Йозеф куделка инстаграм: #куделка Instagram posts (photos and videos)

Содержание

Черная собака ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ – этот снимок не про собак. А про нас!.. | ADVANCED FOTO / Анатолий СТРУНИН

ПОЧЕМУ ЭТО ШЕДЕВР

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ. Парк Со, 1987

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ. Парк Со, 1987

«Черная собака Куделки», в моем понимании, — уже сетевой мем. Пару лет как я начал коллекционировать её, встречая у разных фотографов. Оказывается, почти у каждого она есть. И как-нибудь сделаю из этого виртуальную выставку… Но сейчас о первоисточнике. Йозеф Куделка – величайший чешский фотограф. Тот самый, который снял конец Пражской весны и ввод Советских танков в Прагу. Дружил с Брессоном, был членом Magnum Photos, снял сотни журналистских фотошедевров (гляньте только его цыганскую серию, сразу поймете!). Но причем тут собака – злая, одинокая? И так похожая на человека… При том! Что это и есть одно из ключевых свойств настоящей фотографии – создание архетипа, образа. То есть – нетленки!..

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Фото ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ.

Мастер жив и продолжает работать. Его Инстаграм:

https://www.instagram.com/josef_koudelka/

PS И не стесняйтесь задавать вопросы по различным аспектам фотографии и фотожурналистики, всегда помогу и разъясню. Подписывайтесь на мои каналы, чтобы не пропустить самое свежее и интересное:

ADVANCED FOTO – теория и практика фотографии в самом широком диапазоне, в том числе — советы, приемы и разбор конкретных съемок.

ADVANCED TRAVEL – трэвел и стрит-фотографии, включая фотосъемки из самых экзотичных уголков России и мира.

Мой сайт и съемка на коммерческой основе здесь: www.strunin.info

Фотошкола Анатолия Струнина – тыц сюда: https://strunin.info/photo_school

Всех благ! До встречи!..

Украина 1992-93 в фотографиях Йозефа Куделки

Живая легенда чешской фотографии Йозеф Куделка путешествовал по Украине сразу после обретения страной независимости, в 1992–93 году. Посмотрите, как и чем жили украинцы почти 30 лет назад глазами гениального документального фотографа.

Спонсор поста: Гид: Огромный выбор гидов на любую тематику и бюджет

В копилке документального фотографа Йозефа Куделки более 100 известных работ. Он умело передает через объектив камеры свое видение мира и отношение к ситуации, не боится высказывать мысли и критиковать известных личностей. Даже те фотографии, которые сделаны мимолетно, выглядят так, будто автор долго выстраивал композицию, искал удачный ракурс. Один снимок гениального фотографа мог рассказать целую историю, передать душевное состояние героев, попавших в объектив.

Творческий путь Йозефа не закончен. 83-летний мастер трудится и сегодня, радуя поклонников новыми шедеврами.

1. На рынке в Ужгороде

2. Пожилая женщина в одиночестве хоронит мужа на краю кладбища, Крым

3. Уличный музыкант, Алушта

4. Уличная торговля в Одессе

5. Тоже Одесса

6. Алушта

7. Одесса

8. Молодежь на демонстрации по поводу освобождения Харькова от фашистов

9. Харьков, улица Бурсацкий спуск

10. Киев, арка Дружбы народов

11. Донецк, шахтеры

12. Киев, годовщина независимости

13. Алушта, променад

14. Киев, на заборе написано

15. Где-то на востоке Украины

16. Харьков, молодой человек ждет свою девушку

17. Стаханов, фабрика стоит

18. Харьков, продажа хлеба «с колес»

19. Харьков, ветераны в день освобождения города

20. Харьков, День Независимости

21. Киев, дорожные работы

22. Харьков, снова ветераны


23. Львов, оживленная уличная дискуссия

24. Крым, на пляже никогда ничего не меняется

25. Одесса, американские евангелисты

26. Одесса, колбасу продают

27. Восточная Украина, придорожная торговля

28. Харьков, опять ветераны

29. Киев

30. Верховина, похороны

31. Черновцы

32. Львов

Смотрите также:
Украина конца 80‑х глазами западных фотографов,

Самые дорогие фотографии из СССР,
Красные аватары Украины: фото из журнала «Огонек» (1950−61)

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

«Фиксируя географию бедности» — Российское фото

«Фиксируя географию бедности» — так определил своё творчество Мэтт Блэк (Matt Black).
В 2015 году фотограф закончил путешествие по тридцати штатам, фотографируя 70 самых бедных мест в Америке.

Также Мэтт снял проект, посвящённый региону Микстека в Мексике — сильнейшая эрозия почвы высушила не только землю, но и лица жителей — они изнурены от разрушений домов. Люди буквально теряют почву под ногами.

На снимках мы видим, как женщина собирает урожай на эродированном поле, как жители переносят вещи из домов. Именно инстаграм Мэтта журнал «Time» назвал инстаграмом года. Снимки Мэтта чёрно-белые, контрастные, жёсткие — словно проводишь рукой по наждачной бумаге.

Вероятно, именно такого эффекта и добивался Блэк: как ещё говорить о бедности? Фотографии мастера словно выполнены с применением техники тенебризма — человек с такой фамилией не может не любить густую светотень.

Снимки автора в какой-то мере напоминают итальянский неореализм в кино — оголённая жизнь малообеспеченных людей, монохромные настроения. Все работы Мэтт тщательно подписывает — Литтл Игл, южная Дакота, 51,4 процента за чертой бедности. Хартфорд — Коннетикут, 34,4 процента за чертой бедности.

Цифры ещё раз подтверждают то, что мы видим на фотографиях, и не дают полностью уйти в любование художественностью снимка, напоминая о том, что это всё-таки реальность.

Мэтт получал гранты и стипендии от Мемориального фонда Роберта Кеннеди, Национального фонда искусств, Фонда Рокфеллера, Калифорнийского художественного совета, Pictures of the Year International, фонда Alexia, Ассоциации редакторов Sunday Magazine, он также становился финалистом Пулитцеровской премии и был отмечён жюри World Press Photo.

Блэк является членом агентства Magnum. Это даёт ему возможность рассказать свои истории большому количеству людей. Эти истории дают почувствовать совершенно другую жизнь, но тоже происходящую на Земле.

Фотографии Мэтта не крикливы, как порой бывает социальная реклама, но они более действенные. Фотограф мастерски использует композицию и свет, чтобы усилить своё коммуникативное намерение. Надеюсь, кто-то выйдет на связь.

Сайт фотографа: http://www.mattblack.com/

ФОТОБИБЛИОТЕКА

САМЫЕ ДОРОГИЕ
Андреас Гурски, Томас Штрут, Джефф Кунс, Герхард Рихтер, Джефф Уолл.


Альфред Стиглиц, Эдвард Стайхен, Анри Картье- Брессон, Джозеф Куделка, Эллиот Эрвитт, Роберт Дуано, Felicity Hammond, Хельмут Ньютон, Реймон Депардон, Марио Джакомелли, Эдуард Буба, Дмитрий Лукьянов, Марк Рибу, Дон Маккалин, Леонард Фрид, Уильям Кляйн, Юджин Ричардс, Андреас Гурски, Джефф Уолл, Нобуёси Араки, Томас Руфф, Нэн Голдин, Сара Мун, Хироси Сугимото, Claudia Angelmair, Никита Шохов, Софи Кааль, Жан-Марк Бюстамант. Льюис Болц, Дуэйн Майклс, Ринеке Дайкстра, Хилла и Берндт Бехер, Greg- ory Crewdson, Мартин Парр, Matt Lipps, Вольфганг Тильманс, Марго Овчаренко, Томас Штрут, Жорж Русс, Рони Хорн, Джон Хиллиард, Данила Ткаченко, Ален Флейшер, Кристиан Болтанский, Джон Балдессари, Синди Шерман, Азад Ахлаг, Ричард Моссе, Мишка Хеннер, Лайи Абрил, Герхард Рихтер, Анук Круитхоф, Er- ica Baum, Moyra Davey, Elad Lassary, Lisa Oppenheim, Lu- cas Blaok, Edson Chagos, Basim Magdy, Педро Мейер, Kate Cooper, Daniel Everett, Sam Falls, Walead Beshty, Уильям Эгглстон, Грасьела Итурбиде, Томас Деманд, Томас Руфф, Давид Клэрбу, Сушант Чабрия, Эрика Кессельс, Синди Шерман

1. Andre Kertesz
2. Helmut Newton
3. Richard Avedon
4. Sebastiao Salgado
5. Guy Bourdin
6. Irving Penn
7. Anton Corbijn
8. Steven Meisel
9. David LaChapelle
10. Patrick Demarchelier
11. Annie Leibovitz
12. Mick Rock
13. Elliott Erwitt
14. Martin Parr
15. Alex Webb
16. Anthony Suau
17.
Bruce Gilden
18. Gueorgui Pinkhassov
19. Henri Cartier-Bresson
20. Josef Koudelka
21. Nikos Economopoulos
22. Robert Capa
23. Trent Parke
24. Валерий Щеколдин
25. Дмитрий Зверев
26. Евгений Петрушанский
27. Ляля Кузнецова
28. Сергей Максимишин
29. Юрий Козырев
30. Александр Родченко
31. David Lindsey Wade
32. Senol Zorlu
33. Lee Towndrow
34. Lyndon Wade
35. Kalle Gustafsson
36. Henrik Knudsen
37. Koen Demuynck
38. Sarah Cheng-De Winne
39. Dimitris Theocharis
40. Luigi Bussolati
41. Edlo Kawa
42. Florian Ritter
43. Kazuha Matsumoto
44. Ben Hassett
45. Francois-Xavier Marciat
46. Nicholas Samaras
47. Alex Prager
48. Quentin Shih
49. Robin Skjoldborg 50. Michael Didonna
51. Simon Powell
52. Adam Von Mack
53. Seb Janiak
54. Martin Amis
55. Vitor Shalom

время визуальных контрастов ‒ Modern Color

Арт-журналистка Розалинд Яна исследует грань между теплом и холодом, светом и тьмой, легкостью и стойкостью в работах фотографов агентства Magnum.


Человек, сфотографированный среди снега, может быть похож на спичку: тонкий контур, рельефно выделяющийся на фоне белого мрака. Плотный слой тумана или, например, обширное пространство пасмурного неба могут сделать то же самое. Все, что нужно для такого эффекта, – это что-то, что сможет приглушить пейзаж, сделав его достаточно бледным. При этом фотокамера, стремясь получить правильную экспозицию, должна избавиться от многих деталей, заполняющих кадр, и оставить только простые силуэты.

Подобный эффект хорошо заметен в серии фотографий о зиме в Голландии Леонарда Фрида, которая была снята в 1964 году. На одной из фотографий этой серии видно, как люди, катающиеся на коньках, становятся все менее и менее различимыми по мере того, как погружаются в туман. В другой фотографии, где солнце светит под острым углом, те, кто находятся на льду, отбрасывают длинные тени на большую стаю птиц, находящихся на переднем плане.

Леонард Фрид. Зима в Нидерландах. 1964.Леонард Фрид. Зима в Нидерландах. 1964.

Эти контрасты встречаются и в других местах. В фотографии Никоса Экономопулоса, снятой в Восточной Анатолии, прослеживается визуальная взаимосвязь между обнаженным деревом и четырьмя мужчинами, стоящими у кромки воды с глубоко засунутыми в карманы руками.

Фотография Берта Глинна, сделанная в СССР в 1963 году, похожа, хоть она и более резкая: темная фигура движущейся женщины контрастирует с грубыми и слегка шаткими рядами заборов вокруг нее.

На снимке Брюса Дэвидсона, сделанного во время его прогулки по Центральному парку Нью-Йорка, люди и животные превращаются в темные пятна под заснеженными ветвями.

А вот на фотографии Йозефа Куделки, которую он снял во время метели в Албании, единственные очерченные формы – это телеграфные столбы и отходящие от них тонкие провода, а также фигура человека, пробивающегося сквозь непогоду.

Никос Экономопулос. Восточная Анатолия.Берт Глинн. Советский Союз. 1963.Брюс Дэвидсон. Центральный парк. Нью-Йорк. 1992.Йозеф Куделка. Снежная буря. Албания. 1994.

Глядя на эти фотографии из своего теплого дома, возникает любопытное чувство. В отсутствие отличительных черт многие из этих фигур сливаются с пейзажем, становясь почти природными явлениями, как стволы деревьев, столбы и заборы вокруг них. Но одновременно с этим на этих изображениях можно узнать и человека. При условии анонимности на них может быть любой из нас. Они напоминают нам, каково это – услышать плотный хруст снега под ногами или обхватить себя за плечи в пасмурное утро. Подобно прекрасным стихотворным строкам – например, “Зимним деревьям” Сильвии Плат, где “влажные чернила зари растворяют свою синеву”, – они возрождают знакомый нам мир, заставляя себя чувствовать к нему ближе.

Эрих Хартманн. Девушка в автобусе и силуэты людей во время снежной бури. Нью-Йорк. 1967.Деннис Сток. Рождество в Уэльсе. 1962.Мартин Парр. Из серии “Bad Weather”. Западный Йоркшир, Англия. 1980.Роберт Капа. Ледяной бар. Цюрс, Австрия. 1949-1950.

Все времена года приносят с собой свой набор образов, состояний и разнообразие света. И каждый из них вызывает определенные воспоминания, особенно если смотреть на времена года через фотографию. Поздние летние вечера, когда солнце, кажется, не хочет уходить, оставляя долгое время после захода смутное оранжевое свечение в небе. Весной – холод и свежесть белых облаков, мчащихся над головой. Я не могу говорить о каждом сезоне глобально. В течение года характер погоды в Британии очень сильно отличается по сравнению, например, с Австралией. Но в тех частях света, где зима остается синонимом холода, дождя и снега, предметом размышлений становится сопоставление температуры и освещения. В отличие от более теплых месяцев, с наступлением зимы появляется заметный визуальный контраст. Это грань между теплом и холодом, светом и тьмой, легкостью и стойкостью.

Джордж Роджер. Зимняя Венеция. 1969.Чиен-Чи Чанг. Мясник несет две свиные туши в китайском квартале Нью-Йорка. 1996.Алекс Майоли. Станция метро Барбес-Рошешуар. Париж. 2001.Хиродзи Кубота. Внутренняя Монголия. 1982.

Эта грань аккуратно разделяет многие зимние фотографии в архивах агентства Magnum. С одной стороны, огромный внешний мир: призрачные леса, замерзшие водопады, острова Северной Европы, тощие ограды парков, поглощенные туманом; пенящиеся волны над холодной галькой; Венеция, выглядящая меланхоличной под серым небом; мокрые валлийские улицы после наступления темноты. На многих фотографиях нет людей. Это наводит на мысль о мире, который каждый год обновляется, сбрасывая листья и стоически выдерживая силу стихии, пока не оттает снег и не наступит весна. С другой стороны, на некоторых фотографиях показаны пространства, в которых можно укрыться от непогоды: бар с запотевшими окнами, уютный трейлер или дом с камином.

На многих фотографиях внимание уделяется и людям. Например, мясник, несущий две свиные туши на одном плече в китайском квартале Нью-Йорка. Или двое мужчин в желтых куртках, ожидающие поезд на холодной платформе. Или посмотрите на поразительную фотографию Хиродзи Куботы 1982 года, снятую во Внутренней Монголии. На ней изображены два мальчика в теплых пальто, каждый из которых сидит на верблюде, одетом в густую зимнюю шерсть.

Крис Стил-Перкинс. Пожилая женщина греется у камина. Мидлсбро, Англия.Стюарт Франклин. Бон, Франция.Йен Берри. Двое мужчин наслаждаются теплом жаровни рядом с заводом. Англия. Деннис Сток. Рождество в Уэльсе. 1962.

Глядя на все эти изображения, моментально вспоминаешь, каково это – ощущать холод: появляется потребность в теплой одежде; дрожь и онемевшие конечности; невероятное облегчение, когда попадешь в желанные объятия теплого помещения или горящих костров. Это работает и в обратном направлении. Фотографии жизни в закрытых пространствах зимой приобретают особый оттенок, потому что они противопоставляются погоде за окнами. Не то, чтобы от таких фотографий всегда веет уютом. Работа Криса Стила-Перкинса, на которой изображена старушка у камина, кажется почему-то более холодной, чем любые аналогичные фотографии, например, уличных торговцев, от печей которых поднимается золотистый пар.

Однако, другие фотографии дарят интимность и комфорт зимних дней. Рождественские обеды и елки показывают праздничное настроение людей, которых объединяет общая цель: торжества, ритуалы и еда, приготовленная с любовью. И все это происходит тогда, когда дни самые короткие и темные.

Жан Гауми. Арктика. На улице -45 °C, а внутри в среднем от +12 до +14 ° C. Генераторы включаются на мгновение для зарядки аккумуляторов и таким образом увеличивают температуру внутри судна. Нужно быть очень внимательным к расходам топлива.Фердинандо Шанна. Зимняя ночь в баре. Нью-Йорк.Алек Сот. США. 2008.

Окно – лучший портал в зимние контрасты. Это естественный друг фотографа – что может быть лучше кадра в кадре? В архиве агентства Магнум есть несколько таких фотографий. Независимо от того, смотрит ли камера внутрь или наружу, нам, зрителям, дается своего рода бесценное двойное видение. Например, на фотографиях Жана Гауми, сделанных на полярном судне “Le Vagabond”, ледяная голубая Арктика окружает маленький “квадратик” света: обитатели этого небольшого судна изображены в безопасности и тепле в самом сердце негостеприимной среды. А в фотографии одного нью-йоркского бара Фердинандо Шанны, снятой им с улицы поздним зимним вечером, неоновые вывески и ряды бутылок частично размыты конденсатом, стекающим по стеклу.

А иногда стекло выполняет роль двойной экспозиции, накладывая лица, освященные светом, друг на друга. Внутреннее и внешнее сливаются в одно целое, например, как на фотографии автобусной остановки Георгия Пинхасова.

Георгий Пинхасов.

Так или иначе, все эти фотографии – мимолетный взгляд на другой мир. Будь то изображение оживленного ресторана поздней декабрьской ночью, снятого в стиле Эдварда Хоппера, или тонких фигурок, катающихся на санках по склонам, или человека, пробирающегося сквозь бурю. Этими фотографиями можно наслаждаться с экрана ноутбука, лежа в уютной кровати, либо в мобильного телефона, находясь в поезде.


Оригинальная статья


Подписывайтесь на наш Instagram, Telegram и сообщество ВКонтакте. Также не забудьте послушать выпуски подкаста! 🙂

5 1 голос

Рейтинг статьи

Time опубликовали 100 самых важных фотографий

Редакция Buro 24/7 выбрала самые интересные

Журнал Time опубликовал проект 100 Photos, где собраны самые впечатляющие фотографии с 1826 по 2016 год. Вот 17 из них:

1.

Якоб Риис, «Бандитский ночлег»  (1888 год)

Уличная банда из Нижнего Ист-Сайда, XIX век. Фотография вошла в книгу «Как живет другая половина», подтолкнувшую благополучных ньюйоркцев обратить внимание на проблемы жителей города, которые они давно игнорировали.

 

2.

Роберт Франк, «Трамвай — Новый Орлеан» (1955 год)

Снимок показывает сегрегацию в поствоенной Америке. Он был сделан за пару недель до того, как темнокожая американка Роза Паркс отказалась пересаживаться в конец автобуса в Монтгомери, штат Алабама, что стало символическим шагом в борьбе за гражданские свободы в США.

 

3.

Питер Лейбинг, «Прыжок на свободу» (1961 год)

19-летний пограничник Ханс Конрад Шуман перемещается из Восточного в Западный Берлин.

 

4.

Гарри Бенсон, «Бой подушками» (1964 год)

Снимок был сделан в отеле George V в Париже в ту ночь, когда «Битлз» написали I Want to Hold Your Hand. Песня возглавила хит-парады в США.

 

5.

Нил Лейфер, «Мохаммед Али против Сонни Листона» (1965 год)

Боксер Мохаммед Али кричит своему сопернику Сонни Листону: «Вставай и дерись, слабак!».

 

6.

Йозеф Куделка, «Вторжение в Прагу» (1968 год)

Фото сделано в момент, когда советские войска вошли в Прагу.

 

7.

Уильям Андерс (NASA), «Восход Земли» (1968 год)

24 декабря 1968 года, спустя 75 часов, 48 минут и 41 секунду с момента запуска космического корабля «Аполлон-8», было получено первое фото Земли из космоса.

 

8.

Нил Армстронг, «Человек на Луне» (1969 год)

Базз Олдрин стал вторым человеком, который ступил на Луну, и единственным, у кого на ней есть фото. Потому что фотоаппарат был в руках у Нила Армстронга.

 

9.

Рон Галелла, «Джеки на ветру» (1971 год)

Фотограф Рон Галелла преследовал Джеки Кеннеди всю жизнь. Этот конкретный портрет он называл «Моя Мона Лиза».  

 

10.

Синди Шерман, «Без названия № 21» (1978 год)

Автопортрет фотографа Синди Шерман, на котором она одновременно и художник, и модель.

 

11.

Донна Феррато, «За закрытыми дверями» (1982 год)

Мужчина по имени Гарет бьет свою жену Лизу по лицу. Акт насилия, который обычно происходит за закрытыми дверями, случайно состоялся на глазах у фотографа Донны Феррато.

 

12.

Ко Рентмейстер, «Майкл Джордан» (1984 год)

Фотография прыгающего баскетболиста, которая впоследствии превратилась в логотип одних из самых популярных кроссовок фирмы Nike — Air Jordans.

 

13.

NASA, «Столбы творения» (1995 год)

Снимок, полученный с телескопа Hubble, который рассказал о космосе больше, чем множество симпозиумов по астрономии.

 

14.

Ричард Дрю, «Падающий человек» (2001 год)

Человек, выпрыгнувший из Всемирного торгового центра во время теракта 11 сентября 2001 года. 

 

15.

Брент Стиртон, «Горилла в Конго» (2007 год)

От войны страдают не только люди: горная горилла была застрелена во время военного конфликта в Конго. Понадобилось около 15 человек, чтобы переместить ее тело.

 

16.

Пит Соуза, «Комната переговоров» (2011 год)

Момент, когда появилась информация, что американские военные поймали и уничтожили лидера террористов Усаму бен Ладена.

 

17.

Брэдли Купер, «Селфи с «Оскара» (2014 год)

Телеведущая Эллен Дедженерес запечатлела на свой телефон актеров Брэдли Купера, Брэда Питта, Мэрил Стрип, Джулию Робертс, Дженнифер Лоуренс, Кевина Спейси и Анджелину Джоли на церемонии «Оскар» в 2014 году и опубликовала это в твиттере.

Всю подборку можно посмотреть тут.

Смотрите также: В Нью-Йорке открылась выставка Энни Лейбовиц.

Феномен Пражской весны. Масарик, Маркс и Сенека – Журнал «Сеанс»

«Старики на уборке хмеля». Реж. Ладислав Рихман. 1964

 

Их называли «людьми января»: то, что вошло в историю под именем «Пражской весны», началось в январе 1968 го. Они были коммунистами, но далеко не во всем — единомышленниками, хотя на портретах и лозунгах августовских дней 68 го стояли вместе: словацкий функционер Александр Дубчек, обаятельная улыбка которого стала символом «человеческого лица» чехословацкого коммунизма, герой двух мировых войн и убежденный советофил Людвик Свобода, один из вождей Пражского восстания, впоследствии осужденный на 15 лет как «враг народа» Йозеф Смрковский, такой же бывший зек, «железный» Густав Гусак, любимец студентов Честмир Цисарж, врач и боец испанских интербригад Франтишек Кригель, сторонник «третьего пути» в экономике Ота Шик. От их имени осуществлялись те преобразования и давались те обещания, которые в 68 м едва не потрясли до основания весь социалистический лагерь.

Однако ни январь, ни последовавшая за ним весна не были бы возможны без поколения тех, кто годился «людям января» в младшие братья или даже в дети. Родившиеся в 1920 е или в начале 1930 х встречали приход к власти в Чехословакии коммунистов в 1948 году, как правило, восторженно. Захваченные пафосом строительства юной справедливой жизни, они уперлись в бетонную стену позже, и взрослели в попытках что то с этой стеной сделать. Эти попытки превратили Чехословакию шестидесятых в одно из интереснейших мест Европы. Идеологи неомарксизма Иван Свитак и Карел Косик; главный редактор «Литературной газеты» Милан Юнгман, блистательный публицист Антонин Лим и молодой директор Чехословацкого телевидения Иржи Пеликан; Павел Когоут, Людвиг Вацулик, Милан Кундера, на съезде Союза писателей в 1967 м выступившие против цензуры; автор абсурдных драм Вацлав Гавел; а еще, конечно, кинематографисты. Среди них, например, Ладислав Рихман, в 1964 году выпустивший мюзикл «Старики на уборке хмеля», герои которого еще на поколение моложе, чем протагонисты культурной «оттепели» 1960 х — это школьники, когда то начавшие учебу в классах с портретами Сталина. За десять лет это поколение доросло до вопросов, вроде того, что задает героиня юноше, в которого она влюблена: «Масарик, Маркс и Сенека — как это сочетается?» Речь идет о книжных увлечениях, конечно, но не только о них. Возможно, ключ к разгадке феномена Пражской весны именно в ответе на этот вопрос. Ведь ее главными героями в конце концов стали именно подростки и студенты — они писали на стенах «Идите домой» и спорили с советскими солдатами. Их фотографировал Йозеф Куделка.

 

Из серии «Вторжение: Прага 1968». Йозеф Куделка. 1968

 

Самое благонадежное из трех имен, кажется, Маркс. Но именно слова Честмира Цисаржа о том, что «ленинизм обедняет марксизм» были восприняты в Москве как страшная крамола. Путь чешских интеллектуалов к «иному Марксу» начался задолго до 68 го. Для чехов социализм был не абстракцией из речей Брежнева, не тоннами чугуна и стали, ради которых следовало отказаться от свободы и многообразия. Социализм был частью идейной палитры чешского общества задолго до прихода к власти коммунистов. Триумф 1948 го воспринимался многими как естественный итог чехословацкой истории. «Оба наших народа всей своей историей были подготовлены к социализму», — как выразился Вацулик. Триумф, впрочем, обернулся установлением откровенно вассального по отношению к сталинскому СССР режима под лозунгом «Все по образцу Советского Союза!» Частушки да колхозы, враги народа и мавзолей.

 

Читайте также

Вместо компромисса: Олег Кашин о Праге-68

«Странное занятие быть адвокатом Брежнева, но я думаю, да, он чувствовал себя именно человеком, удерживающим завоевания 1945 года, последним фронтовиком, который удерживает рубежи.».

«Проникающее ранение»: Восемь человек на площади

«Тени людей, ровно в полдень 25 августа развернувших плакаты „За вашу и нашу свободу!“, „Мы теряем лучших друзей“, „At’ žije svobodné a nezávislé Československo!“ („Да здравствует свободная и независимая Чехословакия!“) — прежде, чем их плакаты сломали, им самим заломили руки, выбили зубы, — тени этих людей, стоявших несколько минут на Красной площади, превращаются в памятники».

 

Ситуация изменилась к концу 1950 х. По мере освобождения от сталинского наследия все больше чехословацких коммунистов сомневалось в необходимости учиться у Москвы социализму. Доклад Иржи Ганзелки и Мирослава Зикмунда после их поездки в СССР в середине 1960 х — удивительный документ в защиту социализма от советской практики его построения, написанный будто языком попавших на отсталую планету прогрессоров из книг Стругацких. Чехословакии в нем предлагается взять на себя роль спасителя, который может найти верные экономические и этические рецепты выхода из тупика, грозящего мировому коммунистическому движению.

Значительную часть чехословацкого общества объединило стремление разобраться с последствиями сталинизма, но при этом большинство интеллектуалов 1960 х было убеждено в прогрессивном характере социалистического строя. Идея национального «мессианизма» в сочетании с гуманистическим идеалом — это уже не Маркс. Это Масарик. Создатель современного Чехословацкого государства вплоть до 1968 года официально считался буржуазным реакционером. Голос чешской нации в мировой симфонии должен был быть голосом демократии и гуманизма, считал Масарик.

 

«Старики на уборке хмеля». Реж. Ладислав Рихман. 1964

 

А выход на «мировую арену» в сфере идей называл прививкой от зацикленности на мелких собственных проблемах и порабощения нациями, которые способны генерировать собственные большие идеи. Его мысли почти дословно повторил на уже упомянутом съезде писателей прозаик коммунист Кундера: «История нашей нации — через демократию, фашистское рабство, сталинизм и социализм содержит в себе все самое важное, что делает XX век XX веком. Это позволяет нам ставить, возможно, более важные вопросы, создавать более исполненные смысла мифы, чем те, кто не прошел этим трудным путем».

А что же Сенека? Символ большой европейской культуры, в авангарде которой видели себя чешские марксисты; формировать ее, а не просто следовать за ней, призывал Масарик. Не только отсылка к античной культурной традиции, но и совершенно ясный этический ориентир: «Благо не в том, чтобы жизнь была долгой, а в том, как ею распорядиться». «Борись, чтобы выполнить долг, раз уж взял его на себя».

Третьим высказыванием в этом ряду могут быть слова Яна Палаха: «Человек должен бороться с тем злом, на которое ему хватает сил». Его самосожжение в январе 1969 го стало отчаянной попыткой пробудить людей от апатии, охватившей общество после того, как «люди января» отступили под давлением Москвы. От смерти Палаха до отставки Дубчека прошло меньше трех месяцев. «Золотой век не настал, наступает каменный», — констатировал молодой бард Карел Крыл. Комфортабельный каменный век с цветными телесериалами, кредитами на дачное строительство, «черным рынком» и возней в верхах между «группой Штроугала» и «группой Биляка».

 

Из серии «Вторжение: Прага 1968». Йозеф Куделка. 1968

 

Пражская весна не решила проблем, которыми была порождена. Реформы, проведенные в 1968 м — отмена цензуры, открытие границ, новая волна реабилитаций, издание запрещенных книг — были вскоре свернуты (за исключением федерализации Чехословакии, создавшей, как выяснилось позже, фундамент для «бархатного развода» двух республик). В истории весна 1968 го осталась не деянием, но попыткой, которая носила прежде всего этический характер. Ценности, символизируемые тремя фамилиями из диалога в «Стариках», породили в 1968 м неожиданный эффект — противоположный советскому догматизму социализм как символ справедливости и прогресса, вывели чехословацкий народ на европейскую сцену. Верность наследию западной культуры и готовность отстаивать — даже ценою жизни — высокая этическая планка. Еще зимой 1969 го Милан Кундера был убежден, что яркая манифестация этих ценностей в месяцы Пражской весны, а особенно в дни гражданского неповиновения после ввода войск, помогла «возвращению чехов в историю». Но вскоре стало ясно: это «возвращение» обернулось двадцатью годами безвременья, затронувшего все три поколения Пражской весны. Кто то эмигрировал и пережил потерю социального положения, травлю и забвение, большинство привыкло к компромиссам и отказалось от идеалов. Для чешской идеи социализм перестал быть краеугольным камнем. Возвращение в Европу стало возможным уже под другими лозунгами, предполагавшими, что все послевоенное развитие Чехословакии было отклонением от нормы. В этом контексте события 1968 го стали восприниматься не как результат развития общества и его «точка сборки» в новом историческом контексте — а как кульминация коммунистических репрессий, трагическая веха истории национально освободительного движения.

Читайте также

Сага продолжается, и да, есть и Instagram — Quill & Pad

Как время летит! Кажется, только вчера я написал здесь статью о «истории до сих пор» о практике выстрелов на запястье. На самом деле это было в марте 2015 года. И именно в 2017 году я опубликовал мысли и изображения о том, как — и как не — делать фотографии для просмотра, чтобы поделиться ими.

Кажется, пришло время обновить обе версии — хотя некоторые вещи остались прежними, многое изменилось.

Wristshots: текущее состояние и краткое примечание о происхождении

В моей оригинальной статье, посвященной запястью, я признал свое незнание относительно самого раннего появления этой практики.Когда мы недавно повторили эту статью здесь, участник Колин Александр Смит прокомментировал, что, насколько ему известно, первое такое заметное изображение наручных часов было сделано знаменитым фотографом Йозефом Куделкой во время советского вторжения в Прагу в 1968 году, на котором показаны бронетранспортеры, грохочущие в город с его часами изображен на переднем плане.

Вторжение войск Варшавского договора, Прага, август 1968 г. (изображение Йозефа Куделки / Magnum Photos)

Достаточно сказать, что почти каждый выстрел с запястья бледнеет по сравнению с исторической важностью этого.И хотя я не видел это изображение лично во время моего посещения архивов Magnum в Париже, вы можете быть уверены, что оно будет в самом верху моего списка, если мне повезет организовать там ответную помолвку.

Чтобы показать, как быстро все меняется, в своей статье 2015 года я почувствовал себя обязанным определить, что такое запястье, и сравнить его с другой, недавно неизвестной формой выражения — селфи. Мы вообще их больше называем селфи или это просто фотографии?

Как в старые добрые времена: типичный старинный наручный рисунок автора А.Lange & Söhne Odysseus

Я также поделился некоторыми наблюдениями за фотографиями запястий с часами. Многие из них все еще кажутся выдающимися сегодня, в том числе «дружеские» снимки запястий нескольких приятелей вместе (хотя, как и во многих других случаях, пандемия немного ослабила эту практику), снимки, которые вызывают удивление от возможности справиться с ультра-редким ограниченное издание или аукцион, а также визуальные любовные записки к конкретным часам из коллекции.

По сравнению с 2015 годом, я бы сказал, что «репортажный» аспект любительского постинга с запястья как уменьшился, так и увеличился.Сейчас, когда выпуск новых часов распространяется в течение года, и о каждой, казалось, немедленно возвестили миллионы онлайн-публикаций, идея энтузиаста, публикующего «то, что я только что видел на выставке», кажется почти странной.

Тем не менее, поскольку многие новые часы открыто делятся с энтузиастами еще до запуска и доставляются нетерпеливым владельцам, как только они представляются, у нас есть преимущество в виде потока нефильтрованных, реальных изображений этих часов в дикой природе. глазами непрофессионалов.

Съемка и обмен: A. Lange & Söhne Zeitwerk Decimal Repeater, как снято FX Overstake (@equationdutemps)

К счастью, некоторые практики стрельбы по запястью, кажется, уменьшились за последние пять лет. Например, хотя снимок «часы в машине» по-прежнему является основным продуктом онлайн-тарифа (и, помимо того, что стрелок позволяет стрелку демонстрировать причудливый логотип на рулевом колесе, он также занимает немного времени светофора), мне кажется, что Фотомания «смотреть с едой» существенно снизилась, хвала.

Единственное исключение, которое я разрешаю, — это страница команды супругов и мужей @aytystyle, которая, помимо демонстрации потрясающего набора часов, сумок и одежды от кутюр, опосредованно перевозит нас в трехзвездочные рестораны в Японии. постоянная основа. Если бы не все это было так чертовски вкусно и я бы не завидовал так сильно, я бы это возненавидел!

Роскошная жизнь: типичный кадр из @aytystyle

Войти в Instagram

Тем не менее, возможно, некоторые из самых значительных изменений в контенте связаны с изменением доминирующей среды для обмена: подобно тому, как Facebook вытеснил форумы, Instagram стал универсальной платформой для запоминания — по крайней мере, на данный момент.

Термин «Instagram» даже не появился в моей статье 2015 года, но я бы сказал, что Instagram делает упор на визуальные эффекты, а не на повествование, его более публичная ориентация по сравнению с моделью Facebook, основанной на друзьях, и постоянный упор на накопление большего и большее количество подписчиков на одну учетную запись перед лицом алгоритмов, которые усложняют достижение этой цели, оказывают прямое влияние на изображения часов, которые мы видим сегодня.

  • Beyond wristshots: традиционный запястье, с часами, занимающими большую часть кадра, с его немного странным дополнением, «карманный снимок» с рукой, засунутой в брюки, по-прежнему составляет значительный процент текущих онлайн-сообщений — быстрое сканирование первых 25 любительских снимков часов в моей ленте Instagram дает 15 из них.Но это оставляет еще 10 в моем совершенно ненаучном образце для того, что раньше называлось «статическими» снимками: часы с запястья в различных настройках, включая изображения изолированной световой палатки, снимки на открытом воздухе и фотографии с разнообразным реквизитом и фоном.
  • Лучшее качество: Конечно, есть еще много скучных изображений часов, но меня действительно впечатлило чистое качество большей части того, что публикуется в наши дни. Определенные часы всегда будут получать свою долю кликов и подписок независимо от качества изображения, но для привлечения и удержания верных поклонников в том, что в значительной степени является визуальным средством, ничто не может заменить поразительные визуальные эффекты.

Качественная съемка: детальный снимок часов Ming от @waitlisted

  • Специализация и визуальный брендинг: Так же, как я работал над расширением своего разнообразия визуальных стилей и тематики, кажется, что узкая специализация как по темам, так и по оптике становится все более обычным явлением, чтобы выделяться в многолюдном поле. Примеры здесь: @toiche с его целеустремленным вниманием к Breguet Type 20 и связанным с ним хронографам, а также @waitlisted (он же Джеймс) и @_mrdata_ (он же Dirk), которые, как и я, отдают предпочтение угрюмому визуальному стилю, впервые предложенному @MingThein.

Франшиза личного бренда: типичное винтажное изображение Breguet, опубликованное @toiche

  • Она умеет снимать: Одно из нововведений, поддерживаемых универсальным характером среды Instagram, — появление значительного числа женщин среди популярных фотографов-энтузиастов. К ним относятся коллекционер из Гонконга Лунг Лунг Тхун (@lunglungthun), который угощает нас сочетанием стиля жизни и просмотра контента; Деби Мальдонадо (@iwcgirl), давний плакат и фанатик IWC из Бразилии; любитель старинных часов @oldwatchlady; и @deletrium (он же Wanyu) из Сингапура, чьи макро-работы крупным планом красиво оформлены и ярко освещены.

Macro madness: красиво освещенный крупный план Bovet от @deletrium

  • Коллекционеры, выходящие из тени: Некоторые коллекционеры, такие как Джон Голдбергер (@goldberger), какое-то время были довольно щедры, демонстрируя свои часы, но в последнее время набор ведущих коллекционеров, которые становятся более публичными, кажется, имеет тенденцию к росту. . Мой фаворит — Рони Мадхвани из Уганды (@ roni_m_29), который ежедневно демонстрирует нам подмножества своей умопомрачительной и эклектичной подборки.

Ой, тут не на что смотреть: удивительный набор моделей Gilbert Albert Patek Philippe от @ roni_m_29

  • Юмор, новое определение: В своей статье 2015 года я использовал «выстрел в лодыжку» в качестве примера юмора при съемках запястья. В 2020 году визуальный характер Instagram и стремительный формат историй предоставили форум для любого количества сатирических страниц с юмором. Я думаю, что бум этого явления заслуживает более глубокого исследования, поэтому я скоро вернусь к нему в другой статье.
  • Больше секса: Да, секс по-прежнему продается. А теперь, когда крупные бренды, кажется, несколько отошли от открытого использования секса в рекламе, это оставляет много места для других, чтобы заполнить пустоту. В мире наручных часов и часов это переводится на страницы как женщин, так и мужчин, на которых выставленные тела имеют приоритет над часами, которые появляются в основном случайно. В этом жанре я вкратце обращу ваше внимание на страницу в Instagram @lugsandjugs (нет, я не выдумываю): слоган в биографии: «Часы не мои, а кувшины!» Одно отличие от прежней практики: сексуализация осуществляется самими владельцами аккаунтов, а не брендами или СМИ.

Найди часы: недавний пост от @lugsandjugs

  • Больше гибкости: Да, я совершил грех, разместив на одной руке комбо-снимки, такие как Romain Gauthier Logical One, и Greubel Forsey Invention Piece 1, но каждый раз я вижу еще пять снимков Ричарда Милле, привязанные от локтя до запястья к кому-то, я твердо решил отказаться от всего, что напоминало эту тактику, в будущем. Тем не менее, он должен привлекать зрителей, иначе люди бы этого не сделали.
  • Больше тем, чем дней: То, что раньше было только #SpeedyTuesday, теперь #MingMonday, #MacroMonday, #TourbillonTuesday, #WetWatchWednesday, #FliegerFriday и т. Д. на некоторых моих постах.

Какой сегодня день? Недавняя публикация автора в Instagram для «#CasebackFriday»

  • Бренды благодарят — и используют — стрелков-любителей: Один из недавних примеров здесь — из Kurono Tokyo, который не только активно поблагодарил любителей стрелков, представивших свои часы в Интернете, но и пошел дальше, составив коллекцию этих изображений и распечатав их в книге журнального столика, отправленной упомянутым фотографам.
  • Агрегация и курирование: Совершенно справедливо, что я могу часами трудиться над фотографией, а учетные записи, подобные @haulogerie, могут затем повторно опубликовать ее (с соответствующим кредитом) для аудитории, в девять раз превышающей мою, и получить гораздо больше отклик? Может быть, а может и нет, но в среде, ориентированной на экспозицию, выбор вашей фотографии для одной из этих страниц по сравнению с трудностями в безвестности — это чистый позитив.

И прежде чем закончу. . .

Наручные браслеты. Если бы они были распространены в 2015 году, я бы, наверное, упомянул о них — неблагоприятно.Думаю, примерно в то же время я увидел свое первое видео о наручных запястьях в Интернете. Наблюдать за преступником был приятель Энди Грин, и он продолжает эту практику по сей день (его последняя жертва на момент написания статьи — это часы Rolex с золотым циферблатом с паве).

Есть что-то в том, чтобы прокрутить вниз до того, что, как вы надеетесь, будет следующим фото часов, и вместо этого увидеть изображение обратной стороны чьего-то запястья и застежку для часов; если у вас есть терпение (а у меня нет), в конечном итоге пользователь медленно переворачивает свое запястье (возможно, с дразнящим переворотом или двумя по пути), пока мы не увидим то, за чем пришли впервые, — сами часы .

Если мои поверхностные исследования алгоритма Instagram верны, один показатель, который он использует (или, по крайней мере, примерно в 2017 году), чтобы решить, продвигать ли ваш пост другим, — это продолжительность времени, в течение которого зрители задерживаются. Это, в свою очередь, говорит о том, что привлекательные подписи, сообщения с несколькими изображениями, которые требуют смахивания влево и вправо, и, да, наручные ролики и подобные видео, которые заставляют вас вертеть пальцами, пока вы ждете выплаты, — все это полезно, когда дело доходит до создания воздействия вашей страницы. .

Я понимаю и буду продолжать проскакивать мимо наручных часов так быстро, как смогу (если я не отвечу своим хэштегом #friendsdontletfriendswristroll, и в этом случае я останусь достаточно долго, чтобы ввести его).

Not a wristroll: традиционный наручный образец винтажного авторского Vacheron Constantin Артикул 4560

Это пока что история! Если видеть, насколько архаичными мои комментарии пятилетней давности сегодня кажутся, это хоть какой-то признак, то следующий выпуск этой серии через год или два должен быть дурацким — я уже вижу начало TikTokization of wristshots, и я уверен, что он будет больше событий.

А пока желаю вам счастливого ношения и счастливой съемки!

Кстати, больше моих фотографий вы можете увидеть в Instagram на @ GaryG_1.

Вам также могут понравиться:

Wristshots: История на данный момент

Как (а не) фотографировать часы

11 блестящих запястий из солнечной Женевы Watch Days 2020

Топ-5 памятных снимков SIHH 2019 года, плюс еще 5 (просто потому, что) и потом. . .

#mybaselworld 2016: изысканные эмоциональные снимки Baselworld Wristshots, снятые с помощью Leica Q

Почему я купил: Romain Gauthier Logical One

Почему я купил это: Часть изобретения Greubel Forsey 1

Йозеф Куделка | Pace Gallery

Даты

Родился в 1938 году, Моравия, Чехословакия

Живет и работает в Париже, Франции и Праге, Чехия

Образование

1961, Технический университет, Прага, Чехия, диплом инженера

2020

Josef Koudelka: Ruines , Bibliothèque Nationale de France, Париж, 15 сентября — 16 декабря 2020 г.(Каталог)

KOUDELKA — Exiles and Panoramen 1968–2012 , Музей Эрнста Лейтца, Вецлар, Германия, 6 марта — 23 августа (продлен до 20 сентября), 2020 г.

2018

Josef Koudelka: Industrial пейзажи , Kunsthal Helmond, Нидерланды, 16 октября 2018 г. — 27 января 2019 г.

KOUDELKA: INVASION 1968 и архивные кадры Яна Немца , Národní galerie Praha, Прага, Чешская Республика, 22 августа 2018 г. — 6 января ( продлен до 13 января 2019 г.

Josef Koudelka: INVASION PRAGUE 1968 , Le Botanique, Брюссель, Бельгия, 14 июня — 12 августа 2018 г.

Koudelka: De-creazione , Národní galerie Praha, Прага, Чешская Республика, 22 марта — 23 сентября , 2018. (Каталог)

Koudelka: Returning , Uměleckoprůmyslové muzeum v Praze, Прага, Чешская Республика, 22 марта — 30 сентября 2018 г.

2017

Josef Koudelka / Exiles: Invasion , C / O Берлин, 13 июля — 10 сентября 2017 г.

Josef Koudelka: La fabrique d’Exils , Centre Pompidou, Paris, 22 февраля — 22 мая 2017 г.

2016

Josef Koudelka: Gypsies , Музей фотографии Сеул, Южная Корея, декабрь 17, 2016–15 апреля 2017.

Josef Koudelka: TEATRO DEL TEMPO, FOTOGRAFIA — Festival Internazionale di Roma , Museo d’Arte Contemporanea Roma, 21 октября 2016 — 8 января 2017.

Josef Koudelka: Изгнанники | Wall , Nederlands Fotomusuem, Роттердам, 17 сентября 2016 г. — 15 января 2017 г.

2015

Josef Koudelka: 12 Panoramas, 1988 2012 , Pace / MacGill Gallery, Нью-Йорк, 16 января — 14 февраля 2015 г.

2014

Josef Koudelka. Национальность сомнительна. , Институт искусств Чикаго, 7 июня — 21 сентября 2014 г. Посетил: Центр Дж. Пола Гетти, Лос-Анджелес, 11 ноября 2014 г. — 22 марта 2015 г .; Fundación MAPFRE, Мадрид, 12 сентября — 29 ноября 2015 г.

Josef Koudelka: Sledi / Vestiges 1991–2012 , Galerija Jakopič, Любляна, Словения, 20 мая — 3 сентября 2014 г.(Каталог)

2013

Josef Koudelka , Национальный музей современного искусства, Токио, 6 ноября 2013 г. — 13 января 2014 г.

Josef Koudelka: Vestiges 1991-2012 , Centre de la Vielle Charité , Марсель, Франция, 12 января — 15 апреля 2013 г.

2012

ZINGARI di Josef Koudelka, Fondazione Forma per la Fotografia, Милан, Италия, 22 июня — 16 сентября 2012 г.

2008

Йозеф Куделка: Вторжение 68 Прага , Pace / MacGill Gallery, Нью-Йорк, 4 сентября — 11 октября 2008 г.

Йозеф Куделка: Вторжение 68 Прага , Галерея Aperture, Нью-Йорк, 4 сентября — 30 октября 2008 г. Посетил: Центр искусств Катцена, Вашингтон, округ Колумбия, 11 ноября — 28 декабря 2008 г .; Museo Memorial del 68, Мехико, 3 апреля — 31 июля 2009 г .; Университет Колгейт, Гамильтон, Нью-Йорк, 14 октября — 20 ноября 2009 г .; Башня свободы, Майами, 1 декабря 2009 г. — 6 февраля 2010 г .; Фонд Осде, Буэнос-Айрес, 5 августа — 30 сентября 2010 г .; Токийский Метрополитен-музей фотографии, 14 мая — 18 июля 2011 г .; Центр фотографии имени братьев Люмьер, Москва, 5 октября — 4 декабря 2011 г .; Международный фестиваль фотографии Pingyao, Китай, 19–25 сентября 2012 г .; Фестиваль фотографии Look 3, Шарлоттсвилль, Вирджиния, 7–29 июня 2012 г .; Museu da Imagem e do Som, Сан-Паулу, 1 мая — 22 июня 2013 г.(Каталог)

Josef Koudelka , Музей Пера, Стамбул, Турция, 16 января — 13 апреля 2008 г. (Каталог)

2006

Josef Koudelka: Synergy Seminar Gallery , Колледж Бейтса, Музей искусств , Льюистон, Мэн, 1 апреля — 28 мая 2006 г.

2002

Йозеф Куделка: Fotograf , Национальная галерея, Прага, Чешская Республика, 2002.

Йозеф Куделка: Ретроспектива , Museo del Palacio de Bellas Artes, Мехико, 2002 год.

1998

Josef Koudelka: Reconnaissance: Wales , National Museum of Wales, Cardiff, United Kingdom, 1998.

1997

Josef Koudelka , Metropolitan Museum of Photography, 1997.

, Токийский музей фотографии.

1993

Josef Koudelka: Vintage Photographs , Pace / MacGill Gallery, New York, 1993.

1990

Josef Koudelka , Museet for Fotokunst, Одензее, Германия, 1990.

Josef Koudelka z Fotografickeho dila 1958-90 , Прага, Чешская Республика, 1990.

1989

Josef Koudelka , Pace / MacGill Gallery, New York, 1989.

1988 Josef Koudelka , Palais de Tokyo, Национальный центр фотографии, Париж, 1988.

Josef Koudelka , Museum Folkwang, Essen, Германия, 1988.

Josef Koudelka , Международный центр фотографии, Нью-Йорк, 1988 .

1985

Josef Koudelka , Национальный музей фотографии, кино и телевидения, Брэдфорд, Йоркшир, Англия, 1985.

1979

Josef Koudelka , Fototeca, Caracas, 1979. Венесуэла,

1978

Josef Koudelka , Stedelijk Museum, Амстердам, Нидерланды, 1978.

1977

Josef Koudelka , Kunsthaus Zurich, Швейцария, 1977.

Josef Koudelka: Gypsies , Тель-Авивский музей, Израиль, 1977 г.

Josef Koudelka , Galerie Delpire, Париж, 1977 г.

1976

Josef Koudelka Institute of Chicago , 1976,.

Josef Koudelka , Victoria & Albert Museum, Лондон, 1976 г.

1975

Josef Koudelka , Музей современного искусства, Нью-Йорк, 24 февраля — 11 мая 1975 г.

1968

Йозеф Куделка: Театральная фотография 1965-68 , Theater za Branou, Прага, Чешская Республика, 1968.

— Куделка: Декорирование | Национальная галерея Прага

«Человек — не всеведущий хозяин планеты, который может делать все, что ему нравится и что ему подходит в данный момент». Вацлав Гавел на конференции «Окружающая среда для Европы», 1991

Серия фотографий под названием De-creazione была сделана Йозефом Куделкой для Павильона Святого Престола, первой презентации Ватикана на Венецианской биеннале в 2013 году. Помимо приглашения Куделки, музеи Ватикана также наняли итальянскую арт-группу Studio Аззурро и австралийский художник Лоуренс Кэрролл присоединятся к этому проекту.Художников попросили представить работы на три темы, вдохновленные Книгой Бытия — Creazione, De-creazione и Ri-creazione. Для этого Куделка выбрал тему, которой он интенсивно посвятил себя в течение тридцати лет и суммировал ее в пятнадцати опубликованных книгах: необратимые изменения, которые люди внесли в пейзажи.

De-creazione Куделки — это серия из восемнадцати фотографий, включающая девять больших горизонтальных панорам (91 x 257 см) и три вертикальных триптиха (158 x 150 см).Он охватывает три основные темы, которые Куделка выбрал для выражения идеи разрушения: влияние времени на историю человечества и окружающую среду, включая изменения, вызванные землетрясениями и другими стихийными бедствиями, которые затрагивали нас на протяжении веков; войны, стены и другие препятствия, которые мы строим, символизирующие наши страхи и ненависть; и, в конечном итоге, две противоположности ⁠ – мир природы и индустриальный мир ⁠ –, которые долгое время находились в конфликте друг с другом не менее болезненно и разрушительно, чем другие конфликты.С помощью этих широкоформатных изображений чуткое участие Куделки в своих темах привлекает внимание к дисбалансу во взаимоотношениях между людьми и окружающей средой, а также раскрывает человеческую склонность к разрушению. «Как преступления против человечности, так и преступления против ландшафтов. Не так важно, как люди пытаются оправдать эти преступления или как они их называют. Люди могут защищаться, а пейзаж — нет », — говорит Куделка.

За их работу над этим проектом Йозеф Куделка благодарит: кардинала Джанфранко Раваси (президента Папского совета по культуре), Антонио Паолуччи, Микола Форти (музеи Ватикана), Алессандры Мауро, Роберто Коха, Питера МакГилла, Лорен Панзо (PACE / MacGill Gallery, Нью-Йорк), Лоуренс Барт, Ирена Шорфова.

К выставке прилагается каталог со всеми выставленными фотографиями. Одновременно с выставкой в ​​Музее декоративного искусства в Праге проходит ретроспектива «Куделка: возвращение».

Выставка проводится при поддержке Министерства культуры ЧР. Это часть торжеств, посвященных важным событиям в истории Чехии, отмеченным 2018 годом. Список всех мероприятий, которые проводятся в рамках празднования, можно найти на веб-сайте czechands Slovakcentury.com.

Josef Koudelka. в разговоре с Шелой Шейх | by This Place | Это место

Шела Шейх: Было ли ваше участие в работе над этим местом в первый раз, когда вы были в Израиле и на Западном берегу?
Йозеф Куделка: Да, впервые. В 2007 году фотограф Фредерик Бреннер, которого я знаю очень давно, пригласил меня поучаствовать в проекте с несколькими другими фотографами в Израиле. Я сказал нет, мне это было неинтересно. Но Фредерик очень убедителен.Он долго уговаривал меня, и в конце концов предложил мне приехать на две недели — все расходы оплачены — в Израиль без каких-либо обязательств, прежде чем я приму окончательное решение. Я был так уверен в своем решении, что сказал: «Хорошо, я приду, но я заплачу за свой билет на самолет, потому что я хочу быть уверен, что у меня не будет никаких обязательств перед вами». И вот что я сделал.

SS: Когда вы впервые посетили регион, чтобы изучить идею присоединения к This Place?
JK: Я впервые приехал в июне 2008 года.Это была своего рода обзорная экскурсия, в которой я увидел всего понемногу. И именно во время этой поездки я увидел Стену. Я не мог этого забыть. Но поскольку я видел только небольшую часть этого в течение этих двух недель, я подумал, что мое восприятие этого может быть лишь частичным. Но я точно знал, что то, что я только что увидел, больше нигде не существовало. И поэтому я хотел увидеть больше. Я сказал себе, что если я вернусь во второе путешествие, чтобы увидеть его поближе, может быть, я смогу что-нибудь там сделать.

SS: Были ли у вас оговорки относительно участия?
Дж. К .: Да.От коллег из Magnum я знал, что там будет сложно работать. В своей предыдущей работе я всегда ставил жесткие условия: тема должна меня интересовать. Это должно было иметь какое-то отношение ко мне. У меня должна была быть свобода фотографировать все, что я хотел. Я должен был контролировать производство от начала до конца, и у меня было достаточно времени, чтобы делать свою работу так, как я хотел. Я не был уверен, что этот групповой проект будет соответствовать этим условиям.

Более того, для меня с самого начала был жизненно важный вопрос: откуда деньги? Меня заверили, что поддержка исходила не от Государства Израиль, а в основном от нескольких американских культурных фондов.Вообще я не очень верю в коллективные проекты. Трудно полностью контролировать ситуацию, когда работаешь не в одиночку. Это установка с ограничениями. В конце концов, я оказался вовлеченным в этот проект, потому что получил официальное заверение, что я могу делать то, что хочу, и как я хочу это делать. Я изложил все свои условия в письме на имя Фредерика: работа должна была быть посвящена Стене и окружающему ландшафту; конечным продуктом работы должна была быть книга; на мою работу не будет наложено никаких ограничений, и у меня будет возможность завершить проект; и самое главное, я смогу фотографировать не только в Израиле, но и на палестинских территориях.Более того, я должен был быть единственным владельцем произведения и сохранять авторские права; Я бы выбрал изображения и подписи, которые будут использоваться; и я бы получил полное окончательное одобрение всех текстов, сопровождающих изображения. Я также хотел бы получить окончательное одобрение дизайна и содержания книги и выставок работ — а также публикации и распространения изображений. Моим первоначальным планом была книга, сложенная гармошкой, которая будет называться Wall и будет показана в открытом виде на групповой выставке.То, над чем я буду хозяином, и это покажет мое видение во всей его сложности.

В итоге, из-за затрат, монография была опубликована в 2013 году в стандартном переплете, а прототип книги, сложенной гармошкой, будет представлен на выставке; Надеюсь в будущем выпустить издание в таком формате. Поскольку раньше я никогда не работал в таких условиях и не хотел, чтобы меня использовали, я советовался со многими людьми. Большинство из них сказали мне: «Не трогай эту тему.Даже если они позволят тебе делать все, что угодно, тебя будут эксплуатировать ». Но я думал, что условия, которые я поставил, дадут мне необходимые гарантии. Когда мои условия были приняты, я подписал контракт. Это было только во время моей четвертой поездки.

Тем не менее, после того как я согласился участвовать и подписал контракт, я получил письмо от издателя, которого я очень уважаю. Он написал: «Йозеф, я видел ваше имя в списке участвующих фотографов. Вы проданы. Вы прекрасно знаете, что этот проект закончится произраильской пропагандой ».

Ash Shuhada Street, Hebron 2011 Josef Koudelka Al’Eizariya (Bethany), East Jerusalem Josef Koudelka

SS: Сколько времени вы провели в Израиле и на Западном берегу? Сколько поездок вы совершили?
JK: Всего за четыре года, с 2008 по 2012 год, я совершил семь поездок. Я пошел, когда у меня было время, и когда был доступен Гилад Барам, молодой израильский фотограф, который сопровождал меня. Каждая поездка длилась около трех недель. То, что я увидел, было настолько удручающим, что мне было очень трудно оставаться здесь дольше.

СС: С кем вы работали наиболее тесно?
JK: Как я уже сказал, меня сопровождал Гилад Барам; вместе мы путешествовали по Стене. Иногда с одной стороны, иногда с другой. Гилад шел на двойной риск, переходя на другую сторону. Во-первых, потому что израильтянам не разрешается входить в зоны, находящиеся под контролем палестинской администрации. А еще потому, что израильтяне, как вы понимаете, не всегда тепло приветствуются палестинцами. Гилад был со мной почти везде.Но некоторые районы были для него слишком опасными. Например, когда я хотел переночевать на палестинской стороне стены, он вернулся в Израиль. Я многое узнал о местной ситуации, поговорив с этим молодым человеком, которому было двадцать семь лет, когда я начал работать с ним, который был очень увлечен нашей работой. Мы встречались в Иерусалиме каждое утро в восемь утра и работали вокруг Стены до конца дня. Каждый день меня глубоко трогало то, что я видел. Гилад тоже был потрясен. Его изменило то, что он узнал о месте своего рождения.Сопровождая меня, он также документировал наш рабочий процесс. В конце концов, он сказал мне, что во время наших путешествий вокруг Стены он научился смотреть.

Я также установил тесные рабочие отношения с Мики Кратсман, главой отдела фотографии Академии искусства и дизайна Бецалель в Иерусалиме, где в то время учился Гилад. Кроме того, на некоторых этапах проекта нас сопровождали Исса Фрейдж, палестинский фотограф-кинорежиссер, который нам очень помог, и бывший полковник израильской армии Шауль Ариэли, ныне член израильской неправительственной организации The Council за мир и безопасность; они выступают за то, чтобы стена не была политическим инструментом или средством определения будущей границы, а должна просто способствовать сохранению безопасности Израиля, причиняя как можно меньше вреда палестинскому населению.

Фотография Гилада Барама

SS: Как вы сформулировали свою концепцию концентрации на стене? И это пришло к вам сразу?
JK: С самого первого визита, еще в 2008 году, я чувствовал, что если бы я участвовал в проекте — работая в моих обычных условиях — единственными предметами, которые меня интересовали бы, были Стена и окружающий ландшафт. С 1986 года, когда я начал работать над пейзажами Франции для миссии DATAR с панорамной камерой, я пытался показать, как современный человек влияет на ландшафт.Я опубликовал десять книг по этой теме. Строительство туннеля под Ла-Маншем, руины Бейрута, угольные шахты Центральной Европы… но я никогда не видел ничего подобного. С моей точки зрения, я не мог найти предмет более могущественного, чем Стена, изувечивающая Святую Землю.

Однажды, когда мы шли вдоль Стены, я увидел граффити, на котором было написано: «Одна стена, две тюрьмы». Это подводит итог тому, как я себя чувствовал. Вы знаете, я вырос в Чехословакии, за стеной.Я всегда хотел попасть на другую сторону.

Я знаю, что такое стена.

Лагерь беженцев Шуфат, Легкий Иерусалим, 2009 г. , Йозеф Куделка

СС: Как начать такой проект?
JK: Фотографируя. Когда я вижу что-то интересное, я фотографирую. Позже я смотрю, что получилось, и смотрю, смогу ли я что-нибудь с этим поделать. Вот что случилось, когда я увидел Стену. С самого начала мой собственный подход не был политическим. Все, что я хотел, это показать то, что я видел.Однажды, когда проект был почти завершен, я показал свою работу человеку, которого я встретил в Израиле, который сказал мне: «Йозеф, эта книга выходит за рамки политики: это книга о человеке и земле».

Когда я впервые приехал, Фредерик Бреннер предложил мне встретиться с людьми, которые могли бы прояснить ситуацию. Я сказал нет. Я мало что знал об Израиле и не хотел знать слишком много. Не все фотографы работают одинаково. Когда Анри Картье-Брессон собирался уехать в страну, где он собирался работать, он читал все: философию, историю, литературу — все, что попадалось под руку.Но я предпочитаю идти, ничего не зная. Так что то, что я узнаю, я знаю своими глазами. Позже во время этого проекта я встретил множество людей по обе стороны Стены и выслушал много свидетельств, которые помогли мне понять больше.

СС: Вы встречали сопротивление?
JK: Большинство людей, которых я там встретил, палестинцы и израильтяне, поддержали мой проект. Они сделали все, что могли, чтобы мне помочь. Единственные, с кем у меня были проблемы, были израильские поселенцы, солдаты и полиция.В частности, у меня был один неприятный опыт: однажды мы были в Восточном Иерусалиме, на « палестинской стороне » Стены и искали затененное место, чтобы съесть наши бутерброды, когда внезапно мы увидели группу вооруженных израильских солдат. мчатся к нам с автоматами наготове. Мы не двинулись с места. Они обыскивали нас и допросили, и пока они это делали, один из них попал в мою камеру. Я не сразу понял, что он сломал его, и что он больше не может использоваться. Мне ничего не указывало на то, что он был поврежден.Я продолжал работать с ним в течение десяти или около того дней, прежде чем понял, что у меня есть шестьдесят рулонов без единого изображения, потому что шторка была сломана. Самое безумное, что у израильского солдата, который сломал мне фотоаппарат, было такое же лицо, как у молодых русских солдат, которых я фотографировал в 1968 году в Праге. А вот сломать мою камеру русским так и не удалось.

За исключением этого инцидента, я никогда по-настоящему не чувствовал опасности. Я знал, что солдаты могут доставить мне проблемы. Нас останавливали очень часто, иногда даже по пять раз за день.Каждый раз нам приходилось показывать паспорта, и Гилад объяснял на иврите, что мы делаем. Иногда это было долго и сложно, так как пресс-служба правительства Израиля отказала мне в временном пресс-удостоверении. Однажды рядом с нами остановился армейский джип, пока я фотографировал. Когда солдаты потребовали, чтобы мы остановились, и начали допросить нас, Гилад сказал им: «Он не репортер, он художник — поищите его в Google». Когда мы стояли там, они нашли мое имя и просмотрели несколько фотографий на своих мобильных телефонах, а затем разрешили мне продолжить работу.

СС: Вы можете описать свой рабочий процесс?
JK: Чтобы выбрать, нужно все видеть. Однажды я рассмешил друга-фотографа, сказав ему, что считаю себя коллекционером фотографий, а не фотографом. На самом деле я ищу то место, где меня ждет фотография. И я продолжаю возвращаться в то место, пока не получу его. Я никогда не использую штатив, потому что даже композиция для меня инстинктивна. Иногда случалось, что я возвращался к тому месту, где делал снимок, и не понимал, как я это делал в прошлый раз.

В книге есть изображение с тремя оливковыми деревьями. Я не знаю, сколько раз я ходил снимать эти три дерева, чтобы получить снимок, которым я был доволен.

SS: Вы можете описать процесс редактирования?
JK: Я думаю, что это одна из самых документальных книг, которые я написал в своей жизни, вторая — «Вторжение 68: Прага». Создавая Wall , я руководствовался тем же принципом, что и во время работы с цыганами — в котором я хотел показать каждый момент их жизни, от рождения до смерти.

В этом случае я хотел показать наиболее важные аспекты Стены. Я не хотел ничего упускать. Например, я подумал, что мне нужно сфотографировать одни из «сельскохозяйственных ворот», через которые палестинские фермеры, владеющие землями по другую сторону стены, должны пройти, чтобы добраться до работы, если они получат разрешение от израильских властей. Я также хотел сфотографировать множество различных компонентов, из которых состоит эта стена: колючая проволока, контрольно-пропускные пункты, подъездные пути и т. Д.Я так и сделал.

В какой-то момент я показал свою работу над Стеной другу, которому я доверяю и который очень хорошо знает ситуацию. Он посоветовал мне удалить некоторые фотографии, которые, по его словам, не имели никакого отношения к Стене. Но в конце концов я решил их оставить. Однако мне пришлось взять несколько фотографий, которые, как мне показалось, были очень хорошими, например, одно из надгробий Баруха Гольдштейна, поселенца, убившего двадцать девять палестинцев в 1994 году в Хевроне. Я очень долго хранил его в своей подборке.Но я подумал: если я использую изображение надгробия Гольдштейна, чтобы сохранить равновесие, мне понадобится фотография, связанная с терактами палестинских смертников в Израиле. Но мне не удалось получить ни одной такой фотографии, которая бы меня удовлетворила. В любом случае, прежде всего, я не хотел вдаваться в логику политкорректности.

СС: Вы создали много небольших макетов для книги. Это типично для ваших книг?
JK: Да, и с Wall я прошел двадцать пять вариантов последовательности, пока не остался доволен.

SS: На выставке представлены две реализации Wall — книжка-прототип, сложенная гармошкой, которая будет формировать скульптурное разделение в выставочных пространствах, а также анимация полной проекции стены. Можете ли вы рассказать об этих вариантах выставочной экспозиции?
JK: Да, и снова это вопрос последовательности. В идеале я хотел бы видеть сложенную гармошкой книгу, разложенную на длинном постаменте и развернутую во всю длину, чтобы публика могла пройти по ней и увидеть, как изображения соотносятся друг с другом.Тогда как в проекции зрители увидят отдельные изображения. Здесь изображения должны быть максимально большими — в идеале — не менее десяти метров в ширину — и находиться в темном замкнутом пространстве, в котором люди будут испытывать прямое столкновение с ландшафтом.

СС: Вы сказали, что это один из самых документальных проектов в вашей жизни. Вы можете рассказать об этом поподробнее?
JK: Я знал, что то, что я фотографирую, изменится. Я хотел снять широкий спектр пейзажей Израиля и Палестины, сосредоточив внимание на Стене.

Фактически, это был мой последний проект, полностью сфотографированный на пленку. Думаю, это важно и с исторической точки зрения, и с концептуальной — все, что я сфотографировал, существовало; он был там, и я сфотографировал его так, как это видели мои глаза.

Перекресток Каля, недалеко от Мертвого моря | Фреска с картой крестоносцев 2009 , автор: Josef Koudelka

this-place.org

Чтобы узнать больше, подпишитесь на This Place в Twitter , подключайтесь через Instagram , или следите за ним на Medium .

C / O Берлин | Йозеф Куделка »Вторжение / Изгнанники / Стена« • PiB — Фотография в Берлине

Когда я уезжал из Чехословакии, я открывал для себя мир вокруг себя. Больше всего мне нужно было путешествовать, чтобы делать фотографии ». Йозеф Куделка

Прага, Вацлавская площадь, 22 августа 1968 г .: В картину просовывают руку. Часы на запястье показывают время. Накануне танки стран Варшавского договора вошли в город под скрип гусениц на мостовой.Эта фотография Йозефа Куделки хронологически вписывается в его серию Вторжение , в которой он показывает страстное сопротивление своих соотечественников решимости Красной Армии подавить кровавыми средствами демократический пыл Пражской весны. Но это также первая фотография в его книге Exiles , опубликованной двадцать лет спустя, в 1988 году, Робертом Делпайром.
1968 год стал поворотным как на Западе, так и на Востоке. Фотографии Куделки оставляют неизгладимое впечатление об этих исторических событиях и передают яркую непосредственность и близость к ситуации и изображенным людям, выходящую за рамки всех документов.

Покинув Чехословакию в 1970 году по трехмесячной выездной визе, Куделка остался на Западе, получил убежище в Англии в качестве политического беженца и стал членом фотографического коллектива Magnum в 1971 году, а затем переехал в Париж в 1980 году. оказал глубокое влияние на его фотографию и привел к одной из его самых важных и личных работ. За двадцать лет скитаний без постоянного места жительства, без имущества, оснащенного только камерой, он создал множество изображений, которые позволяют взглянуть на пейзажи, людей и повседневную жизнь в таких странах, как Италия, Испания, Португалия и Ирландия, а также на традиции и обряды из прошлого.Впервые они были опубликованы в 1988 году в обширной книге под названием Exiles .

В своей последней работе Йозеф Куделка путешествовал по Израилю и палестинским территориям с 2008 по 2012 год и задокументировал стену, воздвигнутую государством Израиль на Западном берегу, а также израильские поселения, в результате чего была создана серия под названием Стена . В начале 2000-х Израиль в одностороннем порядке решил построить стену под предлогом защиты от террористических атак.Девятиметровая крепость, а сегодня ее длина составляет более 700 километров, сделанная из стали и бетона, колючей проволоки и датчиков движения — почти в три раза выше и в пять раз длиннее, чем когда-то была Берлинская стена. Панорамные фотографии монументального барьера Куделки также являются личным проектом фотографа, выросшего за железным занавесом и постоянно возвращающегося к теме свободы.

Черно-белые фотографии Куделки одновременно интимны и чутки. Его интересы связаны с этническими и социальными группами, которым угрожает исчезновение или изгнание, и часто также отражают кочевой образ жизни самого Куделки.Йозеф Куделка — один из тех немногих выдающихся фотографов, чьи изображения оказали решающее влияние на развитие истории фотографии во второй половине 20-го века благодаря их интенсивному, трогательному и аутентичному виду.

с Josef Koudelka. Invasion / Exiles / Wall , C / O Berlin представляет три важных этапа работы фотографа Magnum, который впервые за почти 30 лет принимает свою первую специализированную выставку в Германии. Он включает около 120 фотографий и проекций, начиная с советской оккупации его родины в 1968 году и заканчивая пребыванием в изгнании и крупномасштабным фотографическим проектом стены, построенной Израилем на Западном берегу.Куратор выставки Ксавье Баррал в сотрудничестве с Соней Восс и организована в партнерстве с Nederlands Fotomuseum в Роттердаме.

Йозеф Куделка родился в 1938 году. Чех, натурализованный француз, живущий в Париже и Праге, он присоединился к Magnum Photos в 1971 году. Получив инженерное образование в Техническом университете в Праге, он работал авиационным инженером, снимая театральные постановки и цыгане в Чехословакии. Его репортаж о вторжении русских танков в Прагу в 1968 году был удостоен золотой медали Роберта Капы 1969 года под названием «анонимный пражский фотограф».Шестнадцать лет спустя, после смерти отца, на его фотографиях было указано его имя. В 1970 году он попросил убежища в Англии и стал апатридом. Выставка в Музее современного искусства Нью-Йорка была посвящена ему в 1975 году, когда была выпущена его книга Gitans , за которой последовала Exiles в 1988 году. В 1986 году он участвовал в проекте DATAR, документирующем городские и сельские пейзажи. Франция. Он начал использовать панорамную камеру и в 1990 году впервые вернулся в Чехословакию и сфотографировал один из самых разрушенных ландшафтов в Европе, «Черный треугольник Центральной Европы».В результате его работы, посвященной его заботе о том, как современный человек повлиял на ландшафт, он выпустил в 1999 году книгу Chaos . В 2006 году первая ретроспективная книга, реализованная Робертом Дельпиром, вышла во Франции и 7 других странах. . В 2008 году «Вторжение в Прагу» 68 было опубликовано в 12 странах. В 2011 году переработанная и расширенная версия книги Gitans была отредактирована с оригинального манекена 1968 года. В том же году в Москве открылась выставка «Нашествие Прага ’68».Йозеф Куделка получил ряд наград, в том числе Гран-при национальной фотографии во Франции (1987), премию Анри Картье-Брессона (1991) и премию Международного центра фотографии Infinity (2004).

Также открытие 12 июля в C / O Berlin:
Hans Hansen »Натюрморт«
»Оптические иллюзии. Современный натюрморт «
Лукас Блалок, Аннет Кельм, Антье Петерс, Оскар Шмидт

Лучшие музеи и галереи фотографии в Нью-Йорке

Международный центр фотографии (ICP)

Лучшие музеи фотографии — Лучшие книжные магазины фотографии — Лучшие фотогалереи

(Просмотреть как карту Google)

Лучшие музеи фотографии

Музей современного искусства

Музей современного искусства может быть наиболее известен своими картинами и скульптурами, но его коллекция из более чем 25 000 фотографий делает его одним из самых важных музеев фотографии в мире.В дополнение к специализированному отделению фотографии часто проводятся тематические выставки фотографий. Обязательно посетите MoMA. Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 11 West 53rd Street (Midtown), New York, NY 10019.

Выставок:

Гордон Паркс и «Атмосфера преступности»: 4-й этаж, 409
Изображение Америки: Галерея коллекций, 5-й этаж, 520
Открытые изображения: Галерея коллекций, 2-й этаж, 201
Ранняя фотография и кино: Галерея коллекций, 5-й этаж, 502
Нью-Йорк, 1920-е: Галерея коллекций, этаж 5, 509
Жизнь для города: Галерея коллекций, этаж 4, 419
Fotoclubismo — Бразильская модернистская фотография, 1946–1964: Галерея коллекций, этаж 5, 516
Частные жизни Общественные места : Этаж Т2 / Т1, Киноцентр

Фотография Нью-Йорка

Стокгольмский фотоцентр Fotografiska недавно открыл эту захватывающую пристройку в Нью-Йорке в историческом здании площадью 45 000 квадратных футов.Шестиэтажное пространство будет включать три этажа выставок, столовой и книжного магазина фотографии. Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 281 Park Avenue South (Flatiron District), New York, NY 10010.

Ближайшие выставки:

Майлз Олдридж Дева Мария. Супермаркеты. Попкорн: 7 мая — 17 октября 2021 г.
Tom of Finland Темная комната: 30 апреля — 20 августа 2021 г.
Эдриен Ракель ONYX: 22 апреля — 29 августа 2021 г.
Хассан Хаджадж VOGUE, The Arab Issue: 19 марта — 7 ноября, 2021
Пикси Ляо «Твой взгляд принадлежит мне»: 2 апреля — 5 сентября 2021 г.

Метрополитен-музей

В отделе фотографии Метрополитена хранится около 75000 фотографий, в том числе коллекция Штиглица, коллекция Ford Motor Company, коллекция Gilman Paper Company, а также большая послевоенная коллекция фотографий под руководством Роберта Франка, Гарри Виногранда, Уильяма Кляйна и Гарри Каллахан.Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 1000 5th Avenue (Верхний Ист-Сайд), Нью-Йорк, NY 10028.

Ближайшие выставки:

Новая женщина за камерой: 2 июля — 3 октября 2021 г.

Лучшие книжные магазины фотографии
Книжный магазин Strand

The Strand, вероятно, лучшее место в Нью-Йорке для получения образования в области фотографии. Открытый в 1927 году и являющийся домом для 2,5 миллионов книг, на 2-м этаже находится не имеющая себе равных коллекция фотографий новых и старых книг.Для тех, кто считает эту книгу идеальной презентацией фотографии, это ваша Мекка. Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 828 Broadway (Ист-Виллидж), Нью-Йорк, NY 10003.

Печатный материал:

Основанная в 1967 году, Printed Matter является ведущей в мире некоммерческой организацией, занимающейся распространением, пониманием и оценкой книг художников и связанных с ними публикаций. Они работают с широким кругом художников и фотографов и стремятся повысить узнаваемость и оценку этой области.Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 231 11th Ave (Chelsea), New York, NY 10001.


Лучшие фотографии галереи:
Галерея Говарда Гринберга

Галерея Говарда Гринберга, основанная в 1981 году, была одной из первых, кто выставлял уличную фотографию и фотожурналистику. Здесь представлен широкий спектр работ от пикторализма до модернизма. В галерее представлен впечатляющий круг фотографов, в том числе Анри Картье-Брессон, Андре Кертес, Уильям Кляйн, Эжен Атже, Брюс Дэвидсон, Гордон Паркс, Эдвард Штайхен, Джоэл Мейеровиц, Вивиан Майер, Пол Стрэнд, Беренис Эббот и Эдвард Уэстон.Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 41 East 57th Street (Midtown), New York, NY 10022.

Выставок:

Льюис Хайн: Фотографии национального исследовательского проекта ВПА, 1936-37: 15 апреля — 2 июля 2021 г.

Галерея диафрагмы

Эта галерея является частью Aperture Foundation, издателя журнала Aperture. В эту группу, основанную в 1952 году, когда-то входили Ансель Адамс, Доротея Ланге и Майнор Уайт. Помимо выставок, здесь проводятся бесплатные лекции художников, автографы и дискуссии.Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 547 W 27th Street, Floor 4 (West Chelsea), New York, NY 10001.

Галерея Данцигер

Галерея Данцигер, основанная в 1990 году, проводит разнообразные и оригинальные выставки фотографий, быстро реагируя на появление новых художников и эволюцию мира фотографии. Его программирование черпает вдохновение из мира искусства, новых медиа и печати. Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 980 Madison Ave (Верхний Ист-Сайд), Нью-Йорк, NY 10075.

Галерея Pace / MacGill

Основанная в 1983 году, Pace / MacGill Gallery стала одной из ведущих галерей современной фотографии в Нью-Йорке, представив более 350 выставок. В галерее были представлены Дайан Арбус, Роберт Франк, Ричард Аведон, Йозеф Куделка, Гарри Каллахан, Ирвинг Пенн и Альфред Штиглиц. Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 540 West 25th Street, New York, NY 10001.

Галерея Янси Ричардсон

Галерея Янси Ричардсона, основанная в 1995 году, представляет начинающих и начинающих художников, а также регулярно выставляет работы признанных мастеров, в том числе Уильяма Эгглстона, Роберта Мэпплторпа, Эда Руша и Августа Сандера.Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 525 West 22nd Street (West Chelsea), New York, NY 10011.

Галерея Эдвинн Хук

Основанная в 1977 году, эта галерея специализируется на винтажных фотографиях 1917-1939 годов модернистского движения и представляет Андре Кертеса, Роберта Франка, Брассай, Доротею Ланге, Салли Манн и Анни Либовиц. Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 745 5th Ave # 407, (Мидтаун), Нью-Йорк, NY 10151.

Джанет Борден

Джанет Борден также демонстрирует работы в других средах, но делает акцент на современных фотографах в своей галерее Дамбо, включая работы Мартина Парра. Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 91 Water St (Dumbo), Brooklyn, NY 11201.

Галерея Лоуренса Миллера

Галерея Лоуренса Миллера, основанная в 1984 году, специализируется как на современной, так и на винтажной фотографии.Галерея специализируется на американской фотографии с 1940 года, азиатской фотографии с 1950 года и международном современном фотоискусстве. Веб-сайт | Instagram | Facebook.

Адрес: 521 West 26nd Street (West Chelsea), New York, NY 10019.

(Фотографируете Нью-Йорк? Загрузите Путеводитель фотографа Нью-Йорка, который можно бесплатно загрузить в цифровом виде.)

О терпении и уличной фотографии

Garden Grove, 2014

Я часто разочаровываюсь в своих фотографиях.Иногда я часами бродил по улицам, не получая приличных кадров. Иногда я спрашиваю себя: «В чем смысл всего этого» — действительно ли все это имеет значение?

Одним из самых больших источников вдохновения в моей фотографии является Йозеф Куделка. Он из тех фотографов, которым требуется 10 лет, чтобы опубликовать одну книгу, и книга чертовски хороша. Он не торопится с фотографией, и единственный человек, на которого он должен произвести впечатление, — это он сам.

Я думаю, что как фотограф вы должны стремиться сделать только одну действительно прочную работу за всю свою жизнь .Пока вы сделали одну сильную работу, вы сделали свою работу как фотограф.

Большой объем работы обычно занимает 5–10 лет (на основе моих исследований мастеров). Конечно, он может быть длиннее или короче, но я считаю, что это хороший план для сильной работы.

Итак, почему мы так одержимы тем, что фотографируем в спешке — просто чтобы загрузить ее на Facebook, flickr, Instagram, чтобы получить много «лайков» и избранных »? Согреют ли нас эти сердечки и пурпурные звезды ночью? Будут ли они иметь значение через 100 лет? Что еще будет существовать, когда мы уйдем?

Наши работы будут существовать после того, как мы пройдем.И публикация их в книге (печати) — один из самых безопасных способов. Будет ли наш flickr, веб-сайт, блог или Instagram примерно через 100 лет? Я очень в этом сомневаюсь. В детстве я даже не мог открывать файлы с дискет. Конечно, у нас есть облачное хранилище и все такое, но вы помните диски Iomega Zip? Где они сейчас?

10 лет на один проект кажутся долгим сроком. Однако подумайте о том, как быстро прошли последние 10 лет вашей жизни. И точно так же следующие 10 лет вашей жизни пролетят мимо.

Большинство знакомых мне уличных фотографов делают по крайней мере 1 хорошую фотографию в месяц и 1 отличную фотографию в год. Это примерно 12 хороших снимков в год.

Если в вашей фотокниге будет около 40 изображений (что, я думаю, неплохое количество для фотокниги), это означает, что вы можете сделать довольно приличную книгу примерно за 3-4 года. Если вы достаточно эпичны и потратите 5–10 лет, это будет чертовски хорошо.

Чем вы хотите, чтобы вас запомнили в конце жизни? Вы хотите, чтобы вас запомнили за кучу посредственных фотографий, которые получили массу фаворитов в социальных сетях? Или вы хотите прочную работу, которую будут помнить и лелеять для будущих поколений?

Это сложно.У меня все время возникает соблазн просто публиковать фотографии для лайков и фаворитов. Это как наркотик. Как только я получаю удовольствие от этих маленьких розовых звездочек и красных сердечек, я чувствую одобрение. Я чувствую себя признанным. Я хорошо себя чувствую.

Но социальные сети часто отвлекают меня. Это мешает мне работать над серьезными долгосрочными проектами. Скорее, я отвлекаюсь на краткосрочное удовлетворение от утверждения в социальных сетях.

Мне кажется, я сравниваю социальные сети с нездоровой пищей. Конечно, это здорово в краткосрочной перспективе (выпив тонны пива, жареной курицы и чипсов), но в долгосрочной перспективе ваше здоровье страдает.

Я сравниваю работу над долгосрочными проектами с заботой о своем здоровье. Вы не сразу видите преимущества и чувствуете, что «упускаете», но в долгосрочной перспективе это приносит огромные дивиденды.

Итак, я предполагаю, что мой главный вывод таков: не торопитесь в уличной фотографии. Не торопитесь. Не торопитесь. Подойдите к подходу Вивиан Майер, Гарри Виногранда и Сола Лейтера и создайте массу работ и в основном снимайте для себя (затем поделитесь и опубликуйте с другими).Жизнь достаточно сумасшедшая и беспокойная, с работой, семьей и повседневными стрессами. Почему бы не сбавить обороты, когда дело касается личной фотографии, которая должна сделать вас счастливыми, расслабленными и удовлетворенными?

Несколько практических советов, как стать более терпеливыми в уличной фотографии и не торопиться с долгосрочными проектами:

1. Пост из социальных сетей

Многие исследования показывают, что периодическое голодание, состоящее из еды и питья, полезно для вашего здоровья. Я думаю, что то же самое относится и к вашей фотографии: голодание из социальных сетей также полезно для вашей работы (и здравомыслия).

Решите, как долго вы хотите прожить без загрузки изображений в социальные сети. Это может быть неделя, месяц, 6 месяцев или даже год (или дольше).

Лично я дольше всех не загружал работы в Интернет — 8 месяцев, и это был лучший опыт за всю историю. Я сосредоточился на своей личной работе, у меня было больше времени, чтобы позволить моим фотографиям мариноваться, и я получил больше критики и отзывов от друзей. Как ни странно, я был намного меньше беспокоился и нервничал (из-за того, что другие думали о моей работе), что помогло мне сосредоточиться на том, что я думаю о своей работе.

2. Снять фильм

Я не делал 150 роликов kodak portra 400, которые я снимал за последние 8 месяцев. Я пытаюсь скопировать Гарри Виногранда, который часто год обходился без обработки своих фильмов.

Причина, по которой я целенаправленно жду (около года), прежде чем заявить о своих фильмах, заключается в следующем: Я хочу создать эмоциональную дистанцию ​​из моих фотографий и намеренно забыть о том, что многие кадры были сделаны. Очень часто меня смущает воспоминание о том, что я сделал несколько снимков.Иногда предыстория фотографирования влияет на то, как я оцениваю фотографию. Я слишком эмоционально привязываюсь к своим плохим фотографиям.

Таким образом, позволяя моим фотографиям сидеть или «мариноваться» в течение длительного периода времени, я получаю эмоциональную дистанцию ​​от моих фотографий — так что я могу грубо редактировать свои фотографии более «объективным» способом.

Кроме того, когда я забываю, что сделал несколько фотографий, я гораздо более критично отношусь к своей работе. Это почти как судить чужие фотографии (кроме своих).Я часто защищаю свои фотографии (они как мои дети), когда получаю критику или отзывы о моей работе.

Помните, вы должны «убивать своих младенцев» в фотографии.

Я считаю, что съемка на пленку помогает мне не спешить с просмотром фотографий. Когда я снимаю в цифровом формате, у меня нет терпения. Я шимпанзе, как сумасшедший, и хочу быстро загрузить свои фотографии в Lightroom. Мне не хватает эмоциональной дистанции.

Пленка вынуждает меня не заниматься шимпанзе — и, зная, что я не могу контролировать себя (при цифровой съемке), я предпочитаю снимать на пленку.

Если вы снимаете цифровым способом, вы можете просто использовать другой подход: не смотрите на свои фотографии примерно через месяц после съемки. Выключите автопросмотр ЖК-дисплея или заклейте ЖК-экран лентой — все, что вам подходит.

3. Обнимите «JOMO»

Я уже говорил о «FOMO», что означает «страх упустить». Недавно я разговаривал со студентом семинара в Сиднее по имени Тьен, который сказал, что на самом деле ему нравится специально пропустить. Ему нравится «JOMO» — радость упущенного.

Какие радости упустить? Вы меньше нервничаете из-за необходимости постоянно загружать изображения, и это помогает вам быть более внимательным и сосредоточенным на своей фотографии.

Какая разница, если вы пропустите лайки и фавориты. К черту маленькие розовые звездочки и сердечки.

Заключение

Не торопитесь фотографировать.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *