Кристофер беркетт: Техника и приемы работы. Кристофер Беркетт

Техника и приемы работы. Кристофер Беркетт

Я самоучка, если, конечно, хоть кто-нибудь может себя так называть. Я действительно очень многому научился, читая фотографическую и научную литературу, тестируя бóльшую часть новой информации, стараясь быть наблюдательным и делая свои собственные умозаключения. Несколько пройденных в начале 1980-х годов фотографических мастер-классов дали мне ценный критический взгляд на эстетическую сторону моих работ.

Двадцать лет тому назад я принял решение фотографировать на цветные слайдовые пленки и делать с них отпечатки на материалах Cibachrome (с тех пор переименованных в Ilfochrome Classic Deluxe). Слайды обладают чрезвычайно высокой резкостью и прекрасной цветопередачей. Материалы Cibachrome предназначены для прямой печати со слайдовых пленок и имеют наивысшую резкость и тональный диапазон среди всех фотобумаг, а также очень высокую степень достоверности цвета и долговечности отпечатков.

Я усвоил, что основной трудностью при создании цветных художественных отпечатков является достижение такой же технической утонченности, какая видна в лучших черно-белых фотографиях.

Цвет также склонен ограничивать выбор композиций, красок сюжета и условий естественного освещения.

Главная проблема качественной цветной печати заключается в отсутствии эффективного управления контрастом. В черно-белой фотографии мы можем варьировать проявление негативной пленки или контраст фотобумаги, добиваясь наиболее выразительного изображения. Цветные пленки практически лишены возможности управления контрастом при проявлении, поскольку при таких попытках мы получаем лишь дополнительные, еще более сложные проблемы в цветопередаче. Единственным способом воздействия на контраст остается использование масок при печати.

Контрастное маскирование состоит в получении черно-белого контактного негатива с исходного слайда. Совмещая далее негатив с оригинальным слайдом, мы делаем отпечаток уже с этого «бутерброда». Такой метод управления контрастом позволяет варьировать его бессчетным числом способов, в зависимости от контраста и резкости маски. Контрастные маски являются одним из секретов получения хороших цветных отпечатков, поскольку дают невероятную гибкость управления контрастом и тональной передачей изображения.

Каждый элемент фотографии держится на каркасе правильного тонального воспроизведения. Это включает в себя как плотности всех цветов, так и локальный контраст яркостей внутри изображения, а также ощущение света и различимости мельчайших деталей. Маски позволяют добиться хорошего разделения тонов, что жизненно необходимо для глубины и полноты отпечатанного изображения.

К сожалению, написанной и опубликованной информации о контрастном маскировании очень мало, поэтому до многих вещей приходится доходить своим умом. После семнадцати лет работы с масками я могу сказать, что есть воистину бессчетное число разных способов применения различных масок для получения наилучшего возможного отпечатка. Я продолжаю открывать и использовать все новые методы и усовершенствования, дающие мне все более и более нюансированные отпечатки.

Я начал фотографировать в 1974 году – сначала камерой Crown Graphic, затем был Rolleiflex, и наконец, я приобрел камеру Hasselblad. Я до сих пор пользуюсь своей системой Hasselblad, значительно разросшейся с тех пор, хотя в данной книге нет фотографий, сделанных ею. В 1979 году я приобрел камеру 4´5 дюймов, которой снимал с переменным успехом примерно пять лет. Я никогда не чувствовал себя комфортно с этой камерой и стабильно получал гораздо лучшие результаты с Hasselblad’ом. В 1987 году я купил подержанную камеру формата 8´10 дюймов Calumet C-1. С самого начала она оказалась для меня идеальной камерой с идеальным размером кадра. Первая фотография, сделанная мною с этой камерой, есть в этой книге: Деревья ольхи и солнечный свет весной, Орегон, 1987 (илл. 17).

В том же году, вооруженный двумя объективами и двенадцатью кассетами для пленки, я оставил свою работу оператора сканеров и поехал через всю страну к новому месту работы в типографии на восточном побережье США. Я отвел месяц на пересечение страны, и мне повезло сделать по дороге фотографии Тополь и свет (илл. 40), а также Серебряный клен и скала (илл. 11). Когда я проработал на новом месте в Коннектикуте три месяца, Рут, работавшая в скорой помощи в Орегоне, взяла неоплачиваемый отпуск, и мы отправились по стране делать фотографии.

Перед началом поездки я купил еще один объектив, десять дополнительных кассет и двести листов пленки 8´10 дюймов.

Мы путешествовали пять месяцев, сначала направившись на север до канадской провинции Ньюфаундленд и Лабрадор, затем поехали к югу через Аппалачи и до Флориды, откуда двинулись на юг и юго-запад и через Юту вернулись в Орегон. Мы ночевали преимущественно в примитивной палатке, готовя пищу на походной плитке. Когда у меня заканчивались неэкспонированные кассеты (примерно раз в 10 дней), мы находили для ночевки дешевый мотель, где я перезаряжал пленку. У нас было много происшествий, но, в конце концов, мы вернулись домой, без денег, но с несколькими стоящими фотографиями.

Я еще на год вернулся к своей работе оператора сканеров и продолжал бесконечную перестройку нашего дома. В 1989 году я закончил оборудование своей первой цветной фотолаборатории в нашем подвале. С вертикальным увеличителем 8´10 дюймов и 26-дюймовым процессором Kreonite для отпечатков Cibachrome я смог приступить к совершенствованию своих техник маскирования и печати.

До этого времени мои работы были представлены лишь в одной галерее. Я ждал, пока у меня накопится достаточная коллекция фотографий, полагая, что если у работ будут подлинные достоинства, они смогут говорить сами за себя. Когда в 1990 году я наконец начал общаться с галереями, то получил очень вдохновляющий отклик и почти сразу же начал продавать довольно много отпечатков.

Хотя я никогда не рассчитывал на то, что смогу продавать достаточно работ для содержания Рут и себя, но когда это начало происходить, это стало приятной прибавкой. Теперь я мог тратить все свое время на работу над фотографиями, как в лаборатории, так и снимая на природе. Я начал показывать действительный прогресс, делая отпечатки, полные света, в которых проявлялись те тончайшие качества, к достижению которых я стремился пятнадцать лет. Каждый месяц и каждый год приносят с собой новые усовершенствования в технике и все лучшие отпечатки. Мой рабочий процесс остается живым и волнующим.

Работы начали продаваться с такой скоростью, что вскоре стало очевидно – мне нужны бóльшая лаборатория и рабочее пространство. Поэтому в следующие два года мы полностью отремонтировали старое здание бывшей церкви, в которое смогли перебраться в 1993 году. Теперь я мог делать отпечатки 30´40 дюймов; при этом размере бóльшая часть изображений выглядела лучше всего. У меня появились три лабораторных помещения общей площадью 1000 кв. футов, а также 2000 кв. футов рабочего, офисного и складского пространства. В лаборатории я установил горизонтальный увеличитель Devere 1010ET с цветной головой мощностью 5000 Вт и 42-дюймовый процессор Kreonite для отпечатков Cibachrome. Мы также работаем над планами по дальнейшему расширению рабочих помещений.

На печать каждого изображения у меня сейчас уходит столько же времени, как и раньше. Хотя с опытом многие аспекты работы ускорились и стали проще, но одновременно я стал разборчивее и требовательнее к деталям. Я всегда продолжаю работу над отпечатком до тех пор, пока не перестаю видеть дальнейшие возможности для его улучшения; хотя совершенство – вещь ускользающая и недостижимая. Каждая фотография оставляет во мне ощущение, что я мог бы сделать ее еще лучше.

Все фотографии данной книги были сняты на слайдовую пленку формата 8´10 дюймов. Фотографируя, я замеряю сцену 1-градусным спотметром и проявляю все слайды нормально, лишь изредка пользуясь пуш-обработкой на одну ступень для дополнительной чувствительности пленки. Я не делаю экспозиционные вилки при съемке, а также никогда не кадрирую изображение и не пользуюсь никакими фильтрами. Почти в каждом случае я фотографирую сюжет лишь с одной избранной точки. Большинство ранних фотографий снимались одним слайдом; сейчас я обычно делаю две идентичных экспозиции для страховки от физических дефектов пленки или случайностей при ее обработке. Я пользуюсь двенадцатью объективами с фокусными расстояниями от 120 до 1200 мм.

Я сам печатаю все свои работы, проводя в лаборатории десять и более месяцев каждого года. Фотопечать – это чрезвычайно синергетический процесс со многими взаимовлияющими и жизненно важными для изображения аспектами, требующими тщательного управления для достижения оптимальных результатов.

При каждой печати мне приходится принимать множество важных и нюансированных решений, вот почему никто, кроме меня, никогда не будет делать мои отпечатки, предназначенные для продажи.

Получение изображений, полных света и высочайшей ясности, обладающих глубиной и чувством, а не только техническим и эстетическим совершенством, требует больших усилий. Я глубоко убежден в том, что традиционно сделанным фотографическим отпечаткам присущи особые внутренние достоинства. Ни одна из моих фотографий не была создана или изменена с помощью компьютерных цифровых методов. Не говоря уже о существенных эстетических проблемах, изображения, попавшие в цифровой мир, теряют право на аутентичность и доверие зрителей, а эти качества жизненно важны для моих фотографий.

Зрители всегда знают, что во всех моих фотографиях я был там и видел отображенные в них вещи. Именно я экспонировал этот лист пленки, а затем, поместив его в увеличитель, лично сделал отпечаток, который они видят перед собой. Я трачу значительные усилия, пытаясь создать отпечатки, доносящие до зрителя не только физическую сцену, бывшую перед камерой, но и отзвук миров невидимых и неведомых, которые существуют и являются подлинной реальностью.

Нередко разница между хорошим и превосходным отпечатком определяется лишь легчайшей перенастройкой взаимодействующих элементов изображения. К примеру, это может быть едва уловимая коррекция цвета, совмещенная с тончайшим изменением в локальной экспозиции тех или иных участков, или это может быть комбинация едва заметных поправок контраста, плотности или контурной резкости изображения. Для каждой фотографии делается, как минимум, одна контрастная маска, специально настроенная для получения нужного эффекта. Нередко делаются также цветокорректирующие маски и иные специальные маски для настройки отдельных диапазонов цвета или плотности.

Все это служит созданию отпечатка, проникающего в глубину природной реальности, а не являющегося лишь механической репродукцией сцены. Многие зрители замечают, что эти изображения нередко «выглядят реальнее, чем если бы мы были там». Хотя выдающаяся резкость отпечатков безусловно может наводить зрителей на такие мысли, но я верю, что основная причина такого восприятия во внутренних качествах изображений, проявляющихся через чувство присутствия, чувство подлинной жизни.

Я считаю отпечатки успешными, если в них слышен хотя бы слабый отзвук бесконечной и беспредельной жизни, окружающей и наполняющей нас. Я молюсь, чтобы они необъяснимым и таинственным образом служили напоминанием о глубине, полноте и чудесном вкусе этой жизни.

Кристофер Беркетт. Пейзаж

Более 25 лет Кристофер Беркетт снимает насыщенные, полные жизни и живописи пейзажи, делая это с ясностью и великолепием, заслужившими ему имя одного из лучших фотографов современности, работающих в жанре цветной фотографии. Фотографии Беркетта выполнены в редкой для сегодняшнего времени технике прямой проекционной печати с диапозитивных пленок на специальную фотобумагу «сibachrome». Отпечатки отличаются не только внушительными размерами (100×150 см), но и характерным цветовым контрастом. Зрители, потрясенные красотой этих изображений, нередко отказываются поверить, что перед ними фотографии. Но это именно так, и это фотографии Беркетта.

