Картинки с войны: Картинки d0 b2 d0 be d0 b9 d0 bd d0 b0, Стоковые Фотографии и Роялти-Фри Изображения d0 b2 d0 be d0 b9 d0 bd d0 b0

Содержание

[Полный комплект на шелке!] Картинки — война русских с немцами. [Лубочные … | Аукционы

11 сентября 2018 года

Аукцион завершён

Редкие книги, автографы, фотографии, плакаты и открытки

11 сентября Аукционный дом «Литфонд» открывает новый аукционный сезон торгами, на которых будет представлено свыше 400 лотов редких книг XVI-XX веков. Аукцион также будет интересен любителям редких и уникальных автографов, среди которых особняком выделяются инскрипты, рукописи и письма пяти знаковых поэтов Серебряного века: Марины Цветаевой, Бориса Пастернака, Анны Ахматовой, Михаила Кузмина и Максимилиана Волошина.

«Дорогому Дмитрию Николаевичу Журавлеву — с благодарностью МЦ» — выведено бисерным почерком Цветаевой в конце записанных ею же четырех стихотворений из цикла «Дон Жуан». Известно, что после возвращения Марины Ивановны из эмиграции семья поселилась в подмосковном Болшево, где иногда устраивались своеобразные литературные вечера. Будущего Народного артиста СССР Дмитрия Николаевича Журавлева привозила в Болшево Елизавета Эфрон — сестра Сергея Эфрона. Возможно, в один из таких вечеров Марина Ивановна и подарила рукопись Журавлеву. С именем Марины Цветаевой и Сергея Эфрона связан и другой, не менее редкий артефакт — экземпляр «для отзыва» единственной и редчайшей книги Сергея Эфрона «Детство» с посвящением Марине Цветаевой (1912).

Первая книга стихов Михаила Кузмина «Сети» вышла в 1908 году. В 1915 было осуществлено второе издание сборника, но с большими изъятиями текста, сделанными военной цензурой. В экземпляре, представленном на аукционе, сам поэт восполнил вручную пропущенный цензурой текст на целых 33 страницах! Подобные рукописные дополнения в сборнике Кузмин мог выполнить, только если собирался подарить книгу кому-то из близких себе людей — для кого были сделаны эти многочисленные вставки, увы, остается тайной.

«Прекрасному поэту — Марусе Петровых — память о Коктебеле. Максимильян Волошин» — так подписал поэт свою вторую книгу «Anno mundi ardentis», вышедшую в 1915 году. Адресат автографа — поэтесса и переводчик Мария Петровых. А сама книга была подарена ей не менее чем через 15 лет после выхода в свет — знакомство Петровых с Максимилианом и Марией Волошиными состоялось в Коктебеле только в 1930 году.

Один из последних автографов Ахматовой и записка к Илье Эренбургу были оставлены на книге «Бег времени» за пять дней до смерти поэтессы. На титульном листе экземпляра дарственная надпись Анны Андреевны: «Глубокоуважаемому Илье Григорьевичу Эренбургу и его славной Ирочке с благодарностью за все… Дружески Анна Ахматова. 28 фев. 1966 Москва». Также в книгу вложена записка от Ахматовой: «Дорогой Илья Григорович! Вам и Ирочке отдельная книга с отдельным посвящением ей. Уверена, что она еще все про нас напишет. А.».

И, пожалуй, наиболее уникальным, если можно так выразиться, является автограф Бориса Пастернака — его восьмистраничное письмо, адресованное Ольге Збарской и датированное самым неспокойным и противоречивым временем — временем революции и крушения старого мира — ноябрем 1917 года. Много в этом письме горечи и отчаяния, рожденных революционным временем:

«И год этот — ужасный, и город этот голодный, смертоносный и разрушающийся, не произведший за этот срок ни одной живой пылинки… озверели все, я ведь не о классах говорю и не о борьбе, а так вообще, по-человечески. Озверели и отчаялись. Что-то дальше будет…».

Со всеми лотами можно ознакомиться на предаукционой выставке в офисе Аукционного дома «Литфонд» (Нижний Кисловский пер., д. 6, стр. 2) c 4 по 11 сентября 2018 года (кроме воскресенья и понедельника). Аукцион состоится 11 сентября в 19:00 там же.

По всем вопросам просьба обращаться по тел. +7 495.792.48.92; +7 985.969.77.45; e-mail: [email protected]; каталог в Интернете: www.litfund.ru/auction/118; каталог и участие в онлайн-аукционе через систему Bidspirit: https://litfund.bidspirit.com/.

Пионер

С февраля по июль в Тюменской области будет работать передвижная выставка в рамках всероссийского проекта «Без срока давности». Уникальная выставка архивных документов о трагедии мирных жителей в годы Великой Отечественной войны и о преступлениях нацистов и их пособников на оккупированной территории откроется 8 февраля, в годовщину выступления Главного обвинителя от СССР Романа Руденко на Международном военном трибунале в Нюрнберге.

Архивные документы рассекречены и опубликованы в рамках федерального проекта «Без срока давности», реализуемого по поручению Президента Российской Федерации Владимира Путина.

На выставке будут представлены архивные документы, которые подтверждают и раскрывают тезис о том, что нацистская Германия, нападая на Советский Союз, имела план – истребить и поработить население нашей страны, истощить ее ресурсы.

Открытие Всероссийской выставки «Без срока давности» в Тюменской области состоится 8 февраля 2021 года в 14.00 во Дворце искусств «Пионер» (ул. Челюскинцев, 46).

В период с 8 по 17 февраля 2021 года специалисты «Областного Поискового Центра имени Артура Ольховского» проведут экскурсии для школьников и студентов на базе ГАУ ДО ТО «Дворец творчества и спорта «Пионер». Далее передвижная экспозиция будет представлена в Тюменском государственном университете, Музейном комплексе им. И.Я. Словцова и центре «Аванпост». С апреля по июнь выставка будет экспонироваться в муниципальных образованиях Тюменской области.

 

Для справки: Уникальная выставка архивных документов откроется 8 февраля в 63 регионах России. Цель всероссийского проекта «Без срока давности» – сохранение исторической памяти о трагедии мирного населения СССР – жертв военных преступлений нацистов и их пособников в период Великой Отечественной войны, установление обстоятельств вновь выявленных преступлений против мирного населения.


 

Официальный сайт: безсрокадавности.рф.
 

Для подробной информации: пресс-секретарь Тюменского областного поискового центра, Мария Котомина, 8 (982) 925-01-63, [email protected]

 

#БезСрокаДавности

Olaplex — Система защиты волос

ОФОРМЛЕННЫХ ЗАКАЗОВ
САЛОНОВ ПО ВСЕМУ МИРУ

* Цифры являются приблизительными.


Olaplex совместим с любым красителем и любой услугой в салоне.

Измените свое представление об уходе за волосами. Революционная Система Защиты Волос нового поколения — это всегда идеальный результат и здоровые волосы.

Olaplex покоряет мир во главе с одним из самых выдающихся колористов мира, Гай Тенгом. Смотрите, чтобы узнать больше о вдохновляющих проектах, которые Гай Тенг и Olaplex уже представили по всему миру.

Технология Olaplex была создана ведущими мировыми специалистами — докторами наук в области материаловедения и химии. Доктор Эрик Прессли (Dr. Eric Pressly) и доктор Крейг Хокер (Dr. Craig Hawker) сделали настоящее открытие — всего один активный ингредиент, без силиконов и масел, сульфатов и альдегидов. Он заново соединяет поврежденные дисульфидные связи в структуре волос до, во время и после химического воздействия и делает волосы значительно прочнее.

Позвольте себе насладиться совершенно новым качеством волос. Найдите салон Olaplex сегодня и ощутите, какими сильными и прочными станут ваши волосы уже после первого применения Системы Защиты Волос Olaplex.


Поддержите революцию Olaplex, предоставьте своим гостям принципиально новый уровень сервиса и заботы о волосах в салоне.

Фото из альбомов ветеранов войны в Афганистане + видео


Фотографии из архива ветерана афганской войны Сергея Сальникова.

Т-62Д подбитый по дороге Шиндант-Кандагар, район провинции Деларам.  1985 год.

2. Офицеры 5 гвардейской МСД с дружественной бандой душманов. Старый Герат. 1986 год.

3. Старый Герат.

4. Подбитая БМП-2.

5. Мл.с-т Сальников с афганским воином сарбозом и бача. Шиндант.

6. Т-34-85 — огневая точка афганской армии.

7. Аэродром Шиндант после обстрела.

8. Душманские «Катюши». 107 мм РС производство Китай.

9. Колонна под Кандагаром. Т-62Д с тралом ТМТ-5.

10. Под Кандагаром. Колонна проходит ущелье.

11. УР-67, на заднем плане БРДМ-2 без башни.

12. Трофеи.

13. Местная тюрьма. Провинция Фарах .

14. Лещенко за пулеметом.

15. Лещенко с автоматом.

Афган 1985-1987

Фотографии из архива ветерана афганской войны Геннадия Тишина.

2. Геннадий Тишин — командир десантно-штурмового батальона (в центре). Город Асадабад, провинция Кунар.

3. Малиши — отряды местной самообороны. Проводят совместно со 2-ым МСБ операцию по ликвидации бандформирования.

4.  Совместная операция с войсками ДРА.  Ущелье Маравары. Провинция Кунар.

5. Подорванный на фугасе танк Т-54 армии ДРА.

6. Итальянская пластиковая противотанковая мина. Применялась для подрыва советской и афганской бронетехники.

7. Боевой спутник роты  6-ой МСР.

8. День рождения старшины 6-ой МСР прапорщика Василия Якименко.

9. Ротная забава обезьянка Машка.

10. Подрыв советского танка   Т-62Д.

11. Боевые трофеи. Пулемет  ДП-27 (производство Китай «Тип53»),  Винтовка Ли-Энфилд «Бур» (Англия).

12. Подорванная боевая техника.

13. Афганская торговая машина.  Проведение досмотра колонны.

14. «Розочка».  Нейтрализация подорванной техники при отходе на запасные позиции.

15. Боевая операция по ликвидации каравана с оружием из Пакистана. Провинция Логан.

16. Полевой медицинский пункт батальона. 

17. Командование 6-ой роты 2 МСБ.

18. Личный состав 6-ой МСР на реализации разведданных. Река Кунар. Вдали территория Пакистана. 

19. Укрепленный пункт моджахедов взят. 


Продолжаю публиковать фотографии из личных архивов ветеранов войны в Афганистане.
Фотографии из личного архива майора Полищука Василия Ульяновича. ПВ СССР.

2. Колонна на Чахиаб через реку Пяндж. 1984г.

3. На Сутхаме. 1984г

4. Аэродром в Московском , Одесситы — вертолетчики перед вылетом 1983г.

5. В курилке у минбата сзади 120мм миномет Сани 1984г.

6. Осторожно, мины! 1984г.

7. Забор воды у Чахиабского колодца. Душманы часто минировали это место.

8. Подорванная водовозка. Чахиаб 1984г.

9. Толя Побединский с кормилицей-Машкой 1983г.

10. Трофеи ДШК,Зикуюк и мелочевка 1984г.

11. Хоун. Стоительство электролинии в кишлаке Хоун 1983г.

12. МИ-26й доставил БТР-60ПБ. Хоун 1984г.

13. Сарбозы у барбухайки перед входом на точку.Чахиаб 1983г.

14. Начальник Хада Мирвайз, Ульяныч, начальник аэропорта и Кондаков Николай. Хоун 1984г.

15. Плененные бандглавари с Сафаром(впереди). Чахиаб 1984г.

16. Ржавой миной по басмаческой тропе. Чашмдара 7ноября 1983г

17. Внизу кишлак Сутхам 1983г.

18. Союнов(в центре) играет в шахматы. Чахиаб 1984г.

19. Чахиабский дуканщик на базаре 1984г.

20. Чахиабский кузнец 1984г.

21. ДШГ после операции(в центре Липовских, Волков, Попов). Чахиаб 1984г.

Афганистан 1983-1985

Рекомендуется к просмотру: 

Странные картинки войны под Кундузом

Со специальным корреспондентом Радио Свобода в Афганистане Андреем Бабицким беседует ведущий программы «Темы дня» Андрей Шарый. Андрей Бабицкий: Сведения о ситуации в Кундузе по-прежнему остаются противоречивыми, хотя картина более- менее ясна. Действительно, с талибами уже несколько дней ведутся переговоры, насколько я понимаю, сегодня ночью оговаривались конкретные условия, на которых они оставят Кундуз, и вдруг в четверг в середине дня около четырех часов по местному времени Северный Альянс предпринял наступление, собственно, не на сам Кундуз, а на его окрестности. Сегодня взят городок Амирабад в 10-15 километрах от Кундуза, после этого поступило указание приостановить наступление. Мы были на линии фронта и видели как силы Северного Альянса возвращаются и в Талукан, и на те позиции, которые они занимали ранее. Чем вызвана эта пауза — не очень легко понять. Однако, насколько мне известно, сейчас идет конкуренция между двумя командующими. Со стороны Талукана первым взять Кундуз надеется Дауд-Хан и на это же рассчитывает генерал Дустум, который находится с южной стороны Кундуза в Мазари-Шарифе. Они оба вели переговоры с талибами независимо друг от друга, не координируя никак эти переговоры. Надо сказать, что то, что у афганцев зовется наступлением, представляет собой весьма странную картину. Мы видели такие не очень понятные с точки зрения привычной военной логики картины, когда талибы на своих машинах на полной скорости проскакивали к передовым позициям Северного Альянса, чтобы сдаться, и бойцы Северного Альянса начинали толпами бежать от своих позиций назад, сметая все на своем пути, — журналистов, машины, все подряд. Мы находились в своей машине, и нас очень сильно ударил грузовик, который спешно разворачивался, чтобы уехать в обратном направлении. Выяснилось, что афганцы реагируют таким образом на приближение талибов, поскольку они не знают, готовятся ли эти талибы воевать, или же они, как это и договорено, едут сдаваться. Сегодня сдались два командира Талибана, которые договаривалась ранее со своими соотечественникам полевыми командирами. Здесь ситуация определенная. Талибские командиры сдаются только тем командирам Северного Альянса, с которыми они ранее договаривались, в основном, это их земляки из Бадахшана или каких-то окрестных районов. Андрей Шарый: Известно ли что-то о том, что происходит в самом Кундузе?: Есть сообщения, согласно которым талибов, готовящихся или готовых сдаться в плен, расстреливают иностранные наемники, которые сражаются на стороне талибов — вы можете подтвердить или опровергнуть эти сообщения? Андрей Бабицкий: Да, вы знаете, эти сообщения поступают не только от командования Северного Альянса, (об этом вчера говорил на пресс-конференции генерал Дауд-Хан, что талибы расстреляли 470 человек, несколько отрядов, которые собирались перейти на сторону Северного Альянса или сложить оружие) но такую информацию мы получили и от беженцев, с которыми говорили непосредственно на дорогах, по которым они выходят из провинции Кундуз. В частности, вчера беженцы из Ханабада рассказали нам, что талибы на их глазах убили восемь человек, сначала шестерых, потом еще двоих — рядовых бойцов, которые самостоятельно пытались уйти с передовых позиций на территорию Северного Альянса. Это действительно так. Я должен сказать, что ни у кого из тех, с кем мы беседовали — командиров Северного Альянса — ни у кого нет сомнений, что иностранные талибы — арабы, пакистанцы, здесь говорят о чеченцах, но я думаю, что это миф, аналогичный мифу о «белых колготках» в самой Чечне — во всяком случае, иностранные талибы сдаваться не намерены и готовы стоять до конца, потому что, во-первых, они не рассчитывают на снисхождение со стороны Северного Альянса, во-вторых, отступать им отсюда некуда, они действительно взяты в плотное кольцо, попытки вести переговоры о том, чтобы им дали свободный коридор до Кандагара, не увенчались успехом. Я думаю, что, по всей вероятности, наступление все же будет продолжено в ближайшие дни. И даже заявления из Кабула первых лиц министерства обороны правительства Раббани о том, что Северный Альянс будет ждать до воскресенья и вести переговоры с талибами могут ничего не значить, поскольку у местных командиров очень значительная степень автономии в действиях. Поскольку в данном случае речь идет о конкуренции между двумя генералами, вполне возможно, что каждый из них может предпринять самостоятельные действия, чтобы первым добраться до Кундуза.

Великий и ужасный 1941 год: почему начало войны было не позором, а величием

Запад хочет чтобы мы, русские, стыдились 1941 года, но фактически 1941 год — это год славы советского солдата, офицера, правительства, рабочего, инженера и колхозника.

Германские войска 22.06.1941 года начали наступление на СССР в трёх направлениях: восточном (группа армий «Центр») на Москву, юго-восточном (группа армий «Юг») на Киев и северо–восточном (группа армий «Север») на Ленинград. Кроме этого, в направлении на Мурманск наступала германская армия «Норвегия». Вместе с германскими армиями наступали на СССР армии Италии, Румынии, Венгрии, Финляндии и добровольческие формирования из Хорватии, Словакии, Испании, Голландии, Норвегии, Швеции, Дании и других стран Западной Европы.

Вооружение пяти напавшим на Советский Союз странам поставляли все объединённые Гитлером страны Европы, из месяца в месяц наращивая объёмы производства вооружений.  Германия с объединённой ею Европой насчитывала более 300 млн. чел. против 195 млн. чел. в июне 1941 года, проживавших на территории СССР. По мере продвижения войск Германии на восток и оккупации наших земель, СССР имел всё меньше людей для оказания сопротивления врагу и работы на предприятиях ВПК. Фактически в 1941 году противник имел количество населения в два раза превышавшее количество населения в СССР.

Германия с союзниками 22 июня 1941 также, примерно в 2 раза, превосходили СССР в количестве солдат и офицеров, и только в количестве вооружений СССР не уступал Германии с союзниками, но уступал в количестве новых типов военной техники.

И. В. Сталин, наше правительство сделали всё возможное для того, чтобы выстоять в 1941 году. За десять с небольшим предвоенных лет было построено 9 тысяч крупных промышленных предприятий.  В период с 1937 года по 22 июня 1941 года численность РККА возросла в 3,56 раза — с 1,433 млн. человек до 5,1 млн. человек. История мира не знает ни таких темпов роста промышленности, ни таких темпов роста вооружённых сил в стране, за 8 лет пережившей две кровопролитнейших войны и две революции. Гордость за СССР, народ и правительство которого совершили трудовой подвиг, когда труд стал делом чести, доблести и геройства, должна остаться с нами на вечные времена. Противники России понимают, что в этих годах наша сила и слава, и поэтому уже десятилетия чернят их всеми возможными способами, не жалея денежных средств.

1941 год – это год славы нашего народа. Красная армия отступала, так как оборонялась против армий Германии, Италии, Венгрии, Румынии и Финляндии, превосходящих её в силах и средствах. Превосходство в силах позволяло вермахту дополнительно к дивизиям, перешедшим границу СССР 22 июня 1941 года перебрасывать на направления, где темпы наступления замедлялись, десятки свежих полностью укомплектованных дивизий.

Вражеские войска наступали на фронте длиной более 2000 тысяч километров от Баренцева до Чёрного морей. Германия рассчитывала на блицкриг, то есть молниеносный удар по нашим вооружённым силам и их уничтожение вследствие этого молниеносного удара. Расположение 57% советских войск во 2-м и 3-м эшелонах изначально способствовало срыву расчёта немцев на блицкриг. А в сочетании со стойкостью наших войск в 1-м эшелоне обороны, полностью срывало германский расчёт на блицкриг.

Танки у вермахта становились стратегическим средством борьбы. Организационные структуры, включающие танки, моторизованную пехоту, артиллерию, инженерные части и части связи делали танковые соединения вермахта в значительной степени автономными и самодостаточными. Доведя на европейском театре военных действий классический «кессельшлахт» (операция на окружение) до совершенства, немцы взламывали оборону войск и окружали наши войска. Но окружить войска и взять их в плен – это далеко не одно и то же.

Дело в том, что большинство крупных соединений Красной Армии выходило из окружения, так как немецкая пехота наступала в пешем порядке так же, как отступали войска Красной Армии. Удержать советские части только танковыми соединениями немцы не могли.

Многие части Красной Армии отходили на новые рубежи обороны, но «наши» историки всех их записали в число сдавшихся в плен. Причём число пленных указали по количеству солдат и офицеров, находящихся в дивизиях и армиях до окружения. Они записали в число пленных не только все окружавшиеся войска первого эшелона, но и войска, окружённые под Киевом и Вязьмой, и тоже указали численность дивизий и армий до начала боевых действий. Количество сдавшихся в плен советских военнослужащих стараниями либералов США, России и Германии завышено на порядок.

Сотни тысяч только отдельных бойцов, вышедших самостоятельно из окружения летом 1941 года, работники наркомата внутренних дел вернули в действующую армию безо всякого наказания, сотни тысяч были приняты самостоятельно командующими дивизиями, армиями и фронтами. Их тоже записали в число пленных.

Мифами о многих миллионах пленных и убитых в 1941 году затыкают рты всем, кто гордится тем, что мы выстояли. Ложь о количестве советских пленных является первым мифом Запада, к составлению которого были привлечены огромные силы не только в США, но и в Германии, и уж, конечно, в России. Мифы о наших безвозвратных потерях и количестве пленных в 1941 году являются начальной точкой, с которой начинается умаление нашей Великой Победы.

Нашей большой бедой является факт, что либеральный Запад финансирует лиц, умышленно искажающих нашу историю, либеральные СМИ пропагандируют труды фальсификаторов всеми возможными способами, а российское государство не защищает себя от разрушающих страну действий фальсификаторов.

 Красная Армия отступала, но в отличие от Франции и других стран Европы за несколько дней или недель сдавших свои государства, СССР в 1941 году выстоял и обратил противника в бегство.

Только за первый месяц боёв в период с 22.06. по 19.07.1941 года Германия потеряла 1284 самолёта, что составило одну треть германских военно-воздушных сил, которые они имели перед нападением на нашу страну. За неполные пять месяцев боёв наши лётчики и зенитчики сбили 5180 немецких самолёта. Артиллеристы Красной Армии из лучших в мире артиллерийских орудий, спроектированных и изготовленных, как и всё вооружение Красной Армии, в СССР, произвели в 1941 году по врагу более 10 млн. выстрелов.

В 1941 году под носом у наступающих немцев в намеченные сроки было перебазировано на Восток 2593 промышленных предприятий, в том числе 1523 крупных. По неполным данным из прифронтовой полосы в восточные районы было перемещено 2,4 миллиона голов крупного рогатого скота, 5,1 миллиона овец и коз, 0,2 миллиона свиней, 0,8 миллиона лошадей, много сельскохозяйственной техники, запасов зерна и другого продовольствия.

Предприятия надо было не только перевезти, но восстановить и запустить в эксплуатацию. Многие эвакуируемые предприятия вливались в родственные, имеющиеся на Урале, в Сибири, Поволжье и Средней Азии. Но многие производственные площади строили заново. В июле 1941 года были созданы особые строительно–монтажные части, отличающиеся мобильностью. Многие предприятия вступали в строй через 1,5–2 месяца после прибытия на новое место. Например, 3/4 авиационных заводов были восстановлены к концу 1941 года, а 9 к этому времени уже заработали на полную мощность. Аналогично восстанавливались и заводы танковой промышленности.

Вместе с вывозом материальных ценностей проводилась огромная работа по эвакуации из прифронтовой полосы населения. В период с июня 1941 года до 01 февраля 1942 года по железной дороге в тыловые районы страны было эвакуировано 10,4 млн. человек, 2 млн. было перевезено водным транспортом. Всего за указанный период было перевезено 12,4 млн. человек.
 

В 1941 году по решению и под контролем Ставки было создано 10 резервных армий, которые и позволили разгромить вражеские войска под Москвой.

Г. К. Жуков, через всю жизнь пронёсший радость первой крупной победы в битве за Москву, писал: «И. В. Сталин был всё это время в Москве, организуя силы и средства для разгрома врага. Надо отдать ему должное. Возглавляя Государственный Комитет Обороны, и опираясь на руководящий состав наркоматов, он проделал колоссальную работу по организации необходимых стратегических резервов и материально-технических средств. Своей жёсткой требовательностью он добивался, можно сказать, почти невозможного».

И. В. Сталин обладал глубоким разумом, масштабным государственным мышлением, глубокими знаниями, замечательными организаторскими способностями, огромным авторитетом и самоотверженно трудился на благо родины, советского народа.

Титанического труда требовало от Сталина руководство страной и её армией в условиях обороны от миллионных полчищ сильного и безжалостного врага. В то время Сталин был единственным человеком в правительстве, который мог с умом, со знанием дела возглавить фронт и тыл. Привыкший к напряжённому труду, к строительству заводов и фабрик в рекордные сроки, к борьбе с ненавистниками российского государства ещё в довоенное время, Сталин действительно своим трудом спасал Россию от неминуемой гибели.

И почему вдруг все так уверовали, что в довоенное время у Сталина и советского государства не было врагов? Ведь Запад не пожалел денег на Гитлера, и только границу СССР 22 июня 1941 года перешло 5,5 миллиона врагов Советского Союза.

Так почему же сложилось мнение, что Запад пожалел деньги на уничтожение Сталина и СССР в довоенное время, и у Сталина в довоенное время в стране не было врагов? В том то и дело, что прижимистый Запад никогда не жалел средств на финансирование действий, которые способствовали ослаблению или могли привести к гибели российского государства. И в довоенное время, стремясь уничтожить Советский Союз изнутри, Запад не жалел никаких средств на создание огромной армии врагов СССР внутри страны. И уж потом, когда этих врагов разбили, поток денежных средств был полностью переключён на финансирование армий Гитлера.

Гитлер появился после неудавшихся попыток Запада уничтожить Россию с помощью Февральской революции 1917 года, порождённой развязанной Западом в 1914 году Первой мировой войной, а также интервенции западных стран, включая США, и Гражданской войны.
 

Гитлер был нацелен на Россию после провала плана уничтожения российской государственности изнутри в 1930-х годах, когда Западу стало ясно, что Сталин поставил завоевания революции на пользу российскому государству. СССР поднялся в промышленном, аграрном и культурном отношении до небывалого уровня и Запад понимал, что ему с каждым годом будет всё труднее и труднее уничтожить Советский Союз. Врагом Запада был не социальный строй, не социализм, не коммунизм, а тысячелетняя Россия.

О борьбе с большевизмом Гитлер говорил в пропагандистских целях. Понятно, что его совершенно не интересовал уровень жизни и гражданских свобод людей, которых он шёл убивать. Не было у него никаких оснований опасаться нападения большевиков на Германию, и сам Гитлер об этом говорил.

Гитлер перешёл границу СССР 22 июня 1941 года не для изменения социального строя в России, а для уничтожения русского государства и истребления народов, проживавших на его территории. С такой же целью и сотни лет назад шли на Россию псы-рыцари, поляки, шведы, французы и прочие завоеватели. Но никогда Россия не сталкивалась с такой несметной, беспримерно жестокой силой, вооружённой оружием массового истребления людей.

Никогда никто до Гитлера громогласно не заявлял о ведении в России войны на истребление. И наше спасение было в том, что страной в то время правили любящие СССР, умные государственные мужи, что вождём народов Советского Союза был Сталин, и нам не пришлось в 1941 году сражаться на два фронта одновременно – с внутренним и внешним врагом, с врагом на Западе и на Востоке.

Наше спасение было в том, что армия имела достаточное количество оружия и боеприпасов, что русский солдат оказался самым мужественным и способным из солдат всех воевавших стран, что офицеры Красной Армии, генерального штаба оказались умнее и профессионально более грамотными, чем офицеры вермахта, что наш советский рабочий и инженер превзошёл по всем статьям рабочего и инженера Германии и других европейских стран.

В 1941 году Красная Армия перемолола самые подготовленные части вермахта и заложила основу для всех последующих успешных военных операций и Победы 1945 года.

Они грызли от голода печь и умерли — мы закопали их в снегу

На их долю выпали голод, эвакуация и потеря близких — Sputnik Кыргызстан записал трагические истории детей Великой Отечественной войны

По случаю 72-й годовщины Великой Победы в рамках акции #ОднаНаВсех мы попросили поделиться воспоминаниями людей, которые детьми пережили страшное военное время.

Толмачева Галина Константиновна (год рождения — 1938)

Летом 1941-го мне было всего три года. Наша семья жила в поселке Красная Нива Оренбургской области. Я, конечно, еще не понимала, что такое война. Не помню и момента, когда отец уходил на фронт. Может, это и хорошо, иначе стало бы для меня большой трагедией.

В 1943 году папа ненадолго приехал домой. Помню, как он подбрасывал меня к потолку, а мама стояла рядом и плакала… Через пару месяцев пришла похоронка — это второй момент войны, который я никогда не забуду. Казалось, что хуже быть уже не может, но мы ошибались.

Наша молодая и красивая мама очень быстро старела. Холод и голод изнуряли невероятно… Помню как-то вечером мама уложила нас со старшей сестрой Надей на печь и говорит: «Девочки, давайте помечтаем. Что вы хотели бы съесть?». Наверное, она думала, что мы скажем про шоколад, но мы в один голос воскликнули: «Хлеба!». Тогда мама встала и отрезала нам целую краюху от буханки хлеба, рассчитанной на неделю. Я быстро слопала свой кусок, а сестра была умнее — не стала. 

© Sputnik / Алексей Варфоломеев

Блокадный хлеб и хлебные карточки

Потом каждое утро, когда я уходила в школу, она давала мне по четвертинке от этого кусочка, наказывая, чтобы я училась только на «пятерки» — ради победы. Мы вообще боялись получать «двойки» — это казалось таким же страшным проступком, как предательство Родины.

Для фронта тогда ничего не жалели. Мама шила фуфайки и бурки, а сама в мороз ходила раздетая. Нам с сестрой доставались вещи из перешитой одежды отца и братьев. Еще мама пекла хлеб, сушила сухари и отправляла на фронт. Мы смотрели на эти сухари голодными глазами, и она просила нас петь, чтобы «занять» рты…

9 мая 1945 года светило солнце. По улицам носились дети с воплями: «Победа!». Потом по железной дороге пошли поезда с солдатами. Они возвращались домой и махали нам пилотками. 

© Sputnik / Марк Редькин

Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Советские танкисты радуются победе. Берлин, май 1945 года

Отца мы, конечно, не ждали, но к нам приехал его фронтовой товарищ. Отдал папины письма, которые он так и не успел отправить, и монетку с вмятиной от пули — той самой, которая его убила.

Повышева Лидия Федоровна (год рождения — 1935)

Когда началась война, мне было пять лет. Наша семья тогда жила на Алтае, в селе Мартовка. Отца призвали на фронт в 1941 году вместе с другими односельчанами.

Я хорошо помню день проводов: наши защитники отказывались брать с собой еду, которую приготовили для них матери и жены. Они знали, что мы будем голодать. Некоторые наказывали детям: «Учись хорошо — врачом будешь». Моему братишке отец предрек профессию летчика… А женщины кричали, плакали и… пели песни. Так легче пережить горе.

Потом начались голодные дни. У нас была корова. Помню, мама постоянно говорила: «Если съедим корову, все погибнем». По ночам мы ходили собирать траву и сено для своей кормилицы. 

© Sputnik / Снимок с экрана

Гражданское население роет окопы. Кадр из фильма «Москвичи в 1941 году»

Однажды я нашла дома соль, растворила всю ее в воде и выпила. «Ты же могла умереть!» — плакала мама.

Некоторые женщины уезжали из села, бросали детей, и те погибали от холода и голода. Никогда не забуду, как дети одной такой матери грызли печь… Зимой мы закопали их в снегу, а весной перезахоронили в землю.

По ночам вязали носки и перчатки для фронтовиков. Мама старательно упаковывала их, чтобы в дороге ничего не повредилось. Иногда мы с братишкой спрашивали у нее: «А что будет, если мы не победим?». Она отвечала: «Такого не может быть, прекратите об этом думать! Будет победа!». 

© Sputnik / Анатолий Гаранин

Мать укрывает своего ребенка во время обстрела. Деревня Красная слобода, Брянский фронт 1941 год

О победе мы узнавали постепенно. Сначала пришло сообщение, что наши наступают, а потом я увидела, как в село въехал почтальон на лошади. Нет, он не въехал — влетел! Да как закричит: «По-о-обеда!». Ребятишки постарше сразу загалдели: «Ну все, завтра будет хлеб». Но на другой день хлеба, конечно, как и прежде, не было…

Со временем в село начали возвращаться бойцы. Безногие, безрукие… Мало кто здоровым остался. Они стеснялись выходить на улицу, считали себя не героями, а уродами. Но мы всех ценили и всем были рады.

Сколько ветеранов ВОВ осталось в Кыргызстане, читайте в инфографике Sputnik>>

Избранные изображения из Библиотеки Конгресса (Зал эстампов и фотографий, Библиотека Конгресса)



В отделе эстампов и фотографий хранится множество изображений, относящихся к войне 1812 года и ее участникам. Этот выбранный список сосредоточен на предметах, которые были созданы во время войны и сразу после нее. Оригинальные рисунки и гравюры, сделанные до 1830 года, помогают передать, как люди той эпохи видели войну. Список подразделяется по национальностям, так как это могло повлиять на преданность создателя и характер изображения.Предложения по поиску дополнительных изображений появляются после списка выбора, а более полный список изображений, относящихся к войне 1812 года, доступен по запросу [см. Спросите контактную информацию библиотекаря].

Сухопутные сражения

Изображения под влиянием Америки или США


Вид на сражение полковника Джонсона с дикарями (под командованием Текумсе) возле Моравского города, 5 октября 1812 г. [т.е. 1813 г.]

Первый вид битвы при Патапско-Нек, посвященный тем, кто потерял своих друзей при защите своей страны, Септр.12, 1814

Пожар на набережной, вероятно, горит Вашингтонская военно-морская верфь, 1814 г., река Анакостия, Вашингтон, округ Колумбия

[США Капитолий после сожжения англичанами]

Вид на Дом президентов в городе Вашингтон после пожара 24 августа 1814 года

Вид на Капитолий после пожара 24 августа 1814 года

Форт Ниагара взят с британской стороны реки у Ньюарка

Битва при Ниагаре по эскизу майора Риддла

Правильный вид битвы у города Новый Орлеан восьмого января 1815 года…

Битва за Новый Орлеан и смерть генерал-майора Пакенхэма [sic] 8 января 1815 года.

Битва за Новый Орлеан и смерть генерал-майора Пакенхэма [sic] 8 января 1815 года.

Герой знаменательной битвы за Новый Орлеан 8 января 1815 г. — сочинено … П. Лароком

Битва при Платтсбурге

Вид на памятник битве, Балтимор

Британские изображения

Начало страницы

Морские сражения

Американские изображения

Британские изображения

К началу страницы

Сатирические репродукции

Американские изображения

Британские изображения

Гентский договор

Американские изображения

К началу страницы

Права и воспроизведение

Изображения представлены для образовательных и исследовательских целей. целей.Библиотека Конгресса не знает ни о каких ограничения на использование изображений. Тем не мение, посетители, которые планируют публиковать или иным образом распространять любое из изображений должно знать, что определение относительно правильного использования изображения в конечном итоге лежит на покровителе. Библиотека обычно делает не владеют правами на материалы в своих коллекциях. Следовательно, он не взимает плату за разрешение на использование таких материал и не может дать или отказать в разрешении на использование изображений.Для получения дополнительной информации см. «Авторские права и другие ограничения, применимые к публикации / распространению изображений …»

Качественные копии изображений можно приобрести через Библиотека Услуги тиражирования Конгресса.

Поиск дополнительных изображений

Поисковые запросы для отпечатков и фотографий Онлайн-каталог (PPOC) включает:

  • США — История — Война 1812 года (это стандартный заголовок войны; список подразделений, которые используются с названиями войн, доступен по адресу: // www.loc.gov/rr/print/tgm1/app-c.html). Иногда фраза Война 1812 года встречается в тексте описаний, даже если не был включен стандартный заголовок.
  • Названия конкретных сражений, например Озеро Эри, Битва и типы войн, например, Морская война — 1810-1820 гг.
  • Названия фортов и других мест, значимых в войне, например, Fort McHenry , Fort Niagara , Fort Mackinac
  • Известные люди, которые участвовали в этом, включают следующие (ссылки ведут к изображениям, сделанным до 1830 года, на которых изображен человек во время войны.Дополнительные изображения можно получить, выполнив поиск по их именам непосредственно в PPOC):
    • Бейнбридж, Уильям
    • Коричневый, Джейкоб
    • Кассин, Джон
    • Кокберн, Джордж
    • Ричард Дейл
    • Дирборн, Генри
    • Декейтер, Стивен
    • Джексон, Эндрю
    • Лоуренс, Джеймс
    • Макомб, Александр
    • Мэдисон, Долли
    • Мэдисон, Джеймс
    • Монро, Джеймс
    • Перри, Оливер Хазард
    • Щука, Зебулон
    • Портер, Дэвид
    • Росс, Роберт
    • Скотт, Уинфилд
  • И, завершая войну, Гентский договор

Избранный список изображений, которые включают изображения, сделанные после 1830 года, включен в качестве одной из глав другого иллюстрированного справочного пособия, Pictorial Americana : Military History, 1811-1815

Связанные ресурсы

Библиотека Конгресса

Веб-гид Библиотеки Конгресса: Путеводитель по войне 1812 года

Национальный архив

Военные записи: Война 1812 года (справочник)

Публичная библиотека Нью-Йорка

Цифровая галерея Нью-Йоркской публичной библиотеки включает самую известную гравюру о войне 1812 года: «Вид на бомбардировку форта МакГенри близ Балтимора»


Составлено : Sara W.Герцог, куратор отдела популярной и прикладной графики, эстампов и фотографий. Последняя редакция: апрель 2012 г.


День «Д» в фотографиях: Герои более определенного времени

ЛОНДОН. Они отправились по воздуху и по морю через Ла-Манш к пляжам Нормандии.

В ходе величайшего в истории десантного вторжения почти 7000 судов и 11 500 самолетов поддержали 156 000 солдат союзников, которые перешли из Великобритании на пять пляжей во Франции 75 лет назад 6 июня 1944 года — в день «Д».

Помимо кинематографических воспроизведений шума, хаоса и кровопролития, последующим поколениям, выросшим на ожиданиях Европы в отношении мира — или, в лучшем случае, на угрозе холодной войны, — трудно представить, как по-настоящему горячая война может Был.

Лишь горстка ветеранов, которым сейчас за 90 и старше, дожила до того, чтобы вспомнить, как это было, вырвавшись со стального десантного корабля в холодное море, чтобы продвигаться по шею в воде к пляжам, окруженным немецкими снайперами и пулеметами. усыпан фугасами, телами и колючей проволокой.Или прыгнуть в ночь с низколетящего самолета на охрану мостов внутри страны.

Фотографии эпохи солдат, ждущих своей нервной очереди со сжатыми челюстями и кремневыми глазами, кажется, предлагают определение самой доблести.

«Это был настоящий беспорядок, но вам просто нужно было продолжать», — сказал 97-летний Кен Пепперкорн лондонской газете Observer, отразив стоицизм своего поколения в своем рассказе о том, как он выбрался на берег под огнем и изо всех сил пытался найти немного укрытия в кратере, высеченном из дюн снарядным огнем.«Я был так голоден, что первым делом достал свой паек и приготовил кашу».

Это воспоминание — солдатская смесь банального и устрашающего — стало поворотным моментом в войне. После месяцев планирования, обмана и подготовки день «Д» символизировал момент, когда западные союзники начали создавать плацдарм, с которого они могли начать свое наступление на Германию, даже когда Советская Красная Армия наступала с востока.

Наконец, в мае 1945 года Германия официально капитулировала.

Непосредственной целью этого гигантского движения клешней было освобождение Европы от нацистского господства. Но пока армии пробивались к Берлину, они также отслеживали очертания будущего континента, разделенного тем, что Черчилль назвал «железным занавесом» между конкурирующими идеологиями и властными структурами Востока и Запада.

В наши дни Нормандия все еще усыпана кладбищами войны и могилами солдат многих народов, напоминанием об общей цели против натиска Гитлера.

Нормандия превратила скромную индустрию посетителей и их паломничеств в знак решающей военной кампании. Здесь до сих пор есть пляжи, где солдаты сошли на берег со своими кодовыми названиями: Юта, Омаха, Голд, Джуно и Меч. Вот внутренние мосты, охраняемые десантниками из Соединенных Штатов, Великобритании и Канады — с небольшим, но символическим изображением солдат Свободной Франции — ранним утром 6 июня перед высадкой на широком фронте, унесшей где-то от 2500 до 4500 жизней.Здесь тоже есть воспоминания о хаосе и ошибках — десантники приземляются не в том месте; какое-то десантное судно безнадежно сбилось с курса; тяжеловесные войска бросили в воду слишком глубоко, чтобы утонуть.

С годами количество выживших ветеранов сократилось, и возникло ощущение того, что широкие взгляды союзников военного времени и их преемников сузились. Американский зонтик, который сменяли друг друга администрации в Западной Европе, кажется изношенным и хрупким. Евросоюзу, который гордится тем, что он укрепляет мирный порядок, достигнутый в результате победы союзников в 1945 году, изнутри бросают вызов громкие националистические и популистские меньшинства.

Старые столпы трансатлантической уверенности и, возможно, самоуспокоенности начали дрожать.

Кажется, что в последние годы сдвиги ускорились. После последнего крупного празднования Дня Д пять лет назад лидеры Франции, Великобритании и США сменились. Вместо Барака Обамы читать Дональда Дж. Трампа; вместо Франсуа Олланда читайте Эммануэль Макрон; вместо Дэвида Кэмерона читайте Терезу Мэй — и она собирается уйти в отставку вскоре после шумихи, связанной с годовщиной на этой неделе, и ее заменит пока еще неустановленный преемник.

На недавних европейских выборах правые и евроскептические группы преобладали в Великобритании, Италии, Франции и Польше. Далеко не стремясь к освобождению континента, Великобритания сейчас находится в агонии мучительных и токсичных дебатов о выходе из Европейского Союза.

Так же, как день «Д» стал поворотным моментом в истории, некоторые теперь задаются вопросом, является ли этот момент столь же знаменательным.

«Кто-то мог бы спросить себе под нос:« Возможно, это конец 70-летнего приключения? »- сказал на днях Папа Франциск.

Исторические моменты, конечно, редко, если вообще когда-либо, возникают из ниоткуда, и так было с Днем Д.

С июня 1941 года, когда Гитлер приказал вторгнуться в Советский Союз, Сталин, советский лидер, оказывал давление на западных союзников, чтобы те открыли второй фронт против Берлина.

Англичане были не в настроении отвечать. В мае и июне 1940 года наступление Германии вынудило Великобританию и ее союзников эвакуировать более 330 000 своих и союзных войск из французского порта Дюнкерк.Два года спустя попытка союзников организовать молниеносный налёт на французский порт Дьепп закончилась катастрофой. В феврале 1942 года капитуляция перед Японией в далеком Сингапуре стала известна как крупнейшее событие такого рода в долгой военной истории Великобритании.

В то же время союзные войска вели крупные кампании в Северной Африке и Средиземноморье. Но, пожалуй, самая большая сдержанность заключалась в холодных водах Атлантики, где немецкие подводные лодки охотились на конвои торговых судов, доставлявших крайне необходимые грузы из Северной Америки.

Два фактора во многом повлияли на ход так называемой Битвы за Атлантику.

В Великобритании секретные взломщики кодов в Блетчли-парке к северу от Лондона, в том числе математик Алан Тьюринг, взломали систему шифрования Enigma, используемую немецким флотом. А в небе американские бомбардировщики дальнего действия B-24 Liberator были отклонены с других театров военных действий, чтобы обеспечить прикрытие с воздуха до Средней Атлантики.

Когда битва развернулась в пользу союзников, военные планировщики, наконец, смогли начать бизнес по переброске огромного количества солдат и огромного количества оборудования в южную Англию — стартовую площадку для Дня Д.

На Тегеранской конференции в ноябре 1943 года Рузвельт и Черчилль сказали Сталину, что операция «Оверлорд», кровавая кампания, проистекающая из высадки десанта в день «Д», будет начата в мае 1944 года. в день из-за плохой погоды в Великобритании находилось около двух миллионов иностранных солдат. По данным Британского Имперского военного музея, в период с 1943 по 1944 год только из Америки прибыло 1,4 миллиона солдат, а в первой половине 1944 года девять миллионов тонн припасов и оборудования пересекли Атлантику.

В то же время агенты британской разведки начали свою собственную обширную кампанию дезинформации, чтобы укрепить уверенность Гитлера в том, что вторжение будет сосредоточено в районе французского порта Кале, ближайшей к Великобритании точке. Что бы ни думали солдаты на десантном корабле, некоторые в высшем руководстве сомневались.

«Меня очень беспокоит вся операция, — сказал фельдмаршал сэр Алан Брук, начальник британского имперского генерального штаба. «В лучшем случае это не оправдает ожиданий.В худшем случае это может стать самой ужасной катастрофой за всю войну ».

Промокшие и обстрелянные солдаты на пляжах решили иначе.

Произведено Мона Бошнак и Гайя Триполи.

Фотография времен Первой мировой войны — воспоминания о Первой мировой войне

Библиотека Конгресса

Сара Джонсон

Когда в начале двадцатого века персональные фотоаппараты стали популярными и массово производились, люди нашли новое хобби в фотографии. Фотографии позволили людям запечатлеть воспоминания, а затем сохранить их, чтобы потом посмотреть на них.Использование личных фотоаппаратов коснулось расы, пола, возраста и социальных слоев и стало культурным явлением, которым пользуются все. Однако когда мир ворвался в битву, фотография нашла себе место на передовой. От солдат на земле, пытающихся записать свой опыт, до официальных армейских фотографов, пытающихся запечатлеть патриотические и обнадеживающие моменты, и вплоть до самолетов, которые делали аэрофотоснимки для помощи в наземных атаках и воздушных налетах, фотография сыграла важную роль в мире Война I.

Библиотека Конгресса

Для солдат фотография представила новый способ сбора воспоминаний; фотография способна вспомнить именно то, что хотел запомнить фотограф. Фотографии по умолчанию становятся записью личной истории фотографа, богатой как биографическими, так и мотивационными факторами. Поэтому неудивительно, что когда солдаты отправлялись сражаться в Первую мировую войну, они брали с собой свои личные камеры, чтобы записывать свои переживания. Солдаты по возможности фотографировали, несмотря на неодобрение старших офицеров, чтобы вернуться с коллекцией воспоминаний.Фотографии стали доказательством борьбы, с которой они столкнулись, зверств, свидетелями которых они были, отношений, которые они построили, и людей, которым они помогли.

Библиотека Конгресса

Коммерческий сектор быстро осознал привлекательность фотографических сувениров и начал производить открытки, на которых обычно изображались разрушенные войной города или веселые солдаты как бесспорные военные сувениры. Примеры этих открыток, наряду с личными фотографиями, можно увидеть в каждом из альбомов времен Первой мировой войны, которые были оцифрованы и включены в каталог специальных коллекций мемориальной библиотеки Фалви.Однако к 1915 году официальные лица запретили фотографирование боевых действий. Однако требования расширяющейся прессы вынуждали военных освещать войну, и поэтому Управление военной пропаганды создало отдел, который занимался фотографией военного времени. Фотографии, которые разрешили делать официальным операторам, строго контролировались. Официальные лица запретили фотографии, которые снижали бы моральный дух дома, поэтому запретили фотографии, на которых изображены мертвые, умирающие или их войска, терпящие поражение.Англичане и французы дошли до того, что разрешили своим официальным фотографам делать снимки последствий сражений, не показывая тел убитых или раненых. Требования к официальным фотографам делать только те фотографии, которые подходят для широкой публики, усложняют маневрирование вокруг зоны боевых действий, вынуждают некоторых прибегать к постановке фотографий. Фотографии, сделанные официальными военными фотографами, стали орудием пропаганды, предлагая мирным жителям дома увидеть войну, защищая их от ужасов смерти.Пропагандистские фотографии предлагали подвергнутые цензуре воспоминания о войне тем, кому на самом деле не приходилось сталкиваться с опасностями на передовой.

Библиотека Конгресса

Хотя аэрофотосъемка впервые была применена в 1858 году, только во время Первой мировой войны она стала широко использоваться для научных и военных записей. Аэрофотосъемка была полезна для разведки противостоящих войск, предварительного просмотра местности и условий для наземных войск, картографирования воздушных ударов и проверки результатов сбрасывания бомб.Он стал настолько важным инструментом для вооруженных сил, что Королевский летный корпус в сентябре 1916 года основал свою школу аэрофотосъемки в Фарнборо, Хэмпшир. В течение года, в разгар британской Фландрии, фотографические подразделения Королевского летного корпуса смогли произвести около 15 000 аэрофотоснимков за один месяц. Аэрофотосъемка была полезным инструментом как во время войны, так и после нее. Он не только предоставлял информацию для войск во время боя, но также дает визуальную память о том, насколько сильно европейские города пострадали от Первой мировой войны.

Passchendaele 1916, Исторический блог Paschendaele 1917, Исторический блог

Ежедневное использование личных камер для записи моментов жизни и воспоминаний еще не закончилось. Сегодня люди организуют свои запечатленные воспоминания в цифровых коллекциях на веб-сайтах и ​​в таких приложениях, как Tumblr и Instagram, точно так же, как солдаты, вернувшиеся с войны, организуют свои воспоминания в альбомы для вырезок. Никто не мог предвидеть последствий взрыва личной камеры для мира. Однако время проведения первой мировой войны позволило впервые использовать фотографию, чтобы вернуть домой воспоминания о битвах.Будь то солдаты на земле, армейские официальные фотографы или аэрофотоснимки, нельзя отрицать, что фотография сыграла важную роль в Первой мировой войне

Библиография и цитируемые работы:

Орвелл, Майлз. Американская фотография . Оксфордская история искусства. Оксфорд: Oxford University Press, 2003.

.

Патрик, Кейтлин. «Фотография и международный конфликт: Великая война: фотография на западном фронте». UCD Институт американских исследований Клинтона.2007. По состоянию на 9 ноября 2015 г. http://www.ucd.ie/photoconflict/histories/wwiphotography/

Робертс, Хиллари. «Фотография». Международная энциклопедия Первой мировой войны. 2014. По состоянию на 9 ноября 2015 г. http://encyclopedia.1914-1918-online.net/article/photography

Сандлер, Мартин В. Фотография: иллюстрированная история . Оксфордские иллюстрированные истории. Оксфорд: Oxford University Press, 2002.

.

Дополнительные источники для просмотра:

Холборн, Марк и Хилари Робертс. Великая война: фотографический рассказ . Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 2013.

.

Лэнгфорд, Уильям. Иллюстрированная история Великой войны 1914 год . Барнсли, Южный Йоркшир: Pen & Sword Military, 2013.

Тейлор, Алан. «Первая мировая война в фотографиях: солдаты и гражданские лица», The Atlantic . 1 июня 2014 г. http://www.theatlantic.com/static/infocus/wwi/wwisoldiers/

Майлз Орвелл, American Photography , Oxford History of Art (Oxford: Oxford University Press, 2003), 14.

Кейтлин Патрик, «Великая война: фотография на западном фронте», Институт американских исследований UCD Клинтона: фотография и международный конфликт, 2007 г., по состоянию на 9 ноября 2015 г., http://www.ucd.ie/photoconflict/histories/ wwiphotography /.

Мартин В. Сэндлер, Фотография: иллюстрированная история , Oxford Illustrated Histories (Oxford: Oxford University Press, 2002), 110.

Майлз Орвелл, American Photography , Oxford History of Art (Oxford: Oxford University Press, 2003), 57.

Робертс, Хиллари. «Фотография». Международная энциклопедия Первой мировой войны. По состоянию на 9 ноября 2015 г. http://encyclopedia.1914-1918-online.net/article/photography.

Майлз Орвелл, American Photography , Oxford History of Art (Oxford: Oxford University Press, 2003), 79.

Jason Francisco — War Фотография

Первоначально опубликовано в Routledge энциклопедии Twentieth Century Photography, 2005

Двадцатый век бесспорно кровавого века в истории человечества, со смертью от платы за проезд политически мотивированных конфликтов между 175 и 200 миллионов по всему миру.На протяжении столетия природа войны стирала, а затем разрушала старые различия между полем битвы и городом, солдатом и гражданским, мирным и военным временем, цивилизацией и варварством. Технологически продвинутое оружие невероятно большой разрушительной силы способствовало (и не затмило) более старых форм убийства, в то время как наука, промышленность и бюрократическое управление пришли к определению «современной» войны. В то время как жестокость войны в 20-м веке имела глубокий культурный и даже эпистемологический характер, в то же время война стала основой экономики промышленно развитых государств и центральной политикой идеологий всех мастей.

Критический анализ военной фотографии требует, чтобы мы принимали военные фотографии как опосредованные записи и записанные медиации в равной мере, по очереди хранилища информации и хранилища свидетельских показаний, эстетические произведения, которые попеременно усиливают и распространяют акты войны, драматизируют и отклоняют их. Критический подход требует, чтобы мы регистрировали сложность требований к фотографированию войны, и чтобы мы не сводили фотографии войны к чрезмерно определенным сообщениям, иллюстрированной пропаганде или самосогласованной риторике — как бы они ни были очевидны — или, наоборот, невинным руководителям через страдания.Как аспекты визуальной культуры фотографии войны являются несовершенными аналогами их составляющих элементов: самого физического мира войны, восприятия отдельных фотографов, а также институциональных и дискурсивных практик, в которых фотографии переплетаются с момента их происхождения и от которых они зависят. их значения. Критический анализ требует, по крайней мере, трех отдельных одновременных линий исследования: во-первых, чтобы определить, какие фотографии были фактически сделаны на той или иной войне, кем и при каких обстоятельствах; во-вторых, указать, какие из них были опубликованы и распространены одновременно и в каких формах; в-третьих, определить способы, которыми фотографии впоследствии появлялись или исчезали из поля зрения общественности, в каком контексте и с каким влиянием.

Основываясь на усовершенствовании технологий фотоаппаратов и развитии процесса воспроизведения полутонов, на рубеже 20-го века фотография стала широко использоваться как вспомогательное средство журналистики, иллюстрирующее новости об испано-американской войне (1898 г.), англо-бурской войне (1899 г.) -1902), Русско-японская война (1904-1905) и другие имперские войны. Устойчивое использование фотографий в качестве визуальных средств массовой информации началось всерьез во время Первой мировой войны (1914-1918), когда фотография осторожно, но согласованно была интегрирована в военные действия, как в военных целях, так и для дисциплины общественного мнения.С самого начала военные чиновники союзников считали свободную прессу угрозой для безопасности, а фотографии войны подвергались прямой военной цензуре. Гражданским журналистам, в том числе фотографам, запретили посещать Западный фронт, центральную зону конфликта, а официальных фотографов было чрезвычайно мало: например, британское правительство аккредитовало только двоих в период с 1916 по 1918 год, Эрнеста Брукса и Джона Уорвика Брука.

Тем не менее, несколько иллюстрированных изданий представили общественности фотографии конфликта более или менее так, как это произошло: в Британии Daily Mirror, The Illustrated London News, The Sphere, The Daily Graphic и The War Illustrated; во Франции Excelsior, Le Miroir и L’Illustration; в США: The New York Times Mid-Week Pictorial, Collier’s Weekly, Leslie’s Weekly; в Германии Das Illstrierte Blatt, Berliner Illustrierte Zeitung и Illustrierte Kriegs-Zeitung.На большинстве изображений в этих публикациях изображена военная техника, пейзаж полей сражений, поврежденное имущество и руины, воинские формирования, постановочные и откровенные изображения солдат и офицеров в состоянии покоя, а также оказание медицинской помощи. Иллюстрированные путеводители по полям сражений появились еще в 1916 году практически во всех европейских странах. Задачи, которые были поставлены перед этими фотографиями, с тех пор остаются главными императивами военной фотографии: заручиться общественной поддержкой без необоснованного выявления противоречий войны и подтвердить настойчивый призыв государства к долгу и службе, смягчая уродство войны.

В целом, сравнительно немного фотографий иллюстрированных периодических изданий изображают ошеломляющие человеческие жертвы войны, которая, по выражению Генри Джеймса, «использовала слова», или ее характерные элементы: волны солдат, идущие только «через край» скашивание автоматическим оружием, широкое применение ядовитых газов, тяжелые потери от холеры, брюшного тифа, дизентерии и других болезней, а также психологический стресс от длительных состязаний на истощение и выносливость в вонючих окопах, охваченных эпидемией.Во время сражений при Пассендале в 1917 году и Аррасе в 1918 году официальный канадский фотограф Уильям Райдер-Райдер сфотографировал одиноких солдат на фоне невзрачных пейзажей, что свидетельствует о сложности, если не ужасности их опыта. Во время битвы на Сомме, наиболее интенсивно фотографируемой битвы за всю войну, Брукс и британские королевские инженеры сфотографировали подготовку передовой траншеи, великие взрывы мин перед первым штурмом 1 июля 1916 года и первые волны наступающих войск. вперед.Однако на их фотографиях не отражено то, что в конечном итоге было признано одним из самых страшных фиаско войны: 60 000 погибших в первый день, 30 000 только за первые полчаса и 1,3 миллиона к октябрю 1916 года. «Война в Европе», роскошная книга фотографий, опубликованная в 1917 году с целью заручиться поддержкой американской общественности в момент вступления США в конфликт, только на 9 из 376 фотографий изображены мертвые солдаты в любой форме, большинство из которых представляют собой отдаленные виды трупов на обширных полях сражений.Зрители этой книги и не догадываются о беспрецедентной бойне войны, когда к 1918 году общие военные потери составили более 37 миллионов человек, что составляет около 57% всех мобилизованных сил.

Исключения из пропусков в официальных фотографиях войны действительно существуют, наиболее важно это фотографии анонимных офицеров и солдат, которые носили частные камеры, несмотря на запреты прессы, например, британский рядовой Ф.А. Файф, французский солдат Марсель Фельзер, австралийский капитан Чарльз. Бин, сфотографировавший битву при Галлиполи 1915 года, и солдаты лондонской стрелковой бригады, дислоцированные недалеко от Арментьера, Франция, которые сфотографировали декабрьское рождественское перемирие 1914 года, в котором солдаты обеих сторон братались на нейтральной территории.Когда-то влиятельным, а теперь малоизвестным восстановлением фотографий войны стало антивоенное оскорбление Эрнста Фридриха 1924 года под названием Krieg dem Krieg! (Война против войны!), Где представлены почти 200 фотографий из немецких архивов, многие из которых ранее подверглись цензуре со стороны военных. Последовательность тщательно продуманных сопоставлений изображений и коротких страстных текстов заставляет зрителя совершать непрекращающийся тур по резне и разрушениям, завершающимся серией крупных планов ужасающих ран на лице ветеранов.

Основные области применения фотографии во время Второй мировой войны, основанные на методах Первой мировой войны, дополненные расширенной практикой фоторепортера, разработанной во время гражданской войны в Испании (1936-1939), в частности, в работе венгерского американский фотограф Роберт Капа и фотограф польского происхождения Дэвид Сеймур («Чим»).Вторая мировая война, которая фактически началась с вторжения Японии в Китай в 1937 году, за которым последовало вторжение Германии в Польшу в 1939 году, охватила всю планету, завершившись в 1945 году, охватывая различные театры конфликтов по всему миру и широкий спектр участников. Со всех сторон в конфликте официальное использование фотографии значительно расширилось, и фотографы были полностью вовлечены в ведение войны, как в составе самих вооруженных сил, так и в качестве гражданских лиц, интегрированных в вооруженные силы.Распространяемые в газетах и ​​особенно в иллюстрированных журналах, которые разрослись в межвоенные годы, фотографии стали основной и уникально мощной формой СМИ, широко признанной решающей для военных действий. «По сути, — заявил американский генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр, — общественное мнение выигрывает войны». Основываясь на нововведениях в дизайне и графическом искусстве в период между двумя мировыми войнами, особенно в Германии, к началу войны журналы с картинками разработали изощренное использование визуальной страницы, которое оказалось очень эффективным в качестве связей с общественностью — динамические макеты, активные повествовательные ассоциации между картинки различных типов и размеров, мощные комбинации картинки и текста, заманчивое взаимодействие визуальных последовательностей, монтажей и символов.Ни термин «новости», ни «пропаганда» сами по себе полностью не описывают визуальный опыт войны на страницах французских Vu, Regards и Paris-Soir, British Picture Post, Match и Illustrated London News, американских Life and Look, а также Berliner Illustrierte Zeitung и Illustrierte Beobachter: пропаганда, пропитанная своевременностью и актуальностью новостей, и новости, опоясанные пропагандистской уверенностью и осознанием судьбы.

Журнал Life, чтобы рассмотреть один пример, к вступлению Америки в войну в 1941 году пришел к мощному сочетанию негабаритного формата, живого макета, обильного использования изображений и оптимистичной интеграции рекламы, тематических статей и новости — все военные новости очищены военной цензурой.В рамках идиомы журнала с фотографиями фотография войны, представленная Life, эффективно адаптировала форму эмпатической «документальной» фотографии, восходящей к 1930-м годам (связанной в США с финансируемой правительством фотографией Великой депрессии Администрацией по переселению / Управлением безопасности фермы), и так удалось поместить жертву и несчастья в риторику морального активизма со стороны американского государства. Фотографии Life отчасти очаровывали войну, делая ее бодрой, живой и соблазнительной, следуя примеру влиятельного нацистского пропагандистского журнала Signal, а отчасти используя престиж зарождающейся практики заинтересованной фотожурналистики в целях военных действий союзников.Обычно фоторепортажи Life о войне включали немного боевых фотографий с земли (часто снятых на среднем расстоянии), вместе с откровенными фотографиями солдат, офицеров и периодически пострадавших гражданских лиц, здоровые дозы аэрофотоснимков, боевых и морских пейзажей, карт и т. Д. а иногда и рисунки и изображения масштабных моделей сражений. Эффективность этого подхода требовала сравнительно ограниченного фотографического освещения войны: только около 10% типичного еженедельного издания предлагало репортажные фотографии войны в любой форме, в то время как еще 15% журнала ссылались на войну в рекламных объявлениях.В целом, изображение войны в Life было скорее вопросом этоса, чем информацией: оно источало войну больше, чем «прикрывало» ее, и таким образом естественным образом отражало ее присутствие в американской жизни.

В последующие десятилетия большая часть материалов, первоначально опубликованных в Life, была реорганизована и переиздана. Убирая с фотографий идиомы журнала и закрепляя за ними место в качестве изображений победителей, более поздние книги представляют более концентрированное (и, казалось бы, более исчерпывающее) представление о войне, и особенно о битве — от вторжения в Польшу и от оккупации Европы до войны в пустыне Северной Африки, русского фронта, великих сражений на Тихом океане, вторжения в Нормандию и освобождения Европы с запада и востока.Рекомбинантный архив изображений Второй мировой войны помог зафиксировать центральные замыслы боевой фотографии: зритель, отстраненный по месту и времени от сражения, косвенно попадает в непредвиденные обстоятельства битвы, давая почувствовать ее волнение, но не совсем ее опасность. и предложил доблесть как лицо справедливости. Со временем совокупность рециркулируемых бывших журнальных фотографий стала почти такой же, как и изображение самой войны: то, что начиналось как гласность, превратилось в популярную память.

Последующие публикации также подчеркивали авторское мастерство отдельных фотографов Второй мировой войны. Американский фотограф У. Юджин Смит олицетворяет личность фотографа Второй мировой войны как храброго гуманиста. В то время как другие опытные фотографы в европейских и тихоокеанских театрах делали четкие и эмпатические записи событий (особенно британские фотографы Берт Харди, Билл Брандт и Джордж Роджер; американцы Ли Миллер, Констанс Стюарт Ларраби, Джордж Строк, Питер Стэкпол и Карл Миданс), Смит попытался, по его собственным словам, «как учитель, хирург и артист» предъявить «обвинение в войне».В своих фотографиях на море и в битвах на Тихом океане на Гуаме, Сайпане, Иводзиме, Тиниане и Окинаве, где он был серьезно ранен, Смит проводит дисциплинированную практику наблюдения, которая превращает ожесточенные, сильно географически сфокусированные битвы в мускулистые заявления, и это усердно помещает моменты нежности посреди жестокости. Мастер дизайна, он передает ужасающие кровавые события с определенной требовательной элегантностью, раскрывая чувственную тотальность битвы под знаком симфоники.

Напротив, Роберту Капе можно приписать альтернативную форму вовлеченной военной фотографии. Капа начал свою карьеру во время гражданской войны в Испании партизаном-фрилансером, бродячим фотографом, работающим над пропагандой сопротивления лоялистов фашизму. Публикуясь в Vu, Life и других периодических изданиях, Капа прославился своей храбростью и храбростью, а свои фотографии — откровенностью и страстью. На, пожалуй, самой известной военной фотографии в истории Капы «Падающий солдат» 1936 года изображен испанский республиканский ополченец Федерико Боррелл Гарсия в момент своей смерти, падающий назад от попадания пули в Серро Муриано на фронте Кордовы.Споры по поводу подлинности фотографии долгое время сопровождали ее известность (в основном беспочвенные дебаты: солдаты, согласившиеся инсценировать собственную смерть в качестве рекламного трюка, были бы явно глупыми и обреченными на провал), но более глубокое достижение фотографии — это то, как она воспринимает смерть как как факт, так и загадка. Если снимки Капы в том виде, в каком они появились при его жизни, показывают, что он острый новостной фотограф, то объемы его работ, опубликованные после его смерти в 1954 году, показывают, что он был фотографом удивительной глубины.Эти более поздние книги не являются почетными компиляциями, но необходимы для понимания видения Капы в Северной Африке, Сицилии, Италии, вторжении в Нормандию, во Франции и Бельгии во время Второй мировой войны, позже в Израиле и в Индокитае. В частности, они показывают способы, которыми Капа на самом деле сопротивляется идиоме тотемного, культового изображения, вместо этого изображая войну как всеобъемлющее, но разрозненное явление, непрозрачное обязательство, распределяемое между солдатом и гражданским лицом, разрушительную силу, к которой нужно подходить несколько раз, во множестве проходит.Его фотографии помещают зрителя «рядом с войной», по умелому выражению Джона Стейнбека, регистрируя и проверяя ее эмоциональную реальность.

На всех фронтах Вторая мировая война узаконила беспрецедентные нападения на мирных жителей и разорение городов, и действительно, победа стала зависеть от уничтожения мирных жителей. Photoreportorial режим эмпатии одолжил себя естественно ряд проектов обогатительных о влиянии боевых действий на гражданском населении, несомненно, сострадательные проекты, которые в то же время не дотягивают обнажая универсальную ложь о жертвах среди гражданского населения, а именно: о том, что нападения на гражданских лицо всегда совершено как преступление «другой» стороны, и что такой ущерб не имеет решающего значения для военных целей.В августе 1944 года Life опубликовал фотографии американского фотографа немецкого происхождения Альфреда Эйзенштадта о бедственном положении еврейских беженцев, а в октябре 1945 года опубликовал фотографии перемещенных немцев, сделанные Леонардом МакКомбом. Швейцарский фотограф Вернер Бишоф много фотографировал послевоенную Германию для европейских и американских журналов, а американский фотограф Джон Вашон фотографировал послевоенную Польшу при спонсорской поддержке Организации Объединенных Наций. Работа американского фотографа Терезы Бонни 1940 года «Война приходит к людям: первая запись с камеры о смерти мира» остается изобретательным и амбициозным взглядом на гражданские усилия, направленные на то, чтобы справиться с войной в Финляндии и Франции (т. обе стороны раскола между союзниками и осью (разделение, которое книга не признает), а ее книга 1943 года о сиротах и ​​детях-беженцах «Дети Европы» предвосхищает книгу Дэвида Сеймура «Дети Европы» 1949 года.Сеймур, вместе с Капой, Роджером и французским фотографом Анри Картье-Брессоном, основал в 1947 году Magnum, которое остается самым престижным фотоагентством, посвященным гуманистическим репортажам, рассматривающим войну и мир как единый взаимозависимый предмет.

Советские фотографы времен Второй мировой войны были значительно менее известны за пределами бывшего Советского Союза. Важные работы фотографов на полях изнурительных сражений на российском фронте практически не публиковались на Западе до окончания холодной войны: Дмитрий Бальтерманц, Михаил Трахман, Макс Альперт, Галина Санкова, Ольга Ландер, Эмануэль Евзерихин, Марк Марков-Гринберг, а также как картины Бориса Кудоярова о блокаде Ленинграда и Георгия Зельмы о Сталинграде.Большинство этих фотографов остаются малоизвестными на Западе, за исключением русско-еврейского фотографа Евгения Халдея, чья фотография советского флага над Рейхстагом 30 августа 1945 года стала главным символом советской победы. Халдей задумал и намеренно поставил свою картину по образцу американского фотографа — фотографии Джо Розенталя, на которой американский флаг поднимается на Иводзиме 23 февраля 1945 года (сама по себе не единственная фотография, найденная невинно). Представление Халдея о фотографической правде как о убеждении перед документальным «фактом» является прямым наследием истории фотографии в России и энергичных дебатов о фотографии в годы, последовавшие за революцией; в конце 20-го века он оказался совместимым с западными представлениями о художественной изобретательности и, таким образом, способствовал канонизации Халдея как военного артиста, фотографа, чьим сюжетом оказывается война, но изображения которого считаются «эстетическими излишками», слова художницы и критика Марты Рослер.

Фотографии злодеяний остаются одним из центральных и наиболее сложных моментов фотографии Второй мировой войны — снимки, которые возвещают бездну, доходящую до «негативного прозрения», по лаконичной фразе Сьюзен Зонтаг. Типичными примерами злодеяний остаются падение атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки в августе 1945 года и Шоа, убийство нацистами и их пособниками в разных странах примерно шести миллионов европейских евреев. Фотография довела эти зверства до частичной разборчивости, предлагая визуальные свидетельства, которые являются столь же неполными, а временами столь же неопределенными, сколь и прямыми и неопровержимыми — по сути, свидетельствами, которые преобладали против усилий правительств, в том числе правительств США и нацистов, чтобы предотвращать создание наглядных доказательств их преступлений, а также подавлять и искажать эти доказательства, когда они действительно появляются.

Первоначальное освещение в американской прессе Хиросимы и Нагасаки превращало использование атомной бомбы в продолжение других военных действий, представляя это как научный и военный триумф, скрывая не только изображения уничтожения, но и поначалу даже отдаленные взгляды на мир. взрывы. Изображение с эвфемистическим названием бомбы «грибовидное облако» позже стало символом торжества разрушительной силы (изображение, разработанное в последующие десятилетия ядерных испытаний), в отличие от изображений, сделанных Тосио Фукада снизу в Хиросиме примерно через 20 минут после взрыва бомбы.На фотографиях Нагасаки, сделанных Йосуке Ямахатой 10 августа 1945 года, на следующий день после бомбардировки, изображен настолько опустошенный городской пейзаж, что он одновременно является совершенно простым и непостижимым, обвиняющим разорением на пределе возможностей изображения. Напротив, американский фотограф Уэйн Миллер, член фотографической группы ВМС США Эдварда Стайхена, сфотографировал жертв взрыва бомбы в Хиросиме в сентябре 1945 года, создав драматически освещенные композиции, фигуры которых интроспективны, но не явно расстроены, жертвы, о которых заботятся, ухаживают за ними. , о которых заботятся — которые пребывают под бдительным взором уже сострадательных преступников.Подобный созерцательный подход, но без оптимистичного политического подтекста, очевиден в Хиросиме-Нагасаки ’61 японскими фотографами Шомей Томатсу и Кеном Домоном, последний также был членом сложной коллаборации, которая произвела мощную фотографическую элегию, документ 1961 года.

Несоответствие между видением и знанием также фигурирует как ключевой образ в фотографии уничтожения европейского еврейства. Фотографии варшавского гетто, составляющие, пожалуй, самый обширный фотоархив любого из многочисленных событий, составляющих Холокост, взяты из нескольких источников.Министерство пропаганды Йозефа Геббельса фотографировало и снимало гетто, ложно изображая его как процветающее, обитаемое место, а фотографии больных, голодающих евреев на улицах гетто, сделанные под эгидой военных пресс-служб, публиковались в популярных журналах. Изображения еврейских страданий на улицах Варшавского гетто являются наглядным примером того, как значения военных фотографий меняются в зависимости от дискурса, в который они включены: нацистская пропаганда истолковала такие изображения как свидетельство деградации и нечеловечества евреев. , в то время как последующие поколения видят в них последствия нацистской жестокости.Спустя десятилетия после войны были обнаружены коллекции изображений Варшавского гетто отдельных нацистских солдат, таких как Генрих Йёст и Вилли Георг, а также анонимных немецких солдат, в каждом случае ставя вопрос о том, как нацистские глаза структурировали и закодировали изображение того, что и как пострадали еврейские жертвы.

Практически уникальной в истории военной фотографии 20-го века является работа польско-еврейского художника и фотографа Менделя Гроссмана, который интенсивно фотографировал тюремный анклав для евреев в Лодзи в период с 1940 по 1944 год (более продолжительный, но аналогичным случаем может быть южноафриканский фотограф, работа Питера Магубейна 1950–1990-х годов, посвященная сопротивлению южноафриканскому режиму апартеида).Нанятый администрацией гетто и предпринявший документальный проект по собственной инициативе, Гроссман сфотографировал ежедневный труд евреев по самопомощи — от надомных работ до вывоза экскрементов и раздачи еды. Наблюдая за похитителями, он тайно фотографировал передвижение немецких войск и казни. В морге гетто он тайно сфотографировал трупы погибших в надежде помочь в их опознании; на улицах и у ворот гетто он фотографировал непрекращающиеся депортации осужденных в лагеря смерти Кульмхоф и Освенцим-Биркенау.Проект Гроссмана пережил войну в целости и сохранности, спрятанный в стене в своей квартире (сам Гроссман погиб во время марша смерти из Лодзи в 1944 году), и был перевезен в Палестину только для того, чтобы быть в значительной степени разрушенным во время войны за независимость Израиля в 1948 году.

Практически нет фотографий любого из шести действующих лагерей смерти (Освенцим-Биркенау, Белжец, Кульмхоф, Майданек, Собибор, Треблинка). Заметным исключением остается альбом Освенцима, собрание фотографий, сделанных неизвестным немецким офицером во время процесса «отбора» на железнодорожной платформе Биркенау.С другой стороны, несколько коллекций фотографий, сделанных во время нацистских кампаний казней 1941 года в западных частях Советского Союза, показывают не только степень, в которой простые немецкие солдаты (не только СС) участвовали в зверствах, но и желание нацистов несмотря на официальные запреты, неформально представлять свои преступления, а иногда и использовать фотографии для унижения жертв. Вермахт фотографирует дела в последующих войнах, в которых фотографии военных преступлений делались неоправданно, а не преднамеренно в качестве обвинительного заключения.Двумя более поздними яркими примерами в этой связи являются фотографии американского фотографа Рона Хэберли незадолго до убийства 347 невиновных американскими войсками во вьетнамской деревне Май Лай 16 марта 1968 года, а также фотографии, сделанные во время оккупации американскими солдатами. пытки заключенных в иракской тюрьме Абу-Грейб в 2003 году. В первом случае фотографии служат порогом (воображаемого) слияния индивидуального безумия и официальной прерогативы, а во втором случае — символом предполагаемой безнаказанности слабоумных мучителей. .

Для многих зрителей фотография зверств является парадигматическим примером военной фотографии, которая обвиняет саму войну. В частности, фотография атомной бомбы и нацистского геноцида понимается как означающая не только массовое убийство целевых жертв, но и отчетливо выраженные военные амбиции 20-го века — усилия убить «с научной точки зрения» и усилия убить полностью, а не полностью. просто убить, но убить, не просто победить, а уничтожить. Тем не менее, культурная логика, наделяющая фотографию способностью подтверждать зло, нечасто рассчитывает на то, что фотография вторгается в политическое воображение (не говоря уже о том, чтобы вести его за собой).Фотография злодеяний обычно свидетельствует ретроспективно, часто как состязание между метонимом и символом, и лишь изредка в попытке подробно описать преступления против человечности, преступления, которые считаются «необходимыми» для рассмотрения. Какие трупы олицетворяют «человечество» — это, конечно, не ответ на вопрос, сделанный фотографиями. Немецкий фотограф, фотографии Армина Т. Вегнера, на которых изображены армяне, убитые во время Первой мировой войны, или тысячи безжалостных фотографий осужденных камбоджийцев незадолго до их убийства в тюрьме Туол Сленг в 1975-1979 годах, или французский фотограф Жиль Все фотографии Переса братоубийства в Боснии в его книге 1994 года Прощай, Босния и в Руанде в его книге Молчание 1994 года показывают выбор жертвы, но все они зависят от платежеспособности политического дискурса, чтобы раскрыть преступление геноцида, которое они показывают. .

Холодная война между США и Советским Союзом, которая составляла основу глобальной геополитики с 1945 года до распада Советского Союза в 1991 году и подпитывала войну посредников на всех континентах, обеспечила стабильную работу фотографам, привлеченным в зоны конфликтов. и создание настоящей индустрии военных изображений. Войну в Корее (1950–1953) много фотографировали гражданские лица и фотографы, прикомандированные к американским вооруженным силам, хотя публикация была ограничена с самого начала, особенно после первых шести месяцев.Ограниченная видимость войны означала подавленное признание ее сигнальных осложнений, многие из которых стали центральными в войнах последующих десятилетий в Юго-Восточной Азии, Центральной Америке, Афганистане и Ираке: неготовность американских войск, преступления армий, объединенных в и под руководством США борьба солдат за отличие мирных жителей от вражеских комбатантов, а также масштабы смертей и резни среди мирных жителей. Результатом стал эффект дистанцирования, хорошо подходящий для зарождающейся идеологии У.С. Послевоенная гегемония: «г. Публика, — писала US Camera в 1951 году с бессознательным предвидением, — любит сидеть на стуле и делать что-то за него, не тратя больше минимума энергии, и это, без опасности ». В то же время комфортная удаленность войны противопоставлялась явно более психологическому изображению боя в картинах, которые действительно появлялись в работах Макса Десфора, Карла Миданса, Берта Харди (чьи изображения военных преступлений Южной Кореи были подвергнуты явной цензуре), и особенно американского фотографа Дэвида Дугласа Дункана.Фотографии Дункана в журнале Life, U.S. Camera и, в частности, его книга 1951 года This Is War! установил его как прототипа боевого фотографа после Второй мировой войны, одновременно проницательного и мужественного, независимого и отождествляющего (если не причастного) к прерогативам вооруженных сил. Это война !, подзаголовок «Фото-повествование в трех частях», также остается шедевром визуальной последовательности, изощренным заявлением о различиях между лингвистическим и визуальным повествованием, а также о сложности фотографического изложения правды.

Два десятилетия ожесточенного конфликта во Вьетнаме — война против французов (1946–1954), а затем против американцев (1959–1975) — стимулировали созревание «озабоченной» военной фотографии и обострение ее внутренних противоречий. Уникальное в истории войн двадцатого века американское правительство не только приветствовало, но и активно способствовало фотографии. В атмосфере официальной открытости и вседозволенности фотографы-фрилансеры со всего мира приезжали в страну, чтобы работать практически по своему желанию.Соответственно, военные фотографии стали предметом потребления, которого не было раньше. Результатом стало распространение ряда военных фотографий, от бесстрастных документов военных операций до грабительских вуайеристских изображений страданий, проницательных фотожурналистов и интроспективных критических снимков, которые стали эталоном культурных потрясений, которые в конечном итоге сопровождали войну.

В то же время фотографии впервые заняли свое место в тумане обширного телевизионного освещения.В целом, фотография составляла сравнительно небольшую часть одновременного воздействия на публику Индокитайской войны, несмотря на большой объем сделанных фотографий. (Фотографическое освещение войны в жизни было особенно скудным в разгар войны между 1967 и 1971 годами, когда она подвергалась цензуре растущего числа жертв войны и ее непопулярности в пользу иллюзии нравственно спокойной хорошей жизни, иногда омраченной новостями издалека.) в эпоху телевидения также стали синоптическими, дистилляцией реки телевизионных картинок, которые следовали за конфликтом по мере его развития от безуспешных американских попыток завоевать вьетнамские «сердца и умы» к усилению американской агрессии и, в конечном итоге, к непристойности слепого убийства. под предлогом, как отмечает историк Хорхе Левински, что коммунистическое зло было хуже напалма.

Обостренное чувство агонии боя было главным изюминкой фотографии войны, при этом многие фотографы проницательно изображали страдания, боль и беспорядок войн в джунглях и городах, особенно американские фотографы Кэтрин Лерой, Роберт Дж. Эллисон и Оливер Нунан; французские фотографы Анри Юэ, Кристин Шпенглер и Жиль Карон; японский фотограф Кёити Савада; и сингапорский фотограф Терренс Кху. Дэвид Дуглас Дункан использовал Вьетнам, чтобы разработать свое лирическое и воинственное видение боевого опыта, в то время как британские фотографы Ларри Берроуз, Дональд Маккаллин и Филип Джонс Гриффитс сформулировали различные степени либеральной реакции.Отражая личный сдвиг от поддержки войны к разочарованию перед его смертью в бою в 1971 году, фотографии Берроуза одновременно несентиментальны и глубоко элегичны — многие используют отчетливо монохроматическое использование цвета, в котором преобладают серовато-зеленые и бледно-коричневые, — демонстрируя одинаковую войну. решимости и горя. На черно-белых фотографиях Маккаллина, напротив, безжалостно обнаруживается смысл войны в самом человеческом теле — страдальческом, искалеченном, обезумевшем от страданий — и таким образом вырывают главный символ войны из хватки флагов, взрывов и пушек.Книга Маккаллина 1974 года «Кто-нибудь обращает внимание?» собирает фотографии из Вьетнама и других конфликтов, отображая отдельные жертвы и отдельные конфликты как предмет недифференцированной агонии (подход, который позже был повторен в «Военных подвигах» Джеймса Нахтвей 1989 г., и особенно в его путешествующем по миру кенотафе 1999 г. «Инферно»). Джонс Гриффитс, напротив, предлагает картину безжалостная критика войны в его книге 1971 года Vietnam Inc, которая проницательно перемещает зрителя между военной и гражданской сферами потерь, просвещая зрителя, не допуская пристрастия к западу.

Прототипными случаями фотографий, сделанных для метонимов всей войны, являются фотографии, получившие Пулитцеровскую премию фотографа вьетнамского происхождения Ника Утта, который сфотографировал обнаженную Фан Тхи Ким, кричащую от боли с другими детьми на шоссе, после того, как ее дом был разрушен. атакован напалмом 8 июня 1972 года и американским фотографом Эдди Адамсом, который сфотографировал бригадного генерала Нгуен Нгок Лоана, начальника национальной полиции Южного Вьетнама и главу Центральной разведывательной организации Южного Вьетнама, казнившего Бэй Хопа, захваченного вьетнамца. Солдат Конга, 1 февраля 1968 года в Сайгоне.На фотографии Адамса мы видим, как Лоан стреляет в упор Хопу; Хоп, морщась, похоже, получает пулю, хотя еще не упал в обморок. Фотография представляет нам не историю, а только краткий, беспощадный, крайне жестокий финал — если не такой графически жестокий финал, как показывают телевизионные кадры того же инцидента. Для многих зрителей картина также стала кульминационной, провозгласив ужас и аморальность войны, обозначив ее варварство и непоследовательность.То, что изображение должно было функционировать — или, точнее, исполняться — таким образом, обычно приписывается фотографии, но более точно связано с дискурсами, в которых эта фотография оказалась.

Более полный отчет об этом дискурсе, предложенный, например, культурным антропологом Дэвидом Д. Перлмуттером, попытался бы объяснить конкретный контекст, в котором была сделана картина, а именно наступление коммунистов Северного Вьетнама в 1968 году, которое уже представлял собой водораздел в американских публичных дебатах о войне и, что важно, совпал с пиковыми уровнями U.С. смертности. Кроме того, в нем подробно рассказывается о подавлении личности обоих мужчин и о том, как это подавление способствовало значимости изображения. Он будет исследовать способы, которыми значения изображения меняются с добавлением другой информации, и действительно, как это могло быть использовано для поддержки военных действий.

Если даже широко известные военные фотографии, такие как фотография Адамса, редко получают пристальное внимание к построению их значений, фотографии войны в Индокитае, распространенные в последующие десятилетия, расширили и бросили вызов исходному изображению войны.Особого внимания заслуживает публикация работ северо-вьетнамских фотографов, в том числе Луонг Нгиа Дунг, Нгуен Динь Уу, Май Нам, Ле Минь Чыонг, Дуонг Чан Фонг, Динь Данг Динь и многих других. Первоначально сделанные для изображения стойкости и изобретательности вьетнамского националистического / коммунистического сопротивления (как в печати, так и даже в джунглях, где фотографии висели на деревьях вдоль тропы Хо Ши Мина), фотографии очеловечивают северных вьетнамцев способами, невиданными во времена войны (за исключением французского фотографа, паллиативной книги Марка Рибу 1970 года «Лицо Северного Вьетнама»), демонстрируя их стойкость перед лицом агрессии Запада, которая унесла более трех человек.5 миллионов вьетнамцев живут с 1946 по 1975 год. Фотографии Северного Вьетнама также освещают приоритеты большинства не-вьетнамских фотографов при демонстрации войны, а именно молчаливое одобрение морали войны, если не ее воздействия или ее тактики.

Многочисленные региональные конфликты на Ближнем Востоке, в Азии, Африке, Южной и Центральной Америке с 1960-х до начала 21-го века привлекли большое, хотя и неравномерное, освещение профессиональными военными фотографами, в то время как освещение американских войн изменилось. Уровни цензуры времен Первой мировой войны (война в Персидском заливе 1991 г.) для «встроенных» репортажей в стиле Второй мировой войны (Ирак, 2003 г.).«Профессиональная» военная фотография в основном состоит из условных визуальных образов, использующих стандартные боевые образы, разработанные в прошлом веке: дым и обломки, взорванная архитектура, грозное оружие, кричащие действия, искаженные лица, иногда изуродованные тела. Самая продажная из этих образов — нечто близкое к имитации боли: согласно перевернутой логике новостей под знаком развлечения, чем неправдоподобнее фотография, тем более «аутентичным» ее изображение.Такой климат побуждает фотографов относиться к военной фотографии как к охоте за головами и даже поощряет сами военные действия, поскольку комбатанты играют в камеру, будучи уверенными, что фотографии появятся в печати и в Интернете. Часто такое «профессиональное» освещение событий в Африке, Южной Америке и Азии невольно репетирует старые устойчивые стереотипы экзотического примитивизма среди народов постколониального мира.

Тем не менее, общественный интерес к военной фотографии (читай: рынку) включает в себя место для более разборчивых фотографов и для вдумчивой, отзывчивой работы.Американский фотограф Сьюзан Мейзелас из Никарагуа 1981 года размышляет о влиянии освободительных войн на тех, кто с ними борется, а ее работа 1997 года «Курдистан: в тени истории» исследует осиротевшую историю с помощью новаторского сочетания текстов и фотографий. Серия работ об Афганистане, в том числе работа американского фотографа «Виктор Плачущий — Афганистан» 1999 г., британского фотографа Саймона Норфолка «Хронотопия Афганистана 2002 г.» и амбициозная работа 2003 г. «Война коллектива VII» (Кристофер Андерсон, Александра Булат, Лорен Гринфилд, Рон Хэвив, Гэри Найт, Антонин Краточвил, Кристофер Моррис, Джеймс Нахтвей и Джон Стэнмейер) вместе образуют комплексный анализ спровоцированной американцами «войны с терроризмом», последовавшей за нападениями на США 11 сентября 2001 года.S.

Если фотографии войны ХХ века и отражают историю, и присутствуют в ней, их собственная история — это история не форм, а функций и обновленных функций, если перефразировать критика Мишеля Фризо. Короче говоря, фотографии войны — это действующие культурные объекты, которые используются поочередно, чтобы разоблачить и вспомнить, умолять и обдумывать, дезинфицировать и шокировать, фиксировать реалии войны, а также критиковать воображение этих реальностей. Они становятся свидетельством того, что показывают в связи с заданными им вопросами.

Фотография, Вторая мировая война | Encyclopedia.com

Во время Второй мировой войны большинство фотографов были «вовлечены» — они горячо верили в Америку и в ее интересы. Многие военные фотографы вышли из традиций социальной документальной фотографии 1930-х годов. Документирование солдат на войне было расширением довоенного проекта фотографов по документированию народа Соединенных Штатов. Это была продолжающаяся попытка подтвердить демократические идеалы и культурные ценности страны.Во время последовавших войн в Корее и Вьетнаме фотография использовалась, чтобы бросить вызов американской политике и поставить под вопрос национальные ценности. Во время Второй мировой войны фотография воюющих американцев все еще была подтверждением того, что Соединенные Штаты являются страной свободных, сияющим городом на холме, последней надеждой цивилизации.

военная фотография

В то время как война на пяти континентах, семи морях и дюжине фронтов, Вторая мировая война поставила совершенно новые проблемы с персоналом, расходами, транспортом и связью.Однако, в отличие от Первой мировой войны, отдельные фотографии можно было передавать через океаны по радио и через континенты по проводам. Самолеты дальнего действия могли быстро доставить рулоны пленки и тысячи отпечатков. К широкоформатным камерам Speed ​​Graphic, которые снимали негативы 4 x 5 дюймов, добавились меньшие камеры Rolleiflex 2 x 2 дюйма и еще меньшие и более быстрые 35-миллиметровые камеры с телеобъективами. Задача среди всех этих инноваций заключалась в том, как организовать фотосъемку так, чтобы были охвачены все фронты и все публикации имели доступ к изображениям.

Как и в Первую мировую войну, армия, флот, морская пехота и береговая охрана назначили для своих операций военных корреспондентов и фотографов. Большая часть военных фотографий была сделана по служебным причинам. Если фотографии, отправленные обратно в Соединенные Штаты, помогли выиграть битву за общественное мнение дома, фотографии, сделанные в военных целях, помогли выиграть войну на фронтах; например, по оценкам, от 80 до 90 процентов всей информации союзников о противнике было получено с помощью аэрофотосъемки, сделанной У.С. Летчики. Группа боевой фотографии военно-морского флота также имела заслуженно отличную репутацию благодаря освещению войны — прямому результату того факта, что Эдвард Стейхен, бывший начальник фотографического отдела армии во время Первой мировой войны, а впоследствии директор по фотографии Музея боевых искусств «Современное искусство» возглавил фотоотдел авиации ВМФ.

Хотя освещение армейских военно-воздушных сил и операций военно-морского флота было широко разрекламировано, большинство военных фотографов, освещавших боевые действия, были в Корпусе связи.Роты Корпуса связи состояли из семидесяти пяти человек: двадцать были фотографами, тридцать — кинооператорами, двадцать — техниками фотолаборатории, двое — магнитофонами и трое — техниками по обслуживанию. Подразделения Корпуса связи сопровождали войска США с самого начала операций США за границей, но не имели большого присутствия до более поздних этапов войны. Когда американские солдаты впервые высадились в Алжире, например, сержант и рядовой были единственными боевыми фотографами, участвовавшими в операции.К 1944 году 100 боевых фотографов освещали вторжение в Нормандию в день «Д».

Часть фоторепортажей Связи была направлена ​​в районы боевых действий, другие — в зоны связи. Фотографы, находившиеся в передовых районах, получили два вида приказов: общее задание прикрыть операцию (например, штурм острова или города) и конкретное задание (например, зафиксировать влияние огня истребителя танков противника на дружественные танки). Фотографии, сделанные этими подразделениями, были использованы во многих сферах: в тактических целях для немедленного использования в театрах; стратегический, для использования в планировании; обучение, для обучения войск; моральный дух для поддержки войск и гражданского населения дома; связи с общественностью для СМИ в США и за рубежом; разведка, для разведки; технический, для улучшения оборудования; исторический, для дальнейшего изучения; и юридические — для судов по делам о военных преступлениях.

За время войны военные боевые фотографы предоставили более полумиллиона фотографий для

средствам массовой информации США и Великобритании. Ежедневные официальные коммюнике и пакеты фотографий выходили из нескольких кинотеатров и предоставлялись прессе.

гражданская фотография

Сразу после Перл-Харбора военное и военно-морское ведомства (к которым вскоре присоединится армия) установили строгие правила, в соответствии с которыми можно было делать снимки. Одним из ключевых правил было то, что все фотографии гражданских лиц должны были быть в равной степени доступны для всех.Следовательно, все гражданское покрытие должно было действовать на основе объединенного персонала. Первоначальными участниками пула были три главных американских агентства по сбору фотографий — Associated Press (AP), Acme Newspictures и International News Photos — и журнал Life . Благодаря участникам пула и различным услугам, которые они оказывали, все ежедневные и еженедельные газеты в Соединенных Штатах имели доступ к фотографиям.

В то время как армия или флот оплачивали транспорт и обычно размещали и кормили фотографов, когда они были на фронте, члены пула оплачивали зарплату и расходы своих собственных представителей.Четыре члена пула тратили около 400 000 долларов в год на свои фотографии войны.

Через год после открытия фонда Still Photographic War Pool в разных театрах было двадцать восемь фотографов. Ее ядро ​​составляли штатные фотографы, которые до войны уже были в командировках за границей. Количество фотографов в каждом театре из агентств-членов было согласовано по взаимному согласию. Когда открылись новые задания, фотографы получали от каждой организации поочередно, хотя Life действительно наняла больше фотографов (двадцать один), чем другие участники пула.Пятеро фотографов Life были ранены в бою, двое подорваны торпедой, один заключен в тюрьму, а десяток заразился малярией. Всего в ходе войны было убито 37 печатных и фотокорреспондентов, 112 ранены и 50 помещены в лагеря для военнопленных. Число жертв среди гражданских корреспондентов было в четыре раза больше, чем среди американских солдат.

цензура

Генерал Дуайт Эйзенхауэр написал в меморандуме за несколько дней до вторжения через Нормандию: «Корреспонденты имеют такую ​​же важную работу на войне, как и военнослужащие …по сути, общественное мнение побеждает в войнах ». При таком понимании правительство США и военные с самого начала конфликта активно управляли распространением новостей. Как охотно, так и неохотно пресса уступила не только официальной цензуре, но и правительству. и наводнение военных новостных каналов раздаточными материалами, коммюнике и фотографиями военных.

В начале войны формальная цензура отражала цензуру предыдущей мировой войны: публикации могли публиковать фотографии врагов или даже погибших союзников, но не американских мальчиков.Даже фотографии разрушений к «вещам» американцы смотрели косо и выпускали с осторожностью. Цензоры запретили изображения, изображающие американских военных в неблагоприятном свете, например, те, на которых солдаты открыто общаются с проститутками. Кроме того, фотографии, запечатлевшие участие афроамериканцев в вооруженных силах, в ряде случаев запрещались.

Затем, почти через два года после начала войны, президент Франклин Рузвельт и военное министерство отменили правила.Антисептическая версия войны, которая возвращалась домой, предлагала несколько причин, объясняющих уровень жертв, которых просили принести американскую общественность. К 1943 году в тылу оставались значительные разногласия, отмеченные напряженными отношениями между бизнесом и рабочими, включая несколько забастовок; противодействуя повышению налогообложения; и значительным покровительством черного рынка для обхода нормирования. Рузвельт понимал, что дома должны видеть пострадавших. Таким образом, новые правила, введенные в действие в сентябре 1943 года, разрешили фотографировать американских солдат, истекающих кровью, умирающих и мертвых, хотя цензоры продолжали следить за тем, чтобы мертвые или тяжело раненые не могли быть идентифицированы (лица не были показаны, а имена на униформе и подразделениях патчи, например, были отретушированы).Изображения, на которых изображены истекающие кровью или мертвые американские солдаты, были снабжены подписями и текстом, так что домашняя публика была потрясена осознанием того, что за ее идеалы нужно бороться.

Новая откровенность вдохновила американцев. Либерализованная цензура обнаружила, что можно найти баланс между скромным раскрытием того, что происходило на передовой, и поддержкой войны тылом. Но такой баланс не был обнаружен в ходе последовавших за этим конфликтов в Корее и Вьетнаме.Возможно, Вторая мировая война лишила американцев их способности собрать финансовые, материально-технические, эмоциональные и моральные обязательства, которые они призвали вместе. Или, возможно, Вторая мировая война действительно была в некотором смысле «хорошей» войной — и поэтому потери, сколь бы многочисленными и графически ни изображались они ни были, казались оправданными.

Susan Moeller

См. Также: Пропаганда, война; Изобразительное искусство, Первая мировая война

Бруклинский музей

  • ВОЙНА / ФОТОГРАФИЯ: Образы вооруженного конфликта и его последствий
    Война была постоянным явлением на протяжении всей истории человечества, и все же только после изобретения фотографии в середине девятнадцатого века суровая реальность войны вошла в жизнь и дома. людей, далеких от поля битвы.Миллионы и миллионы фотографий войны были сделаны военнослужащими, коммерческими фотографами, любителями и фотографами изобразительного искусства.

    Выставка ВОЙНА / ФОТОГРАФИЯ: Образы вооруженного конфликта и его последствий представляет около 400 фотографий конфликтов, которые произошли на шести континентах в течение 166 лет, от американо-мексиканской войны 1846 года до гражданской войны в Ливии в 2012 году. Однако это не хронологический обзор каждой войны за этот промежуток времени.Скорее, эта знаковая выставка стремится предложить более полное исследование типов изображений, созданных в любом конфликте, независимо от эпохи или национальности. В результате фотографии не выстроены по конкретной войне. Напротив, они расположены в соответствии с тем, что можно было бы назвать общим ходом — «дугой» — каждой войны. Арка войны переходит от разжигания конфликта к вербовке войск, их обучению и отправке; собственно боевому опыту и «туману войны»; к хаотическим последствиям боя, с захватом пленных и, зачастую, с казнями и репрессиями; страданиям раненых и беженцев; и, наконец, к окончанию войны с возвращением войск домой и установлением мемориалов и ритуалов памяти.

    Есть много точек зрения, военных и невоенных, с которых можно рассматривать фотографии вооруженного конфликта, но все изображения накладывают свой отпечаток на то, как мы понимаем наш мир. Кураторы надеются, что эта выставка послужит платформой для конструктивного диалога о человеческих конфликтах и ​​более обширных исследований для будущих поколений.

  • ОСВЕЩЕНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ В СМИ
    «Фотографии войны всегда были квинтэссенцией сражений и продавались для домашнего потребления», — пишет историк Сьюзан Мёллер.В конце девятнадцатого века газеты преобладали в издательском деле Соединенных Штатов. Конкуренция за читателей была ожесточенной. Смелые заголовки и сенсационные сообщения принесли издателям огромную прибыль. Фотографии, которые должны были быть воспроизведены в виде гравюр или гравюр на дереве, использовались, чтобы повлиять на общественное мнение.

    Фотоагентства были созданы в середине девятнадцатого века. Фотографии были впервые переданы по телефону или телеграфу в 1920-х годах, а затем по радио, что позволило отправлять изображения через океаны и континенты за считанные минуты.Фотоагентства, такие как Associated Press (AP) и United Press International (UPI), стали основными средствами, с помощью которых фотографии поставлялись в публикации по всему миру.

    Сегодня образы конфликта больше не определяются какой-то одной силой, агентством или публикацией, а все более взаимосвязанной цифровой сферой. Фотография войны продолжает развиваться — возможность мгновенно публиковать изображения в Интернете разрушила уровни посредничества между фотографом и зрителем, позволяя наблюдать конфликты в далеких местах дома почти так же, как они происходят.

  • НАХОДКА ВОЙНЫ
    События, провоцирующие войну, часто являются внезапными атаками. Фотографы вряд ли будут присутствовать, поэтому изображения, изображающие начальный агрессивный акт, редки. Снимок Роберта Кларка, на котором второй самолет врезался во Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года, стал возможен только потому, что Кларк увидел прямую трансляцию по телевидению удара первого самолета и поспешил на крышу своего здания, откуда хорошо просматривались башни.

    Одним из катализаторов испано-американской войны стал загадочный взрыв линкора USS Maine в гавани Гаваны, Куба, в феврале 1898 года. Невозможно было сфотографировать 266 погибших американских моряков, но были только изображения мачта Maine , возвышающаяся над затонувшим кораблем, с огромной силой нанесла удар этого бедствия американским домам и гостиным.

    Иногда фотографов поручали задокументировать события, призванные спровоцировать войну, чтобы фотографии можно было использовать в пропагандистских целях.Например, среди множества снимков, сделанных японскими летчиками 7 декабря 1941 года, есть War in Hawaiian Water , на котором показаны торпеды, приближающиеся к американским кораблям в районе Линкор Роу в Перл-Харборе.

  • ВЕРБОВКА, ОБУЧЕНИЕ, ПОСАДКА
    На начальных этапах конфликта патриотизм часто является движущей силой призыва в армию. На фотографиях можно запечатлеть смесь предвкушения и твердой решимости на лицах новобранцев, и тем не менее, причины для вербовки, помимо патриотизма, сложнее передать с помощью фотографии.Многие присоединяются по финансовым причинам — обещания достойной заработной платы, обучения для будущей работы и льгот для ветеранов. В отличие от традиционной вербовки, полевые командиры и повстанческие армии похищают мужчин, женщин и детей, чтобы пополнить свои ряды.

    Подготовка войск, как правило, строго регламентирована для достижения поставленных целей. Новобранцы должны научиться полагаться друг на друга и стать членами подразделения, руководимого традициями, званием, структурой команд и правилами ведения боевых действий. Они также должны научиться точно, немедленно и беспрекословно выполнять приказы.

    Заключительный этап приема на работу — это посадка на борт, сопровождаемая слезными прощаниями с семьей. В фильме Дэймона Винтера Flying Military Class интерьер огромного самолета заполнен солдатами в форме, направляющимися на фронт.

  • ОЖИДАНИЕ
    Ожидание перед вступлением в бой не похоже на раздражающие логистические задержки, отнимающие повседневную жизнь военнослужащих и военнослужащих.Как видно на фотографиях в этом разделе, эмоции тех, кто находится на грани битвы, разнообразны, сложны и индивидуальны. Они могут беспокоиться о действиях, но это нетерпение обычно смешивается с другими проблемами — возможностью травмы или смерти, отсутствием достаточного мужества или неспособностью оказать критическую поддержку своим приятелям.

    Журналист Эрни Пайл описал свои чувства, когда он ожидал на палубе транспортного корабля в ночь перед посадкой на Сицилии 9 июля 1943 года:

    Даже самые головокружительные из нас знали, что вскоре у многих из нас появился отличный шанс больше не находиться в этом мире.Я не верю, что кто-то из нас боялся физической части смерти. Это не так. Это скорее эмоция почти отчаянного нежелания отказываться от будущего. Я полагаю, что это расслоение волос, и что на самом деле все это относится к страху. И все же какая-то разница есть…

    — Эрни Пайл, Brave Men , 1945

  • ПАТРУЛЬ И ДВИЖЕНИЕ ВОЙСК
    В этот раздел включены изображения патрулей всех пяти типов военной службы США — армии, флота, морской пехоты, береговой охраны и военно-воздушных сил, а также фотографии передвижения войск и припасов.Боевые патрули — это отряды наземных, морских или военно-воздушных сил, отправляемые во враждебную местность для наблюдения, осмотра, разрушения или безопасности, обычно на несколько часов, но иногда и на несколько дней.

    Патрульные подразделения могут быть небольшими, как отдельный корабль, несколько человек или самолетов, и такими же большими, как эскадрильи самолетов или кораблей, или целый батальон наземных войск. Агрегатам грозит значительная опасность, которую разделяют сопровождающие их фотографы.

  • БОЙ
    Этот раздел посвящен изображениям вооруженных столкновений между наземными, воздушными и военно-морскими силами в двадцатом и двадцать первом веках.Учитывая медлительность фотографических процессов середины девятнадцатого века и громоздкость необходимого оборудования, военные действия нельзя было фотографировать до изобретения более быстрых пленок и фотоаппаратов, для которых не требовались штативы или другие опоры.

    К концу девятнадцатого века стало технически возможным запечатлеть действие с помощью неподвижных фотографий. Распространение фотографий также изменилось с изобретением в 1882 году полутонового процесса, который позволил воспроизводить точные копии в журналах и газетах и ​​распространять среди аудитории, желающей следить за событиями войны.

    Изобретение кино еще больше усилило общественный спрос на изображения войны. Еще в 1899 году фильмы о боевых действиях рекламировались как «война, не вставая с кресла». Фильмы продолжают формировать то, что публика ожидает увидеть в конфликтных фотографиях. Образы боевых атак, рукопашного боя, внутренних помещений подводных лодок и наземных атак — все это основные элементы художественной войны. Тем не менее, фотографу-фотографу практически невозможно запечатлеть такие изображения. Другие виды фотографии боевых действий, хотя и возможны, получить трудно и опасно, поэтому они встречаются редко.

    Изображения, включенные в этот раздел, в основном сделаны, когда фотограф хотя бы частично укрывался от огня оружия, находясь в самолетах, транспортных средствах, траншеях или зданиях, на кораблях или за естественными препятствиями или искусственными укреплениями.

  • RESCUE
    Спасательные операции могут быть столь же прямыми, как немедленное действие человека, вытаскивающего кого-то из опасности и предлагающего помощь, или столь же сложными, как операции с участием целых наземных, воздушных или морских подразделений, проводимые в течение нескольких дней или даже недель.В этом разделе основное внимание уделяется фотографиям спасения отдельных комбатантов и гражданских лиц.

    Обучение и подготовка имеют решающее значение для успеха спасательных операций. Обнаружение терпящих бедствие людей усложняет процесс, особенно если они оказываются в тылу врага или плывут по течению в море. Всегда есть опасность для спасателей. Например, во время войны во Вьетнаме поисково-спасательные силы США спасли 3883 человека ценой жизни 71 спасателя и 45 самолетов.

    Изображения в этом разделе в основном основаны на фотографиях американских фотографов, которые знали о желании публики увидеть акты героизма и человечности.Ясность и сила таких фотографий помогли сформировать общественное восприятие Второй мировой войны, которое продолжает сохраняться в художественной литературе и таких фильмах, как Спасти рядового Райана (1998).

  • ПОСЛЕДЕЙСТВИЯ: ПЕЧАТЬ И ПОХОРОНИЯ
    Последствия битвы начинаются, как только одна из сторон полностью овладевает полем битвы. Раненых необходимо эвакуировать и оказать им медицинскую помощь; допрошены заключенные; когда позволяет время, подсчитывают и хоронят мертвых; и остаточные боеприпасы и оружие, собранные, перепрофилированные или уничтоженные.

    Горе о погибших товарищах пронизывает все последствия битвы. В этот раздел входит фотография Аль Чанга, на которой убитый горем пехотинец в Корее утешает товарища по солдату. Напротив, другой военнослужащий на заднем плане не проявляет никаких эмоций, поскольку использует бирки с именами для создания отчета о недавно убитых. Из интервью с ветеранами можно сделать вывод, что такая отстраненность — форма самосохранения.

    Военные руководители понимают важность ритуалов для облегчения травм, полученных военнослужащими.По возможности умерших устраивают военные похороны. В зависимости от ситуации, временные захоронения могут происходить на поле боя или рядом с ним с использованием простых деревянных маркеров, а после войны их переносят на более тщательно спланированные кладбища. Некоторые страны всегда хоронят своих мертвецов в той стране, где они были убиты; другие приносят тела домой или предоставляют семьям выбор.

  • ПОСЛЕ: УНИЧТОЖЕНИЕ СОБСТВЕННОСТИ
    После битвы выжившие гражданские лица, а также военнослужащие должны столкнуться с последствиями широкомасштабных разрушений в зоне боевых действий.С близкого расстояния и с высоты птичьего полета на изображениях в этом разделе запечатлены различные виды разрушения городов, домов и инфраструктуры.

    На своей фотографии, датированной 29 октября 1917 года, Джеймс Франк Херли изображает жуткое превращение Шато-Вуд недалеко от Ипра, Бельгия, в оголенные палки на засыпанном ракушками поле. На переднем плане пятеро австралийских солдат переходят импровизированную дорогу по лужам грязи.

    Ричард Питер сделал тысячи фотографий разрушенного города Дрездена, который был разрушен огненной бурей в результате авианалетов союзников в 1945 году, во время которых тысячи людей погибли.Знаменитая панорама разрушенного Дрездена, созданная Петром, была снята с башни ратуши. На ней изображена скульптурная мужская фигура, возвышающаяся над городом, как святой в трауре.

    На душераздирающей фотографии Кристи Шпенглер развалин Пномпеня, Камбоджа, после их разрушения «красными кхмерами» изображены выжившие, просеивающие завалы. Пыль и дым были такими плотными, что день превратился в ночь. Шпенглер описывает свой подход к фотографированию последствий войны: «Мертвые меня не интересуют, только выжившие.”

  • ИСТОЧНИК И ПОРАЖЕНИЕ ОБОЛОЧКИ
    В конфликтных ситуациях еда и отдых очень важны. И фотограф морской пехоты, капрал Роберт Аттебери, и фотожурналист Дэвид Гуттенфельдер сделали снимки солдат, борющихся с истощением в поисках врага.

    Аттебери, служивший в Ираке, сфотографировал товарищей, которые предпочли сон еде во время короткого перерыва в взорванном дворце.Гуттенфельдер, который был связан с подразделением морской пехоты в Афганистане, сфотографировал солдат, спящих первую полную ночь после шестидневного марша. Они вырыли в темноте неглубокие боевые ямы, зная, что будут чувствовать себя «в большей безопасности — и лучше спать — защищенными этими несколькими дюймами грязи».

    «Взгляд на тысячу ярдов», наблюдаемый на многих портретах солдат после боя, иногда является симптомом кратковременной боевой усталости, но также может быть первым признаком длительного состояния, известного как контузия, или, с 1970-х годов, как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).Фотограф Дон Маккаллин, страдающий посттравматическим стрессовым расстройством, сказал в интервью: «Непостижимо, как люди могут убивать друг друга на глазах. И ты забираешь его с собой домой ».

  • ПОСЛЕ: СМЕРТЬ
    Феличе Беато сделала первые известные фотографии смерти на поле боя изнутри форта Таку во время Второй опиумной войны в Китае (1860 г.). Из-за того, что требовалось долгое время экспозиции, ему пришлось умолять не убирать тела, пока он не сможет сделать снимки.

    Во время Гражданской войны в США не существовало официальных ограничений на фотографирование погибших членов Союза или Конфедерации. Но после Гражданской войны военная политика во многих западных странах быстро превратилась в официальный запрет на фотографирование погибших военнослужащих на поле боя, а иногда даже в гробах.

    Такая политика была разработана для предотвращения причинения дополнительной боли семьям погибших, а также для предотвращения деморализации населения в целом, которая могла бы уменьшить поддержку военных действий.

  • КАЗНИ
    На фотографиях в этом разделе запечатлены приговоры или казни комбатантов, заключенных, предполагаемых шпионов, гражданских лиц, полицейских, военных и глав правительств. Казни являются частью системы убийств на войне и часто происходят при переходе власти от одного правящего органа к другому.

    Комбатантов иногда расстреливали или вешали солдаты противника, которым не хватало времени, официальных процедур или склонности обращаться с военнопленными.Некоторые мирные жители были пойманы в ходе беспорядочных облав или стали жертвами геноцида.

    Большинство заключенных не предстали перед судом, а тем, кто прошел, часто отказывали в преимуществах строгого сбора доказательств, юридического представительства или возможности подать апелляцию. Даже в солидных вооруженных силах судебные процессы во время войны могут включать поспешные приготовления, слухи и предрешенные выводы. В других случаях «присяжными» были толпы, движимые жаждой мести.

    Правительства, быстро осознав, как фотографии могут быть использованы в качестве оружия войны, способствовали распространению изображений казненного врага, чтобы злорадствовать и предостеречь от будущего инакомыслия.

  • ВОЕННАЯ МЕДИЦИНА
    Некоторые из величайших научных достижений, связанных с войной, были достигнуты в вооружении, транспорте и медицине. Военные врачи разработали множество техник и процедур, которые в настоящее время являются стандартными в области медицины травм как на поле боя, так и за его пределами. Они включают использование шин и жгутов, машин скорой помощи и немедицинского персонала скорой помощи, многоуровневую организацию оказания неотложной медицинской помощи и методы транспортировки крови.

    Методы пластической хирургии и протезирования также усовершенствовались в результате войн, равно как и разработка новых лекарств, таких как антибиотики, и нового медицинского оборудования.

    Triage, или «разделение на три», было впервые задумано во время наполеоновских войн и систематически вводилось французской армией во время Первой мировой войны. По словам военного историка Джона Кигана, сортировка требовала, чтобы медики и врачи «отправляли тех, [кто] мог выдержать путешествие, и выбирали из оставшейся группы, каких мужчин следует подвергнуть серьезной операции, а каких оставить умирать.«С улучшением методов транспортировки и лечения число тех, кто« оставили умирать », уменьшилось, но« это экстраординарное решение по-прежнему должно приниматься каждый день на войне ».

    Фотографии в этом разделе охватывают медицинскую помощь от места травмы, на различных этапах лечения до длительного выздоровления в домашних условиях.

  • ПОДДЕРЖКА
    Во время Второй мировой войны англо-американский штаб снабжения в Лондоне продемонстрировал версию этой пословицы пятнадцатого века о последствиях несвоевременного заказа необходимых припасов:

    Ботинок был утерян из-за отсутствия гвоздя. ,
    Из-за отсутствия подковы пропала лошадь,
    г. Из-за отсутствия коня погиб рыцарь,
    г. Из-за отсутствия рыцаря битва проиграна,
    г. Итак, королевство было потеряно — все из-за отсутствия гвоздя
    .

    В современную эпоху размер армий, военно-морских сил и военно-воздушных сил вырос в геометрической прогрессии. «Масштабы их операций расширились, сложность их оборудования увеличилась геометрически, а количество потребляемых ими материалов стало почти ненасытным, — пишет военный историк Джефф Хант, — в то время как количество персонала, назначенного для выполнения обязанностей, связано с управлением, доставкой, поддержанием и распределением материально-технических требований вооруженных сил увеличилось до тех пор, пока больше персонала не будет занято этими задачами, чем те, которые используются в реальных боях.Фотографии в этом разделе обращены к различным аспектам этой обширной и сложной системы поддержки.

  • РАЗВЕДКА, СОПРОТИВЛЕНИЕ, САБОТАЖ
    Перед началом военной кампании собирается разнообразная разведывательная информация, начиная от разговоров между шпионами и их источниками до подробных наблюдений и документирования местности, вооружения противника и численности войск. Известные изображения действий военного сопротивления и скрытых актов саботажа встречаются редко, поскольку представляют опасность как для фотографа, так и для участников.

    Этот раздел посвящен наблюдению и расследованию врагов, а также секретной деятельности военнослужащих, шпионов и сил сопротивления. Эти фотографии также демонстрируют стратегическую и техническую эволюцию военных средств наблюдения, имеющих важное значение для разведки. В документе Александра Гарднера «Группа гидов Потомакской армии» задокументированы скауты Союза, которые выдавали себя за солдат и сочувствующих Конфедерации для сбора информации. Армии Первой мировой войны сделали сотни тысяч аэрофотоснимков с воздушных шаров и самолетов, прежде всего для обследования территории противника.

    Новые технологии, многие из которых финансируются военными, изменили характер разведывательных операций. Бинокли, очки и другие устройства, обеспечивающие ночное видение, были представлены во время Второй мировой войны. В 1955 году ВВС США сделали приоритетной разработку разведывательного спутника, а Центральное разведывательное управление начало аналогичную программу в 1958 году, вскоре после запуска первого в Советском Союзе спутника Sputnik в октябре 1957 года.

    Сегодня любой, у кого есть подключение к Интернету. Вы можете скачать подробные изображения большинства мест на Земле.В ответ некоторые страны полностью блокируют доступ к веб-сайту Google Планета Земля, а другие подвергают цензуре изображения объектов с высоким уровнем безопасности.

  • ВОЕННОПЛЕННЫЕ
    Законы войны, изложенные в Женевской конвенции 1949 года, признаны на международном уровне, но часто нарушаются. Предназначенный для регулирования аспектов ведения вооруженного конфликта и осуждения тех, кто нарушает его положения, он конкретно защищает гражданских лиц, медицинских работников и гуманитарных работников, а также служителей веры, а также военнослужащих, которые больше не участвуют в боевых действиях, таких как раненые, больные и военнопленные.

    Термин «военнопленный» первоначально применялся к пленным членам регулярных вооруженных сил, но затем в него были включены повстанцы, гражданские лица, берущие в руки оружие, и мирные жители, связанные с вооруженными силами. Однако на практике мирных жителей и гражданских лиц часто захватывают, заключают в тюрьмы, насилуют, пытают и убивают во время вооруженного конфликта, а условия и положения, утвержденные для заключенных, нарушаются.

    Объекты на фотографиях в этом разделе изображены в момент захвата, в переходный период между захватом и заключением, во время заключения, во время пыток и непосредственно перед или в момент освобождения.

  • ЛАГЕРНАЯ ЖИЗНЬ: ЕЖЕДНЕВНАЯ РАБОТА
    Солдат времен Гражданской войны в США однажды написал своей жене, что военная служба — это на 99 процентов скука и на 1 процент чистый ужас. В идеале, реальные боевые действия занимают очень небольшую часть времени для всех, кто участвует в вооруженном конфликте; гораздо больше времени уделяется другим занятиям, направленным на улучшение духа, физической формы и навыков сил.

    Оборудование необходимо для готовности, а ежедневное обслуживание базы, аэродрома или корабля — важная часть военной службы.На изображениях в этом разделе изображены инженер и другие офицеры, осматривающие вмятины в орудийной башне USS Monitor во время битвы при Хэмптон-Роудс, а также моряки, очищающие лед с палубы корабля британского Королевского флота HMS Scylla . В зонах боевых действий могут происходить короткие перерывы, во время которых войска могут расслабиться, оставаясь по существу в состоянии боевой готовности. В ходе исследования этой выставки было обнаружено множество искусно импровизированных изображений ванн, роскоши в полевых условиях для любого солдата.

  • ВРЕМЯ ОТДЫХА
    Фотографии в этом разделе охватывают досуг, проведенный на постах, базах или кораблях, а также изображения, сделанные во время краткосрочных отпусков вне базы и дома. Военный историк Джефф Хант называет эти разрывы «гражданским лицом внутри солдата, возвращающимся к прежней жизни». Военные службы рассматривают простои и личные отпуска как вложения в благополучие своих военнослужащих, которые улучшат выполнение миссии.

    Пропуска выходного дня популярны, но нечасто доступны тем, кто находится в зонах боевых действий или, например, тем, кто служит на таких кораблях, как атомные подводные лодки, которые могут находиться вне порта в течение нескольких месяцев. Хотя в военной терминологии «отдых и восстановление» (R&R) относится конкретно к военному отпуску из зоны боевых действий, широкая общественность приняла R&R для обозначения любой передышки от стрессовых ситуаций.

    Военнослужащие, находящиеся в краткосрочном или продолжительном отпуске, стремятся дистанцироваться от своего военного опыта и обращаются к письмам из дома, упражнениям, играм, еде, музыке, общению и другим формам развлечения и отдыха.

  • БЕЖЕНЦЫ
    Фотографии в этом разделе посвящены мирным жителям, пойманным среди враждующих сторон. Столкнувшись с приближающимся врагом, известными или задокументированными массовыми убийствами, взрывами, нехваткой продовольствия, разрушенными убежищами и другими ужасами, люди бегут с небольшими вещами, если они вообще есть.

    Большинство фотографов-конфликтующих фотографируют беженцев, а некоторые фотографы воздерживаются от съемки реальных конфликтов, чтобы сосредоточиться на привлечении внимания к раненым, убитым или перемещенным лицам.Некоторые из этих изображений запечатлели, как выглядит бегство, голод, болезнь, страх и отчаяние, в то время как другие изображают достоинство человеческого духа перед лицом непреодолимых трудностей.

    НПО (некоммерческие, неправительственные организации), такие как Красный Крест, поддерживают фотографов, которые хотят освещать темы, имеющие отношение к гуманитарным целям организаций. Иногда НПО заказывают фотографии, но чаще они предоставляют информацию и рекомендуют безопасное жилье и контакты в зонах конфликтов.

  • ВЕРА
    Духовное благополучие войск является такой же частью ответственности военного командира, как их здоровье, одежда и еда. Одно из самых ранних свидетельств лидера, обращающегося к духовной жизни солдат, относится к IV веку Евсевия, епископа Кесарии, в котором он описывает практику римского императора Константина, который, как выразился один историк, «дал христианским солдатам дань уважения. перерыв для посещения воскресных служб и заставил остальных присутствовать на параде, на котором читалась внеконфессиональная монотеистическая молитва.

    Евсевий также писал о назначении военных капелланов в определенные войска. В современных силах, представляющих мультикультурные общества, термин капеллан относится не только к христианским служителям, но и к военнослужащим из различных религиозных групп.

    Фотографы запечатлели организованные и индивидуальные способы, которыми вера пронизывает военную жизнь. В этот раздел включены четыре фотографии религиозных служб, проводимых для боевых частей, и две фотографии религиозных деятелей, которые рисковали своей жизнью в конфликтных ситуациях.Большинство изображений адресованы отдельным военнослужащим или гражданским лицам, исповедующим свою веру и ищущим божественной помощи.

  • IWO JIMA
    Иводзима, одна из самых важных кампаний за победу США в Тихом океане, занимает видное место в истории, литературе и кино. Из кампании существует обширный визуальный архив. В каждой из трех участвовавших дивизий морской пехоты было около тридцати назначенных военных операторов, включая кинооператоров и фотографов.Кампанию освещали также фотожурналисты и фотографы других вооруженных сил.

    Диапазон фотографий, сделанных на Иводзиме, охватывает почти все категории на этой выставке, включая разведку и поддержку, битву, военнопленных и память. Некоторые из этих фотографий были немедленно распространены военными и информационными агентствами; другие были отправлены по почте или пришли домой с военнослужащими и никогда ранее не выставлялись и не публиковались.

    Битва при Иводзиме привела к созданию одного из самых знаковых изображений войны и в истории фотографии — Джо Розенталя « Старая слава восходит на гору Сурибачи», Иво Джим a , сделанный 23 февраля 1945 года.Триумфальное изображение флага, развевающегося на чужой земле, обеспечило крайне необходимый подъем морального духа как в Штатах, так и на поле боя.

  • ГРАЖДАНЕ
    Гражданские лица, живущие в разгар конфликта, могут потерять свое имущество, кров и источники пищи и воды. Для этих мирных жителей всегда существует реальная угроза телесных повреждений, увечий, пыток и изнасилований. Они могут умереть сами, остаться оплакивать потерю семьи и друзей или стать свидетелями убийства всех в своей деревне или районе.По мере продолжения конфликта эти уязвимые мирные жители беспомощно наблюдают, как разрушается их образ жизни. Последствия психических и физических травм, нанесенных гражданским лицам, а также комбатантам, могут длиться до конца их жизни.

    Фотографии в этом разделе изображают лишения, травмы, беспокойство и горе, которые пережили гражданские лица во время и спустя долгое время после конфликтов; лишения, от которых страдают беженцы и перемещенные лица; митинги в поддержку войны и протесты против нее.

    Другие гражданские лица в нации, находящейся в состоянии войны, могут жить вдали от сражений.Их непосредственный опыт вооруженного конфликта ограничен; их повседневная жизнь может в значительной степени не измениться, за исключением беспокойства о близких и нормирования еды и услуг.

  • ДЕТИ
    И гражданские дети, и дети-комбатанты получают увечья и гибнут во время вооруженных конфликтов. Они видят смерть и вызывают смерть. Они живут как заключенные и как беженцы.

    Некоторые дети учатся справляться с долгосрочными последствиями своего военного опыта, в то время как другие никогда не могут осознать то, что они видели и делали.

    В этом разделе выставки представлены портреты детей, подражающих военнослужащим, а также портрет ребенка-солдата. Остальные изображения относятся к диапазону травматических переживаний, пережитых детьми во время войны, включая жизнь в лагерях для интернированных, телесные повреждения, наблюдение за смертью членов семьи, наблюдение за казнями и выживание в качестве сирот.

  • ФОТОЭССЕ
    Традиционно фото-очерки или иллюстрированные рассказы состоят из последовательных серий изображений, посвященных одной теме, с минимальным пояснительным текстом.В этом разделе выставки представлены отрывки из двух фоторепортажей: « One Ride with Yankee Papa» Ларри Берроуза 13 , опубликованного в журнале Life , 16 апреля 1965 года; и Final Salute Тодда Хейслера, опубликованные в Rocky Mountain News , 11 ноября 2005 года. Оба рассказывают об опыте потерь военного времени и подчеркивают действенность структуры фотоэссе.

    31 марта 1965 года Берроуз задокументировал миссию на борту вертолета под названием Yankee Papa 13 (YP13), орудия которого были укомплектованы 21-летним младшим капралом морской пехоты Джеймсом К.Фарли. История Берроуза на четырнадцати страницах начинается с изображения группы, проводящей инструктаж рядом с одним из Фарли, который был уверен в себе, несущим пулеметы к вертолету. На последнем изображении истории Фарли закрывает лицо горем из-за своих коллег, погибших во время миссии.

    В 2005 году Тодд Хейслер и писатель Джим Шилер провели почти год вслед за майором Стивом Беком, командиром 23-й эскадрильи морской авиации на базе ВВС Бакли. Фотографии Хайслера и сопроводительный текст Шилера дают яркое представление о преданности майора Бека семьям, которым он служит, и своим обязанностям, которые варьируются от получения гробов в аэропорту до возврата личных вещей и, по запросу, сторожа в течение ночи с вдовой. кто хочет остаться с гробом мужа.

  • КОНЕЦ ВОЙНЫ: ПОБЕДА И ПОРАЖЕНИЕ
    Войнам часто назначают точные даты, когда они начались и закончились, но сложности и неоднозначные ситуации часто оставляют такие даты открытыми для обсуждения, в зависимости от пристрастий, программ и того, кто пишет историю. По мере того, как боевые действия стихают, политические и дипломатические силы начинают самоутвердиться, а лидеры озабочены формированием послевоенного мира.

    Фотографии в этом разделе изображают различные этапы прекращения войны, включая решающие сражения, массовые эвакуации, соглашения между генералами, переговоры по мирным договорам, а также знаки и празднование победы.

  • КОНЕЦ ВОЙНЫ: ВОЗВРАЩЕНИЕ И ДОМОЙ
    Сразу после прекращения боя месть и страх, а также радость и горе вызывают общественный резонанс.Когда война заканчивается, победители часто ищут возмездия своим бывшим угнетателям. Возмездие может варьироваться от суровых наказаний до массовых убийств. Среди таких действий, сфотографированных после Второй мировой войны, были французские граждане, бреющие головы женщинам, которые помогали или утешали врага, и выжившие в концлагерях, опознавшие в лагерях тех, кто был осведомителем гестапо.

    Опыт возвращения на родину для солдат и гражданских лиц резко различается в зависимости от исхода конфликта.Было сделано бесчисленное количество фотографий, на которых солдаты выходят из поездов, лодок и самолетов в объятия близких. Но не все возвращения домой — это праздники. Например, в 1995 году американский фотограф Рон Хавив сфотографировал скорбящего боснийского солдата, стоящего на месте, которое считалось братской могилой возле своего разрушенного дома. Из шестидесяти девяти человек, которые когда-то здесь жили, включая всех членов его семьи, он был единственным, кто выжил.

  • ОБЩЕСТВЕННЫЕ МЕМОРИАЛЫ
    Строительство общественных мемориалов обеспечивает катарсис для живых при чествовании умерших.Фотографии в этом разделе документируют различные методы увековечения памяти тех, кто сражался, и тех, кто погиб.

    Историки отметили резкое увеличение памятников в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков; то, что иногда называют «манией статуй», привело к строительству тысяч военных мемориалов по всей территории Соединенных Штатов. Спрос на мемориалы резко вырос в 1910-х и 1920-х годах в США и за рубежом по мере старения ветеранов конфликтов и экономического восстановления стран, которые они защищали.

  • ПОРТРЕТЫ
    Портреты — самые распространенные фотографии, сделанные в военное время. Уходящие военнослужащие садятся за фотографии, чтобы подарить их семье и друзьям. Когда они поступают в армию, в целях идентификации делают портретный снимок. Эти портреты также доступны солдатам, которые обмениваются ими со своими товарищами и, в последние годы, все чаще размещают их в Интернете и в социальных сетях.

    Война — это человеческий опыт, а портреты придают войне человеческое лицо. Найденные портреты анонимных мужчин и женщин в военной форме вызывают вопросы: чем они зарабатывали себе на жизнь как гражданские лица или какова их роль в конфликте? Они пережили войну? Включенные здесь портреты варьируются от изображений мировых лидеров, таких как Уинстон Черчилль, до индивидуальных и групповых фотографий унтер-офицеров. Некоторые сидели в портретных студиях, а другие были запечатлены фотожурналистами, освещавшими конфликт из-за журналов или газет.Многие фотографы подходят ближе, обрамляя голову и плечи, чтобы подчеркнуть индивидуальные особенности своих объектов и дать зрителю визуальное напоминание о том, что на войнах сражаются обычные люди.

  • ВОСПОМИНАНИЕ
    Военные мемориалы — это публичные памятные даты и выражения общественной признательности, горя и патриотизма. Напротив, фотографические воспоминания возникают из-за индивидуальных побуждений.

    Фотожурналы записывают личные действия и размышления. Журналы, представленные в этом разделе, составлялись в основном на месте, соответствовали полученному опыту, а затем выпускались для всеобщего ознакомления.

    Другие фотографические воспоминания инициируются как личное исследование аспектов конкретных войн, которые фотограф считает неизвестными, забытыми или искаженными. Представленные здесь фотографии были созданы в послевоенный период, некоторые спустя шесть десятилетий после конфликта, и предназначались для формирования или повышения осведомленности общественности.

    Как можно получить доступ к прошлым событиям с помощью фотографий, чтобы понять их и, возможно, оживить для других? Часто встречаются портреты комбатантов, гражданских героев и жертв. Некоторые фотографы исследуют исторические и политические проблемы, запечатлевая современные или исторические места. Другие фотографы ставят сцены, фотографируют их или предпочитают перенаправить смысл знаменитых фотографий военного времени, изменив исходное изображение. Эти преобразования воспоминаний часто вводят новые референции, которые меняют значение образа.

  • На полях Фландрии
    Во время Первой мировой войны подполковник Джон МакРэй, канадский врач, написал это стихотворение после того, как председательствовал на похоронах своего друга и сослуживца. С момента публикации стихотворения в Лондоне в 1915 году маки стали широко распространенным символом тех, кто отдал свою жизнь на войне.

    На полях Фландрии

    На полях Фландрии веют маки
    Между крестами, ряд за рядом,
    Это отметка нашего места; и в небе
    Жаворонки, все еще храбро поющие, летают
    Из пушек внизу почти не слышно.

    Мы мертвые. Несколько дней назад
    Мы жили, чувствовали рассвет, видели зарево заката,
    Любили и любили, а теперь лжем
    На полях Фландрии.

    Принять нашу ссору с врагом:
    Вам из безнадежных рук бросаем
    Факел; будь твоим, чтобы держать его высоко.
    Если вы нарушите веру с нами, умирающими
    Не будем спать, хоть маки растут
    На полях Фландрии.

  • Хронология изображенных конфликтов
    Конфликты с 2010 г. по настоящее время, связанные с «арабской весной»
    Война в Южной Осетии 2008 года
    2007-08 гг. Кенийский кризис
    2007–09 восстание туарегов
    2006 Израильско-Хезболла война
    2004-настоящее время Повстанческое движение в Южном Таиланде
    2003–11 Иракская война
    2003-настоящее время Война в Дарфуре
    2001 – настоящее время Война в Афганистане
    2000–05 Вторая интифада
    1999–2003 годы Вторая гражданская война в Либерии
    1999–2009 Вторая чеченская война
    1999–2003 Конфликт в Итури
    1998–2003 годы Вторая война в Конго
    1996–2001 гг. Гражданская война в Афганистане
    1994–96 Первая чеченская война
    1994 геноцид в Руанде
    1992–95 Боснийская война
    1991–2002 годы Гражданская война в Сьерра-Леоне
    1991-настоящее время Гражданская война в Сомали
    1990–91 Война в Персидском заливе
    1990 конфликт между зулусами и африканским национальным конгрессом
    1988–94 Нагорно-Карабахская война
    1987–93 годы Первая интифада
    1982–2000 Конфликт в Южном Ливане
    1982 Фолклендский конфликт
    1980–88 Ирано-иракская война
    1980–92 Сальвадорская гражданская война
    1979–89 Советская война в Афганистане
    1977–79 Иранская революция
    1975–90 Гражданская война в Ливане
    1976–83 Гражданская война в Аргентине
    1975–2002 годы Гражданская война в Анголе
    1974–79 годы Контроль красных кхмеров в Камбодже
    1971 г., Бангладеш, Освободительная война,
    c.1968–98 «Проблемы» в Северной Ирландии
    1967–70 Гражданская война в Нигерии
    c.1964 — настоящее время Колумбийский вооруженный конфликт
    1961–79 Никарагуанская революция
    1960–1964 гг. Коммунистическое повстанческое движение Венесуэлы
    1960–64 Кризис Конго
    1956 Венгерская революция
    c.1955–75 Вьетнамская война
    1953–59 Кубинская революция
    1950–53 Корейская война
    1946–54 Французская война в Индокитае
    1946–91 Холодная война
    1939–45 Вторая мировая война
    1936–39 гг. Гражданская война в Испании
    г. c.1931–45 Вторая китайско-японская война
    1919 Третья англо-афганская война
    1916–1918 гг. Арабское восстание
    1914–18 Первая мировая война
    1910–1920 Мексиканская революция
    1904–05 Русско-японская война
    1899–1913 Восстание моро
    1899–1902 Филиппино-американская война
    Испано-американская война 1898 г.,
    1897–98 Тирахская экспедиция (индийская пограничная война)
    1881–89 Махдистская война (англо-суданская война)
    1878–80 Вторая англо-афганская война
    1870–71 Осада и Коммуна Парижа
    1861–67 Конец Второй Мексиканской империи
    1861–1865 гг. Гражданская война в США,
    г. 1857–1858 гг. Первая война за независимость Индии
    1856–60 Вторая опиумная война (Вторая англо-китайская война)
    1853–56 Крымская война
    1848 Французская революция 1848 года
    1846–48 Мексикано-американская война
  • (PDF) Медиа-изображения войны

    22 СМИ, война и конфликты 3 (1)

    Эти сенсационные изображения действительно появлялись в СМИ Вьетнама

    подрывает аргумент.

    В том же смысле, что ретроспективные фотокниги обеспечили более постоянный текст для повторения коллективных воспоминаний о Вьетнаме, кино

    , как правило, было более долговечным средством для повторения мифов о войне и ее освещения. Кино, более чем телевидение —

    (по крайней мере, до недавней эры YouTube) распространялось по нескольким каналам

    для повторных просмотров (в кинотеатрах, на телевидении, покупка и аренда видео), тогда как телевидение

    выпускает новостные репортажи, причем мало исключения, исторически исчезли после единственной трансляции.

    Следовательно, по иронии судьбы, художественные фильмы могли оказать большее влияние на общественное мнение

    исторических событий, таких как война во Вьетнаме, чем репортеры и новостные организации.

    Вскоре после того, как история My Lai разразилась, продюсер-режиссер Джозеф Стрик и кинематографист Хаскелл Векслер работали над документальным фильмом Interviews with My Lai

    Veterans, получившим премию Оскар за лучший короткометражный документальный фильм в

    1971 .В фильме нет изображений из My Lai, но представлены убедительные свидетельства очевидцев этого события, переплетаются кадры отдельных интервью с пятью американскими солдатами

    , которые все присутствовали при резне, некоторые открыто признают свою вину, другие появляются-

    якобы были невинными, эмоционально травмированными прохожими. Однако, как короткометражный документальный фильм

    , он пользовался крайне ограниченным распространением, несмотря на свои награды, и со временем этот мощный фильм

    ушел в безвестность.Другие фильмы, показывающие реальные кадры из первых рук о войне

    и ее последствиях во Вьетнаме, например, «Сердца и мысли» (1974), документальный фильм «

    » 1975 года, удостоенный награды «Оскар» продюсера Берта Шнайдера и режиссера

    Питера Дэвиса, и «Линия фронта» (1980). ), грубая подборка видеозаписей ближнего боя австралийским оператором Нилом Дэвисом

    , также не достигла массовой аудитории (хотя Hearts

    и Minds, которые изначально принадлежали Columbia Pictures и отказывались их выпускать, в конечном итоге были проданы союзником

    . компании Warner Brothers и выпущен в избранных кинотеатрах).

    С другой стороны, серия художественных голливудских фильмов, снятых после войны, была

    показана публике коммерческих театров по всей стране, транслировалась по радио и кабельному телевидению и выпущена на видео, а затем на DVD, получив гораздо более широкое распространение. чем любой из

    , обсуждаемых здесь новостных репортажей и фотожурналистики. Почти во всех этих фильмах

    взяты за основу: «Вьетнамская травма для американцев»: «Охотник на оленей» (1978, реж.Майкл

    Чимино), Возвращение домой (1978, реж. Хэл Эшби), Апокалипсис сегодня (1979, реж. Фрэнсис

    Форд Коппола), Взвод (1986, реж. Оливер Стоун), Цельнометаллическая куртка (1987, реж. Стэнли)

    Кубрик), Родился 4 июля (1989, реж. Оливер Стоун), Рэмбо: Первая кровь

    (1982, реж. Джордж П. Косматос) и сиквелы Рэмбо (1985, 1988). Такие фильмы

    , несомненно, стали заметной линзой в американской общественной культуре, через которую

    увидели и задумались о войне во Вьетнаме.В том, что Schatz (1999) описал как «отложенный ответ Голливуда на войну во Вьетнаме и ее эффективную реконструкцию», каждый из

    фильмов изображает Вьетнам как неописуемую адскую дыру, в которую обречены молодые американцы

    и из которого они не могут выбраться целыми. Это истории, в которых война

    — это американские жертвы и трагедия на фоне страданий вьетнамцев, если

    это вообще видно.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *