Портрет пастернака в хорошем качестве – 10 фактов о художнике, которому позировали Толстой и Эйнштейн

Содержание

Борис Пастернак и живопись

Борис Леонидович Пастернак родился 29 января [10 февраля] 1890 года в Москве — умер 30 мая 1960 в Переделкино.

«В сущности, едва ли не все произведения Бориса Леонидовича Пастернака были сочинения об искусстве: стихи, проза, письма…» В.Ф.Асмус, «Творческая эстетика Бориса Пастернака.
Начну с … портрета, написанного отцом Бориса, художником Леонидом Борисовичем Пастернаком, ну и с того, что самой мне кажется важным — об умении прощать.


1917. Портрет работы Леонида Пастернака

Учись прощать… Молись за обижающих,
Зло побеждай лучом добра.
Иди без колебаний в стан прощающих,
Пока горит Голгофская звезда.
Учись прощать, когда душа обижена,
И сердце, словно чаша горьких слез,
И кажется, что доброта вся выжжена,


Ты вспомни, как прощал Христос.
Учись прощать, прощать не только словом,
Но всей душой, всей сущностью своей.
Прощение рождается любовью
В творении молитвенных ночей.

Учись прощать. В прощеньи радость скрыта.
Великодушье лечит, как бальзам.
Кровь на Кресте за всех пролита.
Учись прощать, чтоб ты был прощен сам.

1952 год
О чем подумалось, читая стихотворение Бориса Леонидовича Пастернака с практичеки библейским содержанием? Мне о многом, о его бедах, обидах, о том, что с ним поступили почти так же, как Каин поступил с Авелем… А он все это терпел… И, наверное, действительно простил… И вспомнился другой библейский сюжет, которому отдали должное многие замечательные художники — прощение отцом заблудшего, загулявшего, ленивого и недостойного сына, приползшего к отцу только тогда, когда не осталось у него другого выбора… и ОТЕЦ простил, возложил руки и простил… Думаю, что и я, и остальные, да и Пастернаки, и отец, и сын, выбирая из множества картин «Прощение блудного сына» выбрали бы именно Рембрандта.


Рембрандт, 1669 год «Возвращение блудного сына».1668-69.Гос.Эрмитаж.

Рембрандт. 1636 год. Офорт «Возвращение блудного сына»
1636 год. Офорт «Возвращение блудного сына» (700×685, 277Kb)
Почему? Кроме того, что это самое лучшее воплощение сюжета самым талантливым автором, пропустившим многое через свою собственную жизнь, и блестяще передавший нам свои чувства и мысли, есть еще одно обстоятельство. Не надо забывать, что Леонид Пастернак в 1923 году в берлинском издательстве С.Д. Зальцмана опубликовал философско-эстетическое эссе «Рембрандт и еврейство в его творчестве», написанное Леонидом Осиповичем еще в Москве. Аот цитата, показывающая нам отношение отца Бориса к этому художнику: «А вот и Рембрандт… и я, как поражённый неожиданным чем-то, стою… и всё ещё стою, не двигаясь, с занявшимся дыханием перед единственным в своём роде «Благословением Якова»… По мастерству живописи, трактовке и гармонии тонов это один из лучших его шедевров, потому что в нём все отличительные свойства Рембрандтовского обаяния сошлись с исключительною полнотой и тонкостью, и никакой репродукции этого не передать… Я уходил и снова возвращался к нему. Начальный мой восторг, естественный у художника перед таким живописным шедевром, стал отступать перед более сильным душевным волнением. Где-то в глубине души что-то было затронуто… Иное, более родное, интимное зазвучало и заволокло всё остальное…» Это о Благоговении Якова, но суть не в картине, в художнике, его видении жизни. Думаю, что и Борис разделял вкусыы отца. И это связывает и самого Бориса Пастернака с Рембрандтом. Блудного сына Рембрандт написал в конце своей жизни, и лет ему было почти столько-же, сколько Борису Пастернаку, когда он написал приведенное стихотворение. К концу жизни люди, как правило, становятся более мудрыми. И мудрость стихотворных строк перекликается с мудростью, прощающей того, кто принес столько тревог и волнений, и ласковые прикосновения отца, выплакавшего все глаза, молясь за сына, выдают ту огромную любовь, которую он чувствует в заблудшему и огорчавшему его ребенку, и не важно, что ребенок уже давно повзрослел. Обратите внимание на то, что ранний Рембрандт, молодой, в возрасте Христа, в своем офорте трактует эту сцену иначе: информацию мы считываем с лиц и мимики участников сцены. В предсмертном Рембрандте все скупо, а впечатление от увиденного намного сильнее.

И раз уж я заговорила об отце — художнике Леониде Пастернаке, то было бы невежливым не сказать и о его замечательной матери — известной пианистке Розалии Кауфман, привившей своим детям любовь к музыке, нет не только любовь. Она создала в доме такую атмосферу, что в ней наравне уживались любовь друг к другу с любовью к искусству.


Л.О. Пастернак. Автопортрет с женой.


Л.О.Пастернак. Розалия Исидоровна за роялем при свечах. 1892г.
Позже Б. Л. Пастернак писал: «Больше всего на свете я любил музыку, больше всех в ней — Скрябина.» («Охранная грамота», ч. I, гл. 3).


Л.О.Пастернак. Портрет А.Н.Скрябина. Итальянский карандаш. 30 октября 1913 г.

Возможно, именно из-за этой атмосферы первой женой поэта была художница, второй стала жена музыканта
Евгении были посвящены вот эти строки:
«О, как она была смела,
Когда едва из—под крыла


Любимой матери, шутя,
Свой детский смех мне отдала,
Без прекословий и помех
Свой детский мир и детский смех,
Обид не знавшее дитя,
Свои заботы и дела».

Они прожили вместе десять лет, но наступило «последнее счастливое лето», как вспоминает о лете в Ирпене их сын Евгений Борисович. Это было лето перемены в судьбе поэта.

«Мне Брамса сыграют,- тоской изойду.

Я вздрогну, и вспомню союз шестисердый,

Прогулки, купанье и клумбу в саду.

Художницы робкой, как сон, крутолобость,

С беззлобной улыбкой, улыбкой взахлеб,

Улыбкой, огромной и светлой, как глобус,

Художницы облик, улыбку и лоб.»


Евгения Пастернак Портрет Бориса, Берлин, 1922 г.

Мне Брамса сыграют, – я сдамся,
я вспомню
Упрямую заросль, и кровлю, и вход,
Балкон полутемный и комнат
питомник,
Улыбку, и облик, и брови, и рот.
В 1931 году, после этого лета, звуки разучиваемого Геноихом Нейнаузом концерта Брамса стали напоминанием о начале любви к жене Нейгауза. Так бывает в жизни…
Именно Зинаиде посвящено знаменитое:


«Любить иных – тяжелый крест,
А ты прекрасна без извилин,
И прелести твоей секрет
Разгадки жизни равносилен.
Весною слышен шорох снов
И шелест новостей и истин.
Ты из семьи таких основ,
Твой смысл, как воздух,
бескорыстен.
Легко проснуться и прозреть,
Словесный сор из сердца вытрясть
И жить, не засоряясь впредь.
Все это – не большая хитрость».
И это счастье было длинною в тридцать лет…

А потом была Ольга Ивинская, Лара, и родились стихи, вошедшие в роман «Доктор Живаго».


Свидание

«Снег на ресницах влажен,
В твоих глазах тоска,
И весь твой облик слажен
Из одного куска.
Как будто бы железом,
Обмокнутым в сурьму,
Тебя вели нарезом

По сердцу моему».
И в нем навек засело
Смиренье этих черт,
И оттого нет деоа,
Что свет жестокосерд» ..

Ну, вот, мы опять вернулись к источнику бед Бориса Пастернака. Но закрывать книгу не хочется, там, на последних страницах еще много стихов.
«Осталось несколько минут,


И тишь наступит гробовая.
Но, раньше чем они пройдут,
Я жизнь свою, дойдя до края,
Как алавастровый сосуд,
Перед тобою разбиваю.»


Тициан Кающаяся Магдалина 1560-е, Эрмитаж

Ну и опять вернусь к «Охранной грамоте». К путешествию в Венецию. Кто из нас не мечтал о Венеции, кто не представлял еще с детства встречи с ней? Вот и Борис Пастернак так описывает первые минуты пребывания в ней: » Я НЕ СРАЗУ ПОНЯЛ, ЧТО ИЗОБРАЖЕНИЕ ВЕНЕЦИИ И ЕСТЬ ВЕНЕЦИЯ. Что я — в ней, что это не снится мне». Охранная грамота, глава часть 2,гл.13. Далее , пропустив абзац, читаем: » Катер потел и задыхался, утирал нос и захлебывался, и тою же невозмутимой гладью, по которой тащились его затонувшие усы, плыли по полукругу, постепенно от нас отставая, дворцы Большого канала. Их зовут дворцами и могли бы звать чертогами, но все равно никакие слова не могут дать понятья о коврах из цветного мрамора, отвесно спущенных в ночную лагуну, как на арену средневекового турнира.


Есть особый елочный восток, восток прерафаэлитов. Есть представленье о звездной ночи по легенде о поклоненьи волхвов. Есть извечный рождественский рельеф: забрызганная синим парафином поверхность золоченого грецкого ореха. Есть слова: халва и Халдея, маги и магний, Индия и индиго. К ним надо отнести и колорит ночной Венеции и ее водных отражений.»


Карпаччо Витторе (Carpaccio Vittore)

ВЕНЕЦИЯ
Я был paзбужeн спoзapaнку
Щeлчкoм oкoннoгo стeклa.
Paзмoкшeй кaмeннoй бapaнкoй,
В вoдe Вeнeция плылa.
Всe былo тиxo, и, oднaкo,
Вo снe я слышaл кpик, и oн
Пoдoбьeм смoлкнувшeгo знaкa
Eщe тpeвoжил нeбoсклoн.
Oн вис тpeзубцeм Скopпиoнa
Нaд глaдью стиxшиx мaндoлин
И жeнщинoю oскopблeннoй,
Быть мoжeт, издaн был вдaли.
Тeпepь oн стиx и чepнoй вилкoй
Тopчaл пo чepeнoк вo мглe.
Бoльшoй кaнaл с кoсoй уxмылкoй
Oглядывaлся, кaк бeглeц.
Вдaли зa лoдoчнoй стoянкoй
В oстaткax снa poждaлaсь явь.
Вeнeция вeнeциaнкoй
Бpoсaлaсь с нaбepeжныx вплaвь.
1913 г.
«Итак, и меня коснулось это счастье. И мне посчастливилось узнать, что можно день за днем ходить на свиданье с куском застроенного пространства, как с живою личностью.


Венеция Процессия реликвии Святого Креста на площади Сан Марко, Джентиле Беллини, 1496 год.

С какой стороны ни идти на пьяццу, на всех подступах к ней стережет мгновенье, когда дыханье учащается и, ускоряя шаг, ноги сами начинают нести к ней навстречу. Со стороны ли мерчерии или телеграфа дорога в какой-то момент становится подобьем преддверья, и, раскинув свою собственную, широко расчерченную поднебесную, площадь выводит, как на прием: кампанилу, собор, дворец дожей и трехстороннюю галерею. Постепенно привязываясь к ним, склоняешься к ощущенью, что Венеция город, обитаемый зданьями — четырьмя перечисленными и еще несколькими в их роде. В этом утверждении нет фигуральности. Слово, сказанное в камне архитекторами, так высоко, что до его высоты никакой риторике не дотянуться. Кроме того, оно, как ракушками, обросло вековыми восторгами путешественников. Растущее восхищение вытеснило из Венеции последний след декламации. Пустых мест в пустых дворцах не осталось. Все занято красотой. …


Карпаччо Си. Иероним приводит в монастырь льва
Эмблема льва многоразлично фигурировала в Венеции. Так, и опускная щель для тайных доносов на лестнице цензоров, в соседстве с росписями Веронеза и Тинторетто, была изваяна в виде львиной пасти. Известно, какой страх внушала эта «bocca di leone » современникам и как мало-помалу стало признаком невоспитанности упоминание о лицах, загадочно провалившихся в прекрасно изваянную щель, в тех случаях, когда сама власть не выражала по этому поводу огорчения. ….. И осталась живопись Венеции. Со вкусом ее горячих ключей я был знаком с детства по репродукциям и в вывозном музейном разливе. Но надо было попасть на их месторождение, чтобы, в отличие от отдельных картин, увидать самое живопись, как золотую топь, как один из первичных омутов творчества.» «Охранная грамота» ч.2, гл. 16


Пьета — Джованни Беллини
«Я глядел на это зрелище глубже и более расплывчато, нежели это выразят теперь мои формулировки. Я не старался осознать увиденное в том направленьи, в каком его сейчас истолкую. Но впечатления сами отложились у меня сходным образом в течение лет, и в своем сжатом заключении я не удалюсь от правды. Я увидел, какое наблюдение первым поражает живописный инстинкт. Как вдруг постигается, каково становится видимому, когда его начинают видеть. Будучи запримечена, природа расступается послушным простором повести, и в этом состоянии ее, как сонную, тихо вносят на полотно. Надо видеть Карпаччио и Беллини, чтобы понять, что такое изображение. …. Надо видеть Веронеза и Тициана, чтобы понять, что такое искусство… Надо видеть Микеланджело Венеции — Тинторетто, чтобы понять, что такое гений, то есть художник.» «Охранная грамота» ч.2, гл. 17


Тинторетто. «Чудо св. Марка»
«Главное, что выносит всякий от встречи с итальянским искусством, — это ощущение осязательного единства нашей культуры, в чем бы он его ни видел и как бы ни называл. ……… Италия кристаллизовала для меня то, чем мы бессознательно дышим с колыбели. Ее живопись сама доделала для меня то, что я должен был по ее поводу додумать, и пока я днями переходил из собрания в собрание, она выбросила к моим ногам готовое, до конца выварившееся в краске наблюдение.Я понял, что, к примеру, Библия есть не столько книга с твердым текстом, сколько записная тетрадь человечества, и что таково все вековечное. Что оно жизненно не тогда, когда оно обязательно, а когда оно восприимчиво ко всем уподоблениям, которыми на него озираются исходящие века. Я понял, что история культуры есть цепь уравнений в образах, попарно связывающих очередное неизвестное с известным, причем этим известным, постоянным для всего ряда, является легенда, заложенная в основание традиции, неизвестным же, каждый раз новым — актуальный момент текущей культуры.
Вот чем я тогда интересовался, вот что тогда понимал и любил.» «Охранная грамота» ч.2, гл. 18


Венеция Тициан Вечеллио. 1534—1538 гг. Музей Академии, Венеция, Италия

И опять из ДОКТОРА ЖИВАГО

ГЕФСИМАНСКИЙ САД


И. Е. Репин. Христос в Гефсиманском саду

Мерцаньем звезд далеких безразлично
Был поворот дороги озарен.
Дорога шла вокруг горы Масличной,
Внизу под нею протекал Кедрон.


Н.Н.ГЕ, Вход в Гефсиманский сад

Лужайка обрывалась с половины.
За нею начинался Млечный путь.
Седые серебристые маслины
Пытались вдаль по воздуху шагнуть.

В конце был чей-то сад, надел земельный.
Учеников оставив за стеной,
Он им сказал: «Душа скорбит смертельно,
Побудьте здесь и бодрствуйте со мной».

Он отказался без противоборства,
Как от вещей, полученных взаймы,
От всемогущества и чудотворства,
И был теперь, как смертные, как мы.


Поль де Ларошь Христос в Гефсиманском саду Бумага, карандаш 1846

Ночная даль теперь казалась краем
Уничтоженья и небытия.
Простор вселенной был необитаем,
И только сад был местом для житья.

И, глядя в эти черные провалы,
Пустые, без начала и конца,
Чтоб эта чаша смерти миновала,
В поту кровавом Он молил Отца.

Смягчив молитвой смертную истому,
Он вышел за ограду. На земле
Ученики, осиленные дремой,
Валялись в придорожном ковыле.


В. Перов. Христос в Гефсиманском саду. 1878.

Он разбудил их: «Вас Господь сподобил
Жить в дни мои, вы ж разлеглись, как пласт.
Час Сына Человеческого пробил.
Он в руки грешников себя предаст».

И лишь сказал, неведомо откуда
Толпа рабов и скопище бродяг,
Огни, мечи и впереди — Иуда
С предательским лобзаньем на устах.


Джотто. Поцелуй Иуды

Петр дал мечом отпор головорезам
И ухо одному из них отсек.
Но слышит: «Спор нельзя решать железом,
Вложи свой меч на место, человек.

Неужто тьмы крылатых легионов
Отец не снарядил бы мне сюда?
И, волоска тогда на мне не тронув,
Враги рассеялись бы без следа.

Но книга жизни подошла к странице,
Которая дороже всех святынь.
Сейчас должно написанное сбыться,
Пускай же сбудется оно. Аминь.


Джованни Беллини. «Распятие» (1455), Фрагмент.

Ты видишь, ход веков подобен притче
И может загореться на ходу.
Во имя страшного ее величья
Я в добровольных муках в гроб сойду.

Я в гроб сойду и в третий день восстану,
И, как сплавляют по реке плоты,
Ко мне на суд, как баржи каравана,
Столетья поплывут из темноты».

Ну и в заключении приведу цитату из В.Ф.Асмуса: «Произведения Пастернака — ткань, переливающаяся тысячью блесток и оттенков мысли. Сквозь её переливы ощущаешь живой и горячий трепет большого сердца…»
В качестве источника использована книга «Борис Пастернак. Об искусстве».М.1990 г.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

vladimir71.mirtesen.ru

Забытый Пастернак — Вспомнить, подумать… — LiveJournal


«…гигантские его заслуги не оценены и в сотой доле»

Ему позировали Рубинштейн и Скрябин, Толстой и Горький, Мечников и Эйнштейн.
Он славился как блестящий портретист и мастер иллюстрации.
Его картины хранят крупнейшие музеи мира и сотни коллекционеров.


Однако долгие десятилетия имя Леонида Осиповича Пастернака было забыто.
Возможно гениального отца заслонила тень гениального сына — поэта Бориса Пастернака.

Леонид Пастернак Борис и Александр

Борис Пастернак писал об отце:
«Папа!» Но, ведь, это море слез, бессонные ночи и,если бы записать это,
— тома, тома, тома. Удивленье перед совершенством его мастерства и дара, перед
легкостью, с которой он работал (шутя и играючи, как Моцарт) перед многочисленностью
и значительностью сделанного им, — удивленье тем более живое и горячее, что
сравнения по всем эти пунктам посрамляют и унижают меня. Я писал ему, что не надо
обижаться, что гигантские его заслуги не оценены и в сотой доле, между тем как
мне приходится сгорать от стыда, когда так чудовищно раздувают и переоценивают
мою роль… Я писал папе…, что,в конечном счете, торжествует все же он, он,
проживший такую истинную, невыдуманную, интересную, подвижную, богатую жизнь,
частью в благословенном своем XIX веке, частью — в верности ему, а не в диком,
опустошенном нереальном и мошенническом двадцатом…»

Леонид Пастернак Портрет Бориса Пастернака на фоне Балтийского моря 1910

Леонид Пастернак Автопортрет

Леонид Пастернак родился в апреле 1862 года в Одессе. Он был младшим ребенком в
большой еврейской семье. Видимо, от избытка чувств родители нарекли его сразу
двумя именами — Абрам и Исаак. Однако дома звали исключительно Леонидом.
По этому поводу, художнику даже приходилось объяснительные писать в официальных
учреждениях. Кстати, фамилия первоначально звучала не Пастернак, а Постернак.

Постернак-старший держал постоялый двор,мать вела хозяйство, была неграмотной,но
умной и волевой женщиной. Пастернаки считали, что ведут свой род от Абарбанелей.
Это одна из старейших и самых уважаемых еврейских семей, которая происходит от царя Давида

Родители мечтали, что сын станет «аптекарем,или лекарем, или, на худой конец,
„ходатаем по делам“» — как позже вспоминал художник. Но более всего мальчик
стремился рисовать,причем делать это приходилось тайком от папы с мамой.
Наиболее доступный инструмент — уголь.
Первый успех и заказ пришел в шесть лет. Дворник поручил талантливому мальчугану
набросать углем несколько картин на охотничьи темы. Заказчик платил по пять
копеек за каждую картину и украсил ими дворницкую. Впоследствии Леонид Пастернак
назовет этого дворника «мой Лоренцо Медичи». Кстати, любовь к зарисовкам углем
и карандашом останется у Леонида Пастернака на всю жизнь.

Леонид Пастернак Портрет Шаляпина 30.12.1913

А. П. Новицкий

Л. Н. Толстой

Р. М. Рильке

Б. Л. Пастернак

Родители хотели видеть сыном медиком или юристом. Леонид Пастернак поступает в
Московский университет на медицинский факультет. Тут бы ему позавидовал сам
Микеладжело. Но то, что привлекало великого скульптора, отталкивало нашего героя —
анатомичка. Леонид Пастернак не смог преодолеть отвращение к трупам, но ту часть
анатомии, которая нужна художнику, он изучил. Затем перевелся на юридический
факультет Московского университета, а затем и вовсе в Одесский, а точнее
Новороссийский университет. Одесский университет (единственный в империи) давал
право студентам выезжать за границу. Пастернак этим правом воспользовался и
отправился поступать по конкурсу в Мюнхенскую королевскую академию. И прошел
под первым номером! Учился в классе знаменитого рисовальщика Людвига фон Хертериха.

Автопортрет профессора Людвига фон Хертериха.

Его эксперименты в рисовании были настолько хороши, что учитель их не поправлял
и разрешил забрать домой. В Москве работы Пастернака сразу расхватали коллекционеры.
Мюнхенскую академию художеств Пастернак окончил с золотой медалью и в том же году
получил диплом юриста — экстерном.

Следующий этап жизни молодого художника — служба в армии. Год. Первый большой холст
написан под впечатлением от армии. Картину «Письмо с родины», еще не завершенную
— прямо с мольберта, — приобрел Павел Михайлович Третьяков для своей знаменитой галереи.

Леонид Пастернак Вести с родины

Леонид Пастернак женился на знаменитой пианистке Розе Кауфман. Молодая семья
обосновалась в Москве, через год родился первенец — будущий лауреат Нобелевской
премии, писатель Борис Пастернак. Затем на свет появились сын Александр и две
дочери, Жозефина и Лидия.

Лидия и Жозефина, дочери Леонида Пастернака, 1908 год

Семейные портреты и зарисовки стали излюбленной темой Леонида Пастернака. Они
передавали атмосферу тепла и уюта, царящую в семье, еще и прекрасно продавались.
Про Леонида Пастернака шутили, что его дети «кормят» родителей!

Леонид Пастернак Две женщины 1930-е

Пастернак первым из русских художников назвал себя импрессионистом. При этом, как
отмечает искусствовед Елизавета Плавинская, он не опасался прохладного отношения
к импрессионизму передвижников, которые программно ставили правду выше красоты.

«Он был более модернист, чем они и чем Репин. Он позволял себе быстрые
обобщения и приблизительные текучие контуры в духе парижских голландцев, а
также резкие превращения линии в пятно, что было не по зубам тому же Репину,
незнакомому с мюнхенской школой. А своим немецким товарищам Пастернак не
уступал во владении колоритом, умея добиться свечения в интерьере мягкого и
цветного, как у импрессионистов, и драматичного, в духе основательно
подзабытого всеми караваджизма»,

— писала Плавинская.
Кстати, товарищество передвижников в Москве Пастернака в свои ряды не приняло.

Леонид Пастернак Дама с двумя детьми в лодке

Тем не менее, именно на выставке передвижников в 1893 году произошла знаковая встреча.
Лев Толстой остановился около картины Пастернака «Дебютанка» и ему представили автора
работы.
«Да, да, я знаю это имя. Я слежу за его работами», — сказал Толстой.

Пастернаки стали частыми гостями Толстого как в Москве, так и в Ясной Поляне.
В результате родилась серия портретов великого писателя, кроме того, Пастернак
стал одним из лучших иллюстраторов произведений Л. Н. Толстого. Его иллюстрации
к роману «Воскресение» экспонировались в 1900 году в Русском павильоне на Всемирной
выставке в Париже, где удостоились медали. Многие зарисовки из «толстовской серии»
попали в Третьяковскую галерею. Пастернака иногда называют«зеркалом» Льва Николаевиа.
К слову, в Музее Толстого хранится 200 работ Леонида Пастернака, 36 портретов
графа и иллюстрации к его произведениям.

Леонид Пастернак Толстой

Картину Пастернака «Студенты» приобрел Люксембургский музей в Париже.

«Факт знаменательный, — писала одесская пресса. — Люксембург
— один из первых художественных музеев в мире. Сюда может попасть только очень
большой художник,и то, если он француз. Картин, принадлежащих иностранцам, в
Люксембурге всего несколько. Русских картин ни одной».

Таким образом, «Студенты» Пастернака стали первой русской картиной в знаменитом музее.

Леонид Пастернак Ночь перед экзаменом 1895

Леонид Осипович написал серию портретов Альберта Эйнштейна. Они познакомились
в Берлине в советском посольстве. Туда ходили послушать концерт, лекцию, посмотреть
короткий театральный спектакль или принять участие в непринужденном общении.
Однажды в этом посольстве Роза Пастернак играла на пианино, и кто-то спросил ее,
не могла ли бы она сопровождать Эйнштейна. Однако Эйнштейн воспротивился.
Он сказал:
«Я не рискну выступать после такой искусницы!».
«Все же мама его уговорила. И он действительно играл, а она аккомпанировала
ему. А отец это зарисовал. И так возник лист, где нарисован играющий
на скрипке Эйнштейн»,
— вспоминала Лидия, дочь Пастернака.
Эйнштейн и Пастернак долгие годы поддерживали связь. Результатом стала серия
портретов великого ученого.

Историю не перепишешь: Леонид Пастернак считается одним из основателей ленинианы.
Он первым из художников академического направления запечатлел Ленина и других вождей
революции, делая зарисовки на съездах, в президиумах и конгрессах.

Правда, впоследствии многие из этих портретов,как и их модели, были уничтожены
новой властью.

Леонид Пастернак с супругой и дочерьми в 1921 году отправился в Германию,по
официальной версии — на лечение. Неофициально шутили, что после написания ряда
портретов лидеров революции он решил держаться от них подальше. Пастернак много
работает. В 1923-м вышел в свет очерк Пастернака «Рембрандт и еврейство в
его творчестве», и опять следуют десятки портретов.

Рембрандт Ван Рейн Еврейская невеста

Леонид Пастернак Still life with peaches and black grapes 1930-е

Однако в 1938 году из фашистской Германии пришлось бежать. Почти весь тираж его
книги, куда вошли и воспоминания о Толстом, уничтожили нацисты. Его юбилейную
выставку запретили. Леонид Осипович собирался вернуться в Москву, но перед тем
решил навестить свою младшую дочь Лидию, уже жившую в Оксфорде. Из-за войны
художнику пришлось остаться в Англии. 31 мая 1945 года он умер в Оксфорде.
2 мая 1999 года в доме на севере Оксфорда, где жил русский художник, был открыт
музей Леонида Пастернака.

Источник: artchive.ru — Автор: Светлана Лехтман

ngasanova.livejournal.com

Пастернак Леонид Осипович, биография и картины

   Леонид Осипович Пастернак — разносторонняя и очень талантливая личность. Он сумел передать свой дар и творческие способности своим детям, среди которых был всемирно известный писатель Борис Пастернак — автор гениального романа «Доктор Живаго».

   Детство будущего художника, графика, иллюстратора и писателя прошло в Одессе, в большой еврейской семье с шестью детьми. Отец Леонида, которого тогда еще звали Аврум Ицхок-Лейб Пастернак (или Постернак, такое написание встречается в нескольких исторических документах), да и вся семья, не одобрял увлечения мальчика из еврейской семьи искусством, но и не препятствовал ему. В те времена Одесса была одним из немногих крупных городов Российской Империи, где евреи могли свободно проживать и заниматься бизнесом, поэтому в их среде особенно процветала коммерция. Дед Леонида, Кива-Ицхок, был одним из тех людей, кто основал еврейское погребальное братство в Одессе.

   Но мальчик несомненно был талантлив и безмерно увлечен своим искусством, поэтому не пошел по стопам предков и начал обучение в рисовальной школе, впоследствии ставшей знаменитым художественным училищем имени М. Грекова. Однако к будущей профессии он пришел не сразу, попытавшись найти себя в медицине (Московский университет, 2 года) и юриспруденции (одесский Новороссийский университет, с 1883 по 1885 год). Даже в годы учебы он не оставлял своего увлечения живописью и вскоре осознал, что именно ею он и хочет в дальнейшем заниматься.

   Уровень его мастерства был настолько высок, что одно из полотен оказалось приобретенным Третьяковым для его галереи искусств. После этого Пастернак решил переехать на жительство в Москву, где он успешно женился и обзавелся семьей. Всего в семье родилось четверо детей — двое сыновей и две дочери.

   Художественная карьера Пастернака в Москве благополучно развивается. Он становится участником регулярных выставок передвижников, членом знаменитого объединения «Мир искусства». В течение десятилетия в 1880 года преподает в Училище изящных искусств Гунста А.О., в 1894 году его приглашают на работу в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, которое впоследствии стало знаменитым на всю страну ВХУТЕМАСом. Интересно, что при согласии на преподавании Пастернак специально указал, что креститься в православие не намерен. Но имя все-таки использовал не то, что ему дали при рождении родители.

   Революцию он воспринял сдержанно, но не принял. В 1921 году Пастернак с дочками и женой уехал на операцию в Германию и больше на родину уже не вернулся. Во время жизни за границей он создал известные портреты знаменитых людей, например, Альберта Эйнштейна, Райнера Марии Рильке и Джона Осборна. В 1924 году ему довелось попасть в экспедицию в Палестину, которая вела историко-этнографические исследования. За год до этого он написал и издал книгу «Рембрандт и еврейство в его творчестве».

   Когда жизнь в Германии из-за прихода к власти нацистов стала опасной для евреев, Пастернак покинул в 1938 году страну и поселился в Великобритании, в Оксфорде, где и скончался в 1945 году.

   Заслуги художника оценены в Израиле — его имя носит одна из улиц Тель-Авива. В Одессе открыта мемориальная доска в честь талантливого уроженца города.

muzei-mira.com

Поэт Борис Пастернак: биография, творчество :: SYL.ru

Пастернак Борис Леонидович (годы жизни — 1890-1960) — поэт, переводчик, прозаик. Он родился в Москве 10 февраля 1890 года. Расскажем о том, какой жизненный путь прошел Борис Пастернак, какое творческое наследие он оставил своим потомкам.

Родители Бориса Пастернака

Все начиналось с музыки и живописи. Розалия Исидоровна, мать будущего поэта, была отличной пианисткой, училась у А. Рубинштейна. Отец его, Пастернак Леонид Осипович, — знаменитый художник, который иллюстрировал произведения Л. Толстого и тесно дружил с ним. Можно найти что-то общее между творчеством этого художника и такого великого поэта, как Борис Пастернак. Фото будущего обладателя Нобелевской премии представлено ниже.

Отец его, Леонид Пастернак, будучи художником, мастерски запечатлевал мгновение — рисунки его как будто останавливали время. Он рисовал везде: дома, в гостях, на концертах, на улице. До необычайности живы его знаменитые портреты. Борис Леонидович, его старший сын, делал, в сущности, то же самое в своей поэзии: создавал цепочку метафор, тем самым как будто обозревая явление во всем его многообразии, останавливая его. Однако и от матери передалось многое: полная ее самоотдача, а также способность жить одним искусством.

Увлечение музыкой и философией

Жизнь Бориса Пастернака с детских лет проходила в атмосфере творчества. В семье его часто проводились домашние концерты, в которых принимал участие сам Александр Скрябин, которого обожал Борис. Мальчику все пророчили, что он станет музыкантом. Еще во время обучения в гимназии Борис прошел шестилетний курс консерватории, композиторского факультета. Однако в 1908 году он решил оставить музыку и увлекся философией. Борис не мог продолжать обучение, зная, что у него нет абсолютного слуха.

Обучение в Московском университете и в Марбурге, первая любовь

И он решил поступить в Московский университет, на философское отделение. На скопленные его матерью деньги весной 1912 года Борис поехал продолжать обучение в Марбург, немецкий город, который был в то время центром философской мысли. Герман Коген, глава школы философов-неокантианцев Марбурга, предложил ему остаться в Германии для того, чтобы получить докторскую степень. Очень удачно начала складываться у Пастернака карьера философа. Однако и ей не суждено было осуществиться. В это время Борис впервые в своей жизни серьезно влюбляется — в Иду Высоцкую, свою бывшую ученицу, которая заехала в Марбург вместе с сестрой для того, чтобы навестить Пастернака. И поэзия завладевает всем его существом.

Первые стихи Пастернака

Стихи приходили к нему и раньше, однако лишь сейчас их стихия нахлынула так неодолимо и мощно, что было невозможно противостоять ей. В автобиографической повести под названием «Охранная грамота», вышедшей в 1930 году, поэт позже попытался обосновать сделанный им выбор, а заодно и определить сквозь призму философии стихию, овладевшую им. Искусство, по его мнению, это особое состояние, когда действительность предстает в новой категории, когда мы перестаем ее узнавать. Все названо на свете, кроме этого состояния. Ново лишь оно.

Пастернак по возвращении в Москву входит в литературные круги. Несколько стихотворений, впоследствии им не переиздававшихся, были впервые напечатаны в альманахе «Лирика». Вместе с Сергеем Бобровым и Николаем Асеевым поэт организовывает группу «умеренных» футуристов, названную «Центрифугой».

Первая книга стихов

Первая книга его стихов появляется в 1914 году, это «Близнец в тучах». По словам автора, название было «притязательно до глупости» и выбрано из подражания различным космологическим мудреностям, которые были характерны для заглавий книг и издательств символистов. Многие произведения, вошедшие в этот сборник, а также в следующий (появившийся в 1917 году «Поверх барьеров») поэт впоследствии существенно переработал, а остальные не переиздавал никогда. Этот сборник особого внимания критиков не привлек. Только Валерий Брюсов отозвался о нем положительно.

Знакомство с Маяковским

Тогда же, в 1914 году, произошло его знакомство с Владимиром Маяковским. Этому поэту суждено было сыграть большую роль в творчестве и судьбе раннего Пастернака. Общность влияний и время — то, что определило взаимоотношения Пастернака и Маяковского. Именно схожесть пристрастий и вкусов, перерастающая в зависимость, подтолкнула Бориса к поиску своего взгляда на мир, своей интонации. Марина Цветаева так определила разницу поэтик этих двух авторов: если Владимир Маяковский — «я во всем», то Пастернак — «все во мне».

Начало Первой мировой войны, эмиграция родителей

В 1914 году началась Первая мировая война. Бориса Леонидовича в армию не взяли из-за полученной в детстве травмы ноги. Борис Пастернак был вынужден устроиться на уральский военный завод конторщиком, что описал впоследствии в романе «Доктор Живаго». Он работал некоторое время также в библиотеке Наркома просвещения. Его родители вместе с дочерьми в 1921 году эмигрировали в Германию, а затем, когда Гитлер пришел к власти, перебрались в Англию. Борис и Александр, брат поэта, остались в Москве.

Третий сборник, который принес Пастернаку известность

В третьей по счету опубликованной книге, вышедшей в 1922 году («Сестра моя — жизнь») было обретено «лица необщее выраженье». Не случайно, что именно с нее Пастернак Борис Леонидович вел отсчет всему своему творчеству. Она включила в себя циклы и стихи 1917 года и была поистине революционной, как и год их создания, однако в другом значении этого слова (поэтическом). В стихах новым было все. Например, отношение к природе представало как бы изнутри, от ее собственного лица; отношение к метафоре, которая раздвигает границы предмета иногда до его необъятности. Иное было и отношение поэта к любимой женщине, которая достала «жизнь мою», как с полки, «и пыль обдула». Все явления природы, подобно «запылившейся жизни», наделены не свойственными им чертами в творчестве Пастернака: рассвет, гроза, ветер в его стихах очеловечиваются; рукомойник, зеркало, трюмо оживают — всем миром правит «бог деталей».

Цветаева отмечала, что действие этого поэта на читателей равнозначно действию сна. Мы не понимаем мир сновидения, а просто в него попадаем. Мощный поэтический заряд сообщается в его творчестве любой мелочи, а любой сторонний предмет притягивает к себе внимание.

«Темы и вариации»

Следующая книга Пастернака, опубликованная в 1923 году, — «Темы и вариации» — подхватила эмоциональную струю предыдущего сборника, который стал уникальным в литературе нашей страны лирическим романом. Она не просто подхватила ее, но и преумножила.

Обращение к эпосу

Эпоха, между тем, предъявляла свои жестокие требования к литературе — «маловразумительная», «заумная» лирика поэта была не в чести. Пастернак, стараясь осмыслить ход истории с позиции социалистической революции, обращается в своем творчестве к эпосу. Он создает в 1920 годах поэмы «Высокая болезнь» (годы написания — с 1923 по 1928), «Девятьсот пятый год» (создана в период с 1925 по 1926 гг.), «Лейтенант Шмидт» (1926-27 гг.), а также «Спекторский», роман в стихах (1925-1931). В 1927 году поэт писал, что эпос внушен временем, и он вынужден перейти к эпике от лирического мышления, хотя это для него очень непросто.

Участие в ЛЕФе, революционная тематика произведений

Наряду с Маяковским, Каменским, Асеевым Пастернак в эти годы входил в «Левый фронт искусств» (сокращенно — ЛЕФ), который провозгласил создание принципиально нового искусства, революционного, которое призвано осуществлять «социальный заказ» и должно нести в массы литературу. Отсюда и обращение поэта к теме первой революции в России в поэмах «Девятьсот пятый год», «Лейтенант Шмидт», отсюда же появление фигуры современника, «человека без заслуг», обыкновенного жителя, который поневоле стал свидетелем революции, участником истории, которое мы наблюдаем в романе «Спекторский». Однако даже там, где поэт является повествователем, сохраняется свободное дыхание лирика, не стесненное формами.

Разрыв с ЛЕФом

Пастернаку, который привык руководствоваться в своем творчестве правотой чувств, роль «своевременного» и «современного» поэта удается с трудом. В 1927 году он уходит из ЛЕФа. Общество «неоправданных притязаний» и людей, имеющих «фиктивные репутации», претит ему, а ведь в окружении Маяковского подобных деятелей было более чем достаточно. Пастернака, кроме того, все меньше устраивает провозглашаемая ими установка, что искусство должно быть «на злобу дня».

«Второе рождение» поэзии Пастернака

Его поэзия в начале 1930 годов переживает «второе рождение». В 1932 году вышел сборник с таким названием. Вновь Пастернак воспевает земные простые вещи: наводящую грусть «огромность квартиры», «зимний день» в «проеме незадернутых гардин», «вседневное наше бессмертье». Следует отметить, что язык поэта становится несколько иным: синтаксис упрощается, кристаллизуется мысль, находя поддержку в емких и простых формулах, которые совпадают, как правило, с границами стихотворной строки. Поэт Борис Пастернак в это время коренным образом пересматривает свое раннее творчество, которое он считает теперь «страшной мешаниной» из «неоперившегося просвещенства» и «отжившей метафизики».

«Черты естественности» настолько очевидны во «Втором рождении», что становятся синонимом выводящей автора за рамки всех правил и установлений абсолютной самостоятельности. А в 1930 годы правила игры были таковы, что стало невозможным нормально работать и находиться при этом в стороне от развернувшейся «великой стройки». В эти годы Пастернака практически не печатают.

Переводческая деятельность

В 1936 году он поселился в Переделкино, на даче, и для того, чтобы прокормить семью, начал заниматься переводами. Переводил Борис Пастернак произведения следующие: «Фауст» Гете, трагедии Шекспира, «Марию Стюарт» Шиллера, грузинских поэтов, стихи Верлена, Рильке, Китса, Байрона… Все эти работы сегодня входят в литературу наравне с собственным творчеством Бориса Леонидовича.

Дальнейшее творчество Пастернака

Помимо переводов, в военные годы он создает цикл под названием «Стихи о войне», который был включен в опубликованную в 1943 году книгу «На ранних поездах». После войны Пастернак публикует еще 2 книги своих стихов в 1945 году: «Земной простор» и «Избранные стихи и поэмы».

Поэт в 1930-1940 годы постоянно думает о настоящей большой прозе. Еще в конце 1910-х Пастернак начал писать роман, оставшийся незавершенным и ставший повестью «Детство Люверс», в которой описывается история взросления девочки. Критики высоко оценили это произведение. Михаил Кузмин, поэт, поставил эту повесть даже выше, чем поэзию Пастернака, а Марина Цветаева ее назвала «гениальной».

Роман «Доктор Живаго»

В муках, с 1945 по 1955 гг., создавал свой известный роман Борис Пастернак («Доктор Живаго»). Это произведение во многом автобиографично. В нем рассказывается о судьбе русской интеллигенции в непростой для нашей страны период первой половины 20 века, в особенности во время Гражданской войны. Все события очень правдиво описал Борис Пастернак. Доктор Живаго, главный персонаж, — это лирический герой его поэзии. Он врач, однако после смерти Юрия остается книжка стихов, которая составила заключительную часть произведения. Вместе с поздними стихотворениями, представленными в цикле «Когда разгуляется» (годы создания — с 1956 по 1959), стихи Живаго — это венец всего творчества Бориса Пастернака. Прозрачен и прост их слог, который нисколько от этого не беднее, чем в написанных более сложным языком ранних книгах. Поэт всю свою жизнь стремился к чеканной ясности, реализованной им в последние годы. Теми же поисками, что и автор, озабочен и Юрий Живаго, его герой.

В 1956 году Борис Пастернак, биография которого нас интересует, передал этот роман нескольким журналам, а также в Гослитиздат. «Доктор Живаго» в этом же году оказался на западе и вышел спустя год на итальянском. А еще через год он появился в Голландии, уже на русском языке. Атмосфера на родине поэта вокруг него накалялась. В 1957 году, 20 августа, он писал Д. Поликарпову, партийному идеологу того времени, что если правду, которую он знает, необходимо искупить страданием, то он готов принять любое.

Присуждение Нобелевской премии, начавшаяся травля

Борис Пастернак в 1958 году был удостоен Нобелевской премии, и с этого момента на него началась настоящая травля на государственном уровне. Было объявлено, что присуждение награды за «злобное», «художественно убогое» произведение, пронизанное ненавистью к социализму, является враждебным политическим актом, который направлен против СССР.

27 октября 1958 года в Союзе писателей рассмотрели «дело Пастернака». К сожалению, стенограммы заседания не сохранились. А 31 октября состоялось еще одно собрание — ММССП. На нем было принято решение обратиться к советскому правительству и попросить лишить советского гражданства автора «Доктора Живаго», выслать его из страны, что, к счастью, не было осуществлено по отношению к такому великому человеку, как Борис Пастернак. Биография его последних лет, тем не менее, отмечена неприятием со стороны власти и общественности. Очень непросто все это переживал великий поэт и писатель, одно время он даже находился на грани самоубийства.

Смерть Пастернака

Борис Пастернак был исключен из Союза писателей, а это означало не что иное, как его общественную и литературную смерть. Поэт был вынужден под давлением общества отказаться от почетной награды. «Доктор Живаго» в России был издан только в 1988 году, то есть спустя практически 30 лет после смерти его создателя, которая произошла в Переделкине 30 мая 1960 года. Могила Бориса Пастернака находится на Переделкинском кладбище. Борис Леонидович, поставив точку в своем романе, подвел итог и всей своей жизни. Ему пришлось пострадать за правду, как и многим другим писателям и поэтам.

Личная жизнь Пастернака

Многих интересует вопрос: «Кем была любовница Бориса Пастернака?». Личная жизнь знаменитостей порой вызывает непонятное любопытство. Семья, дети Бориса Пастернака — все это очень интересно многим читателям. В случае с Борисом Леонидовичем это любопытство оправдано — ведь события его личной жизни отразились в его творчестве. В романе «Доктор Живаго», например, главный герой мечется между двумя семьями, не может вычеркнуть из своей жизни ни ту, ни другую женщину. Это произведение во многом автобиографично. Прочитав его, вы лучше поймете внутренний мир этого великого поэта и писателя.

В 1921 году, как мы уже упоминали, семья Бориса Леонидовича покинула Россию. Поэт активно переписывается со своими родными, а также с другими эмигрантами из России, среди которых — Марина Цветаева.

Борис Леонидович в 1922 году женится на Евгении Лурье, художнице, с которой в период с 1922 по 1923 год гостит в Германии у родителей. А в 1923 году, 23 сентября, появляется на свет его сын Евгений (он умер в 2012 году).

В 1932 году, разорвав первый брак, Борис Леонидович женится на Нейгауз Зинаиде Николаевне (в 1931 году с ней, а также с ее сыном, он ездил в Грузию). У них в 1938 году рождается сын Леонид (годы жизни — с 1938 по 1976). В 1966 году Зинаида умерла от рака. Пастернак в 1946 году познакомился со своей «музой» Ольгой Ивинской (годы жизни — 1912-1995) — женщиной, которой были посвящены многие его стихи.

Пастернак Борис Леонидович, биография которого была рассмотрена нами, — уникальное явление. Нет нужды превращать его в пример для подражания, в эталон: он неповторим. Сегодня настало время для углубленного изучения прекрасной поэзии и прозы, которые оставил нам Борис Пастернак. Цитаты из его произведений сегодня можно слышать все чаще, а творчество его наконец-то начали изучать в школе.

www.syl.ru

Леонид Осипович Пастернак — История искусств — LiveJournal


Мужской портрет (А.П.Новицкий). Карандаш. 1892 г.


Отец Бориса Пастернака, Исаак (Ицхок) Иосифович, родился 22 марта 1862 года
в Одессе. Он был шестым, младшим ребёнком в семье. Его отец держал небольшую
гостиницу. В трёхмесячном возрасте Исаак заболел крупом и чуть не задохнулся
от сильного приступа кашля; отец швырнул об пол фаянсовый горшок — мальчик
испугался и перестал кашлять; как водится в иудейских семьях, после тяжёлой
болезни ему дали другое имя, чтобы ввести демона в заблуждение, и он стал
Леонидом.


Дровни. Карандаш. 1892 г.


Москва, Красная площадь. Карандаш. 1894 г.


Улица. Карандаш. 12 июня 1898 г.

Исаак-Леонид ни о какой другой карьере, кроме артистической, не мечтал, но родители
желали дать ему более надёжное занятие и отправили учиться медицине. Проучившись год,
он сбежал с медицинского факультета Московского университета и перешёл на юридический
факультет, оставлявший больше времени для художественных занятий. С юридического в
Москве он перевёлся на юридический в Одессе — там правила были ещё либеральнее,
разрешалось надолго выезжать за границу без отчисления; юридическое образование Леонид
Пастернак в результате получил, но с двухлетним перерывом на Мюнхенскую королевскую
академию художеств.


Пара с пристяжной. Карандаш. 1903 г.


Волхонка, д. 14. Карандаш. 1913 г.


Москва. Ит. карандаш, уголь. 1916 г.


В саду. Карандаш. 1918 г.

После окончания Новороссийского университета он должен был год находиться на
военной службе и выбрал артиллерию. После военной службы Леонид Осипович познакомился
с молодой пианисткой Розалией Кауфман, которая стала его женой. К моменту
знакомства с Леонидом Пастернаком она была одной из самых популярных концертирующих
пианисток в России. Они поженились 14 февраля 1889 года. Год спустя, в Москве, родился
их первый ребёнок — сын Борис. В том же 1889 году на выставке передвижников картину
Пастернака «Письмо с родины» покупает для своей галереи Павел Михайлович Третьяков.


У фортепиано. (Р.И.Пастернак) Тушь. 1890 г.


За столом, спящая. Карандаш. 1890 г.


За книгой (Р.И.Пастернак) Тушь. 20 дек. 1890 г.


На диване (Р.И.Пастернак). Тушь. 1892 г.


Спящий гимназист (Б.Пастернак). Ит. карандаш. 22 июля 1902 г.


Борис Пастернак за фортепиано. Уголь. 1909 г.


Б.Пастернак. Уголь 1918 г.


Борис Пастенрак. Уголь, карандаш. 1918 г.

В 1893 году Пастернак познакомился с Толстым: на очередной выставке Товарищества
передвижников Лев Николаевич похвалил его картину «Дебютантка», Леонид Осипович
признался, что собирается иллюстрировать «Войну и мир», и попросил аудиенцию для
разъяснений. Толстой назначил встречу, эскизы Пастернака понравились ему необыкновенно,
художника пригласили бывать в доме, приходил он и с женой. Леонид Осипович рисовал
писателя в кругу семьи и знакомых, занятого творческой работой и физическим трудом.
Многие работы художника этого периода находятся сейчас в Третьяковской галерее.


Л.Н.Толстой. Уголь. 1906 г.

В 1900 году в Москву приехал молодой австрийский поэт Райнер Мария Рильке.
Желая посетить Толстого, Рильке познакомился с его любимым иллюстратором,
получив рекомендательное письмо и самый любезный приём.


Р.-М.Рильке в Москве. Уголь.

Леонид Пастернак был дружен с Левитаном, с которым они вели долгие
разговоры об участи еврейства в России; с Нестеровым, Поленовым, Врубелем,
С.Ивановым; Поленовы познакомили его со стариком Ге. Леонид Осипович пишет
портреты деятелей культуры и искусства: Горького, Брюсова, Скрябина,
Рахманинова, главного раввина Москвы Мазе.


А.Н.Скрябин. Ит. карандаш. 30 окт. 1913 г.


Скрябин на репитиции «Прометея». Уголь. 1915 г.

16 сентября Леонид и Розалия Пастернаки с дочерьми уезжают на лечение в Германию:
художнику требовалась операция глаза. После операции Леониду Осиповичу предлагали много
новых и интересных работ, и художник так и не вернулся в СССР. В 1933 году Пастернак с
женой уезжает в Англию, к дочерям.

Работы художника сегодня представлены во многих
музеях и частных коллекциях Европы, Америки, Азии и Австралии

Другие репродукции Леонида Осиповича:


У окна. Карандаш. 1894 г.


Узкая улица. Цв. карандаш. 12 июля 1900 г.


У ворот. Уголь. 1904


Пейзаж с готической церковью. Пастель. О-в Рюген. 1906 г.


На прогулке. Ит. карандаш. Райки, 1907 г.


Лондон, парламент. Уголь. 1 авг. 1907


Дом на окраине. Пастель. 1908 г.


За чаем. Акварель. Райки, 11 июля 1909


У моря. Уголь. 1911 г.


Венеция, мосты. Пастель. 1912 г.


Венеция. Цв. бумага. Пастель. 1912..


Полевые работы. Карандаш. 1918 г.

Репродукции из книги «Борис Пастернак. Воздушные пути».
(Москва.Советский писатель. 1982).

Текст по книге серии ЖЗЛ Дмитрия Быкова «Борис Пастернак» и
статье Майи Басс «Счастливая судьба Л.Пастернака»

history-of-art.livejournal.com

стихи, биография, поэзия.Авторский стиль. Как умение писать помогает в жизни

Борис Пастернак: факты из биографии и поэзия, заставляющая плакать даже самых ярых скептиков.

Борис Пастернак

Красно-белый томик

У каждого из нас есть своё предпочтение жанрам, авторам и книгам(да здравствуют различия!). Мы не просто однажды соскользнули в чью-то колею, а сами проложили путь к тому, что посчитали прекрасным в жизни. И пусть даже если этот выбор мы делали не без участия других людей – это всё же был именно наш выбор!

Когда я вижу на краю своего рабочего стола красно-белый томик, то словно ощущаю приятный бриз. Он, всколыхнув память, доставляет приятные переживания моему сердцу. Разноцветные закладки, торчащие из книги, будто отмечают не страницы, а фиксируют жизненные вехи. Так оно и есть – наиболее волнующее из текста всегда срастается с нашим внутренним мироощущением и берётся сопровождать по жизни – отсюда и вехи. Однажды переступив невидимую черту, я обнаружил тяготение, а вскоре уже и любовь к творчеству прекрасного автора, чей красно-белый томик теперь лежит на моем столе. И это мой выбор!

Лирическое отступление комика

Как-то случайно в передаче «Смехопанорама» я увидел выступление Геннадия Хазанова. (Думаю, что в представлении его персона не нуждается!) Мэтр сцены, совершенно лирично – без признаков юмора (и даже намёка на него), объявил, что хочет прочитать стихотворение… (Где вы видели такое, чтобы Хазанов предстал в таком амплуа перед зрителем!)

Но всё же в течение 5-7 минут артист принялся последовательно работать с залом. В свойственной ему, как профессионалу своего дела манере,он вдоль и поперек «проледоколил» атмосферу. Искрометными шутками и юмором Геннадий Викторович поднял общее настроение до пика. И внезапно он напомнил присутствующим, что вышел на сцену прочитать стихотворение. Заявление тут же сорвало шквал аплодисментов, и ожидалось, что последует продолжение в лучших традициях комика, но артист благоговейно озвучил имя – Борис Пастернак и принялся декламировать прекрасные стихи поэта.

Когда Геннадий Викторович закончил последнюю строку, то прежде, чем в аудитории все встали и разразились благодарными овациями, секунд пять над залом висела тишина. Вездесущие камеры успели выхватить, как люди украдкой плакали, вытирая набухшие от слёз глаза…

Я был тронут услышанным не меньше! Конечно же, я не запомнил то стихотворение, но  оценил само состояние, в которое внезапно погрузилась моя душа.

Я где-то слышал, что невозможно описать, что же такое красота. Однако, как только ты с ней столкнёшься, то всегда поймёшь, что это именно она!

Так случилось со мной, и именно тогда для меня открылся портал в новый мир поэзии – мир Бориса Пастернака!

Но, кто же он – Борис Пастернак?

Биография Бориса Пастернака

Семья поэта

Борис Леонидович Пастернак родился 29 января (10 февраля) 1890 года в Москве в семье художника и пианистки. Творческая Семья Пастернака поддерживала дружбу с известными художниками И.И. Левитаном, М.В Нестеровым, В.Д. Поленовым, Н.Н. Ге, в доме бывали музыканты и писатели, в том числе и Л. Н. Толстой, устраивались небольшие музыкальные выступления, в которых принимали участие С. В. Рахманинов и А. Н. Скрябин. Под влиянием последнего Пастернак увлёкся музыкой, и занимался ей в течение шести лет (сохранились две прелюдии и соната для фортепиано).

В 1909 году Борис окончил гимназию в Москве и поступил на историко-филологический факультет Московского университета на философское отделение, но после поездки в Германию охладел к философии и бросил обучение.

Первые стихи Пастернак написал в 1909 году, однако первое время он умалчивал о своем увлечении поэзией. Вскоре выходят его первые сборники стихотворений — «Близнец в тучах»(1914), «Поверх барьеров»(1916).

В 1920-1927 году Пастернак был участником литературного объединения «ЛЕФ» наряду с Маяковским, Асеевым и др.

В 1922 вышла книга стихов «Сестра моя — жизнь», которая сделала поэта известным. Вскоре поэт публикует сборник «Темы и вариации» (1923), начинает работать над романом в стихах «Спекторский» (1925), который можно считать отчасти автобиографическим.

На конец 1920-х — начало 1930-х годов приходится короткий период официального советского признания творчества Пастернака. Он принимает активное участие в деятельности Союза писателей СССР и в 1934 году выступает с речью на его первом съезде, на котором Н. И. Бухарин призывал официально назвать Пастернака лучшим поэтом Советского Союза. Его большой однотомник с 1933 по 1936 год ежегодно переиздаётся.

Борис Пастернак с матерью

В 1931 Пастернак уехал в Грузию. Стихи, написанные под впечатлением от Кавказа, вошли в цикл «Волны». Писатель начинает заниматься переводами с грузинского языка, а также он начинает переводить Уильяма Шекспира, Гёте, Фридриха Шиллера и др.

В 1935 году Пастернак участвует в работе проходящего в Париже Международного конгресса писателей в защиту мира, где с ним случается нервный срыв (это была его последняя поездка за границу).

В 1935 году Пастернак заступился за мужа и сына Анны Ахматовой, освобожденных из тюрем после писем Сталину Пастернака и Ахматовой. В декабре 1935 года Пастернак шлет в подарок Сталину книгу переводов Грузинские лирики и в сопроводительном письме благодарит за «чудное молниеносное освобождение родных Ахматовой».

В 1936 году отношение властей к поэту меняется — его упрекают не только в «отрешённости от жизни», но и в «мировоззрении, не соответствующем эпохе», и безоговорочно требуют тематической и идейной перестройки. Это приводит к первой длительной полосе отчуждения Пастернака от официальной литературы. Поэт поселяется на даче в Переделкино, где с перерывами проживёт до конца жизни. Он активно переписывается с русскими эмигрантами, среди которых была и Марина Цветаева.

В 1952 Пастернак пережил инфаркт, но, несмотря на это, он продолжал творить и развиваться. Борис Леонидович начал новый цикл своих стихотворений — «Когда разгуляется» (1956-1959)

В 1955 году Пастернак закончил написание романа «Доктор Живаго». Роман был опубликован за границей в 1958 году, и Пастернаку присуждают за него Нобелевскую премию. Однако на родине писатель подвергается гонениям со стороны советского правительства. Его исключают из Союза писателей СССР, осудив за предательское поведение, поставившее его вне советской литературы и советского общества. В результате массовой кампании давления Пастернак отказался от Нобелевской премии. Травля поэта получила в народных воспоминаниях название: «Не читал, но осуждаю!». Обличительные митинги проходили на рабочих местах, в институтах, заводах, чиновных организациях, творческих союзах, где составлялись коллективные оскорбительные письма с требованием кары опального поэта.

Вскоре Пастернак умер от рака лёгкого 30 мая 1960 года в Переделкино.

В 1987 году решение об исключении Пастернака из Союза писателей было отменено. В 1988 году «Доктор Живаго» впервые был напечатан в СССР («Новый мир»). Летом 1988 года был выписан диплом Нобелевской премии Пастернака, а 9 декабря 1989 года медаль Нобелевского лауреата была вручена в Стокгольме сыну поэта — Евгению Пастернаку.

Советский телезритель впервые познакомился со стихами Пастернака в 1976 году в фильме «Ирония судьбы, или  С лёгким паром!». Стихотворение «Никого не будет в доме» (1931), преобразившееся в городской романс, исполнено под аккомпанемент Сергея Никитина. Позднее Эльдар Рязанов включил отрывок из другого стихотворения Пастернака в фильм «Служебный роман», правда в фарсовом эпизоде — «Любить иных — тяжёлый крест…» (1931).

 Ода Пастернаку

Дом-музей Пастернака

У Бориса Леонидовича есть стихотворение «Актриса», которое он посвятил своей знакомой, но как же напрашиваются сейчас эти строки, чтобы их направить, как оду самому Пастернаку. Направить, если не от огромной армии благодарных поклонников, то хотя бы лично от себя и лишь слабо выразить воспламенённое нутро от любви к его поэзии.


Смягчается времен суровость,

Теряют новизну слова.

Талант — единственная новость,

Которая всегда нова.

 

Меняются репертуары,

Стареет жизни ералаш.

Нельзя привыкнуть только к дару,

Когда он так велик, как ваш.

 

Он опрокинул все расчеты

И молодеет с каждым днем,

Есть сверхъестественное что-то

И что-то колдовское в нем.


 

 

Не слишком позднее открытие

Андре Мальро, Всеволод Мейерхольд, Борис Пастернак. 5 марта 1936г.

Признаюсь, что талант Пастернака я открыл для себя поздно. Впрочем, я успел взять свою сытую долю обогащения от оставленного поэтом наследия. Проанализировав, почему от меня ускользало его творчество, я выделил две причины и первая из них это – школьная программа конца 80-х, в которой почти не упоминался Пастернак. (Факты из биографии поэта, приведённые выше, объясняют это).

Причина вторая была связана с моим личным отношением к поэзии, как таковой. В школе я старался изучать литературу шире, чем предлагалось. Начинал, как и все школьники, с хрестоматийного Жюля Верна, Купера и Стивенсона, пристрастился к Кассилю, Булычёву и Крапивину, увлекался Бредбери, Уэльсом, Ефремовым, подсел на Марк Твена, Джека Лондона, Сетон-Томпсона, и под занавес многолетней общеобразовательной эпопеи напрочь окопался в прозе Ремарка.

Итак, всё дело было в прозе!

Поэзию я не особо любил! Мне с учителем литературы повезло, но поэзия так и не стала моей страстью.  Конечно же, я прилежно учил куски из «Онегина», чтобы сдать экзамен, и до сих пор помню пару строк из монолога Чацкого «Горе от ума». Сдается мне, что  практика зубрежки стихотворений на уроках литературы часто производит обратный эффект – прививает не любовь к поэзии, а отталкивает от неё. …

Продолжая о поэзии,немного оговорюсь: как бы это не звучало парадоксально, но предпочтение поэзии – в её чистом виде – я не давал, за исключением той поэзии, положенной на музыку и имеющей запоминающийся мотив. (Этот бонус отношу на счет рок-групп, которыми увлекался в юношестве. Ну и понятное дело, что и свои стихи нет-нет писал, чтобы петь их в кругу друзей под гитару).

Залп тяжёлой артиллерии

Итак, я предпочитал поэзии классиков и современников – прозу, и делал это довольно долгое время. Были попытки через моих знакомых прицельным поэтическим огнем прорвать созданный мной бастион предпочтений. В ход шло лучшее из произведений Вероники Тушновой, Сильвы Капутикян и Эдуарда Асадова.

Фортификации моей «линии Мажено» или «Моноргейма»воздвигнутые против поэзии, трещали по швам, хотя продолжали упорно стоять, пока то – «роковое», прочтение Геннадием Хазановым не стало тем обрушившимся залпом тяжелой артиллерии, положившим конец моему непринятию поэзии.

Я сдался! Над моей крепостью был гордо водружён флаг поэзии, а древком, поддерживающим этот флаг, стал Борис Пастернак.


Не потрясенья и перевороты

 Для новой жизни очищают путь,

 А откровенья, бури и щедроты

 Души воспламенённой чьей-нибудь.


Моя душа воспламенилась!

Но ей ещё предстояло ощутить прилив огня от соприкосновения с творчеством Пастернака.

Чем берет Пастернак

С Анной Ахматовой на совместном творческом вечере в писательском клубе. 2 апреля 1946 год.

Среди литераторов есть такое правило: «То, что пишется без страсти, также будет впоследствии и читаться». Одно из ранних стихотворений Бориса Пастернака заканчивается словами:

«И чем случайней, тем вернее слагаются стихи навзрыд».

Уверен, что при таком подходе поэта к творческому высвобождению, нельзя потом читать многие его стихи без слёз!

Мне нравится размашистый слог его стихов – и похожих и разных. Пастернак шагает каждой строчкой, пленяет своей особенной динамикой. В каждом его шедевре всегда прослеживается глубокая мысль, при использовании простых и доступных образов.


Снег идет, снег идет.

К белым звездочкам в буране

Тянутся цветы герани

За оконный переплет.

 

Снег идет, и всё в смятеньи,

Всё пускается в полет,-

Черной лестницы ступени,

Перекрестка поворот.

 

Снег идет, снег идет,

Словно падают не хлопья,

А в заплатанном салопе

Сходит наземь небосвод.

 

Словно с видом чудака,

С верхней лестничной площадки,

Крадучись, играя в прятки,

Сходит небо с чердака.

 


 

Пастернаковское послевкусие

Пастернак на фронте.

Говорят, что дегустаторы ценных вин берут во внимание фактор послевкусия, которое оставляет благородный напиток. Могу положа руку на сердце свидетельствовать о послевкусии, которое остается надолго после прочтения стихов Бориса Пастернака. Это послевкусие выстраивает яркие и запоминающиеся образы, и мне так не хочется, чтобы кто-то своим объяснением написанного Пастернаком, ломал впечатление от прочитанного мной.

Например:

Мело, мело по всей земле

Во все пределы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

 

Как летом роем мошкара

Летит на пламя,

Слетались хлопья со двора

К оконной раме.

 

Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

 

На озаренный потолок

Ложились тени,

Скрещенья рук, скрещенья ног,

Судьбы скрещенья.

 

И падали два башмачка

Со стуком на пол.

И воск слезами с ночника

На платье капал.

 

И все терялось в снежной мгле

Седой и белой.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

 

На свечку дуло из угла,

И жар соблазна

Вздымал, как ангел, два крыла

Крестообразно.

 

Мело весь месяц в феврале,

И то и дело

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

 

Высказанный мир поэта

Пастернак и Чуковский.

Уверен, что мы ищем в стихах больше, чем необычную форму, удачную рифму или даже содержание. Есть вещи гораздо глубже – внутренний высказанный мир самого поэта. Эпоха, в которой жил и творил Пастернак, не поощряла озвучивать мысли, чуждые господствующей идеологии. Приведенная выше, пастернаковская биография содержит предостаточно фактов, способных заставить любого занять позицию безмолвия. Но за Пастернака говорили его стихи. Например, проникнуться чувствами поэта, отказавшегося от заслуженной им Нобелевской премии, помогают, оставленные им за год до смерти, строки.

Что же сделал я за пакость,

Я убийца и злодей?

Я весь мир заставил плакать

Над красой земли моей.

 

Но и так, почти у гроба,

Верю я, придет пора —

Силу подлости и злобы

Одолеет дух добра.

 

Монументальный и величественный Пастернак

Творчество Бориса Пастернака бессмертно

К сожалению, в истории много примеров, когда произведение автора уверенно прокладывает путь к сердцу читателей уже после его смерти. Оставленное им наследие становится любимым, его разбирают на цитаты, оно в моде, считается хорошим тоном – знать творчество автора, вот только самого автора уже нет среди живущих поклонников.

Увы! Такова судьба и поэта Бориса Леонидовича Пастернака. Но он понимал и принимал время, в которое жил – даже если оно не понимало и не принимало его, как дар. Он прошел свой жизненный путь – трудный, и под занавес поспешил поделиться мудрым наставлением. Привожу его полностью:


Быть знаменитым некрасиво.Не это подымает ввысь.Не надо заводить архива,Над рукописями трястись. Цель творчества — самоотдача,А не шумиха, не успех.Позорно, ничего не знача,Быть притчей на устах у всех. Но надо жить без самозванства,Так жить, чтобы в конце концовПривлечь к себе любовь пространства,Услышать будущего зов. И надо оставлять пробелыВ судьбе, а не среди бумаг,Места и главы жизни целойОтчеркивая на полях. И окунаться в неизвестность,И прятать в ней свои шаги,Как прячется в тумане местность,Когда в ней не видать ни зги. Другие по живому следуПройдут твой путь за пядью пядь,Но пораженья от победыТы сам не должен отличать. И должен ни единой долькойНе отступаться от лица,Но быть живым, живым и только,Живым и только до конца. 


 

 Моё мнение, что Пастернак не потеряет своё лицо и будет живым и востребованным в поколениях.

В 2004 году голливудский режиссёр Квентин Тарантино в первый день своего рабочего визита поставил в приоритет навестить на Переделкинском кладбище могилу Бориса Пастернака. Как оказалось, известный режиссер, сценарист и актер, не раз удостоенныйпремии «Оскар» и других наград высоких фестивалей, является большим поклонником творчества Бориса Пастернака и с детства знает наизусть почти все стихи поэта. Поищите в интернете об этом событии фотографии, и вы увидите на них застывшие мгновения, где великий Тарантино склонился пред величием Пастернака.

Пастернак ещё не раз заставит плакать мир!

Вот и мне дорог мой красно-белый томик, иногда рождающий слёзы, от которых моё око и взгляд на жизнь становиться чище. Так пусть же, как написано у Бориса Леонидовича – «дольше века длиться день и не кончается объятье», в которое меня сомкнуло его творчество.

Автор: Евгений Панов

Избранные видео по мотивам стихотворений Бориса Пастернака:

 

Автор текста Владимир Багненко

Коротко обо мне: Предприниматель, интернет-маркетолог, коммерческий писатель, христианин. Автор двух блогов (о текстах и Слова Ободрения), руководитель студии текстов “Слово”. Осознанно пишу с 2001 года, в газетной журналистике с 2007, зарабатываю исключительно текстами с 2013-го года. Люблю писать и делиться тем, что помогает мне на тренингах. С 2017 года стал отцом.
Заказать тренинг или тексты вы можете по почте [email protected] или написав в личку в удобной вам соцсети.

Если вам есть чем поделиться или вы хотите написать мне — я тут: Вконтакте, Facebook, Twitter, Instagram, YouTube.

 

 

P.S. Я завел свой уютный канал в Телеграм «Авторский стиль». Даю только эксклюзивное, чего нет нигде, заходите, оттачивайте ваши навыки письма.

 

 

Другие полезные тексты о книгах, чтении или писателях:

  1. 4 причины прочесть «Три товарища» Ремарка и одна причина не читать.
  2. «Фантастическая ночь» Стефана Цвейга
  3. «Литературный мастер-класс» Юрген Вольф
  4. Стивен Крейн Человек, изменивший американскую литературу 20-го века
  5. Как читать художественную литературу и всегда иметь на нее время?
  6. Заглавная статья. Лучшая мировая классическая литература: быть или не быть?
  7. «Мертвые души» Н.В. Гоголя — лучшая сатирическая поэма, которую я читал
  8. «Анна Каренина» — похоже, лучший романа Льва Толстого, из которого можно учиться многому
  9. «Великий Гэтсби Ф.С.Фицджеральда» — сравнение фильма и книги.
  10. Воспитание слога. Переписка Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, которая вдохновляет писать лучше.
  11. «Ночь нежна» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда — последний взмах крыльев «королевской бабочки американской литературы»
  12. «Дети Арбата» Анатолия Рыбакова
  13. Оноре де Бальзак. Правила жизни + один день из жизни писателя.
  14. ТОП-3 романа о политике. Художественные романы о политике, которые интересно читать
  15. «Тихий Дон» книга, которая не должна была выйти, если бы не Сталин.
  16. «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда. Много интересных подробностей о книге
  17. «Наверное, потому что это Льюис» — ко дню 117-летия со дня рождения Клайва С.Льюиса.
  18. Джек Лондон — мятежное дитя калифорнийской мечты, с горячей любовью к жизни. Биография писателя, отзыв о книге «Белый клык».
  19. «Смерть героя» Ричарда Олдингтона — одно из первых и лучших произведений автора.
  20. «Король Лир» Уильяма Шекспира: кратко об авторе, характеристика пьесы, цитаты + возможность скачать книгу.
  21. «Евгений Онегин» А.С. Пушкина: краткое содержание, обрисовка спорного образа главного героя, описание русской жизни в романе
  22. Книжные итоги моего 2015-го года. Часть 1 и часть 2.
  23. Борис Пастернак. Почему его стоит читать?
  24. «Рассказы Ника Адамса»Хэмингуэя  — книга, которая улучшает стиль.
  25. ТОП-5 книг о войне и боли: Ремарк, Олдингтон, Рыбаков, Хэмингуэй, Толстой.
  26. 4 удовольствия от книги «Прощай оружие» Эрнеста Хэмингуэя

14. апреля 2016 by Admin
Categories: Блог, Книги, которые стоят на моей полке, Личности | Оставить комментарий

bagnenko.name

биография, личная жизнь, фото и видео

Борис Леонидович Пастернак (29 января 1890 – 30 мая 1960) – всемирно известный русский писатель, поэт, журналист и переводчик. Автор популярного романа «Доктор Живаго», а также лауреат Нобелевской премии по литературе, которая была вручена Борису в 1958 году.

Детство

Борис Леонидович родился 29 января в Москве, в многодетной еврейской семье. Оба его родителя были творческими людьми: отец являлся художником и постоянным членом Петербургской Академии художеств, а мать – известной пианисткой, начавшей свою карьеру еще в Одессе, откуда семье пришлось переехать за год до рождения Бориса. Помимо него, в семье было еще двое братьев и сестра, но поскольку Борис был самым старшим среди них, ответственность лежала целиком и полностью на нём.

По словам самого писателя, родители не уделяли ему должного внимания. Поскольку они оба были творчески одаренными людьми, их жизнь сводилась к многочисленным выставкам, концертам и постановкам, которые они старались не пропускать.

Дети же оставались дома, предоставленными самим себе, пока их родители развлекались на очередном вечере. Но были в этом и свои плюсы: в доме часто гостили музыканты, писатели, художники и поэты. Так, с раннего детства Борис Леонидович видел у себя в гостиной Рахманинова, Левитана, Иванова, Скрябина и даже самого Толстого.

К слову, именно постоянная тесная взаимосвязь жизни семьи Пастернаков с прочими представителями бомонда и стали толчком для освоения Борисом музыки, а затем и литературы. По словам библиографов, сдружившись с Рахманиновым, Пастернак так сильно проникся идеей сочинения собственных композиций, что уже через несколько дней демонстрировал прекрасную сонату для фортепиано, а спустя несколько месяцев – еще две прелюдии. Однако страсть к музыке быстро пропала, несмотря на положительные отклики родственников и друзей будущего писателя о его творчестве.

В 1990 году Бориса Леонидовича записывают в Пятую московскую гимназию, где особый уклон шёл на освоение музыкальных дисциплин. Несмотря на протесты мальчика, родители хотели видеть его в будущем известным композитором, поэтому в стремлении обучить Бориса не слушали никого, кроме себя. Так, Пастернак, для которого в будущем уготована совершенно иная судьба, начинает изучать теоретические основы музыкального дела и, кстати, достигает немалых успехов в этой сфере.

Юность

В 1908 году, окончив гимназию с золотой медалью (успешно сдать все финальные экзамены Пастернаку помогают учителя Глиер и Энгель), Борис решает поступить на историко-филологический факультет Московского университета. По его мнению, это как нельзя лучше помогло бы ему творить и сочинять по-настоящему сильные и глубокие стихотворения. О карьере музыканта, к сожалению, Пастернак даже и думать не хотел, вопреки родительским наставлениям.

Однако поступить на историко-филологический факультет молодой человек так и не смог из-за чрезмерно высоких требований сразу по нескольким дисциплинам. В итоге композитор и, по совместительству, близкий друг Скрябин, советует молодому таланту поступать на юридический факультет того же университета, а проучившись год, спокойно перевестись на желаемое направление. Пастернак прислушивается к совету друга и оказывается студентом юридического факультета, откуда через год переводится на историко-филологический.

Благодаря хорошим родительским связям, а также собственному обаянию и харизме летом 1912 года Борис Пастернак уезжает ненадолго в Германию, где планирует обучаться философии у профессора Германа Когена – главы марбургской кантианской школы. Видя прекрасные способности своего подопечного, тот практически сразу же советует ему продолжать философское обучение, поскольку именно так он сможет достичь небывалых высот. Но, к сожалению, на тот момент Пастернак вновь вспоминает о писательской и поэтической карьере, поэтому уезжает из Германии и больше никогда не возвращается к философии.

Карьера писателя

После возвращения из Марбурга Борис Леонидович начинает всерьез задумываться о карьере писателя. Он общается со многими бывшими литераторами и пытается найти себя в таких коллективах, как «Мусагет» и «Лирика». Но все они характеризуются будущим писателем и поэтом как «несерьезные», поэтому Пастернак задерживается там недолго. В это же время он встречает футуриста Владимира Маяковского и даже на некоторое время примыкает к его творческому объединению «ЛЕФ», но и оттуда уходит. Однако сам Маяковский и его стихотворения оказывают невероятно большое влияние на творчество начинающего поэта. Его произведения приобретают нотки борьбы и ненависти к существующей власти, а также нечто новое, футуристическое.

С 1913 года Пастернак начинает публиковать свои первые работы. Наиболее известной из них становится стихотворение «Близнец на тучах», которое выходит весной 1913 года. Позднее появляется еще несколько произведений, которые объединяются Борисом в цикл «Начальная пора». Несмотря на тот факт, что опубликованные стихотворения воспринимаются общественностью крайне положительно, сам автор считает их незрелыми и неудавшимися, поэтому через пару лет забирает из публикации весь цикл, полностью перерабатывает (а местами даже переписывает целиком) и выпускает снова.

1920 год, по мнению многих библиографов, относится к периоду максимально плодотворного момента в жизни Бориса Пастернака. С начала года выходит сборник «Темы и вариации», сразу за ним – цикл «Высокая болезнь» и роман в стихах «Спекторский. К концу года на свет появляются еще несколько удачных и хорошо воспринятых общественностью проз.

В период с 1920 по 1930 года творчество Пастернака официально признаётся Советской властью. Его начинают приглашать на всевозможные съезды, он зачисляется в Союз писателей СССР и чуть ли не удостаивается звания лучшего поэта Советского Союза. Тем не менее творчество Бориса Леонидовича вскоре начинает не устраивать правительство, так как она «не соответствует эпохе» и является «отрешенной от реальной жизни». Вслед за подобными комментариями следует официальная «просьба» сменить поэтический стиль на более соответствующий, что заставляет Пастернака пересмотреть свои положительные взгляды на власть и еще больше отстраниться от мира.

«Доктор Живаго»

Роман создавался Борисом Леонидовичем целых десять лет. Первоначально он носил название «Мальчики и девочки», затем формат менялся, и произведение называлось то «Свеча горела», то «Смерти нет».

Сам автор отзывался о романе как о вершине его писательской карьеры. Он утверждал, что собрал в произведении невероятно огромное количество мыслей и идей, попытался описать состояние и развитие эпохи, а также высказать свою точку зрения на такие вечные проблемы, как тайна жизни и смерти и их роль в истории человечества. Отдельной темой идёт трагическая судьба русской интеллигенции, подчеркиваемая Пастернаком через стихотворения главного героя – Юрия Андреевича Живаго.

Однако, в отличие от автора, восторженно отзывавшегося о своем творении, пресса и литературные критики восприняли роман в штыки. Аудитория разделилась на две группировки: тех, кто считал произведение действительным откровением о присутствующих в мире проблемах, и других – кто крайне негативно воспринимал каждое слово Бориса Леонидовича. В частности, Казакевич был недоволен формулировкой о том, что Октябрьская революция не только не оказала пользу существующему человечеству, но и наоборот – была самой бесполезной. А главный редактор газеты «Новый Мир» Симонов, прочтя роман, рекомендовал «ни в коем случае не давать трибуну Пастернаку!».

Роман был опубликован аж в 1957 году в Италии. Получив там признание и положительные отзывы, он стал распространяться по миру, издаваясь в Великобритании, Германии, Голландии. Несмотря на многочисленные попытки Советской власти изъять рукопись и запретить её публикацию, книга не только распространялась всё дальше, но и начинала переводиться на другие языки, добавляя своему автору еще большую популярность на родине и за границей.

Личная жизнь

Со своей первой женой Пастернак познакомился в 1921 году. Спустя год после встречи молодые люди втайне поженились, а через два года у них родился сын Евгений. Однако к 1965 году Евгения Владимировна умирает от сильнейшего воспаления легких, заставляя Бориса Леонидовича на несколько месяцев замкнуться в себе.

Со своей второй женой – Зинаидой Николаевной Нейгауз – писатель и поэт прожил недолго. Пара часто ссорилась и не могла найти компромиссов, поэтому в 1948 году, когда Борис встречает свою третью и последнюю любовь – Ольгу Ивинскую – он бросает семью и начинает новую жизнь. К слову, после его смерти жена была обвинена в измене родине и вынуждена была провести в заключении целых четыре года, после чего её отпустили и позднее оправдали.

stories-of-success.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о