Картинки советских солдат: Картинки d0 bc d0 be d0 bb d0 be d0 b4 d0 be d0 b9 d1 81 d0 be d0 b2 d0 b5 d1 82 d1 81 d0 ba d0 b8 d0 b9 d1 81 d0 be d0 bb d0 b4 d0 b0 d1 82, Стоковые Фотографии и Роялти-Фри Изображения d0 bc d0 be d0 bb d0 be d0 b4 d0 be d0 b9 d1 81 d0 be d0 b2 d0 b5 d1 82 d1 81 d0 ba d0 b8 d0 b9 d1 81 d0 be d0 bb d0 b4 d0 b0 d1 82

Содержание

Как 80 лет назад в Красной армии появилась шапка-ушанка — Российская газета

Согласно приказу Наркомата обороны СССР №187 от 5 июля 1940 года в Красной армии и милиции были введены шапки-ушанки. До этого красноармейцы щеголяли в легендарных шлемах-буденовках.

Прежде чем стать одним из символов советских солдат, шапке-ушанке пришлось пройти сложный путь эволюции.

«В силу климата на Руси издавна бытовали шапки типа крестьянского треуха позволявшие прикрывать не только целиком голову, но и шею. А перед Первой мировой войной в русской армии для нижних чинов была введена папаха, имевшая опускавшийся задний клапан», — пишет в Военно-историческом журнале кандидат исторических наук Александр Печейкин.

В годы Гражданской войны в моду вошли шлемы-буденовки, которые летом были хлопчато-бумажными, а зимой — шерстяными. Папахи — как снаряжение контрреволюционных элементов: офицеров, казаков и басмачей, носить запрещалось.

Однако, вскоре у буденовки появился конкурент. Моряки-краснофлотцы в 1924 году ввели зимнюю шапку, очень похожую на будущую армейскую ушанку. Эта шапка шилась из черного мундирного сукна со стеганной на вате подкладкой. Назатыльник с наушниками и козырек изготавливались из черного меха.

Другим предком оказалась шапка-финка, принятая на снабжение войск 31 января 1931 года. В зимнее время ее носили военнослужащие среднего, старшего и высшего начальствующего состава. Офицеры войск ОГПУ — НКВД также могли ее использовать в качестве зимнего головного убора.

Однако основным головным убором личного состава всех родов войск Красной армии оставался чуть измененный зимний шлем образца 1919 года — утепленная буденовка. Советско-финская война показала его абсолютную непригодность при зимних морозах. Узнав, что красноармейцы замерзают в Карельских лесах предприятия Ленинграда экстренно начали обеспечивать бойцов ушанками — в части они попадали с формулировкой «для опытных испытаний».

Шапка-ушанка имела колпак, стеганую тулью и околыш.

Первоначально околыш, состоявший из козырька и назатыльника с наушниками, завязывавшимися на тесьму, обшивался мехом цигейковой овчины. Стриженый мех длиной 12 — 14 миллиметров окрашивался в серый цвет «под крота» или «под платину». Полковники и генералы могли шить папахи за свой счет из натурального барашка или серого каракуля.

В декабре 1941 года одетые в ушанки бойцы РККА разгромили под Москвой немецкие части, замерзавшие в пилотках, кепи и шерстяных подшлемниках.

Однако с началом Великой Отечественной войны потребовалось удешевить производство ушанок. В сентябре 1941 года ввиду острого дефицита искусственного меха ряду фабрик был разрешен пошив ушанок рядового состава из ворсованной полушерстяной ткани — так называемого бобрика.

Действовали правила ношения ушанки: прямо, без наклона, так, чтобы нижний край находился на ширине двух пальцев над бровями, а центр звездочки или кокарды — над переносицей. Опускать наушники разрешалось вне строя при температуре ниже — 10 градусов, а в строю — по приказанию командира, причем наушники обязательно завязывались под подбородком.

В годы войны Красная армия получила свыше 24 миллионов головных уборов. Без особых трансформаций, не считая изменений размеров меховых деталей околыша шапка-ушанка оставалась на военной службе до 2010 годов.

40 лет назад советские войска вошли в Афганистан: Конфликты: Мир: Lenta.ru

25 декабря 1979 года советские войска вошли в Афганистан, а спустя два дня спецназ КГБ СССР взял штурмом дворец президента страны Хафизуллы Амина. Так 40 лет назад началась затяжная афганская война, из которой СССР вышел вроде бы непобежденным, но точно не победителем. Советская армия оказалась не готова к борьбе с партизанами, которых к тому же поддерживал Запад, и не помогла удержаться у власти своим сторонникам. «Лента.ру» вспоминает, как началась, продолжалась и закончилась последняя война Советского Союза.

Сейчас дворец Тадж-Бек на окраине Кабула — просто руины внушительных размеров. Но когда-то огромная резиденция, отделанная немецкими мастерами, представляла собой настоящую крепость. В 1979 году глава раздираемого гражданской войной Афганистана Хафизулла Амин прекрасно понимал, что его безопасность под угрозой, ведь к тому времени проводимые им репрессии затронули даже социалистов из числа армейских офицеров, с помощью которых он пришел к власти. К тому времени Амин пережил уже по меньшей мере два покушения.

Поэтому все дороги к дворцу, кроме одной, были заминированы, а единственный путь к нему вел через несколько рубежей охраны. За зданием были зарыты в землю три танка, по периметру стояли крупнокалиберные пулеметы, а зенитный полк с 12 пушками охранял главу государства от ударов с воздуха. Дворец был окружен казармами и штабами — всего в его гарнизоне несли службу более двух тысяч солдат, а неподалеку на всякий случай были расквартированы две танковых бригады.

Все это не помогло диктатору спастись, когда вечером 27 декабря в Кабуле началась операция «Шторм-333». Немалую роль в ее успехе сыграли бойцы так называемого мусульманского батальона ГРУ — советские таджики, узбеки и туркмены, охранявшие дворец по договоренности с СССР.

С их помощью как можно ближе к дворцу подобрались спецназовцы из отрядов КГБ «Зенит» (позже он станет широко известен как «Вымпел») и «Гром», задачей которых было физическое устранение Амина.

Бойцы были одеты в афганскую форму, а те из них, что относились к «мусбату», даже внешне не выделялись из окружения, но в какой-то момент защитники резиденции все же поняли, что творится что-то неладное, и открыли по советским бойцам шквальный огонь. Штурм начался сразу с нескольких направлений: спецназовцам помогала рота десантников, в чьем распоряжении были зенитные «Шилки» и гранатометы. Именно их снайперы вовремя сняли четверых часовых — первых погибших в ходе штурма.

Почти одновременно с началом операции — о нем сообщили две красные сигнальные ракеты — советские диверсанты подорвали колодец, в котором находился узел связи дворца. Так Амин был отрезан от верных ему военных. Многие танкисты и мотострелки армии ДРА просто не успели добраться до своих боевых машин из-за гранатометного огня. А те, кто добрался, обнаружили, что в пулеметах и орудиях отсутствуют затворы, — это поработали военные советники СССР. Сотрудники КГБ, расквартированные во дворце, перед боем покинули свое жилье под благовидным предлогом — разумеется, зарисовав и предоставив коллегам планы его помещений.

Хотя в ходе штурма в плен сдались около 1,7 тысячи афганских военных, остальные оказали серьезное сопротивление: последние из них бились до самого утра — и их все еще было втрое больше, чем нападавших. «Мы поднимались по узкой каменной лестнице. Обстрел был таким сильным, что напоминал проливной дождь», — вспоминает Рустамходжа Турсункулов, полковник КГБ в запасе, в 1979 году командовавший одной из боевых групп «мусбата».

Амин, приходивший в себя после организованной агентами СССР попытки отравления — от смерти его спасли советские врачи, не осведомленные о планах КГБ, — услышал стрельбу и приказал своему помощнику звонить советским военным советникам и просить о помощи. Когда он узнал, что на штурм идут советские, он бросил в адъютанта пепельницу, вскричав: «Врешь, не может быть!»

Операция до сих пор считается одной из образцовых в мировой практике боевых действий: от ее начала до смерти Амина прошло 43 минуты. Танковые колонны десантники разбили на подходе с помощью противотанковых установок, взяв в плен личный состав. С афганской стороны погибли, по разным оценкам, от 40 до более чем 200 солдат и офицеров, а также сам Хафизулла Амин и его сын. Тело диктатора замотали в окровавленный ковер и похоронили неподалеку от дворца, заложив могилу камнями и не оставив никакой отметки.

Советская сторона потеряла погибшими не менее 14 человек. По меньшей мере пятеро «мусбатовцев» погибли по случайности — прибывшие чуть позже десантники приняли их за местных. Они стреляли, пока один из бойцов из южных республик не подобрался к их БТР и не сообщил, что они атакуют своих.

Также в ходе зачистки помещений от огня спецназовцев погиб тот самый военврач, который до этого откачал Амина.

На следующий день жители Афганистана узнали: Амин, «агент ЦРУ» палач мирных афганцев и враг революции, убит, правительство сменилось, а на территории страны — советские войска.

К полномасштабному вводу войск СССР пришел после многих лет мирного взаимодействия с Афганистаном. Расцвет партнерских отношений пришелся на 1950-1960-е годы, когда страной правил Мухаммед Захир-шах. После победы во Второй мировой войне международные позиции СССР укрепились — это повлияло и на связи с афганскими властями. Падишах много раз посещал Советский Союз и принимал у себя советских чиновников высочайшего ранга. Как для многих других стран, для Афганистана дружба с коммунистами была ценна всесторонней экономической поддержкой — торговые договоры, многомиллионные кредиты, строительство инфраструктуры практически с нуля.

К концу 1970-х годов на построенных с помощью СССР заводах производилось 60 процентов всей промышленной продукции страны, советские ТЭС и ГЭС вырабатывали 60 процентов всей электроэнергии, 70 процентов имеющихся в стране дорог — 1500 километров — были построены советскими специалистами. Всего с 1954-го по 1978 год СССР потратил на Афганистан около 1,3 миллиарда долларов. Другие страны тоже помогали афганцам, но советская помощь составляла более половины всех иностранных инвестиций.

За экономическим влиянием, как водится, следовало влияние политическое: каждый пятый афганский студент, обучающийся за рубежом, учился в Советском Союзе, там же проходили подготовку тысячи военных специалистов. С середины 1960-х годов начала оформляться левая оппозиция, в 1965 году была основана марксистско-ленинская Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), в итоге пришедшая к власти.

Афганские социалисты сперва поддержали режим президента Мохаммеда Дауда, когда тот в 1973 году устроил переворот против Захир-шаха и учредил республику. Но они достаточно быстро поняли: его политика в сущности мало отличается от предыдущего властителя, к тому же он отдает предпочтение не СССР, а западным странам. Не устраивал большинство представителей оппозиции и пуштунский национализм главы государства. НДПА начали планировать захват власти, рассчитывая на поддержку соседей с севера.

Несмотря на идеологическую близость большевиков и НДПА и активные контакты последних с советскими спецслужбами, нет прямых доказательств того, что СССР участвовал в организации революции в Афганистане. Напротив, в КПСС старались предупредить союзников, что в столь нестабильной обстановке переворот опасен, — общество все больше поляризовалось, разделяясь на исламистов и коммунистов. Но даже если афганским социалистам не обещали прямой поддержки, им достаточно было знать курс внешней политики Советского Союза: революционеры в Анголе, Эфиопии, Мозамбике и других странах третьего мира получали от большевиков все, что требовалось для установления социалистического режима. Кроме того, о готовящейся революции в СССР знали заранее — но афганские власти этой информации не получили.

Радикальные социалисты хотели смены власти насильственным путем, умеренные — мирного переворота. В ходе протестов в 1978 году арестовали всех основных лидеров движения, и возможностей для мирного пути не осталось. Большая часть министров и военных (многие из которых обучались в СССР) поддержала революционеров. Дворец Дауда взяли штурмом, президента, его семью и приближенных убили. НДПА провозгласила вторую, Демократическую Республику Афганистан (ДРА), убрала с герба страны исламские элементы и добавила красную звезду. Через три дня после революции Советский союз признал новое правительство.

Придя к власти, Тараки объявил, что дальше страна пойдет в светлое социалистическое будущее по пути марксизма-ленинизма. В Москве в тот момент верили в возможность прыжка из феодализма в социализм, поэтому новую политику всячески поддерживали. В Афганистане были открыто сформированы представительства КГБ, в которых работали советские специалисты.

Реформы новой власти были типичными для любого коммунистического режима. В рамках борьбы с неравенством государство обрушилось на землевладельцев — не только на крупных, но и на средних, которых среди пострадавших от перераспределения ресурсов было большинство. Специальными декретами упразднили ростовщичество; предоставили женщинам равные права с мужчинами, а это означало совместные школы и отказ от хиджабов; установили минимальный возраст вступления в брак. Коммунисты отменили принудительные замужества и обычай махора (выкупа за невесту) — традиции, корни которых уходили в века.

Консервативное, бережно хранящее свои традиции население реагировало на перемены ожидаемо и весьма радикально: в первые же месяцы новая власть столкнулась с вооруженным сопротивлением, которое становилось все более жестоким, постепенно перерастая в гражданскую войну. Руководство, фанатично верившее в скорое достижение социализма, отвечало репрессиями, подключая к подавлению восстаний армию. Те афганцы, кто не ушел в горы с оружием, бежали из страны целыми кишлаками — за годы власти НДПА из Афганистана уехало около миллиона человек. Солдаты и офицеры массово переходили на сторону антиправительственных группировок. Те же все увереннее двигались к радикальным исламским позициям, при поддержке из Ирана и Пакистана, деньги на которую выделяли США. Глава ДРА Мохаммад Тараки уже в начале 1979 года впервые попросил СССР ввести войска, но его просьбу не удовлетворили.

Репрессии все больше напоминали сталинский террор: они затронули не только противников власти, но и умеренных социалистов. Бабраку Кармалю, лидеру умеренной фракции, пришлось бежать из страны. Советские деятели поняли, что премьер Хафизулла Амин — опасный и непредсказуемый фанатик, и попытались его устранить руками Тараки, но в результате Амин выжил при покушении, сместил Тараки и организовал его убийство. Гибель афганского коллеги шокировала советское руководство, особенно — Леонида Брежнева.

Все произошедшее разрушило доверие между Амином и властями СССР. Продолжая просить у них помощи и ввода войск, он одновременно стал налаживать отношения с Пакистаном, надеясь в итоге изменить курс страны и получить поддержку США. С этим лидеры Советского Союза смириться не смогли.

Вскоре после штурма дворца и убийства Амина в Кабул в сопровождении советских танков въехал Бабрак Кармаль, лидер умеренных социалистов и новый глава афганского государства. Одновременно входивший в страну так называемый «Ограниченный контингент советских войск в Афганистане» (ОКСВА) насчитывал по официальным данным до 108 тысяч солдат.

Местные, измученные гражданской войной, поначалу встретили войска СССР радостно — кое-где их вышли приветствовать с цветами и флагами, — однако такое отношение продержалось совсем недолго. Первый бой афганцы дали уже в начале января — артиллерийский полк в кишлаке Нахрин поднял мятеж и убил советских военных советников. Восстание жестоко подавили — это стало первым, но отнюдь не последним эпизодом из тех, что толкали население на джихад.

Племена Афганистана воевали отнюдь не только с иностранными захватчиками — всю историю пуштуны и другие воинственные народности, живущие в этих выжженных солнцем горах, периодически устраивали кровавую резню между собой. Традиции кровной мести и стычек между племенами мешали афганцам как следует объединиться даже тогда, когда против их устоев пошло войной государство с радикальными социалистами у власти. Однако полноценное вторжение Советского Союза — враждебного не только идеологически, но и религиозно — заставило народные массы сплотиться под черным знаменем джихада, священной войны против неверных. В такой войне не было просто погибших — павшие объявлялись шахидами, умершими за веру.

Поэтому советским солдатам, которые в Афганистане, как принято говорить, исполняли свой долг интернационалистов, пришлось столкнуться с настоящей партизанской войной: без линии фронта, без ясного разделения на боевиков и гражданское население — слишком сложно было выяснить, как на самом деле относятся к «шурави» («советским») жители очередного занятого ими кишлака и в какой момент мирный пастух достанет из подвала автомат и начнет действовать как моджахед.

При этом в идеологической концепции Советского Союза партизаны всегда выступали как благородные борцы за свободу, противостоящие империализму. В руководстве понимали, как обстоит дело. Еще до ввода войск Юрий Андропов подчеркивал: «пришлось бы воевать в значительной степени с народом (…), бороться против народа, давить народ и стрелять народ».

Народ воевал неподалеку от своих домов. Моджахеды знали тайные тропы и удобные для засад ущелья, уходили из окружения, прятались в пещерах и черпали воду из родников — или даже спускались с гор и скрывались среди мирного населения. Нападая из засады или исподтишка, они часто заставали советских солдат врасплох. Те же старались отыгрываться за счет профессионализма, организованности и технического превосходства — в распоряжении 40-й армии, конечно, имелась как артиллерия, так и авиация. Но советские части были укомплектованы слишком большим количеством техники, не адаптированной под борьбу с рассеянными в горах отрядами, — и попросту не имели выработанной тактики контрпартизанской борьбы. Методы работы приходилось вырабатывать прямо на месте, там же — модифицировать оружие и технику.

Коварству противника сопутствовали условия, привычные для афганцев, но крайне тяжелые для неподготовленного человека: разреженный горный воздух, скачущее давление, песчаные бури, перепад температур от палящего полуденного зноя до ночного холода — местами разница доходила до 40 градусов. Солдатам угрожали ядовитые змеи и насекомые, малярия, дизентерия и гепатит отправляли тысячи советских военных на койки госпиталей.

Чем дольше длилась война, тем больше цинковых гробов ехали к матерям в СССР, тем больше палок с зелеными и черными флагами — могил моджахедов — появлялось у афганских дорог. Усугублялась жестокость — душманы (от слова «враг» на местных языках) подвергали пленных интернационалистов страшным пыткам, оставляя их товарищам растерзанные тела для устрашения. Советские солдаты в ответ озлоблялись и тоже позволяли себе отнюдь не дружественное отношение к местному населению.

Зато афганцам сопереживали мусульмане из соседних регионов: как вспоминал в интервью 2014 года командир группировки Панджшерского ущелья Джалаладдин Мокаммаль, моджахеды регулярно получали данные о планах советских войск. Предатели находились не среди солдат, а в высших эшелонах командования и власти. Среди них был, к примеру, не кто иной, как Джохар Дудаев — будущий лидер чеченских сепаратистов тогда служил на авиабазе в Баграме. Кроме того, по словам Мокаммаля, информацию предоставляли главы южных республик СССР — для них Афганистан был возможным прецедентом выхода восточной страны из-под советского влияния.

Главными помощниками, однако, были не они: у Пакистана, Ирана и Саудовской Аравии были свои причины поддерживать исламистов в Афганистане — и они занялись этим еще до ввода ОКСВА. Вдоль афгано-пакистанской границы были разбиты тренировочные лагеря, в которых готовили воинов джихада — как бежавших от преследования афганцев, планирующих вернуться, так и стремящихся на священную войну радикальных юношей со всех концов исламского мира.

В 1985 году таких «интернационалистов» на территории страны насчитывалось от 16 до 20 тысяч. В числе иностранных бойцов был и будущий основатель «Аль-Каиды» (международная террористическая группировка, запрещена в РФ) Усама бен Ладен — в 1979 году он бросил университет в родной Саудовской Аравии и отправился в Пакистан участвовать в борьбе с неверными.

Иран и саудиты соперничали за авторитет в исламском мире — как раз в те годы мировая исламская община переживала новый рассвет идеи глобальной правоверной революции, и лидерство в продвижении идей джихада было важной задачей для арабских государств. Кроме того, у Пакистана имелся не только религиозный, но и удачно совпадающий с ним политический интерес: помощь моджахедам была для них возможностью сблизиться с могучей сверхдержавой. Больше всего в эффективности афганских исламистов были заинтересованы Соединенные Штаты.

США начали поддерживать афганскую оппозицию еще в 60-х — в их интересах было не допустить, чтобы в стране укрепился просоветский режим. Если верить официальным документам, до ввода в Афганистан советских войск исламисты получали от американцев исключительно гуманитарную помощь — медикаменты, еду, обмундирование.

Но уже с начала 1980 года власти США запустили полноценную программу поддержки моджахедов — и в течение следующих месяцев те стали получать от Америки столько же, сколько от Саудовской Аравии. Первое время им не поставляли американское оружие — партнеры исламистов закупали советское вооружение у Египта и других стран. В числе поставщиков был и Китай, с которым у СССР к тому времени сложились весьма напряженные отношения.

Основная часть помощи афганским группировкам шла через Пакистан. Вследствие этого с него сняли санкции, наложенные в связи с ядерной программой, и уже в 1980-м договорились о финансовой помощи в размере более 100 миллионов долларов. Новый договор, заключенный в следующем году, предусматривал отправку в Пакистан более 3,2 миллиарда долларов в течение пяти лет.

Вместе с оружием моджахеды получали камеры для съемок своих атак на советские войска — записи были гарантией того, что помощь продолжится. В основном их вооружали теми моделями оружия, к которым подходила советская амуниция, — так исламисты могли снабжать сами себя с помощью грабежей.

Вскоре американская администрация перестала скрывать, что действует в Афганистане, — в страну начали отправлять новейшие зенитно-ракетные комплексы и другое оружие. Объем американской поддержки моджахедов с 1980 по 1984 год, по данным The New York Times, составил 625 миллионов долларов. В 1985 году США обеспечили Афганистан «Стингерами» — они всего четырьмя годами ранее встали на вооружение в Штатах, и на тот момент их еще ни разу не экспортировали.

Как вспоминает Милтон Бирден, руководивший резидентурой ЦРУ в Афганистане и Пакистане с 1986 по 1989 год, первую группу моджахедов тогда вывезли на обучение в Лондон — и уже в сентябре они впервые сбили американскими ракетами отряд советских вертолетов Ми-24 «Крокодил», ранее почти неуязвимых для оружия боевиков. Многие историки считают, что это было одним из факторов, лишивших СССР надежды на окончательную победу в Афганистане.

Одновременно с неудачами в войне в СССР стали понимать, что изначальная оценка ситуации в Афганистане была неправильной — в огромном количестве аспектов. Ставка на то, что одно лишь присутствие советских войск подавит смуту, была принципиально неверной — афганцы, привыкшие воспринимать любых иностранных солдат как захватчиков, усилили сопротивление, и те, кто до этого не присоединялся к джихаду, теперь поверили в необходимость священной войны. В боях с «неверными» погибали люди — и их сыновья, братья и отцы, следуя племенным традициям, клялись отомстить и уходили в горы — целыми семьями, а в некоторых случаях и целыми кишлаками.

Полагая, что родственные пуштунам и другим афганцам народности вызовут у них больше понимания, советское руководство сначала комплектовало мотострелковые части в основном за счет призывников из Средней Азии — доля узбеков, туркменов, таджиков и казахов доходила в них до 60 процентов. Это тоже сыграло роль, обратную ожидаемой, — оказалось, что с некоторыми из советских народностей пуштуны исторически враждовали, поэтому их появление на территории Афганистана вызвало лишь больший гнев моджахедов.

В конце концов, неоправданным оказался и расчет на то, что ситуацию в стране сможет изменить Бабрак Кармаль, более умеренный, чем его предшественники. Он, однако, хоть и ослабил одни радикальные реформы и отменил другие, придерживался в целом того же непримиримо социалистического курса, что предыдущие лидеры страны. В эйфории от того, что СССР все же ввел войска, он не шел на контакт с другими политическими силами, не проводил должной работы с населением и даже начал преследовать и выдавливать из правительства членов более радикальной фракции НДПА «Хальк», вместо объединения, которого от него ждало советское руководство.

В 1986 году с приходом к власти в СССР Михаила Горбачева Кармаля сместили с должности «по состоянию здоровья», и на его место пришел начальник афганской службы государственной безопасности Мохаммад Наджибулла. Тот сразу же попытался наладить контакт со своими гражданами — принял новую конституцию без упоминания социализма и коммунизма, объявил ислам государственной религией и провозгласил «политику национального примирения». Все это имело определенный успех, но за годы у власти НДПА растеряла доверие населения — и режим оставался крайне шатким.

С первых же дней войны международное сообщество назвало ее вторжением — жалобу в ООН подал Пакистан, превратившийся в «прифронтовое государство». Франция, Англия и ФРГ уже в 1981-1982 годах предлагали Советскому Союзу свои решения по дипломатическому урегулированию, но «кремлевские старцы» отвергали их — слишком большим был риск падения дружественного режима. Непрямые переговоры в Женеве между представителями Пакистана и Афганистана начались в 1982 году и продлились 6 лет.

Больше всех торопили с решением Соединенные Штаты — в Конгрессе раз за разом поднимали вопрос присутствия СССР в Афганистане. В начале войны на XXVI съезде КПСС заявляли: «Империализм развязал настоящую необъявленную войну против афганской революции. Это создало прямую угрозу и безопасности нашей южной границы. Такое положение вынудило нас оказать военную помощь».

Но, оставив первичную уверенность в силовом методе, уже осенью того же года советское руководство сделало первые шаги к дипломатическому решению вопроса, а с приходом Юрия Андропова на пост генерального секретаря ЦК составило программы мирных инициатив.

Однако от США не следовало ожидать слишком прямолинейной дипломатии: несмотря на все заявления, на самом деле американцы были заинтересованы в продолжении советско-афганской войны. Она была для них рычагом постоянного политического давления на СССР — поэтому первые попытки дипломатических решений не просто игнорировались: после первого раунда переговоров в 1982 году президент Рональд Рейган увеличил объемы помощи моджахедам.

Как писал в 1988 году американский исследователь Стивен Галстер, на словах политика администрации Рейгана была нацелена на поиск скорейшего решения с помощью переговоров, а фактически американцы наращивали военное обеспечение моджахедов, блокируя любые перспективы политических решений «до тех пор, пока моджахеды хотят воевать».

В 1998 году Збигнев Бжезинский, бывший советник по национальной безопасности президента Картера, в ответ на вопрос, сожалеет ли он о помощи исламистам в свете продолжившейся после ухода СССР гражданской войны, заявил: «Сожалеть о чем? Тайная операция была превосходной идеей. В результате ее реализации русские попали в афганский капкан, и вы хотите, чтобы я сожалел об этом?

Из этого капкана СССР не мог выбраться не только из-за участия США: советское руководство до последнего пыталось сохранить на южной границе дружественный режим, не согласовывая сроки вывода войск. Казалось — как позже выяснилось, верно, — что без военной поддержки ДРА падет. С приходом к власти Горбачева командование ОКСВА попыталось усилить борьбу с моджахедами, но переломить ситуацию не вышло. «Если не менять подходов, то будем воевать еще 20-30 лет… Нам нужно завершение этого процесса в ближайшее время», — поняли в политбюро в 1986-м.

Под многолетним давлением снаружи и изнутри СССР, переживающий перестройку, пошел на мировую. На XXVII съезде КПСС было принято окончательное решение — возвращать войска на родину. 14 апреля 1988 года Горбачев и министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе отправились в Женеву и выступили гарантом мирного соглашения со стороны правительства Афганистана. Другую сторону представляли Пакистан и США — отсутствовавшие на переговорах исламисты не собирались прекращать борьбу.

Войска начали выводить, как договаривались, — с 15 мая того же года. За первые три месяца Афганистан покинули более 50 тысяч военнослужащих. Еще столько же вернулись к февралю 1989 года. Моджахеды в течение этих месяцев продолжали воевать — Кабул подвергся ракетным обстрелам, вылетавшие с его аэродрома советские транспортники пытались сбивать, за время вывода войск погибли по меньшей мере 523 советских солдата.

Уходя, ОКСВА нанес последний удар: в рамках операции «Тайфун» в конце января 1989 года войска накрыли позиции моджахедов массированными бомбардировками и артиллерийскими обстрелами.

Вместе с боевиками погибли сотни гражданских, в том числе женщин и детей. До сих пор считающаяся сомнительной операция усилила и без того пылающую ненависть местных к иностранным захватчикам и их союзникам-социалистам из правительства. Режиму НДПА оставалось существовать немногим более двух лет.

Расширенную версию этого текста, а также другие материалы об афганской войне, включая воспоминания ветеранов, можно прочитать в спецпроекте «Ленты.ру» «Братство»

Военно-полевой обман. Как забыли женщин, спасавших бойцов в Афганистане

15 февраля 1989 года с территории Афганистана были выведены советские воинские части. Наравне с солдатами служили женщины-вольнонаемные – медсестры, повара, секретари. Сегодня их участие в афганской кампании практически забыто, никаких «афганских» льгот, которые есть у «афганцев»-мужчин, у них нет.

– Сейчас многие делают вид, что женщин никогда на той войне не было, – считает публицист Алла Смолина из Калининграда. Она собрала единственный в мире архив о советских «афганках» – со списками погибших, биографиями, судьбами до и после Афганистана. «Тяжело раз за разом возвращаться в войну, – пишет Алла в аннотации к своей работе, – ещё сложнее пропускать через себя чужие судьбы – иной текст такой дрожью окатит, что вроде из-под реального обстрела вышла».

«Мы туда рвались»

Смолина – из семьи военных. » В нашем роду легче перечислить мужчин, непричастных к армии», – рассказывает она. Во время афганской войны Алла служила начальником канцелярии военной прокуратуры Джелалабадского гарнизона с 1985 по 1988 год.

Когда я вернулась, казалось, все идет отлично

Первое место службы Смолиной – 66-я отдельная мотострелковая бригада на границе с Пакистаном, в городе Джелалабаде. Месторасположение бригады обстреливали моджахеды. Больше всего Смолина, по ее словам, боялась ночных обстрелов. Днем было видно, куда примерно летит снаряд, а ночью все погружалась во тьму: казалось, снаряды летят отовсюду.

– Когда я вернулась, казалось, все идет отлично – дочь растет, муж продолжает служить, я работаю. Но афганская война догнала меня через 20 лет, – говорит Смолина.

У нее начался так называемый афганский синдром: посттравматическое стрессовое расстройство. Ей снились снаряды, как они обрушивались на голову. Чтобы избавиться от этого, Смолина стала записывать свои воспоминания, а потом искать оставшихся в живых «афганок» (так называли женщин – гражданских специалистов в военной среде. – СР).

Кабул, 181-й мотострелковый полк. Из архива Людмилы Скора

В собранном Смолиной архиве есть списки раненых, погибших, оставшихся в живых; она записывала их рассказы, выступала на радио. Смолина боролась за права женщин, проходивших службу в Афганистане. Когда в 2006 году Госдума лишила женщин-вольнонаемных всех ветеранских льгот, Алла Смолина вступила в публичную переписку с председателем Союза Афганцев Францем Клинкевичем, членом комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. В ответ на ее открытое письмо посыпались анонимные оскорбления и угрозы, в том числе со стороны представителей российского афганского движения. Смолина была вынуждена уехать из России в Швецию, где жила ее дочь. Кто конкретно ей угрожал, она не говорит.

Почему в Афганистан – я не знаю. Но почему-то мы туда рвались – заработать денег

По подсчетам Смолиной, для жизнеобеспечения советской армии в течение десяти лет было направлено около 21 тысячи гражданских специалистов. В Афганистан приезжали специалисты из разных министерств – сельского хозяйства, строительства, образования, здравоохранения. Обычно местные военные комиссариаты набирали в добровольно-принудительном порядке машинисток, делопроизводителей, телеграфисток, кастелянш, уборщиц, поваров, врачей, медсестер, прачек, продавцов, комендантов, официантов, киномехаников. В трудовых книжках ставилась запись: «заграничная командировка». С женщинами подписывали контракты. Они давали подписку о неразглашении военной тайны.

­­­– Мы хотели с подругой уехать в Афганистан, когда там война началась, – признается медсестра на пенсии Татьяна Владимировна, которая в то время работала в Псковском госпитале для ветеранов войн. – Но у меня уже появился маленький ребенок, из-за этого нас не пустили туда. Почему в Афганистан – я не знаю. Но почему-то мы туда рвались – заработать денег на квартиру. А потом к нам женщина приехала оттуда, рассказала, что вся витебская дивизия там полегла…

Сотрудники военкоматов об опасности для жизни не распространялись.

В архиве у Аллы Смолиной есть воспоминания 20-летней Светланы Рыковой, которую заставляли на комсомольском собрании ехать в Афганистан. «Ты, мол, холостая, молодая, если не поедешь, придется по разнарядке посылать кого-нибудь семейного», – пишет Рыкова. Под давлением общественного порицания Рыковой пришлось ехать.

С вокзала под обстрел

Офицеры готовились к войне в училищах, солдаты – полгода обучались в учебной части, а женщин из военкоматов забирали на вокзал, потом на пересыльный пункт, а оттуда самолетом перебрасывали в Афганистан. Их встречали: ветер, жара – плюс 50 градусов и выше. Обстрелы. Отсутствие воды.

Татьяна Мельник

– Колонны с водой обстреливали, они часто опаздывали. Чтобы заглушить неимоверную жажду, я однажды выпила воду из вазы, где стояли цветы, – рассказывает Татьяна Мельник из Архангельска, которая сегодня занимается краеведением.

Войсковая часть 201-й мотострелковой дивизии, куда в 1983 году попала Татьяна Мельник, находилась на горном плато вблизи города Кундуза – туда вода доставлялась в цистернах. Ей, выросшей на Севере, было очень тяжело привыкнуть к жаре, ветру, пескам.

Из Кундуза Мельник перевели в центральный госпиталь №650, который был в Кабуле. Она стала начальником административного отделения. В день празднования медицинского работника в 1984 году госпиталь подвергся массивному обстрелу. Мельник взрывной волной отбросило в коридор – она осталась жива. На глазах у нее операционная медсестра Зоя Паутова получила тяжелое ранение – ей оторвало ступни ног. Мельник вспоминает, как в шоковом состоянии Зоя выбежала на крыльцо и упала без сознания, ее прооперировали и отправили в Советский Союз. Она выжила.

За годы войны в Афганистане погибло около 70 советских женщин: точные данные неизвестны, так как архивы Минобороны до сих пор засекречены.

Первые потери понесли медицинские работники. Они лечили советских солдат и местных жителей от брюшного тифа, вшей, амебиоза, паротита, гепатита и других болезней. Нагрузка на одного медицинского работника превышала все нормы трудового законодательства.

Лидия Петриева

– Тогда мы мало думали об этом. Были молоды, дружны и всегда понимали, что поможем друг другу, – говорит Лидия Петриева, бывшая медсестра инфекционного отделения в Кабульском госпитале. – У нас было отделение, где лечили гепатит. Страшная болезнь для тех мест. Шел нескончаемый поток – иногда в день забирали кровь у двухсот человек и больше. В нашем отделении лежал Громов, делала ему капельницы. Спасли. (Борис Громов – в 1987–89 годах был последним командующим 40-й армией, выводил ее из Афгана. – СР).

Шел нескончаемый поток – иногда в день забирали кровь у двухсот человек и больше

Спасали не всех. 21-летняя Нина Евсина была медсестрой инфекционного отделения при центральном военном госпитале военной части №94777, заразилась гепатитом – вылечить ее не удалось. Она похоронена на в городе Тосно. В селе Георгиевском Вельского района Архангельской области есть могила студентки военно-медицинской академии 24-летней Любови Ботолиной, которая также тяжело заболела и умерла 2 августа 1983 года от острой апластической анемии. Фельдшер Надежда Петровна Финогенова погибла в возрасте 45 лет, похоронена на Южном кладбище Санкт-Петербурга.

Под обстрелом погибла 25-летняя младшая медсестра инфекционного отделения госпиталя Вера Корниленко, похоронена в Медвежьегорске.

Инфекционный госпиталь в Кабуле

Согласно военным обязанностям, санинструкторы выходили вместе с бойцами в горы, сопровождали колонны, участвовали в вертолетных десантах по обеспечению горных застав и постов, оказывали помощь раненым и сопровождали их при эвакуации в госпиталь, выявляли инфекционные болезни и своевременно их лечили. Также они обучали санитаров в штате батальона.

– У медицинских работников было много других обязанностей, не прописанных на бумаге, но необходимых для исполнения, – говорит Илья Мамеделеев, бывший командир 1-го взвода 4-й роты 180-го мотострелкового полка. – Санинструктором нашего полка из второго медсанбата была прапорщик Любовь (фамилию не помню). Служила с 1985 по 1987 год. Место ее службы и пункт дислокации: город Баграм, провинция Парван. В горы Любовь поднималась наравне со всеми ребятами. Люба была небольшого роста, светленькая с короткими волосами. Больше улыбалась, чем говорила, очень приветливая.

«Наша Анка»

«Афганки», когда требовала обстановка, наравне с мужчинами принимали участие в боевых действиях.

Валерий Малый

– Начальника нашей аптеки старшего прапорщика Анну Сагун мы сначала приняли в штыки. А в итоге оказалась мировая баба, – говорит Валерий Малый, который служил санинструктором 45-го инженерно-саперного полка в 1986–1988 годах. – За солдата могла «построить» начальника полка. Помню, как она говорила: «Я как подумаю, что моего сына кто-то так прессует – я за него пасть порву». Для рядового солдата она была как мамка.

Без женщин нам бы во сто крат было тяжелей

Однажды советская механизированная колонна шла из Кабула в другой город Чарикар. В колонне были военные советники из Москвы. Анна Сагун везла спирт, медикаменты для полка. В одном из кишлаков на дороге устроили засаду – перед КамАЗом выскочил на дорогу грузовик.

– Все в колонне встали и раззявили рты. Первой очередью срезали несколько ребят с бронетранспортера прикрытия, – вспоминает Малый. – В бронетранспортере заклинило крупнокалиберный пулемет. Пока пришла подмога из полка, Анка – так мы ее называли – лежала под колесом бронетранспортера и вела огонь по «духам». Позиция у нее оказалась удачной. А мужики заряжали и кидали ей магазины. Товарищи полковники, военные советники из Москвы, в это время тихо «ссались» внутри бронетранспортера. Анна вернулась живой с войны. Без женщин нам бы во сто крат было тяжелей. Но потом я потерял с ней связь. На последней встрече однополчан её не было.

Военно-полевые жены

В Афганистане, как в годы Второй мировой войны, были военно-полевые жены. Об этом написала Светлана Алексеевич в книге «У войны не женское лицо»: многие фронтовички после войны прятали ордена, а некоторых даже родные матери не пускали на порог.

Между офицерами и женщинами-вольнонаемными были и неформальные отношения, некоторые играли свадьбы. Но это была редкость, так как многие офицеры были людьми семейными и обзаводились военно-полевой женой лишь на время своей службы. Зная об этом, женщины не соглашались на такую роль, и за это им часто мстили.

Кабул. Из архива Татьяны Брагиной

Алла Житкова, медсестра воинской части №91860, получила смертельное ранение от случайной пули, которую выпустил пьяный прапорщик 2 августа 1988 года. «Прапорщик из 345-го парашютно-десантного полка отмечал День десантника. Приехал в инфекционный госпиталь. Там у него вышла ссора (с женщиной), и он выстрелил из пистолета в стену. А стены – фанера. За стеной в это время другая женщина стелила постель, и он в нее попал. Прострелил ее, можно сказать, всю. Ее эвакуировали в Ленинград, где она от полученных ран умерла. Остался сын 12 лет», – рассказала телеграфистка Ирина Баронова, которая работала в Баграме на узле связи дивизии.

13 ноября 1986 года изнасиловали и сожгли продавца торгово-бытового предприятия №2307 (входила в 70-ю мотострелковую бригаду) Ольгу Поликарпову. В заключении военной прокуратуры сказано, что это «произошло в результате несчастного случая – пожара в подсобном помещении котельной солдатской столовой военной части 71176, где Поликарпова находилась по собственной инициативе во внеслужебное время. Гибель Поликарповой не связана с исполнением служебных обязанностей». Поэтому ее родные никаких положенных по закону выплат не получили.

То, что не мог сделать самый лучший психотерапевт, – делали женщины просто своим присутствием

Уязвимость не мешала женщинам самоотверженно выполнять свой долг и порой жертвовать жизнью. За несколько дней до демобилизации утонула, спасая афганского ребенка, 33-летняя медсестра Татьяна Кузьмина. Сама она не смогла выбраться из горной реки.

– Я помню, как мы проводили поиски утонувшей Тани Кузьминой, – рассказал ее однополчанин Юрий Переясловец. – Целый день все осматривали вдоль берегов реки, но так и не нашли тело. Очень жаль, что она погибла. Она была прекрасной женщиной, и самоотверженно бросилась в стремнину реки, спасая мальчика.

Юрий Захарченко

Военный врач Юрий Захарченко служил в провинции Пули-Чархи, в 50 километрах от Кабула. Вместе с медсестрой 24 июня 1982 года он вез на бронетранспортере раненого советского солдата в Кабул.

– Медсестру звали Галина, она была осетинка из Северной Осетии (для осетинки имя редкое). Фамилию я не помню. По дороге нас подбили кумулятивной гранатой, и мы привезли ещё троих раненых. Если бы люки были закрыты, то была бы «братская могила», – говорит он. – Медсестра Галина, оказывая помощь раненым, все делала очень быстро, уверенно и как-то оздоравливающе, тепло. Могу сказать только одно – не будь женщин, будь то медработник, служащая штаба, продавец магазина в крупных гарнизонах, работник кухни, – многие офицеры, прапорщики, сержанты, солдаты и вольнонаемные просто не выжили бы и не вернулись домой. То, что не мог сделать самый лучший психотерапевт, делали женщины просто своим присутствием. Ласковым словом, каким-то домашним теплом они возвращали веру в жизнь. Любая война – это страшная грязь, коверкающая душу человека. И вот женщины были как раз тем прекрасным лекарством, которое помогало не вымараться в той грязи и остаться нормальным. Женщинам нужно поставить памятник.

Но памятника нет. И льгот – нет.

Как можно было разделить по льготам военного врача и медсестру?

До 2006 года у женщин были льготы, которые сейчас есть у мужчин-«афганцев». Все они пользовались бесплатным проездом в общественном транспорте, получали санаторные путевки, меньше платили за коммунальные услуги вплоть, но Закон о монетизации №122-ФЗ от 29.12.2006 исключил их из числа ветеранов и, соответственно, льготников.

– Это полная дискриминация женского корпуса. Происходит то же самое, что и после Великой Отечественной войны. Я смогла встретиться с Ириной Ракобыльской из 46-го авиаполка, которая мне говорила, что их также заклевывали мужчины, как это происходит сейчас с «афганками», – говорит публицист Алла Смолина. – В Афганистане воевали менее половины служащих в составе введенных советских частей, остальные были обслуживающим персоналом. Некоторые солдаты были пастухами, конюхами. Их сейчас приравняли к ветеранам боевых действий, а девчонок, которые под пулями ездили по всему Афгану, выполняя поставленные задачи, просто оставили за «бортом». Писарь в штабе сидел на одной табуретке с девочкой-машинисткой. Он сейчас пользуется льготами, а она – нет. Как можно было разделить по льготам военного врача и медсестру? Медсестра Женя Камнева проработала пять лет на войне, ее ставили делать операции вместо врача, и она осталась без льгот. Они стояли в одной операционной и вместе спасали жизнь бойцов. А сейчас получается, военный врач может пользоваться льготами, а медсестра – нет.

Кабул, советская медсанчасть. Из архива Татьяны Брагиной

На Украине и в Белоруссии «афганки» получают льготы наравне с мужчинами. В России общественные организации «афганцев» не поддерживают женщин, желающих вернуть афганские льготы. Председатели афганских ветеранских организаций в Калининграде Юрий Богомолов и в Новгородской области Александр Алленов на запрос редакции Север.Реалии о льготах для женщин, служивших в Афганистане, не ответили. «Ко мне насчет льгот никто не обращался», – заявил Шамиль Ахметов, председатель псковской общественной организации ветеранов-афганцев «Российский союз ветеранов».

Изнасилование Берлина: неизвестная история войны

Автор фото, BBC World Service

В России выходит в продажу примечательная книга — дневник офицера Советской Армии Владимира Гельфанда, в которой без прикрас и купюр описаны кровавые будни Великой Отечественной войны.

Некоторые полагают, что критический подход к прошлому неэтичен или просто недопустим, учитывая героические жертвы и гибель 27 миллионов советских граждан.

Другие считают, что будущие поколения должны знать истинные ужасы войны и заслуживают того, чтобы увидеть неприукрашенную картину.

Корреспондент Би-би-си Люси Эш попыталась разобраться в некоторых малоизвестных страницах истории последней мировой войны.

Некоторые факты и обстоятельства, изложенные в ее статье, могут быть неподходящими для детей.

_________________________________________________________________________

В Трептов-парке на окраине Берлина сгущаются сумерки. Я смотрю на возвышающийся надо мной на фоне закатного неба памятник воину-освободителю.

Стоящий на обломках свастики солдат высотой 12 метров в одной руке держит меч, а на другой его руке сидит маленькая немецкая девочка.

Здесь похоронены пять тысяч из 80 тысяч советских солдат, погибших в битве за Берлин в период с 16 апреля по 2 мая 1945 года.

Колоссальные пропорции этого монумента отражают масштабы жертв. На вершине постамента, куда ведет длинная лестница, виден вход в памятный зал, освещенный как религиозная святыня.

Мое внимание привлекла надпись, напоминающая, что советские люди спасли европейскую цивилизацию от фашизма.

Но для некоторых в Германии этот мемориал — повод для иных воспоминаний.

Советские солдаты изнасиловали бессчетное число женщин по пути к Берлину, но об этом редко говорили после войны — как в Восточной, так и в Западной Германии. И в России сегодня об этом мало кто говорит.

Дневник Владимира Гельфанда

Многие российские СМИ регулярно отвергают рассказы об изнасилованиях как миф, состряпанный на Западе, однако один из многочисленных источников, поведавших нам о том, что происходило, — это дневник советского офицера.

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Владимир Гельфанд писал свой дневник с удивительной искренностью в те времена, когда это было смертельно опасно

Лейтенант Владимир Гельфанд, молодой еврей родом из Украины, с 1941 года и до конца войны вел свои записи с необыкновенной искренностью, несмотря на существовавший тогда запрет на ведение дневников в советской армии.

Его сын Виталий, который позволил мне почитать рукопись, нашел дневник, когда разбирал бумаги отца после его смерти. Дневник был доступен в сети, но теперь впервые публикуется в России в виде книги. Два сокращенных издания дневника выходили в Германии и Швеции.

Дневник повествует об отсутствии порядка и дисциплины в регулярных войсках: скудные рационы, вши, рутинный антисемитизм и бесконечное воровство. Как он рассказывает, солдаты воровали даже сапоги своих товарищей.

В феврале 1945 года воинская часть Гельфанда базировалась недалеко от реки Одер, готовясь к наступлению на Берлин. Он вспоминает, как его товарищи окружили и захватили в плен немецкий женский батальон.

«Позавчера на левом фланге действовал женский батальон. Его разбили наголову, а пленные кошки-немки объявили себя мстительницами за погибших на фронте мужей. Не знаю, что с ними сделали, но надо было бы казнить негодяек безжалостно», — писал Владимир Гельфанд.

Один из самых показательных рассказов Гельфанда относится к 25 апреля, когда он был уже в Берлине. Там Гельфанд впервые в жизни прокатился на велосипеде. Проезжая вдоль берега реки Шпрее, он увидел группу женщин, тащивших куда-то свои чемоданы и узлы.

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

В феврале 1945 года воинская часть Гельфанда базировалась недалеко от реки Одер, готовясь к наступлению на Берлин

«Я спросил немок, где они живут, на ломаном немецком, и поинтересовался, зачем они ушли из своего дома, и они с ужасом рассказали о том горе, которое причинили им передовики фронта в первую ночь прихода сюда Красной Армии», — пишет автор дневника.

«Они тыкали сюда, — объясняла красивая немка, задирая юбку, — всю ночь, и их было так много. Я была девушкой, — вздохнула она и заплакала. — Они мне испортили молодость. Среди них были старые, прыщавые, и все лезли на меня, все тыкали. Их было не меньше двадцати, да, да, — и залилась слезами».

«Они насиловали при мне мою дочь, — вставила бедная мать, — они могут еще прийти и снова насиловать мою девочку. — От этого снова все пришли в ужас, и горькое рыдание пронеслось из угла в угол подвала, куда привели меня хозяева. «Оставайся здесь, — вдруг бросилась ко мне девушка, — ты будешь со мной спать. Ты сможешь со мной делать все, что захочешь, но только ты один!» — пишет Гельфанд в своем дневнике.

«Пробил час мести!»

Немецкие солдаты к тому времени запятнали себя на советской территории чудовищными преступлениями, которые они совершали в течение почти четырех лет.

Владимир Гельфанд сталкивался со свидетельствами этих преступлений по мере того, как его часть продвигалась с боями к Германии.

«Когда каждый день убийства, каждый день ранения, когда они проходят через деревни, уничтоженные фашистами… У папы очень много описаний, где уничтожали деревни, вплоть до детей, уничтожали маленьких детей еврейской национальности… Даже годовалых, двухгодовалых… И это не в течение какого-то времени, это годы. Люди шли и это видели. И шли они с одной целью — мстить и убивать», — рассказывает сын Владимира Гельфанда Виталий.

Виталий Гельфанд обнаружил этот дневник уже после смерти отца.

Вермахт, как предполагали идеологи нацизма, был хорошо организованной силой арийцев, которые не опустятся до полового контакта с «унтерменшами» («недочеловеками»).

Но этот запрет игнорировался, говорит историк Высшей школы экономики Олег Будницкий.

Немецкое командование было настолько озабочено распространением венерических болезней в войсках, что организовало на оккупированных территориях сеть армейских публичных домов.

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Виталий Гельфанд надеется опубликовать дневник отца в России

Трудно найти прямые свидетельства того, как немецкие солдаты обращались с русскими женщинами. Многие жертвы просто не выжили.

Но в Германо-российском музее в Берлине его директор Йорг Морре показал мне фотографию из личного альбома немецкого солдата, сделанную в Крыму.

На фотографии – тело женщины, распластанное на земле.

«Выглядит так, как будто она была убита при изнасиловании или после него. Ее юбка задрана, а руки закрывают лицо», — говорит директор музея.

«Это шокирующее фото. У нас в музее были споры о том, нужно ли выставлять такие фотографии. Это война, это сексуальное насилие в Советском Союзе при немцах. Мы показываем войну. Не говорим о войне, а показываем ее», — говорит Йорг Морре.

Когда Красная армия вошла в «логово фашистского зверя», как называла тогда советская пресса Берлин, плакаты поощряли ярость солдат: «Солдат, ты на немецкой земле. Пробил час мести!»

Политотдел 19-й Армии, наступавшей на Берлин вдоль побережья Балтийского моря, объявил, что настоящий советский солдат настолько полон ненависти, что мысль о половом контакте с немками будет ему отвратительна. Но и на этот раз солдаты доказали, что их идеологи ошибались.

Историк Энтони Бивор, проводя исследования для своей книги «Берлин: падение», вышедшей в свет в 2002 году, нашел в российском государственном архиве отчеты об эпидемии сексуального насилия на территории Германии. Эти отчеты в конце 1944 года посылались сотрудниками НКВД Лаврентию Берии.

«Они передавались Сталину, — говорит Бивор. — Можно увидеть по отметкам, читались они или нет. Они сообщают о массовых изнасилованиях в Восточной Пруссии и о том, как немецкие женщины пытались убивать себя и своих детей, чтобы избежать этой участи».

«Жители подземелья»

Другой дневник военного времени, который вела невеста немецкого солдата, рассказывает о том, как некоторые женщины приспосабливались к этой ужасающей ситуации в попытках выжить.

С 20 апреля 1945 года женщина, имя которой не называется, оставляла на бумаге безжалостные в своей честности наблюдения, проницательные и местами сдобренные юмором висельника.

Автор дневника описывает себя как «бледную блондинку, всегда одетую в одно и то же зимнее пальто». Она рисует яркие картины жизни своих соседей в бомбоубежище под их многоквартирным домом.

Среди ее соседок – «молодой человек в серых брюках и очках в толстой оправе, при ближайшем рассмотрении оказывающийся женщиной», а также три пожилые сестры, как она пишет, «все трое – портнихи, сбившиеся в один большой черный пудинг».

Автор фото, BBC World Service

В ожидании приближавшихся частей Красной армии женщины шутили: «Лучше русский на мне, чем янки надо мной», имея в виду, что лучше уж быть изнасилованной, чем погибнуть при ковровой бомбардировке американской авиации.

Но когда солдаты вошли в их подвал и попытались вытащить оттуда женщин, те начали умолять автора дневника использовать ее знание русского языка, чтобы пожаловаться советскому командованию.

На превращенных в руины улицах ей удается найти советского офицера. Он пожимает плечами. Несмотря на сталинский декрет, запрещающий насилие в отношении гражданского населения, как он говорит, «это все равно происходит».

Тем не менее офицер спускается с ней в подвал и отчитывает солдат. Но один из них вне себя от гнева. «О чем ты говоришь? Посмотри, что немцы сделали с нашими женщинами! — кричит он. — Они взяли мою сестру и…» Офицер его успокаивает и выводит солдат на улицу.

Но когда автор дневника выходит в коридор, чтобы проверить, ушли они или нет, ее хватают поджидавшие солдаты и жестоко насилуют, едва не задушив. Объятые ужасом соседи, или «жители подземелья», как она их называет, прячутся в подвале, заперев за собой дверь.

«Наконец, открылись два железных засова. Все уставились на меня, — пишет она. — Мои чулки спущены, мои руки держат остатки пояса. Я начинаю кричать: «Вы свиньи! Меня тут изнасиловали дважды подряд, а вы оставляете меня лежать здесь как кусок грязи!»

В итоге автор дневника приходит к мысли, что ей нужно найти одного «волка», чтобы защититься от новых групповых изнасилований «зверьем мужского пола».

Она находит офицера из Ленинграда, с которым делит постель. Постепенно отношения между агрессором и жертвой становятся менее жестокими, более взаимными и неоднозначными. Немка и советский офицер даже обсуждают литературу и смысл жизни.

«Никоим образом нельзя утверждать, что майор меня насилует, — пишет она. – Почему я это делаю? За бекон, сахар, свечи, мясные консервы? В какой-то степени я уверена, что так и есть. Но к тому же мне нравится майор, и чем меньше он хочет получить от меня как мужчина, тем больше он мне нравится как человек».

Многие из ее соседок заключали подобные сделки с победителями поверженного Берлина.

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Некоторые немки нашли способ приспособиться к этой ужасной ситуации

Когда в 1959 году дневник был опубликован в Германии под названием «Женщина в Берлине», этот откровенный рассказ вызвал волну обвинений в том, что он опорочил честь немецких женщин. Не удивительно, что автор, предчувствуя это, потребовала не публиковать больше дневник до своей смерти.

Эйзенхауэр: расстреливать на месте

Изнасилования были проблемой не только Красной Армии.

Боб Лилли, историк из университета Северного Кентукки, смог получить доступ к архивам военных судов США.

Его книга (Taken by Force) вызвала столько споров, что вначале ни одно американское издательство не решалось его опубликовать, и первое издание появилось во Франции.

По приблизительным подсчетам Лилли, около 14 тысяч изнасилований было совершено американскими солдатами в Англии, Франции и Германии с 1942 по 1945 годы.

«В Англии случаев изнасилований было совсем мало, но как только американские солдаты пересекли Ла Манш, их число резко возросло», — рассказывает Лилли.

По его словам, изнасилования стали проблемой не только имиджа, но и армейской дисциплины. «Эйзенхауэр сказал расстреливать солдат на месте преступления и сообщать о казнях в военных газетах, таких как Stars and Stripes. В Германии был пик этого явления», — рассказывает он.

— А были казнены солдаты за изнасилования?

— Но не в Германии?

— Нет. Ни одного солдата не казнили за изнасилование или убийство немецких граждан, — признает Лилли.

Сегодня историки продолжают расследовать факты сексуальных преступлений, совершенных войсками союзников в Германии.

В течение многих лет тема сексуального насилия со стороны войск союзников – американских, британских, французских и советских солдат — на территории Германии официально замалчивалась. Мало кто об этом сообщал, и еще меньше желающих было все это слушать.

Молчание

О таких вещах в обществе вообще говорить непросто. Кроме того, в Восточной Германии считалось едва ли не богохульством критиковать советских героев, победивших фашизм.

А в Западной Германии вина, которую испытывали немцы за преступления нацизма, затмевала тему страданий этого народа.

Но в 2008 году в Германии по дневнику жительницы Берлина вышел фильм «Безымянная – одна женщина в Берлине» с актрисой Ниной Хосс в главной роли.

Этот фильм стал откровением для немцев и побудил многих женщин рассказать о том, что с ними произошло. Среди этих женщин — Ингеборг Буллерт.

Сейчас 90-летняя Ингеборг живет в Гамбурге в квартире, полной фотографий кошек и книг о театре. В 1945 году ей было 20. Она мечтала стать актрисой и жила с матерью на довольно фешенебельной улице в берлинском районе Шарлоттенбург.

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

«Я думала, что они меня убьют», — говорит Ингеборг Буллурт

Когда началось советское наступление на город, она спряталась в подвале своего дома, как и автор дневника «Женщина в Берлине».

«Неожиданно на нашей улице появились танки, повсюду лежали тела русских и немецких солдат, — вспоминает она. – Я помню ужасающий протяжный звук падающих русских бомб. Мы называли их Stalinorgels («сталинские органы»)».

Как-то раз в перерыве между бомбежками Ингеборг вылезла из подвала и побежала наверх за веревкой, которую она приспособила под фитиль для лампы.

«Неожиданно я увидела двух русских, направивших на меня пистолеты, — говорит она. – Один из них заставил меня раздеться и изнасиловал меня. Потом они поменялись местами, и меня изнасиловал другой. Я думала, что умру, что они меня убьют».

Тогда Ингеборг не рассказала о том, что с ней случилось. Она молчала об этом несколько десятилетий, потому что говорить об этом было бы слишком тяжело. «Моя мать любила хвастать тем, что ее дочь не тронули», — вспоминает она.

Волна абортов

Но изнасилованиям подверглись многие женщины в Берлине. Ингеборг вспоминает, что сразу после войны женщинам от 15 до 55 лет было приказано сдать анализ на венерические болезни.

«Для того, чтобы получить продуктовые карточки, нужна была медицинская справка, и я помню, что у всех докторов, их выдававших, приемные были полны женщин», — вспоминает она.

Каков был реальный масштаб изнасилований? Чаще всего называются цифры в 100 тысяч женщин в Берлине и два миллиона по всей Германии. Эти цифры, горячо оспариваемые, были эстраполированы из скудных медицинских записей, сохранившихся до наших дней.

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Эти медицинские документы 1945 года чудом уцелели

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Лишь в одном районе Берлина за полгода было одобрено 995 просьб об абортах

На бывшем военном заводе, где сейчас хранится государственный архив, его сотрудник Мартин Люхтерханд показывает мне пачку синих картонных папок.

В них содержатся данные об абортах с июня по октябрь 1945 года в Нойкелльне, одном из 24 районов Берлина. То, что они сохранились нетронутыми – маленькое чудо.

В Германии того времени аборты были запрещены согласно статье 218 уголовного кодекса. Но Люхтерханд говорит, что после войны был короткий промежуток времени, когда женщинам было разрешено прерывать беременность. Особая ситуация была связана с массовыми изнасилованиями в 1945 году.

С июня 1945 по 1946 год только в этом районе Берлина было одобрено 995 просьб об аборте. Папки содержат более тысячи страниц разного цвета и размера. Одна из девушек округлым детским почерком пишет, что была изнасилована дома, в гостиной на глазах своих родителей.

Хлеб вместо мести

Для некоторых солдат, стоило им подвыпить, женщины становились такими же трофеями, как часы или велосипеды. Но другие вели себя совсем иначе. В Москве я встретила 92-летнего ветерана Юрия Ляшенко, который помнит, как вместо того, чтобы мстить, солдаты раздавали немцам хлеб.

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Юрий Ляшенко говорит, что советские солдаты в Берлине вели себя по-разному

“Кормить, конечно, мы всех не могли, так? А тем, что у нас было, мы делились с детьми. Маленькие дети такие запуганные, глаза такие страшные… жалко детей», — вспоминает он.

В пиджаке, увешанном орденами и медалями, Юрий Ляшенко приглашает меня в свою маленькую квартирку на верхнем этаже многоэтажного дома и угощает коньяком и вареными яйцами.

Он рассказывает мне, что хотел стать инженером, но был призван в армию и так же, как Владимир Гельфанд, прошел всю войну до Берлина.

Наливая в рюмки коньяк, он предлагает тост за мир. Тосты за мир часто звучат заученно, но тут чувствуется, что слова идут от сердца.

Мы говорим о начале войны, когда ему чуть не ампутировали ногу, и о том, что он почувствовал, когда увидел красный флаг над Рейхстагом. Спустя некоторое время я решаюсь спросить его об изнасилованиях.

«Не знаю, у нашего подразделения такого не было… Конечно, очевидно, такие случаи были в зависимости от самого человека, от людей, — говорит ветеран войны. — Вот попадется один такой… Один поможет, а другой надругается… На лице у него не написано, не знаешь его».

Оглянуться в прошлое

Наверное, мы никогда не узнаем настоящих масштабов изнасилований. Материалы советских военных трибуналов и многие другие документы остаются закрытыми. Недавно Государственная дума одобрила закон «о посягательстве на историческую память», согласно которому любой, кто принижает вклад СССР в победу над фашизмом, может заработать денежный штраф и до пяти лет лишения свободы.

Молодой историк Гуманитарного университета в Москве Вера Дубина говорит, что ничего не знала об этих изнасилованиях до тех пор, пока не получила стипендию для учебы в Берлине. После учебы в Германии она написала работу на эту тему, но не смогла ее опубликовать.

«Российские СМИ отреагировали очень агрессивно, — говорит она. — Люди хотят знать только о нашей славной победе в Великой Отечественной войне, и сейчас становится все сложнее вести серьезные исследования».

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Советские полевые кухни раздавали жителям Берлина еду

История часто переписывается в угоду конъюнктуре. Именно поэтому свидетельства очевидцев столь важны. Свидетельства тех, кто осмелился говорить на эту тему сейчас, в преклонном возрасте, и рассказы тогда еще молодых людей, записавших в годы войны свои свидетельства о происходившем.

Виталий, сын автора армейского дневника Владимира Гельфанда, говорит о том, что многие советские солдаты проявили великий героизм в годы Второй мировой войны. Но это не вся история, считает он.

«Если люди не хотят знать правду, хотят заблуждаться и хотят говорить о том, как было все красиво и благородно — это глупо, это самообман, — напоминает он. — Весь мир это понимает, и Россия это понимает. И даже те, кто стоит за этими законами об искажении прошлого, они тоже понимают. Мы не можем двигаться в будущее, пока не разберемся с прошлым».

_________________________________________________________

Примечание.25 и 28 сентября 2015 года этот материал был изменен. Мы удалили подписи к двум фотографиям, а также написанные на их основе посты в твиттере. Они не соответствуют редакционным стандартам Би-би-си, и мы понимаем, что многие посчитали их оскорбительными. Мы приносим свои искренние извинения.

«В чужой стране на необъявленной войне» – солдаты Удмуртии в летописи Афганских событий


Всю войну историки поделили на несколько этапов:

1-й этап: декабрь 1979 года – февраль 1980 года. Введение в Афганистан 40-й советской армии генерала Бориса Громова, размещение по гарнизонам, организация охраны стратегических объектов и мест дислокации.

2-й этап: март 1980 года – апрель 1985 года. Проведение активных широкомасштабных боевых действий. Реорганизация и укрепление вооруженных сил ДРА.

3-й этап: май 1985 года – декабрь 1986 года. Сокращение активных боевых действий и переход к поддержке действий афганских правительственных войск. Помощь оказывалась авиацией и саперными подразделениями. Организация противодействия доставке оружия и боеприпасов из-за рубежа. Были выведены на Родину шесть полков.

4-й этап: январь 1987 года – февраль 1989 года. Помощь афганскому руководству в проведении политики национального примирения. Продолжение поддержки боевых действий, проводимых правительственными войсками. Подготовка к выводу советских войск.

Полевой командный пункт 103-й дивизии ВДВ. Фото: Р.Н. Заппаров ©

В апреле 1988 года в Швейцарии подписывается соглашение об урегулировании ситуации вокруг Демократической Республики Афганистан. Советский Союз обязуется вывести войска в течение девяти месяцев, а США и Пакистан должны были перестать поддерживать моджахедов.

В апреле 1988 года, в соответствии с договором, советские войска были полностью выведены из Афганистана.

Вывод Советских войск с территории Афганистана. Фото: yandex.ru ©

В результате кровопролитных действий потери Советской армии составили почти 14,5 тыс. человек. Раненых и контуженных за время боевых действий было более 53 тыс.

Герои Афганской войны

С 1982 по 1989 годы уроженец Удмуртии, командир экипажа вертолета «Ми-6» Валерий Попков совершил 2 590 боевых вылетов в Республику Афганистан.

Герой Советского Союза Валерий Попков. Фото: wfi.lomasm.ru ©

19 января 1989 года пара вертолетов (ведущий – капитан Ильгиз Шарипов и ведомый – капитан Валерий Попков) вылетела на разведку сосредоточения живой силы и боевой техники душманов. Полет проходил в зоне поражения зенитных средств противника.

В сложных метеоусловиях на высоте около 700 м вертолет Шарипова был подбит ракетой «Стингер» и, охваченный пламенем, стал падать. Капитан Валерий Попков принял решение атаковать бандитов, пытающихся захватить Ильгиза, и, пользуясь их замешательством, спасти товарища. Под ураганным огнем душманов задача была выполнена.

За проявленные мужество и героизм при исполнении воинского долга Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1989 года капитану Попкову Валерию Филипповичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

6 января 1985 года во время боя у населенного пункта Шеваки погиб рабочий ПО «Ижсталь» Евгений Рылов. 21 мая 1981 года, за три дня до демобилизации, в бою с моджахедами убит уроженец села Киясово Сергей Дериглазов. 28 апреля 1983 года тяжело ранен и скончался в госпитале после выполнения боевого задания Александр Санталов из Воткинска. 6 февраля 1988 года на борту вертолета сбит ракетой летчик из Якшур-Бодьинского района Виктор Вахрушев. 13 марта 1986 года при выполнении боевого задания погиб наладчик Ижевского радиозавода Ильгиз Гарифуллин. 11 октября 1986 года смертельно ранен в бою пулеметчик десантно-штурмовой группы погранвойск родом из Малопургинского района Владимир Копысов. 25 января 1986 года при выполнении боевого задания погиб электрогазосварщик Ижевского автозавода Алексей Пирогов. Все посмертно награждены орденами Красной Звезды.

Мать погибшего в Афганистане старшего лейтенанта Евгения Рылова Людмила Николаевна Рылова у памятной доски на могиле сына. Фото: ЦДНИ УР ©

Память

После вывода войск с территории Афганистана в Удмуртии было установлено несколько мемориальных камней. Памятный знак в честь памяти погибших заводчан был установлен на заводе «Ижсталь». А на пересечении ул. Милиционной и Кирова у Дворца детского и юношеского творчества появился памятник «Павшие птицы».

Как считают ветераны афганских событий, авторы памятника «излишне творчески» подошли к задаче, и мрачные «птицы из металлолома» не смогли передать глубины трагедии десятков осиротевших семей Удмуртии. Матери и родственники погибших хотели видеть памятник «с душой», и после долгих поисков появился вариант – солдат.

Мемориал в память уроженцам Удмуртии, погибшим в Афганистане, Чечне и других локальных войнах, в сквере у Дома творчества, 2010 год. Фото: ЦДНИ УР ©

Новый мемориал увидел свет осенью 2010 года. Активное участие в реализации проекта приняли члены республиканского Союза ветеранов Афганистана Сергей Морозов, Николай Серебряков, Владимир Иванов, Александр Ткаченко.

Открытие мемориала в память уроженцам Удмуртии, погибшим в Афганистане, Чечне и других локальных войнах, в сквере у Дома творчества юношества в г. Ижевске, 2010 год. Фото: ЦДНИ УР ©

Памятник воинам, погибшим при исполнении служебного долга в Афганистане, Чеченской республике и других военных конфликтах в г. Можге, 2006 год. Фото: ЦДНИ УР ©

С 2005 года свою поисковую работу и оборудование первых экспозиций, посвященных Афганской войне начинает музей «Сыны Отечества». Его организатором и руководителем музея долгое время была мать погибшего в Афганистане воина, педагог Людмила Николаевна Рылова. Сегодня музей хранит память о воинах-интернационалистах, выполнявших приказ Родины в Афганистане, воинах-защитниках от террористической угрозы в Чеченской республике, миротворцах других локальных войн и конфликтов. Он посвящен воинам, уроженцам Удмуртии, погибшим в этих «горячих точках».

Музей «Сыны Отечества» при детско-подростковом клубе «Патриот» г. Ижевска. Фото: izh.ru ©

В городах и селах Удмуртии действуют школьные отряды, носящие имена погибших земляков, на учебных заведениях установлены мемориальные таблички с их именами.

Ветеранское движение

Помощью и поддержкой участников и инвалидов войны, а также патриотическим воспитанием подрастающего поколения занимаются ветеранские организации Удмуртии. Одна из крупнейших — УРООООИВА – «Инвалиды войны», объединяющая союзы ветеранов боевых действий городов и районов республики.

Ветераны Афганистана, организаторы и активные участники военно-патриотических мероприятий в городе Сарапуле и Сарапульском районе Эрик Махмутов (с внуком). Фото: Евгения Якимова ©

Боевые товарищи Анатолий Шитов и Николай Смольников. Фото: Евгения Якимова ©

Воины-интернационалисты, а также более молодое поколение участников боевых действий в Чеченской республике и локальных конфликтов на территории СНГ встречаются, проводят памятные, благотворительные, творческие и спортивные мероприятия, помогают матерям погибших.

«Бессмертный батальон» ветеранов боевых действий в Ижевске. Фото: УРООООИВА ©

А 15 февраля, в день годовщины вывода войск с территории Афганистана, организовывают акцию «Бессмертный батальон».

Хотите знать больше, оставайтесь с проектом «#Про100летУдмуртии» . 

Как советские карикатуристы боролись с врагом

В Советском Союзе карикатура служила оружием в борьбе с врагами государства и пороками общества, а сатирические рисунки публиковались на страницах центральных изданий ежедневно. Их героями становились реальные люди и собирательные образы-типажи, а темами — внешняя политика и проблемы общества. Рассказываем, кого и как обличали карикатуристы.

Враг хвостатый и рогатый

Автор неизвестен. Мыши кота погребают. Конец XVII — начало XVIII века. Изображение: russianarts.online

Первые юмористические рисунки появились еще в Древнем Египте. С их помощью художники высмеивали врагов: черты обидчиков в карикатурах грубо искажали, пририсовывали им хвосты, рога и другие неприглядные особенности. В России карикатура ведет свою историю от народных лубочных картинок XVII века с лаконичными и юмористическими образами. Позднее, в XIX веке, комичные рисунки иллюстрировали сатирические статьи на страницах газет и журналов.

В Советском Союзе художники высмеивали капиталистов и империалистов, прогульщиков и бездельников, поднимали тему алкоголизма и пьянства. В политической карикатуре из номера в номер встречались образы империалистов с моноклем и мешком с деньгами, а также военных, полицейских и священников.

Юмористические картинки посвящали политике, проблемам общества и семьи, их рисовали на злобу дня. Как отмечал карикатурист и публицист Борис Ефимов, к началу 1920-х годов сатирические рисунки в советских газетах занимали особое место: на Западе карикатуры, как правило, служили для развлечения и публиковались в юмористических изданиях, в Союзе же они были средством пропаганды.

Дмитрий Моор: «Добьем фашистского зверя!»

Дмитрий Моор. «Все, что ты дашь, перешьется для Красной армии». 1920. Изображение: tramvaiiskusstv.ru

Под псевдонимом Дмитрий Моор работал мастер графики Дмитрий Орлов. Он был одним из основоположников советского агитплаката: в 1920 году его работа «Врангель еще жив» вышла самым большим тиражом периода Гражданской войны — больше 65 тысяч экземпляров. Художник участвовал в создании журнала «Крокодил», его карикатуры публиковали в газете «Правда», в атеистическом журнале «Безбожник у станка» и других изданиях.

Злободневные рисунки Моора на политические темы и шаржи на иностранных политиков пользовались популярностью у читателей. Плакаты художника зло высмеивали врага: представителей Белого движения, священнослужителей и капиталистов.

В 1931 году вышел сборник карикатур Дмитрия Моора «Кто они такие», в него вошли 100 портретов зарубежных бизнесменов и политиков: промышленника Генри Форда, магнатов Рокфеллеров, политика Уинстона Черчилля. Моор сохранил портретное сходство: он писал, что «нужно так осмеивать достойное осмеяния, чтобы самое существо его не подверглось деформации». В карикатурах политики представлены как хозяева мира, помыкающие рабочими и простыми людьми.

Моор также создавал сатирические рисунки на религиозную тему. Особенно популярен был в народе гротескный образ бога Саваофа — старичка с бородой и в круглых черных очках, с нимбом над головой. Плакаты с призывами к конфискации церковного имущества в пользу голодающих, сатирическим изображением священнослужителей и верующих расклеивали в городах и селах недалеко от церквей.

Во время Великой Отечественной войны на агитационных плакатах художник изображал жестокость нацистов, к этому периоду относятся его работы «Зверь ранен. Добьем фашистского зверя!», «Ты чем помог фронту?». Сатирически он показывал руководство нацистской Германии — «Все на Г», «Людоед Гитлер». Рисунки сопровождали короткие авторские подписи, например «Фашизм идет! Долой границы, договоры, соглашения, совесть — все эти дикие демократические предрассудки, весь этот исторический хлам…». Карикатуры Дмитрия Моора формировали образ противника для населения в тылу и солдат на передовой, они показывали врага жестоким и глупым, и его легко побеждал герой — советский солдат.

Кукрыниксы

Кукрыниксы. «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!». 1941. Изображение: arzamas.academy

Творческий коллектив Кукрыниксов возник в начале 1920-х годов. Такое название образовалось из первых букв фамилий трех художников — Михаила Куприянова, Порфирия Крылова и Николая Соколова. Мастера работали в гротескной манере, выступали на злобу дня. Популярность им принесли шаржи, карикатуры и книжные иллюстрации в сатирическом стиле.

«Наш коллектив, по правде говоря, состоит из четырех художников: Куприянова, Крылова, Соколова и Кукрыниксы. К последнему мы все трое относимся с большой бережностью и заботой … То, что создано коллективом, не смог бы осилить любой из нас в отдельности».

Читайте также:

Первые рисунки художников были опубликованы в конце 1920-х, злободневная сатира и необычная подпись привлекли внимание читателей. Кукрыниксы сотрудничали с газетой «Правда», журналом «Крокодил» и многими советскими изданиями. Они создали серию ироничных рисунков «Старая Москва», на которых изобразили типичных москвичей, их привычки и образ жизни: коммунальные квартиры молодого города, бюрократию, неустроенный быт. Среди творческой интеллигенции были популярны шаржи Кукрыниксов на известных поэтов, писателей и литературных героев.

Художники участвовали и в создании сатирического образа фашистов. Военный агитационный плакат Кукрыниксов «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!» появился на московских улицах спустя несколько дней после начала Великой Отечественной войны. На плакате они изобразили коварное наступление Гитлера на СССР и разорванный Германией договор о ненападении. Вражескую атаку на плакате мужественно отражает советский солдат.

Рисунки художников публиковали в газете «Правда» на протяжении всей войны. Помимо плакатов, Кукрыниксы создавали листовки для солдат вермахта с призывом сдаваться в плен. Агитки массово забрасывали в тыл врага.

Виктор Дени: «Красной армии метла нечисть вымела дотла!»

Виктор Дени. Капитал. 1920. Изображение: econfin.ru

Творческий путь художник-график Виктор Дени (Денисов) начал с юмористических бытовых зарисовок и шаржей на писателей и поэтов: Ивана Бунина, Леонида Андреева, Игоря Северянина. Художник мастерски передавал характерные черты героев, со временем дружеские шаржи все больше становились похожими на карикатуры.

В период Гражданской войны он создал плакаты «Капитал», «Или смерть капиталу, или смерть под пятой капитала», «Антанта под маской мира». Зрители ценили остроумные карикатуры Дени, в них легко узнавались обобщенные образы представителей «старого мира» — кулака, попа, капиталиста. Художник изображал персонажей, подмечая их характерные черты: капиталист — толстый человек в черном костюме с золотой цепью, священнослужитель — не менее тучный, с большим золотым крестом. Эти образы соединились на рисунке художника «Деникинская банда».

В годы Великой Отечественной войны Виктор Дени создавал карикатуры для журналов и газет, небольшие рисунки на темы политики вошли в серию «Игрушки Дени» и «Елочные украшения Дени». Графические шутки публиковались с небольшими подписями автора, например «А вот, а вот! разоружение господ! И день и ночь разоружаются, а пушки прибавляются!».

Михаил Черемных: «Бросьте, братцы, богов бояться»

Михаил Черемных. «Бросьте, братцы, богов бояться». Антирелигиозная азбука. 1933. Изображение: infosplanet.info

Советский карикатурист и мастер плаката Михаил Черемных был одним из основателей знаменитых «Окон сатиры РОСТА». В 1919 году художник предложил создать журнал-плакат с сатирическими рисунками на злободневные политические темы и развешивать листы в витринах пустых магазинов. Он был автором первого рисунка, появившегося в центре Москвы, в окне пустующей кондитерской. До наших дней эта работа не сохранилась, но известно, что ее посвятили наступлению Антона Деникина на Москву и поражению коммунистов в Венгрии. Вскоре в «Окна РОСТА» пришел поэт Владимир Маяковский, который не только писал тексты к плакатам, но и нарисовал некоторые из «Окон».

Первые плакаты выпускали в одном экземпляре раз в неделю и рисовали вручную, они были похожи на увеличенную страницу журнала. Затем их стали размножать при помощи трафаретов, количество доходило до 300 экземпляров.

Плакаты рассылали в 47 городов Советского Союза, их вывешивали в магазинах, на вокзалах, заборах и домах. Большие и яркие, с сатирическими карикатурами и остроумными стихами, «Окна» были такими же оперативными, как газеты, и доходчивыми, как плакаты. Черемных нарисовал несколько сотен «Окон РОСТА».

В газетах и журналах публиковали его карикатуры на международные темы. В них художник изображал собирательные образы военных, денежных магнатов и угодливых дипломатов. На листах Черемных капиталист показан в образе беспощадного хищника: толстый человек с хищным лицом, с острыми ногтями, напоминающими когти зверей. В карикатурах на темы производства и повседневной жизни художник обличал беспечность, зазнайство и равнодушие, его персонажи-«мишени» выходили смешными, но не уродливыми, мастер не прибегал к чрезмерному преувеличению.

Михаил Черемных считался признанным мастером религиозной сатиры. На атеистическом плакате «Сектант — кулацкий петрушка» в руках пастора-кулака изображена кукла в виде проповедника.

Художник был автором «Антирелигиозной азбуки» — издания, в котором сатирические рисунки с колкими двустишиями были расположены по алфавиту. Например, буква «Б» сопровождалась подписью «Бросьте, братцы, богов бояться», следующая страница гласила — «Вера вредна, вредней вина».

«Живые мишени» Бориса Ефимова

Борис Ефимов. «Их обуздают». 1949. Изображение: ru.krymr.com

Карикатуры советского и российского художника Бориса Ефимова публиковали крупнейшие советские газеты, журналы «Крокодил» и «Чудак». Персонажами карикатур — «живыми мишенями» Ефимова были политики Уинстон Черчилль, Невилл Чемберлен, лидеры фашистов Адольф Гитлер, Бенито Муссолини, сподвижник Гитлера — пропагандист Йозеф Геббельс.

Художник умело передавал портретное сходство, при этом точными штрихами давал психологическую характеристику своим персонажам. Некоторые рисунки становились причинами дипломатических протестов. Однажды на карикатуру Ефимова обиделся министр финансов Великобритании Остин Чемберлен. Дело дошло до разрыва отношений между странами, в дипломатической ноте говорилось: «грубо-оскорбительная и лживая карикатура, изображающая английского министра иностранных дел, аплодирующего казни литовских коммунистов».

В годы Великой Отечественной войны Ефимов выезжал в действующую армию, он был в курсе событий на передовой и находил там сюжеты для карикатур и плакатов. Вместе с художниками Дмитрием Моором, Виктором Дени и Кукрыниксами он делал рисунки для «Окон ТАСС», наследников «Окон РОСТА».

В послевоенное время меткие и лаконичные карикатуры Ефимова служили для читателей источником образов западных политиков. «Мишенями» для карикатуриста были преимущественно США как главный оплот мирового империализма и абстрактный капиталистический мир на Западе. В рисунках было много деталей и текста: название, подпись под изображением, поясняющие надписи. Эпиграф определял повод, по которому нарисована карикатура, им могла быть цитата из произведения или высказывание известного человека, как, например, на карикатуре «Их обуздают».

За годы работы Ефимов нарисовал десятки тысяч карикатур, плакатов, иллюстраций и шаржей. Он писал в воспоминаниях, что форма карикатуры понятнее и нагляднее литературной формы, потому что рисунок «переводит факты с языка логических понятий на язык зрительных образов».

Автор: Маргарита Ковынева

Нападение на Советский Союз, июнь 1941 года

Германское вторжение на территорию Советского Союза, известное под кодовым названием «операция «Барбаросса»», началось 22 июня 1941 года. Это была самая крупная военная операция рейха за всю Вторую мировую войну.

Гитлер всегда считал германо-советский пакт о ненападении всего лишь временным средством, тактическим маневром. 18 декабря 1940 года он подписал Директиву №21 (кодовое название: «операция «Барбаросса»») — первый боевой приказ о нападении на CCCР. С самого начала планирования военной операции германское полицейское и военное командование собиралось вести войну на уничтожение против коммунистов, а также против евреев СССР, которые, как считали нацисты, составляли «расовую основу» Советского государства.

Германия напала на Советский Союз 22 июня 1941 года, менее чем через два года после подписания германо-советского пакта. Три группы армий, насчитывающие более трех миллионов немецких солдат, при поддержке полумиллионного войска германских союзников (Финляндии, Румынии, Венгрии, Италии, Словакии и Хорватии) атаковали Советский Союз широким фронтом — от Балтийского моря на севере до Черного моря на юге. Долгое время советское правительство отказывалось обращать внимание на предостережения западных держав о том, что Германия наращивает свою военную мощь. Таким образом, Германия получила тактическое преимущество внезапности, и в начале войны советские армии были разбиты. Миллионы советских солдат были окружены, отрезаны от снабжения и подкреплений и вынуждены сдаться.

По мере продвижения германской армии вглубь советской территории за ней следовали айнзатцгруппы (оперативные карательные отряды), осуществлявшие операции по массовому уничтожению жителей.

К началу сентября 1941 года германские войска на северном фронте подошли к Ленинграду. Они захватили Смоленск в центре и Днепропетровск на юге. В начале декабря германские части подошли к окраинам Москвы. Однако после долгих месяцев кампании силы германской армии были истощены. Предполагая быструю гибель Советского государства, германское командование не экипировало армию для военных действий в зимнее время. Более того, быстрое продвижение германских войск привело к тому, что они оказались оторваны от линий снабжения, которые были весьма уязвимы из-за своей огромной протяженности (Москва расположена приблизительно в 1500 километрах от Берлина).

В декабре 1941 года Советский Союз предпринял крупное наступление по центру фронта, заставив немецкую армию в беспорядке отступить от Москвы. Только несколько недель спустя немцы смогли остановить продвижение советских войск к востоку от Смоленска. Летом 1942 года Германия возобновила атаку, проведя широкомасштабное наступление на юг и юго-восток, по направлению к Сталинграду на Волге и нефтяным месторождениям Кавказа. Когда в сентябре 1942 года немецким войскам удалось пробиться к Сталинграду, территория, захваченная Германией, достигла максимальных размеров.

американских и советских солдат работают вместе во время Второй мировой войны

Лейтенант Лестер Д. Поенер из Огайо и лейтенант Альберт Хант из Пенсильвании беседуют с тремя советскими солдатами. Слово «бомба» написано на английском и русском языках на 250-фунтовой подрывной бомбе общего назначения.

В этой коллекции малоизвестных фотографий, хранящихся в Национальном архиве США, показаны американские и советские солдаты, работающие вместе на тренировках, занятиях спортом, питанием и развлечениями на совместных американо-советских базах в Восточной Европе во время Второй мировой войны.

На Тегеранской конференции в ноябре 1943 года президент Франклин Д. Рузвельт предложил премьер-министру Иосифу Сталину идею создания совместных авиабаз для американских и советских самолетов в Восточной Европе. Сталин согласился с планом, и американские бомбардировщики приземлились и обосновались на авиабазах на советской территории после нанесения ударов по нацистской территории.

На фотографиях показано замечательное сотрудничество между американскими и советскими войсками, размещенными на этих авиабазах.

  • Старший сержант Энтони Джоя, наводчик на Боинге B-17 Flying Fortress, пожимает руку советскому солдату.

  • Американские и советские солдаты и штаб поют вместе в ноябре 1944 года во время торжественного открытия офицерского клуба на Полтавской авиабазе, одной из баз шаттлов в Советском Союзе.

  • Оркестр российского гвардейского батальона дает концерт для американских летчиков из Италии, прибывших с первой миссией по бомбардировке шаттла на авиабазу в Советском Союзе.

  • Американские и советские солдаты вместе играют в волейбол каждую ночь в штабе Восточного командования У.С. Стратегическая авиация в Советском Союзе.

  • Американский и советский персонал на церемонии мемориала президента Франклина Д. Рузвельта на Полтавской авиабазе, базе челночных миссий в Советском Союзе. 14 апреля 1945 года.

  • Американско-российская наземная бригада ремонтирует один из двигателей консолидированного В-24 «Либератор» на авиабазе Полтава. 8 января 1945 года.

  • На новых базах американских бомбардировщиков в СССР два российских солдата разговаривают с американским военнослужащим о журнале Yank.Советы могли собрать достаточно информации по фотографиям в Янки, чтобы понять общий смысл слов.

  • Американский экипаж Douglas C-47 указывает на особенности самолета российскому персоналу на авиабазе Полтава 2 мая 1945 года.

  • S / Sgt. Даниэль Эчеард из Бервика, штат Пенсильвания, объясняет советскому солдату использование шаровой башни.

  • Sgt. Альбин Нарлок из Мивоки, штат Висконсин, чистит орудия у Боинга B-17 с помощью двух советских солдат.

  • Торжественное открытие офицерского клуба на Полтавской авиабазе состоялось в ночь благодарения, 30 ноября 1944 года. Здесь американские и российские офицеры произносят тост за успех бомбардировок шаттлов, совершенных с этой базы в России.

  • Художник Советской Армии написал портреты президента Франклина Д. Рузвельта и премьер-министра Иосифа Сталина, которые были вывешены в совместном американо-российском театре на авиабазе Полтава.

  • лейтенант Лестер Д.Поенер из Огайо и лейтенант Альберт Хант из Пенсильвании разговаривают с тремя советскими солдатами. Слово «бомба» написано на английском и русском языках на 250-фунтовой подрывной бомбе общего назначения.

Все фотографии предоставлены Национальным архивом США

Автор: Представительство США в России | 2 сентября, 2020 | Категории: Новости, США и Россия

Архивы онлайн> Галерея> Красная Армия

THE ГАЛЕРЕЯ…

Юрий Гагарин

Советский Пропаганда

А Романов Альбом

Красногорск?

Прослушивание Станция

Восточный Арт


О КОМПАНИИ РАО
САЙТ КАРТА
ЭЛЕКТРОННАЯ ПОЧТА РАО

Термины использования
Конфиденциальность Заявление

.
КРАСНАЯ АРМИЯ
Ранний История

Российская императорская армия и флот распались после вспышки революции 1917 г., поэтому Совет Народных Комиссаров на общественных началах создал Рабоче-Крестьянскую Красную Армию.Первые отряды, сражавшиеся с революционным рвением, отличились против немцев 23 февраля. Этот день стал «День Советской Армии». 22 апреля Советское правительство постановило. обязательная военная подготовка рабочих и крестьян, не обучавшихся нанимать наемную рабочую силу. Это было началом Красной Армии. Его основателем был Лев Троцкий с титулом наркома, который он проиграл Сталину в борьбе за власть в 1924 году.

Красный Солдаты армии укомплектовывают артиллерию.

Красная Армия столкнулась с проблемой создания грамотного и надежного офицерский корпус, побуждая Троцкого мобилизовать бывших офицеров императорская армия. В годы Гражданской войны до 50 000 таких офицеры служили за советское дело.Хотя они в основном остались лояльные к Советам, политработники, называемые «советниками», были прилагается ко всем единицам. Они следили за надежностью офицеры и обеспечивали пропаганду.

Автор в конце двадцатых оставалась лишь горстка имперских офицеров. корпус, а в новых военных училищах готовили новобранцев. Прием в эти школы был ограничен теми, кого рекомендовал Коммунистическая партия, обеспечивающая армии политически лояльное будущее офицеры.

Мир Ткацкие станки Второй мировой войны …

В 1937 г. — резкая чистка нанесла вред Красной Армии, снизив ее боевой дух. и эффективность незадолго до мировой войны. В июне Маршал Тухачевский, первый заместитель военного комиссара, который, несмотря на богатое семейное прошлое с самого начала с большим успехом служил делу Советского Союза, и семь других генералов были признаны виновными в заговоре с целью предательства Советский Союз в Японию и Германию.Все были расстреляны. Многие другие высокопоставленные Обвиняемые в причастности офицеры были отправлены в трудовые лагеря. Этот «предательство» оказалось полностью сфабрикованным. Сталиным и ни один офицер не был виноват.

После Первоначальные неудачи в войне, армия была реорганизована, чему способствовали огромное количество призывников и необъятность территории. Штрафным батальонам давали суицидальные задания.К концу войны Советская Армия насчитывала более 11 миллионов солдат и офицеров.

Послевоенная эпоха

В В 1946 году из названия вооруженных сил было убрано слово «красный». И без того высокое социальное и моральное положение офицеров только повысилось. во время холодной войны.Офицерам хорошо платили, жили в специальных квартирах, и получили другие привилегии. Новобранцы содержались в суровых условиях. условий и подвергнуты безжалостной дисциплине в сочетании с политические убеждения. Новобранцы подлежали так называемому «дедовщина» — обряд посвящения в избиение и издевательства. старшими солдатами. («Дед» — дедушка по-русски, солдат в последний год его службы).


Советский Военные командиры Кори, Ворошилов, Уборевич, Каменев и Гамарник во время парада, Москва 1936 г.


Во время распада Советского Союза армия сыграла определенную роль в изменениях не один раз, к лучшему или к худшему. В 1991 г. попытка государственного переворота против президента Горбачева, левые политики нашел союзников в лице армейских чиновников, которые были недовольны изменениями.Тысячи советских офицеров лишились привилегированных должностей в Восточная Европа из-за вывода войск Горбачевым там со времен Второй мировой войны — потеря высоких зарплат, выход на иностранные магазины и легкий образ жизни. Однако в 1993 году армия осталась верной. президенту Ельцину, защищал телевидение и атаковал Парламент, когда левый законодательный орган хотел вытеснить Президент.


Русский солдаты приближаются к Будапешту,
Декабрь 1944 года
Сегодня, позиция армии до сих пор иногда остается неясной. Заработок офицеров относительно низкая задолженность по заработной плате снова и снова усложняет жизнь, в то время как многие подразделения были демобилизованы. Численность российской армии сохраняется идет вниз, но это все еще сила, с которой мир должен считаться.
Сделал вы знаете:

…. дюйм в дни гражданской войны в 1918-20 гг. красные часто задерживали свои Царские белые враги осматривают свои руки. Мягкие руки означали «буржуи» и расстреляны на месте на блокпостах. Буржуи научились замачивать руки в спирте, чтобы растрескивать кожу и втирать в них грязь.Большевики убили и гражданскую буржуазию. и интеллигенция за ношение белых воротничков. Революционный солдат в такого «белого воротничка» можно было запросто застрелить на улице без любые судебные разбирательства.

…. Троцкого подход к бывшим имперским офицерам заключался в том, чтобы «прижать их, как лимоны, а затем выбросить их ». Каждый профессиональный офицер вниз за командиром роты следил комиссар.Нет действующего заказа если он не был подписан обоими. Когда они отступили в бегстве, сначала Комиссара, затем офицера расстреляли.

…. Троцкий командовал во время Гражданской войны из своего бронепоезда. Он путешествовал 100000 километров в ней за три года. Были установлены пулеметы, легкая артиллерия, печатный станок, радиовещание и планшет для его командирского автомобиля Rolls Royce.Он нес большое количество табака и духовой оркестр в поезде, чтобы поднять боевой дух войск.

Авторские права на фото Государственный документальный фильм России Фотоархив Красногорск

РАО> Галерея> Красная Армия

33 цветных фотографии, оживляющих кошмар Восточного фронта Второй мировой войны

Ценой более 30 миллионов жизней Гитлер был бы наконец побежден — Советами.

1 из 34

Немецкий пехотинец идет к телу убитого советского солдата и горящему легкому танку БТ-7 на юге Советского Союза в первые дни операции «Барбаросса». 1941 г. Немецкий федеральный архив / Федеральный архив Германии / Райан Стеннес

2 из 34

Бегемот Белль и ее смотритель Евдокия Дашина во время блокады Ленинграда в 1943 году. Белль пережила войну благодаря Дашиной.В 1941 году по всему городу отключили воду, а бассейн Белль был пуст, поэтому ее кожа начала высыхать и трескаться. Ежедневно Дашина таскала из Невы 40-литровую бочку с водой и натирала страдающего бегемота камфорным маслом. В конце концов кожа Белль зажила, и она смогла спрятаться под водой во время воздушных налетов. BigPicture.ru/Ryan Stennes

3 из 34

Брошенная лошадь стоит среди руин Сталинграда в декабре 1942 года. AP / Ryan Stennes

4 из 34

Снайперы Красной Армии собираются перед уходом на фронт.1943. Красуцкий / AFP / Getty Images / Райан Стеннес

5 из 34

Осенью 1942 года немецкий солдат вывешивает нацистский флаг на здании в центре Сталинграда. НАРА / Райан Стеннес

6 из 34

Советский солдат стоит на страже пленного немецкого солдата. Февраль 1943 года. Через несколько месяцев после того, как Советский Союз был окружен в Сталинграде, остатки немецкой 6-й армии сдались после ожесточенных боев и голода, унесших жизни около 200 000 человек.Deutsches Bundesarchiv / Федеральный архив Германии / Ryan Stennes

7 из 34

Удрученный немецкий гренадер с пулеметом на плече перед горящим зданием во время отступления немцев в России. 1944 г. Keystone / Getty Images / Райан Стеннс

8 из 34

В октябре 1942 года немецкий пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87 «Штука» атаковал во время Сталинградской битвы. Немецкий федеральный архив / Федеральный архив Германии / Райан Стеннес

9 из 34

Руины Сталинграда — почти полностью разрушенные примерно за шесть месяцев жестокой войны — вид с самолета после окончания боевых действий в конце 1943 года.Майкл Савин / Waralbum.ru / Райан Стеннес

10 из 34

Румынских солдат, запряженных верблюдом на Сталинградском фронте. Сентябрь 1942. Портфолио Мондадори через Getty Images / Ryan Stennes

11 из 34

Советские солдаты атакуют во время блокады Ленинграда. 1 января 1943 года. Всеволод Тарасевич / Российское международное информационное агентство через Wikimedia Commons / Райан Стеннес

12 из 34

Трое российских сирот войны стоят среди руин того, что когда-то было их домом, в конце 1942 года.После того, как немецкие войска разрушили дом семьи, они взяли родителей в плен, оставив детей брошенными.AP / Ryan Stennes

13 из 34

Пленных евреев, участвовавших в восстании в Варшавском гетто, нацистские войска выводят из города маршем из города, Варшава, Польша, 19 апреля 1943 года. Фредерик Льюис / Getty Images / Райан Стеннес

14 из 34

Генрих Гиммлер осматривает лагерь для военнопленных в России. c. 1941 г.С. Национальное управление архивов и документации / Wikimedia Commons / Райан Стеннес

15 из 34

Немецкие солдаты проходят мимо Адольфа Гитлера во время своей кампании в Польше. 2 апреля 1940 г., Германский федеральный архив / Wikimedia Commons / Райан Стеннес

16 из 34

Немецкие военнопленные, захваченные в ходе Сталинградской битвы. 1942 или 1943, Sovfoto / UIG via Getty Images / Ryan Stennes

17 из 34

Извилистая линия тянется к далекому горизонту, когда немецкие солдаты, разгромленные из своих последних фортов в окрестностях Сталинграда, направляются в лагеря для военнопленных.c. 1943. Keystone / Getty Images / Райан Стеннс

18 из 34

Командир отряда нацистских казаков на действительной службе в Харьковской области Украины, 21 июня 1942 г. AP / Ryan Stennes

19 из 34

Немецкий броневик среди обломков советской крепости Севастополь на Украине 4 августа 1942 года. AP / Ryan Stennes

20 из 34

Российские снайперы сражаются на Ленинградском фронте во время метели.1943. Архив Хултона / Getty Images / Райан Стеннс

21 из 34

Украинские кавалеристы на параде перед Гансом Франком, нацистским генерал-губернатором оккупированной Польши. Львов, Украина. Сентябрь 1939 г., Wikimedia Commons / Ryan Stennes

22 из 34

Старая немка идет по дымящимся руинам Берлина после того, как город был захвачен Красной Армией. 1945. Совфото / UIG / Getty Images / Райан Стеннес

23 из 34

Зимой 1942 года жители Ленинграда окунаются в воду из прорвавшейся магистрали во время почти 900-дневной блокады Ленинграда немецкими захватчиками.Не имея возможности захватить город, немцы отрезали его от мира, нарушив работу коммунальных служб и более двух лет обстреливая город. AP / Ryan Stennes

24 из 34

Казимира Мика, 12-летняя польская девочка, оплакивает смерть своей 14-летней старшей сестры Андзии, которая была убита в поле в Варшаве во время налета немецкой авиации. Фотограф Жюльен Брайан описал эту сцену: «Когда мы ехали по небольшому полю на окраине города, мы опоздали всего на несколько минут, чтобы стать свидетелями трагического события, самого невероятного из всех.Семь женщин копали картошку в поле. В их районе не было муки, и они отчаянно нуждались в пропитании. Вдруг из ниоткуда появились два немецких самолета и сбросили две бомбы всего в двухстах ярдах от небольшого дома. Две женщины в доме погибли. Картофелекопатели падали плашмя на землю, надеясь остаться незамеченными. После того, как бомбардировщики ушли, женщины вернулись к своей работе. Им нужно было есть. «Но нацистские летчики не были удовлетворены своей работой. Через несколько минут они вернулись и спикировали на расстояние двухсот футов от земли, на этот раз обстреляв поле пулеметным огнем.Две из семи женщин погибли. Остальным пятерым каким-то образом удалось сбежать. «Пока я фотографировал тела, к нам подбежала маленькая десятилетняя девочка и застыла, ошеломленная одним из мертвых. Женщина была ее старшей сестрой. Ребенок никогда раньше не видел смерти и не мог понять, почему ее сестра не разговаривай с ней … «Девочка с недоумением посмотрела на нас. Я обнял ее и крепко обнял, пытаясь успокоить. Она плакала. Так же поступали я и два польских офицера, которые были со мной.»Жюльен Брайан / Wikimedia Commons / Райан Стеннес

25 из 34

Солдаты Красной Армии поднимают советский флаг над Рейхстагом во время битвы за Берлин. 2 мая 1945 года. Евгений Халдей / Wikimedia Commons / Райан Стеннес

26 из 34

Осенью 1942 года советские солдаты продвигаются сквозь развалины Сталинграда. Георгий Зельма / Waralbum.ru / Райан Стеннес

27 из 34

Уличные бои в Берлине во время битвы за контроль над столицей.Иван Шагин / Getty Images / Райан Стеннес

28 из 34

Немецкие гестаповцы казнили русских крестьян. Сентябрь 1943 г. Это фото было сделано немецким солдатом, захваченным Красной Армией. Совфото / UIG через Getty Images / Ryan Stennes

29 из 34

Немецкие солдаты при поддержке бронетранспортеров вторгаются в горящую русскую деревню в неизвестном месте 26 июня 1941 г. Имгур / Райан Стеннес

30 из 34

Советские солдаты, лежа на спине, стреляют по самолетам противника в июне 1943 года.Waralbum.ru/Ryan Stennes

31 из 34

Моторизованная колонна вермахта встречает украинские женщины у въезда в украинское село. 22 июня 1941 г., Sueddeutsche Zeitung Photo / Alamy Stock Photo / Ryan Stennes

32 из 34

Русская женщина смотрит, как горит здание где-то в 1942 году. НАРА / Райан Стеннес

33 из 34

Девушки собирают пулеметы на российском заводе. 1943 г.Материалы для искусства / Коллекционер / Getty Images / Райан Стеннес

34 из 34

Нравится эта галерея?
Поделиться:

33 цветных изображения, запечатлевшие бесконечную жестокость Восточного фронта Второй мировой войны

В США больше всего внимания уделяется Западному фронту Второй мировой войны. День «Д», Битва за Балдж, нацистская оккупация Франции — все это вызывает яркие образы в коллективном воображении Америки.Но именно на Восточном фронте войны между нацистской Германией и Советским Союзом произошли одни из самых варварских боев в войне.

Советский Союз и нацистская Германия подписали пакт о ненападении в августе 1939 года, в котором каждая страна согласилась не воевать друг с другом в течение 10 лет.

По условиям сделки Советский Союз приобретет Литву, Эстонию, Латвию, а также восточную половину Польши.

Таким образом, западная половина Польши, граничащая с Германией, могла быть захвачена нацистами без боя со стороны Советов — именно это и сделал Адольф Гитлер 1 сентября, через девять дней после подписания пакта.Именно это вторжение положило начало Второй мировой войне в Европе.

Обе стороны тайно знали, что они, по всей вероятности, вступят в войну друг против друга, но их договор дал им время для подготовки. Гитлер сосредоточился на расширении своего влияния в Западной и Центральной Европе — во Франции, Дании, Бельгии и других странах — в то время как Иосиф Сталин собрал миллионы советских людей, в основном осужденных и политических заключенных, в лагеря для выполнения принудительных работ.

Операция Барбаросса начинается на Восточном фронте

Но 22 июня 1941 года все изменилось.Гитлер нарушил нацистско-советское соглашение, начав операцию «Барбаросса», вторгнувшись в Советский Союз от Балтийского моря на севере до Черного моря на юге с участием примерно 3-4 миллионов человек. Около четверти сил Оси не были немцами, среди них было много венгров, румын, финнов, украинцев и других.

В течение недели немецкие войска продвинулись на 200 миль вглубь советской территории. За пару месяцев 2,5 миллиона советских солдат были убиты, ранены или пропали без вести. К декабрю эта цифра взлетела почти до 7 миллионов — нынешнее население Лос-Анджелеса и Чикаго вместе взятых.

Бой был безжалостным; обезглавливания и массовые изнасилования происходили ежедневно. Вместо того, чтобы депортировать евреев и цыган в концентрационные лагеря, 3000 членов немецких айнзатцгрупп — буквально «оперативные группы» — убивали мирных жителей в своих городах и деревнях. Они убили более 1 миллиона мирных жителей, обычно в ходе массовых расстрелов.

Но немцы получили реальную проверку, как только наступила суровая российская зима. Ожидая быстрого распада Советского Союза — «Достаточно только выбить дверь, и вся гнилая постройка рухнет», — сказал Гитлер перед вторжением. Немцы не готовились к длительной войне.

Нацисты, очевидно, также не предвидели, сколько времени потребуется, чтобы пересечь просторы России и осадить Москву, которая находится в 1000 милях к востоку от Берлина. К тому времени, когда немцы подошли к Москве, эффективность их действий была исчерпана. В том году Красная Армия отбила немцев, когда они пытались взять Москву.

Разорение под Сталинградом

Но Гитлер нацелился на более стратегическую победу. В 1942 году он стремился захватить и разрушить Сталинград, промышленный город на юго-западе России, который был основным производителем артиллерии для советских войск.Река Волга была также важным морским маршрутом, соединяющим город с Черным и Каспийским морями.

Сталинград был самым крупным и кровопролитным сражением не только во Второй мировой войне, но и в истории войн. За пять месяцев десятков немецких авиаударов и жестоких рукопашных боев 2 миллиона человек были убиты, ранены или взяты в плен. Многие из убитых были мирными жителями; десятки тысяч человек были отправлены в лагеря рабского труда в Германии.

Битва оставила город Сталинград — некогда экономический центр с населением 400 000 человек — в полных руинах.Как и на всем Восточном фронте, мужчинам, женщинам и детям приходилось отчаянно искать пищу и воду.

Обе стороны понесли тяжелые потери под Сталинградом, но окруженная немецкая армия внутри Сталинграда в конечном итоге сдалась Советам. Это закончилось одним из самых решающих сражений войны, вынудившим немцев отступить до их окончательной капитуляции 9 мая 1945 года после битвы за Берлин.

Выше в полном цвете оживлены фотографии кровопролитных сражений и повседневных сражений Восточного фронта.Взглянуть.


После просмотра этих полноцветных фотографий Восточного фронта Второй мировой войны обратите внимание на другие цветные фотографии войны. Затем узнайте о более чем миллионе забытых африканских солдат, вынужденных сражаться во Второй мировой войне.

Необычные фотографии выживания и страданий Валерия Фаминского

Сотрудники канцелярии выстроились в очередь, чтобы поздороваться с ним в бункере Новой Рейхсканцелярии. Выйдя на улицу, чтобы похлопать по плечу нескольких мальчиков, едва достигших подросткового возраста, он снова исчез в подполье: отряд Гитлерюгенда стал свидетелем последнего публичного выступления фюрера.Это было 20 апреля 1945 года, не только в день рождения Гитлера, но и в день, когда Красная Армия начала штурм центра Берлина.

Если бы Гитлер отважился зайти дальше садов канцелярии, он увидел бы мрачные доказательства самого разрушительного воздушного налета на город, совершенного более чем тысячей американских бомбардировщиков за месяц до этого. Хуже должно было случиться, поскольку нарастающий грохот грома от артиллерийского обстрела указывал на близость советских войск.К 29 апреля произошла стрельба внутри трех внутренних оборонительных колец столицы, которые Гитлер приказал защищать «до последнего человека и до последнего выстрела». На следующий день он покончил жизнь самоубийством.

Валерию Фаминскому был 31 год, когда он сопровождал наступление русских на окраины Берлина и в самое сердце центра. Фотокорреспондент с опытом работы на различных фронтах в Восточной Европе, его нынешняя работа заключалась в составлении фотографической документации медицинских учреждений для раненых солдат.Армейская аккредитация позволила ему свободно перемещаться по городу и воочию стать свидетелем крушения нацистского правления — физического, психологического и идеологического.

Фаминский, намного превышая свой срок, сделал свои собственные фотографии мирных жителей Германии и советских солдат в сценах мирной жизни. Когда война закончилась, он вернулся в Москву со своим архивом негативов, и, похоже, они оставались неизвестными до его смерти и его жены.Их обнаружили родственники, которые, не проявляя особого интереса к коллекции, выставили их на продажу в Интернете.

были куплены в 2017 году фотографом (обе бабушки были вывезены на принудительные работы из Украины в Германию), их важность была признана, и теперь они опубликованы в немецком / английском издании.

Битва в Берлине длилась до 2 мая, и ее интенсивность сказалась на всех жителях города.Начиная с танков и гаубиц, она кончилась огнеметными и уличные перестрелки с применением гранат и пулеметов; в рейхстаге дело сводилось к рукопашным боям. Всего в битве погибло около 175 000 немецких и русских солдат и более 20 000 граждан.

После боев сексуальное насилие в отношении женщин произошло в ужасающем масштабе — 100 000 может быть консервативной оценкой числа изнасилований — главным образом, как говорит историк Ричард Дж. Эванс, из ненависти к враждебной нации.Миллионы граждан были убиты во время нацистского вторжения на советские земли, а беззащитные взрослые, с которыми столкнулись мстительные солдаты в Берлине, были в основном женщинами.

Приглушенный героизм

Фотографии Фаминского не похожи на другие знакомые и известные фотографии Второй мировой войны, такие как поднятие красного флага над Рейхстагом или флаг США на Иводзиме. Первой из них была постановочная фотосессия, возможно, и фотосессия на Иводзиме, но явного журналистского импульса в работе Фамински нет.

Когда он присутствует на чтении официальной капитуляции Германии 8 мая, он встает рядом с офицером с мегафоном и создает вокруг него нетеатральную сцену: тихую улицу с двумя молодыми женщинами, смотрящими на что-то позади диктора, и аудитория горстки детей. Эффект от видения того, что составляет исторический момент в мировой истории, менее чем удивителен; мальчик, обращающий внимание на припаркованную на дороге советскую машину, полностью ее игнорирует.

Чтение капитуляции на улицах Берлина 8 мая 1945 года. Фото: Валерий Фаминский.

Знаменитые фотографии флагов над Рейхстагом и на Иводзиме наполнены чувством героизма. Солдаты становятся актерами драмы, основанной на боевых действиях, главными героями, осознающими свою роль в могущественном историческом конфликте. Композиции обладают артистизмом и могут быть представлены на больших полотнах в высоком стиле исторической живописи.То, что мы видим, может не обладать той документальной прозрачностью, которую мы хотели бы им придать, но такая моральная ценность придается тому, что провозглашают символические акты — поражение фашистского этнонационализма, — что изображения фотографий наполнены огромной поэтической ценностью правды.

Фаминский не прочь сфокусировать объектив своей Leica на солдат и высокопоставленных офицеров в последние дни войны и первые дни мира.Но героизм приглушен, и вместо этого они проявляются в обычных ситуациях, таких как посещение раненых, чистка их винтовок, общественное времяпрепровождение, просматривая журнал или позируя перед танком.

Пафос приглушен, что особенно заметно на трех фотографиях, сделанных, когда отряд из 30 человек собирается на тротуаре. К ним обращается единственный выживший и сильно забинтованный член экипажа танка, а затем стреляет в воздух в память о тех, кто не выжил.

Мы видим лица людей, совершающих неустановленный акт поминовения, который необходим и, вероятно, сердечен, но не является поводом для выражения печали. Запечатлеть неотрепетированные моменты реальности, подобные этому, — это самая суть документальной фотографии в лучшем виде.

Транспортировка раненых с поля боя с собаками. Около Зееловских высот, апрель 1945 года.Фото: Валерий Фаминский.

Взгляд Фаминского, обращенный не к триумфализму, а к бедственному положению людей, далек от того, чтобы видеть немецких мирных жителей, которые делят с ним улицы, пока он перемещается по побежденной столице. Многие из более чем 100 изображений в этой прекрасно оформленной фотокниге — это реакция на их присутствие. В основном женщины, дети и мужчины старшего возраста, они укрылись в подвалах, освещенных свечами, и начали бороться за существование в разрушенном мире.

Вездесущий фон обрушившихся зданий и сломанной каменной кладки означает не просто остатки среды обитания людей, но фрагменты сломанного социального и идеологического порядка.Люди трудятся в поисках пищи и убежища, цепляясь за свое дезориентированное чувство идентичности так же опасно, как и физические руины, которые вокруг них бросают вызов гравитации и остаются стоять.

Каждый берлинец носит с собой что-то, драгоценное или жизненно важное, в сумках или связках. Одинокая женщина, которую видели читающей письмо, — это редкий момент близости, но, учитывая насилие, совершенное в отношении женщин, это аномально. Неизвестно, знал ли фотограф о систематических изнасилованиях, происходящих внутри разрушенных зданий.

Берлин, май 1945 года (Marchlewskistrasse, ранее Memeler Strasse). Фото: Валерий Фаминский.
Запечатлеть выживание и страдания

Эстетическое качество работы Фамински — уличная фотография в крайнем случае (есть только несколько снимков в помещении) — основано на сочувствии к страданиям выживших в войне, но сострадание сохраняется на почтительном расстоянии и нет эмоциональное потакание чужой боли. Умиротворение с тяжелыми лишениями не демонстрируется само по себе, и записи этого остаются сдержанными, как рука советского командира танка, удерживаемая для поддержки одной стороны своего раненого тела.

Для военного фотографа, который не только состоит в армии своей страны, но и работает в ней, способность Фаминского не принимать чью-либо сторону является выдающейся. Его фотографии советских солдат, несущих своих товарищей и ухаживающих за ними на носилках и повозках, запряженных лошадьми и собаками, сочетаются со сценами гражданских лиц, тащащих тележки с багажом. Он даже не бессознательный пропагандист тех, кто на стороне победителей.

Берлин, май 1945 года (Ноэльднерштрассе, бывшая Принц-Альберт-штрассе; на заднем плане Стрелковая башня).Фото: Валерий Фаминский.

Ужасная расплата Берлина выпала не только его взрослым гражданам, многие из которых в той или иной степени несли ответственность за нацистский ужас. Есть что-то неприличное в том, чтобы приписывать коллективную вину целому народу, но это неизбежно, и послевоенная Германия пришла к тому, чтобы признать это образцовым образом.

Это было также время расплаты для советских граждан, взявших на себя оружие в децивилизационном конфликте, который, наконец, подошел к концу.Столько мирных жителей погибло, как солдат, ошеломляющие 20 миллионов жизней только в Европе (вместе взятые американские и британские потери составили один миллион), но это не помешало молодому российскому фотографу смотреть на берлинцев на улице и видеть в них больше жертв, чем врагов. .

Уникальным достижением Валерия Фаминского, родившегося в Москве в 1914 году в семье родителей, прослуживших в рядах Красной Армии от Октябрьской революции до окончания гражданской войны, было то, что он стал свидетелем для потомков тяжелых испытаний советской и немецкой власти. мужчины и женщины, которые выжили и пострадали в Берлине в мае 1945 года.

Берлин Май 1945 г. Издается Buchkunst Berlin.

Советские фотографии, открывающие глаза — BBC Culture

Советские фотографии, открывающие глаза

(Изображение предоставлено: авторское право предоставлено галереей Atlas)

На новой выставке советской фотографии представлены изображения, которые были одновременно пропагандистскими и художественными экспериментами.Фиона Макдональд рассказывает своим кураторам о прозрачной границе между правдой и записанными событиями.

O

2 мая 1945 года трое солдат и фотограф из Красной Армии поднялись на крышу Рейхстага в Берлине, городе, который они только что освободили от нацистов. Один солдат вскарабкался на небольшую башню, подняв вверх то, что выглядело как советский флаг. Позади него мрачные силуэты немецких героев, вылепленные из камня, неуклонно шагали через край. Снимок, сделанный в тот момент, стал классикой военной фотографии и интересным уроком о стирании границ между правдой и историей.

Евгений Халдей, Знамя Победы, Берлин, май 1945 г. (Источник: авторские права предоставлены галереей Атлас)

Знамя Победы Евгения Халдея появляется на новой выставке «Шедевры советской фотографии» в галерее Атлас в Лондоне. «С ним связана такая замечательная история, а также ощущение тайны», — сказал BBC Culture соучредитель Atlas Бен Бёрдетт. «Это был постановочный снимок, но постановочный по уважительным причинам, потому что в тот момент, когда баннер был впервые поднят, не было фотографа, который мог бы запечатлеть это событие.На следующий день фотограф вернулся с солдатами и переустановил его, потому что они хотели сфотографировать советское знамя над Рейхстагом ».

Примерно так:
— История картины, которая боролась с фашизмом
— Может ли пропаганда быть большим искусством?
— Ранние советские изображения, которые предвещали фальшивые новости.

Не имея знамени, солдаты несли кусок ткани, который, как позже говорят, был сшит из трех красных скатертей дядей фотографа, с пришитыми серпом и молотом.Согласно New York Times, отец и сестры Халдея были убиты нацистами — увидев фотографию поднятого флага Иводзимы, сделанную Джо Розенталем чуть более двух месяцев назад, он попросил своего дядю создать импровизированный флаг и взял его в Берлин, чтобы он мог создать свою собственную версию культового изображения.

Макс Альперт, Сражение !, 1942 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлено автором с разрешения галереи Атлас)

«Это стало одной из самых исторических картин войны», — говорит Бурдетт.«А потом выяснилось, что тогда солдаты забрали ценности у убитых немцев, а у человека на переднем плане фотографии на запястьях были украденные часы. Впоследствии российские власти решили, что это было не то, что они хотели, потому что на нем были показаны солдаты, отбирающие ценности у немецких солдат. Более поздние версии изображения были отретушированы: есть одна версия, на которой солдат изображен с тремя часами — двумя на одном запястье и одним на другом — но в большинстве из них он носит только одни часы или ни одного.Это похоже на умирающий припой Роберта Капы, в каком-то смысле это его русская версия — это классическая военная картина ».

Реальность кусается

Фотография представляет собой неоднозначность, которая объединяет другие изображения на выставке, все они взяты из личной коллекции 95-летнего фотографа Льва Бородулина. Они резко провозглашают сильный Советский Союз — и одновременно предлагают нюансы с помощью экспериментальных методов. «Иногда возникает первое впечатление, прежде чем открывается совершенно другая картина, когда вы знаете ее историю», — рассказывает Би-би-си сокуратор выставки Майя Кацнельсон.«Советские фотографы создавали настоящие шедевры, создавая грандиозный миф о советской цивилизации. Я считаю их действия сродни героизму. Чтобы сделать, с одной стороны, идеологически правильные фотографии, а с другой, в узких пределах, разрешенных, искать максимальное художественное выражение ».

Лев Бородулин, Пирамида, Москва, 1954 г. (Источник: авторские права предоставлены галереей Атлас)

«Бородулин сам был фотографом советских времен, сделавшим много ныне известных снимков 1950-1970-х годов, живущих в Советском Союзе. Россия — преимущественно спортивные мероприятия, все спортивное и в целом героическое », — говорит Бурдетт.Руководствуясь тем, что Атлас описывает как «стремление к сбору и сохранению изображений времен, когда искусство было ограничено служением советской социалистической повестке дня», Бородулин за последние 70 лет собрал коллекцию, содержащую около 10 000 изображений. Он в основном охватывает период от русской революции до 1960-х годов с фотографиями, собранными из журналов, архивов и агентств, таких как ТАСС.

«Эта коллекция спасла многие фотографии от разрушения, это была одна из первых коллекций советской фотографии», — говорит Кацнельсон.Образы времен Второй мировой войны для нее особенно впечатляют, охватывая разные периоды. «Время, когда фотожурналисты на грани жизни и смерти творили шедевры. Некоторые из этих работ подняли дух всей страны; некоторые из них были спрятаны в архивах долгое время и не видели свет в течение десятков лет после окончания войны ».

Яков Халип, Торпедо, Балтийский флот, 1936 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлен художником с разрешения галереи Атлас)

Бородулин находит в этих изображениях особый смысл.«Для меня это очень личное дело», — говорит он BBC Culture из своего дома в Тель-Авиве. «Многие из моих родственников были убиты, если не все, я дважды был ранен, я был в отряде, который воевал от Москвы до Берлина. Он изменил мою жизнь и жизнь страны, изменил жизни всех людей, которых я знал. И я хочу, чтобы люди не забывали об этом ». Когда Халдей запечатлел на своей фотографии падение Берлина, у Рейхстага все еще был перекрестный огонь: по словам Бородулина, Халдей рисковал своей жизнью, чтобы создать этот образ.Позже они сблизились. «Халдей был моим личным другом, мы провели вместе много часов, вспоминая войну… и каждый раз, когда я приходил в небольшую фотостудию, где он жил, я видел это изображение, размером примерно один метр в ширину, и мы сидели перед ним. ”

Самари Гурари, Черчилль, Рузвельт и Сталин в Ялте, 1945 г. (Источник: авторское право предоставлено галереей Атлас)

Коллекция предлагает новый путь в русскую историю. «Он обширен, охватывает всю сталинскую эпоху, весь советский период, Вторую мировую войну, холодную войну и другие периоды», — говорит Бёрдетт.«Некоторые из них были сняты в самые мрачные годы сталинской эпохи — с исторической точки зрения они представляют собой удивительный ресурс, позволяющий увидеть развитие и строительство современной России, особенно в тяжелой промышленности и сельском хозяйстве».

Семен Фридлянд, Волжаноцкая (Девушка из Поволжья) (Источник: авторское право предоставлено галереей Атлас)

Но Бурдетт и Кацнельсон были особенно привлечены к другому аспекту коллекции, выходящему за рамки исторических записей. «Нас больше интересовало развитие эстетики советской фотографии и художественный подход: конструктивисты, группа« Октябрь »- русский эквивалент Баухауза, — говорит Бурдетт.«Мы отбирали работы таких мастеров среды, как Аркадий Шайхет, Яков Халип, Александр Родченко и Борис Игнатович».

Александр Родченко, Лили Брик, 1926 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлено автором предоставлено галереей Atlas)

Один из центральных элементов этой советской эстетики был продиктован политическим ландшафтом, в котором работали фотографы. «Общей характеристикой многих фотографий является фальшивое торжествующее возбуждение, которое фотографы пытались запечатлеть на лицах людей, которых они фотографировали.То, что в изображениях присутствует пропагандистский элемент, является очень очевидным аспектом. Это эстетика, которая стала довольно модной, потому что она странная — очень мелодраматичная ».

Аркадий Шайхет, комсомолец за колесом, Балахна, 1929 г. (Фото предоставлено художником с любезного разрешения галереи Атлас)

Но есть еще один ключевой элемент в советской фотографии, который далек от триумфальных проявлений могущественного государства. «Во многом это характеризует степень экспериментирования и импровизации, которых вы не увидите на Западе», — говорит Бёрдетт.«Российские фотографы разработали этот особый взгляд на фотографию, который включал разные подходы, такие как необычное кадрирование и ракурсы камеры — в большинстве случаев ракурсы кадрированы по диагонали, а не в квадрате; они смотрят на предметы сверху или снизу, а не прямо; они часто используют фотомонтаж и коллаж ».

Александр Родченко, Пожарная лестница, 1925 г. (Фото предоставлено галереей Атлас)

Конструктивисты «идентифицировали себя с политической революцией как художники-новаторы и намеревались построить новый мир с помощью средств нового искусства», согласно Кацнельсону.«Октябрьская группа» коренным образом изменила прессу. «В течение десяти лет — 1925-1935 — фотография советской прессы была самой авангардной в мире».

Александр Родченко, Девушка с Leica, 1934 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлено художником с любезного разрешения галереи Atlas)

Даже когда авангард потерял популярность, фотографы раздвигали границы. По словам Кацнельсона, «это было время« социалистического реализма »- реалистичного по форме и социалистического по содержанию… [и] портрет должен был излучать оптимизм, волю к победе и силу духа».

Яков Калип, На страже, 1937 (Фотография по эскизу Родченко) (Фото: авторское право предоставлено галереей Атлас)

Требования пропаганды в некотором смысле поощряли эксперименты, — утверждает Бердетт. «Перед фотографами стояла задача создавать работы, которые выглядели бы торжественно и позитивно, поэтому многие фотографии показывают жизнь в очень драматическом свете — отчасти это происходит благодаря использованию этих необычных углов. Взгляд вверх или вниз на предметы дает драматическое представление о том, что происходит на картинках.»

Владислав Микоша,« Утренняя гимнастика », 1937 г. (Фото предоставлено галереей Атлас)

« Через советскую фотографию можно проследить не только историю страны, но и смену идеологических приоритетов. Что снимать и , как снимать », — утверждает Кацнельсон. Даже к 1960-м годам у эпохи освобождения все еще были свои ограничения, как вспоминает Бородулин, когда его спрашивали, какие из его собственных фотографий ему особенно нравятся. «Вероятно, одна из моих любимых — фотография дайвера, подвергшаяся цензуре как« летающая задница ».Я взял его на своих первых Олимпийских играх в 1960 году в Риме, и это был первый раз, когда я приехал в «капиталистическую» страну. Я был так счастлив сделать это, я только начинал свою карьеру фотографа в журнале Ogoniok… и он был выбран в качестве обложки ».

Лев Бородулин, ныряльщик на обложке журнала «Огонек» (Фото: авторские права предоставлены галереей Atlas)

Тем не менее, журнал подвергся критике со стороны Михаила Суслова, неофициального главного идеолога коммунистической партии, который писал в «Правде», вспоминает Бородулин: « что Огоньоку нехорошо публиковать такие фотографии, потому что они слишком авангардные и слишком формалистичные ».Несмотря на это, он воспринял это как похвалу. «В этой небольшой статье меня назвали мастером, мол,« не подобает такому большому мастеру фотографии, как Лев Бородулин, делать такие снимки »».

Лев Бородулин, «Дайвер», 1960 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлено художником с разрешения галереи Атлас)

Самая последняя фотография на выставке показывает, как развивалось российское общество с 1920-х годов и как эта коллекция может предложить новый взгляд на историю. «Что отличает его от аналогичной коллекции работ аналогичного периода из США, журнала Life или Европы в Picture Post, так это отсутствие изображений знаменитостей», — говорит Бердетт.

Игорь Снегирев, Юрий Гагарин, апрель 1961 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлен авторским правом художника с любезного разрешения галереи Атлас)

«Не было фотографий Мэрилин Монро или Элвиса — не было культуры знаменитостей. Пока вы не дойдете до этой удивительной фотографии Юрия Гагарина в 1961 году. Практически только тогда в России появилась знаменитость в современном понимании — он был первым. Он был необычайно красив и героичен, и был первым человеком, побывавшим в космосе, поэтому он стал знаменитым героем в России — а это 1961 год, который довольно поздно в развитии мировой поп-культуры.Это почти последнее изображение в коллекции, в каком-то смысле оно знаменует конец эпохи ».

Шедевры советской фотографии находится в галерее Атлас в Лондоне до 27 ноября 2018 года.

Если вы хотите прокомментировать эту историю или что-нибудь еще, что вы видели на BBC Culture, зайдите на наш Facebook или напишите нам на Twitter .

И если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельник BBC.com предлагает информационный бюллетень под названием «Если вы прочитаете только 6 статей на этой неделе». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Capital и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Facebook отстраняет российского колориста за «опасные» изображения времен Второй мировой войны

Фото: Климбим (любезно предоставлено)

доля

Facebook отстраняет российского колориста за « опасные » изображения времен Второй мировой войны

Один из ведущих мировых колористов исторических фотографий опасается, что ей навсегда запретят доступ в Facebook и Instagram после многократной блокировки ее аккаунтов.

Русский фото-колорист Ольга Ширнина имеет потрясающую новую работу, готовую опубликовать для нее более 45 000 подписчиков в социальных сетях, но не желает делиться тремя новыми изображениями в Facebook и Instagram, потому что, как она сказала RFE / RL, «меня [отстранят] снова точно. »

Изображение, раскрашенное Ольгой Ширниной, завершенное 26 мая. На фотографии изображена церемония возложения венков в Варшаве в 1939 году, за несколько месяцев до вторжения нацистской Германии в Польшу. Это одно из трех изображений, которые, по словам Ширнины, почти наверняка приведут к блокировке ее аккаунта, если она разместит его в Facebook.

Ширнина (вверху), которая работает под именем Климбим, является профессиональным немецко-русским переводчиком и считается одной из лучших в мире по использованию Photoshop для преобразования исторических черно-белых изображений в цветные.

Московский переводчик и энтузиаст истории говорит, что она часами проводит за компьютером, исследуя, а затем добавляя яркости монохромным историческим изображениям «просто для удовольствия».

Ширнина была представлена ​​на ведущих новостных и художественных веб-сайтах по всему миру и называет ее работы бесплатными, чтобы любой мог использовать их в некоммерческих целях.Фотографии в ее цветной коллекции представляют собой смесь повседневной жизни, портретов и исторической фотожурналистики со всего мира. Ни одна из ее подписей не содержит политических комментариев.

Изображение русского царя Николая II 1916 года, раскрашенное Ширниной

В сентябре 2019 года Ширнина получила свое первое уведомление из Instagram о том, что раскрашенное ею изображение высших нацистских лидеров «нарушает принципы сообщества» и что ее учетная запись может быть удалена, если она разместит аналогичный контент в будущем.

Уведомление из Instagram о том, что Ширнина нарушила правила Instagram в отношении «опасных организаций». Снимок, взятый из Instagram в сентябре 2019 года, показывает встречу Генриха Гиммлера (слева) с послом Германии в Польше Хансом-Адольфом фон Мольтке в 1939 году.

В последующие месяцы еще несколько цветных фотографий Ширниной были удалены из Facebook и Instagram, принадлежащих Facebook.

Ситуация обострилась, когда аккаунт Ширниной в Facebook был заблокирован после того, как она разместила ниже изображение двух нацистских солдат во время боя на Украине.На фото не видно нацистских знаков различия, что говорит о том, что изображение могло быть помечено человеком, а не автоматизацией. Ширнину снова предупредили, что она нарушила правила Facebook в отношении опасных организаций. Это будет первый и последний раз, когда она скажет, что апелляция была успешной.

Двое нацистских солдат в Харькове, Украина, 1943 год.

Политика Facebook в отношении опасных лиц и организаций гласит:

«Стремясь предотвратить и предотвратить реальный ущерб, мы не позволяем организациям или частным лицам, провозглашающим насильственные действия или участвующим в насильственных действиях, присутствовать на Facebook.Сюда входят организации или частные лица, занимающиеся следующими видами деятельности:

Террористическая деятельность

Организованная ненависть

Массовое убийство (в том числе покушения) или множественное убийство

Торговля людьми

Организованное насилие или преступная деятельность

Мы также удаляем контент, который выражает поддержку или похвалу группам, лидерам или отдельным лицам, участвующим в этой деятельности.”

Затем, в начале мая, учетная запись Ширниной в Facebook была приостановлена ​​на три дня — на этот раз за публикацию цветной версии культовой фотографии Евгения Халдея, на которой советские солдаты поднимают свой флаг над Рейхстагом в Берлине в 1945 году. Ее апелляция на решение была отклонена, и она смогла использовать свою учетную запись с более чем 20 000 подписчиков только после трех дней ожидания и отправки отсканированного изображения своих водительских прав, которые Facebook запросил для подтверждения ее личности.

Раскрашенная версия Ширниной культовой фотографии советских солдат на вершине берлинского рейхстага в 1945 году.Полученное Ширниной уведомление о приостановке действия ее аккаунта за размещение изображения Рейхстага.

Ширнина говорит, что она «озадачена» очевидной непоследовательностью изменяющихся правил Facebook, и говорит, что остается неясным, какие изображения могут вызвать постоянный запрет.

«Я работаю с реальными историческими фотографиями, и их невозможно исправить!» она сказала.

Несколько изображений советских лидеров, ответственных за гибель миллионов людей, а также фотографии с четко видимой советской символикой были без проблем опубликованы на ее страницах.

Изображение Владимира Ленина, которое без проблем опубликовали в аккаунтах Ширниной в Facebook и Instagram. Советские лидеры Иосиф Сталин, Михаил Калинин (в очках), Климент Ворошилов и Лазарь Каганович (стоят слева направо) в 1930 году. Среди других актов политического террора все четыре человека стояли за казнью в 1940 году около 22000 высших военных офицеров Польши. , полицейские и ученые, вероятно, окажут сопротивление советскому коммунистическому режиму во время Катынской резни.Ширнина говорит, что это фото также без проблем разместили в Facebook и Instagram.

Радио «Свобода» 28 мая запросило у пресс-службы Facebook разъяснения относительно того, какие исторические изображения представляют собой нарушение их принципов сообщества, но не сразу получил ответ.

Примечание редактора: в более ранней версии этой истории неверно указывалось, что церемония возложения венков имела место в «оккупированной нацистами Польше». Фотография была сделана за несколько месяцев до вторжения нацистов в Польшу.

Взаимодействие с другими людьми

Почему Советы подделали эту культовую фотографию

«Поднятие флага на Иводзиме» и «Поднятие флага над Рейхстагом» — такие же знаковые фотографии времен Второй мировой войны. Оба они — любимые образы победы, и оба были сделаны в память о знаменательных битвах.

«Поднятие флага на Иводзиме» и «Поднятие флага над Рейхстагом». Джо Розенталь, Евгений Халдей

Но советский другой; его части изменены.Фотограф Евгений Халдей наложил темный дым с другой фотографии и изменил контраст, чтобы придать сцене больше драматизма. Приведенное ниже сравнение показывает исходную и измененную версию фотографии.

«Поднятие флага над Рейхстагом» — слева оригинал, справа измененный вариант. Евгений Халдей

Здесь есть что-то более темное. В частности, вторые часы, которые носил один из солдат, вырезаны, чтобы скрыть возможность того, что он грабил.Приведенное ниже сравнение показывает крупный план оригинальной и измененной версии, где нет часов.

Слева исходное фото, справа — измененная. Евгений Халдей

Советское вторжение в Германию включало жестокие акты убийств, изнасилований и грабежей среди гражданского населения, которые рассматривались как месть после вторжения Адольфа Гитлера в Советский Союз, в результате которого погибли миллионы людей, включая женщин и детей.

Посмотрите видео выше, чтобы увидеть, как связаны отсутствующие часы, и подпишитесь на канал Vox на YouTube, чтобы увидеть больше видео.

Исправление: В видео мы ошибочно использовали «Россия» и «Русский» как синонимы «Советский Союз» и «Советский». Советский Союз был многоэтнической федерацией, и действительно многие нерусские приняли на себя основную тяжесть первого вторжения Гитлера в 1941 году. Мы сожалеем об ошибке, особенно в отношении советского солдата, поднявшего флаг на фотографии, Алексея Ковалёва, который является украинцем.

Кроме того, мы неточно указали, что фотография Джо Розенталя была сделана после битвы при Иводзиме. Хотя захват Mt. Сурибачи был важным моментом в битве, но это еще не конец, и на самом деле трое из шести морских пехотинцев были позже убиты в бою на Иводзиме.

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *