Колокольню: Красота, которая окрыляет — Российское фото

Содержание

Колокольня — это… Что такое Колокольня?

Колоко́льня — башня, на которой установлен один или более колоколов, обычно является частью церкви. Квадратная (реже круглая) в основании колокольня, стоящая отдельно от основного здания храма, в западноевропейской архитектуре часто называется итальянским словом «кампанила».

Назначение

Как правило, в колокола звонят для призыва на церковную службу, отмечания времени и особых событий, таких как свадьба (венчание), похороны (отпевание), или, особенно в старые времена, для призыва к защите города или для сигнала о пожаре.

Кроме колоколов на колокольне может иметься карильон, особенно в Европе. В современных постройках вместо тяжелых колоколов для извлечения звуков иногда устанавливают небольшие металлические прутья, вибрация от которых усиливается с помощью электроники и выводится через громкоговорители.

История

Первые колокольни представляли собой круглые башни, стоявшие отдельно от здания храма. Самые древние колокольни, известные истории, располагались при соборе Св. Иоанна Крестителя на Латеранском холме и в соборе Святого Петра в Риме.

В VI века в Равенне рядом с базиликами Сант-Аполлинаре-Нуово и Сант-Аполлинаре-ин-Классе были возведены высокие колокольни-ротонды. Башни — круглые, фасады расчленены карнизами, этажи обозначены окнами, которые освещают внутренние лестницы. Оконные проёмы нижних этажей окаймлены простыми полуциркульными арками, верхних — двойными и тройными.

C начала XI века В Западной Европе колокольни начали возводить повсеместно в качестве дозорных башен, с которых, в случае опасности, была возможность наблюдать приближение неприятеля и предупредить жителей.

Романская архитектура

Сант-Аполлинаре-ин-Классе

Иметь колокольню при церкви стало считаться признаком силы и власти. Если ранее колокольни возводились отдельно, то со временем её стали воздвигать в единстве со зданием храма, над его главным входом. Позже появилось две башни: с обеих сторон притвора либо на концах боковых нефов, примыкающих к трансепту. Иногда башню располагали над пересечением продольного корпуса с трансептом, а иногда во всех этих местах одновременно. Таких храмов со множеством колоколен много в Нормандии, где небольшие церкви имеют три, большие соборы — пять, а некоторые — большее число башен. Так, в реймсском соборе семь колоколен, а в ланском — девять.

Форма башен менялась во времени и зависела от местности и зодчих. Изначально колокольни были круглыми в плане. После они трансформировались в четырёх- и восьмигранные, сужающиеся кверху. Обычно башня была в несколько ярусов, в каждом из которых делались отверстия для пропускания звука и света. Эти отверстия и окна обрамлялись двулопастнымы и трёхлопастными арками и создавался трифорий, что было обычным явлением в романской архитектуре.

Крыши башен часто покрывались свинцом, но иногда каменными плитами и черепицей. Формой покрытия башен был остроконечный конус, но чаще форма была четырехгранной или восьмигранной пирамидкой, у основания которой по углам башни ставились четыре небольшие главки или балдахина.

Готика

При переходе к готике изменяется общий вид колоколен и их количество уменьшается. Теперь колокольня остаётся одна — посередине главного фасада, либо две — симметрично по обе стороны главного, западного фасада.

Готические колокольни имеют в плане квадрат, состоят из нескольких этажей, постепенно суживающихся кверху. Высота этажа зависит от удаления от земли — чем дальше, тем выше. На каждой стороне каждого этажа имеется одно- или двухчастное стрельчатое сложное окно.

Тело колокольни незаметно переходит в восьмигранную пирамидальную остроконечную крышу. В поздней готике кровля становится сквозной, состоящей из каменных плотных узорных рёбер с резными промежутками. Самый верх колокольни увенчивался либо крестом, либо фигурой петуха, которая является эмблемой христианского бодрствования, либо флероном или крестоцветом.

Многие готические колокольни были настолько сложны, что так и остались недостроенными из-за недостатка времени и финансирования.

Возрождение

В эпоху Возрождения колокольни утратили первенствующее значение в формировании силуэтов храмов, уступив главенство куполам. Колокольни возводились, как правило, в слиянии с храмом.

Самые высокие колокольни

Русь

На Руси домонгольского и монгольского периодов о строительстве колоколен ничего не известно. Первые упоминания о помещениях для размещения колоколов появляются в летописях начиная с XVI века. Подобные помещения носили названия «персь» или «перш», были временными типа козел, деревянными.

Типичная псковская звонничка — предок русской колокольни

Немного позже деревянные столбы заменили каменными и устроили более прочные перекрытия и покрытия. Подобные сооружения были предками звонниц. Наиболее простым и экономически выгодным вариантом размещения церковных колоколов является псковская звонница, выполненная в вид перекладины, укреплённой на невысоких столбах над землёй, что даёт возможность звонарю работать непосредственно с земли. Недостатком такого размещения является быстрое затухание звука и колокол потому слышен на недостаточно большом расстоянии. Небольшие звонницы распространены в церквях Новгорода и Пскова.

В русской церковной традиции первоначально был распространён архитектурный прием, когда специальную башню — колокольню устанавливали отдельно от здания церкви. Это позволяло заметно увеличить дальность слышимости звука. В более позднее время появилась тенденция пристраивать колокольню к уже имеющемуся зданию церкви, что нередко производилось формально, без учёта архитектурного облика церковного здания. Примером этого является Успенский собор во Владимире, по поводу которого местные жители острили, говоря, что наконец-то «к древнему собору прицепили паровоз».

До начала массовой постройки высотных зданий колокольни были самыми высокими строениями в любом населенном пункте, что позволяло слышать колокольный звон даже при нахождении в самых удаленных уголках большого города.

Московское зодчество

На иконах XVI века встречаются изображения деревянных восьмигранных колоколен. В московский период начали возводить из камня. После восьмиугольной начали делать четырёхугольные и круглые, имеющие в завершении шатёр либо шести- или восьмигранную пирамиду. Но всегда здание колокольни возводилось отдельностоящим либо с примыканием к какой-либо стороне здания храма. Высота колокольни была незначительной. К исключениям можно отнести колокольню Ивана Великого в Московском Кремле, семиярусную колокольню Новоиерусалимского монастыря, 72-метровую колокольню Новодевичьего монастыря.

  • В XVI веке этот тип эволюционирует в привычную шатровую колокольню

  • Отдельно стоящая колокольня середины XVII века с часозвоней

  • Для московских приходских церквей XVII веке, построенных «кораблём», характерна постановка колокольни над папертью

  • В конце XVII века на смену шатровым колокольням приходят ярусные

Беффруа

В Брюгге, Ипре, Генте, Лилле, Турне и Дуэ стоят знаменитые беффруа — высокие колокольни, которые доминировали в панораме средневековых фландрских городов и служили символами городского благосостояния и независимости. В 1999 тридцать две бельгийские беффруа были включены в список всемирного наследия ЮНЕСКО. В 2005 в список добавлены еще одна бельгийская и 23 французских звонницы. Большинство из них прикреплены к гражданским постройкам, в основном к городским ратушам, лишь несколько из них стоят при церквях.

См. также

Литература

Ссылки

КОЛОКОЛЬНЯ — Древо

Колокольня Ивана Великого, Успенская звонница и Филаретова пристройка в Московском Кремле
Колокольня Ивана Великого, Успенская звонница и Филаретова пристройка в Московском Кремле
Колокольня, пристроенное к храму, или стоящее рядом сооружение, в котором повешены колокол или колокола, служащие для призыва к богослужению.

В первые времена христианства, когда оно еще подвергалось гонениям, верующие приглашались на молитвенные собрания тайным оповещением через особых вестников; но после того как религия Христова сделалась господствующей стало возможным и, при увеличении христианских общин, более удобным созывать их членов в храмы явным образом.

Для этой цели употреблялись сперва так называемые била — деревянные или металлические доски, из которых извлекался звук ударами молота или колотушки. Исторические указания на существование таких бил встречаются уже в V и VI столетиях. Колокола при церквах завелись позже, не прежде VIII столетия, и хотя вначале они были малы и неценны, однако для них стали вскоре устраиваться особые помещения.

Первые колокольни, упоминаемые в истории, находились в Риме, при базиликах св. Иоанна Латеранского и св. Петра; самые древние из сохранившихся до наших дней находятся в Вероне и Равенне. Они представляют собой круглые башни, стоящие отдельно от церквей.

В Западной Европе

В Западной Европе, начиная с XI в., число колоколен быстро возрастает — не потому, чтобы их требовала величина колоколов, все еще незначительная, а потому, что в наступившие смутные времена, когда церквам и монастырями ежеминутно грозила опасность нападения со стороны баронских дружин и хищников, эти сооружения, кроме религиозной цели, удовлетворяли и мирской, а именно играли роль подзорных башен, с которых можно было наблюдать приближение неприятеля и предупреждать о нем окрестных жителей посредством набата.

То, что сперва обуславливалось пользой и необходимостью, вскоре превратилось в предмет соперничества и кичения: каждая церковь хотела иметь свою колокольню, каждый епископ или аббат считал важным делом воздвигать в своей резиденции высокую башню — видимый знак своей силы. Место, отводившееся колокольням романским зодчеством в общем плане церкви, было различно. Вначале она ставилась, по-прежнему, отдельно — обычай, удержавшийся надолго в Италии и, отчасти, в южной Франции. Потом ее стали воздвигать в связи с храмом, в середине его западного фасада, над главным входом. Далее, появились две башни на краях этого фасада, с обеих сторон притвора, пара башен над концами боковых нефов, примыкающими к трансепту, башня над пересечением продольного корпуса с трансептом, а иногда во всех этих пунктах одновременно. Таким образом произошли храмы о нескольких колокольнях. Их особенно много в Нормандии, где второстепенные церкви имеют по три, большие соборы пять, а некоторые даже и большее число башен (в реймсском соборе — их семь, в лаонском — девять).

Форма башен изменялась, смотря по произволу зодчих и по стране, в которой они строились. Вначале цилиндрическая, она перешла потом в четырехгранную и в восьмигранную, суживающуюся кверху. Обыкновенно башня разделялась на несколько этажей, снабженных окнами и отверстиями для пропускания звука (Schallöffnungen). Этим пролетам придавался вид двулопастных и трехлопастных арок, а также трифория, столь обычный в романской архитектуре. Крыши башен были по большей части свинцовые, хотя иногда делались также из каменных плит и черепицы. Им сообщалась форма остроконечного конуса, но чаще форма четырехгранной или восьмигранной более или менее высокой пирамиды, у основания которой, по углам башни, иногда ставились четыре такие же небольшие главки или балдахинчика.

С приближением к готической эпохе, крыша становится все выше и выше, все более и более остроконечной. В упомянутую эпоху число колоколен. при церкви сокращается: их бывает или одна, в середине главного, западного фасада, или — что встречается чаще — две, по краям этого фасада. Готические колокольни имеют в плане вообще форму квадрата и образуют несколько этажей, постепенно суживающихся кверху и почти незаметно переходящих в остроконечную крышу. Каждая сторона колокольни, в каждом этаже, почти вся занята одиночным или двухчастным и вообще сложным стрельчатым окном. При этом, чем выше этаж от земли, тем все его вертикальные линии длиннее; крыша над последним из них имеет форму весьма высокой восьмигранной пирамиды, которая, к концу развития готики, становится совершенно сквозной, состоящей из орнаментированных каменных, плотных ребер и из узорчато-резных промежутков между ними. При ее основании, с верхнего этажа, поднимаются небольшие башенки, которые, вместе с подобными башенками, высящимися с устоев нижних этажей, с остроконечными фронтончиками над окнами и с балдахинчиками в других частях колокольни, придают ей вид как бы стройного кипариса или другого хвойного дерева, вытянувшегося на громадную высоту. Самая вершина колокольни увенчивалась крестом, фигурой петуха (эмблемой христианского бодрствования), но, всего чаще, так называемым флероном или крестоцветом. Многие готические колокольни, спроектированные чересчур сложно и грандиозно, остались недостроенными, по недостатку времени и денег для их окончания. В эпоху Возрождения, колокольни, как сооружения, которых не знало искусство древнего мира, доставлявшее образцы художникам этой эпохи, утратили первенствующее значение, какое они приобрели перед тем в церковной архитектуре. Относительно места, отводимого для них в плане храма, их формы, их размеров, водворились произвол и крайнее разнообразие; но вообще они стали строиться в полнейшем слиянии с храмом, в общем его характере и гармонии с прочими его частями, постоянно уступая господство над собой куполу. Самые высокие колокольни на Западе и, вместе с тем, во всем мире — кельнского собора (512 футов), страсбургского собора (466 футов), собора св. Стефана, в Вене (453 фута), св. Михаила, в Гамбурге (426 футов).

В России

Хотя колокола и появились в нашем отечестве чуть ли не тотчас по его обращении в Христианство, однако, составляли вначале редкость, были немногочисленны и невелики. При русских церквах домонгольского и монгольского периодов нашей истории, колокольни, по-видимому, не строились. По крайней мере, об особых помещениях для колоколов впервые говорится в летописях только с XIV столетия. Каковы были вид и устройство этих помещений, называвшихся «персями», или «першами», — о том трудно сказать что-либо положительное. По всей вероятности, первые колокольни на Руси были временные, деревянные, устроенные в виде козел. Потом деревянные столбы козел заменились каменными, самое их число увеличилось, их прикрытию дана большая прочность, и таким образом образовался тип так называемых «звонниц», которые мы находим еще доныне при многих древних церквах, особенно в бывших областях Новгорода и Пскова (например, при Софийском соборе, в Новгороде, при церкви Николы Явленного, в Пскове, в Мирожском монастыре и пр.).

Звонница представляла собой каменную стену умеренной длины и вышины, прорезанную двумя, тремя или несколькими сквозными арками, расположенными в один, а иногда и в два яруса и крытую по фронтончикам над арками. Такие первоначальные покрытия почти у всех сохранившихся звонниц теперь исчезли и заменились прямой односкатной или двускатной кровлей, из середины которой выступает небольшая главка. В пролетах арок вешались колокола, на балках. Обыкновенно звонница помещалась на стене самого храма, но также строилась иногда и отдельно от него, получая, в этом случае, нижний этаж, заключавший в себе лестницу, ведущую на платформу, с которой производился звон.

На иконах XVI столетия встречаются изображения не только подобных звонниц, но и деревянных колоколен, имеющих вид восьмигранных башен, которые впоследствии уступили свое место каменным. Этот тип колоколен водворился у нас, как можно предполагать, не без влияния западного зодчества и получил развитие в московский период нашего искусства, когда, кроме восьмиугольной формы, колокольням стали давать круглую и четырехугольную, с шатровым или пирамидальным верхом о шести и восьми гранях, или же с главой в виде луковицы. Нигде, однако, в допетровской Руси, колокольни не строились в связи с церквами, как это было на Западе, а постоянно воздвигались как отдельные здания, лишь иногда примкнутые к той или другой стороне храма. Высота их, в сравнении с западными, была незначительна. Единственное исключение, в этом отношении, составляет башня Ивана Великого в Москве.

Высокие колокольни, а равно и такие, которые находятся в тесной связи с церковью и входят в общий ее план, завелись в России только в XVIII столетии. Способ подвески колоколов в православных странах существенно разнится от того, какой принят в Западной Европе. На наших колокольнях они укрепляются неподвижно, на солидных балках, и звук извлекается из них посредством качания языка и его ударов о стенку колокола, тогда как в католических и протестантских странах колокол прикрепляется к подвижному рычагу и издает звон, когда этот рычаг приведен в движение. Вследствие этого, на Западе, колокола не могут быть так велики и тяжеловесны, как наши.

Использованные материалы

  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

колокольня — Викисловарь

Морфологические и синтаксические свойства[править]

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. колоко́льня колоко́льни
Р. колоко́льни колоко́лен
Д. колоко́льне колоко́льням
В. колоко́льню колоко́льни
Тв. колоко́льней
колоко́льнею
колоко́льнями
Пр. колоко́льне колоко́льнях

ко-ло-ко́ль-ня

Существительное, неодушевлённое, женский род, 1-е склонение (тип склонения 2*a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -колоколь-; суффикс: ; окончание: [Тихонов, 1996].

Произношение[править]

  • МФА: [kəɫɐˈkolʲnʲə] 

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. башня с колоколами на здании церкви или при церкви ◆ Возможно, фрагменты древней кладки были использованы при сооружении более поздних частей здания — апсиды, трапезной и колокольни.
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
  1. башня
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Этимология[править]

Происходит от сущ. колокол и далее от праслав. *kolkolъ, вероятно, родственно лит. kañkalas (из *kalkalas), далее др.-инд. kаlаkаlаs — «беспорядочные крики, шум», греч. καλέω — «зову», лат. calāre «созывать, восклицать», греч. κέλαδος — «шум», д.-в.-н. hellan — «звучать». С другой стороны, носовой согласный лит. слова соответствует др.-инд. kaṅkaṇas, -аm — «обруч, кольцеобразное украшение», kaṅkaṇī — то же, а также лит. kañklys, kañklės «гусли», kañklai. Использованы данные словаря М. Фасмера. См. Список литературы.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

Перевод[править]

Падающие башни России

Самая известная в мире падающая башня находится в итальянском городе Пиза. Однако она далеко не единственная в своем роде — в России можно найти не менее колоритные наклонные конструкции. Какую колокольню раскачал озорной бесенок, как можно построить башню за семь дней и что значит построить здание «два в одном» — узнайте в материале портала «Культура.РФ».

Церковь Всех Святых на Кулишках. Фотография: lana1501 / фотобанк «Лори»

«Кулишками», или «кулижками», в Москве называли одну из частей Белого города. Некоторые исследователи связывают это название с Куликовым полем: по преданию, церковь Всех Святых приказал заложить Дмитрий Донской в честь победы над войсками хана Золотой Орды Мамая в 1380 году. Другие считают, что «кулишки» произошли от слова «кулига» — так называли расчищенную от леса под пашню или покос местность. Третья версия предполагает, что кулижки — это влажные, заболоченные места.

Васильевский луг, на котором построили церковь, как раз был таким местом: он часто затапливался из-за подъема грунтовых вод. Поэтому за многовековую историю фундамент церкви ушел в землю почти на три с половиной метра, а сама башня на Славянской площади отклонилась на один градус вдоль дороги.

Однако существует и мистическая версия причины наклона колокольни. «Кулишки» в древности располагались на краю Москвы, поэтому со временем фраза «на кулишках» стала означать очень далекое место, почти «на краю света». Неподалеку от храма располагалась богадельня Иоанно-Предтеченского монастыря.

В 1666 году по легенде там завелась нечистая сила — душа проклятого своей матерью и отправленного «к черту» княжеского сына Игнатия. Бес «Игнашка», как прозвали его в народе, строил козни и буянил в близлежащих церквях, где выпадали из иконостасов иконы, слышался громкий стук, резко затухали свечи. Для того чтобы изгнать нечисть, призвали иеромонаха Иллариона из Флорищевой пустыни. Он семь недель провел в храме в молитвах, и Игнашка исчез, однако напоследок успел нашкодить: забрался на колокольню Всехсвятской церкви, и она накренилась в сторону Кремля.

Спасо-Преображенский собор и Невьянская наклонная башня на берегу заводского пруда в Невьянске. Фотография: Михаил Марковский / фотобанк «Лори»

Сегодня в Наклонной башне города Невьянска Свердловской области находится филиал Невьянского историко-архитектурного музея, а раньше в ней располагались заводской архив, лаборатория и рабочий кабинет промышленника Акинфия Демидова. В 1720-е годы предприниматель из известной династии построил в этих местах каменный дом для своей семьи, а рядом с деревянной Преображенской церковью — башню-колокольню с девятью мини-этажами.

Народная легенда гласит, что в подвальной части башни Демидов «химичил»: чеканил фальшивые деньги, переплавлял в монеты драгоценные металлы, которые добывались на его алтайских рудниках. А когда узнал, что в его владения приедет ревизор, приказал затопить лабораторию с подземными ходами, ведущими к дому. В итоге фундамент колокольни размыло, а башня приобрела необычный наклон.

На самом же деле 57,5-метровую башню изначально построили под наклоном. Колокольню возводили недалеко от реки Нейва, и на одном из этапов грунт просел. Поэтому архитектор наказал расположить убывающие по размерам восьмигранные ярусы на квадратном основании без отклонения от вертикальной оси. Из-за этого у башни образовался саблевидный изгиб. Ширина стен у основания составляла почти два метра, а наверху — чуть больше 30 см. В результате башня наклонилась на 1,85 метра.

Дворцовая церковь и падающая башня Сююмбике. Фотография:Victoria Demidova / фотобанк «Лори»

Краснокирпичная башня на территории Казанского кремля сейчас считается минаретом, а когда-то она служила дозорной башней, с которой хорошо просматривалась панорама города и Волги. Ее и называли очень формально — «проездная башня оберкомендантского дома со шпицем». Только в 1830-х годах в печати появилось другое название конструкции — «башня Сююмбике». Тогда же стали активно обсуждать историю ее происхождения.

Когда возвели башню, доподлинно неизвестно. Легенды гласят, что построила башню в XVI веке царица Казанского ханства Сююк, которую народ ласково прозвал «Сююмбике» — «любимая госпожа». Она посвятила строение погибшему мужу Сафа-Гирею. По другой версии, возвели башню в 1552 году после взятия Казани Иваном Грозным. Царь, покоренный красотой Сююмбике, захотел взять ее в жены. Чтобы потянуть время, она поставила условие — построить до свадьбы новую башню. Семиярусное строение возвели очень быстро — за семь дней. А в ночь перед свадьбой царица бросилась с вершины нового сооружения.

Читайте также:

Археологические данные показывают, что построили башню, скорее всего, в середине XVII века. В ее архитектуре прослеживаются черты русской и татарской традиций: строгие формы, как у башен Московского Кремля, и галереи-гульбища сочетаются с минаретообразным завершением и ступенчатым силуэтом. 58-метровая конструкция имела в основании дубовые сваи, которые забили не слишком глубоко, и со временем они опустились более чем на два метра в землю. От этого дозорная башня отклонилась от вертикали на 1,98 метра в северо-восточную сторону.

Соликамская соборная колокольня. Фотография: Сергей Афанасьев / фотобанк «Лори»

Колокольня в городе Соликамске Пермского края не имеет архитектурных аналогов в России. И дело не только в том, что она отклоняется от оси почти на два метра. 60-метровая колокольня состоит из двух четко различимых частей — массивного куба и высокой восьмигранной башни.

Осенью 1713 года, когда началось строительство звонницы Троицкого и Крестовоздвиженского собора, возникла потребность и в здании городового магистрата. Средств было не так много, поэтому неизвестный архитектор объединил два проекта в один.

Архитектурное решение позволило справиться с проблемой неустойчивого грунта в долине реки Усолки: толстые стены и разноэтажность нижней части обеспечивали равновесие верхней. Однако во время строительства часто бушевала непогода, а весной под действием грунтовых вод колокольня накренилась — и ее достраивали уже в таком виде. В ярко раскрашенной и декорированной шатровой звоннице располагалось до 12 колоколов, а в строгой нижней части — сначала кладовые соликамских купцов, потом арестные камеры, суд и даже воеводская канцелярия, в которой отмечались по пути ссыльные в Сибирь. Сегодня в этом здании находится Соликамский краеведческий музей.

Церковь Иоанна Предтечи в Толчкове с наклонной колокольней. Фотография: Илья Бесхлебный / фотобанк «Лори»

Иоанно-Предтеченский храм в Ярославле изображен на 1000-рублевой купюре. Его возвели на рубеже XVII–XVIII веков: сначала появилась 44-метровая церковь Иоанна Предтечи (1671–1687), а затем Святые ворота и 45-метровая колокольня. Долгое время эти сооружения были самыми высокими в Ярославле. Огромный 15-главый храм отличается от многих российских церквей пышным декором из поливных изразцов в восточном стиле, а в 1694–1695 годах ярославские мастера под руководством Дмитрия Григорьева и Федора Игнатьева создали свыше 1,5 тысячи стенописных сюжетов для его интерьера.

Колокольня, как и храм, была возведена в шесть ярусов и богато декорирована в стиле «московского барокко». Для масштабного строительства использовались фигурные кирпичи, которые производили на специально оборудованных неподалеку двух кирпичных заводах. Однако на будущее местных «высоток» повлияло их расположение: на правом берегу реки Которосль в Толчковой слободе.

Из-за особенностей почвы уже в конце 1890-х годов в храме пришлось провести реставрационные работы по замене фундамента и устранению трещин. А в 1950-е годы под угрозой разрушения оказалась и колокольня: прогрессирующий наклон достиг одного метра, но специалистам удалось ее реабилитировать.

Пречистенская надвратная колокольня

Успенский кафедральный собор и Пречистенские ворота с надвратной колокольней в Астраханском кремле. Фотография: Михаил Марковский / фотобанк «Лори»

Расположенная на территории Астраханского кремля надвратная колокольня на Пречистенских воротах за свою историю трижды перестраивалась и трижды превращалась в местную Пизанскую башню. Первый раз соборную колокольню-башню возвели в 1710 году по проекту зодчего Дорофея Мякишева на месте надвратной церкви во имя Казанской иконы Божией Матери. Она располагалась над главными проездными воротами, которые связывали Астраханский кремль и Белый город, и была видна почти с любой точки города. Но массивная конструкция сразу дала осадку, образовались трещины на стенах — в 1765 году колокольню разобрали.

В 1809 году над Пречистенскими воротами вновь стали строить башню-колокольню на средства купца Ивана Варвация и по проекту петербургского архитектора швейцарского происхождения Луиджи Руска. Однако Варвациевская колокольня также не простояла долго: жители заметили, что она начала крениться, и в 1899 году по указу губернатора Михаила Газенкампфа колокольню разобрали.

В третий раз башню строили в 1903–1910 годах по проекту архитектора Астраханской епархии Сергея Карягина. 80-метровую четырехъярусную конструкцию в древнерусском стиле украшали электрические часы, которые играли «Славься» Михаила Глинки.

Однако уже на этапе строительства в «Астраханском вестнике» замечали: «Каменная кладка соборной колокольни окончена на днях. Вышина колокольни 37 саж, т. е. едва не с колокольню Ивана Великого. Колокольня дала столь большую осадку, что на левом крыле получился большой излом. Колокольня вышла с изъяном». В 1970–80-е годы на близлежащей территории провели геологическую экспертизу, которая показала, что на высоте в 76 метров башня имела наклон в 37 сантиметров. Грунт под колокольней укрепили, усовершенствовали фундамент, и «падение» наконец остановилось.

Падающая колокольня, Стефаниевская церковь и церковь Бориса и Глеба в селе Кидекша. Фотография: Сергей Лаврентьев / фотобанк «Лори»

Кидекша — село во Владимирской области — находится в четырех километрах к востоку от Суздаля. Здесь до нашей эры располагались стоянки древних людей, а в начале первого тысячелетия жили финно-угорские племена. При Юрии Долгоруком Кидекша была укрепленным поселением на восточных рубежах Владимиро-Суздальского княжества. В 1152 году князь заложил главный собор городка на берегу Каменки, правого притока реки Нерли. Церковь посвятили первым русским святым — Борису и Глебу, так как, по легенде, в этих местах сыновья князя Владимира останавливались по пути в Киев. Это церковь стала первой белокаменной постройкой Северо-Восточной Руси и усыпальницей князей Долгоруких.

После разорения города татаро-монголами Кидекша потеряла свою значимость и пришла в запустение. Тем не менее в XVII столетии церковь Бориса и Глеба начали реставрировать. Рядом с ней соорудили Святые ворота, а в 1780 году к ней пристроили зимний храм — церковь Святого Стефана — и шатровую восьмигранную колокольню с проездной аркой. Конструкция отличалась от традиционных «колоколен-дудочек» Суздаля: шатер получился не вогнутым, а прямым, с широкой кровлей над карнизом, так называемой «полицей». Внутри башни установили колокол, подаренный Иваном Грозным. По преданию, когда царь шел с войском на Казань в 1552 году, он снял для нужд войны свинцовую кровлю с местного монастыря, за что позднее отблагодарил город 30-пудовым колоколом.

При строительстве башни архитекторы ошиблись в расчетах, а по другой версии, не учли, что на этом месте раньше находился подземный княжеский ход от дворца к реке. Колокольня стала крениться, проседая в землю одной стороной. Сегодня ее наклон достигает почти шести градусов, опережая по своим параметрам Пизанскую башню.

Автор: Татьяна Григорьева

Колокольня — Википедия. Что такое Колокольня

Колоко́льня — башня, на которой установлен один или более колоколов, обычно является частью церкви. Квадратная (реже круглая) в основании колокольня, стоящая отдельно от основного здания храма, в западноевропейской архитектуре часто называется итальянским словом «кампанила».

Назначение

Как правило, в колокола звонят для призыва на церковную службу, отмечания времени и особых событий, таких как свадьба (венчание), похороны (отпевание), или, особенно в старые времена, для призыва к защите города или для сигнала о пожаре.

Кроме колоколов на колокольне может иметься карильон, особенно в Европе. В современных постройках вместо тяжелых колоколов для извлечения звуков иногда устанавливают небольшие металлические прутья, вибрация от которых усиливается с помощью электроники и выводится через громкоговорители. Звукоотражающие пластины, устанавливаемые на колокольне, называются абасонами.

История

Первые колокольни представляли собой круглые башни, стоявшие отдельно от здания храма. Самые древние колокольни, известные истории, располагались при соборе Св. Иоанна Крестителя на Латеранском холме и в соборе Святого Петра в Риме.

В VI века в Равенне рядом с базиликами Сант-Аполлинаре-Нуово и Сант-Аполлинаре-ин-Классе были возведены высокие колокольни-ротонды. Башни — круглые, фасады расчленены карнизами, этажи обозначены окнами, которые освещают внутренние лестницы. Оконные проёмы нижних этажей окаймлены простыми полуциркульными арками, верхних — двойными и тройными.

C начала XI века В Западной Европе колокольни начали возводить повсеместно в качестве дозорных башен, с которых, в случае опасности, была возможность наблюдать приближение неприятеля и предупредить жителей.

Романская архитектура

Сант-Аполлинаре-ин-Классе

Иметь колокольню при церкви стало считаться признаком силы и власти. Если ранее колокольни возводились отдельно, то со временем её стали воздвигать в единстве со зданием храма, над его главным входом. Позже появилось две башни: с обеих сторон притвора либо на концах боковых нефов, примыкающих к трансепту. Иногда башню располагали над пересечением продольного корпуса с трансептом, а иногда во всех этих местах одновременно. Таких храмов со множеством колоколен много в Нормандии, где небольшие церкви имеют три, большие соборы — пять, а некоторые — большее число башен. Так, в реймсском соборе семь колоколен, а в ланском — девять.

Форма башен менялась во времени и зависела от местности и зодчих. Изначально колокольни были круглыми в плане. После они трансформировались в четырёх- и восьмигранные, сужающиеся кверху. Обычно башня была в несколько ярусов, в каждом из которых делались отверстия для пропускания звука и света. Эти отверстия и окна обрамлялись двулопастнымы и трёхлопастными арками и создавался трифорий, что было обычным явлением в романской архитектуре.

Крыши башен часто покрывались свинцом, но иногда каменными плитами и черепицей. Формой покрытия башен был остроконечный конус, но чаще форма была четырёхгранной или восьмигранной пирамидкой, у основания которой по углам башни ставились четыре небольшие главки или балдахина.

Готика

При переходе к готике изменяется общий вид колоколен и их количество уменьшается. Теперь колокольня остаётся одна — посередине главного фасада, либо две — симметрично по обе стороны главного, западного фасада.

Готические колокольни имеют в плане квадрат, состоят из нескольких этажей, постепенно суживающихся кверху. Высота этажа зависит от удаления от земли — чем дальше, тем выше. На каждой стороне каждого этажа имеется одно- или двухчастное стрельчатое сложное окно.

Тело колокольни незаметно переходит в восьмигранную пирамидальную остроконечную крышу. В поздней готике кровля становится сквозной, состоящей из каменных плотных узорных рёбер с резными промежутками. Самый верх колокольни увенчивался либо крестом, либо фигурой петуха, которая является эмблемой христианского бодрствования, либо флероном или крестоцветом.

Многие готические колокольни были настолько сложны, что так и остались недостроенными из-за недостатка времени и финансирования.

Возрождение

В эпоху Возрождения колокольни утратили первенствующее значение в формировании силуэтов храмов, уступив главенство куполам. Колокольни возводились, как правило, в слиянии с храмом.

Самые высокие колокольни

Русь

На Руси домонгольского и монгольского периодов о строительстве колоколен ничего не известно. Первые упоминания о помещениях для размещения колоколов появляются в летописях начиная с XVI века. Подобные помещения носили названия «персь» или «перш», были временными типа козел, деревянными.

Типичная псковская звонничка — предок русской колокольни

Немного позже деревянные столбы заменили каменными и устроили более прочные перекрытия и покрытия. Подобные сооружения были предками звонниц. Наиболее простым и экономически выгодным вариантом размещения церковных колоколов является псковская звонница, выполненная в вид перекладины, укреплённой на невысоких столбах над землёй, что даёт возможность звонарю работать непосредственно с земли. Недостатком такого размещения является быстрое затухание звука, и колокол потому слышен на недостаточно большом расстоянии. Небольшие звонницы распространены в церквях Новгорода и Пскова.

В русской церковной традиции первоначально был распространён архитектурный прием, когда специальную башню — колокольню устанавливали отдельно от здания церкви. Это позволяло заметно увеличить дальность слышимости звука. В более позднее время появилась тенденция пристраивать колокольню к уже имеющемуся зданию церкви, что нередко производилось формально, без учёта архитектурного облика церковного здания. Примером этого является Успенский собор во Владимире, по поводу которого местные жители острили, говоря, что наконец-то «к древнему собору прицепили паровоз».

До начала массовой постройки высотных зданий колокольни были самыми высокими строениями в любом населенном пункте, что позволяло слышать колокольный звон даже при нахождении в самых удалённых уголках большого города.

Московское зодчество

На иконах XVI века встречаются изображения деревянных восьмигранных колоколен. В московский период начали возводить из камня. После восьмиугольной начали делать четырёхугольные и круглые, имеющие в завершении шатёр либо шести- или восьмигранную пирамиду. Но всегда здание колокольни возводилось отдельностоящим либо с примыканием к какой-либо стороне здания храма. Высота колокольни была незначительной. К исключениям можно отнести колокольню Ивана Великого в Московском Кремле, семиярусную колокольню Новоиерусалимского монастыря, 72-метровую колокольню Новодевичьего монастыря.

  • В XVI веке этот тип эволюционирует в привычную шатровую колокольню

  • Отдельно стоящая колокольня середины XVII века с часозвоней

  • Для московских приходских церквей XVII веке, построенных «кораблём», характерна постановка колокольни над папертью

  • В конце XVII века на смену шатровым колокольням приходят ярусные

Беффруа

В Брюгге, Ипре, Генте, Лилле, Турне и Дуэ стоят знаменитые беффруа — высокие колокольни, которые доминировали в панораме средневековых фландрских городов и служили символами городского благосостояния и независимости. В 1999 тридцать две бельгийские беффруа были включены в список всемирного наследия ЮНЕСКО. В 2005 в список добавлены ещё одна бельгийская и 23 французских звонницы. Большинство из них прикреплены к гражданским постройкам, в основном к городским ратушам, лишь несколько из них стоят при церквях.

См. также

Литература

Ссылки

Я узнаю Москву — Территории

Колокольня Ивана Великого
(«Кричать во всю Ивановскую»)
     Иван Великий – старейшая московская колокольня. Первую на этом месте церковь «Иоанн святый Лествичник, иже под колоколы» (то есть с колокольней над собственно церковью) поставил в 1340-е годы Иван Калита. При Иване III в 1502 – 1508 годах старую церковь разобрали и построили новую более высокую. Во времена Ивана Грозного на колокольне – тогда ее называли Иван Святый – уже было много колоколов. Опричник-немец Генрих Штаден пишет о ней: «Посреди Кремля стоит церковь с круглой красной (кирпичной) башней, на этой башне висят все большие колокола, что великий князь привез из Лифляндии».
     Царь Борис Годунов повелел надстроить – «надделати верх выше первого и позлати» — колокольню Ивана Лествичника, что и было осуществлено в 1598 – 1600 годы. Надстроены были два яруса и купол. Это еще более выделило колокольню из всех кремлевских построек, превознеся над ними ее золотую главу, под которой, опоясывая барабан, шла надпись славянской вязью. Как писал современник, Борис Годунов здесь «обозначил свое имя, положив его как некое чудо на подставке, чтобы всякий мог, смотря, прочитать крупные буквы, как будто имея их у себя в руках». После смерти царя Бориса и убийства его сына и наследника Федора надпись замазали. Петр I приказал ее возобновить. Надпись сохранилась до сих пор.
     После надстройки колокольня Иван Святый стала называться Иваном Великим. На сделанном около 1605 года и изданном в Амстердаме плане Кремля, где она показана уже надстроенной, изображение снабжено подписью (на латинском языке): «Иван Великий; большой храм св.Иоанна, крыша башни которого позолочена и башня изобилует колоколами».
     Голштинский дипломат Адам Олеарий в своем сочинении «Описание путешествия в Московию» (1630-е годы), рассказывая о различных сторонах русской жизни и быта, обратил внимание на московские колокола и колокольный звон и, конечно, не мог не сказать об Иване Великом: «На самой середине площади в Кремле стоит чрезвычайно высокая колокольня, называемая Иван Великий, глава которой обита золоченой жестью, а на самой колокольне – множество колоколов».
     Иван Великий был самым высоким сооружением Москвы XVIII – XIX веков. Возносясь своей золотой могучей главою над всем городом, он был виден отовсюду. Уже само название колокольни – не официальное, а народное – Иван Великий – определяло ее место и значение в сознании москвича и всякого русского человека. Она был символом Москвы и тем самым – России.
     Давнее и широко распространенное московское присловье утверждает: «Иван Великий – повыше высокого». Бытовал неизвестно кем и когда объявленный запрет возводить в Москве здания выше Ивана Великого. Когда в 1723 году молния ударила в шпиль новопостроенной светлейшим князем А.Д.Меншиковым церкви Михаила Архангела на Чистых прудах, более известной под названием Меншиковой башни, и подожгла ее, в Москве объясняли пожар как кару строителю за то, что он возвел свою церковь выше главной московской колокольни.
     В народе было распространено поверье, что, пока стоит Иван Великий, будет стоять и Россия. В 1812 году Наполеон приказал взорвать колокольню. Была разрушена пристройка, взрывной волной сорвало колокола, но сама колокольня уцелела. В этом москвичи видели счастливый знак, и когда в 1813 году вновь зазвонили колокола на Ивановской колокольне, то в Москве был праздник: звон Ивана Великого возвещал возрождение города.
     В своей книге «Седая старина Москвы», изданной в 1897 году, поэт, романист и большой знаток простонародной России И.К.Кондратьев пишет о достопримечательностях, которые «известны в отдаленных губерниях России» и стали национальными символами: «Почти всякий приезжий в Москву считает непременным долгом прежде всего побывать в Кремле, взойти на колокольню Ивана Великого, помолиться в Храме Спасителя, а потом хоть проехать подле Сухаревой башни…»
     Иван Великий – главная колокольня Москвы.
     На колокольне, как правило, бывает несколько колоколов. Конечно, количество и размеры их зависят от богатства церкви (вернее, ее прихода), но пополнение колоколами не является простым умножением их числа. Существует несколько родов церковных колоколов, различающихся по назначению и размерам.
     Самый большой колокол называется праздничным, он звучит во время важнейших церковных праздников, по поводу крупных государственных событий. Праздничные колокола бывают весом до 2000 пудов и более.
     Затем идет воскресный колокол, по величине он меньше праздничного и весит до 10000 и более пудов. В него благовестят в воскресенье.
     Следующий колокол – полиелейный – весом до 600 – 700 пудов служит для благовеста в праздники апостольские и святительские.
     Вседневный колокол, весом от 100 до 500 пудов, звонит каждый день.
     Таковы большие колокола, малые же носили общее название – зазвонные.
     Кроме того, у наиболее замечательных по своему происхождению – по имени дарителя, историческим обстоятельствам (например, взятых как военные трофеи) – бывали еще и собственные имена.
     Конечно, далеко не на каждой колокольне был полный и именно таких весовых категорий набор, и звонари обходились тем, что есть. Весь же комплект имеющихся на колокольне колоколов исстари назывался, как объясняет С.В.Максимов, «колокольной фамилией». (Максимовское «исстари» относится ко времени петровских реформ – концу XVII – началу XVIII века, когда в русский язык массово внедрялась иностранная лексика:  «род», «семья» заменяли словом «фамилия»; тогда же колокола называли на итальянский лад – «кампаны»). Говоря же о колоколах конкретной церкви или колокольни, прибавляли ее название – такая-то колокольная фамилия.
     Обычно звонили лишь в часть колоколов, и лишь в особо важных случаях в звоне участвовала вся фамилия, как говорили в таких случаях, звон во все колокола или во всю фамилию.
     Ивановская колокольная фамилия славилась в России.
     Поэт пушкинской эпохи М.А.Дмитриев, автор сборника «Московские элегии», посвятил одну из них Кремлю и его колокольне:
Где благовестный звон Руси, во дни ее ликований,
Царских, народных торжеств, звонче кремлевского звона?
Где в дни былые созывный набат на Руси был слышнее?
Чуть железным своим языком и литыми из меди устами
Наш Великий Иван взговорит – Русь ту речь разумеет!
     В начале ХХ века на самой колокольне Ивана Великого и в пристройке-звоннице находилось около 40 колоколов. Большие: «Успенский», «Реут, или Ревун», «Семисотный», «Медведь», «Лебедь», «Широкий», «Свободный», «Немчин», «Корсунский», «Марьинский», «Безымянный» и другие – всего около пятнадцати; остальные – маленькие, зазвонные. Сейчас Ивановская колокольная фамилия состоит из 24 колоколов, но большие сохранились все.
     Пятьсот лет ударом большого Успенского колокола начинался в Москве колокольный звон в Великие праздники, вызывая у москвичей радостный подъем духа.
Велик Господь на небесах,
Велик в Москве Иван Великий!
Итак, хвала тебе, хвала,
Живи, цвети, Иван Кремлевский,
И, утешая слух Московский,
Гуди во все колокола!..
     Этими строками заканчивает свое стихотворение «Иван Великий» А.И.Полежаев.
     Звон во всю Ивановскую фамилию, приобретя всеобщую известность, вошел в поговорку – «Кричать во всю Ивановскую»,  которая распространилась по всей Руси. Со временем слово «фамилия» выпало, как это случилось и со словом «улица» в песенной строке «по Тверской-Ямской», по причине общеизвестности, что такое «Ивановская» и «Тверская-Ямская», и вообще по стремлению народных речений к максимальной краткости.
     Так возникло в русской живой речи выражение «Во всю Ивановскую». Но с широтой распространения начала теряться, забываться его связь со звоном Ивановской колокольни, и, в конце концов, выражение приобрело общий, абстрактный смысл. Недаром и Гоголь, и Достоевский, и Григорович пишут «ивановскую» не с пропиской буквы, как следовало бы писать имя собственное, а со строчной как нарицательное.
     Колокольный звон в Кремле был запрещен в 1918 году, и лишь единожды, в 1921 году на Пасху, этот запрет был нарушен. Об этом случае в то время ходили разные слухи, а сорок лет спустя вологодский писатель К.Коничев написал о нем рассказ «Последняя симфония Ивана Великого».
     В том году накануне Пасхи к председателю ВЦИК М.И.Калинину в его приемную пришел Иван Дмитриевич Сытин, известный и всеми уважаемый издатель. Калинин встретил его приветливо.
     «- С чем пожаловали, с какой докукой, Иван Дмитриевич? Садитесь, рассказывайте.
     — Да рассказывать-то особенно нечего. Думаю, вы меня, Михаил Иванович, сразу поймете и, надеюсь, откликнетесь на мою просьбицу. Вот вы, всероссийский староста, у вас дела большого плавания, высокого полета, а я староста церкви Пресвятой Богородицы в Путинках. Я вот о чем: церкви в Москве убывают… Кремлевские храмы совсем заглохли, доступа нет. А ведь известно, какой порядок был, скажем, на Пасху: грянет большой колокол на Иване Великом и – вся пасхальная Москва затрезвонит. Душа радуется. Сейчас вот конец Великого поста. Христово Воскресение у нас на носу. Дозвольте, Михаил Иванович, в нынешнюю пасхальную ночь начать в Москве звон с Ивана Великого? Может, это в последний раз…»
     Сытин убедил Калинина, и тот выхлопотал разрешение в пасхальную ночь допустить звонарей на Ивана Великого и начать праздничный московский благовест его колоколами. Сытин, по словам Коничева, потом признавался, что шел к Калинину, загадав: «Если Москва ныне не услышит Ивана Великого, то больше ей никогда его не слыхать».
     После этого звона Иван Великий замолк на долгие годы, почти на три четверти века, и лишь семьдесят один год спустя, в 1992 году, на Светлое Христово Воскресение раздался благовест с главной московской колокольни. Был он не так громок, звонили лишь пять колоколов второго яруса: «Корсунский», «Немчин» и три малых, зазвонных. Но главное – он звонил! На Пасху 1995 года звонили уже 20 колоколов из Ивановской колокольной фамилии…
    Но что такое звон во всю Ивановскую, призвав на помощь воображение, можно представить по замечательному описанию Н.И.Оловянишникова:
     «Звон на Ивановской колокольне представляется необыкновенно торжественными, особенно когда производится во все колокола, что бывает в самые большие праздники и при торжественных случаях; он называется «красным звоном» и имеет свою особую мелодию.
     В ночь под Христово Воскресение красный звон совершается по особому, исстари существующему в Москве, обычаю. Призывный звон к заутрене начинается с колокольни Ивана Великого в Кремле. Для вящего благолепия и торжественности этого великого момента все московские церкви должны ждать, пока ударит громадный Успенский колокол Ивана Великого.
     На первый удар его вдали, подобно эху, отзывается колокол Страстного монастыря, и затем уже разом, как будто бы по мановению капельмейстера,  начинают гудеть колокола всех сорока сороков московских церквей.
     Еще только не успели пробить полночи часы на Спасской башне, как задребезжал сигнальный колокольчик «кандия» Успенского собора, и, как всегда бывает, многотысячная толпа на площади Кремля стихла; и – вдруг ударили… Дрогнул воздух, рассеченный густым, но мягким ударом Успенского колокола! Торжественно понеслась, разрастаясь, широкая звуковая волна; перекатилась она с Кремлевского холма за Москву-реку и разлилась далеко вокруг.
     Как хороша, как торжественно потрясает ночной, остывший воздух это густое «бархатное» la bemol! Второй удар еще сильнее, еще могучее. А в отклик ему перекатный звон тысячи колоколов всех церквей слился в один протяжный гул.
     Растут все больше и больше радостные звуки, переливаясь, дробясь среди торжественной тишины ночи! Чудится, будто бы не землею порождены они, будто с темного свода небес льется этот могучий, стройный звон колоколов на безмолвную землю, оцепеневшую в немом благоговении.
     Этот величавый «красный звон» московский, этот «язык неба» — лучше всего слушать с высоты Воробьевых гор, особенно если ветер на Москву. Тогда масса звуков борется с течением воздуха и не сразу, а постепенно наступает на вас, наполняя собою огромное пространство, раскинувшееся между «Воробьевкой» и городом».
     Описание, согласитесь, впечатляющее. Может быть, когда-нибудь и нам собственными ушами доведется услышать настоящий московский красный звон – во всю ивановскую и наконец-то получить точное представление о том, что же означает известнейшее русское выражение…

Источники
Муравьев В.Б. «История Москвы в пословицах и поговорках»., М.: Алгоритм, 2007.


Автор статьи

Букина Марианна, Лаврухина Елена, ГБОУ СОШ № 1174, 8 А

☦Колокольня «Иван Великий»: история и фото.

Колокольню «Иван Великий» строили постепенно. В 1329 году Иван Калита в честь рождения сына заложил церковь Иоанна Лествичника «под колоколами».

Путеводитель по архитектурным стилям

Затем в 1505 архитектор Бон Фрязин построил на месте обветшавшей церкви восьмигранную колокольню по типу итальянской кампанилы. Она предназначалась одновременно для трех соборов (Успенского, Архангельского и Благовещенского), так как у них не было своих звонниц. Колокольня Ивана Великого с церковью Иоанна Лествичника стала самой высокой частью ансамбля. Но тогда она была на ярус ниже, чем сейчас. Лишь через столетие, при Борисе Годунове, высота Ивана Великого достигла 81 метра.

Тогда под куполом появилась надпись: Изволением святыя Троицы, повелением великого господаря и великого князя Бориса Федоровича всея Руси самодержца и сына его благоверного великого господаря царевича князя Федора Борисовича всея Руси сий Храм совершен и позлащен во второе лето господарства их. Лжедмитрий I ее уничтожил, но при Петре I надпись восстановили.

Колокольня Ивана Великого, фото 2014 года

До строительства храма Христа Спасителя Иван Великий оставался самым высоким зданием в Москве. Колокольня неизменно удивляла иностранных гостей.

Церковь святого Иоанна, находящаяся почти среди замка Кремля), замечательна по высокой каменной колокольне, с которой далеко видно во все стороны столицы. На ней 22 больших колокола, в числе их многие не уступают величиною нашему Краковскому «Сигизмунду», висят в три ряда, один над другим; меньших же колоколов более 30. Непонятно, как башня может держать на себе такую тяжесть.

В XVI-XVII веках к Ивановской колокольне пристроили Успенскую церковь-звонницу, а в 1624 году — Филаретовскую пристройку с шатровым завершением.

На самой середине площади в Кремле стоит чрезвычайно высокая колокольня, называемая Иван Великий, глава которой обита золоченой жестью, а на самой колокольне — множество колоколов. Рядом с этой стоит другая колокольня, для которой вылит самый большой колокол, весом в 356 центнеров, при великом князе Борисе Годунове. В этот колокол звонят только во время больших торжеств или в праздники, как называют их русские, а также при встрече великих послов и при шествии их на торжественное представление. Для звона употребляется двадцать четыре человека и даже более, которые стоят на площади внизу и, ухватившись за небольшие веревки, привязанные к двум длинным канатам, висящим по обеим сторонам колокольни, звонят таким образом все вместе, то с одной стороны, то с другой… Но при этом нужно звонить осторожно, чтобы избегнуть сильного сотрясения колокольни и возможной опасности от ее падения; для этого наверху, у самого колокола, тоже стоят несколько человек, которые помогают приводить в движение язык колокола…

На колокольне Иван Великий 22 колокола весом от 123 кг до 7 тонн — такой «роскошью» не может похвастаться ни одна московская церковь.

Колокола распределяются по ярусам. Большинство из них имеет собственные имена — Медведь, Лебедь, Благовест, Ревун, Татарин, Реут, Вседневный, Воскресный, Семисотенный. А в центре звонницы размещается самый главный и самый большой в России Успенский колокол, весом 65,5 тонны. Весь комплект называют «Ивановской колокольной фамилией».

Звук колокола зависел не только от массы, но и от состава. Секрет сплава знал далеко не каждый мастер, и чаще всего пропорции меди, серебра и золота в сплаве устанавливали по наитию. Московские колокольные заводы в XIX веке были лучшими в России и получали заказы даже из-за границы. Большинство заводов находилось на Балканах — за Сухаревой башней (современные Балканские переулки).

Заводы эти постоянно напоминали нам о своем соседстве громозвучным звоном. В нашей улице было несколько обширных дворов, в глубине которых виднелись каменные здания с высокими трубами, а перед ними, под навесами на массивных столбах, висели большие колокола, ярко блестевшие свежей медью. Как только поднимали сюда вновь вылитый колокол, его тотчас же начинали пробовать и обзванивать, и в этом сколько угодно мог упражняться всякий, у кого только была охота и чесались руки…
…Наша сторона была для всей Москвы источником самых эксцентрических сплетен и вымыслов. У колокольных заводчиков испокон века установилось поверье, что для удачной отливки большого колокола необходимо распустить в народ какую-нибудь нарочно придуманную сказку, и чем быстрее и дальше она разойдется, тем звучнее и сладкогласнее будет отливаемый в это время колокол. От этого и сложилась известная поговорка «колокола льют», когда дело идет о каком-нибудь нелепом слухе.

Распускаемый при отливке колокола слух должен был отвлечь внимание недоброжелателей от колокола. Хозяева колокольных заводов верили в это, поэтому платили хороший гонорар изобретателям слухов. Если получался хороший колокол, слух опровергали: это на таком-то заводе колокол лили — звонкий получился. Если была неудача, в выдумке не признавались. Так появлялись легенды.

Колокольня Ивана Великого, фото 2014 года

Один из «колокольных» рассказов гласил, что в церкви на Покровке венчал священник жениха с невестой. А когда повел их вокруг аналоя, с голов сорвались брачные венцы и опустились на кресты на главах церкви и колокольни. Оказалось, что жених и невеста — родные брат и сестра. Их разлучили в детстве, и, когда они случайно встретились, приняли родственное влечение за любовь. Но провидение остановило беззаконный брак.
Люди со всей Москвы съезжались на Покровку. Действительно, купола церкви Воскресения украшают золоченые венцы. Но никому в голову не приходило, что венцы украшают церковь уже почти 100 лет, а размеры их так велики, что самые рослые новобрачные могут разместиться в венце, как в беседке. Позже в Москве появилась легенда, что венцы на церкви Воскресения поставила императрица Елизавета после тайного венчания с Разумовским.

Колокольня Ивана Великого, фото 2014 года

А однажды вся Москва обсуждала происшествие накануне Николина дня 19 декабря. В тот день у генерал-губернатора был бал, но в разгар танцев ударил колокол на Иване Великом. В тот же миг в зале погасли люстры и канделябры, лопнули струны на музыкальных инструментах, выпали стекла из окон, и повеяло леденящим холодом. Гости бросились к дверям, но они не открывались. Наутро в бальной зале нашли трупы замерзших и раздавленных. Погиб и сам хозяин дома — генерал-губернатор. И хотя газеты объявили, что генерал-губернатор жив, слухи о замерзших еще долго ходили по городу.

Московская полиция иногда добиралась до источника слухов. У заводчиков брали подписки не распускать слухи при отливке колоколов, но они продолжали придумывать новые нелепости. А в словаре Даля появилась поговорка Лить колокола — сочинять и распускать вздорные вести.

Колокольня Ивана Великого, фото 2014 года

Колокольный звон в Кремле запретили в 1918 году. Лишь один раз, в 1921, этот запрет нарушили.

Кремль: мини-путеводитель по территории

Затем Иван Великий замолк на 71 год, и только в 1992 на Христово Воскресение с главной московской колокольни раздался благовест. Тогда звонили лишь 5 колоколов второго яруса («Корсунский», «Немчин» и три зазвонных колокола). На Пасху 1995 года звонили уже 20 колоколов из Ивановской колокольной фамилии.

Известно, что Иван Великий в старой Москве был еще и главной дозорной сигнальной башней. Оттуда хорошо просматривались окрестности города на расстоянии 30-40 км. Сейчас в колокольне музей, а на вершине — смотровая площадка. Но придется преодолеть 329 ступеней, что не всем под силу.

Ансамбль колокольни Ивана Великого Говорят, что… …в Москве долго нельзя было строить выше Ивана Великого. Когда в 1723 году молния ударила в шпиль церкви Архангела Гавриила на Чистых прудах и подожгла ее, пожар назвали карой строителю за то, что возвел храм выше Ивановской колокольни.
…Наполеон хотел снять крест с колокольни Иван Великий, думая, что он отлит из чистого золота. Но когда один из храбрецов отважился достать святыню, оказалась, что она медная. Наполеон разозлился и велел казнить несчастного.
…о прочности колокольни ходили легенды. Верили, что пока стоит Иван Великий, будет стоять Москва. После бегства Наполеона из горящего города, многие приходили смотреть, стоит ли колокольня. Тогда от взрыва заложенного французами заряда пострадали Успенская звонница и Филаретова пристройка. Иван Великий остался непоколебим.
Москва, Москва!.. люблю тебя как сын,
Как русский, — сильно, пламенно и нежно!
Люблю священный блеск твоих седин
И этот Кремль зубчатый, безмятежный.
Напрасно думал чуждый властелин
С тобой, столетним русским великаном,
Померяться главою и — обманом
Тебя низвергнуть. Тщетно поражал
Тебя пришлец: ты вздрогнул — он упал!
Исследования реставраторов показали, что основание колокольни имеет глубину всего 4,3 метра. Это опровергает легенду, что фундамент сильно углублен. Строение покоится на восьмигранном каменном основании, а его прочность — результат мастерства архитекторов: внутри кирпичных стен вмонтированы железные сваи, а раствор замешан на яичном желтке. Стены у основания Ивана Великого имеют толщину 5 метров, и 2,5 метра на втором ярусе
.
…в 1993 году Банк России выпустил монету с изображением колокольни Ивана Великого номиналом 3 рубля. Но она не пошла в обращение.
…в Успенской звоннице была церковь Николы Гостунского. А в Москве был обычай приходить с дочерьми к древней иконе святителя Николая, чтобы устроить замужество. Он появился из-за легенды, что Николай Чудотворец помог одному обедневшему отцу выдать замуж трех дочерей, бросив каждой в окно по узелку с золотом. С тех пор бесприданницы спешили помолиться Николе-обручнику. Сейчас в помещении бывшей церкви хранилище музеев Кремля, а икону можно увидеть в церкви Ризположения на Соборной площади.
Колокольня «Иван Великий» на фотографиях разных лет:
А вы можете что-то добавить к рассказу об истории колокольни «Иван Великий»?
Колокольня — Простая английская Википедия, бесплатная энциклопедия

Колокольня (также колокольня или колокольня ) — это башня, которая содержит один или несколько колоколов или предназначена для удержания колоколов, даже если их нет. Они обычно строятся на высоте, позволяющей слышать звук на некотором расстоянии. [1]

Существуют разные способы сделать колокольчики на звоннице. Во многих случаях колокол звонят, натягивая веревку, которая соединяется с колоколом, заставляя его качаться на шарнире, и колотушка ударяется о колокол.Другой способ — использовать клавиатуру под названием карильон. Иногда колокола управляются часовым механизмом или компьютером. Это позволяет им звонить в определенное время без необходимости делать это человеку.

Нет примеров колокольни в древности. Первым, кто использовал колокольню в церкви, был Паулин из Нолы, примерно в начале 5-го века. [2] Колокольни в Италии почти всегда были простыми вертикальными башнями, не прикрепленными к зданию (итальянский: , колокольня, ).С самого начала колокольни в северной Европе были прикреплены к церквям. [1] Они были известны в Англии по крайней мере ко времени Беды. Когда умерла Хильда, аббатство Уитби (680 г. н.э.), монахиня услышала звук звонка. [2] Колокольни неоднократно упоминались в течение 8-го века. Одним из них была колокольня собора Святого Петра в Риме. [2]

Колокольни Бернини [изменить | изменить источник]

Джан Лоренцо Бернини был выбран папой Урбаном XIII, чтобы спроектировать и построить две колокольни на фасаде св.Петра. [3] Его первая башня сдвинулась и появились большие трещины. Работа над второй башней прекращена. Бернини обвиняли и называли некомпетентным. Когда в 1644 году папа Урбан умер, не было решено, что делать с катастрофой на башне. [3] Это был серьезный удар по карьере Бернини и будущему церковных колокольней. Позже было обнаружено, что земля под башнями не была устойчивой. Башни были снесены. [3] Бернини продолжил блестящую карьеру. [3]

  1. 1,0 1,1 Рассел Стерджис; Фрэнсис А. Дэвис, Иллюстрированный словарь по архитектуре и строительству Стерджиса: неограниченный перепечатка издания 1901-2, , Vol. I, (Newburyport: Dover Publications, 2013), с. 287
  2. 2.0 2.1 2.2 Джеймс Каргилл Гатри, Долина Стратмора: его сцены и легенды (Эдинбург: У. Патерсон, 1875), с. 465
  3. 3.0 3.1 3.2 3.3 Сара Макфи. Бернини и колокольни: архитектура и политика в Ватикане (Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 2002), стр. 1–2
Belfry (PSF).jpg Wikimedia Commons имеет СМИ, связанные с Колокольня .
,

Колокольня Сианя, Геологический центр города

Факты о Сианьской колокольне

Расположение: в центре города Сиань
Высота: 36 метров (118 футов)
Первый Построен в: 1384
Количество историй: Два

Колокольня, величественное традиционное здание, которое отмечает географический центр древней столицы. От этой важной вехи простираются улицы Востока, Юга, Запада и Севера, соединяющие башню с восточными, южными, западными и северными воротами городской стены династии Мин.

Деревянная башня, которая является самой большой и наиболее сохранившейся в своем роде в Китае, имеет высоту 36 метров (118 футов). Он стоит на кирпичном основании длиной 35,5 метра (116,4 фута) и высотой 8,6 метра (28,2 фута) с каждой стороны. Во времена династии Мин Сиань был важным военным городом на северо-западе Китая, что отражается в размерах и историческом значении.

Башня была построена в 1384 году императором Чжу Юаньчжаном как способ доминировать в окружающей сельской местности и обеспечить раннее предупреждение о нападении со стороны соперничающих правителей.

У этого есть три слоя карниза, но только два этажа. Внутри поднимается лестница. Серые кирпичи квадратного основания, темно-зеленые глазурованные плитки на карнизе, позолота на крыше и позолоченная цветная роспись делают башню ярким и драматическим шедевром архитектуры в стиле династии Мин. В дополнение к усилению красоты здания, три слоя карниза уменьшают воздействие дождя на здание.

На втором этаже установлена ​​мемориальная доска в западной стене, на которой записано перемещение башни в 1582 году.Когда он был впервые построен в 1384 году, он стоял возле Башни барабана Сианя на центральной оси города и продолжал отмечать центр города со времен династии Тан и последующих пяти династий, а также династий Сун и Юань. , Однако по мере роста города географический центр менялся. Поэтому в 1582 году башня была перенесена на 1000 метров (3280 футов) к востоку от первоначального места. За исключением базы, все детали являются оригинальными, и история говорит нам, что переезд был выполнен быстро и недорого, что делает его действительно заметным достижением в истории архитектуры в Китае.

Первоначально в северо-западном углу башни находился знаменитый колокол Цзинюнь из династии Тан. Легенда гласит, что, хотя здесь ничего не произошло, во время династии Мин колокол Цзинюнь замолчал, поэтому текущий колокол, намного меньший, весом всего 5 тонн, был брошен. Оригинал теперь можно увидеть в Stele Forest.
Must-see Bell Tower
Гравюры на дверях отражают декоративную моду династий Мин и Цин, рассказывая популярные истории древнего Китая.

На каждой стороне основания есть арочная дверь высотой 6 метров (20 футов).В прошлом транспортным средствам разрешалось проезжать через арки, но с ростом города интенсивность движения стала слишком большой, поэтому под башней было построено яркое, просторное пешеходное метро. Вход в башню находится из этого метро.

Огороженная территория вокруг башни засажена травой и цветами. Ранней весной нежные цветы сливы и новая яркая трава создают гармоничный контраст. Недалеко от башни современные торговые центры и ярко украшенная площадь свидетельствуют о процветании города.Когда наступает ночь, фонари, свисающие с карнизов, освещают башню, делая ее еще более очаровательной.

Колокольня определенно заслуживает посещения во время вашей поездки в Сиань.

Примечание:
Для получения подробной информации о династиях, пожалуйста, обратитесь к Истории Китая

Как добраться до колокольни:

Must-see Bell Tower На метро:
Возьмите линию метро 2 и сойдите на станции колокольни.

Must-see Bell Tower Автобусом:
1. Почти в каждом уголке города ходит автобус.Вы можете сесть на автобус 4, 6, 7, 8, 11, 12, 15, 16, 26, 29, 32, 35, 36, 37, 43, 45, 46, 118, 201, 203, 205, 206, 208, 214, 215, 218, 221, 222, 229, 235, 251, 252, 300, 302, 502, 600, K600, 603, 604, K605, 606, 608, 609, 611, 612, K618, K630, 706, Туристический автобус № 7, Туристический автобус № 8 (610) … и сойдите на остановке Bell Tower.

2. Троллейбусный экскурсионный автобус Dang-dang
Кроме того, введен в эксплуатацию новый туристический автобус, который называется троллейбусный экскурсионный автобус Dang-dang, который проходит мимо колокольни. Туристы, которые хотят взглянуть на ночную панораму Белл Тауэр, могут ее взять.
Xi’an Bus / Metro Search

Примечание: Дети до 1,4 м могут бесплатно входить в сопровождении взрослых.

Must-see Bell Tower Предлагаемый тур, включая посещение колокольни:
Двухдневный тур по городу: к колокольням и барабанам, Большой мечети, Лесу Стелы и городской стене.
Больше Сиань Тур

1.

2.

3.

4.

— Последнее изменение 8 июня 2020 г. —

.

Пекинская колокольня, Drum Tower & Performance

Находящиеся на линии оси север-юг Пекина, колокольня и Барабанные башни являются заметными сооружениями и символом этого старого города. Они были построены в 1272 году и перестроены дважды после двух пожаров. Когда-то в истории они были временным центром столицы во времена династий Юань, Мин и Цин (1271-1911).

Колокол и барабан изначально использовались в качестве музыкальных инструментов в Китае. Впоследствии, однако, они были использованы для определения времени.Еще в династии Хань (206 г. до н.э.-220) существовал «утренний колокол и сумеречный барабан». Время, проведенное ими, сыграло важную роль в том, чтобы помочь людям жить и работать регулярно, когда не было других средств, чтобы следить за временем. В результате башни с колоколом и барабаном стали общедоступными архитектурами и были широко построены почти во всех городах страны со времен династии Хань. В истории их постройки они самые большие и самые высокие. Их расположение уникально в том, что они были расположены вперед-назад, а не как традиционное чувство горизонтального положения справа и слева.

Колокольня

Bell Tower
Колокольня

Это кирпичное и каменное здание имеет два этажа: арочные двери со всех четырех сторон на первом этаже, и вы можно подняться на второй этаж по каменной лестнице. То же самое существует на первом этаже. Арочные двери были также построены на четырех сторонах второго этажа. Кроме того, есть каменное окно на каждой стороне четырех дверей.Колокол висят на восьмиугольной деревянной раме второго этажа и является самым большим и тяжелым в Китае. Это 23 фута (7,02 метра) в высоту, включая подвески, с весом 63 тонны. Он был сделан из меди, и вы можете слышать его круглый и чистый звук издалека. Два деревянных бревна длиной 2 метра (2 метра), свисающие сбоку, используются для его обтекания.

Расположенный в 110 ярдах (91 м) к югу от колокольни, он был установлен на каменном и кирпичном основании высотой 13 футов (4 метра). Это 153 футов (46.7 метров), чуть ниже, чем колокольня, высота которой составляет 477 метров. Это также двухэтажное здание; На первом этаже находится Китайский комитет по продвижению искусства меньшинств. Второй этаж содержит выставочную площадь. Первоначально был один большой барабан и 24 меньших, но остались только большие. Метод избиения состоит в том, чтобы побить его быстро 18 раз, а затем медленно 18 раз. Всего три раунда и 108 сборов. Люди стучат в колокол и барабан 108 раз, потому что 108 раз представляют один год в древние времена.

Drum Tower
Барабанная башня
Время для их упразднения было отменено после того, как последний император Китая Пу И покинул Запретный город. С кануна Нового года 1990 года в городе зазвенел сладкий звук давно исчезнувшего колокола. Будучи сонным в течение почти столетия, барабан был снова побит в канун Нового 2001 года. Его били четыре раза в день, по 15 минут, начиная с 1 января 2002 года.С тех пор, каждый канун Нового года, их избивают 108 раз, чтобы послать благословение людям.

Их местонахождение процветало со времен династии Юань (1271-1368), когда они только стояли за императорским дворцом. Тогда это был оживленный центр города, полный магазинов и предприятий. Благодаря дальнейшему развитию бизнеса улица перед Барабанной башней стала самой оживленной торговой улицей династий Мин (1368-1644) и Цин (1644-1911).В течение республиканского периода Китая (1911-1949) многие неимущие (обедневшие люди), наряду с торговцами, продающими предметы ручной работы (ремесленники), и торговцы, продающие закуски и местные продукты питания (закусочные), роились между ними, что привлекло люди из всех слоев общества в то время. Сегодня, когда вы посещаете, вы можете взобраться на них, чтобы увидеть с высоты птичьего полета, чтобы полюбоваться на весь город, и даже принять участие в деятельности, чтобы сбить их с толку, ценить все виды народных обычаи, такие как танец дракона и льва, и другие фольклорные выставки.

Как добраться до Bell & Drum Towers

Drum Tower На метро:
1. Сядьте на линию метро 8 и сойдите на станции Shichahai. Выйдите из выхода A2 и идите прямо на север около пяти минут до Барабанной башни.
2. Сядьте на линию метро 2 и сойдите на станции Guloudajie. Выйдите из выхода G и пройдите на юг около 10 минут до колокольни.
Drum Tower Автобусом:
1. Сядьте на автобус 5, 60, 82, 107, 124 или 635 и сойдите на станции Gulou (Drum Tower).
2. Сядьте на экскурсионный автобус 3 и сойдите на станции Gulou (Houhai).
Beijing Bus / Subway Search

— Последнее изменение 14 апреля 2020 г. —

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о