. Бар был открыт, но не ресторан. По прибытии нам сказали, что до полудня мы можем заказать только шампанское (французское !!!) или кофе и только бутерброды с сыром и ветчиной.В тот момент, когда налили шампанское, прибыл метрдотель, бросился к Мелу и просиял: «Benvenuto senore Master!»

Он заверил Мела — конечно можно заказать феттучини Альфредо и белое вино — мы были VIP-персонами! Итак, Чарли заказал два !!! Наш новейший консультант по продажам из Нового Орлеана, Престон Трэхан, был с нами, так что это не было перебором для нашей печени !!! Как только мы сели в феттучини и пино гриджо Ливии Феллуги, дверь открылась, и еще один порыв холодного воздуха из России проник в комнату самого Арриго Чиприани.Ему 87 лет. Он был щеголем в красивом костюме, шелковом галстуке и подходящем по цвету носовом платке. Он все еще помнил Мэла с тех дней, когда он жил в Нью-Йорке, когда он впервые открыл Harry’s Bar, а Мел открыл ресторан «Jams» с Джонатаном Ваксманом. «Эх, я приготовил для тебя большое удовольствие», — сказал он с огоньком в глазах, «Мое любимое блюдо для завтрака», и исчез на кухне. Прибыло огромное сервировочное блюдо прошутто с маленькими бутербродами из белого хлеба, которые были заполнены размятыми сваренными вкрутую яйцами с белыми анчоусами и майонезом! Ступендо!

Это превратилось почти в обед из 5 блюд и все до полудня !!!

Конечно, мы пьем наших собственных органических органических Tiamo Prosecco каждый день на завтрак… LOL !! Но получается замечательный Беллини.

Бутерброды с пальцами Гарри Чиприани

Метод

Смешайте острую дижонскую горчицу и немного майонеза по вкусу — ГОРЯЧИЕ и ОСТРЫЕ!

Удалите корку с белого хлеба для бутербродов. Смажьте каждый ломтик смесью, указанной выше, и поместите 1 ломтик острого белого сыра чеддер и 1 ломтик запеченной сладкой ветчины на нижний ломтик хлеба и измельчите на свежем черном перце. Добавьте 1 ломтик грюйера или швейцарского сыра и положите второй ломтик хлеба сверху, заверните в сарановую пленку и поставьте в холодильник до подачи.Для подачи — смажьте каждую сторону бутерброда топленым маслом или оливковым маслом и тушите на умеренном огне до золотисто-коричневого цвета. Переверните и повторите. Разрезать на 3 пальца и выложить на листья рукколы, заправленные ложкой майонезно-горчичного соуса. Мммммм, разгром! Подавать с ЛЮБЫМ из наших органических вин Тиамо.

15 лучших мест для сыра грюйер в Майами

15 лучших мест для сыра грюйер в Майами

ОБНОВЛЕНИЕ 15 июля 2020 г .: Мы обновили нашу Политику конфиденциальности.Наша Политика конфиденциальности потребительских сервисов и Политика конфиденциальности корпоративных сервисов вступят в силу 20 августа 2020 г. Если вы воспользуетесь нашими услугами 20 августа 2020 г. или позже, вы должны принять наши новые правила.

1. Harry’s Pizzeria

8.7

3918 N Miami Ave (41), Майами, Флорида

Pizza Place · Little Haiti · 103 подсказок и отзывов

Alexis Bendjouia: Пицца с короткими ребрышками и грюйером превосходна. Обязательно попробуйте кресс-салат, яблоки и лесные орехи.

Дэн Торрес: Обязательно заказывайте пиццу с короткими ребрышками и сыром грюйер, а также жареную поленту.

Anavah Tatroe: пицца «Маргарита» и «Фрикадельки» такие дрянные! Самая вкусная пицца на свете!

2. KUSH Wynwood

9.0

2003 N Miami Ave, Майами, Флорида

Beer Garden · Wynwood Arts District · 131 подсказок и отзывов

Кристин Бартиш: От этого бургера Куш и жареного сыра грюйер было просто умереть.

Марлен Фигероа: Я впервые пошла и попробовала Kush & Hash с закуской из гуака.Удивительный!

Пабла Айяла: Куш и хэш похожи на WOW

3. Синий воротник

8,8

6730 Biscayne Blvd, Майами, Флорида

Американский ресторан · Morningside · 128 советов и отзывов

ChatChowTV Джованни Гутьеррес: Спросите @ChatChowTV Burger — свиной фарш, копченая ветчина, сыр грюйер, соленые огурцы, желтая горчица, майонез со сладким картофельным пюре из подорожника.

Анджела: Джамбалая была восхитительной — даже не нужно было просить острый соус! Также овощи отличные.На этот раз у нас были артишоки и кукуруза.

Eater: ресторан Blue Collar, открытый в начале 2012 года, поднялся в рейтинге благодаря своим культовым фанатам и популярной американской комфортной еде. [Eater 38 Member]

4. Baires Grill

8.9

1010 S Miami Ave, Майами, Флорида

Аргентинский ресторан · Финансовый район Майами · 17 советов и отзывов

Эмилия Аллонсо: Большие порции, карпаччо на ужин, и это было очень хорошо, хороший салат

Мариано Диас: Лучшая милана в городе!

Габриэль Берман: Мясо и эмпанада

Роберт Дайлс: Здесь все элегантно.Вид великолепный!

Лива: Мне очень нравится этот бар у бассейна. Это великолепно. Действительно.

Джон Брэкен: Обслуживание стандартное для Майами (ужасно), виды — лучшие в городе.

Айла Смит: Свежие морепродукты прямо с лодки. Попробуйте рыбный соус и золотых крабов — ням!

Патрисия Брейнон: свежие морепродукты

Паула Фрейре: Это хорошее место, чтобы купить свежие морепродукты!

7. Panera Bread

8.0

1611 NW 12th Avenue, Park Plaza West Suite C, Майами, Флорида

Пекарня · Мемориальная больница Джексона · Нет подсказок и отзывов

Off The Menu: Миндальный круассан Французский тост: Миндальный круассан обмакнули в тесто для французских тостов и приготовили как блин.Прочитайте больше.

Барбара Нагарадж: Вегетарианский восторг в стиле панини с мультизерновой начинкой. Ням!

Ана Морейра: Шоколадный кекс !!

Беверли Хорвиц: Пицца потрясающая. Если вам нравится песто, попробуйте песто.

Mia Olguin: жареный полентой и пицца «Любая пицца» — это удивительное и разнообразное сочетание вкусов, разных сортов сыра в сочетании с импортным пивом. Он был упакован долгим ожиданием, но потрясающий персонал! Спасибо! 👌🏻🍕🍺

Феликс Сантьяго-Мартинес: Картофель из поленты обязательно.Пицца из свинины и инжира, запеченная на медленном огне, восхитительна.

10. Pubbelly Sushi

8.3

701 S Miami Ave Ste 421, Майами, Флорида

Ресторан морепродуктов · Финансовый район Майами · 14 советов и отзывов

Браулио Гонсалес Луго: Великие суши и робаты. Обязательно попробуйте пиццу с тунцом

Диего Харман: Маки с каменными креветками

Мануэль Бураглиа: Действительно хорошие нигири и суши! Устрицы прекрасны!

11. Swan

8.0

90 NE 39th St, Майами, Флорида

Коктейль-бар · Дизайнерский квартал · 14 советов и отзывов

ZZubin: Сексуальная сцена, но еда в Майами на самом деле высшая категория.Подошва, кукуруза, темпура, филе — все на месте. И коктейль из арбуза

Merve eneren: Ужасно. Даже если у вас есть предварительный заказ, вам придется подождать час, чтобы получить столик. Хозяйки бесят. Они приносят вам чек, если вы его не просите.

Има Принс: Пицца с гребешками, грибами и осьминогом

Жанна: Хорошее блюдо. Еда отличная, а обслуживание еще лучше! Вернусь сюда.

Eater: За хорошей скидкой зайдите в Торо Торо, чтобы пообедать бездонным бранчем.За 35 долларов вы купите неограниченное количество маленьких тарелок и изобилие бесплатных коктейлей для позднего завтрака. Вот как вы начинаете день.

Майами Новые времена: Лучшее из Майами 2013 — Лучшая Арепа: Торо Торо. Подаются без начинки, они идут с начинкой сверху, что является приятным сюрпризом, требующим использования вилки и ножа. Прочитайте больше.

13. W Майами

9,1

485 Brickell Ave (на SE 5th St), Майами, Флорида

Отель · Финансовый район Майами · Подсказок и отзывов: 68

Крис Смит: Обожаю это место! Недельный отпуск из Нью-Йорка.Тем не менее здесь есть красивая комната на 14-м этаже. Еда восхитительна. Я продолжаю заказывать обслуживание в номерах!

jeanaymeri: Великолепный бассейн!

Майами Нью Таймс: просто потрясающе! Палуба у бассейна на 15-м этаже оборудована шахматной партией в натуральную величину, кабинками для переодевания и самой захватывающей особенностью — великолепным видом на залив Бискейн и его окрестности.

14. Katsuya

7.5

8 SE 8th St, Miami, FL

Японский ресторан · Майами финансовый район · 2 совета и отзыва

Ilona de Heusch: Хрустящий камень + декор на высоте.

Габриэла Акель: Среднее обслуживание. Еда была завышена из-за того, что предлагается.

Мануэль Гаго: Осьминог на гриле восхитителен. Попросите ризотто с черными трюфелями вкусно

Чарли Гарсия: Попробуйте групера.

Miami New Times: тушеные блюда из риса и морепродуктов тают во рту, сохраняя при этом самые разные вкусы!

Вы должны включить JavaScript для использования foursquare.com

Мы используем новейшие и лучшие технологии, доступные для обеспечения наилучшего взаимодействия с Интернетом.
Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера, чтобы продолжить.

Загрузите Foursquare на свой смартфон и начните исследовать мир вокруг себя!

ПАРТНЕРЫ | Последний рубеж Гарри Таунсенда

Воспользуйтесь этими эксклюзивными предложениями от наших местных партнеров.

1345 Автостоянка

, 126, Западная 55-я улица,

Войдите на 55-ю или 54-ю улицу

212.245.8708

http://g.co/maps/q2jmw

До 4 часов: 25 долларов США.00 с учетом налогов.

До 7 часов: 31 доллар США, включая налоги.

Открыт 24 часа семь дней в неделю. Помещение оборудовано для инвалидов.

Необходимо запросить кассу для печати и подтверждения парковочного талона

250 West 50th Street

Нью-Йорк, NY 10019

212.333.7256

thepalm.com/Palm-West

Сердце Театрального квартала. Наслаждайтесь ужином и возлияниями перед грандиозной театральной ночью.

Получите БЕСПЛАТНЫЙ бокал вина (до $ 16.00) при покупке основного блюда при предъявлении билета в театр в тот же день.

Внутри отеля «Эдисон»

228 W. 47-я улица,

Нью-Йорк 10036
646.876.1232

friedman.restaurant.com

Подача восхитительных классических блюд, таких как блины с черникой, гашиш с пастрами, тосты с авокадо, тарелки с полезными овощами и гамбургеры из говядины на траве. Также известные как «дом Рувима», они подают нарезанные вручную кошерные пастрами на поджаренном ржаном хлебе с сыром грюйер, квашеной капустой и русской заправкой.

Получите 10% скидку на еду и напитки, предъявив билет в театр в тот же день.

МОЛИВОС

871 7-я авеню

New York, NY 10019
212.582.7500

www.molyvos.com

Один из самых любимых греческих ресторанов Нью-Йорка, предлагающий инновационную и аутентичную кухню.

Получите 10% скидку на еду и напитки (без налогов и чаевых), предъявив билет в театр в тот же день.Максимальное количество гостей — 4 человека.

TRATTORIA DELL’ARTE

900 7-я авеню

Нью-Йорк, NY 10019

212.245.9800

www.trattoriadellarte.com

Тосканская траттория с шумной обстановкой, итальянским искусством на стенах, овощным антипасто, пастой, рыбой и морепродуктами, телячьими отбивными, первоклассными стейками и фирменной пиццей на тонком тесте. Идеальное место для обедов с подогревом и подогревом.

Получите БЕСПЛАТНЫЙ бокал Просекко при покупке основного блюда, предъявив билет в театр в тот же день.

BROOKLYN DINER

, 212 Западная 57-я улица,

Нью-Йорк, NY 10019

212.977.1957

www.brooklyndiner.com

Комфортная американская еда на завтрак, обед и ужин в ностальгической столовой.

Получите БЕСПЛАТНЫЙ бокал Просекко при покупке основного блюда, предъявив билет в театр в тот же день.

ГРИЛЬ КРАСНЫЙ ГРИЛЬ

890 7-я авеню

Нью-Йорк, NY 10019

212.541.9000

www.redeyegrill.com

Известен своим ярким искусством и новоамериканской кухней с акцентом на морепродукты, предлагая посетителям изысканную, вневременную и комфортную атмосферу.

Получите БЕСПЛАТНЫЙ бокал Просекко при покупке основного блюда, предъявив билет в театр в тот же день.

Рецепты на побережье Джерси — Бар и гриль Гарри

Пришло время попробовать вкусные весенние рецепты, которые можно подавать в нашем ресторане Cape May.Ничто так не говорит о весне, как легкий и яркий вкус свежих фруктов и овощей, морепродуктов и пикантной пасты. Вот почему мы собрали эту коллекцию из нескольких любимых выдающихся рецептов на побережье Джерси-Шор из «Cooking Light» и «Мои рецепты» (среди прочих), которые вы можете приготовить дома.

Коктейли

Жареный ананас и лимонад

Этот творческий подход к классическому лимонаду сочетает в себе фруктовые и дымные нотки.Вы можете использовать сковороду для гриля в помещении или на открытом воздухе, чтобы дым стал сильнее. Добавьте немного рома или текилы, чтобы немного выпить.

Клубнично-лаймовый Рики

Попробуйте новый подход к прекрасному Лайму Рики. Этот рецепт включает в себя весенний пунш с настоем спелой клубники. Пикантный и сладкий, сбалансированный с джином и газированной водой, Strawberry Lime Rickey — это вкусный способ почувствовать весну.

Стартеры и приложения

Суп из пяти луковиц

Покрытый грюйером, непревзойденно плавящимся сыром, вам понравится эта версия французского лукового супа с особенно богатым и глубоким вкусом.

Салат из зелени

Этот салат с прекрасной текстурой, от хрустящей до сливочной, завершен пикантной лимонной заправкой. Бланшируйте, слейте воду и охладите горох и спаржу не более 2 раз перед сборкой, но незадолго до подачи соедините все элементы. Это сохранит цвет авокадо и хруст зелени.

Хумус из зеленого горошка и петрушки

Чтобы придать свежести традиционному хумусу, откажитесь от нута и вместо этого приготовьте соус из зеленого горошка.Подавать с вашими любимыми крекерами, лавашем или свежими нарезанными овощами, сырыми или слегка приготовленными на пару.

Пирожные с брокколи, чеддером и коричневым рисом

Эти хрустящие вегетарианские закуски легко приготовить заранее и заморозить или заморозить, чтобы поесть в последний момент. Они сырные и восхитительные в сочетании с зернистой горчицей, которая добавляет молнии и великолепную текстуру тортам.

Сеть

Пирог из трех луковиц перца с копченым лососем

Этот вкусный луковый пирог с сезонным ароматом идеально подходит в качестве закуски, гарнира или бранча.Он легкий и освежающий, идеально сочетается с хрустящим белым вином.

Ризотто с английским горохом

Не было бы весны без ризотто с английским горохом. Нежный английский горох и свежая петрушка делают блюдо ярким, упругим и особенно вкусным в это время года.

Опаленные гребешки

В этом приморском рецепте вкусные джемелли, кусочки овощей и обжаренные гребешки объединяются в богатое и вкусное блюдо.

Harry’s Ocean Bar & Grille открыт сезонно с мая по октябрь. Мы подаем блюда, приготовленные из свежих местных ингредиентов, а также вкусные коктейли, такие как наш фирменный Orange Crush. Присоединяйтесь к нам, чтобы насладиться отличной едой, дружелюбным обслуживанием и панорамным видом на Атлантический океан.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.