«В эпоху цифрового воспроизведения изображений, когда подлинные ручные приемы работы фотохудожника уходят в небытие, Кристофер Беркетт не только бережно сохраняет традиции, но и продолжает совершенствовать художественную цветную фотопечать», — отмечает Ярослав Амелин, арт-директор «Галереи Классической Фотографии». Что немаловажно, не только мастерство выделяет его среди фотографов, работающих в цвете, но и сюжеты, отражающие очень личный взгляд мастера на окружающий мир. Он находит свои картины в местах, совершенно общедоступных; его не часто встретишь в общепризнанных центрах пейзажной красоты, таких как национальные парки. Большая часть его шедевров сделана на лощинах дорог, среди заброшенных полей, на неприметных лесных опушках. При этом, он умеет показать совершенство нашего мира в каждой детали своих фотографий и приближается к нему настолько, насколько это возможно осуществить с помощью крупноформатной камеры 8×10 дюймов и необычайно сложных техник цветной печати».

«Руки Кристофера ощущаются в каждой фазе его работы, при печати, фотографировании и на всех промежуточных стадиях. Каждый отпечаток — свидетельство бескомпромиссности и преданности своему делу», — комментирует Марк Коберт, куратор «Галереи Классической Фотографии». Бессчетные часы тратятся на работу с контрастными масками, настройку тональных контрастных переходов, тончайших взаимосвязей теплых и холодных цветов, выверенных ритмических интервалов в каждой отдельной области и среди всех компонентов картины. В его руках инструменты теряют свою механическую сущность и превращаются в продолжение способностей художника, точно так же как палитра и кисти живописца не имеют самостоятельной ценности, а скорее выступают частью его руки, наилучшим образом приспосабливая ее для творчества».

Чтобы совладать с контрастом сюжета, Беркетт делает черно-белый негатив, идентичный по сюжету с цветным слайдом, и печатает их, точнейшим образом совмещая обе пленки. Варьируя контраст и плотности черно-белого контактного негатива, Беркетт добивается точнейшей настройки контраста под требования фотобумаги, создавая светящиеся отпечатки с поразительными деталями и цветом. Он также использует маски для локального управления цветом и его насыщенностью. При экспонировании отпечатка он может задействовать на разных этапах печати до семи масок. Эти и другие приемы помогают ему изменить представления о виде цветных отпечатков и придают его работам несравненную уверенность. Все это требует от Беркетта высочайшего владения технической стороной фотографии, благодаря которой ему удается добиваться абсолютной материальной точности.

Все элементы работ Кристофера Беркетта счастливо сосуществуют друг с другом, взаимодействуя свободно и спонтанно, без принуждения. Это качество свободы и отличает настоящее произведение искусства от его подобия. Плохая фотография выглядит случайно, как если бы ее краски и формы просто оказались в одном месте, без внутренней причины. Или же она может выглядеть форсированной и постановочной, как если бы фотограф навязал свою волю изображенным вещам, собрав их как детали некого законопослушного механизма. Кристофер никогда не полагается на общепринятые изобразительные правила и формулы, динамично развертывая сюжет. Именно поэтому беркеттовские изобразительные пространства выглядят свежо и уникально в каждом конкретном случае.

Время работы выставки: 17 июня — 14 августа с 12:00 до 21:00 (понедельник, вторник — выходные дни). Подробная информация на официальном сайте www.classic-gallery.ru или ГКФ.РФ

Кристофер Беркетт в Галерее Классической Фотографии

Признанный мэтр американской пейзажной фотографии показывает в Москве одну из самых представительных выставок в технике прямой печати со слайдов по процессу сибахром

Галерея Классической Фотографии, 17 июня — 15 августа

Галерея Классической Фотографии (Саввинская наб. , 23, корп. 1) представляет выставку работ Кристофера Беркета — известного американского фотографа, в работах которого техническое мастерство печати тесно переплетено с тонко нюансированным видением и ощущением достоверной передачи природы.

Посетители выставок Кристофера Беркета нередко с удовольствием говорят, что их ощущения сродни рассматриванию живописи, хотя им известно, что перед ними фотографии. При этом его фотографии не имитируют «живописные» эффекты мазков кисти, смешивания красок или нарочитого буйства цветов. Кристофер не просто фиксирует внешний облик вещей — подобно великим живописцам, он глубоко проникает в тайну внешнего облика природы и воплощает ее в произведениях искусства, выявляющих ее внутренний свет и живую структуру.

При передаче пространства в своих картинах Кристофер не полагается на иллюзии линейной или атмосферной перспективы. Скорее, подобно мастерам традиционной живописи, он задает объем пространства исключительно изобразительными средствами: противоборством форм и цветов, напряжением, возникающим между элементами картины. Он всегда изучает динамику развертывания сюжета, и его изобразительные пространства выглядят свежо и самостоятельно. Сюжеты большинства работ Кристофера Беркета не имеют самостоятельной ценности; ему важна жизнь форм. Форма дает вещи возможность быть тем, что она есть. Латинское слово formosus обозначает одновременно «полноту формы» и «красоту». Именно форма — самый абстрактный аспект картины — ритмические взаимосвязи линий, контуров и цветов, динамичные напряжения между двумерной плоскостью и вырывающимися из нее цветными пятнами. Именно это делает фотографии Беркета такими реальными и подлинно выглядящими.

Анри Матисс писал о художественном процессе: «Первым шагом к созданию произведения искусства служит умение видеть все так, как оно есть в реальности, и это требует постоянных усилий».

На протяжении многих веков искусство и технология испытывали взаимное влияние, дополняя и обогащая друг друга. Платон не делал различий между ними, объединяя их словом techne, что можно перевести как «знание как». Такая концепция объединяет и раскрывает технические аспекты искусства и художественные аспекты технологии. Беркет добивается абсолютной материальной точности снимков, поскольку убежден, что невозможно отделить изображение от интегрального качества его воплощения, то есть отпечатка. Бессчетные часы тратит он на работу с контрастными масками, настройку тональных переходов, тончайших взаимосвязей цветов и выверенных ритмических интервалов. Подобно дирижеру оркестра, он добивается от каждой части подобающего места в симфонии. Беркет часто работает с контрастными цветами, их сопоставление придает фотографиям дополнительную насыщенность. Некоторое ощущение абстракции, возникающее при этом, нивелируется использованием автором цвета как формы, интегрированной с другими элементами изображения и работающей на целостность восприятия произведения.

Эдвард Уэстон определял композицию как самое сильное видение сюжета. Беркет знает, когда композиция получается наиболее сильной, и в этот момент изображение фиксируется на пленке во всей его цельности. Автор проносит вдохновение момента экспозиции через весь процесс печати, никогда не кадрируя фотографии, а печатая их целиком.

Лучшие фотографии мастера обладают ощущением почти мистической связи со зрителем — это чувство можно испытать лишь при непосредственном просмотре оригинального отпечатка. В эпоху цифрового репродуцирования произведений искусства ремесленная составляющая исчезает из квалификации фотографа, однако некоторые мастера продолжают традиции художественной цветной фотопечати. И фотографии Кристофера Беркета восстанавливают в наших глазах ауру оригинального произведения искусства. В них есть свет и жизнь, возникающие лишь под руками выдающегося мастера, в совершенстве овладевшего своим искусством.

Экспозиция из 110 работ мастера разместится в двух залах галереи.

Источник: classic-gallery.ru



Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment. RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.

PR-КЕЙС: Кристофер Беркетт | PR-агентство

Персональная выставка Кристофера Беркетта (Christopher Burkett) – признанного во всем мире мэтра американской пейзажной фотографии – прошла в Москве с 17 июня по 14 августа 2011 года в «Галерее классической фотографии». Экспозиция из 110 работ разместилась в двух залах крупнейшей фотогалереи России.  

На PR-агентство «Красное Слово» была возложена задача по широкомасштабному анонсированию мероприятия. В кратчайшие сроки была развернута информационная поддержка выставки в общественно-политических и специализированных СМИ. Информация о мероприятии транслировалась на телевидении, радио, в электронных и печатных изданиях, социальных сетях.

Пресс-конференцию, посвященную торжественному открытию выставки, посетили 23 журналиста, а также сотни гостей, большинство из которых – профессиональные фотографы, арт-дилеры, искусствоведы. Также на мероприятии присутствовали официальные лица – представители Посольства США и Министерства культуры РФ. Благодаря грамотной PR-поддержке мероприятия открытие выставки Кристофера Беркетта стало заметным событием в культурной жизни столицы. С 17 июня по 14 августа выставку посетили десятки тысяч москвичей и гостей столицы.

Отдельное спасибо хочется сказать арт-директору галереи Ярославу Амелину и куратору выставки Марку Коберту. Благодаря им мы поняли, почему цифровые технологии никогда не заменят классическую фотографию.

Пресс-конференция, посвященная открытию выставки

Кристофер Беркетт приехал на пресс-конференцию, посвященную открытию своей выставки, и рассказал ее участникам, что на становление его как фотографа и художника повлияла вера в Бога. «Бывали времена, когда я выходил после Божественной литургии и видел, как свет и цвет преображают мир. Это был подарок мне, которого я не заслуживал. Я почувствовал, что фото станет лучшей передачей этого света», – отметил он.

Одни из лучших работ Кристофера Беркетта

Анонсирование в профессиональных и общественно-политических изданиях

Информативность пресс-материалов, подготовленных специалистами коммуникационной группы «Красное Слово», помноженная на многолетний опыт работы со СМИ, позволили анонсировать выставку не только в специализированных зданиях, посвященных фотографии, но и в развлекательной и общественно-политической прессе.

Анонсирование на радио и телевидении

Анонсирование выставки на популярных радиостанциях и телеканалах позволило обеспечить массовый поток посетителей. Тысячи москвичей и гостей столицы пришли увидеть своими глазами работы выдающегося фотографа современности, выполненные в редкой для сегодняшнего времени технике печати Сibachrome.

Ставьте лайк! Подписывайтесь на канал! Заходите на сайт PR-агентства «Красное Слово»!

Галерея классической фотографии приглашает на выставку Кристофера Беркетта

Галерея классической фотографии приглашает на выставку «Блистательный цвет Кристофера Беркетта: новые работы». В экспозиции ‒ 130 снимков одного из самых популярных и продаваемых классических фотографов США.

Фотографа Кристофера Беркетта долго искать не пришлось, он в центре галереи, рядом с камерой, показывает, как ею пользоваться. Камера хоть и выглядит раритетной, на самом деле, ей всего несколько лет, однако принцип работы все-таки аналоговый.

«Эта камера очень похожа на мою. Моя ‒ в Орегоне, она немного старше этой, но все линзы у меня современные. Замечательная камера. Конечно, она работает медленно, не как цифровые аппараты, но технологический прогресс все-таки заметен», ‒ пояснил Кристофер Беркетт.

На планете не найдется и 10 человек, которые работают, как Кристофер, ‒ в технике ручной оптической печати прямо со слайдов, то есть нет ни позитивного процесса, ни негативного, на бумагу переносятся оригинальные, природные цвета. Бумага для этих целей тоже не каждая подходит, Беркетт печатает только на «Цибахроме».

«Количество цветов, воспроизводимое этой бумагой, ‒ самое большое в мире, то есть ни одна технология печати не достигает такой широты по цвету. Второй вопрос ‒ вопрос сохранности. Любая цветная печать крайне недолговечна. «Цибахром» в этом смысле до недавнего времени ‒ единственная музейно-признанная цветная бумага», ‒ рассказал куратор выставки Марк Коберт.

Архивный срок хранения у этой бумаги ‒ около 500 лет. До недавнего времени ее выпускал завод ILFORD, основной производитель черно-белых пленок. Так было до 2011 года. После ‒ изготовление бумаги Цибахром остановили. И она бы канула в лету, если бы не Кристофер Беркетт и его ученик, основатель Галереи классической фотографии Самат Гильметдинов. Они выкупили последнюю партию бумаги.

«У Кристофера и у меня осталось, наверное, листов, я так думаю, десятки тысяч. Конечно же, за свою жизнь ни я, ни он не сможем их использовать. Если бы кто-то был, мог бы такую же технологию освоить, мы бы отдали часть этой бумаги, чтобы классическая фотография не умерла», ‒ говорит Самат Гильметдинов.

Несколько тысяч листов могут ждать своего часа очень долго ‒ за все время карьеры Самат использовал около 200 полотен, Кристофер ‒ раза в два больше, и это несмотря на то, что Беркетт ‒ один из самых продаваемых фотографов и в Штатах, и в России. Это ‒ известнейшая работа на его последней выставке в Москве, в 2011-м, эти березы ожидаемо стали бестселлером.

Анна Галинская

Новости культуры

Кристофер Беркетт — американский фотограф-пейзажист | Люди | Истории

30 сентября 2015, Люди

Кристофер Беркетт родился в 1951 году и вырос на тихоокеанском побережье Америки. С детства он был близорук. Когда ему в первом классе прописали очки, мир вокруг стал ясным и четким. Кристофер был просто поражен, когда вдруг все окружающие его предметы, что казались до сих пор сочетанием расплывчатых форм, обогатились «массой поразительных, воистину чудесных деталей». «Да, у меня действительно открылись глаза, — вспоминает фотограф о том волнующем моменте своей жизни. — Отныне я обрел способность видеть, действительно видеть материальный мир со всеми его изысканными и столь важными частностями».

Новообретенный детализированный мир понравился Беркетту; любовь к деталям сыграла позднее весьма важную роль в его фотографической карьере. С 19 до 26 лет будущий известный фотограф жил в православном монастыре, но оставить обитель в 1979 году его заставила любовь: во-первых, он увлекся искусством фотографии, а во-вторых, в том же году он женился.

С тех пор он и его жена Рут ежегодно по два месяца в году посвящали путешествиям по Северной Америке, избегая при этом национальных парков и других слишком популярных ландшафтов. Беркетт решил использовать исключительно формат 8×10 дюймов и приобрел старомодную металлическую карданную камеру Calumet С-1.

Конструкция его аппарата требует длительной экспозиции, и в результате для Беркетта возникает масса сложностей. «Ветер — это настоящий бич всех фото-графов-крупноформатников, — говорит он. — Время большинства моих экспозиций — от одной до двадцати секунд, и малейшее движение листьев, травы или ветвей способно нарушить четкую определенность деталей».

Страсть Беркетта к совершенству образа воистину фантастична. К примеру, для создания фотографии «Восход с осенней брусникой» ему понадобилось целых три дня и 50 экспозиций, прежде чем его попытки увенчались успехом. В те десять месяцев в году, когда он не путешествует, Беркетт шесть дней в неделю проводит по 14 часов в сутки в своей фотолаборатории, скрупулезно обрабатывая цветные негативы (размером 8×10 дюймов) и превращая их в великолепные художественные отпечатки размером 20 х 24 и 30 х 40 дюймов на бумаге Cibachrome или llfochrome Classic Deluxe.






Источник

Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь


МОСКОВСКАЯ АФИША. ВИДЕОРОЛИК. — 9 Июля 2019

ГЕНИЙ СВЕТА КРИСТОФЕР БЕРКЕТТ В ГАЛЕРЕЕ КЛАССИЧЕСКОЙ ФОТОГРАФИИ.

Мы живём в удивительное время. И оно не перестаёт нас удивлять. На Саввинской набережной в Галерее Классической Фотографии всё лето, до середины сентября, мы можем наслаждаться работами гения света и цвета, мастера нецифровой фотографии, знаменитого американца, Кристофера Беркетта. Ежегодно по всему миру продаётся более тысячи вручную изготовленных мастером отпечатков стоимостью от двух до двадцати тысяч долларов. В открытии выставки участвовал сам автор, последний представитель «золотой эры» аналоговой фотографии, легендарный фотограф. Его сопровождала супруга, а также Самат Гиметдинов, ученик мастера, основатель Галереи, и Марк Коберт, директор Галереи.

           В галерее до 15 сентября 2019 года можно увидеть самые заметные шедевры, созданные за 40 лет творчества, включая работы этого года, изготовленные в технике ручной оптической печати со слайда Cibachrome. В 2011 году Ilford сняла Cibachrome с производства — из-за снижения спроса. Последняя партия была реализована в 2012 году. Беркетт подготовился к этому печальному событию заранее — он купил 10-летний запас фотобумаги. Сегодня на выставке можно увидеть около 130 уникальных фотополотен весьма внушительного размера, до полутора метров, — под вывеской «Блистательный цвет Кристофера Беркетта: новые работы».

          Это самая полная и масштабная выставка его работ за последние несколько лет. О своём творчестве и о себе лучше всех рассказал сам Кристофер Беркетт. Те, кто прочитают строчки, написанные самим

автором, найдут для себя повод посетить галерею на Савинской набережной.

 

Кристофер Беркетт.

МИР, ПОЛНЫЙ ЧУДЕС.

            Мир, который открылся мне при рождении в 1951 году, был загадочным и неясным, ибо я был рожден чрезвычайно близоруким и мог ясно видеть лишь в нескольких дюймах от своего лица. Не имея представления о том, что можно видеть мир иначе, я решил, что именно таким его видят все. Я научился узнавать свою семью и других людей по нерезким очертаниям их фигур и по присущим только им движениям и походкам. Лица оставались для меня тайной, кроме тех случаев, когда я был совсем рядом с ними.

           За пределами дома мир был полон загадок, постепенно открывавшихся мне в моих путешествиях по двору. Очень легко теряя направление, особенно среди высокой травы, я научился следовать своим собственным тропинкам от места к месту, узнавая объекты по мере их появления в моем нечетком фокусе. Дорожка вокруг дома была надежным указателем, поскольку вела от переднего крыльца дома к заднему.

              Однако, взамен мне были открыты другие чудеса и тайны. Лежа на газоне, я мог вплотную рассматривать травинки, удивляясь их формам и волшебной резкости деталей. Я мог следить за муравьями и мелкими букашками, бродившими среди «леса», и исследовал их уникальный мир, неведомый великанам, спешащим по своим делам. Иногда, наткнувшись на упавший с дерева лист, я с бесконечным восхищением изучал его строение, прожилки и клеточки.

            Таким был мой мир вплоть до первого класса школы. Когда обнаружилось, что я вижу написанные мелом буквы, лишь подойдя вплотную к доске, меня направили к окулисту. Я до сих пор помню щелчки его аппарата, когда он подбирал все более и более мощные линзы. Прежде чем все пришло в фокус, ему пришлось использовать самые сильные дополнительные линзы. Несколько дней спустя я вышел из его кабинета в своих первых очках.

           И какой же мир встретил меня! Изумление ждало меня на каждом шагу. У деревьев были листья. Везде, куда бы я не взглянул, мир был полон невероятных, чудесных деталей, и я мог видеть их все!

            Вернувшись в класс, я ошеломленно застыл в дверях, потрясенный видом всех этих детских лиц, глядящих на меня, – каждое в фокусе и каждое по-своему и неповторимо уникально.

Я восхищался звездным небом, неизвестным мне до того, и постоянно меняющимися формами луны. Я открывал далекие горные пики и удивлялся облакам в небе, непрерывно движущимся, бесконечно меняющим форму и цвет, особенно на закате. Мои глаза открылись, и я смог видеть, по-настоящему видеть, физический мир и все его тончайшие и важнейшие детали.

            Даже сейчас, много лет спустя, я ясно помню чудо этих первых дней открытия мира. Я несу его в себе и знаю, что оно очень сильно проявляется в моих фотографиях. Именно в нем одна из причин того, что я предпочитаю снимать камерой 8´10 дюймов. Мир составлен из бесконечного числа деталей, и лишь самые лучшие объективы и наибольший формат пленки способны как следует передавать их.

            У себя в Орегоне я рос более-менее одиночкой. Прогулки в лесу или у реки придавали мне силы и успокаивали. Я находил утешение в общении с природой – такой полной чудес, бесконечного разнообразия и удивительной жизни. Мягкие звуки ветра в кронах деревьев, река, несущаяся по камням и упавшим стволам, журчание и шелест ручья – все это освежало и успокаивало мою душу. Я мог часами следить за течением реки с ее водоворотами и загадочными противотоками, образуемыми на поверхности скрытыми от меня камнями и выпуклостями дна. Безостановочное щебетание и чириканье птиц наполняло деревья и кусты вокруг меня. Все это перемежалось изменчивыми ароматами трав, деревьев, земли и игрой дождя.

           Закончив школу, я не имел ясного представления, в каком направлении мне двигаться дальше. Я недолго проучился в колледже, какое-то время попутешествовал и сменил пару работ, прежде чем в возрасте девятнадцати лет вступил в христианское религиозное братство.

           Следующие семь лет, проведенные в монастырском учении и труде, были очень насыщенными и благодарными. Мы жили жизнью, посвященной молитвенному и деятельному служению Христу, работали вместе с людьми окрестных поселений, помогая бездомным и отверженным людям. В эти годы, благодаря неустанным молитвам и ежедневной работе, моя жизнь постепенно начала наполняться светом смысла.

             Нередко, выходя из часовни после общей молитвы, я замечал, что мир вокруг преобразуется внутренним светом. Этот свет не был более яркой разновидностью обычного видимого нами света. Скорее он был теплым, почти благоуханным светом, полным благодати и явственного присутствия Христа. Он прикасался, наполнял собой и преобразовывал все увиденное мною, переполняя мое сердце и изменяя все, включая меня самого, своим лучистым благоволением. Мир наполнялся светом и благодатью. Так мои глаза открывались заново, и я действительно начинал видеть, но теперь я мог видеть и ощущать гораздо больший мир света и покоя.

             Я знал, что этот свет реален. Он был реальнее и драгоценнее всего остального. И я чувствовал, что можно найти способ для фотографирования этого света. Если бы я попытался передать увиденное и ощущаемое мною в нарисованных картинах, то люди отнеслись бы к ним, как к плодам моего творческого воображения. Фотография же рисует светом и обладает неоспоримо прямой физической связью с исходной сценой. С ее помощью я лучше всего смог бы разделить с людьми тот лучистый преобразующий свет, которым, как я теперь видел, наполнен мир. Быть может, со временем я смог бы донести до людей это предвещание света и рая, которое видел повсюду.

             Так, все еще, будучи членом монастырского братства и имея очень ограниченные средства, я в 1974 году начал делать черно-белые фотографии. После трех лет занятий фотографией я стал замечать первые признаки прогресса. По книгам Ансела Адамса я изучил его Зонную Систему и понемногу стал продвигаться на пути к своей цели. Я обнаружил, что движение это требует большего времени, чем мне казалось в начальном беспредельном энтузиазме юности.

           Мне стало понятно, что посвятить свою жизнь этой цели я смогу, лишь имея больше доступного времени и ресурсов. Поэтому я принял трудное решение выйти из монастырского ордена и посвятить себя фотографии. Вскоре после этого, в 1979 году, я женился на Рут, также бывшей в христианском монастыре, и мы начали совместную жизнь.

           Я знал, что большинство зрителей, скорее всего, ознакомятся с моими фотографиями через типографски изданные книги, поэтому решил изучить технику офсетной печати, чтобы знать, как достигать наилучших результатов при передаче фотографий. Продолжая трудиться над совершенствованием своей фотографии, я более десяти лет проработал оператором 40-дюймового четырехцветного листового печатного пресса. Позже я стал оператором профессиональных сканеров и выполнял цветоделение изображений для офсетной печати.

           Эти годы работы в типографском деле оказались чрезвычайно полезными для моих фотографических знаний и навыков. Помимо полного понимания процессов типографской печати, управление печатным прессом помогло мне развить восприятие мельчайших цветовых нюансов, а работа на сканерах – детально разобраться в принципах формирования и воспроизведения цвета.

            Продолжая работать над своими фотографиями, я начал экспериментировать с цветом. Очень быстро я осознал, что цветная и черно-белая фотографии настолько различны, что для наилучших результатов мне нужно сосредоточиться на чем-нибудь одном. При всей моей любви к хорошим черно-белым фотографиям я чувствовал, что лишь цвет позволит мне выразить изобилие, энергию и незамутненную радость жизни. Приняв такое решение, я с тех пор работаю исключительно в цвете.

            Я обнаружил, что для эффективной работы в цвете я должен научиться видеть так же, как это делает моя пленка. Более того, я должен был понять работу всего фотографического процесса – от экспозиции пленки до законченного и оформленного отпечатка, висящего на стене. С годами мои знания в области цветной печати изображений и творческое использование цвета постепенно улучшались, и теперь я вижу, что в этой области есть неограниченные возможности для творческого роста и самовыражения.

              В поисках способов донесения до зрителей отблесков того всеобъемлющего света, что побуждает меня заниматься фотографией, мне стало ясно, что Свет и Божье Присутствие наполняют все вокруг нас – всегда и везде – но лишь в редкие моменты все необходимые элементы складываются в одно целое и дают фотографию, способную дать хоть кратчайшее ощущение этого величия.

          Из тысяч неописуемых чудесных моментов и из несчетных миллионов волшебных деталей, постоянно окружающих нас, лишь редчайшие сочетания могут быть выражены в фотографиях. Как много раз я стоял перед полем или лесом, очарованный неописуемой красотой, и в то же время в полной растерянности от невозможности передать эти ощущения в единственном, столь ограниченном изображении – крошечном фрагменте этого рая. Очень часто мне при этом кажется, что если бы я мог видеть чуть яснее, знать чуть больше, понимать чуть глубже, то, возможно, я справился бы с этой задачей. Чаще всего мне это не удается; чаще всего ничего не происходит или происходит столь несовершенно, что результат можно считать отсутствующим.

            Говоря по правде, я такой же зритель, как и участник всего процесса. Красота и благодать, которую вы можете иногда уловить в моих фотографиях, – это не что-то сотворенное, измененное или доработанное мною. Это нечто, в чем нет моих авторских заслуг. Моя задача состояла лишь в передаче этой реальности самым ясным, светлым и прямым способом, с наименьшими наслоениями, искажениями и отклонениями, исходящими от меня или от фотографического процесса.

              Иногда и очень редко ко мне приходит дар. Та благодать, что пронизывает все сущее, преодолевает на мгновение мою слепоту и неумелость, и невыразимый свет, словно легчайшим кончиком пера прикасается своим пламенем к моей фотопленке, даря мне сокровище – дар Божьей милости, с тем, чтобы я разделил его со всеми людьми. Именно поискам этого Света я посвятил последние двадцать пять лет своей жизни, и именно за этим Светом, если позволит Бог, я буду следовать до самого конца. Я смотрю на возможность делиться с вами этой радостью как на привилегию и честь. Тот, кого коснулся этот свет, не сможет остаться прежним. Я молюсь, чтобы мы могли получать эти дары, с благодарностью и смирением вознося хвалу Богу, благословляющему нас.

           Спешите увидеть шедевры Кристофера Беркетта до 15 сентября в Галерее классической фотографии (г. Москва, Саввинская наб. 23 стр. 1).

*Фотографии Кристофера Беркетта.

1. Плавающие пурпурные листья. 1990

2. Зелёная чемерица. Аляска, США.

3. «Лесной Свет» Колорадо, 2006.

4. Снегопад ранней зимой, Колорадо, 2000 Early Winter Snowfall.

5. Осеннее черничное поле на восходе солнца, Мэн, 1994.

6. Осиновая роща, Колорадо, 1993 Aspen Grove, Colorado, 1993.

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС!!!

 


Расскажи друзьям:

Обзор Цибахромы ручной работы | Кристофер Беркетт


По формату

Цибахромы, сделанные из фотографий Hasselblad (квадрат, изображения 2 1/4 дюйма)
Изображения с пленки 2 1/4 ″ (6 × 6 см)

Горизонтальные цибахромы из пленки 8 × 10 ″
Кадры из пленки 8 × 10 ″

Вертикальные цибахромы из пленки 8 × 10 ″
Кадры из пленки 8 × 10 ″

Панорамные горизонтальные цибахромы из пленки 4 × 10 ″
Кадры с пленки 4 × 10 ″

Панорамные вертикальные цибахромы из пленки 4 × 10 ″
Кадры с пленки 4 × 10 ″


По месту нахождения

  • Аляска (14)
  • Аризона (3)
  • Австралия (6)
  • Британская Колумбия (1)
  • Калифорния (22)
  • Колорадо (58)
  • Коннектикут (4)
  • Делавэр (1)
  • Флорида (3)
  • Гавайи (11)
  • Айдахо (4)
  • Кентукки (30)
  • Лабрадор (2)
  • Мэн (10)
  • Миннесота (2)
  • Монтана (4)
  • Невада (1)
  • Нью-Брансуик (3)
  • Нью-Гэмпшир (7)
  • Нью-Джерси (2)
  • Нью-Мексико (3)
  • Нью-Йорк (4)
  • Ньюфаундленд (6)
  • Северная Каролина (11)
  • Северная Дакота (2)
  • Новая Шотландия (3)
  • Огайо (1)
  • Орегон (76)
  • Пенсильвания (5)
  • Южная Каролина (2)
  • Южная Дакота (1)
  • Теннесси (11)
  • Техас (1)
  • Юта (21)
  • Вермонт (10)
  • Вирджиния (20)
  • Вашингтон (3)
  • Западная Вирджиния (11)
  • Вайоминг (11)

Прайс-лист | Кристофер Беркетт

2020 pdf прейскурант

Формат пленки и размеры печати

  • Отпечатки на прозрачных пленках 8 × 10 дюймов доступны в размерах 20 × 24 дюймов и 30 × 40 дюймов.
  • Отпечатки на прозрачных пленках 4 × 10 дюймов доступны в размерах 13 × 33 дюймов и 20 × 50 дюймов.
  • Отпечатки на прозрачных пленках 2 1/4 × 2 1/4 ″ доступны в размерах 20 × 20 ″ и 30 × 30 ″

Фотографии, отпечатанные вручную Кристофером Беркеттом

Прекрасные фотографии Кристофера Беркетта, отпечатанные вручную, продаются через эти галереи. Если у вас нет возможности посетить или сделать заказ в галерее, свяжитесь с нами.

Мелкий шрифт — это гораздо больше, чем просто воспроизведение изображения.Это кульминация вдохновения и видения фотографа. Это самая четкая, самая прямая и мощная форма изображения, способная выходить за рамки слов, идей и концепций, чтобы затронуть и переместить зрителя самым прямым и непосредственным образом. В своей высшей форме мелкий шрифт может быть прозрачным средством, смело общающимся шепотом и намеками на ранее невидимые и неизвестные миры.

Никакая другая форма изображения не может передать так мощно тонкости, присутствие и яркость, которые могут присутствовать в мелком шрифте.Мелкий шрифт — это, по сути, кульминация творческого процесса фотографии; каждый оттиск по праву может считаться подлинным произведением искусства.

Одно из уникальных преимуществ фотографии состоит в том, что одно и то же изображение может быть напечатано на нескольких экземплярах, что дает возможность творческой интерпретации в процессе печати. Форма и каркас изображения существуют на промежуточном этапе внутри негатива (или прозрачности), но нереализованы и не проявлены до создания мелкого шрифта.

Мелкий шрифт — жизненно важная и необходимая часть всего творческого фотографического процесса, и это последний шаг, который передает зрителю суть того, что было видно и чувствуется в момент экспонирования пленки. С полным пониманием всех промежуточных этапов, которые приводят к достижению кульминации в окончательном отпечатке, фотограф может наиболее эффективно работать с имеющимися фотоматериалами и наиболее творчески использовать весь процесс.

Чтобы освоить фотографический процесс, необходимо интуитивно понимать природу света и цвета; и их взаимодействие с пленкой и сенсибилизированными материалами с момента экспонирования до окончательной печати.Только полное знание всего процесса может полностью использовать материалы для наиболее ясного и полного художественного выражения.

Вот почему я единственный, кто напечатает свои фотографии сейчас и в будущем. Вы можете быть уверены, что каждый отпечаток тщательно и скрупулезно печатается мною по отдельности в соответствии с высочайшими стандартами. Когда я печатаю, я трачу неограниченное время на каждое изображение, работая над точной настройкой изображения, пока оно не достигнет точки, близкой к совершенству, и выражаю то, что я вижу и чувствую.

Только так печать может иметь возможность говорить со зрителем о тайнах вокруг нас; те, которые наполняют землю и небо и заставляют наши души петь благодарением и хвалой. Это цель и цель, к которой я стремлюсь бесконечно.


Прайс-лист 2020

20 × 20 ″ — 20 × 24 ″ 30 × 30 ″ — 30 × 40 ″
$ 1250,00 2500,00 долл. США Большинство фотографий изобразительного искусства
(Цена всех отпечатков, если не указано иное)
2000 долларов.00 4000,00 $ Осенний цирк Осенняя буря (13 x 33 дюйма и 20 x 50 дюймов) Бивер Лодж на рассвете Black Mountain Осиновый лес Голубой меланж Цветущие травы Смелый осенний лес Упавшая скала Плавающие листья на реке Лесной свет Золотая осиновая поляна (13 x 33 дюйма и 20 x 50 дюймов) Изящная осина Радужное обугленное дерево Поздний летний пруд Марчелина Аспенс Утренняя буря (20 × 20 ″ и 30 × 30 ″) Пастельный оранжевый клен Розовые плавающие листья Сияющая горная осина Красные лозы и зеленые травы Красный Вудбайн на закате Серебряный клен и каменная стена Еловый и светлый осиновый лес Летний вересковый сад Закат, Большие песчаные дюны (16×20 ″ и 24×30 ″) Sweetgum Stars (20 × 20 ″ и 30 × 30 ″) Теллурид осины Полупрозрачный лес Белые каллы на рассвете Навес из белого кизила (20 × 20 ″ и 30 × 30 ″) Дикие апплетри и туман Дикий красный клен и туман Клен желтый, лес и свет
3000 долл. США.00 6000,00 долл. США Голубой ледяной лед Рябь реки Клируотер Кизиловый лес и туман Изумруд Мерсед, Калифорния (13 × 33 ″ и 20 × 50 ″) Светящаяся зимняя осина (20 × 20 ″ и 30 × 30 ″) Зеленый вератрум Клен красный молодой
4 000,00 долл. США 8 000,00 долл. США Великолепные листья на закате (20 × 20 ″ и 30 × 30 ″) Сияющие кувшинки Восход и осень Черника Сумерки, река Вирджин, каньон Зайон
6000 долл. США.00 12 000,00 долл. США Осиновая роща Хлопковое дерево и свет Светящийся осенний лес Кизил розовый и белый

Кристофер Беркетт Биография

О фотографе

Кристофер Беркетт (американец, 1951 г.р.) более четырех десятилетий трудился над созданием того, что многие считают самыми безупречными и яркими цветными фотографиями в истории фотографии.Посвященный созданию каждой фотографии вручную из листовой пленки формата 6×6 и 8×10 с использованием снятой с производства фотобумаги Swiss Cibachrome, Burkett создал одни из самых архивных, а также самых больших и самых высоких цветных фотографий с высоким разрешением, когда-либо созданных.

Проведя почти десять лет в монашеской общине, Беркетт понял, что его высшее призвание — представлять свет, который он мог видеть в мире вокруг себя, другим посредством фотографии.Выбор неизменного нетронутого пейзажа в качестве основного объекта съемки был обдуманным и преднамеренным решением, как и окончательное решение Беркетта посвятить свои фотографические усилия цветному, а не черно-белому. «Мир был создан в цвете» — лаконичное объяснение Беркетта, и это его постоянное намерение представить сам мир, раскрытый в его высшей реальности / сиянии, а не навязывать свою собственную интерпретацию. Беркетт кропотливо посвятил себя сохранению правдивости своих изображений, стремясь показать зрителю то, что он «видел» воочию в американской пустыне.В одном запоминающемся снимке «Сумерки, река Вирджин и каньон Зайон, штат Юта» фотограф был вдохновлен пятью годами технических усилий, прежде чем рассматривать получившееся изображение как точное и достойное визуальное подобие.

Одаренный созерцательным духом, а также глазом художника, Беркетт обладает необычной способностью запечатлеть мир природы таким образом, который одновременно отражает «мир за миром», как могли бы выразиться Майнор Уайт и Пол Капонигро. И хотя кураторы сравнивали Беркетта с американскими цветными пейзажными фотографами Элиотом Портером и Эрнстом Хаасом, чей жанр американской пейзажной фотографии он расширил, ни один из них не разработал исключительно свой собственный фильм и не попытался применить стандарт темной комнаты, явно очевидный при просмотре оригинальных Cibachromes Беркетта. .

В последнее десятилетие Беркетт обратил свое внимание на серию, которую он называет «музейной коллекцией». Эти Cibachromes, выпущенные ограниченным тиражом в пятнадцать экземпляров, изготавливаются вручную и имеют беспрецедентные в истории размеры: от 40×40 дюймов и 40×50 дюймов до 24×62 дюймов. Беркетт считает эти фотографии вершиной своих достижений в темной комнате и ценит их включение в коллекции музеев и общественных мест, где они могут быть более внимательно изучены учеными, кураторами и охватить постоянно расширяющуюся аудиторию.

Коллекции музея включают: Художественный музей Портленда, Музей изящных искусств Бостона, Центр творческой фотографии и Художественный музей Тусона.

Посмотреть специальный выпуск PBS о Кристофере Беркетте ЗДЕСЬ

Кристофер Беркетт

Кристофер Беркетт


Кристофер Беркетт

Кристофер Беркетт создает цветной пейзаж фотографии невероятной красоты. Он в основном использует камеру обзора 8 x 10 дюймов и делает его собственные илфохромные отпечатки.Работы мистера Беркетта представлены в ряде крупных фотогалерей по всей стране и известен почти совершенство его работы. Он родился в 1951 году и живет в Орегоне.

    Цены:
  • 20 x 24, 20 x 20, 13 x 33 …………. $ 1 250,00 (включая коврики)
  • 30 x 40, 30 x 30, 20 x 50 ………. $ 2,500.00 (с матировкой)
  • Есть некоторые исключения из этих цен. определяется тем, как многие продали.

Нажмите здесь, чтобы увидеть две фотографии размером 30 x 40 дюймов по специальной цене
Christopher Burkett также предлагает музей ограниченной серии оттиски большего размера, чем его нормальный размер, и отредактированные для всего 15 экз.Он заявляет на своем веб-сайте : «Я считаю, что эти большие принты — лучшие образцы моего искусства и ремесла, высшее выражение моих фотографических работ ». Цены начинаются с 6 000,00 долларов США и увеличиваются до 35 000,00 долларов США и более, в зависимости от сфотографировать, как тиражи распродаются. Пожалуйста, уточняйте у нас конкретная цена любой штуки.

(Щелкните мышью по изображениям ниже, чтобы увеличивать их и посмотреть цены.)

Лесной свет

Полупрозрачный лес

Белые каллы на рассвете

Ель и осиновый лес

Осенняя буря

Золотая осина поляна

White Snow Spiers / шрифт>

Светящаяся зимняя осина

Кизил, лес и туман

Сияющие кувшинки

Великолепные листья на закате

Coastal Storm, Орегон, 1985 г.
(размер 20 x 20 — 1250 долларов США.00 и 30 x 30 — 2500 долларов США)

Pink Floating Leaves, Кентукки, 1990 г.
(размер 20 x 24 — 2000 долларов США, размер 30 x 40 — 4000 долларов США)





Pink and White Dogwoods, Кентукки, 1991 г.
(размер 20 x 24 — 6000 долларов США, размер 30 x 40 — 12 000 долларов США)





Аспен-Маунтинсайд, Колорадо, 1993
(размер 20 x 24 — 1250 долларов.00 и 30 x 40 — 2500 долларов США)





Аспен Гроув, Колорадо, 1993
(размер 20 x 24 — 6000 долларов США, размер 30 x 40 — 12 000 долларов США)

Нажмите здесь зайти на личный веб-сайт Кристофера Беркетта, чтобы увидеть больше его фотография.

ВОЗВРАТ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

КАК К ПОКУПКЕ

Джон Пол Капонигро :: Кристофер Беркетт (01.09.97)

Кристофер Беркетт

Кристофер Беркетт родился в 1951 году и вырос на Тихоокеанском Северо-Западе.В 1975 году, будучи братом по христианскому ордену, он заинтересовался фотографией как средством выражения красоты, присутствующей в мире природы. В течение следующих двадцати лет он постепенно совершенствовал свое ремесло, так что фотография могла быть средством, с помощью которого он мог выразить свое вдохновение. Сегодня он работает почти исключительно с цветной прозрачной пленкой 8×10. В 1979 году Беркетт покинул братство, чтобы заняться фотографией, и женился на своей жене Рут. Он изучил процесс офсетной печати и запустил четырехцветные печатные машины и лазерные сканеры для детального разделения цветов.Сегодня Беркетт много путешествует по Соединенным Штатам, чтобы фотографировать. Его мастерская печать и многочисленные выставки быстро принесли ему международное признание. Беркетт — признанный национальный эксперт в области печати Cibachrome. Его фотографии находятся во многих государственных и частных коллекциях. Беркетт также провел несколько семинаров, спонсируемых через «Друзья фотографии» и Центр искусств ранчо Андерсона.

Чтобы узнать больше о художнике, посетите www.christopherburkett.com

Этот разговор впервые был опубликован в выпуске журнала View Camera за сентябрь / октябрь 1997 года.Узнайте больше о журнале View Camera на сайте www.viewcamera.com


Джон Пол Капонигро Как вы начали заниматься фотографией?

Кристофер Беркетт Ну, я уверен, что это не так, как большинство людей. Раньше я был братом в христианском религиозном ордене около семи лет, и были времена, когда я выходил из часовни после причастия, и иногда я видел, как мир преображается, наполнен светом, и это было очень, очень реально . Это не было воображением.Это было реальнее, чем все, что я испытал.

JPC Похоже, вы описываете необычный способ видения.

CB К сожалению, большинство из нас не так видят мир изо дня в день. Я знал, что если это было реально, то должен быть способ сфотографировать это. Я знал, что если бы я научился рисовать те вещи, которые люди просто сказали бы: «Какое великолепное воображение». Фотография обладает неотъемлемой правдоподобностью. По крайней мере, традиционной фотографии присуща правдоподобность.

JPC Это нужно было вставить.

Что мне кажется интересным во многих фотографиях, сделанных разными фотографами, так это то, что они сосредоточены на точном изображении того, что видит глаз. В то же время многие фотографии представляют мне совершенно иной опыт, чем я когда-либо мог бы испытать своим глазом. Я не могу сразу увидеть такой уровень детализации. Я не могу увидеть эту большую грандиозную панораму в одно мгновение, резкую во всем, со всеми этими цветовыми связями, зафиксированными на месте.Я думаю о вещах, которые фотография может запечатлеть, чего не может увидеть глаз: звездные туманности, микроскопические существа, корона, созданная каплей, разрушающей поверхностное натяжение лужи жидкости, бегущее движение лошади Мейбриджа. Глаз камеры иногда может видеть больше, чем человеческий глаз, потому что он видит иначе. Фотография может дать мне нечто близкое к тому мысленному составу, который я создаю в своей голове, когда смотрю, но это часто путают с правдоподобием. Наше отношение к этому очень любопытно.

CB Я ценю вашу работу и работу, которую делают другие люди, но у меня есть проблемы с тем, чтобы изобразить то, что я пытаюсь сделать.

JPC Он служит другим целям.

CB Правый. Если бы это был цифровой отпечаток, можно было бы сказать: «Ну, он просто накрутил нерезкую маску и повозился с ней, и поэтому она выглядит именно так». Как вы спросили, поскольку вся фотография является интерпретирующей, где вы проводите черту? Плюсы подобных цифровых манипуляций для меня тоже большой минус.То, что я пытаюсь передать в своих фотографиях, — это вещи, которые абсолютно реальны в мире, тонкие качества, которые многие люди не видят. Как только это войдет в цифровую сферу, все это станет фантастикой, даже если вы мало что сделали. Сам факт, что он был оцифрован, означает, что все податливо и ничто не является правдоподобным. Я выйду на два месяца, пройду тысячи миль, буду работать как диккенс и, возможно, получу две или три стоящие фотографии, на которых все сошлось.А потом люди смотрят на фотографию и говорят: «Я никогда раньше не видел ничего подобного». В это уже и так трудно поверить.

JPC Но я должен сказать, Крис, только потому, что я смотрю на этот отпечаток, я лично не предполагаю, что он был сделан традиционным способом и, следовательно, отражает реальность. Я верю вам на слово, что вы используете 8х10 и ограниченные манипуляции. Моя легковерность основана на моей вере в вашу этическую позицию, а не в медиума.

CB Правый.Что ж, у меня уже есть люди, которые заходят в галереи и говорят: «Ну, ну, это только что изменили в цифровом виде». И для них большая разница, когда они узнают, что это не было подвергнуто цифровым манипуляциям. И это становится гораздо более правдоподобным, потому что, несмотря на то, что фотография является интерпретирующей, даже если она отличается от нашего обычного визуального процесса, все же существует прямая физическая связь со сценой. Я могу только так много сделать.

JPC Есть и другие подсказки, которые связаны с традиционными манипуляциями.Так что в некотором смысле вы превращаете ограничение в преимущество.

CB Правый. Я работаю в очень ограниченном пространстве с точки зрения возможностей. Но, работая в рамках этого ящика в максимальной степени … это похоже на форму дисциплины, это форма дисциплины, и в этой дисциплине возможны сила и глубина, которых нет ни в одной другой. Кстати — будь то музыка, живопись или фотография.

Я только что получил записи Фредерика Чуи, этюды Шопена.Он такой подвижный. Он выходит за пределы технического мастерства и достигает полной выразительности за счет ограничений того, что обычно считается громоздкими отрывками в музыке, — тем не менее, в такой ситуации может возникнуть потрясающая жизнь. Здесь та же идея.

JPC Трудно описать словами жизнь этой деятельности. Часто приходится прибегать к аналогиям. Они лишь намекают на то, что невозможно полностью описать. Иногда невыразимое — это жизнь картины.Лучший способ понять это — испытать это на собственном опыте.

CB Правый. И в этом вся суть искусства. Правильно? В этом весь смысл и цель искусства — передать то, что так дорого и так ценно. Вспомним, чего сегодня не хватает большому количеству произведений искусства. Он полагается на шокирующую ценность или социальные проблемы, которые могут иметь свое место, но для меня это не обязательно искусство — это не имеет отношения к возвышающим возможностям, которые могут быть выражены через искусство.

JPC В некотором смысле я согласен.Сегодня большая работа очень редко имеет духовное измерение.

CB Традиционно искусство не должно было быть поклонением эго художника, оно должно было быть выражением милости Бога, божественных вещей.

JPC Это ставит искусство на службу чему-то помимо нас самих.

CB Правый. Намного лучше. Думаю, это был Бах, в конце всех своих сочинений он написал фразу на латыни, которая переводилась как «Во славу Божию». Вы можете услышать это в его музыке.Для меня такая жизнь должна быть в искусстве.

Я православный христианин, которого в США обычно не очень хорошо понимают. Православие — это изначальное христианство; он никогда ни от чего не отделялся. Вы можете сказать это довольно свободно, потому что это подкреплено историческими сочинениями. Один из ключей к Православию заключается в том, что вы должны помнить о своем пороге, а не о том, что делает ваш брат. Поэтому, когда мы говорим о пустых утверждениях, я беспокоюсь о себе, о том, что я делаю, каков мой духовный ответ, а не о том, что, по моему мнению, должны делать другие люди.Если моя религия имеет какое-то значение, так это в моей жизни и в том, что я делаю. В этом его сила, и это должно быть очевидно. Если нет, то это не будет очевидно. Если вы понимаете, о чем я?

JPC Да. Это очень сложный предмет. Очень часто именно духовная жизнь человека больше всего влияет на работу и создает ее наибольшую ценность. В наши дни люди не любят говорить об этом, потому что существует мнение, что если кто-то это делает, то кто-то пытается обратить кого-то или настаивает на том, что их путь является единственно верным, предполагая, что мы не можем принять другие точки зрения.Какая жалость.

CB И все же здесь сохраняется хрупкий баланс. Я думаю, что некоторые вещи правда, а некоторые нет. А это не так популярно. Обычно я об этом не говорю. Но я думаю, что об этом нужно сказать. Это то, что я пытаюсь сфотографировать. Эта кристальная ясность — часть опыта попытки увидеть мир таким, какой он есть на самом деле. Мир полон бесконечного количества деталей. Только наша слепота в той или иной форме не позволяет нам этого видеть.У многих из нас был опыт, когда мы идем по тропе и внезапно видим мир яснее, на мгновение все становится резче, чем обычно, и обычно более светлым. Правда в том, что если бы мы жили … Я раньше пытался найти для этого слово, все термины ограничивают … в состоянии божественной благодати все было бы еще более реальным. Это именно то, что я пытаюсь изобразить в своих фотографиях, тот момент … Я не хочу об этом говорить, потому что это слишком ограничивает.Как только вы об этом говорите, это становится скорее концепцией, чем реальностью. И то, что я пытаюсь представить своими фотографиями, — это почти супер-реальное качество, не фальшивое, а супер-реальное. Я пытаюсь показать что-то ценное и реальное, чего не видит большинство людей.

Я скажу это тупо или прямо, это действительно связано с Богом. Мне не стыдно это говорить. Я думаю, это очень иронично, я не хочу, чтобы это прозвучало как нечто негативное, но это очень иронично, что в нашем обществе те, кто больше всего настаивает на том, чтобы каждому было позволено высказать свое мнение, не хотят, чтобы вы говорили о Боге.У меня была выставка в музее, и у меня было высказывание художника, и в нем я действительно написал слово Бог. Куратор сказал: «Ну, вы знаете, у нас есть некоторые проблемы с тем, чтобы вы использовали слово Бог в своем заявлении». Я сказал: «Очень жаль. В этом вся моя работа». Они оставили это там. Но если бы я сказал несколько ненормативной лексики, наверное, не было бы проблем.

На этом снимке я привел его, чтобы показать вам, что вы видите вещи в формате 30×40, которых не видите в 20×24, если вы посмотрите вниз, в каньон, на берегу реки, в эту травянистую местность здесь, у скалы, пляж и рябь — это больше, чем вы можете физически увидеть.

JPC Когда поднимается этот уровень мелочей, можно пошутить, включая меня, что вы не смотрите на изображения на стене с волчками. Тем не менее, вы говорите об опыте, в котором не только правильно, но и важно отойти на два или три дюйма от отпечатка и обратить внимание на такие детали.

CB У меня ужасное зрение без очков. Я не знал этого, пока не пошел в первый класс. Большая часть вашего механизма обработки изображений формируется к шести годам.Я не мог видеть черты чьего-либо лица, если не находился примерно в полутора футах от них. Я научился узнавать людей по их форме и походке. Я понятия не имел. Я вообще понятия не имел. Потом я получил очки. Это было настоящим откровением. Эти детали внезапно преобразили мир. Я старался не терять чувство удивления и удивления. Я никогда не знал, что на деревьях есть листья, я мог только видеть, упали ли они. Я никогда раньше не видел облаков. Луна в небе была нечеткой каплей.Я никогда не видел звезд, некоторые из самых ярких из них представляли собой очень тусклые шарики, не в фокусе, размером примерно с Луна. Все это чувство невероятного чуда, чудесности осталось со мной. Весь мир полон чудесных деталей.

JPC Интересно, недавно вы сказали, что приобрели репутацию человека, который фотографирует деревья без листьев и листья без деревьев.

Сегодня утром я думал о чудесах, имея в виду вопросы, которые я мог бы задать.Чувство чудесного действительно кажется важным для вашей работы; нахождение ощущения чудесного в вещах, которые мы считаем само собой разумеющимися и которые окружают нас. Мы ожидаем, что чудо будет чем-то, что разрушит границы того, что мы обычно рассматриваем. И все же, если бы мы просто разрушили наши собственные границы, мы могли бы заново открыть для себя чудеса, которые нас окружают.

CB Совершенно верно. Хотя мы можем сделать лишь так много с нашими собственными бутстрапами. Одно из религиозных высказываний говорит что-то вроде: «Меньшее не включает в себя большее.«Вы можете сделать так много только сами; вы можете многое сделать, но с помощью молитв можно сделать больше, чем книги по самосовершенствованию, даже книги по духовному самосовершенствованию. Ничто не может заменить духовную работу по кирке и лопате.

JPC Что заставило вас выбрать цвет?

CB Хороший вопрос. Я начал с черного по белому. Я все еще был в порядке, когда начал фотографировать, и у меня было пять долларов в неделю. Так что я фотографировал на пять долларов в неделю. Итак, я сделал черно-белое изображение.Черно-белое изображение — отличное место для начала, даже если вы собираетесь закончить цветной. Я начал с 2 1/4. В итоге я оставил заказ заниматься фотографией. Затем я начал думать о цвете. Я понял, что это такие разные среды, что мне пришлось сосредоточиться на одном или другом, потому что для того, чтобы действительно работать эффективно, вы должны работать в рамках параметров той маленькой коробки, о которой мы говорили. Итак, я собрал всю свою работу и посмотрел на нее как на группу, и то, что я увидел в цвете, было больше изобилия.Ощущение жизненной силы, которое я чувствовал, лучше передавалось в цвете, чем в черно-белом. Я люблю черно-белую фотографию, это необычно. Но для меня часть этого ощущения погружения в жизнь — все дело в цвете. Многое из того, что мы чувствуем в жизни, связано с цветом. Вот почему я перешел в цвет.

Проблема цветового баланса на самом деле очень важна, о которой мало говорят. Во-первых, я не использую никаких фильтров, когда фотографирую — никогда. Что я пытаюсь сделать, когда печатаю? Я не смотрю на свою прозрачность.Хотите верьте, хотите нет, я не «пытаюсь вспомнить, как выглядела сцена». Цветовая память недостаточна. Вы не будете действительно вспоминать, хотя у вас может быть чувство или чувство по этому поводу. Я смотрю на отпечаток. Все визуальные подсказки для определения цветового баланса находятся в отпечатке. Раньше я думал, что на любом отпечатке есть диапазон приемлемого цветового баланса. Это было просто толкованием, или как вам угодно, но все они одинаково действительны, или что все они будут одинаково хороши.Я больше в это не верю. Теперь я считаю, что для данного источника света, и я печатаю для галогенного освещения, есть только один цветовой баланс, который будет правильным для этого отпечатка. И обычно это будет очень важный цветовой баланс.

Если цветной отпечаток напечатан далеко не по цвету, скажем, он желтый, это все равно, что взять лист желтого ацетата и накрыть им отпечаток. То же самое и с более мелкими и более тонкими приращениями: у вас есть эти вуали разных цветов, и вы просто их снимаете.Покрытия становятся все более тонкими или более тонкими, но когда вы получаете правильный цветовой баланс, он позволяет всем противоположным цветам на фотографии оживать и взаимодействовать друг с другом. Это есть на каждой фотографии. Единственный способ увидеть это — посмотреть на всю фотографию. Учить людей очень сложно. Легко учить, если это далеко, но если у вас немного оторвано, это сложно. Между двумя отпечатками, иногда даже очень небольшая корректировка цветового баланса приводит к гораздо большему разделению тонов, и в нем будет гораздо больше жизни.Это просто из-за цветового баланса.

Самым большим достижением, которое я получил от работы на четырехцветной печатной машине, помимо изучения печати, является то, что я каждый день настраивал минимальное количество цвета в течение всего дня, и это действительно развивает ваше восприятие цвета. И при сканировании я узнал о воспроизведении тона и широком диапазоне интерпретации, возможном только с воспроизведением тона. Я думаю, это было чрезвычайно ценно.

JPC То, что вы сделали это, имеет смысл в сочетании с вашей философией возвращения того, что было на самом деле.Большинство людей относятся к репродукциям гораздо чаще, чем к оригиналам. Если вы хотите поделиться своей работой с максимально широкой аудиторией и при этом иметь максимально точные репродукции, имеет смысл изучить это ремесло.

Некоторые считают такие работы, этот жанр, романтическими, консервативными, они могут даже зайти так далеко, что даже сочтут это устаревшим. Давайте превратим это в сложный вопрос. Это традиция, которая сложилась некоторое время назад. Я думаю, что было бы сложно и интересно выделиться в области, которая уже сложилась, особенно в культуре, которая настаивает на том, что что-то должно быть новым и отличным, чтобы быть оригинальным и достойным высочайшего уважения.Я чувствую себя очень сильно, почтение к природе и запись самоанализа по этому поводу не могут быть точно описаны как устаревшие. Это, скорее, один из самых основных и вечных импульсов человека. Так что мне интересно, как вы относитесь к этому лично.

CB Я не знаю, задан ли вопрос в черно-белом формате.

JPC Что ж, это может быть проблемой для Джона Секстона или Брюса Барнбаума. Многие считают, что такие работы слишком романтичны и не всегда точно отражают пейзаж.Эммет Гоуин, Ричард Мисрах, Марк Клетт, Ричард Адамс и многие другие — фотографы, которые изучили, как человек повлиял на окружающую среду. Нетронутой дикой природы с каждым днем ​​становится все меньше и меньше. Они позволяют текущим условиям сообщать им об исследованиях предыдущего жанра, пейзажа, создавая напряженность вдоль традиционных границ. Некоторые говорят, что выполнение традиционных пейзажных работ сегодня — это форма взгляда через розовые очки. Другие говорят, что я действительно был там. Я был свидетелем этого.Камера доказывает это. Это все еще красиво.

CB Это сложные вопросы. Если честно, я просто все это игнорирую. Я не пытаюсь оправдать то, что делаю. Я думаю, что работа достаточно сильна, чтобы говорить сама за себя. Я не хочу сказать, что это звучит высокомерно, но для меня это не проблема, потому что я знаю, что то, что я делаю, уникально, и мне это комфортно. Когда я нахожусь там, я не пытаюсь искать картинку, которая похожа на картинку, которую я видел раньше. Я пытаюсь увидеть мир свежим и чистым, но при этом со знанием истории фотографии.Я не думаю о работе в рамках традиции, я думаю о работе в мире, в жизни.

Я чаще получаю такую ​​реакцию от людей с восточного побережья, чем от западного. Прискорбно, когда люди смотрят на работу и так реагируют на меня, но в настоящее время у меня не так много людей на самом деле говорят так о том, что я делаю. У меня были музеи, которые говорили: «Знаешь, мне очень нравятся твои работы, это не то, что я видел раньше, но музеям будет сложно коллекционировать их, потому что они такие красивые.«Это не было сделано раньше, это не банально, не то чтобы в этом нет смысла, но это слишком красиво. Есть что-то подозрительное в красоте? Это говорит о чем-то, не так ли?

JPC Есть ли что-нибудь, о чем мы не рассказали, о чем вы хотели бы поговорить?

CB На самом деле я должен упомянуть свою жену Рут. Она мне очень помогает.

JPC Мне было очень интересно съездить в Грузию на недавнее открытие. Спустя какое-то время мне удалось взять интервью у Гарри Каллахана.Меня очень впечатлила его жена Элеонора. Кажется, что во многих случаях — Эммет и Эдит Гоуин, Джим и Джеки Доу, Эд и Мелани Ранни, Арнольд и Гас Ньюман, мои мать и отец, и это лишь некоторые из них — партнер очень помогает художнику.

CB Что ж, Руфь очень меня поддержала — эмоционально и во всех других отношениях. Когда я уволился с работы по продаже печатных машин и сканеров и посвятил себя фотографии, она несколько лет проработала полный рабочий день. Даже более того.Она помогает мне таскать оборудование. Она много по телефону работает с галереями и контактами. Она всегда была рядом. Она очень поддерживает меня и с энтузиазмом относится к тому, что я делаю. Много-много раз у меня было открытие или преподавание, и фотографы подходили и говорили: «Вы знаете, что вам действительно повезло иметь Руфь в качестве жены. Моя жена не понимает, что я делаю. Она выиграла. Жду пока сфотографирую «. Я забываю, насколько это необычно. Как видите, мы разные личности, но это может пойти нам на пользу.

Иногда мы можем проявлять чрезмерную чувствительность в отношении нашей работы, когда кто-то что-то о ней говорит, и читать гораздо больше из того, что было сказано, чем было задумано или что на самом деле имеет какое-либо значение. Вы чувствуете себя раздавленным. И Рут скажет: «Вы, наверное, неправильно истолковали то, что они сказали».

Даже сейчас, когда я печатаю, я много чего показываю Рут. Я спрошу ее, что она думает. Иногда я раздражаюсь, когда думал, что это будет хороший отпечаток, а она говорит, что он выглядит немного темновато или что-то в этом роде.«Ооооо! Ты прав». Я признаю. Вы даже получаете такую ​​обратную связь.

JPC Я точно знаю, что вы имеете в виду. Это действительно помогает иметь человека, чьему глазу можно доверять. Я чувствую, что могу доверять инстинктам своей жены Алекс. Она не всегда может их сформулировать, но ее основные инстинкты верны. Наши партнеры по жизни могут очень помочь. Они готовы помочь вам и понимают, кто вы и где были. Это замечательно, когда рядом с тобой кто-то есть. Когда определенный набор обстоятельств не складывается оптимально, с вами кто-то говорит: «Продолжайте.

Где они сейчас: Крис Беркетт

Поражение одной команды AFC East — еще одно преимущество команды AFC East.

После четырех сезонов игры за «Баффало», двух игр в кампании 1989 года, широкий ресивер Крис Беркетт и Биллс попали в немилость, и он был освобожден. Джетс немедленно потребовал от него отказа.

«Я был на пике карьеры и считал себя неплохим приемником. Годом ранее я попал во вторую команду All-Pro Team.«Биллс и я просто не соглашались друг с другом», — сказал Беркетт. «Я играл против« Джетс »четыре года, и я был просто рад быть в АФК и иметь возможность играть за такую ​​команду, как« Нью-Йорк Джетс ». . Я был выбран с Эл Тун и парой парней, так что я знал их. Я был в восторге «.

После менее чем среднего сезона в 1989 и 1990 годах Нью-Йорк установил 8-8 рекордов в 1991 году и впервые за шесть лет вышел в плей-офф.

«Одним из ключевых моментов было то, что я почувствовал, что к тому времени я акклиматизировался и чувствовал себя хорошо в команде», — сказал Беркетт.«Мы привлекли несколько очень хороших игроков. Пришел Брюс Кослет (в качестве главного тренера в 1990 году) и проделал довольно хорошую работу. Он привел с собой несколько очень хороших тренеров и многое изменил».

В том же году его товарищи по команде назвали Беркетта самым ценным игроком «Джетс», который теперь называется «Премией Кертиса Мартина».

«Я был немного удивлен, потому что, откровенно говоря, в то время я был третьим принимающим, — сказал Беркетт. «Мы много играли на трех ресиверах — я, Роб Мур и Эл Тун. Брюс Кослет сказал мне, что я был самым ценным игроком.Он сказал: «Вы действительно это заслужили. Вы проделали огромную работу ». Я просто ценю тот факт, что я перешел из Buffalo и пришел в Jets и продолжал бороться, я просто гордился собой.

«Для вашей команды, чтобы проголосовать за вас как за MVP после того, как вы сделали переход, из которого я чувствовал, что меня не ценили, я думаю, что меня назвали MVP — одно из моих любимых воспоминаний. Я чувствую, что у меня была действительно хорошая карьера с Jets. Я действительно чувствовал себя в Нью-Йорке как дома ».

Беркетт отыграл девять сезонов в НФЛ с 1985 по 1993 год, что утроило среднюю продолжительность карьеры игрока.Он закончил с 292 приемами на 4352 ярда, средним значением на ловлю 14,9 ярда и 19 тачдаунами. Чем он объясняет свое долголетие?

«Я был одним из тех приемников, которые довольно регулярно пересекали середину и не беспокоились о травмах. Это не отменяло того факта, что я не травмировался или не собирался получить травму, но я в основном сосредоточен на игре », — сказал Беркетт.

«В то время у нас было три сильных приемника: Эл Тун и Роб Мур.Мы были конкурентоспособны в раздевалке. У нас был хороший силовой тренер, и я много для этого приложил, насколько мы были подготовлены как принимающие. И у нас был Теренс Матис, так что у нас была хорошая группа приемников, которые действительно работали, работали над нашей выносливостью и много оставались в тренажерном зале. К тому же мне просто повезло ».

Беркетт, возможно, чувствовал себя в Нью-Йорке как дома, но после игровых дней он вернулся в свой родной дом и теперь является генеральным директором и исполнительным директором Big Brothers Big Sisters в Миссисипи.

«В последний год в лиге я много наставлял, делал много презентаций. Я ходил в школы и рассказывал об определенных сценариях», — сказал Беркетт. «Так что это всегда было особенным, всегда было частью моей жизни. И как только я вышел из лиги, я продолжил работать с детьми в неполных семьях.

«Однажды я пытался создать свою некоммерческую организацию и хотел получить некоторый опыт. Я начал работать волонтером, и генеральный директор в то время спросил, не подумаю ли я о работе в Big Brothers Big Sisters.Итак, я начал работать в агентстве. Это было в 2003 году. Я долгое время был вице-президентом по программам, а затем, в 2012 году, у меня появилась возможность стать генеральным директором ».

Обслуживая до 1000 детей в год в районах Джексона, Хаттисберга и Тупело, каково это видеть, как он меняет жизнь этих молодых людей?

«О боже, это как поймать пас на 88 ярдов от Boomer Esiason, за которым наблюдают 75 000 человек», — сказал Беркетт.»Чтобы увидеть некоторых из этих детей, которые входят в нашу программу, их расположение не там, где они должны быть, и к тому времени, когда они покидают нашу программу через год, мы видим, что оценки этих детей улучшаются, мы видим, что их расположение улучшается. , их личности. Видеть, как дети растут таким образом, и знать, что мы как организация изменили мир к лучшему…

«Все сосредоточено вокруг детей, с которыми мы работаем, но наставники, которые приходят и работают с этими молодыми мальчиками и девочками, они также много от этого получают.«

Многие наставники сами участвовали в программе Big Brothers Big Sisters в юном возрасте.

«Я проработал в этом агентстве достаточно долго, чтобы увидеть этот переход. Мы видим, как дети поступают в колледж, а затем возвращаются и становятся наставниками», — сказал Беркетт. «Это действительно особенный случай, потому что они не понаслышке знают, как работает эта программа. Это своего рода эффект домино».

У Беркетта и его жены Сары пятеро детей: Бри, Кортни, Крис, Кентреал и Кристал.А также трое внуков.

«Я чувствую, что у меня была очень хорошая карьера в НФЛ. Девять лет — это немного, но это не так мало. Это намного выше среднего», — сказал Беркетт. «Но я действительно горжусь тем, что мне удалось выйти из Национальной футбольной лиги и начать жизнь после футбола. Я долгое время работал как в НФЛ, так и в своей работе после НФЛ. Я был подготовлен. . Мне это очень нравится «.

Джексон Стрит. Игроки / Выпускники | Справочник по футболу.com

906rd / Carolina 1-й выбор LB 9152 Darion 906 RB 906 9015 7 фунтов

D0158 0 906 256 190 903 -6 Лестер Джек 1 906 .Дж. Джонсон 2 906 260 10 9011 9064 206 906 Канзас-Сити Чифс / 1-й / 21-й выбор / 2000 1999-2001 200 1398 40 6 90-53 FL-WR York Jets / 3-й / 19-й выбор / 1963 Buffal 1987-1992 Купюры / 4-й / 109-й выбор / 1987 9015 9015 902 9015 DE 19 Lewis Tewis 0 2 906 LB 2 0 Roscoe Word
DB Рашард Андерсон 0 0 1 7 6-2 204 2 2000-2001
DB Эрик Остин 0 0 0 0 5-10 217 1 1996-1996 Тампа
DE-DT Кой Бэкон 0 3 11 70 6-4 270 14 1968-19800 TE Джером Баркум 0 1 10 44 6-3 218 12 1972-1983 Нью-Йорк Джетс / 1-й / 9-й пик / 197650
TE Buster Barnett 0 0 0 2 6-5 228 4 1981-1984 11 Buffalo Bills9
WR Тим Барнетт 0 0 1 14 6-1 209 3 1991-1993 9016/1991 Канзас-Сити 77
DB Лем Барни 2 7 11 117 6-0 188 11 1967-1977 Детройтс
LB Маркус Бенард 0 0 0 6 6-2 256 5 2009-2014 627 DB Рой Беннет 0 0 0 0 6-2 195 2 1988-1989
60 DE 0158
60 DE 3 10 66 6-4 275 10 1965-1974 New York Jets / 3-й / 20-й выбор / 1965
WR 9032 0 0 2 26 6-1 197 9 1998-2006 Green Bay Packers / 5-й / 150-й захват / 1998
LB 3 Robert 3 2 7 10 80 6-4 241 10 1975-1984 Houston Oilers / 1-й / 6-й подбор / 1975
T Луи Буллард 0 0 1 8 6-6 265 3 1978-1980 Сиэтл Сихоукс / 5-й / 119-й выбор / 1978 Крис Беркетт 0 0 3 31 6-4 205 9 1985-1993 Buffalo Bills / 2-й / 42-й выбор Реджи Карр 0 0 0 1 6-3 300 1 1987-1987
3 9016 C 3 8 55 6-5 228 13 1970-1982 New York Jets / 2-й / 46-й пик / 1970
DB Al Coleman 9 0163 0 0 1 10 6-1 183 6 1967-1973 Minnesota Vikings / 4-й / 87-й пика / 1967
0 0 6 32 6-2 250 8 1990-1997 Atlanta Falcons / 2-й / 27-й выбор / 1990
0 0 0 0 5-11 194 1 1982-1982 Майами Дельфинс / 7/192-й выбор / 1982
0 0 0 0 6-1 185 1 1963-1963 Pittsburgh Steelers / 12/164 пика / 1963
Бобби Кертис 0 0 0 2 6-3 235 1 1987-1987
0 0 0 6-6 285 1 1977-1977 New Orleans Saints / 12-й / 315-й пик / 1977
166 DBy 4 5 49 5-10 180 11 1964-1974
WR Ларри Франклин 906 Статистика колледжа 0 6-1 185 1 1978-1978
T Tom Funchess 0 0 6 901 63 29 6-5 265 7 1968-1974 Boston Patriots / 2-й / 32-й выбор / 1968
DB Cletis Gordon 0 2 6-1 212 4 2006-2009
TG Леон Грей 3 4 8 11 1973-1983 Майами Дельфинс / 3-й / 78-й выбор / 1973
E Эл Грир 0 0 0 40 6 1 1963-1963 Детройт Лайонс / 18/251 выбор / 1963
G Эд Харди 0 0 0 0 0 163 242 1 1973-1973 Сан-Франциско 49ers / 7-й / 175-й выбор / 1972
TE Ларри Харди Статистика колледжа 0 0 7 6-3 234 8 1978-1985 New Orleans Saints / 12/309 выбор / 1978
DT Роберт Харди 0 0 0 6-2 250 4 1979-1982 Сиэтл Сихокс / 10-й / 267-й выбор / 1979
RB Перри Харрингтон College Stats 9 5-11 210 6 1980-1985 Philadelphia Eagles / 2-й / 53-й выбор / 1980
GT Джеймс Харв ey 0 0 0 0 6-3 265 2 1987-1988
DB Ричард 163 3 0 0 0 6-2 190 2 1970-1971 Лос-Анджелес Рэмс / 8-й / 203-й выбор / 1969
DT-DE Джим Хейс 9016 0 1 7 6-4 263 2 1965-1966
DE Рой Хилтон 0 6 49163 6 240 11 1965-1975 Baltimore Colts / 15-й / 210-й пик / 1965 Houston Oilers / 8-й / 59-й выбор / 1965 год
DB Джим Холифилд 0 0 0 0 6-3 195 2 1968-1969 Нью-Йорк Джайентс / 12-й / 314-й пик / 1968
0 0 6 41 6-4 315 8 1993-2000 Philadelphia Eagles / 1-й / 19-й пика / 1993
0 0 6 39 6-2 295 7 1988-1994 Atlanta Falcons / 6-й / 140-й выбор / 1988
0 0 0 1 6-3 208 1 1974-1974
DE Боб Хьюз 0 0 3 6-4 236 2 1967-1969 Philadelphia Eagles / 6-й / 153-й выбор / 1967
9166 FL 5 13 92 5-10 175 16 1968-1983 Los Angeles Rams / 12-й / 323-й выбор / 1968
WR-HB 90 0 0 0 2 6-2 190 2 1967-1968 DB Green Bay Packers / 14-й / 366-й подборщик / 1967
0 0 0 0 6-1 192 3 2009-2012 гг. 0 0 6-0 176 2 2009-2011 Minnesota Vikings / 6/193-й выбор / 2008
LB Майк Джонс 0 0 6-3 224 1 1977-1977
WR Тони Кимбро 0 6 0 6 0 6 0 192 2 1993-1994 Денвер Бронкос / 7/182 пик / 1993
DB Джеймс Маршалл 0 0 0 0 6-0 187 1 1980-1980
DE Стив Мартин 0 0 0 2 1 1987-1987
DE-DT Бен МакГи 0 2 7 47 6-3 250 1972 Питтсбург Стилерс / 4-й / 51-й выбор / 1964 Нью-Йорк Джетс / 5-й / 35-й выбор / 1964
P Пол МакДжулин 0 0 0 2 190 3 1991–1993
WR Стейси Мобли 0 0 0 2 840 5 1987-1989
DT Фрэнк Молден 0 0 1 9 6-5 276 19163 9163 11-й / 143-й выбор / 1965 Houston Oilers / 5-й / 34-й выбор / 1965
DT Фред Молден 0 0 0 0 6-2 27416 1987-1987
RB Уилберт Монтгомери 0 2 7 72 5-10 196 9196 Philadelphia 6/154-й выбор / 1977
RB Джефф Мур Статистика колледжа 0 0 1 18 6-0 195 9 0163 6 1979-1984 Сиэтл Сихокс / 12-й / 319-й пик / 1979
RB Леонард Мур 0 0 0 1 1987-1987
WR Сильвестр Моррис 0 0 1 6 6-3
T Тоби Майлз 0 0 0 0 6-5 320 2 New York Giants / 5/147-й пик / 1998
DB John Outlaw 0 0 7 48 5-10 180 10 1969-1978 Boston Patriots / 10-й / 249-й выбор / 1968
RB Рики Паттон Статистика колледжа 0 0 1 190 5 1978-1982 Atlanta Falcons / 10/257-й выбор / 1978
RB Эдди Пэйтон 0 0 0 3 0 175 5 1977-1982
RB Уолтер Пэйтон 5 9 13 128 5-10 Chicago Bears / 1-й / 4-й выбор / 1975
LB Марло Перри 0 0 1 11 6-4 250 6 1994-1999 Buffalo Bills / 3-й / 81-й выбор / 1994
DB Вернон Перри 0 0 4 40 28 6-2 9016 906 906 5 1979-1983
RB Шток Phillips 0 0 0 6 6-0 220 6
LB Dan Pride 0 0 0 3 6-3 225 2 1968-1969 10 San Diego / San Diego
DB Taft Reed 0 0 0 0 6-2 200 1 1967-1967 19 Филадельфия / 279-й выбор / 1966 San Diego Chargers / 9-й / 81-й выбор / 1966
DT-DE Дон Риз 0 0 3 23 6-6 7 1974-1981 Майами Дельфинс / 1-й / 26-й выбор / 1974
TE Эрни Ричардсон 0 0 0 1 1974-1974
WR-FL Глостер Ричардсон 0 0 1 22 6-2 900 8163 200 Канзас-Сити Чифс / 7/50-й пик / 1965
WR Рико Ричардсон 0 0 0 0 6-1 188 2 188 2 2014-2015
WR Том Ричардсон 0 0 0 0 6-2 195 2
Willie Richardson 1 2 3 37 6-1 198 9 1963-1971 Baltimore Colts / 1963 Новый
DE Leon Seals 0 0 2 22 6-5 265 6
TE Клео Симмонс 0 0 0 0 6-2 225 1 83
TG Джеки Слейтер 0 7 13 94 6-4 277 20 92/1995 пика / 1976
DE Фернандо Смит 0 0 2 19 6-6 287 7 9/2000 9/16 подборщик / 1994
WR Джимми Смит 0 5 10 95 6-1 213 12 1992-2005 9016ys Dallas3 9 pick / 1992
RB-WR Sylvester Stamps 0 0 0 6 5-7 172 6 1984 0163
RB Роберт Стейтен 0 0 0 0 5-11 240 1 1996-1996 9015 9015 DE
Thomas Strauthers 0 0 0 10 6-4 262 8 1983-1991 Philadelphia Eagles / 10-е / 25168 902 /10/25168 902 902 Фрэнк Саттон 0 0 0 0 6-3 280 1 1987-1987
LB 4 4 4 4 Джон 0 1 6-2 230 1 1976-1976 New York Giants / 8/183-й выбор / 1975
DE Ли Томас 0 0 0 8 6-5 246 3 1971-1973
RB
1 17 6-0 204 7 1989-1995 Нью-Йорк Джайентс / 4-й / 93-й выбор / 1989
LB-TE Джеки Уокер 0 1 6 6-5 245 4 1986-1989 Tampa Bay Buccaneers / 2-й / 28-й пик / 1986
DB Чарльз Чарльз 0 0 0 0 6-1 180 1 1978-1978 Philadelphia Eagles / 9/230/1978
Ladell Wills 0 0 0 1 6-3 240 1 1987-1987
L328
9016 Dave6
0 0 0 6-2 240 1 1987-1987 New England Patriots / 9-й / 251-й выбор / 1984
DB 0 2 9 5-11 170 3 1974-1976 New York Jets / 3-й / 74-й пик / 1974
RB Rickey 0 0 7 51 6-2 196 9 1975-1983 San Diego Chargers / 7-й / 164-й захват / 1975
G 9300 Эмануэль Зандерс 0 0 7 41 6-1 251 8 1974-1981
.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *