Картинки с великой отечественной войны: Картинки d0 b2 d0 b5 d0 bb d0 b8 d0 ba d0 be d0 b9 d0 be d1 82 d0 b5 d1 87 d0 b5 d1 81 d1 82 d0 b2 d0 b5 d0 bd d0 bd d0 be d0 b9 d0 b2 d0 be d0 b9 d0 bd d1 8b, Стоковые Фотографии и Роялти-Фри Изображения d0 b2 d0 b5 d0 bb d0 b8 d0 ba d0 be d0 b9 d0 be d1 82 d0 b5 d1 87 d0 b5 d1 81 d1 82 d0 b2 d0 b5 d0 bd d0 bd d0 be d0 b9 d0 b2 d0 be d0 b9 d0 bd d1 8b

Содержание

Празднование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Псков, 9 мая 2020г.

Празднование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Псков, 9 мая 2020г.

9 мая 2020 г. (105 фото)

Фото: Сергей Герасимов, «Псковское агенство информации».

  • картинка 1 из 105

  • картинка 2 из 105

  • картинка 3 из 105

  • картинка 4 из 105

  • картинка 5 из 105

  • картинка 6 из 105

  • картинка 7 из 105

  • картинка 8 из 105

  • картинка 9 из 105

  • картинка 10 из 105

  • картинка 11 из 105

  • картинка 12 из 105

  • картинка 13 из 105

  • картинка 14 из 105

  • картинка 15 из 105

  • картинка 16 из 105

  • картинка 17 из 105

  • картинка 18 из 105

  • картинка 19 из 105

  • картинка 20 из 105

  • картинка 21 из 105

  • картинка 22 из 105

  • картинка 23 из 105

  • картинка 24 из 105

  • картинка 25 из 105

  • картинка 26 из 105

  • картинка 27 из 105

  • картинка 28 из 105

  • картинка 29 из 105

  • картинка 30 из 105

  • картинка 31 из 105

  • картинка 32 из 105

  • картинка 33 из 105

  • картинка 34 из 105

  • картинка 35 из 105

  • картинка 36 из 105

  • картинка 37 из 105

  • картинка 38 из 105

  • картинка 39 из 105

  • картинка 40 из 105

  • картинка 41 из 105

  • картинка 42 из 105

  • картинка 43 из 105

  • картинка 44 из 105

  • картинка 45 из 105

  • картинка 46 из 105

  • картинка 47 из 105

  • картинка 48 из 105

  • картинка 49 из 105

  • картинка 50 из 105

  • картинка 51 из 105

  • картинка 52 из 105

  • картинка 53 из 105

  • картинка 54 из 105

  • картинка 55 из 105

  • картинка 56 из 105

  • картинка 57 из 105

  • картинка 58 из 105

  • картинка 59 из 105

  • картинка 60 из 105

  • картинка 61 из 105

  • картинка 62 из 105

  • картинка 63 из 105

  • картинка 64 из 105

  • картинка 65 из 105

  • картинка 66 из 105

  • картинка 67 из 105

  • картинка 68 из 105

  • картинка 69 из 105

  • картинка 70 из 105

  • картинка 71 из 105

  • картинка 72 из 105

  • картинка 73 из 105

  • картинка 74 из 105

  • картинка 75 из 105

  • картинка 76 из 105

  • картинка 77 из 105

  • картинка 78 из 105

  • картинка 79 из 105

  • картинка 80 из 105

  • картинка 81 из 105

  • картинка 82 из 105

  • картинка 83 из 105

  • картинка 84 из 105

  • картинка 85 из 105

  • картинка 86 из 105

  • картинка 87 из 105

  • картинка 88 из 105

  • картинка 89 из 105

  • картинка 90 из 105

  • картинка 91 из 105

  • картинка 92 из 105

  • картинка 93 из 105

  • картинка 94 из 105

  • картинка 95 из 105

  • картинка 96 из 105

  • картинка 97 из 105

  • картинка 98 из 105

  • картинка 99 из 105

  • картинка 100 из 105

  • картинка 101 из 105

  • картинка 102 из 105

  • картинка 103 из 105

  • картинка 104 из 105

  • картинка 105 из 105

в проекте #Москвастобой опубликовали архивные фото / Новости города / Сайт Москвы

На онлайн-платформе #Москвастобой появилась подборка оцифрованных архивных фотографий послевоенной Москвы. Как рассказала Наталья Сергунина

, заместитель Мэра Москвы, виртуальную галерею подготовили к празднованию 75-летия победы в Великой Отечественной войне, она доступна на главной странице проекта. 

«Вернувшиеся с фронта солдаты и первый праздничный салют 9 мая 1945-го — архивные кадры передают атмосферу города-героя, который возвращается к жизни после долгих и тяжелых испытаний. Опубликованные снимки позволяют увидеть, как отмечали долгожданную Победу 75 лет назад и как выглядела Москва в первые послевоенные дни и месяцы», — отметила Наталья Сергунина.

На фотографиях также запечатлены музыканты Большого государственного симфонического оркестра, выступающие на Манежной площади 9 мая 1945 года, и первый Парад Победы 24 июня 1945-го, в том числе его участники — маршал Советского Союза Георгий Жуков, герои различных полков, знаменосцы.

Кадры сделаны в 1945 и 1946 годах знаменитыми фоторепортерами ТАСС,

которые прошли войну вместе с советскими войсками: Евгением Халдеем, Николаем Ситниковым, Федором Кисловым и другими.

На онлайн-платформе #Москвастобой также доступны видеоэкскурсии, онлайн-лекции и другие познавательные материалы, посвященные Великой Отечественной войне. Так, Музей Победы разместил на сайте проекта виртуальный тур «От Курска до Берлина», в ходе которого гид рассказывает о ключевых сражениях. Пользователи также могут присоединиться к онлайн-прогулкам по диорамному комплексу музея и открытой площадке военной техники на Поклонной горе.

Онлайн-проект «Исторический музей в годы Великой Отечественной войны» посвящен труду работников культурных учреждений. Посетители сайта смогут почитать воспоминания сотрудников Государственного исторического музея об эвакуации ценных экспонатов из здания на Красной площади. А Музей военной формы на онлайн-площадке #Москвастобой представил видеолекции о военной истории нашей страны. 

Кроме того, на сайте запустят специальный проект «75 слов о войне», созданный совместно с Музеем Москвы. С помощью фронтовых писем он расскажет о личных историях защитников страны — выпавших им испытаниях, тоске по дому и близким и неугасаемой вере в победу. Письма фронтовиков можно будет послушать, их опубликуют в виде подкастов.

#Москвастобой — специальный онлайн-проект, запущенный вместе с культурными площадками города. С его помощью можно виртуально посетить экскурсии, послушать лекции, увидеть театральные представления, кулинарные шоу, модные показы и многое другое. В проекте участвуют более 50 культурных площадок, их количество постоянно увеличивается. Специально для проекта было записано более 100 видеоэкскурсий.

Многие учреждения в столице закрыты для посетителей в связи с распространением коронавируса. Музеи, театры, культурные центры и библиотеки ежедневно готовят для горожан специальную программу онлайн-мероприятий.

Ранее проект «Москва — с заботой об истории» представил онлайн-выставку «Что помнит Красная площадь о войне?». В основе виртуальной экспозиции — семейные реликвии времен Великой Отечественной войны, среди которых фронтовые письма, фотографии, дневники, рисунки, почтовые открытки и военная форма. Материалы можно найти на портале комплекса социального развития Москвы «Я дома». 

Конкурс презентаций «Великая Отечественная война глазами фотокорреспондентов»

08.03.2021
С праздником!
           Дорогие, любимые женщины! Поздравляем Вас с Международным женским днём! В этот светлый весенний праздник хочется от всей души пожелать самых важных и бесценных вещей: здоровья, любви и простого человеческого счастья.       Пусть весеннее… Подробнее… 05.03.2021
«8 марта! С праздником, девчата!»
         Накануне Международного женского праздника, в общежитии колледжа, прошел вечер «8 марта! С праздником, девчата!» В начале вечера студенты познакомились с историей этого праздника, интересными фактами, с ним связанными, узнали о судьбах некоторых… Подробнее… 03.03.2021
Обучающий семинар фирмы «Эстель»
       03 мартав группах 921ПХ и 923ПХ профессии «Парикмахер» (руководитель Шатунова Е.С.) состоялся семинар фирмы «Эстель» на тему «Рекомендации домашнего ухода (OTIUM)», который провела для студентов ведущий технолог фирмы Елена Чинилина. Она… Подробнее… 02.03.2021
Всемирный день гражданской обороны.
         В рамках месячника оборонно-массовой и спортивной работысотрудники  Пожарно-Спасательной Части № 1 г.Омска,  старший пожарный-спасатель старший сержант внутренней службы Шелуднев Евгений Сергеевич, и старший пожарный спасатель старший сержант… Подробнее… 01.03.2021
День открытых дверей в 1 ПСЧ 2 ПСО
         В рамках месячника оборонно-массовой и спортивной работы и Всероссийского дня гражданской обороны 26 февраля 2021 года студенты группы 921 П под руководством Дрейлинг Н.Ю. посетили 1 ПСЧ 2 ПСО, где сотрудники провели экскурсию по пожарной части.    … Подробнее… 01.03.2021
Культурно-творческий фестиваль «Лига Дружбы»
     Стартовал культурно-творческий фестиваль «Лига дружбы» среди образовательных организаций высшего и среднего профессионального образования города Омска, организатором которого является Омский государственный технический университет.      27… Подробнее… 25.02.2021
Встреча с работодателями сферы красоты
В      19 февраля 2021 года состоялась встреча работодателей с преподавателями и студентами специальностей 43.02.02 «Парикмахерское искусство»,43.02.03 «Стилистика и искусство визажа»,43.02.04 «Прикладная эстетика»,43.02.12 «Технология эстетических услуг,43.02.13… Подробнее… 25.02.2021
Прикосновение к прекрасному
       19 февраля 2021 года в рамках недели специальности состоялся выход учащихся в выставочный центр Эрмитаж-Сибирь. Студенты группы 11 пэ в сопровождении преподавателя Бартышевой Е.И. посетили выставку «Искусство портрета. Личность и эпоха. Из собрания… Подробнее… 24.02.2021
«Д. М. Карбышев — Славное имя Омска»
       В рамках месячника оборонно-массовой и спортивной работы студенты Омского технологического колледжа посетили Музейный комплекс воинской славы омичей, где в рамках юбилейной даты оформлена выставка посвященная земляку, Герою Советского союза Д.М…. Подробнее… 24.02.2021
Патриотическая акция «Впечатление в подарок»
         Праздник 23 февраля – хороший повод для воспитания у молодёжи чувства патриотизма, сопричастности к лучшим традициям своей Родины, формирования у них гордости за славных защитников Отечества. Это праздник всех людей, которые стоят на страже нашей… Подробнее… 20.02.2021
С наступающим праздником, защитники Отечества!
     В канун Дня защитника Отечества представительницы женского батальона, студенты Омского технологического колледжа поздравили преподавателей и сотрудников колледжа с праздником. Доблестных и смелых защитников поздравили лично каждого, пожелав решения всех… Подробнее… 20.02.2021
Целишься метко — промахнешься редко
         Примериться к пневматической винтовке, собрать и разобрать автомат… всё это оказалось под силу девушкам из Омского технологического колледжа.      В рамках месячника оборонно-массовой работы и спортивной работы, посвященного Дню защитника… Подробнее… 20.02.2021
«Твой успех на рынке труда»
        Для студентов выпускных групп 17 февраля прошла встреча со специалистом «Центра профессиональной ориентации и психологической поддержки населения» – Авдеевой Натальей Викторовной. Встреча проходила в рамках недели «Дни карьеры в ОмТК»… Подробнее… 18.02.2021
Встреча с технологом фирмы «Estel Airex»
         16.02.2021 года для обучающихся группы 922ПМ специальности 43.02.13 «Технология парикмахерского искусства» (препод.  К.О. Пиндюк, А.Р. Крячко) технологом Анастасией Струнниковой был проведен семинар по стайлинговым средствам фирмы «EstelAirex»…. Подробнее…

Выставка отечественных плакатов и фотографий «На войне как на войне»

В Розовом зале Российской государственной библиотеки проходит выставка «На войне как на войне». В экспозиции представлены отечественные плакаты периода Великой Отечественной войны и фотографии военных корреспондентов из фондов РГБ.

Фотография и плакат шли по дорогам войны рука об руку. Военные фотокорреспонденты фиксировали бытование плакатов в обыденной жизни фронта и тыла, а плакатисты в ходе создания убедительных образов участников войны часто вдохновлялись и опирались на военные фотографии. Многие плакаты ставили человека в центр композиции, делая особый акцент на человечность в трагических и жестоких условиях войны. В военных плакатах отражалась правдивость и достоверность исторических событий, несмотря на использование приёмов художественного вымысла.

В годы войны плакат выступал не только в роли мотивировочного — агитационного — средства, но и активно использовался для информирования о необходимых и правильных действиях в условиях войны, успокаивал в качестве моральной поддержки в периоды отчаяния и страха. Примерами таких работ могут служить плакаты объединения «Боевой карандаш», Московского государственного художественного института, военных художников студии имени Б. В. Грекова.


  • Фото: Мария Говтвань, РГБ

  • Фото: Мария Говтвань, РГБ

  • Фото: Мария Говтвань, РГБ

В творческом объединении ленинградских художников «Боевой карандаш» приняли участие художники-графики Иван Степанович Астапов, Георгий Семёнович Верейский, Михаил Абрамович Гордон, Жозеф Вячеславович Ефимовский, Николай Михайлович Кочергин, Валентин Иванович Курдов, Николай Евгеньевич Муратов, Юрий Николаевич Петров, Николай Андреевич Тырса и другие. Графический лаконизм плакатов объединения сочетал в себе остроту и краткость поэтических текстов и художественных средств. Активно издававшиеся в период войны плакаты были правдивым рассказом о буднях фронта и тыла.

Огромной популярностью и любовью пользовался плакат Виктора Борисовича Корецкого «Воин Красной Армии, спаси!», впервые опубликованный в газете «Правда» 5 августа 1942 года. Многократно переиздававшийся плакат воспроизводился также на обложках журналов, листовках, открытках, конвертах, его общий тираж достиг 14 миллионов экземпляров. О распространённости и значимости этого плаката свидетельствуют воспоминания современников, его воспроизведение в военных фотографиях и даже в плакате Николая Николаевича Жукова «Бей насмерть!».

Прототипом героя известного плаката Леонида Фёдоровича Голованова «Дойдём до Берлина!» является командир снайперской роты Василий Иванович Голосов (1911—1943), с которым художник познакомился на Юго-Западном фронте в 1943 году. За фронтовую жизнь с июня 1941 по август 1943 года легендарный советский снайпер лично уничтожил 422 гитлеровца, в том числе 70 снайперов, подготовил в качестве инструкторов более 170 бойцов. В октябре 1943 года Василий Иванович Голосов получил звание Героя Советского Союза посмертно, но на плакате 1945 года «Красной Армии — слава!» он изображён как участник победного празднования в Берлине.


  • Фото: Мария Говтвань, РГБ

  • Фото: Мария Говтвань, РГБ

  • Фото: Мария Говтвань, РГБ

Фронтовая фотография сохранила для нас достоверный облик войны, запечатлев для потомков героический подвиг советского народа — боевой на фронтах и трудовой в тылу. Съёмки во время войны могли осуществлять только аккредитованные фотокорреспонденты. Их работа была не менее опасной, чем у рядового солдата, нередко они оказывались и на передовой. Неслучайно, что многие из них разделили трагическую участь павших героев войны. Особую ценность в этой фотолетописи составляют снимки, посвящённые, по словам историка фотографии Анри Вартанова, «прозе» войны.

Безусловно, в работах почти всех фотокорреспондентов были определённые общие сюжеты — репортажи о наиболее отличившихся героях, снимки разрушений и жертв. В силу целого ряда причин именно фронтовые будни оказались представлены скромнее, чем бы этого хотелось: строжайшие цензурные рамки, партийные директивы, определённый заказ и отбор присланного материала в редакции вносили ограничения в сюжетное многообразие снимков в печати военных лет. Часть отпечатков из наследия двух фотографов — Сергея Николаевича Струнникова и Владимира Петровича Гребнева — сохранились в фондах Российской государственной библиотеки.


  • Мать и дочь — гвардейцы!
    Полина Алефьевна (справа) и её дочь Сусанна Ивановна Смоленские, работают в полевом госпитале Гвардейской части: мать-военврач и дочь-медсестра.
    Фотограф: Владимир Петрович Гребнев
    Из серии «Западный фронт», 1941
    Фото из фондов РГБ

  • Группа лучших работников Л. П. Г.
    Слева направо: М. С. Розман, М. Ф. Казанцева, В. А. Шахназарян, Г. Ф. Буханович, Н. А. Балашенко, В. В. Гагаринская
    Фотограф: Владимир Петрович Гребнев
    Из серии «Западный фронт», 1941
    Фото из фондов РГБ

  • Санитарный инструктор гвардии, сержант В. А. Попов выносит с поля боя раненого рядового В. А. Сергеева, оказав ему первую помощь
    Фотограф: Владимир Петрович Гребнев
    Из серии «Западный фронт», 1941
    Фото из фондов РГБ

  • В палате полевого госпиталя
    Военный врач — М. С. Розман у постели раненого — А. М. Касимова
    Фотограф: Владимир Петрович Гребнев
    Из серии «Западный фронт», 1941
    Фото из фондов РГБ

Сергей Николаевич Струнников (1907—1944) был фотокорреспондентом газеты «Правда». Им были выполнены большие серии снимков, посвящённых обороне Москвы, блокадному Ленинграду, Сталинградской битве, разным фронтам. Всемирную известность ему принёс снимок «Зоя», запечатлевший погибшую девушку в январе 1942 года. В своей работе он старался избегать постановочных кадров. В одном из писем Струнников писал о своём желании «создавать ценные вещи нашей эпохи для потомков, для истории, отойти от стандарта и брать самую соль жизни, самое острое, самое необходимое». Его фотографии позволяют сегодня снова оказаться на производстве военных лет — внутри цехов танкового и Авиазавода, увидеть печать очередного выпуска газеты «Правда». Важная тема — это блокадный Ленинград, в котором он работал дважды. Трогающие за живое — детские судьбы в военные годы: юные суворовцы, жизнь детей в условиях блокады. Через многие серии красной линией проходит женская тема — можно почувствовать, как много женщины вынесли на своих плечах на фронте и в тылу. Сергей Николаевич погиб в июне 1944 года под Полтавой, во время налёта немецкой авиации.

Весь боевой путь от Москвы до Берлина прошёл Владимир Петрович Гребнев (1907—1976). В начале войны он был фотокорреспондентом газеты «Красная звезда», с июля 1942 — газеты «Фронтовик», официального печатного издания 3-й ударной армии. Среди наиболее известных его работ — бои за Берлин, знамя Победы над Рейхстагом. В его фотографиях много деталей трудного солдатского и тылового быта с его эмоциональными контрастами — помощь раненому товарищу, чтение в перерыве между боями, приготовление хлеба в полевых условиях, подразделение связных и служебных собак. В коллекции между снимками орудий, разрушений, боевых эпизодов сохранились изображения, посвящённые отдыху бойцов, бытовым сценам, дружеским посиделкам в мирные моменты фронтовой жизни.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

В годы Великой Отечественной войны буквально всё работало на Победу — художественный образ с плаката и фотоснимок в газете наравне с боевыми орудиями стреляли по врагу и поднимали боевой дух. Спустя годы, визуальные документы Великой Отечественной войны стали бесценным историческим источником, который не позволяет забыть, что любая война несёт, прежде всего, горе и смерть, и цена Победы неизмеримо высока.

Зал № 2 «МГПИ им. В. И. Ленина в годы Великой Отечественной войны» (1941-1945)

Московский государственный педагогический институт (МГПИ) возник в 1930 г. на базе 2-го МГУ. Помимо педагогического института из 2-го МГУ возникли и два других учреждения: Московский институт тонкой химической технологии (МИТХТ) и 2-й Московский государственный медицинский институт (сейчас – Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова). 4 мая 1941 г. за заслуги в области образования (подготовка новых учительских кадров, переподготовка старых учительских кадров и кадров народного образования, ликвидация неграмотности) МГПИ было присвоено почетное имя В.И. Ленина. В этом зале можно узнать о структуре вуза, факультетах МГПИ им. В.И. Ленина и о входящих в их состав кафедрах накануне Великой Отечественной войны. Особое внимание обращает на себя фотография ректора С.П. Котлярова, который руководил институтом в тревожное военное время.

Стенд «Герои Советского Союза и Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. – студенты МГПИ им. В.И. Ленина» (см. фото 1) посвящен В.Л. Белик, А.Ф. Акимовой, Д.П. Жмуровскому, Н.Ф. Рубцову – студентам, добровольно ушедшим на фронт, героически защищавшим Родину, и ставшими Героями Советского Союза. А.Ф. Акимова (см. фото 2) и В.Л. Белик (см. фото 3) служили в авиационном соединении ночных бомбардировщиков под командованием М. Расковой. Хрупкие девушки проявляли чудеса отваги и мужества, готовя самолеты к вылету и совершая боевые вылеты «в любую погоду, в жару и дождь, в мороз, когда пальцы прилипали к металлу, в самых сложных условиях». В.Л. Белик не вернулась с фронта: она погибла в небе над Польшей, выполняя боевое задание, а А.Ф. Акимова после войны завершила обучение на историческом факультете МГПИ им. В.И. Ленина, окончила аспирантуру и защитила кандидатскую диссертацию. Н.Ф. Рубцов (см. фото 4) при форсировании реки Дунай в ночь на 5 декабря 1944 г. будучи тяжелораненым, в течение двух суток командовал взводом и удерживал плацдарм до прихода подкрепления. Он потерял правую руку и был вынужден научиться работать и писать левой рукой. После окончания Великой Отечественной войны Н.Ф. Рубцов окончил физико-математический факультет МГПИ им. В.И. Ленина, аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. В течение многих лет работал преподавателем на кафедре высшей алгебры и элементарной математики. Скульптурные памятники В.Л. Белик и Н.Ф. Рубцову находятся в атриуме главного учебного корпуса вуза (ул. Малая Пироговская, д. 1).

Рассказ о Героях Советского Союза был бы неполон без упоминания о Д.П. Жмуровском (см. фото 5), который вместе с горсткой товарищей в марте 1944 г. при форсировании реки Прут обеспечил высадку десанта и захват плацдарма, за день отбив до 20 вражеских атак. После войны он продолжил обучение в аспирантуре МГПИ им. В.И. Ленина на кафедре марксизма–ленинизма. Впоследствии Д.П. Жмуровский стал доктором философских наук, профессором, долгие годы проработал в Минском государственном университете. Также в зале расположены фотографии А.А. Гончарова (см. фото 6) и В.Д. Девкина (см. фото 7) – участников Парада Победы 24 июня 1945 г. в Москве на Красной Площади. А.А. Гончаров прошел Великую Отечественную войну от ополченца до капитана действующей армии. Участвовал в форсировании р. Неман и прорыве обороны противника на ее западном берегу, в боевых действиях по окружению и ликвидации групп немецких войск юго-восточнее Берлина. В.Д. Девкин во время войны проходил службу в 9-й воздушно-десантной бригаде и в 275-й Гвардейской стрелковой дивизии. Впоследствии стал специалистом в области немецкой разговорной речи (синтаксиса и лексики), лексикологии и лексикографии.

Далее посетители смогут увидеть стенд «Были студентами, солдатами Великой Отечественной войны и стали профессорами, докторами наук, заведующими кафедрами МГПИ им. В.И. Ленина». На нем расположены фотографии сотрудников института, ушедших на фронт или оставшихся в Москве и отдававших все силы на оборону страны. Обращает на себя внимание фотография командира танка Л.Т. Антоненкова. На фронте он лишился руки и потерял зрение, но увечья не помешали ему после войны окончить исторический факультет, аспирантуру по кафедре истории КПСС, защитить кандидатскуюи докторскую диссертации. М.Ф. Буняев – командир противотанковой батареи. В одном из боев лишился ноги. После лечения в госпитале он вернулся в институт, окончил исторический факультет, аспирантуру по кафедре политэкономии, защитил диссертацию, впоследствии стал заведующим кафедрой политэкономии. Профессор Н.В. Александров – участник боев на Западном, Центральном, Прибалтийском и Ленинградском фронтах, командир взвода связи. После войны был проректором МГПИ им. В.И. Ленина по учебной работе, затем – первым заместителем министра просвещения РСФСР. Нельзя не упомянуть профессора, заведующего кафедрой истории СССР – Н.Д. Кузнецова, который был полпредом в Англии по выполнению протокола от 10 декабря 1941 г. о поставке вооружения в СССР («Ленд-лиз»). Профессор Ф.М. Головенченко был направлен в 113-ю стрелковую дивизию в качестве заместителя начальника политотдела, также он служил в Политуправлении Красной армии. После окончания войны долгие годы работал заведующим кафедрой литературы XIX в. и деканом филологического факультета.

Профессора С.П. Наумов, С.А. Балезин, С.Я. Демяновский не были на фронте, но их вклад в достижение Победы не менее важен и значим. С.П. Наумов (см. фото 8) – заведующий кафедрой зоологии и дарвинизма – занимался экологией промысловых зверей (ондатра, норка, нутрия, бобр, соболь) для налаживания экспорта пушнины, приносящего стране валютные поступления, особенно необходимые в военные годы. С.А. Балезин (см. фото 9) – заведующий кафедрой общей и аналитической химии – совместно с Путиловой и Баранниковым изобрел антикоррозийный состав для покрытия днищ кораблей, орудий, минометов, благодаря которому было введено в строй 5 млн единиц боевой техники. С.Я. Демяновский (см. фото 10) – заведующий кафедрой органической и биологической химии – изучал биохимию и физиологию тутового шелкопряда, а также химический состав корма для него и шелковой нити с целью поиска путей и средств повышения количества и качества шелка, который широко использовался в авиации для изготовления парашютов.

С нашим вузом в эти годы связана также педагогическая деятельность П.О. Афанасьева, Н.Н. Баранского, В.Н. Варсонофьевой, Н.П. Грацианского, А.А. Зерчанинова, С.Е. Крючкова, И.Т. Огородникова, А.М. Панкратовой, А.В. Перышкина, А.В. Петровского, Б.И. Пуришева, В.Ф. Семёнова, Д.И. Ушакова, Э.В. Шпольского, по учебникам которых училось и учится не одно поколение школьников и студентов.

Героические подвиги совершали студенты 1–5 курсов МГПИ им. В.И. Ленина, которые участвовали в строительстве оборонительных сооружений под Москвой, Ельней, Смоленском: рыли окопы, противотанковые рвы, сооружали эскарпы, строили дзоты, блиндажи. Работать приходилось в тяжелейших условиях. Н.А. Михайлов вспоминал: «Под палящим солнцем целый день шла тяжелая однообразная работа… Нередко в разгар работы над головами появлялись немецкие самолеты. Они снижались и на бреющем полете стреляли в упор из пулеметов и пушек». Но несмотря на трудности люди работали не жалея сил. На стендах можно увидеть фотографии студентов исторического факультета П.В. Горы – командира студенческой роты отряда МГПИ им. В.И. Ленина на оборонных работах под Смоленском, после войны ставшего кандидатом исторических наук, профессором; заведующим кафедрой преподавания истории, обществоведения и права исторического факультета, и И. Тамбовцева – комиссара строительного отряда.
Не только преподаватели, но и студенты, оставшиеся в Москве, ковали Победу на трудовом фронте: работали в больницах и госпиталях, на заводах и фабриках, были нянями, донорами, участвовали в тушении пожаров, возводили баррикады в Москве, чтобы преградить возможный натиск противника, состояли в унитарной команде, бойцы которой дежурили на крышах зданий во время авианалетов, участвовали в лесозаготовках для города и буквально на себе приносили дрова для отопления зданий МГПИ им. В.И. Ленина.

Второй зал призван рассказать своим посетителям не только о вкладе работников вуза в победу над врагом, но и о Великой Отечественной войне в целом. Стенд «Верховный главнокомандующий вооруженными силами и командующие фронтами в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.», а над ним возвышается, пожалуй, самый главный экспонат не только второго зала, но и всего Музея – копия Знамени Победы, водруженного на куполе здания Рейхстага в Берлине 1 мая 1945 г. (см. фото 11). Оно было торжественно вручено Университету в лице Музея МПГУ за большую патриотическую работу в Музее вооруженных сил РФ Департаментом семейной и молодежной политики ЦАО г. Москвы в декабре 2011 г. В центральной витрине зала можно увидеть карты боевых действий, в зале также представлены книги о Великой Отечественной войне.

В 2010 г. сотрудниками Музея был создан стенд, посвященный 65-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг., на который дал положительный отзыв генерал-полковник Управления Министерства Обороны РФ Г.Ф. Кривошеев, сотрудник Генерального штаба Вооруженных Сил РФ: «Исторический музей университета под руководством Тимофея Климовича Жарова – ветерана войны – многое сделал для сохранения научных и педагогических традиций, пропаганды подвигов советского народа в Великой Отечественной войне. Обращает на себя внимание стенд “Великая Отечественная война 1941–1945 гг.” (http://old.mpgu.org/about/istoriya_mpgu/muzey_mpgu/vov.jpg), который расширяет знания студентов и умножает их стремление вникнуть в историю великой битвы народов Советского Союза за свою свободу и независимость». Стенд был принят метрополитеном и размещен в вестибюле станции метро «Парк Победы» на Поклонной горе на период празднования 65-летия Победы (http://www.livejournal.ru/themes/id/19653 и http://mosmetro.livejournal.com/159999.html). Также стенд опубликован в газетах: «Правда», «Литературная газета». Департамент образования г. Москвы дал указание окружным управлениям образования использовать его в качестве наглядного пособия в военно-исторических музеях, в школах, где есть музеи или комнаты боевой славы и на уроках истории в подведомственных образовательных учреждениях системы Департамента.

На протяжении многих лет экскурсии во 2-м зале вел директор Музея, ветеран Великой Отечественной войны Тимофей Климович Жаров (см. фото 12) – участник обороны Одессы, Севастополя, Марухского перевала. Также участвовал в освобождении Украины, Молдавии, Румынии, Болгарии, Венгрии, Австрии. Как человек, видевший войну своими глазами, он делился воспоминаниями с подрастающим поколением, донося до них правду о войне, о ее жестокостях, о подвигах советского народа, не уставая повторять о том, что задача всех будущих поколений – не допустить повторения подобного. Т.К. Жаров ушел из жизни 25 июня 2013 г.

В витринах по периметру зала и в центре находятся подлинные вещи и документы 1940-х гг.: письма-треугольники, дневники, книги, зачетные книжки, комсомольские билеты, городской и полевой телефоны, военное обмундирование, репродуктор, гильзы, осколки снарядов, и т.п. (см. фото 13–19). Кроме того, посетители смогут увидеть бюст В.И. Ленина (см. фото 20) работы академика, народного художника СССР, лауреата Ленинской премии, Героя Социалистического Труда скульптора Е.В. Вучетича, преподнесенного в дар Музею истории МПГУ его супругой. Подвиг нашего народа, победившего фашизм, навсегда вошел в историю человечества, и в этом подвиге свои героические страницы написал МГПИ им. В.И. Ленина.

 

 

Танки-легенды: лучшие советские бронемашины времен Великой Отечественной войны

Советские танки прославились на весь мир. Они стали символом мощи мировых держав и грозным боевым оружием. Бронетехника сыграла существенную роль в судьбе сражений в годы Великой Отечественной войны. Архивные фото легендарных танков того времени смотрите в фотоленте

Танк, или как еще его называют бронированная боевая машина, на гусеничном ходу, как правило с пушечным и дополнительным пулеметным вооружением, обычно во вращающейся полноповоротной башне, предназначенной в основном для стрельбы прямой наводкой.

На нем летали «Ночные ведьмы»: фото самолета По-2

До Октябрьской революции в русской армии танков не было. В 1917 году в ней насчитывалось всего 13 автобронедивизионов. Также было несколько самокатных батальонов и рот и семь бронепоездов. 

Отечественное танкостроение начало развиваться в годы Гражданской войны. Поначалу эти машины создавались по типу зарубежных танков.

Чудо в подорванном Т-34 – история танкиста, выжившего в боях

Однако уже к 1 мая 1929 года завод «Большевик» изготовил первые 30 танков под маркой МС-1. Это были первые массовые танки Вооруженных сил СССР. В течение трех лет были выпущены четыре промышленные серии танков.

Вторая мировая война подстегнула прогресс в танкостроении. Всего за 6 лет танки совершили намного больший рывок, чем за предыдущие два десятка лет. Значительная часть танков обзавелась противоснарядным бронированием и мощными пушками. 

Первый советский танк отремонтировали к параду Победы — видео

При этом советская танкостроительная школа брала преимущественно технологичностью и массовостью производства, внося серьезные изменения в конструкцию базовых типов танков (Т-34, КВ и ИС) лишь при крайней необходимости. В это время также были созданы достаточно удачные модели других типов бронетанковой техники и самоходных артиллерийских установок.

Письмо из танка Т-35: найдены родственники автора послания

Так, одним из лучших советских танков были признаны средний танк Т-34, в том числе его поздний вариант Т-34-85 с разными модификациями пушек, и тяжелый танк ИС-3.

Бронетехника сыграла существенную роль в судьбе сражений в годы Великой Отечественной войны. Малые, легкие, средние, тяжелые, огнеметные: всего было около тридцати моделей. Многие, в том числе знаменитый Т-34, стали легендами и навсегда вошли в историю.

Письмо матери в Казахстан нашли в сохранившемся танке Т-35

Архивные фотографии легендарных танков времен Великой Отечественной войны смотрите в фотоленте Sputnik.

Пятигорск в годы Великой отечественной Войны

Оккупация Пятигорска

Первоначальный замысел овладения ресурсами Северного Кавказа рассматривался германским командованием летом 1941 г.

Гитлеру было важно захватить персидский коридор, по которому союзники оказывали военную помощь во время Второй мировой войны. Это были боеприпасы, техника, продовольствие и стратегическое сырьё, включая нефтепродукты.

 Планируя захват Северного Кавказа, германское командование готовилось не только воспользоваться богатыми ресурсами этого региона, но и распространить влияние Германии на все Закавказье и даже на Ближний Восток с его нефтяными запасами. Однако в 1941 г. приступить к реализации идеи захвата Северного Кавказа Гитлеру не удалось.

Города Пятигорск, Георгиевск и Минеральные Воды, расположенные в виде треугольника, образовывали важный транспортный коридор, который связывал Северо-западный и Юго-восточный Кавказ. Овладение этой территорией было важно для немцев.

По реке Куме оборонялась 11-я дивизия НКВД, которая была сильно растянута до 50 км. Дивизия понесла большие потери в борьбе с 40-м немецким танковым корпусом. После боя 11-я  дивизия  была ослаблена, понесла большие потери, не было артиллерии и противотанкового орудия, однако продолжала держать оборону и воевать с врагом в начале августа.

В тылу гарнизона Пятигорска стояло Полтавское тракторное училище, 250 курсантов 17-18 лет, без особых навыков и тяжелого оружия.

9 августа 1942 г. Немцы развернули свои силы в сторону Пятигорска после боя на реке Кума. Они наступали двумя колоннами, одна колонна шля со стороны Минеральных Вод, другая – по Черкесскому шоссе. Между Пятигорском и Минеральными водами шли тяжелые бои. Курсанты Тракторного училища не знали о приближении немцев. Часть курсантов находилась в казармах верхнего военного городка, часть в казармах за рекой Подкумок и небольшие группы патрулировали по городу. Эти небольшие патрули и приняли бой с немцами в разных частях города Пятигорска.

Первое столкновение с немцами в городе произошло на месте, где в настоящее время находятся  «Лермонтовские ворота». Немцы шли колонной, мотоциклы, а за ними порядка 20 танков. Курсанты открыли бой по мотоциклам и приняли на себя удар немецких танков. Курсанты отступали в сторону леса на горе Машук к скале ( с изображением Ленина). У этой скалы завязался длительный и неравный бой.

Немцы вошли в город по проспекту Калинина и со стороны Новопятигорска. Столкновения происходили и на Советском проспекте ( ныне проспект Кирова).

Силы были не равные, курсанты не были подготовлены и хорошо вооружены, в их арсенале были винтовки, штыки, пулемёт и 2 противотанковых ружья.

Курсанты отступали за реку Подкумок, немцы их преследовали и заняли казармы нижнего военного городка. Курсантам удалось выбить немцев из казарм, немцы отступили и стали дожидаться подкрепления.

В ночь с 9 на 10 августа курсанты решили выгнать немцев из города. В наступление перешли 3 курсантские роты, которые вели бои на склоне горы Машук.

Курсанты заняли оборону на возвышенности в районе Некрополя, для контролирования основной части города. Это было очень удачное место, т.к. с возвышенности был очень хороший обзор. 10-11 августа немцы пытались отвоевать эту позицию у курсантов, но безуспешно.

Курсантам, находившимся в казармах, было необходимо воссоединиться с другими отрядами, которые держали оборону на Некрополе и общими силами выбить врага из города. Но близ реки их ждали немцы. Для отвлечения врага была создана мобильная группа Германа Пестова. При помощи бронированного тягача Пестов с курсантами пробрался через мост в город и добрались до проспекта Свободы ( ныне проспект Кирова). По проспекту стояла немецкая автоколонна от жд вокзала до парка Цветник. Пестов с курсантами разбили колонну гранатами и горючими средствами, колонна загорелась. Немцы открыли огонь по тягачу Пестова, машина загорелась , но Пестову не удалось выжить, дверь защемила гимнастерку и пуля врага убила Германа Пестова. Таким образом лишили немцев топлива и вражеский транспорт был выведен из строя.

Погибшие бойцы 11-ой дивизии и курсанты Полтавского тракторного училища были захоронены в братской могиле рядом с Некрополем.

5 месяцев Пятигорск находился под натиском немецких оккупантов.

В городе действовала немецкая команда АГ 12, штаб которой находился в Ставрополе. Цель команды – зачистка населения ( евреи , цыгане , коммунисты).В начале сентября была проведена операция по уничтожению евреев.

При помощи воззваний оповестили евреев, что семьи будут расселять в малонаселенные районы, где будет выделено 6 гектаров земли каждой семье. Разрешалось взять с собой до 30  кг груза и явиться в назначенное время. Имущество в домах было описано и за расхищение домов был назначена карательная мера — расстрел. Жители еврейской национальности поверив, пришли в назначенное время. Их погрузили на транспорт и увезли в сторону Минеральных Вод , где было расстреляно от 3 до 6 тыс. человек  ( данные разных источников ) .

В городе действовали и гестапо и другие карательные органы за связь с партизанами. Партизанских отрядов было в городе  около десяти. Были отряды и за пределами города, близ Кисловодска , которые держали оборону .

Были в Пятигорске и группы подпольщиков, состоявшие из подростков. Они собирали данные для партизан , но были выявлены и казнены гестапо.

В Пятигорске , в центре города , установлен памятник разведчице Нине Попцовой, которая в 19  лет вела активную борьбу с врагом . Нина была разведчицей и связующим звеном между подпольщиками и партизанами, но была схвачена немцами и казнена.

Захоронения.

Бои и расстрелы были во многих частях города, захоронения были найдены на горе Бештау ( 170 чел.), на горе Машук , 11 братских могил было обнаружено на месте дуэли Лермонтова, 3 могилы  на Комсомольской поляне и в районе каменоломен (68 чел). Некоторые могилы были вскрыты и перезахоронены в братские могилы, те , которые были под скалами ( расстрелы гестапо) – не были вскрыты. Гестаповцы использовали машины-душегубки и машины с током, привозившие полумертвых людей к месту казни , сваливая тела со скал , взрывали скалы сверху, которые присыпали камнями тела.

На Кавказских Минеральных Водах в самом начале войны были организованы эвакогоспитали на базе курортов, санаториев, домов отдыха. В короткие сроки персоналом были оборудованы лаборатории, операционные, перевязочные, рентгеновские и физиотерапевтические кабинеты. В трудное для нашей Родины время эвакогоспитали не только блестяще справились с эвакуацией и реэвакуацией больных и раненых, но и обеспечивали все виды лечения для спасения раненых .

Освобождение Пятигорска.

1 января 1943 года Северная группа войск Закавказского фронта перешла в наступление — разгром группировки немецко-фашистских войск под Сталинградом позволил начать освобождение Северного Кавказа от оккупантов. Вечером 10 января, сломив немецкое сопротивление в районе реки Малки, соединения 37-й и 9-й армий вплотную приблизились к городам Кавказских Минеральных Вод. Утром 11 января части 351-й и 295-й стрелковых дивизий и 10-й Гвардейской стрелковой бригады вошли в Пятигорск. К вечеру того же дня были очищены от фашистов и соседние города.

При отступлении из Пятигорска, немцы решили стереть город с лица земли, минировали город, разрушали здания, сжигали архивы, документацию. Всего было разрушено более 350 зданий и сооружений.

1940 г. – население Пятигорска составляло 62 тыс. человек

1946 г. – население Пятигорска составило 40 тыс. человек

 

 

Память и слава — Советское искусство времен Великой Отечественной войны

ОПЫТ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ЯВЛЯЕТСЯ ВАЖНЕЙШИМ МЕСТО В НАСЛЕДИИ СОВЕТСКОЙ ЭРЫ ИСКУССТВО. КАК ТЕМА, КОТОРАЯ ПРОДОЛЖАЕТ СЛЕДИТ СИЛЬНЫЕ ЧУВСТВА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ ДО ЭТОГО ДНЯ, ЕЕ СУЩЕСТВЕННЫЙ СЛИЯНИЕ ТРАГЕДИИ И ТРИУМФА НА ЛИЧНОМ УРОВНЕ ПЕРЕСЕЧАЕТСЯ С ОФИЦИАЛЬНЫМ ИНТЕРЕСОМ К СУБЪЕКТУ, РАССМАТРИВАЕМЫМ И ПАТРИАЛЬНЫМ ПАТРИУМОМ ДЛЯ СЕБЯ. Соответственно, в искусстве на тему войны ГЛУБОКО ЛИЧНЫЕ МОТИВАЦИИ СОВМЕСТИЛИСЬ УРОВНИ ОПОРТУНИСТИЧЕСКИХ АМБИЦИЙ, ЧТО-ТО ОПРЕДЕЛЯЕТ ЕЕ РАЗНООБРАЗИЕ И КАЧЕСТВО.

Одним из факторов, часто влияющих на разницу в качестве, является дата создания конкретного произведения — большое значение имеет то, было ли оно создано во время войны или после нее. Другой — основывается ли создатель того или иного произведения на собственном опыте или нет. Однако существует граница между произведениями, созданными во время и после войны, сродни границе между непосредственным участием в событии и более поздней сценической интерпретацией, между реальным субъектом действия и имитатором драмы.Личное участие в любой известной исторической драме, факт проживания в одни и те же годы придает уникальное содержание любому высказыванию на эту тему; понятно, что олицетворение иногда также может подняться до высокого уровня мастерства. Этот писатель, осознавая различие между знаниями из первых рук и из вторых рук, предпочитает в этой статье сосредоточиться в основном на работах, созданных между 1941 и 1945 годами.

Вопреки известному изречению о том, что музы молчат, когда грохочут ружья, голос искусства не затих в начале Великой Отечественной войны, хотя, конечно, он звучал совсем не так, как в довоенные годы.В годы, непосредственно предшествовавшие войне, в советском искусстве почти полностью отсутствовало ощущение надвигающейся катастрофы, хотя Вторая мировая война началась в 1939 году, и гитлеровская Германия серьезно готовилась к нападению на СССР. Официальное искусство социалистического реализма второй половины 1930-х годов трубило о достижениях советского строительства, восхваляло советских руководителей и горячо льстило «новому советскому человеку»; однако ликующий тон этого искусства выглядел бы неуместным утром 22 июня 1941 года.Теперь никто не хотел и не мог создавать гламурные образы; для этого не было никаких моральных, физических или материальных ресурсов. Вся культурная среда быстро менялась, примерно по той же схеме, что и начало Гражданской войны. Возник незамедлительный и срочный спрос на графические элементы двух видов: пропагандистские политические плакаты, обращенные к населению как в незанятом центре, так и на полях сражений, и «быстрые» картинки, отображающие все, что может уловить наблюдательный глаз художника — прежде всего впереди.

Опыт политического плаката в первые годы после большевистской революции и «Окна РОСТА» (Российское телеграфное агентство) были заимствованы в кампании «Окна ТАСС» официального советского информационного агентства, теперь публикуемой в Москве; Аналогичным образом в Ленинграде зарекомендовала себя группа художников «Боевой Карандаш». Сегодня многие находят жанр политического плаката не привлекательным, учитывая напыщенность и аффектацию, которые почти всегда отличает его.Тем не менее, советский плакат военного времени удивит непредвзятого наблюдателя своей исключительной точностью в изображении социальной энергии, которая играла роль в борьбе между Германией и Советским Союзом от начала до конца, а также его способностью возбуждать в любой ситуации. в данный момент эмоции, которые воодушевят и помогут победе.

На первом этапе войны актуальность национальной мобилизации для борьбы с врагом нашла отражение в таких плакатах, как «Родина-мать зовет!». Ираклия Тоидзе и «За Москву встанем!» Николая Жукова и Виктора Климашина.Фотоколлаж-плакат Виктора Корецкого «Солдат Красной Армии, спаси нас!» непосредственно привлекает зрителя, как самый известный плакат Дмитрия Моора «Ты присоединился к добровольческому отряду?», только с гораздо более душераздирающим изображением — красным штыком, готовым разорвать тело ребенка. Сообщалось, что плакат Корецкого был хорошо известен в антинацистской Европе, особенно в Великобритании. Период между битвой под Москвой и победой под Сталинградом лучше всего связать с образами храбрости в произведении Жукова «Сражайтесь с ними насмерть!». и «За Родину!» Алексея Кокорекина, где человеческие фигуры изображены в момент крайнего напряжения действия.В 1942 году также была создана литография Николая Тырсы «Тревога», выпущенная «Combatant Pencil» в качестве флаера: величественная и печальная тишина северной столицы той зимой в осаде, лучи прожекторов и взрывы зенитных ракет. в черном небе над Исаакиевским собором доказало, что линия фронта пересекала самое сердце культурной истории России.

На этом фоне можно лучше понять яд ненависти, извергнутый художниками Кукрыниксов в их «Превращениях фрицев».Знаменитая часть из «Окна ТАСС» изображает ряды нацистских войск, постепенно превращающихся в бесконечное поле, усеянное надгробиями. 1943 год стал переломным в войне: плакат Виктора Иванова «На Запад!» изображает советского солдата, сбивающего прикладом ружья указатель «НАХ ОСТЕН», незадолго до этого прикрепленный к березе немецким солдатом. А Леонид Голованов вскоре придумал новаторский плакат «Мы доберемся до Берлина!». (1944), где воин, который был в гуще событий на предыдущих плакатах, заменен на этом улыбающимся солдатом.Сидя в тени дерева, он поправляет ботинки перед тем, как продолжить свой маршрутный марш (этот солдат очень напоминает юмористического и отважного героя популярного стихотворения Александра Твардовского «Василий Тёркин»). Плакат Джозефа Серебряного «Давай, протяни руку!» был отмечен и новой темой — молодая женщина, взявшая тачку, полную кирпичей, весело обращается к зрителю: пора восстанавливать все, что разрушила и разбила война. Завершает этот ряд плакатов произведение Голованова «Слава Красной Армии!». (1945), где солдат ранее был показан в «Мы доберемся до Берлина!» лучится радостью победы.Голованов показал свой старый плакат за спиной солдата — самое подходящее заявление — а справа на стене, пронизанной пулями, была надпись: «Мы сделали это здесь!» Другая надпись поменьше гласит «Берлин 2 / V 45», а еще меньшая надпись белым на сером «Слава русскому народу».

С точки зрения стиля искусство советского плаката вписывается в широко понимаемый международный неоклассический канон 20-го века (который, однако, несомненно, не лишен собственных разделений и внутренних конфликтов), который в целом был стержнем Советское искусство 193–1995 годов.Существенные аспекты советского плаката военного времени, его общая направленность и изобразительные методы в значительной степени оправдывались историческим контекстом и существующими проблемами социальных коммуникаций: это было жизненно важное вдохновляющее послание, адресованное миллионам. То же самое не всегда можно сказать о многих картинах или скульптурах, тем более о монументальных композициях в духе сталинского соцреализма.

Как правило, на этом раннем этапе в большом количестве художников-графиков преобладали мелкие живописные репортажи на месте, работы, которые в основном подчеркивали душевное состояние, действия и жесты людей на переднем плане; иногда эти наброски наблюдений превращались в полноценные визуальные повествования.Однако как крупномасштабные, так и мелкие графические работы военного времени стилистически отличались от основной части советского графического искусства предыдущего периода, отмеченного культивированием академических тенденций квазиклассицизма, которые под видом » борьба с формализмом », высшее мастерство и« полнота »реалистического образа подразумевали крайне негативное отношение к любому виду живого, раскованного рисунка. Оказалось, что ни наблюдательные зарисовки с поля битвы, ни графические элементы военного времени не соответствовали таким требованиям: в том виде искусства, который мы рассматриваем здесь, естественно, доминировал широко понимаемый реалистический стиль.

Определенные повторяющиеся символические мотивы, общие для всего военного искусства, проявились в этом довольно спонтанном потоке образов. Пожалуй, самым ярким среди них был мотив прифронтовой дороги, результат попыток художников осмыслить жизнь осажденной Москвы в первые годы войны. В «Укреплениях в Москве» Алексея Лаптева или «Ежиках у Савеловского вокзала» мы видим не нарядный центр Москвы, а рабочую, будничную Москву — так выглядела большая часть города в середине. 20 век, которого сегодня почти нигде нет.Улица, по бокам которой стояли невзрачные двух- или трехэтажные дома, внезапно виднелась брандмауэр одинокого многоквартирного дома; цеха машиностроительного завода вклиниваются в жилой квартал; старый кирпичный дымоход. Трамвайная колея превращается в один из многочисленных переулков; железные детали преграждают путь, и эти «ежи», а также рельсовые пути и провода наверху, кажется, сжимают все изображение, поскольку холодная тьма той зимы в Москве пронизывает каждый маленький штрих рисунка.Возле магазина собралась группа людей с черными силуэтами — скорее всего, они ждут, пока еду «бросят им дорогу». Общее зрелище пропитано болью, а также чувством несгибаемой силы и непоколебимой решимости выдержать это, которые в то время мотивировали миллионы.

Картины, созданные в конце 1941 — начале 1942 годов, заряжены подобными эмоциями, как если бы заимствованы из упомянутых графических наблюдательных работ. Одно из самых ярких таких произведений — «Ленинградское шоссе» Георгия Нисского — бесконечное шествие танков, которые отталкивают вездесущие преграды из сваренных между собой рельсов.Еще одна не менее важная работа — известный пейзаж Александра Дейнеки «Подмосковье. Ноябрь 1941 года», на котором город ощетинился не только противотанковыми «ежами», но и вьющимся инеем недавно выпавшего снега; резкие ржаво-серые цвета глубоко посаженных в холм городских построек поднимаются из земли Москвы на глазах у зрителей — а может быть, на глазах врагов, штурмующих столицу?

Один из главных художников России Константин Юон постарался передать в своей картине «Парад на Красной площади.7 ноября 1941 г. «та же атмосфера города-символа — города, который, казалось, собрал все мужество непобедимой нации; художник приступил к работе сразу после того необычного парада, который проходил в момент, когда Нацистские войска находились всего в двух-трех десятках километров от Кремля и прикончили его вскоре после окончания войны.

Интересно, что, обращаясь к таким темам, художники-графики и живописцы обычно избегали введения в свои композиции крупных планов доблестных воинов, в отличие от стиля 1930-х годов, когда картины соцреализма для официальных выставок были почти немыслимы без банального образа «положительный персонаж».Воодушевляя художников избегать напыщенности и театральности, война стала для искусства моральным испытанием. В то время как на плакатах по-прежнему изображены отважные, создатели станковых картинок успешно стремились убедительно передать желаемое сообщение через всю визуальную структуру композиций, часто отдавая предпочтение таким жанрам, как пейзаж — пространство природы, воспринимаемое. через определенную линзу, казалось, были поглощены десятки личных историй людей, вовлеченных в общую драму.

Поэтому логично, что «Дорога жизни» через Ладожское озеро стала одним из знаковых образов, запечатлевших опыт экзистенциального испытания на выносливость в блокадном Ленинграде. 1942 — Владимир Богаткин, Соломон Боим, Евгений Данилевский, Иосиф Серебряный … Снова и снова обледеневшее озеро, заснеженные прибрежные болота, тяжелые облака наверху, а в центре, машины и группы людей, укрывающихся из-под пушки. -пожарьте, одновременно пытаясь спасти грузовики с их драгоценными грузами.Как ни странно, такие композиции напоминают излюбленную тему романтиков середины 19 века: плот с людьми на нем или лодку в бушующем море. Возможно, не в отличие от романтиков до них, советские художники сосредоточились не только на группе людей, которые должны были быть выставлены эффектно, но на их стойкости, которая бросила вызов безжалостному нападению враждебных и стихийных сил.

Изображение дороги поля боя было еще одним хорошо развитым типом. Картина Николая Жукова 1943 года «Дорога на поле битвы» передает послание о том, что все люди были вовлечены в тяжелые и трудоемкие войны.Грузовики, множество которых продвигаются к горизонту, перевозят больше солдат, чем они могут вместить; их колеса застревают в разбитых и залитых водой рельсах, меланхолические поля по обе стороны дороги кажутся безжизненными, в то время как оборванные провода свисают на столбах, а рев двигателей и карканье взволнованных ворон — единственные звуки быть услышанным под низкими дымящимися облаками. Несмотря ни на что, они продвигаются вперед, к месту, откуда эта огромная масса людей снова бросится в новую битву.Поучительно сравнение картины Жукова с картиной Валентина Курдова «Партизаны на марше», последней с ее длинной извилистой вереницей черных фигур, медленно и неуклонно движущихся по бескрайнему заснеженному полю.

Другая статья Курдова, «Смерть фашистским оккупантам», предлагает другой взгляд на эту тему. В этом фрагменте дорога никуда не ведет; идущий параллельно плоскости листа, он выглядит как своего рода нижняя линия. За дорогой поле после битвы с разбросанными вокруг «остатками» обломков — заграждения из колючей проволоки, лес с обугленными, сломанными деревьями; кажется, что тишина окутывает все, что мы видим, когда угасающий дым костра смешивается с лучами медленно восходящего солнца, и мы замечаем на переднем плане брошенное тело вражеского солдата у обочины дороги.Эта практически безлюдная среда вызывает почти симфонически сложное осознание финала войны и огромной, ужасной цены, которую она заплатила.

Свидетельства в виде рисунков помогают нам понять, что особенно сильно удивило солдат, когда закончилось последнее сражение — тишина, пропитывающая неподвижный воздух и весь пейзаж; вид на рассветы и закаты больше не заслоняется разрывами снарядов и свистом пуль. Подобные сцены запечатлел Владимир Богаткин в своих незамысловатых произведениях, быстро набросанных карандашом: «Это Тиса» и «Тишина на гулянии».Сходные эмоции лежат в основе большой картины «Победа. Берлин», созданной чуть позже — в 1947 году — художником Дмитрием Мочальским, лично ставшим свидетелем событий тех дней.

Картина Мочальского вполне может быть одной из самых проницательных работ советского художника на тему победы: она не просто рассказывает историю победы и ликование победивших солдат. Изображения, связанные с победой, такие как танкисты, поднимающие шлемы и гарнизонные фуражки, приветствуя красное знамя, установленное на Рейхстаге, и группы солдат, взволнованно смотрящих на чудо павшей цитадели Рейха, позиционируются художником. в середине.Фон картины, тщательно проработанный и изящно обработанный кистью, представляет собой безмолвный дымящийся колосс символического здания, представленный во всем трагическом величии исторического момента. В картине преобладает образ яркого утра первого мирного дня, утра, неспешно и от всего сердца смакуемого двумя солдатами, сидящими на своих сумках для снаряжения и находящимися прямо перед зрителем. Концептуализация, предложенная Мочальским, содержит как жестокую правду прошлого опыта, так и глубокую радость победы, а также, возможно, предвкушение трудностей, с которыми победившие солдаты столкнулись после войны.

В качестве предварительного заключения можно с уверенностью сказать, что для тех, кто интересуется искусством и историей России, советская графика 1941-1945 годов служит почти буквально путеводителем по дорогам Великой Отечественной войны. По мере того, как разворачивалась драма войны, художники-графики заинтересовались созданием более полных, похожих на панорамы изображений событий войны. Несколько опытных художников придумали и выполнили различные тематические серии картин. К таким сериям рисунков относятся: «Не забудем, не простим» Дементия Шмаринова, «Севастопольский альбом» Леонида Сойфертиса, «Блокадный Ленинград» Алексея Пахомова; многие из этих серий представляют собой настоящие визуальные хроники, дающие разносторонний взгляд на определенную главу четырехлетней истории войны.

Ведущие художники, которые к началу 1942 года восстановили свои прежние художественные навыки, обычно не видели своей миссии хроники событий на поле битвы и в незанятом сердце СССР. Постепенно жанр большой станковой живописи вернулся — недавняя мифология социалистического реализма перестала действовать, художники стремились философски осмыслить важнейшие человеческие столкновения в идущей войне.

Все это в полной мере относится к Александру Дейнеке, создателю картины «Оборона Севастополя» (1942), очень выразительной и динамичной работы, подобной знаменитым произведениям, которые художник создавал в юности в 1920-е годы.Картина впечатляющая и эффектная, хотя замысел художника трудно уловить, не задействовав в полной мере и сердце, и разум. Вероятно, самая важная новинка этого произведения — это новый тип модели, который странным образом отличается от моделей товарных знаков с плакатов того же периода, от этих закаленных, зрелых, испытанных в боях солдат. Модель Дейнеки — молодой воин, такой же бесстрашный и вспыльчивый в гуще битвы, как и его коллеги с плаката, но принадлежащий к другому поколению, созданный по другому образцу.

Напрашивается вопрос: откуда он пришел и для чего? Ответ можно легко найти, если рассмотреть биографию художника: новая модель Дейнеки естественным образом выросла из моделей, которые художник рисовал и рисовал в течение предыдущего десятилетия; Этот тип макета также фигурировал в некоторых работах художников из Общества станковых художников (ОСТ) в Москве и «Круга» в Ленинграде. Брат учеников школ коммунистической партии и «молодых женщин-толкателей ядра» с картин Александра Самохвалова, новый солдат был немного более старым вариантом изображений тренажеров, которые Дейнека тоже производил в больших количествах.Возможно, трагические испытания, выпавшие на долю молодого советского поколения на войне, были предметом особой заботы художника, вдохновившего его на этот живописный реквием. Ведь живопись Дейнеки, как бы следуя традиции мелодичных картин такого типа, представляет зрителю богатую, сложную панораму чувств и эмоций, стержневой темой которой является печальная красота подвига человеческого самопожертвования.

Что делает картину такой запоминающейся, так это изображение крайнего напряжения смертельной битвы между белыми и темными воинствами — и символическое участие стихийных сил в этой битве; таким образом, человеческая трагедия отражается и даже продолжается в реальном пространстве, где происходит событие.Небо источает огонь и дым, и кажется, что оно кровоточит. Полоса берега — последний оплот светлых людей — возвышается у них под ногами, как каменная площадка для будущего памятника. А за их спинами колышется черно-зеленая морская бездна, как символ всепоглощающей вечности. Дейнека ограничивает энергичную динамику большой многофигурной композиции утонченным гармоничным единством всех аспектов формы и цвета и даже придает определенное лирическое очарование своим любимым моделям.Последние лучи солнца, спрятанные за спинами «темных», формируют фигуры моряков, головы и светлые волосы в стиле, аналогичном тому, который часто применялся советскими художниками в 1930-х (особенно в 1930-1935 гг.), Когда они стремились передать свое возвышенное видение юной модели — «человека светлого будущего».

Другой поворот был весьма необычным для советской живописи, посвященной схожей тематике. Матрос в белой форме, держащий пучок гранат в центре, и мертвый немецкий солдат в черном, лежащий у его ног, имеют похожее телосложение.В то время такое сопоставление могло вызвать у художника ужасное политическое обвинение в отсутствии патриотизма. Неудивительно, что «Оборона Севастополя» Дейнеки почти не получила похвалы от ортодоксальных советских критиков. Картина была проигнорирована, и даже много позже оказалось сложно купить ее для Русского музея в Ленинграде. Но можно подумать, что проблема с этой картиной более глобальная, чем кажется. Раньше, чем многие из его коллег, Дейнека пришел к мысли об исторической несправедливости и античеловеческой природе вооруженных конфликтов, особенно мировых конфликтов, и ему удалось передать эти размышления через визуальные образы.

Он делал это не раз. В следующем, 1943 году, он создал одну из самых мрачных советских картин на тему войны — «Поверженный туз». Сама русская земля, покрытая шрамами и безлюдная, кажется, находится на грани казни немецкого пилота — через мгновение он вот-вот рухнет об острые рельсы, врезанные в землю, которые держат фашистскую армаду. И хотя вся композиция выстроена так, что смерть врага кажется неизбежной, падающая фигура в черном кажется застывшей в воздухе.Возмездие врагу превращается в своего рода вечное назидание. Стиль Дейнеки в этой картине опасно (по советским меркам) близок к сюрреализму. Однако ужасающая точность и медленность ужасного изображения дают вдумчивому зрителю возможность самому провести важные параллели. Аллюзии в действии связаны с генезисом образа летчика, ведь по внешнему виду летчик Дейнеки несомненно напоминает фигуры из «Обороны Севастополя» и, опять же, молодых людей из советских картин 30-х годов прошлого века.

Было бы совершенно неправильно думать, что Дейнека каким-то образом хотел осудить одну из утопических идей, циркулировавших в то время, когда советское искусство было молодым. Что бы вы ни говорили, по сути, эта утопия была одной из самых солнечных фантазий в том новом видении мира, которое пыталась создать культура революционной нации; кроме того, Дейнека искренне вложил большую часть своего таланта в художественное царство этой утопии. Конечно, Дейнека не был ни открыто, ни скрытно антисоветским диссидентом, и, кроме того, он хорошо осознавал возможность наказания диктатуры Сталина.Следует отметить, что Дейнека как бы подводил черту под своими размышлениями о судьбах молодого поколения, вовлеченного в драму войны, когда в 1944 году создал картину под названием «Веселье». Как и некоторые из его довоенных картин, на этой изображен излюбленный образ Дейнеки: спортивные девушки после купания бегут по высокому берегу реки навстречу ветру и солнцу. Зрелище действительно очень веселое — однако все молодые люди остались на картинах Дейнеки, посвященных той войне, — на границе насилия и принуждения, которые человечество не имело права нарушать.Насколько мы можем судить, глядя на довольно сложную ткань образов произведений Дейнеки, мастер подразумевал нечто более значимое, чем конкретное столкновение политических оппонентов.

Какими бы неоднозначными ни были отношения рассматриваемых художников с официальными доктринами, напрашивается вывод: во время войны они собрали достаточно сил, чтобы отбросить многие догмы и стереотипы, глубоко укоренившиеся в официальном искусстве художественного творчества. нация в годы пика этой культурной политики, т.е.е. в конце 1930-х гг.

Картина Аркадия Пластова «После того, как пролетел фашистский самолет» (1942), кажется, легко поддается интерпретации. Его история ясна: немецкий летчик выстрелил в стадо крупного рогатого скота в деревне. Труп мальчика-пастуха лежит в траве, рядом с ним пара животных … Повествование ведется в чисто реалистическом ключе, но в то же время художнику удается поднять образ до очень острого метафора, и это сочетание обеспечило картине огромную популярность у многих поколений россиян.Избегая какой-либо поверхностной стилизации, картина апеллирует к самым глубоким пластам национального сознания, а также к пластам дореволюционной русской культуры, которую большевистские идеологи пытались стереть из памяти советских людей. С незапамятных времен простые россияне считали, что убийство ребенка, разрушение души невинного ребенка — наихудший вид подлости. Кроме того, образ мальчика-пастуха среди тихих осенних пейзажей мог вызвать в сознании зрителей почитаемую картину юного Михаила Нестерова «Видение отроку Варфоломею».Пейзаж Пластова, казалось бы, нарисованный прямо с натуры, отличался парадигматическими образами, запомнившимися и полюбившимися многим, кто видел его в русских картинах рубежа ХХ века — рощу с золотыми березками, дрожащими на ветру, красновато-коричневым осенним полем — и таким образом. возродили традиции Нестерова, а также Валентина Серова и Исаака Левитана; Создается впечатление, что при работе над произведением Пластов внутренним взором сосредоточился на таких пейзажах, как «Октябрь в Домотканово» и «Золотая осень»…

Теоретики соцреализма не только обычно рассматривали пейзаж как маргинальный жанр (если только он не изображал колоссальные стройки сталинских пятилеток), но и лицемерно критиковали русскую школу лирической пейзажной живописи за ее якобы недостаток художественности. политическая активность и расслабляющая сентиментальность. Религиозное искусство Нестерова было для них особенно неприемлемо. Поддерживаемые государством критики пытались убедить общественность в том, что старый художник, который также был автором популярных советских портретов, полностью отказался от «неправильных идей» своих ранних лет (действительно, в 1920-1930-е годы Нестеров лишь изредка брался за религиозные темы. ).Но произведение Пластова, несомненно, навеяно ранним творчеством Нестерова. Подводя итог, война освободила советское искусство от клише соцреализма и расчистила путь подлинному яркому реализму, давним ценностям национальной традиции. Это был источник, из которого наш народ черпал свои духовные силы, чтобы вести великую битву против злобных захватчиков.

В этом контексте зародились шедевры зрелого пластова. Старый крестьянин в его «Жатве» кажется близким родственником суриковским стрельцам с их молчаливой несгибаемой силой воли.Его «Сенокос» (оба произведения созданы в 1945 году) показывает праздник лета в деревне, разворачивающийся после катастрофы войны. Но это праздник, смешанный с голодом первых месяцев мира и пропитанный горьким потом неустанного труда крестьян. И здесь Пластов кажется скорее наследником реализма общества «передвижников» и предшественником наших закаленных неонативистских «деревенских прозаиков» («деревенщиков») 1960-х годов, чем, скажем, Родственник Ивана Пыриева с его идеализированными «Кубинскими казаками» — музыкальным фильмом, очаровывающим довоенную жизнь при Сталине.

Не менее актуальная и даже более глубокая культурно-историческая ретроспектива характеризует искусство Павла Корина. В 1942 году он создал композицию «Александр Невский», переполненную героическим патриотическим рвением, — она ​​станет опорой большого триптиха, в который войдут два других символических изображения прошлого России, созданных позже: «Северная баллада» и «Древняя легенда». «Северная баллада» изображает две статные фигуры — мужчину и женщину — которые неподвижно стоят у волшебного озера и созерцают тихое утро; Этот образ также вызывает ассоциации с пейзажами Михаила Нестерова, наставника и друга Корина.В правой части триптиха «Древняя легенда», добавленного после войны, изображены старуха-сказочница и храбрый парень, держащий дубинку, на фоне фрески святого Николая. Несомненно, в центре внимания — князь Александр Невский, победитель тевтонских рыцарей: частично загораживая вид на новгородскую церковь, он стоит под знаменем, с которого древний иконический образ Спасителя Огненного Ока, заимствованный из икон Богородицы. XII-XIII веков, пристальный взгляд на зрителя — элемент, который был чем-то неслыханным и даже почти не учитываемым в официальном советском искусстве.

Тем не менее, такие исторические ссылки, как упоминалось ранее, естественным образом появились во время войны, периода, отмеченного пробуждением национального самосознания; без него борьба народа с врагом была бы бессмысленной и даже безнадежной, что прагматично понимали даже коммунистические лидеры страны. Одновременно с «Невским» Корин задумал и даже начал работать над еще одним триптихом — «Дмитрий Донской», но оставил его незавершенным. Хотя центральная часть прежней работы была встречена довольно благосклонно и вскоре попала в собрание Третьяковской галереи, похоже, что оба триптиха вызвали у Корина много беспокойства, поскольку они каким-то образом перекликались с концепцией его гигантской картины «Исчезающая Русь». «, произведение, от которого художник был вынужден отказаться во второй половине 1930-х годов, поскольку власти усмотрели в нем» прославление религии «.

Прославленные портреты Корина, созданные в первой половине 1940-х годов, отмечены той же атмосферой торжественного героизма, что и «Русь» и триптихи. Художник изобразил пианиста Константина Игумнова (с 1943 г.) за роялем с открытым верхом, исполняющего одну из сонат Бетховена; занавес за моделью словно обжигает нас ледяным жаром пламени. Возможно, визуализация занавеса очень подходит для атмосферы военного времени. Корин также изобразил нескольких командующих Советской армией, в том числе Георгия Жукова (художник был отправлен в Берлин в начале мая 1945 года специально для этого задания).Следует добавить, что тогда упоминания о драме Отечественной войны 1812 года тоже встретили в обществе положительный отклик. Свидетельство тому — историческая картина Николая Ульянова «Жак де Лористон в штабе Кутузова» (1945), где художник уверенно применил живописную технику своего прославленного учителя Валентина Серова при концептуализации моделей по образцу толстовской «Войны и мира».

Любимый художник Иосифа Сталина и Климента Ворошилова Александр Герасимов создал в 1944 году довольно впечатляющее произведение, отмеченное большим мастерством (подражая стилю Репина), картина, которая сегодня кажется чем-то вроде парадокса — это портрет некоторых художников, чьи творческие карьеры началось еще в конце 19 века и в течение десятилетий продолжалось довольно гладко в Советской России.В состав группы входят художник-график Иван Павлов и живописцы Василий Бакшеев, Витольд Бялы-Ницкий-Бируля, Василий Мешков. В этом «Групповом портрете …» Герасимов стремился убедить зрителей, что даже во время самого большого бедствия, с которым когда-либо приходилось сталкиваться нации, ее культурные символы получали должное.

Бессмысленно спорить о том, было ли уместно всячески поддерживать деятелей культуры страны в те тяжелые времена. При этом эта картина вряд ли откроет зрителю будущего в его самом сокровенном и, возможно, самом важном аспекте.Поддержка, оказываемая многим из наших величайших деятелей культуры, заключалась не в предоставленных им удобствах, в некоторых случаях в период, когда остальная часть страны жила в крайней нужде. Во время войны государству Сталина пришлось ослабить свою удушающую хватку над искусством, культурой и интеллигенцией в целом, чтобы снять некоторые из этих бесконечных цензурных ограничений, остановить кампании раздираемой критики, раздуваемой партийными догматиками — короче говоря, чтобы приостановить машина, которую она безудержно заводила в 1930-х годах.Борис Пастернак, Дмитрий Шостакович и многие другие в беседе с близкими друзьями заявили, что не верят в возобновление практики принуждения к артистам после войны. Это было удивительно, но факт — в военное время искусство дышало свободнее, чем до войны или в последние годы жизни Сталина. Надежды на будущее, которые питали эти деятели культуры, не оправдались. И все же в стране был кратковременный период политической либерализации, который оставил после себя впечатляющий объем работы в качестве доказательства.Что касается изобразительного искусства, то в основном такие достижения были сосредоточены в жанре портрета.

Хотя в групповом портрете Герасимова можно обнаружить небольшие признаки величия, следует отметить, что в период создания «портрета четырех старцев» возникли более глубокие, даже конфессиональные произведения. Заслуживают упоминания двух выдающихся мастеров, ответственных за возникновение ярких новаторских направлений в русской живописи ХХ века — Мартирос Сарьян, один из основателей группы «Голубая роза», и Петр Кончаловский, основатель другого объединения «Бубновый валет». «.Следует помнить, что при советской власти оба художника были вынуждены снова и снова публично высказываться о своем раскаянии по поводу своего юношеского «формализма», модернизма и авангардизма; до самой смерти они оставались избранными подозреваемыми среди ортодоксальных «марксистских» критиков.

В 1942 году Сарьян создал великолепный автопортрет «Три века». В центре его трех представлений о себе — образ 60-летнего художника, пытливо и пристально смотрящего на людей и на жизнь, которая так захватывающе разворачивалась на глазах и в уме мудреца-мастера; держа карандаш, его пальцы никогда не отрываются от листа бумаги.Справа и слева от старого Сарьяна по бокам две фигуры — своего рода ответ тем, кто хотел заставить художника отказаться от своего кредо и жизненного опыта. Без тени сомнения и полностью вооруженный зрелым артистическим темпераментом, Сарьян предложил новый взгляд на свои самые известные автопортреты, сделанные в юности и в 1930-х годах. У нас есть все основания рассматривать такое последовательное самоутверждение как мощное художественное, а также гражданское заявление — утверждение единства и ценности культур начала и середины его жизни, всех духовных богатств человечества. провальный 20 век, которые были разрушены и разогнаны корыстными политиками и идеологами.

Автопортрет Сарьяна просит поставить рядом с автопортретом Кончаловского 1943 года. В этом произведении также легко можно определить дату создания по строгой внутренней сосредоточенности, которая отличает художника, держащего кисть. Позади него на столике стоит небольшая статуя великого художника Василия Сурикова. Свекор Кончаловского Суриков навсегда остался для него образцом вдохновенной и бесстрашной пожизненной преданности русской культуре. Теперь, когда шла война, художник, уже далеко продвинувшийся в свои годы, считал, что непрерывное увлечение искусством — его главная обязанность.Резко выделенные контрасты между желтым и зеленым в этом произведении хорошо сочетаются с изображением пристального внимания художника к самому себе и зрителям. В то же время тщательно продуманное столкновение цветов вызывает переживания его юности в группе «Бубновый валет», когда Кончаловский и его товарищи атаковали публику десятками смелых картин, отмеченных очень выразительными цветами и ритмами.

Вот еще одно красноречивое признание нераскаявшегося мятежника.Об уровне его значимости для художника свидетельствует тот факт, что в 1946 году он, как бы отмечая свое 70-летие, создал произведения, поражающие как необузданной живописной энергией, так и полным несоответствием официальным правилам советской культурной жизни. Речь идет о работах «Полировщик» и «Золотой век». Вряд ли какая-либо картина, созданная советским художником в тот период, была отмечена таким явным пренебрежением догматами соцреализма: за весь период с 1947 года до «оттепели» на рубеже 1960-х годов ни один советский художник не создал ничего более смелого в художественном отношении, чем эти две штуки.Конечно, ни один из них не содержит никаких ссылок на войну, однако самим своим существованием они обязаны сдвигам, произошедшим в духовной жизни общества во время войны, и, по-видимому, общей атмосфере, созданной великой победой. За последнее десятилетие своей жизни Кончаловскому не удалось добиться ничего подобного, и он вернулся на свой привычный путь, ежедневно работая над натюрмортами и портретами своей семьи и друзей.

Глядя на массив портретов военного времени, зритель не может не видеть, что в центре каждого из них стоит грозная личность, буквально «выбитая» историей.Такую индивидуальность лучше всего объясняет характеристика великого советского писателя Андрея Платонова одного из своих героев — человека, воевавшего на войне: Фомин в душе «колотил камень горя». Это «избиение» подразумевает огромную силу духа, смешанную с болью тяжелой утраты. Оба казались условиями, созданными реальностью национальной катастрофы для вовлеченных людей, как военнослужащих, так и мирных жителей. Между тем индивидуальная чуткость художника раскрыла в каждой из его моделей те личные черты и особенности его эмоционального склада, которые помогли человеку достойно ответить на вызовы времени.Вероятно, это объясняет, почему автопортреты столь непохожих художников, как Кончаловский и Сарьян, имеют так много общего по настроению. Академик Йозеф Орбели, директор Эрмитажа, который во время войны заботился о его бесценных коллекциях и спасал их от разрушения, был их равным по личным качествам, что можно заключить по его небольшому портрету 1943 года, очень эмоциональному. и выразительный, того же художника, Сарьяна. Петр Котов, чье наследие включает в себя десятки портретов выдающихся военных врачей и командиров, оставил после себя мастерски выполненный портрет выдающегося хирурга Николая Бурденко, чья уникальная мощная личность передана с сухой точностью и без всяких излишеств.

Особого внимания заслуживают работы скульптора Веры Мухиной, выполнившей в 1942 году заказные портреты первых обладателей высших боевых наград Героев войны СССР полковников Ивана Хижняка и Бария Юсупова. Эти изображения представляют собой не что иное, как головы в натуральную величину, сидящие на скромных постаментах из черного камня. Мухина решительно отказалась от всех аксессуаров парадного портрета. Эти произведения представляют собой удивительно правдоподобные изображения людей, взявших на себя всю полноту боевых дел; выразительное моделирование использованного материала (бронза) с безжалостной объективностью выявляет на лицах мужчин все травмы, нанесенные войной.Жестокая правдивость их лики, кажется, почти страшно, и все же ключевой характеристикой обоих портретов является звук правдивости образа которого моральная основа для Мухиной, состоит в упорной воли, вытекающих из глубокой приверженности, ставшему героев Великой Отечественной войны .

Это был вопрос безоговорочного выбора личности. Эта писательница считает, что в творчестве Мухиной тема такого выбора завершилась в двух произведениях, написанных ею в 1942–1943 годах. Первый — это женщина-«боец-партизан», изображение, казалось бы, неуместное среди других подобных изображений.Фактически, это произведение было вдохновлено историей Зои Космодемьянской, казненной немцами в подмосковной деревне, историей, которая в то время волновала весь народ; Мухина придала своему образу еще более символический смысл. Несколько других скульпторов, таких как Матвей Манизер и Евгений Вучетич, посвятили работы Космодемьянской, но только Мухина полностью сосредоточилась на сути, избегая описательности и приземленности любого рода. Голова Зои сразу завораживает своей мощной концентрацией духа и приверженностью определенным фундаментальным ценностям, вызывая у них классицизм эпохи Французской революции (аналогичные характеристики отличают творения Жака-Луи Давида).Обладая хорошим знанием истории европейской культуры, Мухина, казалось, формировала свой имидж в том же духе. Но она перенаправила тему на женский трек, как подсказывали российские и советские реалии; Нельзя забывать и о женских персонажах Льва Толстого, добровольно участвующих в национальной войне против французов.

В то же время облик «Партизана» полностью укладывается в рамки русскости ХХ века. Этот образ немного напоминает образ Федры в исполнении актрисы Алисы Ку-нен в театральной постановке Александра Таирова, которую Мухина видела и хорошо знала в молодости.Кроме того, он явно опирается на советские изображения молодых женщин довоенного десятилетия — это лишь один пример из многих, женщин, занимающихся спортом Дейнеки. Вероятно, Мухина рисовала и на знаменитой статуе «Обнаженная» (она же «Женщина-тренажер») (1937 г.) ее старшего коллеги, скульптора Александра Матвеева. И все же, хотя в творчестве Мухиной присутствует классицизм, она никогда полностью не впадала в академизм — она ​​никогда не отдавала предпочтение идеализированным, стерильным, гладким формам.

Мухина очень убедительно проявила такой подход в своем скульптурном бюсте Николая Бурденко (уже упоминалось о портрете Петра Котова), который в обсуждаемом контексте кажется таким же важным, как и портрет Зои.Обработка Мухиной завораживает своей динамичной, выразительной лепкой лица, помогая скульптору буквально погрузить зрителя в бурлящий поток эмоций и идей, характерный для Главного хирурга Советской Армии, сделавшего столько добра. вещи для военных, чтобы он стал легендой. Однако в теплокровной личности Бурденко, как и в других ее творениях, Мухина подчеркивает самое главное: осознание своей миссии и всепоглощающую преданность ей.В этом заключается национальный характер, закаленный в горниле войны и ведущий нацию к победе — образ Бурденко лишен каких-либо атрибутов его ранга.

Последний портрет Мухиной во время войны изображает известного морского архитектора академика Алексея Крылова. Это произведение сочетает в себе индивидуальный образ неотразимой, неповторимой личности и, как мы можем судить по общему настроению Крылова, ретроспективный взгляд, направленный с победного 1945 года на его эмоции и поступки военного времени.Интересно, что Крылов, обращенный к прошлому, напоминает крестьянина из «Урожая» Пластова, особенно если учесть, что Мухина использовала дерево — один из самых натуральных материалов. Русские старики Пластова и Мухиной, зорко прислушиваясь к тишине после битвы, «бьют» в душе гораздо больше, чем простые уроки русской истории …

Портретный бюст поэта Александра Твардовского, созданный Саррой Лебедевой (из гипса в 1943 году и из мрамора в 1950 году), резко контрастирует с этими работами.В советском искусстве того периода произведение Лебедевой было одним из немногих глубоко проницательных образов человека, принадлежавшего к молодому советскому поколению, чьи судьбы так интересовали Дейнеку, но который, в отличие от моделей Дейнеки, имел счастье остаться в живых в мире. горнило войны. Восхищаясь молодостью и очарованием таланта своей модели, скульптор проницательно уловила в глазах этого человека, обычно одетого в солдатскую рубашку, не очень удобный опыт, приобретенный за эти годы войны.Отсюда особый горький лиризм в концепции портрета — черта эпохи и поэтического дара Твардовского, который мастер, несомненно, хотел запечатлеть для потомков в белом мраморе вскоре после войны.

На последнем этапе войны и в первые послевоенные годы появилось множество монументальных картин и скульптур, посвященных эпическим историческим событиям, которые к тому времени уже заканчивались, поскольку статуи героев войны и монументальные мемориалы стали опорой Советское искусство того времени.Мемориал в Трептов-парке в Берлине, завершенный к 1949 году скульптором Евгением Вучетичем и группой архитекторов во главе с Яковом Белопольским, — самая значительная работа, выполненная на тот момент. В мемориале доминирует очень популярная статуя советского солдата Вучетича («Воин-освободитель»).

Однако прежнее щедрое официальное признание крупных произведений искусства на военную тематику не должно мешать нам ценить гораздо более скромные произведения, которые, тем не менее, часто передают бесценную поэтическую правду о влиянии победоносного завершения войны, которое включало не только грандиозные парады и поминки с участием сотен и тысяч людей, но также и радикальный поворот в человеческом существовании — возвращение из ада войны к мирной жизни.Необходимость задуматься над этим изменением привела к появлению лирических, личностных тенденций, которые составляли многие прекрасные картины, появившиеся в середине 1940-х годов и обычно не приветствовавшиеся корпусом критиков, связанных с партией. Тем не менее, как в центре боевой линии, так и на ее окраинах люди оставались людьми — они любили красоту природных пейзажей своей родины, деревья и цветы, любили свои привычные предметы домашнего обихода и домашних животных.

Именно в этот период начинал Николай Ромадин как мастер задушевных лирических картин русского пейзажа.В мастерских таких знатных людей, как Сергей Герасимов или Мартирос Сарьян, не раз возникали великолепные образы природы и натюрморты с цветами, погружающие зрителя в созерцательное настроение и, казалось, сулящие душевный отдых. Важно отметить, что эти, казалось бы, скромные, интимные жанры использовались обоими художниками как средство передачи нам тех чувств, которые переполняли людей в конце войны, когда нацисты были практически разгромлены. Пейзаж Герасимова «Лед ушел» с удивительной тонкостью и величавой сдержанностью изображает тихую красоту и боль зарождающегося пробуждения природы.

Такие ясные и прямые личные высказывания, записанные с помощью визуального искусства, не только представляли важный аспект самопознания поколений, переживших войну, но и легли в основу возрождения искусства в последние десятилетия советской власти. правления, после того как диктатура Сталина окончательно ушла.

Вспоминая Великую Отечественную войну

Санкт-Петербург, обычно город царей, оказался задрапирован ярко-красным цветом.9 мая — День Победы в России, один из важнейших национальных праздников. День Победы знаменует победу Советского Союза над нацистской Германией в 1945 году и окончание того, что здесь известно как Великая Отечественная война. Советский Союз (СССР) потерял в общей сложности более 22 миллионов человек. В Санкт-Петербурге, известном в то время как Ленинград, есть особенно трогательная история ужасов: блокада Ленинграда, которая длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1945 года в общей сложности 872 дня. Окруженный враждебными нацистскими и финскими войсками, город был отрезан от всех источников продовольствия и погрузился в смертельную зиму; Только в 1942 году погибло около 650 тысяч ленинградцев.Большинство переживших этот период отказывались говорить об этом, предпочитая хоронить свое горе вместе со своими близкими.

Одна из первых экскурсий в рамках нашей программы была на Пискарёвское мемориальное кладбище, где анонимно похоронено около 500 000 человек, как военных, так и гражданских. Призрачная классическая музыка мягко дрейфует в воздухе, постоянно воспроизводясь из различных динамиков, стратегически расположенных по всему кладбищу. У входа тихо потрескивает Вечный огонь напротив огромной бронзовой статуи женщины, держащей венок, сторожащей мертвых.Вокруг статуи Родины лежат свежие тщательно продуманные цветочные композиции, а за ней в полукруглой гранитной стене вырезано мемориальное стихотворение Ольги Берггольц. Рядом находится небольшой музей, посвященный блокаде, где повторяется «Ленинградская симфония» Шостаковича, а посетитель может прочитать фотокопии страниц из дневника Татьяны Савичевой, которой было всего 11 лет, когда война пришла в СССР. Дневник был одним из материалов, использованных на Нюрнбергском процессе.

Как и следовало ожидать, Россия каждый год неустанно трудится, чтобы отметить День Победы грандиозными парадами.Граждане также массово ходят с фотографиями своих родственников, сражавшихся на войне, охватывая большую часть Невского проспекта, в знак уважения, известный как «Бессмертный полк». В течение нескольких недель городская администрация усердно украшала каждый уголок Санкт-Петербурга огромными знаменами, советскими и российскими флагами и огромными копиями различных военных заказов. Иногда вы увидите солдат, готовящихся к параду, безупречно одетых и размахивающих красными флагами. Санкт-Петербург, затаив дыхание, ждет 9 мая.

Великая Отечественная война неприкосновенна в советской истории, и даже сейчас мало кто осмелится оспорить ее. Это событие спасает Сталина от того, чтобы его заклеймили как чистое зло. Однако стоит упомянуть более подробно о том, что произошло в Советском Союзе после окончания войны. Те, кому посчастливилось выжить на территориях, оккупированных нацистами, оказались в печальной реальности — подозрения преследовали их всю оставшуюся жизнь.Они не могли получить определенное образование и работать на определенных должностях. Давным-давно они контактировали с нацистскими солдатами и выжили: что происходило? Сотрудничали ли они? Были ли они предателями? Проверить это было невозможно, поэтому официальная реакция заключалась в том, чтобы изолировать этих людей. Еще худшая участь ждала возвращающихся домой с Запада. Большое количество солдат, особенно более высокого ранга, были заключены в тюрьмы, поскольку считалось, что их «путешествие по Западу» теперь сделало их ненадежными; они видели лучшую жизнь.Пленные солдаты были опозорены еще больше, поскольку ожидали, что они погибнут в боях. Они сдались? Неужели они действительно ссорились? Даже те, кто оказался в нацистских концлагерях, по возвращении домой могли оказаться в советском ГУЛАГе. Героизм окутал навязанную государством паранойю.

Великая Отечественная война изменила облик Советского Союза, одновременно поставив его на колени и принеся ему величайшую славу. Некоторые считают, что День Победы пропагандирует культ Великой Отечественной войны, навязывает слепую национальную гордость и милитаризм, отодвигая исторические дебаты все дальше в тень.Хотя я считаю, что для России справедливо отмечать День Победы, особенно если учесть жертвы прошлого, нельзя забывать, что цена войны для советских людей продолжалась еще долгое время после падения нацистского режима.

Кыргызстан в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов

22.04.2020

№ 75 лет Великой Победы!

Мы помним!

За время войны в армию было отправлено более 360 тысяч человек, или каждый четвертый житель страны, всего было принято более 300 тысяч новых жителей.Более 30 тысяч кыргызстанцев были отправлены на предприятия военной промышленности за пределы республики.

Кыргызская Республика предприняла все меры для мобилизации всех ресурсов республики на нужды фронта, активизировала военно-мобилизационные мероприятия.

В целях регулярного обеспечения фронта подготовленными резервами при содействии и содействии партийных комитетов в республике были созданы центры военной подготовки.Горкомы партии и райкомы партии оказывали ежедневную помощь органам в обеспечении учебных центров командно-политическим составом, учебными и наглядными материалами.

Под руководством Центрального комитета Коммунистической партии (большевиков) Кыргызской Республики предпринимались последовательные усилия по созданию в республике воинских формирований. Лучшие сыновья Кыргызской Республики сформировали 316-ю стрелковую дивизию под командованием генерал-майора И.В. Панфилов, бывший военный комиссар Киргизской ССР, депутат Верховного Совета Киргизской ССР, член ЦК Коммунистической партии (б) Кыргызской Республики. На его территории были сформированы 385-я стрелковая дивизия, 4-я стрелковая бригада, 40-я и 153-я отдельные стрелковые бригады и другие части.

В 1943 году были сформированы три батальона автоматчиков имени Героев Советского Союза Чолпонбая Тулебердиева, Дуйшенкула Шопокова и «Чашек Кыргызстана».

Также военнослужащие из Кыргызской Республики были переброшены на другие военные базы и части, расположенные за пределами республики.

До конца 1943 года более 1500 старших сотрудников, входящих в номенклатуру ЦК, были направлены для пополнения командно-политического состава Красной Армии Центрального Комитета Коммунистической партии Кыргызской Республики. Среди них секретарь ЦК Компартии Кыргызской Республики А.Рысмендиев, заместитель Председателя Президиума Верховного Совета Киргизской ССР В.В. Фадеев, первый секретарь Фрунзенского обкома партии С.К. Соловьев, первый секретарь Тянь-Шанского обкома партии М. Бошкоев, начальник угольного управления ЦК КПСС Г. А. Уханов, начальник военного управления Фрунзенского обкома партии А. Оторбаев и многие другие.

В ноябре 1941 года Государственный комитет обороны, учитывая тяжелую обстановку в стране, принял решение о формировании национальных воинских частей в Кыргызской Республике, а также в других республиках Средней Азии.Позже, в феврале 1944 года, на сессии Верховного Совета СССР создание воинских частей союзных республик было законодательно закреплено. Эти события Коммунистической партии и Советского государства расширили права и обязанности союзных республик в отношении подготовки резервов Красной Армии, еще больше укрепили единство и братскую дружбу народов в борьбе с заклятым врагом. .

Решением ЦК Коммунистической партии (б) КР от 28 ноября 1941 года в республике были сформированы 107-я, 108-я и 109-я киргизские кавалерийские дивизии.Для обеспечения новых формирований политическим составом ЦК Коммунистическая партия большевиков Кыргызской Республики направила большую группу руководящих партийных, советских и комсомольских работников. Например, А. Иманалиев стал комиссаром одной из кавалерийских дивизий, Б. Шаяхметов, О. Ильмуратов, Б. Байбулатов — комиссарами полка, Ю. Амраев — комиссаром артиллерийской дивизии, А. Дунганов, У. Байсариев, Т. Политработниками подразделений стали Джунусов, А. Ахметов, А. Чотбаев и другие.

Укомплектование подразделений личным составом, конным поголовьем, хозяйством и продовольствием организовывалось за счет внутренних ресурсов республики. Колхозы и совхозы доставили им 1478 лошадей, 66 грузовиков, 222 телеги со сбруей, много продуктов, кормов и денег.

Батальоны, полки и дивизии, созданные на территории Кыргызской Республики, были отправлены на фронт после соответствующей подготовки.

Вместе со всеми братскими народами киргизские воины прошли весь трудный и героический путь борьбы с фашизмом.Они беспощадно разгромили захватчиков на подступах к Москве, у города Ленинграда, в Сталинградской битве, на Курской дуге, на просторах Украины, Республики Беларусь, Прибалтики, в Польше, Румынии, Венгрии, Чехословакия, Германия.

В Великой битве под Москвой знаменитая 316-я, а затем 8-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора И.В. Панфилов отличился. Неувядающий подвиг совершили 28 гвардейцев-панфиловцев, оборонявших подступы к столице.Среди них были киргизские воины — Дуйшенкул Шопоков, Григорий Петренко, Николай Ананьев, Григорий Шемякин, Иван Москаленко, Григорий Конкин.

Почти все они погибли смертью героев, но остановили фашистские танки на своих оборонительных позициях. 19 ноября 1941 года командир дивизии генерал-майор И.В. Панфилов умер смертью героя. Также ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Легендарный подвиг совершил комсомолец Чолпонбай Тулебердиев.6 августа 1942 года в бою на западном берегу Дона, южнее Воронежа, он прикрыл своим телом оружейный порт противника и ценой своей жизни обеспечил успешное выполнение боевой задачи. Мужественный сын киргизского народа посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Он навсегда зачислен в список стрелкового полка, а на западном берегу Дона ему установлен памятник.

В железные годы Великой Отечественной войны Кыргызская Республика находилась далеко в тылу врага.Война резко изменила привычный ритм жизни республики. Перестройка экономической жизни с мирной на военную, расширение производственных мощностей и быстрый ввод в эксплуатацию эвакуированных предприятий были важнейшими задачами военного времени.

Под руководством местных партийных организаций каждое предприятие республики пересмотрело производственные планы и номенклатуру продукции, организовало новые производства, мобилизовало внутренние резервы. Некоторые фабрики и заводы сразу прекратили выпуск гражданской продукции и перешли на выпуск продукции оборонного назначения по особому плану.

В годы Великой Отечественной войны в республику было эвакуировано оборудование более 30 заводов из временно оккупированных областей Украины, России и Республики Беларусь. На базе эвакуированных заводов были построены новые фабрики, которые в короткие сроки начали выпускать продукцию, необходимую для фронта. Они стали важнейшим фактором усиления всесторонней помощи фронту. Среди них: завод «Красный машинист», завод «Красный слесарь», завод сельскохозяйственных машин им. М.В. Фрунзе, Ошский шелковый комбинат, Новотроицкий, Кантский, Беловодский сахарные заводы, Кенафский завод и др.

Усилиями партийных организаций, коммунистов и всего трудящегося республики большинство эвакуированных заводов и фабрик в конце 1941 года, а часть в первой половине 1942 года вступили в строй и заработали на полную мощность. Начали изготавливать изделия для фронта.

Всего за годы войны введено в строй более 70 промышленных предприятий.Значительное развитие получили машиностроение, цветная металлургия, угольная промышленность, энергетика, а также некоторые отрасли легкой и пищевой промышленности. Объем промышленного производства в 1945 году по сравнению с 1940 годом увеличился на 22 процента, продукции машиностроения и металлообработки — в 3,5 раза, в том числе машиностроения — более чем в 10 раз, выработки электроэнергии — в 1,5 раза. Доля промышленности в народном хозяйстве республики в 1945 году по сравнению с 1940 годом в целом увеличилась с 50.От 2 процентов до 67,5 процента.

Преодолевая огромные трудности, связанные с нехваткой людей и техники, партийная организация Кыргызской Республики стремилась поддерживать необходимый уровень сельскохозяйственного производства в республике, чтобы бесперебойно обеспечивать армию и население продуктами питания, а промышленность — сырьем. Колхозы и совхозы расширили посевные площади. Всего за годы войны труженики сельского хозяйства республики дали государству продукции значительно больше, чем за пять довоенных лет.

Всего за годы войны Советская Киргизия поставила 7 миллионов тонн угля, 1,3 миллиона пар кожаной обуви, 8,6 миллиона швейных и трикотажных изделий, 1239,3 тысячи метров шелковых и шерстяных тканей, 94,4 миллиона единиц мясных консервов, 177 тысяч. тонн сахара, 839 тыс. тонн хлеба, 57 тыс. тонн картофеля, 57,8 тыс. тонн овощей, 128,6 тыс. тонн мяса и многие другие промышленные и сельскохозяйственные продукты.

Свинец с Ак-Тюза, ртуть и сурьма с Хайдаркана и Кадамжая, хлопок, шерсть и парашютный шелк, хлеб и мясные изделия — все, что было у республики в те годы, было поставлено на службу Великой Победе.

В связи с повышением спроса на электроэнергию с эвакуированных заводов было возобновлено строительство Лебединовской ГЭС и было принято решение о строительстве Аламединской ГЭС-1, которое началось в 1943 году и закончилось в 1945 году. Также завершено строительство первой очереди Большого Чуйского канала. Все эти объекты построены методом народного строительства. В 1942 году введен в эксплуатацию Хайдарканский ртутный завод.Повышенный спрос на уголь привел к резкому увеличению темпов роста объемов шахтного строительства.

За мужество и отвагу, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны, более 150 тысяч киргизских воинов награждены орденами и медалями, из них 74 человека удостоены звания Героя Советского Союза, 21 солдат награжден орденом Славы трех градусов.

Рабочие КССР добровольно перечисляли собственные средства на нужды армии.За счет собранных средств построено несколько десятков танков и самолетов, созданы детские дома для детей погибших солдат и фронтовиков. Всего было собрано более 189 миллионов рублей наличными, 964 миллиона облигаций и 56 кг серебра.

Вечная память о героях, отдавших свою кровь и жизни за Родину и за лучшее завтра!


Российские дети войны — последние свидетели рукотворной трагедии

В Никеле остался единственный живой человек, сражавшийся с оружием в руках на передовой — Николай Моторин (95).Он водил танки и участвовал в сражении за Кенигсберг (ныне Калининград) в 1945 году.

Его пиджак украшен рядом медалей и знаков отличия, в том числе орденом Жукова — награды, которой награждаются солдаты, сражавшиеся на войне. Жуков был самым награжденным генералом в истории Советского Союза.

Моторин рассказывает о тяжелых битвах. Был неоднократно ранен. Здоровье 95-летнего подростка подорвано, и он не хотел бы много рассказывать о том, через что ему пришлось пройти во время войны.

— Нет ни одной выделяющейся памяти. У меня сильные и ужасные воспоминания обо всей войне. — Я стараюсь не думать о них слишком много, — говорит Моторин.

Мэр Печенги Александр Морозов заскочил к клубу ветеранов. Идут разговоры и тосты в память о России-матушке, за женщин и за погибших.

И солдаты, и мирные жители Советского Союза заплатили высокую цену за Вторую мировую войну. На плакате изображены солдаты, участвовавшие в кампании Финнмарк осенью 1944 года.Приблизительно 6000 советских солдат были убиты или пропали без вести во время кампании, которая в конечном итоге привела к освобождению Киркенеса (Норвегия) 25 октября 1944 года.

В Норвегии около 100 000 советских военнопленных были привлечены к каторжным работам на строительстве дорог, укреплений, железных дорог и заводов. 13000 из них погибли на норвежской земле.

Беспокойство о более жесткой риторике

Дети войны из Клуба ветеранов знают цену войны людям. Вот почему их все больше беспокоит то, что они воспринимают как все более жесткую риторику между Востоком и Западом, а также плохие отношения между двумя ядерными державами, Россией и США.

— Если вы видели войну собственными глазами, вы больше никогда не захотите ее увидеть, — говорит Римма Панова, одна из энтузиастов клуба ветеранов. Ей было три года, когда разразилась война. Ее семья жила в военном поселке, так как ее отец был офицером. Через два дня после начала войны его отправили на фронт. Больше она его не видела.

— Неужели нынешние главы государств не понимают, что значит война для людей?

— Трудно узнать умы нынешних глав государств.Они определенно не думают о людях, они думают только о себе. Они хотят править миром. Почему? «Здесь хватит места для всех», — говорит Римма.

— Конечно, я боюсь, что может быть новая война. Но если кто-то нападет на нас, мы ответим, — с улыбкой говорит Кастанов — прежде чем снова стать серьезным:

— Мы против войны. Конечно, есть.

Фотосъемка здания музея Великой Отечественной войны в … Новости Фото

Соглашение о легком доступе

Следующие объекты содержат неизданный и / или запрещенный контент.

Изображения, помеченные как Загрузки с легким доступом не включены в ваш Премиум доступ или пакет подписки с Getty Images, и вам будет выставлен счет за любые изображения, которые вы используете.

Загрузки с легким доступом позволяют быстро загружать изображения в высоком разрешении без водяных знаков. Если у вас нет письменного соглашения с Getty Images, в котором указано иное, загрузки с легким доступом предназначены для совместных целей и не лицензируются для использования в окончательном проекте.

Ваша учетная запись Easy-Access (EZA) позволяет сотрудникам вашей организации загружать контент для следующих целей:

  • Тесты
  • Образцы
  • Композиты
  • Макеты
  • Черновой пропил
  • Предварительные правки

Он отменяет стандартную составную онлайн-лицензию для неподвижных изображений и видео на веб-сайте Getty Images.Учетная запись EZA не является лицензией. Чтобы завершить проект с использованием материалов, которые вы загрузили из своей учетной записи EZA, вам необходимо получить лицензию. Без лицензии дальнейшее использование невозможно, например:

  • презентации фокус-групп
  • внешние презентации
  • финальных материалов, распределенных внутри вашей организации
  • любые материалы, распространяемые за пределами вашей организации
  • любые материалы, распространяемые среди общественности (например, реклама, маркетинг)

Поскольку коллекции постоянно обновляются, Getty Images не может гарантировать, что какой-либо конкретный элемент будет доступен до момента лицензирования.Пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с любыми ограничениями, сопровождающими Лицензионные материалы на веб-сайте Getty Images, и свяжитесь с вашим представителем Getty Images, если у вас возникнут вопросы по ним. Ваша учетная запись EZA останется на месте в течение года. Представитель Getty Images обсудит с вами продление.

Нажимая кнопку «Загрузить», вы принимаете на себя ответственность за использование неизданного контента (включая получение любых разрешений, необходимых для вашего использования) и соглашаетесь соблюдать любые ограничения.

ОСНОВНЫЕ КАРТИНЫ СОВЕТСКОЙ И ПОСТСОВЕТСКОЙ КИНЕМАТОГРАФИИ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ КАК ЭЛЕМЕНТЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ РОССИЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Аннотация:

Великая Отечественная война — одна из основ современной российской идентичности. Отечественное кино более 70 лет формирует свои очертания. Со временем память о войне становится все более мифологической. Основные образы мифа о прошедшей войне помогают увидеть особенности восприятия войны в советском и постсоветском кино.Коллективная память часто поглощает индивидуальную память и деформирует ее. Стремление зафиксировать содержание коллективной памяти свидетельствует о ее исчезновении и обращении в историю. Таким образом, прошлое не воспроизводится каждый раз, неизменно историки и кинематографисты, а не реконструируется, исходя из потребностей настоящего. Такие явления в современной теории называются актами памяти. Это празднование юбилеев, поминальные службы по умершим, соблюдение религиозных обрядов. Такие действия поддерживают в обществе ощущение преемственности, оживляют воспоминания, деформируя их.Некоторые факты, которые могут быть незначительными или опасными для единства коллектива, замалчиваются и со временем забываются. Чтобы более четко увидеть и осмыслить представления о Великой Отечественной войне в советском кино, необходимо выделить несколько основных образов, которые являются присутствует почти в каждой картине, но меняется под влиянием эпохи, видения режиссера и ожиданий зрителя. На наш взгляд, это «Война», «Враг», «Голова», «Армия» и «Друзья». Они отражены как в юбилейных фильмах, так и в ревизионистских фильмах, появившихся в постсоветское время.Опыт войны был настолько травматичным, что его восприятие и отражение в кино стали довольно быстро меняться. Часть его сместилась под воздействием посттравматического синдрома, не заметна, часть стала расплываться. Произношение — важный элемент в преодолении любой психологической травмы. Обошелся он и средствами кино. В современном российском мемориальном кино проблематизации образа врага до сих пор практически не происходит. Солдаты и офицеры существуют либо как винтики немецкой военной машины, либо почти не присутствуют в кадре, представляя невидимую угрозу.Отсутствие проблематизации насилия — еще одна характерная черта мемориальных фильмов. Ревизионистские фильмы, напротив, пытаются очертить такую ​​проблематизацию, понять и показать, что чувствовал человек. Одна из самых сложных тем, табуированных мифологией, — судьбы людей, оказавшихся на оккупированных территориях и особенно в рядах коллаборационистов. В современном российском кино продолжают сосуществовать и мемориальные, и ревизионистские тенденции. При этом государственную поддержку получают, прежде всего, снимки мемориальной зоны, минуя сложные сюжеты и не переосмысливая травматический опыт.

Как цитировать:

Лямзин А.В., (2019), ОСНОВНЫЕ ОБРАЗЫ СОВЕТСКОЙ И ПОСТСОВЕТСКОЙ КИНЕМАТОГРАФИИ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ КАК ЭЛЕМЕНТЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ РОССИЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ. История и современные перспективы, 1: 73-80.

Список литературы:

Чимирис Э. Война на экране: между европейской и российской традицией // Электронный ресурс.Режим доступа: URL: http://smartpowerjournal.ru/war-in-cinema/ (данные обращения 28.06.2017).
Бердяев Н.А.Истоки и смысл русского коммунизма. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: http://www.vehi.net/ berdyaev / istoki / (данные обращения 28.06.2017).
Шахназаров К. Что им не нравится Электронный ресурс. Режим доступа: URL: http: //istorik.rf / journal / что-им-не-нравится / (данные обращения 28.06.2017).
Талавер А. Память о Великой Отечественной войне в постсоветском кинематографе.Этапы осмысления прошлого (от 1990-х к 2000-м). М .: Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. 56 с. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: https://www.hse.ru/data/2013/10/29/1282649941/WP20 2013 06.pdf (данные обращения 28.06.2017).
Федоров А.В. Советская кинофантастика о войне и космосе: герменевтический анализ. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: http://www.cinematheque.ru/post/145894 (данные обращения 2.07.2017).
Коган П. Лирическое отступление (из романа в стихах).Электронный ресурс. Режим доступа: URL: http: // militera.lib.ru/poetry/russian/kogan/02.html (данные обращения 2.07.2017).
Sadul ZH. Всеобщая история кино. Т. 6. Кино в период войны 1939-1945 гг. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: https://bookmate.com/books/bgK6r0T7 (данные обращения 2.07.2017).
Кондаков Ю. Гражданская война в советском кинематографе. Период малокартинья (1943-1953 гг.) Электронный ресурс. Режим доступа: URL: http://statehistory.ru/ 3428 / Гражданская-война-в-советском-кинематографе — Период-малокартинья — 1943-1953-гг / (данные обращения 2.07.2017).
Моисеев В. Анатомия пропаганды. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: http://rusrep.ru/article/2013/03/05/ (данные обращения 2.07.2017).
Пайкова Л.Ю. Стратегия успеха. О творчестве кинорежиссера Татьяны Лиозновой. М., 1988. 162 с.
Гордость, патриотизм и ответственность. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: http://www.levada.ru/ 2015/12/07 / гордост-патриотизм-и-ответственность / (данные обращения 2.07.2017).
Алексиевич С. У войны не женское лицо. Электронный ресурс.Режим доступа: URL: http://lib.ru/NEWPROZA/ ALEKSIEWICH / zhensk.txt (данные обращения 5.07.2017).
Пучков Д. Разведопрос: режиссер Страны ОЗ Василий Сигарев. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: https: // www.youtube.com/watch в 6OxEbKlewRY (данные обращения 7.07.2017).

апокалиптических видений Великой Отечественной войны: пришел и увидел Элем Климов | Перспективы истории

Солнечный день. Дети резвятся на пляже, а другие роются в песке.Беззаботная сцена, разве что спектакль небезобиден, а дети мудры не по годам. «Копай посильнее! К партизанам без ружья присоединиться нельзя!» рычит один грязный еж. Они грабят неглубокие могилы, ищут ружья. Старейшина деревни протестует против их осквернения, но они издеваются над ним. Никакого уважения к старейшинам в этой банде. Несколькими днями позже один из подростков, 14-летний мальчик по имени Флор, проезжает мимо толпы нетерпеливых крестьянок и обнаруживает того же старика, находящегося на грани смерти, обугленную массу окровавленной плоти.«Меня подожгли», — задыхается он. «Я предупреждал вас не копать. Я умолял их убить меня. Они смеялись. Я сказал, чтобы они не копали». Белоруссия, 1943 год. Немецкая армия отступает.

Только по этим двум сценам очевидно, что это не заурядный советский фильм о войне. Критики и зрители ответили единомысленны, редкость в спорном мире советского кино. Приходи и смотри был признан лучшим фильмом Московского кинофестиваля в 1985 году. Он занял шестое место по кассовым сборам и был признан лучшим фильмом 1986 года по опросу зрителей Советский экран .Это один из самых мощных антивоенных фильмов в мировом кинематографе и не уступает великим фильмам о войне во Вьетнаме, таким как «« Апокалипсис сегодня », ». Поиск резонанса между Come and See и современными западными фильмами, такими как Apocalypse Now , может быть заманчивым, но стоит помнить, что советские кинематографисты работали в относительной изоляции, мало подверженные влиянию западных тенденций. Это произошло из-за цензуры и практики ввоза фильмов, строго ограничивавших распространение провокационных фильмов, особенно фильмов о войне.

Вместо того, чтобы искусственно помещать Come and See в западную традицию антиутопических фильмов о войне, я хотел бы рассмотреть, что он говорит нам о кинематографической контркультуре в советском обществе. Самое главное, Come and See демонстрирует глубину инакомыслия до гласности в самом древнем из всех жанров советского кино, военном фильме. Но это не возникло из вакуума; по сути, это апогей трех десятилетий советской традиции подрывных фильмов о Второй мировой войне.Из-за того, что брежневский культ Второй мировой войны занимал центральное место в качестве опоры для позднесоветской власти, мифологизация войны стала масштабным государственным предприятием, в котором фильмы сыграли ключевую роль. Таким образом, такие фильмы, как Приходи и смотри , были не только кинематографически значимыми, они активно подрывали raison d’être государства, бросая вызов стереотипам классического мемориального фильма о войне.

Чтобы понять, как фильмы стали играть такую ​​роль в советском обществе на данном этапе, будет полезно сделать набросок на историческом фоне.После смерти Сталина контроль СССР над киноиндустрией изменился медленно, но резко. Ослабление Хрущевым культурной цензуры, известной как «оттепель», означало, что впервые за более чем два десятилетия советские режиссеры смогли привнести человеческое лицо в социалистическое кино. Однако оттепель длилась недолго; культурный климат быстро охладился еще до свержения Хрущева в 1964 году. Правление Брежнева, конечно, было известно как «застой», но недавние исследования, в том числе мое собственное, показали, что кинокультура была весьма разнообразной, даже несмотря на угрозу цензуры. или даже запрет снова стал дамокловым мечом для режиссеров и сценаристов.Кинематографическим акцентом той эпохи было создание развлекательных фильмов, способных конкурировать с зарубежными фильмами; В результате режиссеры художественных фильмов, отнесенные к глуши кинематографической индустрии, часто могли снимать смелые фильмы (в советских условиях) и даже выпускать их на экраны.

Откровенный режиссер Элем Климов (который стал главой Союза кинематографистов в 1986 году) и столь же провокационный сценарист Алесь Адамович (который в конечном итоге вошел в политику) были двумя из лучших примеров подрывных режиссеров.Историю Адамовича о разрушении села Хатынь они стремились снять на пленку в течение многих лет, и у них это не получилось до тех пор, пока в годы послебрежневского упадка не произошло, когда цензура в какой-то мере ослабла. Единственный художественно прославленный советский фильм, посвященный 40-летию Победы, Приходи и увидь стремится преодолеть традиционную пропасть между грандиозным и интимным видом войны. Приходи и посмотри имеет эпический масштаб — геноцид в Белоруссии, — но он виден глазами одного человека, подростка Флайора.Картина опиралась на некоторые из устоявшихся шаблонов советского фильма о войне — например, на его эпические размеры, — но безжалостно их ниспровергала. Великая победа, которую якобы хочет запомнить Come and See , полностью отсутствует на картинке, как и любые намеки на славу и героизм, которые были отличительными чертами мейнстрима советской военной эпопеи.

Как и ряд других советских фильмов о войне, Иди и увидь — это путешествие, но не путешествие по пути к открытиям, а через ад.Нет настоящего сюжета. Мальчик Флор присоединяется к партизанам, но после того, как они бросили его, снова находит дорогу домой. Он обнаруживает, что немцы казнили его семью; затем, почти в кататоническом состоянии, он отправляется с несколькими выжившими на поиски еды. После того, как его товарищи были убиты немецким обстрелом, Флор попадает в оккупированную немцами деревню. Сельских жителей собирают для «депортации», после чего начинается жестокая резня. Флор снова выживает. Прибывают партизаны, собирают нескольких немецких пленных и казнят их.Флор возвращается к партизанам. Когда они исчезают в темном лесу, отрезвляющее название сообщает нам: «628 белорусских деревень были разрушены вместе со всеми их жителями». Заключительный кадр фильма — партизаны, спиной к камере, опущенные плечи, утомленная походка. «Реквием» Моцарта взлетает. Победа даже не близка, а какая это будет победа?

От начала до конца фильм Come and See подрывает стереотипы военного фильма соцреализма. Дети первой сцены — не розовощекые херувимы; они дети войны.Мама Флёра не благородная и самоотверженная, как матери в советских фильмах военного времени. Она впадает в истерику при мысли о том, что он уходит из дома и присоединяется к партизанам. Она плачет, кричит, хватается за него: «Тогда убей себя сейчас! И других детей тоже! Я тебя не отпущу! Я не отпущу!» Партизаны, в отличие от стойких и честных героев фильмов соцреализма, не только совершенно не тронуты горем матери, они грубы и неуважительны, больше похожи на банду прессы, чем на борцов за свободу.А в конце фильма, когда партизаны допрашивают своих немецких пленных, они кричат ​​о мести и обливают пленных бензином. Командир партизана открывает огонь, хладнокровно убивая пленных.

Что касается Флора, то он, конечно, не положительный герой, а ребенок, слепо спотыкающийся в апокалипсисе. У него нет очевидной «причины»; действительно, никто из персонажей не говорит о защите Родины и коммунистической партии. Его роль в фильме — свидетель. Нигде в фильме это не является более очевидным, чем в сцене массового убийства, когда три немца позируют Флору на фотографии с пистолетом у виска, а на его лице — маска ужаса.

Уничтожение деревни, кульминация мучительного путешествия Флёра, также противоречит практике типичного советского фильма о войне. Эпизод визуально и на слух сюрреалистичен, перемежается сценами графического насилия. Сжавшись на земле, Флайор наблюдает, что вполне может быть самой блестяще организованной резней в истории кино. Снятая через длинные кадры и панорамы, вся деревня сгорает в огне. Первоначально убегающих избивают, насилуют, унижают, убивают, их трупы оскверняют.Какими бы ужасными ни были визуальные образы бойни, еще более замечательным является рэкет: крики, лай, смех, крики, шум двигателей, музыка, пулеметные выстрелы и свист огнеметов. Когда все кончено, тишина оглушает. Немцы весело забиваются в машины и продолжают отступление на запад.

Если мы сравним Come and See со стандартным тенденциозным советским военным фильмом, вроде тщеславной семичасовой эпопеи Юрия Озерова « Битва за Москву » (1985), то тут нет никакого сравнения.Но Климов и Адамович на самом деле работали в рамках богатой кинематографической традиции, которая началась во время хрущевской оттепели и, вопреки распространенному мнению, продолжилась в брежневскую «эру застоя». В конце концов, знаменитые военные фильмы о «оттепели», такие как « Баллада о солдате » (1959) Григория Чухрая, стремились привлечь внимание публики к гигантским сталинским эпосам, человеческому опыту военного времени.

Сопротивление быстро развивающемуся культу Второй мировой войны продолжалось, отчасти как реакция на ретроградный восьмичасовой фильм Юрия Озерова «Освобождение » (1968–71), на который сильно повлияли поздние сталинские эпосы.Несколько раз запрещали подрывные фильмы — например, фильм Алексея Германа «-е« Дорожный процесс »(1971). В основном они были выпущены, некоторые получили широкое признание публики и критиков ( Станислава Ростоцкого «И зори здесь тихие, », 1972 г.), другие были выпущены ограниченным тиражом («« Восхождение »Ларисы Шепитько, 1976 г.»). Трагические окончания были нормой. Война была смертью и разрушением; нигде нельзя было найти сверхчеловеческих подвигов славы.

А потом был «Приди и посмотри» , более разрушительный для культа Великой Отечественной войны, чем любой из его предшественников.Его образы апокалипсиса неизгладимы. Избавив войну от лоска и лоска, Климов обнажил всеобщую дегуманизацию «Доброй войны».

Каким бы знаменитым ни был фильм, на протяжении многих лет казалось, что он стоит особняком. Интерес к Великой Отечественной войне резко упал в мрачные 1990-е, когда российская киноиндустрия почти обанкротилась. Однако недавнее возрождение имело место, и фильмы, посвященные 60-летию юбилея в середине 2000-х, несут в себе явные следы влияния Come and See .Демифологизация войны продолжается. Даже в это время культурного консерватизма в России некоторые режиссеры и кинозрители еще не утратили аппетита к фильмам, бросающим вызов общепринятой мудрости.

Дениз Дж. Янгблад — профессор истории Университета Вермонта, где она работала заведующим кафедрой и заместителем ректора по факультетам и академическим вопросам. Специалист по советской культурной политике, она много писала о российской и советской киноиндустрии.Ее последние книги — это российских фильмов о войне: на фронте кино, 1914–2005, (2007) и, с Тони Шоу, Кинематографическая холодная война: американская и советская борьба за сердца и умы (2010).

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *