Лиллиан бассман – Модное ретро фотографа Лиллиан Бассман (Lillian Bassman)

Модное ретро фотографа Лиллиан Бассман (Lillian Bassman)

Лиллиан Бассман (Lillian Bassman) – это было известное имя в области модной фотографии 50 – 60-х годов. Но, постепенно разочаровавшись в фэшн-индустрии, Лиллиан фактически перестала заниматься фотографией и выбросила большую часть своих негативов. Надо же было такому случиться, что спустя многие годы в старом сарае неожиданно обнаружилась коробка с негативами. Эта коробка стала своеобразным ремейком из прошлого. Старые негативы Лиллиан Бассман принесли ей мировую известность и всеобщее признание.
http://www.liveinternet.ru/users/lomovolga/post394918437/

[more]

 Бассман – это фотограф-самоучка, которая, по ее собственному утверждению, пыталась «избавиться от тяжести в фотографии». Все фотографии Лиллиан Бассман выполнены в одном и том же, очень узнаваемом стиле. Это немного смазанные черно-белые изображения, которые напоминают живописные полотна. Именно поэтому критики единодушно отнесли работы женщины-фотографа к стилю абстрактного экспрессионизма, столь необычному для современной фотографии.</p>

 

[more=]

 

На страницах Harper’s Bazaar и других изданий появлялись ее монохромные снимки, очень похожие на графику или живопись. Они обладали собственной аурой, чувственностью и эмоциональным настроением, отражающим мир моды того времени. Чтобы уйти от конкретики и создать нежные образы, Лиллиан не только проводила различные эксперименты с обработкой негативов, но и пыталась снимать вне фокуса, на длинных выдержках. В результате, ее снимки не документально отражали моду и не рассказывали об одежде, а передавали зрителю неопределенную, притягательную атмосферу.

 

 

Лиллиан снимала на черно-белую пленку преимущественно своих подруг, превращая обычные модные фотографии в настоящие психологические портреты. Между прочим, именно Лиллиан Бассман стала одним из первых фотографов, кто обнажила своих моделей до белья. Для того времени это был очень смелый и дерзкий шаг. Ее карьера и творчество были на подъеме, пока в начале 70-х годов она разочаровалась в модной фотографии.

 

 

С конца 40-х до середины 60-х годов черно-белые фотографии Лиллиан Бассман регулярно появлялись на страницах американского журнала Harper’sBazaar. Она превратилась во влиятельного фэшн-фотографа, на авторском, неподражаемом стиле которого выросло следующее поколение талантливых фотографов, включая небезызвестных Арнольда Ньюмана и Роберта Франка.

 

Lillian Bassman

It’s a Cinch Carmen, New York, Harper’s Bazaar,1951

 

Бассман к сожалению осознала, что фешн-фотография превратилась в потоковое искусство. Кроме того, в интервью Times она так прокомментировала свое решение уйти из индустрии моды: «Я перестала быть звездой. Модель становилась известной. Парикмахер и визажист становились известными. Они забирали у меня славу, а я была в стороне от всего этого. Мне стало скучно».

 

 

 Тем не менее, после того, как Лиллиан удалилась от работы в индустрии моды, она продолжала снимать свои абстрактные, психологические портреты уже не для модных журналов, а для себя. В 80-е годы вместо фотографии Бассман занялась пошивом одежды и открыла дизайнерский бутик, пользовавшийся большой популярностью. Свои старые фотографии долгое время она считала утраченными. И как раз тут началось самое интересное. Те самые коробки с негативами, которые, как ей казалось, она когда-то выбросила на улицу, вдруг в начале  90-х годов обнаружились в угольном сарае. Лиллиан решила их разобрать и напечатать свои старые негативы заново.

 

 

С помощью специальной обработки при печати она добилась того, что ее образные, черно-белые снимки стали еще более контрастными.  Успех к Лиллиан Бассман пришел незамедлительно. В 1992 году в Нью-Йорке прошла ее персональная выставка фотографий, напечатанных со старых негативов. Она удостаивается многочисленных наград и вновь возвращается в мир моды.

 

 

Фотографии Бассман, сделанные много десятилетий назад в рекламных целях, сегодня обрели какое-то новое содержание, новую художественную ценность. Прежде всего, из своей коробки Лиллиан достала ту самую забытую эстетику 50 – 60-х годов, которой так не хватает в современной фотографии. Глядя на эти черно-белые, абстрактные снимки, мы словно смотрим кинохронику и попадаем в параллельную реальность.

 

 

Авторский стиль Лиллиан Бассман, который принес ей мировую известность – это размытые образы и очертания предметов, ускользающие и уплывающие из кадра лица моделей, непередаваемая атмосфера каждого снимка. Добиться всего этого ей позволила очень кропотливая работа над негативами и тонкое владение техникой. Монохромные фотоизображения Лиллиан Бассман – это чувственность, нежность, возвышенность, хрупкость и одухотворенность.

 

 

Она очень любила снимать на черно-белую пленку и объясняла это просто: «В черно-белых фотографиях есть энергия, есть загадка, — я не знаю, как это описать.  Это либо чувствуешь, либо нет. Я так вижу вещи – в черно-белом. Я понимаю, что можно снимать в цвете, но цвет не приносит мне тех эмоций, которые дают мне черно-белые фотографии».

 

 

 В феврале 2012 года, в возрасте 94 лет у себя дома на Манхэттене  Лиллиан Бассман скончалась.

По словам главного редактора журнала Harper’sBazaar Гленды Бейли, Лиллиан «изменила историю моды, изменила фотографию и изменила наш взгляд на женщину… Она была первопроходцем, видела новые направления, и ее работы были необычайно сильными».

 

Lillian Bassman

The Well-Dressed Leg, Dorian Leigh, New York

Harper’s Bazaar, 1948

 

[iflash=640,360,https://www.youtube.com/embed/22vHJu9Cv1U]

[flash=478,80,http://embedpleer.net/small/track?id=B3j84fBhmuuo9Bvc8&t=black&a=yes]

Зачем-то я пытаюсь в оттенках раствориться,

И ощутить минутный, и дымчатый экстаз.

Смотря на это фото, нельзя не удивиться,

Там лишь гипюр сомнений, и тайна скрытых глаз.

 

 

 

 

 

 

 

Серия сообщений «Фотографы моды, Фотоискусство»:

Часть 1 — Король папарацци Ron Galella (Рон Галелла) \1\
Часть 2 — Модный Look и….не только \ ФотоАссорти

Часть 35 — Духи от знаменитостей
Часть 36 — «Удиви меня. Каждый снимок должен изумлять!» — Легенда Америки фотограф Ричард Аведон
Часть 37 — Модное ретро фотографа Лиллиан Бассман (Lillian Bassman)

http://www.liveinternet.ru/users/lomovolga/post394918437/

terrao.livejournal.com

Легендарная женщина-фотограф Лиллиан Бассман (Lillian Bassman)

Попалась мне как-то на глаза серия черно-белых фотографий. Все бы ничего, но зацепила меня в них одна, общая для них манера, черта. Они напоминали живописные полотна. Не просто фотографии, а картины в каком-то стиле, стиле непонятном, смазанном, абстрактном. Как оказалось потом, в стиле абстрактного экспрессионизма. Так пожелали критики, так пожелал и автор, называть такой стиль фотографирования — абстрактный экспрессионизм. Критики – неизвестны. Автор – Лиллиан Бассман (Lillian Bassman). Кто она и как такие изображения получаются? Что за школа?
Появилось простое человеческое желание докопаться до истины. И вот что у меня получилось.
Двадцать лет спустя в 1990 году, то ли случайно, то ли целенаправленно, чуть ли не в угольном сарае, обнаружилась коробка с негативами, после распечатки которых, мир искусства вновь открыл для себя Лиллиан Бассман (Lillian Bassman). И не просто открыл. Это был ошеломительный успех, сенсация. А ведь она была одним из лидеров коммерческой фотографии до 1970 года. Но так произошло, что ушла с подиума, закрыв за собой дверь, казалось бы, навсегда, но оставив ворох негативов, так, на всякий случай, не подозревая, что они ей подарят вторую жизнь, откроют второе дыхание ее творчества.И не было бы коробки с негативами, не было бы и возвращения. А так, совершенно неожиданно, получился великолепный и востребованный ремейк, как эстафета из прошлого. Вот видите, и здесь проявилось близкое качество дальновидных людей, как бережное отношение к старым вещам, то есть к их сохранению. Помните, как в уходе за кисточками?Родилась Лиллиан Бассман (Lillian Bassman) в Бруклине в 1917 году в семье эмигрантов из России. Опять эмигранты и опять Россия. Что ни значимое имя, что ни гениальный художник, фотограф, дизайнер или музыкант — все выходцы из России. Создается впечатление, что Россия с революцией выбросила часть своей громадной души за не надобностью, которая разбрелась по белу свету и нашла приют в других, более добрых странах, где имя Лиля превращалось в Лиллиан, Николай в Николя, а Сергей в Сержа и никого не волновало происхождение их тел и, тем более, фамилий.

Серьезно увлекаться фотографией Лиллиан Бассман (Lillian Bassman) начала лишь в 1946 году. До этого поработала и моделью, и дизайнером в мире моды, и на себе испытала все прелести рабочего процесса съемок и к 29-ти годам, по всей видимости, созрела для самостоятельных идей и решений.

Теперь Лиллиан Бассман (Lillian Bassman), как штатный фотограф журнала Harper’s Bazaar, под руководством арт-директора, русского эмигранта (!) Алексея Бродовича, пионера американского графического журнального дизайна, первого преподавателя искусства дизайна и фотографии, с вдохновением начинает создавать свои собственные фотографии моделей, которые стали появляться на страницах журнала в 1950-1965 годы.

little-lilia.livejournal.com

Lillian Bassman: Women | Блогер seami на сайте SPLETNIK.RU 8 августа 2018

Опубликовано пользователем
сайта

Мода
seami


Фотографии Лилиан Бассман — это ода женственности, нежности, утонченности и изящности. Автор работала в жанре модной фотографии, экспериментируя с различиными техниками: Бассман снимала вне фокуса, в темных комнатах, а во время печати Лилиан придумывала светокоррекции и размытия снимков, добиваясь их сходства с картинами и в конечном итоге выработала собственный, неповторимый «почерк» фотохудожника. «Женщины, которые заинтриговали меня как модели, имели самые красивые шеи и самые отзывчивые движения рук. Длинные шеи, движение головы, то как работают пальцы, как струится ткань платься — все это часть фона, с которым я работаю, часть моей живописи»,-говорила фотограф. По признанию автора, ее фото — о любви, о прошлом, о всех мужьях, любовниках, детях, о проблемах, о всех тех эмоциях, которые меняют силуэт женщины, отражаются на ее мимике и движениях. Лилиан всегда общалась с моделью перед съемкой, узнавая о ней и фиксируя мельчайшие детали поведения, чтобы потом использовать это в работе. Зачастую Лилиан лично делала укладку и макияж модели, по-своему интерпретировала фасоны одежды и игнорировала банальные позирование. Благодаря этому, фото Бассман не демонтрировали одежду, а демонстрировали женщину в одежде, что для мира модной индустрии тех лет было неким вызовом. 

В 70х модный глянец ужесточает требования к фото, редакторы требуют цвет, контраст и конкретику. Чувственные фото Лилиан становятся не нужны: на смену искусству приходит единственная цель — продать то, в чем снята модель. Лилиан долго искала себя в этом новом мире, но все же приняла решение прекратить работу с фотографией и даже выбросила массу отснятого материала. Но через 20 лет пленки были найдены и автор снова занялась печатью, колдуя над негативами. В 90х вдруг вспыхивает интерес к винтажной фотографии и Лилиан снова поднимается на пик популярности, проводит выставки и снимает для глянцевых журналов. Бассман снимает новый материал и по-новому обрабатывает старый, она учится цифровой технике обработки изображений, работает с цветом, но навсегда остается верной своему свобственному стилю и видению. 

 

Оставьте свой голос:

www.spletnik.ru

Лиллиан Бассман — загадка черно-белой фотографии


Lillian Bassman — Across the restaurant, 1949 (printed 1994)

Я уверен — у женщин-фотографов часто есть смелость, которой не хватает мужчинам. Смелость снимать без оглядки на принятые стандарты, просто «потому что мне так нравится». И вот, Лиллиан Бассман мне кажется очень хорошим примером этой смелости.

Уже тогда, в 50-х годах, её снимки довольно сильно отличались от общепринятой журнальной фотографии. Стандартом был вполне реалистичный и конкретный стиль — Бассман же всячески старалась уходить от конкретики — чтобы добиться нужного эффекта, она часто снимала намеренно вне фокуса, на длинных выдержках, с двойной экспозицией. Её фотографии не рассказывали об одежде документально – они, скорее, создавали атмосферу – неопределённую и загадочную, и потому привлекательную.


Lillian Bassman — By Night, Shining Wool and Towering Heel. Harpers Bazaar, 1954

Lillian Bassman — Margie Cato, Junior Bazaar, 1950

Lillian Bassman — Lingerie, 1951

Lillian Bassman — The Line Lengthens: Lingerie by Lily of France, 1955

Lillian Bassman — Barbara Mullen, 1958

Однако настоящая известность и «вторая жизнь» пришла к снимкам Бассман намного позже. В начале 60-х она прекратила снимать моду для журналов – фэшн-фотография всё больше становилась потоковой индустрией, и её это не устраивало.
«Раньше я могла долго болтать с моделью, делать ей причёску, работать над её образом и разговаривать с ней о её детях – и это нас настраивало на съёмку. А в 60-х годах мне давали модель не больше, чем на два-три часа… И на съёмках стали присутствовать все эти парикмахеры и визажисты. Да и модели стали моложе – а мне очень сложно было снимать шестнадцатилетних девочек в таких ужасно дорогих и немыслимых нарядах, которые ни одна обычная девочка не может себе позволить. Всё это было не по мне».
В 1971-м, наводя порядок в своей студии, Бассман решила, что негативы её старых рекламных снимков уже нет смысла хранить. Куда-то она их, как ей казалось, выбросила, и сама долгое время считала их утраченными. Однако некоторые рукописи не горят, и некоторые коробки с негативами можно найти двадцать лет спустя просто в угольном сарае – именно так и случилось. И тут-то и началось самое интересное: в начале 90-х годов Бассман, которой тогда уже было за семьдесят, начинает печатать свои старые негативы заново – очень контрастно, смело, всячески колдуя над ними при печати.
Большинство известных сейчас фотографий Бассман – результат именно этой авторской печати, «римэйк» начала 90-х годов. Подобно пикториалистам начала века, при печати она изменяла изображение весьма радикально – и в этой авторской редакции её работы больше напоминают графику и живопись, чем изображение, полученное фотоаппаратом. Произошла удивительная трансформация: снимки, когда-то сделанные в рекламных целях, обрели новую форму и новый смысл, новую художественную ценность.
Ещё одним ключевым моментом мне кажется то, что Бассман достала из сундука эстетику другой, уже забытой и прошедшей эпохи. И это не просто ретро, не те 50-е, какими мы их привыкли видеть в кинохронике или в снимках других фотографов — в её отпечатках воплощается какая-то другая реальность, вневременная, иная, параллельная… что-то такое, чего на самом деле никогда и не было.
По сути своей, это уже не съёмки моды – это скорее, воплощения снов о модных женщинах какого-то другого времени или даже другого пространства. Сновидение, в котором очертания предметов размыты, образы и лица расплываются и ускользают, — всё это выглядит очень притягательно и оставляет зрителям, пространство для собственной фантазии.


Lillian Bassman — Mary Jane Russell, 1950

Lillian Bassman — Sunny Harnett, 1956

Lillian Bassman — Betty Threat, 1957

Lillian Bassman — The Spotted Furs, 1954

Lillian Bassman — Dior Hat, 1949

Lillian Bassman — More Fashion Mileage Per Dress, 1956

Lillian Bassman — Carmen having tea, c.1950

Lillian Bassman — Barbara Mullen, 1950

Lillian Bassman — The cape is Back, 1949

Lillian Bassman — Georgia Hamilton, 1956

Кстати говоря, сама Лиллиан Бассман всю жизнь предпочитала самую простую одежду — джинсы и рубашки, никаких платьев. Шутила, что одевается в магазинах для моряков ). Когда в 1990-х годах заново напечатанные снимки Бассман стали своего рода сенсацией, у неё прошло несколько персональных выставок, журналисты писали о вновь найденном фотографе, о том, что именно ей удалось сделать рекламную фотографию искусством… Но главное — у неё снова появились заказы от престижных глянцевых журналов.
Бассман, сухонькая восьмидесятилетняя старушка, снова вернулась в мир модной фотографии. И в общем-то, осталась верна своему стилю:
«В чёрно-белых фотографиях есть энергия, есть загадка, — я не знаю, как это описать. Это либо чувствуешь, либо нет. Я так вижу вещи – в чёрно-белом. Я понимаю, что можно снимать в цвете, но цвет не приносит мне тех эмоций, которые дают мне чёрно-белые фотографии. Для меня это очень волнующе».

www.livemaster.ru

Лиллиан Бассман – настоящая | Открытая школа фотографии Олега Самойлова

Lillian Bassman – Across the restaurant, 1949 (printed 1994)

Я уверен – у женщин-фотографов часто есть смелость, которой не хватает мужчинам. Смелость снимать без оглядки на принятые стандарты, просто «потому что мне так нравится».  И вот, Лиллиан Бассман мне кажется очень хорошим примером этой смелости.

Уже тогда, в 50-х годах, её снимки довольно сильно отличались от общепринятой  журнальной фотографии.  Стандартом был вполне реалистичный и конкретный стиль – Бассман же всячески старалась уходить от конкретики – чтобы добиться нужного эффекта, она часто снимала намеренно вне фокуса, на длинных выдержках, с двойной экспозицией. Её фотографии не рассказывали об одежде документально – они, скорее, создавали атмосферу – неопределённую и загадочную, и потому привлекательную.

Lillian Bassman – By Night, Shining Wool and Towering Heel. Harper´s Bazaar, 1954

Lillian Bassman – Margie Cato, Junior Bazaar, 1950

Lillian Bassman – Lingerie, 1951

Lillian Bassman – The Line Lengthens: Lingerie by Lily of France, 1955

Lillian Bassman – Barbara Mullen, 1958

Однако настоящая известность и «вторая жизнь» пришла к снимкам Бассман намного позже.  В начале 60-х она прекратила снимать моду для журналов – фэшн-фотография всё больше становилась потоковой индустрией, и её это не устраивало.
«Раньше я могла долго болтать с моделью, делать ей причёску, работать над её образом и разговаривать с ней о её детях – и это нас настраивало на съёмку. А в 60-х годах  мне давали модель не больше, чем на два-три часа… И на съёмках стали присутствовать все эти парикмахеры и визажисты.  Да и модели стали моложе – а мне очень сложно было снимать шестнадцатилетних девочек в таких ужасно дорогих  и немыслимых нарядах, которые ни одна обычная девочка не может себе позволить.  Всё это было не по мне».

В 1971-м, наводя порядок в своей студии, Бассман решила, что негативы её старых рекламных снимков уже нет смысла хранить. Куда-то она их, как ей казалось, выбросила, и сама долгое время считала их утраченными. Однако некоторые рукописи не горят, и некоторые коробки с негативами можно найти двадцать лет спустя просто в угольном сарае – именно так и случилось. И тут-то и началось самое интересное: в начале 90-х годов Бассман,  которой тогда уже было за семьдесят, начинает печатать свои старые негативы заново – очень контрастно, смело, всячески колдуя над ними при печати.

Большинство известных сейчас фотографий Бассман – результат именно этой авторской печати, «римэйк» начала 90-х годов. Подобно пикториалистам начала века, при печати она изменяла изображение весьма радикально – и в этой авторской редакции её работы больше напоминают графику и живопись, чем изображение, полученное фотоаппаратом.   Произошла удивительная трансформация: снимки, когда-то сделанные в рекламных целях, обрели новую форму и новый смысл, новую художественную ценность.

Ещё одним ключевым моментом мне кажется то, что Бассман достала из сундука эстетику другой, уже забытой и прошедшей эпохи.  И это не просто ретро, не те 50-е, какими мы их привыкли видеть в кинохронике или в снимках других фотографов – в её отпечатках воплощается какая-то другая реальность, вневременная, иная, параллельная… что-то такое, чего на самом деле никогда и не было.
По сути своей, это уже не съёмки моды – это скорее, воплощения снов о модных женщинах какого-то другого времени или даже другого пространства. Сновидение, в котором очертания предметов размыты, образы и лица расплываются и ускользают, – всё это выглядит очень притягательно и оставляет зрителям, пространство для собственной фантазии.

Lillian Bassman – Mary Jane Russell, 1950

Lillian Bassman – Sunny Harnett, 1956

Lillian Bassman – Betty Threat, 1957

Lillian Bassman – The Spotted Furs, 1954

Lillian Bassman – Dior Hat, 1949

 

Lillian Bassman – More Fashion Mileage Per Dress, 1956

Lillian Bassman – Carmen having tea, c.1950

Lillian Bassman – Barbara Mullen, 1950

Lillian Bassman – The cape is Back, 1949

Lillian Bassman – Georgia Hamilton,  1956

  Кстати говоря, сама Лиллиан Бассман всю жизнь предпочитала самую простую одежду – джинсы и рубашки, никаких платьев. Шутила, что одевается в магазинах для моряков ).  Когда в 1990-х годах заново напечатанные снимки Бассман стали своего рода сенсацией, у неё прошло несколько персональных выставок, журналисты писали о вновь найденном фотографе, о том, что именно ей удалось сделать рекламную фотографию искусством…  Но главное – у неё снова появились заказы от престижных глянцевых журналов.
Бассман, сухонькая восьмидесятилетняя старушка, снова вернулась в мир модной фотографии. И в общем-то, осталась верна своему стилю:
«В чёрно-белых фотографиях есть энергия, есть загадка, – я не знаю, как это описать.  Это либо чувствуешь, либо нет. Я так вижу вещи – в чёрно-белом. Я понимаю, что можно снимать в цвете, но цвет не приносит мне тех эмоций, которые дают мне чёрно-белые фотографии.  Для меня это очень волнующе».

Lillian Bassman – Anneliese Seubert, NY Times Magazine, 1997

Lillian Bassman – Anneliese Seubert, NY Times Magazine, 1997

Lillian Bassman – KrÖnung Des Chic, German Vogue, 1998

Lillian Bassman – KrÖnung Des Chic, German Vogue, 1998

Lillian Bassman – for German Vogue, 2004

Но это ещё не всё. Нисколько не отрицая выдвинутый в начале поста тезис о женской смелости, хочу сказать: если женщина делает что-то смело и талантливо – ищите рядом мужчину.  Хоть и не всегда, но эта закономерность работает. И вот, что занятно: о Бассман написано довольно много статей, она мировая знаменитость и старейший работающий фотограф в мире – а вот о её муже, Поле Химмеле, в этих статьях часто не упоминают вовсе.  А между тем они прожили вместе долгую жизнь и явно друг на друга влияли. Смотрите сами:

Paul Himmel – Ballet Serenade, 1951/52

Paul Himmel – Ballet Swan Lake, 1951/52

Paul Himmel – Swan Lake, 1951/52

Paul Himmel – Swan Lake, 1951/52

Paul Himmel – Nude on White Background 7, 1954

Правда ведь, есть очевидная связь?

Lillian Bassman and Paul Himmel, around 1938

Karin Kohlberg – Lillian Bassman and Paul Himmel, 2003

Химмель скончался в 2009-м, Бассман в свои 94 года осваивает фотошоп.

openschool.biz

Лиллиан Бассман — знаменитый фотограф вне фокуса…

Однако настоящая известность и «вторая жизнь» пришла к снимкам Бассман намного позже. В начале 60-х она прекратила снимать моду для журналов — fashion-фотография всё больше становилась потоковой индустрией, и ее это не устраивало.
«Раньше я могла долго болтать с моделью, делать ей прическу, работать над ее образом и разговаривать с ней о ее детях — и это нас настраивало на съемку. А в 60-х годах мне давали модель не больше, чем на два-три часа… И на съемках стали присутствовать все эти парикмахеры и визажисты. Да и модели стали моложе — а мне очень сложно было снимать шестнадцатилетних девочек в таких ужасно дорогих и немыслимых нарядах, которые ни одна обычная девочка не может себе позволить. Всё это было не по мне».
В 1971-м, наводя порядок в своей студии, Бассман решила, что негативы ее старых рекламных снимков уже нет смысла хранить. Куда-то она их, как ей казалось, выбросила, и сама долгое время считала их утраченными. Однако некоторые рукописи не горят, и некоторые коробки с негативами можно найти двадцать лет спустя просто в угольном сарае — именно так и случилось. И тут-то и началось самое интересное: в начале 90-х годов Бассман, которой тогда уже было за семьдесят, начинает печатать свои старые негативы заново — очень контрастно, смело, всячески колдуя над ними при печати.
Большинство известных сейчас фотографий Бассман — результат именно этой авторской печати, «ремейк» начала 90-х годов. Подобно пикториалистам начала века, при печати она изменяла изображение весьма радикально — и в этой авторской редакции ее работы больше напоминают графику и живопись, чем изображение, полученное фотоаппаратом. Произошла удивительная трансформация: снимки, когда-то сделанные в рекламных целях, обрели новую форму и новый смысл, новую художественную ценность.
Еще одним ключевым моментом мне кажется то, что Бассман достала из сундука эстетику другой, уже забытой и прошедшей эпохи. И это не просто ретро, не те 50-е, какими мы их привыкли видеть в кинохронике или в снимках других фотографов, — в ее отпечатках воплощается какая-то другая реальность, вневременная, иная, параллельная… что-то такое, чего на самом деле никогда и не было.
По сути своей, это уже не съемки моды — это, скорее, воплощения снов о модных женщинах какого-то другого времени или даже другого пространства. Сновидение, в котором очертания предметов размыты, образы и лица расплываются и ускользают, — всё это выглядит очень притягательно и оставляет зрителям пространство для собственной фантазии.

fishki.net

Lillian Bassman — я просто живу — LiveJournal

10:32 am — Lillian Bassman
Узнаваемый стиль. Силуэты, графичность, высокий контраст, сильная зернистость. Невероятная женственность моделей, эротичность в полунамеках, стиль, безупречный стиль и элегантность.

Лиллиан Бассман родилась в 1917 в Бруклине в семье еврейских интеллектуалов, уехавших из России.
В шесть она познакомилась с мальчиком Полом. Ему было девять. Он был сыном маминой начальницы. Они подружились. В ее тринадцать они встретились снова. В пятнадцать стали жить вместе и прожили семьдесят семь лет под одной крышей. До самой его смерти. Она пережила его на три года. Он был фотографом. Она увлекалась живописью.

За свою долгую жизнь она успела поработать моделью, дизайнером, художником, арт-директором и модным фотографом. Она снимала рекламные компании и была успешным коммерческим фотографом.
Однажды Алексею Бродовичу понравились работы дизайнера и иллюстратора Лиллиан Бассман и он предложил ей место со-директора журнала Harper-Bazaar и Junior Bazaar в 1945 году
Алексей Бродович называли солдафоном и сухарем, а также отцом основателем мира гламурных журналов. Он тоже был российским эмигрантом, сыном барона, бывшим офицером российской армии, а впоследствии стал арт-директором Harper Bazaar. Он собирал вокруг себя молодых талантливых людей и давал им свободу творить. Его частым обращением к сотрудникам своего журнала было — удиви меня.

Работая в Harper Bazaar, Лиллиан стала часто посещать проявочную комнату. Происходило это в обеденный перерыв, наблюдала как проявляет пленку и печатает фотографии Георгия Гойнингена-Гюне, еще один русский эмигрант.
Конечно же она стала проявлять фотографии самостоятельно. Еще до того, как она стала фотографом. При проявке она использовала бумажные салфетки и марлю, затеняя нужные ей участки фотографии, чтобы достичь необходимой тональности и фактуры выбранных участков.
Ей было интересно создавать новый вид изображения, отличный от того, как снимает камера. В какой-то момент Ричард Аведон уехал в Париж снимать последнюю коллекцию мод и позволил ей воспользоваться его студией и его ассистентом.
В тот момент она еще не знала, как измерять выдержку, как пользоваться камерой. Так что ассистент пришелся весьма кстати, помогая ей настраивать камеру. Как раз в этот момент она получила свой первый заказ на съемку нижнего белья. К тому моменту, когда Аведон вернулся из Парижа, работа над заказом завершилась.

До этого белье рекламировали крупные женщины среднего возраста. На фотографиях Лиллиан — грациозные барышни, изящно изогнутые. Сплошные полунамеки и размытые очертания. Элегантность, грация и мягкий фокус. Художественное образование в сочетании с любовью к экспериментам в фотографии привело к созданию удивительных живописных фотографий.
В шестидесятых она решила уйти из мира моды. Пришло новое поколение моделей. В индустрии моды стало принято приглашать стилистов и визажистов на съемки. Ей всегда было комфортнее работать один на один с моделью. Она выбросила все негативы.
Снимала для себя.

В девяностых один из ее друзей нашел забытые негативы в старом сарае за домом. И уговорил ее напечатать их. Так произошло второе рождение фотографа Лиллиан Бассман. Выставки, публикации, слава. Он же настоял на изучении фотошопа. Оказалось, что с помощью фотошопа можно было достичь подобного эффекта, который на ее старых фотографиях.
Она фотографировала до самой смерти. Лиллиан Бассман умерла в возрасте девяносто четырех лет в своей квартире на Манхэтенне.

Последнее интервью с Лиллиан. На английском.

iogannsb.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о