Картинка о войне: D0 b2 d1 82 d0 be d1 80 d0 be d0 b9 d0 bc d0 b8 d1 80 d0 be d0 b2 d0 be d0 b9 d0 b2 d0 be d0 b9 d0 bd d1 8b: стоковые фото, изображения

Содержание

К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне

Дорогие ребята, уважаемые родители!

Российское военно-историческое общество совместно с Российским государственным архивом кинофотодокументов (РГАКФД), РОСФОТО, Московским Мультимедиа Арт Музеем, Российским фондом культуры и Музеем Победы реализует проект «Образы войны» на основе уникальных фотографий времен Великой Отечественной войны. 

Проект приурочен к 75-летию Победы и призван донести до широкой аудитории свидетельства беспримерного подвига наших солдат, отстоявших свободу и независимость Родины.

Это первое в современной России широкое и структурное собрание работ таких фронтовых фотокорреспондентов как Евгений Халдей, Борис Кудояров, Эммануил Евзерихин, Иван Шагин, Яков Халип и многих других.

На настоящий момент в электронной базе проекта Образывойны.рф размещено 2020 фотографий. Для посетителей портала предусмотрена уникальная техническая возможность самостоятельно загружать фотографии героев своей семьи из личных архивов.

Приглашаем вас принять участие в этом уникальном проекте.

С уважением, администрация школы

 

Акция «Окна победы»

НАША ШКОЛА ПРИНЯЛА УЧАСТИЕ В АКЦИИ «ОКНА ПОБЕДЫ»
Плакаты, рисунки, цветы, белые голуби в окнах нашей школы. Это место теперь самое яркое, акция «Окна Победы» показывает, что праздничную атмосферу мы всегда создаем сами. И даже в режиме самоизоляции можно украсить свой город необычным способом.
С Днём Великой Победы!
#9мая #школа84 #ОКНА_ПОБЕДЫ

        

Акция «Открытка победы»

Учащиеся нашей школы приняли участие в акции «Открытка победы». Ребята сделали своими руками открытки для ветеранов Великой Отечественной войы. Эти и другие работы наших учеников можно посмотреть на официальной странице школы в социальной сети ВКонтакте по ссылке: https://vk.com/club81352966

                     

Каждый год на 9 мая в нашей школе есть традиция проводить форум, концерт для ветеранов и для учащихся.
Сегодня мы не можем оставить этот день без внимания. Учащиеся нашей школы подготовили праздничные, концертные номера. 

Также в предверии 75-летия Великой победы учащиеся нашей школы приняли участие в пректе «Юбилей Победы» (создавали видео поздравления или поздравительное письмо ветерану), акции «Кадры победы!», конкурсе рисунков «9 мая», Конкурсе «Я и мои герои прадедушка и прабабушка».

Творческие работы наших учеников можно посмотреть на официальной странице школы в социальной сети ВКонтакте по ссылке: https://vk.com/club81352966

 

С праздником Великой победы!

В начале марта ученики нашей школы приняли участие в акции по сбору макулатуры. Труды ребят не прошли даром: на вырученные деньги наша школа поздравила пациентов Ярославского областного геронтологического центра.
Было куплено более 10 килограммов сладостей (пряники, печенье, зефир, конфеты) и большой букет цветов. Под руководством учителей ребята изготовили более 400 открыток с поздравлениями в честь праздника Великой Победы.

Сегодня, накануне 9 Мая, педагоги нашей школы приехали в геронтологический центр и передали поздравления от всех учащихся и рабочего коллектива МОУ СШ № 84.

  

Внимание родители и дети !!! В предверии дня победы нас ждёт череда акций и воспитательных мероприятий!!
Давайте превратим окна своих домов в галереи памяти и благодарности! Присоединяйтесь ко Всероссийской акции «Окна Победы».

 Разместите макеты силуэтов известных памятников, посвященных Великой Отечественной войне, на окне своего дома или квартиры.

 Сделайте фото оформленных окон и выложите на свою страницу с хештегами#9мая #школа84 #ОКНА_ПОБЕДЫ
 Если в вашей семье есть участники Великой Отечественной войны, наклейте на окно фигурку журавлей, чтобы это видели все.

    

 

Конкурс рисунков «9 мая»

9 мая 2020 года наша страна готовится праздновать 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. За всю историю наш народ подвергся немалым испытаниям. Но Великая Отечественная война по своим масштабам, разрушениям и человеческим жертвам не имела себе равных за всю историю нашего государства. Тем значимее наша Победа!

Мы помним историю и чтим память погибших за мир, в котором мы живём и благодарны им за светлое мирное небо.
Все работы можно посмотреть в альбоме группы: https://vk.com/album-81352966_273624386

 

 

Конкурс «Видео поздравления или поздравительное письмо ветерану»

В рамках проекта «Юбилей Победы» в  нашей школе проходит конкурс «Видео поздравления или поздравительное письмо ветерану»

.
Не забудь подписать Фамилия Имя класс.
Все работы отправляйте педагогу – организатору Чернецкову А.Р ([email protected])

Все работы можно посмотреть в альбоме группы: https://vk.com/album-81352966_273623780

 

 

 

Конкурс «Я и мои герои прадедушка и прабабушка»

Этот конкурс посвящен 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.
Расскажи про себя и про своего прадедушку или прабабушку и приложи к рассказу фотографию. Не забудь подписать Фамилия Имя класс.
Все работы отправляйте педагогу – организатору Чернецкову А.Р ([email protected])

  

 

 

 

Дорогие ребята! Уважаемые родители!

Этот год для нашей страны является юбилейным. Мы отмечаем 75-летие Великой Победы. Подготовка к этому событию началась заранее как на федеральном, так и на региональном уровнях. В праздничных мероприятиях планировалось участие всей страны.

В День Победы мы отдаем дань памяти героям, защитившим нашу страну и весь мир. Они жертвовали своими жизнями, чтобы спасти наши, чтобы обеспечить будущее Родины. Они сражались ради жизни.

День Победы для нас святой праздник и жизнь каждого человека бесценна.

Но риски, связанные с эпидемией, пик которой не пройден, чрезвычайно высоки. Это обстоятельство привело к тому, что Президент Российской Федерации В.В.Путин поручил органам власти всех уровней изменить график и перенести подготовку к военному параду на Красной площади, к парадам в регионах, отложить все массовые, публичные мероприятия, которые были запланированы в ознаменование 75-летия Великой Победы.

День Победы невозможно ни отменить, ни перенести. В каждой семье в этот день будут вспоминать и чествовать своих героев. Необходимо сделать все, чтобы ветераны чувствовали нашу заботу и благодарность.

Любой гражданин может проявить свое уважение к ветеранам, фактически не выходя из дома, не подвергая опасности свою жизнь и жизни других людей, в частности наших героев.

 

После улучшения эпидемиологической ситуации, в 2020 году, будут проведены все запланированные на 9 мая мероприятия. Состоятся военные парады на Красной площади и регионах, марш «Бессмертного полка» как в Москве, так и в регионах.

 

МЕРОПРИЯТИЯ, ПРОВОДИМЫЕ В ПРЕДДВЕРИИ ДНЯ ПОБЕДЫ

 

Всероссийская акция «Георгиевская ленточка»

 

Ежегодно в преддверии Дня Победы в регионах России стартует Всероссийская акция «Георгиевская ленточка». Это символ воинской славы, который граждане носят у сердца в знак уважения к подвигу победителей в Великой Отечественной войне. В связи с пандемией коронавируса старт Акции перенесён на 4 мая 2020 года. Запланированные

к раздаче ленты необходимо разместить в местах, доступных
для посещения гражданами: продуктовые магазины, аптеки, АЗС и др.,
а также передать структурам, осуществляющим работу в данный период: органы государственной власти, полиция, заводы и др. В данных местах необходимо обеспечить выдачу Георгиевских лент, соблюдая установленные правила безопасности. О местах, где можно получить Георгиевские ленты важно оповестить заранее, используя СМИ
и социальные сети.

 

Всероссийский проект «Памяти Героев»

 

Всероссийский проект «Памяти Героев» призван почтить память тех, кто получил звание Героя за подвиги, совершенные в ходе Великой Отечественной войны, а также тех, кто трудился, не покладая рук, в тылу. Реализуется посредством современных мультимедийных форматов.

Проект увековечивает истории людей, получивших звания «Героя Советского Союза», «Героя социалистического труда», «Полного кавалера ордена Славы», чтобы память о них жила и передавалась из поколения в поколение.

Реализуя данный проект, мы можем вместе сохранить память о настоящих героях – даже не выходя из дома!

Если в семье есть герой, получивший звание «Героя Советского Союза», «Героя социалистического труда» или «Полного кавалера ордена Славы», необходимо записать о нем видеоролик, хронометраж которого
не должен превышает 90 секунд. В начале и в конце ролика необходимо использовать подготовленные вступление и концовку, доступные
по ссылке: https://yadi.sk/d/xSJwf6deljtrHw. Готовый ролик необходимо прислать на адрес организатора: [email protected] После этого ролик будет размещён на YouTube канале проекта «Памяти Героев»!

Помимо этого, каждый желающий может записать видеоролик о герое своей семьи и выложить его в любую социальную сеть с хештегом #памятигероев – так о проекте узнает большее количество людей и большее количество историй героев будет сохранено на долгие годы.

Ознакомиться с промо-роликом, рассказывающем о проекте «Памяти Героев» можно по ссылке – https://yadi.sk/i/58WkLZjNStgiYA.

Ознакомиться с YouTube каналом проекта можно по ссылке: https://www.youtube.com/channel/UCN4hLJbjo3Gk3ut2RztwNJQ/playlists.

 

Всероссийский проект «Судьба солдата»

 

Проект «Судьба солдата. Онлайн» направлен на установление фронтовой судьбы родственников, погибших или пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. Для этого необходимо оставить заявку, заполнив онлайн-форму: vk.cc/asdpS6. Также форма заявки доступна на сайте «Поискового движения России» rf-poisk.ru, аккаунтах в социальных сетях vk.com/rfpoisk и instagram.com/poiskrf.

Режим самоизоляции – это повод обратиться к семейным архивам, внимательно изучить документы, награды дедушек и прадедушек, которые есть у нас дома. Ведь при заполнении заявки может быть важна любая информация. Например, номер полевой почты, если у вас сохранились фронтовые письма. При заполнении заявки важно максимально полно указать всю известную информацию о том человеке, чью судьбу необходимо установить – ФИО, год и место рождения, год и место призыва, последнее место службы и т.д. – все, что известно.  Обязательно нужно указать свои контакты – телефон, e-mail, чтобы с вами могли связаться поисковики.

Медиакит акции: https://vk.cc/asjxfB

Официальный хештег акции #Судьбасолдата

 

Проект «Знаменосцы Победы»

 

«Бессмертный полк России» реализует проект «Знаменосцы Победы», который знакомит с малоизвестными героями Великой Отечественной войны. Организаторы расскажут обо всех воинах, обо всех штурмовых и разведывательных группах, которые с 30 апреля по 2 мая пытались водрузить свои знамёна на Рейхстаг или сделали это.

Каждый,   кто    сражался   с   оружием    в   руках,   кто   обеспечивал боеприпасами, одеждой, связью, продовольствием, кто воспитывал детей и лечил матерей, тоже могут быть названы знаменосцами Великой Победы – весь многонациональный народ нашей страны не жалел сил и здоровья ради нее.

В рамках проекта помимо обширной информационной составляющей реализуются конкурсы и флешмобы в онлайн формате.

В социальных сетях каждый сможет выразить свое отношение к теме сохранения Памяти, а также получить призы с фирменной символикой.

Уже сейчас можно принять участие в конкурсах на страницах Движения в:

— Одноклассниках (https://ok.ru/polkrussia/topic/151340752481694): конкурс фотографий;

— Инстаграме (https://www.instagram.com/p/B-edi3VC-pn/): конкурс репостов;

— ВКонтакте (https://m.vk.com/topic-99626804_40486720): конкурс стихов.

Также в формате VR-реконструкции запущен проект «Неизвестный знаменосец» – это новый иммерсивный проект, созданный совместно с РИА Новости при поддержке медиагруппы «Красный квадрат».
Он рассказывает о водружении на Рейхстаг флагов и знамен победившей Красной армии, воссоздает события 30 апреля – 2 мая 1945 года. Ссылка на приложение: https://rialab.page.link/znamenosec.

В поддержку проекта запущен флешмоб «Я Знаменосец Победы»! Каждый пользователь социальных сетей может снять свой видеоролик, в котором расскажет, кто в его семье был Знаменосцем Победы, и что он сам делает, чтобы и сегодня быть достойным правнуком. Первые 1000, разместивших видеозаписи с хештегом #язнаменосецпобеды с 7 апреля по 7 мая 2020 года получают в подарок брендированные символикой VR-проекта «Неизвестный знаменосец» картонные очки виртуальной реальности. А 9 мая среди участников флешмоба пройдет розыгрыш шлема виртуальной реальности. Подробные правила участия: https://polkrf.ru/fleshmob_ya_zp/.

 

Облагораживание территории

перед окнами ветерана с высадкой растений

 

Облагораживание и высадка растений осуществляется силами волонтеров    и    уполномоченных    организаций    с    соблюдением    мер, предусмотренных эпидемиологической ситуацией в субъекте.

Облагораживание производится около дома, в котором проживает ветеран. Рекомендуется высадка многолетних, в том числе цветущих растений. Срок акции 3-7 мая.

 

Порядок подготовки:

Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, ответственный за подготовку и проведение торжественных мероприятий, связанных с празднованием 75-летнего юбилея Победы, совместно с ВОД «Волонтеры Победы» и органами исполнительной власти, ответственными за социальную защиту населения и благоустройство территорий определяют места работ для волонтеров и уполномоченных организаций.

ВОД «Волонтеры Победы» во взаимодействии с ветераном или его представителем (в телефонном режиме) определяют объем необходимого благоустройства.

Орган исполнительной власти, ответственный за благоустройство территорий, совместно с ВОД «Волонтеры Победы» и представителями уполномоченных организаций определяют и обеспечивают необходимые ресурсы (инструменты, посадочные материалы, способ вывоза мусора собранного при благоустройстве территории).

ВОД «Волонтеры Победы» и уполномоченный орган по благоустройству территорий осуществляет уборку территории
и высадку растений.

 

Образовательная платформа
для подготовки волонтеров

 

В условиях пандемии коронавируса ВОД «Волонтеры Победы» разработало образовательную онлайн платформу подготовки волонтеров к Году памяти и славы через специальное приложение для телефонов «Skill cup».

Уже сейчас на платформе можно узнать волонтерский минимум добровольца Года памяти и славы, вспомнить историю Великой Отечественной войны, восстановить историю своей семьи или узнать о том, как помочь пожилым людям и ветеранам в период пандемии коронавируса.

На протяжении всего Года курсы и тренировки будут постоянно добавляться. Самые активные волонтёры образовательной платформы уже в начале лета смогут выиграть путешествия по городам-героям и городам воинской славы, а также принять участие в праздничных мероприятиях 75-летия окончания Второй мировой войны на Сахалине. 

Инструкция для прохождения обучения:

1. Зарегистрироваться на сайте волонтёрыпобеды.рф

2. Подать заявку на мероприятие – «Онлайн-обучение Волонтёров Победы».

3. Получить логин и пароль от системы Skill Cup (придет на личную почту).

4. Установить приложение Skill Cup на свой мобильный телефон.

5. Авторизоваться в системе.

6. Пройти обучение.

Предлагается использовать платформу для прохождения добровольцами Единого стандарта, направленного на обучение волонтеров мероприятий Года памяти и славы. Ключевым блоком Единого стандарта является исторический минимум, позволяющий узнать и дополнить знания добровольцев по основным событиям  Великой Отечественной войны и донести до молодежи исторические смыслы Года памяти и славы. Необходимо проинформировать все волонтерские, патриотические и образовательные организации о возможности пройти данное онлайн-обучение. Для этого разместить информацию о проекте в региональных группах общественных организаций, на молодежных ресурсах, городских форумах, ресурсах ССУЗов, университетов и т.д.

 

 

МЕРОПРИЯТИЯ, ПРОВОДИМЫЕ В ДЕНЬ ПОБЕДЫ

 

Парад у дома ветерана.

 

Парадный расчет проходит строевым маршем перед окнами ветерана. Возможно привлечение курсантов суворовских, кадетских корпусов или классов, а также членов военно-патриотических клубов и организаций.

Парад может осуществляться по ведомственной принадлежности ветерана (Минобороны России, Следственный комитет Российской Федерации, МЧС России, ФСО России).

 

 

Порядок подготовки:

Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, ответственный за подготовку и проведение торжественных мероприятий, связанных с празднованием 75-летнего юбилея Победы, совместно с силовыми ведомствами и другими заинтересованными организациями прорабатывает вопрос о возможности проведения парада (строевого прохода с привлечением оркестра) у дома ветерана.

Ветеранов и их родственников о предстоящем мероприятии информируют социальные службы, которые занимаются
их сопровождением.

ВОД «Волонтеры Победы» обеспечивает информирование жителей близлежащих домов, расклеивая информационные листы.

 

«Бессмертный полк – онлайн»

 

Гражданская инициатива призвана сохранить в каждой семье, в каждом доме память об участниках Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, о каждом, кто, не жалея жизни, ковал победу над врагом, боролся за освобождение Родины.

С учетом сложившейся эпидемиологической ситуации формат проведения акции 9 мая меняется. С 28 апреля начинается рекламная компания в СМИ, в том числе пользователи крупнейших интернет-сервисов Рунета получают предложение принять участие в акции «Бессмертный полк онлайн». Участник акции заполняет форму с информацией и фото родственника-ветерана и своим фото на сайте одной из  партнёрских площадок: сайте «Бессмертного полка России» polkrf.ru, сайте проекта «Банк Памяти» (Сбербанк), через мини-сервисы Mail.ru в приложениях «ВКонтакте» и «Одноклассниках». Создается единая база данных, из которой автоматически формируется  видеоряд из фотографий участника войны и его родственника с символикой акции.

Трансляция «Шествия» запланирована на более чем 200 медиаэкранах г. Москвы, online-кинотеатре OKKO, на портале «Бессмертного полка России».

 

Театрализованное поздравление (фронтовая бригада)

 

Одним из символов военного времени стала «полуторка» – автомобиль ГАЗ, который в 1941-1945 годах не только снабжал передовую продовольствием, оружием, но и помогал в перевозке артистов на фронт. «Полуторка» с творческими «фронтовыми бригадами» сможет доставить атмосферу праздника Дня Победы в каждый двор, где проживает ветеран Великой Отечественной войны.

«Фронтовые бригады» – коллективы артистов и волонтеров 9 мая смогут приехать к местам проживания ветеранов с небольшим праздничным концертом: военные песни, стихи, сценки фронтовой жизни и отрывки театральных постановок по мотивам таких произведений как «Вечно живые», «А зори здесь тихие…», «В списках не значился» и др.

В качестве сцены используется стилизованная «полуторка».

Таким образом, ветераны получат персональное поздравление, а жители близлежащих домов запомнят, что рядом с ними живет человек, переживший войну.

 

Порядок подготовки театрализованных поздравлений:

Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, ответственный за подготовку и проведение торжественных мероприятий, связанных с празднованием 75-летнего юбилея Победы, с учетом эпидемиологической ситуации в субъекте:

— прорабатывает возможные форматы поздравления ветеранов;

— формирует перечень музыкальных, стихотворных и театральных произведений совместно с представителями творческих коллективов и общественными организациями, представителями поискового движения и движением реконструкторов.

Совместно с представителями заинтересованных организаций утверждается перечень сценариев.

Орган управления культурой субъекта Российской Федерации обеспечивает координацию и контроль за проведением театрализованных поздравлений ветеранов Великой Отечественной войны по месту жительства.

 

Телефонное поздравление ветерана

 

Телефонное поздравление от волонтеров ВОД «Волонтеры Победы».

Заранее через социальные службы необходимо предупредить ветерана и его родных о предстоящем звонке, поскольку пожилые люди могут не брать трубку мобильного телефона, если звонят с незнакомого номера, либо обеспечить звонок со стационарного номера на стационарный номер ветерана.

 

Порядок подготовки:

Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, ответственный за подготовку и проведение торжественных мероприятий, связанных с празднованием 75-летнего юбилея Победы, совместно с ВОД «Волонтеры Победы» определяет вариант поздравления: силами волонтеров; с участием воспитанников детских домов; либо силами работников социальных служб.

Важно обеспечить персональный подход к каждому ветерану. Поздравляющие должны изучить биографические справки ветеранов, проживающих в их регионе, подготовить личное обращение именно
к этому человеку, показав знание его биографии и воинского пути.

Волонтеры и/или воспитанники детских домов готовят текст своего поздравления ветерану и поздравляют его с праздником Победы.

 

«Письмо Победы»

 

ВОД «Волонтеры Победы» по всей России проводят акцию «Письмо Победы».

Активисты Движения вместе со студентами и школьниками пишут ветеранам Великой Отечественной войны поздравления
с предстоящим праздником.

Любой желающий может присоединиться к акции и написать слова благодарности ветеранам, проявить заботу и внимание. Письма доставляются Волонтерами Победы до почтового ящика ветерана
8-9 мая.

 

Порядок подготовки:

Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, ответственный за подготовку и проведение торжественных мероприятий, связанных с празднованием 75-летнего юбилея Победы, совместно с ВОД «Волонтеры Победы» и другими заинтересованными организациями осуществляет сбор поздравлений и готовит список адресов ветеранов.

ВОД «Волонтеры Победы» и другие заинтересованные организации разносят поздравления по адресам (в почтовые ящики).

 

Проект – акция «#ПоемДвором»

 

В акции участвуют все категории жителей с одномоментным исполнением 9 мая военных песен из открытых окон во дворах.

Для этого создается группа в социальных сетях ВКонтакте, определяется песня для каждого двора, ответственный за проведение
и видеозапись. Запись и видео в формате слайд-шоу с фотографиями участников размещается в сети Интернет и тематической группе социальной сети. Возможен вариант онлайн-трансляции.

 

Проект «#ПобедаИзМоегоОкна»

 

На смартфон снимается видеоролик с рассказом о месте (улица, памятное место, памятник, мемориальная доска и др.), которое видно
из окна. Для создания видеоролика могут быть использованы воспоминания ветерана, ролик размещается в социальной сети
с указанным хештегом или в тематической группе в социальной сети ВКонтакте. Через онлайн-голосование определяется лучший ролик.

 

Организация флешмобов в социальных сетях

 

В этих целях создать в основных социальных сетях соответствующие тематические разделы:

«Мы все равно скажем спасибо» – люди присылают свои короткие видеообращения со словами благодарности ветеранам и павшим воинам;

«Литература Победы» (можно на ТВ – с последующей выкладкой на видеохостинги) – марафон чтения в прямом эфире известными людьми своего любимого литературного произведения про войну (стихотворение любо отрывок). Дополнить кратким пояснением, почему именно это произведение произвело на человека наиболее сильное эмоциональное впечатление;

«Наследники Победы» – видеоролики: дети исполняют военные песни, стихи о войне и Победе.

 

Проект «Синий платочек»

 

Проект посвящен исторической памяти о вкладе женщин в Победу
и укрепление мира. Символ «Синий платочек» стал символом военной эпохи, олицетворением всеобъемлющей веры женщин в своих храбрых бойцов. Исполнение песни некоторыми участниками Акции
из разных городов с исполнением вальса с синими платочками – символом Акции.

В 2020 году с учетом эпидемиологической ситуации проект будет реализован в онлайн формате.

В рамках проекта реализуется флешмоб в социальных сетях. Каждый пользователь может снять свой видеоролик, в котором он поет или исполняют вальс с синим платочком под одноименную песню Клавдии Шульженко и разместить видеозапись с хештегом #СинийПлаточек в социальных сетях.

В Международном конкурсе творческих работ «Синий Платочек» может принять участие любой желающий без ограничений по возрасту. Конкурс проводится по следующим номинациям: «Сочинения, личные истории», «Фото и рисунки», «Исполнение музыкальных композиций». Каждый может в свободной форме проявить свое уважение ко всем, кто внес свой вклад в Победу. Для участия в Конкурсе необходимо зайти на вкладку «Синий платочек» сайта Благотворительного Фонда «Русская земля» http://rusfoundation.org в раздел «Международный конкурс творческих работ «Синий платочек» и далее следовать инструкциям.

Подведение итогов конкурса состоится 9 мая в формате «Онлайн парада победителей «Синий платочек».

 

Меньше слов — больше картинок: американцам подсунули ложь о войне

Килограмма три — багаж знаний американских старшеклассников по мировой истории. Учебник с библиотечным штампом школы в Вирджинии. В одном из них — больше 1,2 тысячи страниц. 35 из них — о Второй мировой. О Советском Союзе слов едва набирается на страницу.

Гитлер разжигает войну. Фашистам, судя по иллюстрации, одиноко противостоит Дядя Сэм. На читателя смотрит его гвардия — генералы Мак-Артур, Эйзенхауэр, десант бравых морпехов. Советские солдаты безлики. Они лишь на двух фотографиях и только со спины. Их подвига нет в ключевых событиях Второй мировой: ни взятия Берлина, ни Курской битвы, ни битвы за Москву. Столицу отстоял «генерал мороз».

К декабрю, немцы продвинулись к окраинам Москвы. Советский генерал Георгий Жуков контратаковал. Поскольку температура воздуха опускалась, немцы, одетые в летнюю униформу, отступили. Игнорируя зимнее поражение Наполеона 130-летней давности, немецкие подразделения окопались в 250 километрах западнее Москвы.

Восточный фронт и средиземноморский — в одной главе. Хотя немецкие войска в Африке — это всего 100 тысяч солдат. На Советский Союз наступали 5 миллионов фашистов. 70% дивизий Гитлер бросил на восток. И этих цифр, которые многое бы объяснили, в книге почему-то нет. С простыми вопросами о войне мы идем к тем, кто учил историю по американской программе.

— Кто выиграл войну?

— Союзники. США, Англия, Франция.

— А как насчет Советского союза? Против кого американцы сражались во Второй мировой? Кто был главным врагом США?

— Россия.

Меньше слов — больше картинок. В красках описаны американские битвы на Тихоокеанском фронте. Есть глава о Холокосте, о миллионах замученных евреев в концлагерях. Но ничего о тех, кто их освобождал.

Сталинградская битва втиснута между событиями в Италии и Северной Африке. Вот что пишет автор: «Потерпев поражение в Северной Африке, немецкая армия встретилась с сопротивлением в Советском Союзе. Сталин сказал своим командирам стоять насмерть за город, названный в его честь. К началу ноября 1942-го немцы контролировали 90% разрушенного города. Но наступила другая зима. 19 ноября советские войска начинают контратаку. Они загнали немцев в ловушку и отрезали их снабжение: 90 тысяч обмороженных и полуголодных немецких солдат были окружены советскими войсками. Эти несчастные выжившие были всем, что осталось от их 330-тысячной армии. Советам оборона Сталинграда стоила больше одного миллиона солдат. Город был на 99% разрушен. Однако немцы сейчас были в положении обороняющихся, которых советские войска вытесняли на запад». Это практически полная цитата, без сокращений. Так примитивно описана главная битва Второй мировой.

Почему союзники затянули с высадкой в Нормандии, школьникам не объясняют, но в подшивках американских газет есть ответ. В 1941-м Гарри Трумэн — будущий президент США — объяснил тактику Вашингтона: «Если мы поймем, что Германия выигрывает войну, мы должны помочь России, а если Россия будет ее выигрывать, мы должны помочь Германии. Так мы дадим им возможность максимально поубивать друг друга».

В Штатах советского солдата быстро начнут уважать, вскоре им будут восхищаться. Еще война не закончится, а Голливуд уже будет снимать кино: «Песнь о России» и «Миссия в Москву», «Северная звезда» и «Дни славы» — все фильмы американских студий о героях с Восточного фронта.

«В 50-е люди, снимавшие эти картины, стали главными мишенями маккартизма. Студии были вынуждены извиняться за эти пророссийские ленты. Во время холодной войны все хорошее о Советском Союзе обесценили. И результат — в учебниках по истории. Они так прославляют США», — сказал Питер Кузник, профессор истории Американского университета в Вашингтоне.

Нерассказанной истории США ученый Питер Кузник и режиссер Оливер Стоун посвятили большой проект. Книга и документальный фильм переведены на 20 языков. Они о том, о чем учебники не договаривают.

Учебник молчит о том, как в 1944-м в Европе американцы отступали под напором фашистов. Немцы занимали город за городом. Черчилль и Рузвельт просили Сталина активизировать наступление на востоке. Москва помогла, Гитлеру пришлось перебрасывать танки в район Карпат, и только тогда союзники смогли продвинуться вперед.

Союзники триумфально промаршировали в Париж. К сентябрю они освободили Францию, Бельгию и Люксембург. В то время как войска союзников продвигались к Германии с запада, советская армия подошла к Германии с востока. И все, подробностей нет. Читатель не узнает об освобождении советским солдатом Польши, Югославии, Венгрии, Чехословакии. Берлинская наступательная операция — это тоже одно предложение: к 25 апреля 1945 Советы окружили столицу и били по городу артиллерийским огнем. Все. Дальше — День Победы. 7 мая 1945 года Генерал Эйзенхауэр принял акт о безоговорочную капитуляцию Третьего рейха. 9 мая он был официально подписан в Берлине. Соединенные Штаты и остальные союзники грандиозно отпраздновали День Победы. После почти 6 лет сражений война в Европе закончилась.

Кто какую цену заплатил за войну, американские историки посчитали буквально — в долларах. Финансовые издержки стоят на первом месте, и по расходам на войну США — в лидерах. Человеческие потери Советского Союза почему-то занижены и суммарно не доходят даже до 22 миллионов. Жертв в школьном учебнике разделили на военных и гражданских, хотя у нас вся страна воевала, даже дети шли на фронт.

«Иваново детство» американские студенты смотрят с широко открытыми глазами. Фильмы о войне гостям показывает российское посольство в Вашингтоне. «В моей школе мы говорили только об Америке. Никакие другие страны не обсуждали. Мы про Советский Союз вообще не говорим. Оказывается, Россия играла главную роль в войне», — говорят американские студенты.

Войной с Японией заканчивается раздел о Второй мировой. На американском линкоре «Миссури» подписан акт о капитуляции. Только не сказано о том, что заставило японцев прекратить войну поражение квантунской армии, которую уничтожили советские войска. О роли СССР в победе над Японией вообще нет ни единого слова. И просто нет слов от такого взгляда на мировую историю.

День, когда началась война – Коммерсантъ

День, когда началась война

Хроника 22 июня 1941 года и воспоминания очевидцев войны — в спецпроекте «Ъ»

22 июня. Обычный воскресный день. Более чем 200 миллионов граждан планируют, как провести свой выходной: сходить в гости, сводить детей в зоопарк, кто-то спешит на футбол, кто-то – на свидание. Скоро они станут героями и жертвами войны, убитыми и ранеными, солдатами и беженцами, блокадниками и узниками концлагерей, партизанами, военнопленными, сиротами, инвалидами. Победителями и ветеранами Великой Отечественной. Но никто из них пока не знает об этом.

В 1941 году Советский Союз довольно крепко стоял на ногах – индустриализация и коллективизация принесли свои плоды, промышленность развивалась – из десяти выпущенных в мире тракторов четыре были советского производства. Построены Днепрогэс и Магнитка, идет переоснащение армии – знаменитый танк Т-34, истребители Як-1, МИГ-3, штурмовик Ил-2, бомбардировщик Пе-2 уже поступили на вооружение Красной армии. Ситуация в мире неспокойная, но советские люди уверены, что «броня крепка и танки наши быстры». К тому же два года назад после трехчасовых переговоров в Москве нарком по иностранным делам СССР Молотов и министр иностранных дел Германии Риббентроп подписали пакт о ненападении сроком на 10 лет.

После аномально холодной зимы 1940–1941 гг. в Москву пришло довольно теплое лето. В Парке имени Горького работают аттракционы, на стадионе «Динамо» проходят футбольные матчи. Киностудия «Мосфильм» готовит главную премьеру лета 1941 года – здесь только что завершили монтаж лирической комедии «Сердца четырех», которая выйдет на экраны только в 1945 году. В главной роли любимица Иосифа Сталина и всех советских кинозрителей актриса Валентина Серова.

Июнь, 1941 г. Астрахань. Около села Линейного

1941 г. Астрахань. На Каспийском море

1 июля, 1940 г. Сцена из фильма режиссера Владимира Корш-Саблина «Моя любовь». В центре актриса Лидия Смирнова в роли Шурочки

Апрель, 1941 г. Крестьянин приветствует первый советский трактор

12 июля, 1940 г. Жители Узбекистана работают на строительстве участка Большого Ферганского канала

9 августа, 1940 г. Белорусская ССР. Колхозники деревни Тонеж Туровского района Полесской области на гулянье после трудового дня

1 октября, 1940 г. В средней школе села Кольцовка колхоза имени Сталина, Чувашия

31 мая, 1941 г. Москва. Вид на улицу Охотный ряд с крыши гостиницы «Москва»

05 мая, 1941 г. Климент Ворошилов, Михаил Калинин, Анастас Микоян, Андрей Андреев, Александр Щербаков, Георгий Маленков, Семен Тимошенко, Георгий Жуков, Андрей Еременко, Семен Буденный, Николай Булганин, Лазарь Каганович и другие в президиуме торжественного заседания, посвященного выпуску командиров, окончивших военные академии. Выступает Иосиф Сталин

1 сентября, 1940 г. Свежая пресса. Чувашия, колхоз имени Сталина, село «Кольцовка»

1 июня, 1940 г. Занятия по гражданской обороне в поселке Диканька. Украина, Полтавская область

Весной-летом 1941 года на западных границах СССР все чаще стали проводиться учения советских военных. В Европе полным ходом уже идет война. До советского руководства доходят слухи о том, что Германия может напасть в любой момент. Но подобные сообщения часто игнорируются, так как совсем недавно был подписан договор о ненападении.
20 августа, 1940 г. Жители деревни беседуют с танкистами во время военных учений

10 мая, 1941 г. Боевые учения. 70-я стрелковая дивизия. Ленинград

20 июня, 1941 г. Пограничники ведут наблюдение в районе поселка Вилково на Днестре

«Всё выше, выше и выше
Стремим мы полёт наших птиц,
И в каждом пропеллере дышит
Спокойствие наших границ».

Советская песня, более известна как «Марш авиаторов»

1 июня, 1941 г. Под крылом самолета ТБ-3 подвешен истребитель И-16, под крылом которого фугасная бомба весом 250 кг

28 сентября, 1939 г. Народный комиссар иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп обмениваются рукопожатием после подписания совместного советско-германского договора «О дружбе и границе»

Генерал-фельдмаршал В.Кейтель, генерал-полковник В.фон Браухич, А.Гитлер, генерал-полковник Ф.Гальдер (слева направо на первом плане) около стола с картой во время совещания генерального штаба. В 1940 году Адольф Гитлер подписал основную директиву №21 под кодовым названием «Барбаросса»

17 июня 1941 года В. Н. Меркулов направил И. В. Сталину и В. М. Молотову агентурное сообщение, полученное НКГБ СССР из Берлина:

«Источник, работающий в штабе германской авиации, сообщает:
1. Все военные мероприятия Германии по подготовке вооружённого выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время.

2. В кругах штаба авиации сообщение ТАСС от 6 июня воспринято весьма иронически. Подчеркивают, что это заявление никакого значения иметь не может…»

Имеется резолюция (касательно 2 пункта): «Товарищу Меркулову. Можете послать ваш „источник“ из штаба германской авиации к еб-ной матери. Это не „источник“, а дезинформатор. И. Сталин»

1 июля, 1940 г. Маршал Семен Тимошенко (справа), генерал армии Георгий Жуков (слева) и генерал армии Кирилл Мерецков (2 слева) на учениях в 99 стрелковой дивизии Киевского особого военного округа

21 июня, 21:00

На участке Сокальской комендатуры был задержан немецкий солдат ефрейтор Альфред Лискоф, вплавь пересекший реку Буг.


Из показаний начальника 90-го погранотряда майора Бычковского: «Ввиду того, что переводчики в отряде слабые, я вызвал из города учителя немецкого языка … и Лискоф вновь повторил то же самое, то есть что немцы готовятся напасть на СССР на рассвете 22 июня 1941 г. … Не закончив допроса солдата, услышал в направлении Устилуг (первая комендатура) сильный артиллерийский огонь. Я понял, что это немцы открыли огонь по нашей территории, что и подтвердил тут же допрашиваемый солдат. Немедленно стал вызывать по телефону коменданта, но связь была нарушена».

21:30

В Москве состоялся разговор наркома иностранных дел Молотова с германским послом Шуленбургом. Молотов заявил протест в связи с многочисленными нарушениями границы СССР немецкими самолетами. Шуленбург ушел от ответа.

Из воспоминаний ефрейтора Ганса Тойхлера: «В 22 часа нас построили и зачитали приказ фюрера. Наконец-то нам прямо сказали, зачем мы здесь. Совсем не для броска в Персию, чтобы покарать англичан с разрешения русских. И не для того, чтобы усыпить бдительность британцев, а потом быстро перебросить войска к Ла-Маншу и высадиться в Англии. Нет. Нас – солдат Великого рейха – ждет война с самим Советским Союзом. Но нет такой силы, которая смогла бы сдержать движение наших армий. Для русских это будет настоящая война, для нас – просто Победа. Мы будем за нее молиться».

22 июня, 00:30

По округам была разослана Директива №1, содержащая приказ скрытно занять огневые точки на границе, не поддаваться на провокации и привести войска в боевую готовность.


Из воспоминаний немецкого генерала Гейнца Гудериана: «В роковой день 22 июня в 2 часа 10 минут утра я поехал на командный пункт группы…
В 3 часа 15 минут началась наша артиллерийская подготовка.
В 3 часа 40 минут — первый налет наших пикирующих бомбардировщиков.
В 4 часа 15 минут началась переправа через Буг».

03:07

Командующий Черноморским флотом адмирал Октябрьский позвонил начальнику генерального штаба РККА Георгию Жукову и сообщил, что со стороны моря подходит большое количество неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Адмирал предложил встретить их огнем ПВО флота. Ему было дано указание: «Действуйте и доложите своему наркому».

03:30

Начальник штаба Западного округа генерал-майор Владимир Климовских доложил о налете немецкой авиации на города Белоруссии. Через три минуты начальник штаба Киевского округа генерал Пуркаев доложил о налете авиации на города Украины. В 03:40 командующий Прибалтийским округом генерал Кузнецов сообщил о налете на Каунас и другие города.


Из воспоминаний И. И. Гейбо, заместителя командира полка 46-го ИАП, ЗапВО: «…У меня в груди похолодело. Передо мною — четыре двухмоторных бомбардировщика с черными крестами на крыльях. Я даже губу себе закусил. Да ведь это «юнкерсы»! Германские бомбардировщики Ю-88! Что же делать?.. Возникла еще одна мысль: «Сегодня воскресенье, а по воскресеньям у немцев учебных полетов не бывает». Выходит, война? Да, война!»

03:40

Нарком обороны Тимошенко просит Жукова доложить Сталину о начале боевых действий. Сталин в ответ приказал собрать в Кремле всех членов Политбюро. На этот момент бомбардировкам подверглись Брест, Гродно, Лида, Кобрин, Слоним, Баранович, Бобруйск, Волковыск, Киев, Житомир, Севастополь, Рига, Виндава, Либава, Шауляй, Каунас, Вильнюс и многие другие города.

Из воспоминаний Алевтины Котик, 1925 г.р. (Литва): «Я проснулась от того, что ударилась головой о кровать – земля содрогалась от падающих бомб. Я побежала к родителям. Папа сказал: «Война началась. Надо убираться отсюда!» Мы не знали, с кем началась война, мы не думали об этом, было просто очень страшно. Папа был военный, а потому он смог вызвать для нас машину, которая довезла нас железнодорожного вокзала. С собой взяли только одежду. Вся мебель и домашняя утварь остались. Сначала мы ехали на товарном поезде. Помню, как мама прикрывала меня и братика своим телом, потом пересели в пассажирский поезд. О том, что война с Германией, узнали где-то часов в 12 дня от встречных людей. У города Шауляй мы увидели большое количество раненых, носилки, медиков».

Тогда же началось и Белостокско-Минское сражение, в результате которого основные силы советского Западного фронта оказались в окружении и были разгромлены. Германские войска захватили значительную часть Белоруссии и продвинулись на глубину свыше 300 км. Со стороны Советского Союза в Белостокском и Минском «котлах» были уничтожены 11 стрелковых, 2 кавалерийские, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии, погибли 3 комкора и 2 комдива, попали в плен 2 комкора и 6 командиров дивизий, еще 1 командир корпуса и 2 командира дивизий пропали без вести.

04:10

О начале боевых действий немецких войск на сухопутных участках доложили Западный и Прибалтийский особые округа.

04:12

Немецкие бомбардировщики появились над Севастополем. Вражеский налет был отбит, а попытка удара по кораблям сорвана, однако в городе пострадали жилые здания и склады.

Из воспоминаний севастопольца Анатолия Марсанова: «Было мне тогда всего пять лет… Единственно, что осталось в памяти: ночью 22 июня в небе появились парашюты. Светло стало, помню, весь город освещен, все бегут, радостные такие… Кричат: «Парашютисты! Парашютисты!»… Не знают, что это мины. А они как ахнули – одна в бухте, другая – ниже нас по улице, столько людей поубивало!»

04:15

Началась оборона Брестской крепости. Первой же атакой к 04:55 немцы заняли почти половину крепости.

Из воспоминаний защитника Брестской крепости Петра Котельникова, 1929 г.р.: «Под утро нас разбудил сильный удар. Пробило крышу. Меня оглушило. Увидел раненых и убитых, понял: это уже не учения, а война. Большинство солдат нашей казармы погибли в первые секунды. Я вслед за взрослыми бросился к оружию, но винтовки мне не дали. Тогда я с одним из красноармейцев кинулся тушить вещевой склад. Потом с бойцами перешел в подвалы казармы соседнего 333-го стрелкового полка… Мы помогали раненым, носили им боеприпасы, еду, воду. Через западное крыло ночью пробирались к реке, чтоб набрать воды, и возвращались обратно».

05:00

По московскому времени рейхсминистр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп вызвал в свой рабочий кабинет советских дипломатов. Когда те приехали, он сообщил им о начале войны. Последнее, что он сказал послам, было: «Передайте в Москву, что я был против нападения». После этого в посольстве не работали телефоны, а само здание было окружено отрядами СС.

5:30

Шуленбург официально сообщил Молотову о начале войны Германии и СССР, зачитав ноту: «Большевистская Москва готова нанести удар в спину национал-социалистской Германии, ведущей борьбу за существование. Правительство Германии не может безучастно относиться к серьёзной угрозе на восточной границе. Поэтому фюрер отдал приказ германским вооружённым силам всеми силами и средствами отвести эту угрозу…»


Из воспоминаний Молотова: «Советник германского посла Хильгер, когда вручал ноту, прослезился».


Из воспоминаний Хильгера: «Он дал волю своему негодованию, заявив, что Германия напала на страну, с которой имела пакт о ненападении. Это не имеет в истории прецедентов. Названная германской стороной причина является пустым предлогом… Свою гневную речь Молотов заключил словами: “Мы не дали для этого никаких оснований’’».

07:15

Издана Директива №2, предписывающая войскам СССР уничтожить вражеские силы в районах нарушения границы, уничтожить авиацию противника, а также «разбомбить Кенигсберг и Мемель» (современные Калининград и Клайпеда). ВВС СССР разрешалось заходить «на глубину германской территории до 100–150 км». В это же время происходит первая контратака советских войск у литовского городка Алитус.

09:00


В 7:00 по берлинскому времени рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс по радио зачитал воззвание Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза: «…Я сегодня решил снова вложить судьбу и будущее Германского рейха и нашего народа в руки наших солдат. Да поможет нам Господь в этой борьбе!».
Скачать MP3

09:30

Председатель президиума Верховного совета СССР Михаил Калинин подписал ряд указов, в том числе указ о введении военного положения, об образовании Ставки Главного командования, о военных трибуналах и о всеобщей мобилизации, которой подлежали все военнообязанные с 1905 по 1918 года рождения.

10:00

Немецкие бомбардировщики совершили налет на Киев и его пригороды. Бомбовой атаке подверглись железнодорожный вокзал, завод Большевик, авиазавод, электростанции, военные аэродромы, жилые дома. По официальным данным, в результате бомбежки погибли 25 человек, по неофициальным – жертв было намного больше. Однако еще несколько дней в столице Украины продолжалась мирная жизнь. Отменили лишь запланированное на 22 июня открытие стадиона, в этот день здесь должен был пройти футбольный матч Динамо (Киев) – ЦСКА.

12:15

Молотов по радио выступил с речью о начале войны, где впервые назвал ее отечественной. Также в этом выступлении впервые звучит фраза, ставшая главным лозунгом войны: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».


Из обращения Молотова: «Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством… Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы… Не первый раз нашему народу приходится иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом. В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил отечественной войной и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны. Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за Родину, за честь, за свободу».

Трудящиеся Ленинграда слушают сообщение о нападении фашистской Германии на Советский Союз

Из воспоминаний Дмитрия Савельева, Новокузнецк: «Мы собрались у столбов с громкоговорителями. Внимательно слушали речь Молотова. У многих возникло чувство некой настороженности. После этого стали пустеть улицы, через некоторое время в магазинах исчезли продукты. Их не скупили – просто поставка сократилась… Люди были не испуганы, а, скорее, сосредоточены, делали все, что им говорило правительство».

Через некоторое время текст речи Молотова повторил знаменитый диктор Юрий Левитан. Благодаря его проникновенному голосу и тому факту, что Левитан на протяжении всей войны читал фронтовые сводки Советского Информбюро, существует мнение, что первым сообщение о начале войны прочел по радио именно он. Так считали даже маршалы Жуков и Рокоссовский, о чем они писали в своих мемуарах.

Москва. Диктор Юрий Левитан во время съемок в студии


Из воспоминаний диктора Юрия Левитана: «Когда ранним утром нас, дикторов, вызвали на радио, уже начали звонки раздаваться. Звонят из Минска: «Вражеские самолеты над городом», звонят из Каунаса: «Город горит, почему ничего не передаете по радио?», «Над Киевом вражеские самолеты». Женский плач, волнение – «неужели война»?.. И вот я помню – включил микрофон. Во всех случаях я помню себя, что я волновался только внутренне, только внутренне переживал. Но здесь, когда я произнес слово «говорит Москва», чувствую, что дальше говорить не могу – застрял комок в горле. Из аппаратной уже стучат – «Почему молчите? Продолжайте!» Сжал кулаки и продолжал: «Граждане и гражданки Советского Союза…»


Сталин обратился с речью к советскому народу только 3 июля, через 12 дней после начала войны. Историки до сих пор спорят, почему он так долго молчал. Вот как объяснял этот факт Вячеслав Молотов: «Почему я, а не Сталин? Он не хотел выступать первым. Нужно, чтобы была более ясная картина, какой тон и какой подход… Он сказал, что подождет несколько дней и выступит, когда прояснится положение на фронтах».


А вот что писал об этом маршал Жуков: «И. В. Сталин был волевой человек и, как говорится, «не из трусливого десятка». Растерянным я его видел только один раз. Это было на рассвете 22 июня 1941 года, когда фашистская Германия напала на нашу страну. Он в течение первого дня не мог по-настоящему взять себя в руки и твердо руководить событиями. Шок, произведенный на И. В. Сталина нападением врага, был настолько силен, что у него даже понизился звук голоса, а его распоряжения по организации вооруженной борьбы не всегда отвечали сложившейся обстановке».


Из речи Сталина по радио 3 июля 1941 года: «Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной… Наша война за свободу нашего Отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы».
Скачать MP3

12:30

В это же время немецкие войска вошли в Гродно. Еще через несколько минут вновь началась бомбардировка Минска, Киева, Севастополя и других городов.

Из воспоминаний Нинель Карповой, 1931 г.р. (г. Харовск Вологодской области): «Сообщение о начале войны мы слушали из репродуктора на Доме обороны. Там толпилось много людей. Я не расстроилась, наоборот загордилась: мой отец будет защищать Родину… Вообще люди не испугались. Да, женщины, конечно, расстроились, плакали. Но паники не было. Все были уверены, что мы быстро победим немцев. Мужчины говорили: «Да немцы от нас драпать будут!»»

Открылись призывные пункты в военкоматах. В Москве, Ленинграде и других городах в них выстроились очереди.

Из воспоминаний Дины Белых, 1936 г.р. (г. Кушва Свердловской области): «Всех мужчин сразу стали призывать, и моего папу в том числе. Папа обнял маму, они оба плакали, целовались… Я помню, как обхватила его за сапоги кирзовые и кричала: «Папка, не уходи! Тебя там убьют, убьют!» Когда он сел в поезд, мама взяла меня на руки, мы с ней обе рыдали, она сквозь слезы шептала: «Помаши папе…» Какое там, я так рыдала, пошевелить рукой не могла. Больше мы его не видели, нашего кормильца».

13:15

Для взятия Брестской крепости немцы ввели в действие новые силы 133 пехотного полка на Южном и Западном островах, однако это «не принесло изменений в положении». Брестская крепость продолжала держать оборону. На этот участок фронта была брошена 45-я пехотная дивизия Фрица Шлипера. Было решено, что Брестскую крепость будет брать только пехота – без танков. На взятие крепости отводилось не более восьми часов.


Из донесения в штаб 45-й пехотной дивизии Фрица Шлипера: «Русские ожесточенно сопротивляются, особенно позади наших атакующих рот. В Цитадели противник организовал оборону пехотными частями при поддержке 35–40 танков и бронеавтомобилей. Огонь русских снайперов привел к большим потерям среди офицеров и унтер-офицеров».

14:30

Министр иностранных дел Италии Галеаццо Чиано сообщил советскому послу в Риме Горелкину, что Италия объявила войну СССР «с момента вступления германских войск на советскую территорию».


Из дневников Чиано: «Мое сообщение он воспринимает с довольно большим равнодушием, но это в его характере. Сообщение весьма короткое, без лишних слов. Беседа продлилась две минуты».

15:00

Пилоты немецких бомбардировщиков доложили, что им больше нечего бомбить, все аэродромы, казармы и скопления бронетехники уничтожены.


Из воспоминаний маршала авиации, Героя Советского Союза Г.В. Зимина: «22 июня 1941 г. большие группы фашистских бомбардировщиков подвергали ударам 66 наших аэродромов, на которых базировались основные силы авиации западных пограничных округов. В первую очередь были подвергнуты ударам с воздуха аэродромы, на которых базировались авиационные полки, вооруженные самолетами новых конструкций… В результате ударов по аэродромам и в ожесточенных воздушных боях противнику удалось уничтожить до 1200 самолетов, в том числе 800 на аэродромах».

16:30

Сталин уехал из Кремля на Ближнюю дачу. К вождю до конца дня не пускают даже членов Политбюро.


Из воспоминаний члена Политбюро Никиты Хрущева:
«Берия рассказал следующее: когда началась война, у Сталина собрались члены Политбюро. Не знаю, все или только определенная группа, которая чаще всего собиралась у Сталина. Сталин морально был совершенно подавлен и сделал такое заявление: «Началась война, она развивается катастрофически. Ленин оставил нам пролетарское Советское государство, а мы его просрали». Буквально так и выразился.
«Я, — говорит, — отказываюсь от руководства,» — и ушел. Ушел, сел в машину и уехал на ближнюю дачу».

Некоторые историки, ссылаясь на воспоминания других участников событий, утверждают, что этот разговор произошел днем позже. Но факт, что в первые дни войны Сталин был растерян и не знал, как действовать, подтверждается многими свидетелями.

18:30

Командующий 4-й армией Людвиг Кюблер отдает приказ об «оттягивании собственных сил» у Брестской крепости. Это один из первых приказов об отступлении немецких войск.

19:00

Командующий группой армий «Центр» генерал Федор фон Бок дает приказ прекратить расстрелы советских военнопленных. После этого их держали на спешно огороженных колючей проволокой полях. Так появились первые лагеря для военнопленных.


Из записок бригадефюрера СС Г. Кепплера, командира полка «Дер Фюрер» из дивизии СС «Дас Райх»: «В руках нашего полка оказались богатые трофеи и большое число пленных, среди которых было много гражданских лиц, даже женщин и девушек, русские заставили их защищаться с оружием в руках, и они храбро сражались вместе с красноармейцами».

23:00

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выступает с радиообращением, в котором заявил, что Англия «окажет России и русскому народу всю помощь, какую только сможет».


Выступление Уинстона Черчилля в эфире радиостанции BBC: «За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает… Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен… Я вижу, как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина».
Скачать MP3

23:50

Главвоенсовет РККА разослал Директиву №3, приказывающую 23 июня нанести контрудары группировкам врага.

Полночь

В радионовостях появилась первая фронтовая сводка, в которой говорится, что немецкое наступление остановлено и Красная армия перешла в контрнаступление.


Из записок бригадефюрера СС Г. Кепплера, командира полка «Дер Фюрер» из дивизии СС «Дас Райх»: «Мы не разделяем безрассудный оптимизм многих, кто надеется встретить Рождество 1941 года снова у себя на родине. Для нас Красная армия является «таинственным незнакомцем», с которым нужно считаться всерьез и которого нельзя недооценивать. Конечная цель этой борьбы лежит в незримой дали».

Хроника событий весны 1945 года и воспоминания очевидцев

Текст: Информационный центр ИД «Коммерсантъ», Татьяна Мишанина, Артем Галустян
Видео: Дмитрий Шелковников, Алексей Кошель
Фото: ТАСС, РИА «Новости», «Огонек», Дмитрий Кучев
Дизайн, программирование и верстка: Антон Жуков, Алексей Шабров
Инфографика: Ким Воронин
Выпускающий редактор: Артем Галустян

Строки, опалённые войной — Новости Газпром добыча Ямбург профсоюз

К 75‑летию Победы в Великой Отечественной войне работники первичной профсоюз-ной организации подготовили и уже провели много разных мероприятий. Сейчас, ввиду условий карантина, запланированные акции осуществляются дистанционно. В частности, поэтическая акция чтецов «Строки, опалённые войной» готовится к телевизионному выпуску по принципу тет‑а‑тет. Каждый участник читает произведение о ВОВ наедине с телеоператором ССОиСМИ Денисом Каурдаковым, который затем монтирует отснятый материал, и газодобытчики смогут увидеть примеры художественного чтения работниками нашего Общества на ЯНГКМ в предпраздничном эфире на канале «Ямбург ТВ».

Сотрудники ППО «Газпром добыча Ямбург профсоюз» заранее объявили о литературной акции яркими анонсами, в которых рассказали о требованиях к декламаторам и указали сроки подачи заявочных листов. А непосредственно о видеозаписи участники договаривались уже лично, определяя время таким образом, чтобы встреча с оператором проходила один на один.

Поэзия – очень индивидуальный литературный продукт, поэтому читать, а тем более – наизусть, добровольцев нашлось не так уж и много.

Конечно, молодцы те члены СМУС, которые первыми отозвались на предложение ППО прочитать произведения о войне, но отдельно хочется поблагодарить Тамару Зеленину (ИТЦ), Артура Газизова (УАиМО), Илью Остапца (ГПУ), Максима Емикеева (ЯРЭУ), Елену Турчанинову (ГПУ), профсоюзных лидеров ЦПО, находящихся на рабочей вахте, и многих других. Съёмки проходили не только в посёлке, но и на промыслах Ямбургского месторождения. Можно было отправить собственную видеозапись в доступных мессенджерах. Художественное чтение участников акции соответствовало тематике произведения. Интонация, тембр, мимика – всё напоминало о том страшном времени. Результат этого мероприятия скоро будет раз мещён в социальных сетях. Думаем, вам понравится…

Материал газеты «Профсоюзный вестник» № 3 (64)

Автор: Валентина ПРИГОДИЧ

Фото автора

Мозг россиян адаптируют к новой войне

«По российским границам, как мы знаем, расположена коварная русофобия, банды иностранных разведок, которые намерены воровать ДНК наших детей и чипировать их в геев. Отсюда с необходимостью следует, что внутри страны должны быть разоблачены и разгромлены все пособники иностранных русофобов. Вся так называемая внутренняя политика целиком перестраивается по модели внешней. Притом что никакой внешней политики, отличной от пропаганды и телешоу, от «Международной пилорамы» мужа Симоньян, тоже нет». Редактор отдела политики «Новой газеты» Кирилл Мартынов и телевизионный обозреватель «Московского комсомольца» Александр Мельман о том, как пропаганда готовит россиян к новой войне.

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Представляю гостей нашей программы: с нами Кирилл Мартынов, редактор отдела политики «Новой газеты» и Александр Мельман, телевизионный обозреватель газеты «Московский комсомолец». У Кирилла вышла колонка телевизионно-политическая, она называется «Бесконечное пропагандистское шоу». Вышла она, правда, на фейсбуке, но ее перепечатало «Эхо Москвы», колонку прочитали многие. Кирилл заявляет в этой колонке, что «так называемая внутренняя политика целиком перестраивается по модели внешней политики». Кирилл, что привело вас к этому выводу?

Кирилл Мартынов: Политический опыт людей, которые в России сейчас живут, он предполагал в последние десятилетия, что все-таки внутренние российские проблемы – это самое важное, что мы должны обсуждать и решать. У нас всегда есть какой-то горизонт – выборы, заявления президента, пенсии, врачи и так далее. Но в истории нашей страны был такой период, он, наверное, длился особенно после 1945-го вплоть до 1985–87 года примерно, когда все, чем советские граждане должны были интересоваться, – это положение дел в Никарагуа, как в «Международной панораме», как там все неправильно устроено, как рабочие Англии стонут под пятой капитализма и так далее. В этой картине мира всегда была миролюбивая политика Советского Союза, направленная на мир во всем мире, и злобная буржуазная агрессия на Советский Союз. Я не уверен, что в это кто-то сильно верил, но, с другой стороны, это был фон для всех событий, все было опосредовано именно этим. Мы сейчас видим, как эта история повторяется, как снова главной проблемой типичного российского гражданина становятся не пенсии, не медицина, не экология и даже не выборы, а история про то, как вихри враждебные веют над нами. Самое важное, как это работает, как это, видимо, работало тогда, как это снова работает сейчас, что все, кто чем-то недоволен в России, все объявляются пособниками тех самых ветров.

Елена Рыковцева: Если ты недоволен, значит, ты пособник.

Кирилл Мартынов: Ты пособник западных сил, которые в эти трудные годы над нами нахмурились, нависли. Если ты жалуешься на что-то, живя в нашей замечательной России, то ты с ними заодно. Эта конструкция сейчас становится общезначимой. А дальше возникает очень любопытный вопрос: а что, собственно, за внешняя политика? Советский Союз официально строил коммунизм и боролся за построение коммунизма или социализма в странах-союзниках, во всем мире потенциально. Сейчас у нас в этом смысле более такая вялая конструкция, потому что не очень понятно, за что борется Российская Федерация. Известно, что она против геев борется, пожалуй, это единственная медаль, которую может Российская Федерация себе повесить на свою мужественную военизированную грудь. Но больше у нас вроде бы никаких особо ценностей нет, кроме так называемых традиционных. Получается, что над нами все нависли, жаловаться нельзя, нужно потуже затянуть пояса, но при этом не очень понятно, во имя чего это происходит. кажется, что ничего, кроме самого кондового пропагандистского телешоу, которое идет на Первом канале, на НТВ или на ВГТРК, в нашей жизни вообще не осталось. Мы привыкли смеяться над ними, что они обсуждают украинский вопрос до бесконечности, как будто в России других проблем нет, но, судя по всему, это и есть центр российской политической жизни. Я так прикинул, взяв за основу позднесталинскую модель, когда Советский Союз начал бороться за мир во всем мире активно после победы во Второй мировой и известных событий, вот это все перенеслось в нашу жизнь.

Елена Рыковцева: Самое главное, что сейчас такой всплеск идет: какие пенсии, когда война на носу? Мы сейчас поговорим об этой новой войне, к которой готовят российского обывателя. Но ведь были же времена, когда в ток-шоу обсуждалась российская внутренняя жизнь. Как удалось людей перемкнуть с внутренних проблем на внешние так, что внешняя политика заместила внутреннюю? Во всем мире люди не очень интересуются внешней политикой. Вы начнете спрашивать американца, как там в Украине, он скажет: да, наверное, там проблемы, но мне, конечно, ближе свои.

Александр Мельман: Да, это такой водораздел между 90-ми и нулевыми годами. Потому что действительно в 90-е эти все ток-шоу, прежде всего на НТВ, которые вела Светлана Сорокина, Евгений Киселев, – это было исключительно посвящено внутренней политике. Что касается вовне, это был, наверное, только 2001 год, взрывы башен-близнецов, тогда это в прямом эфире обсуждали все каналы, делали это очень профессионально. Но это был такой разовый момент, а так, конечно, 90-е были посвящены очень интересной внутренней жизни. Было относительно свободное телевидение, которое принадлежало олигархам, олигархи то дружили вместе, то друг против друга воевали, все эти видели. Потом Владимир Путин все это пристегнул, все это примкнул. Обыватель, который тоже формирует сетку вещания, контент, наверное, он неслучайно принял путинский новый тренд. То, как поступил Путин с этими телеканалами, с теми внутренними врагами, о которых пишет Кирилл, им нравится, с одной стороны. С другой стороны, мы по замерам последнего десятилетия видим, что как только переходят к внутренним проблемам, может быть, исключение здесь пенсии, когда говорили о повышении пенсионного срока, это еще смотрелось, а так рейтинги сразу падают. Украина – это прекрасная тема, Америка – замечательная тема, Сирия одно время была тоже неплохо. То есть действительно российский человек опять вернулся в состояние советского человека, здесь с Кириллом можно согласиться, который борется за мир, у которого чешется Гондурас все время, как в свое время пел Аркадий Арканов. Это такой советский человек форева, он опять возникает на нашем прекрасном телевидении.

Елена Рыковцева: Главное, что доверие этому телевидению, вроде бы мы читаем в социальных сетях – я выбросил ящик, я ему не верю, но тем не менее, когда ведущий вот так начинает программу, давайте посмотрим вчерашнее начало шоу «60 минут» по поводу новой полномасштабной войны…

Елена Рыковцева: Вот вам главный источник информации, абсолютно заслуживающий доверия: раз Денис Пушилин сказал, что предотвратить невозможно, Украина готовится, значит, так оно и есть. Как можно не поверить такому ведущему, который говорит: скоро война, и это будет, конечно, со стороны Украины.

Кирилл Мартынов: Я все думал, кто даст законченную картинку Оруэлла, но неожиданный источник. Действительно «60 минут» вдруг нам показали, как это работает. То есть ты сидишь, завтракаешь или ужинаешь, тебе говорят в середине твоего ужина: Остазия объявляет немедленную войну с врагами. Ты замираешь, думаешь: черт побери, никогда такого не было. Интересно, что Россия в этой конструкции никак не фигурирует. Россия может только дать решительный отпор, защитить Пушилина, чтобы он продолжал пушиться, все у него было хорошо. Но Россия абсолютно мирная страна, бронепоезд стоит на запасном пути, но мы к этому никакого отношения не имеем.

Елена Рыковцева: Я попрошу вас набраться терпения и послушать четыре минуты монолога в этом эфире «60 минут». Там был дневной эфир про то, что Киев вот-вот начнет войну, и вечерний эфир. В обоих этих эфирах участвует главный военный эксперт российского телевидения по фамилии Коротченко, который вам объясняет, что Киев, в вечернем шоу он назвал это геноцидом, истреблением, сейчас Киев истребит население Донбасса, и вот что мы им в ответ сделаем.

Елена Рыковцева: Замечательно совершенно. Вы уже услышали прогноз, программу действий. Коротченко подчеркивает, которого все зачарованно слушают, как факира, который завораживает змею, смотрят на него зачарованными глазами и молчат, никто не перебивает, он говорит про Украину «с момента вторжения». То есть зрители понятия не имеют, что это территория Украины. То есть российские войска передвигаются по своей территории, а Украина «вторгнется». Люди действительно забыли, что Донбасс, оккупированная территория принадлежит Украине?

Александр Мельман: С одной стороны, конечно, человек нагнетает, с другой стороны, это такая формируемая реальность, которую телевизор давно уже нам делает, действительно там границы размыты. «Русский мир», русская мечта» распространяется далеко за пределы официальных российских границ. Но это в телевизоре. В телевизоре таким образом господин Коротченко, такой хедлайнер, он так говорить может, так говорить должен, как действительно Кирилл писал в своей заметке, Министерство иностранных дел тоже примерно так же работает реактивно в виде каких-то манифестов и не более того. Нет стратегической повестки, мы реагируем. Реагируем в виде МИДа, в виде пропагандистов, которых выпускают в нужный момент, они говорят эти мощные фразы. А есть некий человек в бункере, главный наш человек, который в этом смысле выглядит довольно миролюбиво относительно, который держит ниточки в своих руках, может совершенно по-другому реагировать, таким образом он оставляет себе этот лаг для того, чтобы манипулировать как общественным мнением внутри, так и насколько можно, уже вряд ли получится, международным общественным мнением. Поэтому, конечно, пропагандисты делают свое дело, ничего здесь удивительного нет.

Елена Рыковцева: Кирилл, вам не кажется, действительно возвращается история на 2014 год, когда крымское население, население Донбасса действительно напугали – сейчас придут и зарежут? В этом монологе какой-то крошечный кусочек занимает, что они сейчас придут и вас всех вырежут, и четыре минуты о том, как мы ответим. У человека вроде бы уже сомнений не возникает, что ведь придут же, раз мы так ответим, значит, они точно придут.

Кирилл Мартынов: На меня большое впечатление произвел монолог этого господина, особенно военно-стратегические лица людей, которые слушали, перебирая четки. Интересно, что эти передачи отличаются тем, что там все время люди друг друга перебивают, но здесь это была какая-то инаугурационная речь Коротченко, оппонентов не было. Ему нужна была еще карта, он бы показывал фронт, флажки бы какие-нибудь переставлял: Скабеева зайдет отсюда, Матвейчев проползет по траншее. Они бы могли все переодеться в камуфляж прямо в студии, хотя это 18+, наверное. Мне все это страшно не нравится, потому что я очень хорошо помню 2014 год, для меня именно 2014 год стал триггерным, чтобы оказаться в конечном итоге в «Новой газете», в этой студии, это был какой-то выбор. В начале 2014 года мне казалась идея того, что война возможна, абсолютным безумием, я просто исключал для себя этот сценарий. Было ощущение, что есть некая прагматика у российских политических элит, которая предполагает, что они должны защищать свои интересы, но их интересы заключаются в том, чтобы войны не было. Выяснилось, что на самом деле все наоборот. Выяснилось, что они нормальные ястребы, у них действительно есть оружие, они готовы стрелять, они все это время этим занимались. Меня удивляет, как мы успели за эти 7 лет привыкнуть к тому, что это такая нормальная ситуация повседневная. Так же, как мы в 90-е знали, что есть чеченская война – это было ужасно на самом деле, но с другой стороны далеко от нашей повседневности, а здесь есть донецкая война – это тоже ужасно, это на самом деле ближе к нашей повседневности, географически и культурно ближе, чем то, что было в Грозном тогда. Странным образом все к этому привыкли. Сейчас очевидно, что они заходят на второй круг. Возможно, это ложная тревога, они пролетят, Воронеж бомбить не будут, но вообще-то они действительно могут начать бросаться бомбами сейчас, потому что они один раз это уже сделали. В 2021 году я и украинским коллегам говорил, что эскалация войны никому невыгодна в большом смысле слова, второй раз не сработает, условно говоря, Путина второй раз не полюбят так же, как полюбили после Крыма в 2014 году. Все эти рассуждения исходят из некоторой рациональности, а кажется, глядя на эти светлые лица, рациональности там нет, там есть просто совершенно звериная борьба за власть. Если в Кремле хотя бы немного напуганы тем, что у них падают рейтинги, любить их стали меньше, то, кажется, они вполне готовы опять нажимать на курок. Это реальная трагедия.

Елена Рыковцева: Теперь я вам покажу еще один фрагмент очень любопытный. Дело в том, что эта программа «60 минут» все еще пытается затащить к себе в эфир какого-то оппонента. У них есть такая фишка, что оппонент с украинской территории иногда появляется, причем такой серьезный. Были времена, когда они звали Дмитрия Гордона, который выкладывал всю правду-матку, видимо, при условии, что ему дадут говорить. Вчера им удалось затащить в эфир Игоря Романенко – это видный военный эксперт, который живет в Киеве. Возможно, он тоже соглашался участвовать на условиях, что ему дадут говорить. Какое-то время он говорил, но как только дошел до того момента, зачем России это нагнетать, вы услышите, как с ним поступили оба ведущих.

Александр Мельман: Если говорить о политической ситуации, мне кажется, что Россия замерла в такой позе, когда какие-то приличия можно соблюдать или нужно перейти какую-то новую грань. Потому что мы вспоминаем 2008 год, российско-грузинскую войну, как это тогда было организовано. Все делается в виде спецопераций. Тогда спецоперация была достаточно масштабной. Тогда были подставлены российские миротворцы, уже заранее были эвакуированы люди из Осетии. Да, подманили Саакашвили, чтобы он сделал первый шаг, тогда уже, что называется, мы ответили. Это тоже была сложная достаточно схема, Саакашвили тоже в ней поучаствовал, тогда у нас некое алиби. Европа до сих пор не обвиняет впрямую Россию за то, что случилось. Сейчас прошло 13 лет после той войны, может ли Россия сделать первый шаг? Где пропагандистское оснащение? Оно недостаточно, оно не работает. Поэтому здесь тоже нужно либо спровоцировать, либо ждать, когда Украина первой сделает какие-то военные действия в отношении ДНР и ЛНР, тогда опять будет алиби. Или уже, что называется, за чертой, когда главного нашего человека в стране называют убийцей за океаном, уже все можно нам в ответ, уже все карты выложены. Надо за этим наблюдать, насколько Россия потеряет стыд или нет в этом смысле.

Елена Рыковцева: Кирилл, а вы считаете, это «ха-ха-ха» работает? Россия – агрессор, ха-ха-ха, это же смешно.

Кирилл Мартынов: Я не очень согласен со сказанным сейчас. Во-первых, меня удивляет фраза «Россия потеряет стыд». Чтобы потерять, надо сначала найти. У меня здесь нет никаких иллюзий. Мне кажется, психологический фокус, который сейчас работает, заключается в том, что те люди, которые в 2014 году поверили во всю эту пропагандистскую конструкцию, многие из них, разумеется, сейчас разочарованы, начинают, глядя в свои собственные кошельки и на состояние своей жизни, понимать, что их где-то обманули со всей этой ура-патриотической риторикой. Но люди не очень любят ошибаться, не любят оказываться обманутыми, хотят дальше верить в такой МММ геополитический. Если сейчас выяснится, что наши худшие опасения насчет украинского фашизма подтверждались, которые у нас с 2015 года остались, про которые мы сейчас немного забыли, то люди, я думаю, смогут воодушевиться и понять, что мы всегда были правы. Это же шоу для внутреннего пользования. Сейчас нам показывают, что орды киевских орков, которые на нас готовы напасть, они уже выстроились, хорошо эшелонированы, единственное, что мы можем сделать, – это открыть ответный огонь по штабам. Люди готовы в это поверить, потому что это будет показывать, что они не такие дураки все это время были.

Александр Мельман: То есть, если мы первыми перейдем границу и начнем военные действия, то это будет воспринято на ура?

Кирилл Мартынов: Зачем нам переходить границу, если есть масса других способов. Ограниченный контингент братских сил, помощь военными специалистами – все эти техники хорошо отработаны. «Зеленые человечки», внезапно сверхсовременная армия ДНР. Что, мы в 2015 году под Дебальцево не видели суперсовременных солдат Захарченко, которые громили регулярную армию? Люди верили, что это ополченцы. Почему мы сейчас не должны в это поверить?

Александр Мельман: Невыгодно сейчас России делать первый шаг даже таким образом.

Елена Рыковцева: Но ведь Россия подаст это как второй шаг, как ответный.

Александр Мельман: Для внутреннего пользования – да, но как можно обмануть весь мир?

Кирилл Мартынов: Весь мир все прекрасно понимает про политический режим, который существует в Москве сейчас. Мне кажется, в мире нет ни у кого иллюзий. Кто-то, естественно, еще пытается улыбаться, потому что собирается торговать с этим режимом, зарабатывать на этом деньги. Но иллюзий, мне кажется, нет вообще ни у кого.

Александр Мельман: Значит, режим должен закусить удила и пуститься во все тяжкие окончательно и бесповоротно?

Кирилл Мартынов: Если они считают, что они должны каждый год нас чем-то удивлять, в прошлом году они нас удивляли обнулением.

Александр Мельман: Это разные вещи. Обнуление – абсолютно для внутреннего пользования. То, что может начаться война, – это совсем другое.

Кирилл Мартынов: Присоединение Крыма разве для какого-то другого пользования?

Елена Рыковцева: Вам говорят в этих шоу: 400 тысяч граждан России находятся на этих территориях. Осуществляется геноцид, мы должны их защитить. Там не нужно особых примеров, хотя вам их все равно приведут, конечно, на всякий случай. Если принимается решение, то оно принимается не на основании каких-то вещей, которым обязательно должны поверить. Мы с вами совершенно, глядя на эти шоу, не понимаем: идет переброска сил или не идет? Собирается Россия напасть или не собирается? Вы же этого не знаете, вы же этого проверить не можете. Кстати говоря, в чем отличие украинских шоу от российских: в российских все абсолютно однозначно – Украина готовится, и если они полезут, мы ответим. В украинских шоу совершенно не все так однозначно, у них есть разные хозяева, разные владельцы, разные эксперты, достаточно свободные в выражении своей критики по отношению к руководству страны. У них, я бы сказала так, 50 на 50, одни говорят, что Россия может напасть, а вторые говорят – едва ли, ей сейчас невыгодно, санкции и так далее. Там есть какое-то количество мнений. Хотя российские каналы говорят, что украинская публика оболванена одним мнением, что Россия нападет, это совсем не так. Давайте посмотрим, как восприняли московские прохожие то, что сейчас на них катится из российского ящика, а катится, что Киев потенциальный агрессор.

Елена Рыковцева: Я хочу сразу предложить наш твиттер-опрос – это немножко другая аудитория, которая менее зависит от телевизора. Когда мы спрашиваем эту аудиторию, готовит ли Киев полномасштабное военное наступление на Донбасс, «да» отвечают 18%, «нет» отвечают целых 50%, то есть совершенно обратная пропорция с уличным опросом. «Не знаю» – 32%.

Кирилл Мартынов: Тут важно понимать, что твиттер – это даже не фейсбук в России, это гораздо более молодая элитарная среда сейчас, то есть для молодых, европейски мыслящих, образованных или получающих образование людей соцсеть. Аудитория твиттера в России, по-моему, миллион с небольшим, на национальном уровне это довольно маргинальное явление в России. Провести опрос в твиттере – это спросить людей в возрасте от 20 до 35 лет, например, как они относятся к российской политике. Аудиторию твиттера мы выводим в совершенно другую социологию.

Елена Рыковцева: Мы попросили, я очень благодарна нашим коллегам из Украинской службы Радио Свобода в Киеве, мы попросили их повесить на свой твиттер вопрос аналогичный: как вы считаете, готовится ли Москва к новой полномасштабной агрессии в отношении Украины? «Да» 55%, «нет» 24%, «не знаю» 21%. Цифры примерно похожи. Посмотрим несколько мнений, которые удалось по-русски собрать на улицах Киева.

Елена Рыковцева: Какие выводы мы из этого делаем?

Кирилл Мартынов: Меньше влияние пропаганды на общество, мне кажется. Более свободное общество, люди чаще делают выбор самостоятельно, чем люди на улицах Москвы. Может быть, еще есть элемент конформизма, когда люди отвечают на соцопросы и на опросы корреспондентов так, как они считают сейчас правильно ответить. Этот механизм в Киеве гораздо мягче работает, чем в Москве.

Александр Мельман: Мне очень жаль, что телевизор в России до сих пор такое мощное оружие, власть делает на него ставку до сих пор, все это сегментарно уменьшается, но не критически. Время придет, когда телевизор выбросят на свалку истории, пока этого не происходит, пока он влияет, пока общество формирует телевизор, и телевизор формирует так называемое общество. Поэтому надо понимать, с каким обществом мы сегодня имеем дело, в каком обществе живем, и как люди это воспринимают. Телевизор в этом смысле некое отражение, хотя он и делает этих людей.

Елена Рыковцева: Как человеку действительно понять, как ему разобраться? Мы сейчас делаем, например, опрос экспертов: считаете ли вы, что Киев готовится к агрессии? Сергей Марков скажет, что считаю, Леонид Гозман скажет, что не считаю, например, Максим Шевченко даже не знаю, что скажет. Максима Шевченко не зовут в телевизор, Гозмана тоже уже не зовут, но зовут, но зовут, например, Надеждина, который мягко скажет, что, скорее всего, Киев не будет нападать, а вообще-то Путин молодец. У Коротченко, который считается военным экспертом, вы, конечно, получите совершенно однозначную точку зрения, что, конечно, Киев готовится. То есть вы никакой для себя информации почерпнуть там не можете. В Украине на самом деле происходит что-то похожее, хотя там больше мнений, там шире спектр. Когда я смотрю эти шоу, я тоже знаю, какой политик что скажет. Я знаю, что наш замечательный военный эксперт украинский Юрий Бутусов скажет, что, конечно, Москва готовится. Я знаю, что владелец канала «Наш», который сейчас заменил собой изгнанные каналы Медведчука, Евгений Мураев хитро даст понять, что Москва не нападет. Вы все равно знаете, кто что скажет по поводу этого конфликта. Но как же вычленять в итоге истину?

Кирилл Мартынов: Последний раз, когда я был на федеральном телевидении, это, кажется, было в 2015 году, единственный раз после длительного перерыва я зашел посмотреть, как у них там. Мне очень не понравилось, я больше не ходил с тех пор. Там был спор больше про внутреннюю политику, хотя, конечно, с геополитическими подвывихами. Как я понял после часа записи этого эфира, спор был фактически о чем: часть скептиков и либералов говорили, что Владимир Путин проводит разумную европейскую политику, адекватную нынешней ситуации. Часть консерваторов и радикалов говорили: нет, давайте признаем честно, Путин – это исторический гений, равного которому нет и не было. И они час спорили, он просто хороший лидер или он величайший лидер в истории. Я первые 15 минут на это смотрел с открытыми глазами, полными ужаса. Меня потом вырезали, естественно. Я сказал: ребята, чем вы здесь занимаетесь вообще? Но в итоге я в этой передаче молча киваю или мотаю головой. С этого момента я просто принял решение, что российское телевидение в нынешнем виде можно смотреть исключительно в исследовательских целях, если вы изучаете пропаганду, если вы медиакритик, если вас интересуют массовые мифы, массовая истерия – пожалуйста. Эта передача, которую мы сейчас наблюдали, прекрасный источник для вдохновения и для научной работы, но во всех остальных случаях надо просто гигиену соблюдать. К счастью, на сегодняшний день крупнейшая медиаплощадка в стране – это все-таки YouTube. Аудитория YouTube больше аудитории ключевых федеральных каналов. Там сейчас есть ток-шоу, где есть разнообразие. Мне кажется, что это история о том, что какое-то нормальное телевидение, где люди по-честному обсуждают свои реальные проблемы, оно еще нанесет ответный удар когда-то, как это уже случилось однажды в нашей истории в конце 80-х.

Елена Рыковцева: Александр, а ваш ответ на вопрос: зачем люди смотрят эти шоу, когда вы точно совершенно знаете, что вам скажет тот или иной эксперт? Почему люди все равно считают это политикой, заменившей, как Кирилл написал в своей колонке, всю внутреннюю политику, внешнюю политику, смотрят и верят?

Александр Мельман: С одной стороны не меняются только дураки, но с другой стороны человек, который «отстаивает» свою точку зрения, вызывает уважение. Вы абсолютно правы, там действительно у каждого своя маска, у каждого свой образ. И то, как это управляется сверху этими начальниками, там действительно все таким образом расписано, хотя те, кто там выступает, может быть, думают, что они свободны. С другой стороны, я видел не раз, как то, что называется простой народ, обычные люди, я в последнее время лежал в больнице, телевизор работал, я видел, как это воспринимается – это воспринимается завораживающе. По-прежнему для людей это истина в последней инстанции. Они хотят так верить, они хотят, чтобы так было, им так спокойней, им так удобнее. Телевизор очень умно в этом смысле направляет людей. Поэтому, если Кирилл один из немногих людей, которые говорят: а вот я это все понимаю, мне это не нужно, я это все фильтрую, надо соблюдать чистоту рук. Я тоже это воспринимаю как некий сигнал из Кремля, какой будет политика завтра или послезавтра. Большинство людей по-прежнему наивный такой электорат или это такой, какой был электорат советский, он так это воспринимает. Другое дело, это действительно все меняется, перелом, безусловно, будет, наступает, но не сейчас, сейчас пока они правят бал, эти товарищи.

Кирилл Мартынов: Я в главном с вами не согласен, вы считаете, что это из Кремля кукловодят Скабеевой и Коротченко, а я думаю, что наоборот. Представьте себе, ужин на Старой площади, тут такой выходит Коротченко и говорит: третья мировая война неизбежна, вот мои аргументы на четыре минуты. Ты опять же давишься своей сосиской или что там на Старой площади ужинают. Вы полагаете, что есть какие-то марионетки, которые внизу пляшут.

Александр Мельман: Не впрямую, сейчас это делается тонко.

Кирилл Мартынов: Я думаю, что марионетки дергают Владимиром Владимировичем изо всех сил.

Александр Мельман: Опять же мы этого не знаем, это может быть так, может быть не так. Мы так превратимся в Валерия Соловья, зачем нам это нужно.

Кирилл Мартынов: Если очень долго показывать пропаганду, если очень долго платить им много денег, начинаешь верить в ту картинку, которую произвел.

Александр Мельман: Это так. Но живем мы уже полностью в оруэлловском мире или все-таки какая-то реальность у нас остается?

Кирилл Мартынов: Я за Оруэлла, я полностью за то, что реальности у нас больше нет.

Александр Мельман: Полностью – это неправильно, есть какие-то оттенки.

Елена Рыковцева: То есть хвост завилял собакой, Скабеева виляет Путиным. Я тоже, кстати, уже начинаю придерживаться этой точки зрения. Потому что местами он уже, видимо, в полной растерянности. Во-первых, мира нет внешнего для него, он в папочках, как известно. А папочки, сначала Старая площадь рассказывает телевидению схемку, потом оно наполняет ее мясом, эту схему, а потом это мясо в папке приносят Владимиру Владимировичу.

Кирилл Мартынов: Является ли Путин телезрителем? Про этого его никто не спрашивает, а, кажется, является. То есть у него есть папочки, есть телевидение – два основных канала, судя по всему.

Александр Мельман: По крайней мере, он говорит, что когда едет в машине, он смотрит телевизор или смотрит записи.

Елена Рыковцева: Любопытная медийная история происходит с визитом Russia Today в колонию, где содержится Алексей Навальный. Я не буду пересказывать бесконечные споры, скандалы. Алексей Навальный дал отпор Марии Бутиной, рядом стоял Кирилл Вышинский, с ним он вообще говорить отказался. Все это было очень занятно. Мы посмотрели эти сюжеты в YouTube. Парочка вышла сюжетов в таких программах, как «Дежурная часть», которую мало кто смотрит, «Чрезвычайное происшествие», которое тоже на НТВ не является таким уж популярным проектом. Но в итоговые программы к Киселеву и Ко, эта история не попала. Ее ждали телеаналитики, что вся эта история о том, как ему хорошо в колонии, как ему прекрасно, как он замечательно читает, поет, танцует и вообще здоров, попадет в федеральный большой эфир, который рейтинговый. Не попала. Почему?

Кирилл Мартынов: Я бы сказал, что если искать какую-то рациональность, то это сегментирование аудитории. Аудитория, которая беспокоится, как там Навальный пользуется интернетом, она должна получить картинку от Бутиной, что он ходит, ругается и в целом с ним все в порядке. Несмотря на всю омерзительность ситуации, благодаря Бутиной мы узнали, что Навальный жив. Та аудитория, которая сидит строго в Соловьеве, никогда из него не выходит, ей нужно про Навального как можно меньше рассказывать, ей нужно рассказывать про другое, потому что получается чрезмерное привлечение внимания, расширение узнаваемости главного российского оппозиционного политика.

Александр Мельман: Вообще все уже случилось, Соловьев очень много и совсем еще недавно рассказывал нам о Навальном. Мне кажется, здесь немножко другое, там наверху решили, что то, как это получилось у госпожи Бутиной – это то, что называется, не получилось, это не пройдет, это неправильно. Навальный вел себя таким образом, что на массовой аудитории это может как-то неправильно отражаться. Тогда они решили не ставить это, конечно, не у Соловьева в данном случае, а у господина Киселева, потому что я ждал именно в «Вестях недели» такой сюжет и не дождался. Значит не было такой отмашки, значит они поняли, что это некий провал спецоперации Бутиной. Но для определенной аудитории это попало, но лишь сегментарно. Они понимают, что в массовую аудиторию такое вбрасывать нельзя – это обоюдоопасно.

Елена Рыковцева: В заключение разговора я предлагаю нашей аудитории без наших оценок и комментариев послушать тех самых экспертов, о которых я говорила. Может быть, интересно проверить наши предварительные прогнозы, как российские эксперты отвечают на вопрос: готовится ли Киев к полномасштабной агрессии в Донбассе?

ВИДЕO ВСЕЙ ПЕРЕДАЧИ

Зарисовки с поля боя: какой видели войну татарстанские художники-фронтовики | Персона | ОБЩЕСТВО

Около сотни художников из Татарстана мобилизовали на фронт в годы Великой Отечественной войны. Многие из них так и не вернулись домой. Но некоторые смогли выжить, сохранить свои фронтовые зарисовки и показать детям и внукам, какой они увидели войну.

Фронтовой дневник в картинках

Когда началась война, Александру Родионову было 23 года. Художником он стал на фронте. Делал в своём дневнике зарисовки с поля боя, посвящал их памяти погибших героев. Изображая солдат во время отдыха, он стремился передать их состояние: любовь к родине, тоску о мирной жизни, готовность к подвигу.

В наградном листе Родионова указано, что с ноября 1944 года гвардии лейтенант работал художником в редакции армейской газеты «Во славу Родины». Часто выезжал на передовую и делал там зарисовки отличившихся бойцов и командиров. За короткое время освоил производство типографских клише в боевых условиях и передавал в газету портреты героев сражений за Одер, Нейсе, Шпрее и Берлин. За это его отметили медалью «За боевые заслуги». Он также награжден орденом Отечественной войны второй степени и медалью «За оборону Сталинграда». После Победы тема войны осталась одной из ключевых в творчестве Александра Родионова. Картины он писал, опираясь на свои фронтовые воспоминания.

Фронтовые зарисовки Александра Родионова Фото: Государственный музей ИЗО РТ

А вот художник Махмуд Усманов занимался живописью ещё до призыва в армию — работал учителем рисования в Кукморе. В годы войны он тоже трудился в армейских газетах, сделал множество фронтовых рисунков. Отличился и в воинской службе, за что получил орден Красной звезды, медали «За боевые заслуги» и «За победу над Германией». В 1946 году он демобилизовался в Казань, работал в товариществе «Татхудожник».

Фронтовые зарисовки Махмуда Усманова Фото: Государственный музей ИЗО РТ

Портрет солдата

С пятого курса художественного училища добровольцами на финский фронт ушли художники Лотфулла Фаттахов и Харис Якупов. Они росли как братья: Лотфулла рано остался сиротой, и семья Якуповых приютила его. Когда началась война, их распределили по разным фронтам. Вскоре переписка оборвалась…

«Отец попал в 86-ю Краснознаменную стрелковую дивизию имени Татарского ЦИК, которая дислоцировалась рядом с Брестом, на границе с Польшей, — рассказывает Фарида Шарифуллина, дочь Лотфуллы Фаттахова. – Рано утром началась война, о которой солдаты даже не подозревали. Папа вспоминал, что до поздней ночи они смотрели фильм «Николай Щорс». А на утро проснулись от бомбёжки. В панике побежали в поле, спрятались во ржи, не могли понять, что происходит».

22-летнего Лотфуллу контузило, из носа, из ушей шла кровь, потом два-три месяца он ничего не слышал. В таком состоянии его и взяли в плен. В годы войны он прошёл несколько концлагерей — Линген, Лимбург и другие. В таких нечеловеческих условиях ни о каком творчестве, конечно, не могло быть и речи. Думали только о том, как выжить. Похудели до 38-40 килограммов.

«Несколько раз отец пытался бежать, — рассказывает Фарида Лотфулловна. — Он был похож на немца – высокий блондин с голубыми глазами. Надзиратели думали, что в нём течёт арийская кровь, и оставляли его в живых. А тех, с кем он бежал, крупные овчарки загрызали тут же у него на глазах. Однажды уже после войны друг моего брата пришёл к нам домой с овчаркой. Отец открыл дверь и, увидев большую собаку, упал в обморок. Он до конца жизни боялся овчарок».

По дороге в очередной лагерь Лотфулла с товарищем из Ленинграда снова решились на побег. Разобрали пол в вагоне поезда и на ходу решили лечь между рельсами. Остальные на такой побег не согласились, а они рискнули и спаслись. Долго шли пешком, пока не вышли к границе с Францией. Там встретили партизан и попали во французское Сопротивление.

«Об этом я узнала уже после смерти отца, когда нам с братом разрешили изучить его дело в архиве, — говорит дочь художника. – Но мы и до этого подозревали, что его жизнь каким-то образом была связана с Францией. Дело в том, что отец никогда не смотрел фильмов о войне, кроме одного раза. Это была картина про французскую эскадру. Он смотрел очень внимательно и вдруг засмеялся над репликой французского лётчика ещё до того, как её перевели на русский язык. Скорее всего, он понимал по-французски».

Фронтовой портрет Ивана Калитина, написанный Лотфуллой Фаттаховым Фото: АиФ-Казань/ из архива Ф.Шарифуллиной

Первую картину военного времени Лотфулла Фаттахов написал в 1945 году в Польше. Это был портрет солдата Ивана Калитина на немецком холсте.

«Война – это моя тема»

Войну Лотфулла Фаттахов окончил летом 1946 года в Венгрии и сразу же написал письмо своему другу и брату Харису Якупову. Судьба этого художника в годы войны сложилась более удачно. С июня 1941 года старшина Якупов выполнял спецзадания командования дивизии. Воевал в Белоруссии, показал себя стойким, хладнокровным, выдержанным командиром, за что получил медаль «За боевые заслуги».

«В 1941 году мы вели бои почти круглосуточно, и я почти забыл, что я художник, — вспоминал Харис Якупов. — С 1942 года с альбомом уже не расставался, рисовал первых пленных под Москвой, разрушенные города, села и так далее. Желание рисовать и рисовать увеличивалось с каждым месяцем. Я понимал, что для истории мои рисунки пригодятся. Я почему-то всегда чувствовал, что останусь жив, обязательно останусь, и знал, что, когда наступит мир, у меня будет такая колоссальная тема, как война, буду писать большие полотна по сюжетам, увиденным в эти тяжелые дни. Ведь все военные сюжеты моих работ взяты из реальности. Так что в мирные годы война у меня — одна из ключевых тем».

Портрет пулемётчицы Марии Щербак, написанный Харисом Якуповым Фото: АиФ-Казань/ из архива семьи Якуповых

Художник был писарем и чертёжником в Черниговской стрелковой дивизии. В наградном листе сказано, что «находясь в наступавших подразделениях, он умудрялся своевременно и правдиво информировать дивизионный штаб». А в боях за Чернигов его инициативность и находчивость помогли форсировать реку Десна и овладеть городом. Так 23-летний Харис заслужил орден Красной звезды. Позже он привёл в порядок документацию штаба 15-го стрелкового корпуса. Художник чертил отчётные и оперативные карты, создал хронологию всех наступательных боев корпуса. Был удостоен ордена Отечественной войны второй степени.

Харис Якупов участвовал в сражении на Курской дуге. «В первый день мы отбили 11 атак, — рассказывал он. — Немцы через каждый час вводили свежие силы, но мы неплохо держались. И так семь дней — с утра до вечера, только ночью чуть-чуть было затишье, немножко отдыхали, а с рассветом опять бои. Это была мясорубка. Не знаю, кто меня спас… Уцелел. Мы все были охвачены азартом, от земли до неба чёрные облака гари поднимаются, крики кругом… Спустя семь дней немцы прекратили наступление. Мы поняли, что они выдохлись, а мы пошли в контрнаступление. Они, конечно, огрызались сильно, но были это уже не те немцы. Они сдавали деревни, города… После Курской битвы весь мир уже понимал, что победа будет непременно за советскими войсками. 1944 год был наш, немцам был капут».

Фронтовая зарисовка Хариса Якупова Фото: АиФ-Казань/ из архива семьи Якуповых

Харис Якупов прошёл Сталинград, Польшу, Германию. День Победы встретил в Праге. «Мы уже восьмого мая знали, что война вот-вот закончится, но когда мир подписали, мы ещё воевали до 11 мая, такая была ситуация. Немцы отступали в сторону американских войск и не хотели сдаваться, у них была команда не сдаваться именно русским. Наши послали парламентеров. Мы смотрим, немцы хорошо их приняли, не стреляют. Поговорили, наши пошли обратно, и тут немцы расстреляли их в спину. Да… А война уже кончилась… Наш командующий дал приказ стрелять по колоннам. Некуда немцам было деться, много мы их положили. На этом эпизоде в 10 часов вечера 11 мая война для нас закончилась».

«Держитесь любой ценой!»

Об одном из боёв подробно рассказывал и художник-портретист Виктор Куделькин. Войну он встретил 30-летним, воевал в составе второго Белорусского фронта, был ранен, контужен. Участвовал в обороне Москвы, взятии Кенигсберга. В боях получил ордена Красной звезды и Отечественной войны. Военную службу окончил в марте 1946 года в Германии командиром взвода связи бригады правительственной связи СССР.

Виктор Куделькин и его фронтовой альбом Фото: Государственный музей ИЗО РТ

«Наш взвод 742-й отдельной роты вместе со стрелковыми частями пробился к Висле, — вспоминал Виктор Куделькин. — Мы здесь подступали к самому берегу реки. Из-за деревьев видим реку шириною примерно метров 400, её поверхность — белая снежная равнина, но сапёры говорят, что она еле выдерживает человека, а о переправе на технике и говорить нечего. Нужен мост. Но его не построить, пока нет плацдарма на том берегу…

Гитлеровцы сидят тихо, себя не выдают, чувствуют себя в безопасности. Командир предложил выделить группу для форсирования реки, в том числе и связистов. Как правило, это бывало в тех случаях, когда задача требовала беспредельной отваги, самопожертвования, смертельного риска, но готовность к подвигу во имя Родины, верность присяге всколыхнула сердца солдат.

Рано утром в назначенном пункте форсировать Вислу не удалось: гитлеровцы открыли такой плотный огонь, что не подпустили нас даже к воде. Пришлось в темноте спускаться к реке.…На рассвете пятачок, на котором мы закрепились, скрылся в огне и дыму. Разрывы снарядов и мин слились в единый грохот. А рация доносила с другого берега глуховатый голос командира: «Держитесь любой ценой!»

…После войны Виктор Куделькин преподавал живопись в Казанском художественном училище, которое он возглавил в 1946 году.

Плакат, созданый Байназаром Альменовым Фото: АиФ-Казань/ Александра Дорфман

Не шпион, а художник

В годы войны в редакции татарской газеты «Вперёд на врага!» работал художник Байназар Альменов. Он постоянно выезжал в командировки на передовую. Месяцами находился на первом Прибалтийском фронте или в освобождённой Белоруссии. На передовой, под обстрелом он делал зарисовки для фронтовой газеты. А в короткие минуты отдыха делал наброски солдатского быта. К примеру, зарисовка «Язык» доставлен» отражает состояние пленного немца, его испуг, трусость. Иногда художник рисовал углём, но в основном карандашом.

«Однажды зимним утром отец проснулся, когда на фронте было затишье, — рассказывает Инга Альменова, дочь художника. — Обычно отовсюду слышна стрельба, взрывы, а тут тишина. Решил он пройтись вокруг с альбомом и карандашом, поискать интересные сюжеты для зарисовок. Вскоре увидел в овраге советскую гаубицу, закиданную ветками и припорошённую снегом. Сел на пенёк и начал рисовать. Как раз в это время шёл караул. Увидев подозрительного человека в гражданской одежде с альбомом, караульные схватили его и потащили в землянку. Утром друзья обнаружили, что художник пропал. Бегали, искали, пока кто-то не сказал, что Байназара повязали, как шпиона. В общем вовремя они его вызволили, а то поди докажи, что ты художник, а не шпион!»

«Он рисовал и фронтовые портреты рядовых, офицеров, командиров, — продолжает Инга Альменова. — Многие агитационные плакаты военных лет тоже создал отец. На плакате «Фашизма кровавого сатрапы» Гитлер изображён как хищный паук, который ползёт, прикрываясь бронёй танка. Плакаты «Хлеб фронту» или «Не оставляй!» о том, что в поле нужно беречь каждый колосок. Эти же сюжеты в военные годы печатали и на открытках, конвертах».

В семье Альменовых хранится открытка, которую Байназар прислал своей будущей жене Анне, которая пережила блокаду Ленинграда и эвакуировалась в Казань. Загадочную телеграмму девушка получила от возлюбленного из Москвы. В ней было написано «Анка…», а дальше всё запечатано крестиками. Дело в том, что Байназар написал Анке на татарском языке, а военные цензоры, видимо, не смогли перевести, поэтому решили перестраховаться. А текст-то был безобидный: «Анка мин сине бик бик бик яратам», то есть «Анка я тебя очень очень очень люблю».

В годы ВОВ Байназар Альменов получил медаль «За отвагу». После войны он иллюстрировал книгу Нури Арсланова «Зоя» про Зою Космодемьянскую. Также у него была серия работ «Зверства фашистов», которую он не завершил.

Военный агитационный плакат Байназара Альменова Фото: АиФ-Казань/ Александра Дорфман

Факт

Некоторые художники-фронтовики Татарстана после войны породнились. Так, Лотфулла Фаттахов в 1948 году женился на сестре Хариса Якупова. А сам Харис женился на сестре Байназара Альменова. Их дети посчитали, что в их объединённом роду на сегодня около 20 художников.

Смотрите также:

Кадр, чуть не убивший меня: военные фотографы — спецрепортаж | Репортаж о войне

Адам Фергюсон, Афганистан, 2009

Адам Фергюсон: «Как фотограф, вы чувствуете себя беспомощным. Вокруг медики, сотрудники службы безопасности, люди, которые хорошо работают. Может быть мучительно больно думать, что все, что вы делаете, это фотографируете ». Фотография: Адам Фергюсон / VII Network

Я был одним из первых на месте происшествия. Афганские силы безопасности обычно довольно быстро пресекают подобные теракты террористов-смертников.Мне удалось добраться до эпицентра взрыва. Это была бойня, были тела, из зданий выходило пламя. Я помню, как мне было очень страшно, потому что все еще слышались хлопки, шипение и небольшие взрывы, и здание рушилось. Он был еще очень свежим, и был риск взрыва еще одной бомбы. Это была одна из тех ситуаций, когда нужно отбросить страх и сосредоточиться на работе: следить за ситуацией и задокументировать ее.

Эту женщину вывели из здания и обогнули этот разрушенный угол улицы.Он олицетворял все настроение — эта пожилая женщина оказалась в эпицентре этого нелепого трагического события. Хотел бы я узнать, как сложилась ее жизнь, но как только сцена была заблокирована, я побежал обратно в офис, чтобы подать документы.

Как фотограф, вы чувствуете себя беспомощным. Вокруг медики, сотрудники службы безопасности, люди, которые хорошо работают. Может быть мучительно больно думать, что все, что вы делаете, это фотографируете.

Когда я выиграл награду World Press за эту фотографию, мне стало грустно.Люди поздравляли меня, и было празднование в связи с этой трагедией, которую я запечатлел. Я примирил это, решив, что больше людей увидят историю, когда работа фотографа украшена.

Альваро Ибарра Завала, Конго, ноябрь 2008 г.

Альваро Ибарра Завала: «Спустя годы после того, как я сделал этот снимок, каждый раз, когда я его вижу, мне снова становится страшно». Фото: Альваро Ибарра Завала / Getty

Ситуация была очень напряженной — люди были пьяны и агрессивны. Большую часть времени я был с двумя другими фотографами, но в этот момент я вернулся на дорогу один.Я увидел, как трое солдат курят, играют со своими ружьями, и почувствовал себя в безопасности — не знаю почему. Потом я увидел человека с ножом во рту, выходящего из куста — он держал руку, как трофей. Солдаты начали смеяться и стрелять в воздух. Я не подумал об этом и начал снимать. Он пошел прямо на меня. Люди окружили нас, праздновали. Я подумал: «Не делай ничего сумасшедшего, просто веди себя так, как будто ты часть этой сумасшедшей вечеринки».

Когда я добрался до отеля, я показал другим фотографам.Они сказали: «Вы понимаете, что вас могли убить?» Только тогда я понял, насколько это было опасно. Спустя годы после того, как я сделал этот снимок, каждый раз, когда я его вижу, мне снова становится страшно.

Я действительно ненавижу этот снимок. Это худшее лицо человечества. Я всегда спрашиваю себя: «Почему я делаю эту работу?» И ответ таков: я хочу показать лучшее и худшее лицо человечества. Каждый раз, когда вы вступаете в конфликт, вы видите худшее. Нам нужно увидеть, что мы делаем, чтобы иметь возможность показать будущим поколениям ошибки, которые мы совершаем.Парень с ножом во рту — такой же человек, как и все мы. Важно то, что мы показываем, на что способны люди. День, когда я этого не сделаю с фотографией, — это день, когда я откажусь и открою ресторан.

Линси Аддарио, Ливия, март 2011 г.

Линси Аддарио: «Они заставили нас лечь в грязь, приставили к нам оружие. Мы умоляли сохранить наши жизни ». Фотография: Линси Аддарио / VII Network

Я был в Ливии чуть больше двух недель, снимая мятеж. Такие фотографии, как неопытные повстанцы, по которым стреляют из пулеметов и минометов.15 марта я и еще трое журналистов были схвачены войсками Каддафи. Они заставили нас лечь в грязь, приставили к нам ружья. Мы умоляли сохранить наши жизни. Они начали очень агрессивно нащупывать меня, трогая мою грудь и попу. Затем нас связали, завязали глаза и шесть дней переставляли с места на место.

Первые три дня были очень жестокими — меня несколько раз били кулаком по лицу, хватали без остановки. В тот момент было трудно оправдать, почему я оказался в такой ситуации. Когда похитители оставили нас одних, мы поговорили о том, что будем делать, если выберемся отсюда.Я сказала, что, вероятно, мне придется забеременеть, потому что я заставила своего мужа через многое — меня похитили в Фаллудже в 2004 году, и я была в машине, которая перевернулась за несколько месяцев до нашей свадьбы. Некоторые из нас задумывались, хотим ли мы продолжать освещать конфликты; стоило ли это лишений, через которые мы прошли наши семьи.

Когда мы вышли, я почувствовал себя на удивление хорошо. Мы выжили — когда вы выживаете, эта работа всегда стоит риска. Несколько недель спустя Тим Хетерингтон и Крис Хондрос были убиты в Мисурате, что поставило меня в штопор.Эта работа требует большого мастерства, но во многом это зависит от удачи. Когда умирают друзья, ты задаешься вопросом, стоит ли оно такой цены.

Жоау Силва, Афганистан, октябрь 2010 г.

Жоау Силва: «Когда солдаты утащили меня из зоны поражения, я сделал эти снимки. Когда люди вокруг меня были ранены или убиты, я записывал это. Я должен был продолжать работать ». Фотография: Жоао Силва / The New York Times

Я был в Афганистане в течение месяца, когда наступил на мину. Я был третьим в очереди, и когда я опустил ногу, я услышал металлический щелчок, и меня подбросило в воздух.Я точно знал, что произошло. Когда солдаты утащили меня из зоны поражения, я сделал эти снимки. Когда люди вокруг меня были ранены или убиты, я записывал это. Пришлось продолжать работать. Солдаты кричали на медиков. Я знал, что у меня нет ног, поэтому позвонил жене по спутниковому телефону и сказал ей не волноваться. Боль пришла позже, в реанимации, когда начались инфекции, и пару раз меня чуть не потеряли.

Я провел там достаточно времени, чтобы набрать номер.Я был одним из немногих, кто возвращался в Ирак. Люди думают, что вы делаете это ради адреналина. Реальность — это тяжелая работа и много времени в одиночестве. Перестрелки могут быть захватывающими, я не собираюсь врать, но фотографировать последствия взрыва бомбы, когда мертвый ребенок и мать плачет над трупом, — это не весело. Я вмешиваюсь в самые сокровенные моменты, но заставляю себя делать это, потому что мир должен видеть эти образы. Политики должны знать, как это выглядит, когда вы отправляете мальчиков на войну.Если это по-человечески возможно, если протезирование позволит, я вернусь в зоны конфликта. Я хотел бы быть в Ливии в данный момент, без тени сомнения.

Том Стоддарт, Сараево, 1992

Том Стоддарт: «Сараево было самым опасным местом, где я работал долгое время. Но я мог уйти. Жители города не могли ». Фотография: Том Стоддарт / Getty Images

Я не особо интересуюсь фотографиями военной бомбы; Мне интересно снимать людей, переживших войну.Аллея снайперов, где это было снято, парализовала Сараево. Чтобы попасть с одной стороны на другую, жители должны были пройти через этот перекресток, и сербские снайперы стреляли по ним. Пули звенели все время. Некоторые люди бегали так быстро, как могли; другие нагло ходили, как будто давали два пальца. Многие погибли. Тот, кто говорит, что во время войны не боится, либо лжет, либо дурак. Речь идет о том, чтобы найти способ справиться со страхом — вы должны быть очень спокойными.Вы здесь не для того, чтобы сдвинуться с места; вы там, потому что чувствуете, что ваши фотографии могут иметь значение. Сараево было самым опасным местом, где я работал долгое время. Но я мог уйти. Жители Сараево не смогли. Это было одной из странностей в его освещении — это было так близко к Лондону. Вы можете вернуться в Хитроу через пару часов. Люди проходили мимо с лыжами или уходили на Карибы, и вам хотелось кричать: «Почему вы не понимаете?» Вы становитесь ужасным гостем на ужине.

Грег Маринович, Соуэто, 1990

Грег Маринович: «Нет фотографий», — крикнул кто-то. Я сказал им, что перестану стрелять, если они перестанут его убивать. Они этого не сделали ». Фотография: Грег Маринович / Storytaxi.com

Я был глубоко в Соуэто, когда увидел человека, на которого напали бойцы АНК. За месяц до этого я видел, как парня забили до смерти — мой первый опыт настоящего насилия — и не поколебало чувство вины за то, что я ничего не сделал, чтобы это остановить. «Нет фотографий», — крикнул кто-то. Я сказал им, что перестану стрелять, если они перестанут его убивать.Они этого не сделали. Когда мужчину подожгли, он побежал. Я создавал свой следующий снимок, когда в поле зрения появился человек с обнаженной грудью и вонзил мачете в свой пылающий череп. Я попытался не чувствовать запаха горящей плоти и сделал еще несколько снимков, но терял его и понимал, что толпа может наброситься на меня в любой момент. Когда я уходил, жертва стонала низким ужасным голосом. Я сел в машину и, завернув за угол, начал кричать. Вы не просто журналист или человек, вы — смесь того и другого, и попытаться разделить их сложно.Я часто чувствовал себя виноватым из-за своих картин. Я много лет проработал в Южной Африке, и меня трижды застрелили. Четвертая и последняя травма в Афганистане в 1999 году была не самой тяжелой, но я решил, что хватит. Я искал урегулирования. Девятнадцать месяцев спустя я встретил свою жену.

Гэри Найт, Ирак, апрель 2003 г.

Гэри Найт: «Мой стресс ничто по сравнению с мирными жителями и солдатами. Я все время напоминаю себе об этом. Мне не обязательно быть там — у них нет выбора ». Фотография: Гэри Найт / VII

Это было в начале вторжения.Мы были у моста Дияла, который должны были занять морские пехотинцы, чтобы они могли попасть в Багдад. Они были головным батальоном, которые пошли снести статую Саддама. Оппозиция нас обстреливала. Это было ужасно — и сам обстрел, и его ожидание. Он идет волнами, поэтому вы можете видеть, как он движется в вашем направлении. Один из них взорвался в танке. Если бы он приземлился наверху или на пару футов выше, я бы умер. Ваш инстинкт — похоронить себя, но вы не можете.Вы здесь, чтобы делать работу. Дело в том, чтобы сообщить новости. Если вы продолжите двигаться, вы сможете справиться со страхом. И мой стресс — ничто по сравнению с мирными жителями и солдатами. Я все время напоминаю себе об этом. Мне не обязательно быть там — у них нет выбора.

Я очень много думал о жене и детях, потому что опасность была настолько велика. Вы не можете разделить остаток своей жизни, и я старался не контролировать то, что я думаю о них. Иногда они постоянно были в моей голове, иногда я вообще о них не думал.

Шауль Шварц, Гаити, февраль 2004 г.

Сауль Шварц: «На мне кровь, мозги. Я плакала, дрожала. Я в ужасе побежал к машине. Я был в беспорядке ». Фотография: Шауль Шварц / Getty

Порт-о-Пренс падал. Это был беспорядок с повсеместным грабежом. Группа из нас ушла в порт. Бандиты с автоматами не хотели, чтобы мы были там. Мы огрызнулись с пояса, стараясь не показывать это очевидным. Решили перелезть через стену. Один бандит предложил мне «защиту». Когда мы перепрыгнули через стену, я увидел этого мальчика и подумал: «Вот к чему это привело.«Это было мое первое цифровое задание, и я был поражен, что могу смотреть на свои снимки. Я сделал это на секунду; когда я поднял глаза, все разбежались. Это были только я и бандит. Это было похоже на собаку, которая пахнет страхом. Он начал толкать и угрожать мне. Потом меня окружили. Один из них ударил меня. У меня было несколько долларовых купюр в моих брюках, и я положил туда руку. Они начали терзать меня, драться из-за счетов. Я ждал 30 секунд, начал уходить, потом побежал и перелез через забор, с другой стороны попытался дышать.

Я начал стрелять в одного парня в метре от меня. Он закричал и вытащил дробовик. Я увидел ствол, потом он застрелил человека рядом со мной — на мне кровь, мозги. Я плакала, дрожала. Я в ужасе побежал к машине; Я был в беспорядке. Я люблю Гаити, но каждый раз, проезжая мимо порта, я несу часть этого страха.

Эрик Буве, Чечня, май 1995 г.

«Вы смотрите фильмы, читаете книги, вы можете вообразить все, что угодно. Но когда ты перед чем-то, это не похоже на кино ». Фото: Эрик Буве / VII Network

Это было невыносимо.Две безумные недели и самая невероятная история, которую я когда-либо делал. Я был с российским спецназовцем. Они пытали, убивали и насиловали. Я видел, как они это делали, и не мог их остановить. Кто-то с нормальным телосложением не может этого принять. Я работал на грани.

Это утро после ночи, когда четыре человека погибли и 10 получили ранения. Это был тяжелый бой, и я очень боялся. Я обнаружил мертвого чеченца в четырех метрах от меня, когда проснулся ночью. Вы смотрите фильмы, вы читаете книги, вы можете вообразить все, что угодно.Но когда ты перед чем-то, это не похоже на кино. Мы начали в 60 и вернулись 30 — каждый второй ранен или убит. Мне повезло.

Как только рассвело, сфотографировал. Это первое, что я увидел. Парень с повязкой на голове потерял друзей. Он дрался всю ночь. Мне не жаль, но в то же время они взяли меня с собой и сделали все, чтобы защитить меня. Без них я бы не справился с этой историей. Я был единственным свидетелем. Это очень сложно.

Мадс Ниссен, Ливия, февраль 2011 г.

Мадс Ниссен: «Внезапно этот парень прыгнул на танк. Меня не так интересуют фотографии горящих танков — мне интересны люди. Я хотел запечатлеть чувство освобождения, которое было у всех, и это стало удачей ». Фотография: Мадс Ниссен / Berlingske / Panos Pictures

Я попал в Адждабию вскоре после его падения. Повстанцы только что вошли, и местные жители сходили с ума, стреляя в воздух. Вокруг валялись тела солдат, поддерживающих Каддафи, и начинало вонять, когда солнце поднималось выше.Огонь из танка был невероятно сильным, и я боялся, что он может взорваться в любой момент. Вдруг этот парень на нее ухватился. Меня не так интересуют фотографии горящих танков — мне интересны люди. Я хотел запечатлеть чувство освобождения, которое было у всех, и внезапно это стало удачей. Я подошел как можно ближе, в нескольких метрах, и начал стрелять, считая до пяти в голове. Потом я вышел. Я видел в морге разорванные трупы и не хотел так кончать.Я рискнул — пришлось; вот почему я был там, чтобы рассказать эту историю — но я удостоверился, что я не слишком жадный.

Адам Дин, Пакистан, декабрь 2007 г.

Адам Дин: «Я никогда раньше не видел мертвого тела. Это было почти как испытание, чтобы проверить, есть ли у меня то, что мне нужно для этой работы ». Фотография: Адам Дин / Panos Pictures

Я был очень новичком, когда сделал это. Я только что закончил магистратуру по фотожурналистике и решил поехать в Пакистан, чтобы освещать выборы. Два месяца назад на Бхутто было совершено покушение, так что определенная степень риска уже существовала.

Я был примерно в 15 метрах, фотографируя Бхутто, когда произошла очередь, за которой последовал взрыв. У меня было мгновенное решение рискнуть вторичным взрывом (как это случилось в октябре) или начать бежать с толпой. Я был в панике, пытаясь подавить желание уйти. Я никогда раньше не видел мертвого тела. Это было почти как тест, чтобы проверить, есть ли у меня то, что мне нужно для этой работы.

По мере приближения к последствиям взрыва бомбы я изо всех сил пытался прийти в себя. Я был напуган и тошнотворен, но все время говорил себе просто сконцентрироваться и сделать это, чтобы я мог уйти.Я знал, что мне нужно кадрировать фотографии, чтобы они не были слишком графичными. Эпицентром взрыва была груда из дюжины обугленных, искалеченных тел без конечностей в лужах крови. Это был один из случаев, когда я подвергался наибольшей опасности, но были времена в Афганистане, когда я чувствовал себя более напуганным. Все закончилось за секунды, но перестрелка может продолжаться часами. Однако настоящее беспокойство вызывают самодельные взрывные устройства — когда вы отправляетесь в патрулирование, каждый шаг может оказаться для вас последним. Мне 33 года, и я не уверен, что хотел бы оказаться в таких рискованных ситуациях, когда стану старше и, возможно, у меня будут другие люди.

Джон Д. МакХью, Афганистан, май 2007 г.

Джон Д. Макхью: «Мы бежали за Хамви … к тому моменту я уже согласился, что меня собираются выстрелить — в воздухе было так много пуль, что это звучало как выстрел. рой пчел ». Фотография: Джон Д. МакХью / Getty Images

Это последний снимок, который я сделал до того, как меня застрелили. Я был прикован к американским войскам в Нуристане в течение пяти недель, когда мы пошли на помощь подразделению, которое попало в засаду неподалеку. На дороге были тела мертвых и умирающих. Талибан начал нас обстреливать с гор.Я прыгнул за скалу. Я слышал, как в него попадают пули, и думал: «О, черт, черт возьми».

Мы бежали за Хаммером, но теперь по нам стреляли с обеих сторон. К тому моменту я уже согласился, что меня застрелят. В воздухе было так много пуль, что это походило на рой пчел. Они нас прижали, а снайпер убивал людей одного за другим.

Пуля прошла мне через ребра и вышла из нижней части спины. Было такое чувство, будто меня ударили кулаком. Я упал на колени, но сумел залезть за другой камень.Входная рана была размером с пенни; выход больше моей ладони. Боль была невыносимой. Я был уверен, что умру, и злился на себя. Тогда я начал беспокоиться, что могу выжить, но меня парализовало. Может, мне лучше умереть? Мой разум переориентировался, и я подумал: «Нет, к черту!»

Прошло 25 минут, прежде чем кто-либо смог добраться до меня. Мои камеры были на земле, и когда они схватили меня, мне пришлось наклониться и поднять их. Когда мы добрались до местной базы, медик сказал: «Черт, я вижу тебя насквозь.»Как только я знал, что выздоровею, я сказал своей девушке, что собираюсь вернуться. Работа, которую я делаю, важна, и, если бы я этого не сделал, это означало бы, что я никогда не осознавал бы риски во-первых.

Я люблю свою работу, но выстрел заставил меня задуматься о жизни за пределами работы. Два месяца спустя я сделал предложение своей девушке, и в прошлом году у нас родился ребенок.

Марко ди Лауро, Ирак, ноябрь 2004 г.

Марко Ди Лауро: «Мне сейчас 40, и многое изменилось в рисках, на которые я готов пойти.Когда ты моложе, ты бессмертен ». Фотография: Марко Ди Лауро / Getty Images

Эта фотография была самым опасным моментом в моей карьере. Я был с двумя морскими пехотинцами, пытаясь проникнуть в этот дом. Первый морской пехотинец выбил дверь, и парень, которого вы видите на изображении, бросил в него гранату — пыль от взрыва. Меня спасло то, что я был за стеной сбоку от входной двери. Второй морпех вошел в комнату и застрелил иракца. Я был третьим человеком в комнате и сделал этот снимок.

Я начал, когда мне было 28 лет. Сейчас мне 40, и многое изменилось в рисках, на которые я готов пойти. Когда ты моложе, ты бессмертен. Через три дня после начала моего первого задания я фотографировал между двумя рядами людей, стреляющих друг в друга в Косово. Теперь я больше напуган, больше осознаю риски. Я потерял много друзей и коллег — двоих из них совсем недавно. Я продолжу выполнять свою работу, но буду осторожнее.

Джон Стэнмейер, Восточный Тимор, август 1999 г.

Джон Стэнмейер: «Военные направили на него оружие, и когда она побежала, они схватили его и пнули ногой.Несколько мгновений спустя он лежал в 20-футовой струе крови. Впоследствии военные были очень недовольны фотографиями ». Фотография: Джон Стэнмейер / VII

Между протиморским Айтараком и индонезийским ополчением происходили многочисленные перестрелки, поэтому я просто сбежал. Пуля прошла прямо у уха, растрепав мои волосы. Судьба наклонила голову вправо, иначе меня бы сегодня здесь не было.

Через несколько минут после того, как меня чуть не убили, я наткнулся на сторонника независимости Восточного Тимора Хоакима Бернардино Гутерриша.Военные направили на него оружие, и когда он побежал, они схватили его и пнули ногой. Несколько мгновений спустя он лежал в 20-футовой струе крови. Впоследствии военные были очень недовольны фотографиями.

Я не думаю о риске для себя, как, наверное, следовало бы. Когда я был в Афганистане, у моей жены случился выкидыш, и она приравняла это к моему отсутствию. Это было довольно ужасно, но она писатель и понимает, почему я это делаю. Мы вместе были в Судане, попали в засаду, попадали во множество безумных ситуаций.

Эшли Гилбертсон, Ирак, 2004

Эшли Гилбертсон: «Иногда смотришь на изображения войны, и они похожи на видение голливудского продюсера того, как должна выглядеть война. Очень мало фотографий, на которых можно почувствовать, насколько это ужасно, насколько отчаянно и срочно ». Фотография: Эшли Гилбертсон / VII Network

Это был один из самых сильных переживаний, которые у меня когда-либо были. Я был с головным отрядом морской пехоты, и мы получили тройную засаду от повстанцев. Я просто перебежал улицу с 40 морскими пехотинцами, чтобы укрыться в исламском культурном центре, и пули пролетели мимо моего лица.Я подумал, что если я сейчас умру, то с таким же успехом могу работать. Я был в таком шоке. Это был тревожный сигнал к тому, насколько жестоким это будет.

Парень на фото кричит: «Не фотографируйте меня!» Иногда вы смотрите на изображения войны, и они похожи на видение голливудского продюсера того, как должна выглядеть война. Очень мало фотографий, на которых можно почувствовать, насколько это чертовски ужасно, насколько это отчаянно и срочно. Мне нравится, что это не чистая картина, что она плохо скомпонована, и вы не видите всего, что происходит.Это его часть. Это так грязно. Я ближе всего подошел к изображению хаоса битвы.

Рон Хавив, Босния, 1992

Рон Хавив: «Меня трясло, когда я сделал снимок. Никто из них не смотрел на меня, поэтому я поднял камеру, просто пытаясь поймать их в кадре. Когда я положил его, они посмотрели. Они не знали, что я фотографировал ». Фотография: Рон Хавив / VII

Это люди сербского военачальника Аркана. Они только что казнили этих мусульманских гражданских лиц — мясника, его жену и невестку; начало так называемой этнической чистки.

Я сфотографировал Аркана с тигренком, который ему понравился, и он согласился, чтобы я путешествовал с его войсками, чтобы сфотографировать его «миссию». Солдаты кричали мне, чтобы я не стрелял, но я пообещал себе, что выйду из этого с изображением, чтобы доказать, что происходит.

Меня трясло, когда я сделал этот снимок. Никто из них не смотрел на меня, поэтому я поднял камеру, просто пытаясь поймать их в кадре. Когда я положил его, они посмотрели. Они не знали, что я фотографировал.

Позже Аркан поймал меня на съемке очередной казни и сказал, что обработает мою пленку и оставит те, которые ему не нравятся. Днем я спрятал пленку в кармане и решил, что если я буду достаточно сильно бороться за пленку в своей камере, он не станет меня обыскивать.

Когда фотографии были опубликованы вскоре после этого, Аркан сказал в интервью: «Я с нетерпением жду того дня, когда я смогу выпить его кровь». Он внес меня в список смертников, и следующие восемь лет я провел, пытаясь его избежать.В конце концов, эти изображения были использованы для предъявления ему обвинения в Гааге.

Джули Джейкобсон, Афганистан, август 2009 г.

Джули Джейкобсон: «Основное правило СМИ заключалось в том, что нельзя фотографировать военнослужащих так, чтобы их можно было идентифицировать… Принятие этого решения было публичным актом. У меня много зениток. Фотография: Джули Джейкобсон / AP

Мы прятались от огня талибов, когда произошел этот взрыв. После этого я увидел [младшего капрала Джошуа М.] Бернарда — одна его нога была оторвана, а другая едва была там.Он получил прямое попадание из РПГ [реактивной гранаты]. Основное правило СМИ заключалось в том, что нельзя фотографировать военнослужащих так, чтобы их можно было опознать, но я мог видеть, как Бернард протянул руку к своему оружию, а его лицо было обращено ко мне. Так что я снял девять кадров за две с половиной минуты.

Принятие этого решения было публичным актом. У меня много зениток. Позднее Бернард умер, и люди говорили, что я не принижал его достоинства, что я должен был ему помочь. Но я не мог ему помочь.Для меня повернуться спиной — это неуважительно.

Ами Витале, Газа, октябрь 2000 г.

Ами Витале: «Я была в ужасе и думала:« Вот и все, я умру ». Вдруг я понял толпу. Нет никаких мыслей, только страсть ». Фотография: Ами Витале / Panos Pictures

Я снимал похороны и, проведя большую часть дня с женщинами, пошел посмотреть, как забирают тело. Мужчина в процессии начал кричать: «Агент ЦРУ» и указывать на меня. Меня окружали сотни разъяренных мужчин, которые кричали мне в лицо, хватали меня.Я был в ужасе и подумал: «Вот и все. Я умру». Вдруг я понял толпу. Нет никаких мыслей, только страсть.

Женщина, с которой я провел день, сумела утащить меня. Вернувшись домой, я сидел, плакал и плакал — она ​​спасла мне жизнь. Я остался в Палестине, но после этого был намного осторожнее; были с тех пор. Этот момент изменил мою точку зрения. Никакая картинка того не стоит.

Насколько сильно изображения войны влияют на общественное мнение?

Дэвида Д.Перлмуттер

Г-н Перлмуттер — адъюнкт-профессор школы массовых коммуникаций Мэншип при Университете штата Луизиана и старший научный сотрудник Центра Рейли по связям с общественностью и СМИ. Его книги включают «Фотожурналистика и внешняя политика» (Praeger, 1998) и «Видения войны» (St.Martin’s, 2001).

Новостные фотографии могут стать проблемой для современных государственных деятелей. Как министр обороны Дональд Рамсфелд посетовал Конгресс в мае 2004 года: «Мы работаем с ограничения мирного времени, с требованиями закона, в ситуации военного времени в информационный век, когда люди бегают с цифровыми фотоаппаратами и снимают эти невероятные фотографии, а затем выдать их против закона СМИ, к нашему удивлению, когда они даже не прибыли в Пентагон.«

Это древние проблемы. В« Республике Платона »философ утверждал, что большинству художников следует запретить пребывание в идеальном состоянии, потому что они расстраивают публику мнение с «эмоциональными» образами, которые «слишком легко обмануть чувства, путают реальность с ложью ». Сегодня современные технологии позволяют любому с цифровой камерой и подключением к Интернету для загрузки изображения для глобального просмотра. «Прямой эфир с нуля», круглосуточный характер новостей сжимает старые новостной цикл, в котором редакторы обычно имели хотя бы день, чтобы обдумать, что «пригодный для печати» или воздух.

Несколько из тысяч новостных картинок, которые появляются в печати, во время трансляций. и телетрансляции, и в Интернете каждый день становятся иконами фотожурналистики: «Морские пехотинцы поднимает флаг в Иводзиме »,« Сайгон стреляет во время наступления Тет », «Человек, стоящий против танков у площади Тяньаньмэнь», «Оскверненный» тела американских солдат в Могадишо «или» Свержение Саддама статуя. «Эти» большие картины «, как я их называю, утверждал, что управляет общественным мнением, опрокидывает правительственные повестки дня, проводит политику силы, и творите историю.

Возьмем один пример: в My American Journey , государственный секретарь Колин Пауэлл объяснил причины, по которым он посоветовал положить конец боевым действиям в 1991 г. Война в Персидском заливе. Саддам приказал своим войскам уйти из Кувейта, и их побег Маршрут из Кувейта превратился в тир для американских летчиков. Репортеры стали называть эту дорогу «Шоссе смерти». «Телевидение освещение, — писал Пауэлл, — начинало создавать впечатление, будто мы убивали ради убоя.»Трудно представить себе такой обоснование, преследующее генералов Вашингтона, Шермана или Паттона, которые вели войну перед CNN. Сегодня политика, которая не выглядит «хорошо», может оказаться неустойчивой.

В случае с «Шоссе смерти» внешность была обманчива. Послевоенные исследования показали, что большинство обломков дороги в Басре были разрушены. оставленный иракцами до обстрела, и что фактические потери противника были низкий. Кроме того, опросы общественного мнения показали, что американская поддержка войны в основном не затронуты изображениями.(Общественное мнение арабов и мусульман было, конечно, еще одним вопрос, который мог быть справедливо обеспокоен Пауэллом.)

Основные графические различия между войной в Ираке 2003 года и Персидским заливом 1991 года Война была сосредоточена на вопросе контроля. Большинство американских военных планировщиков 1991 года были поколения вьетнамцев; некоторые воевали там. Ограничения на прессу были тугими в 1991 году, и американцы видели в основном фотографии, предоставленные МО. Но правительственные планировщики понимали, что СМИ нуждаются в сильных визуальные и распространяемые изображения ракет «Патриот», взлетающих в воздух, бомбы с лазерным наведением, разрушающие мосты, и другие замечательные изображения технической войны.Только после конфликта мы узнали, что многие из этих изображений не отображались. то, что нам сказали, происходило. Например, в отношении изображений «разоблачения судоходства» собственное обследование ВВС США в ходе войны в Персидском заливе заключило, что невозможно подтвердить фактическое уничтожение каких-либо иракских мобильных пусковых установок Самолеты коалиции ».

К 2003 году коммуникационные технологии улучшились до такой степени, что отдельные лица журналисты могли легко подключиться к спутникам, чтобы отправлять отчеты о вторжении Ирака, а встроенные журналисты могли подавать отчеты, сопровождаемые поразительными отснятый материал.Но когда режим пал и началось повстанческое движение, у Министерства обороны не было контр-изображений. предложить против безжалостных сцен сжигания американских автомобилей и курения Иракские постройки. Современные телевизионные новости не нашли ничего достойного освещения в больших часть Ирака, где идет реконструкция. Это универсальный принцип из новостей: одна взорванная гостиница достойна фото, чем сотня отстроенных школ. Таким образом, современные политики должны предоставлять изображения для поддержки политики, а не просто раздражайте «негативное» освещение.Нам нужна руководящая теория имиджа стратегии, которые политики должны рассмотреть, прежде чем делать какие-либо предположения относительно эффект любого данного культового изображения.

СРЕДСТВО И СООБЩЕНИЕ

Массовая визуальная пропаганда, как мы ее знаем, зародилась в двадцатом веке, когда Новые технологии позволили создать миллионы любых изображений. Методы массового убеждения, будь то на службе коммунизма, нацизма или потребительского капитализм, умноженный.Люди в глобальной электронной деревне получали почти вся их информация друг о друге из опосредованных слов и новостей образы, а не личный опыт.

За последние два десятилетия произошло расширение того, что мы определяем как » СМИ «. Молодежь особенно узнает новости из разрозненной солянки. таких источников, как Мэтт Драдж, блоги, электронные письма друзей, «The Daily Show», и Джей Лено. Мейнстримные новости все еще существуют, но у них есть тысячи конкурентов-оводов.С развитием цифровой фотографии любую сцену можно подделать или изменить. через программное обеспечение для цифрового редактирования. Многие такие сфальсифицированные выстрелы теперь пролетают сквозь Интернет, а некоторые даже прорвались в традиционные СМИ. Безусловно, Интернет / диджитал Джина нельзя вернуть в бутылку. Но взаимодействие картинок и публики дела можно лучше понять.

САЙГОН, 1968: КАРТИНА, ПОТЕРЯННАЯ ВОЙНЕ?

В феврале 1968 года у буддийского храма в Сайгоне бригадный генерал Нгуен Нгок Лоан, начальник национальной полиции Южного Вьетнама, застрелил вьетконговца подозревать.»Это был небольшой эпизод насилия среди Тетского наступления нападения нерегулярных войск Вьетконга, но ряд западных телевизионных групп и присутствовало еще несколько фотографов. Один, Эдди Адамс из AP, случился сфотографировать его в момент расстрела заключенного; съемочная группа NBC захватил последствия. В течение 24 часов фотография Адамса появилась в журналах. и газеты по всему миру.

Фильм NBC был показан на следующий вечер в репортаже Хантли-Бринкли по адресу 20 миллион зрителей.Казнь в Сайгоне кажется классическим случаем мощного имиджа это повлияло на общественное мнение и принятие решений правительством. Сотни политиков, репортеры, редакторы и ученые утверждали, что «это была картина проиграл войну «или» это была картина, которая заставила американцев общественность против войны ».

Но так ли? Американское общественное мнение в конце концов отвернулось от продолжения война во Вьетнаме, и после Тета ни один президент не обещал «победу» там только мир с минимальными потерями и конфузом.Тем не менее, поддержка Война фактически поднялась во время Тета. Оппозиция поднялась только после этого, и большинство американцев противников войны были в первую очередь озабочены потерями американцев и бесконечная длина конфликта. Публику, похоже, не смутила фотография из Сайгона. NBC получил всего 90 комментариев о кадрах казни, наиболее возражающие на его трансляцию в обеденный перерыв. Многие Американцы считали, что подозреваемый во Вьетконге «получил по заслугам.»

Такой ответ (или его отсутствие) не был необоснованным. Можно ли ожидать, что американец зрители в 1968 году сильно беспокоились о судьбе одного из врагов? Опрос во время войны показал, что большинство населения испытывало негативные чувства. в сторону Северного Вьетнама и Вьетконга. Итак, пока некоторые в правительстве запаниковали к знаменитости фото-иконы американская публика не была ни иррациональной, ни эмоциональна в своей реакции.

Из этого мы извлекаем основной урок управления государством.Как однажды заметил Джордж Гэллап, «Бездействие вредит президенту больше всего на свете». Кризис в внешняя политика обычно сопровождается сплоченным подъемом общественного мнения для главкома. Но гребень поддержки длится, только если командир затем ведет эффективно. Во время тет, президент Джонсон — в депрессии, сталкивается с критикой изнутри администрации и неуверенный в своем собственном курсе — в основном отсутствовал Публичная сфера.Таким образом, картина казни в Сайгоне мало кого изменила; отказ лидерство было более мощным катализатором международных отношений.

ТЯНАНЬМЕНЬ, 1989: ЧЕЛОВЕК ПРОТИВ ТАНКОВ

Весной 1989 года начались студенческие демонстрации в Китайской Народной Республике. получить насыщенное внимание СМИ. События на площади Тяньаньмэнь в Пекине стал центром внимания новостных камер. Мировая публика стала свидетелем саги протеста, голодовки, противостояние с чиновниками, возведение «Богини демократии «, разгром китайского правительства 4 июня и репрессии, чтобы следовать.

Фотография, символизирующая все движение весны на площади Тяньаньмэнь, была сделана. в нескольких кварталах от площади, и там не было насилия, которое подавили протесты. Колонна танков китайской армии с грохотом прошла по бульвару Восточный Чанган, чуть ниже. туристический отель, в который перебралось большинство иностранных журналистов. Молодой человек шагнул впереди ведущего танка. Колонна танков остановилась, и мужчина крикнул: «Почему ты здесь?. . Вы ничего не сделали, кроме несчастья. Из-за тебя в моем городе царит хаос «. Возникла патовая ситуация, когда мужчина отказался сдвинуться с места и танки не раздавил его и не маневрировал. Ну наконец то, прохожие убедили мужчину уйти и увезли его. Его судьба не подтверждена и по сей день.

В отличие от Сайгонской стрельбы, «Человек против танков» нарисовал универсал. знаменитость и восхищение этим подвигом. Time журнал, позже названный дерзкий пешеход входит в топ-20 революционеров и лидеров двадцатое столетие.Президент Джордж Буш сказал, что стойкость этого человека а «сдержанность» танкистов убедила его, что «силы демократии преодолеют эти печальные события ».

Пятнадцать лет спустя мы можем спросить, действительно ли картина изменила геополитический ландшафт. В краткосрочной перспективе пострадала торговля, а военные обмены в среднесрочной перспективе. Но Вашингтон не смог разорвать отношения с Китаем навсегда, и Пекин знал это.Китайские продукты по-прежнему распространены в Америке. дома. Плохое отношение к Пекину также не повлияло на поведение США при голосовании. Действительно, Опрос, проведенный вскоре после инцидента, показал, что 92 процента респондентов поддержали приостановку военных продаж, 54% оценили ответ президента на Тяньаньмэнь как «почти правильно». Урок: иногда риторический реакция на значок новости — это все, что требуется от политических лидеров, когда «кризис», кажется, идет на убыль, и влияние на американцев невелико.

СОМАЛИ, 1992-93: ВХОДНЫЕ ЗНАЧКИ VS. ЗНАЧКИ ВЫХОДА

4 декабря 1992 года, когда президент Джордж Буш объявил, что американский По его словам, в Сомали будут отправлены войска для оказания помощи ООН в оказании помощи. Американец видел шокирующие кадры из Сомали. Народ Сомали, особенно детям Сомали нужна наша помощь «. Связь между картинками и действие казалось прямым. Пресс-секретарь Буша Марлин Фицуотер, позже утверждал, что «телевидение опрокинуло нас.»

Через год другие картинки, как принято считать,» загнали «американцев. из Сомали. Они показали последствия битвы за Могадишо, набег намеревался захватить военачальника генерала Мохамеда Фараха Айдида. Американская публика видели, как сомалийцы оскверняли и таскали по улицам тела американцев. солдат, а также избитое лицо другого солдата на видео, сделанном его похитителями. Белый дом заверил общественность, что президент Клинтон «находит тех фотографии предосудительны, и он хочет убедиться, что с этим что-то сделано.» В конце концов его администрация объявила о выводе войск из Сомали.

Вмешательство и выезд из Сомали часто упоминаются как случаи вождения значков. общественное мнение и государственная политика. Конечно, зрителям сказали, что это важный вопрос. «Сегодня ночью,» Джейн Поли объявила в начале репортажа: «Сомали переехала в первенство глобальной повестки дня «. Тем не менее, повестка дня двигалась в этом направлении. в любом случае. Многие группы помощи и ООН начали операции до того, как U.С. вмешательство, и президент осознал кризис. Но мир раньше видел так много изображений голодающих африканских детей, что они стали универсальными: почти в Военный ответ не рассматривался ни в одном случае. Оглядываясь назад, это совсем не так. ясно, что изображения голода в Сомали стимулировали вмешательство.

Точно так же миссия уже была непопулярной к сентябрю 1993 года, и немногие американцы обращал внимание на Сомали до битвы за Могадишо; следовательно шок от образов поражения и унижения.Как и во Вьетнаме, основная проблема американской публики был американский солдат. Общественность хотела сильного ответом на мощные образы, и Клинтон, в отличие от Джонсона, подчинился. Действительно, данные опроса показывают, что если бы он использовал изображения для иллюстрации противоположная стратегия — новое военное обязательство отомстить упал — публика поддержала бы его так же, как сильно.

ИРАК: ВОСХОД ГИПЕРИКОНА?

Новые неизгладимые образы мировых событий можно было бы назвать гипериконами.Они привлекают мимолетное внимание, а затем быстро заменяются новыми значками. С 11 сентября ряд фотографий получили насыщенное освещение, из-за захвата Саддама в своем бункере через заложников в оранжевых комбинезонах. Опять же, какая у них сила имеют?

В марте 2004 г. иракские повстанцы убили четырех американских гражданских подрядчиков в Фаллуджа. Затем гражданская толпа избивала трупы, таскала их по улицам, и подвесил два с моста. Такие фотографии, как «Иракцы избивают обгоревшие трупы обувь и настроение «появились на веб-сайтах.Основные СМИ, обеспокоенные вовлеченных чувствительности, показывали изображения меньшего насилия или обрезали или отредактировал фотографии в цифровом виде. Билл Шайн из Fox TV отметил, что Fox нашла кадры «слишком графичен по своей природе, чтобы показаться нам в эфире», но Ричард Тапскотт из в реестре Де-Мойна № говорится, что в то время как эта газета работала, «Подрядчики висит на мосту »достаточно подробно, чтобы можно было видеть тела, он намеренно поместил его на внутреннюю страницу, напечатал в черно-белом цвете.

В апреле 2003 года 40-футовая бронзовая статуя Саддама Хусейна в Фирдосе Багдада. Площадь снесена. Фотографии событий, показанные на средних снимках, сделанных толпа выглядела больше, чем была на самом деле, были выставлены по всему миру. «Если Это не символизм, я не знаю, что это », — заявила Кэти Курик на канале NBC. Госсекретарь Рамсфелд заявил, что «иракский народ идет полным ходом. к свободе ». Но падение статуи было, по сути, фотооперацией U.С. военные, участники были приглашены, а территория закрыта.

В апреле 2004 года служащий гражданской фирмы, работающей на Министерство обороны, взял несколько цифровые фотографии внутри грузового самолета, припаркованного в международном аэропорту Кувейта. Один был из более чем 20 гробов убитых американских военнослужащих, задрапированных флагами. в Ираке. Работник отправил фотографию другу в Сиэтл по электронной почте, и он показал это к Сиэтл Таймс, , который поместил его в рассказ о военных жертвах.С 1991 г. эта практика запрещена Министерством обороны, но только с 2003 г. политика строго соблюдалась. Другие СМИ подхватили картинку, и дополнительные Начали появляться фотографии гробов — некоторые подделки, некоторые с ошибками. Полемика последовало: политика Министерства обороны США не позволяла американскому народу увидеть последствия? войны? А как насчет права семей на неприкосновенность частной жизни? Что должна видеть публика война?

Опять же, политический эффект таких изображений зависит от действий лидерство.Фотографии, подобные тем, что были сделаны в Фаллудже, вызвали кризис в зарубежных странах. политика, как и аналогичные снимки из Сомали. Однако президент Буш ответил только пообещав «держаться курса», а затем администрация действия укрепили восприятие его нерешительности. В то время американская военные находились за пределами Фаллуджи, где находились несколько тысяч повстанцев. закрепился. Генерал морской пехоты сказал повстанцам, что у них есть «дни, а не недели» разоружить.Но операция была остановлена, чтобы возобновить ее только до конца год.

Американская общественность исторически была готова «держаться курса» маршировать в Берлин или прыгать по островам в Токио, но не смотреть, как умирают его солдаты каждый день в войне с повстанцами. Следовательно, ни одна картина, согласно опросам, не шокировала общественное мнение, но скорее, поддержка войны со временем уменьшилась. Примечательно, что во время пересдачи Фаллуджи неуклонное снижение общественной поддержки вооруженных сил временно прекратилось.

ИЗОБРАЖЕНИЯ И ПОЛИТИКИ

Приведенные выше случаи предполагают, во-первых, что если политики не предпримут действий фотографии, то журналисты будут искать их самостоятельно. Политики должны поэтому ожидайте изображений, которые политика вызовет столько, сколько они ожидают его материальные эффекты. У администрации не было плана относительно «имиджа» после вторжения. поле битвы в Ираке. Хуже того, он представил мало значительных визуальных доказательств. о военных преступлениях и преступлениях против человечности баасистского режима Саддама.Мы есть фотографии трупов маленьких девочек, все еще сжимающих свои тряпичные куклы после того, как его убили и бросили в братские могилы. Это только изредка появились в СМИ. Почему департаменты не предпринимали постоянных усилий по рекламе обороны и государства, чтобы «показать» миру — особенно мусульманским нациям — ужасы режима Саддама? С точки зрения визуального убеждения отсутствие какой-либо такой кампании составляет зрелищный провал пропаганды.

Государственный департамент и министерство обороны также не спешили реагировать на негативные «иконы» из Ирака, не ожидавшие неожиданного. Демократические правительства не может подвергать цензуре изображения очень долго. Сенсационные изображения могут обойти традиционные СМИ и предстанут перед мировой аудиторией практически в реальном времени; ответы политики должны быть столь же быстрыми и прямыми, но также и взвешенными. Это возможно только в том случае, если «имиджевые» сценарии максимально продуманы. и продуманы как варианты поля боя и случайные исходы.

Наконец, американская публика не слишком эмоциональна или иррациональна в его реакция на изображения. Однако общественность будет обеспокоена судьбой об американцах и о том, что Америка делает в мире; директивным органам следует оценить что публика будет искать на данной картинке и какова ее вероятная реакция будет. Картины не «управляют» иностранными делами, если только политики позволь им. Снова и снова решительное руководство было лучшим ответом на любое возмущение, которое может вызвать культовый образ: тем не менее, современный мир СМИ может пересмотрели то, что мы подразумеваем под «провидцем» лидерство.

__________________

Это эссе представляет собой сокращенную версию статьи, которая публикуется зимой. Опубликован выпуск Orbis , ежеквартального журнала мировых событий, 2005 г. Институтом исследований внешней политики (FPRI).

Фотография и статьи о Гражданской войне

Сэм Кули, фотограф (Библиотека Конгресса)

Хотя существуют фотографии более ранних конфликтов, Гражданская война в США считается первым крупным конфликтом, который был широко сфотографирован.Не только бесстрашные фотографы выходили на поля сражений, но и эти самые изображения затем широко выставлялись и продавались во все больших количествах по всей стране.

Фотографы, такие как Мэтью Брэди, Александр Гарднер и Тимоти О’Салливан, нашли восторженную публику своими изображениями, поскольку интересы Америки были подогнаны шокирующе реалистичной средой. Впервые в истории жители тыла могли наблюдать настоящую бойню на далеких полях сражений. Фотографии Гражданской войны лишили большую часть романтики войны викторианской эпохи.

Фотография во время гражданской войны, особенно для тех, кто выезжал на поля сражений со своими фотоаппаратами, была трудным и трудоемким процессом. Фотографам приходилось возить все свое тяжелое оборудование, включая фотолабораторию, на фургоне. Они также должны были быть готовы обрабатывать громоздкие светочувствительные изображения в тесных вагонах.

Сегодня снимки делаются и хранятся в цифровом виде, но в 1861 году новейшей технологией стала фотография с мокрой пластины — процесс, при котором изображение фиксируется на кусках листового стекла с химическим покрытием.Это был сложный процесс, выполненный исключительно профессионалами в области фотографии.

Фотоаппараты во время Гражданской войны были громоздкими и трудно маневренными. Все химические вещества, используемые в процессе, приходилось смешивать вручную, включая смесь под названием коллодий. Коллодий состоит из нескольких типов опасных химических веществ, включая этиловый эфир и уксусную или серную кислоту.

Фотограф начал процесс фотографирования с установки и фокусировки камеры. Затем он смешал коллодий для подготовки к процессу мокрой тарелки.

Разработка демонстрации стеклянных изображений с Центром фотографии гражданской войны. Гарри Адельман

Фотографический процесс с мокрой пластины:

— Во-первых, пластинку покрыли коллодием, чтобы сделать его чувствительным к свету.

— Затем в темной комнате пластину погружали в нитрат серебра, помещали в светонепроницаемый контейнер и вставляли в камеру.

— Затем колпачок с камеры снимали на две-три секунды, выставляли на свет и отпечатывали изображение на пластине.

— Заменив колпачок, фотограф немедленно отнес пластину, все еще находящуюся в светонепроницаемом контейнере, в свою темную комнату, где проявил ее в растворе пирогалловой кислоты.

— После мытья и сушки пластины водой фотограф покрыл ее лаком для защиты поверхности.

— В ходе этого процесса был получен негативный лист на стекле.После изготовления зеркального негатива изображение можно было распечатать на бумаге и закрепить.

Stereo View, Петербург, Вирджиния. Библиотека Конгресса

В то время как фотография 1860-х годов могла бы казаться примитивной по современным технологическим стандартам, многие из известных фотографов времен Гражданской войны того времени создавали сложные трехмерные изображения или «стереопаноры». Эти стереофонические изображения оказались чрезвычайно популярными среди американцев и очень эффективным средством отображения реалистичных изображений.

Для создания стереофонического изображения использовалась камера с двумя объективами для захвата одного и того же изображения с двух отдельных линз, почти так же, как два человеческих глаза фиксируют одно и то же изображение под немного разными углами на голове. Изображения были проявлены с использованием того же процесса мокрой пластины, но стереоскопическая фотография позволила получить два одинаковых изображения на одной пластине.

После обработки фотограф помещал два стереоизображения на карту просмотра — стереограф или карту стереовидения.Эти карточки стереовизуального изображения затем можно было легко вставить в широко доступные средства просмотра, создавая трехмерное изображение.

Благодаря этим достижениям в области фотографических технологий Гражданская война стала поистине переломным моментом в истории фотографии. Знаменитые фотографии Гражданской войны в США не только напрямую повлияют на то, как война будет рассматриваться из тыла, но также вдохновят будущих боевых фотографов, которые возьмут свои камеры в окопы Фландрии, черные пески Иводзимы, дымящиеся джунгли Вьетнама и пустыни Афганистана.

Stereo View, Петербург, Вирджиния.

Национальный день домашних животных: 12 удивительных боевых животных в истории — в фотографиях


1

, апрель 1918 года: военнослужащие женской сухопутной армии кормят ягнят во время марша по Лондону.

(Фото Агентства актуальной прессы / Getty Images)

2

c1925: Звезда фильмов о животных Рин Тин Тин (1918–1932 гг.), Которую американский солдат спас из немецкой траншеи во время Первой мировой войны, впоследствии снялся в многочисленных немых фильмах

(Фото Hulton Archive / Getty Images)

3

c1944: Ветеринарный врач ухаживает за собакой на улице после того, как повреждение от бомбы военного времени вынудило его закрыть свои помещения

(Фото Фреда Морли / Fox Photos / Getty Images)

4

15 августа 2011 г .: Специалист армии США отдыхает с Дасти, бельгийцем Малинуа в звании сержанта, на аэродроме в Афганистане после миссии

.

(Фото ROMEO GACAD / AFP / Getty Images)

5

c1918: Солдат с Нэнси, талисманом спрингбока 4-го южноафриканского полка во время Первой мировой войны

(Фото 2-го лейтенанта Т.К. Эйткена / IWM через Getty Images)

6

c1944: Неизвестный мужчина читает и курит сигарету на палубе подводной лодки, а талисман корабля — собака — лежит рядом с ним

(Фото Interim Archives / Getty Images)

7

c1945: Капитан Кайгер из Службы голубей британской армии держит почтового голубя с капсулой для сообщений

(Фото Агентства актуальной прессы / Архив Халтона / Getty Images)

8

c1914–1918: Немецкие солдаты и их собаки в противогазах во время Первой мировой войны

(Фото Bettmann через Getty Images)

9

10 ноября 2016 г .: перемещенная иракская женщина держит свою кошку Лулу после того, как сбежала из дома, чтобы укрыться в лагере в Эрбиле со своими детьми

(Фото ODD ANDERSEN / AFP / Getty Images)

10

c1943: Солдаты наслаждаются бейсбольным матчем на стадионе Уэмбли в Лондоне между армией США и канадскими вооруженными силами.С ними сидит Бобби, талисман канадского высокогорного шотландского полка

.

(Фото Hulton-Deutsch Collection / CORBIS / Corbis via Getty Images)

11

c1940: Британские солдаты верхом на конях прорываются сквозь дымовую завесу в Северной Африке во время Второй мировой войны

(Фото Hulton-Deutsch Collection / CORBIS / Corbis через Getty Images)

12

март 2012 г .: Кэтрин, герцогиня Кембриджская, дарит «трилистник» талисману полка на параде в честь Дня Святого Патрика в Олдершоте, Англия.

(Фото Криса Джексона / Getty Images)

Эта статья была впервые опубликована на History Extra в феврале 2019 года

Рисунки времен Гражданской войны Фотогалерея Рисунки карт

Доступен Kindle

Гражданская война
Знакомит юных читателей с мучительной реальной историей Гражданской войны в США и ее непосредственных последствий.Далее следует удивительно подробный рассказ о самом смертоносном конфликте Америки, который завершился восстановлением Союза с последующим трагическим убийством президента Линкольна.
Доступен Kindle

Гражданская война для детей
В этом руководстве по действиям раскрывается история, охватывающая суматоху, предшествовавшую отделению, первые выстрелы в Форт Самтер, ожесточенные сражения на суше и на море и, наконец, капитуляцию конфедератов при Аппоматтоксе. Изготовление ореховой краски для униформы повстанцев, обучение упражнениям и сигналам с флагами, расшифровка вигвага, выпечка хардтака, реконструкция сражений и изготовление аптечки — все это воплощает в жизнь этот поворотный период в истории нашей страны.
Доступен Kindle

Гражданская война
Знакомит юных читателей с мучительной реальной историей Гражданской войны в США и ее непосредственных последствий. Далее следует удивительно подробный рассказ о самом смертоносном конфликте Америки, который завершился восстановлением Союза с последующим трагическим убийством президента Линкольна.

Война мальчиков
Из-за того, что многие мальчики участвовали в гражданской войне, большинство из них солгали о своем возрасте.Многие из них писали письма или вели дневники. Джонни Клем сбежал из дома в 11 лет. В 12 лет он попытался записаться, но ему отказали, потому что он был явно слишком молод. На следующий день он вернулся, чтобы стать барабанщиком.

Классические фотографии Дэвида Дугласа Дункана

Автор: Бен Косгроув

Немногие люди прожили столь же долгую, разнообразную и полную жизнь, как Дэвид Дуглас Дункан. И, конечно же, ни один фотограф никогда не имел более продолжительной, разнообразной или более полной карьеры, чем уроженец Миссури, который стал одним из незаменимых фотожурналистов 20-го века.

Дункан родился в Канзас-Сити, штат Миссури, 23 января 1916 года. Он начал фотографировать для газет в 1930-х годах; присоединился к морской пехоте США после Перл-Харбора; сделал одни из самых незабываемых фотографий времен Второй мировой войны и, 20 лет спустя, Вьетнама. Он задокументировал гражданские раздоры и войны в Европе, Африке, Азии и на Ближнем Востоке, и он запечатлел необычайную красоту в таких несоизмеримых местах, как запад Ирландии и пустыни юго-запада Америки. Он подружился и сфотографировал таких людей, как Пикассо и Картье-Брессон, и создал величайшее портфолио картин, появившихся после Корейской войны.

Здесь LIFE.com представляет галерею его знаменитых картин из американской «Забытой войны».

За несколько лет до его смерти в 2018 году в возрасте 102 лет LIFE.com поговорил с Дунканом о его воспоминаниях о конфликте — и его надежде, в конце концов, что он может «показать что-то из того, что терпит человек, когда его страна решает уйти. на войну ».

На своей фотографии капитана морской пехоты у реки Нактонг после атаки северокорейских войск, когда боеприпасы стали опасно низкими, а подкреплений нигде не было видно, Дункан написал в своей книге 1951 года « This Is War!». : «Айк Фентон, промокший под дождем, стекавший капельками с бородатого подбородка, получил новости.У его изодранных пехотинцев роты Бейкер оставалось только несколько патронов. Если красные предпримут еще одну атаку, их придется остановить штыками и прикладами ».

Но этого нападения так и не произошло. Морские пехотинцы удерживали грязный, взорванный, залитый кровью холм. «В тот день из-за дождя оборвалась радиосвязь, — сказал Дункан LIFE.com, воспоминания остались живы более шести десятилетий спустя, — и Фентону приходилось выкрикивать большую часть своих приказов и отправлять бегунов, когда кричать нельзя.Боже, он был классным. Он никогда не терял головы ».

Картинки вызывают интуитивные воспоминания, и Дункан пересказал обстоятельства, связанные с созданием некоторых из своих классических фотографий, голосом, одновременно твердым и тронутым изумлением от непосредственности своего собственного воспоминания; на ужасы и героизм, свидетелем которых он стал; на то, что он был там, все это записывал.

«Я телеграфировал редакторам LIFE в августе [1950 года] из Токио, — сказал Дункан, — и сказал им, что возвращаюсь в Корею, чтобы попытаться получить то, что я назвал« бессловесной историей », передающей сообщение, просто ». Этот — война.Вскоре после этого я освещал бои у реки Нактонг и сфотографировал морских пехотинцев, пробегающих мимо мертвого вражеского солдата, их усталость была полностью пропитана грязью, навозом и бог знает чем еще. И это стало изображением обложки книги This Is War! , когда он вышел годом позже ».

От адской жары лета до ледяной зимы, Дункан путешествовал с морскими пехотинцами, документируя их мучительную, мучительную жизнь и то, что войска повсюду всегда вели в зонах боевых действий по всему миру.

«Было сорок ниже нуля при отступлении от водохранилища Чосин, — вспоминает Дункан об одном особенно ужасном сражении зимой 1950 года. — И ветер холодный! Ветер дул со стороны Маньчжурии и, должно быть, приблизился к пятидесяти или шестидесяти градусам ниже нуля. Было так чертовски холодно, что моя пленка была такой хрупкой, что просто лопалась, как крендель. Но мне удалось разгрузить и загрузить камеру под свое снаряжение, и положить туда немного пленки, и я получил несколько пригодных для использования снимков ».

Двухнедельная битва при Чосине, завершившаяся бегством 30 000 солдат Организации Объединенных Наций от по крайней мере 60 000 китайских солдат, окруживших их, рассматривается как решающая битва по одной основной причине: она показала, что превосходящие по численности союзные силы могут сражаться через окружающие вражеские линии. , в то же время нанося тяжелые потери.

Вспоминая невыразимое насилие и мучительные лишения тех лет, Дункан хвалит южнокорейских союзников американцев. «То, что приходит в голову сразу же, прямо сейчас, когда снова смотрит на эти фотографии, — сказал Дункан, — это то, что ни разу в период с по ни один морской пехотинец не чувствовал, что ему нужно оглянуться, чтобы увидеть, что южнокорейцы делали за ним. Морские пехотинцы в Корее никогда не боялись «дружественного огня» или артиллерии, исходящей от южнокорейцев со стороны своих союзников, как они это делали позже во Вьетнаме, сражаясь с южновьетнамцами.Корейцам можно было доверять ».

Корейская война длилась примерно три года, с 25 июня 1950 года, когда Северная Корея вторглась на юг, до 27 июля 1953 года, когда Командование Организации Объединенных Наций, Народная армия Северной Кореи и китайские народные добровольцы подписали соглашение о перемирии. Однако президент Южной Кореи Сингман Ри отказался подписать документ, а это означало, что технически Северная и Южная Корея продолжали находиться в состоянии войны.

Через пять лет после окончания Второй мировой войны американские солдаты снова сражались, причем уже в Корее.Здесь капитан морской пехоты Фрэнсис «Айк» Фентон размышлял о своей судьбе и судьбе своих людей после того, как в 1950 году ему сообщили, что в его роте почти закончились боеприпасы.

Дэвид Дуглас Дункан / Коллекция изображений LIFE

Американские морские пехотинцы промчались мимо мертвого вражеского солдата в Корее, сентябрь 1950 года.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Раненый, когда его джип подорвался на мине, водитель скорой помощи рыдал на обочине дороги, узнав, что в результате взрыва погиб друг, Корея, 1950.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

«Капрал Леонард Хейворт… показывает свое крайнее разочарование, когда он отполз назад со своего места только для того, чтобы узнать, что патроны закончились. Кода: В последний момент прибыли припасы, и люди смогли удержать свои позиции ». Из книги Дэвида Дугласа Дункана 1951 года « This Is War!».

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Раненый американский морской пехотинец был доставлен на носилках, сделанных из пулемета, Корея, 1950 год.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Колонна американских морских пехотинцев прошла по дороге в каньон, получившей название «Аллея кошмаров», во время отступления от водохранилища Чосин, Корея, 1950 год.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Морские пехотинцы отступили из водохранилища Чосин, Корея, 1950 год.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Американские морские пехотинцы прошли по дороге в каньон, получившей название «Аллея кошмаров», во время отступления от водохранилища Чосин, Корея, 1950 год.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Утомленный американский морской пехотинец в капюшоне от холода во время мрачного отступления из водохранилища Чосин, Корея, зима 1950 года.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Усталый, измученный морской пехотинец съежился от сильного холода во время отступления от водохранилища Чосин, Корея, зима 1950 года.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Ошеломленный морской пехотинец в капюшоне сжимал банку с едой во время отступления своей экипировки от водохранилища Чосин во время Корейской войны, декабрь 1950 года.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Бой за Сеул, Корея, 1950 год.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

«Это», — сказал Дункан LIFE.com фотографии, сделанной во время битвы за Сеул, «это лучший снимок, который я сделал в Корее, на котором изображены мирные жители: семья бежит по лестнице, отец держит ребенка, стреляют танки. Эти танки подвергаются обстрелу северокорейцев прямо на улице! »

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Американский морской пехотинец спал в остановленном джипе, пока щенок скулил ему на ухо во время отступления от водохранилища Чосин, декабрь 1950 года.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Американские морские пехотинцы миновали тела погибших товарищей при отступлении из водохранилища Чосин, декабрь 1950 г.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Морские пехотинцы отдохнули после того, как прошли по каньону, известному как Аллея кошмаров, во время отступления от водохранилища Чосин, декабрь 1950 года.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Морские пехотинцы прошли мимо грузовика с мертвыми солдатами во время отступления от водохранилища Чосин, декабрь 1950 года.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

Фотограф LIFE Дэвид Дуглас Дункан в Корее.

Дэвид Дуглас Дункан Life Magazine

фильмов во время Первой и Второй мировых войн

Американская киноиндустрия начала снимать фильмы о войне вскоре после того, как ее первые кинематографисты вышли за свои камеры и закричали: «Действие!» За прошедшие с тех пор многие десятилетия американские зрители стали ощущать войну — ее зрелище, волнение, жертвы и трагедию — через грандиозные видения, проецируемые на бесчисленные серебряные экраны страны.Поскольку голливудская киноиндустрия процветала в первые десятилетия двадцатого века, она неизбежно была сформирована участием Америки в мировых войнах. И наоборот, фильмы, снятые и распространяемые голливудскими студиями, напрямую способствовали военным усилиям страны. Когда прозвучал призыв к войне, как кинематографисты, так и зрители выстроились в очередь для исполнения своих обязанностей. Их фильмы отражали и формировали американскую культуру.

первые годы

История сотрудничества голливудских студий и военного министерства / министерства обороны почти такая же старая, как история самого американского кино.В 1914 году, всего через двадцать лет после того, как первые движущиеся картины Томаса Эдисона были выставлены в Нью-Йорке, режиссер Д. У. Гриффит нанял инженеров из Вест-Пойнта в качестве технических консультантов для своего эпоса о Гражданской войне Рождение нации (1915). Фильм поразил зрителей масштабными реалистичными сценами сражений и установил стандарт зрелищности, по которому оценивались все современные военные и исторические фильмы.

Финансовый и критический успех фильма Рождение нации помог сделать фильм образцом для многих последующих фильмов о войне.Зрители были готовы не обращать внимания на некоторые слабые места в сюжете и характеристиках, если батальные сцены были захватывающими и казались аутентичными. С этой целью Гриффит позаимствовал артиллерийские орудия времен Гражданской войны у Вест-Пойнта и чуть не обанкротил себя и студию в своих усилиях по обеспечению костюмов той эпохи и созданию убедительных локаций. Рождение нации устанавливает стандарты и в других отношениях. Как отмечает Лоуренс Суид, американские фильмы, снятые до эпохи Вьетнама, редко фокусировались на каких-либо аспектах войны, кроме самых гламурных: «Битва не всегда показывалась как приятная, но фильмы давали понять, что для окончательной победы необходима боль» (стр.3).

мировая война i

К 1916 году нация была глубоко разделена по вопросу о войне, и президент Вудро Вильсон, к которому присоединилась большая часть Демократической партии и члены различных прогрессивных движений, изо всех сил пытался сохранить свою политику невмешательства в Европу. это несмотря на растущее число нападений на американских граждан за границей и растущие финансовые интересы Америки в войне. Эта двойственность отражена в антивоенных фильмах того времени, включая «Нетерпимость » Гриффита (1916 г.), «Военные невесты » Герберта Бренона (1916 г.) и «Цивилизация » Томаса Инса (1916 г.), все из которых изображают жертвы. войны без серьезного устранения ее коренных причин или сложностей.Несмотря на критику критиков, Civilization, в частности , стал огромным хитом, и некоторые утверждали, что его популярность и пацифистские настроения непосредственно способствовали переизбранию Уилсона.

Вскоре после 6 апреля 1917 года, когда Америка объявила войну Германии, голливудские кинематографисты, как и большая часть населения в целом, мобилизовались для поддержки военных действий. Популярные пацифистские фильмы прошлого года подверглись жесткой цензуре, если не полностью запретили, а кинозвезды начали предлагать узы свободы.Даже Гриффит, несмотря на его туманные чувства к войне, сделал Hearts of the World (1917) вклад в британскую пропаганду. Не менее полемичны были и студийные фильмы. Четыре всадника Апокалипсиса (1921) был самым популярным из всех, но его успех во многом можно объяснить его ведущим человеком, Рудольфом Валентино, тогда самой яркой звездой Голливуда.

Историк Эндрю Келли отмечает, что голливудские фильмы военных лет примечательны не качеством или художественными новинками, которые подавлялись безудержной паранойей и экономическими проблемами того времени, а своим влиянием на кинобизнес в целом. .«Американская киноиндустрия достигла совершеннолетия к 1918 году», — пишет Келли, в то время как европейские студии рушились под действием военной техники (стр. 27). К концу Первой мировой войны американские фильмы завоевали новую аудиторию по всему миру, а киношная публика на родине устала от батальных сцен, независимо от того, насколько великолепное зрелище они предлагали.

межвоенные годы

Однако заметные изменения в культурном климате произошли к 1924 году, когда король Видор решил снять реалистичный военный фильм, рассказанный с точки зрения солдата.Голливуд снова обратился к Вашингтону, на этот раз запросив у армии грузовики, тысячи людей и сотню самолетов. Большой парад (1925) получил большой успех как у публики, так и у критиков, несмотря на сложное изображение человека на войне. Главный герой фильма, Джон Гилберт, отправляется на западный фронт, где он теряет ногу и смотрит, как умирают два его лучших друга, прежде чем вернуться домой к совершенно другой жизни. В конечном счете, The Big Parade questions приняли представления о героизме и представили войну как глубоко ошибочное и очень человечное начинание.

То, что военное министерство с таким энтузиазмом поддержало такую ​​постановку, отличает изоляционистские 1920-е и 1930-е годы от двух последующих десятилетий.

Другой знаковый фильм межвоенного периода — «Все тихо на западном фронте» (1930), экранизация яркого антивоенного романа Эриха Марии Ремарка Льюисом Майлстоуном. С точки зрения Германии, фильм был риском для Universal Pictures, который оказался мудрым: «Все тихо на западном фронте» получил две награды Оскар, включая лучший фильм и лучшую режиссуру, и теперь считается одним из величайших фильмов о войне. время.Родившийся в России Майлстоун, который редактировал кадры армейского фильма, находясь в войсках связи, и его немецкий кинематографист Карл Фройнд руководили многотысячным составом и бюджетом почти 1,5 миллиона долларов, но их фильм взлетает на долю эпических битв. и более мелкие, более спокойные моменты. Самый запоминающийся — это кадр, на котором главного героя убивают, когда он тянется за бабочкой, единственное изображение, в котором отражены широко распространенные антивоенные настроения.

Подготовка к войне

К концу 1930-х годов американская киноиндустрия приближалась к своему пику, сравнительно легко выдержав бурю Великой депрессии.Голливуд произвел серию кадровых кадров в течение десятилетия, в том числе Here Comes the Navy (1934), Devil Dogs of the Air (1935) и Submarine D-1 (1937), режиссером которых был морской резервист Ллойд. Бекон; но, отражая климат страны и Белого дома, руководители студий обычно избегали сюжетных линий, которые касались прямой немецкой агрессии в Европе. Самый популярный военный фильм той эпохи, по сути, самый популярный фильм всех времен: романс о гражданской войне, Унесенные ветром (1939).

Как и любой другой аспект американской жизни, ход истории голливудского кино был резко изменен событиями 7 декабря 1941 года. За три месяца до Перл-Харбора началось расследование Сенатом производства «пропагандистских» фильмов. крупными голливудскими студиями. Ведущие изоляционисты обвинили студии в попытках ускорить участие Америки во Второй мировой войне путем создания фильмов о «готовности», таких как Пикирующий бомбардировщик (1941), Сержант Йорк (1941), Признания нацистского шпиона (1939), и книгу Чарли Чаплина «Великий диктатор » (1940), которую сенатор Д. назвал «преждевременно антифашистской».У. Кларк (штат Айдахо). Однако расследование оказалось не более чем политическим позерством и было внезапно прекращено, когда Америка вступила в бой.

Вторая мировая война

Когда президент Рузвельт объявил войну, голливудские студии оказались более чем готовы воспользоваться взрывоопасным уровнем общественного интереса к современным боевым действиям (и полученными от этого кассовыми сборами). Точно так же военное министерство остро осознало, как кинотеатр можно использовать в своих целях. Симбиотические отношения быстро развивались, и к концу 1942 года несколько фильмов, основанных на реальных событиях и снятых с помощью вооруженных сил, были выпущены для широкой публики, наполненной патриотизмом и требующей быстрой и решительной победы. Wake Island (1942), Air Force (1943) и Bataan (1943) изображают морскую пехоту, военно-воздушные силы и армию, соответственно, в их героических усилиях после разрушительных «реальных» неудач в южной части Тихого океана.

Эта первая волна фильмов о Второй мировой войне помогла установить то, что станет стандартным служебным фильмом. «Крепкий старый сержант» выступает в роли отца для разнородной стаи новобранцев. Его отважные молодые люди благородно сражаются против непреодолимых препятствий, все в надежде вернуться к своим верным женщинам «домой».«Коллективное послание таких фильмов, попросту говоря, заключалось в том, что Америке предстоит хорошая и тяжелая битва, но что благодаря настойчивости и храбрости демократия неизбежно восторжествует над фашизмом. Стивен Спилберг, как и многие режиссеры до него, вернется к этот шаблон шесть десятилетий спустя с фильмом Saving Private Ryan (1998).

Вклад американской киноиндустрии в военные усилия вышел далеко за рамки жанра служебного фильма. Многие актеры поступили на действительную службу, в первую очередь Джимми Стюарт, который был введен в должность армейский авиационный корпус за девять месяцев с до в Перл-Харборе и в конечном итоге выполнил двадцать вылетов с 445-й бомбардировочной группой.Студии также сняли серию пропагандистских, обучающих фильмов, фильмов о здоровье и скупке облигаций, в которых часто снимались крупнейшие звезды Голливуда. Среди этих звезд были Микки Маус, Дональд Дак и конюшня популярных персонажей Уолта Диснея. Анимационная студия Warner Brothers также привлекла таланты своей команды Looney Tunes — режиссера Чака Джонса, писателя Теодора «Доктор Сьюз» Гейзеля и актера озвучивания Мел Бланка, чтобы воплотить в жизнь рядового Снафу. Олицетворяя «Ситуация нормальная, все испорченные», обычное выражение среди тогдашних солдат, рядовой Снафу регулярно совершал диковинные ошибки и давал ценные уроки в процессе.

В последние годы Второй мировой войны студии продолжали выпускать своевременные боевые фильмы, в том числе Тридцать секунд над Токио (1944), Они были расходными материалами (1945) и История Джо Джо ( 1945). Но война также послужила фоном для фильмов других жанров. Самый известный пример — Casablanca (1942), роман Майкла Кертиса с Хамфри Богартом в главной роли. Rick’s Place, марокканский ночной клуб, в котором происходит большая часть фильма, служит микрокосмом своего времени, с набором персонажей, в который входят нацисты и «добрые немцы», борцы за свободу и политически нейтральные французы, американцы и советские войска.Вторая мировая война также нашла свое отражение в сюжетах комедий, таких как Престона Стерджеса «Чудо бухты Моргана » (1944) и Да здравствует герой-победитель (1944), а также триллеры Альфреда Хичкока, Спасательная лодка (1944) и Notorious (1946).

заключение

Американские фильмы о войне — это моментальные снимки своего времени, отражающие, например, изоляционистские настроения 1930-х годов и патриотический пыл 1940-х годов. Они похожи на общественные ориентиры для павших солдат и национальных кризисов, ориентиры, вокруг которых американская общественность проводит митинги, скорбит и протестует.Когда Америка вступила в «холодную войну», эта тенденция продолжилась. Поля сражений на Западном фронте, в Нормандии и южной части Тихого океана образно служили для Кореи, Вьетнама и потенциально апокалиптического противостояния между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Воевать на большом экране — это, безусловно, развлечение и большой бизнес, но это также катарсис, безопасное место для американцев, чтобы противостоять последствиям конфликтов в своей стране.

библиография

Бейсингер, Жанин. Боевой фильм Второй мировой войны: анатомия жанра. Мидлтаун, Коннектикут: Wesleyan University Press, 2003.

Чемберс, Джон Уайтклей II и Калберт, Дэвид, ред. Вторая мировая война: кино и история. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1996.

ДеБош, Лесли Мидкифф. Катушечный патриотизм: фильмы и Первая мировая война.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *