Полароиды тарковского: Полароидные снимки Андрея Тарковского

Содержание

полароиды Андрея Тарковского — Российское фото

Гениальный советский режиссер Андрей Тарковский — личность, мягко говоря, неординарная. В его творчестве, многогранном и глубоком, нашлось место и для фотографии. С 1979 по 1984 годы, собирая материал для фильма «Ностальгия», Андрей снимал на Polaroid. Эти работы вошли в книгу Instant Light, изданную в 2006-м.


Внимания Тарковского-фотографа удостоилось всё, что он любил: его семья, Воробьевы горы, тихая деревня на реке Пра, натюрморты, утренний туман и причудливая игра света в комнате.

Предисловие к альбому написал итальянский поэт, писатель, сценарист, друг Андрея Тонино Гуэрра: «В 1977 году на мою свадебную церемонию в Москве Тарковский пришел с камерой Polaroid. в руках. Он только что открыл для себя этот инструмент и, находясь среди нас, с большим удовольствием пользовался им. Он и Антониони были моими свидетелями на свадьбе. <…> В те времена и Антониони тоже часто пользовался Polaroid… Я вспоминаю, как в одной из ознакомительных поездок в Узбекистан, где мы собирались снимать фильм, который после так и не был нами сделан, он решил отдать трем пожилым мусульманам снятую для них фотографию. Старейший, бегло взглянув на снимок, вернул его со словами: „К чему останавливать время?“ <…> Тарковский часто размышлял над подобным полетом „времени“ и желал только одного: остановить его — пусть даже и быстрым взглядом из моментальных полароидных изображений».

Символично название книги: «Instant light», то есть «моментальный свет», «внезапный свет». На всех снимках Тарковского мы видим удивительно прекрасный свет. Этот свет делает волшебным самые обыкновенные сюжеты — старую ограду и развесистые деревья, пустую комнату и занавеску. Свет таланта, соединяясь с тёплым светом лета, создаёт тонкие лиричные картины, важные для понимания всего творчества режиссера.

Полароидные снимки Андрея Тарковского выставят на аукционе в Лондоне

Фотографии, сделанные советским режиссером Андреем Тарковским на фотокамеру Polaroid в СССР и Италии в 1983 году, во время работы над созданием фильма «Ностальгия», будут представлены в октябре аукционным домом Bonhams, одним из лидеров в области продажи произведений изобразительного искусства. Об этом сообщает The Guardian.

Владелец этой коллекции — сын Андрея Такровского, который ведет архив творчества своего отца. По предварительным оценкам, общая стоимость фото (они будут представлены в количестве 257 штук с тематической разбивкой на несколько лотов) может составить до пятисот тысяч фунтов.

Особенность многих из представляемых снимков — их техническое несовершенство, но именно эта характеристика делает их еще более желанными в глазах ценителей. Размытые изображения, переход насыщенного цвета в пастельные переливы безошибочно передают потустороннюю атмосферу, которую режиссер так мастерски умел создать в своих произведениях. Многие снимки содержат непосредственные отсылки к творчеству Тарковского.

Руководитель отдела русского искусства аукционного дома Bonhams Дарья Черненко рассказала в интервью о том, что для Андрея Тарковского процесс создания этих фотографий был глубоко личным. С того момента, когда в его руки впервые попал фотоаппарат Polaroid, он был с ним неразлучен.

Тарковский-младший отмечает, что отец не расставался со своей коллекцией никогда — она сопровождала его повсюду. Те фотографии, изображения на которых размыты, не были неудачными по мнению режиссера, так как от тех снимков, которые ему не нравились, он без сожаления избавлялся, сжигая их.

В 2006 году свет увидел альбом фотографий Тарковского с предисловием итальянского писателя, поэта и сценариста Тонино Гуэрра, принимавшего участие в создании «Ностальгии» и «Времени путешествия», в котором он отметил, что выдающийся режиссер часто задумывался над феноменом времени и как бы стремился на мгновение остановить его ход, запечатлевая происходящее на пленку.

Историк кино Марк Ле Фаню называет это увлечение Тарковского «страстью». Помимо столь любимой Тарковским расплывчатости, Polaroid давал ему моментальное отображение окружавшей действительности через призму объектива, что приходилось весьма кстати в процессе поиска мест для съемок.

Ностальгия по Тарковскому. Полароиды режиссера на аукционе в Bonhams

Аукционный дом Bonhams проведет 6 октября торги Nostalgia: Before and After. Будут проданы 257 фотографий из коллекции семьи русского режиссера Андрея Тарковского.

Этой осенью поклонникам Андрея Тарковского предоставится возможность приобрести осязаемые воспоминания великого режиссера. Речь идет о полароидных снимках, коллекция которых поступила в распоряжение лондонского аукционного дома Bonhams. Фотографии выставляет на торги семья режиссера, поэтому в провенансе (происхождении) лотов можно будет уверенными.

На плотных глянцевых квадратах — портреты самого Тарковского, его близких и друзей, кусочки быта, пейзажи. Вот утопающий в туманах поселок Мясное под Рязанью — тихая гавань режиссера и источник его вдохновения. Вот знаменитые термы в Тоскане. На другом снимке — жена Микеланджело Антониони (два мэтра дружили семьями), еще совсем молодая Энрика в простом черном купальнике. Или скольжение утреннего света по полумертвому букету мелких хризантем — спустя 35 лет мы видим отражение этого момента на фотографии. Большинство снимков сгруппированны для продажи в лоты по 6-10 штук и подписаны сзади автором.

Заметную часть коллекции представляют кадры со съемок фильма «Ностальгия» 1983 года, одной из последних режиссерских работ Тарковского. Название торгов Nostalgia: Before and After обозначает не только тоску режиссера по родине (дом, построенный для съемок в Италии, является точной копией дома в Мясном), но и обозначает период, когда фотографии были сделаны — с 1979 по 1984 год. Примечательно, что камера для создания моментальных фотографий Тарковского была привезена именно из Италии, где снимался впоследствии фильм, — в Советском Союзе на тот момент о существовании “Полароида” было практически неизвестно.

Близкие Тарковского рассказывали, что неугодные мастеру полароиды он уничтожал сразу, а остальные всегда возил с собой. Среди представленных кадров присутствуют и портреты самого Тарковского. Не всегда известно, кто именно его фотографировал. Это мог быть его сын Андрей, оператор «Ностальгии» Джузеппе Ланчи либо кто-то еще из ближнего окружения.

Художественное наследие Тарковского уже много лет пользуется большим интересом. Фестивали в его честь — и крупные, и местечковые — каждый год проходят по всему миру. Тарковского хорошо знают в Лондоне — городе, который может похвастаться полудюжиной сильных киношкол, где работают крупные специалисты. Спрос на Тарковского здесь часто превышает предложение. Показ «Зеркала» под открытым небом, публичная лекция о драматургии Тарковского, любительская документальная лента о режиссере «Соляриса» — желающих приобщиться к подобным мероприятиям всегда больше, чем мест и билетов.

Разумеется, такая известность влияет и на коллекционную стоимость, и на инвестиционный потенциал каждого из 257 снимков, которые хранятся сегодня в Bonhams. Их оценочная стоимость — 25-35 тысяч фунтов за девять фотографий, но есть вероятность, что в октябре финальные цифры окажутся значительно выше. Художественный талант Тарковского виден даже на самом прозаическом из его снимков. Каждый из «полароидов» — одновременно и произведение искусства, и воспоминание о покинувшем нас в доцифровую эпоху гение. Поэтому, в своем роде, — бесценен.

5 октября в Bonhams пройдет бесплатный показ «Ностальгии».  Вход свободный.

Контактная информация:

Дария Черненко
Глава отдела русского искусства Bonhams

101 New Bond Street, London, W1S 1SR, UK
T: +44 (0)20 7468 8338
[email protected]

Сын режиссера Тарковского: вокруг отца много мифов, далеких от реальности

— В Мясном дом остался таким, каким был при отце. Это мой дом, я иногда там живу, мне нравится это место, я там вырос, провел там детство. Я его открою для публики. Это будет частный музей. А рядом будет построен центр — с выставочными залами, кинозалами и с музеем, там будет воссоздан его московский кабинет, студия, где он работал. В этом центре будут проводиться ретроспективы, мастер-классы.

Я хочу, чтобы молодые люди, студенты могли изучать там кино, учиться видению определенного направления в кинематографе, в искусстве в целом. Идея в том, чтобы сделать не просто музей. Меня пугает название «музей». Это место должно жить. Это культурный центр, дом Тарковского, вокруг которого должна происходить определенная культурная жизнь, деятельность, а не просто какой-то архив.

Надеемся, что первое открытие будет в 2020 году. Рассчитываем, что постепенно в течение пяти лет вся структура заработает.

— Когда Тарковский на пресс-конференции в Милане объявил, что не вернется, это был протест? Он думал, что вернется? Ведь его не лишали ни гражданства, ни паспорта. Тяжело ли далось это решение? Сложно ли ему было жить за границей?

— Во время съемок «Ностальгии» начались определенные проблемы. Впрочем, они у него всегда были. Часть фильма должна была сниматься в России, как раз в Мясном, но он начал понимать, что его стали все больше зажимать. Когда презентация «Ностальгии» проходила в Каннах (в 1983 году), советские представители сделали все возможное, чтобы картина никакой премии не получила, дело доходило до третирования судей. Была очень неприятная ситуация. (Режиссер Сергей) Бондарчук был членом жюри. И отец немного не понял, почему советский человек так старается, чтобы не дать премию русскому фильму. Это очень его оскорбило. Он попросил дать ему три года, чтобы сделать три картины, которые он в России не смог бы сделать. Он не собирался оставаться. Ему сказали, чтобы он приехал, пообещали обсудить все на месте. Но он понял, что если приедет, то его никогда не выпустят. Он был вынужден провести эту пресс-конференцию.

Да, его не лишили гражданства. Но для себя он выбор сделал. Очень сложный. Для него чудовищно было быть оторванным от России, он очень привязанный к России человек. Свершилось пророчество фильма «Ностальгия», где герой не вернулся. Но он смог сделать «Жертвоприношение», поставить «Бориса Годунова», у него было много проектов, которые он хотел сделать, — «Жизнь святого Антония», «Гамлет», но не успел.

К сожалению, очень часто стали забывать, что такое был советский период, что такое брежневская эпоха, что такое цензура, как давили художников, как не давали работать, как люди умирали.

—  Можете рассказать о своем первом воспоминании об отце?

— Одно из первых воспоминаний как раз связано с фильмом «Зеркало». Это эпизодичные моменты. Я был на съемках, мне было два с половиной года. Помню, как снимали пожар. Как вертолет летал, который меня напугал. В эпизоде, когда (актер Анатолий) Солоницын уходит, большие порывы ветра, так это вертолет. Мне вертолет, с одной стороны, нравился, но одновременно я боялся подойти к нему. Отец брал меня на съемки, в павильоны «Мосфильма», мне было интересно. Отец был очень теплый, мягкий, любящий человек, у нас с ним были замечательные отношения. Он был ко мне привязан, я был привязан к нему.

—  Расскажите о вашей последней встрече.

— Он уехал в Париж на лечение осенью, я оставался в Италии, мне нужно было идти в школу. Через месяц его не стало (Тарковский умер 29 декабря 1989 года в Париже — ред.). До его отъезда мы вместе отдыхали на море в Кала Пиккола, в доме друга отца, продюсера Пио де Берти Гамбини. Монте-Арджентарио (регион Тоскана — ред.) — очень красивое место. Это было последнее место, где мы с ним виделись. Потом я приехал в Париж, но приехал уже на похороны.

— Отец что-то писал в дневниках или говорил о разнице подходов к съемкам фильмов в СССР и на Западе? В работе актеров, например.

Полароидные снимки Андрея Тарковского ушли с молотка в Лондоне за $81 тыс.&nbsp

За £63,7 тыс. ($81 тыс.) ушли в четверг в британской столице с молотка 18 редких полароидных снимков легендарного советского режиссера Андрея Тарковского (1932-1986). Об этом ТАСС сообщили в аукционном доме Bonhams, который устроил торги.

Всего коллекционерам было предложено 257 фотографий, поделенных на 29 лотов. В итоге были приобретены всего два лота, а 27 оказались непроданными, так как предложенная цена не достигла нижнего предела оценочной стоимости.

Два лота, нашедшие покупателей, включали в себя по девять карточек каждый. Первый был продан за £32,5 тыс. ($41 тыс.). Эти снимки были сделаны в Италии в октябре 1982 года. Многие из них — в городке Ортиколи, на некоторых запечатлена супруга режиссера Лариса Тарковская (1938-1998).

Второй лот был продан за £31,2 тыс. ($40 тыс.). На карточках — виды дома Тарковского в поселке Мясное Рязанской области. Фото были сделаны в 1981 году. Вообще же Тарковский увлекся моментальными фотографиями в 1977 году, как и многих, его восхитила возможность немедленного проявления изображения.

«Оба лота были приобретены по телефону», — сообщили в аукционном доме. Тем временем не нашли нового владельца многие фотографии, на которых запечатлены семья режиссера, снявшего такие всемирно известные фильмы, как «Ностальгия», «Сталкер», «Солярис» и «Иваново детство», его друзья — сценарист Тонино Гуэрра, режиссер Микеланджело Антониони и другие.

В аукционном доме пояснили столь больше количество непроданных лотов тем, что сделанные Тарковским полароидные снимки выставляются на продажу впервые, и поэтому точно определить их рыночную стоимость было непросто.

«Несмотря на то, что был огромный интерес в мире, как со стороны возможных участников аукциона, так и прессы, полароиды Тарковского никогда ранее не выставлялись на торги. Именно поэтому возможности предварительно оценить, как рынок отреагирует на них не было», — сообщила корр. ТАСС директор русского отдела Bonhams Дарья Черненко.

Видео дня. 10 фактов о Безрукове, о которых мало кто знает

Неизвестные фотографии Андрея Тарковского и рисунки Отара Иоселиани на выставке «Ближний круг»

10 февраля 2014 года в галерее «Дом Нащокина» открылась выставка «Ближний круг». Впервые появилась возможность непосредственно увидеть ранее не экспонировавшиеся полароидные снимки Андрея Тарковского, скульптуры и рисунки Тонино Гуэрры, рисунки Отара Иоселиани и многое другое.

12.02.2014, 11:39



Экспозиция выставки посвящена памяти искусствоведа и историка культуры, мирового специалиста в области творчества Андрея Тарковского Паолы Волковой, и включает в себя работы Тарковского и его «близкого круга». Основой экспозиции стали полароидные снимки режиссера, впервые представленные в Москве, фотографии из его фильмов и семейного архива, переписка Андрея с Тонино Гуэррой, выдержки из дневников, статей и воспоминаний о нем.

Также гости открытия смогли увидеть рисунки, скульптуру и живопись Тонино Гуэрра, фотографии Юрия Роста, коллажи, графику, кадры из фильмов и фотографии из личного архива семьи Параджановых. Впервые были выставлены рисунки Отара Иоселиани в сопровождении его текстов, фотографий их раскадровок к его фильмам. Дополнили выставку работы Рустама Хамдамова.

Увидеть эту уникальную творческую среду можно будет в галерее «Дом Нащокина» с 11 февраля по 30 марта. Во время работы выставки будут организованы показы фильмов знаменитых режиссеров, лекции и авторские вечера.

 

О полароидных снимках Андрея Тарковского

Идею снимать на «Полароид» Андрей Тарковский подхватил у Микеланджело Антониони в конце 1970-х. Андрей Тарковский много фотографировал Италию, когда вместе со сценаристом Тонино Гуэррой путешествовал по стране в поисках интересной натуры для съемок «Ностальгии»: черепичные крыши, распахнутые ставни и холмистые пейзажи Тосканы. Гораздо больше пышных барочных соборов его привлекали величественные старинные руины. «Ностальгию» он снял в полуразрушенном готическом аббатстве Сан-Гальгано, недалеко от Сиены. А утренний туман, густой, как над рекой в любимой деревне Мясное, Андрей Тарковский нашел в итальянской глубинке Баньо-Виньони. Режиссер вел свой визуальный дневник в виде полароидных снимков достаточно долгое время, и при всей их документальности они необыкновенно романтичны и художественны. 

 

 


Еще по теме:
Художники

Просмотров: 6174

Оставить комментарий

Поляроиды Андрея Тарковского: Тайна повседневной жизни

[ Сталкер ]. Зрители привыкли к упрощенной драме. Всякий раз, когда на экране появляется момент реализма, момент истины, за ним сразу же следуют голоса, объявляющие его «сбивающим с толку». Многие думают о Stalker как о научно-фантастическом фильме. Но этот фильм основан не на фэнтези, а на кинематографическом реализме. Попробуйте принять его содержание как запись одного дня из жизни трех человек, попробуйте увидеть его на этом уровне, и вы не найдете в нем ничего сложного, загадочного или символического.( Андрей Тарковский говорит , 1981)

«Тарковский для меня величайший [из всех нас], — сказал однажды режиссер Ингмар Бергман, — тот, кто изобрел новый язык, соответствующий природе кино, поскольку он отражает жизнь как отражение, жизнь как мечту. . »

Андрей Тарковский, Иваново детство (натюрморт), 1962 г.

Свен Нюквист и Андрей Тарковский (Фото Ларса-Олофа Лётвалла любезно предоставлено Nostalghia)

Андрей Тарковский и Маргарита Терехова на съемочной площадке Зеркало.

Хотя я был знаком с фильмами Тарковского, до сегодняшнего дня я никогда не видел этих сочных снимков, сделанных режиссером. (Спасибо Сигрун Ходне, которая ведет блог Sub Rosa в Норвегии, за то, что она предупредила меня о неподвижных изображениях Тарковского).

Эти 60 фотографий были сделаны Тарковским в России и Италии в период с 1979 по 1984 год и вошли в книгу Instant Light: Tarkovsky Polaroids . Как видите, Тарковский так же хорошо разбирался в фотополяроидах, как и в кино.Его внимательный взгляд очевиден в этих русских и итальянских пейзажах с их глубокими тенями и мерцающим солнечным светом, а также в интимных моментах, запечатленных Тарковским с женой, сыном и собакой.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.


Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Мгновенный свет: поляроиды Тарковского из Темзы и Гудзона, 2006 г. (Фото любезно предоставлено Constellation Cafe)

Этот отрывок из введения « Instant Light: Tarkovsky Polaroids », написанного Тонино Герра, описывает увлечение Тарковского полароидом:

На моей свадьбе в Москве в 1977 году у Тарковского в руке был фотоаппарат Polaroid, и он с удовольствием передвигался с этим прибором, который обнаружил совсем недавно.Он и Микеланджело Антониони были моими свидетелями на свадьбе, и, как тогда было принято, они сами выбрали музыку для оркестра, когда пришло время подписывать свидетельство о браке. Они выбрали Голубой Дунай.

Антониони в то время тоже широко использовал поляроид, и я помню, что во время разведки в Узбекистане для фильма, который в конце концов мы так и не сняли, он хотел дать трем пожилым мусульманам фотографию, которую он сделал. Старший, бросив беглый взгляд на изображение, вернул его ему, сказав: «Зачем останавливать время?» Мы застыли в изумлении, потеряв дар речи от этого необычного отказа.

Тарковский часто размышлял о том, как летит время, и именно этого он хотел: остановить его, даже с помощью этих быстрых снимков Polaroid. Меланхолия видеть вещи в последний раз — это таинственная и поэтическая сущность, которую оставляют нам эти образы. Как будто Андрей хотел поскорее передать свое удовольствие другим. И они чувствуют себя нежным прощанием.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Мгновенный свет: поляроиды Тарковского из Темзы и Гудзона, 2006 г. (Фото любезно предоставлено Белградским книжным магазином)

Поляроид Андрея Тарковского из книги «Мгновенный свет: Тарковские поляроиды Темзы и Гудзона».

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.

Polaroid Андрея Тарковского из книги Instant Light: Tarkovsky Polaroid from Thames and Hudson.


Мгновенный свет: поляроиды Тарковского из Темзы и Гудзона , 2006 г. (Фото любезно предоставлено Constellation Cafe)

«Современная массовая культура, нацеленная на« потребителя », цивилизацию протезирования, калечит души людей, — писал Тарковский, — устанавливая барьеры между человеком и важнейшими вопросами его существования, его осознанием себя как духовного существа.”

Работы Тарковского пропитаны духовностью — большим чувством взаимосвязанности, чувством обретенной красоты в несовершенном мире.

«Что такое искусство?» — спросил Тарковский. «Как признание в любви: сознание нашей зависимости друг от друга. Признание. Бессознательный акт, который, тем не менее, отражает истинный смысл жизни — любовь и жертву ».

Если вы хотите глубже изучить мир Тарковского, книги Instant Light: Tarkovsky Polaroids и «Скульптура во времени: великий российский кинорежиссер обсуждает свое искусство» доступны здесь или в вашем местном книжном магазине.

Обновление на диске членства Gwarlingo

Спасибо всем читателям, которые внесли свой вклад в Gwarlingo Membership Drive. Вместо того, чтобы продавать рекламодателям, я вместо этого «продаю» своим читателям! На данный момент 125+ читателей Gwarlingo внесли свой вклад, и 12 000 долларов из запланированной суммы в 15 000 были собраны. Если вы еще не сделали пожертвование, вы можете посмотреть мое видео и все награды для участников, включая некоторые работы ограниченного выпуска, здесь, на сайте Gwarlingo.

Будьте в курсе последних новостей поэзии, книг и искусства, доставив Gwarlingo на ваш почтовый ящик. Это просто и бесплатно! Вы также можете следить за Гварлинго в Twitter и Facebook.

Тарковский Поляроиды Андрея Тарковского

Недавно я провел день с тремя книгами: «Чувство истории» , беседа между швейцарским архитектором Петером Цумтором и историком Мари Лендинг; Instant Light , фотокнига, в которой собраны поляроиды русского режиссера Андрея Тарковского, и Huishoudkunde («Отечественная наука»), сборник стихов фламандского писателя Макса Теммермана.Приятно, как эти книги совершенно неожиданно нашли отклик друг у друга.

Книга Zumthor посвящена, прежде всего, двум норвежским проектам, задуманным на основе явно исторических данных: Музей цинковой шахты Аллманажувет и Мемориал Стейлнесет (в память о погибших в результате судебных процессов над колдовством 17 века). Есть также более второстепенные размышления о так и не реализованном дизайне берлинской Topographie des Terrors, Музея Колумбии в Кельне и проектируемого Художественного музея округа Лос-Анджелес (LACMA).Своими зданиями и сооружениями Цумтор хочет стимулировать способность посетителей к «эмоциональному обучению», вызывать чувство утраченного времени, побуждать их не просто смотреть на место, но и внутрь него. «Я считаю, что это больше связано с созданием ощущения отсутствующих вещей, чем с созданием ощущения присутствия потерянных вещей».

Переход к сборнику стихов Теммермана, который вращается вокруг таинственных и приземленных образов домашнего обихода и того, как они связывают нас с историческим присутствием.Одно из стихотворений — «Созвездия близости» — гласит (в моем собственном переводе):

Поверхность счастья кажется
затемненной комнатой, наполненной светящимися лампами.
Глухие устройства
объединяют созвездия присутствия.
Пульты дистанционного управления, ноутбуки и принтеры,
стиральные машины и телевизоры,
образуют галактики защиты,
— успокаивающий электронный лабиринт.
Прошлое мерцает поблизости.
Кто-то был здесь раньше.
Я могу прочитать его следы.

Back to Zumthor, который описывает одно из зданий, которые являются частью проекта Allmanajuvet, как более традиционный музей: «В галерее показаны предметы, найденные в шахте, такие как ведра, кубики динамита и горные инструменты. Экспозиция напоминает музей девятнадцатого века с небольшими стеклянными витринами — своего рода исторический музей на месте. Объекты освещаются дневным светом, который просачивается в черные ящики через узкие шахты сверху. Это свет, который когда-то упал на это скромное горнодобывающее оборудование.”

Так приятно, что архитектор и поэт натыкаются друг на друга, ища обнадеживающие следы ушедших других, в комнате, в которой тьма перемежается крошечными островками освещенного мира.

Вперед, Тарковскому, который в дальнейшем был большим любителем мгновенной камеры Polaroid. Картины великолепны, мимолетны, химеричны, насыщены ярко выраженными зеленоватыми, голубоватыми и желтоватыми оттенками.

Также Тарковский считает себя преемником, человеком, который принадлежит к определенной традиции и поддерживает ее.Тогда акт воспоминания становится неотъемлемой частью творческого акта. Он связывает потенциально болезненное прошлое с фундаментальным утверждением, встроенным в художественный образ. Для Тарковского, «вспоминание — это выбор любви и милосердия, игра веры и надежды, которая освобождает сердце от боли событий, которые теперь закончились, умерли и закончились, к открытости нового, иного образа жизни, который все еще связан с настоящим ».

Я возвращаюсь во вселенную Теммермана с его стихотворением «Благородство поколений»:

В нашем саду растут древние деревья.
В моей спальне спали отцы
моего отца. Фразы, которые я никогда не произнесу,
, с глупым апломбом
катятся по моим губам, как будто из уст
чревовещателя. Когда разгар лета
года и часы остаются, тогда вопрос
поднимается прямо в небеса: чьей жизнью мы живем?
Зимой нет времени на эти заботы.
В дни холодного заточения мы с надеждой думаем о
, как о пациенте, о том, что нам прописали
. Ничего не закончено
и поэтому мы идем дальше, с отставкой
наборщика.Из поколения в поколение
в поколение: мы передаем знания и дальше.

Тарковский: «Настоящий художник всегда служит бессмертию, стремясь увековечить мир и человека внутри мира».

Zumthor: «Существенным для понятия эмоциональной реконструкции, как я использую этот термин, является то, что она обладает качеством общего опыта. Я могу составить произведение архитектуры из материалов, света, тени и звука и придать ему присутствие, которое большинство людей могло бы связать с чем-то в их личном ландшафте эмоций.Мы все откуда-то родом, все мы полны очень личных образов, которые нам дороги; мы все полны истории ».

Итак, мы находим трех художников, работающих в разных медиа — неподвижном и движущемся изображении, письменном слове, материализованном пространстве — чтобы установить мосты между прошлым, настоящим и будущим, между идиосинкразическим и универсальным, между защитой и разоблачение, судьба и непредвиденные обстоятельства.

Я даю последнее слово Максу:

Футуризм

Здесь присутствует поэзия, прямолинейная
и негибкая как схема.
Но есть еще маленькая печаль, почти незаметная.
Едва больше, чем слово.
А мы продолжаем крен. Ничего не будет
, как никогда не было.
Начинается сейчас. И сейчас. И сейчас.
Каждый — воспоминание.
И каждое воспоминание
— это пейзаж в пейзаже.

Примечание: я опубликовал идентичный обзор каждой из трех упомянутых книг. Некоторые конкретные комментарии о книге Тарковского. Прекрасная концепция с кратким вступлением сценариста Тонино Герра, щедрый выбор поляроидов, дополненный заметками из дневников Тарковского и других публикаций, а также компактное, продуманное заключительное эссе Джованни Кьярамонте (который редактировал картины вместе с Тарковским).Изображения хорошо напечатаны, по одному поляроиду на страницу. Слой точечного лака красиво приподнимает изображения со страницы. Однако качество бумаги оставляет желать лучшего. Версия в мягкой обложке была опубликована в 2006 году, но края страниц уже желтеют, как и некоторые пустые, незапечатанные области на обратной стороне страниц с изображениями.

Поляроиды Андрея Тарковского | Русское искусство + культура

Фонд Андрея Тарковского, Флоренция

Андрея Тарковского многие считают одним из величайших режиссеров, которых когда-либо видел мир.Хотя он снял всего восемь художественных фильмов до того, как его жизнь трагически оборвалась из-за рака, в возрасте 54 лет каждый из них является художественным шедевром и важной вехой в мировом кино. На этой выставке представлена ​​подборка снимков из его портфолио «Поляроид», созданных совместно с архивом Фонда Тарковского во Флоренции, который хранится сыном режиссера Андреем А. Тарковским.

Фонд Андрея Тарковского, Флоренция

, в том числе ныне выдающийся сценарист Тонино Гуэрра — все фотографии демонстрируют исключительные композиционные и визуально-поэтические способности этого мастера-имиджмейкера.Многие из созданных в России поляроидов дополняют и расширяют личные образы Зеркала (1974). Не менее плодотворное перекрестное оплодотворение проявляется в изображениях, сделанных в Италии, когда он путешествовал с Тонино Гуэрра и готовил «Ностальгию» (1983). Действительно, с тех пор, как Микеланджело Антониони впервые подарил Андрею Тарковскому фотоаппарат Polaroid в 1970-х годах, он редко покидал его.

«Какими бы личными ни были эти фотографии, я уверен, что каждый, кто их увидит, оценит их по достоинству и сможет относиться к ним.Работал ли он с Polaroid или в кино, мой Отец создавал художественные образы, сила которых заключается в их прямом воздействии, в том, как создатель и зритель становятся духовно единым целым. Как он сам сказал: «Образ — это не какая-то идея, выраженная режиссером, а целый мир, отраженный в капле воды. В одной капле воды! »

— Андрей Анатольевич Тарковский, сын Андрея Тарковского, Флоренция, 2007

Поляроиды Андрея Тарковского

Андрея Тарковского многие считают одним из величайших режиссеров, которых когда-либо видел мир.Хотя он снял всего восемь художественных фильмов до того, как его жизнь трагически оборвалась из-за рака, в возрасте 54 лет каждый из них является художественным шедевром и важной вехой в мировом кино. На этой выставке представлена ​​подборка снимков из его портфолио «Поляроид», созданных совместно с архивом Фонда Тарковского во Флоренции, который хранится сыном режиссера Андреем А. Тарковским.

Снятые в России и Италии в период с 1979 по 1984 год, от романтических пейзажей и изученных портретов до частных снимков семьи и друзей художника, включая покойного выдающегося сценариста Тонино Герра, — все фотографии демонстрируют исключительную композиционную и визуально-поэтическую способность этого художника. мастер имиджмейкер.Многие из созданных в России поляроидов дополняют и расширяют личные образы Зеркала (1974). Не менее плодотворное перекрестное оплодотворение проявляется в изображениях, сделанных в Италии, когда он путешествовал с Тонино Гуэрра и готовил «Ностальгию» (1983). Действительно, с тех пор, как Микеланджело Антониони впервые подарил Андрею Тарковскому фотоаппарат Polaroid в 1970-х годах, он редко покидал его.

«Какими бы личными ни были эти фотографии, я уверен, что каждый, кто их увидит, оценит их и сможет понять их.Независимо от того, работал ли он с Polaroid или в кино, мой Отец создавал художественные образы, сила которых заключается в их прямом воздействии, в том, как создатель и зритель становятся духовно единым целым. Как он сам сказал: «Образ — это не какая-то идея, выраженная режиссером, а целый мир, отраженный в капле воды. В одной капле воды! »

— Андрей Анатольевич Тарковский, сын Андрея Тарковского, Флоренция, 2007

Сан-Грегорио, 24 июня 1984 г. © Андрей Тарковский

Об Андрее Тарковском

Андрей Арсеньевич Тарковский родился 4 апреля 1932 года в селе Завражье на Волге.Он был сыном поэта Арсения Тарковского и Марии Ивановны Вишняковой. Андрей Тарковский изучал арабский язык в Московском институте восточных языков с 1951 по 1954 год и геологию в Сибири, прежде чем поступить в знаменитую московскую киношколу ВГИК в 1959 году. В 1960 году он сделал краткий диплом, получивший приз, «Паровой каток и скрипка». В начале 1980-х Андрей Тарковский навсегда уехал из России. Несколько оставшихся лет его жизни были изнурены постоянной борьбой с советскими властями за то, чтобы позволить его семье, особенно его маленькому сыну Андрею, присоединиться к нему.

Его кинематографическая карьера снова началась в Италии, где он следил за телевизионным документальным фильмом «Tempo di viaggio» (1983) со своим самым успешным со времен «Зеркала» фильмом «Ностальгия», написанным в сотрудничестве с выдающимся сценаристом Тонино Гуэрра. К моменту начала работы Андрея Тарковского над своим последним фильмом «Жертвоприношение» он тяжело болел раком. Он умер 29 декабря 1986 года и был похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Куратор этой выставки — Аня Стоунелаке, основательница White Space Gallery, при поддержке фонда Built Environment Trust.Авторские права на изображения и текст: Институт Андрея Тарковского, Флоренция, Италия.

Оригинальные поляроиды теперь демонстрируются в Музее кино в Амстердаме.

ТАИНСТВЕННЫЙ МИР ПОЛЯРОИДОВ АНДРЕЯ ТАРКОВСКОГО

«Никогда не пытайтесь донести свою идею до зрителей, — сказал российский кинорежиссер Андрей Тарковский, — это дело неблагодарное и бессмысленное. Покажите им жизнь, и они найдут в себе средства оценить и оценить ее ».

« Я предпочитаю выражаться метафорически.Подчеркну: метафорически, а не символически. Символ содержит в себе определенный смысл, определенную интеллектуальную формулу, а метафора — это образ. Изображение, обладающее теми же отличительными чертами, что и мир, который он представляет. Изображение — в отличие от символа — имеет неопределенное значение. Нельзя говорить о бесконечном мире, применяя определенные и конечные инструменты. Мы можем анализировать формулу, составляющую символ, в то время как метафора — это бытие внутри себя, это моном.Он разваливается при любой попытке прикоснуться к нему.

Эти слова известного российского кинематографиста иллюстрируют суть его творчества и перспективу. В связи с этим мы также можем взглянуть на его элегическую коллекцию полароидных фотографий его друзей и семьи, сделанных между 1979 и 1984 годами в его родной России и Италии, где он провел время в политической изгнании.

ПОЛАРОИД ПО А.Тарковским из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроидов ОТ THAMES И HUDSONPOLAROID BY А.Тарковский из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроидов ОТ THAMES И HUDSONPOLAROID BY А.Тарковский из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроидов ОТ THAMES И HUDSONPOLAROID BY А.Тарковских из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроиды оТ THAMES И HUDSONPOLAROID BY А.Тарковский из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроидов оТ THAMES И HUDSONPOLAROID BY А.Тарковский из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроидов оТ THAMES И HUDSONPOLAROID BY А.Тарковский из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроиды ОТ THAMES И HUDSONPOLAROID BY А.Тарковский из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроидов ОТ THAMES И HUDSONPOLAROID BY А.Тарковский из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроидов ОТ THAMES И HUDSONPOLAROID BY А.Тарковский из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроидов ОТ Т Hames И HUDSONPOLAROID ПО А.Тарковский из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроиды ОТ THAMES И HUDSONPOLAROID ПО А.Тарковское из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроиды ОТ THAMES И HUDSONPOLAROID ПО А.Тарковское из книги Мгновенного света — ТАРКОВСКИЙ поляроиды ОТ THAMES И HUDSONPOLAROID АНДРЕЙ ТАРКОВСКИЙ ИЗ КНИГИ МГНОВЕННЫЙ СВЕТ — ТАРКОВСКИЕ ПОЛЯРОИДЫ ОТ ТЕМА И ХУДСОНАНДРА ТАРКОВСКОГО НА СЪЕМКЕ МИРРОРАНДРЕЯ ТАРКОВСКОГО, ИВАНЬЕ ДЕТСТВО (STILL), 1962АНДРЕЙ ТАРКОВСКИЙ, 1979 (900) ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: PYGMALION KARATZAS ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ ИНТЕГРАЛЬНЫХ ЛИНЗ №4: THIBAULT ROLAND

Великолепный поляроидный дневник режиссера Андрея Тарковского

«Должно быть какое-то давление; художник существует, потому что мир несовершенен.Искусство было бы бесполезным, если бы мир был совершенен, поскольку не искал бы гармонии, а просто жил бы в ней. Искусство рождено из плохо продуманного мира ». — Андрей Тарковский

Андрей Тарковский, российский художник, которого многие считают одним из самых артистичных режиссеров в истории кинематографа, вел дневник фотографий Polaroid, запечатлевших части своей жизни.

Тарковский, писатель, киноредактор, теоретик кино, оперный режиссер, а также режиссер, основал свое наследие на обширных и поэтических темах своих фильмов.Его использование драматических дублей, разреженной и страстной структуры сделало его пионером медленного кино.

У русских было много кумиров, одним из них был Ингмар Бергман, который позже сказал о художнике: «Тарковский для меня величайший, тот, кто изобрел новый язык, верный природе, поскольку он отражает жизнь как отражение. , жизнь как мечта »на вопрос о наиболее значимых фигурах кино.

Тарковский был активен до своей смерти в 1986 году, сняв семь известных полнометражных фильмов и три короткометражных фильма.Спустя 20 лет после его смерти, в 2006 году, была опубликована книга из 60 фотографий Instant Light, Tarkovsky Polaroids , сделанных самим человеком в России и Италии в период с 1979 по 1984 год.

«В 1977 году на моей свадебной церемонии в Москве Тарковский появился с фотоаппаратом Polaroid», — сказал однажды итальянский поэт, писатель и сценарист Антонио «Тонино» Герра. «Он совсем недавно открыл для себя этот инструмент и с большим удовольствием использовал его среди нас. Тарковский много думал о «бегстве» времени и хотел сделать только одно: остановить его — пусть даже на мгновение, на снимках камеры Polaroid », — продолжил он.

Во введении к книге Герра добавил: «Тарковский часто размышлял о том, как летит время, и хотел остановить его, даже с помощью этих быстрых снимков Polaroid. Меланхолия видеть вещи в последний раз — это таинственная и поэтическая сущность, которую оставляют нам эти образы. Как будто Андрей хотел поскорее передать свое удовольствие другим. И они чувствуют себя нежным прощанием ».

Результатом создания книги Polaroid стала коллекция, отобранная итальянским фотографом Джованни Кьярамонте и сыном Тарковского Андреем А.Тарковский.

Вот избранные его работы:

VERTIGO | Мгновенный свет: поляроиды Тарковского

Джеймс Нортон

Определение фотографии как «запоминающего зеркала» может относиться и к кино Андрея Тарковского. Теперь, после публикации этого красиво оформленного альбома из 60 снимков, снятых покойным российским кинорежиссером, мы можем наблюдать, как он останавливает время на неподвижных фотографиях. Это не просто эфемеры для преданных.Было бы слишком много ожидать, что снимки, сделанные такой камерой, которая допускает такой небольшой эстетический или технический контроль, когда-либо смогут соответствовать восторженным визуальным эффектам и духовной напряженности фильмов Тарковского, и тем не менее они делают именно это.

Книга разделена между фотографиями, сделанными в России и Италии с 1979 по 1984 год. Изображения в первом разделе, в основном сделанные осенью, содержат лучистую меланхолию удлиняющихся теней и деревьев, вырисовывающихся сквозь туманные рассветы возле загородной дачи Тарковского, вместе с портретами. о своей жене, сыне и собаке, наполненных ностальгией по цитатам из его более поздних дневников, когда он жаждет воссоединиться с ними из своего изгнания в Европе.

Если пейзажи в первой половине книги знакомы по шедевру Тарковского « Mirror », то те, что были сняты в Италии, охватывают локации Nostalgia , исследованные вместе с писателем Тонино Герра; изысканные натюрморты и мерцающие руины, сопровождаемые по тексту пылкими заявлениями о миссии, которые мало кому из других режиссеров сошло с рук.

Книга завершается фотографиями из личной коллекции Тарковского, включая пророческое изображение молодого Андрея, позирующего перед зеркалом, ошибочно названного его отцом-поэтом Арсением.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *