Портреты военных людей 1945: Изобразительное искусство в годы Великой Отечественной войны

Содержание

Изобразительное искусство в годы Великой Отечественной войны

Тема защиты Отечества – вечная в изобразительном искусстве и одна из наиболее почитаемых в российской художественной культуре. Освободительная борьба против фашизма вызвала в народе всплеск духовных и физических сил, превратилась в смысл и содержание жизни: во что бы то ни стало выстоять и победить! С этим чувством прошли через войну и деятели искусства – художники, музыканты, скульпторы, писатели. Свое служение Родине они видели в создании произведений, мобилизующих духовные силы общества. Как оказалось, художественные произведения стали могучим оружием и эффективным агитационным средством в великой битве протии фашизма.

На фронтах Великой Отечественной сражалось множество художников – профессионалов и начинающих авторов. Среди них было не мало добровольцев отправившихся на фронт в первые дни войны, причем, далеко не каждый из них выполнял свою боевую задачу с карандашом и бумагой в руках. Воевали в артиллерии, в танковых войсках, в партизанских и развед.

подразделениях, но чаще всего – рядовыми пехоты. Вместе со всеми мерзли в окопах, ходили в атаку, в полной мере разделяли боль отступления и радость побед. За годы войны окрепло и выросло дарование многих художников. Они поэтому и смогли создать волнующие произведения, потому что сами находились в центре событий. Репортажный рисунок – фронтовые портреты, виды разрушенных городов. Эти работы представляют несомненную историческую ценность как подлинные документы той эпохи. В них органически сочетаются ощущения автора и объективная правда войны. Шестеро художников за боевые подвиги удостоены звания Героев Советского Союза. И все эти годы они не оставляли своей любимой профессии – рисовали, писали, лепили. Их творческим трудом была создана впечатляющая изобразительная летопись войны. В натурных рисунках и этюдах, сделанных в окопах, во время боев, в медсанбатах и госпиталях, в партизанских отрядах, в подразделениях пехоты, штурмовой авиации, разведки, в расположениях танковых войск и осажденных городах ими создана галерея сильных народных характеров.
Сохранившиеся картины того периода, фронтовые рисунки и этюды – уникальные исторические свидетельства военного лихолетья.

И сегодня, с уверенностью можно говорить, что задачу — поддерживать в народе боевой дух, веру в победу и вдохновлять людей на подвиги, представители изобразительного искусства выполнили всесторонне.

Василий Васильевич Журавлёв

Василий Васильевич Журавлёв

Живописец, график, искусствовед, художественный критик

Московские зенитчики (1943г.)

Выдающийся художник и педагог В.В. Журавлёв в 1941-1945 гг. отметился циклом работ на военную тематику. Одна из самых примечательных из них – «Московские зенитчики».

Все элементы картины наполнены глубоким смыслом. Счетверённая зенитная пулемётная установка М4 обр. 1931 г. – далеко не самое надёжное средство ПВО в условиях Великой Отечественной войны, но мощи 4-х пулемётов «Максим» вполне достаточно, чтобы воспрепятствовать прицельному бомбометанию по мосту немецких штурмовиков в случае их прорыва к Москве.

Наличие девушки в расчете орудия – очевидный признак того, что мужчин для службы в ПВО уже не хватает, всё больше их уходит на фронт и заменять их на боевых постах в тылу и у станков приходится женщинам. На заднем плане картины изображен Московский Кремль – его стены и башни давно стали скорее объектом духовного и культурного наследия – и теперь сами нуждаются в защите от фашистских варваров.

Петр Петрович Кончаловский

Петр Петрович Кончаловский

Советский художник, авангардист.

Лермонтов на Кавказе (1941-1943)

Поездка на Кавказ, предпринятая Кончаловским в 1927 году, вдохновила его на создание нескольких полотен, посвященных творчеству поэта: «Мцыри. Гроза», «С развалин Мцыри», «Казбек», «Пятигорск. Дом Лермонтова».

В 1941 году, перечитывая Лермонтова в бомбоубежище, Кончаловский задумал написать его портрет. По словам художника, темой картины стала первая ссылка Лермонтова: «После смерти Пушкина еще мало известный Лермонтов, потрясенный и разгневанный… пишет гениальные стихи “На смерть поэта”. Стихи на устах у всей России. Лермонтов, уже признанный поэт, едет в изгнание на Кавказ… «Образ Лермонтова я искал в портретах, написанных с натуры, в воспоминаниях современников и, наконец, в его поэзии. Лермонтов гордый и счастливый признанием, тоскующий по родине, почти юноша таков он должен быть на моей картине». В мастерской было холодно, и художник перенес полотно домой. Но и здесь писать приходилось в полушубке и перчатках, а во время бомбежек – спускаться в бомбоубежище. Так рождалась картина «Лермонтов на Кавказе», работа над которой продолжалась в течение нескольких лет. Впоследствии она хранилась в семье художника, а 2007 году через Россвязьохранкультуру потомки П.П. Кончаловского – А.С. Михалков-Кончаловский, Н.С. Михалков, О.Ю. Семенова и М.М. Баратова передали ее в дар Государственному Литературному музею.

Лентулов Аристарх Васильевич

Лентулов Аристарх Васильевич

Советский художник, авангардист.

Оборона Ленинграда

Выдающийся русский живописец и сценограф А. В. Лентулов изобразил на своей картине «Оборона Ленинграда» матросов Краснознамённого Балтийского флота, ведущих огонь из зенитных орудий. Фактически запертыми с началом войны в узкой акватории Финского залива, а потом и оттеснёнными на Кронштадтский рейд, морякам-балтийцам удалось сыграть огромную роль в обороне города на Неве от гитлеровских полчищ.

Нисский Георгий Григорьевич

Нисский Георгий Григорьевич

Советский живописец

«Бой над Баренцевым морем» (1942г.)

В годы Великой Отечественной войны Г.Г. Нисский оставался в Москве. Сотрудничал в «Окнах ТАСС».

Г.Г. Нисский – один из самых известных советских художников-маринистов. Для лучшего погружения в сюжет будущей картины ему не раз приходилось подниматься в небо на аэроплане, участвовать в походах на катерах, боевых кораблях и даже на подводных лодках.

Его картина «Над Баренцевым морем» полна торжествующей мстительности, с которой советский истребитель уничтожает орудие террора — фашистский бомбардировщик.

Спасения фашистским лётчикам ждать негде — под ними холодные воды Баренцева моря.

Труды Г.Г. Нисского в 1941-1945 гг. нашли признание в награждении его медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Юрий Иванович Пименов

Юрий Иванович Пименов

Живописец, график, театральный художник

Фронтовая дорога

Во время Великой Отечественной войны Пименов входил в рабочую группу художников «Окон ТАСС». Картина «Фронтовая дорога» (1944) – одна из многочисленных работ, созданных за год до окончания войны. В ней художник использовал тот творческий метод, который найден был им в середине 1930-х и о чем свидетельствует его картина «Новая Москва» (1937). Художник строит композицию таким образом, что зритель как бы внезапно въезжает на дорогу и перед ним открывается широкая панорама разграбленного и разрушенного в результате фашистского нашествия города. Вместе с девушкой-водителем и ее спутником он ощущает сопричастность к происходящему.

Юрий Пименов умеет с необыкновенной зоркостью угадать душу времени, уловить его могучий пульс и романтическое начало.

Пластов Аркадий Александрович

Пластов Аркадий Александрович

Русский художник из семьи потомственных иконописцев

Фашист пролетел

«Фашист пролетел» — одна из самых знаковых картин времен Великой Отечественной войны. Зрителю кажется, будто «Мессершмитт» только-только пронесся над его головой и всего-навсего несколько секунд назад раздалась пулеметная очередь. Лишь случайно пули не задели зрителя, а сразили мальчонку уткнувшегося лицом в траву на косогоре…

Картина «Фашист пролетел» была написана А. Пластовым в 1942 г. в период Великой Отечественной войны. Работа выполнена маслом на холсте. Размер картины составляет 138 x 185 см. Картина находится в Государственной Третьяковской галерее.

Яковлев Василий Николаевич

Яковлев Василий Николаевич

Советский художник-живописец.

Искусствовед, выдающийся реставратор.

Портрет генерал-майора И.В. Панфилова (1942г.)

Один из художников-классиков социалистического реализма В.Н. Яковлев в годы Великой Отечественной войны создал цикл работ, включавший в себя как портретную, так и жанровую живопись. Хотя даже портреты, выходившие из-под его кисти, поражают динамичностью и насыщенностью историческим контекстом. За виртуозное изображение героев войны В.Н. Яковлев неоднократно был удостоен высших правительственных премий, в т.ч. и Сталинской первой степени.

«Портрет генерал-майора И.В. Панфилова», выполненный уже после смерти военачальника, вселяет надежду в скорый разгром врага не только под Москвой, но и по всему фронту.

Ветераны 1941-1945

Алексеев Николай Сергеевич
(1914 – 1992)
Профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики.

Войну начал солдатом в рядах Советской Армии, а закончил в должности военного прокурора отдельной железнодорожной бригады. В боях был ранен и контужен. Награжден орденами Отечественной войны I и II степеней, орденом Красной Звезды, Серебряным Крестом Польской Народной Республики и многими медалями.

Бежан-Бек Вадим Леонидович
Ассистент кафедры уголовного процесса и криминалистики

1941 году поступил в Первое Московское Краснознаменное артиллерийское училище. Участник обороны Москвы, освобождения Смоленска, Витебска, Кенигсберга. Победу встретил в Прибалтике. Награжден Орденом боевого Красного знамени, Орденом Отечественной войны I и II степеней, Орденом Красной Звезды и медалями.

Беляев Николай Александрович
(1923 – 2004)

Доктор юридических наук профессор кафедры уголовного права

Домахин Серафим Андреевич
(1924 – 1968)

Доцент кафедры уголовного права

Окончил среднюю школу в 1940 г. В июле 1941 г. был призван в ряды Красной Армии и направлен в 286-ю стрелковую дивизию (Волховский фронт), в составе которой воевал до 9 мая 1945 г. Был сначала рядовым, потом сержантом, начальником военной радиостанции. Побывал на Ленинградском, Волховском, Первом Украинском фронтах. Демобилизовавшись из армии, поступил в Юридический институт им. М. И. Калинина.

Награжден Орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу» (трижды), «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За освобождение Праги».

В июне 1941 г. по окончании 9 классов С. А. Домахин вступил в ряды Советской Армии, получил военное образование. С 1942 по 1944 г. служил в действующей армии (Калининский, Воронежский, 2-й Украинский фронты). В апреле 1944 г. он был тяжело ранен и в течение года находился на излечении. Демобилизовавшись в 1945 г., С. А. Домахин поступил в Ленинградский юридический институт им. М. И. Калинина.

Гальперин Григорий Борисович

Профессор кафедры теории и истории государства и права

Катькало Сергей Иванович

Доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики

В 1941 году был призван на фронт членом коллегии ВТ КМОР (Кронштадский морской оборонительный район), где служил до 1943 г. В 1943 – 1945 гг. – член коллегии ВТ ЛВМГ (Ленинградский военно-морской гарнизон).

Демобилизовался в 1946 году. В этом же году получил звание доцента, до 1952 году работал в ЛЮИ на кафедре теории и истории государства и права. С 1954 г. работал в Ленинградском государственном университете.

До войны Сергею Ивановичу удалось закончить только 9 классов. В 16 лет в июле 1941 г. по спецпризыву ЦК комсомола ушел на фронт в составе полтавского комсомольского батальона добровольцев-политбойцов. В составе гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка он принимал участие в боях на Юго-Западном, Южном, Воронежском, Степном, Сталинградском фронтах. Оборонял Киев и Кременчук, Полтаву и Харьков. Отступал до Сталинграда. А потом начал обратное движение. Освобождал Харьков, Кировоград. Брал Яссы и Будапешт. Был разведчиком – старшим наблюдателем. В конце войны служил в штабе полка. Получил два ранения. Награжден пятью правительственными наградами: орденами и медалями. В 1948 году его без экзаменов зачислили в университет на юридический факультет.

Иоффе Олимпиад Соломонович
(1920-2005)

Профессор кафедры гражданского права

Каландадзе Авксентий Мелитонович
(1904-?)

Профессор кафедры земельного и колхозного права

К моменту начала войны О. С. Иоффе уже окончил три курса, проявил яркие способности к научным исследованиям и одним из юридических журналов того времени был отмечен как будущий ученый-правовед. С июня 1941 по апрель 1944 находился на оперативной и следственной работе в органах контрразведки. Карельского фронта, затем служил переводчиком командующего Карельским фронтом. После разгрома нацизма продолжал службу с июня по октябрь 1945 года в военном управлении в советской оккупационной зоне. После демобилизации возвратился в институт, который закончил в 1946.

В годы блокады Ленинграда служил в Военной прокуратуре Смольнинского района Ленинграда. В январе 1942 г., приехав с фронта, он защитил кандидатскую диссертацию.

Каск Леопольд Иоганович
(1923 – 1998)

Доцент кафедры теории и истории государства

Кожохин Борис Иванович
(1922-2009)

Профессор кафедры административного и государственного права.

После окончания средней школы в 1942 г. призван в ряды Советской Армии и воевал на Северо-Кавказском фронте. В сентябре 1943 г. Л. И. Каска как эстонца по национальности направили в Эстонский корпус, в составе которого он участвовал в боях за освобождение Эстонии. В ноябре 1944 г. получил тяжелое ранение, вследствие которого ему ампутировали оба предплечья. Он перенес пять тяжелых операций и был демобилизован в марте 1946 г. как инвалид войны I степени. Награжден Орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией» и другими наградами. Находясь на излечении в госпитале, Л.И. Каск в сентябре 1945 г. поступил на юридический факультет ЛГУ.

В 1940 г. был призван в армию. За неделю до войны его отправили в интендантское училище в Ярославль, затем в Омск. Служил делопроизводителем в ракетном дивизионе, потом попал в стрелковый полк и в штаб 37-й стрелковой дивизии. Демобилизовался после войны в чине старшего лейтенанта административной службы.

Крылов Иван Филиппович
(1906 — 1996)

Профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики

Королев Алексей Иванович
(1923-2007)

Профессор кафедры теории и истории государства и права.

В первые дни войны недавно избранный председатель областной коллегии адвокатов добровольно вступил в народное ополчение и сражался в рядах Советской Армии Прошел путь от солдата до подполковника юстиции. Закончил войну на должности заместителя прокурора 3-го Белорусского фронта. Демобилизован в 1948 г. Награжден двумя орденами Отечественной войны и медалями.

В июне 1941 г. 17-летним комсомольцем был зачислен добровольцем в Ленинградский коммунистический батальон. Начав службу рядовым на передовой, после первого ранения прошел ускоренный курс в эвакуированном в Свердловск Черкасском пехотном училище. Воевал на Центральном, Юго-Западном и 3-м Украинском фронтах. Занимал должности красноармейца, командира минометной роты, заместителя командира дивизиона по строевой части в 100-й гвардейской дивизии, ставшей впоследствии 1-й гвардейской дивизией. Был трижды ранен, стал инвалидом. Демобилизовался из действующей армии летом 1944 г. в звании гвардии лейтенант. В августе 1944 г. вошел в когорту студентов первого набора на возрожденный юридический факультет ЛГУ. Награжден орденом Октябрьской революции, орденом Отечественной войны I степени, орденом Красной Звезды, медаль «За победу над Германией».

Левченко Григорий Петрович

Старший преподаватель кафедры колхозного и земельного права

После призыва в августе 1942 г. полгода был курсантом пулеметного училища, а потом еще два месяца служил в стрелковом полку. Воевать же выпало лишь три месяца – с мая по август 1943 г. – рядовым автоматчиком. Он принял участие в ожесточенной операции по освобождению Смоленска. Там его настиг вражеский снаряд. Три месяца ушло на излечение в эвакогоспитале в Москве. Потом снова курсант – до самого мая 1945 г. В 1950 г. стал студентом юридического факультета ЛГУ.

Ливанцев Константин Евгеньевич
(род. в 1923 )
Профессор кафедры теории и истории государства.

Получил свой школьный аттестат 16 июня 1941 г., К. Е. Ливанцев подал документы в Пушкинскую минометную школу младших командиров, а вскоре ушел на фронт, попав в 125-ю минометную дивизию. Он участвовал в боях на Ленинградском фронте. При снятии блокады отличился в атаках на Красное Село, Волосово, Сланцы, форсировал Чудское озеро, воевал в Прибалтике и дошел до Германии. В 1944 г. после прямого попадания снаряда в землянку он получил тяжелейшую контузию с частичной потерей слуха.

Лукашевич Владимир Захарович
(1925-2006)

Профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики

Годы войны прошел в пехоте. Форсировал Днепр. В 1944 году получил ранение в голову, был контужен. В феврале 1945 г. за Одером его ранили. Левую ногу пришлось ампутировать. До 1947 года лежал в госпиталях, потом офицера В. З. Лукашевича демобилизовали.

Малинин Сергей Александрович
(1923-2006)
Профессор кафедры международного права

В первые дни 18-летним юношей добровольцем вступил в истребительный батальон и участвовал в боях на подступах к Петрозаводску. Затем – курсант Одесского училища артиллерии большой мощности (в г. Сухой Лог Свердловской области). С марта 1942 г. по март 1945 г. участвовал в боевых действиях на Западном и 3-м Белорусском фронтах на командных должностях (командир огневого взвода, командир взвода управления артиллерийского дивизиона, начальник разведки бригады, начальник разведки артиллерийской дивизии). После тяжелого ранения в марте 1945 г. более года находился в госпиталях.

Николаева Лидия Александровна
(1923-2005)

Профессор кафедры государственного и административного права

В начале войны студентка ЛЮИ им. Калинина Л.А. Николаева работала на заводе «Радист» в блокадном Ленинграде. Служила в знаменитой контрразведке «Смерш», затем в Беломорской военной флотилии. Вернувшись с фронта, продолжила учебу на юриста.

Пашков Алексей Степанович
(1921 – 1996)

Профессор кафедры трудового права

В 1939 году Алексей Степанович был призван в ряды Вооруженных Сил, в которых прослужил до 1946 года. В годы Великой Отечественной войны А. С. Пашков принимал непосредственное участие в боях в составе войск Центрального и 3-го Украинского фронтов. Удостоен правительственных наград.

Потюков Александр Георгиевич
(1922-2008)
Доцент кафедры гражданского права

В 1940 г. поступил в Авиационно-техническое училище. Под первую бомбежку попал в Москве на Белорусском вокзале. Затем – фронт и долгий путь к Победе. Демобилизовался в 1947. Награжден медали «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «За оборону Ленинграда».

Прудинский Аркадий Михайлович
(1921 – 1999)

Доцент кафедры трудового права и охраны труда

В 1942 г. он был призван в ряды Вооруженных сил. В июле 1943 года прибыл в самоходный артиллерийский полк 5 танкового корпуса и сразу же принял участие в боевых действиях. Всю войну прослужил в одном полку. Был старшиной, служил заведующим делопроизводством на офицерской должности. Освобождал Белоруссию, Прибалтику – в районе станции Эргли (Латвия) в сентябре 1944 г. В составе Брянского, Второго Прибалтийского и Первого Украинского фронтов вместе с полком прошел от Курской дуги почти до Берлина. День Победы застал в 80 км от столицы Германии (полк находился в резерве и в штурме Берлина участия не принимал). Награжден медалью «За отвагу», «За боевые заслуги», Орденом Отечественной войны. Демобилизовался в октябре 1945 г.

Санталов Алексей Иванович
Доцент кафедры уголовного права.

В 1940 г. поступил в полковой школе 115-го зенитно-артиллерийского полка и стал наводчиком орудия. Начало войны встретил в расчете батареи, занимавших «точку» на Кировских островах. В составе дивизии народного ополчения сдерживал врага на Лужском рубеже. В начале августа 1941 г. прямым попаданием мины орудийная машина А. И. Санталова была выведена из строя. Его направили в отдельный учебно-танковый полк. Оттуда в январе 1942 г. он был определен в отдельный танковый батальон. Держал оборону под Автово и Рыбацким. В январе 1943 г. под сильным артиллерийским огнем он, в составе танковой бригады, по льду переправился на правый берег Невы. Один из снарядных осколков тяжело ранил его. Два месяца госпиталей и – снова в строй, в отдельный учебно-танковый полк. В 1946 году был демобилизован.

Отмечен золотой нашивкой, свидетельствующей о тяжелом ранении, орденом Отечественной войны и медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией».

Слуцкий Иосиф Ильич
(1906-1959)

Профессор кафедры уголовного права

С первых дней И. И. Слуцкий находился в составе Советской Армии, работал членом военного трибунала Ленинградского фронта, а затем с 1942 г. по октябрь 1945 г. заместителем председателя Военного трибунала. Награжден орденом Отечественной Войны II степени и медалями «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией».

Смирнов Виктор Тимофеевич
(1923 – 1996)

Профессор кафедры гражданского права

Солодкин Иосиф Исаакович
(1911 — 1972)

Профессор кафедры уголовного права

В 18-летнем возрасте он ушел на фронт, прошел всю войну и был награжден государственными наградами. После демобилизации Виктор Тимофеевич работал на производстве и одновременно учился во Всесоюзном юридическом заочном институте.

И. И. Солодкин около сорока лет учился и работал в коллективе ленинградских юристов, снискав глубокое уважение и любовь товарищей. Он прошел путь от рабочего-станочника, журналиста, студента и аспиранта Юридического института, участника двух войн, награжденного многими орденами, до профессора юридического факультета Ленинградского университета.

Сорокин Валентин Дмитриевич
(1924-2006)

Профессор кафедры государственного и административного права

Ушков Борис Иванович

Доцент кафедры трудового права

Со студенческой скамьи, летом 1942 г., был призван в ряды Советской армии и ушел на фронт. Участвовал в обороне Кавказа, Кубани, сражениях Ясско-Кишеневской операции, в боях за освобождение Болгарии, Румынии, Югославии, Венгрии, Чехословакии. В феврале 1946 г. демобилизовался. Среди боевых наград: медаль «За боевые заслуги» и две медали «За отвагу».

18-летнего выпускника средней школы сразу направили в военное училище, а после его окончания в октябре 1944 г. – дали под его командование роту. Воевал в составе 2-го Украинского фронта. Участвовал в освобождении Чехословакии. В феврале 1945 г. был ранен и контужен. Демобилизован в 1946 г.

Хрусталев Борис Федорович
(1923 – 2001)
Доцент кафедры трудового права и охраны труда

24 июня 1941 г. Б.Ф. Хрусталеву исполнилось 18 лет, а 7 июля его уже призвали в армию. Отправили курсантом в специальное военное училище при штабе Ленинградского Военного Округа. В апреле 1942 года закончил училище и попал на Ленинградский фронт в 136-ю гвардейскую дивизию, которая прорвала блокаду и стала 63-й гвардейской дивизией. Служил в пехоте, в опергруппе при командире дивизии (комдивом был известный ветеранам-ленинградцам генерал Н. П. Симоняк) – помощником начальника штаба по спецсвязи. Войну закончил на Ленинградском фронте в Курляндии – капитаном, начальником отдела. Во время войны был членом военного трибунала на нескольких заседаниях (народный заседатель). Награжден двумя орденами Отечественной войны и Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги». Демобилизовался в июне 1946 г.

Чечот Дмитрий Михайлович
(1923 – 2004)
Профессор кафедры гражданского процесса

На фронте с 1941 г. Сначала в запасном полку, потом – батальон обслуживания авиационных частей в Лодейном поле (бои шли недалеко от Петрозаводска). Вскоре, по состоянию здоровья, был переведен секретарем военного трибунала 7-й отдельной армии, где прослужил до весны 1942 г. После расформирования трибунала попал в автомобильный батальон шофером с середины 1942 до осени 1945 г. Затем батальон был переброшен на юг, в Сталинград, уже после того как там закончились бои. Потом был Борисоглебск, Харьков, Киев, Шепетовка. На правом берегу Днепра батальон столкнулся с бендеровцами. В районе г. Станислав его снова перевели в штаб. Часть принимала участие в освобождении Польши и Чехословакии. Война для Д.М. Чечота закончилась 24 мая 1945 г. с подавлением сопротивления немецких войск под Прагой.

Шаргородский Михаил Давидович
(1904 – 1973)

Профессор кафедры уголовного права

Юрченко Александр Константинович
(род. в 1919)

Профессор кафедры гражданского права

В 1934 г. переехал в Ленинград, где был вначале доцентом и деканом в Юридическом институте, профессором, заведующим кафедрой уголовного права. В годы войны служил в органах военной юстиции. После окончания войны вернулся в Ленинград.

С началом войны был направлен в военно-пехотное училище. После пяти с половиной месяцев подготовки ему было присвоено воинское звание младшего лейтенанта. А.К. Юрченко попал на Волховский фронт. В 1942 г. он получил тяжелейшее ранение и 22 месяца провел в госпитале. Начал посещать юридическую школу в Омске. Окончил следственно-прокурорские курсы и в 1944 г. вернулся в Ленинград, где поступил на юридический факультет ЛГУ.

Явич Лев Самойлович
(1919-2004)

Профессор кафедры теории и истории государства и права

Яковлева Валентина Федоровна
(1922-2007)

Профессор кафедры коммерческого права

Закончив 1-й Ленинградский юридический институт накануне войны, пройдя Великую Отечественную войну и работу в органах прокуратуры, Л. С. Явич закончил аспирантуру и занимался научно-педагогической деятельностью в Таджикистане, Москве и Ленинграде.

В 1940 г. закончила с отличием школу. В первую блокадную зиму отработала на фабрике «Большевичка», а в мае 1942 г. ушла на фронт. Служила связистом, радистом, телефонистом в роте связи в 46-м батальоне аэродромного обслуживания (БАО), который подчинялся 96-му району авиабазирования, а последний 7-ому (потом 2-ому) корпусу ПВО, в конечном итоге замыкался на 13-ую воздушную армию. Участвовала в подготовке прорыва блокады, снятия блокады в январе 1944 г.

Была награждена : орденом Великой Отечественной войны 2 степени, 11 медалями, в том числе «За победу над Германией», «За оборону Ленинграда»

В июле 1945 г. демобилизовалась и поступила в Юридический институт им. М. И. Калинина.

Живопись в период Великой Отечественной Войны

С началом Великой Отечественной войны художники принимают самое активное участие в борьбе с врагом. Часть из них ушли сражаться на фронт, другие – в партизанские отряды и народное ополчение. Между боями они успевали выпускать газеты, плакаты, карикатуры. В тылу художники были пропагандистами, устраивали выставки, они превратили искусство в оружие против врага – не менее опасное, чем настоящее.

В течение войны было организовано много выставок, среди них две всесоюзные («Великая Отечественная война» и «Героический фронт и тыл») и 12 республиканских. В зажатом в кольцо блокады Ленинграде художники выпускали журнал литографических эстампов «Боевой карандаш» и вместе со всеми ленинградцами показали всему миру беспримерное мужество и силу духа.

Как и в годы революции, первое место в графике военных лет занимал плакат. Прослеживаются два этапа в его развитии. В первые два года войны плакат имел драматическое, даже трагическое звучание. Уже 22 июня появился плакат Кукрыниксов «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!». Он обрушивал народную ненависть на вторгшегося противника, требовал возмездия, призывал к защите Родины. Главной была мысль об отпоре врагу, и она была выражена суровым, лаконичным изобразительным языком, независимо от творческих индивидуальностей.

Широко использовались отечественные традиции. Так, «Родина-мать зовет!» И. Тоидзе (1941) с аллегорической женской фигурой на фоне штыков, держащей в руках текст военной присяги.

Плакат стал как бы клятвой каждого бойца. Нередко художники прибегали к образам наших героических предков.

На втором этапе, после перелома в ходе войны, меняется и образ плаката и настроение на оптимистичное и, даже, юморестическое. B.C. Иванов изображает солдата на фоне переправы через Днепр, пьющего воду из каски: «Пьем воду родного Днепра. Будем пить из Прута, Немана и Буга!» (1943).

В годы войны появились значительные произведения станковой графики. Это и быстрые документально-точные фронтовые зарисовки, разные по технике, стилю и художественному уровню. Это и портретные рисунки бойцов, партизан, моряков, санитарок, командиров – богатейшая летопись войны, впоследствии переведенная частично в гравюру. Это и пейзажи войны, среди которых особое место занимают изображения блокадного Ленинграда. Так появилась графическая серия Д. Шмаринова «Не забудем, не простим!» (уголь, черная акварель, 1942), возникшая из зарисовок, которые он делал в только что освобожденных городах и деревнях, но окончательно завершенная уже после войны: пожарища, пепелища, плачущие над телами убитых матери и вдовы – все сплавилось в трагический художественный образ.

Особое место в военной графике занимает историческая тема. В ней раскрывается наше прошлое, жизнь наших предков (гравюры В. Фаворского, А. Гончарова, И. Билибина). Представлены также архитектурные пейзажи прошлого.

В живописи военных лет тоже были свои этапы. В начале войны – в основном фиксация увиденного, не претендующая на обобщение, почти торопливая «живописная зарисовка». Художники писали по живым впечатлениям, а в них недостатка не было. Не всегда удавалось задуманное, картинам не хватало глубины в раскрытии темы, силы обобщения. Но всегда была большая искренность, страстность, восхищение людьми, стойко выдерживающими нечеловеческие испытания, прямота и честность художественного видения, желание быть предельно добросовестным и точным.

В годы Великой Отечественной войны выдвинулось много молодых художников, они сами были участниками боев под Москвой, великой битвы за Сталинград, они форсировали Вислу и Эльбу и брали штурмом Берлин.

Конечно, в первую очередь развивается портрет, потому что художники были потрясены мужеством, нравственной высотой и благородством духа наших людей. Сначала это были предельно скромные портреты, лишь фиксирующие черты человека военной годины,– белорусских партизан Ф. Модорова и воинов Красной Армии В. Яковлева, портреты тех, кто боролся за победу над фашизмом в тылу, целая серия автопортретов. Обыкновенных людей, вынужденных взяться за оружие, проявивших в этой борьбе лучшие человеческие качества, стремились запечатлеть художники. Позже появились парадные, торжественные, иногда даже патетические изображения, как, например, портрет маршала Г. К. Жукова работы П. Корина (1945).

В 1941–1945 гг. развивается и бытовой, и пейзажный жанр, но они всегда так или иначе связаны с войной. Выдающееся место в формировании и того, и другого в военные годы принадлежит А. Пластову. Оба жанра как бы объединены в его картине «Фашист пролетел» (1942).

В жанре пейзажа в военные годы работают и старейшие мастера (В. Бакшеев, В. Бялыницкий-Бируля, Н. Крымов, А. Куприн, И. Грабарь, П. Петровичев и др.), и более молодые, вроде Г. Нисского, создавшего несколько экспрессивных, очень выразительных полотен.

Выставки пейзажистов в годы войны говорят об осмыслении ими пейзажа в новом образе, принадлежащем суровому военному времени. Так, эти годы сохранили и почти документальные пейзажи, ставшие со временем историческим жанром, как «Парад на Красной площади 7 ноября 1941 года» К.Ф. Юона (1942), запечатлевший тот памятный для всех советских людей день, когда бойцы прямо с заснеженной площади шли в сражение – и почти все погибли.

Не лишена определенной плакатности, столь чуждой искусству живописи, и картина А.А. Дейнеки «Оборона Севастополя» (1942), созданная в дни, когда шел «бой… святой и правый, смертный бой не ради славы, ради жизни на земле». В самой теме причина огромного эмоционального воздействия картины.

Знаменательно, что дух войны, пронизанность одной мыслью – о войне – передается художниками иногда в характере простой жанровой картины. Так, Б. Неменский изобразил женщину, сидящую над спящими бойцами, и назвал свое произведение «Мать» (1945): она может быть и матерью, охраняющей сон своих собственных сыновей-солдат, но это и обобщенный образ всех матерей тех воинов, что сражаются с врагом.

Через обыкновенное, а не исключительное изображает он повседневный подвиг народа в этой самой кровопролитной из всех бывших на земле войн.

В последние годы войны одно из лучших своих живописных произведений создали Кукрыниксы, обратившись к образу древности – Софии Новгородской как символу непобедимости русской земли («Бегство фашистов из Новгорода», 1944–1946). Художественные недостатки этой картины искупаются ее искренностью и подлинным драматизмом.

К  концу войны, намечаются изменения, картины становятся сложнее, тяготеют к многофигурности, так сказать, «разработанной драматургии».

В 1941–1945 гг., в годы великой битвы с фашизмом, художниками было создано немало произведений, в которых они и выразили всю трагедию войны, и прославили подвиг победившего народа.

известные люди, деятели культуры на войне.

В Великой Отечественной войне участвовали многие деятели культуры: режиссеры, писатели, скульпторы, композиторы. «Культура.РФ» вспоминает тех, к чьим фронтовым историям не так часто обращаются в прессе.

Эрнст Неизвестный

Эрнст Неизвестный. Фотография: meduza.io

Эрнст Неизвестный. Фотография: regnum.ru

Эрнст Неизвестный. Фотография: rtr-vesti.ru

Один из самых известных советских скульпторов Эрнст Неизвестный воевал младшим лейтенантом на 4-м Украинском фронте в составе воздушно-десантных войск. Он участвовал во многих боевых операциях, в том числе в штурме Будапешта.

Всего за пару недель до конца войны Неизвестный был тяжело ранен в Австрии: «Я был ранен очень тяжело, разрывная пуля пробила грудь, выбила три ребра, три межпозвоночных диска, порвала плевру. Я только много позже узнал, что я почти Рэмбо, потому что убил двенадцать фашистов. И это был рукопашный бой, лицом к лицу в окопах. Ну и, естественно, я начал умирать. Пока меня везли, немцы вовсю бомбили, мне еще досталось взрывной волной, добавилась контузия. Так что в конце концов я весь был закован в гипс, абсолютно невменяем. И в какой-то момент меня сочли мертвым и отнесли в подвал. Однажды санитары, молодые мальчишки, потащили меня. А тяжело же, они меня неловко сбросили — что с мертвым считаться?! И тут с гипсом что-то произошло, сдвинулось, я заорал. Меня и реанимировали…»

Эрнст Неизвестный был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу».

Евгений Вучетич

Фидель Кастро и Евгений Вучетич, Мамаев курган. Фотография: v1.ru

Мамаев курган. Фотография: mkrf.ru

Евгений Вучетич. Фотография: stoletie.ru

Автор легендарного монумента памяти Великой Отечественной войны «Родина-мать» Евгений Вучетич с первых дней войны ушел добровольцем на фронт. Первое время он служил рядовым солдатом-пулеметчиком, но уже через год получил звание капитана. «Во время одного из наших наступлений, — вспоминал Вучетич, — между мной и бегущим впереди молодым лейтенантом упала мина. В нескольких местах ее осколки пробили мою шинель. Обошлось. А лейтенант упал. Поравнявшись с ним, я обернулся, буквально на мгновение, но побежал дальше: наступление продолжалось… »

В 1942 году во время штурма Любани Вучетич был контужен и долгие месяцы провел в госпитале. Как только он снова начал ходить и смог восстановить речь, он был зачислен военным художником в Студию военных художников имени М. Б. Грекова. После войны Евгений Вучетич был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

В творчестве скульптора военный опыт стал определяющим. Вучетич говорил: «Ты думаешь, мне не хочется изваять обнаженную женщину, полюбоваться красотой тела? Хочется! Но я не могу, не имею права. Я должен в каждой вещи своей нести идею, быть солдатом».

Михаил Аникушин

Михаил Аникушин. Фотография: gup.ru

Михаил Аникушин. Фотография: kudago.com

Михаил Аникушин. Фотография: nuz.uz

С первых дней Великой Отечественной войны Михаил Аникушин, автор памятника Пушкину на площади Искусств в Петербурге, воевал в ополчении. Долгое время он участвовал в обороне Ленинграда, а в свободные от боя минуты писал этюды, лепил фигурки бойцов.

Читайте также:

Один случай особенно врезался в память Аникушину: «Зимой сорок второго — сорок третьего годов по каким-то неотложным фронтовым делам я оказался в городе. На площади у Технологического института увидел небольшую группу бойцов в белых маскировочных халатах. Вооруженные автоматами, очевидно разведчики, они направлялись на передовую. Внезапно из ближайшей парадной выбежала девочка лет четырнадцати — худенькая, в наспех накинутом на плечи шерстяном платке — и, что-то крикнув, бросилась к одному из солдат. Он шагнул к ней, порывисто обнял, поцеловал. Бойцы остановились, выжидая. Кто он был, солдат, этой девочки отец, брат? Не знаю. Всего несколько мгновений длилась эта сцена. Потом разведчики двинулись дальше, а девочка скрылась в парадной. До сих пор необычно осязаемо вижу всю эту картину».

9 мая 1945 года война для Аникушина не закончилась: его отправили на Забайкальский фронт участвовать в войне с Японией. После окончания Второй мировой войны Михаил Аникушин был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина».

Андрей Эшпай

Андрей Эшпай. Фотография: mega-stars.ru

Андрей Эшпай. Фотография: 24today.net

Андрей Эшпай. Фотография: vmiremusiki.ru

Когда началась война, будущий известный композитор Андрей Эшпай был совсем юн. В свои шестнадцать лет он так сильно мечтал попасть на фронт, что прошел пешком до летной части 30 километров по 30-градусному морозу, чтобы записаться в добровольцы. Однако тогда Эшпаю отказали, и на войну он попал только в конце 1944 года, когда окончил Оренбургское пулеметное училище.

Окончил Эшпай и курсы военных переводчиков, что помогло ему при допросе пленных выяснить множество фашистских огневых точек. За этот вклад в будущую победу он был награжден орденом Красной Звезды. Среди многих медалей композитора — «За взятие Берлина» и «За освобождение Варшавы».

Вот как Эшпай вспоминал о военных событиях спустя годы после Дня Победы: «Я всегда с осторожностью говорю о войне. Все герои в земле сырой — война унесла лучших. Это запах гари. Гарь, гарь, гарь от Москвы до Берлина. Среди дыма и огня дружба бойцов — совершенно особое чувство, я хорошо это понял там, под Берлином. Само понятие «я» как-то исчезает, остаётся только «мы». У меня были два любимых друга, храбрейшие из храбрейших — Володя Никитский из Архангельска, Гена Новиков из Ташкента. Мы были неразлучны, не раз выручали друг друга. Оба они прошли всю войну и оба погибли в боях за Берлин, в последние часы войны. О войне нельзя говорить словами. Даже если вы не пишете конкретно о войне, она все равно присутствует в творчестве художника, который был на фронте. Тот, кто не был на поле боя, никогда не узнает, что такое война…»

Николай Уллас

Стадион имени В. И. Ленина в Лужниках. Фотография: booksite.ru

Николай Уллас. Фотография: smolnarod.ru

Обелиск на месте смерти Юрия Гагарина. Фотография: rodinagagarina.ru

В историю архитектуры Николай Уллас вошел как автор Центрального стадиона в Лужниках и обелиска на месте смерти Юрия Гагарина. Он многое сделал и для развития градостроения — разработал генплан Юго-Западных территорий Москвы, план застройки нескольких столичных районов. Николай Уллас прошел всю войну в составе Юго-Западного фронта. Он участвовал в боях за освобождение Северного Кавказа, Украины, Югославии, Венгрии и Австрии.

Вот как он вспоминал свои последние военные дни: «В декабре 1944 года мы вышли к столице Венгрии. Пешт был занят войсками 2-го Украинского фронта, а Буду, стоящую на холмах, должны были взять мы. Тяжелые уличные бои шли около трех месяцев. Мне, как начальнику инженерной службы, приходилось собирать саперные подразделения из разных полков и с ними наступать…»

После окончания войны Уллас был награжден двумя орденами Красной Звезды, медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За освобождение Белграда».

Автор: Лидия Утёмова

« Портрет ветерана» — ГТРК «Карелия»

Меня зовут Гапанович Кирилл. Я хочу рассказать про своего прадедушку Бекренева Александра Петровича.

Родился 13 августа 1922 года в селе Шокша. Когда началась Великая Отечественная Война, прадедушке Саше было 19 лет.

Однажды в село въехали немцы на мотоциклах, жители села очень испугались, что сейчас начнут стрелять, но немцы проехали мимо. После этого случая прадед был отправлен в деревню Кандалакша со своим дядей. Дядя не хотел отпускать прадедушку Сашу на войну, но он сбежал.

По словам мамы  и бабушки, прадед никогда не любил рассказывать про войну, говорил, что было очень страшно, умирало очень много детей и женщин. К сожалению, военные фотографии не удалось сохранить, так как дом прадеда сгорел.

В военные годы был разведчиком. Участвовал в Великой Отечественной Войне в составе:

— штаба 7  — й  диверсионной ( военные операции) армии в 1941 году;

— штаба 112 – го запасного стрелкового полка в 1942 по 1944 годы;

— 3 отделения морской пехоты.

За 6 дней до Победы, 3 мая 1945 года, был тяжело ранен в левое плечо. После ранения рука не действовала.

Получил правительственные награды.

— медаль « За отвагу», Орден Красной звезды, медаль « За боевые заслуги», орден Отечественной войны 1 степени.

Некоторые медали удалось сохранить:

— медаль 30 лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941 – 1945 годы;

— медаль 40 лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941 – 1945 годы;

Медали 25 лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941 – 1945 годы и « За победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941 – 1945 годы, к сожалению, не сохранились, остались только удостоверения.

Также прадедушка Саша награждён медалями «Вооруженные Силы СССР». Такими медалями награждаются военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск.

Юбилейные медали «50 лет Вооруженных Сил СССР», « 60 лет Вооруженных Сил СССР», « 70 лет Вооруженных Сил СССР».

Награжден знаком « 25 лет Победы в Великой Отечественной Войне».

Портрет моего прадедушки есть на стенде в нашей школе.

Главный танк, форма 1945 года и нарисованные портреты: как пройдет «Бессмертный полк» в Ростове

Ростов-на-Дону, 29 апреля 2019. DON24.RU. Еще больше военной техники, чем прежде, молодые люди в форме победного мая 1945 года, а также профессионально нарисованные портреты участников Великой Отечественной войны ждут участников акции «Бессмертный полк» в Ростове. Подробности корреспонденту ИА «ДОН 24» рассказал координатор акции, руководитель поискового объединения «Миус-Фронт» Андрей Кудряков.

Больше техники и победная форма

В этом году гостей и жителей донской столицы в рамках акции ждет еще больше техники, чем в предыдущие годы. В ее числе танки, бронемашины и автомобили, которые использовались в военное время.

«Например, танк Т-70. Мало кто знает, что это основной танк, который участвовал в Великой Отечественной войне. Он пройдет своим ходом, и над ним будет развеваться знамя победы. Дальше – полуторки и даже техника, которая поставлялась нам по ленд-лизу. Ребята, которые проедут в ней, будут одеты в форму победного мая 1945 года. Нигде, кроме как у нас в Ростове, на 9 Мая такого не будет», – рассказал Кудряков.

Вслед за военной техникой, как обычно, пройдет основной строй «Бессмертного полка»: потомки фронтовиков с портретами своих предков. Перед ними впервые в Ростове будут шествовать юнаремейцы – участники всероссийского детско-юношеского военно-патриотического общественного движения «Юнармия».

Нарисованные портреты и фотографы 

В этом году также будет больше художественной самодеятельности, в том числе оркестров, музыканты которых будут идти в строю «Бессмертного полка» и исполнять песни военных лет. Кроме того, впервые в России, в частности в донской столице, ученики детских школ искусств, а также художественной школы им. Чиненовых пройдут с нарисованными портретами своих предков-фронтовиков.

«Это перекликается с тем, что делают школьники, но делают не системно. Некоторые говорят: «У нас в семье нет фотографии нашего героя, знаем, что воевал, но снимка не сохранилось». Я говорю: «А нарисуйте, какими вы видите ваших дедушку или бабушку». Это трогательные детские рисунки, теперь же будет много ярких профессиональных работ», – отметил собеседник.

По его словам, в этом году впервые в Ростове во время акции будут работать и профессиональные фотографы от филиала Всероссийского государственного института кинематографии им. Герасимова (ВГИКа).

«Фотографии будут размещены на сайте, можно будет найти себя и взять снимок в семейный архив», – добавил координатор акции.

Справка: акция состоится 9 мая. Колонна с портретами фронтовиков пройдет от площади Карла Маркса до проспекта Ворошиловского. Участники «Бессмертного полка» смогут бесплатно распечатать фотографии в любом многофункциональном центре Ростовской области. В донской столице эта акция проходит в седьмой раз.

Современные поэты о войне 1941-1945

ДЕНЬ ПОБЕДЫ
 
Увы, нечасто встретишь ветерана,
Дожившего до современных смут.
Немалые года, былые раны
Уводят их на самый высший суд.
 
Прошедшие дороги всех режимов,
Они вершат торжественный парад
По памятной брусчатке на машинах,
А не пешком, как много лет назад,
 
Когда сжималось время под прицелом,
Когда грозила вражья кабала,
И был приказ, и Родина велела,
И падал пот в морозный день с чела.
 
Сумеет ли найти в своих анналах
Иной народ такие времена,
Когда на неприятеля вставала
Единым фронтом целая страна?
 
А тут – живьем, проснувшись спозаранку,
Участник на трамвай идет, спеша,
И не вмещает орденские планки
За модой не угнавшийся пиджак.
 
Прищурившись от утреннего света
И с палочкой (куда же без нее?)
Идет солдат, держа в руках Победу –
Нетленное наследие свое.
Станислав Гуляев
2009
 
 
С ДНЕМ ПОБЕДЫ!
 
Поздравляем сегодня героев-отцов
Всех военных, трудящихся тыла!
Поздравляем проливших за Родину кровь
И отдавших последние силы!
 
Соболезнуем павшим, им память на век,
И на все времена в сердце нашем!
Поздравляем с Победой сегодня и тех,
Кто в числе без известья пропавших!
 
Поздравляем живых, тех, кто с нами сейчас,
Вас заботами пусть окружают
Ваши правнуки, внуки и сыновья,
И все те, кто Вас любят и знают!
Дмитрий Румата
2008
 
ВОЙНА 41 ГОДА
 
Пропахшие порохом тучи неслись,
пролившись свинцом с небосвода.
«Ни шагу назад… И ни пяди земли…»
– Касается каждого взвода.
 
Но Киев захвачен, в кольце Ленинград,
бои – на пороге столицы:
бессонные ночи, кровавый закат,
суровые, скорбные лица.
 
Часы отступлений, как вы нелегки!
Ведь каждый считал – он виновен…
И только на Волге, у кромки реки,
был враг, наконец, остановлен.
 
А дальше – сраженья и ночью, и днем
за каждую русскую хату.
Приказ был: – на Запад, под шквальным огнем.
Всё было под силу солдату.
 
Свобода тому лишь до гроба верна,
кто предан идее народа.
Священная шла, мировая война, –
Война сорок первого года.
Влад Снегирев
2011
 
В ЗЕМЛЯНКЕ
 
Басы зениток ночью не слышны.
Опять дожди. Затишье. Мы в землянке
сидим, слегка уставши от войны
и от ее изгаженной изнанки.
Уже затихла хриплая гармонь.
Солдат читает, глядя на огонь:
 
«Мать и сыны сравнялись в грозный час.
Москва моя, военною судьбою
мы породнились, не смыкая глаз
ты в эту ночь, как мы, готова к бою».
Вдали разрыв. Наверное – фугас.
«Товарищ Сталин! Слышишь ли ты нас?»
 
Идет рассвет, в землянке всё тесней.
Пришли ребята даже из штрафбата.
Но стал короче список черных дней.
Позвольте, здесь опять его цитата:
«Но сыну было, — пусть узнает мать, —
Лицом на Запад легче умирать».
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Константин Симонов)
2013
 
ПИСЬМО СЫНУ
 
Я знаю ты на линии огня
лицом к врагу – он подлый и ужасный.
Ты был надеждой светлой для меня —
единственный, желанный и прекрасный.
А враг глумится над отчизной нашей.
Будь тверд в бою, отважен и бесстрашен.
 
Не жди, пока укутают снега
всю землю – от Днепра и до Урала.
Убей его, сейчас убей врага!
Он ненасытен и ему всё мало.
Будь прокляты фашистские злодеи.
Молю тебя – нажми курок скорее.
 
Мы отошли от Ветхого завета.
У нас теперь одно лишь чувство – Месть.
Он мертв уже – благодарю за это!
Я от тебя лишь эту жажду весть.
С лица земли их будет сотни стертых
врагов – за каждого из наших мертвых.
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Вера Инбер)
2013
 
ПОСЛЕ БОЯ
 
«Смерть на войне обычна и сурова»,
она везде: в огне, в дыму – кругом.
И мы молчим. Копаем яму снова,
всю боль потерь оставив на потом.
 
Сердца сгорели, не оставив пепла.
Мир груб и прост. Он не жалеет нас.
В бреду войны душа уже ослепла,
лишь вьюга смерти на сетчатке глаз.
 
Я был с ним рядом. И в одном окопе
делил с ним хлеб и горе пополам.
«Он не дожил, не долюбил, не дóпил»,
родных своих оставив где-то там.
 
«Он умирал. И, понимая это,
Смотрел на нас и молча ждал конца».
Теперь мы ждем холодного рассвета
«и будем плакать каплями свинца».
 
Забыл сказать – мы родом из штрафбата:
отбросы, шваль и прочие зека.
За отчий дом и за тебя, солдата,
мы отомстим. Ты отдохни пока.
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Михаил Дудин)
2013
 
БЛОКАДНЫЙ ЛЕНИНГРАД
 
Печаль войны всё тяжелей, всё глубже,
всё горестней в моем родном краю.
В кольце блокады, голоде и стуже
я город свой родной не узнаю.
 
Он в тишине предбоевой, печали,
нигде – ни звука и не слышно птиц.
Какие дни тревожные настали!
Фашисты ждут, что мы склонимся ниц.
 
Да не падет на этот дом родимый
позор бесчестья, плена и плетей.
Мы защищаем город наш любимый
всей силой сердца и любви своей.
 
И, крылья мечевидные расправив,
прославленная в песнях и веках,
над нами встанет бронзовая слава,
держа венок в обугленных руках.
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Ольга Бергольц)
2013
 
ВЕТЕРАНЫ
 
Немного осталось из тех, кто в боях
прошли до Берлина полсвета –
в мороз и пургу, через горе и страх.
Пусть вспомнят живые про это.
 
Так было: внезапно настала война.
Пришли небывалые беды.
И всё, что могла, отдавала страна
для фронта, для славной победы.
 
И каждую пядь нашей русской земли
смочили мы кровью и потом.
Но правду враги здесь сломить не смогли,
не справились с гордым народом.
 
Все дальше и дальше, на Запад – вперед
идут и идут батальоны.
Нас Родина наша к победе зовет:
«огонь, — не жалея патроны!»
 
Но вот и Рейхстаг, день фашистский померк
и фрицы кричат: «Рус, сдаемся!»
Мы эту войну будем помнить вовек.
Клянемся… Клянемся… Клянемся!
 
Нельзя про такое забыть никогда.
Что может быть лучше на свете,
чем мирное небо, в огнях города
и наши прекрасные дети?
 
Солдат, вспоминая свой путь до конца,
заплачет скупыми слезами.
А павшие живы все в наших сердцах, –
безмолвно стоят рядом с нами.
2010
 
ПОБЕДЫ ПРАЗДНИК ВЕЛИЧАЛЬНЫЙ
 
Нам май принес улыбки мира,
Улыбки счастья и весны,
И этот мир беречь должны мы,
Чтоб больше не было войны.
 
Пусть на любом конце планеты
И днем и ночью, в час любой
Спокойны будут наши дети
И люди сохранят покой.
 
Уж сединой виски покрылись –
Ведь вы у времени в плену.
Ах, ветераны, ваша юность
Перехлестнула ту войну.
 
Ушли в небытие иные,
Другие в памяти людской,
И те немногие живые…
Какой измерить все ценой?!
 
Склоняем головы в молчаньи –
Мы этой памяти верны
Ушедших судеб изначалью,
Что не для смерти рождены.
 
Пусть не звучит набат прощальный,
Пусть салютуют в вашу честь
Победы праздник величальный,
Покуда жизнь на свете есть!
Галина Куткова
2009
 
УХОДЯТ ДЕТИ НА ВОЙНУ
 
Жалко хлеба, в полях
Всё пожаром сожгло!
И ушли сыновья,
Опустело село!
 
И ушли сыновья
За победу стоять,
И сама не своя
Дожидается мать!
 
И сама не своя
Ждёт любовь у окна!
Опустела земля,
Всё забрала война!
 
Опустела земля,
Обеднела зерном,
Принимает в себя
Поколенье-звено!
 
Принимает в себя
Сыновей и мужей!
От агоний огня
Стало душно душе!
 
От агоний огня
Сыновьям не страдать!
Мне б сейчас на коня! –
Убивается мать!
 
Мне б сейчас на коня!
В жаркий бой налететь!
Чтобы вражья броня
Не давила детей!
 
Чтобы вражья броня
Рассыпалась как прах,
И смотря на меня,
Позабыли бы страх.
 
И смотря на меня,
Проще было б вдвойне
Им врага прогонять,
И не сгинуть в войне!
Дмитрий Румата
2008
 
 
* * *
 
Холодной разорванной ватой
На север плывут облака,
Как будто взорвалась граната
Полуночного сквозняка.
 
Да только меня не убило,
И ветром не унесло,
Другого в куски изрубило,
Листвой молодой занесло,
 
Укрыло сиреневым цветом,
Омыло весенней слезой,
Что очи его до рассвета
Горят неземной бирюзой.
 
Холодной разорванной ватой
Плывут и плывут облака,
Не стало сегодня солдата,
Товарища и земляка.
Ингварь Жуков
1992
 
О НАС ПОЮТ И ПРАЗДНУЮТ ПОБЕДУ
 
«Товарищ старший лейтенант,
Не отправляйте в медсанбат!
Пусть я контужен, всё равно я роте нужен!
Там, в будущем когда-нибудь,
Ещё успеем отдохнуть,
Когда почувствуем, что враг обезоружен.»
 
Мне командир кивнул в ответ
И дал мне пару сигарет.
Но докурить я не успел, опять атака.
Там, в будущем, известный факт —
Не будет никаких атак,
И не посмеет лаять ни одна собака!
 
Там, в будущем, другой порой,
У всех всё будет под рукой:
Дом, телефон, а может даже и машина…
Ну, а пока мы в бой идём
Под шквально-проливным огнём.
За нашу Родину! За мать, жену и сына!
 
За Ленинград! За Сталинград!
…а «тигры» прут, как на парад.
И я подумал: «Хрен тебе, а не парады!
Там, в будущем, — пройдёт война —
Запомнят наши имена!»
И сполз под танк с противотанковой гранатой.
 
Я показал кулак врагу,
Зубами выдернул чеку,
Закрыл глаза… Мгновенье вытянулось в вечность.
Такое в век бывает раз:
Граната не разорвалась.
Зачем о будущем мечтал я так беспечно?!
 
Мне бы хотя б один патрон —
Я бы ушёл из жизни вон!
Нет, я живым не сдамся в плен! Погибну в драке!
Да кто-то сзади от души
Меня прикладом приложил,
Упал лицом я в чернозём. Очнулся – лагерь…
 
Там пять эсэсовских юнцов
Мне долго правили лицо.
И издевался лагерфюрер толстобрюхий.
Так тявкал — брызгала слюна,
Да я не слышал ни хрена:
После контузии оглох на оба уха.
 
Прости меня, моя семья,
Но не сумел сдержаться я,
Взял, да и плюнул в это рыло поросячье!
Тогда он «люгер» свой достал…
И снова в памяти провал,
В котором — дом, жена, сынишка в люльке плачет…
 
Потом куда-то повели.
А снег бомбёжкой всё валил.
Но, крася путь от ног босых кровавым следом,
Я верил: Гитлеру — капут!
Там, в будущем.., уже живут!
О нас поют! И празднуют Победу!
Артур Арапов
Апрель-май 2009
 
1941 – 1945
 
Что мы знаем о войне?! – Немного…
По рассказам бабушек и мам
Знаем, что надежда и тревога
Об руку ходили по домам.
 
Слухи зависали, как знамена.
Дымом застилался горизонт.
Многоверстный и многоименный
Жаждал крови ненасытный фронт.
 
А из тыла за волной волна
Шла латать верховные промашки:
Всасывала мальчиков война –
И выплевывала мертвые бумажки.
 
Каждый шаг – к победе ли, к беде, –
Сводки измеряли расстояньем.
Даже самый распобедный день
Был кому-то вечным расставаньем.
 
Годы возвращающий экран,
Очевидцев честные романы –
Все равно останутся обманом:
Ссадины не заменяют ран.
 
Только изредка за толщей дней
Вдруг всплеснёт сирены голос лютый,
Замирая криками детей –
И застынет сердце на минуту…
Михаил Галин
1966 г.
 
22 ИЮНЯ
 
Дыма черная десница
Распростерлась над землей,
На полях горит пшеница,
Разъярив июньский зной,
 
Суетливо птицы кружат
Над расстрелянным селом,
Будто панихиду служат,
На восход крестясь крылом,
 
Едкий дух застывшей боли,
Сон кошмарный, — нынче быль,
Жаждет свежей русской крови
Змей стальной, утюжа пыль,
 
Сбиты главы у собора,
В грозном, приторном чаду
Древний Спас взирает скорбно
На тевтонскую орду,
 
Страшной карой за безверье
Русским новая война,
Выпить чашу искупленья,
У которой нету дна,
 
Гарью горизонт замаран,
До победы путь далек,
Сатанинская армада,
Выполнять веленье ада
Марширует на восток.
Сергей Байбара
2007
 
 
МНЕ БЫ ДОЖИТЬ ДО СМЕРТИ
 
Мне бы дожить до лета,
Повоевать в тепле…
Арсений Платт
 
С флангов попёрли, черти,
Минами теребя,
Мне бы дожить до смерти,
Не растеряв себя.
 
В центре стальная каша,
Вьётся по кругу смерч,
Танками землю пашем,
Чтоб семенами лечь.
 
И пулеметы с тыла
Тупо не прячут рыл.
Что-то до боя было,
Только я все забыл.
 
Штурмовики заходят
Брить нас в пике свинцом,
Хоть и не трус я вроде,
Падаю в грязь лицом.
 
Но подниматься надо,
Чтобы гореть в огне.
В небо уже не падать
Вместе с тобою мне,
 
Не уходить тропою
Росной по следу в лад…
Воздух расколот воем,
Ветром распахнут ад.
Борис Булатов в соавторстве с Арсением Платтом
2009
 
ДЕДУ
 
Недавно заказал отпевание в церкви своего деда Кириллова Степана Кузьмича,
погибшего в Великую Отечественную. Ему посвящаю.
 
В грудь навылет раненый смертельно
Ты упал еще в начале боя,
Крепко сжав в ладони крест нательный,
Обнявшись с растерзанной землею.
 
А вокруг беззвучно в клубах дыма
Рвали воздух пули и снаряды,
И душа солдатская незримо
Отошла. Лишь звякнули награды.
 
А потом под пение лопаты
Было тело бренное зарыто,
И ушла на Суд душа солдата,
Ни молитв тебе, ни панихиды.
 
Много лет она страдала в муках
Неприкаянна и неотпета…
Дед, ведь ты намного младше внука,
Если внука называют дедом.
 
Я сегодня «О упокоении»
Подаю священнику записку.
Ты прости нас, воин убиенный,
Ныне — новомученик Российский.
Василий Кириллов
2009
 
ВЫЖИВШИМ ВЕТЕРАНАМ
 
Пуля в землю и в песок,
В дерево и камень.
Повезло тебе, браток,
Бог пехоты с нами!
 
Ни осколок, ни шрапнель,
Ни фугас, ни мина –
Вся стальная канитель
Пролетела мимо.
 
Амуниция в чаду,
Сам – от пепла серый:
Грелся в боевом аду
Комсомольской верой.
 
Щедро сдобрена земля
Кровью и слезами.
Те, кого она взяла, —
Все перед глазами.
 
В поле звёзды и кресты,
Фото и таблички,
Среди них проходишь ты
Как на перекличке.
 
Смотрят слепо жёны вслед,
Взгляд сухой отводят…
Мы-то вдовы, наших – нет,
Ну а «этот» бродит!
 
Без надежды чья-то мать
Теребит платочек:
Может, довелось видать
Моего, сыночек?
 
Душу рвёт чужая боль,
И своей – не меньше;
Слёз не пролитая соль
Одиноких женщин.
 
Он же смерть – как вас встречал,
Не играл с ней в прятки!
Не судите сгоряча
Выживших, солдатки…
 
Пуля в землю и в песок,
Дым – в седое небо.
Повезло тебе, браток,
Если ранен не был.
Борис Катковский
2009
 
ДЕД
 
Он жизнь-то толком не узнал,
Он в ней едва лишь оперился:
В июне свадьбу он сыграл,
А сын у мертвого родился.
 
Он написать едва успел
Одно письмо супруге с фронта,
Но со стены на нас смотрел
Всегда, после любых ремонтов.
 
Он форму не успел обмять
Для снимка: мешковата слишком…
Так странно дедом называть
Его – совсем еще мальчишку.
 
Он слишком юн был для того,
Чтобы героем притворяться…
Я старше деда своего,
А мне всего лишь девятнадцать.
Великжанин Павел
2010
 
МАЙ СОРОК ПЯТОГО
 
Увидел фото солдат и матросов, сидящих у Рейхстага.
На лицах не было радости, а видна была усталость.
 
Май сорок пятого. Победа.
Усталость. Тяжесть рук и ног.
Ее так ждали наши деды,
Прошел уже немалый срок.
 
Четыре года перестрелок,
Бомбежек, яростных атак.
Тупая боль сковала тело.
Все! Сдался вражеский Рейхстаг!
 
Ценою миллионов жизней,
Сгоревших сел и городов,
Повергнута чума фашизма.
Ценой могил, ценой крестов.
 
В руках держали папиросы,
Уже не в силах прикурить.
Сидят солдаты и матросы,
Сумевшие тогда дожить.
Юрий Шмидт
2008
 
* * *
 
Был черный хлеб, что слаще сдоб,
Был ратный труд, простой и страшный:
На фронте пашней пах окоп,
В тылу окопом пахла пашня.
 
Впрягались бабы в тяжкий плуг,
И почва впитывала стоны.
Мукою, смолотой из мук,
На фронт грузились эшелоны.
 
А там своя была страда,
И возвращались похоронки
В артели вдовьего труда,
В деревни на глухой сторонке.
Великжанин Павел
2006
 
* * *
 
Не смею говорить я о войне,
Но я скажу – есть родственная память,
Не дай нам Бог увидеть и во сне
Того, что было пережито Вами!
 
Не смею говорить я о любви,
Я не прощался с милой под «Славянку»
Не разлучали с нею нас бои,
Снаряды, самолёты, танки!
 
Не смею говорить я о беде,
Не иссыхал от голода в блокадном!
Но я скажу о крашеной звезде,
Что от дождя ржавеет на Отрадном.
 
Но я скажу о слёзах матерей,
Что у окошка не дождались сына!
Но я скажу, товарищ мой, налей
За дедов и отцов седины!
 
Но я скажу, товарищ, поклонись
Защитникам отечества – России,
И постарайся лучше сделать жизнь
Для тех, кто в жертву жизни приносили!
 
Ни слова Вам не скажет о войне
И тот, кто в ней прошёл все муки ада!
Прошу, друзья, сейчас, поверьте мне,
Его про это спрашивать не надо…
Дмитрий Румата
5 мая 2008 года
 
РВЕТ МНЕ ДУШУ СОСЕДА ГАРМОШКА
 
Рвёт мне душу соседа гармошка,
Бабы, словно на похоронах,
Воют так, что сто грамм на дорожку
Расплескались в дрожащих руках.
 
-Полно бабы, ну что за поминки?!
Не к лицу вам живых отпевать.
Нам война, это так, для разминки,
В хвост и в гриву врага будем гнать!
 
Мать слезу промокает платочком,
Молча, в сторону смотрит отец,
А в углу Божья Матерь сыночку
Примеряет терновый венец.
 
За порогом теснятся ребята,
Друг Серега толкает,- «Пойдём!»
И, мехами вздохнув виновато,
Замолкает соседа гармонь.
 
Крест нательный, харчи на дорогу.
На мгновенье притихла родня…
И молитва от бабушки к Богу,
Чтоб вернул невредимым меня.
 
……………………..
 
Мать слезу вытирает платочком,
Желваками играет отец…
Похоронка пришла на сыночка,
Жизнь окончена, счастью конец.
 
На деревне играет гармошка.
У соседа растут сыновья
И 9 Мая Серёжка
Поминает с семьёю меня.
Ностальгия
2009
 
ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ
 
Вечный огонь. Александровский сад.
Вечная память героям.
Кто же он был, неизвестный солдат,
Чтимый Великой страною.
 
Может, он был, еще юный курсант,
Или простой ополченец.
Может, убит потому, что не встал
Перед врагом на колени.
 
Может, в атаку он шел в полный рост,
Пуля в излете достала.
Или он был неизвестный матрос,
Тот, что погиб у штурвала.
 
Может, был летчик, а может танкист;
Это сегодня не важно.
Мы никогда не прочтем этот лист,
Тот треугольник бумажный.
 
Вечный огонь. Александровский сад.
Памятник тысячам жизней.
Вечный огонь — это память солдат,
Честно служивших отчизне.
Юрий Шмидт
2006
 
САЛЮТ ГЕРОЯМ
 
Салют взрывает тишину
Палитрой красок в небе синем.
Давно прошедшую войну
Не забывает вся Россия.
 
Все дальше с каждым годом Брест,-
Он вел отчаянную битву.
Но память, как над Храмом крест,
Как всеединая молитва.
 
Мы верим, что родная Русь
Своих героев не забудет.
Во славу им сегодня пусть
Грохочут тысячи орудий.
Юрий Шмидт
2008
 
СЫТОЕ МЫ ПОКОЛЕНИЕ
 
Отодвинула завтрак презрительно.
— Не умеешь готовить! Не вкусно!
Что за пища?! На вкус — отвратительно!
Кислый творог, сырая капуста…
 
Как-то сразу нахмурилась бабушка,
Задрожали предательски губы.
— Нас война, разносолом не балуя,
Приучила настойчиво, грубо…
 
Полуголые, полуголодные,
Ели всё мало-мальски съедобное.
То, что собрано с поля бесплодного –
Слаще мёда и хлебушка сдобного.
 
Только тюря, гнилая картошечка,
Да и то понемногу, не досыта,
Со стола собирали все крошечки.
И заплакала… Долго. Изношенно.
Лариса Луканева
2008
 
 
* * *
 
Не решаюсь писать почему-то,
Слишком горькая, видимо, тема.
Но для многих-то нынче, как будто,
Наша память – совсем не проблема.
 
По соседям карабкаясь выше,
По-акульи хрустя челюстями,
Криков здравого смысла не слыша,
А историю зная – частями,
 
Нахватались словечек: «совдепы»,
«Коммуняки», «совки» – и забыли,
Как горели приволжские степи,
И решалась судьба: или – или…
 
То ли жить нашей Родине вечно,
То ли сгинуть в позоре бесславном…
Ах, как время, увы, быстротечно,
Ах, как память порой неисправна…
 
Вот и стали мешать обелиски
На порушенной братской могиле…
Наплевать присосавшимся к миске,
Как «совдеповцы» Гитлера били,
 
Как вставали тогда «коммуняки»
В полный рост из окопов под пули,
Шли «совки» в лобовые атаки…
И ни тех, ни других – не согнули!
 
Потому и пишу, чтобы дети,-
Наше самое в жизни святое,
Никогда не встречали на свете
Тех, кто в горе вцепился чужое.
Марина Чекина
2010
 
ПАМЯТНИК
 
Безотцовство.
Малолетство
Ветры сваливали с ног.
Наспех пройденное детство
Повторить никто не мог.
Разве в школе, на уроках…
И не взять назад вины.
Мать латала без упреков
Бумазейные штаны.
Да и в двадцать,
Да и в сорок
Не припомнила обид,
Что меня тянуло в город,
В сквер, где памятник стоит.
Строй серебряных фамилий
На граните я читал…
Нет моих родных в помине,
Тех, кто без вести пропал…
Может, ветер, может, листья
Говорили у берез:
Не ищи в минувшем истин,
Не копи на сердце слез.
Анатолий Павловский
2008
 
С сайта «Библиотека поэзии Снегирева»:
http://snegirev.ucoz.ru/index/sovremennye_poehty_o_vojne_1941_1945/0-843
 
Терентiй Травнiкъ
 
Бывает, схватит болью сердце…
 
Бывает, схватит болью сердце,
И знается наверняка,
Что о войне, о той – Священной –
Окопно взроется строка.
 
И будет – бой, и будут – жертвы,
И станет стих – передовой.
И будет Брест, он будет первым –
Перед рыгающей войной.
 
Ползущей, чавкающей плотью
Шекспиров, Бахов молодых.
Тех, кто б хотел, кто б смог, кто б бросил
Себя в историю – живых.
 
И где-то – через десять может –
Лечил, учил и созидал…
О, сколько бойня искромсала
Несостоявшихся начал!
 
Кричу, а не пишу стихами,
Кричу войне: «Пошла-ка вон!
Что за тобой?! Москва – за нами!
А за тобой – бескрайний стон!»
 
Бывает… На войне – бывает,
А значит – и в стихах о ней:
Салют победно громыхает
За всех невыживших парней!
2010
 
Я… напишу, я напишу…
 
Я… напишу, я напишу,
Я – напишу! О вас, солдаты.
Я напишу за вас, солдаты.
За сорок первый, сорок пятый.
Я напишу про вас, ребята –
Строкою вечной напишу.
 
Я всем об этом расскажу.
О том, о чем молчат курганы,
Поля, прикрытые травой…
Я напишу во имя славы
Твоей – великий РЯДОВОЙ!
2010
http://stihi-russkih-poetov.ru/tags/stihi-o-velikoy-otechestvennoy-voyne
 
 Летела с фронта похоронка
 
Летела с фронта похоронка
На молодого пацана,
А он живой лежал в воронке…
Ах, как безжалостна война!
 
И проходили мимо танки…
Чужая речь… а он лежал,
И вспоминал сестру и мамку,
Лежал и тихо умирал.
 
Пробита грудь была навылет,
И кровь стекала в черный снег,
А он глазами голубыми
Встречал последний свой рассвет.
 
Нет, он не плакал, улыбался,
И вспоминал родимый дом,
И пересилив боль поднялся,
И, автомат подняв с трудом,
 
Он в перекошенные лица
Горячий выплеснул свинец,
Приблизив этим на минуту
Войны, безжалостной, конец.
 
Летела с фронта похоронка,
Уже стучался почтальон,
Солдат, глаза закрыв в воронке,
На миг опередил её.
Степан Кадашников

ВЕТЕР ВОЙНЫ
 
Как  было много тех героев,
Чьи неизвестны имена.
Навеки их взяла с собою,
В свой край, неведомый,  война.

Они сражались беззаветно,
Патрон последний берегли,
Их имена приносит ветром,
Печальным ветром той войны.
 
Порой слышны, на поле боя,
Через десятки мирных лет:
«Прикрой меня! — прикрою Коля!»
И вспыхнет вдруг ракеты свет.
 
А Коля, в этом тихом поле,
Лежит, не встанет никогда…
Лишь горький ветер, нам порою,
Напомнит страшные года.
 
Сегодня мало кто заплачет
Придя к могилам той войны,
Но это все-таки не значит
Что позабыли Колю мы.
 
Мы помним, помним это горе.
Осталась в памяти война,
И  Русское, родное, поле
Приносит ветром имена.
Степан Кадашников

С сайта поэта Степана Кадашникова: 

http://kadashnikov.ru/publ/letela_s_fronta_pokhoronka_stikhi_o_vojne_i_pro_vojnu/12-1-0-145

http://kadashnikov.ru/publ/veter_vojny_stepan_kadashnikov/12-1-0-9

 

 

армейских фотографов США запечатлели «человеческие жертвы войны» в 1945 году

Джонатан Маркер | Новости национального архива

ВАШИНГТОН, 22 ноября 2019 г. — Трое фотоисториков прочесали запасы Национального архива, чтобы составить книгу фотографий, сделанных военными фотографами Второй мировой войны, которые позволили людям увидеть разрушения и разрушения, вызванные этим конфликтом.

Ричард Кахан и Марк Джейкоб, соавторы книги Aftershock: The Human Toll of War, , обсудили свою книгу и работу У.Фотографы сигнального корпуса армии США во время Второй мировой войны во время панельной презентации в Национальном архиве в Вашингтоне, округ Колумбия, 14 ноября. Книга представляет собой сборник фотографий сигнального корпуса, сделанных в последний год Второй мировой войны, которые авторы отсканировали индивидуально. с оригинальных негативов в фондах Национального архива.

Кахан — бывший редактор изображений в Chicago Sun-Times и автор 24 книг по истории и фотографии. Джейкоб — бывший редактор Chicago Tribune и автор восьми книг по истории и фотографии.Майкл Уильямс, третий соавтор, писатель, дизайнер и издатель, выпустивший более десятка книг и являющийся соавтором восьми, не смог присутствовать на мероприятии.

Среди других участников дискуссии были историк Эрик Б. Виллард из Центра военной истории армии США; Ребекка Рейнс, также историк Центра военной истории и автор книги «История войск связи США»; и Кейтлин Крейн Энрикес, специалист по архивам из Национального архивного отделения неподвижных изображений.

«Коллекция фотографий Армейского корпуса связи — одна из крупнейших в Национальном архиве фотоотдела. Приблизительно один миллион изображений, охватывающих Первую мировую войну до 1981 года, отражают военную деятельность во время войны и мира, на линии фронта и в тылу », — сказал архивариус Соединенных Штатов Дэвид Ферриеро в своем вступительном слове на мероприятии. «В честь Дня ветеранов мы вспоминаем и чествуем солдатских фотографов, которые своими снимками стали свидетелями послевоенных разрушений в навсегда изменившемся мире.”

На панельной дискуссии, представленной в сотрудничестве с Центром военной истории армии США, была представлена ​​книга Aftershock: The Human Toll of War.

Многие оцифрованные изображения, сделанные Корпусом связи в 1945 году, можно просмотреть в Каталоге национальных архивов. Подборку этих фотографий можно посмотреть в фотогалерее ниже. Поскольку фотографии были сделаны военнослужащими при исполнении служебных обязанностей, они считаются достоянием общественности.

Ферриеро приветствовал Ли Рейнольдса, офицера по стратегическим коммуникациям США.С. Армейский центр военной истории.

«Эти фотогруппы Корпуса связи, несущие то, что на тот момент было самым современным оборудованием, будут участвовать в боевых действиях и освещать события, на которые гражданские журналисты либо не пойдут, либо не смогут», — сказал Рейнольдс. «Результаты, запечатленные на пленку через их объективы, стали одними из самых знаковых снимков Второй мировой войны. Эти изображения использовались не только в армии США, но также в газетах, журналах и фильмах по всей территории Соединенных Штатов и по всему миру.”

Виллар, ведущий специалист по цифровой истории Центра военной истории и ведущий историк армии США во Вьетнамской войне, был модератором мероприятия.

Коллекция фотографий «Сигнального корпуса» является «богатым источником информации и рассказывает нам так много об опыте солдата на войне, что мы не могли найти больше нигде», — сказал Виллар. «Я рад, что сегодня вечером буду модератором группы экспертов, которые расскажут нам больше об этой невероятной части истории армии во Второй мировой войне, которая, я думаю, малоизвестна, но на самом деле должна быть.”

Виллар отметил важность фотографий как исторических документов.

«Коллекция фотографий Армейского корпуса связи — одно из величайших национальных сокровищ», — сказал Виллар. «Я думаю, что большинство историков не уделяют должного внимания фотографиям. Я думаю, что информации очень много; Я лично многому научился, проводя столько времени с фотографиями. . . но что-то есть в этих изображениях и в той информации, которую они содержат ».

Кахан рассказал о происхождении книжного проекта.

«Мы начали около трех лет назад, и причина, по которой мы выбрали армейский корпус связи, заключалась в том, что во время Второй мировой войны армия находилась на всех континентах и ​​на местах», — сказал Кахан. «Итак, даже несмотря на то, что флот, морская пехота и береговая охрана сделали отличные фотографии, мы думали, что между армейскими фотографиями существует преемственность.

«В фотографиях Корпуса связи мы решили сконцентрироваться на 1945 году, потому что многие из фотографий и фильмов, которые фотографы Корпуса связи сделали в 1943 и 1944 годах — боевые фотографии, о которых мы все знаем, — они были показаны в большом количестве. книг.Когда наступил 1945 год и война пошла на убыль, этому времени не уделялось столько внимания », — сказал он.

Кахан далее объяснил, что Aftershock «о мужчинах — и все они были мужчинами — во время Второй мировой войны, которые воевали с фотоаппаратами вместо оружия. По правде говоря, им предоставили личное оружие, но, как сказал каждый фотограф, «не было возможности одновременно снимать фотографии и стрелять из оружия». И все они предпочли использовать свои фотоаппараты. . . . Подзаголовок книги — The Human Toll of War, , и [фотографы] показывают нам именно это.. . . Около 70 фотографов сделали 300 снимков в книге, и мы отследили историю почти каждого из них ».

Джейкоб рассказал о влиянии фотографии, которую они выбрали для обложки книги.

«Наша обложка, которая, по нашему мнению, отлично сочетается с названием Aftershock , — Pvt. Джек Пуллиам 1-го класса, парень из Пенсильвании, пехотинец, попавший в плен в битве при Арденнах, — сказал Джейкоб. «Его привезли обратно в Германию для работы на рабских работах, и примерно через месяц он сбежал с товарищем и спрятался в доме в Германии.Вошел немецкий офицер, и Уильям убил его, чтобы остаться на свободе. Когда союзники проходили, они нашли его, и это он сразу после этого. На нем фуражка немецкого офицера, которого он убил, и у него этот взгляд на тысячу ярдов, у него самое измученное лицо, которое я когда-либо видел, и он просто выглядит так, как будто он прошел через то, что весь мир прошел через многие годы. ”

Рейнс указал на контекст работы Корпуса связи во Второй мировой войне.

«Начало Второй мировой войны создало огромный спрос на фотографии и потребовало от войск связи действительно активизировать свои операции в этом районе», — сказал Рейнс.«Военное министерство наконец издало постановление, которое возложило на Корпус связи ответственность за все фотографические работы, кроме тех, которые были специально поручены другим родам и родам, поэтому оно получило довольно широкие полномочия. На этот раз упор был сделан на боевую фотографию.

«Армия пыталась привлечь профессиональных фотографов. . . [но] потребность превысила предложение. . . . Чтобы удовлетворить спрос, Корпус связи провел обучение в Астории [Нью-Йорк] как для фотографов, так и для кинооператоров в Нью-Йорке.Центр также обучил многих специалистов, необходимых для фотографических работ, таких как ремонтники фотоаппаратов, обслуживающий персонал и лаборанты », — сказала она.

Корпус связи еще больше расширился в 1943 году, отметил Рейнс, и к концу Второй мировой войны боевая фотография предоставила множество фотографий и кинофильмов. Однако, хотя Aftershock представляет собой некоторые графические изображения, цензура подобных изображений, сделанных во время Второй мировой войны, не позволяет показывать такие изображения широкой публике.Несмотря на это ограничение, по словам Рейнса, «общественность получила гораздо более реалистичный взгляд на войну, чем когда-либо прежде».

Энрикес рассказал, как организована коллекция фотографий Сигнального корпуса армии США в Национальном архиве:

Коллекция Army Signal Corps — наша самая большая и самая используемая коллекция. Фотографии армейских войск связи были переданы в Национальный архив в четырех сундуках — мы называем их припасами — так что они были доставлены через четыре года.Читая документы, которые я собрал при подготовке к сегодняшнему мероприятию, я нашел действительно интересную цитату, и я хочу ее прочитать: «Этот материал является частью старейшего непрерывного фотографического файла в истории правительства и лучшего -известный файл, так как он освещает военные операции Соединенных Штатов. Поэтому важность записей не нужно подчеркивать ». Это много, потому что у нас более 18 миллионов фотографий, и это самая старая и самая большая коллекция.

Энрикес отметил, что существуют определенные ограничения, которые могут затруднить поиск конкретных записей.

«Мне всегда нравится начинать с установления ожиданий, и то, что вы не найдете в коллекции« Сигнального корпуса »или во многих наших военных записях, — это то, что у нас нет фотографий каждого человека, который служил в армии, — сказал Энрикес. «Если вы ищете конкретный юнит, то наличие родословной юнита помогает, потому что вы можете заглянуть в его иерархию».


Записанная передача доступна на YouTube-канале Национального архива.

Узнавайте о предстоящих событиях в онлайн-календаре Национального архива.

См. 12 потрясающих портретов ветеранов Великой Отечественной войны | История

SMITHSONIANMAG.COM | 31 августа 2020 г. 9:55

В детстве героем Зака ​​Коко был его дед Энтони, ветеран, который служил моряком на Тихоокеанском театре военных действий во время Второй мировой войны на борту корабля U.S.S. Рашмор . Хотя фотограф из Лос-Анджелеса всегда хотел взять интервью у своего деда о его военном опыте, Энтони скончался раньше, чем успел это сделать.Столкнувшись с этой потерей, Коко решила предпринять амбициозное предприятие: а именно — связаться с как можно большим количеством ветеранов Второй мировой войны.

«Каждый раз, когда я даю интервью, я словно провожу еще один день с дедушкой», — говорит он.

Пять лет спустя Коко сфотографировала и взяла интервью у более 100 мужчин и женщин, служивших во время Второй мировой войны. В 2019 году он опубликовал подборку этих портретов и свидетельств через свою некоммерческую организацию Pictures for Heroes.(Книгу можно приобрести на сайте проекта.)

Смитсоновский институт поговорил с Коко, чтобы узнать больше о его проекте и о людях, которым он посвятил свою жизнь чести. Фотограф также поделился подборкой из 12 портретов, представленных в книге (см. Ниже).

Зак Коко (справа) позирует с ветераном Второй мировой войны Э. Робертс. (Любезно предоставлено Заком Коко)

Что вы узнали из бесед с этими мужчинами и женщинами?

Я узнал гораздо больше о войне в целом и о том, насколько многогранной и сложной была эта война.Когда я учился в школе, они касались только больших событий, таких как Перл-Харбор и атомная бомба. На самом деле у вас нет возможности глубоко погрузиться во многие из этих вещей, поэтому просто узнать о вещах, о которых я даже не подозревал, было увлекательно.

Несколько ветеранов, с которыми вы беседовали, подробно рассказали о расизме, с которым они столкнулись до, во время и после войны. Как эти люди совместили дискриминацию, пережитую дома, с желанием бороться за свою страну и ее идеалы?

Я не хочу говорить от их имени, но просто чтобы разделить чувства, которые я слышал от них, особенно в отношении японских американских солдат: они были заключены в тюрьму своей собственной страной.[Интернирование американцев японского происхождения] было плохим шагом с нашей стороны. Но патриотизм этих господ никогда не угасал, и они использовали его как боевой клич. Там был почти полностью японский американский полк, 442-й, и их девизом было «Идите ва-банк». По сути, они взяли на себя обязательство изо всех сил во всем, что они делали, и доказать, что то, что их предки были вражескими, не означало, что они были врагами. В итоге они стали самым украшенным отрядом Второй мировой войны.

Как ветераны, с которыми вы беседовали, после войны приспособились к повседневной жизни?

Один джентльмен, Джек Гутман, был медиком в день высадки в Нормандии и видел ужасные вещи. В итоге он прожил с посттравматическим стрессовым расстройством более 60 лет после этого, и он был действительно откровенен в своих переживаниях. Алкоголь был его лучшим другом, и куда бы он ни пошел, у него всегда был с собой галлон вина. Однажды в День Благодарения он упал до дна, когда он слишком напился и заснул за обеденным столом.Его лицо ударилось о тарелку, и это стало для него тревожным сигналом. Ему было за 80, когда он наконец со всем смирился.

Я действительно вернулся с ним в Нормандию в июне прошлого года на 75-ю годовщину Дня Д. Это был его первый раз, когда он вернулся, и для него это был действительно эмоциональный опыт. Это принесло некоторую закрытость.

Почему так важно делиться этими историями?

Мы как бы понимаем, откуда мы пришли, почему мы живем в стране, в которой живем сегодня, почему мы живем с теми свободами, в которых живем сегодня.Одним из самых ярких событий для меня стала поездка в Нормандию в прошлом году. Я сопровождал семерых ветеранов Великой Отечественной войны, и куда бы мы ни пошли, это было похоже на путешествие с Beatles. Все хотели остановиться, пожать руки и сфотографироваться с ними. Они просто плакали и были так благодарны за свою свободу.

У нас нет такой внешней оценки, потому что наши свободы никогда не подвергались опасности, как их. Франция была оккупирована нацистами в течение многих лет, поэтому они знают, каково это было потерять свои свободы.Я думаю, что важно рассказать американцам о том, через что прошли эти мужчины и женщины, чтобы нам никогда не пришлось через это пройти.

Как ветеранское сообщество отреагировало на ваш проект?

В целом отзывы были действительно положительными. Во время интервью некоторые из ветеранов были бы очарованы всем процессом, потому что я приходил, приносил освещение и имел довольно тщательно продуманную установку. Не думаю, что они ожидали этого, и много раз я просил их фотографировать меня, фотографируя их, потому что они не могли поверить в происходящее.Они на последнем этапе своей жизни, и большинство из них привязаны к дому. Они не общаются с большим количеством новых людей, и я думаю, они действительно ценили кого-то, кто проявил к ним интерес и дал им понять, что они не забыты.

Герои Второй Мировой Войны

Ветераны Второй мировой войны делятся историями о некоторых из самых невероятных и изменяющих жизнь событиях, включая Батаанский марш смерти, Перл-Харбор, день Д, Иводзима и авианосец USS Indianapolis .

Купить

Адольфо Селайя

Адольфо Селайя из Флоренции, Аризона (Зак Коко)

В качестве моряка на U.S.S. Индианаполис , Адольфо Селайя стал свидетелем поднятия знаменитого флага на Иводзиме, пережил нападение японских камикадзе во время битвы за Окинаву и по незнанию перевез коробки с компонентами атомной бомбы «Маленький мальчик». Но его самый мучительный военный опыт произошел 30 июля 1945 года — в тот день, когда японская подводная лодка потопила Indianapolis двумя торпедными ударами.

Селайя спал на верхней палубе корабля, когда попала первая торпеда. «Если бы на мне не было одеяла, я бы сгорел», — сказал он Коко. Окруженный напуганными моряками, Селайя прыгнул в воду, отплыл от тонущего судна и направился к спасательному плоту.

Люди ожидали, что будут спасены в течение нескольких часов или дня, но помощь не материализовалась, что привело их к выводу, что никто не знал, что они оказались в море. Прошло четыре дня, прежде чем американский пилот заметил выживших и отправил помощь.К тому моменту многие из них умерли от истощения, обезвоживания, голода и даже нападений акул. Селайя вспоминает, как у некоторых моряков наблюдались галлюцинации после питья соленой воды.

Из Indianpolis , состоящего из 1200 человек, только 317 выжили во время затопления и сразу после него. На обратном пути в США Селайя — мексиканский американский подросток, испытавший предрассудки во время службы на флоте, — столкнулся с одним последним испытанием. Вынужденный выполнять детализацию работы в течение трех дней подряд, все еще выздоравливающий моряк упрекнул лейтенанта, сказав: «У нас есть еще 300 выживших, которые, вероятно, могли бы кое-что сделать.В наказание за свое «неповиновение» он провел два дня в одиночной камере с одним лишь хлебом и водой в качестве пропитания.

«Любая работа, которую не занял белый человек, будет отдана любому, у кого есть латиноамериканская кровь», — сказал позже Селайя. «Вы ничего не могли с этим поделать. Если попробуешь, станет еще хуже ».

Нобору «Дон» Секи

Рядовой Нобору Секи из Гонолулу, Гавайи (Зак Коко)

В начале декабря 1941 года родители Нобору «Дон» Секи вернулись на родину, в Японию.18-летний сын пары, который родился и вырос на Гавайях, решил остаться в Гонолулу, где работал строителем. Решение Секи оказалось роковым: всего через три дня после отъезда его родителей японцы напали на Перл-Харбор, втянув Соединенные Штаты в войну после двух лет нейтралитета.

Первоначально ему было запрещено зачисление в армию из-за его японского происхождения, но Секи разрешили присоединиться к 442-й полковой боевой группе армии США, почти полностью состоящей из нисей, или японских иммигрантов во втором поколении, только в 1943 году.Его подразделение сражалось в Италии, захватывая города Флоренцию и Ливорно, а также руководило смелым спасением войск национальной гвардии Техаса, окруженных немецкой армией. В результате травм, полученных во время этой миссии, Секи пришлось ампутировать левую руку.

В разговоре с Коко Секи отметил, что если бы он поехал в Японию со своей семьей, его бы призвали в Императорскую японскую армию и выставили бы против своих бывших соотечественников. Вместо этого, по его словам, он продолжал жить «в величайшей стране и быть хорошим американцем».”

Джордж Хьюз

Энсин Джордж Хьюз из Лоялтона, Калифорния (Зак Коко)

Пожизненная любовь Джорджа Хьюза к плаванию обеспечила ему место в качестве командира секретного подразделения подводного подрывника. Его первая военная миссия состоялась на острове Сайпан, где он и его военно-морские коммандос проводили ночи, устраивая засады на японских налетчиков, которые отказались сдаться после поражения. (Позже Хьюз описал этот опыт как «убийство людей ночью с ножами.») Когда японский офицер убил двух членов группы, ВМС решили отозвать этих людей и передать их на проекты, более соответствующие заявленной цели их подразделения.

Во время типичного задания моряки вылетели в море на самолетах-амфибиях, где они сели на подводную лодку, которая доставила их к цели. Оттуда люди — вооруженные только боевыми ножами — доплыли до берега, выполнили свои задачи и вернулись к подводной лодке. В задачи Хьюза входило уничтожение радиостанции, предположительно используемой печально известной «Токийской розой», и спасение армейских бомбардировщиков, участвовавших в дерзком рейде Дулиттла в 1942 году.

Гарри Корре

Рядовой Гарри Корре из Бостона, Массачусетс (Зак Коко)

9 апреля 1942 года более 75 000 солдат союзников, дислоцированных на полуострове Батаан, сдались японцам. Несколько дней спустя солдат Гарри Корре сбежал от похитителей во время вынужденной перевозки, теперь известной как Батаанский марш смерти. Вырвавшись среди штормовой ночи, он добрался до берега и проплыл четыре мили до ближайшего Коррехидора, где все еще держались тысячи союзных войск.

Свобода у Корре была недолгой. Коррехидор пал 6 мая, в результате чего наводчик и пехотинец снова оказались военнопленными. Следующие три года он провел в различных лагерях для военнопленных, претерпевая жестокое обращение, голод и неадекватное лечение.

Ближе к концу войны Корре работал на угольной шахте Японии, где он и другие заключенные бросили вызов своим врагам, предприняв тонкие акты саботажа. После того, как охрана шахты покинула свои посты после бомбардировки Нагасаки 9 августа 1945 года, военнопленные провели два месяца в ожидании американских освободителей.Когда никто не появился, люди отправились в Токио, где они столкнулись с оккупационными войсками генерала Дугласа Макартура — и, наконец, вновь обрели свободу.

Аллен Уоллес

Стюард второго класса Аллен Уоллес из Спрингфилда, штат Огайо (Зак Коко)

Как член единственной афроамериканской семьи в сельском городке Огайо, Аллен Уоллес сталкивался с дискриминацией с раннего возраста. В старшей школе ему запретили участвовать в спортивных соревнованиях, и его одноклассники проголосовали за то, что он «с наименьшей вероятностью добьется успеха».Даже мэр проявил вопиющий расизм, вынудив школьную систему удержать Уоллеса, чтобы сын местного лидера не попал в тот же класс, что и он.

После того, как Уоллес присоединился к флоту в качестве стюарда в 1943 году, он продолжал испытывать повсеместные предрассудки — повторяющуюся тему, которую повторяют многие ветераны чернокожих, латиноамериканцев и американцев азиатского происхождения. Но он отказался принять такое обращение, вместо этого действуя достойно и следуя совету своего отца: «Если ты мужчина, будь мужчиной.«Во многом благодаря такому взгляду на жизнь, — сказал Уоллес Коко, он в конечном итоге завоевал уважение своих белых офицеров и товарищей-моряков.

Роберт Такер

Полковник Роберт Такер из Эль-Сентро, Калифорния (Зак Коко)

7 декабря 1941 года пилот Роберт Такер получил приказ направить бомбардировщик B-17 из Сиэтла на Филиппины с остановкой на полпути для дозаправки на Хикам Филд, базе недалеко от Перл-Харбора. Достигнув места назначения, он увидел, как над ландшафтом нависает черный дым.Первоначально Такер думал, что местные фермеры просто сжигают свои тростниковые поля, но авиадиспетчер вскоре сообщил ему, что Перл-Харбор подвергся нападению.

«Они были так же удивлены, как и мы, если бы ядерное оружие поразило этот дом прямо сейчас», — объяснил Коко полковник. «Что вы делаете? Куда ты идешь? Что берет верх, так это выживание ».

Такер и его команда решили спрятаться в зарослях кустарников между Хикамом и коммерческим аэропортом.«Это было самое разумное решение, которое я когда-либо принимал в своей жизни», — размышлял он. «Потому что минут 15 сюда прилетают 13 горизонтальных, прямых и горизонтальных японских бомбардировщиков. И они стерли тот аэродром ».

E.T. Робертс

Рядовой Эрнест первого класса «E.T.» Робертс из Макалестера, Оклахома (Зак Коко)

Эрнест Томас «E.T.» Робертс был первым человеком, который высадился из своей десантной пехоты (LCI) по прибытии в Омаха-Бич утром 6 июня 1944 года.Отягощенный рюкзаком, Робертс тут же погрузился в воду. К тому времени, как он добрался до берегов Нормандии, он потерял все свое снаряжение.

На пляже Робертс встретил смертельно раненого человека, глаза которого были залиты кровью от минометных взрывов. Умирающий солдат предложил свою винтовку, призывая Робертса «выстрелить как можно больше таких-то и таких-то». К концу дня рядовой был одним из семи человек из его LCI, которые все еще были вместе и в боевой форме.

«Вы не пытаетесь защитить себя; вы пытаетесь защитить других, — позже сказал Робертс Коко.«Вы обучены как группа заботиться друг о друге».

Он добавил: «Вы несете рюкзак весом 72 фунта, носите 5-фунтовый шлем, несете флягу и тяжелый пояс с боеприпасами. Вам постоянно приходится ложиться, затем вставать, бегать, приседать. И вы делаете это, пока не закончите.

Мюриэль Энгельман

Второй лейтенант Мюриэль Энгельман из Меридена, Коннектикут (Зак Коко)

В ночь перед Рождеством 1944 года полная луна осветила небо над импровизированной буквой U.Госпиталь С. Армии в Льеже, Бельгия. Стремясь вернуться в бой после недели тумана и плохой видимости, немецкие пилоты начали безжалостно бомбардировать местность.

«Я вышел из палатки, чтобы посмотреть. Все эти красные ракеты падали в небо », — вспоминает Мюриэль Энгельман, медсестра, работающая в хирургическом отделении больницы. «Самолет летал взад и вперед над больничными палатками и близлежащими палатками рядовых, сбрасывая противопехотные бомбы и обстреливая палатки. В ту ночь многие пациенты и персонал больницы были убиты или ранены.Это была ночь ужаса ».

В последующие дни немецкие бомбардировщики продолжали сталкиваться с американскими истребителями. Некоторые даже сбрасывали немецких десантников, замаскированных под солдат союзников, в надежде проникнуть на базы противника. Но ход битвы вскоре изменился, и в течение следующих двух недель, по словам Энгельмана, «[мы] видели огромные, постоянные волны наших самолетов днем ​​и [Королевских ВВС] ночью. Это было самое трогательное зрелище и звук в мире ».

Томас Райс

Томас Райс из Коронадо, Калифорния (Зак Коко)

В качестве десантника в 101-й воздушно-десантной дивизии (увековеченной в мини-сериале HBO «Группа братьев») Томас Райс участвовал в трех ключевых европейских кампаниях: вторжение в Нормандию, операцию Market Garden и Battle of the Bulge. .

В день «Д» он был одним из тысяч солдат, вынужденных формировать импровизированные подразделения после приземления за пределами запланированных зон высадки. Оставив позади «сумасшедшие безделушки, смертоносное снаряжение», с которым он прыгнул, Райс вскоре наткнулся на боевую гранату, лежащую в канаве у дороги.

Война, по его словам, «началась отсюда».

Энтони Д’Акусто

Navy Boiler Tender Энтони Д’Аквисто (Зак Коко)

Когда Энтони Д’Акусто было 17 лет, он поступил в армию с большими надеждами стать пилотом.Но его отсутствие образования помешало ему осуществить эту мечту, поэтому вместо этого он направил свою давнюю любовь к авиадвигателям на должность тендера котла ВМС США. Первоначально назначен на U.S.S. Cottie , боевой транспортный корабль, который он позже сравнил с «шаттлом», D’Acquisto был передан США. Randolph в январе 1945 года. Там он проводил свободное время, наблюдая за взлетом и посадкой самолетов на авианосец.

Randolph поддерживал войска в Иводзиме и Окинаве, спасаясь невредимым, но став жертвой японского нападения во время стоянки для ремонта на атолле Улити.«Я услышал взрыв и подумал:« Боже мой, что случилось? »- сказал д’Акусто. Он выжил, но несколько моряков на борту были убиты или серьезно ранены.

«Мне повезло», — сказал он Коко. «Я был в машинном отделении».

Йошио Накамура

Йошио Накамура из Эль-Монте, Калифорния (Зак Коко)

Во время Второй мировой войны правительство США заключило в лагеря по всей стране около 120 000 американцев японского происхождения. Йошио Накамура учился в средней школе, когда его семья получила приказ явиться в центр для интернированных в Туларе, штат Калифорния.Хотя он и многие другие нисеи, или американцы японского происхождения во втором поколении, надеялись доказать свою лояльность вербовкой, им было запрещено служить. Накамура смог присоединиться к армии только после того, как прошел тесты на лояльность и получил спонсорство от белого друга.

«На войне нельзя рисовать врага по-доброму, но с помощью самых ужасных вещей, которые только можно придумать», — напомнил Коко ветеран. «К сожалению, они нарисовали нас той же ужасной кистью».

Как и собеседник Нобору «Дон» Секи, Накамура был назначен в 442-ю полковую боевую группу, почти полностью японско-американское подразделение, которое в конечном итоге стало самым титулованным военным подразделением в США.История С. Он нес минометные снаряды в миссиях в северной Италии и помог прорвать немецкие позиции на печально известной крутой горе Фолгорито. Достигнув Генуи вскоре после окончания войны, он и его сослуживцы присоединились к «большому празднику с парадами», устроенному «антифашистами, [которые] были так счастливы, что освободились от фашистского правления».

Эрнест Мартинес

Рядовой первого класса Эрнест Мартинес из Туларозы, Нью-Мексико (Зак Коко)

После приземления на пляже Омаха в день «Д плюс один» подразделению Эрнеста Мартинеса было поручено освободить близлежащий Тревьер.Разочарованный ограниченным прогрессом американцев, Мартинес решил ехать на велосипеде прямо к немецким позициям. Вместо того, чтобы выстрелить в него на месте, немцы — возможно, сбитые с толку этим неожиданным актом — отступили со своих оборонительных позиций, позволив американцам двигаться вперед. Мартинес получил Серебряную звезду за свои усилия.

В октябре 1944 года Мартинес был ранен немецкой артиллерией. Ему сделали операцию в Париже, а затем его перевезли в Англию, где врачам удалось спасти его ногу от ампутации.«В качестве прощального подарка войны, — пишет Коко, — он провел всю поездку обратно [домой в США], страдая морской болезнью».

Ищу фотографию отца в униформе

Уважаемая г-жа Армийо,

Спасибо, что разместили свой запрос на History Hub!

«Официальная» фотография человека не считается постоянным федеральным архивом соответствующих военных служб и не хранится службой в отдельной коллекции.Если фотография, которую вы ищете, все еще существует, она, скорее всего, будет найдена в официальном личном деле военнослужащего. Однако нет гарантии, что фотография будет присутствовать.

Мы предлагаем вам запросить копию его официального военного досье (OMPF). OMPF и индивидуальные медицинские заключения для рядовых солдат армии США, уволенных со службы после октября 1912 года и до 1958 года, хранятся в Национальном центре кадровой документации NARA в Санкт-Петербурге.Луи. Во многих случаях, когда во время пожара 1973 года была уничтожена личная документация, подтверждение прохождения службы может быть предоставлено из других записей, таких как утренние отчеты, ведомости заработной платы и военные приказы, а также будет выдана справка о прохождении военной службы. Пожалуйста, заполните стандартную форму GSA 180 и отправьте ее по почте в Национальный центр кадровой документации NARA (военная документация), 1 Archives Drive, St. Louis, MO 63138-1002. Вы также можете отправить форму по факсу на номер 314-801-9195 ИЛИ просмотреть запись, посетив Комнату архивных исследований NPRC в Санкт-Петербурге.Луи, штат Миссури. Ветераны и их ближайшие родственники также могут использовать eVetRecs для запроса записей. См. Инструкции в справке eVetRecs. Для получения дополнительной информации см. Официальные файлы военного персонала (OMPF), Запросы к архивным записям.

В связи с чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, связанной с коронавирусом, Национальный центр кадрового учета обслуживает только срочные запросы, касающиеся бездомных ветеранов, неотложной медицинской помощи и похорон, которые можно отправить по факсу на номер 314-801-0764. Благодарим вас за терпение и надеемся на возобновление нормальной работы после завершения чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения.

Фотографии различных действий армии, флота и морской пехоты США, датируемые 1940–2007 годами, хранятся в Национальном архиве Колледж-Парка — Still Picture (RDSS). Пожалуйста, свяжитесь с RDSS по электронной почте [email protected], и их веб-сайт находится по адресу https://www.archives.gov/dc-metro/college-park/photographs-dc.html.

В связи с пандемией COVID-19 и в соответствии с указаниями, полученными от Управления управления и бюджета (OMB), NARA скорректировала свои обычные операции, чтобы сбалансировать необходимость завершения своей критически важной работы, а также придерживаясь рекомендованного социального дистанцирования. для безопасности сотрудников НАРА.В результате такого изменения приоритетов действий вы можете столкнуться с задержкой в ​​получении первоначального подтверждения, а также существенного ответа на ваш справочный запрос от RDSS. Приносим извинения за неудобства и благодарим Вас за понимание и терпение.

Надеемся, эта информация окажется полезной. Удачи в ваших исследованиях!

Исследования Ветеран | Национальный музей Великой Отечественной войны

Лица, перебравшиеся домой после войны

Если человек вернулся домой, то в его выписке будет много ценной информации.Если у вас нет этих документов, вы захотите обратиться в Национальный центр кадровой документации . Чтобы получить эту информацию, вы должны заполнить стандартную форму 180. Чтобы получить форму, позвоните по следующим номерам и укажите свое имя и адрес. Стандартная форма 180 будет отправлена ​​вам по почте.

Национальный центр кадровой документации
(Военные записи)
1 Archives Drive
St. Louis, MO 63138
314-801-0800
В Интернете


Национальный центр кадровой документации может не располагать какой-либо информацией об этом человеке из-за пожара 1973 года, в результате которого было уничтожено множество документов.В этом случае вы можете попробовать связаться с Департаментом по делам ветеранов. У них есть адреса и информация о ветеранах, обратившихся за пособиями. Чтобы узнать, есть ли у них какая-либо информация о вашем ветеране, позвоните им по телефону 800-827-1000.

Если Департамент по делам ветеранов не располагает какой-либо информацией, попробуйте позвонить в Центр страхования по делам ветеранов по телефону 800-669-8477.

Если вы не знаете номер социального страхования человека, и он подал заявление на получение пособия для ветеранов после апреля 1973 года, вы можете отправить чек на 2 доллара на оплату в Департамент по делам ветеранов.В письме к ним попросите номер заявления VA, а не его номер социального страхования. Если номер претензии состоит из девяти цифр, то это также номер SS физического лица. Отправьте это письмо по адресу:

Департамент по делам ветеранов
Центр обработки документации
P.O. Box 5020
St. Louis, MO 63115


В поисках войсковой части

Как только вы найдете информацию об этом человеке или если вы ее уже знали, вы можете связаться с членами его воинской части.Многие из них можно легко найти с помощью интернет-исследований. Оттуда вы можете связаться с лицом, ответственным за группу, для получения более подробной информации. Это лучший способ связаться с солдатами, которые служили с этим человеком.

Лица Второй мировой войны

Оказание помощи раненому мальчику.
Франция, 1944 г.
Источник

Введение

В этой базе данных содержатся фотографии мужчин и женщин, служивших в канадских вооруженных силах во время Второй мировой войны.На этих фотографиях, взятых из коллекции Министерства национальной обороны (DND) Библиотеки и архивов Канады, изображена военная жизнь во время Второй мировой войны.

Вы можете искать почти 2500 изображений из коллекции DND, представляющих каждую ветвь канадских вооруженных сил: армию, флот и военно-воздушные силы.

Узнайте больше о коллекции и о том, как искать фотографии, которые не оцифрованы

  • Коллекция фотографий Министерства национальной обороны (ДНР)

    Эта коллекция (инвентарный номер 1967-052) разделена на две серии:

    • Армейский цифровой ряд
    • Армейский, Королевский канадский флот (RCN) и Королевский канадский военно-воздушный флот (RCAF) буквенно-цифровой ряд

    Коллекция насчитывает около 600 000 негативов.В нем документов:

    • Канадские военные действия с 1919 по 1938 год
    • обучение, операции и оборудование канадской армии, RCN , а RCAF в Канаде, Соединенном Королевстве, Италии и Северо-Западной Европе с 1939 по 1945 год
    • Участие Канады в Корейской войне и ее обязательства Организации Североатлантического договора (НАТО) до 1955 года

    Помощь в поиске сборов (FA 19)

    Доступ к коллекции можно получить с помощью поискового средства, состоящего из 4 частей:

    1.Средство для поиска микрофиш

    Эта часть средства поиска содержит копии всех изображений, расположенные в их исходном числовом или буквенно-цифровом порядке в соответствующих сериях.

    Расположение : Основная справочная комната

    2. Подписи к фотографиям

    Доступны в виде микрофишей и бумажных копий. Подписи располагаются в исходном числовом или буквенно-цифровом порядке в соответствующих сериях.Не все блоки негативов имеют подписи.

    Информация, содержащаяся в этих подписях, различается и может включать:

    • отрицательное число
    • имя и звание фотографа
    • географическое положение
    • подробная информация о подписях (часто перечисляются имена, родные города, провинции и иногда обозначения единиц персонала, появляющиеся на изображениях)

    Расположение

    3. Исходные негативные конверты

    Конверты расположены в их исходном числовом или буквенно-цифровом порядке в соответствующих сериях.

    Информация, регистрируемая на этих конвертах, различается и может включать:

    • дата
    • имя и звание фотографа
    • оригинальный негативный номер
    • подпись
    • некоторые конверты содержат информацию, которая недоступна в других частях справочного пособия по коллекции (FA 19)

    Расположение : Конверты хранятся за пределами предприятия и должны быть заказаны в Комната для консультаций по специальным коллекциям.Чтобы получить доступ к этим конвертам, необходимо 48 часов.

    4. Оригинальные альбомы контактной печати

    Контактные печатные издания документируют исключительно деятельность, обучение и операции канадской армии в Соединенном Королевстве, Италии и северо-западной Европе. Отпечатки контактов хранятся в 110 альбомах. Они организованы учебно-операционным театром.

    Эти альбомы были созданы и использовались фотографами Канадской армии кино и фото Группы во время Второй мировой войны.

    Информация на обратной стороне контактных листов и на страницах альбома может включать:

    • местоположение
    • дата
    • имя фотографа
    • инициалы фотографа
    • звание фотографа
    • общая подпись
    • исходный отрицательный номер
    Важное замечание

    Многие негативы не были напечатаны и их нет в этих альбомах для контактной печати. Чтобы просмотреть недостающие изображения, обратитесь к справочнику по поиску микрофиш или закажите оригинальные негативы.

    Расположение : Консультационная комната для специальных коллекций

  • Фонд Кеннета Стюарта, R2562

    Содержит 4 фотографии, документирующие визит генерала Кеннета Стюарта в Канадский учебный центр парашютного спорта А-35, Кэмп Шило, Шило, Манитоба.

    По этому материалу нет вспомогательного пособия. Чтобы просмотреть эти изображения, вы должны связаться с Специальная комната для консультаций по коллекциям для заказа оригинальных изображений.

  • Канада. Министерство национальной обороны, присоединение 1996-02164

    Содержит 23 фотографии, документирующие различные RCAF Эскадрильи.

    Средство поиска FA 357 упорядочено по инвентарному номеру DND. Записи подробно описывают содержание каждого альбома для вырезок эскадрильи RCAF.

    Чтобы просмотреть эти альбомы, вы должны связаться с Комната для консультаций по специальным коллекциям.

  • Другие коллекции

    Библиотека и архивы Канады хранят другие коллекции фотографий, относящихся к войне.Если вы заинтересованы в исследовании наших холдингов, посетите следующие страницы:

Экран поиска

Введите одно или несколько ключевых слов в текстовое поле и нажмите кнопку «Поиск». Вы можете попробовать ввести имя, место, предмет, полк или другой поисковый запрос.

Как интерпретировать результаты

На странице результатов поиска отображаются следующие поля:

  • Номер позиции
  • Название
  • Местоположение
  • Имя фотографа

Нажмите на Номер позиции для просмотра изображения и описания.

Нажмите на фотографию, чтобы просмотреть ее в увеличенном виде.

Щелкните по Mikan Номер , чтобы увидеть полное архивное описание и ссылку.

Обратите внимание, что номер позиции, отображаемый в записи базы данных, является только номером отслеживания данных; это не часть архивной ссылки.

Как получить копии фотографий

Вы можете распечатать изображения или сохранить их на своем компьютере. Вы также можете заказать репродукции более высокого качества.

Копировальные услуги (прайс-лист и форма заказа)

При заказе копий обязательно указывайте полную ссылку.Вот пример:

Неопознанный член Шербрукского стрелкового полка
1967-052 NPC, номер позиции. 32482-1, скопируйте негатив PA-188674

Чтобы найти ссылку, см. Раздел выше на Как интерпретировать результаты.

Канадские военные фотографы

В конце 1939 года комиссар Канадского правительственного кинобюро Фрэнк Бэджли подготовил доклад, в котором рекомендовалось, чтобы канадская армия организовала специальную группу для кино- и фотоаппаратов.Цели этого подразделения, писал он, будут следующие:

… записывать в кино и фото повседневную деятельность и достижения… тех подразделений, которые активно участвуют в зонах боевых действий, не только для обеспечения исторической записи, но и предоставлять информационные и вдохновляющие материалы для … поддержания общественного духа и стимулирования вербовки … [и] … предоставлять материалы для всемирного распространения через кинохроники, новостные фотоорганизации, прессу и другие средства массовой информации … которые будут служить для продолжения войны в Канаде усилия ярко перед не только нашим собственным народом, но и остальным миром.

Канадский армейский отдел кино и фото

В 1940 году в штаб-квартире канадской армии в Лондоне, Англия, была сформирована фотографическая секция по связям с общественностью. Это был предшественник подразделения канадской армии по кинематографии и фотографии, созданного в сентябре 1941 года. Вернувшись в Канаду, в 1942 году в Оттаве был организован фотографический отдел Армейского управления по связям с общественностью.

Отдел по связям с прессой Королевских ВВС Канады

В марте 1940 г. летный офицер Фергус Грант, офицер по связям с воздушной прессой Королевских ВВС Канады (RCAF), попросил, чтобы фотоателье RCAF создало «Отдел фотографии прессы» для целей »с фотографиями действий военно-воздушных сил, которые могут быть распространены среди прессы Канады, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, Ньюфаундленда и других стран.Грант уточнил, что «фотографии должны быть хорошими и иметь новостную ценность». Результатом этого запроса стала Секция по связям с прессой, которая начала свою работу весной 1940 года. Год спустя RCAF Заграничная штаб-квартира в Лондоне учредила аналогичный фотографический отдел.

Отдел фотографий Королевского военно-морского флота Канады

В мае 1940 года Королевский канадский флот (RCN) начал рассматривать возможности использования фотографии. Директором военно-морской информации был лейтенант Джон Фэрроу, который написал красноречивый меморандум, в котором говорилось: «Иллюстрированная запись должна сопровождать составление Дневника войны… люди умирают, корабли тонут, города и порты меняют свои очертания, и без помощи фотоаппарата их изображения оставляются неопределенному транспортному средству памяти или должны быть забыты в сухие проходы пыльных файлов.» Кроме того, добавил он, «Штаб-квартира всегда могла, по желанию, выдавать прессе фотографии событий или лиц, которые могут быть сочтены представляющими актуальный интерес».

Обычный приказ от 10 июля 1940 г. гласил:

В RCN с целью предоставления более полной записи о прогрессе и событиях, представляющих интерес, для записи, прессы и пропагандистских целей…. [] Основная обязанность фотографов будет заключаться в том, чтобы сделать исчерпывающий отчет обо всех аспектах работы и деятельности военно-морского флота, особенно специальные операции и любые другие задания, заказанные в исторических, новостных или пропагандистских целях.

Кто были фотографы, которые носили форму трех вооруженных сил?

Некоторые из них были бывшими коммерческими фотографами или фотокорреспондентами, которые продолжали заниматься фотографией, находясь на службе у своей страны. Другие научились профессии либо во время приема на работу, либо во время своей служебной карьеры. Трое из первых фотографов, работавших в 1940 году, были Лори Одрен из армии, Джерри Ричардсон из военно-морского флота и Норман Дролет из военно-воздушных сил.

Среди тех, кто следил за Одреном в качестве фотографов для канадской армии, были Гордон Эйкман, Кен Белл, Тед Бонтер, Арт Коул, Микки Дин, Эрни ДеГуайр, Дуайт Долан, Фрэнк Дубервилл, Барри Гилрой, Барни Глостер, Дон Грант, Дэн Гуравич, Кен Хэнд, Карен Хермистон, Бад Най, Чарли Ричер, Гарольд Робинсон, Терри Роу, Фрэнк Роял, Джек Смит, Страти Смит, Алекс Стиртон, Фред Уиткомб и Крис Вудс.

Их коллегами в Королевских ВВС Канады были Стю Барфут, М.Дж. Бент, Г.Т. Берри, Роли Булианн, Лорн Беркелл, Кен Коулман, Дж. Х. Крамп, Джек Далглиш, Берт Джонсон, Рон Лэйдлоу, Дж.Ф. Мейлер, В.А.Макмердо, Гарри Прайс, Сесил Саутворд, Норма Торн, А.Э. Троттер и Стэн Уимбл.

Фотографами Королевского военно-морского флота Канады были, в частности, Ричард Арлесс, Герберт Блэк, Динни Динсмор, Кен Фосбери, Глен Франкфуртер, Гай Гуле, Джек Хоуз, Рой Кемп, Джек Кемпстер, Джордж Лоуренс, Гар Ланни, Джек Махони, Джон Мерриман. , Гиб Милн, Джерри Мозес, Джерри Мерисон, Херб Нотт, Эд Прайор, Джерри Ричардсон, Деннис Салливан, Альф Тейт, Дон Торндик и Жак Трепанье.

Камеры и климат-контроль

Фотографы либо ругались, либо ругались на «Old Reliable», широко используемую камеру для печати Speed ​​Graphic 4 x 5. Лучше всего это было при съемке относительно статичных объектов в стабильных условиях. Следовательно, такие фотографы, как Кен Белл, Алекс Стиртон и Джерри Мозес, предпочитали камеру Rolleiflex 2 1/4 x 2 1/4 в боевых условиях, поскольку она была меньше, легче в обращении и могла быть защищена внутри туники. Самым главным аксессуаром, которого не хватало фотографам, был телеобъектив; без него, например, Джерри Мозес, стреляющий из HMCS Uganda не смог увеличить отдаленное нападение японских камикадзе на британский Тихоокеанский флот, которое могло бы дать поразительные фотографии.

Фотографы, такие как Белл, Стиртон, Милн и Мозес, работали в самых разных условиях: воздух, наполненный соляными брызгами, и тусклый серый свет Северной Атлантики, часто холодные и влажные условия в Великобритании, илистая местность и плоский серый свет. Северо-Западной Европы, яркий свет и экстремальные климатические условия Италии и Средиземноморья, а также такой же яркий свет и влажный климат Тихого океана.

Объекты фотографии

Пожалуй, наиболее сложными периодами для фотографа были долгие часы сравнительной бездеятельности, характерные для военной жизни военного времени, которые давали для камеры, казалось бы, несложные объекты.Даже самые рутинные задания, выполняемые хорошим фотографом, могут дать незабываемые фотографии. Фотографы сочли такую ​​работу очень приятной, потому что она позволила им изучить человеческую сторону войны. Напряжение, видимое на лицах членов экипажей во время разбора полетов после бомбардировки, стойкость торговых моряков, спасенных с торпедированного грузового корабля, усталость на лицах пехотинцев, отдыхающих после периодов ожесточенных боев, и счастливые лица освобожденных детей во время боевых действий. Рождественские праздники в Нидерландах нашли отражение в работах военных фотографов.

Неординарные фотографы

Свидетельством риска, которому подвергаются военные фотографы, являются понесенные ими потери и полученные награды.

Два фотографа погибли в бою в 1944 году:

  • Терри Роу в битве при Анцио (Италия)
  • Джек Махони при затоплении HMCS Athabaskan

Ги Гуле выжил при торпедировании HMS Nabob в 1944 году.

Цитата для награждения Алекса Стиртона Ордена Британской Империи гласила:

Во время штурма Готической Линии… Капитан Стиртон в качестве канадского фотографа по связям с общественностью сопровождал аванс, чтобы записать на свою камеру… достижения канадских воинов… [Во время] предыдущих этапов кампании в Италии, особенно битвы при Ортоне и линии Густава и Гитлера, капитан Стиртон проявил величайшее мастерство, отвагу и отвагу при освещении фотографических заданий.Во многих случаях он рисковал своей жизнью, чтобы точно изобразить героические действия на передовой… Фотографические работы капитана Стиртона в Италии и на Сицилии были выдающимися и внесли большой вклад в канадские, британские и американские публикации, а также в официальные военные отчеты.

Цитата из Военного креста Дона Гранта гласила:

Лейтенант Д.И. Грант, фотограф Канадского отдела кино и фото, сошел на берег в Н плюс 15 минут.в день «Д» с штурмовой ротой Королевских Виннипегских стрелков. Приближаясь к берегу, его штурмовик попал под сильный пулеметный огонь. Лейтенант Грант… решительно выполнил свою работу по фотографированию высадки десанта. Когда войска продвинулись вглубь страны, он пошел с ними, выполняя свои обязанности перед лицом интенсивного вражеского огня с удивительной хладнокровием. Позже в тот же день он помог доставить раненых на перевязочный пункт … Во все времена этот офицер выполнял свои обязанности мужественно, умело и целеустремленно…. Его хладнокровие постоянно служило примером и вдохновением для других членов Отдела кино и фото.

Новости войны

Канадцы во время войны использовали фотографии для получения информации. Оперативный и регулярный выпуск фотографий как в национальных, так и в местных газетах, а также их публикация в периодических изданиях массового тиража, таких как Montréal Standard , Toronto Star Weekly и Журнал Maclean’s Magazine представил фотографии очень большой аудитории.Осознавая, что их работы пользуются и ценят, фотографы чувствовали ответственность перед канадским народом, и это побудило их первыми записать важные события войны.

Фотографии Фрэнка Руаяля были первыми опубликованными фотографиями вторжения на Сицилию 10 июля 1943 года. Гиб Милн и Франк Дубервилл сделали первые фотографии, появившиеся в газетах союзников, показывающие высадку десанта в Нормандии 6 июня 1944 года. Дон Грант сфотографировал майора Дэвида Карри во время завоевания Креста Виктории 19 августа 1944 года.Дюбервилль также сфотографировал освобождение Парижа 26 августа 1944 года и продолжил документировать соединение американских и российских войск в Торгау на реке Эльбе в Германии в апреле 1945 года. Наконец, Алекс Стиртон сфотографировал историческую капитуляцию немецких войск. в Вагенингене, Нидерланды, 5 мая 1945 года.

Рядовой Рене Корби был членом Le Régiment de la Chaudière, одно из канадских подразделений, которые захватили аэродром в Карпике после четырех дней самых интенсивных и дорогостоящих боев за всю кампанию в Нормандии.Лейтенант Микки Дин, фотограф, который делал отдельные портреты Корби и его товарищей-пехотинцев, писал: «Эти люди были в постоянном бою с противником со вторника, 4 июля. Фотографии были сделаны между обстрелами… Доверяю, я поймал каких-то отдельных персонажей». Канадские военные фотографы действительно запечатлели лица войны и сделали их видимыми на тысячах фотографий, на которых запечатлены действия вооруженных сил Канады с 1939 по 1945 год.

Другие ресурсы


50 исторических фотографий из американской военной истории

50 исторических фотографий из американской военной истории

На мировой арене, будучи ведущей военной сверхдержавой, американцы участвовали в войнах и конфликтах, чтобы защитить нации, бороться за американские ценности и демократию, а также поддерживать союзные страны, конфликты которых имеют результаты в глобальном масштабе. Помимо наших причин для участия, одним из аспектов жизни в свободной демократической стране является осознание того, что жертвы приносят те, кто отдает все для защиты прав людей.Сохранение в живых действий и истории нации позволяет нам знать, как двигаться вперед в будущее как индивидуумы, так и как нация.

Каждое военное подразделение, от армии и морской пехоты до ВВС, флота и береговой охраны, на протяжении своей истории добилось значительных стратегических и технологических достижений. Парусные суда превратились в дизельные корабли со стальным двигателем, способные защищать все океаны планеты. Самолеты выросли из бипланов до современных реактивных истребителей, которые мы видим сегодня.Война перешла от рядов войск и окопов к стратегическим, многогранным боям, опирающимся больше на технологии, чем на отдельных солдат, хотя вооруженные силы настолько сильны, насколько сильны люди, которые служат внутри.

Военная история Америки включает бесчисленные моменты побед и поражений во время конфликтов как внутри страны, так и за рубежом. С момента американской революции до окончания войны в Персидском заливе более 42 миллионов человек служили в вооруженных силах Соединенных Штатов во время войны. Потери бесчисленны, и рассказывается лишь малая часть историй их работы, героизма и самопожертвования.Часто одна картинка говорит больше, чем когда-либо могут сказать слова. Ниже приведены изображения, начиная от спасения и заканчивая моментами, когда наши войска наконец возвращаются домой.

Stacker собрал как известные, так и малоизвестные фотографии из Getty Images — каждой из них принадлежит свое место в американской военной истории. Здесь показаны матери, сыновья, отцы и дочери, которых призвали в армию или зачислили в армию и которые служили своей стране на протяжении многих поколений. Эти снимки позволяют заглянуть в жизнь ветеранов и гражданских лиц в моменты военной истории.

Вам также может понравиться: городов США с чистейшим воздухом

редких фотографий из последней игры Гитлера, 1944-1945 гг.

Автор: Бен Косгроув

С середины декабря 1944 года до конца января 1945 года в густо заросших лесом Арденнах в Бельгии тысячи американских, британских, канадских, бельгийских и французских войск изо всех сил пытались отразить последнее крупное наступление Германии во Второй мировой войне. Хотя силы союзников в конечном итоге победили, это были жестокие шесть недель боев, в которых с обеих сторон погибли десятки тысяч человек.Сегодня этот конфликт известен как Битва за Арденну.

Здесь LIFE.com представляет серию фотографий, сделанных фотографами LIFE во время боевых действий. Многие из этих фотографий никогда не публиковались в журнале LIFE или где-либо еще.

Для успеха своего последнего наступления Германии требовалось четыре фактора, которые работали в ее пользу: застать союзников врасплох; плохая погода, которая нейтрализует поддержку с воздуха союзных войск; нанесение ранних, разрушительных, деморализующих ударов по союзникам; и захватывать запасы топлива союзников в целости и сохранности.(Германия первоначально намеревалась атаковать 27 ноября, но была вынуждена отложить начальную атаку из-за нехватки топлива). 16 декабря 1944 года началось нападение Германии: вермахт (объединенные вооруженные силы Третьего рейха) нанёс 250 тысяч солдат на 85-мильном участке фронта союзников, простирающемся от южной Бельгии до Люксембурга.

Поначалу атака оказалась потрясающе эффективной, когда войска продвинулись примерно на 50 миль вглубь территории союзников, создав «выпуклость» на американских позициях, которая и дала битве запоминающееся название.

Американские войска чувствовали себя победителями — Париж был освобожден в августе, и среди некоторых американских и других лидеров союзников было ощущение, что Германия почти побеждена. Атака в декабре 1944 года, официально названная Арденнами-Эльзасской кампанией армией США, показала, что любое самоуспокоение было опасно неуместным.

Тем не менее, какими бы эффективными ни были первоначальные усилия Германии, они не смогли добиться полного и раннего разгрома союзных войск, на что рассчитывало немецкое военное командование.(Фельдмаршал вермахта Вальтер Модель изначально предполагал, что атака будет успешной только с 10-процентным шансом. Немецкое название операции: Wacht am Rhein, или «Дозор на Рейне».)

Одним из самых сложных аспектов Выпуклости была погода, поскольку экстремальный — поистине исторический — холод вызывал хаос и превращал относительно простую логистику путешествия, убежища и еды в повседневную борьбу. Январь 1945 года был самым холодным за всю историю наблюдений для этой части Европы, и в ходе сражения более 15 000 солдат союзников получили лечение от обморожений и других травм, связанных с простудой.

Перед атакой некоторые немецкие войска, говорившие по-английски, переоделись солдатами союзников. Они взяли за правило менять дорожные знаки и вообще распространять дезинформацию. Немцы, которые это сделали и попали в плен, были расстреляны. Несколько изображений в этой галерее свидетельствуют об одной такой казни. Журнал LIFE сообщил, что в июне 1945 года, когда военное министерство США опубликовало снимки, трое немцев были офицерами немецкой разведки, которых схватили, судили и расстреляли.

«Нацистов тщательно готовили к их опасной миссии [LIFE писала].Они прекрасно говорили по-английски, а их сленг был сформирован благодаря тесному общению с американскими военнопленными в немецких лагерях … По правилам Гаагской конвенции эти немцы классифицировались как шпионы и подлежали немедленному военному трибуналу. После недолгого обсуждения американские офицеры признали их виновными и назначили обычное наказание для шпионов: расстрел ».

Другие попытки Германии по диверсии, тем временем, оказались в значительной степени неэффективными, включая попытки подкупить портовых и железнодорожных рабочих, чтобы помешать операциям союзников по снабжению.

Возможно, решающий момент в битве при Арденнах наступил, когда немцы потребовали сдачи американских войск, которые были в меньшинстве и окружены в городе Бастонь. Генерал США Энтони МакОлифф ответил на ультиматум ставшим легендарным односложным ответом: «Орехи!» Его люди выдержали несколько атак немцев, пока их не смогла сменить 4-я бронетанковая дивизия.

«Это, несомненно, величайшее американское сражение за всю войну, — сказал Уинстон Черчилль в Палате общин после битвы при Арденнах», — и я считаю, что это будет считаться знаменитой победой Америки.”

В то время как союзные войска одержали победу, победа была достигнута дорогой ценой: почти 20 000 американцев были убиты и десятки тысяч ранены, пропали без вести или взяты в плен. Британские войска потеряли более 1000 человек. Для американских войск Балдж стал самым кровопролитным сражением на Западном фронте во время Второй мировой войны.

Немецкие потери были серьезными, по оценкам, от 70 000 до 100 000 (в зависимости от источника).

С победой 25 января 1945 года окончательный триумф над нацистской Германией был близок; Союзные войска воспользовались своим преимуществом и начали последний рывок к Берлину.7 мая Германия согласилась на безоговорочную капитуляцию. Менее чем через пять месяцев после окончания Битвы за Арденну война в Европе закончилась.

галерея Лиз Ронк

Американские солдаты в заснеженной траншее во время битвы при Арденнах.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Американские солдаты вырубают окоп в мерзлой земле у стога сена во время битвы при Арденнах.Пулемет был установлен для подготовки немецкой контратаки, ожидаемой в любой момент.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Американский артиллерист бреется на морозе, используя шлем вместо чаши для бритья, во время битвы при Арденнах, 1944 год.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Американские солдаты строят траншеи вдоль заснеженной живой изгороди в северном Арденнском лесу во время битвы за Арденны.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Войска союзников у пожара в Арденнском лесу во время битвы при Арденнах.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Воронки от снарядов, оставленные союзниками в результате заградительного огня, заложенного с целью вычистить немецкую пехоту из лесов и полей во время битвы при Арду, Бельгия, 1944

Уильям Вандиверт Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Американские грузовики и полугусеницы на заснеженном Арденнском поле, Битва за Арденн.

Уильям Вандиверт Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Битва за выступ

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

немецких военнопленных на раскопках могил во время битвы при Арденнах.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Труп у дороги во время битвы при Арденнах.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Обломки немецких военных, битва при Арденнах.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Замороженный труп немецкого солдата, убитого во время битвы при Арденнах.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Войска союзников и немцы мертвые, Битва при Арденнах.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Некоторые из 115 американцев, которые, как сообщает LIFE, были «убиты в упор» в поле после того, как были захвачены немцами в первые дни битвы при Арденнах в 1944 году.Солдат загнали в поле и расстреляли из пулеметов; когда они были найдены, у многих замороженных тел все еще были руки над головами.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Гражданское население Бельгии эвакуировано американскими войсками, 1944 год.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Американский танк проезжает мимо другого лафета, который соскользнул с обледенелой дороги в Арденнском лесу во время битвы за Арденн, декабрь.20, 1944.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Бельгийские жители деревушки на севере Арденн спасаются бегством от боевых действий во время битвы при Арденнах в 1944 году.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Американский солдат, Battle of the Bulge.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Портреты американских солдат во время битвы при Арденнах, декабрь 1944 года.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Американские войска с бельгийскими детьми, Битва при Арденнах.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Раненый немецкий солдат лежит на импровизированной постели после того, как попал в плен во время нападения на американский топливный склад 7 декабря.16 декабря 1944 года, первый день битвы при Арденнах.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

немцев сдаются во время битвы при Арденнах.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

немецких военнопленных, битва при Арденнах, январь 1945 г.

Джордж Шелк Коллекция изображений LIFE / Getty Images

немецких военнопленных, некоторые из них в комбинезонах для маскировки на снегу, гнаются охраной.(В ближнем бою американские войска также использовали маскировочные костюмы для снега.)

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Сфотографировано 23 декабря 1944 года и опубликовано в журнале LIFE в июне 1945 года. За тюремным блоком немецкие заключенные привязаны к кольям парламентариями. Задержанные и осужденные как шпионы, их вот-вот казнят.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Заключенного с завязанными глазами крепко привязывают по рукам и ногам к столбу перед бетонной стеной.Над его сердцем приколота большая мишень из белой бумаги. Американские депутаты стоят по стойке «смирно», пока командир расстрельной команды не ознакомится с окончательными договоренностями. Бельгия, 1944 г.

Джон Флореа Коллекция изображений LIFE / Getty Images

Раздается залп, и три белые клубы дыма появляются у стены бетонного блока. Первая очередь убила всех троих почти мгновенно. Расстрельная команда, состоящая из военной полиции, состояла из трех групп по восемь человек, каждая с одним дополнительным стрелком в качестве запасного.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.