Индигирская труба: Дело — труба Индигирская. — путешествия и прочее — LiveJournal

Дело — труба Индигирская. — путешествия и прочее — LiveJournal

Серия — 101 день в Якутии.

Этап второй — река Индигирка от Усть-Неры до Момы. Продолжение.

После краткого визита в Тюбелях, пустились в дальнейшее плавание по Индигирке. Дождь так и не прекратился, на катамаране было мокро и неуютно. Спасали только вёсла, с их помощью можно было согреться. А река здесь уже совсем шустрая, только успевай поворачиваться. Особенно на крутых поворотах приходится потрудится, заранее нужно начинать упираться, иначе мощное течение может прижать к берегу и тогда пиши пропало. И судя по всему, сейчас идёт резкий подъём воды в реке. По склонам гор видны белые полосы вздувшихся от лишней воды ручьёв. Нам нужно где-то приземлиться в очередной раз, в каком-то новом фотогеничном месте, сделать там рабочую днёвку. С этой целью попытались притормозить на устье Таскана, небольшого левого притока Индигирки, но немного проскочили само устье. А подходящее место тут можно найти только чуть выше ручья, здесь есть замечательная обзорная площадка и под ней удобное место для лагеря. Вероятно, в другое время это не было бы проблемой, перетащились бы на другую сторону ручья и всего-то. Но сейчас Таскан был просто ужасным, чёрный как нефть поток, близкий к состоянию селя, перейти которой не представлялось никакой возможности. Даже очень мутная сейчас Индигирка казалась просто прозрачной на его фоне. Ничего не оставалось, как уйти ниже по реке. Так и дошли до входа в саму «Трубу». Так на Индигирке называют этот участок узкого и порожистого ущелья, где река пробивается сквозь высокий барьер Порожного хребта, одного из обширной системы хребта Черского. И это самый трудный и опасный отрезок реки. К подвигам пока готовы не были, да и отснять вход в «Трубу» не помешает, поэтому здесь и тормознулись на стоянку.

036-3045
Вот она «Труба» впереди. Горы там сходятся одна к другой и вроде даже прохода для реки не остаётся, но находит она всё же путь. Что ждёт нас в этом ущелье, одному Богу известно.


К тому моменту, как подошли к «Трубе», дождь наконец-то закончился. Нужно было найти место для стоянки, вариант встать на правом высоком берегу забраковали, не понравились кусты и много травы. Поэтому приземлились на обширной косе так же у правого берега, которую венчал высокий песчаный бугор с лесом. Это что-то вроде дюны, по крайней мере, видно что над формированием этого ландшафта ветер тоже потрудился. «Труба» она ведь потому так и называется, потому что оттуда ветер часто дует, особенно, говорят, зимой. Вот на самом верху этого бугра, посреди небольшой опушки в окружении деревьев и встали, немного потеснив колонию евражек. И это была ошибка. Пока туда-сюда, устройство на новое место жительства, всякие-разные хозяйственные дела. Не успели оглянуться, а наша коса, которая сливалась с коренным берегом и откуда мы планировали ходить на этот самый берег в дальнейшем, чтобы можно было подняться на склон горы к верхним точкам съёмки, превратилась в остров. Да, вот так, кажется на реке начался серьёзный паводок. Сухая протока справа от косы заполнилась водой, пока ещё не очень глубоко, но вода что-то очень резво поднимается. Похоже, ходить на берег теперь у нас не получится, придётся осваивать остров. Лагерь наш к тому моменту находился метров на пять выше уровня воды и это казалось тогда большим запасом, а следовательно нам ничто не угрожает.

036-3051
Наше очередное обиталище.

036-3052
Кают-компания. У Кирилла за спиной бугорок — самая верхняя точка нашей стоянки и наблюдательный пункт, оттуда мы смотрели за развитием событий на реке.

036-3055
Катамаран мы подняли довольно высоко, и тогда казалось, что вода настолько уж никак не поднимется. Однако уже к середине следующего дня стало очевидно, что катамаран придётся перенести ещё выше, уже на самый верх бугра.

036-3048
Вот с каждым часом завоёвывает всё новые позиции.

036-3056

036-3057

036-3059


Над водой остаётся только наш высокий бугор с лесом, вся коса ужа скрылась.

036-3060

036-3071
Переполненная грязной водой река несла тонны мусора смытого с берегов.

036-3072
Сходить на гору уже не судьба здесь, от берега мы отрезаны.

036-3076
У нас, конечно, есть катамаран и можно переплыть протоку, но решили не рисковать, течение быстрое, потом будет очень трудно вернуться на остров, придётся затаскивать судно выше по реке.

036-3084
Когда высадились на косе, в этой протоке воды ещё не было совсем.

036-3089
Так как для съёмки пейзажа оставался практически единственный, да и то не очень удачный ракурс, оставалось снимать то, что под ногами.

036-3091

036-3092

036-3094

036-3096

036-3101

Евражки, которых потеснили здесь, остались не очень довольны нашим соседством. Нервно прятались по норам и на глаза старались не показываться, но стоило нам разойтись по палаткам на сон, как немного погодя начинали греметь посудой и в отместку даже нагадили прямо Кириллу в каску, за что он очень на них обиделся. Однако зверушкам и без нас было несладко, все их нижние норы уже затопило и, вероятно, им пришлось искать прибежища у соседей или в других своих квартирах. А забегая вперёд могу предположить, что наводнение в итоге в своём апогее покрыло это остров полностью, и как спасались местные жители, то есть евражки, не представляю. Нас с ними к тому моменту уже не было.

036-3135
Вторая ночёвка на острове, завтра надо уходить. И по плану, и по ситуации, вода всё ближе подбирается к нам, наш остров становится всё меньше. Уже просто необходимо эвакуироваться.

036-3123

036-3138
Всё, пора уходить. Вода поднялась не менее, чем на три метра от уровня на момент нашего прибытия. С того момента прошло полтора суток и вода всё продолжает подниматься. В запасе осталось около двух метров и тогда остров скроется под водой.

036-3140
Честно сказать, страшновато было соваться в «Трубу» по реке несущей целые плоты из разного мусора, палок, коряг и деревьев. Хорошо ещё погода исправилась.

Q5423-24
Точка стоянки.

Предыдущая часть.

Продолжение следует.

Река Индигирка и семь её замечательных мест.

Пожалуй, большинство жителей России, хоть как-то знакомых с географией родной страны, про Индигирку слышали. И для этого большинства представляется она очень далёкой, дикой и необжитой рекой. На самом деле, если с Индигиркой познакомиться в реальности, то окажется, что эти представления недалеки от истины. Хотя, как и на всех других реках, на берегах Индигирки издревле селились люди. Когда-то юкагиры, эвены и другие народы, позднее якуты и русские. Но и до сих пор здесь не так много населённых пунктов, да и те не очень крупные.

Наиболее крупный из них посёлок Усть-Нера, с населением около шести тысяч человек, хотя в лучшие советские времена, в период расцвета геологической деятельности, здесь численность жителей достигала двенадцати тысяч. Но и сейчас для Усть-Неры есть перспективы, ведь посёлок расположен на пересечении двух транспортных артерий – Колымской трассы, единственной автомобильной дороги, пересекающей реку и соединяющей Якутск с Магаданом, и собственно самой Индигирки, которая в этом качестве работает не только летом, но и зимой. Именно от Усть-Неры возможна навигация для небольших катеров ниже по реке, но только до того места, которое называется «Индигирская труба». Там река входит в узкое и суровое ущелье среди гор хребта Черского, где бушуют грозные и непроходимые пороги. Навигация также существует и в нижней части реки от устья до посёлка Хонуу. Но когда Индигирка замерзает, вот тогда-то она и становится дорогой, зимником по которому осуществляются все грузоперевозки от посёлков, расположенных ниже по реке. И даже от самого Чокурдаха, который находится уже в самом нижнем течении, можно выехать на Колымскую трассу, а отсюда куда угодно, хоть до самой Москвы. Но зимник по Индигирке это отдельная тема, достойная своего рассказа, дорога суровая и опасная, но другой здесь нет.

Индигирка – одна из наиболее крупных рек северо-востока России, имеющих самостоятельный сток в море. Её длина вместе с истоками достигает почти двух тысяч километров. Хотя, собственно Индигиркой эта река называется только после слияния двух рек Туора-Юрях и Тарын-Юрях. Истоки Индигирки берут своё начало в хребте Сунтар-Хаята и Оймяконском нагорье, затем река рассекает хребты огромной горной системы, называемой хребтом Черского, наиболее возвышенной на северо-востоке страны. Именно здесь самые суровые и труднопроходимые места на реке, но здесь же и самые красивые. Выйдя из гор хребта Черского, Индигирка несёт свои воды по Момо-Селенняхской межгорной котловине. Затем пересекает не очень высокие отроги Момского хребта и лишь только после этого окончательно выходит на равнину, где и течёт в низменных берегах оставшиеся чуть более тысячи километров вплоть до Восточно-Сибирского моря. От самых истоков до устья Индигирка протекает по территории Якутии.

Что касается названия реки, то под этим именем она стала известна с 1636-го года, когда тобольский казак Иван Ребров добрался сюда морским путём от устья Яны. Это и было первое открытие Индигирки русскими. С местных языков перевести название можно как «Собачья река», это связано, вероятно, с тем, что местные жители из домашних животных имели только собак. Впрочем, существует и другая версия, будто жил тут эвенский род инди. Индигыр – люди рода инди.

Об Индигирке можно рассказать много всего интересного, в совершенно разных аспектах. И никак не избежать, конечно, ландшафтной или эстетической привлекательности этой реки. Здесь столько удивительно красивых мест, что никого не оставят равнодушным. Это просто рай для профессионального пейзажного фотографа. Но рай суровый и труднодоступный. И, в силу того, что не так много людей здесь бывает, то места эти ещё мало кто видел. И уж тем более, визуально мало кто представлял на широкое обозрение. Значит, пора это сделать. Всего лишь семь замечательных мест, что совсем не означает, что тут нет больше ничего интересного.

Место первое. Озеро Лабынкыр.

Как уже было сказано, Индигирка образуется от слияния двух рек – Тарын-Юрях и Туора-Юрях. Одним из наиболее крупных притоков Туора-Юрях является река Лабынкыр, соответственно это один из истоков Индигирки. Рассказывая об Индигирке невозможно опустить Лабынкыр, потому что выше по этой реке лежит довольно большое одноимённое озеро, которое является настоящей достопримечательностью не только Оймяконского района, к которому принадлежит, но и всей Якутии в целом. А дело всё в том, что с этим озером связана легенда о неком, будто бы живущем в озере неизвестном науке животном, по описаниям похожем на плезиозавра. Что-то вроде якутского озера Лох-Несс. Здесь, правда, Несси называют лабынкырским чёртом. Местные жители ревностно относятся к легенде и не очень любят, когда приезжие сомневаются в ней. Впрочем, истоки легенды, вероятно, нужно искать не в реальности, а в человеческом сознании, склонном к поискам выхода из этой самой реальности, которая большинство людей почему-то не устраивает. Но, на самом деле, озеро Лабынкыр и без всяких чудовищ достойно того, чтобы его увидеть. Вот только добраться сюда непросто. Ближайший населённый пункт посёлок Томтор находится в сотне километров и дорога сюда вездеходная по болотам, да камням. Редкие путешественники добираются сюда именно на вездеходе или на лошадях, или даже просто пешком.


Прекрасно не только само озеро Лабынкыр, но и окрестности. Эта наледь лежит на реке Лабынкыр в десяти километрах выше озера.


Самая северная часть озера, здесь из озера вытекает одноимённая река. Тут же есть большой дом, который может приютить много путников.


Южная часть озера. Погода на озере не часто балует.


Вид от южной оконечности озера на север. Отсюда можно увидеть озеро во всю его длину. Лабынкыр протягивается с севера на юг примерно на 15 километров, а в ширину достигает четырёх километров.


Северная часть озера гораздо более низменная, чем южная.


Южная часть озера.

Место второе. Оймякон – полюс холода.

Действительно, место с самыми холодными зимами в северном полушарии находится именно здесь, в Оймяконье. Документально тут регистрировались температуры вплотную к отметкам минус семьдесят градусов ниже нуля. А уж минус пятьдесят считается вполне нормальной температурой и держится обычно на протяжении одного-двух месяцев. Впрочем, в Якутии есть ещё один район традиционно находящийся в споре с Оймяконским за «снежную пальму» первенства по морозам – Верхоянский. Причина такого сурового климата в его резко континентальном характере, а также в зимних температурных инверсиях. В условиях продолжительных антициклонов при отсутствии ветра, в широких межгорных котловинах как раз и создаются условия для этих самых температурных инверсий, когда более тяжёлый холодный воздух опускается на дно этих межгорных котловин, в которых, как правило, и находятся населённые пункты. Так что зимой здесь в горах даже теплее, чем и пользуются местные оленеводы, стада которых вольно пасутся и зимой. Административно центром Оймяконского района является Усть-Нера, но когда говорят об Оймяконье именно как о полюсе холода, имеют ввиду посёлок Томтор, который расположен вовсе даже и не на берегах Индигирки, а на берегах Куйдусуна, её левого притока. А на самой Индигирке, в сорока километрах от Томтора, стоит посёлок поменьше, который так и называется Оймякон.


Минус 71,2. Именно этой температурой бравируют оймяконцы. На самом деле нужно отметить, что такой температуры здесь никогда не регистрировалось. Возможность такой температуры некогда рассчитал Сергей Обручев, исследователь этого края. Документально регистрировались температуры лишь немногим ниже семидесяти градусов.


Посёлок Томтор.


Посёлок Томтор и стела, напоминающая, что вы находитесь на полюсе холода.


В посёлке Оймякон есть свой памятник полюсу холода. Здесь же упомянут и Сергей Обручев, автор температуры -71,2.


Посёлок Оймякон.

Место третье. Оймяконские Кисиляхи.

В окрестностях Усть-Неры можно увидеть удивительные ландшафтные образования. Повсеместно по гребням окружающих гор разбросаны гранитные останцовые комплексы. Они настолько причудливы в своих формах, что порой возникает идея об их рукотворном происхождении, хотя это всего лишь процессы морозного выветривания поработали. Впрочем, скучное научное объяснение, также как и в случае с Лабынкыром, многих не устраивает, а вот идея рукотворности очень даже находит отклик. Здесь у оймяконцев тоже давний конфликт с верхоянцами. Подобные останцовые комплексы есть в разных местах Якутии, в том числе и в Верхоянском районе поблизости с посёлком Батагай, те даже более известны и уже довольно раскручены как туристический бренд. А в последнее время оймяконцы стали активно посягать теперь уже и на «каменную пальму» первенства в этом вопросе. Именно относительно верхоянских останцов возникло наименование Кисиляхи, а точнее, если в якутской транскрипции, то Кигиляхи, с мягкой буквой Г. Киги на якутском означает человек. То есть Кигилях – человекоподобный. Так вот, верхоянцы очень ревниво относятся, когда оймяконцы свои останцы тоже называют Кигиляхи. В любом случае, этот останцовый ландшафт вряд ли кого-то оставит равнодушным. Особенно потрясающие комплексы разбросаны чуть ниже устья правого притока Индигирки, реки Нера, их прекрасно видно прямо из Усть-Неры, но чтобы туда добраться, нужно немного спуститься по реке и затем подняться на гору.


Оймяконские кисиляхи.


Отсюда и Усть-Нера хорошо видна. И это одно из немногих мест на Индигирке, где можно воспользоваться мобильной связью.


Останцы шеренгами выстраиваются по гребням гор.


Отсюда и на Индигирку замечательный вид.

Место четвёртое. Устье реки Иньяли.

Несколько ниже двух закрытых уже старательских посёлков – Подпорожный и Хатыннах, но немного выше здравствующего до сих пор небольшого якутского посёлка Тюбелях или его ещё называют Чумпу-Кытыл, в Индигирку слева впадает довольно большой приток Иньяли, а почти напротив, справа впадает река поменьше, под названием Еченка. Подпорожный и Хатыннах относятся ещё к Оймяконскому улусу, а вот Тюбелях уже к Момскому. В этом месте Индигирка закладывает крутую петлю, а долины Иньяли и Еченки практически перпендикулярно примыкают к долине Индигирки. Они явно развивались по тектоническому разлому, пересекающему долину Индигирки. И на всём этом пересечении создаётся простор, потрясающий своей красотой. Особенно поражает широко распахнутая долина Иньяли, с горами, будто уходящими куда-то вдаль. И по Иньяли и по Еченке активно работают старательские артели, но не золото является настоящим достоянием этих мест. Первозданная красота — вот настоящая ценность.


Широкая долина Иньяли. Снято с противоположного берега Индигирки. На устье Иньяли разбегается многочисленными протоками.


Река Индигирка чуть выше устья Иньяли.


Индигирка и долина Иньяли. Так же как и на Еченке на Иньяли в июле ещё лежат отдельные островки наледей. Наледи характерное явление для зон вечной мерзлоты, их наличие также косвенно говорит о тектонических нарушениях в этих местах. По этим ослабленным тектоническими подвижками зонам на поверхность поднимаются подмерзлотные воды, которые как раз и являются основным фактором возникновения наледей.


На устье Иньяли.


На устье Иньяли.

Место пятое. Индигирская труба.

Якутский посёлок Тюбелях, последний населённый пункт перед той частью реки, где уже никто не живёт. Просто потому, что здесь Индигирка входит в горы хребта Черского. Это самое суровое и мрачное место на реке, которое называют «Индигирской трубой». На этом участке, длиной около тридцати километров, высокие горы будто загоняют реку в тесное ущелье, где она всей своей мощью пытается пробиться сквозь эту каменную преграду. И как обычно бывает в таких местах на реках здесь полно грозных порогов, которые лишь немногие из местных жителей рискуют преодолевать на своих моторных лодках, да и то лишь тогда, когда уровень воды благоприятен для этого. Даже для спортивных туристов на специальных средствах сплава эта часть реки представляет определённые трудности и опасности и не так уж часто здесь можно наблюдать таковых. Разве что несколько групп за сезон, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Несмотря на суровость этого участка, в нём тоже есть свои красоты. Особенно хорош Мольджогойдох, небольшой левый приток Индигирки ещё почти в самом начале Трубы. А вообще первый населённый пункт после Тюбеляха на Индигирке — посёлок Хонуу, только лишь в полутора сотнях километров ниже. Так что, по сути, это самая дикая и необжитая часть реки.


Вход в «Индигирскую трубу». Горы здесь настолько тесно встают, что кажется, будто реке некуда дальше течь.


Долина Мольджогойдоха.


Индигирка на устье Мольджогойдоха. Летом 2013-го года на Индигирке случилось серьёзное наводнение, река переполнена мутной водой. На дальнем плане по левому берегу скала, которую называют – утёс Бусика и Калинина. Здесь в 1931-м году работала Индигирская экспедиция и 30 июня при предварительном осмотре порогов на моторной лодке, погибли начальник экспедиции В.Д. Бусик и его помощник Е.Д. Калинин.


Рядом с устьем Мольджогойдоха по гребню протягивается группа гранитных останцов, как один из важных элементов местных пейзажей. На верхушках некоторых останцов можно отыскать очень удобные площадки, откуда открываются прекрасные виды на Индигирку.


Долина Мольджогойдоха.

Место шестое. Устье реки Чибагалах.

После того, как река вновь выйдет на простор из тесного ущелья «Индигирской трубы», она ещё какое-то время никак не может успокоиться. И хотя последний, но, пожалуй, самый серьёзный порог Кривун остаётся напротив правого притока Кюеллях-Мустах, всё же ещё некоторое время на реке встречаются шиверы. А примерно в десяти километрах ниже Кривуна слева в Индигирку впадает река Чибагалах. Здесь наконец-то долина реки существенно расширяется, и отсюда открываются потрясающие виды на горы Порожного хребта, одного из многих в глобальной горной системе хребта Черского. Именно Порожный хребет и является препятствием на пути Индигирки, которое она успешно преодолевает. Но от устья Чибагалаха горы Порожного хребта уже не воспринимаются как препятствие, а воспринимаются как украшение дальнего плана для фотографа. Долина же самого Чибагалаха расположена очень удачно в смысле фотографического ракурса. Летом солнце здесь уходит за горизонт и поднимается из-за него так, что и в том и другом случае красивые горы Порожного хребта на дальнем плане будут удачно освещены лучами низкого солнца. Так называемый, режимный свет, и это почти всегда создаёт потрясающие состояния. Кроме того, рядом с устьем Чибагалаха поднимается известняковая гора Сого-Хая с причудливыми останцами на её гребнях.


На устье Чибагалаха ранним утром.


На устье Чибагалаха вечером.


Вид с устья вверх по Чибагалаху.


Хариус тут ловится.


На устье разбросаны крупные и хорошо окатанные валуны.


Если подняться немного выше по Чибагалаху, то и здесь можно найти много отличных ракурсов.


На горе Сого-Хая.

Место седьмое. Зашиверск.

Пожалуй, это самое историческое место на Индигирке, связанное с историей освоения российским государством новых территорий на северо-востоке континента. В 1639 году отряд служилых людей под началом Постника Иванова с верховьев реки Яны, где уже тогда был Верхоянск, сухим путем, то есть на лошадях, перешел на Индигирку. Здесь, где река протекает среди отрогов Момского хребта, почти напротив устья левого притока Колядин и было поставлено зимовье. Эта была всего лишь изба на тот момент. Но уже на тот момент, это была одна из опорных точек в продвижении интересов Российской империи на восток.
В середине века зимовье было обнесено острожной стеной, а внутри ещё были какие-то новые постройки, в том числе и амбары для хранения ясака, который собирали с местного населения в виде пушнины. По углам острога построили несколько башен. А жили на прилегающей территории тогда, в основном, юкагиры.
Всё в том же, семнадцатом веке, Зашиверск дважды перестраивался, достраивался и реконструировался. Четыре раза стены его подвергались осаде. А около 1700 года была выстроена Спасо-Преображенская церковь бригадой местных плотников во главе с Андреем Ховаровым. Эта церковь, один из шедевров русского деревянного зодчества, как полагается, была построена без единого гвоздя из лиственницы. А главное, чудом сохранилась до наших дней. К сожалению, но это разумно, её сейчас здесь нет. В 1971-м году её перевезли в Новосибирск, восстановили и установили на территории историко-архитектурного музея под открытым небом. В середине XVIII века Зашиверск был опять перестроен и по плану 1798 года его крепостные укрепления имели форму прямоугольника.
Первоначально его русское население было немногочисленным и состояло из нескольких казаков, приказчика и 2—3 промышленных людей. В конце XVII века русское население составляло более десятка служилых людей. В 1740 году в Зашиверске было 10 дворов и несколько балаганов. В 1783 году острог стал уездным городом Якутской провинции Иркутского наместничества и в его округе проживало русских: 62 крестьянина, 33 купца и 99 мещан. В самом городе в 1796 году жило 32 купца, 83 мещанина, было 30 домов и 21 балаган. Каждый год в декабре и в январе в городе проводилась ярмарка, на которую собиралось русское и аборигенное население всей Индигирки, а также с Алазеи и Колымы. В 1803 году Зашиверск был переведен в степень заштатного города провинции. Последняя страница в истории города связана с эпидемией черной оспы, обрушившейся на горожан в 1883 году и погубившей почти всех.
Зашиверск был основан, прежде всего, как военно-административный центр сбора ясака. Город стоял на пересечении важнейших дорог. Из Якутска через Зашиверск шли сухопутные тракты на Колыму и далее к Анадырю, по Индигирке плавали к Ледовитому океану. Здесь останавливались экспедиции Стадухина и Дежнева. Особенно возросло значение Зашиверска в первой половине XVIII века, когда развернулись работы Великой Северной экспедиции. Через город проходили отряды исследователей Северного Ледовитого океана Лаптева и Сарычева.
Зашиверск уже больше не восстанавливали после той страшной эпидемии. И теперь здесь практически ничего не напоминает о той жизни. Лишь вместо церкви поставлена часовня, как памятник небольшому городку, где жили суровые и сильные люди, освоившие и прирастившие к государству Российскому огромные территории.


Часовня в Зашиверске. Берег, где стоял Зашиверск — пологий, зато противоположный берег очень крут. Рассказывают, что местные племена иногда расстреливали из луков с этих скал горожан, выходящих к реке за водой.


Здесь ещё можно встретить остатки старых срубов, но скорее всего, это были постройки уже более позднего времени, они уже не застали Зашиверск.


Эти деревянные скульптуры также созданы гораздо позднее времени существования Зашиверска.


Памятный камень в честь установленной здесь в 2000-м году часовни.


Обзорная карта Индигирки. Места обозначены.

PS. С этой замечательной рекой мне уже много раз приходилось иметь дело. В этом году я намерен изучить нижнее течение Индигирки. Кроме того, в этом году я намерен всем желающим показать Индигирку не на фотографиях, а в реальности. И ещё сейчас я готовлю фототур к Оймяконским кисиляхам. В ближайшее время опубликую программу. Пока могу обозначить только даты 16-24 июля.

В Якутии экспедиция «Полюс холода» готовится преодолеть «Индигирскую трубу»

https://ria.ru/20160726/1472841420.html

В Якутии экспедиция «Полюс холода» готовится преодолеть «Индигирскую трубу»

«Индигирская труба» — самый сложный участок на реке Индигирка, пролегающий среди отвесных скал, его протяженность составляет около 70 километров. Путешественники готовят лодки и снаряжение для сложного маршрута.

2016-07-26T09:03

2020-02-14T11:39

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/sharing/article/1472841420.jpg?14727703481581669593

республика саха (якутия)

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2016

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/_0:0:0:0_1400x0_80_0_0_3d955aed62481739923d4cc46316dff0.

https://cdn25.img.ria.ru/images/_0:0:0:0_1400x0_80_0_0_3d955aed62481739923d4cc46316dff0.

https://cdn25.img.ria.ru/images/_0:0:0:0_1400x0_80_0_0_3d955aed62481739923d4cc46316dff0.

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

республика саха (якутия), общество

09:03 26.07.2016 (обновлено: 11:39 14.02.2020)

940

«Индигирская труба» — самый сложный участок на реке Индигирка, пролегающий среди отвесных скал, его протяженность составляет около 70 километров. Путешественники готовят лодки и снаряжение для сложного маршрута.

земля долгих закатов Часть 1. Индигирка — Российское фото

«Маршрут фотоэкспедиции пролегал по порожистой Индигирке и горной системе Черского, через болотистые кочкарники и курумники на перевалах. Больше месяца палаточную жизнь в суровых северных условиях скрашивали заснеженные горные вершины республики Саха. И это было только начало». Участник Russian Photo club, пейзажный фотограф Кирилл Уютнов рассказывает об экспедиции в Якутию.


Однажды, жарким душным апрельским вечером, я сидел с ноутбуком под западноафриканским манговым деревом, пил ледяную воду под звуки цикад, и представлял себе отпуск где-то на Крайнем Севере. Геология в Гвинее давалась не так тяжело, как изматывала круглосуточная жара за 40. Узнав даты окончания моей работы на раскаленном континенте, я решил воплотить свою идею в жизнь и поехать в уже хорошо знакомую мне Якутию. К счастью, только начав планировать маршрут, я обнаружил объявление Сергея Карпухина о поиске попутчика в экспедицию по Индигирке и в горы Черского. Сергей также путешественник и фотограф, а значит наши цели в походе совпадали. И это немаловажный фактор — в обычном туристическом походе график передвижения по маршруту почти никогда не совпадает с графиком фотографа, ведь снимать различные состояния природы необходимо тогда, когда они происходят, а не когда на них есть свободное от передвижений время.

Спустя три месяца, заскочив за теплыми вещами в Москву, я оказался в столице Колымского края. Мой путь лежал по небезызвестной трассе «Колыма» от Магадана до поселка Усть-Нера на Индигирке, откуда в начале июля начинался сплав на катамаране по порожистой северной реке с радиальными пешими выходами в окружающие горы. Через месяц, в устье реки Момы, в поселке Хонуу, было запланировано пересесть с катамарана на коренастых якутских лошадей и выдвинуться в центральную часть хребта Черского, на водораздел рек Яны и Индигирки, где на ледниковом озере Табанда мы должны были встретить большое стадо северных оленей. Завершалось наше мероприятие по плану съемкой золотой осени, спуском с гор в долину Индигирки, и вылетом в начале сентября из Хонуу на самолете в Москву через Якутск. Но, как во всех остросюжетных историях, далеко не всем планам суждено было сбыться…

Магадан. Справа Нагаевская бухта, вдалеке слева за городом бухта Гертнера. Мне очень нравится этот компактный портовый город с замечательными отзывчивыми людьми.

Итак, полакомившись в Магадане пару дней колючим крабом и морскими видами Нагаевской бухты, 4 июля 2013 года я выдвинулся на такси в сторону великой северной реки. Индигирка находится ровно на полпути из Магадана в Якутск, на расстоянии тысячи километров от каждой из местных столиц. А такси дальнего следования — это, в большинстве случаев, любая машина, везущая людей в попутном направлении, но которую надо заказывать заранее. В этот раз мне достался старенький Лэнд Крузер, чем весьма меня обрадовал, ведь трястись в «буханке» целые сутки удовольствие куда менее приятное.

Трасса «Колыма» Магадан — Якутск. Это хороший ее участок где то в Магаданской области. Дорогу к Нере с Якутска во многих местах размыло дождями.

По дороге до Усть-Неры находится много исторически интересного, золотая Колыма богата на прииски, остатки лагерей Дальстроя и разного рода достопримечательности, но это не входило в мои планы, да и на такси я ехал далеко не один, поэтому дорога до Индигирки пронеслась без особых приключений, и в устье Неры я был утром 5 июля.

Новая церковь Успения Пресвятой Богородицы. Поселок живет и развивается, выглядя на фоне соседних поселений весьма бодро.

Моему взору предстал рабочий поселок, в котором жилая часть являлась весьма активной, чувствовался разгар сезона. Кругом сновали машины, в магазинах даже встречались небольшие очереди — было видно, что народ собирается в поле. В Усть-Нере базируется несколько геологоразведочных организаций, да и местное население за короткое лето должно успеть сделать необходимые заготовки. Всего в паре сот километров к югу отсюда находится полюс холода, Оймякон, но летом здесь вполне тепло и даже иногда бывает жарко.

Местный порт. На берегу — завал древесного мусора, принесенного весенним паводком. Именно он будет плыть по реке вместе с нами, когда начнутся дожди.

Встретив в Усть-Нере Сергея и третьего участника сплава, Юрия из Якутска, мы принялись вязать вещи на катамаран. Погрузив на надувное судно весь наш бутор, мы вечером того же дня выдвинулись вниз по Индигирке. Пройти в первый день предполагалось немного, нужно было лишь пересечь широкое устье Неры и встать базовым лагерем на другом ее берегу. На утро 6 июля планировалось восхождение на Оймяконские кисиляхи.

Наш катамаран с увязанными вещами. Размером он четырехместный, но, как показала практика — четверым на нем не разместиться.

«Кисиляхи» в переводе с якутского означает «человекоподобные». И ведь правда, эти огромные каменные истуканы издалека смахивают на сгорбленные фигурки людей, когда рассматриваешь их с берегов Индигирки, петляющей в сумерках в 700 метрах внизу. Огромные, до 50 м, останцы выветривания представляют собой дайки сиенитов, магматических интрузивных пород, сформировавшиеся в меловое время и слагающие ныне осевые части хребтов.

Кисилях смотрит на петляющую Индигирку. Немногим ранее, солнечные лучи бегали по долине реки, стреляя сквозь дырявые облака.

Подниматься на вершину было тяжело, на склоне повсюду были покрытые мхом скользкие камни, которые иногда выкатывались из-под ног, сильно доставали москиты. Вода с собой кончилась быстро, и пару часов я поднимался с 30-ти килограммовым рюкзаком, высунув язык. Но если на склоне еще были ручейки, то на вершине, где мы разбили лагерь, с водой были проблемы. Но благодаря курумнику и вечной мерзлоте, в ямке между камнями была найдена вполне питьевая лужица с оттайки. Питались мы без изысков, здесь и почти на всем сплаве это были разные каши с тушенкой и иногда грибной суп из растущих здесь маслят и подберезовиков, а для длительных переходов были заначены сникерсы.

Каменные изваяния стоят тут уже не один десяток миллионов лет, и вероятно простоят еще немало. Возможно, на них смотрели даже динозавры.

Непогода в горах совершенно не радовала днем, посыпала нас дождиком и сдувала ветром, но по вечерам устраивала фееричные светопредставления. Темные облака кружились по небу, периодически собираясь в бесформенные сгустки. В какой то момент ветер стихал и высоко над Индигиркой последние его порывы в клочья разрывали облачную пелену, выпуская острые лучи вечернего солнца.

Пронзая рыхлые тучи, солнечные пятна мгновенно перемещались по тайге и склонам гор, и я только и успевал их ловить, прыгая с камня на камень в попытке быть выше лиственниц.

Сверху еще была видна Нера и недавно покинутый нами поселок, иногда даже ловила сотовая связь. Мы бегали по курумнику вместе с солнечными лучами, ловя красно-розовые пятна на небе и длинные струи дождя вдалеке. Глядя на такие природные богатства, мы решили задержаться тут еще на один день.

Сергей смотрит на Усть-Неру в ожидании света. Вдалеке внизу петляют Нера и Индигирка. Ружье было припасено от медведей, но за все время так и не пригодилось.

Кисилях и лиственница. Полночь. Где то вдалеке, под подобными останцами, стоят наши палатки.

Хорошие кадры не заставили себя долго ждать, а вот еды мы взяли с точным расчетом. Пришлось доставать все заначки. Их оказалось всего два сникерса и полпачки гречки. В итоге насобирали грибов и сварили с ними гречневый суп. Причем, соль взять мы забыли вместе с сахаром. В общем, несоленые грибы это, мягко говоря, не вкусно. Но предшествующий такому ужину закат все сгладил, и мы остались всем весьма довольны.

Вдалеке еще догорало вечернее зарево, а мы уже спускались вниз, к своим палаткам. На дворе стояла светлая северная ночь, и чтобы отдохнуть, нужно было еще умудриться заснуть.

Так выглядел наш лагерь — за огромной скалой мы были защищены от ветра и от жарких утренних солнечных лучей. Рыжий цвет моей палатки для фотосъемки оказался помехой, и чтобы в кадрах не было рыжего пятна, приходилось палатку переставлять.

Кисиляхи оказались отличным местом для съемки и отдыха, но проведя на них три дня, нужно было идти дальше. Несмотря на полдня подъема, спустились мы всего за полтора часа. На улице стояла жара, и под рюкзаком я так взмок, что температура воды в Индигирке в плюс семь градусов меня не остановила — занырнул сходу как пришли. Однако, течение у нее оказалось не слабое даже у берега, и когда я вынырнул, река меня уже немного снесла вниз от лагеря. На берегу же меня ждал рой голодных до мокрого тела москитов, после которых Индигирка уже не пугала своей температурой и течением.

Днем мимо нас проплывали то огромные скалы, то пологие, заросшие ивняком, берега. Раз в пару часов делали технологическую остановку и размять ножки.

Сплавляясь спокойным темпом по нескольку десятков километров в день, мы останавливались на запланированных точках и интересных взгляду берегах, но погода и освещение не всегда позволяли сделать красивые кадры. Спустя несколько дней мы достигли поселка Предпорожный, одного из немногих на Индигирке. В советское время прииск Юбилейный добывал здесь золото из близлежащих ручьев, но в 90-х годах поселок опустел и был заброшен. Однако позже, с подорожанием золота, небольшая артель старателей все-таки вернулась сюда. Они то и накормили нас при встрече горячим обедом, удивившись столь редким в этих краях гостям.

Поселок Предпорожный, прииск Юбилейный.

На следующий день мы дошли до огромной излучины Индигирки, которая по форме на карте напоминала большую подкову, и решили снять ее сверху. Причалив к берегу, мы видели, как солнце стремительно клонится к горизонту, и, не успев разбить лагерь, схватили фоторюкзаки и ринулись покорять хребет. Продравшись сквозь валежник и бурелом, мы только через час подошли к подъему — когда солнце уже коснулось макушки хребта. Забравшись наверх, можно было наблюдать лишь длинные черные тени, расползшиеся по всей долине. Пришлось мерзнуть на вершине почти всю ночь, прежде чем севшее за горизонт солнце соизволило подсветить Индигирку красно-розовыми предрассветными сполохами.

Одна из красивейших «подков» Индигирки на фоне Силяпского хребта.

Вдалеке, по другую сторону излучины, уже виднелся еще один заброшенный поселок, Арга-Мой. Предполагая, что там также трудятся старатели, мы уже рассчитывали на обед, и не прогадали — нас вновь ожидал радушный прием и традиционные расспросы. Больше всего запомнился свежий горячий хлеб, который мы не ели уже около двух недель.

Поселок Арга-Мой под рассветным небом. Всего в 20 метрах позади меня вид на предыдущий кадр — подкову Индигирки.

Следующим запланированным объектом был район устья крупного левого притока Индигирки — реки Инъяли. Этот крупный на карте, протекающий по древнему тектоническому разлому, водный поток оказался скоплением множества небольших речных рукавов, которые не без труда, но вполне возможно оказалось перейти в болотниках. Используя окружающий горный рельеф, мы спланировали маршрут на очередную высокую излучину, с которой открывался дивный вид далеко за горизонт. Добраться до этого места случилось лишь к полуночи, но, несмотря на светлые северные ночи, небо к тому времени уже заволокло плотными серыми тучами.

К этому, подсвеченному солнцем, кончику скалы мы бежали со всех ног, увидев его издалека. Снимали, шумно дыша. Потом тучка ушла, и занятные тени перестали бегать по горному склону.

Огромная Индигирка, несущая свои мутные воды на север, смотрится с высоты птичьего полета еще шире, тем самым притягивая взгляд еще сильнее. Выше по течению стоит поселок Арга-Мой, а чуть ниже, после разрезанного течением хребта, виднеется устье Инъяли. Вздувшаяся после паводков река быстро несет на поверхности своих вод целые лесные завалы, а такие притоки, как Еченка, несмотря на присутствие наледи, пополняют Индигирку мутными потоками старательских отработок. Труднодоступность данных мест препятствует становлению популярности этого края, а иначе такие «подковы» вполне могли бы претендовать на российский Гранд Каньон.

Якутский Гранд Каньон. Вдалеке справа — устье Инъяли, совсем справа у наледи — устье Еченки, а вдалеке слева — поселок Арга-Мой.

Рассчитывая снять устье Инъяли в ближайшем рассмотрении, мы решили переплыть на другой берег Индигирки. Но сделать это оказалось непросто, мы уже стояли в правой протоке, выход из которой был после устья левого притока. Но не отступая от задуманного, мы, взяв катамаран на плечи, оттащили его к началу протоки, преодолев чуть более километра. Как хорошо, подумали мы, что у нас четырехместный кат, а не восьмиместный рафт. Однако, перебазировавшись на другой берег, снимать там оказалось нечего. Небо затянуло тучами, а Инъяли представляла собой плоские потоки воды на фоне высоких кустарников. Самые интересные места просматривались вдалеке — как раз те самые горы, с которых мы вчера снимали панораму. Вдобавок вскоре закапало и стало совсем уныло.

Начавший накрапывать накануне дождик продолжился и в следующие пару дней. Это явилось для нас предупреждением весьма долгой непогоды, так как уже несколько дней вода в Индигирке продолжала потихоньку подниматься и стала непривычно мутной. Впереди нас ждала знаменитая Индигирская труба с ее порогами, и наводнение нам было совсем ни к чему. Однако, не все было в наших силах. Перед входом в узкое ущелье с постоянными ветрами, прозванное за это «трубой», мы остановились у последнего на нашем маршруте поселка — Чумпу-Кытыл. Помимо мерзкой погоды, этот населенный пункт встретил нас хмурыми лицами местных жителей, которые дыша на нас парами алкоголя интересовались, зачем нам такие большие фотоаппараты и что мы забыли в их поселке. Ну и поскольку обедом нас тут кормить не собирались, мы закупились пряниками в местном магазине и отбыли на ночлег ко входу в «трубу».

В полной экипировке, готовые ко входу в Индигирскую трубу.

Ожидая окончания дождя и надеясь на съемку, мы устроили дневку на большой речной косе, где росло много дикого лука и бегало много сусликов и бурундуков. Благо, дрова были, и даже дождь иногда кончался, но приметив съемочные точки, мы решили вернуться к ним на следующий день. Проснувшись на утро, мы обнаружили, что стоим уже не на косе, а на острове! Воды за ночь прибыло около 4 метров, и хорошо, что мы на всякий случай еще вечером решили перебазировать катамаран повыше, к нашим палаткам — с первоначальной стоянки катамаран бы точно смыло. Надо было перебираться в более безопасное место, и мы решили войти в «трубу». Спускаться по реке стало противно и опасно одновременно — по реке плыл мусор в виде дров и смытых с берегов металлических бочек. Бревна затягивались водоворотами на дно, цеплялись за валуны, и, выталкиваемые течением, выстреливали из под воды в самом неожиданном месте.

Кисиляхи Индигирской трубы с Сергеем на пъедестале.

В итоге довольно быстро мы добрались до устья ручья Мольджогойдох, которое было одним из двух мест, где в Индигирской трубе вообще удалось причалить. Отмечу, что дождевые паводки на горных реках с большой площадью водосбора — это само по себе явление серьезное, а если при этом еще и находиться в узком ущелье, то такое мероприятие становится смертельно опасным. Но входя в Индигирскую трубу мы об этом еще не знали…

Устье ручья Мольджогойдох на фоне Порожного хребта.

На ручье Мольджогойдох мы снова сделали дневку, ожидая падения воды. Двигаться дальше в мутной бурлящей воде среди плывущих рядом семиметровых бревен было бы слишком легкомысленно. И в этот раз дневка оказалась удачной как на грибной суп, так и на отличные кадры, во время съемки которых можно было полакомиться уже поспевшей тут голубикой.

Затопленный Камаз в Индигирской трубе. Через неделю его скорее всего смоет совсем. Справа в кустах синеют еще пара прицепов.

Недалеко от нашей стоянки мы обнаружили Камаз и пару прицепов, припаркованных у берега и уже наполовину затопленных. Как выяснилось позже, машины не прошли по зимнику весной, и упершись в полынью, вынуждены были ждать следующей зимы. Они и не подозревали, что во время наводнения их смоет взбесившаяся Индигирка.

Индигирская труба. Мольджогойдохские кисиляхи.

Спустя пару дней, под все еще покрапывающим дождиком, мы рискнули продолжить сплавляться дальше, так как вода немного упала и плывущие по реке бревна и мусор, смываемые с берегов, прекратились.

Не успев наложить вкуснейшие макароны с тушенкой по мискам и залить их кетчупом, пред нашим взором раскинулась двойная радуга. Побросав котелки и схватив штативы, мы ринулись под еще не кончившийся дождик снимать редкий момент. Радости, конечно, не было предела, но ужин пришлось греть повторно.

Но уровень реки все еще был аномальным, вода теперь постоянно была мутной, повсюду кипели шиверы, бочки и поганки. По центру реки ходили метровые валы, а разгоняясь к берегу, они разбивали скалы, то и дело сбрасывая каменные обломки в воду. Впереди же нас ждал радиальный маршрут на ледниковое озеро Сыгарымни на ручье Ытабыт-Юрях, левом притоке Индигирки.

Сергей руководит греблей на сплаве. Волны швыряли катамаран из стороны в сторону, но на уже проверенном плавсредстве было сидеть еще не так страшно. Позади Мольджогойдох, впереди Ытабыт-Юрях.

Наше озеро заманчиво расположилось на отрогах Порожного хребта, в 15 километрах от шумной Индигирки. Выбрав стоянку в устье Ытабыт-Юрях и оставив там Юрия, мы с Сергеем, несмотря на некоторую усталость, решили сразу же выдвинуться в путь. Расчет был такой, что за первый день, а точнее за один вечер, мы должны будем преодолеть около 10 км пути, и на следующий день к полудню выйти к озеру.

В 5 часов вечера 21 июля у нас было довольно много оптимизма, который изрядно поугас после того, как мы устали бороться с непроходимым лиственничным частоколом и промокли насквозь. Когда мы в очередной раз скатились ближе к самому Ытабыту, между непроходимыми древесными завалами и огромными гранитными валунами можно было пройти в некоторых местах только по наледи. В иной ситуации я бы ей, как всегда, обрадовался и наверняка сфотографировал, но в данном случае я начал нервничать еще сильнее, потому как в один момент тяжелый высокий рюкзак зацепился за низко нависающее бревно, и лед ушел из под ног. Итог — пара синяков, сломанный карабин на рюкзаке и помятые алюминиевые кастрюльки. С другой стороны, в речку я не улетел и аппаратуру не разбил, но впечатления остались. Уже было понятно, что дождь зарядил надолго — все небо было обложено, ни дуновения ветерка, а полчища комаров как то особо сурово жрали мокрое лицо.

Добравшись до единственного кривого маленького холмика, который в тот момент казался раем среди болот, на добыче топлива из самого сердца огромного ствола лиственницы наши тягости в этот день не закончились. Особенно запомнилось 45-минутное раздувание вдвоем по очереди маленького костерка, который предпочитал гореть только при наличии постоянного воздушного потока. За шиворот продолжал сыпать дождь, сумерки уже не позволяли далеко видеть, а дым от неразгорающегося костра нещадно слезил глаза. Когда все же огонь начал с жадностью поглощать почти сухую древесину, мы, усевшись под надорванным тентом, наконец то вздохнули с облегчением — лагерь был поставлен. Напившись чая, я взглянул на навигатор. Было пройдено всего чуть более 4 км. Но по временным и силовым затратам было ощущение, что все 14. Расписанный по дням план похода начал стремительно рушиться.

Поначалу кажется, что место для лагеря выбрано крайне неудачно. Так вот, в радиусе километра это оказалось единственное сухое место. К тому же, завал из огромных бревен послужил нам источником дров.

На следующий день продолжал идти дождь, и от нечего делать мы занялись просушкой у костра насквозь промокшей одежды и рюкзаков, а также заготовкой дров. Костер со временем отодвигали из-под тента все дальше и дальше, так как Сергей продолжал подкладывать в него огромные бревна. В результате жить под тентом становилось все более комфортно. Дождь не прекращался, да еще и сильно похолодало, поэтому на второе утро на импровизированной стоянке Сергей встретил меня словами «С новым годом!», так как буквально в 200 м выше нас на склонах лежали небольшие сугробы. Понимая, что и в этот день из-за продолжающегося дождя мы никуда не выйдем, я затеял банный день. Наверное, самый холодный в моей жизни. Воды нагреть было не в чем, поэтому сама помывка и стирка проходили в небольшом болотце, между костром и Ытабытом, которое питали дождь и вода с оттайки. Несмотря на 23 июля, температура воды в этом водоеме была не больше 2-3 градусов, и единственное что грело душу и синеющие конечности — это огромный костер в 15 метрах.

Однако даже после такой долгой мокрой стоянки никто из нас не заболел, и после третьей ночевки мы выдвинулись дальше. Идти через некоторое время благодаря интуиции Сергея стало легче. Однако все равно мы почти полдня шлепали по болотам, и выйдя с лагеря сухими я, как назло, умудрился по пояс провалиться в узкий, но очень глубокий термокарстовый ручей, полностью залив высокие болотники, и это всего в 20 минутах ходьбы от стоянки. И хотя шли мы в целом намного бодрее, пройти за целый день удалось не намного больше, чем в первый переход. Огромные валуны также местами преграждали путь, и прыгать с рюкзаком по ним, теряя равновесие, удовольствия не доставляло. Вдобавок, они были мокрые, и раз соскользнув с такого, я чудом не сломал палец на ноге в мягком сапоге. Были и совершенно замечательные дивные березовые рощи, которым, казалось бы, тут совсем не место. Но соотношение болот и моренных холмов с рощами было явно не в нашу пользу.

Маленькое озеро на второй стоянке по пути к Сыгарымни. По этому хребту будет проходить наш обратный путь к Индигирке. Света не было, и я долго метался между плохенькой съемкой и хорошенькой смородиной.

Однако, вторая стоянка, мало того, что была на берегу маленького живописного озерца, так была еще и сухая, а также с обилием ягод и грибов. Так, на местном моренном развале гранитов вольготно произрастала каменушка — местная разновидность черной смородины, которая ароматна не только в части ягод, но также и листьев, которые мы охотно заваривали в чай. Только вот она еще была изрядно смоляниста, и пальцы после ее сбора отмывались с трудом.

Первый снимок Сыгарымни.

Отведав местных грибочков на ужин, мы помучались с больными животами на утро, но это не помешало нам встать на следующий день пораньше и выйти к намеченной цели. Дорога становилась все легче, и, несмотря на тяжелый подъем по валунам, к полудню пятого дня мы уже делали с моренного вала первые дневные снимки заветного Сыгарымни.

Из-за начавшихся днем испарений, воздух стал густым и вязким, а припекающее дневное солнышко никак не располагало к активным действиям. Попробовав спиннинговать на устье небольшого ручейка, я довольно скоро забросил это дело, так как рыба в озере себя не обнаруживала. Вскоре, занявшись делами по лагерю, усталость начала брать свое, и я, упав на так и не установленную палатку, впал в свинцовое забытье…

Горы горели потрясающим розовым светом, и хотелось смотреть на них вечно, но представление длилось совсем недолго.

Солнце начало клониться к горизонту, а потом и вовсе зашло за тучи. Последняя надежда на эффектный закат на озере таяла с уходящими солнечными лучами. Но когда до макушки хребта солнцу оставалось совсем чуть-чуть, лучи пробились таки сквозь плотные облака и осветили нежным розовым светом заснеженные вершины Порожного хребта в 12 км от нас.

Сумеречное озеро быстро погружалось в темноту, снежники уже погасли, скоро стемнеет и небо.

Фееричные розовые цвета быстро сменились фиолетовыми, а затем и темно-синими, дав нам возможность снять лучший закат за весь сплав. Отражение хребтов в озере горело всего несколько минут, после чего солнце окончательно ушло и снова пошел дождь.

Планируемый сверху кадр Сыгарымни и Ытабыта пришлось снимать в совершенно унылую серую погоду. Озеро с вершины хребта напоминало форму креста, и смотрелось бы шикарно в розовых красках. Но в этот раз нам не суждено уже это увидеть.

Следующие пару дней почти ничем не отличались от первых после выхода с Индигирки дневок. Мы также сидели под тентом, ждали окончания дождя, и наблюдали унылую, затянутую серыми облаками картину. Дождавшись небольшого перерыва в осадках, мы двинулись в обратный путь. Сыгарымни могло подарить нам еще много интересных кадров, но у нас уже не было возможности ждать. В обратный путь было решено идти по вершине хребта до самой Индигирки, и даже с траверсами, курумниками и бесконечными спусками и подъемами это было намного легче нижней дороги вдоль ручья. Сильно облегчали путь бараньи тропы, ведущие частенько туда, куда нам было надо. Дождь больше не начинался, и к вечеру первого дня обратного пути небо стало постепенно растягивать. Заночевать решили на небольшом перевале, и используя опыт поиска воды на кисиляхах, добыли воду из лужи под камушком. Скоро погода вновь немного порадовала, и хотя туч на небе было все еще немало, солнечные лучи умудрялись пробиваться сквозь облака и подсвечивать Порожный хребет. Ветер на вершине был неслабый, и иногда приходилось закрывать штатив собой, но несколько интересных кадров снять все же удалось.

Ненадолго солнце подсветило вершины хребтов вдоль Индигирки. Растительность на большой высоте оказалась весьма скудна, но когда то здесь удалось вырасти даже кедровому стланнику.

На утро продолжать идти по вершинам не вышло. Линия хребта стала круто забирать в противоположную от лагеря сторону, и выбор был либо траверсить по курумнику лишних километра три, либо спуститься в глубокий распадок и потом снова подняться. Выбор пал на ход через распадок, так показалось быстрее. Но как выяснилось позже, не сильно легче. После спуска в распадок я вдоволь напился свежей холодной воды из ручья с запахом багульника, и начался подъем. Он оказался весьма крутым, не везде можно было забраться, из-под ног сыпались камни, а замшелые кочки являли под собой ямы с ледяным дном. Тут я пожалел, что напился воды из ручья, спустя час она вся из меня вышла. Но вот, последний подъем преодолен, впереди уже была слышна Индигирка, и остался только спуск. Подойдя к началу спуска, мы обнаружили обрыв, с которого далеко вперед просматривались излучины большой реки. Сил уже было мало, и хотелось в лагерь, поэтому решили не ждать заката, снять дневной пейзаж и начать спуск вниз. Со склона, кстати, было видно, что эти скалы на закате солнцем не освещаются, они слишком высокие и солнце уже скрывается за ними задолго до мягкого вечернего света.

Индигирка радовала своим видом как никогда. Последний подъем был преодолен, впереди был лишь спуск к реке и к нашему базовому лагерю.

По возвращению в лагерь нас ждал сюрприз. Продираясь сквозь частокол лиственниц, мы вышли к берегу Ытабыта, и было подумали, что немного заблудились и лагерь в стороне. Но Сергей, кивая на большое дерево, у которого мы оставляли вещи, сказал что лагерь здесь. Был. Тут как то стало не по себе. Конечно, в лагере оставался Юрий, но мы не знали, что здесь произошло. Точнее, знали, что вода поднимается, но не предполагали, что настолько — прибыло с нашего ухода еще около 4-5 метров. Стоит отметить, что потеряв катамаран на этом участке пути, а это все еще была Индигирская труба, выбраться отсюда можно было лишь вертолетом, что баснословно дорого, или по льду. Через четыре месяца. Думая о хорошем, мы бросились вдоль кромки воды в сторону Индигирки, и через пару сотен метров услышали шаги. Замерли. Звук взводимого затвора карабина на секунду порадовал — человек! А вдруг это не наш Юра? Мы принялись кричать, что мы идем, и что все свои. Вышли на полянку — первым делом увидели наш катамаран, а затем и Юрия с карабином в руках. Он успел до поднятия воды перенести наш лагерь на соседнюю полянку на горке, а услышав хруст ветвей в кустах, подумал что идет медведь. Очухавшись от перехода, я сперва снял болотники и влез в свои ботинки. После восьми дней хождения по камням в сапогах, тяжелые треккинговые ботинки показались мне домашними тапочками. Путешествие на заветное озеро Сыгарымни закончилось, а впереди нас ждали пороги. Порыбачив еще пару дней в лагере, мы дождались падения воды до адекватного уровня, и продолжили сплав.

Так предстало перед нами предыдущее место нашего лагеря в устье Ытабыта, где мы оставили Юру и половину наших вещей перед походом на Сыгарымни. Воды Индигирки просто текли сквозь лес, ломая и смывая не очень крупные деревья. До корней деревьев по центру кадра около 4х метров. На сколько тогда вообще поднялась река, мы даже не представляли.

Пороги в наводнение — это страшно и непредсказуемо. Вся подготовка к порогам, сделанная накануне, прошла впустую. Обход порогов слева во время наводнения отсутствовал — небольшой порог с перекатами превратился в одну сплошную огромную волну от берега до берега, причем без возможности обноса — по берегам местами отвесные скалы. Крепко держась за обвязку катамарана и стараясь не думать о плохом, мы шли вперед, ныряя в двухметровые волны. Сергей имеет большой опыт сплавов по таким бурным рекам, поэтому под его командованием все пороги были пройдены успешно. Но на последнем пороге Кривун, в устье реки Кюёллях-Мустах, перед волной больше двух метров, вся жизнь пронеслась перед глазами — мы вошли в крутой под 120° поворот реки и на скорости по навигатору в 24 км/ч пронеслись буквально в метре от наваленных рекой огромных валунов и торчащих из них длинных бревен. Метром правее — и вниз сплавлялись бы уже обломки нашего катамарана.

Самый напряженный момент — впереди огромные волны и вздувающиеся с глубины поганки, а вдалеке в устье реки уже маячит Кривун. Проход самого крупного порога снимать никто не стал — нужны были рабочие руки.

Пройдя последний порог, мы хотели остановиться у разведанного тут заранее домика, где иногда жил один охотник. Домик мы нашли в десятке метров от его прежнего места с кучкой ила на крыше. Даже не представлялось, насколько здесь поднималась река — весь лес, насколько хватало взгляда, представлял из себя болото. Пришлось спускаться ниже, где горы ближе и берега не такие пологие. Остановившись на высоком лесном берегу мы устроили праздничный обед — открыли припасенную специально для этого случая бутылку коньяка, все таки пороги прошли. После, конечно, желания забираться на гору уже не было, и я отправился собирать ягоду и снимать местную фауну в виде черной сибирской белки.

Сибирская белка, прежде чем спозировать мне, закидала меня лиственичными шишками, при этом громко вереща. Но я, пока ее не снял, от нее не отстал.

Поднявшись на один из отрогов Чибагалахского хребта на следующий день, мы снова обнаружили прекрасный вид на излучины Индигирки, но острота скал не позволила снять кадр при низком солнце, тень на горы падает слишком рано.

Река, способная пробивать огромные скалы, кажется мощнее гор — насколько все же велики силы природы.

Перебазировавшись позже чуть ниже по реке и на другой ее берег, было видно ту скалу, с которой снимали накануне. Снимая панораму, я вдруг подумал, что почти постоянно смотрю на всю эту красоту сквозь видоискатель камеры, и в какой то момент поймал себя на мысли, что просто сижу и любуюсь протекающей в полукилометре внизу огромной рекой, а у моих ног уже давно копошатся сеноставки.

Острова и излучины большой реки светились под редкими теплыми лучами августовского солнца.

На очередной, и последней на сплаве, дневке мы забрались на соседнюю вершину, откуда открывался вид на устье реки Нучча, название которой в переводе с якутского означает «русский». Наверное, это имя якуты дали реке давно, когда здесь появились первые русские экспедиции.

Голова окаменевшего тролля.

А сегодня, как и на многих притоках Индигирки, где то в верховьях Нуччи моют золото. Сняв на прощание последний, и весьма удачный закатный кадр, на утро мы выдвинулись в сторону Момы.

Устье Нуччи на закате. Известняковые скалы играли вечером всеми закатными цветами, отражая своими белыми склонами весь спектр садящегося солнца.

После пересечения хребта Черского последние километры сплава были скучны и монотонны, ведь горы уже кончились, и большая река спокойно несла нас вперед, вдоль пологих, заросших кустарниками, берегов. Индигирка в районе устья Момы распадается на множество рукавов, и кажется, что плывешь в огромном море с бесчисленным количеством островов. Так мы и добрались до поселка Хонуу, где окончился наш сплав.

Поселок Хонуу в устье Момы. Недавно схлынувшее наводнение унесло с собой половину мостов поселка. Мелкие речушки, протекающие через поселок, это рукава Момы, и вздувшаяся Индигирка умудрилась поднять воду даже в них.

Разобрав и спустив наш катамаран, мы загрузились в уазик и направились в контору Момского заповедника, где нам любезно предоставили ночлег. По дороге мы узнали наконец ту цифру, о которой столько гадали. 8 метров 35 сантиметров воды прибыло в Индигирке на пике наводнения. На большинстве домов и заборов поселка была полоса, ниже которой все было размокшим и местами заиленным. Многие мосты оказались размыты, а половина дорог поселка погрузилась в огромные глубокие лужи. Местные, живущие ближе к реке, рассказывали, что даже пару дней вынуждены были добираться до места работы в поселке на моторной лодке. Но к нашему приезду вода почти вся упала, пара метров выше нормы после всего этого уже было не в счет.

Спустя пару дней настали солнечные деньки, и о прошедшем недавно наводнении напоминали лишь затопленные огороды.

В последующие дни мы приводили себя в порядок, отмывались в горячей баньке, и закупались продуктами. На календаре было третье августа, Юрий улетел в Якутск, а впереди нас ждал конный поход в сердце хребта Черского, к истокам реки Чибагалах. Но об этом я расскажу в следующей части.

Об авторе

Кирилл Уютнов родился и вырос в Москве, окончил Геологоразведочный университет, ныне занимается разведкой золоторудных месторождений. Фотографией, как и походами, увлекся еще в школе, а осознанная съемка пейзажа пришла позже, во время полевых работ. В многомесячных командировках, чтобы лучше прочувствовать природу вокруг себя, все свободное время отдавал созерцанию природных форм, что привело к вдумчивой фотосъемке естественных красот окружающего мира. Снимал от Арктики до экватора, но природа российского Севера полюбилась ему больше всего. За последние пять лет с фотоаппаратом в руках посетил Якутию, Колыму, Чукотку, Камчатку, Кавказские и Уральские горы, плато Путорана и озеро Байкал, Кольский и Таймырский полуострова.

Член Союза фотохудожников России и Русского географического общества, победитель фотоконкурсов от National Geographic, Humanity Photo Awards, Micromine, Russia Discovery, Trip2Rus, «Полярная перспектива», «Моя планета» и других компаний, печатался в журнале Foto&Video, стипендиат Министерства культуры РФ за Проект о природе Севера, публиковался в российских и зарубежных СМИ на многих языках, участник десятков коллективных выставок в Китае, Беларуси, Украине и многих городах России.

Сайт: http://geomosk.35photo.ru/, https://www.facebook.com/kirill.uyutnov

Индигирка — Клуб путешествий Вольный Ветер

                                                          р.Индигирка

Поход  в горы, где редко бывает человек, где еще можно встретить снежнего человека — чучуну.

Маршрут: Москва – Якутск –Усть-Нера – р.Индигирка – Хонуу – Якутск — Москва

Длина маршрута: 375 км, из них водная часть 345 км, (радиальные экскурсии налегке 30 км)

Категория сложности: 3

Продолжительность похода: 18 дней (15 походных дней)

Количество участников: 8

Сроки:  22 июля — 9 августа

                                  Краткая анотация

Индигирка река с довольно быстрым течением. В среднем участке река прорывается сквозь горный хребет. Здесь располагается сложный участок с мощными шиверами и порогами, при этом все ключевые места можно обойти у берега, получив удовольствие от качания по волнам. При нашей высокой воде многие препятствия были залиты водой, что упростило прохождение. После порога Кривун река выполаживается  и дальше течет без препятствий. Перед поселком Хонуу в русле много разбоев.  Индигирка река с прекрасными пейзажами, с очень сердечными и общительными местными жителями.

                               Индигирка Лоция

Михаил Местников  туристическая компания «Nord Stream» Якутск [email protected]

Наиболее интересный для спортивного сплава второй маршрут начинается от поселка Усть-Нера. На первом участке между посёлками Усть-Нера и Чумпу-Кытыл река описывает большие дуги, обходя возвышенности со скалистыми берегами. Скорость реки 2,5 м/с, средний уклон 0,5 м/км. Ширина русла 250 — 400 м. Прижимы редки. Возможно движение моторных лодок и небольших самоходных барж. Второй участок — порожистый, протяжённостью 90 км. Главными препятствиями являются мощные шиверы, образуемые вынесенным притоками крупным валунами. Подводные косы располагаются ниже притоков. На последнем участке река, выйдя из гор, разбивается на протоки и течёт по широкой долине.

В русле много островов. Несмотря на обычные условия сплава, чувствуешь мощь реки, оттого становится не по себе. «Колоссальные размеры реки и окружающих гор, бешеный бег воды, грозное шуршание под лодкой — всё это подавляет. Никогда, пи на каких порогах Ангары или Средней Тунгуски не было у меня такого ощущения, что я стоял лицом к лицу с неизбежным, с роком», — писал С. В. Обручев.
Долина Индигирки кажется со всех сторон сдавленной горами. На западе возвышаются высокие вершины Уолчапского хребта, на юге Тас-Кыстабыта, Усть-Нерская гряда подступает удивительными останцами. Река до устья Уолчана спокойна.

 

В начале второго кривуна справа впадает приток Софроновский. Назван он в память о Софронс Кривошанкинс, умершем в 1949 г. в возрасте 109 лет. Его юрта у прижима была гостеприимно открыта для всех геологов.

Перед устьем Тирехтяха (274) па правом берегу идёт дорога к посёлку Захарепко. Впереди громоздится массив горы Нюр-гюн-Тас, против которой в излучину Индигирки впадает река Уолчан (265). Кажется, что Индигирка устремляется в его широкую долину. Но у высокого скального обрыва неожиданно поворачивает. За Уолчаном па 3 км река бурлит. Волнобой вызван скальным прижимом и камнями в русле.

В устье реки Куобах-Баса (253) стоит посёлок Предпорож-пый. Здесь в долине Индигирки идут обрывы с обнажениями алевролитов, смятыми в узкие складки. Через 8 км Индигирка огибает массив Балтахта-Хая, па правом повороте у впадения Бергенпяха (239) плещет шивера. Еще 10 км до интересного места па реке. «Подкова» — почти замкнутая петля в обрывистых берегах. Река упирается в огромную обрывистую сопку, испещрённую паутиной трещин. Отброшенная скалой в обратную сторону река кидается на другую сопку, но та ещё раз поворачивает вспять могучий поток. На крутых поворотах течение прижимает лодку к берегу. Ниже поселка Аргамой (218), расположенного на широкой террасе правого берега, находится метеостанция «Предпорожный». Река на время успокаивается, в русле появляются острова.

В 5 км перед устьем Иньяли (202) в резком повороте па запад река бьёт в скалистую сопку. Степа, настоящая неприступная крепость, интересна обнажениями горных пород, прорезанными рекой. Перед притоком на левом берегу удобная стоянка. Низкая, заросшая травой терраса тянется до подножия гор. Такие степные участки по Индигирке охватывают долину от верховьев реки до Момы. Флора их имеет много общего с флорой американских прерий бассейна Юкона. Степи широко используются как весенние и осенние пастбища для коров и лошадей. Весной же они раньше освобождаются от снега, их посещают зайцы, лоси, медведи.

За поворотом к западу, ниже Хатые-Юряха (187), Селивановская шивера с валами до 1 м. В 1931 г. при сплаве груза здесь утонули сотрудник экспедиции Бусика, промерщик В.В. Селиванов с местным проводником Г. Е. Старковым.

Ниже шиверы па высоком левом берегу расположено село Чумпу-Кытыл (177). Оно связано авиасообщением с Усть-Нерой и Хонуу. Через 10 км па правом берегу Индигирки нежилой посёлок Хаптагай-Хая. Река неумолимо приближает вас к ущелью Порогов. В излучине впадает Таскан (156), перед устьем, на левом берегу, тянутся обрывы. Наконец, река устремляется па север. Начинается знаменитое ущелье. Высокие отвесные берега обнажают глубинные пласты горных пород. Наклонные и вертикальные, восстающие и падающие, они говоря!’ о титанической борьбе в недрах земли. Отвесы часто облицованы «зеркалами» — блестящими плитами. В обнажениях видны пегматитовые жилы с. крупными кристаллами кварца, полевого шпата, мусковита. Окружающие горы, покрытые россыпями щебня и лишенные растительности, усеяны скальными останцами. Ну так и кажется, что вылезли па гребень жёлтые степные; зверьки, вытянулись и посматривают на плывущих. Сказочная красота берегов хранит и память о разыгравшейся здесь трагедии. В разгар полевых работ Индигирской экспедиции 30 июня 1931 г. при предварительном осмотре на моторной лодке порогов погибли начальник экспедиции В. Д. Бусик и его помощник Е. Д. Калинин. Оголённые в русле реки при низком горизонте воды отдельные камни послужили причиной аварии и гибели.

Впервые пороги Индигирки прошёл геолог А. П. Васьковский, сообщает С. В. Обручев в одной из своих книг. Большое ущелье называют Индигирской трубой, Улахан-Хапчагаем, Индигирскими порогами, порогами Бусика. Ущелье врезано в горы почти на 2 км. Уклон долины возрастает до 3 м/км, скорость реки до 4,5 м/с. Поток мечется между каменистыми берегами. Ширина его 150 — 200 м, но свободная для сплава часть гораздо меньше. Основные препятствия — высокие валы (до 2 м), прижимы, пенные ямы.

 

Километром ниже ручья Талыпья, впадающего в повороте слева, на реке перекат (148). Он под углом пересекает Индигирку и заканчивается перед обрывом правого берега. Против устья левого притока Сигиктях (144) выдаётся красивый каменный мыс. За ним в некрутом повороте реки гремит шивера.
Первый порог расположен у правого ручья Ханнах (143) на прямом участке реки, длина его 100 м. Он представляет хаотическую толчею воды. Валы достигают 1 м. Проход левой частью русла. Отсюда идёт наиболее бурная часть ущелья. В распадке ручья Мольджогойдох (142) сквозь дырявую скальную перемычку проглядывает ослепительная наледь. Через 300м на левом берегу начинается высокий скалистый обрыв — утёс Бусика и Калинина, названный в память о погибших. За ним у правого берега идут метровые валы порога 70 м длиной, которые нетрудно обойти. Встречающуюся дальше шиверу (140) преодолевают по середине русла.

От правого ручья Мустах (134) начинается серия порогов. На участке реки 5,5 км гудит четыре порога. Длина первых трёх до 400 м, валы в них достигают 1,5 м. Проход у левого берега. Река здесь более 100 м шириной, есть возможность маневрирования. В четвёртом пороге (130) валы направлены к правому обрывистому берегу. Там, усиленные отбойной волной, они достигают 2 м и более. Порог тянется 600 м. Проход рядом с валами, ближе к левому берегу. Непредсказуемые хаотические, очень высокие волны создают опасность для малых судов. «Где, на какой реке на протяжении десятков километров во все 200 метров её ширины гуляют такие зубастые волны по два — три метра высотой? На память приходят осенние штормы Байкала», — пишет М. Кочергинский.

Следует сказать, что все препятствия в ущелье — с хорошо видимым стрежнем. Почти всегда можно пристать к одному из берегов. Если один берег скалистый, то противоположный представляет крупногалечную косу, а чаще крутую террасу, заросшую кустарником и лесом. Почти все шиверы можно обойти, что позволяет местным жителям преодолевать ущелье на моторных лодках. При составлении описи порожистого участка в материалах Индигирской экспедиции отмечалось, что характерной особенностью течения реки являются перепады с большим уклоном дна и волнением потока из-за высоких скоростей течения воды но крупным валунам. Всего таких перепадов, известных под названием порогов, было обнаружено 13. Все они находятся в районе впадения притоков. И поэтому «эти пороги не являются таковыми в настоящем значении этого слова, а имеют характер шивер в местах бывших скоплений валунов», — писалось в отчете.

Долина Ытабыт-Юряха (126) угадывается не сразу. Закрытая горами, она появляется неожиданно. Левый берег притока — высокая сухая терраса, покрытая лесом, с прекрасными лужайками — давно облюбован рыбаками. Тут стоит палатка, столик. Прекрасное место для дневки, тем более, что в устье Ытабыт-Юряха знатная рыбалка. Долина притока очень красива. Чистый горный поток грохочет в светлых окатанных валунах широкого русла. Ниже Ытабыт-Юряха, у правого берега, шивера длиной 150 м. Проход в правой части русла. 5 км ниже её километровая шивера у правого берега. Здесь берег представляет бурую отвесную скалу. Гора будто срезана тупым ножом, отчего весь обрыв иссечён чёрными трещинами и гротами. С отвесной скалы срывается маленький водопадик.
В устье ручья Огоннср (115), впадающего в крутой излучине, шивера с валами до 1,5 м у левого берега. Прижима здесь нет. Ниже в русле попадаются редкие камни, выступающие в малую воду.

Пройдена лишь часть ущелья — прорыв хребта Порожного. Теперь высокие горы отступают от реки, русло становится шире. Отроги Чибагалахской цепи также участвуют в создании препятствий на Индигирке. И река остаётся бурной, на редких местах она не плещет большой волной. Перед кривуном слева тянется скальный обрыв заросшей лесом террасы. Он разбит на отдельные блоки глубокими расщелинами. От воды поднимаются столбы, наверху — неприступные башни. А между ними будто раскинулось селение из многочисленных вписанных в эти скальные выступы и трещины келий.
У нижнего края утёса Апгус-Тас начинается порог. В первой ступени, расположенной у

 

Пройдена лишь часть ущелья — прорыв хребта Порожного. Теперь высокие горы отступают от реки, русло становится шире. Отроги Чибагалахской цепи также участвуют в создании препятствий на Индигирке. И река остаётся бурной, на редких местах она не плещет большой волной. Перед кривуном слева тянется скальный обрыв заросшей лесом террасы. Он разбит на отдельные блоки глубокими расщелинами. От воды поднимаются столбы, наверху — неприступные башни. А между ними будто раскинулось селение из многочисленных вписанных в эти скальные выступы и трещины келий.
У нижнего края утёса Апгус-Тас начинается порог. В первой ступени, расположенной у левого берега, основные валы перед крутым поворотом, где в воду наклонно уходят коренные породы. Вторая ступень идёт ниже поворота, где впадает правый приток Кюсллях-Мустах (110). Главная струя направляется к левому берегу. Ступени короткие — около 250 м, вал доходит до 2 м. Оба участка проходят ближе к правому берегу, к которому при необходимости удобно причалить.

Громады Порожного хребта остаются позади. Дальше идут столовые горы — плоские, покрытые лесом, террасами спускающиеся к реке. В августе после первых осенних заморозков словно выставлены изумительные полотна, в которых над изумрудной водой Индигирки видишь в густой зелени лиственничников трепет жёлтых берёз, багрянец шиповника и разноцветье полярной берёзки.
В устье Чибагалаха (98) длинный перекат у левого берега. Место впадения крупнейшего иа участке сплава левого притока является одним из самых красивых. Хороша здесь рыбалка. Прекрасен вид с близлежащей сопки Сого-Хая (1096 м). Красивы осыпные склоны серо-голубоватых гор, протянувшиеся грядой поперёк Индигирки, совершенно выпадающие из гаммы окружающих сопок.

В 5 км ниже устья Чибагалаха на правом высоком берегу изба, где часто останавливаются рыбаки. На берегу песчаная отмель. За обрывами с жёлтыми и голубыми осыпями тихий плёс, а перед поворотом налево порог (96) на прямом участке. Вал до 1,5 м, проход по струе. Снова река поражает красотой своих берегов. Обрывы горы, разрезанной тремя щелями-распадками, усеяны останцами. Под ними чёрная, покрытая тенью вода кажется таинственной.

Узкую цепь Чемалгинского хребта река режет спокойно, без лишнего волнения. И вот горы позади. Вокруг низкие залесенные берега и непривычно огромное небо. В подступающем к галечному берегу лесу идут вдоль реки набитые тропы. Большие лесистые острова делят сё на равноценные протоки, а впадающие притоки незаметны. Здесь сильно мешает плыть ветер. Он появляется чаще перед обедом и усиливается к вечеру.

После впадения речки Учча (77), где не раз туристы отмечали лучшую за весь сплав рыбалку, начинается равнинный участок сплава. Индигирка вступила в пределы Момо-Селен-няхекой впадины. Появляются острова. Справа впадает Тихон-Юрях (45). Речные суда поднимаются до его устья. По берегам — сенокосы.

На правом берегу против длинного острова посёлок Собо-лох (28). До пего от реки с километр. Впереди постоянно видна длинная цепь Момского хребта. Кое-где на реке идёт размыв берегов. На подводных косах застряли кусты, деревья. Широким руслом вливается Мома (0). Ее вода, как и других больших притоков, долго не смешивается с индигирской. Так и текут два потока рядом. До лодочной пристани остаётся 2 км, столько же пешком до села Хонуу.

 

Еще одно описание Индигирской Трубы:

Около устья левого притока — реки Таскан (165-й км) воды Индигирки собираются в одно русло. Скорость резко возрастает. Река бежит по огромной дуге вдоль обрывистой террасы, а еще через 5 км поворачивает на север и втискивается в ущелье Порожноцепинского гранитного массива. Начинается знаменитое Большое Ущелье (Улахан-Хапчагай). Эту часть Индигирки называют также Момские пороги, Индигирская труба, пороги Бусика (в память о начальнике экспедиции Наркомводтранса В. Д. Бусике, погибшем здесь в 1931 г. при разведке порогов).

Стокилометровое ущелье, врезанное почти на 2 км в гранитные массивы Порожного и Чемалгинского хребтов, необычайно эффектно. Чередой проходят отвесные обрывы — один выше другого. Впечатляют скальные обелиски на гребнях водоразделов боковых притоков и сказоч¬ные изваяния выветренных известняковых обнажений. Шлейфы разноцветных глыбовых осыпей спускаются к реке. Немало здесь и красивых таежных уголков. Берега реки вымощены крупными валунами, но частые прижимы и крутые склоны делают ущелье проходимым по берегу только в низкую воду.

На протяжении первых 50 км Индигирка пробивает себе путь сквозь Порожный хребет. Уклон возрастает до 3 м/км, скорость достигает 15-20 км/ч. Река мечется от одного борта ущелья к другому, подмывая скалистые обрывы. На излучинах образуются косы из крупных окатан¬ных валунов. Ширина русла 150-200 м. В местах выхода коренных пород (гранитов) встречаются гребневидные пороги. Они расположены, как правило, у берегов, занимая не более трети ширины русла. Водный поток, обладающий огромной энергией, расчистил себе фарватер практи¬ески на всем протяжении ущелья, Глубина здесь 3-5 м, а в местах сужения до 10 м. Основная сложность — прижимы, двухметровые «стоячие валы», пенные ямы, другие формы бурного потока.

Наиболее сложная часть ущелья идет от устья ручья Сигихтех (175-й км сплава), напротив возвышается красивый каменный мыс. За ним в повороте реки гремит шивера. Первый порог через 1 км. Его длина 200 м, валы 1,5 м. На 178-м км сплава слева возвышается высокий скалис¬ый утес Бусика и Калинина. Сразу за ним порог, который лучше проходить вдоль левого берега. Ниже шумит шивера, идти через нее по центру. От правого ручья Мустах (185-й км) начинается серия из 4 порогов общей длиной 5,5 км — проход вдоль левого берега. Наиболее мощный — последний участок, где валы достигают высоты 2 м. В устье реки Ытабыт-Юрях (195-й км) — высокая терраса, покрытая лесом, прекрасная рыбалка. Ниже расположена шивера, через 5 км еще одна — у отвесного правого берега.

Порожноцепинский массив — лишь первое звено Большого Ущелья. Покидая его, Индигирка находится почти в таком же неистовом состоянии. Высокие горы несколько отступают от реки, русло становится шире, скорость уменьшается.

 

Слева долго тянется скалистый обрыв, заросший лесом террасы. Опасный участок начинается перед устьем правого притока — реки Кюеллях-Мустах (220-й км), у нижнего края обрывистого берега. Это порог «Кривун». Индигирка делает левый поворот на 120°. В русле шивера, выходы коренных пород у левого берега. По всей ширине реки хаос «стоячих валов», буруны, сливы, водяные фонтаны.

Следующие 15 км Индигирка плавно течет по расширенной части ущелья. Левый обрывистый берег демонстрирует удивительное явление — индигирские «кружева». Смятые осадочные толщи создают непередаваемую гамму цветов и форм. Они протянулись вдоль реки на многие сотни метров.

Очень интересно устье крупного левого притока Индигирки — реки Чибагалах (225-й км). Своим мощным ударом она как бы отодвигает поток Индигирки, образуя 200-метровый продольный вал.

Ниже Чибагалаха Индигирка прорезает Чемалгинский гранитный массив. Река вновь сужается, возрастает скорость. На 235-м км — порог. Здесь ущелье наиболее узко и мрачно. Особенно грандиозны скалистые обрывы левого берега на 240-м км сплава. Скалы местами нависают над водой, образуя «карманы». Характер пре-прятствий тот же, что и на Порожноцепин-ском участке.

Отличительная черта Большого Ущелья — мощные валунные косы, как правило, ниже впадения притоков. Коса отходит от берега под углом 45° и может перегораживать половину русла, стесняя и без того бурный поток. Ниже косы располагается тихая заводь. Правобереж¬ных кос больше.

Приняв справа реку Учча (250-й км), Индигирка выходит из теснины, а в районе устья Тихон-Юряха (285-й км) широко разливается на просторах Момо-Селенняхской впадины. Появляются прото ки и острова, по берегам сенокосы, фер¬мы. Перед устьем Момы, на правом берегу, село Соболох, а ниже устья — село Хонду, конец маршрута (320-й км). Село расположено в 3 км от ближайшей протоки, у подножия Ю-горы. Ширина Индигирки здесь 1200 м, препятствий ниже нет. До Хонуу в высокую воду поднимаются суда, так что дальнейший сплав спортивного интереса не представляет, хотя интересен в историческом, геологическом и этнографическом планах.

График  похода:

1-3 день (22-24 июля) — Якутск — Усть Нера

4 день  (25 июля) Усть Нера — устье лев. притока Хаяргастах.

5 день (26 июля) — устье лев.притока Ольчан

6 день (27 июля) – устье лев. притока Иньяли

7 день (28 июля) — дневка, свободный день, фотосъемка ледника, радиальный выход по притоку

8 день (29 июля) — устье пр. притока Хатыс-Юрях

9 день (30 июля) – поселок Чумпу-Кытыл

10 день (31 июля) — лев. приток Таскан

11 день (1 августа) — дневка, свободный день, рыбалка

12 день (2 августа) — лев. приток Ытабыт-Юрях

13 день (3 августа) — дневка, свободный день, радиальный выход в верховья притока.

14 день (4 августа) — пр. приток Сары-Кыллах.

15 день (5 августа) — пр. приток ниже пр Учча

16 день (6 августа) — правый берег перед пр. Тихон-Юрях

17 день (7 августа) — сплав по Индигирке не доходя до п. Хонуу 8 км

18 день (8 августа) — сплав по Индигирке до п. Хонуу.

19 день (9 августа) — вылет в Якутск

МУЗА НАШЕГО ДВОРА Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Река Индигирка и семь её замечательных мест. 

Пожалуй, большинство жителей России, хоть как-то знакомых с географией родной страны, про Индигирку слышали. И для этого большинства представляется она очень далёкой, дикой и необжитой рекой. На самом деле, если с Индигиркой познакомиться в реальности, то окажется, что эти представления недалеки от истины. Хотя, как и на всех других реках, на берегах Индигирки издревле селились люди. Когда-то юкагиры, эвены и другие народы, позднее якуты и русские. Но и до сих пор здесь не так много населённых пунктов, да и те не очень крупные.

Наиболее крупный из них посёлок Усть-Нера, с населением около шести тысяч человек, хотя в лучшие советские времена, в период расцвета геологической деятельности, здесь численность жителей достигала двенадцати тысяч. Но и сейчас для Усть-Неры есть перспективы, ведь посёлок расположен на пересечении двух транспортных артерий – Колымской трассы, единственной автомобильной дороги, пересекающей реку и соединяющей Якутск с Магаданом, и собственно самой Индигирки, которая в этом качестве работает не только летом, но и зимой. Именно от Усть-Неры возможна навигация для небольших катеров ниже по реке, но только до того места, которое называется «Индигирская труба». Там река входит в узкое и суровое ущелье среди гор хребта Черского, где бушуют грозные и непроходимые пороги. Навигация также существует и в нижней части реки от устья до посёлка Хонуу. Но когда Индигирка замерзает, вот тогда-то она и становится дорогой, зимником по которому осуществляются все грузоперевозки от посёлков, расположенных ниже по реке. И даже от самого Чокурдаха, который находится уже в самом нижнем течении, можно выехать на Колымскую трассу, а отсюда куда угодно, хоть до самой Москвы. Но зимник по Индигирке это отдельная тема, достойная своего рассказа, дорога суровая и опасная, но другой здесь нет.

Индигирка – одна из наиболее крупных рек северо-востока России, имеющих самостоятельный сток в море. Её длина вместе с истоками достигает почти двух тысяч километров. Хотя, собственно Индигиркой эта река называется только после слияния двух рек Туора-Юрях и Тарын-Юрях. Истоки Индигирки берут своё начало в хребте Сунтар-Хаята и Оймяконском нагорье, затем река рассекает хребты огромной горной системы, называемой хребтом Черского, наиболее возвышенной на северо-востоке страны. Именно здесь самые суровые и труднопроходимые места на реке, но здесь же и самые красивые. Выйдя из гор хребта Черского, Индигирка несёт свои воды по Момо-Селенняхской межгорной котловине. Затем пересекает не очень высокие отроги Момского хребта и лишь только после этого окончательно выходит на равнину, где и течёт в низменных берегах оставшиеся чуть более тысячи километров вплоть до Восточно-Сибирского моря. От самых истоков до устья Индигирка протекает по территории Якутии.

Что касается названия реки, то под этим именем она стала известна с 1636-го года, когда тобольский казак Иван Ребров добрался сюда морским путём от устья Яны. Это и было первое открытие Индигирки русскими. С местных языков перевести название можно как «Собачья река», это связано, вероятно, с тем, что местные жители из домашних животных имели только собак. Впрочем, существует и другая версия, будто жил тут эвенский род инди. Индигыр – люди рода инди.

Об Индигирке можно рассказать много всего интересного, в совершенно разных аспектах. И никак не избежать, конечно, ландшафтной или эстетической привлекательности этой реки. Здесь столько удивительно красивых мест, что никого не оставят равнодушным. Это просто рай для профессионального пейзажного фотографа. Но рай суровый и труднодоступный. И, в силу того, что не так много людей здесь бывает, то места эти ещё мало кто видел. И уж тем более, визуально мало кто представлял на широкое обозрение. Значит, пора это сделать. Всего лишь семь замечательных мест, что совсем не означает, что тут нет больше ничего интересного.

Место первое. Озеро Лабынкыр.

Как уже было сказано, Индигирка образуется от слияния двух рек – Тарын-Юрях и Туора-Юрях. Одним из наиболее крупных притоков Туора-Юрях является река Лабынкыр, соответственно это один из истоков Индигирки. Рассказывая об Индигирке невозможно опустить Лабынкыр, потому что выше по этой реке лежит довольно большое одноимённое озеро, которое является настоящей достопримечательностью не только Оймяконского района, к которому принадлежит, но и всей Якутии в целом. А дело всё в том, что с этим озером связана легенда о неком, будто бы живущем в озере неизвестном науке животном, по описаниям похожем на плезиозавра. Что-то вроде якутского озера Лох-Несс. Здесь, правда, Несси называют лабынкырским чёртом. Местные жители ревностно относятся к легенде и не очень любят, когда приезжие сомневаются в ней. Впрочем, истоки легенды, вероятно, нужно искать не в реальности, а в человеческом сознании, склонном к поискам выхода из этой самой реальности, которая большинство людей почему-то не устраивает. Но, на самом деле, озеро Лабынкыр и без всяких чудовищ достойно того, чтобы его увидеть. Вот только добраться сюда непросто. Ближайший населённый пункт посёлок Томтор находится в сотне километров и дорога сюда вездеходная по болотам, да камням. Редкие путешественники добираются сюда именно на вездеходе или на лошадях, или даже просто пешком.


Прекрасно не только само озеро Лабынкыр, но и окрестности. Эта наледь лежит на реке Лабынкыр в десяти километрах выше озера.


Самая северная часть озера, здесь из озера вытекает одноимённая река. Тут же есть большой дом, который может приютить много путников.


Южная часть озера. Погода на озере не часто балует.


Вид от южной оконечности озера на север. Отсюда можно увидеть озеро во всю его длину. Лабынкыр протягивается с севера на юг примерно на 15 километров, а в ширину достигает четырёх километров.


Северная часть озера гораздо более низменная, чем южная.


Южная часть озера.

Место второе. Оймякон – полюс холода.

Действительно, место с самыми холодными зимами в северном полушарии находится именно здесь, в Оймяконье. Документально тут регистрировались температуры вплотную к отметкам минус семьдесят градусов ниже нуля. А уж минус пятьдесят считается вполне нормальной температурой и держится обычно на протяжении одного-двух месяцев. Впрочем, в Якутии есть ещё один район традиционно находящийся в споре с Оймяконским за «снежную пальму» первенства по морозам – Верхоянский. Причина такого сурового климата в его резко континентальном характере, а также в зимних температурных инверсиях. В условиях продолжительных антициклонов при отсутствии ветра, в широких межгорных котловинах как раз и создаются условия для этих самых температурных инверсий, когда более тяжёлый холодный воздух опускается на дно этих межгорных котловин, в которых, как правило, и находятся населённые пункты. Так что зимой здесь в горах даже теплее, чем и пользуются местные оленеводы, стада которых вольно пасутся и зимой. Административно центром Оймяконского района является Усть-Нера, но когда говорят об Оймяконье именно как о полюсе холода, имеют ввиду посёлок Томтор, который расположен вовсе даже и не на берегах Индигирки, а на берегах Куйдусуна, её левого притока. А на самой Индигирке, в сорока километрах от Томтора, стоит посёлок поменьше, который так и называется Оймякон.


Минус 71,2. Именно этой температурой бравируют оймяконцы. На самом деле нужно отметить, что такой температуры здесь никогда не регистрировалось. Возможность такой температуры некогда рассчитал Сергей Обручев, исследователь этого края. Документально регистрировались температуры лишь немногим ниже семидесяти градусов.


Посёлок Томтор.


Посёлок Томтор и стела, напоминающая, что вы находитесь на полюсе холода.


В посёлке Оймякон есть свой памятник полюсу холода. Здесь же упомянут и Сергей Обручев, автор температуры -71,2.


Посёлок Оймякон.

Место третье. Оймяконские Кисиляхи.

В окрестностях Усть-Неры можно увидеть удивительные ландшафтные образования. Повсеместно по гребням окружающих гор разбросаны гранитные останцовые комплексы. Они настолько причудливы в своих формах, что порой возникает идея об их рукотворном происхождении, хотя это всего лишь процессы морозного выветривания поработали. Впрочем, скучное научное объяснение, также как и в случае с Лабынкыром, многих не устраивает, а вот идея рукотворности очень даже находит отклик. Здесь у оймяконцев тоже давний конфликт с верхоянцами. Подобные останцовые комплексы есть в разных местах Якутии, в том числе и в Верхоянском районе поблизости с посёлком Батагай, те даже более известны и уже довольно раскручены как туристический бренд. А в последнее время оймяконцы стали активно посягать теперь уже и на «каменную пальму» первенства в этом вопросе. Именно относительно верхоянских останцов возникло наименование Кисиляхи, а точнее, если в якутской транскрипции, то Кигиляхи, с мягкой буквой Г. Киги на якутском означает человек. То есть Кигилях – человекоподобный. Так вот, верхоянцы очень ревниво относятся, когда оймяконцы свои останцы тоже называют Кигиляхи. В любом случае, этот останцовый ландшафт вряд ли кого-то оставит равнодушным. Особенно потрясающие комплексы разбросаны чуть ниже устья правого притока Индигирки, реки Нера, их прекрасно видно прямо из Усть-Неры, но чтобы туда добраться, нужно немного спуститься по реке и затем подняться на гору.


Оймяконские кисиляхи.


Отсюда и Усть-Нера хорошо видна. И это одно из немногих мест на Индигирке, где можно воспользоваться мобильной связью.


Останцы шеренгами выстраиваются по гребням гор.


Отсюда и на Индигирку замечательный вид.

Место четвёртое. Устье реки Иньяли.

Несколько ниже двух закрытых уже старательских посёлков – Подпорожный и Хатыннах, но немного выше здравствующего до сих пор небольшого якутского посёлка Тюбелях или его ещё называют Чумпу-Кытыл, в Индигирку слева впадает довольно большой приток Иньяли, а почти напротив, справа впадает река поменьше, под названием Еченка. Подпорожный и Хатыннах относятся ещё к Оймяконскому улусу, а вот Тюбелях уже к Момскому. В этом месте Индигирка закладывает крутую петлю, а долины Иньяли и Еченки практически перпендикулярно примыкают к долине Индигирки. Они явно развивались по тектоническому разлому, пересекающему долину Индигирки. И на всём этом пересечении создаётся простор, потрясающий своей красотой. Особенно поражает широко распахнутая долина Иньяли, с горами, будто уходящими куда-то вдаль. И по Иньяли и по Еченке активно работают старательские артели, но не золото является настоящим достоянием этих мест. Первозданная красота — вот настоящая ценность.


Широкая долина Иньяли. Снято с противоположного берега Индигирки. На устье Иньяли разбегается многочисленными протоками.


Река Индигирка чуть выше устья Иньяли.


Индигирка и долина Иньяли. Так же как и на Еченке на Иньяли в июле ещё лежат отдельные островки наледей. Наледи характерное явление для зон вечной мерзлоты, их наличие также косвенно говорит о тектонических нарушениях в этих местах. По этим ослабленным тектоническими подвижками зонам на поверхность поднимаются подмерзлотные воды, которые как раз и являются основным фактором возникновения наледей.


На устье Иньяли.


На устье Иньяли.

Место пятое. Индигирская труба.

Якутский посёлок Тюбелях, последний населённый пункт перед той частью реки, где уже никто не живёт. Просто потому, что здесь Индигирка входит в горы хребта Черского. Это самое суровое и мрачное место на реке, которое называют «Индигирской трубой». На этом участке, длиной около тридцати километров, высокие горы будто загоняют реку в тесное ущелье, где она всей своей мощью пытается пробиться сквозь эту каменную преграду. И как обычно бывает в таких местах на реках здесь полно грозных порогов, которые лишь немногие из местных жителей рискуют преодолевать на своих моторных лодках, да и то лишь тогда, когда уровень воды благоприятен для этого. Даже для спортивных туристов на специальных средствах сплава эта часть реки представляет определённые трудности и опасности и не так уж часто здесь можно наблюдать таковых. Разве что несколько групп за сезон, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Несмотря на суровость этого участка, в нём тоже есть свои красоты. Особенно хорош Мольджогойдох, небольшой левый приток Индигирки ещё почти в самом начале Трубы. А вообще первый населённый пункт после Тюбеляха на Индигирке — посёлок Хонуу, только лишь в полутора сотнях километров ниже. Так что, по сути, это самая дикая и необжитая часть реки.


Вход в «Индигирскую трубу». Горы здесь настолько тесно встают, что кажется, будто реке некуда дальше течь.


Долина Мольджогойдоха.


Индигирка на устье Мольджогойдоха. Летом 2013-го года на Индигирке случилось серьёзное наводнение, река переполнена мутной водой. На дальнем плане по левому берегу скала, которую называют – утёс Бусика и Калинина. Здесь в 1931-м году работала Индигирская экспедиция и 30 июня при предварительном осмотре порогов на моторной лодке, погибли начальник экспедиции В.Д. Бусик и его помощник Е.Д. Калинин.


Рядом с устьем Мольджогойдоха по гребню протягивается группа гранитных останцов, как один из важных элементов местных пейзажей. На верхушках некоторых останцов можно отыскать очень удобные площадки, откуда открываются прекрасные виды на Индигирку.


Долина Мольджогойдоха.

Место шестое. Устье реки Чибагалах.

После того, как река вновь выйдет на простор из тесного ущелья «Индигирской трубы», она ещё какое-то время никак не может успокоиться. И хотя последний, но, пожалуй, самый серьёзный порог Кривун остаётся напротив правого притока Кюеллях-Мустах, всё же ещё некоторое время на реке встречаются шиверы. А примерно в десяти километрах ниже Кривуна слева в Индигирку впадает река Чибагалах. Здесь наконец-то долина реки существенно расширяется, и отсюда открываются потрясающие виды на горы Порожного хребта, одного из многих в глобальной горной системе хребта Черского. Именно Порожный хребет и является препятствием на пути Индигирки, которое она успешно преодолевает. Но от устья Чибагалаха горы Порожного хребта уже не воспринимаются как препятствие, а воспринимаются как украшение дальнего плана для фотографа. Долина же самого Чибагалаха расположена очень удачно в смысле фотографического ракурса. Летом солнце здесь уходит за горизонт и поднимается из-за него так, что и в том и другом случае красивые горы Порожного хребта на дальнем плане будут удачно освещены лучами низкого солнца. Так называемый, режимный свет, и это почти всегда создаёт потрясающие состояния. Кроме того, рядом с устьем Чибагалаха поднимается известняковая гора Сого-Хая с причудливыми останцами на её гребнях.


На устье Чибагалаха ранним утром.


На устье Чибагалаха вечером.


Вид с устья вверх по Чибагалаху.


Хариус тут ловится.


На устье разбросаны крупные и хорошо окатанные валуны.


Если подняться немного выше по Чибагалаху, то и здесь можно найти много отличных ракурсов.


На горе Сого-Хая.

Место седьмое. Зашиверск.

Пожалуй, это самое историческое место на Индигирке, связанное с историей освоения российским государством новых территорий на северо-востоке континента. В 1639 году отряд служилых людей под началом Постника Иванова с верховьев реки Яны, где уже тогда был Верхоянск, сухим путем, то есть на лошадях, перешел на Индигирку. Здесь, где река протекает среди отрогов Момского хребта, почти напротив устья левого притока Колядин и было поставлено зимовье. Эта была всего лишь изба на тот момент. Но уже на тот момент, это была одна из опорных точек в продвижении интересов Российской империи на восток.
В середине века зимовье было обнесено острожной стеной, а внутри ещё были какие-то новые постройки, в том числе и амбары для хранения ясака, который собирали с местного населения в виде пушнины. По углам острога построили несколько башен. А жили на прилегающей территории тогда, в основном, юкагиры.
Всё в том же, семнадцатом веке, Зашиверск дважды перестраивался, достраивался и реконструировался. Четыре раза стены его подвергались осаде. А около 1700 года была выстроена Спасо-Преображенская церковь бригадой местных плотников во главе с Андреем Ховаровым. Эта церковь, один из шедевров русского деревянного зодчества, как полагается, была построена без единого гвоздя из лиственницы. А главное, чудом сохранилась до наших дней. К сожалению, но это разумно, её сейчас здесь нет. В 1971-м году её перевезли в Новосибирск, восстановили и установили на территории историко-архитектурного музея под открытым небом. В середине XVIII века Зашиверск был опять перестроен и по плану 1798 года его крепостные укрепления имели форму прямоугольника.
Первоначально его русское население было немногочисленным и состояло из нескольких казаков, приказчика и 2—3 промышленных людей. В конце XVII века русское население составляло более десятка служилых людей. В 1740 году в Зашиверске было 10 дворов и несколько балаганов. В 1783 году острог стал уездным городом Якутской провинции Иркутского наместничества и в его округе проживало русских: 62 крестьянина, 33 купца и 99 мещан. В самом городе в 1796 году жило 32 купца, 83 мещанина, было 30 домов и 21 балаган. Каждый год в декабре и в январе в городе проводилась ярмарка, на которую собиралось русское и аборигенное население всей Индигирки, а также с Алазеи и Колымы. В 1803 году Зашиверск был переведен в степень заштатного города провинции. Последняя страница в истории города связана с эпидемией черной оспы, обрушившейся на горожан в 1883 году и погубившей почти всех.
Зашиверск был основан, прежде всего, как военно-административный центр сбора ясака. Город стоял на пересечении важнейших дорог. Из Якутска через Зашиверск шли сухопутные тракты на Колыму и далее к Анадырю, по Индигирке плавали к Ледовитому океану. Здесь останавливались экспедиции Стадухина и Дежнева. Особенно возросло значение Зашиверска в первой половине XVIII века, когда развернулись работы Великой Северной экспедиции. Через город проходили отряды исследователей Северного Ледовитого океана Лаптева и Сарычева.
Зашиверск уже больше не восстанавливали после той страшной эпидемии. И теперь здесь практически ничего не напоминает о той жизни. Лишь вместо церкви поставлена часовня, как памятник небольшому городку, где жили суровые и сильные люди, освоившие и прирастившие к государству Российскому огромные территории.


Часовня в Зашиверске. Берег, где стоял Зашиверск — пологий, зато противоположный берег очень крут. Рассказывают, что местные племена иногда расстреливали из луков с этих скал горожан, выходящих к реке за водой.


Здесь ещё можно встретить остатки старых срубов, но скорее всего, это были постройки уже более позднего времени, они уже не застали Зашиверск.


Эти деревянные скульптуры также созданы гораздо позднее времени существования Зашиверска.


Памятный камень в честь установленной здесь в 2000-м году часовни.


Обзорная карта Индигирки. Места обозначены.

PS. С этой замечательной рекой мне уже много раз приходилось иметь дело. В этом году я намерен изучить http://karpukhins.livejournal.com/214615.html» target=»_self» rel=»nofollow»>нижнее течение Индигирки. Кроме того, в этом году я намерен всем желающим показать Индигирку не на фотографиях, http://karpukhins.livejournal.com/211714.html» target=»_self» rel=»nofollow»>а в реальности. И ещё сейчас я готовлю фототур к Оймяконским кисиляхам. В ближайшее время опубликую программу. Пока могу обозначить только даты 16-24 июля.

Река Индигирка и семь её замечательных мест.

Пожалуй, большинство жителей России, хоть как-то знакомых с географией родной страны, про Индигирку слышали. И для этого большинства представляется она очень далёкой, дикой и необжитой рекой. На самом деле, если с Индигиркой познакомиться в реальности, то окажется, что эти представления недалеки от истины. Хотя, как и на всех других реках, на берегах Индигирки издревле селились люди. Когда-то юкагиры, эвены и другие народы, позднее якуты и русские. Но и до сих пор здесь не так много населённых пунктов, да и те не очень крупные.

Наиболее крупный из них посёлок Усть-Нера, с населением около шести тысяч человек, хотя в лучшие советские времена, в период расцвета геологической деятельности, здесь численность жителей достигала двенадцати тысяч. Но и сейчас для Усть-Неры есть перспективы, ведь посёлок расположен на пересечении двух транспортных артерий – Колымской трассы, единственной автомобильной дороги, пересекающей реку и соединяющей Якутск с Магаданом, и собственно самой Индигирки, которая в этом качестве работает не только летом, но и зимой. Именно от Усть-Неры возможна навигация для небольших катеров ниже по реке, но только до того места, которое называется «Индигирская труба». Там река входит в узкое и суровое ущелье среди гор хребта Черского, где бушуют грозные и непроходимые пороги. Навигация также существует и в нижней части реки от устья до посёлка Хонуу. Но когда Индигирка замерзает, вот тогда-то она и становится дорогой, зимником по которому осуществляются все грузоперевозки от посёлков, расположенных ниже по реке. И даже от самого Чокурдаха, который находится уже в самом нижнем течении, можно выехать на Колымскую трассу, а отсюда куда угодно, хоть до самой Москвы. Но зимник по Индигирке это отдельная тема, достойная своего рассказа, дорога суровая и опасная, но другой здесь нет.

Индигирка – одна из наиболее крупных рек северо-востока России, имеющих самостоятельный сток в море. Её длина вместе с истоками достигает почти двух тысяч километров. Хотя, собственно Индигиркой эта река называется только после слияния двух рек Туора-Юрях и Тарын-Юрях. Истоки Индигирки берут своё начало в хребте Сунтар-Хаята и Оймяконском нагорье, затем река рассекает хребты огромной горной системы, называемой хребтом Черского, наиболее возвышенной на северо-востоке страны. Именно здесь самые суровые и труднопроходимые места на реке, но здесь же и самые красивые. Выйдя из гор хребта Черского, Индигирка несёт свои воды по Момо-Селенняхской межгорной котловине. Затем пересекает не очень высокие отроги Момского хребта и лишь только после этого окончательно выходит на равнину, где и течёт в низменных берегах оставшиеся чуть более тысячи километров вплоть до Восточно-Сибирского моря. От самых истоков до устья Индигирка протекает по территории Якутии.

Что касается названия реки, то под этим именем она стала известна с 1636-го года, когда тобольский казак Иван Ребров добрался сюда морским путём от устья Яны. Это и было первое открытие Индигирки русскими. С местных языков перевести название можно как «Собачья река», это связано, вероятно, с тем, что местные жители из домашних животных имели только собак. Впрочем, существует и другая версия, будто жил тут эвенский род инди. Индигыр – люди рода инди.

Об Индигирке можно рассказать много всего интересного, в совершенно разных аспектах. И никак не избежать, конечно, ландшафтной или эстетической привлекательности этой реки. Здесь столько удивительно красивых мест, что никого не оставят равнодушным. Это просто рай для профессионального пейзажного фотографа. Но рай суровый и труднодоступный. И, в силу того, что не так много людей здесь бывает, то места эти ещё мало кто видел. И уж тем более, визуально мало кто представлял на широкое обозрение. Значит, пора это сделать. Всего лишь семь замечательных мест, что совсем не означает, что тут нет больше ничего интересного.

Место первое. Озеро Лабынкыр.

Как уже было сказано, Индигирка образуется от слияния двух рек – Тарын-Юрях и Туора-Юрях. Одним из наиболее крупных притоков Туора-Юрях является река Лабынкыр, соответственно это один из истоков Индигирки. Рассказывая об Индигирке невозможно опустить Лабынкыр, потому что выше по этой реке лежит довольно большое одноимённое озеро, которое является настоящей достопримечательностью не только Оймяконского района, к которому принадлежит, но и всей Якутии в целом. А дело всё в том, что с этим озером связана легенда о неком, будто бы живущем в озере неизвестном науке животном, по описаниям похожем на плезиозавра. Что-то вроде якутского озера Лох-Несс. Здесь, правда, Несси называют лабынкырским чёртом. Местные жители ревностно относятся к легенде и не очень любят, когда приезжие сомневаются в ней. Впрочем, истоки легенды, вероятно, нужно искать не в реальности, а в человеческом сознании, склонном к поискам выхода из этой самой реальности, которая большинство людей почему-то не устраивает. Но, на самом деле, озеро Лабынкыр и без всяких чудовищ достойно того, чтобы его увидеть. Вот только добраться сюда непросто. Ближайший населённый пункт посёлок Томтор находится в сотне километров и дорога сюда вездеходная по болотам, да камням. Редкие путешественники добираются сюда именно на вездеходе или на лошадях, или даже просто пешком.


Прекрасно не только само озеро Лабынкыр, но и окрестности. Эта наледь лежит на реке Лабынкыр в десяти километрах выше озера.


Самая северная часть озера, здесь из озера вытекает одноимённая река. Тут же есть большой дом, который может приютить много путников.


Южная часть озера. Погода на озере не часто балует.


Вид от южной оконечности озера на север. Отсюда можно увидеть озеро во всю его длину. Лабынкыр протягивается с севера на юг примерно на 15 километров, а в ширину достигает четырёх километров.


Северная часть озера гораздо более низменная, чем южная.


Южная часть озера.

Место второе. Оймякон – полюс холода.

Действительно, место с самыми холодными зимами в северном полушарии находится именно здесь, в Оймяконье. Документально тут регистрировались температуры вплотную к отметкам минус семьдесят градусов ниже нуля. А уж минус пятьдесят считается вполне нормальной температурой и держится обычно на протяжении одного-двух месяцев. Впрочем, в Якутии есть ещё один район традиционно находящийся в споре с Оймяконским за «снежную пальму» первенства по морозам – Верхоянский. Причина такого сурового климата в его резко континентальном характере, а также в зимних температурных инверсиях. В условиях продолжительных антициклонов при отсутствии ветра, в широких межгорных котловинах как раз и создаются условия для этих самых температурных инверсий, когда более тяжёлый холодный воздух опускается на дно этих межгорных котловин, в которых, как правило, и находятся населённые пункты. Так что зимой здесь в горах даже теплее, чем и пользуются местные оленеводы, стада которых вольно пасутся и зимой. Административно центром Оймяконского района является Усть-Нера, но когда говорят об Оймяконье именно как о полюсе холода, имеют ввиду посёлок Томтор, который расположен вовсе даже и не на берегах Индигирки, а на берегах Куйдусуна, её левого притока. А на самой Индигирке, в сорока километрах от Томтора, стоит посёлок поменьше, который так и называется Оймякон.


Минус 71,2. Именно этой температурой бравируют оймяконцы. На самом деле нужно отметить, что такой температуры здесь никогда не регистрировалось. Возможность такой температуры некогда рассчитал Сергей Обручев, исследователь этого края. Документально регистрировались температуры лишь немногим ниже семидесяти градусов.


Посёлок Томтор.


Посёлок Томтор и стела, напоминающая, что вы находитесь на полюсе холода.


В посёлке Оймякон есть свой памятник полюсу холода. Здесь же упомянут и Сергей Обручев, автор температуры -71,2.


Посёлок Оймякон.

Место третье. Оймяконские Кисиляхи.

В окрестностях Усть-Неры можно увидеть удивительные ландшафтные образования. Повсеместно по гребням окружающих гор разбросаны гранитные останцовые комплексы. Они настолько причудливы в своих формах, что порой возникает идея об их рукотворном происхождении, хотя это всего лишь процессы морозного выветривания поработали. Впрочем, скучное научное объяснение, также как и в случае с Лабынкыром, многих не устраивает, а вот идея рукотворности очень даже находит отклик. Здесь у оймяконцев тоже давний конфликт с верхоянцами. Подобные останцовые комплексы есть в разных местах Якутии, в том числе и в Верхоянском районе поблизости с посёлком Батагай, те даже более известны и уже довольно раскручены как туристический бренд. А в последнее время оймяконцы стали активно посягать теперь уже и на «каменную пальму» первенства в этом вопросе. Именно относительно верхоянских останцов возникло наименование Кисиляхи, а точнее, если в якутской транскрипции, то Кигиляхи, с мягкой буквой Г. Киги на якутском означает человек. То есть Кигилях – человекоподобный. Так вот, верхоянцы очень ревниво относятся, когда оймяконцы свои останцы тоже называют Кигиляхи. В любом случае, этот останцовый ландшафт вряд ли кого-то оставит равнодушным. Особенно потрясающие комплексы разбросаны чуть ниже устья правого притока Индигирки, реки Нера, их прекрасно видно прямо из Усть-Неры, но чтобы туда добраться, нужно немного спуститься по реке и затем подняться на гору.


Оймяконские кисиляхи.


Отсюда и Усть-Нера хорошо видна. И это одно из немногих мест на Индигирке, где можно воспользоваться мобильной связью.


Останцы шеренгами выстраиваются по гребням гор.


Отсюда и на Индигирку замечательный вид.

Место четвёртое. Устье реки Иньяли.

Несколько ниже двух закрытых уже старательских посёлков – Подпорожный и Хатыннах, но немного выше здравствующего до сих пор небольшого якутского посёлка Тюбелях или его ещё называют Чумпу-Кытыл, в Индигирку слева впадает довольно большой приток Иньяли, а почти напротив, справа впадает река поменьше, под названием Еченка. Подпорожный и Хатыннах относятся ещё к Оймяконскому улусу, а вот Тюбелях уже к Момскому. В этом месте Индигирка закладывает крутую петлю, а долины Иньяли и Еченки практически перпендикулярно примыкают к долине Индигирки. Они явно развивались по тектоническому разлому, пересекающему долину Индигирки. И на всём этом пересечении создаётся простор, потрясающий своей красотой. Особенно поражает широко распахнутая долина Иньяли, с горами, будто уходящими куда-то вдаль. И по Иньяли и по Еченке активно работают старательские артели, но не золото является настоящим достоянием этих мест. Первозданная красота — вот настоящая ценность.


Широкая долина Иньяли. Снято с противоположного берега Индигирки. На устье Иньяли разбегается многочисленными протоками.


Река Индигирка чуть выше устья Иньяли.


Индигирка и долина Иньяли. Так же как и на Еченке на Иньяли в июле ещё лежат отдельные островки наледей. Наледи характерное явление для зон вечной мерзлоты, их наличие также косвенно говорит о тектонических нарушениях в этих местах. По этим ослабленным тектоническими подвижками зонам на поверхность поднимаются подмерзлотные воды, которые как раз и являются основным фактором возникновения наледей.


На устье Иньяли.


На устье Иньяли.

Место пятое. Индигирская труба.

Якутский посёлок Тюбелях, последний населённый пункт перед той частью реки, где уже никто не живёт. Просто потому, что здесь Индигирка входит в горы хребта Черского. Это самое суровое и мрачное место на реке, которое называют «Индигирской трубой». На этом участке, длиной около тридцати километров, высокие горы будто загоняют реку в тесное ущелье, где она всей своей мощью пытается пробиться сквозь эту каменную преграду. И как обычно бывает в таких местах на реках здесь полно грозных порогов, которые лишь немногие из местных жителей рискуют преодолевать на своих моторных лодках, да и то лишь тогда, когда уровень воды благоприятен для этого. Даже для спортивных туристов на специальных средствах сплава эта часть реки представляет определённые трудности и опасности и не так уж часто здесь можно наблюдать таковых. Разве что несколько групп за сезон, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Несмотря на суровость этого участка, в нём тоже есть свои красоты. Особенно хорош Мольджогойдох, небольшой левый приток Индигирки ещё почти в самом начале Трубы. А вообще первый населённый пункт после Тюбеляха на Индигирке — посёлок Хонуу, только лишь в полутора сотнях километров ниже. Так что, по сути, это самая дикая и необжитая часть реки.


Вход в «Индигирскую трубу». Горы здесь настолько тесно встают, что кажется, будто реке некуда дальше течь.


Долина Мольджогойдоха.


Индигирка на устье Мольджогойдоха. Летом 2013-го года на Индигирке случилось серьёзное наводнение, река переполнена мутной водой. На дальнем плане по левому берегу скала, которую называют – утёс Бусика и Калинина. Здесь в 1931-м году работала Индигирская экспедиция и 30 июня при предварительном осмотре порогов на моторной лодке, погибли начальник экспедиции В.Д. Бусик и его помощник Е.Д. Калинин.


Рядом с устьем Мольджогойдоха по гребню протягивается группа гранитных останцов, как один из важных элементов местных пейзажей. На верхушках некоторых останцов можно отыскать очень удобные площадки, откуда открываются прекрасные виды на Индигирку.


Долина Мольджогойдоха.

Место шестое. Устье реки Чибагалах.

После того, как река вновь выйдет на простор из тесного ущелья «Индигирской трубы», она ещё какое-то время никак не может успокоиться. И хотя последний, но, пожалуй, самый серьёзный порог Кривун остаётся напротив правого притока Кюеллях-Мустах, всё же ещё некоторое время на реке встречаются шиверы. А примерно в десяти километрах ниже Кривуна слева в Индигирку впадает река Чибагалах. Здесь наконец-то долина реки существенно расширяется, и отсюда открываются потрясающие виды на горы Порожного хребта, одного из многих в глобальной горной системе хребта Черского. Именно Порожный хребет и является препятствием на пути Индигирки, которое она успешно преодолевает. Но от устья Чибагалаха горы Порожного хребта уже не воспринимаются как препятствие, а воспринимаются как украшение дальнего плана для фотографа. Долина же самого Чибагалаха расположена очень удачно в смысле фотографического ракурса. Летом солнце здесь уходит за горизонт и поднимается из-за него так, что и в том и другом случае красивые горы Порожного хребта на дальнем плане будут удачно освещены лучами низкого солнца. Так называемый, режимный свет, и это почти всегда создаёт потрясающие состояния. Кроме того, рядом с устьем Чибагалаха поднимается известняковая гора Сого-Хая с причудливыми останцами на её гребнях.


На устье Чибагалаха ранним утром.


На устье Чибагалаха вечером.


Вид с устья вверх по Чибагалаху.


Хариус тут ловится.


На устье разбросаны крупные и хорошо окатанные валуны.


Если подняться немного выше по Чибагалаху, то и здесь можно найти много отличных ракурсов.


На горе Сого-Хая.

Место седьмое. Зашиверск.

Пожалуй, это самое историческое место на Индигирке, связанное с историей освоения российским государством новых территорий на северо-востоке континента. В 1639 году отряд служилых людей под началом Постника Иванова с верховьев реки Яны, где уже тогда был Верхоянск, сухим путем, то есть на лошадях, перешел на Индигирку. Здесь, где река протекает среди отрогов Момского хребта, почти напротив устья левого притока Колядин и было поставлено зимовье. Эта была всего лишь изба на тот момент. Но уже на тот момент, это была одна из опорных точек в продвижении интересов Российской империи на восток.
В середине века зимовье было обнесено острожной стеной, а внутри ещё были какие-то новые постройки, в том числе и амбары для хранения ясака, который собирали с местного населения в виде пушнины. По углам острога построили несколько башен. А жили на прилегающей территории тогда, в основном, юкагиры.
Всё в том же, семнадцатом веке, Зашиверск дважды перестраивался, достраивался и реконструировался. Четыре раза стены его подвергались осаде. А около 1700 года была выстроена Спасо-Преображенская церковь бригадой местных плотников во главе с Андреем Ховаровым. Эта церковь, один из шедевров русского деревянного зодчества, как полагается, была построена без единого гвоздя из лиственницы. А главное, чудом сохранилась до наших дней. К сожалению, но это разумно, её сейчас здесь нет. В 1971-м году её перевезли в Новосибирск, восстановили и установили на территории историко-архитектурного музея под открытым небом. В середине XVIII века Зашиверск был опять перестроен и по плану 1798 года его крепостные укрепления имели форму прямоугольника.
Первоначально его русское население было немногочисленным и состояло из нескольких казаков, приказчика и 2—3 промышленных людей. В конце XVII века русское население составляло более десятка служилых людей. В 1740 году в Зашиверске было 10 дворов и несколько балаганов. В 1783 году острог стал уездным городом Якутской провинции Иркутского наместничества и в его округе проживало русских: 62 крестьянина, 33 купца и 99 мещан. В самом городе в 1796 году жило 32 купца, 83 мещанина, было 30 домов и 21 балаган. Каждый год в декабре и в январе в городе проводилась ярмарка, на которую собиралось русское и аборигенное население всей Индигирки, а также с Алазеи и Колымы. В 1803 году Зашиверск был переведен в степень заштатного города провинции. Последняя страница в истории города связана с эпидемией черной оспы, обрушившейся на горожан в 1883 году и погубившей почти всех.
Зашиверск был основан, прежде всего, как военно-административный центр сбора ясака. Город стоял на пересечении важнейших дорог. Из Якутска через Зашиверск шли сухопутные тракты на Колыму и далее к Анадырю, по Индигирке плавали к Ледовитому океану. Здесь останавливались экспедиции Стадухина и Дежнева. Особенно возросло значение Зашиверска в первой половине XVIII века, когда развернулись работы Великой Северной экспедиции. Через город проходили отряды исследователей Северного Ледовитого океана Лаптева и Сарычева.
Зашиверск уже больше не восстанавливали после той страшной эпидемии. И теперь здесь практически ничего не напоминает о той жизни. Лишь вместо церкви поставлена часовня, как памятник небольшому городку, где жили суровые и сильные люди, освоившие и прирастившие к государству Российскому огромные территории.


Часовня в Зашиверске. Берег, где стоял Зашиверск — пологий, зато противоположный берег очень крут. Рассказывают, что местные племена иногда расстреливали из луков с этих скал горожан, выходящих к реке за водой.


Здесь ещё можно встретить остатки старых срубов, но скорее всего, это были постройки уже более позднего времени, они уже не застали Зашиверск.


Эти деревянные скульптуры также созданы гораздо позднее времени существования Зашиверска.


Памятный камень в честь установленной здесь в 2000-м году часовни.


Обзорная карта Индигирки. Места обозначены.

PS. С этой замечательной рекой мне уже много раз приходилось иметь дело. В этом году я намерен изучить нижнее течение Индигирки. Кроме того, в этом году я намерен всем желающим показать Индигирку не на фотографиях, а в реальности. И ещё сейчас я готовлю фототур к Оймяконским кисиляхам. В ближайшее время опубликую программу. Пока могу обозначить только даты 16-24 июля.

изображений, стоковых фотографий и векторных изображений для трубы

В настоящее время вы используете старую версию браузера, и ваш опыт работы может быть не оптимальным. Пожалуйста, подумайте об обновлении. Выучить больше. ImagesImages homeCurated collectionsPhotosVectorsOffset ImagesCategoriesAbstractAnimals / WildlifeThe ArtsBackgrounds / TexturesBeauty / FashionBuildings / LandmarksBusiness / FinanceCelebritiesEditorialEducationFood и DrinkHealthcare / MedicalHolidaysIllustrations / Clip-ArtIndustrialInteriorsMiscellaneousNatureObjectsParks / OutdoorPeopleReligionScienceSigns / SymbolsSports / RecreationTechnologyTransportationVectorsVintageAll categoriesFootageFootage homeCurated collectionsShutterstock SelectShutterstock ElementsCategoriesAnimals / WildlifeBuildings / LandmarksBackgrounds / TexturesBusiness / FinanceEducationFood и DrinkHealth CareHolidaysObjectsIndustrialArtNaturePeopleReligionScienceTechnologySigns / SymbolsSports / RecreationTransportationEditorialAll categoriesEditorialEditorial ГлавнаяРазвлеченияНовостиРоялтиСпортМузыкаМузыка домойПремиумBeatИнструментыShutterstock EditorМобильные приложенияПлагиныИзменение размера изображенияКонвертер файловСоздатель коллажейЦветовые схемыБлогГлавная страница блогаДизайнВидеоКонтроллерНовости
PremiumBeat blogEnterprisePric ing

Войти

Зарегистрироваться

Меню

ФильтрыВсе изображения
  • Все изображения
  • Фото
  • Векторы
  • Иллюстрации
  • Редакционные
  • Видеоряд
  • Музыка

  • Поиск по изображению

труба

Поиск по image

  • Сортировать по
.

Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Question book-4.svg Эта статья не имеет источников . Вы можете помочь Википедии, найдя хорошие источники и добавив их. (август 2009 г.)
Труба
Trumpet 1.png

Труба B

Медный инструмент
Классификация

Латунь

Классификация Хорнбостела – Сакса 423.233
(Клапанный аэрофон, звучащий движением губ)
Диапазон игры
Записанный диапазон: Range trumpet.png
Сопутствующие инструменты
Флюгельгорн, корнет, корнетт, флюпет, горн, природная труба, басовая труба, столб, римская туба, букчина, корню, литуус, шофар, дорд, навозник, шринга, шанха, лур, диджериду, альпхорн, русские рожки, змей, офиклеид, труба пикколо, валторна, валторна, валторна для баритона, карманная труба

Труба — духовой инструмент, используемый в основном в классической и джазовой музыке.Наиболее распространенный тип трубы — труба B ♭, что означает, что если игрок играет до, она будет звучать как B ♭ на концертной высоте. На трубе играют, дуя в мундштук и издавая «жужжащий» звук. Есть три клавиши, называемые клапанами, которые игрок может нажимать для изменения высоты звука.

Труба существует уже около 3000 лет. Ранний образец духового инструмента, такого как труба, называется шофар, который до сих пор используется в религиозных церемониях. Со временем люди начали делать инструменты, похожие на трубы, из дерева (например, корнетто), а позже и из латуни.Современные стеклярусы похожи на старые металлические трубы.

Много лет назад, когда росло использование инструментальной музыки, трубы стали очень важными. Трубы были длинные и без клапанов. Это означало, что игроку приходилось контролировать высоту звука только своим ртом, что было очень сложно. Все уважали трубачей, потому что на них было очень сложно играть.

Хроматическая труба была разработана в конце 18 века. В 19 веке хорошие клапаны облегчили воспроизведение нот на трубе.Тем не менее, труба — инструмент, который сложно освоить.

Классическая музыка написана для трубы соло, трубы включены в оркестры. Трубы играют важную роль в джазовой музыке и в других популярных жанрах. Иногда они также играют короткие партии, чтобы выделить разделы в рок-песнях.

Некоторые известные классические трубачи — Адольф Херсет, Сергей Накаряков и Морис Андре.

Некоторые известные джазовые трубачи: Майлз Дэвис, Луи Армстронг, Артуро Сандовал, Винтон Марсалис, Диззи Гиллеспи и Мейнард Фергюсон.

Range trumpet.png СМИ, связанные с трубами на Викискладе?

,

5 бесплатных плагинов Trumpet VST

Free Trumpet VST Plugins for FL Studio Best Trumpet VST Instruments Free Trumpet VST Plugins for FL Studio Best Trumpet VST Instruments Вот лучшие онлайн-плагины Free Trumpet VST , которые можно использовать с FL Studio, Reason, Ableton Live и другим программным обеспечением, поддерживающим VST.

Учебное пособие: Как установить плагины VST


Лучшие бесплатные плагины VST для трубы

Инструкции: Щелкните каждую ссылку ниже и просмотрите каждый веб-сайт, чтобы найти ссылку или кнопку для загрузки. Не устанавливайте подозрительное программное обеспечение.

1.Труба VSCO2 — Windows / Mac

VSCO2 Trumpet - Free Trumpet VST VSCO2 Trumpet - Free Trumpet VST

Труба VSCO2 — это труба с семплами. Сэмплы были записаны Versilian Studios и Сэмом Госснером.

  • Sustain
  • Vibrato
  • Staccato
  • Mute 1 и 2
  • Sustain f
  • Sustain p

2. DSK Brass — Windows

DSK-Brass - Free Trumpet Plugin DSK-Brass - Free Trumpet Plugin

DSK Brass состоит из 2 слоев и 23 медных инструментов, включая труба.

  • Включает: Sax Soprano, Sax Tenor, Sax Alto, Harmon Mute, Trumpet, Trumpet Cup Mute, Trumpet Staccato, Trumpet Swell, Piccolo Trumpet, Trombone, Trombone Cup Mute, Trombone Wah Mute, Tuba, Brass Ensemble, French Horn Ensemble, и больше.
  • Выбор октавы и микродетюнер
  • Эффекты (задержка, флэнджер)
  • Midi Automation

Trumpet Preview


3. Xoxos Aerophone — Windows

Xoxos Aerophone - Best Free Trumpet VST Plugins for FL Studio Xoxos Aerophone - Best Free Trumpet VST Plugins for FL Studio

Модели аэрофонов с губными клапанами с цилиндрическими отверстиями, такими как трубы и тромбоны. Клапан с манжетой смоделирован с помощью отобранной пружины массы 3-го порядка для имитации выразительных акустических характеристик.

Элементарная акустическая схема способна производить впечатляющие эмуляции, однако, чтобы ощутимо воспроизвести человеческое исполнение с помощью этой схемы, требуется хорошо осведомленная модуляция нескольких параметров.

Предварительный просмотр видео


Sell Beats & Products Online - Music Maker WordPress Theme Sell Beats & Products Online - Music Maker WordPress Theme

4. Труба сонатина — Windows / Mac

Bigcat Instruments Sonatina Trumpet - Trumpet Instrument Bigcat Instruments Sonatina Trumpet - Trumpet Instrument

Труба сонатина — труба со сэмплами. Сэмплы были отредактированы из библиотеки сэмплов Sonatina Symphonic Orchestra.

  • Solo Trumpet.
  • Сустейн для труб.
  • Сустейн трубы 2.
  • Сустейн трубы.

Предварительный просмотр видео


5. Bigcat Instruments Iowa Trumpet — Windows / Mac

Bigcat Instruments Iowa Trumpet - Free Trumpet VST Bigcat Instruments Iowa Trumpet - Free Trumpet VST

Iowa Trumpet — это труба со сэмплами, выпущенная Студиями электронной музыки Университета Айовы.


Вас также могут заинтересовать другие бесплатные плагины VST:

Надеюсь, вам понравятся эти бесплатные плагины Trumpet VST. Поделитесь этой статьей и подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получить больше бесплатных подключаемых модулей VST.

.

Trumpets — Труба лотоса

Трубы LOTUS C предлагают намного больше, чем , чем можно ожидать от трубы C. Они звучат так же полно, как наши модели Bb, и нет необходимости в чередовании аппликатуры.

В то время как трубы C обычно считаются «другим зверем», чем рожки Bb, наши предлагают точно такой же стабильный, легкий контроль и насыщенный звук. Так что даже игроки, которые никогда в жизни не играли на трубе C, могут просто взять ее в руки и почувствовать себя как дома. (конечно после настройки уха на ключ)

Фактически, джазовые исполнители, которым надоело транспонировать с концертного поля, могут легко сыграть наши трубы C на любом джазовом концерте. (Подумайте об этом….)

Все наши UNIVERSAL и ORCHESTRAL модели доступны в виде труб C, и они соответствуют точно такому же описанию звука / ощущений, что и их аналоги Bb.

Наша модель PRINCIPAL имеет тот же колокол из желтой латуни с отбортовкой из фосфорной бронзы , что и модель Bb LEAD.

Более агрессивные, непревзойденные качества модели Bb LEAD требуют особого физического и энергичного подхода для разблокировки. Поскольку классические трубачи любезно воздерживаются от такого подхода, этот колокол просто придает трубе C полное, отчетливое ядро ​​с немного большим блеском, чем два других варианта колокола. Это может быть ваш выбор №1, в зависимости от вашего представления о звуке. (… или кондуктора.)

Наша модель SOLO также доступна для трубы C, что гарантирует вам абсолютно мощный звук.Здесь также применимо описание Bb: невероятно богатый звук по всему спектру гармоник, со сверхширокой дисперсией звука и огромным динамическим диапазоном.

Даже не думай о переносе этого рожка в секцию обычных труб C … Но вы вполне можете обнаружить, что используете его для исполнения множества сольных пьес, написанных для Bb, позволяя пассажам располагаться еще ниже на валторне.

И, как упоминалось ранее, если вы джазовый музыкант, заинтересованный в чтении и игре на концертном поле, труба SOLO Model C, вероятно, для вас.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о