Оприско: Above Art | Мечтательные снимки от Олега Оприско

Above Art | Мечтательные снимки от Олега Оприско

Фотограф из Киева, Олег Оприско с помощью пленочного фотоаппарата среднего формата создает мечтательные концептуальные истории, которые выглядят так, как будто они вырваны из сказок. Олег, в хорошем смысле слова, одержим своим ремеслом, и может похвастаться невероятным вниманием к деталям. Часто подготовка к съемке может занимать не один день – фотограф тратит время на поиск правильных реквизитов, мест и моделей, но наградой за такую тяжелую работу служит портфолио, наполненное великолепными работами. Кремовые и мягкие цветовые палитры создают гармоничные композиции, которые заставляли нас вдохновляться снова и снова на протяжении многих лет.

Above Art:
Расскажете нам немного о своем знакомстве с фотографией?

Олег Оприско:
Я родился в маленьком городке Львов, на западе Украины. Когда мне было 16 лет, я начал работать оператором в небольшом фотоателье. Я начал фотографировать друзей и знакомых.
В 18 лет я переехал в Киев, где стал помощником известного рекламного фотографа. Мы работали вместе четыре года, но эта работа не приносила мне удовольствия. Не было творчества, только коммерческие снимки. Когда мне было 23 года, я начал с нуля строить свой бизнес и снимать фотографии в своем собственном стиле.

Above Art:
Ваши снимки тщательно проработаны и отсняты с помощью пленочного фотоаппарата, с какими проблемами вам приходиться сталкиваться во время создания концептуальных фотографий таким образом?

Олег Оприско:
Трудно объяснить в нескольких словах, но сначала есть разница в процессе съемки. Я снимаю 12 кадров, и я могу наслаждаться тем, что важно для каждого кадра. Поскольку съемка происходит на пленочный фотоаппарат, нет возможности предварительного просмотра снимка, вы можете использовать только сцену перед вами. Это безумное сочетание везения, расчета, планирования и удачи, чтобы получить идеальный снимок. Второе отличие — свойства пленки и оптики, доступных для фотоаппаратов среднего формата. Пленка дает уникальный цвет, а объектив с длинной фокусировкой дает уникальную глубину. Я регулярно тестирую современные цифровые среднеформатные камеры, но я не могу найти ту модель, которая гарантирует те же качество и чувства. На семинары, которые я провожу, ученики приходят с оборудованием стоимостью до 3-5 тысяч долларов, но я использую старую камеру Kiev 6C, которую можно купить за 50 долларов на блошином рынке в Киеве. Это просто заставляет нас думать, что техника — это просто инструмент, как ручка или кисть.


Above Art:

Чтобы создавать свои образы вы не используете Photoshop, вместо этого предпочитаете создавать сцену в реальной жизни. Как вы готовитесь к съемке?

Олег Оприско:
У меня нет помощников, поэтому подготовка к съемке занимает несколько дней, и обязательно с пробными снимками. Например, кадр с горящим зонтиком был снят на шестой день съемок: я отснял более 50 зонтиков, потому что не мог выбрать материал зонтика, который будет красиво гореть, и в то же время, будет безопасен для модели. Так происходит почти с каждым снимком.

Мне нравится этот процесс, даже когда я понимаю, что некоторые эффекты легче рисовать в Photoshop. Это важная часть для меня, от которой я никогда не сдаюсь. Я трачу много времени на подготовку, поэтому день съемки очень прост, все знают свою роль и какой результат мы получим.

Above Art:
Как вы выбираете моделей для своих снимков?

Олег Оприско:
Все зависит от идей. Я пытаюсь найти баланс всех элементов снимка, чтобы ничего не выбивалось из общей картины. Это относится и к выбору модели, прически, платьев и реквизита. Все должно быть гармоничным.


Above Art:

От составления концепции до обработки, сколько занимает весь процесс?

Олег Оприско:
У меня есть записная книжка, где я записываю все свои идеи для фотографий. Если я уверен, что все будет так, как я задумал, подготовка занимает два-три дня. Я оставляю много времени, чтобы продумать цветовую гамму. Цвет — это первое, что фиксирует мозг зрителя. Затем приходит восприятие композиции и содержания в целом. Когда я работал в фотоателье, я каждый день корректировал цвет тысяч фотографий. Я думаю, что именно тогда я понял, какие цвета мне нравятся, и сочетание цветов, которые нравились зрителям. Более теплые, богатые, яркие изображения всегда имели лучший успех. Итак, это диктует мой выбор. Перед съемкой я планирую общую цветовую схему. В соответствии с выбранной палитрой я выбираю одежду, реквизит, местоположение и т. д., убедившись, что все это воспроизводится в пределах одного цветового диапазона.

К сожалению, иногда все зависит от погоды, людей или настроения. Иногда затраты не соответствуют результату или наоборот. Поэтому, чем больше опыта, тем больше я размышляю о процессе съемки.


Above Art:

Какой свет вы используете во время съемки — искусственный или естественный?

Олег Оприско:
Только естественный свет. Я избегаю контрастных теней, поэтому фотографирую утром или вечером.

Above Art:
У вас есть любимое место съемки?

Олег Оприско:
Я люблю работать там, где есть много места, например, поле, море или горы. Это неиссякаемые источники вдохновения.

Above Art:
Как бы вы могли описать свой стиль?

Олег Оприско:
Оригинальная и простая идея + хороший цвет + композиция

Above Art:
Ваши фотографии сюрреалистичны, есть ли общее сообщение, которое вы хотели бы передать с их помощью?

Олег Оприско:
Фотография позволяет передавать мои мысли другим. Камера — потрясающий инструмент, такой как ручка или кисть. Важно то, что каждый зритель видит свою собственную версию каждой фотографии, индивидуально основывая свое восприятие на тех местах, где он живет, или от своего образования или жизненного опыта. Это потрясающе. Моя миссия — переносить зрителя в сцену из книги или фильма.

Above Art:
Что обязательно должно быть в вашем рабочем рюкзаке?

Олег Оприско:
Основными камерами среднего формата, с которыми  работаю, являются Kiev 6C и Kiev 88 и набор оптики для этого байонета: Biometar 80mmf2.8, Sonnar 180mmf2.8 и Orestegor 300mmf4.
Моя любимая пленка: Kodak Portra 160 и Kodak Portra 400. И сканеры Epson V750Pro или V850Pro.

Above Art:
Сколько времени занимает пост обработка?

Олег Оприско:
Каждый кадр сканируется и редактируется на компьютере, но основа кадра создается на пленке на месте съемки. Важно помнить, что пост-обработка не сделает из плохой фотографию хорошую.

Above Art:
Каковы ваши планы на будущее? У вас есть какие-нибудь предстоящие проекты?

Олег Оприско:
Я, как правило, живу настоящим, хотя обещаю, что это будет что-то интересное. Вы сможете найти обновления на моих профилях в социальных сетях.


Above Art:

Чтобы вы посоветовали начинающим фотографам?

Олег Оприско:
Я считаю, что самой большой проблемой для фотографа является лень или плохая организация. Не пренебрегайте лишним днем, чтобы найти правильный реквизит, правильное платье или даже подождать правильную погоду. Хорошая фотография — это сочетание мелких деталей, но каждая деталь прекрасно продуманна. Если вы не можете создавать в одиночку, ищите единомышленников: дизайнеров, фотографов или просто творческих друзей, которые помогут вам найти правильную идею при съемке. Мой совет — сосредоточиться на творчестве и отключить «режим работы без перерывов». Я настоятельно рекомендую вам разумно использовать свое время.

Интервью с Олегом Оприско — 30 Дней Фотоприключений — ЖЖ

Олег Оприско (oprisco) — это редкий для нашего времени подход к каждому сюжету, к каждой детали в кадре, поражающий своей тщательностью и продуманностью, реализованный при помощи среднеформатной плёночной камеры. В результате работы Олега можно рассматривать часами, наслаждаясь их атмосферой, созданной мягкими цветами, яркими образами и безупречной композицией.

Олег, первый вопрос, который мы хотим вам задать, касается вашего блога в ЖЖ. Скажите, а почему практически во всех постах отключена возможность оставлять комментарии?

Комментарии отключены во всех записях. Вообще, обсуждение работ, пусть даже очень хороших, меня удивляет. Люди тратят очень много времени и сил на отстаивание своей позиции. Я считаю, что это время можно использовать более эффективно.

А вы сами пишите комментарии?

Крайне редко. Конечно, если мне что-то очень понравится, и если я с этим человеком каким-то образом пересекаюсь или общаюсь, то обязательно выскажу своё мнение. А так, в принципе, я смотрю очень мало фотографий. Чаще всего использую для этих целей какие-то западные ресурсы типа deviantart.com или избранные страницы на Фликре. Российских авторов практически не смотрю, и иногда у меня даже случаются проблемы на мастер-классах, потому что я не знаю фамилий каких-то фотографов.

Мне кажется, очень важно не стать заложником чужого мышления, а при постоянном просмотре чужих работ этого сложно избежать. Поэтому фотографий я много не смотрю, и стараюсь, чтобы всё, что я снимаю, создавалось именно в моей голове.

Олег, в интернете можно увидеть ваши работы, но изображений самого Олега Оприско отыскать практически невозможно… Почему так?

Да, моих фотографий нигде нет. У меня есть чётко выбранный жанр, в котором я нахожусь в постоянном поиске, и в котором мне очень комфортно. Все страницы, на которых я базируюсь, посвящены исключительно фотографии. Я знаю, что мой зритель раз в какой-то период хочет получать новую фотографию, которую он может посмотреть, и я сомневаюсь, что его интересуют какие-то личные моменты. Если человека это интересует, он может прийти на мой мастер-класс или познакомиться со мной в реальной жизни.

А переносить какую-то свою жизнь на ресурсы, которые я использую для представления своего творчества, не вижу смысла.

До недавнего времени было сложно вообще найти какую-либо информацию о вас. Расскажите о себе. Как вы занялись фотографией?

Я родился в маленьком городе на западе Украины, во Львове. Учился в Университете Культуры и Искусства на факультете «Компьютерная анимация». Это обычная пустая корочка, потому что в 2005 году всё равно всё обучение базировалось на прикладных программах 90-х годов. В 16 лет я искал работу и волей случая попал в фотолабораторию. Меня взяли на должность «дизайнера». Это громко звучит, но на самом деле моей задачей было фотографировать людей на документы, ретушировать эти портреты и печатать на маленьком струйном принтере. Иногда мне доверяли отретушировать плёнку. Вот так в 16-17 лет я начал узнавать, что такое плёнка, как происходит весь процесс, в чём вся магия.

Со временем я стал оператором лаборатории. Оператор – это человек, который пропускает через глаза абсолютно все цифровые снимки, которые печатает фотолаб. Каждый день перед моими глазами проходило 10-15 тысяч фотографий. Видимо, тогда и стало появляться понимание того, какие фотографии больше нравятся людям, информация, которую использую и сейчас. Появился первый фотоаппарат, Nikon D50, и первые попытки фотографировать знакомых и друзей.

Примерно тогда же я поехал на первый семинар, который устраивали очень популярные в те времена в Украине Тарас и Елена Шеренговские. Собственно, это скорее была фототусовка, чем семинар, потому что вокруг одной модели стояли два фотографа и расстреливали её в течение 2 часов, а потом делились впечатлениями. Но для новичка это был, конечно, серьёзный level up. И я попросил Тасара Шеренговского о сотрудничестве. Ребята согласились, увидев, что я готов делать абсолютно любую работу.

Так я переехал в Киев. Это на самом деле очень сложный процесс в Украине, не имеющий ничего общего с переездом, например, из Волгограда в Москву. Переезд из Львова в Киев – это, во-первых, абсолютно другой язык. Надо понимать, что Львов — это такой оплот украинской идеи, языка, соответственно, первые слова по-русски я сказал почти в 19 лет. Во-вторых, это совсем другое окружение, другой ритм жизни. Мне очень повезло, что Лена и Тарас были рядом. Мы активно работали, снимали дешёвую рекламу, были какие-то съёмки для модельных агентств.

Больше полугода я работал в режиме фотографа по заказу, который приезжал на место съёмки, получал техническое задание, и выполнял все ровно так, как хотел заказчик. Через полгода эта работа начала напоминать работу сантехника, места для творчества в ней не было совершенно. Я решил взять большую паузу, и примерно месяц совершенно ничего не делал. Начал анализировать, что я делаю не так, что мне не нравится в моих фотографиях. Как-то нашёл у себя на полке подаренный мне когда-то Киев-6С. И вот тогда в качестве эксперимента была моя первая съёмка на плёночный средний формат, которая всё и поменяла.

Что вы рассказываете на мастер-классах?

Мои мастер-классы не похожи на стандартные встречи, где фотограф приезжает и начинает делиться своим опытом. Мой мастер-класс больше напоминает некий бизнес-тренинг, где мы пытаемся у каждого найти что-то необычное, спланировать вместе с каждым слушателем то, каким образом ему развиваться и каким образом этим творчеством и только творчеством зарабатывать деньги.

Олег, скажите, а насколько вы зависимы от своего зрителя?

Публикуя какую-то фотографию, я всегда в дальнейшем анализирую, какое количество людей посмотрело её суммарно на всех ресурсах, просматриваю количество репостов и т.д. Но в чистом виде мнение зрителя интересует только в каком-то глобальном масштабе.

Я стараюсь очень аккуратно использовать самые простые, доступные и популярные темы, как взаимоотношения, как съёмка love story, как какие-то объекты, которые доступны для всех. Кажется, мне удается все это применять только в качестве приправы и всегда в меру. В то же время, своим творчеством управляю всегда исключительно я, и стараюсь, чтобы зритель, попадая на мою страничку, всегда удивлялся и радовался тому, что происходит какое-то движение. А это самое важное — какое-то постепенное движение вперёд. И это важнее всех денег в мире, и это главная задача, которую должен ставить перед собой творческий человек.

Я очень много времени провожу в аналитике, в анализе собственных ресурсов, в анализе своей аудитории. Конечно, ошибки есть, без них никак.

Олег, у вас на сайте и в блоге мы можем увидеть не так много ваших работ. Как вы боритесь с желанием мгновенно похвастаться чем-то, что только что сделали?

С желанием похвастаться я не борюсь и выставляю фотографии довольно-таки оперативно. Кстати, зачастую действительно фотографы выставляют лишь малую часть, я выставляю практически всё. У меня очень тщательная подготовка к каждому фотосету. В результате контролирую каждый элемент в кадре. Соответственно, каких-то неудачных или провальных съёмок сейчас нет. Такое было только в начале. Фотографии я выставляю очень оперативно. Проявить, отсканировать, небольшая коррекция в фотошопе и выкладываю.

Получается, что мы видим практически всё отснятое?

Да, практически всё. Программа, в которой я сканирую плёнку, показывает мою статистику очень достоверно. За 3 года я отснял порядка 80 плёнок по 12 кадров, практически все съемки опубликованы.

Для меня идеальная ситуация, когда за одну съёмку делается 12 кадров. Я очень тщательно подхожу именно к подготовке. Ещё до съёмки я чётко знаю, как кадр будет выглядеть. Кстати говоря, рекомендую всем, кто начинает заниматься фотографией, особенно постановочной фотографией, в первую очередь уделять больше времени на подготовку. Потому что все бесконечные фотопрогулки, фотосъёмки знакомых – это вещи, способные интересовать только людей, которые запечатлены на фотографии. А нужно ставить перед собой задачу создать что-то такое, что будет интересно более широкому кругу зрителей.

Олег, готовясь к съемке, вы что-то зарисовываете?

Схематические наброски, конечно, присутствуют. Я пытался найти человека, который смог бы рисовать под диктовку, но, к сожалению, это практически невозможно. Может быть, в будущем будут готовиться какие-то идеальные рисунки, идеальные наброски. Или, возможно, если серьёзно возрастёт сложность кадра, будут какие-то пробные съёмки на поляроид или на тестовую плёнку. На данный момент подготовка замысла происходит в схематических картинках.

А есть ли у вас ощущение, что хочется чему-то подучиться, может быть, каких-то знаний не хватает, не хочется самому посетить какой-нибудь мастер-класс?

Нет, весь мой интерес к чужому творчеству заканчивается на обычном общении. Даже самые великие фотографы, работы которых я могу просматривать, меня интересуют только в плане общения, и то это довольно-таки сомнительно. К сожалению, все мастер-классы и весь вот этот процесс обучения в России приобрёл некрасивые очертания.

А как выработать в себе уверенность в том, что ты поступаешь правильно?

Первый и самый большой совет: нужно работать с собственным архивом. Это должен быть анализ уже сделанных работ и анализ реакции на эти работы.
На мастер-классах мы обсуждаем со студентами их работы, их портфолио, и эти обсуждения происходят с таким акцентом, чтобы расставить точки, куда человеку стоит двигаться, и какая фотография, какой жанр наиболее ему близок.

Но все это возможно только после длительного анализа собственных работ, после длительного копания в своей голове. Голова каждого из нас – это такая огромная неубранная квартира, и чтобы определить, чем заниматься, необходимо сначала всё рассмотреть, понять, чем мы вообще располагаем, и уже потом всё расставить по полочкам. Если есть 2 каких-то направления, в которых человек себя чувствует комфортно, попробовать параллельно развивать их. Рано или поздно одно всё равно выпадет. Нужно изначально понимать, что в мире нет ни одного фотографа, который успешно действует во всех жанрах. Выдающихся фотографов, которые снимают всё сразу, нет.

Как вы называете жанр, в котором снимаете?

Жанровые портреты.

Иногда в этом почему-то видится fashion…

Ну, это всё специфика времени. В любом случае, это абсолютно классическая фотография, тем более, она ещё и создана классическими средствами. Просто в ней продуманы все детали и иногда соотношение одежды, локации, каких-то декораций создаёт впечатление, что над кадром трудился какой-то стилист, и есть ощущение, что это имеет отношение к фешну. Сейчас подобным образом снимают одежду, снимают журналы. На самом деле через несколько лет это будет восприниматься, как обычная классическая фотография.

Олег, откуда берутся все эти образы и сюжеты, которые мы видим на ваших работах?

Берутся они в первую очередь из собственных наблюдений, из того, что происходит вокруг. Все снимки можно воспринимать как усовершенствованные сцены из обычной жизни. Идеальная фотография – ощущение зрителя, что он подсмотрел момент. Это события, которые проходят через мои глаза, ситуации, которые видит абсолютно каждый. Грубо говоря, если бы я находился в вашей комнате, сидел бы на диване и абсолютно монотонно что-то говорил, ваше внимание постепенно бы засыпало. А вот если бы я взял и перевернул стол, вы бы сразу обратили на это внимание. Так работает мозг 99% фотографов, смотрят на самые очевидные мысли, идеи, концепты. Я стараюсь находиться в сознательном поиске сюжетов и моментов. Я могу найти вдохновение или какой-то нереальный кадр в обычной поездке в общественном транспорте, в обычной прогулке к морю.

Именно в поиске этих новых визуальных впечатлений я постоянно меняю место жительства. Вот ты приезжаешь, например, в Питер и видишь, как всё красиво и прекрасно. Проходит несколько недель или месяцев жизни в этом городе, и все эти вещи уже воспринимаются уже совершенно иначе. Есть масса творческих людей, которые живут в центре Питера, но ходят каждый день, опустив голову, в поисках вдохновения, потому что всё, что вокруг, никаким образом не впечатляет и никак не трогает их сердце. А ранней весной и в Питере, и в Киеве, и в Москве очень холодно. Поэтому я еду в южные города.

Как вообще происходит освоение нового города?

Конечно, это прогулки, наблюдения. Для меня очень важно, чтобы на съёмочной площадке присутствовала тишина и спокойствие. Приходится изучать проулки и дворики, искать, делать зарисовки, фиксировать на телефон что-то интересное. А ведь каждое место, каждая локация несколько раз в день меняет свой вид в зависимости от освещения, от погоды. Поэтому поиск может продолжаться долго.

А откуда в новом городе берутся модели?

Здесь всё просто. Сначала ты работаешь на портфолио, потом оно работает на тебя. У меня практически в каждом городе есть достаточное количество желающих поучаствовать в фотопроцессе. Проблем с этим абсолютно нет. В крайнем случае, в любой момент приедет нужный мне человек из любого города в то место, где я нахожусь.

А что дальше происходит с вашими работами? Ваши работы продаются, как это происходит?

Готовые работы я выкладываю в интернет и отправляю в агентства, с которыми сотрудничаю. Их сейчас четыре: два находятся в Европе, два – в Америке. И после этого команда менеджеров начинает работать и занимается коммерческой реализацией этих фотографий. Нужно понимать, что рынок авторской фотографии в Европе и в США существенно отличается от того, что в России и в Украине. У нас даже самые топовые писатели, самые массовые в плане тиражей авторы не стыдятся воровать снимки. А в той же Великобритании начинающий писатель, который выпустил книжечку на 400 экземпляров, понимает, что за обложку ему необходимо заплатить и год работает в закусочной). Там совсем другие механизмы и там совершенно другой подход. Поэтому в России и в Украине зарабатывать творческой фотографией очень сложно. Жить комфортно, но зарабатывать сложно.

Часто ли воруют фотографии?

Часто. Причём, самое смешное, что все корни всегда ведут в Россию. У меня совсем недавно была ситуация, когда в Лондоне выходила книга, на обложке которой была моя фотография. Эта картинка была куплена издателем, была запущена рекламная кампания, по городу были развешены борды, в книжных магазинах лежали стопочки книг. Ну и представьте себе, что через 3 дня после премьеры рядом с этими книгами появляются стопочки книг с другим названием, но с той же обложкой. В общем, был довольно серьёзный скандал. Начали копать, и оказалось, что честный немецкий писатель обратился в какую-то рекламную фирму в его городе, чтобы ему оформили книгу. Эта фирма обратилась в США, где у них были какие-то контакты, и дизайнеры передали этот заказ американцам. Цепочка дошла до Краснодара, мальчик уверенно скачал файл и оформил верстку. Так что этот заказ прошёл через весь мир, и получилась ситуация, что писатель, который заплатил деньги за оформление своей книги, в итоге получил ворованную фотографию.

Моё портфолио поделено на 4 части, примерно по 20 фотографий, и над каждым таким пакетом трудится кабинет менеджеров, которые пытаются вот этот круг клиентов, круг покупателей увеличить. Так же фотографии продаются в виде напечатанных работ. В Украине и в России эти работы продаются практически по себестоимости ради увеличения какого-то культурного уровня.

Мне бы очень хотелось, чтобы и у нас, как это принято в Европе, со временем считалось хорошим тоном подарить на день рождения какую-нибудь авторскую фотографию или иллюстрацию художника. Когда в каком-нибудь Стокгольме семья идёт на день рождения, они выбирают что подарить: или фотографию, или иллюстрацию. У нас, если ты придешь с фотографией на день рождения, на тебя посмотрят не очень одобрительно.

Олег, в каком-то интервью вы говорили, что не стоит переоценивать значение постобработки. Какое место в вашем случае занимает обработка?

Здесь нужно начать с того, что я считаю, что во главе всего стоит результат. И какими средствами тот результат достигнут, особого значения не имеет. Другое дело, что из бездарных фотографий, неудачных фотографий, даже обладая всеми знаниями мира в плане обработки, невозможно сделать хорошую фотографию. Обработка на то и создана, чтобы подчеркнуть преимущества снимка или каким-то образом скрыть самые большие его недостатки. Но значительно улучшить плохую фотографию обработкой практически невозможно.

Принимая во внимание специфику работы с плёнкой, процесс начинается со сканирования. Потом проходит цветокоррекция, иногда её бывает чуть больше, когда-то чуть меньше. Бывает, что я немного приглушаю цвета ради какой-то лаконичности, бывает наоборот. Но я не обладаю особыми знаниями в этой области, и не могу научить, как на задний план вставить медведей на велосипедах, или как создавать какие-то фотоколлажи. Мне кажется, что мне удается правильно пользоваться тонировкой кадра, и подчеркнуть всё очень простыми инструментами, тем самым создать определённое настроение внутри кадра. Таким образом, сказать, что что-то радикально меняется в процессе обработки, нельзя, потому что даже при проявке или печати есть возможность точно так же регулировать яркость, контраст и цветовую гамму снимка. Получается, что ничего больше не предпринимается.

К слову сказать, все эти желания идеального соответствия цветов на мониторе и при печати, меня очень сильно забавляют. Нужно помнить, что фотографии смотрят самые разные люди, и кто-то включает компьютер на рабочем месте, где в окно светит солнце, кто-то смотрит этот снимок в маленьком посёлке на мониторе 95-го года выпуска, который уже практически сел, кто-то включает плазму или смотрит на телевизоре, а кто-то листает всё это на телефоне. А подобная мягкость, подобная тональность помогает мне избегать каких-то серьёзных нестыковок и абсолютно спокойно отдавать в печать снимки практически в любую фотолабораторию, понимая, что плюс-минус несколько ступеней в тональности ничего существенно не меняют в восприятии.

В связи с этим у меня фотографии очень редко имеют название, потому что я не хочу человека ставить в рамки каких-то своих мыслей. Ведь мои мысли – это вот этот снимок, а дальше человек должен уже сам придумать себе историю и сам её прочитать, отталкиваясь от собственной головы.

Олег, а почему именно плёнка?

Для меня разница между плёнкой и цифрой – это не столько разница в качестве изображения или в каких-то технических моментах. В первую очередь это разница в подходе. Вот эта длительность процесса, вот эта сложная игра, она предполагает очень серьёзный подход. Человек, у которого в руках цифровая камера, подсознательно делает безумное количество лишних кадров для того, чтобы себя обезопасить. В то же время он не полностью контролирует то, что в этом кадре происходит. Перед тем, как нажать на спуск, я же вынужден контролировать положение каждого пальчика модели, движение каждого объекта. Вот эти 12 кадров на съёмку– это рамки, которые очень организовывают, а сам подход помогает всё очень чётко планировать и получать именно тот результат, который предполагается.

А в самом процессе работы с плёнкой я вижу такую очень крутую экстремальную игру. После нажатия кнопки ведь так и не понятно, что там получилось, потому что когда происходит спуск, в этот момент в плёночной фотоаппарате становится темно. Ведь я вижу только то, что случилось за долю секунду до и после этого момента. Адреналин, происходящий во время ожидания результата проявки, которая всегда сопровождается человеческим фактором, вот этот постоянный риск, всё это как прогулка по лезвию ножа. В этом тоже есть свои прелести, своя магия. Я надеюсь, что в ближайшее время этот процесс ещё будет доступен, но уже сейчас в маленьких городах всё это довольно-таки сложно.

Давайте поговорим про ваш фирменный квадрат. Вам никогда не хотелось сделать прямоугольную картинку?

Во всех учебниках по композиции квадрат фигурирует как такая идеальная форма. Я изначально прочувствовал удобство работы именно в квадрате. Сейчас мне что-либо менять бессмысленно, потому что это было абсолютно осознанное решение. У меня никогда не было желания перейти на узкий формат или компоновать кадр прямоугольно, хотя я понимаю, что чисто композиционно прямоугольник более интересен и более сложен.

Вы говорили, что плохую фотографию не спасёшь никакой обработкой. А что такое хорошая фотография?

Сложный вопрос. Мне кажется, хорошая фотография для каждого хороша по-своему. Для меня это определённая гармония, которую сложно объяснить конкретными словами. Конечно, фотография – это продуманная композиция, это световой рисунок, это наличие какой-то мысли, какого-то посыла к зрителю. Но гармония — это, наверное, что-то такое, что находится чуть выше таких сухих данных, как расположение композиционного центра или цветовое решение. Для меня очень важно, чтобы от просмотра кадра было ощущение хотя бы прочитанной заметки, я уже не говорю об ощущении прочитанной книги.

А как правильно подходить начинающему к самоанализу? Если, с одной стороны, нежелательно погружаться в чужое творчество, то как научиться самостоятельно понимать, что хорошо, а что плохо? Как научиться этому самоанализу?

Ну, ваш ресурс представляет какие-то инструменты для определённого старта. Для начала нужно чётко определить, действительно ли этим стоит заниматься, и в какой мере этим стоит заниматься. Попробовать внутри себя решить, что такое фотография в моей жизни. Ответ, что фотография в моей жизни — это просто хобби, тоже очень хороший ответ.

Меня иногда очень смешит, когда я встречаюсь со своими учениками на мастер-классе. Дело в том, что на все мастер-классы я езжу со своей камерой Киев 6С, которую на любом блошином рынке Украины можно купить за $20, и беру объектив, который стоит порядка $30. А напротив меня в группе всегда сидят люди с техникой за несколько тысяч долларов, но человек ещё даже не начинал снимать. И возможен вариант, что после проведенного анализа человек вообще перестанет так упорно рваться в фотографию.

Необходимо отталкиваться от собственного характера и принять какое-то глобальное решение, как заниматься фотографией и насколько это будет серьёзный подход. Дальше уже отталкиваться исключительно от того, какие снимки получаются лучше всего. Даже анализ в виде просмотра собственной галереи и подсчёта «лайков» позволяет каким-то образом хотя бы направление понять.

Нужно изначально поставить себе такие рамки, что никакая обработка в будущем мои кадры улучшать не будет, на этом не стоит делать акцент. Никакая техника не сможет улучшить мои фотографии, я не буду тратить на это безумные деньги. Никакие чужие фотографии, вдохновение чужим творчеством не сделает меня ровней этому фотографу, это будут просто попытки копировать. И если получится что-то стоящее, мне сразу укажут, потому что всегда найдётся тот человек, который возьмёт за макушку и тыкнет в источник твоего вдохновения, в оригинал этого снимка. В этом нет никакого прогресса, этим не стоит заниматься.

Очень важно погрузить себя в атмосферу очень качественного материала/контента. Просматривая низкокачественные российские сериалы, невозможно снять выдающийся фильм. Точно так же как человек, который вырос на низкокачественной поп-музыке, никогда в жизни не напишет оперу. Это нужно понимать. Всё что мы пускаем внутрь себя, все это несознательным образом выходит через то, что мы создаём. Поэтому нужно, чтобы наша жизнь была заполнена только качественным материалом, только качественным контентом, качественными фильмами, музыкой, фотографиями.

Люди просто тонут в тоннах фотоспама в соцсетях, на фотосайтах. Они тонут в этих комментариях, которые их расстраивают, которые отбирают силы. Но это всё не имеет никакого отношения к творчеству. Только когда человек сможет правильно посмотреть на фотографию и оценить себя, он начнет делать первые шаги.

Фотограф Олег Оприско (oprisco)
Страница Олега Оприско на Facebook

В интервью принимали участие romashka7 и vikont_mart

Nothing found for %25D0%25Be%25D0%25Bb%25D0%25B5%25D0%25B3 %25D0%25Be%25D0%25Bf%25D1%2580%25D0%25B8%25D1%2581%25D0%25Ba%25D0%25Be %25D0%25Beleg Oprisco

   

Извините, мы обновили сайт. Интересующая вас статья находится в соответствующей рубрике ->

     

Проектирование ванных комнат. Эргономика 

Эргономика. Расстановка и проектирование мебели 

Антропометрические данные детей и взрослых 

Эргономика человека в процессе труда и отдыха 

Проектирование кафе и ресторанов. Эргономика 

Эргономика рабочего места. 

       

Алвар Аалто 

Эйлин Грей 

Ле Корбюзье 

Исаму Ногучи 

Шарлотта Перриан 

Жан Пруве 

Тадао Андо 

Дизайн спальни 

Сочетание цветов 

Оприско К.

, Гарнер А., Фрэкшн М.

Найдено 1 товар

сначала новые

по алфавиту А-Я

по алфавиту Я-А

по цене (по возрастанию)

по цене (по убыванию)

Metal Gear Solid. Тактический шпионский боевик. Омнибус

Оприско К., Гарнер А., Фрэкшн М.

Издательство Эксмо   Год издания 2020

В ваших руках полное собрание комикс-адаптации Metal Gear Solid и Metal Gear Solid: Sons of Liberty из-под кисти несравненного Эшли Вуда. На этих страницах вас ждёт настоящее возрождение знаменитой саги! Насладитесь мрачной, но захватывающей историей и… В ваших руках полное собрание комикс-адаптации Metal Gear Solid и Metal Gear Solid: Sons of Liberty из-под кисти несравненного Эшли Вуда. На этих страницах вас ждёт настоящее возрождение знаменитой саги! Насладитесь мрачной, но захватывающей историей и узнайте, удастся ли Солиду Снейку в очередной раз спасти мир от нависшей террористической угрозы. Издание также включает пятистраничный нулевой выпуск Metal Gear Solid: Sons of Liberty, написанный Мэттом Фрэкшном. Скрыть Показать весь текст

pavolga — Olga Pavolga

Сначала думала, нет, про Олега Оприско Oleg Oprisco Fine Art Photography писать я не стану, потому что это уже получится не образовательный вторник, а ликбез после понедельника. Олега знают вообще все, даже те, кто не знает, что знает. Спутать его ни с кем нельзя, в сети вагоны его работ, его публикуют так часто, что если бы звенел звонок при каждом перепосте, стоял бы оглушающий звон.
Но потом решила, что писать стану, потому что главное не в самих фотографиях, а в подходе и методе автора. Это пример фотографа с уникальной системой работы и своеобразным подходом к поиску идей. И оба эти элемента, к слову, с моими категорически не совпадают. 
Если я правильно уловила биографическую нить событий, Олег рос во Львове и совсем юным приехал в Киев, устроившись в фотолабораторию, где начал с работы оператора печати. Затем был ассистентом фотографа, после стал снимать на заказ, а потом решил снимать только то, что хочет сам. Сейчас продажами его работ занимаются несколько зарубежных агентств (два в Европе, два в Америке), его фотографии становятся обложками книг, дисков, афишами и тому подобным.
Олег — фотограф, у которого каждый миллиметр кадра под контролем. Этот миллиметр заранее придуман, лично его руками на месте собран и доведен до совершенства. Снимает он среднеформатными камерами типа Киев 88 и Киев 6C, с длиннофокусными объективами типа Orestegor 300mm f4. На всю съемку 12 кадров. Тотальнейший контроль реальности, и такой же контроль эффекта опубликованных работ — ведется учет просмотров и публикаций, анализ аудитории.

Три года назад я слушала его мастер-класс и всем советую поступить также. Там нужно, широко открыв глаза и уши, следить за рассказами о том, как снимались те или иные работы, от идеи до конечной печати. Окажется, что да — пять часов копать яму в море, чтобы воткнуть туда лестницу — это нормально. Постоянно искать места съемок, прорываться на закрытые территории, договариваться, искать возможности и часто рисковать, в том числе и здоровьем модели — тоже. Такое отношение к работе нужно увидеть хотя бы один раз для самодисциплины.

Обычно мастер-класс включает в себя работу с моделью — прибейте себя неподалеку и смотрите, как он выставляет композицию, пройдут миллионы лет, но так надо. 
А вот в некоторых местах глаза и уши я бы советовала закрыть. Например, когда Олег объясняет, что его метод работы — гиперболизация сюжетов из жизни (условно, девочка со свечкой становится девушкой с аквариумом свечей), и его стоит взять на вооружение всем. И советует не искать вдохновения в чужих работах, фильмах или живописи. Только жизнь, реальность и небольшая их трансформация. То есть чемпион мира по прыжкам в высоту подходит к вам, вручает шест и говорит — давай, это же так просто, дружище.
И хотя автор честно верит в то, что говорит, лично я уверена, что никакого другого способа воспитать в себе хороший вкус, кроме как бешеной насмотренности и практики до седьмого пота не бывает, если ты не гений. Но и гению нужно себя с чем-то сравнить, чтобы осознать свой уровень.
Но главное место, где глаза надо закрывать — момент, когда автор откроет фотошоп и пообещает показать разгадку своей обработки. Никакой разгадки, слава богу, не будет — Олег интуитивно двигает ползунки, скажем, selective color. В этом месте очень важно понимать, что главный цвет делается в кадре, когда выбрано одно идеально место из десяти, точный оттенок платья и волос модели, правильный свет и даже капли дождя выстроены по росту. Обработка тут одно из последних дел — ее разгадка была в той первой части, когда нужно было сидеть прибитым.
(но важно, кстати, что Олег стремится к мягкости и пастельности кадров в том числе и затем, чтобы на любом устройстве изображение выглядело приемлемо, даже если вы откроете его на граммофоне) 

Теперь вывод. Я подозреваю, что есть два типа фотографического мышления. Один ситуативный, когда снимающий легко видит сложившийся сам по себе кадр, упавший свет, сюжетный момент. И другой — постановочный, когда автор может придумать никогда не существовавшую композицию из заданных элементов, срежиссировать идеальный момент, выставить свет. И мне кажется, у каждого врожденный тип мышления какой-то один. Зато второй по необходимости можно прокачивать. Например, в первых портретных съемках я находилась в полном ступоре, снимала простой натюрморт по две недели (фрукты портились), просто не могла положить яблоко рядом с бутылкой. Но мне было нужно снимать и я занималась со своей отстающей частью, как с овчаркой на площадке. Собирала папки с названием “позы пар”, позы ню”, “позы женщины”, “позы полные женщины”, смотрела много живописи и не стеснялась подсматривать в телефон или в заготовленную раскадровку, если на съемке переставала понимать, как работать. До сих пор, если реквизита или участников много, я пишу себе планы, которые нужно не забыть отснять.
Я не знаю, к какому типу относится автор от рождения, но знаю, что прокачивать в себе часть, которая делает новую реальность, я бы училась у него.

Кстати, три года назад, когда я слушала мастер-класс, такого еще не было, но сейчас в описании заявлены не только обычный просмотр портфолио слушателей, но и его разбор его с прицелом на то, чем бы слушателю заняться дальше. В том смысле, если слушатель хотел бы монетизировать свое увлечение. Сам Олег говорит, что на самом деле он проводит не мастер-класс, а бизнес-тренинг. 
Мне кажется, бизнес-тренинг по построению несуществующих миров это совсем неплохо.

Сайт автора:
http://oprisco.com/
Информация о мастер-классах:
http://www.oprisco.com/workshops

imagine-tuesday

Звільнений із полону моряк Андрій Оприско розповів про в’язницю у Москві та «зрадника Медведчука»

Старший матрос Андрій Оприско, якого обміняли у числі 35 бранців Кремля 7 вересня, зараз перебуває у відпустці в рідному селі Надітичі Миколаївського району Львівської області. Андрій Оприско в інтерв’ю Радіо Свобода розповів про умови утримання в Москві в Лефортовській тюрмі, про те, як намагався підтримати фізичний і моральний стан, що продовжить військову службу.

286 днів в Лефортовській тюрмі провів Андрій Оприско, як і ще 23 полонені українські моряки. Його мама, Ольга Оприско, випромінює радість. Бо чекання було дуже важким.

«Чекала дуже, невимовна радість. Я не плакала весь час і тримала себе, а коли, у день приїзду, зустрілась, то не втрималась. Але вже вдома, до нас приїжджає багато людей у ці дні привітати сина. Андрій навіть нічого не хоче чути, щоб не йти служити. Це його рішення і я не можу на нього впливати. Для нього лише море і море», – такими словами зустрічає Ольга Оприско.

Моряк Андрій Оприско перед судовим засіданням у Москві, 17 липня 2019 року

Андрій Оприско жартує, що даремно не просидів за ґратами – написав для мами майже 30 рецептів салатів.

– Ви робили ці салати у камері? А всі ці складники, де брали? Чим різали овочі?

– Нам волонтери приносили продукти і у камері робив салати. Поки то різав, то не знав, що вийде. Коли виходив смачний салат, то виникало питання інше, як назвати. У самій назві була більша цінність, аніж у салаті. Тут є салат «Лефортовський вал», «Переходящее красное знамя», «Буратіно», «Кракен», «Кім Чен Ін», «Брекзит», «Роснефть».

Волонтери приносили помідори, огірки, капусту. Їсти щодня одне і теж набридало. Я не дуже любив салати, то більше мама, але там почав сам робити. Кожен салат був імпровізацією, по ходу щось додавав. Ніж був, як пластикова шкільна лінійка, але якось викручувався. Найпростіший салат «Червона шапочка» – цибулька порізана, помідори чері, солений арахіс, оливкова олія, сіль. Перець під знаком питання у списку, бо його не можна було тримати в камері. Можна було продукти купувати у тюремній крамниці, нам посольство гроші перераховувало і з того рахунку вираховували кошти.

Лефортовські рецепти моряка Андрія Оприска

Мій адвокат був кримський татарин. Кримські татари у перший день зібрали для нас цілий бус одягу, взуття, але нам це не дозволили передати

Але найбільше приносили волонтери. Перший суд був у Сімферополі, мій адвокат був кримський татарин. Кримські татари у перший день зібрали для нас цілий бус одягу, взуття, але нам це не дозволили передати. Потім ми потрапили в Лефортово, то десь на 2-3 день прийшла від волонтерів передача.

– Які були умови утримання в Лефортово?

– Камера на два ліжка, десь 9 квадратних метрів кімната, столик, умивальник, туалет. Тобто, як колись жартував німецький льотчик, який сів на Красній площі і потрапив в Лефортово, що добре сиділось, але так і не зрозумів, чого 2 роки сидів у туалеті.

Ми підтримували гігієну, камера – не номер у готелі, але був телевізор і маленький холодильник. Було таке, що привели в таку камеру, що два дні мив її, від стелі і до підлоги все було в піні. Замовляв миючі засоби і чистив все.

У Лефортово Андрій Оприско намалював карту зоряного неба

– Як уживались із сусідами по камері?

Сусіда підсаджували, всі були стукачі

– Сусіда підсаджували, всі були стукачі, ми це розуміли. Різні сиділи, змінювали їх. Залежало, як вони свої обов’язки виконували, були серед них різні люди, зокрема сиділи за розповсюдження наркотиків.

У Лефортово, навіть якщо в’язня переводять з блоку у блок, ніхто ні з ким не зустрічається. Ти, окрім свого сусіда по камері, нікого не бачиш. Я з колегами бачився лише тоді, коли був у суді. Нас була четвірка, яку везли, то ми говорили і сміялись дорогою з наших назв салатів.

Ми написали заяву, що хочемо бути присутніми у залі суду, хоч із посольства бачили людей, моя донька приїжджала і ми бачились і могли кількома словами перекинутись і я знав, що вдома все добре.

Найбільша радість була прогулянка, щодня виводили. Це було таке місце, як камера, але лише відкрите небо. Спортом там займались, пробіжку робив. За всі дні ув’язнення 10 тисяч разів відстиснувся від підлоги, не робив сильних навантажень, бо і їжа не та, і мало сонця, і рух обмежений.

Ми знали, що перебуваємо під постійним відеонаглядом, тому жили спокійно своїм життям, щоб вони бачили, що нам вони далеко десь. Щодня – застеляли ліжко, читали, якесь прання свого одягу, вчив іспанську мову, колись в школі нею займався, розв’язував математичні формули, тобто старався зайняти себе. Календаря не було, годинника не було, свят ми не відчували. На Паску і Різдво дзвонів не було чути з церков.

Ольга Оприско дочекалась сина

– Якщо повернутись до дня захоплення українських моряків і кораблів, 25 листопада 2018 року, коли прикордонні катери ФСБ Росії брали на таран і відкривали вогонь на ураження по корабельній групі ВМС України. Розуміли, що відбувається?

Ми, військові, і готові до всього були. Хлопці були на своєму місці, знали, що робити, машини нас не підвели

– Ми розуміли, на що ми йдемо, але чим закінчиться ніхто не знав і самі росіяни не знали. Вони чекали команди і не могли визначитись, думали, що нас зупинять. Більше 15 годин і нічого у них не виходило. Ми, військові, і готові до всього були. Наш екіпаж і всі екіпажі спокійно себе вели, немов вийшли в море на навчання, такий собі екстрім. Хлопці були на своєму місці, знали, що робити, машини нас не підвели. Буксир легший і його було простіше дістати, а нас не змогли так легко. Але і буксир все витримав.

– Чи тиснули на вас спецслужби Росії, чи старались схилити на свій бік. Можливо, розмови наодинці з вами?

Вони розуміли, що ніхто з нас на співпрацю не піде і марні їхні спроби

– Викликали по одному, але тими поясненнями вони були незадоволені. Ми – військові і виконували команду. У Сімферополі не було спроб схилити когось на щось, а вже почалось у Лефортово, чисто психологічні речі, до нас придивлялись, хто і який. Але від початку вони розуміли, що ніхто з нас на співпрацю не піде і марні їхні спроби. Було таке, що прийшли без адвоката і я написав консулові і начальникові тюрми, що на марно стараєтесь.

– Ви знаєте історію українського дисидентства, політичних в’язнів радянського часу, чи змінився підхід у Росії до політичних в’язнів і військових полонених?

– Я читав і цікавився історією дисидентства. Ми зараз просто стали сильніші. Вони у Росії, то відчувають, тому були акуратні підходи і якщо чинили спроби психологічного тиску, то відчували, що ми на це не підемо, що їхні пропозиції не пройдуть.

Ми ніколи з росіянами не були одним народом. Не було у нас нічого спільного. Це все казки про один народ

У радянський час політичні в’язні були беззахисні. А ми відчували велику світову підтримку, від президентів до дітей. Громадський вплив нам допомагав.

Думаю, що вони хотіли, щоб ми зламались, їх дивувала наша поведінка. Вони думали, що ми маємо бути пригнічені і казали, що маємо суддям мантії цілувати, а ми сміємось у залі суду. І це вони не могли зрозуміти.

Не могли зрозуміти в Росії, що волонтери нам допомагають, що ніхто людей не організовує, що допомагають нашим рідним зробити ремонти, поки ми в полоні. Тим ми і відрізняємось від росіян, ми ніколи не були одним народом, не було у нас нічого спільного. Це все казки про один народ.

– Як отримували інформацію, що відбувається в Україні, що вас підтримують і не забули вдома?

У Росії були в шоці, що ми маємо таку підтримку. Коли ми їхали в суд, то навіть рецидивісти нам кричали: «Українським морякам привіт»

– Через адвокатів, дивились телевізор і, звісно, те, що видавало російське телебачення трактували по своєму. Донька кілька разів приїжджала і це був зв’язок із рідними. Волонтери передавали листи. Це була дуже сильна підтримка. Це допомагало, у Росії були в шоці, що ми маємо таку підтримку. Коли ми їхали в суд, то навіть рецидивісти нам кричали: «Українським морякам привіт», «Ми любимо Україну», ми і в таких колах були знамениті.

– Ви знали про обмін?

– Ні, ми не знали. Спали, о 4-й вночі нас підняли, сказали речі і на вихід. Ми вже розуміли, бо з консульства казали, що можливий обмін. Але я тоді казав, що буду впевнений, що обмін відбувся, коли літак приземлиться у Києві. Бо розумів, що літак міг до кордону долетіти і розвернутись. Ми готові були там сидіти, стільки треба. Коли літак сів у Києві, я першим ділом шукав рідних. Чекали син і донька.

– Як проходить адаптація після 286 днів ув’язнення в тюрмі? Які плани щодо служби?

– Я – військова людина і швидко адаптуюсь.Далі служитиму. Я старший матрос, маю вищу освіту, попередньо хочу в морську академію, є така можливість стати морським офіцером, про що завжди мріяв. Сумую за морем і кораблем.

На рідному подвір’ї Ольга Оприско і Андрій Оприско

– Ви повернулись в Україну, де стільки політичних змін. Йде мова про мирне вирішення питання на Донбасі. Як далі бути з Кримом і окупованою територією Донбасу?

Ми маємо такого сусіда, що не можемо розслаблятись, у нас має бути сильна армія, флот

– Це – українські території. Ми маємо такого сусіда, що не можемо розслаблятись, у нас має бути сильна армія, флот, щоб у сусіда не виникало бажання зайти до нас у гості. Якщо не будемо годувати свою армію, то вони моментально будуть тут.

Я на таке надивився в Лефортво, що не дай Боже, щоб таке «щастя», яке вони мають, прийшло до нас. Будемо землю гризти, а не пустимо, нехай господарюють у себе. Не хотів би так жити, як в Росії, вразила їхня політика. У Росії ніхто ніколи простих людей не вважав за людей, вони свій народ не шанують, то що казати про ставлення до інших. Українці до такого не звикли.

– А що, коли Янукович повернеться в Україну, його адвокат таке вже припускає?

У Лефортово до українських моряків хотів прийти Медведчук. Кажу нехай, але щоби потім не пошкодував

– Хай повертається Янукович, я йому не заздрю тоді! У Лефортово до українських моряків хотів прийти Віктор Медведчук. Кажу нехай, але щоби потім не пошкодував. Він не прийшов. Я казав це слідчим і своїм сусідам по камері, щоб це вийшло далі.

Казав слідчим, якщо Медведчук прийде і домовиться про наше звільнення, то одразу беріть кайданки і ведіть назад у камеру, що не піду, бо це зрадник батьківщини і мені його послуги не потрібні. Це таки дійшло до нього, бо була інформація, що українські моряки не хочуть бачити Медведчука.

– Що вам дає підстави вірити, що Україна буде?

– Прості люди. Які б політики не були, люди не дадуть їм розвернути країну і робити щось проти України. У нас активні люди і за все переживають. Якщо політики думають, що ось повернеться все назад, то цього не буде. Ми маємо шанс стати великою державою і маємо його використати.

Старое интервью с Олегом Оприско — очень классным фотографом

Очень нравятся мне его работы, да и видение фотоискусства тоже уважаю. Некоторые вещи очень правильно излагает.

Олег Оприско, талантливый молодой фотограф из Киева, снимает на пленочные камеры среднего формата. Те, кто немного знаком с его творчеством, знают, что плёнка для Олега — это не дань моде, а способ ощутить ценность каждого снимка, наслаждаться работой над каждой постановкой, обдумывать каждый кадр. По-моему, это залог того, чтобы и зритель, глядя на фотографию, тоже задумался.

Мне приятно знать, что во времена, когда гонка за новыми «лайками» и «фолловерами» уже почти победила стремление создавать фотографию, а не снэпшоты, есть такие фотографы, как Олег — те, кто не гонится за количеством, а ставит творчество во главу угла.

Берите с него пример и читайте интервью =)

В каждом интервью у вас спрашивают о том как вы начинали свой творческий путь и ваш, как и у многих, начался в детстве. Но в ваших работах есть такая глубина, которую не ожидаешь увидеть от человека вашего возраста. В чем ваш секрет?

Не думаю, что есть какой-то секрет. Я занимаюсь тем, что безумно люблю, о чем постоянно думаю. Фундаментом, наверняка является воспитание и проживание в небольшом, но творческом городе на западе Украины, Львове.

Опишите свой стиль в двух словах. Какое самое необычное описание вашей работы вы слышали?

Мне сложно ответить на этот вопрос. Могу описать основные составляющие каждого моего снимка: доступная и оригинальная идея, качественная проработка всех моментов кадра (одежда, локация, мейк) и цветовое решение.

Всем, кто слышал о вас, известно, что вы снимаете на средне-форматную плёнку и Киев 60 + Pentacon 300mm f4 (поправьте, если ошибся). По поводу плёнки — всё ясно. Интересно узнать, устраивает ли вас советская фототехника и оптика? Не возникало желания поменять камеру? Если предложат, к примеру, Hasselblad, с лёгкостью поменяете?

Дмитрий, я использовал различные среднеформатные камеры. К сожалению или к счастью не увидел никаких преимуществ перед советской техникой. Мне в первую очередь удобен байонет Киева, к которому можно находить уникальные стекла за смешные деньги.

Да, в последнее время чаще всего использую Orestegor 300mm f4 —– большая удача, был найден на рынке.

Хочется спросить о роли фото-сообществ в творческом пути арт-фотографа. Полезно ли участие в различных онлайн-комьюнити или наоборот оно может только навредить?

Все зависит от уровня фотографа. На определенном этапе мне очень помогли разного рода фоторесурсы, где смог получить дельную критику и советы. К сожалению, по мере роста автора, преобладает и субъективность в оценках его работ. Зритель руководствуется своим личным отношением, упуская реальную ценность работ. Думаю, пример фотосайта.ру наиболее ярок. Ресурс  превратился с качественного комьюнити в бездонную помойку фотоспама.

На данный момент использую фликр, девиантарт и 500px. Основной площадкой для публикации остается livejournal.

Как вы оцениваете состояние фото искусства в Украине, России? Чего не хватает для комфортной работы в фото бизнесе? Как вы думаете, что изменится через 5 лет?

Не хватает культурного образования у смотрящего. К сожалению, многие качественные проекты разбиваются об стену непонимания. Это касается фотографии, музыки и кинематографа.

В этом ситуация в Украине и России схожи. Преобладает тотальная коммерция преумноженная на знакомства/коррупцию и т.д

Закончите фразу «Фотографы сильно преувеличивают значение…»

Обработки, конечно. Никакая обработка не сделает из плохого кадра хороший.

Расскажите о своем вдохновении. Можно ли вдохновение искать и находить, или это кошка, гуляющая сама по себе?

Основа моих фотографий это усовершенствованные сцены из реальной жизни. Прообразом многих съемок становится кадр и сцены увиденной в обычной среде, в жизни обычного города. На меня конечно влияют кинематограф, музыка, живопись, но это крайне косвенное влияние, которое мне сложно охарактеризовать.

В своих интервью вы называете свои работы продуктом. Мне сложно применять понятия из рыночной экономики к вашей фотографии. Или в наши дни даже искусству не сбежать от коммерции? Для вас это все-таки продукт или нечто большее?

Монетизация творчества крайне важна для прогресса автора. В данный момент я не занимаюсь коммерческими заказами, но мои снимки регулярно продаются во всем мире. Это свобода, к которой я стремился.

Если бы вы могли путешествовать во времени, куда бы вы отправились на фотосессию?

Странный вопрос 🙂 Мне нравится наше время.

У вас часто бывают сложные постановочные съемки. Случается ли так, что что-то идёт совсем не так как планировалось во время фотосессии? Как вы справляетесь со сложными ситуациями? Продолжаете съемку импровизируя или переносите всё на другой раз?

Все зависит от конкретного случая. Я всегда пытаюсь тщательно готовить каждый кадр, соответственно, подобные чп бывают крайне редко. Но если подобное случается, переношу съемку, учитывая все недочеты первой попытки.

Кем бы вы хотели быть, если бы не стали фотографом?

Теоретически могу себя представить абсолютно в любой отрасли связанной с искусством.

Самый полезный совет, который вы когда-либо получали? Что бы вы посоветовали начинающим фотографам?

Самый полезный совет мне дали родители. Если ты сам не сделаешь — никто для тебя не сделает. А начинающим фотографам я бы порекомендовал больше снимать и ставить перед собой конкретные цели. Создавать основы собственного творчества внутри себя, не отталкиваясь от чужих работ и чужого вдохновения. Оригинальность — единственный путь к успеху.

Фотограф Олег Оприско запечатлел мир мечты и фантазии

Фотограф Олег Оприско запечатлел мир мечты и фантазии — IGNANT
слов
Чармейн Ли

Украинский фотограф Олег Оприско снимает неземные изображения, которые выглядят так, будто они вышли прямо из сказки.Оприско родился в маленьком городке Львове, работает в сфере фотографии с 16 лет и сейчас живет в Киеве. Его отличительная эстетика представляет собой смесь мечтательного и фантастического с оттенком меланхолии. В интервью 500px он рассказал, что снимает только «пленкой среднего формата» и много времени проводит на барахолках в поисках реквизита.

Все изображения © Oprisco Photography

Продолжить чтение Похожие сообщения

IGNANT использует файлы cookie, чтобы улучшить ваше взаимодействие с пользователем на нашем веб-сайте, сохранить выбор, который вы делаете при использовании нашего веб-сайта, и помочь нам постоянно улучшать контент и функции, с которыми вы сталкиваетесь на нашем веб-сайте. Мы также используем файлы cookie, чтобы направлять наш маркетинг в соответствии с вашими потребностями и генерировать статистику использования нашего веб-сайта.

Принять все

Сохранять

Индивидуальные настройки конфиденциальности

Сведения о файлах cookie Политика конфиденциальности Отпечаток

Декларация о файлах cookie

IGNANT использует файлы cookie, чтобы предложить вам наилучшие впечатления от посещения нашего веб-сайта.Файл cookie — это небольшой текстовый файл, который сохраняется на жестком диске вашего компьютера, смартфоне или другом ИТ-оборудовании.

Файл cookie позволяет распознавать ваш компьютер / IP-адрес, персонализировать контент и работу с сайтом, а также анализировать трафик на нашем сайте.

Если вы не хотите принимать от нас файлы cookie, вы можете отключить все или определенные категории файлов cookie, нажав здесь.

Имя Borlabs Cookie
Провайдер Владелец сайта
Назначение Сохраняет предпочтения посетителей, выбранные в поле cookie файла cookie Borlabs.
Имя файла cookie borlabs-cookie
Срок действия печенья 1 год
Имя WooCommerce
Провайдер Владелец сайта
Назначение Помогает WooCommerce определять, когда изменяется содержимое / данные корзины. Содержит уникальный код для каждого покупателя, чтобы он знал, где найти данные корзины в базе данных для каждого покупателя. Позволяет покупателям отклонять уведомления магазина.
Имя файла cookie woocommerce_cart_hash, woocommerce_items_in_cart, wp_woocommerce_session_, woocommerce_recently_viewed, store_notice [идентификатор уведомления]
Срок действия печенья сессия / 2 дня

Интервью с фотохудожником Олегом Оприско

Сегодня мы представляем вам причудливый мир художественной фотографии Олега Оприско.Глубина работы Олега и идея каждого продуманного кадра побудили меня поделиться с вами его творениями. Я обратился к нему с множеством вопросов, и он с радостью согласился поделиться своими знаниями с читателями Photography Life. Олег проводит несколько семинаров каждый год и является отличным педагогом. Он пообещал больше появляться в Photography Life, чтобы делиться советами о своей области фотографии, и если у вас есть какие-либо вопросы к Олегу, оставьте их в разделе комментариев ниже.

Расскажите немного о себе, своем детстве, где вы живете и как вы начали заниматься фотографией?
Привет! Все началось, когда мне было шестнадцать, и я устроился работать в фотолабораторию в маленьком городке Львов, расположенном на западе Украины. За три года работы в лаборатории я освоил все этапы печати на пленке и цифровой фотографии, а также все тонкости работы с цветом.

Как оператор лаборатории, я имел возможность просматривать и настраивать цвет нескольких тысяч изображений в день. Я даже не могу сосчитать количество свадеб, новоселье, дней рождения и других праздников, которые я посетил, сортируя эти изображения. Соответственно, я начал понимать, какие изображения и позы больше всего нравятся покупателям.По большому счету, я до сих пор использую эту информацию как ссылку в своей работе.

Когда я перерос фотолабораторию, я переехал в Киев, где через друзей попробовал свои силы в коммерческой фотографии. Я обнаружил, что быстро устал от рутины. К счастью, примерно в то же время мне в руки попал пленочный фотоаппарат среднего формата Kiev 6C. Возможно, именно тогда, в 2009 году, я нашел направление, в котором работаю по сей день.

Какой фотографией вы занимаетесь и где черпаете вдохновение для своей работы?
Я фотограф изобразительного искусства, и каждая моя фотография — это сцена из реальной жизни.Для меня это идеальный источник вдохновения, ведь в нашей повседневной жизни так много красоты. Возможно, меня вдохновляет то, что вы видите по дороге на работу. Наблюдение за миром вокруг меня вдохновляет на мою следующую фотографию. Конечно, есть свои собственные изменения, которые я добавляю к реальности, такие как персонажи, реквизит, локация и свет… Однако я постоянно нахожусь в поисках вдохновения и идей.

Мы слышим о проблемах, связанных с невозможностью заработать достаточно денег, будучи фотографами.Легко ли быть фотографом в России? С какими препятствиями вы сталкиваетесь?
В России тебе (как художнику) толком не помогают, никто не учит, но в то же время никто не мешает тебе работать 🙂 Общая проблема художественного воспитания населения существует, что очень усложняет чтобы зарабатывать на жизнь как художник. К моему преимуществу, все мои основные клиенты находятся за границей, и я не сильно затронут вышеупомянутым ограничением.

Хотя считаю, что ситуация постепенно улучшается.Я был свидетелем того, что большие города привлекают выдающихся авторов / фотографов своими мастерскими, и в этих городах принимают участие лучшие музыканты планеты для удовольствия жителей.

Но сейчас мне комфортнее жить в Одессе (Украина). Мне нравится это место, потому что там тепло и близко к воде. Но регулярные поездки в Россию становятся для меня трендом.

Считаете ли вы, что талант к фотографии — это то, с чем рождается человек?
Врожденный талант — это всего лишь 5% успеха.95% это тяжелая работа. Главный враг любого фотографа — лень. Каждый находит тысячу оправданий тому, почему вокруг не все в порядке, фотографии плохие, клиентов нет, а если есть клиенты — они очень плохие. Очень важно проанализировать все, что было сделано; отмечать удачные моменты, устранять ошибки и стрелять, стрелять, стрелять. Постоянный анализ, четкие творческие планы и регулярная практика помогут почувствовать свои сильные стороны и постепенно развиваться.

Как только у вас разовьется чувство прогресса и вера в успех, ваш ум мгновенно засияет уникальным рецептом создания сложной и интересной рамки.

Что, по вашему мнению, является самым сложным при фотографировании того, что вы делаете?
В моей работе часто бывает сложно найти что-то новое. Будь то новые истории или новые впечатления. Зритель очень требователен и постоянно хочет удивляться. В фотографии этот процесс открытия — самая сложная и в то же время самая интересная часть ремесла.

Насколько важен Photoshop в ваших окончательных изображениях?
Каждый кадр отвлекает, например, пыль и царапины, и для каждого кадра может потребоваться цветокоррекция и тонирование.Но никакая пост-обработка не исправит неудачную идею, нелепую позу, уродливый стиль и множество других ошибок. Меня всегда удивляет, что вместо анализа и повторной съемки (попытки исправить) неудачный снимок многие фотографы мучают себя, кадр и зрителя, пытаясь исправить это в постобработке.

Из какого снаряжения вы стреляете и какое из них вам больше всего нравится?
Я использую камеры Kiev 6C и Kiev 88 с 90 мм f / 2,8, 180 мм f / 2.8 и 300 мм f / 4,0. Мой любимый объектив всех времен — 300 мм f / 4,0 от Мейера Оптика Орестегора.

Если бы вам была предоставлена ​​возможность предупредить ваших читателей о потенциальных подводных камнях фотографии, какими бы они были?
Стреляйте, стреляйте и еще раз стреляйте. Что еще сказать? Бросьте то, что вы делаете, и возьмите камеру, чтобы снять еще … если, конечно, вы чувствуете, что это то, чего вы хотите. Свобода, счастье, деньги… все придет, когда вы отпустите и просто выстрелите.

Чтобы узнать больше о работе Олега Оприско, посетите:

oprisco.com
Oprisco 500px
Oprisco7.com Сюжет-портреты Олега Оприско | by Lomography

Чтобы воплотить воображение в физические произведения искусства, нужны настойчивое сердце и терпеливый дух. Художник и рассказчик Олега Оприско фотографической, визуальной литературой современных фантазий не потребовалось мгновений, чтобы проявиться в реальности.

Привет Олег! Давайте начнем с чего-нибудь другого. Как бы вы отличили свою пленочную фотографию от других?

Лично я считаю, что у меня хорошее чувство баланса: идея — композиция — цвет.

Зачем нужна пленка? Как пленка помогла вам вырасти как фотографу?

Сложно сказать в двух словах. Во-первых, разница в процессе съемки: я снимаю 12 кадров и мне это нравится. Для меня важен каждый кадр. Вы нажимаете кнопку спуска затвора, но не знаете, что происходит, потому что вы видите сцену до нажатия кнопки и после, но не во время съемки. Это сумасшедшее сочетание удачи, расчетов, планирования и снова удачи.

Во-вторых, это свойства пленки и оптики, которая доступна для среднего формата. Пленка дает уникальный цвет, а длиннофокусные линзы — уникальную глубину. Я регулярно тестировал современные цифровые среднеформатные фотоаппараты, но не могу найти платформу, которая бы гарантировала такое же качество. Также, как и в случае, когда на мои мастерские мои ученики приходят с комплектом оборудования по 3–5 тысяч долларов; но там я использую свой старый Киев 6С (около 50 долларов на барахолке в Киеве).Это просто заставляет нас думать, что техника — это всего лишь инструмент, вроде ручки или кисти.

Мы заметили, что синий цвет часто встречается в вашей фотографической палитре. У вас есть на это эстетические причины?

У меня только одна причина: мне нравится сочетание синего с теплыми цветами.

Говоря о палитрах, ваши цветовые предпочтения сдержанные, но в некотором роде романтические и ностальгические. Как вы подбираете цвета для своей палитры?

Цвет — это первое, что фиксирует мозг зрителя.Затем следует восприятие композиции и содержания в целом. Я несколько лет проработал в фотолаборатории и каждый день просматривал и настраивал цвет тысячи фотографий. Думаю, именно тогда я понял, какие цвета мне нравятся, и сочетание цветов нравится зрителям.

Более теплые, насыщенные и яркие изображения всегда имели больший успех. Итак, это продиктовало мой выбор. Перед съемкой планирую общую цветовую схему. В соответствии с выбранной палитрой я подбираю одежду, реквизит, локацию и т. Д., Следя за тем, чтобы все это воспроизводилось в единой цветовой гамме.Не забывайте про рассказы на моих картинах. Подобные истории должны быть спокойными и нежными.

Не могли бы вы рассказать нам больше об этом «рассказывающем» аспекте вашей фотографии?

В основе всего лежит концепция / история. Начиная с рассказа, я работаю над остальными частями. Я стараюсь соблюдать баланс, чтобы ни один элемент не выделялся и не отвлекал от изображения. это касается выбора прически, платья и реквизита. Все должно быть гармонично.

Что вас так привлекает в фотографическом повествовании ??

Мне нравится, что Фотография позволяет передавать мои мысли другим. Важно то, что каждый зритель видит в каждой фотографии свою версию и понимание; и все они зависят от места, где он живет, или от его образования и других моментов его жизни. Это потрясающе. Моя миссия состоит в том, чтобы после просмотра я хотел, чтобы воспринимающий чувствовал себя так, как будто он только что закончил читать книгу или смотрел фильм.

Кто ваши творческие музы?

Все мои муз на моих фотографиях.

С какими трудностями вы сталкиваетесь в творческом процессе?

Из года в год мои идеи распространяются все шире, и это создает множество проблем. Я привык все делать сама. Помощников у меня нет, поэтому иногда подготовка к съемкам занимает несколько дней и сопровождается множеством экспериментов и пробных съемок.

Все реквизиты и объекты на фотографиях настоящие, их создание обычно занимает день или два.Также подготовка одного кадра может занять несколько недель. Но мне нравится этот процесс, даже когда я понимаю, что некоторые эффекты проще нарисовать в фотошопе. Для меня это важная часть, от которой я никогда не отказываюсь.

В пленочной фотографии есть ограниченные возможности создания снимков. Как вы дисциплинируете себя с помощью практики?

Все приходит с опытом. Еще до съемок я уже знаю, какой результат получу в итоге. Очень помогает тщательная подготовка.

Не могли бы вы поделиться своими любимыми работами / сериалами? Чем он выделяется среди остальных?

Я надеюсь, что эти фотографии здесь и моя серия в будущем будут моими лучшими.Я очень критично отношусь к своей работе, поэтому мне постоянно хотелось большего и лучшего. У каждого кадра сложная история создания. Например, кадр с горящим зонтом был снят на шестой съемочный день. Я потратил более 50 зонтов, потому что не мог выбрать сочетание материалов с зонтом, который при этом красиво горел и был безопасен для модели.

Какой самый лучший опыт у вас был в вашей карьере фотографа на данный момент?

В 19 лет переехал в Киев, где стал помощником известного рекламного фотографа.Мы работали вместе три года, но эта работа не приносила мне удовольствия. Не было творчества, только коммерция. Именно тогда я понял, насколько для меня важна свобода в творчестве и как я люблю контролировать каждый момент в фотографии.

К сожалению, в коммерческой фотографии это невозможно. Так что я перевернул процесс с ног на голову, и теперь я могу создавать желаемые результаты; потом я и мои менеджеры искали покупателя. В момент трансформации очень важно верить в себя и не ждать мгновенных результатов.Так можно достичь идеального формата — когда вы создаете то, что любите, и получаете максимум удовольствия. Этот продукт, который я делаю, автоматически становится магнитом возможностей и предложений.

Чем еще вы занимаетесь помимо фотографии? Чем вы увлекаетесь во время простоя?

Все мои увлечения очень близки к фотографии — поездки, походы в кино, изучение истории искусства, чтение литературы. Все они очень стандартные.

Что вас ждет дальше? Над любым текущим проектом, над которым вы сейчас работаете?

Не люблю думать заранее, но обещаю, будет интересно.

Если вам понравилось наше интервью с Олегом, прочитайте нашу статью или посетите его веб-сайт, Facebook и Instagram. Использованы изображения с разрешения Олега Оприско.

Человек и миф: Олег Оприско и его эфирные фотографии

Все изображения сделаны и использованы с разрешения Олега Оприско.

Как фотографы, я думаю, что у всех нас есть эта единственная фотография, или эта серия фотографий, или даже тот художник, который так сильно нас трогает, он влияет, задает тон и открывает путь для нашей будущей работы.На мой взгляд, именно ранние работы украинского фотографа Олега Оприско — тонкие, замысловатые и неземные — заставили меня по-настоящему стремиться стать лучшим фотографом.

Но он вдохновляет не только меня. Олег оказал влияние на огромное количество фотографов, фотографов среднего формата и цифровых фотоаппаратов. И это неудивительно, глядя на совершенно красивые и сюрреалистические изображения, которые он кропотливо создает и запечатлевает на своих верных Kiev 6C и Kiev 88. Его фотографии, яркие с прекрасными оттенками и цветами, небесные, но земные, причудливые, но телесные и очень изысканные.

Я имел огромное удовольствие недавно проницательно, хотя и коротко, поболтать с Олегом о его работе и обнаружил, что человек за объективом так же волнует, как и его замечательные фотографии. Прочтите наш короткий разговор после прыжка.

Фотограф: Ваши снимки выполнены безупречно и явно требуют хорошей подготовки. Как вы обычно придумываете концепцию изображения и как долго вы обычно готовитесь к ее реализации? Где вы обычно черпаете вдохновение для своих концепций?

Олег: Каждая моя фотография — это сцена из реальной жизни.Это идеальный источник вдохновения для меня, в нем столько красоты. Возможно, сегодня по дороге на работу, когда вы наблюдали за окружающим миром, эта сцена вдохновила меня на следующую фотографию. Конечно, я вношу некоторые изменения, и у меня есть свои собственные дополнения к этой реальной жизненной сцене, такие как персонажи, реквизит, локация и свет… Я постоянно вовлечен в поиск вдохновения и идей.

Фотограф: Я нахожу удивительным, насколько безупречны и тонки ваши фотографии, особенно зная, что вы снимаете старым киевским фотоаппаратом.Я уверен, что многим нашим читателям будет интересно узнать об этом — как вы их сделаете? В чем секрет этих чудесных изображений?

Олег: Не думаю, что имеет значение, какой камерой снимать. Дешевый пленочный фотоаппарат или новейшая цифровая… фотография доступна каждому.

Я считаю идеальным делать все самому. Я придумываю концепцию, создаю одежду, выбираю место, направляю прическу и макияж. Когда я работал в фотолаборатории, я просматривал сотни фотографий в день, пытаясь понять, чего хочет и в чем нуждается клиент; более теплые, насыщенные и яркие изображения всегда имели больший успех.Так что это продиктовало мой выбор. Я работал с тем, что было лучше всего. Сейчас я постоянно экспериментирую. Перед съемкой планирую общую цветовую схему. В соответствии с выбранной палитрой я подбираю одежду, реквизит, локацию и т. Д., Следя за тем, чтобы все они играли в одном цветовом диапазоне.

Следите за Олегом Оприско и его удивительными работами на Facebook прямо сейчас или посетите его сайт www.oprisco.com.

Чтобы узнать больше, подпишитесь на нас в Facebook, Google+, Flickr и Twitter.

Связанные

21 сказочная фотография Олега Оприско, поражающая воображение

Олег Оприско — фотограф из Украины, чьи волшебные сказочные фотографии широко распространены в Интернете. В эпоху, когда реалистичные фотоманипуляции являются секретом невозможных изображений, работы Оприско выделяются одним простым умопомрачительным фактом: они не являются искусственными цифровыми манипуляциями.

Вы правильно прочитали. Вместо того, чтобы использовать умные фотошопы, Oprisco тщательно планирует сюрреалистические сцены и снимает их на пленку . Единственные фотошопы, которые входят в окончательные изображения, — это корректировка цвета (иногда их много) и удаление пылинок с кадра.

Идеи регулярно записываются в блокнот. Как только он решает воплотить одну из идей в настоящую съемку, подготовка к съемке занимает два или три дня. Часы за часами тратятся на разработку концепций, создание костюмов и реалистичного реквизита (например.грамм. огромные спички, фальшивые бабочки, стопка фальшивых книг), разведка мест (иногда довольно опасных) и выяснение прически и макияжа.

Каждая сцена начинается с цветовой палитры, которая определяет выбор Oprisco для каждого элемента, включенного в кадр. Одежда и реквизит создаются вручную или покупаются на барахолках и в других подержанных местах. Вместо того, чтобы иметь команду помощников, Оприско обычно пытается сам создавать каждый элемент своих снимков.

Сами фотографии сделаны с помощью среднеформатных фотоаппаратов Kiev 6C (которые можно купить подержанными примерно за 50 долларов) и Kiev 88 и различных объективов (например, 90 мм / 2,8, 180 / 2,8, 300 / 4,0). На каждый рулон пленки записано 12 кадров, и Оприско не может просматривать сделанные фотографии, пока он не обработает пленку.

Многие фотографии Oprisco настолько удивительны, что трудно поверить, что они не были продуктом цифрового обмана.

Можете ли вы понять, что было на каждом из снимков выше? Оставьте комментарий со своими ответами!

Вы можете найти больше работ Оприско, посетив его веб-сайт.

(через 500 пикселей и скучающую панду)


Изображение предоставлено : Фотографии Олега Оприско использованы с разрешения

| Tutt’Art @ | Питтура • Скультура • Поэзия • Музыка

Archiviomarzo 2021 (16) febbraio 2021 (29) gennaio 2021 (34) dicembre 2020 (39) novembre 2020 (24) ottobre 2020 (36) settembre 2020 (37) agosto 2020 (65) luglio 2020 (52) июнь 2020 (31) maggio 2020 (52) aprile 2020 (64) marzo 2020 (84) febbraio 2020 (56) gennaio 2020 (70) dicembre 2019 (80) novembre 2019 (84) ottobre 2019 (37) settembre 2019 (46) agosto 2019 (58) luglio 2019 (77) giugno 2019 (62) maggio 2019 (49) aprile 2019 (86) marzo 2019 (92) febbraio 2019 (87) gennaio 2019 (65) dicembre 2018 (63) ноябрь 2018 (73) октябрь 2018 (79) settembre 2018 (23) agosto 2018 (20) luglio 2018 (36) giugno 2018 (50) maggio 2018 (18) aprile 2018 (31) marzo 2018 (59) febbraio 2018 (56) gennaio 2018 (58) dicembre 2017 (61) ноябрь 2017 (61) октябрь 2017 (52) набор 2017 (23) назад 2017 (38) июль 2017 (35) июнь 2017 (25) maggio 2017 (21) апрель 2017 (27) марзо 2017 (37) февраль 2017 (45) gennaio 2017 (40) dicembre 2016 (37) novembre 2016 (42) ottobre 2016 (40) settembre 2016 (51) agosto 2016 (30) luglio 2016 (43) giugno 2016 (41) maggio 2016 (5) 4) апрель 2016 (61) марзо 2016 (66) февраль 2016 (69) gennaio 2016 (45) декабрь 2015 (40) ноябрь 2015 (56) октябрь 2015 (48) сентябрь 2015 (42) назад 2015 (54) luglio 2015 ( 38) июнь 2015 (32) maggio 2015 (15) aprile 2015 (21) marzo 2015 (21) febbraio 2015 (24) gennaio 2015 (21) dicembre 2014 (16) novembre 2014 (28) ottobre 2014 (13) settembre 2014 ( 8) agosto 2014 (14) luglio 2014 (19) июнь 2014 (21) maggio 2014 (27) aprile 2014 (18) marzo 2014 (23) febbraio 2014 (56) gennaio 2014 (36) декабрь 2013 (43) ноябрь 2013 ( 45) ottobre 2013 (30) settembre 2013 (23) agosto 2013 (38) luglio 2013 (21) giugno 2013 (19) maggio 2013 (36) aprile 2013 (14) marzo 2013 (69) febbraio 2013 (40) gennaio 2013 ( 29) dicembre 2012 (39) novembre 2012 (43) ottobre 2012 (42) settembre 2012 (50) agosto 2012 (47) luglio 2012 (48) giugno 2012 (29) maggio 2012 (26) aprile 2012 (62) marzo 2012 ( 39) febbraio 2012 (41) gennaio 2012 (43) dicembre 2011 (49) novembre 2011 (43) ottobre 2011 (72) settembre 2011 (41) agosto 2011 (22) luglio 2011 (26) giugno 2011 (12) maggi o 2011 (18) aprile 2011 (27) marzo 2011 (21) febbraio 2011 (16) gennaio 2011 (13) dicembre 2010 (2) novembre 2010 (1) ottobre 2010 (5) settembre 2010 (3)

Фотография Олега Оприско

23 назад Фотография Олега Оприско

Размещено в 07:50 в Фотография Анны Форнасиари

Пастельные изображения, пастельные цвета и креативное творчество 9010 Предельное значение: . Это изображение предпочтений.Artista di origine ucraina, dopo essersi trasferito nella capitale Kiev, 16 дней назад в лаворато, чтобы помочь вам не получить от студии fotografo pubblicitario locale, con il quale ha preso parte a moltissimi eventi. Grazie a questa сотрудничества, non solo è cresciuto il suo amore per la fotografia, ma ha anche sviluppato notevoli Capacità tecniche: ora infatti, oltre a scattare, si Occidenta della scelta dei luoghi, dei costumi e della direzione del ila.

Per realizzare i suoi scatti si serve di una macchina Kiev 6C , alternata ad una Kiev 8C , entrambe fabbricate in Ucraina durante il periodo del dominio sovietico ed Entrambe assolutamente economicorno, il loro premezzo ).Пример изображения, который позволяет получить красивые фотографии без необходимости использования миграционной информации в евро в больших фотографиях и изображениях на природе; non semper almeno!

@Oleg Oprisco

Я тоже не знаю, что делать, если вы настаиваете на цифровом ритоке, и выполняйте свои функции в соответствии с принципами работы над природой и моделью. Abile maestro del colore e delle sceneografie, Oleg Oprisco racchiude emozione ed eleganza, Creando mondi incantati che profumano di favole contemporanee .Это изображение украины ha fatto dell ’ arteconcettuale это свое кредо танто да спингерси, реализующее delle immagini eteree, фантастическое, sognanti.

Leggi anche: Loes Heerink e il progetto fotografico Vendto fotografico Vendors from Above

Oprisco non è un fotografo tradizionale (almeno nell’ambito della fotografia digitale): le sue immagini sono della piccole 9010 prima di essere immortalate tramite la pellicola a medio formato.E proprio la progettazione è forse la fase most importantante: Oleg Oprisco è appassionato di mercatini vintage e sfrutta i suoi viaggi per scoprire gli oggetti, which utilizzerà nelle sue realizzazioni, adattandoli di instintementeles al favourite scientes .

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *