Подводные памятники каменного века: Памятники каменного века в Губском ущелье

Содержание

Памятники каменного века в Губском ущелье

Небольшая горная речка Губс берет свое начало на склонах гор Скалистого хребта на границе Республики Адыгея и Краснодарского края. На протяжении 2,5 км Губс протекает по каньону, по бортам которого множество скальных навесов и гротов. Археологические исследования памятников каменного века в Губском (Борисовском) ущелье ведутся с середины XX в. В 2006 г. Е.В. Беляева открыла навес Чыгай — многослойный памятник, содержавший культурные слои энеолита, мезолита и верхнего палеолита. Рядом ею же обнаружена пещера Двойная. Раскопки в большом (западном) гроте пещеры выявили несколько культурных слоев мезолита и поздней поры верхнего палеолита.

Начиная с 2007 г. экспедицией Института проводится исследование этих памятников. Комплексное изучение материалов позволило получить данные об изменениях не только материальной культуры первобытных сообществ, но и окружающей среды, происходивших на рубеже эпох плейстоцена и голоцена на протяжении примерно 8 тыс.

лет.

В конце ледниковой эпохи, примерно 16–13 тыс. л.н., для предгорий Северо-Западного Кавказа реконструируются сухие степные пространства с открытыми каменистыми ландшафтами, сменяющиеся более влажными облесенными участками вдоль речных долин. В ущелье и на плато обитали разные виды животных (лось, благородный олень, бурый медведь, горный козел, бизон, заяц), на которых охотились первобытные обитатели. Период между 12 и 8,5 тыс. л.н. (начало голоцена) знаменуется увлажнением климата и увеличением площади лесной растительности. Основными объектами охоты древних людей были благородный олень, кабан, лось, козел, лошадь, заяц, волк, лисица, медведь, серая куропатка, черепаха. Кроме этого древнее население собирало виноградных улиток, раковины которых в большом количестве находят в культурных слоях эпохи мезолита (11,5–8,5 тыс. л.н.).

Прослежено четыре волны заселения Губского ущелья в период с 16–14 до 8,5 тыс. л.н. Это первобытные племена охотников-собирателей, материальная культура которых в целом схожа, но имеет различия в видах охотничьего вооружения. Наиболее древний культурный слой, содержавший находки конца верхнего палеолита и предварительно датированный 16–14 тыс. л.н., исследован в навесе Чыгай. Этот слой разделен горизонтом обвала, вызванного, вероятно, землетрясением. В дальнейшем скальный обломок служил преградой со стороны склона. С западного торца глыбы обнаружены остатки кладки из камней, продлевающей линию естественной преграды. Характерная черта коллекции каменного инвентаря этого времени — присутствие своеобразных острий с горбатой спинкой, микролитов-вкладышей в виде прямоугольников и скребел. Изделия из кости единичны.

Следующий этап заселения ущелья отражают материалы из верхнепалеолитического слоя пещеры Двойная, датированные примерно 13 тыс. л.н. В это время в качестве охотничьего вооружения использовали разные варианты острий из кремневых пластинок, микролиты в виде прямоугольников и асимметричных треугольников. Найдены костяные острия, в том числе с орнаментом, обломки иголок и бусины из раковин речных моллюсков.

Зафиксированы древесные волокна сосны.

Отличительные черты каменного инвентаря раннего мезолита — наличие зубчато-выемчатых орудий, а также геометрические микролиты в виде сегментов, которые служили косолезвийными наконечниками стрел. Украшения-подвески древние обитатели делали из зубов животных. Позднее в ущелье пришло население, которое предпочитало оснащать свои стрелы кремневыми наконечниками в виде трапеций — с поперечным лезвием, а также для охоты использовать костяные наконечники, в боковой паз которых вставляли кремневые вкладыши.

Губской экспедицией обследовано состояние изображений кистей рук, сделанных красной краской на одной из скальных поверхностей ущелья. Рисунки открыты П.У. Аутлевым в 1962 г., но об их датировке идут споры. С целью уточнения происхождения и возраста изображений пигментом были отобраны образцы красочного слоя.

Е.В. Леонова

PDF — ИИМК РАН

We apologize for the inconvenience, but the page you were trying to access is not at this address. You can use the links below to help you find what you are looking for.

Если Вы уверены, что ввели правильный адрес, то, пожалуйста, сообщите об ошибке в Администраторам

Спасибо.

Возможно Вы искали…

PDF
Папка для хранения полнотекстовых версий статей сотрудников Отдела археологии палеолита
Важнейшие издания ИИМК РАН, 2014 г.
Археологические вести. Спб, 2005. Вып. 12. Содержание.
«Археологические Вести», СПб., 2000. Выпуск 8. Аннотация
«Археологические Вести», СПб., 2000. Выпуск 7. Аннотация
Важнейшие издания ИИМК. Алфавитный указатель.
«Археологические вести». Спб., 2020. Выпуск 29. Аннотации.
Археологические вести, Ин-т истории материальной культуры РАН. — Вып. 29 / [Гл. ред. Н. В. Хвощинская]. — СПб., 2020. — 392 c.: ил.
Instructions for contributors
Instructions for contributors
Conference «Radiocarbon in archaeology and paleoecology: past, present, future»
Археологические вести. Спб, 1995. Вып. 4. Аннотации.

Подводные и наземные исследования на озере Сенница в Псковской области

Подробности
Опубликовано: 31 июля 2018
Просмотров: 6388

Государственный Эрмитаж при поддержке фонда “История Отечества” во время работы Северо-Западной экспедиции провел подводные и наземные исследования озерных неолитических поселений, памятника каменного века Дубокрай I (4-3 тыс. до н.э.) на озере Сенница (Псковская обл.).

Эти работы были проведены силами Студенческих археологических отрядов, состоящих из студентов Санкт-Петербургских вузов, для которых была сформирована образовательная программа.

Реализация проекта включала три этапа. На первом этапе была проведена серия лекций и занятий в Реставрационно-хранительском комплексе “Старая Деревня” Государственного Эрмитажа, посвященных истории исследования, методике работ, камеральной обработке, полевой камеральной консервации археологических материалов. Лекции и практические занятия проводили реставраторы Государственного Эрмитажа и научные сотрудники ОАВЕиС ГЭ. Будущие кандидаты на участие в полевых работах занимались камеральной обработкой археологических находок – чисткой, маркировкой, шифровкой, ремонтажем.

Археологические раскопки на п. Дубокрай I, трехмерная фиксация находок.


В мае был организован первый выезд для проведения подготовительных работ по исследованию памятника недеструктивными методами. Были проведены детальные топографические и геофизические работы, аэрофотосъемка. Недеструктивные методы исследования ставили своей целью выявление объектов и структур, особенно это важно для подводной части, где работы ведутся в условиях плохой видимости, и в которой необходимо на первоначальном этапе выявить «свайное поле», другие конструкции, а затем перейти к их раскопкам, фиксации. Была выполнена съемка с помощью магнетометра Scintrex SM4-G Special прибрежного торфяника и части коренного берега в урочище под названием «Поповская горка». Подводная часть свайного поселения каменного века была исследована с помощью прибора SeaKing DST (Digital Sonar Technology) PSBP (Parametric Sub-Bottom Profiler), который является параметрическим донным профилографом, cовмещенным с эхолотом, и цифровой обработкой данных, предназначенным для профилирования и структурирования донных осадков и водной толщи с привязкой к данным спутниковой навигации GPS.

Геофизические исследования берега оз. Сенница (п. Дубокрай I).


 Для сравнения эффективности работы приборов для решения поставленной задачи площадь памятника была обследована с помощью отечественного георадара «Око-2», который оказался наиболее эффективным и информативным при работе на воде. Участники экспедиции познакомились с широким спектром различных неразрушающих методов работ, которые возможно применять перед началом археологических раскопок – детальная топосъемка с помощью тахеометров и GPS, аэрофотосъемка с помощью квадрокоптера, построение 3D моделей рельефа с помощью ArcGis, анализ прогнозирования расположения памятников, геофизические исследования с построением профилей и планами аномалий, подводное обследование дна различными методами. В результате данных работ была создана подробная топографическая карта памятника, построена трехмерная модель. В ходе геофизических исследований были выявлены различные аномалии как на суше, так и в воде, которые представляли интерес для исследования на последующем этапе. Поскольку площадь средневекового поселения, хуторов и кладбищ были изрыты грабителями, то нами были предприняты некоторые мероприятия по противодействию их незаконной деятельности.

Каменные конструкции, расположенные под водой оз. Сенница.


Для проведения собственно археологических работ было выбран летний период, когда уровень воды в прибрежном торфянике максимально снизился. Участники экспедиции в ходе последнего этапа познакомились с основами проведения археологических раскопок, составлением планов и трехмерной фиксацией находок с последующей реконструкцией их расположения в Autocad. На “Поповской горке” в кротовинах были собраны фрагменты керамики лепной и гончарной средневекового времени, а также бронзовая подвеска 14 в.

План расположения областей проведенных геофизических исследований.


В ходе исследований удалось выявить, что культурный слой свайного поселения не распространен по всей площади памятника равномерно, но лишь отдельными пятнами. Данные скопления материала относятся к одному хронологическому периоду существования памятника – середине 3 тыс. до н.э. Между этими скоплениями зафиксированы каменные конструкции, которые могут быть синхронны поселенческим структурам. На съемках и при подводном обследовании выявлено два типа конструкций: скопления камней диаметром 10-12 м и кольцевая конструкция из больших камней диаметром 12 м с отходящими от нее «усами». Подобные конструкции уникальны для каменного века Северо-запада России и были выявлены впервые. Интересно, что первый тип был выявлен в результате геофизических обследований дна озера на участке поселения. Активные природные процессы приводят к разрушению культурного слоя, уничтожению органических артефактов, что делает особенно актуальным исследование этого памятника и других стоянок, расположенных на озере Сенница.

Отдел археологии каменного века | Институт археологии Российской академии наук

Отдел каменного века является самым молодым в составе Института. Он был создан в 1992 г. сначала как сектор палеолита и мезолита, а в 1994 г. преобразован в отдел каменного века. Его руководителем является член-корр. РАН, д.и.н., проф. Х.А. Амирханов.

Деятельность отдела направлена на придание нового импульса в развитии данного научного направления, на создание профессиональной среды и психологической атмосферы, способствующей объединению в интересах науки вокруг отдела коллег из других научных учреждений.

Основная тематика научных разработок идет по двум основным направлениям: «Человек и природная среда в верхнем палеолите Русской равнины» и «Первоначальное освоение и начальные этапы культуры Северной Европы». Реализация первого направления осуществлялась в 1995–1997 гг. в рамках проекта «Восточный граветт» на Русской равнине». Не меньшую значимость имеют и другие темы. К ним можно отнести разработки теоретических аспектов палеолитического культурного слоя, каменного века Аравийского полуострова и неолита лесной зоны Восточной Европы.

В отделе работают ведущие специалисты в области мезолита Восточной Европы – д.и.н. Л.В. Кольцов и д.и.н. С.В. Ошибкина. Наряду с публикацией авторских монографий ими были организованы подготовка к печати и редактирование томов «Мезолит СССР» и «Неолит Северной Евразии» в многотомном издании «Археология СССР» («Археология»). Наряду с учеными старшего поколения самостоятельные исследования в отделе ведут и молодые ученые. По большей части именно их усилиями ведутся активные экспедиционные работы на Волге, Оке, Днепре, Десне, Сухоне. Постоянно действуют Зарайская, Хотылёвская, Среднеокская и Верхневолжская экспедиции.

Сотрудниками отдела выполняется коллективная плановая тема «Классификация археологических источников и палеоисторические реконструкции по материалам памятников каменного века Европейской части России и Кавказа» (2014–2016 гг; рук. чл-корр. РАН Х.А. Амирханов).

10–16 сентября 2019 г. Конференция – полевой семинар: «Культурная география палеолита Восточно-Европейской равнины: от Восточного микока до Восточного эпиграветта»

Еськова Дарья Кирилловна

Научный сотрудник отдела археологии каменного века, кандидат исторических наук, ученый секретарь отдела

Лев Сергей Юрьевич

Научный сотрудник отдела археологии каменного века, кандидат исторических наук

АРХЕОЛОГИЯ • Большая российская энциклопедия

АРХЕОЛО́ГИЯ (от греч. ἀρχαῖος – древ­ний и …ло­гия), от­расль ис­то­рич. нау­ки, изу­чаю­щая про­шлое че­ло­ве­че­ст­ва по ве­ще­ст­вен­ным ис­точ­ни­кам. Пред­мет А. обу­слов­лен так­же на­ли­чи­ем пе­рио­дов, сто­рон или яв­ле­ний ис­то­рии, не от­ра­жён­ных в пись­мен­ных и изо­бра­зит. па­мят­ни­ках или уст­ной ин­фор­ма­ции. Объ­ек­том А. яв­ля­ют­ся в пер­вую оче­редь ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ки, но им мо­гут быть прак­ти­че­ски лю­бые сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти. К па­мят­ни­кам А. от­но­сят­ся ос­тат­ки древ­них по­се­ле­ний (сто­ян­ки, се­ли­ща, тел­ли, го­ро­ди­ща, го­ро­да), фор­ти­фи­ка­ци­он­ные, про­из­вод­ст­вен­ные со­ору­же­ния и др. сле­ды хо­зяйств. дея­тель­но­сти, мо­гиль­ни­ки, свя­ти­ли­ща и др. куль­то­вые объ­ек­ты, кла­ды и отд. на­ход­ки древ­них ве­щей. А. как вид на­уч. дея­тель­но­сти вклю­ча­ет по­ле­вые ис­сле­до­ва­ния, ка­ме­раль­ные (ла­бо­ра­тор­ные) ра­бо­ты, ана­лиз (кри­ти­ку ис­точ­ни­ка), ре­конст­рук­цию ис­то­рич. яв­ле­ний и про­цес­сов. На­ря­ду с об­ще­ис­то­ри­че­ски­ми или при­вле­кае­мы­ми из др. на­ук, для А. ха­рак­тер­ны спе­ци­фич. ме­то­ды ис­сле­до­ва­ния.

Впер­вые тер­мин «А.» встре­ча­ет­ся у Пла­то­на («Гип­пий Боль­ший», гл. 285) в зна­че­нии «рас­ска­зы, све­де­ния о ста­ри­не». Ана­ло­гич­но это сло­во упот­реб­ля­ли в эл­ли­ни­сти­че­ской тра­ди­ции (Диодор Си­ци­лий­ский­, Дио­ни­сий Га­ли­кар­нас­ский, Ио­сиф Фла­вий и др.). По­сле дол­го­го пе­ре­ры­ва тер­мин воз­ро­дил проф. Гёт­тин­ген­ско­го ун-та Х. Г. Гей­не, при­ме­нив­ший его в 1767 для опи­са­ния и клас­си­фи­ка­ции па­мят­ни­ков клас­сич. ис­кус­ст­ва. В отеч. ис­то­рио­гра­фии 19 в. А. вклю­ча­ла раз­но­об­раз­ные све­де­ния о древ­но­сти, пре­им. о пред­ме­тах ста­рины. В ря­де совр. на­уч. школ под А. под­ра­зу­ме­ва­ют по­ле­вую и ка­ме­раль­ную прак­ти­ку, а так­же свя­зан­ные с ни­ми ана­ли­тич. про­це­ду­ры, то­гда как для обо­зна­че­ния нау­ки, ис­поль­зую­щей эти ре­зуль­та­ты, упот­реб­ля­ют тер­ми­ны «до­исто­рия», «про­тои­сто­рия», «ан­тро­по­ло­гия» и др.

Методы и отрасли археологии

Фанагория (древнегреческий город на Таманском полуострове, Россия), участок района «Верхний город» (раскопки В. Д. Кузнецова). Фото Д. В. Кузнецова

По­ле­вые ис­сле­до­ва­ния в А. вклю­ча­ют вы­яв­ле­ние (раз­вед­ку), опи­са­ние и не­по­сред­ст­вен­ное изу­че­ние па­мят­ни­ков. Кур­га­ны, го­ро­ди­ща, древ­ние со­ору­же­ния и не­ко­то­рые др. па­мят­ни­ки мож­но вы­явить по внеш­ним при­зна­кам, в др. слу­ча­ях – по кон­цен­тра­ции на­хо­док или об­на­же­ни­ям слоя. Ино­гда при изу­че­нии па­мят­ни­ков ис­поль­зу­ют при­бо­ры, фик­си­рую­щие в зем­ле сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти по на­ли­чию по­ка­за­тель­ных хи­мич. эле­мен­тов или по плот­но­сти ис­кусств. со­ору­же­ний, ко­то­рая от­ли­ча­ет­ся от ок­ру­жаю­щих на­пла­сто­ва­ний (гео­ра­да­ры, элек­тро­мет­рия), аэ­ро­фо­то­съём­ку и др. Осн. спо­соб изу­че­ния па­мят­ни­ков – рас­коп­ки ар­хео­ло­ги­че­ские. К важ­ней­шим ме­то­дам, при­ме­няе­мым в их хо­де, от­носит­ся стра­ти­гра­фи­че­ский, со­стоя­щий в вы­яв­ле­нии на­пла­сто­ва­ний, об­ра­зо­ван­ных в ре­зуль­та­те че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти (куль­тур­ный слой), на­блю­де­нии за их по­сле­до­ва­тель­но­стью и взаи­мо­свя­зью (см. Стра­ти­гра­фия). Осо­бых ме­то­дик тре­бу­ет под­вод­ная ар­хео­ло­гия. В хо­де по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний спе­циа­ли­сты стре­мят­ся по­лу­чить ар­хео­ло­гич. ком­плек­сы, т. е. груп­пы од­но­вре­мен­ных ма­те­риа­лов. Ком­плек­сы мо­гут быть за­кры­ты­ми, ко­гда од­но­вре­мен­ность на­хо­док фик­си­ру­ет­ся в не­по­тре­во­жен­ном по­гре­бе­нии, кла­де, объ­ек­те, пе­ре­кры­том за­ва­лом, и т. д. На­ход­ки од­но­го стра­тигра­фич. слоя трак­ту­ют­ся как ус­лов­но за­кры­тые ком­плек­сы. До­ку­мен­та­ция о по­ле­вых ис­сле­до­ва­ни­ях и по­лу­чен­ные кол­лек­ции пе­ре­да­ют­ся на хра­не­ние в со­от­вет­ст­вую­щие гос. уч­ре­ж­де­ния и яв­ля­ют­ся важ­ней­ши­ми но­си­те­ля­ми ин­фор­ма­ции о па­мят­ни­ках. С по­ле­вой А. свя­за­ны ох­ра­на и му­зее­фи­ка­ция па­мят­ни­ков, про­ти­во­дей­ст­вие не­за­кон­ным, гра­би­тель­ским рас­коп­кам. Ма­те­ри­ал, по­лу­чен­ный в хо­де по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, ста­но­вит­ся ис­точ­ни­ком А., ря­да дис­ци­п­лин (ну­миз­ма­ти­ка, эпи­гра­фи­ка, сфра­ги­сти­ка и др. ) и от­рас­лей ис­то­рич. зна­ния.

Раскоп на «Романовом дворе» в Москве: на переднем плане – надворная печь из большемерного кирпича, на заднем плане, в борте раскопа, видна последовательность разных типов использования этой терр… Фото Н. А. Кренке

Ка­ме­раль­ная и ла­бо­ра­тор­ная ра­бо­та вклю­ча­ет рес­тав­ра­цию, ат­ри­бу­цию, спец. изу­че­ние на­хо­док. Фор­маль­но-ти­по­ло­гич. ме­тод име­ет це­лью ор­га­ни­за­цию ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­ла, он со­сто­ит в вы­де­ле­нии и сис­те­ма­ти­за­ции ти­пов на­хо­док по ма­те­риа­лу, на­зна­че­нию, фор­ме. Функ­ции ору­дий тру­да по сле­дам ра­бо­ты на них и на объ­ек­тах, под­верг­ших­ся об­ра­бот­ке эти­ми ору­дия­ми, по­мо­га­ет оп­ре­де­лить тра­со­ло­гия. Ме­тал­ло­гра­фич. ана­лиз вы­яв­ля­ет тех­но­ло­гич. приё­мы из­го­тов­ле­ния ме­тал­лич. из­де­лий на ос­но­ве ана­ли­за их струк­ту­ры, изу­чае­мой по сре­зам (шли­фам). Спек­траль­ный ана­лиз ис­поль­зу­ет­ся для изу­че­ния хи­мич. со­ста­ва, ре­кон­ст­рук­ции тех­но­ло­гич. ре­цеп­тов (ти­пов спла­вов), вы­яс­не­ния ис­точ­ни­ков сы­рья и др. ха­рак­те­ри­стик изде­лий из ме­тал­лов, стек­ла, ре­же – кера­ми­ки. Ряд ме­то­дов пет­ро­гра­фии по­мо­га­ет вы­явить ме­сто­ро­ж­де­ния, где до­бы­ва­ли ка­мень для из­де­лий; при изу­че­нии ке­рами­ки пет­ро­гра­фич. ана­лиз по­зво­ля­ет вы­яс­нить тех­но­ло­гию её про­из-ва, ха­рак­тер и ре­цеп­ты под­го­тов­ки фор­мо­воч­ной мас­сы. На ос­но­ве ря­да ла­бо­ра­тор­ных ме­то­дов офор­ми­лись спец. на­прав­ле­ния ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний, час­то на­хо­дя­щие­ся на сты­ке на­ук, напр. ис­сле­до­ва­ние древ­них про­из­водств (ме­тал­лур­гии, стек­ло­де­лия и т. д.). Для ре­кон­ст­рук­ции хо­зяйств. и эко­ло­гич. сис­тем древ­но­сти при­вле­ка­ют­ся па­лео­бо­та­ни­ка, па­лео­зоо­ло­гия (см. Па­ле­он­то­ло­гия), ланд­шаф­то­ве­де­ние и др. нау­ки. Па­лео­ан­тро­по­ло­гия да­ёт ин­фор­ма­цию о по­ло­воз­ра­ст­ном со­ста­ве, бо­лез­нях, трав­мах, об­ра­зе жиз­ни, ан­тро­по­ло­ги­ческих (ра­со­вых) осо­бен­но­стях групп древ­не­го на­се­ле­ния.

Важ­ней­шей про­це­ду­рой ис­сле­до­ва­ний в А. яв­ля­ет­ся от­но­си­тель­ная и аб­со­лют­ная (ка­лен­дар­ная) да­ти­ров­ка на­хо­док. Ис­ход­ные дан­ные для от­но­си­тель­ной хро­но­ло­гии да­ют по­ле­вые на­блю­де­ния в рам­ках стра­ти­гра­фич. ме­то­да. Од­но­вре­мен­ность или по­сле­до­ва­тель­ность сме­ны ти­пов ве­щей и отд. при­зна­ков (эво­лю­ци­он­ные ря­ды) ис­сле­ду­ет­ся в рам­ках ти­по­ло­гич. ме­то­да. Ме­то­ды пе­ре­крё­ст­ной да­ти­ров­ки и срав­ни­тель­ный по­зво­ля­ют оп­ре­де­лить од­но­вре­мен­ность ком­плек­сов по на­ли­чию оди­на­ко­вых ве­щей. При груп­пи­ров­ке ком­плек­сов и ве­щей, в т. ч. по хро­но­ло­гич. прин­ци­пу, ис­поль­зу­ют ме­то­ды ста­ти­сти­ки и ком­би­на­то­рики. Пла­ни­гра­фич. ме­тод ос­но­ван на вы­де­ле­нии раз­но­вре­мен­ных зон па­мят­ни­ка. Аб­со­лют­ная хро­но­ло­гия ус­та­нав­ли­ва­ет­ся по на­ход­кам мо­нет, над­пи­сей и др. ве­щей, где есть ука­за­ние на ка­лендар­ную да­ту, при со­пос­тав­ле­нии па­мят­ни­ков А. с ис­то­рич. яв­ле­ния­ми, ве­щей – с да­ти­ро­ван­ны­ми изо­бра­же­ния­ми и т. д. При­ме­ня­ют­ся и ес­те­ст­вен­но-на­уч. ме­то­ды, та­кие, как ден­д­ро­хро­но­ло­гия, ра­дио­уг­ле­род­ные ме­то­ды да­ти­ро­ва­ния, па­лео­маг­нит­ный ме­тод, ме­то­ды тер­мо­лю­ми­нес­цен­ции, ра­дио­мет­рии и др.

Кар­то­гра­фи­ро­ва­ние рас­про­стра­не­ния ве­щей по со­от­вет­ству­ю­щим ти­пам по­зво­ля­ет изу­чать эко­но­мич., куль­тур­ные, по­ли­тич. свя­зи. Вы­де­ле­ние групп па­мят­ни­ков со сход­ны­ми чер­та­ми да­ёт воз­мож­ность ре­кон­ст­руи­ро­вать древ­ние хо­зяй­ст­вен­но-куль­тур­ные и ис­то­ри­ко-куль­тур­ные общ­но­сти, оха­рак­те­ри­зо­вать мн. сто­ро­ны их жиз­ни (см. Куль­ту­ра ар­хео­ло­ги­че­ская). Со­пос­тав­ле­ние ха­рак­те­ри­стик и ареа­лов этих групп де­ла­ет воз­мож­ным про­сле­дить раз­ви­тие и др. из­ме­не­ния в куль­ту­ре, пре­ем­ст­вен­ность или сме­ну на­се­ле­ния, на­прав­ле­ние ми­гра­ций и т. д. Срав­не­ние с дан­ны­ми письм. ис­точ­ни­ков по­зво­ля­ет ус­та­но­вить эт­но­ни­мы и др. на­зва­ния фик­си­руе­мых А. общ­но­стей, свя­зан­ные с ни­ми со­бы­тия и в то же вре­мя да­ёт уни­каль­ную ин­фор­ма­цию для до­пол­не­ния и уточ­не­ния этих све­де­ний. Рет­ро­спек­тив­ный ме­тод по­зво­ля­ет про­сле­дить в глубь ве­ков це­поч­ку от куль­тур, ото­жде­ст­в­ляе­мых с из­вест­ны­ми по письм. ис­точ­ни­кам на­ро­дами, к их пред­ше­ст­вен­ни­кам. Це­лые пе­рио­ды че­ло­ве­че­ской ис­то­рии ре­кон­струи­ру­ют­ся на ос­но­ве А. в со­труд­ни­че­ст­ве с язы­ко­зна­ни­ем, эт­но­ло­ги­ей, фи­зи­че­ской ан­тро­по­ло­ги­ей и др. нау­ка­ми.

Не­об­хо­ди­мость спе­циа­ли­за­ции при­ве­ла к оформ­ле­нию в рам­ках А. на­прав­ле­ний, изу­чаю­щих отд. ре­гио­ны и пе­рио­ды. Ар­хео­ло­гич. пе­рио­ди­за­ция ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва ос­но­ва­на на сис­те­ме трёх «ве­ков» (ка­мен­ный век, брон­зо­вый век, же­лез­ный век), со­от­вет­ст­вую­щих сме­не осн. ма­те­риа­лов, ис­поль­зо­вав­ших­ся при про­из-ве ору­дий тру­да и ору­жия. Эти про­цес­сы со­про­во­ж­да­лись из­ме­не­ния­ми в эко­но­ми­ке, со­ци­аль­ной и по­ли­тич. ор­га­ни­за­ции, идео­ло­гии древ­них об­ществ. Гра­ни­цы ме­ж­ду эпо­ха­ми дос­та­точ­но ус­лов­ны, вы­де­ля­ют пе­ре­ход­ные пе­рио­ды ме­ж­ду ни­ми, на разл. тер­ри­то­ри­ях их сме­на шла с раз­ной ско­ростью. Прин­цип де­ле­ния на эпо­хи по на­зва­ни­ям пре­об­ла­даю­щих ма­те­риа­лов вос­хо­дит к ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ни­ям, под­хо­ду к ис­то­рии не в куль­тур­но-тех­но­ло­ги­че­ском, а в фи­ло­соф­ско-эти­че­ском смыс­ле. В по­эме Ге­сио­да «Тру­ды и дни», «Ме­та­мор­фо­зах» Ови­дия и у др. ан­тич­ных ав­то­ров в по­ве­ст­во­ва­нии о сме­не брон­зо­во­го ве­ка же­лез­ным учи­ты­ва­ют­ся и тех­но­логич. по­ка­за­те­ли. Они ста­ли ре­шаю­щи­ми в кон­цеп­ции Лук­ре­ция, пи­сав­шего о сме­не ка­мен­но­го, мед­но­го и же­лез­но­го ве­ков («О при­ро­де ве­щей»). Ана­ло­гич­ные на­блю­де­ния вы­ска­зы­ва­лись и в Древ­нем Ки­тае (напр., Юан Кан, 1 в. н. э.). Сис­те­му трёх ве­ков в А. пред­ло­жил в 1836 дат. учё­ный К. Ю. Том­сен при сис­те­ма­ти­за­ции му­зей­ных кол­лек­ций, под­твер­дил и раз­вил его уче­ник Е.  Я. Вор­со. В рам­ках этих эпох вы­де­ля­ют­ся бо­лее дроб­ные пе­рио­ды, ло­каль­ные хро­но­ло­гич. шка­лы, ис­поль­зу­ют­ся об­ще­ис­то­рич. или, напр., гео­ло­гич. пе­рио­ди­за­ции.

В осо­бые на­прав­ле­ния офор­ми­лись ис­сле­до­ва­ния ме­то­до­ло­гии и ис­то­рио­гра­фии А., тес­но свя­зан­ные с фи­ло­со­фи­ей, ис­то­ри­ей нау­ки и об­ществ. мыс­ли.

История зарубежной археологии

Осо­бое вни­ма­ние к древ­ним пред­ме­там из­дав­на ха­рак­тер­но для че­ло­ве­че­ской куль­ту­ры, не­ред­ко они име­ли и са­краль­ное зна­че­ние. В 6 в. до н. э. ва­ви­лон­ский царь На­бо­нид рас­ка­пы­вал фун­да­мен­ты древ­них хра­мов в по­ис­ках над­пи­сей пред­ше­ст­вен­ни­ков. В рам­ках др.-кит. и ан­тич­ной тра­ди­ций па­мят­ни­ки про­шло­го спе­ци­аль­но опи­сы­ва­лись и со­по­став­ля­лись с др. ис­точ­ни­ка­ми (Кон­фу­ций, Ге­ро­дот, Сы­ма Цянь, Стра­бон, Пав­саний­ и др.). С эпо­хи эл­ли­низ­ма древ­но­сти ин­те­ре­со­ва­ли кол­лек­цио­не­ров про­из­ве­де­ний иск-ва, со­би­ра­те­лей ред­ко­стей и в Древ­нем Ри­ме обо­зна­ча­лись тер­ми­ном antiquitates. В ср.-век. Ки­тае на­ча­ла скла­ды­вать­ся спец. нау­ка Цзиньши сюэ (уче­ние о ме­тал­лах и кам­нях), изу­чаю­щая древ­ние на­ход­ки и над­пи­си на них. Осо­бое вни­ма­ние к ан­тич­ным древ­но­стям и их спец. до­бы­че ха­рак­те­ри­зу­ет эпо­ху Воз­ро­ж­де­ния и по­сле­дую­щий пе­ри­од раз­ви­тия гу­ма­ни­стич. ми­ро­воз­зре­ния в Ита­лии, Фран­ции, Анг­лии (15–18 вв.). Вни­ма­нию ев­роп. нау­ки к древ­но­стям др. ци­ви­ли­за­ций спо­соб­ст­во­ва­ли Ве­ли­кие гео­гра­фи­че­ские от­кры­тия и по­сле­до­вав­шие экс­пе­ди­ции сол­дат, тор­гов­цев, мис­сио­не­ров, пу­те­ше­ст­вен­ни­ков, ос­та­вив­ших опи­са­ния па­мят­ни­ков, мно­гие из ко­то­рых позд­нее бы­ли ут­ра­че­ны. При­вле­ка­ют вни­ма­ние и ев­роп. древ­но­сти (напр., Бир­ка). В нач. 18 в. ря­дом ис­сле­до­ва­те­лей, со ссыл­кой на эт­но­гра­фич. дан­ные, был обос­но­ван те­зис о при­над­леж­но­сти на­хо­ди­мых в Ев­ро­пе ка­мен­ных ору­дий древ­ним лю­дям. Од­ним из пер­вых анг­лий­ское «Об­ще­ст­во ди­ле­тан­тов» с 1750-х гг. ор­га­ни­зо­вы­ва­ло спец. экс­пе­ди­ции для рас­ко­пок Афин, об­сле­до­ва­ния Паль­ми­ры, Ба­аль­бе­ка. Во­ен. экс­пе­ди­цию На­по­ле­о­на I в Еги­пет (1799) со­про­во­ж­да­ли учё­ные и ри­со­валь­щи­ки. Со 2-й пол. 18 в. на­ча­лось сис­тема­тич. изу­че­ние па­мят­ни­ков Ин­дии. Кни­га Дж. Брю­са (1790) от­кры­ла учёным ци­ви­ли­за­цию Ак­сум­ско­го цар­ст­ва в Эфио­пии. Рас­коп­ки в Гер­ку­ла­ну­ме (с 1711) и Пом­пе­ях (с 1748) сти­му­ли­ро­ва­ли ин­те­рес к бы­то­вым древ­но­стям. Из­да­ют­ся сво­ды ан­тич­ных на­хо­док (напр., Б. де Мон­фо­ко­на, т. 1–15, 1719–24).

В 19 в. ро­ман­тический ин­те­рес к на­цио­нальному про­шло­му, раз­ви­тие ес­теств. и ис­то­рич. наук спо­соб­ст­во­ва­ли рас­ши­ре­нию кру­га и но­во­му ка­че­ст­ву ис­сле­до­ва­ний в А. В 1824–31 про­во­ди­лись пер­вые рас­коп­ки Галь­шта­та, с 1820-х гг. на­ча­лись мас­со­вые рас­коп­ки гроб­ниц эт­ру­сков, сис­те­ма­ти­зи­ро­ва­лись коллекции ря­да му­зе­ев Ев­ро­пы. Ж. Бу­ше де Перт и др. ис­сле­до­ва­те­ли ста­ли свя­зы­вать на­ход­ки древ­ней­ших ка­мен­ных ору­дий с людь­ми, ко­то­рые бы­ли со­вре­мен­ни­ка­ми ма­мон­тов и др. ис­ко­пае­мых жи­вот­ных. До­ка­за­тель­ст­ва это­му да­ли ис­сле­до­ва­ния Э. Лар­те гео­ло­гич. сло­ёв древ­них пе­щер­ных стоя­нок (с 1830-х гг.). Дж. Л. Сте­фенс в хо­де экс­пе­ди­ций 1839 – нач. 1840-х гг. ­от­крыл па­мят­ни­ки древ­них ци­ви­ли­за­ций Аме­ри­ки (майя). Франц. кон­сул на Ближ­нем Вос­то­ке П. Э. Бот­та в 1843–46 про­вёл рас­коп­ки ас­сир. го­ро­да Дур-Шар­ру­кин, вско­ре О. Г. Лей­ард на­чал ра­бо­ты в Ни­не­вии, об­сле­до­ва­лись др.-перс. рель­е­фы и над­пи­си в Бе­хи­сту­не, в 1844 опуб­ли­ко­ван Астра­бад­ский клад. С 1844 К. Р. Леп­си­ус рас­ка­пы­вал па­мят­ни­ки Ме­ро­ит­ско­го цар­ст­ва в Су­да­не. На­ча­ли соз­да­вать­ся спец. на­уч. цен­тры ис­сле­до­ва­ния ан­тич­ных па­мят­ни­ков (в 1848 – франц. ар­хео­ло­гич. шко­ла в Афи­нах и др.). С 1848 про­во­ди­лись рас­коп­ки «ра­ко­вин­ных ку­хон­ных куч» позд­не­го ка­мен­но­го ве­ка на се­ве­ре Ев­ро­пы. За­су­ха 1853–54 спо­соб­ст­во­ва­ла об­на­ру­же­нию в озё­рах Швей­ца­рии свай­ных по­се­ле­ний ка­мен­но­го и брон­зо­во­го ве­ков с хо­ро­шо со­хра­нив­ши­ми­ся ор­га­нич. ос­тат­ка­ми и стра­ти­гра­фи­ей, эта­лон­ной кол­лек­ции Ла­те­на. В 1860-х гг. на­ча­лись це­ле­на­прав­лен­ные рас­коп­ки кельт­ских оп­пи­дов, опи­сан­ных Г. Ю. Це­за­рем (Але­зия, Биб­рак­та). В 1870-е гг. стал из­вест­ным Аму­дарь­ин­ский клад, об­сле­до­ва­лись па­мят­ни­ки древ­ней­ше­го иск-ва (Аль­та­ми­ра). Па­мят­ни­ки древ­не­го ка­мен­но­го ве­ка бы­ли от­кры­ты в Юж. Афри­ке (1850-е гг.), в Ин­дии (1863). Од­ним из пер­вых об­раз­цов на­уч. ра­бо­ты с ве­ществ. па­мят­ни­ка­ми явил­ся кор­пус др.-греч. над­пи­сей нем. ис­то­ри­ка А. Бё­ка (вып. 1–10, 1825–59), со­дер­жа­щий ре­кон­ст­рук­цию ут­рат, оп­ре­де­ле­ние под­де­лок, ти­по­ло­гию ис­точ­ни­ков, раз­но­сто­рон­ний ком­мен­та­рий. В 1866 в Не­в­ша­те­ле по ини­циа­ти­ве уче­ни­ка Э. Лар­те Г. де Мор­ти­лье про­ве­дён пер­вый Ме­ж­ду­нар. кон­гресс дои­сто­рич. ан­тро­по­ло­гии и ар­хео­ло­гии. При­вле­че­нию об­ществ. вни­ма­ния к А. в 1870-х гг. спо­соб­ст­во­ва­ли рас­коп­ки Г. Шли­ма­на в Трое, Ми­ке­нах и др. цен­трах, опи­сан­ных Го­ме­ром.

В по­след­ней тре­ти 19 – нач. 20 вв. про­и­зо­шло оформ­ле­ние А. как нау­ки. С 1863 Дж. Фио­рел­ли и его уче­ни­ки при рас­коп­ках Пом­пей уде­ля­ли специальное вни­ма­ние фик­са­ции и ре­кон­ст­рук­ции на­хо­док. С 1870-х гг. В. Дёрп­фель­дом при рас­коп­ках Олим­пии, про­во­див­ших­ся под рук. Э. Кур­циу­са (уче­ни­ка А. Бёка), соз­да­ва­лась ме­то­ди­ка ра­бо­ты с куль­тур­ным сло­ем и мас­со­вым ма­те­риа­лом. Ана­ло­гич­ные раз­ра­бот­ки бы­ли и в др. экс­пе­ди­ци­ях. Скла­ды­ва­лась ме­то­ди­ка рас­ко­пок и ра­бо­ты с па­мят­ни­ка­ми др. ти­пов и эпох (О. Г. Питт-Ри­верс и др.). У. М. Пит­ри об­ра­тил вни­ма­ние на на­ли­чие ми­кен­ских ве­щей в Егип­те, а еги­пет­ских – в Ми­ке­нах и син­хро­ни­зи­ровал ком­плек­сы, за­ло­жив ос­но­ву ме­тода пе­ре­крё­ст­ной да­ти­ров­ки (1889). Ши­рокий ре­зо­нанс с кон. 19 в. име­ли раз­ра­бот­ки О. Мон­те­лиу­са в об­лас­ти типо­ло­гич. ме­то­да. На­ча­лось ак­тив­ное исполь­зо­ва­ние кар­то­гра­фич. ме­то­да, изу­че­ние эт­но­ге­не­за и ми­гра­ций до­письм. на­ро­дов на ос­но­ве рет­ро­спек­тив­но­го ме­то­да (О. Мон­те­ли­ус, Г. Кос­си­на). По­яви­лись став­шие клас­си­че­ски­ми ве­ще­вед­че­ские раз­ра­бот­ки: О. Альм­гре­на о фи­бу­лах (1898), Б. Са­ли­на о гер­ман­ском зве­ри­ном сти­ле (1904) и др. На­ча­лась сис­те­ма­тич. пуб­ли­ка­ция ис­точ­ни­ков по ка­те­го­ри­ям (напр., свод рас­пис­ных ан­тич­ных ваз – с 1920-х гг.). С пер­вых де­ся­ти­ле­тий 20 в. при­ме­ня­ет­ся аэ­ро­фо­то­съём­ка, про­во­дят­ся под­вод­ные ис­сле­до­ва­ния, но­вые пер­спек­ти­вы ко­то­рым да­ло вне­дре­ние ак­ва­лан­га (Ж. И. Кус­то). С 1930-х гг. по­лу­чи­ла раз­ви­тие «ланд­шафт­ная А.», под­ра­зу­ме­ваю­щая изу­че­ние ком­плек­са па­мят­ни­ков в их при­родном ок­ру­же­нии. Раз­мах ис­сле­до­ва­ний по­зво­лил пред­ста­вить в кон. 19 – нач. 20 вв. обоб­ще­ния по А. и древ­ней­шей ис­то­рии прак­ти­че­ски всех круп­ных стран Ев­ро­пы.

К нач. 20 в. сло­жи­лись ба­зо­вые сис­те­мы хро­но­ло­гии. В 1865 Дж. Леб­бок вы­де­лил в ка­мен­ном ве­ке эпо­хи па­лео­ли­та и не­оли­та, на­ме­тив их под­раз­де­ле­ние. В 1869–83 Г. де Мор­ти­лье дал пе­рио­ди­за­цию па­лео­ли­та (шелль, ашель, му­стье, со­лют­ре, мад­лен), позд­нее А. Брёйль до­ба­вил оринь­як. Вы­де­ле­на эпо­ха ме­ж­ду па­лео­ли­том и не­оли­том – ме­зо­лит. К кон. 19 в. до­ка­за­но на­ли­чие пе­ре­ход­ной эпо­хи ме­ж­ду ка­мен­ным и брон­зо­вым ве­ка­ми – эне­о­ли­та. В кон. 19 – нач. 20 вв. поя­ви­лись де­таль­ные сис­те­мы пе­рио­ди­за­ции и хро­но­ло­гии брон­зо­во­го и же­лез­но­го ве­ков ря­да ре­гио­нов Ев­ро­пы (О. Тиш­лер, О. Мон­те­ли­ус, Ж. Де­ше­летт, Н. Оберг и др.). В 1894 У. М. Пит­ри опуб­ли­ко­вал пер­вые ито­ги ис­сле­до­ва­ния и пе­рио­ди­за­ции до­ди­на­стич. Егип­та. В 1902 В. Дёрп­фельд, пред­ло­жив да­тиро­ван­ную стра­ти­гра­фию Трои, за­ло­жил ос­но­ву хро­но­ло­гии брон­зо­во­го ве­ка Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья, ра­бо­та в этом на­прав­ле­нии бы­ла про­дол­же­на А. Эван­сом.

В нач. 20 в. поя­вил­ся це­лый ряд уточ­не­ний в об­лас­ти пе­рио­ди­за­ции па­лео­лита Ев­ро­пы, на­ча­лось изу­че­ние его ло­каль­ных групп (Г. Обер­май­ер, А. Брёйль и др.), офор­ми­лась схе­ма сме­ны оле­де­не­ний и меж­лед­ни­ко­вых пе­рио­дов в Аль­пах, сыг­рав­шая важ­ную роль в изу­че­нии и да­ти­ров­ке куль­ту­ры древ­ней­ших лю­дей. По ма­те­риа­лам рас­ко­пок 1919–1920 в Ланг­ман­н­ерс­дор­фе (Ав­ст­рия) впер­вые бы­ли опи­са­ны ос­тат­ки ста­цио­нар­но­го па­лео­ли­тич. жи­ли­ща. Сис­те­ма­тич. ис­сле­до­ва­ния Д. Гар­род (с 1929) в Па­ле­сти­не за­ло­жи­ли ос­но­ву изу­че­ния па­лео­ли­та Ближ­не­го Вос­то­ка, свя­зан­но­го с древ­ней­ши­ми на­ход­ка­ми Homo sapiens. С 1920-х гг. ис­сле­ду­ет­ся па­лео­лит Ки­тая (Чжо­уко­удянь и др.). В 1944 Х. Мо­виу­сом бы­ла вы­дви­ну­та кон­цеп­ция на­ли­чия куль­тур­ных зон уже в аше­ле. В фор­ми­ро­ва­нии но­во­го эта­па изу­че­ния па­лео­ли­та важ­ную роль сыг­ра­ли обоб­ще­ния Ф. Бор­да, раз­ра­бо­тан­ный им и др. спе­циа­ли­ста­ми ста­ти­стич. ме­тод опи­са­ния ин­ду­ст­рий. От­кры­тия в Вост. и Юж. Аф­ри­ке открыли новые пер­спек­ти­вы в изу­че­нии ан­тро­по­ге­не­за (Р. Дарт, Р. Брум, Л. Ли­ки).

С 1880-х гг. на Бал­ка­нах и в По­ду­на­вье был от­крыт ряд зем­ле­дельч. куль­тур эпо­хи эне­о­ли­та (Вин­ча, Бо­ян, ли­ней­но-лен­точ­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­ра, Ку­ку­тень, Ка­ра­но­во, гу­мель­ниц­кая куль­ту­ра) и на­ча­ла брон­зо­во­го ве­ка (ба­ден­ская куль­ту­ра и др.). В нач. 20 в. ста­ли из­вест­ны­ми древ­ние зем­ле­дельч. куль­ту­ры Ме­со­по­та­мии (Ха­лаф, Са­марра­, Убейд и др.). В 1929 на кон­грес­се вос­то­ко­ве­дов в Ба­гда­де пред­ло­же­на пе­рио­ди­за­ция их даль­ней­ше­го раз­ви­тия (Убейд – Урук – Джем­дет-Наср), по­сле рас­ко­пок 1943–44 бы­ла вы­де­ле­на ещё бо­лее древ­няя куль­ту­ра Хас­су­на. С от­кры­тия в 1948 Р. Брейд­ву­дом по­се­ле­ния древ­них зем­ле­дель­цев Джар­мо на­чалось изучение за­ро­ж­де­ния зем­ле­де­лия и про­из­во­дя­ще­го хо­зяй­ст­ва в це­лом, пер­вые признаки которого датировали 8–7-м тыс. до н. э. Рас­ко­па­ны па­мят­ни­ки древ­ней­ших зем­ле­дель­цев (Ие­ри­хон в Па­ле­сти­не; Ча­тал-Хю­юк, Хад­жи­лар, Чай­ю­ню в Ана­то­лии; Гу­ран в го­рах За­гро­са; Сот­то на Синд­жар­ской рав­ни­не; Али-Кош в Юго-Зап. Ира­не), вхо­дя­щие в т. н. зо­ну «пло­до­род­но­го по­лу­ме­ся­ца» (от За­гро­са до юго-вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья). Для пе­ре­хо­да от при­сваи­ваю­ще­го хо­зяй­ст­ва к про­из­во­дя­ще­му Г. Чайл­дом был пред­ло­жен тер­мин не­о­ли­ти­че­ская ре­во­лю­ция (см. так­же Мел­ларт Дж.).

В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия 19 в. в Ме­со­по­та­мии бы­ли най­де­ны ос­тат­ки ас­сир. го­ро­дов, от­кры­та шу­мер­ская ци­ви­ли­за­ция с древ­ней­ши­ми го­ро­да­ми Ур, Урук, Ла­гаш (Л. Вул­ли, Э. де Сар­зек), изу­ча­лись па­мят­ни­ки др. куль­тур (А. Па­ро и др.), об­на­ру­же­ны бо­га­тей­шие ар­хи­вы кли­но­пис­ных до­ку­мен­тов. На ру­бе­же 19 и 20 вв. от­кры­та хетт­ская ци­ви­ли­за­ция со сто­ли­цей Хаттусас (Г. Винк­лер). В ходе работ Р. Кольдвея в Вавилоне были заложены основы методики изучения структуры и последовательно­сти застройки городов Древнего Восто­ка. Рас­коп­ки Ж. де Мор­га­на в Су­зах, Р. Гирш­ма­на на Гис­са­ре, Э. Шмид­та на Си­ал­ке да­ли стра­ти­гра­фич. ос­нову изу­че­ния древ­ней ци­ви­ли­за­ции в Ира­не и её ис­то­ков (Ба­кун). А. Эванс от­крыл эгей­скую куль­ту­ру брон­зо­во­го ве­ка на Кри­те со сто­ли­цей в Кнос­се. С 1920-х гг. на­ча­лись сис­те­ма­тич. рас­коп­ки круп­ней­ших цен­тров в Па­ле­сти­не и Си­рии (Асор, Библ и др.). В 1930-х гг. ста­ла из­вест­на ана­то­лий­ская куль­ту­ра эпо­хи брон­зы (Алад­жа-Хю­юк). Рас­коп­ки в Си­рии вы­яви­ли про­цесс раз­ви­тия куль­тур эпо­хи брон­зы в бас­сей­не Ев­фра­та (М. Мал­ло­ван). Свод по стра­ти­гра­фии па­мят­ни­ков Ближ­не­го Вос­то­ка брон­зо­во­го ве­ка был опуб­ли­ко­ван К. Шеф­фе­ром в 1948.

В 1920-х гг. бы­ла от­кры­та ци­ви­ли­за­ция Ха­рап­па и Мо­хенд­жо-Да­ро, за­тем – её пред­ше­ст­вен­ни­ки в Ин­дии и Па­ки­ста­не. С 1950-х гг. ста­ли из­вест­ны древ­ней­шие ци­ви­ли­за­ции Аф­га­ни­ста­на (Мун­ди­гак, Шор­ту­гай, Даш­лы). В 1920-е гг. на­ча­лось сис­те­ма­тич. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ние бо­га­тей­шей куль­ту­ры Ки­тая (Ю. Г. Ан­дер­сон, А. Стейн), фор­ми­ру­ют­ся ме­ст­ные на­уч. шко­лы, ор­га­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра кит. А. Пио­не­ра­ми изу­че­ния Мань­чжу­рии ста­ли рос. ар­хео­ло­ги В. Я. Тол­ма­чёв, В. В. Пон­сов и др. Важ­ную роль в ста­нов­ле­нии А. как нау­ки в Япо­нии сыг­ра­ло об­ра­зо­ва­ние Ан­тро­по­ло­ги­че­ско­го (1884) и Ар­хео­ло­ги­че­ско­го (1896) об­ществ, на­чав­ших сис­те­ма­тич. рас­коп­ки. С кон. 19 в. япон­ские и ко­рей­ские ар­хео­ло­ги ве­дут рас­коп­ки в Ко­рее. На­ча­ло ис­сле­до­ва­ниям в Мон­го­лии по­ложи­ла рос. ака­де­ми­че­ская экс­пе­ди­ция В. В. Рад­ло­ва, в 1899 Н. М. Яд­рин­це­вым бы­ли от­кры­ты ор­хо­но-ени­сей­ские над­пи­си, сто­ли­ца им­пе­рии монго­лов Ка­ра­ко­рум; мн. па­мят­ни­ки в нач. 20 в. иссле­до­ва­ли рос. и фин. учё­ные, с экс­пе­ди­ции Р. Ч. Эн­д­рю­са в 1920-е гг. на­ча­лось изу­че­ние ка­мен­но­го ве­ка.

С кон. 19 – нач. 20 вв. сис­те­ма­тич. раскоп­ки ста­ли про­во­дить­ся в цен­трах ци­ви­ли­за­ции до­ис­пан­ской Аме­ри­ки – Ме­зо­аме­ри­ке и Ан­дах (Те­ноч­тит­лан, Тео­тиу­а­кан, Па­ча­ка­мак, Тиау­а­на­ко и др. ), поя­ви­лись пер­вые пе­рио­ди­за­ции раз­вития этих куль­тур (М. Га­мио, 1909; Г. Спин­ден, 1917; М. Уле, А. Л. Крё­бер, 1927). С 1920-х гг. рас­ши­ря­ет­ся тер­ри­то­рия ис­сле­до­ва­ний, оформ­ля­ют­ся шко­лы ла­ти­но­амер. ар­хео­ло­гов, бы­ли от­кры­ты ци­ви­ли­за­ции оль­ме­ков, Мон­те-Аль­ба­на и др., па­мят­ни­ки за­се­ле­ния Аме­ри­ки че­ло­ве­ком (Ми­до­ук­рофт, куль­ту­ра Кло­вис и др.), ран­не­зем­ле­дель­чес­ких куль­тур (Теу­а­кан, Валь­ди­вия, Ту­ма­ко, Ча­вин, Па­ра­кас и др.). Ны­не изу­че­на б. ч. кон­ти­нен­та, вы­де­ле­ны де­сят­ки ар­хео­ло­гич. куль­тур, уточ­няют­ся пе­рио­ди­за­ция и да­ти­ров­ка на ос­но­ве ес­те­ст­вен­но-на­уч. ме­то­дов.

По­сле обоб­ще­ния Дж.  Бен­том (1893) ре­зуль­та­тов ви­зу­аль­ных об­сле­до­ва­ний в Сев. Эфио­пии, в нач. 20 в. в Ак­су­ме, Аду­ли­се и на др. па­мят­ни­ках на­ча­лись рас­коп­ки, с 1950-х гг. принявшие сис­те­ма­ти­че­ский характер и ох­ва­тив­шие со­пре­дель­ные тер­ри­то­рии. С 1-й пол. 20 в. на­ча­лось изу­че­ние древ­ней жи­во­пи­си Са­ха­ры (Тас­си­лин-Ад­джер), ци­ви­ли­за­ций Зап. Са­ха­ры (Га­на, Кум­би-Сале, Фец­цан). В ре­зуль­та­те раз­гро­ма брит. вой­ска­ми Бе­ни­на в 1897 бы­ло при­вле­че­но вни­ма­ние к ци­ви­ли­за­ци­ям Ни­ге­рии, с 1910 на­ча­лись рас­коп­ки Ифе, за­тем бы­ла от­кры­та бо­лее ран­няя куль­ту­ра Нок, па­мят­ни­ки ашан­ти. В Юж. Афри­ке ос­тат­ки го­ро­ди­ща Зим­баб­ве ста­ли из­вест­ны с 1868, но изу­чение го­су­дарств и куль­тур же­лез­но­го ве­ка в этой час­ти кон­ти­нен­та на­ча­лось в 1930-х гг. Рас­коп­ки на па­мят­ни­ках Вост. Аф­ри­ки (Аза­ния, Кил­ва, Мо­га­ди­шо) ве­дут­ся с 1920-х гг. С 1960-х гг. появля­ют­ся обоб­ще­ния по древ­ней ис­то­рии и А. Аф­ри­ки, на­ча­лись сис­те­ма­тич. ис­сле­до­ва­ния, при­вед­шие к от­кры­тию мн. куль­тур, их по­сле­до­ва­тель­но­сти на оп­ре­де­лён­ной тер­ри­то­рии. Изу­че­ние Древ­не­го Егип­та к кон. 19 – нач. 20 вв. вы­шло на но­вый уро­вень (У. М. Пит­ри, Г. Мас­перо­, Г. Франк­форт). Ши­ро­кий об­ществ. ре­зо­нанс име­ли от­кры­тие Г. Кар­те­ром в 1922 не­ог­раб­лен­ной гроб­ни­цы фа­рао­на Ту­тан­ха­мо­на, с 1956 – ме­ж­ду­нар. спа­са­тель­ные ра­бо­ты в зо­не за­то­п­ле­ния Асу­ан­ских пло­тин.

В кон. 19 – 1-й пол. 20 вв. сфор­ми­ро­ва­лась сис­те­ма на­уч. цен­тров и по­сто­янно дей­ст­вую­щих экс­пе­ди­ций по изу­че­нию ан­тич­но­сти Сре­ди­зем­но­мо­рья и Ближ­не­го Вос­то­ка. Круп­ней­шие франц. ис­сле­до­ва­ния про­во­ди­лись в Дель­фах, на ост­ро­вах Эгей­ско­го м., в Си­рии, Ли­ва­не, Ира­не, Сев. Аф­ри­ке, анг­лий­ские – на Ки­пре, в Ма­лой Азии, Егип­те, Па­лести­не, аме­ри­кан­ские – в Ко­рин­фе, Афи­нах, Се­лев­кии, Ан­ти­охии, Ду­ра-Ев­ро­посе, Олин­фе, не­мец­кие – в Олим­пии, Пер­га­ме, ав­ст­рий­ские – в Эфе­се и др. На па­мят­ни­ках Гре­ции, Ита­лии, Ис­па­нии ра­бо­та­ют так­же мно­го­числ. ме­ст­ные и ино­стран­ные экс­пе­ди­ции. Мас­со­во изу­ча­ют­ся ан­тич­ные па­мят­ни­ки кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы, осо­бен­но Гал­лии, Верх­не­го и Сред­не­го По­ду­на­вья. Пуб­ли­ку­ют­ся фун­дам. раз­ра­бот­ки осн. ка­те­го­рий мас­со­во­го ма­те­риа­ла: стек­лян­ной и крас­но­ла­ко­вой по­су­ды, ам­фор (Д.  В. Гар­ден, Ф. Фре­мерс­дорф, В. Грейс, Дж. Хейс, И. Гор­лан, П. Дю­пон). С 1950-х гг. боль­шее вни­ма­ние уде­ля­ет­ся позд­не­ан­тич­ным, ви­зан­тий­ским, ср.-век. древ­но­стям Сре­ди­зем­но­мо­рья.

К кон. 19 – нач. 20 вв. соз­да­ны фун­дам. обоб­ще­ния по ар­хео­ло­гии групп ев­роп. на­ро­дов: эт­ру­сков (М. Пал­ло­ти­но), кель­тов (К. Жюл­ли­ан), ге­тов и да­ков (В. Пыр­ван), гер­ман­цев (К. Мюл­лен­гоф, Г. Кос­си­на, К. фон Шу­хардт, Н. Оберг, Т. Ар­не), сла­вян (Л. Ни­дер­ле). Ба­зу для изу­че­ния ран­не­го Сред­неве­ко­вья в Центр. Ев­ро­пе дал труд Й. Хам­пе­ля (1900). В 1920–60-х гг. по­лу­чи­ли ха­рак­те­ри­сти­ку осн. груп­пы древ­но­стей эпо­хи Ве­ли­ко­го пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов, бы­ли про­сле­же­ны ис­то­ки ми­гра­ций ря­да на­ро­дов в Центр. Ев­ро­пу с вос­то­ка, их хро­но­ло­гия (А. Ал­фёл­ди, Д. Лас­ло, Н. Фет­тих, И. Вер­нер, И. Ков­риг), на­ча­лась сис­те­ма­тич. пуб­ли­ка­ция па­мят­ни­ков (се­рия «Гер­ман­ские древ­но­сти эпо­хи пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов» и др. ). В ра­бо­тах Я. Пе­тер­се­на, Х. Арб­ма­на и др. раз­ра­бо­та­ны ос­но­вы ти­по­ло­гии и хро­но­ло­гии ря­да ка­те­го­рий на­хо­док, за­ложе­на ос­но­ва совр. А. ви­кин­гов эпо­хи. По­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны уси­лилось вни­ма­ние к А. сла­вян, осо­бен­но к па­мят­ни­кам эт­но­ге­не­за, пер­вых го­су­дарств, го­ро­дов (Й. По­улик, Я. Эйс­нер, Ю. Кост­шев­ский; см. так­же Праж­ская куль­ту­ра), в 1965 офор­ми­лась Ме­ж­ду­нар. уния слав. ар­хео­ло­гии (с 1960 про­во­дят­ся её кон­грес­сы). Соз­да­ны но­вые обоб­ще­ния по ар­хео­ло­гии Ев­ро­пы же­лез­но­го ве­ка (Я. Фи­лип, Я. де Фрис и др.). Чёт­кую фор­му­ли­ров­ку по­лу­чи­ла хро­но­ло­гия ме­ро­винг­ско­го пе­рио­да (К. Бёнер, Б. Шмидт), «вар­ва­ров» Ев­ро­пы рим. вре­ме­ни (Х. Ю. Эг­герс, К. Год­лов­ский). Ар­хео­ло­гич. рас­коп­ки да­ли но­вый ма­те­ри­ал для ис­сле­до­ва­ния многих сто­рон ев­роп. ис­то­рии вплоть до позд­не­го Сред­не­ве­ко­вья и на­ча­ла Но­во­го вре­ме­ни.

К нач. 21 в. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ох­ва­ти­ли прак­ти­че­ски все стра­ны. Во 2-й пол. 20 в. объ­ём до­бы­вае­мых ма­те­риа­лов уд­ваи­вал­ся ка­ж­дые 10–15 лет. С 1960-х гг. ве­дут­ся ра­бо­ты по фор­ма­ли­за­ции опи­са­ний (Ж. К. Гар­ден и др.), соз­да­нию баз дан­ных, вне­дре­нию ком­пь­ю­тер­ных ме­то­дов в А. Важ­ное зна­че­ние в фор­му­ли­ров­ке про­бле­ма­ти­ки ар­хе­оло­гич. ис­сле­до­ва­ний иг­ра­ли те­оре­тич. раз­ра­бот­ки ря­да на­уч. школ и на­прав­ле­ний 2-й пол. 20 в. («но­вая ар­хе­оло­гия», «кемб­рид­жская шко­ла», «про­цес­су­ализм» и др.). Тен­ден­ци­ей совр. А. ста­ла ин­тен­си­фи­ка­ция ра­бо­ты с па­мят­ни­ком, стрем­ле­ние по­лу­чить от не­го мак­си­мум ин­фор­ма­ции при ми­ним. раз­ру­ше­нии в хо­де изу­че­ния с при­вле­че­ни­ем ком­плек­са ес­теств. на­ук и их мето­дик.

История отечественной археологии

На раз­ви­тие А. в Рос­сии по­влия­ли ог­ром­ная тер­ри­то­рия, раз­но­об­ра­зие куль­тур, срав­ни­тель­ная уда­лён­ность от оча­гов древ­ней пись­мен­но­сти. Это оп­ре­де­ли­ло и осо­бое зна­че­ние А. в изу­че­нии отеч. ис­то­рии. В Рос­сии ин­те­рес к древ­но­стям пер­во­на­чаль­но про­яв­лял­ся в со­би­ра­нии ред­ко­стей и дра­го­цен­но­стей в кня­же­ских и цар­ских со­кро­вищ­ни­цах, цер­ков­ных риз­ни­цах. Пётр I пы­тал­ся по­ста­вить ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния на уро­вень гос. по­ли­ти­ки. В ука­зе о Кун­ст­ка­ме­ре (1718) на­зна­ча­лось воз­на­гра­ж­де­ние за най­ден­ные «ста­рые ве­щи», при­чём от­ме­ча­лось зна­че­ние кон­тек­ста на­ход­ки – «все­му де­лать чер­те­жи, как что най­дут». На­ча­лось со­би­ра­ние си­бир­ских древ­но­стей (Си­бир­ская кол­лек­ция Петра I­), про­ве­дены об­сле­до­ва­ние и об­ме­ры Бол­га­ра, Дер­бен­та. В хо­де ака­де­ми­че­ских экс­пе­ди­ций Д. Г. Мес­сер­шмид­та (1720–27), И. Г. Гме­ли­на (см. Гме­ли­ны) и Г. Ф. Мил­ле­ра (1733–43) ис­сле­до­ва­лись кур­га­ны в Си­би­ри, в 1763 А. П. Мель­гу­новым – «цар­ский» кур­ган ски­фов «Ли­тая мо­ги­ла» под Ели­са­вет­гра­дом. В. Н. Та­ти­щев в 1730-х гг. пред­ло­жил пер­вую ин­ст­рук­цию для сбо­ра све­де­ний по А., эт­но­гра­фии и гео­гра­фии. Опи­са­ния древ­но­стей со­став­ля­лись и во 2-й пол. 18 в., в хо­де ака­де­мич. экс­педи­ций под рук. И. К. Ки­ри­ло­ва, П. С. Пал­ла­са, И. И. Ге­ор­ги, П. И. Рыч­ко­ва, Н. П. Рыч­ко­ва, И. И. Ле­пё­хи­на и др.

С кон. 18 в., ко­гда в со­став Рос­сии во­шло При­чер­но­мо­рье, ста­ла ин­тен­сив­но раз­ви­вать­ся ан­тич­ная и скиф­ская А. На­ча­лись сис­те­ма­тич. опи­са­ние и пер­вые рас­коп­ки др.-греч. го­ро­дов, раз­ра­бо­та­на про­грам­ма их изу­че­ния (И. А. Стемп­ков­ский, 1827). Об­ществ. ин­те­ре­су к А. спо­соб­ст­во­ва­ла дея­тель­ность А. Н. Оле­ни­на. Ши­ро­кую из­вест­ность по­лу­чи­ли рас­коп­ки в 1830 кур­га­на Куль-Оба, с сер. 19 в. – «цар­ских» кур­га­нов ски­фов (Алек­сан­д­ро­поль­ский кур­ган, Чер­то­млык, Боль­шая Близ­ни­ца) и сар­матский ком­плекс Хох­лач (1864). Про­дол­жа­лось опи­са­ние древ­но­стей Азии (И. Г. Спас­ский, А. Гум­больдт). В 1823 К. Ф. Ка­лай­до­вич опуб­ли­ко­вал ис­сле­до­ва­ние о ря­зан­ских древ­но­стях, в т. ч. о зна­ме­ни­том кла­де зо­ло­тых ве­щей, най­ден­ном в Ря­за­ни Ста­рой. З. Хо­да­ков­ский и В. В. Пас­сек вы­дви­ну­ли про­грам­му изу­че­ния древ­но­стей сла­вян и др. на­ро­дов Вост. Ев­ро­пы. В сер. 19 в. П. С. Са­вель­ев и А. С. Ува­ров про­ве­ли рас­коп­ки па­мят­ни­ков Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской Ру­си. Наи­бо­лее яр­ки­ми фи­гу­ра­ми в рос. А. 3-й четв. 19 в. бы­ли  И. Е. За­бе­лин и Ува­ров. По­яви­лись ар­хео­ло­гич. му­зеи в го­ро­дах Ни­ко­ла­ев (1803), Фео­до­сия (1811), Одес­са (1825), Керчь (1826), бо­га­тей­шая кол­лек­ция па­мят­ни­ков А. со­сре­до­то­чи­лась в Эр­ми­та­же. Ор­га­ни­зо­ва­ны на­уч. об­ще­ст­ва – Ис­то­рии и древ­но­стей рос­сий­ских при Моск. ун-те (1804), Ис­то­рии и древ­но­стей в Ри­ге (1834), Дер­пте (1838), Одес­се (1839), Ар­хео­ло­го-ну­миз­ма­ти­че­ское в С.-Пе­тер­бур­ге (1846), ре­ор­га­ни­зо­ван­ное с вклю­че­ни­ем сла­вя­но-рус. от­де­ла в 1851, Мо­с­ков­ское ар­хео­ло­ги­че­ское об­ще­ст­во (1864), по ини­циа­ти­ве ко­то­ро­го с 1869 со­би­ра­лись Ар­хео­ло­ги­че­ские съез­ды, Об-во лю­би­те­лей кав­каз­ской ар­хео­ло­гии (1873). В 1859 бы­ло соз­да­но цен­траль­ное гос. уч­ре­ж­де­ние – Им­пе­ра­тор­ская ар­хео­ло­ги­че­ская ко­мис­сия. Важ­ны­ми цен­тра­ми А. ста­ли Ис­то­ри­че­ский му­зей го­су­дар­ст­вен­ный, ос­но­ван­ный в 1872 и от­кры­тый в 1883 в Мо­ск­ве, Ми­ну­син­ский му­зей (с 1877), Кав­каз­ский му­зей в Тиф­ли­се (ос­но­ван в 1853).

К кон. 19 – нач. 20 вв. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ох­ва­ти­ли всю тер­ри­то­рию Рос­сии, вплоть до ок­ра­ин и со­пре­дель­ных го­су­дарств (В. В. Рад­лов, Г. Н. По­та­нин, Н. М. Яд­рин­цев, А. В. Ад­риа­нов, И. Р. Ас­пе­лин, С. Ф. Оль­ден­бург, П. К. Коз­лов, А. Ю. Яку­бов­ский, Н. И. Ве­се­лов­ский, В. В. Бар­тольд, Н. Я. Марр, П. С. Ува­ро­ва и др.). Го­то­ви­лись и пуб­ли­ко­ва­лись ар­хео­ло­гич. кар­ты – сво­ды па­мят­ни­ков по гу­бер­ни­ям. Сфор­ми­ро­ва­лась сис­те­ма ар­хео­ло­гич. об­ра­зо­ва­ния, вклю­чав­шая уни­вер­си­те­ты, об­ще­ст­вен­ные Мо­с­ков­ский ар­хео­ло­ги­че­ский ин­сти­тут и Пе­тер­бург­ский ар­хео­ло­ги­че­ский ин­сти­тут. Из­да­ны пер­вые учеб­ни­ки и по­со­бия по А. (лек­ции Н. И. Ве­се­лов­ско­го, В. А. Го­род­цо­ва, А. А. Спи­цы­на).

Основатели Российской академии истории материальной культуры. 6–7 августа 1919 в саду Эрмитажа (Петроград). Слева направо: сидят В. В. Бартольд, Б. В. Фармаковский, И. Э. Грабарь, С. Ф. Ольденбу… Архив Института материальной культуры в С.-Петербурге

В 1870–80-х гг. от­кры­ты па­лео­ли­тич. сто­ян­ки: Ка­ра­ча­ро­во под Му­ро­мом, Кос­тён­ки-1 под Во­ро­не­жем, а так­же на Ук­раи­не, в Кры­му, на Кав­ка­зе, в Си­би­ри. Ин­те­рес к пер­во­быт­ным древ­но­стям про­яви­ли ес­те­ст­во­ис­пы­та­те­ли (И. С. По­ляков, В. В. До­ку­ча­ев, А. А. Ино­стран­цев, И. Д. Чер­ский, А. А. Шту­кен­берг, Д. Н. Ану­чин и др.), в ре­зуль­та­те по­лучил раз­ви­тие ком­плекс­ный под­ход, со­от­вет­ст­вую­щий ми­ро­во­му уров­ню это­го на­прав­ле­ния А. Имен­но они на­ча­ли изу­че­ние ме­зо­ли­та и не­оли­та лес­ной по­ло­сы Вост. Ев­ро­пы (куль­ту­ра Кун­да, вол­го-кам­ская куль­ту­ра и др.). Ис­сле­до­ва­лись не­оли­тич. па­мятни­ки в Центр. Рос­сии (во­ло­сов­ская куль­ту­ра), При­ла­до­жье, у Бе­ло­го мо­ря. В 1890-х гг. В. В. Хвой­ка от­крыл эне­о­ли­ти­че­скую три­поль­скую куль­ту­ру. По ма­те­риа­лам рас­ко­пок 1901–03 В. А. Го­род­цов соз­дал пе­рио­ди­за­цию степ­ных куль­тур брон­зо­во­го ве­ка, в лес­ной зо­не Рос­сии вы­яв­ле­на фать­я­нов­ская куль­ту­ра. От­кры­тие в 1912 Сей­мин­ско­го мо­гиль­ни­ка и Бо­ро­дин­ско­го кла­да по­зво­ли­ло Го­род­цо­ву и А. М. Тальг­ре­ну сфор­му­ли­ро­вать про­бле­ма­ти­ку, свя­зан­ную с сей­мин­ско-турбин­ской куль­ту­рой­. Для ис­сле­до­ва­ния брон­зо­во­го и на­ча­ла же­лез­но­го ве­ков на Кав­ка­зе важ­ное зна­че­ние име­ло от­кры­тие ко­бан­ской куль­ту­ры, Май­коп­ско­го кур­га­на. Изу­ча­лись не толь­ко вы­даю­щие­ся, но и рядо­вые ски­фо-сар­мат­ские па­мят­ни­ки, го­ро­ди­ща (В. Г. Ти­зен­гау­зен, А. А. Боб­рин­ский, Н. Е. Бран­ден­бург, В. А. Го­род­цов). От­кры­ты куль­ту­ры ран­не­го же­лез­но­го ве­ка лес­ной зо­ны (анань­ин­ская куль­ту­ра, пья­но­бор­ская куль­ту­ра, дья­ков­ская куль­ту­ра, Мо­щи­но). Од­ним из пер­вых в ми­ре в 1899 В. А. Го­род­цов высту­пил с про­грам­мой изу­че­ния древ­ней ке­ра­мич. по­су­ды. Ак­тив­но изу­ча­лись фин­но-угор­ские древ­но­сти (И. Р. Ас­пелин, А. М. Тальг­рен, А. А. Спи­цын). Ис­сле­до­ва­ние ан­тич­ных ма­те­риа­лов при­об­ре­ло сис­те­ма­тич. ха­рак­тер, но­ва­тор­ским бы­ло их рас­смот­ре­ние в кон­тек­сте вар­вар­ско­го ок­ру­жения (В. В. Ла­ты­шев, С. А. Же­бе­лёв, М. И. Рос­тов­цев, Б. В. Фар­ма­ков­ский, впер­вые в Рос­сии на­чав­ший изу­чать па­мят­ни­ки ши­ро­ки­ми пло­ща­дя­ми, дав­ший об­ра­зец ис­сле­до­ва­ния древ­них го­ро­дов). Раз­ви­ва­лось, в осн. на сты­ке с ис­кус­ст­во­ве­де­ни­ем, ви­зан­ти­но­вед­че­ское на­прав­ле­ние, важ­ное и для по­ни­ма­ния рус. куль­ту­ры (Н. П. Кон­даков, Ф. И. Ус­пен­ский), наибо­лее ак­тив­но ви­зант. древ­но­сти ис­следо­ва­лись при рас­коп­ках Хер­со­не­са, в 1882 на­ча­ло ра­бо­тать Па­ле­стин­ское пра­во­слав­ное об­ще­ст­во, в 1895 – Рус­ский ар­хео­ло­гич. ин-т в Кон­стан­тино­по­ле. На ру­бе­же 19 и 20 вв. бы­ли от­кры­ты за­ру­би­нец­кая куль­ту­ра и чер­ня­хов­ская куль­ту­ра, от­ра­жаю­щие ла­тен­ское и рим. влия­ние в Вост. Ев­ро­пе, ран­не­сла­вян­ские древ­но­сти (С. С. Гам­чен­ко). В нач. 20 в. ис­сле­до­ва­ны эта­лон­ные па­мят­ни­ки эпо­хи Ве­ли­ко­го пе­ре­селе­ния на­ро­дов на Кав­ка­зе, в Кры­му, степ­ной и ле­со­степ­ной зо­не (Бо­ри­сов­ский мо­гиль­ник, Су­ук-Су, Но­во­гри­горь­ев­ка, Пе­ре­ще­пин­ский клад, Мар­ты­нов­ский клад). С 1860-х гг. на­ча­лось сис­те­ма­тич. ис­сле­до­ва­ние др.-рус. кур­га­нов, со­пок, го­ро­дов (А. П. Бо­гда­нов, Д. Я. Само­ква­сов, В. Б. Ан­то­но­вич, В. И. Си­зов). А. А. Спи­цын в 1899 пред­ло­жил кар­ти­ну рас­се­ле­ния вост.-слав. пле­мён, со­вмес­тив дан­ные А. и др.-рус. ле­то­пи­сей; Н. И. Реп­ни­ков дал куль­тур­ную стра­ти­гра­фию Ста­рой Ла­до­ги; был рас­ко­пан «кня­же­ский» кур­ган Чёр­ная мо­ги­ла. Я. И. Смир­нов соз­дал ос­ново­по­ла­гаю­щее опи­са­ние цен­траль­но­ази­ат., в осн. са­са­нид­ской, то­рев­ти­ки бо­га­тей­ше­го со­б­ра­ния этих древ­но­стей в Эр­ми­та­же, составлен­но­го пре­им. из нахо­док в При­ура­лье. На­ча­лось изу­че­ние па­мят­ни­ков Бул­га­рии Волж­ско-Кам­ской, ср.-век. ко­чев­ни­ков (сал­то­во-ма­яц­кая куль­ту­ра, Бе­ло­ре­чен­ские кур­га­ны и др.). Ис­клю­чи­тель­ное зна­че­ние для ос­мыс­ле­ния древ­но­стей Вост. и Центр. Ев­ро­пы, Бал­кан име­ло изд. «Рус­ские древ­но­сти в па­мят­ни­ках ис­кус­ст­ва» (Н. П. Кон­да­ков, И. И. Тол­стой, вып. 1–6, 1889–99).

Не­смот­ря на слож­но­сти по­сле­ре­во­лю­ци­он­ных лет, ги­бель или эмиг­ра­цию мн. вы­даю­щих­ся учё­ных, кос­тяк рос. А. со­хра­нил­ся. Имп. ар­хео­ло­гич. ко­мис­сия со­ста­ви­ла ос­но­ву Рос. гос. ар­хео­ло­ги­че­ской ко­мис­сии (1918) (с 1919 – Рос­сий­ская, с 1926 – Гос. ака­де­мия ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры в Ле­нин­гра­де, ГАИМК). В 1924 на ба­зе МГУ был соз­дан НИИ ар­хео­ло­гии и ис­кус­ст­во­зна­ния. Ар­хео­ло­ги до­ре­во­лю­ци­он­ной шко­лы осн. вни­ма­ние уде­ля­ли под­го­тов­ке но­вых кад­ров и обоб­щаю­щих ра­бот (в т. ч. учеб­ни­ков и об­зо­ров – С. А. Же­бе­лёв, В. А. Го­род­цов, А. А. Спи­цын, Б. С. Жу­ков, Ю. В. Го­тье), про­дол­же­нию по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, обес­пе­чив пре­ем­ствен­ность раз­ви­тия отеч. А. Рас­ши­ре­нию фрон­та ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний спо­соб­ст­во­вал рас­цвет крае­ве­де­ния в 1920-е гг. С кон. 1920-х гг. по­ли­тич. реп­рес­сии за­тро­ну­ли мн. ар­хео­ло­гов. Опи­ра­ясь на со­цио­ло­гич. схе­мы и тео­рию ста­ди­аль­но­сти Н. Я. Мар­ра, в кон. 1920-х гг. не­ко­то­рые мо­ло­дые учё­ные пред­при­ня­ли по­пыт­ку по­строе­ния но­вой А., но с сер. 1930-х гг. вуль­гар­но-со­ци­оло­гич. на­прав­ле­ние в А. ста­ло се­бя из­жи­вать. На пер­вый план бы­ла вы­дви­ну­та за­да­ча изу­че­ния ис­то­рии кон­крет­ных на­ро­дов СССР. В 1937 ГАИМК бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в Ин-т ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры АН СССР (с 1959 – Институт ар­хео­ло­гии), сло­жи­лась сис­те­ма пе­рио­дич. и се­рий­ных пуб­ли­ка­ций по А. В кон. 1950-х – нач. 1960-х гг. на ос­но­ве дос­ти­же­ний сов. А. соз­да­ны раз­де­лы в ака­де­мич. из­да­ни­ях «Ис­то­рия куль­ту­ры Древ­ней Ру­си», «Очер­ки ис­то­рии СССР», «Все­мир­ная ис­то­рия». В 1960-е гг. на­ча­лась пуб­ли­ка­ция вы­пус­ков се­рии «Сво­да ис­то­ри­че­ских ис­точ­ни­ков», в 1980-е гг. – обоб­щаю­щей 20-том­ной «Ар­хео­ло­гии СССР» (с 1993 «Ар­хе­оло­гия»).

Московские археологи. Фото нач. 1930-х гг. Слева направо: стоят Б. Н. Граков, А. В. Арциховский, В. Д. Блаватский, П. С. Рыков, А. С. Башкиров, Г. Ф. Дебец, Л. А. Евтюхова, Н. А. Прокошев, А. Я. Брюсо… Архив Института археологии РАН

По­ле­вые ис­сле­до­ва­ния в СССР дос­тиг­ли бес­пре­це­дент­ных объ­ё­мов, осо­бен­но на но­во­строй­ках. На­ча­ло бы­ло по­ло­же­но в 1927 ис­сле­до­ва­ния­ми при строи­тель­ст­ве Днеп­ро­гэса. В 1930-х гг. бы­ли про­ве­де­ны мас­штаб­ные рас­коп­ки по трас­се ка­на­лов Мо­ск­ва – Вол­га и Вол­га – Дон, в зо­не строи­тель­ст­ва Перм­ской, Яро­слав­ской, Су­хум­ской, Куй­бышев­ской ГЭС, Во­ро­неж­ской ГРЭС, Моск. мет­ро­по­лите­на, же­лез­ных до­рог на Юж. Ура­ле. В по­сле­во­ен­ные го­ды ис­сле­до­ва­ния на но­во­строй­ках про­во­ди­лись во всё воз­рас­таю­щих мас­шта­бах. В 1950–60-х гг. уда­лось опуб­ли­ко­вать ма­те­риа­лы Куй­бы­шев­ской, Ста­лин­град­ской, Кам­ской, Вот­кин­ской, Вол­го-Дон­ской, Ка­хов­ской и др. экс­пе­ди­ций, но в даль­ней­шем на­уч. об­ра­бот­ка и из­да­ние ма­те­риа­лов ста­ли всё за­мет­нее от­ста­вать от тем­пов рас­ко­пок. Со 2-й пол. 1980-х гг. тем­пы раскопок сни­зи­лись, но в по­след­ние го­ды вновь вы­рос­ли. На­ря­ду с но­во­стро­еч­ны­ми дей­ст­во­ва­ли экс­пе­ди­ции ря­да на­уч. и учеб­ных уч­ре­ж­де­ний, му­зе­ев. Пуб­ли­ка­ция по­лу­чен­ных ма­те­риа­лов – од­на из важ­ней­ших за­дач отечествен­ной археологии.

В СССР ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ох­ва­ти­ли прак­ти­че­ски все ре­гио­ны и эпо­хи. Бы­ли за­ло­же­ны фун­дам. ос­но­ва А. Кав­ка­за (А. А. Мил­лер, Б. А. Куф­тин, А. А. Иес­сен, Б. Б. Пи­от­ров­ский, Е. И. Круп­нов и др.) и сис­те­ма ме­ст­ных ар­хео­ло­гич. цен­тров. От­крыт ряд стра­ниц ис­то­рии и куль­ту­ры Сред­ней Азии и Ка­зах­ста­на (М. Е. Мас­сон, С. П. Тол­стов и др.), уча­стие в ра­бо­тах экс­пе­диций из цен­тра сти­му­ли­ро­ва­ло фор­миро­ва­ние школ ме­ст­ных ар­хео­ло­гов. Ра­бо­та в Си­би­ри, на Даль­нем Вос­то­ке, в Мон­го­лии при­ве­ла к от­кры­тию ря­да яр­ких па­мятни­ков, куль­тур, пер­вым обоб­ще­ни­ям этих ма­те­риа­лов (Б. Э. Пет­ри, С. А. Те­п­ло­ухов, С. И. Ру­ден­ко, М. П. Гряз­нов, С. В. Ки­се­лёв, К. В. Саль­ни­ков, В. Н. Чер­не­цов, А. П. Ок­лад­ни­ков и др.), в этом на­прав­ле­нии всё боль­ший раз­мах при­об­ре­та­ют ис­сле­до­ва­ния си­бир­ских цен­тров ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний. На­ча­то сис­те­ма­тич. изу­че­ние Вол­го-Ураль­ско­го ре­гио­на (А. В. Шмидт, Д. Н. Эдинг, А. П. Смир­нов, В. Ф. Ге­нинг, А. Х. Ха­ли­ков и др.), про­дол­жае­мое их уче­ни­ка­ми в ря­де на­уч. цен­тров. Ис­сле­до­ва­лись куль­ту­ры Ев­ра­зий­ской сте­пи от брон­зо­во­го ве­ка до Зо­ло­той Ор­ды (Н. Е. Ма­ка­рен­ко, Б. Н. Гра­ков, К. Ф. Смир­нов, М. И. Ар­та­мо­нов, Г. А. Фё­до­ров-Да­вы­дов и др.). Сфор­ми­ро­ва­лись по­сто­ян­ные экс­пе­ди­ции по изу­че­нию ан­тич­ных цен­тров При­чер­но­мо­рья и При­азо­вья, а так­же их ок­ру́­ги (А. А. Мил­лер, В. Ф. Гай­ду­ке­вич, В. Д. Бла­ват­ский, Д. Б. Ше­лов, Н. И. Со­коль­ский и др.). Про­дол­жа­лось ис­сле­до­ва­ние Цен­траль­ной (П. П. Ефи­мен­ко, Б. А. Жу­ков, О. Н. Ба­дер и др.) и Сев.-Зап. Рос­сии (А. Я. Брю­сов, В. И. Рав­до­ни­кас, Н. Н. Гу­ри­на и др.). Изу­че­ние па­мят­ни­ков При­бал­ти­ки, на­ча­тое ещё в Рос. им­пе­рии, в 1920–30-е гг. раз­ви­ва­лось в тес­ном кон­так­те с на­уч. шко­ла­ми Гер­ма­нии и Фин­лян­дии, а по­сле вой­ны – с ря­дом на­уч. цен­тров СССР (Х. А. Мо­ора, М. Х. Шми­де­хельм, В. А. Лыу­гас и др.).

Ис­сле­до­ва­ние ка­мен­но­го ве­ка в СССР свя­за­но с ря­дом от­кры­тий и фун­да­мен­тальных обоб­ще­ний (Г. А. Бонч-Ос­мо­лов­ский, П. П. Ефи­мен­ко, С. Н. За­мят­нин, П. И. Бо­ри­сков­ский, А. Н. Ро­га­чёв, М. В. Вое­вод­ский, А. Я. Брю­сов, М. Е. Фосс, О. Н. Ба­дер, А. П. Ок­лад­ни­ков и др.). Сис­те­ма­ти­че­ски­ми ста­ли ис­сле­до­ва­ния куль­тур эне­о­ли­та и брон­зо­во­го ве­ка (Т. С. Пас­сек, С. Н. Би­би­ков, С. А. Те­пло­у­хов, П. С. Ры­ков и др.). Бы­ли раз­ра­бо­та­ны ос­но­вы А. древ­них сла­вян и их со­се­дей (П. Н. Треть­я­ков, И. И. Ля­пуш­кин, М. А. Ти­ха­но­ва, В. П. Пет­ров, Ю. В. Ку­ха­рен­ко, В. В. Се­дов, И. П. Ру­са­но­ва и др.). В об­лас­ти др.-рус. А. сфор­ми­ро­ва­лись по­сто­ян­но дей­ст­вую­щие экс­пе­ди­ции в круп­ней­ших го­ро­дах, на­ча­то изу­че­ние се­ла, сде­ла­ны от­кры­тия и обоб­щающие исследования др.-рус. куль­ту­ры (А. В. Ар­ци­хов­ский, Б. А. Ры­ба­ков, Н. Н. Во­ро­нин, М. К. Кар­гер, Г. К. Ваг­нер, Б. А. Кол­чин, В. Л. Янин и др.). На­ча­ли скла­ды­вать­ся отеч. шко­лы ве­ще­ве­де­ния (Г. Ф. Кор­зу­хи­на, А. К. Ам­броз, И. Б. Зе­ест и др.). Ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­лы да­ли но­вую ба­зу для раз­ви­тия ну­миз­ма­ти­ки (А. Н. Зо­граф, А. А. Бы­ков, В. В. Кро­пот­кин, В. М. По­тин и др.). С 1960-х гг. на­чи­на­ют ак­тив­но ис­поль­зо­вать­ся ес­те­ст­вен­но-на­уч. и ма­те­ма­тич. ме­то­ди­ки ра­бо­ты с мас­со­вым ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­лом (Б. А. Кол­чин, С. И. Ру­ден­ко, В. И. Цал­кин, Г. А. Фё­до­ров-Да­вы­дов и др.). В 1970–80-е гг. дис­ку­ти­ру­ют­ся ме­то­до­ло­гич. про­бле­мы А. (В. Ф. Ге­нинг, Л. С. Клейн и др.). Но­вые пер­спек­ти­вы в изу­че­нии древ­ней и ср.-век. ис­то­рии да­ли ис­сле­до­ва­ния ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ков уни­каль­ной со­хран­но­сти и при­ме­не­ние ме­то­дик комп­лекс­но­го ис­точ­ни­ко­ве­де­ния (см. Ве­ли­кий Нов­го­род, Бе­ре­стя­ные гра­мо­ты, Кагалы, Укок и др.).

Сов. экс­пе­ди­ция­ми сде­лан ряд от­крытий и за пре­де­ла­ми СССР. С 1948 с пе­ре­ры­ва­ми ра­бо­та­ли со­вет­ско-монг. экс­пе­ди­ции, в 1957–59 – экс­пе­ди­ция в Ал­ба­нии, в 1969–79 – в Аф­га­ни­ста­не, в 1969–80, 1985 – в Ира­ке, а так­же экс­пе­ди­ции в Си­рии, Йе­ме­не, Венг­рии, Бол­га­рии, во Вьет­на­ме, на Ку­бе и в др. стра­нах.

Ор­га­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра совр. рос. А. вклю­ча­ет ака­де­мич. Ар­хео­ло­гии ин­сти­тут (Мо­ск­ва), Ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры ин­сти­тут (С.-Пе­тер­бург), Ин-т ар­хео­ло­гии и эт­но­гра­фии (Но­во­си­бирск), Ин-т ис­то­рии и ар­хео­ло­гии (Ека­те­рин­бург), Ин-т ис­то­рии, ар­хео­ло­гии и эт­но­гра­фии на­ро­дов Даль­не­го Вос­то­ка (Вла­диво­сток). От­де­лы или ин­сти­ту­ты А. име­ют рес­пуб­ли­кан­ские фи­лиа­лы РАН и рес­пуб­ли­кан­ские ака­де­мии. Ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния осу­ще­ст­в­ля­ют ка­фед­ры А. и ар­хео­ло­гич. ла­бо­ра­то­рии в МГУ, СПбГУ, уни­вер­си­те­ты др. го­ро­дов, мн. му­зеи стра­ны, ряд иных гос. и имею­щих ли­цен­зию уч­ре­ж­де­ний. Пре­дос­тав­ле­ние пра­ва на про­ве­де­ние рас­ко­пок и др. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний на всей тер­ри­то­рии Рос­сии, а так­же кон­троль за их ка­че­ст­вом осу­ще­ст­в­ля­ет От­дел по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, на­хо­дя­щий­ся в Мо­ск­ве; до­ку­мент, удо­сто­ве­ряю­щий это пра­во, – «От­кры­тый лист».

Немецкие ученые изучают эротику каменного века | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Все началось со случайной находки. Школьники, игравшие в казаки-разбойники у мельницы в Брайтенбахе (сегодня это федеральная земля Саксония-Анхальт), нашли бивень мамонта. Они отнесли его учителю, а тот, к счастью, сразу сообщил об этом геологам и археологам в Берлине. И уже через несколько недель в Брайтенбахе начались раскопки. Было это в 1925 году.

Прошло почти сто лет, и на месте бывшего поселения каменного века, на площади 12 кв. км, найдено уже около 20 тысяч артефактов. Но самое важное открытие было сделано всего несколько лет назад. Ученые раскопали мастерскую, в которой изготовлялись украшения из слоновой, точнее говоря, мамонтовой кости: разнообразные фигурки, бусы и так далее. Самые древние из них были сделаны 34 тысячи лет назад!

Как рассказал в интервью изданию Spiegel Online руководитель раскопок Олаф Йорис (Olaf Jöris), археологов больше поражает то, с каким мастерством, как искусно были выточены бусины и отшлифованы крошечные — около полутора сантиметров — детали украшений. Судя по всему, эти детали были фрагментами более крупных фигурок. Отчасти речь идет о фигурках животных, отчасти — о статуэтках женщин.

У последних есть аналоги, в первую очередь, знаменитая «Швабская Венера», найденная у входа в карстовую пещеру в горном массиве на берегу Дуная, к югу от Штутгарта. Это женская фигурка высотой примерно шесть сантиметров, выточенная из бивня мамонта. Носили ее, скорее всего, на шее как кулон.

Бедра и левая грудь

Возраст этой красавицы эпохи верхнего (то есть позднего) палеолита оценивается в 30-40 тысяч лет. У нее огромная грудь и — как бы это выразиться поприличнее — непропорционально большие половые органы. Археологи считают, что «Швабская Венера» или «Венера Швабская», как ее еще называют, изображает богиню плодородия. Американский археолог Пол Мелларс, описывая «Венеру» в журнале Nature, подчеркнул, что по нынешним представлениям ее вполне можно было бы считать порнографией.

В Брайтенбахе нашли три фрагмента аналогичной фигурки: два очень похожи на бедра «Швабской Венеры», третий, судя по всему, — левая грудь. Археологи продолжают поиски других частей. Найдут ли их, неизвестно, но уже сейчас ясно, что в этом районе 34 тысячи лет назад проживало племя с высокоразвитой по тем временам культурой, которое специализировалось, в частности, на изготовлении подобных эротических украшений. В каменном веке здесь был такой же климат, как в тундре, и для мамонтов и диких лошадей было достаточно пастбищ. Так что материала для изготовления украшений хватало.

Смотрите также:

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Швабский Альб

    «Венера Швабская» — самое старое из всех найденных в мире изображений человека. И самая известная из более чем пятидесяти разных фигур, обнаруженных в Германии в пещерах региона Швабский Альб. Их возраст оценивается в 40 тысяч лет. Увидеть эту 6-сантиметровую статуэтку, вырезанную из кости, можно в археологическом музее города Блаубойрен в земле Баден-Вюртемберг.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Холе-Фельс

    В Германии эта фигурка также известна как «Венера из Холе-Фельс» (Venus vom Hohle Fels) — по названию пещеры Холе-Фельс около Штутгарта, где ее обнаружили в 2008 году. Большинство других здешних находок изображают животных. Все они относятся к ориньякской культуре начала позднего палеолита — времен, когда на Земле еще жили неандертальцы, но их автором был уже человек разумный.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Долина реки Ах

    В ледниковый период на этом плато почти не было деревьев. Мамонты и олени паслись посреди степных ландшафтов. Сейчас Швабский Альб покрыт лесом. Здесь насчитывается более двух тысяч карстовых пещер. Шесть из них, в которых ученые совершили сенсационные находки, теперь получили статус памятников Всемирного наследия. Некоторые из этих пещер расположены в долине реки Ах — Ахталь (Achtal) под Ульмом.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Гайсенклёстерле

    В пещере Гайсенклёстерле (Geißenklösterle) были найдены три костяные флейты. Одна из них сейчас также находится в экспозиции музея города Блаубойрен. В саму пещеру доступ открыт только по особым дням, но она не очень глубокая, поэтому место, где нашли флейты, можно увидеть через решетку.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Зиргенштайн

    В следующую пещеру, внесенную в список ЮНЕСКО, доступ для всех свободен, но вход все же закрывают на зиму из-за летучих мышей. Глубина пещеры Зиргенштайн (Sirgenstein) составляет 42 метра. Археологи установили, что первобытные люди предпочитали находиться около входа, где разводили костры, работали и спали. В Средние века местные жители считали, что раньше здесь жил страшный циклоп.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Лонеталь

    Другие три пещеры расположены в долине реки Лоне — Лонеталь (Lonetal) около городов Хайденхайм и Ульм: Фогельхерд (Vogelherd), Холенштайн (Hohlenstein) и Бокштайн (Bockstein). Вокруг них также, как и в долине реки Ах, созданы охранные зоны, в которых запрещены какие-либо работы без согласования с ведомством по охране памятников.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Холенштайн

    Археологические раскопки в регионе Швабский Альб были начаты еще в XIX веке. Уже тогда ученые обнаружили здесь следы, оставленные первобытными людьми. Среди них — остатки кострищ, орудия труда, оружие, рога, украшения из камня. В Холенштайне в 1861 году нашли около 10 тысяч костей пещерных медведей. Для посетителей сейчас открыта передняя часть этой пещеры. На фотографии — раскопки 1937 года.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Человек-лев

    Настоящей сенсацией из пещеры Холенштайн стала 31-сантиметровая фигурка существа с человеческим телом и львиной головой. Она считается самой древней зооморфной скульптурой в мире. На этой иллюстрации швабский человек-лев (человеколев), собранный из сотен осколков, показан с разных ракурсов. Сейчас он является частью постоянной экспозиции Городского музея Ульма.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Фогельхерд

    Следующая пещера — Фогельхерд («Птичье гнездо «) — отличается особенно выгодным расположением. Из нее открывается вид на всю долину, поэтому обитатели могли уже издалека видеть приближавшихся врагов или потенциальную добычу. Среди находок — десять фигурок животных, вырезанных из бивня мамонта. Некоторые сейчас выставлены в экспозиции здешнего археологического парка.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Дикая лошадь

    Самой известной находкой из пещеры Фогельхерд является это 5-сантиметровое изображение дикой лошади. Изящно изогнутая шея и округлые формы демонстрируют навыки и способности, которыми обладали первобытные люди. Эту находку можно увидеть в экспозиции замка Хоэнтюбинген в городе Тюбингене.

  • Швабские пещеры — объект Всемирного наследия

    Бокштайн

    В Бокштайне находятся сразу несколько пещер, которые можно посетить. В них более 60 тысяч лет назад еще до первобытных людей обитали неандертальцы. В 2017 году «Пещеры древнейшего искусства ледникового периода» в регионе Швабский Альб получили статус объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО.

    Автор: Элизабет Йорк фон Вартенбург, Максим Нелюбин


мифы и правда об острове Нуктандо

Подводный поиск в Приморском крае имеет почти полувековую историю. Начат он был первыми энтузиастами в 1960-х годах, в последующие полтора-два десятилетия организационно сложились и успешно работали подводно-поисковые группы во Владивостоке, Дальнегорске, Славянке, Находке и других населенных пунктах Приморского края. Об одном из перспективных направлений их работы «Приморской газете» рассказал ведущий автор и ведущий программы «Морское собрание» на ОТВ-Прим Владимир Ощенко.  

Итогом деятельности подводно-поисковых групп стало обнаружение и обследование погибших кораблей: шхуны «Восток», крейсера «Изумруд», миноносца № 208, подводных объектов средневековой, новой и новейшей истории, исследование морской флоры и фауны. В 1988 году был создан Приморский краевой клуб подводного поиска «Восток» — в настоящее время Общественная спортивно-исследовательская организация Приморского края «Клуб подводного поиска «Восток». 

Водолазы обмеривают камень с плоскими гранями

Научное сопровождение подводных исследований чрезвычайно важно. Хотя бы для того, чтобы атрибутировать, как говорят археологи, находку, понять, к какому времени и к какой цивилизации она относится. Водолазы обмеривают камень с плоскими гранями; вполне возможно, что этот блок вытесали древние бохайцы, и ученые-историки потом сравнят фотографии и данные обмеров с похожими объектами и вынесут вердикт: это действительно якорь бохайской шхуны или просто игра природы. Если окажется, что раритет имеет историческую ценность, то можно спланировать и операцию по подъему со дна с помощью кессонных систем и подводных парашютов.

Подводная археология — еще очень молодая наука, а в Приморье есть что искать, восполняя пробелы в истории края. Люди жили здесь всегда, начиная с каменного века. Краскинское городище, Зайсановская культура — все это археологические памятники Хасанского района, и все эти культуры и цивилизации были так или иначе связаны с морем. Люди рыбачили, добывали морепродукты, раковинные кучи янковской и кроуновской культур имеются во многих местах побережья. 

Кстати

Дату образования Бохая (изначально оно называлось Чжень) историки относят к 698 году. Согласно Новой истории династии Тан «Син Тан шу», вождь мохэ отправился войной на Китай и захватил одну провинцию. Эта территория располагалась на побережье, недалеко от Пекина. После чего китайский император, чтобы сохранить лицо, пожаловал эту область захватчику. Сама область — древне-китайское удельное княжество — называлась Бохай. Вот так и возникло название империи.
А примерно к середине VIII века Бохайское государство проникло на территорию Приморья. Изначально его здесь не было — корни цивилизации надо искать в районе истока реки Туманган, отроги хребта Чанбайшань. Бохай на территорию края проникал постепенно: сначала появлялись небольшие форты на сопках, потом, после подчинения территории, строились равнинные крепости.

А Бохайское царство — это раннее средневековье, VII век нашей эры, и у бохайцев были развиты мореходство, морская торговля. С применением новых подводных технологий у историков и археологов появляются надежды на то, что кроме каменных бохайских якорей когда-нибудь удастся найти и останки бохайского судна. Впрочем, к бохайцам мы еще вернемся. Важно понимать, что морские народы — чжурчжэни, корейцы, японцы — прокладывали свои торговые морские пути не только между своими островами и полуостровами, но и бывали севернее. Случались в наших водах и средневековые морские сражения.

Корейский адмирал 

Монета с изображением Ли Сун Сина

Эта международная конференция называется длинно: «Исследования археологических памятников в Хасанском районе Приморского края Российской Федерации, связанных с именем адмирала Ли Сун Сина на историческом острове Нуктандо». Где этот остров находится, так до сих пор и не установлено. Но в исторических хрониках корейского народа имя адмирала Ли Сун Сина упоминается как героическое. В 1587-1589 году Ли Сун Син был военачальником пограничной крепости на этом острове и отражал нападения чжурчжэней.

Приморские археологи и историки предполагают, что если и был такой остров в дельте реки Туманной, то давно из-за наносов реки стал частью материковой суши. Но пока это точно еще не установлено, исследования надо продолжать. Полевые раскопки, которые в ноябре этого года провели исследователи Дальневосточного федерального университета в районе Голубиного Утеса на побережье Хасанского района, позволили сделать ряд археологических находок, датирующихся V в. до нашей эры — XX в. нашей эры. Здесь керамика и фрагменты фарфоровой посуды, железные орудия и орудия сельскохозяйственного труда. Пока археологический поиск велся только на суше, но, поскольку героический корейский адмирал противостоял и морским силам нападавших чжурчжэней, подводные исследования в бухте Экспедиции необходимо планировать.

Как уточнил заведующий музеем археологии и этнографии Учебно-научного музея ДВФУ Евгений Никитин, с исторической точки зрения есть такое понятие: исторически существовавшие территории, местонахождение которых достоверно неизвестно. 

Места проведения подводных исследований

— Одно из таких мест — тот самый остров Нуктандо. Он связан с историей знаменитого в Корее национального героя генерала Ли Сун Сина. Согласно историческим данным, он руководил военными действиями против японских захватчиков, против нападений чжуржэньских племен, — отметил Евгений Никитин. — Как раз наши исследования связаны, с одной стороны, с поиском этого исторического места и установлением, где он на самом деле был, и был ли он вообще. А с другой стороны, у нас сейчас интересный опыт по организации международного сотрудничества и обмена научными знаниями. Более того, это хорошая возможность провести археологические работы на данной территории. Это обогащает наши знания научные, и мы имеем возможность найти очень много интересного.

Руководитель Приморского отделения Российского военно-исторического общества Эдуард Смирнов совместно с главой делегации историков из Корейской Народно-Демократической Республики, ответственной сотрудницей департамента по сохранению национального наследия Нам Хе Рён посетили предположительное место, где могла располагаться крепость острова Нуктандо. Мест, где восточные цивилизации оставили свои следы в Приморье, много, и изученными их не назовешь. Взаимный интерес к научному обоснованию тех или иных мифологизированных исторических событий может более точно объяснить картину прошлого. 

Черепки с Голубиного утеса

— В отношении острова Нуктандо и возможности нахождения на нем крепости. На сегодня это, безусловно, легенда. Мы знаем про них из литографий XVI — XVII веков и карт конца XIX — XX века, — уточнил Эдуард Смирнов. — Брать их за основу как первоисточники и истину невозможно. Обсуждать факт нахождения крепости, которая предполагается на этом острове, можно только после серьезной археологической работы, которую мы надеемся провести в 2020 году, и какие-то останки культуры именно XVI века найдем. Только после этого мы можем предполагать, что да, действительно такой остров был. На сегодняшний день в географии его не существует. 

И без подводных археологических исследований не обойтись, подчеркивает руководитель общества, под флагом и эгидой которого и состоялась международная конференция исследователей далекой истории Приморья. 

В музее Арсеньева бережно хранятся артефакты эпохи Бохай

— Российское военно-историческое общество неоднократно обращалось к теме поиска морских путей Бохайского царства. Сейчас, изучая историю, связанную с адмиралом Ли Сун Сином, необходимо организовать поиск сторожевых постов и сигнальных башен, которые находились вдоль побережья залива Петра Великого. Это как раз те объекты, которые могут рассматриваться в вопросах подводной археологии, — подытожил руководитель Приморского отделения Российского военно-исторического общества.

Бохайская верфь
С момента гибели цивилизации Бохай в 926 году нашей эры прошло более тысячи лет, однако до сих пор в земле Приморья находят явственные следы ее существования, археологические предметы деятельности людей той поры. Каких-либо письменных свидетельств об этом в архивах России почти не сохранилось, а те, которые есть в Китае, труднодоступны. Еще больший ореол таинственности и необычности этой цивилизации несут в себе предания и легенды, которые передаются из поколения в поколение, где уже невозможно отделить правду от вымысла, а действительность — от иллюзии. Те самые бохайские якоря, что отыскивают подводные археологи в Японском море, они вроде бы есть, но ни одной дощечки от судов, которые удерживались этими якорями, ни в одном археологическом запаснике или музее нет. И вот сейчас приморские археологи выходят на новую ступень технологических возможностей и первым делом будут искать именно бохайский флот.

По словам заведующего музеем Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН Юрия Никитина, побережье Соленого озера и протоки рядом с Краскинским городищем вполне могли быть одним из тех мест, где бохайцы ремонтировали свои корабли. 

Кстати

Бохай был одним из ведущих государств, которое вполне могло конкурировать с древней Японией. Конечно, сравниваться с Китаем не приходится, так как именно у государства бохайцы заимствовали государствообразование и культуру. Но если сравнивать их с древнекорейским государством или японским, то древний Бохай находился на одном с ними уровне, а иногда даже превосходил их.

— Здесь совпало сразу несколько факторов: наличие пресной воды, удобное место для того, чтобы корабли вытаскивать на берег, а также обилие строевого леса, — отметил Юрий Никитин. — Отсюда и очень высокая вероятность. Включая наличие археологических материалов, которые здесь есть и которые были найдены около 10-15 лет назад, вполне возможно, что здесь были остатки бохайской верфи и каких-то бохайских ремонтных мастерских. 

Бохайское судостроение — тайна за семью печатями. А между тем флот у этого царства был и, судя по хроникам, немаленький. Хорошо известно, что в 732—735 гг. Бохай воевал с Китаем. Военные действия начались с того, что бохайский флот напал на китайский порт на Шаньдунском полуострове и разгромил его. Бохайская армия дошла до гор Мадошань, где ее остановили китайские войска. Империя Тан провела мобилизацию, собрав многочисленные войска и призвав своего вассала — Силла, который потерпел поражение и объяснил его плохой погодой. В 735 году война закончилась тем, что обе стороны объявили себя победителями. Это была морская средневековая война, с большим флотом и большими потерями. Но на месте вероятной бохайской верфи исследований толком не было, и поэтому находок, связанных с судостроением, не было. 

Бохайская статуэтка была найдена при раскопках в Приморье.

— Ничего такого мы пока здесь не находили, только керамику. Поскольку исследования были кратковременные и очень поверхностные, мы находили только остатки древних горшков. Но они были связаны с бохайской эпохой, — уточнил Юрий Никитин. 

Что касается средневековой истории Приморья, то она в общем-то известна.

— Лишь вопросы, связанные с судостроением или судоходством эпохи средневековья, пока еще остаются у историков, — подчеркнул Юрий Никитин. — Так, бухта Экспедиции еще только требует своих исследований, причем таких приличных проектов, потому что в иловых отложениях, которые здесь есть, могло совершенно спокойно сохраниться большое количество и кораблей бохайских, и других каких-то артефактов, в том числе и якорей. У нас тут большое поле для деятельности. Есть где поработать. 

Приморские бухты и заливы все еще хранят много тайн и следов ушедших поколений. 

Главный хранитель Музея истории Дальнего Востока имени В. К. Арсеньеваа, историк-археолог Максим Якупов:

— Несмотря на огромный труд археологов, о государстве Бохай нам известно очень мало. Основная проблема в том, что собственно бохайских летописей не сохранилось. С чем это связано, сказать сложно. Может, в связи с тем, что прошла тысяча лет, и без должного внимания просто не сохранились какие-то свитки. Кроме того, надо иметь в виду, что после исчезновения Бохая много разных событий произошло: войны, набеги, монгольское нашествие на Китай и Корею. В японских архивах, скажем так, есть небольшие упоминания о бохайских посольствах, их составе, численности, а также о том, в какие годы и зачем они приходили. Есть несколько памятных стел: одна — с могилы бохайской принцессы, другая — в память о посольстве. Она хранится сейчас в Японии. Фактически это все письменные памятники. Мы не знаем, как развивалась цивилизация, какие основные вехи были и так далее. Все приходится выдумывать археологам и историкам, а это крайне субъективно.

Дания Под водой, Затонувший каменный век

Восемь тысяч лет назад уровень моря начал подниматься с угрожающей скоростью в некоторых частях южной Скандинавии. Это явление, известное как «атлантическая трансгрессия», было вызвано оставшимся льдом, таявшим после последнего оледенения, в сочетании с тектоническими изменениями на поверхности земли. В некоторых частях этой области уровень воды поднялся на 30-40 метров примерно за тысячу лет. Это «заманило» большое количество хорошо сохранившихся памятников каменного века в анаэробные условия.В последнее время археологи стали уделять больше внимания затопленным местам как в Скандинавии, так и по всему миру. Из-под моря возник новый мир каменного века — хорошо сохранившийся мир, состоящий из поселений и призрачных ландшафтов, затопленных во время фаз повышения уровня воды в море.

Водяная могила

В 1972 году Лангеландский музей в Рудкёбинге на острове Лангеланд, Дания, стал одним из первых музеев в мире, проводивших систематическое обследование и регистрацию подводных поселений с помощью местных дайверов-спортсменов.Археологи музея сосредоточили свое внимание на этой местности, и к 1976 году они начали раскопки ракушечника (свалка, оставленная людьми), известного как Мёллегабет I, лежащая на глубине 2 метра под водой.

В 1990 году Лангеландский музей (под руководством Йоргена) решил провести систематические раскопки части Мёллегабет II, 7000-летнего поселения, которое было обнаружено в предыдущем году. Однако расследования пришлось резко пересмотреть.

Во время первого погружения была обнаружена землянка эпохи мезолита, сделанная из липового дерева, которая оказалась на дне моря из-за эрозии, вызванной проходящей паромной переправой.Лодку нужно было спасти, прежде чем она будет полностью уничтожена.

Сразу выяснилось, что это была не просто лодка, а лодка, которую использовали как гроб. Мы обнаружили несколько фрагментов скелета внутри и вокруг лодки. Это были останки молодого человека; хотя части его скелета были разрушены, и все, что осталось, это задняя часть его таза (в частности: крестец с соответствующими хвостовыми позвонками), большой фрагмент черепа, изобилующий зажившим шрамом от топора на его правой стороне, правое плечо, фрагмент правого бедра, перелом правой бедренной кости, правая большеберцовая кость, несколько фрагментов ребра и кость пальца.Далее выяснилось, что кусок коры использовался, чтобы покрыть или обернуть труп.

Лодка была изношена, на ней были следы горения. Вокруг него было несколько твердых лесных кольев. Вполне возможно, что когда-то это были опоры для лодки, которая явно служила гробом и напоминает захоронения «на деревьях» или на шестах охотниками-собирателями в Сибири, Северной Америке и других местах.

Мы также обнаружили несколько вероятных погребальных принадлежностей, в частности, целый рог косули и две отрезанные части рогов благородного оленя, лежащие вместе с лодкой.Рядом с могилой лежал небольшой неповрежденный лук, который, вероятно, служил пожарной дрелью или игрушкой. В мягких отложениях морского дна, недалеко от раскопок могилы, все еще оставался концевой фрагмент типичного позднемезолитического лука длиной 30 см. Кроме того, были обнаружены весла лодки — одна в хорошем состоянии, другая в обломках. Были ли они оставлены покойному, чтобы он мог отправиться в загробную жизнь?

Подводная жизнь, подводные раскопки

В 1993 году мы провели полную раскопку мезолитической жилой ямы за пятинедельный период.Но как рыть поселения под водой? Мы изменили методы, которые мы использовали для раскопок земли, и добавили некоторые специальные методы, чтобы они соответствовали нашей подводной кампании. Мы раскопали квадраты площадью четверть квадратного метра и слоями по 5 см, что позволило нам зафиксировать положение всех находок. Верхние уровни всех слоев, а также нижний нижний уровень самого нижнего были нарисованы в масштабе 1:10. Затем мы выровняли все слои и другие важные элементы с помощью садового шланга, наполненного воздухом.

Земляные работы проводились инжекторными насосами.Эти насосы создавали очень удобный вакуум для быстрой, эффективной, но все же осторожной выемки грунта за счет «очистки пылесосом» слоев поселений, содержащих большое количество органических объектов. Разгрузочные сетки имели размер ячеек в несколько миллиметров, которые пропускали осадок, но задерживали даже самые крошечные объекты миллиметрового размера, таким образом эффективно просеивая материал.

Оказалось, что жилой котлован был чуть более 5 м в длину (В-З) и 3 м в ширину (С-Ю). После того, как люди каменного века выкопали яму, они заполнили ее северную половину, которая затем служила возвышающейся платформой.Вход в жилую яму находился с западной стороны. Когда-то он был обращен к воде, давая жителям неплохой вид на море на берег, который тогда находился бы всего в паре метров от них. Передняя часть платформы была укреплена связкой раздвоенных ветвей лещины, а ее поверхность покрыта слоем кусочков коры, остатки которых, скорее всего, были обнаружены. Основания четырех столбов в стене, несомненно, для поддержки крыши, все еще стояли, а пятый столб, похоже, упал с южной стены.Основания двух внутренних кольев были обнаружены на одной линии с передней частью платформы. В полу к востоку от каждой из двух внутренних стоек были установлены два очага.

Помимо изображения жизни, жилище Møllegabet II помогает решить одну давнюю загадку. Археологи долго ломали голову над появлением большого количества кремня внутри предполагаемых жилищ времен мезолита. Возможно ли, чтобы в жилищах производили стук кремня? Неужели жители действительно сидели и ходили в своих домах по острым, как бритва, кремневым отходам?

Вот и ответ: на полу под платформой мы обнаружили две хорошо организованные зоны ударов кремня, которые совпадали с двумя зонами, содержащими крошечные стрелки (микролиты).Однако пол из упакованных дубовых прутьев поглотил бы все острые части, в то время как платформа поддерживалась относительно чистой от органических и каменных отходов.

Подводный мир

Мёллегабет — не единственный подводный объект с исключительной сохранностью в непосредственной близости от рабочей зоны музея Лангеланда, вокруг Рудкёбинга. Непосредственно к западу от Рудкёбинга находится большой бассейн, в котором находятся памятники эпохи мезолита и неолита и даже длинный курган эпохи неолита, затопленный около 4500 лет назад.Более того, хорошая сохранность не ограничивается поселениями. Есть также обширные территории с упавшими лесами разных фаз каменного века. Морское дно все еще поддерживает стоячие пни и упавшие стволы. Действительно, недалеко от Мёллегабета есть область с упавшим лесом возрастом около 7000 лет. Лангеландский музей занимается дендродированием некоторых дубов. На данный момент самый большой ствол, отправленный на дендро-датирование, имеет длину 16 м и диаметр у основания 60 см.

Раньше старые наземные торфяники Северной Европы давали возможность изучать стоянки каменного века в рамках более крупных хорошо сохранившихся экологических объектов.Однако, принимая во внимание ущерб, нанесенный этим болотам в результате промышленной эксплуатации торфа и сельскохозяйственного осушения в 20-м веке, становится ясно, что наш главный исследовательский потенциал сегодня находится под водой. И мы, скандинавы, не одиноки в этом, этот период является свидетелем глобальных изменений уровня моря, которые заманили в ловушку и сохранили многочисленные прибрежные участки каменного века по всему миру. Археологи всего мира обнаруживают подводное культурное наследие, которое будет играть все более важную роль в археологии.Теперь подводная археология больше не ограничивается затонувшими кораблями и гаванями, она открывает целые пейзажи и предлагает привилегированные виды на древние жизни. Вполне вероятно, что подводные пейзажи каменного века будут доминировать в морской археологии будущего.


Эта статья является выдержкой из полной версии статьи, опубликованной в World Archeology Issue 17. Нажмите здесь, чтобы подписаться

Подводное открытие: люди каменного века вырезали 15-тонный каменный столб и пронесли его на 300 метров

По крайней мере 9300 лет назад охотники-собиратели каменного века в ныне затопленной части Средиземного моря совершили подвиг, который даже самые современные люди не смогли: они, по-видимому, точно вырезали 15-тонный известняковый столб, просверлили в нем отверстия и переместили его почти на 300 метров (984 фута).Длина монолита составляет 12 метров (39 футов).

Океанографы, изучающие дно Средиземного моря в Сицилийском проливе между Тунисом и Сицилией, в 2012 году обнаружили монолит глубиной 40 метров (131 фут). В новой статье в журнале Journal of Archaeological Science исследователи говорят, что эта область оказалась затопленной около 9350 лет назад, плюс-минус 200 лет. До этого здесь было мелководье с архипелагом из нескольких островов примерно на полпути между островом Сицилия и побережьем Северной Африки.

Исследователи говорят, что открытие этого затопленного столба может потребовать от ученых переосмыслить идею «технологического примитивизма» среди охотников-собирателей.

Исследователи смогли датировать монолит, извлекая из него фрагменты раковины. Датирование показало, что столб имеет тот же состав и возраст, что и ближайший известняк. Морская вода покрывала этот район, когда закончился последний ледниковый период около 9350 лет назад, поэтому считается, что столб был создан по крайней мере так давно.

«Это открытие свидетельствует о значительной мезолитической деятельности человека в районе Сицилийского канала», — пишут Эмануэле Лодоло и Цви Бен-Абрахам в своей статье.

Лодоло и Бен-Абрахам заявляют в отчете, что несколько факторов заставляют их полагать, что монолит или каменная колонна была вырезана людьми, а не была сформирована природой. Пишут, что у монолита правильная форма и три правильных отверстия одинакового диаметра. Он сложен из известняка, похожего на скалы недалеко от того места, где его перевезли, но отличается от скал в непосредственной близости.

«Присутствие монолита предполагает обширную деятельность человека в [области]», — пишут они.«Он был вырезан и извлечен как цельный камень из внешнего прямолинейного гребня, расположенного примерно в 300 м [984 футах] к югу, а затем перевезен и, возможно, установлен. Судя по размеру монолита, мы можем предположить, что он весит около 15 [тонн] ».

Исследуемый район, банк Пантеллерия Веккья, в настоящее время находится под водой между Сицилией и Тунисом. До 9500 лет назад это было мелководье с архипелагом. ( Журнал археологических наук )

Исследователи также заявили, что они не могут строить предположений о функции монолита, но предполагают, что он находился в важном районе, примерно на полпути между Сицилией и Тунисом.В своей статье они утверждают, что предполагают, что люди пришли с Сицилии в район, ныне затопленный, потому что от этого места до Туниса пролегал морской путь длиной 50 км (31 миля). Сицилия была заселена, вероятно, между 17000 и 27000 лет назад, когда был наземный мост с материковой части Италии.

«Открытие затопленного участка в Сицилийском проливе может значительно расширить наши знания о самых ранних цивилизациях Средиземноморского бассейна и наши взгляды на технологические инновации и развитие, достигнутые мезолитическими жителями», — пишут авторы.«Найденный монолит, сделанный из одного большого блока, потребовал резки, извлечения, транспортировки и установки, что, несомненно, свидетельствует о важных технических навыках и великолепном инженерном искусстве. Вера в то, что нашим предкам не хватало знаний, навыков и технологий, чтобы использовать морские ресурсы или совершать морские переходы, должна быть постепенно отвергнута. Недавние открытия подводной археологии окончательно устранили идею «технологического примитивизма», которую часто приписывают прибрежным поселенцам-охотникам-собирателям.”

Авторы писали, что возраст стоянки относит ее к началу эпохи мезолита. Другое место той эпохи, Гёбекли-Тепе на юго-востоке Турции, произвело революцию в представлениях ученых о способностях людей каменного века. По оценкам ученых, основанным на углеродном датировании, Гёбекли-Тепе был построен около 11 600 лет назад, то есть в самом начале эпохи европейского мезолита. Предполагается, что это место было церемониальным или религиозным центром поселения или поселений и имело мегалитическое искусство и святыни.

Бизон, лиса и журавль на мегалите в Гёбекли-Тепе в Турции, месте, возрастом 11 600 лет, который заставил ученых переосмыслить технологические возможности людей каменного века. (Фото Teomancimit / Wikimedia Commons )

«Гёбекли Тепе произвел революцию в археологическом и антропологическом понимании мезолита Ближнего Востока. Это демонстрирует, что строительство монументального комплекса было в пределах возможностей общества охотников-собирателей, хотя ученые еще не понимают, как именно его строителям удалось мобилизовать и накормить силы, достаточно большие, чтобы завершить проект.Стоит, например, отметить, что на первых двух этапах строительства было возведено более двухсот больших столбов, каждая весом до 20 тонн, и увенчаны огромными плитами из известняка. Ни одно другое общество охотников-собирателей не могло сравниться с этим подвигом », согласно Лодоло и Бен-Абрахаму.

Авторы говорят, что дальнейшие исследования ныне затопленных шельфовых дна Средиземного моря, которые были сушей до последнего ледникового периода, для доказательства наличия человеческих поселений необходимы для понимания происхождения цивилизаций в этом районе.

Представленное изображение: Серия фотографий монолита на морском дне. Обратите внимание на точную дыру в монолите, сделанную водолазом, изучающим ныне затопленную область у берегов Туниса и Сицилии. ( ScienceDirect )

Марк Миллер

Археологи обнаружили 9000-летнее подводное поселение каменного века

Шесть лет назад дайверы обнаружили старейшие известные стационарные ловушки для рыбы в Северной Европе у побережья южной Швеции.С тех пор исследователи из Лундского университета в Швеции обнаружили исключительно хорошо сохранившееся место каменного века. Теперь они полагают, что это место было лагуной, где люди мезолита жили в течение нескольких периодов года.

Ремешки для рыбок каменного века. Источник: Скриншот видео / Lund University

Среди других впечатляющих находок — кирка возрастом 9000 лет, сделанная из рогов лося. Открытия указывают на массовое рыболовство и, следовательно, на полупостоянное поселение.

«Как геологи, мы хотим воссоздать эту местность и понять, как она выглядела. Было ли там тепло или холодно? Как менялась окружающая среда с течением времени?» — говорит Антон Ханссон, аспирант четвертичной геологии Лундского университета.

Топор из рога лося возрастом 9000 лет. Источник: Скриншот видео / Лундский университет

Изменения уровня моря позволили сохранить находки глубоко под поверхностью залива Ханё в Балтийском море.

Исследователи просверлили морское дно и датировали керн с помощью радиоуглерода, а также изучили пыльцу и диатомовые водоросли. Они также создали батиметрическую карту, которая показывает изменения глубины.

«Эти места были известны, но только благодаря разрозненным находкам. Теперь у нас есть технология для более детальной интерпретации ландшафта», — говорит Антон Ханссон.

«Если вы хотите полностью понять, как люди рассеялись из Африки, и их образ жизни, мы также должны найти все их поселения.Многие из них в настоящее время находятся под водой, поскольку уровень моря сегодня выше, чем во время последнего оледенения. Люди всегда предпочитали прибрежные районы », — заключает Ханссон.

Публикация:

Затопленный мезолитический лагунный ландшафт в Балтийском море, юго-восток Швеции — реконструкция окружающей среды в раннем голоцене и смещение уровня берега на основе многопроксимативного подхода

Изображение вверху: Открытия указывают на массовое рыболовство и, следовательно, на полупостоянное поселение.Предоставлено: Arne Sjöström

.

Эта статья, первоначально озаглавленная « Подводное поселение каменного века, нанесенное на карту» , была опубликована Лундским университетом.

Под водой обнаружено место постройки лодок каменного века

Вид под углом на структуру с севера, демонстрирующий размывающийся край торфяной платформы. Предоставлено: Национальный центр океанографии, Саутгемптон.

Морской археологический трест обнаружил новое строение возрастом 8000 лет рядом с тем, что считается самым старым местом постройки лодок в мире на острове Уайт.

Директор Морского археологического треста Гарри Момбер сказал: «Это новое открытие особенно важно, поскольку деревянная платформа является частью памятника, который вдвое увеличивает количество обработанной древесины, найденной в Великобритании по сравнению с периодом, который длился 5500 лет».

Это место находится к востоку от Ярмута, и новая платформа является самым нетронутым деревянным сооружением среднего каменного века, когда-либо найденным в Великобритании.Сейчас это место находится на 11 метров ниже уровня моря, и в то время, когда на нем была деятельность человека, это была суша с пышной растительностью. Важно отметить, что это было в то время, когда Северное море не было полностью сформировано, а остров Уайт все еще был связан с материковой Европой.

Участок был впервые обнаружен в 2005 году и содержит ряд обрезанных деревянных досок, которые могут быть платформами, пешеходными дорожками или обрушившимися конструкциями. Однако их было трудно интерпретировать, пока Морской археологический трест не использовал современные методы фотограмметрии для записи останков.Поздней весной новое строение было замечено эрозией в затонувшем лесу. Первой задачей было создать трехмерную цифровую модель ландшафта, чтобы ее могли испытать не дайверы. Летом он был раскопан Морским археологическим трестом и обнаружил сплоченную платформу, состоящую из колотых бревен толщиной в несколько слоев, покоящихся на горизонтально уложенном фундаменте из круглого дерева.

Гарри продолжил: «Это место содержит множество свидетельств технологических навыков, которые, как считалось, не развивались в течение следующих нескольких тысяч лет, таких как продвинутая обработка дерева.Этот сайт показывает ценность морской археологии для понимания развития цивилизации.

Тем не менее, когда он находится под водой, нет никаких правил, которые могли бы защитить его. Таким образом, наша благотворительность с помощью наших жертвователей должна спасти его, прежде чем он будет утерян навсегда ».

Трехмерная мозаика конструкции во время раскопок. Предоставлено: Национальный центр океанографии, Саутгемптон.

Морской археологический трест работает с Национальным центром океанографии (НОК) над записью и изучением, реконструкцией и демонстрацией коллекции древесины.Многие из деревянных артефактов хранятся в Британском центре исследования океанических отложений (BOSCORF), находящемся в ведении Национального центра океанографии.

Как и в случае с осадочными кернами, древняя древесина разрушается быстрее, если ее не хранить в темноте, во влажных и холодных условиях. При хранении в холодном, темном и влажном состоянии цель состоит в том, чтобы удалить соль из деревянных ячеек древесины, позволяя анализировать и регистрировать ее.Это важно, потому что археологическая информация, такая как следы надрезов или гравюры, чаще всего находится на поверхности древесины и быстро теряется при разложении древесины. После того, как древесина была записана и обессолена, древесину можно сохранить для демонстрации.

Д-р Сюзанна Маклахлан, куратор BOSCORF, сказала: «Для нас было действительно интересно помогать работе Фонда с такими уникальными и исторически важными артефактами. Это отличный пример того, как репозиторий BOSCORF может поддерживать доставку широкий спектр морских наук.«

Погружаясь в подводный ландшафт, Дэн Сноу, телеведущий и ведущий History Hit, одного из крупнейших подкастов по истории в мире, заметил, что он был одновременно потрясен невероятными останками и шокирован скоростью эрозии.

Этот материал в сочетании с продвинутыми навыками обработки дерева и тонко обработанными инструментами предполагает влияние Европы, эпохи неолита (нового каменного века). Проблема в том, что все это теряется. По мере развития Солента участки поверхности древней земли подвергаются эрозии на полметра в год, а археологические свидетельства исчезают.

Исследование

в 2019 году финансировалось Scorpion Trust, Butley Research Group, Фондом Эдварда Форта и Фондом морской археологии. Работа проводилась с помощью волонтеров и многих людей, которые отдавали свое время и часто деньги, чтобы гарантировать успешное восстановление материала.


Обломки корабля раннего исламского периода обнаружены у побережья Израиля
Предоставлено Национальный центр океанографии, Саутгемптон

Ссылка : Под водой обнаружено место постройки лодок каменного века (20 августа 2019 г.) получено 24 июня 2021 г. с https: // физ.org / news / 2019-08-stone-age-boat-site-underwater.html

Этот документ защищен авторским правом. За исключением честных сделок с целью частного изучения или исследования, никакие часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в информационных целях.

Древний монолит предполагает, что люди жили на ныне подводном архипелаге

Во время картирования с высоким разрешением морского дна, окружающего Сицилию, исследователи обнаружили древнее сокровище: каменный монолит размером 39 футов (12 метров), покоящийся на дне Средиземного моря.

Ошеломленные исследователи отправили водолазов с фотоаппаратами и видеомагнитофонами, чтобы лучше рассмотреть монолит, который распался на две части. Они нырнули под воду на 40 метров в районе под названием Pantelleria Vecchia Bank, расположенном примерно в 37 милях (60 км) к югу от Сицилии.

«Это было великолепно», — сказал ведущий исследователь Эмануэле Лодоло, штатный научный сотрудник Национального института океанографии и экспериментальной геофизики в Италии. «Мы были очень взволнованы этим открытием.«[См. Фотографии таинственного монолита под Средиземным морем]

Некоторые особенности предполагают, что монолит был создан человеком, возможно, людьми, жившими в период мезолита около 10 000 лет назад, — сказал Лодоло. Он имеет довольно правильную форму и содержит три отверстия. с аналогичными диаметрами. Одно отверстие диаметром 24 дюйма (60 сантиметров) пробито на всем протяжении камня.

«Нет никаких известных естественных процессов, которые могли бы производить эти элементы», — пишут исследователи в своем исследовании. имея в виду правильную форму и аналогичный размер отверстий.

Они предполагают, что вся дыра содержала факел, позволяющий монолиту служить «маяком, отделяющим поселение от моря», — сказал Лодоло, но это только предположение.

Более того, монолит не соответствует скалам возрастом примерно 10 миллионов лет на дне океана; скорее, он имеет состав, похожий на состав горных хребтов, которые встречаются на мелководье, пишут исследователи.

«Это одна из наиболее важных деталей в поддержку идеи о том, что монолит не создан природой или явлениями, а создан руками человека», — сказал Лодоло.

Древний архипелаг

Исследователи датировали камень в монолите поздним плейстоценом, примерно 40 000 лет назад, во время последнего ледникового периода, извлекая из камня несколько фрагментов ракушек и проводя на них радиоуглеродные тесты. Неясно, когда люди превратили камень в монолит, но исследователи говорят, что разный уровень моря дает ключ к разгадке.

Карта с высоким разрешением, показывающая монолит на дне Средиземного моря. По словам исследователей, длина монолита составляет 39 футов (12 метров).(Изображение предоставлено Э. Лодоло)

Последний максимум ледникового покрова начался около 19 000 лет назад, говорят исследователи. В то время Европа была примерно на 40 процентов больше, чем сейчас, но когда ледники таяли, уровень моря поднялся примерно на 410 футов (125 м) с тех пор и до наших дней, сказал Лодоло Live Science.

«Это глобальное событие привело к отступлению береговых линий, особенно в низинах и неглубоких шельфах, таких как Сицилийский пролив», — написали исследователи в своем исследовании.

До повышения уровня моря в Средиземном море между Сицилией и современным Тунисом существовал архипелаг.Возможно, люди жили на этих островах и построили монолит, сказал Лодоло.

«[Архипелаг] был подобен мосту между европейским миром и африканским миром», — сказал Лодоло. «Вполне разумно думать, что здесь жили какие-то поселенцы».

Жители архипелага, вероятно, прибыли с Сицилии, поскольку, согласно современным исследованиям, между ними существовали сухопутные мосты на протяжении всего последнего ледникового максимума. Путешествие из Африки на архипелаг было бы более трудным, потому что их разделяло около 50 км открытого моря.

Архипелаг исчез под водой около 9500 лет назад, что позволяет предположить, что монолит был построен раньше, сказал Лодоло.

Передовые технологии

Находка подтверждает идею о том, что древние люди, которые, возможно, жили в обществах охотников-собирателей, обладали способностью создавать монолиты, сказал Лодоло. Неясно, как эти древние люди создавали монолиты, но им, вероятно, требовались передовые методы для подготовки камня. [См. Изображения каменной конструкции, спрятанной под Галилейским морем]

«Найденный монолит — сделанный из одного большого блока — потребовал резки, извлечения, транспортировки и установки, что, несомненно, свидетельствует о важных технических навыках и отличном инженерном искусстве», — исследователи написали в исследовании.«Необходимо постепенно отказываться от веры в то, что нашим предкам не хватало знаний, навыков и технологий, чтобы использовать морские ресурсы или совершать морские переходы».

Находка является «очень важным открытием», — сказал Ицхак Паз, исследователь и археолог из Управления древностей Израиля, который не принимал участия в исследовании.

Если монолит действительно создан руками человека, это предполагает, что «люди мезолита, похоже, имеют социальную систему, которая может позволить им создавать очень сложные места и возводить сложные памятники», — сказал Паз Live Science.

Это также предполагает, что артефакты древних цивилизаций могут находиться под водой, и для их раскопок могут потребоваться дайверы, как заявили Паз и Лодоло.

«Может быть, есть и другие подобные места на мелководье», — сказал Лодоло. «Возможно, чтобы найти корни цивилизации, необходимо сосредоточить исследования на мелководных районах, которые сейчас находятся под водой».

Исследование будет опубликовано в сентябрьском номере журнала «Journal of Archaeological Science: Reports».

Следуйте за Лаурой Геггель в Twitter @LauraGeggel .Следите за Live Science @livescience , Facebook и Google+ . Оригинальная статья о Live Science.

Давайте исследуем удивительные подводные города! | Исследуйте | Потрясающие мероприятия и забавные факты

Некоторые из вас, возможно, слышали о легендарном затерянном городе Атлантиде, волшебном месте, которое затонуло в океане и было потеряно навсегда.Существовал он на самом деле или нет, но под нашими морями и океанами от Египта до Ямайки было обнаружено множество настоящих затерянных городов. Давайте исследуем некоторые из этих удивительных подводных городов.

Тонис-Гераклион, Египет

Тонис-Гераклион когда-то был одним из важнейших портовых городов Средиземноморья. Теперь то, что когда-то было официальным портом въезда в Египет, находится под морем. Выкопанные спустя 1200 лет были найдены артефакты, свидетельствующие о том, что город когда-то был важным портом и торговым центром: 60 затонувших кораблей, монеты, таблички, а также множество больших каменных статуй и храмов.Никто точно не знает, как город оказался на дне моря, но считается, что он затонул после сильного землетрясения.

Шиченг, Китай

Фотография Capital Mandarin под лицензией CC BY-NC-SA 2.0

У подножия горы У Ши («Гора пяти львов») в провинции Чжэцзян, Китай, находится древний город Шичэн («Город львов»). Он был построен во времена династии Восточная Хань где-то между 25-200 годами нашей эры и был центром политики и экономики провинции.Но сейчас многие дома и храмы находятся на глубине 25-40 метров под водой. В 1959 году более 300 000 жителей были переселены, когда китайское правительство построило дамбу, и район был затоплен, в результате чего образовалось озеро Цяньдао.

Ванаку, Боливия,

Фотография Мален Халд, лицензия CC BY-NC-SA 2.0

Местные истории, передаваемые из поколения в поколение, рассказывают о давно потерянном подводном городе Ванаку, спрятанном в озере Титикака в Боливии, где может храниться драгоценное испанское золото.Похоже, истории могут быть правдой — ну, может быть, некоторые из них! Недавно было совершено более 200 погружений в высокогорное озеро, чтобы задокументировать руины древнего храмового комплекса, которые были обнаружены на дне. Возраст комплекса составляет около 1500 лет. Всего в 20 метрах под водой находятся дороги, стены, храм и террасы.

Атлит-Ям, Израиль

Фото Hanay с лицензией CC BY-SA 3.0

Атлит-Ям — это древняя затопленная деревня эпохи неолита (также известная как новый каменный век) у побережья Атлита в Израиле, которая датируется 6900–6300 гг. До н. Э. Это означает, что здания были построены более 7500 лет назад! Считается, что деревня затонула после того, как близлежащая гора Этна взорвалась, вызвав сильную приливную волну вдоль побережья. Большое поселение включает в себя каменный колодец, древние дороги, артефакты, такие как инструменты, круглые сооружения и древний каменный круг, который, возможно, использовался для поклонения.

Порт-Ройял, Ямайка

Скорее всего, когда вы думаете о Порт-Рояле на Ямайке, вы, вероятно, думаете о капитане Джеке Воробье и его знаменитых приключениях на корабле «Черная жемчужина». Но знаете ли вы, что этот город, расположенный в конце 29-километровой песчаной косы, был процветающим морским портом (да, с пиратами тоже) с населением более 7000 человек еще в 1692 году? Но даже его форты не смогли спасти Порт-Рояль от матери-природы, и 7 июня 1692 года в результате серии трех землетрясений он рухнул в море.Из первоначальных 20 гектаров города 13 гектаров остались на 2-11 метров ниже поверхности океана. В 1950-х годах подводные раскопки раскрыли историю города как археологи и обнаружили множество затонувших крепостей.

Древняя подводная «пирамида» Японии вводит в заблуждение ученых

Подводные каменные сооружения, лежащие прямо под водой у Йонагуни Дзима, на самом деле являются руинами японской Атлантиды — древнего города, затонувшего в результате землетрясения около 2000 лет назад.

Так считает Масааки Кимура, морской геолог из Университета Рюкю в Японии, который ныряет на этом месте, чтобы измерить и нанести на карту его образования более 15 лет.

Каждый раз, когда он возвращается на лодку, Кимура более чем когда-либо убежден, что под ним покоятся останки 5000-летнего города.

«Самая большая структура выглядит как сложная монолитная ступенчатая пирамида, которая поднимается с глубины 25 метров [82 фута]», — сказал Кимура, который представил свои последние теории об этом месте на научной конференции в июне.

Но, как и другие истории о затонувших городах, утверждения Кимуры вызвали споры.

«Я не уверен, что какие-либо основные элементы или конструкции представляют собой искусственные ступени или террасы, но все они естественные», — сказал Роберт Шох, профессор естественных наук и математики Бостонского университета, нырявший на этом месте. .

«Это базовая геология и классическая стратиграфия песчаников, которые имеют тенденцию ломаться по плоскостям и давать очень прямые края, особенно в области с большим количеством разломов и тектонической активностью.«

И ни Агентство по делам культуры правительства Японии, ни правительство префектуры Окинава не признают останки у Йонагуни как важные культурные ценности, — заявила представитель агентства Эмико Исида.

Ни одна из правительственных групп не проводила исследований или работ по сохранению.

Ruins Point

Yonaguni Jima — это остров, расположенный недалеко от южной оконечности японского архипелага Рюкю, примерно в 75 милях (120 км) от восточное побережье Тайваня.

Местный дайвер впервые заметил образования Йонагуни в 1986 году, после чего мыс на острове был неофициально переименован в Исэки Ханто, или Руин Пойнт.

Район Йонагуни официально владеет формациями, и туристы и исследователи могут свободно нырять на этом месте.

Некоторые эксперты считают, что это все, что осталось от Му, легендарной тихоокеанской цивилизации, которая, по слухам, исчезла под волнами.

Услышав о находке, Кимура сказал, что его первое впечатление заключалось в том, что образования могли быть естественными.Но он передумал после первого погружения.

«Я думаю, что очень трудно объяснить их происхождение как чисто естественное из-за огромного количества свидетельств влияния человека на структуры», — сказал он.

Например, Кимура сказал, что он обнаружил следы карьеров на камне, рудиментарные символы, выгравированные на резных лицах, и камни, вылепленные по подобиям животных.

«Персонажи и памятники животных в воде, которые мне удалось частично восстановить в моей лаборатории, предполагают, что культура пришла с азиатского континента», — сказал он.

«Один из описанных мною примеров подводного сфинкса напоминает китайского или древнего окинавского царя».

Кто бы ни создал город, большая его часть, по-видимому, затонула в результате одного из огромных сейсмических событий, которыми славится эта часть Тихоокеанского побережья, сказал Кимура.

Самое большое зарегистрированное в мире цунами обрушилось на Йонагуни Дзима в апреле 1771 года с предполагаемой высотой более 131 фута (40 метров), отметил он, поэтому такая судьба могла также постигнуть древнюю цивилизацию.

Кимура сказал, что он обнаружил десять построек у побережья Йонагуни и еще пять связанных построек у главного острова Окинава.В общей сложности руины занимают площадь 984 на 492 футов (300 на 150 метров).

Структуры включают руины замка, триумфальную арку, пять храмов и, по крайней мере, один большой стадион, все из которых соединены дорогами и водными каналами и частично защищены огромными подпорными стенами.

Кимура считает, что руинам насчитывается не менее 5000 лет, исходя из датировки сталактитов, найденных в подводных пещерах, которые, по его словам, затонули вместе с городом.

В структурах, похожих на руины, расположенные на близлежащем побережье, был обнаружен древесный уголь, датируемый 1600 годами назад — возможное указание на древних человеческих жителей, добавил Кимура.

Но еще труднее найти более прямые доказательства причастности человека к этому месту.

«Керамика и дерево не сохраняются на дне океана, но мы заинтересованы в дальнейших исследованиях рельефа на этом участке, который явно раскрашен и напоминает корову», — сказал Кимура.

«Мы хотим определить состав краски.Я также хотел бы провести подземные исследования ».

Natural Forces

Тору Оучи, доцент сейсмологии в Университете Кобе, поддерживает гипотезу Кимуры.

Оучи сказал, что никогда не видел тектонической активности, оказывающей такое влияние на ландшафте над или под водой.

«Я тоже нырнул и коснулся пирамиды, — сказал он. — То, что говорит профессор Кимура, нисколько не преувеличено. Легко сказать, что эти реликвии возникли не в результате землетрясений.

Шоч из Бостонского университета, тем временем, столь же уверен, что образования Йонагуни являются естественными.

Он предполагает, что отверстия в скале, которые, по мнению Кимуры, использовались для поддержки столбов, были просто созданы подводными водоворотами, пронизывающими впадины.

Ряды более мелких отверстий были образованы морскими существами, эксплуатировавшими пласт в скале, сказал он.

«Когда я впервые нырнул туда, я понял, что это не искусственное», — сказал Шох. «Это не так регулярно, как утверждают многие люди. , а прямые углы и симметрия во многих местах не складываются.

Он подчеркивает, что никого не обвиняет в преднамеренной фальсификации улик.

Но многие фотографии, как правило, дают идеальный вид на место, делая линии как можно более ровными, сказал он.

Шох также говорит он видел на этом месте то, что, по мнению Кимуры, представляет собой изображения животных и человеческих лиц.

«Профессор Кимура говорит, что видел какие-то надписи или изображения, но это просто естественные царапины на камне», — сказал он.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.