Поселение староверов: Между миром и тайгой: как живут тысячи старообрядцев в лесах на Енисее | Статьи

Содержание

Как живет большая старообрядческая община на Урале

Чтобы узнать, как живут потомки русских староверов сейчас, журналисты портала E1.RU поехали в старообрядческую общину в Свердловской области — в село с красивым названием Пристань. Село основано в 1789 году, когда-то сюда причаливали баржи. Но есть ещё и другой смысл у его названия: здесь находили приют староверы со всего Урала. Храм, построенный здесь сто лет назад, не закрывали даже в годы советской власти.

Нина Алексеевна с мужем Василием Васильевичем — староверы, они доброжелательные и гостеприимные

***

— В дом заходите только после третьего приглашения. После первого в избу не входите. Обидятся, не поймут, — напутствуют нас знакомые перед поездкой в общину староверов. — На чай или воду не рассчитывайте. Берите с собой воду или хотя бы кружку. Они вам из своей посуды не дадут пить-есть, вроде как оскверните. Держат специальную «поганую», то есть языческую, для чужих.

Такую информацию дают и экскурсоводы в музеях. В интернете тоже пишут: постоянные гонения на старообрядцев (их преследовали до 1905 года) укрепили их дух, но сделали подозрительными и угрюмыми. Они отрицают прогресс, ходят в традиционной одежде.

Старообрядцами, или староверами, называют последователей старой веры. Если кратко: в XVII веке в православной церкви произошёл раскол. К нему привели протесты против реформ, которые стал насаждать новый патриарх Никон, поддерживаемый государством. Реформы его касались многих обрядовых вещей, церковных книг. Староверы бежали на Урал, заселяли Сибирь. Считается, что староверы замкнуты, избегают контактов с другими верующими или мирскими людьми.

Пример старообрядческой семьи — Лыковы, которые в 30-х годах сбежали от новой власти в глухую тайгу. Так и жили 40 лет в своём мире, в затворничестве, ведя натуральное хозяйство. В конце 70-х на них наткнулись геологи.

Чтобы узнать, как живут потомки русских староверов сейчас, мы поехали в старообрядческую общину в Свердловской области — в село с красивым названием Пристань.

Старинная старообрядческая церковь — единственный храм на Урале, который работал при советской власти

Пристань стоит на берегу реки Уфа рядом с рабочим поселком Арти в 200 километрах от Екатеринбурга. Село основано в 1789 году, когда-то сюда причаливали баржи. Но есть ещё и другой смысл у его названия: здесь находили приют староверы со всего Урала. Храм, построенный здесь сто лет назад, не закрывали даже в годы советской власти.
 

«Я бы тоже весь мир объехала, но за дедом надо присмотреть»

В Пристани тихо и безлюдно. Лишь возле одного из домов рядом с храмом маячит кто-то в салатовом светоотражающем жилете, напоминая гаишника.

Оказалось, что это наряженный в жилет дед: внешне — истинный старовер с пышной и седой бородой. Из дома к нам навстречу вышла пожилая женщина:

— Не пугайтесь, не ГАИ, это я мужу жилет надеваю, чтобы его издали видно было водителям. Он машин не остерегается, когда гуляет по деревне. И слышит плохо, поэтому не отвечает вам.

Женщину зовут Нина Алексеевна Булатова. Она приглашает нас в дом, а мы мнёмся: ждём третьего приглашения, как нас учили. Но потом все же решаемся зайти — Нина Алексеевна кажется искренне приветливой.

Жилет нужен только для внимания водителей на дороге — Василий Васильевич плохо слышит проезжающие автомобили

Нина Алексеевна из семьи староверов, при этом работала учителем в школе

— Зря вы о нас думали, что мы нелюдимые, — говорит Нина Алексеевна. — У нас в селе старообрядцы гостеприимны, открыты, доброжелательны. Не нужно мне никаких трёх приглашений. Да, есть среди нас и закрытые, которые совсем отказываются от каких-то современных вещей. Они считают, что так могут лучше сохранить веру. Например, жила тут женщина — ни паспорта не было, ни пенсии не получала. Умерла уже. Но большинство осовременились, куда денешься. Видите, у нас свои газеты. В интернете про нас пишут. Но я не освоила, телефоном сотовым пока только пользуюсь.

В одной из газет в доме видим фото чернокожих мальчишек. Тут же читаем, что эти негритята из Уганды — тоже староверы! В этой жаркой африканской стране есть свой старообрядческий приход.

Эти чернокожие детишки тоже староверы, о них пишут в местных газетах

В уральской Пристани из ста прихожан в основном все пожилые. Работы для молодых здесь нет, уезжают учиться и остаются в Екатеринбурге, Красноуфимске. В храм молодые приезжают на праздники, крестить детей.

Нине Алексеевне 87-й год, она бывшая учительница русского языка и литературы. В Пристань приехала когда-то её мама — сама из староверов. Приехала сюда, потому что тут работал храм. И Нина Алексеевна попросилась по распределению сюда после пединститута.

У Нины Алексеевны трое детей, семеро внуков и шестеро правнуков, всех крестили в храме Пристани

— Меня постоянно упрекали, что мать — церковница, — вспоминает Нина Алексеевна. — Я комсомолка была, и пионерка была, и атеистическую работу приходилось вести, в душе оставаясь старообрядкой. Я как между двух огней. Мама хотела, чтобы я была верующая, а начальство хотело, чтобы я об этом забыла. Я тайно в храм ходила. А дед мой (муж Нины Алексеевны — прим. ред.), местный. Еще прадеды его в Пристани жили. Отец, дед, прадед — все были священниками.

У Нины Алексеевны трое детей, семеро внуков и шестеро правнуков.

— Дети у меня все с высшим образованием, окончили институты. Они совсем современные, живут в Екатеринбурге и Артях. К сожалению, в церковь не очень часто ходят. Хотя все крещённые в нашем храме: и дети, и внуки.

А вот у рыжего кота в доме староверов нрав не мирный — глаз повредил в кошачьих боях

Угол с иконами

...и магнитики из дальних стран, привезённые детьми и внуками

Нина Алексеевна показывает магнитики на холодильнике, привезённые детьми и внуками из дальних стран и городов: Иерусалим, Прага, Париж. Говорит, что сама бы посмотрела мир, но «как-то уже не получается: дела, надо присматривать за дедушкой, за домом».

В молодости Нине Алексеевне приходилось вести атеистическую работу, но в душе она оставалась старообрядкой

В 87 лет Нина Алексеевна ухаживает за домом, мужем, работает на огороде

«Прихожане не раз задавали вопрос — можно ли пользоваться интернетом?»

— Чаю? — предлагает нам отец Иоанн, настоятель пристаньского храма. Он живёт в доме по соседству с домом Нины Алексеевны. Приняли нас тут так же доброжелательно. Подозрителен и суров был только огромный мохнатый пёс — кавказская овчарка. Запёртый в вольере, он свирепо лаял на чужаков.

Отец Иоанн — настоятель храма в Пристани

Мы напоминаем про «чужую», языческую посуду. Отец Иоанн кивает, улыбается и объясняет:

— У нас в общине и вообще в официальной старообрядческой церкви такого нет, чтобы для гостей держать отдельную посуду. Потому что Господь и с грешниками, и с мытарями и ел, и пил. Вот, допустим, приходит ко мне человек, просит пить. А я ему: «Вот тебе кружка специальная». Что он подумает о старообрядцах? Обидится. Нам, наоборот, надо показать людям, что мы открытые, доброжелательные. Образованные. У меня сосед — Пётр Уварович Кузнецов. Он учёный, профессор, доктор юридических наук. Жаль, сейчас его нет дома, на работе в Екатеринбурге, преподаёт в юридической академии.

Один из жителей Пристани Кузнецов Пётр Уарович (правильно его отчество звучит именно так, Уар — раннехристианский святой). Он учёный, профессор, доктор юридических наук

А откуда все эти рассказы про нелюдимость, нелюбовь к чужим?

— Это действительно есть среди беспоповников. Беспоповцы — это старообрядцы, не приемлющие священства. Когда произошёл раскол, некоторые люди считали, что старое священство умерло, погибло, нового нет. Они уходили в леса, основывали общины, скиты. Я когда-то жил в Минусинске, там есть чисто старообрядческие деревни, из беспоповцев. Дети учатся только до 4-го класса, девушки в длинных сарафанах, мужчины с бородами. Все сохранено.
 

А Лыковы чьи?

— Они были из часовенных (одно из ответвлений в беспоповстве). Но сейчас Агафья Лыкова перешла к нам, к официальной старообрядческой церкви.

Отец Иоанн с детства мечтал быть священнослужителем. Говорит, играл не в лётчика или шофера, а в дьякона, в церковные службы, вместо причастия — варенье. Он родился в семье староверов в Сибири. Отец — ветеран Великой Отечественной войны, преподаватель радиотехники. На фронте вступил в партию (на передовой было не до споров, просто вручили партбилет), а после войны отказался платить взносы. Начали разбираться. Арестовали, отобрали все боевые награды, приговорили к расстрелу, потом заменили расстрел на 25 лет лагерей. Освободили через два года по амнистии после смерти Сталина.

— Ни пионером, ни октябрёнком не был. К нам не лезли, в школе знали, что семья верующая. Отец грамотный был, если что — ссылался на Конституцию, которая ещё в 36-м году гарантировала свободу слова.

Мирская профессия отца Иоанна — сварщик. Успел поработать недолго, отслужил в армии. Потом ушёл в священнослужители.

Его жена, матушка Наталья, в миру была бухгалтером. У них шестеро детей, семеро внуков.

Старообрядческому храму в Пристани около ста лет

Отец Иоанн говорит, что с детства играл в дьякона, в церковные службы

— В школе дети учились хорошо, похвальных писем, грамот полно. Мы не тёмные. Сейчас дети закончили институты: юридический, одна в экономическом ещё учится, УрГЭУ СИНХ. Трое детей работают в храме, со мной, одна замужем за священником. Младший сын сейчас взял академический в железнодорожном институте (УрГУПС) и пошёл в армию, — рассказывает отец Иоанн.
 

А староверам дозволяется служить?

— Среди моих прихожан все служат, как положено. Дозволяется и даже приветствуется. Родину защищать должен каждый человек, гражданин. В войну староверы шли на фронт.

В одном конце деревни — старообрядческая церковь (на фото), в другом — храм РПЦ

Он ведёт нас показать свой храм Троицы Живоначальной. За мостом на другом конце деревни видны купола православной церкви. Очень многие сельчане — её прихожане.

— Мы с нашими православными соседями не ссоримся никогда (хотя старообрядцы тоже православные, имеются в виду те, кто принял реформы в XVII веке — прим. ред.). Батюшки не раз ко мне в гости ходили. Как-то давно ещё архиепископ Мелхиседек (с 1984 по 1994 руководил Екатеринбургской, Челябинской, Курганской епархией) распорядился, чтобы в храмах детей крестили полным трёхразовым погружением. Ко мне православные священники приходили за советами. У нас же, у староверов, всегда полное погружение в ледяную купель.

Это не опасно? Младенца в ледяную воду с головой?

— Нет, конечно. В холодной воде дух захватывает, и ещё: когда крестишь — нос, рот зажимаешь. Это проверено веками. На моей практике ещё не было, чтобы кому-то плохо стало. Наоборот, помню — привезли из соседней деревни девочку. Вся покрыта коростой. Покрестил, окунул. Потом девочку на причастие привезли — уже вся чистая. Мать говорит, после крещения все коросты спали сразу.
 

Интернетом пользуетесь?

— Да, у нас в доме он есть. Мне не раз задавали вопрос прихожане — можно ли пользоваться компьютером, интернетом? А почему нет? Ведь для чего нужен компьютер? Для работы. Пожалуйста: печатайте, распечатывайте, читайте полезную информацию. Много испытывая, хорошего держись, как говорил апостол Павел.

«Не пить из общей посуды — это инфекционные врачи одобрили бы»

Александр Александрович Смоквин — бывший сотрудник правительства Свердловской области. Когда-то он принял старообрядческую веру, покрестился в храме Пристани. С ним мы встретились в редакции E1.RU. Пить из общей посуды он всё-таки отказался, попросил одноразовый стаканчик.

Бывший сотрудник Правительства Свердловской области Александр Смоквин на все заседания ходил с колоритной "староверской" бородой. Все привыкли

— Не берите во внимание, — уклончиво, чтобы не обидеть, сказал он. — Это мудрость дедовская во мне говорит. Наверное, у старообрядцев эта традиция связана с вполне объяснимыми причинами. Поселения старообрядцев были на Алтае, в Сибири. Если кто чужой в поселение зайдёт к ним, ставили за порог крынку молока и клали кусок хлеба. Это было мудрое решение, чтобы избежать инфекций и эпидемий. Врачей в округе на тысячу километров не было, от эпидемий вымирали деревнями. Я думаю, это вынужденная мера, оттуда и пошла традиция. Инфекционные врачи меня бы одобрили.

Александр Александрович сейчас пенсионер, в 90-е годы работал в комитете по управлению государственным имуществом. Именно он помог староверам добиться, чтобы им отдали церковь на ВИЗе.

На все собрания и совещания в правительстве он ходил с колоритной «староверской» бородой. Говорит, что сначала косились, потом привыкли.

Его бабушка была из старообрядцев.

— Она тихо и спокойно молилась, никаких проповедей я от неё особо не слышал. Я ей, помню, в детстве говорил: «Бога нет». А она спокойно так: «Нет, Саша, есть…» Она рабочая Верх-Исетского завода, а среди визовских рабочих много староверов. Все стали, сплавы, что там разрабатывались, проходили через молитву. Староверы вообще трудолюбивые. Ещё Татищев с де Генниным на работу любили брать староверов. Знали: не подведут, не запьют.
 

У вас запрет на алкоголь?

— Нет, по правилам святых апостолов, допускается до трёх чаш. Но размер чаш не уточняется.
 

«Надо развенчивать мифы о нелюдимых староверах»

Мы встретились и с молодым поколением староверов. К нам в редакцию мы пригласили редактора газеты старообрядческой церкви «Община» Максима Гусева. У него светское образование — журфак УрГУ. И современные, не патриархальные взгляды.

— Надо развенчивать мифы о нелюдимых, необщительных староверах, многодетной патриархальной семье, сарафанах, кокошниках, — говорит он.

По словам Максима Гусева, среди старообрядцев много амбициозных молодых людей

— Количество детей каждый выбирает сам, это вопрос личный. Среди молодых старообрядцев много амбициозных, тех, кто выбирает карьеру.

Но, думаю, общее, конечно, должно быть — внутренний стержень некий: трудолюбие, неспособность на подлость, поставить подножку, нахамить… А в остальном — внешне молодые старообрядцы (те, кто относится к официальной старообрядческой церкви) ассимилировались. Внешне ничем не отличаются от современных молодых людей. У беспоповцев, конечно, всё строже. Они малообщительны, не идут на контакт. Но даже они стали выходить в люди, начали общаться с нами, участвовать в наших общих праздниках.

——————————

Текст: Елена Панкратьева
Фото: Игорь До, Артем Устюжанин / E1.RU, священник Алексей Лопатин, личный архив Максима Гусева
Источник: e1.ru

Старообрядчество ХVIII века: переселение в дальнее зарубежье

В предыдущих статьях было рассказано о старообрядческих попытках создания собственной версии Святой Руси на отдалённых от центра территориях или вовсе за рубежом. В статьях «Старообрядчество ХVIII века: возникновение и расцвет локальных поселений», «Старообрядчество ХVIII века: идейная консолидация и географическое обособление» было рассказано о старообрядческой идейной платформе, основных социальных силах и особенностях древлеправославного хозяйствования, давших староверам возможности для масштабных социальных экспериментов. Тем не менее связь с «Россией грехопадшею» продолжала существовать даже для старообрядческих общин, обосновавшихся на Севере или на территории Речи Посполитой — достаточно вспомнить протекционистскую политику Петра I в отношении поморов или Екатерины II — в отношении польских староверов-иммигрантов, переселяемых в Поволжье. Уход староверов на более отдалённые территории был более радикальным предприятием, так как разрушались устойчивые связи как с российской экономикой, так и с единоверцами, обитавшими в пределах досягаемости. Кроме того, политическая обстановка в «дальнем зарубежье» нередко вынуждала староверов отказываться от связей с Россией или даже выступать против неё (в случае с турецкими казаками-некрасовцами). Таким образом, «исход дальний» стал шансом для особого разряда старообрядцев — стремящихся к самодостаточности, самоуверенных, наиболее идейных. Об их социальных пробах и ошибках мы расскажем в этом очерке.

***

Переселение староверов в «земли чюждыя» было серьёзным вызовом идентичности, ибо средневековые православные россияне полагали, что жить вне православной ойкумены просто невозможно [14: 11]. Но послераскольная Россия была хуже, чем мир неправославный, — она виделась староверами как мир богоотступнический [9: 16]. И, следуя свойственному для традиционной духовности принципу: «испорченное хуже недоделанного», староверы стали переселяться в неправославные страны: Османскую и Австрийскую империи, на Аляску, в ХХ веке — в Китай, Японию, Австралию, Латинскую Америку и США.

Староверы в Манчжурии, 1930-е годы. Фото: Ямадзоэ СабуроСтароверы в Манчжурии, 1930-е годы. Фото: Ямадзоэ Сабуро

Гораздо позже, во время коммунистических репрессий ХХ века, воспринимаемых староверами как закономерное продолжение секулярного процесса, начатого в XVII веке, староверы прямо озвучивали мотивацию своего «исхода дальнего»:

Успел один дед сказать своим: «Уходите в Китай, туда антихрист не пойдёт. Там земля не просвещённая. Ему там делать нечего» [6].

Возникновение таких сообществ сопоставимо с переселением радикальных протестантов в Америку (давшим толчок развитию капитализма) [19: 6-32].

 

Буковина

Одно из самых больших старообрядческих поселений за границей находилось в области Буковина (Турция, Австрия, сейчас — Румыния). Там русские староверы практически не были притесняемы турками. Более того, в русских непримиримых эмигрантах Турция неожиданно получила естественных союзников против России, которыми можно было оборонять свои границы. Участие липован (русских староверов Буковины) в войнах и вооружённых конфликтах против России продолжалось с XVII по ХХ вв.

По мнению некоторых исследователей, именно липоване сохранили бытовые и мировоззренческие особенности допетровской Руси [16]. Липоване были изолированы от влияния новообрядцев — им противостояли католики и мусульмане, не похожие на староверов ни в быту, ни в богослужении, и потому не представлявшие угрозы старообрядческому самосознанию.

Русские-липованиРусские-липоване Румынии

Староверы всех согласий прибывали в Буковину из Причерноморья, опасаясь продолжения преследования на землях, близких или недавно присоединённых к России. После раздела Речи Посполитой Буковина вошла в состав Австро-Венгрии. Австрийский император Иосиф II в 1783 году, под впечатлением от патриархальности и монархизма липован, освободил их на 20 лет от налогов и прочих повинностей и на 50 лет — от воинской службы [15: 39], доставив большую выгоду бурно развивающемуся старообрядческому предпринимательству. Центром липован Буковины стало село Белая Криница (Fântâna Albă). В начале XIX века в Белой Кринице был организован старообрядческий монастырь, куда позднее прибыли из России иноки Павел, Геронтий и Алимпий. Именно они сыграли важнейшую роль в поисках старообрядческого епископа, присоединении митрополита Амвросия и организации старообрядческой иерархии [18]. Долгие годы и после этих событий, несмотря на ссылку митрополита Амвросия, Румыния оставалась одним из важнейших для старообрядчества примеров успешного хранения своей идентичности в чуждых религиозных и национальных условиях [7] [17].

Старообрядчество ХVIII века: переселение в дальнее зарубежьеСобор Успения Пресвятой Богородицы (РПсЦ) в с. Белая Криница

В 1846 году здесь произошло самое важное событие старообрядческой истории — воссоздание трёхчинной иерархии посредством присоединения митрополита Амвросия (Пóповича или Паппа-Георгополи, 1791-1863). Это организационно оформило значительную часть староверов в Древлеправославную Церковь Христову белокриницкой иерархии (нынешняя РПСЦ). В старообрядческом мире это событие вызвало грандиозный ажиотаж: можно было объединяться в новую социальную реальность и совместно противостоять агрессивному и непримиримому государственному клерикализму Российской империи. Следствием этого события стал ультиматум, предъявленный российским императором австро-венгерскому. Николай I настолько опасался усиления и организованности старообрядцев (которых он считал основными противниками российской государственности), что предпочёл пойти на внешнеполитический конфликт. Итогом ультиматума явилась ссылка митрополита Амвросия в Цилли, до которой он, однако, успел рукоположить своего преемника — будущего митрополита Кирила (Тимофеева, † 1873).

Во время II Мировой войны липоване воевали на стороне Румынии против СССР. Возможно, это явилось причиной того, что в 1940 году резиденция старообрядческого митрополита Белокриницкого (с сохранением титула) была перенесена в г. Браила (Румыния) с территории, отошедшей по итогам войны к УССР. Сегодня в Румынии проживает примерно 40 000 старообрядцев [12].

 

Добруджа

Добруджа — территория в пределах современных Румынии и Болгарии, захватывающая дельту Дуная, в XVII-XVIII веках была частью Османской империи. Заселена староверами Добруджа была после разгрома Булавинского восстания (осень 1708 г.), одним из идеологических оснований которого было стремление реставрировать Старую Веру [5: 219]. Эмигрировав, булавинцы разделились на осевших в дельте Дуная и на сторонников атамана Игната Некрасова, ушедших вглубь турецкой территории [1: 27].

Булавинцы Добруджи были основной приграничной силой Османской империи, воевавшей против россиян на стороне Турции до ХХ века. Этот пункт знаменует отделённость староверов: россияне перестали восприниматься добруджанцами (и некрасовцами) как соотечественники, а Россия — как Родина [20].

Старообрядчество ХVIII века: переселение в дальнее зарубежьеОсвящение даров земли в старообрядческой церкви. Уезд Тулча (историческая область Добруджа), Румыния

Добруджинцы были одной из групп липован. В их среде также проходили совещания и съезды по вопросу восстановления трёхчинной иерархии. Впоследствии добруджинцы-липоване приняли «белокриницкую иерархию», на территории Добруджи было организовано две старообрядческих епархии (что свидетельствует о немалой численности русских староверов в этом регионе).

 

Некрасовцы

Наиболее ярким проявлением древлеправославной эмиграции было движение донских казаков-староверов под управлением атамана Игната Некрасова, после разгрома Булавинского мятежа переселившихся в Османскую империю [11]. Изначально община Игнатия Фёдоровича Некрасова (1660-1737) составляла около трёх тысяч человек [1: 14]. Всю свою жизнь Некрасов вёл войну с «никонианами» на мировоззренческом и политическом полях. Политическая борьба имела интересную особенность: Некрасов засылал в стан врага разведчиков (это чем-то похоже на «Адские газеты» староверов-часовенных, в которых освещалась жизнь России отступнической). Мировоззренческая борьба была отражена в «Заветах Игната» — сборнике правил жизни, бытовавших при самом Игнате в устной форме. Эти правила в среде некрасовцев действовали до ХХ века и до сих пор являют нам прекрасный образец «воинственного» направления староверческой идеологии. В «Заветах» перед нами предстаёт необычный образ старовера-казака — последовательного витязя, готового на войну ради сохранения своего уклада, по словам св. Григория Богослова: «Лучше брань, чем мир, удаляющий нас от Бога». Этот настрой не совпадает со ставшим привычным образом долготерпеливого старовера-страдальца, заимствованным из идеологически направленной либеральной и народнической печати:

«1. Царизму не покоряться. При царях в Россию не возвращаться.

  1. С турками не соединяться, с иноверными не сообщатся. Общение с турками только по нужде (торговля, война, налоги). Ссоры с турками запрещены. <…>
  2. Брак может быть заключён только между членами общины. За брак с иноверцами — смерть. <…>
  3. Наживать добро обязан только трудом. Настоящий казак свой труд любит.
  4. За разбой, грабёж, убийство — по решению круга — смерть.
  5. За разбой, грабёж, убийство на войне — по решению круга — смерть. <…>
  6. Казакам в солдаты дороги нет. <…>
  7. Все казаки держаться истинно православной старой веры. <…>
  8. Если спутался с турками — смерть. <…>
  9. Стоять за малых людей.
  10. С Дона выдачи нет.
  11. Кто не исполняет заветов Игната, тот погибнет. <…>
  12. Священника, не исполняющего волю Круга, — изгнать, а то и убить как бунтовщика или еретика» [8].

Пётр I во время азовских кампаний неоднократно пытался вынудить Турцию выдать некрасовцев, но султан взял староверов под опёку, предоставив им полную автономию с единственным условием, весьма приемлемым для некрасовцев, — нести охрану границ Османской империи от россиян («никониан»). Екатерининская политика «старообрядческого протектората» в отношении некрасовцев также не была результативной. Вопрос того, являются ли «никониане» русскими, в которых «запрещено стрелять», активно обсуждался все годы существования некрасовских общин.

В конце XVIII века некрасовцы переселились на побережье турецкого озера Майнос, где благополучно существовали до 1860-х гг. В означенные годы Турция стала ужесточать отношение к живущим на её территории христианам (финалом этой политики стал геноцид армянского населения), и некрасовцы стали постепенно перебираться в Грецию, Румынию, на Украину и на Кубань. Последние некрасовцы разделились: половина (около тысячи человек) переселилась на Дон в 1962 году, где воссоединились со своими родственниками, переехавшими ранее; вторая часть эмигрировала в США и до сих пор сохраняет привязку к дотурецкому периоду своей жизни, являясь одним из важнейших зарубежных древлеправославных сообществ [10] [15: 12-18].

На открытии дней некрасовцев в Министерстве культуры РФ, 2016 год. Фото А. ГовороваКазаки-некрасовцы на открытии дней некрасовцев в Министерстве культуры РФ, 2016 год. Фото А. Говорова

Некрасовцы в основном принадлежат к «белокриницкой иерархии» (румынские некрасовцы — в основном «новозыбковкие»), хотя у них есть собственные обычаи и даже освящённые временем писания — «Игнатовы заветы». В 170 заповедях Некрасов сумел охватить практически все сферы жизни — от вероучительной до бытовой, чем сплотил общину идеологически — это важное отличие некрасовцев от прочих старообрядческих сообществ.

 

Ещё дальше

После начала осуществления большевиками агрессивно-безбожнической программы, идея «исхода дальнего» возродилась в древлеправославной среде. В 1920-1930-е гг. староверы стали переселяться в иные государства — Китай, Японию, Австралию, страны Латинской Америки, США, Европы. На иных землях русские старообрядцы создали самобытные поселения, воссоздав образ Святой Руси в амазонской сельве или на вечной мерзлоте Аляски.

Несмотря на яркость сохранённого русского образа жизни, эти общины являлись и являются малыми анклавами, не претендующими на некое «культуротворчество» (хотя и являются любимейшим объектом исследования для антропологов и культурологов, изучающих традиционную духовность и социальную жизнь). В основном эти общины держатся посредством малочисленности, позволяющей эффективно отгородиться от окружающей реальности. Эта идентичность легко разрушаема при количественном росте общины и вовлечении её молодёжи в социально-экономические институты Современности, что достаточно ярко показано в исследованиях Ю.В. Аргудяевой [2] [3] [4].

Русские Староверы из штата ОрегонРусские Староверы из штата Орегон

В целом, зарубежные «островки благочестия» хотя и стали мечтой для староверов, оставшихся в России (и далее в СССР), не произвели значительного вклада в старообрядческое мировоззрение или экономическую деятельность. Много поздне́е, в XXI веке, разнообразные и многочисленные исследователи традиционного образа жизни, патриархального уклада и общинной экономики — как из числа старообрядцев, так и светские учёные — устремились в сохранившиеся и развивающиеся в дальнем зарубежье общины старообрядцев. Были опубликованы сотни книг; староверы Америки стали активными деятелями нынешнего старообрядческого мира, являя пример самостоятельности и самодостаточности в инокультурных условиях. Без преувеличения можно сказать, что сохранение русской традиционной культуры и образа жизни является величайшей заслугой староверов, которые в XVIII веке балансировали на грани авантюризма, решаясь на уход в «земли чюждыя», рискуя не только утратой «древлего благочестия», но и жизнью.


Автор: Кирил Михайлов


Литература:

  1. Анцупов И.А. Казачество российское между Бугом и Дунаем. – Кишинёв: Инесса, 2000.
  2. Аргудяева Ю.В. Русские старообрядцы в Северной Америке // Вестник ДВО РАН. – 2011. – № 1. – С. 64-74.
  3. Аргудяева Ю.В. Семья и семейный быт приморский старообрядцев в Манчжурии // Вестник ДВО РАН. – 2008. – № 5. – С. 143-158.
  4. Аргудяева Ю.В. Эмиграция русских старообрядцев-дальневосточников в Китай и Северную Америку // Религиоведение. – 2012. – № 2. – С. 9-20.
  5. Буганов В.И. Булавин. – М.: Молодая гвардия, 1988.
  6. Гошкодеря Ф.Е. История России и судьбы христиан // Белая Криница: Издание Старообрядческой епархии Киевской и всея Украины РПСЦ. – 1999. – Июль. – С. 20-21.
  7. Дан Д. Липоване // Белая Криница: Издание Старообрядческой епархии Киевской и всея Украины РПСЦ. – 1999. – Июль. – С. 21-28.
  8. Заветы Игната Некрасова / Tumilevich.ru: Сайт о наследии казачества [б/м, б/г] URL: http://www.tumilevich.ru/study.php?study_id=406005&pagenumb=3 (дата обращения 31.01.2020).
  9. Заволоко И.Н. О старообрядцах г. Риги (исторический очерк). – Рига: Изд-во Рижского кружка ревнителей старины, 1933.
  10. Касаткина Р.Ф. Лингвистические свидетельства о прародине «турчан» – русских старообрядцев, переселившихся из Турции в США // Русские староверы за рубежом. Труды по русской и славянской филологии. Лингвистика. Новая серия. IV / Ред. Кюльмоя И.П. – Тарту: Изд-во Тартуского ун-та, 2000. – С. 38-45.
  11. Минорский В.Ф. У русских подданных Султана // Этнографическое обозрение. – 1902. – № 2. – С. 31-86
  12. Моисеев П. Население русских-липован Румынии // Зори: Двуязычный ежемесячник Общины русских-липован Румынии. – Бухарест, 2011. – № 1. – С. 14.
  13. Мякотин В.А. Протопоп Аввакум: Его жизнь и деятельность. – СПб.: Общественная Польза, 1894.
  14. Сайко М.Н. Возникновение старообрядческих поселений на Буковине (70-е – 80-е годы XVIII в. – начало XIX в.) // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 1 / Ред.: Ершова О.П., Осипов В.И., Полонская Э.Д. – М.: Музей истории и культуры старообрядчества; Мир Отечества, 1994. – С. 31-50.
  15. Сердюкова О.К. Словарь говора казаков-некрасовцев. – РнД.: Изд-во РГУ, 2005.
  16. Смилянская Е.Б., Денисов Н.Г. Старообрядчество Бессарабии: книжность и певческая культура. – М.: Индрик, 2007.
  17. Сырку П.А. Наши раскольники в Румынии и взгляд на них румынского общества // Христианское чтение. – 1880. – № 11-12. – С. 435-452.
  18. Чистяков Г.С. Жизнь и подвиги Павла Великодворского, блаженного ктитора Белокриницкой Митрополии // Общий Дом / Ред. Бармин М.Г. – 2006. – Вып. 7. – С. 3-6.
  19. Шестаков В.П. Эсхатология и утопия (Очерки русской философии и культуры). – М.: Владос, 1995.
  20. Sallanz J. Die Dobrudscha: Ethnische Minderheiten, Kulturlandschaft, Transformation. – Auflage: Universitätsverlag Potsdam, 2005.

Без украшений, косметики и алкоголя. Как живут современные старообрядцы | ОБЩЕСТВО:Люди | ОБЩЕСТВО

Большинство знают о старообрядцах только, что те крестятся «двумя перстами», и что прославившиеся на всю страну отшельники Лыковы были этой веры. Современные староверы совсем не такие. В жизни это обычные врачи, военные, учителя. Журналист АиФ-Калининград побывал на службе и познакомился с бытом и укладом староверов.

Старообрядчество — религиозное течение русской православной церкви, отвергающие принятую в 1650 — 60 годах патриархом Никоном церковную реформу. До 1905 года в Российской империи старообрядцев официально называли «раскольниками». Старообрядцы, в отличие от новообрядцев, не признают троеперстия. Они исповедуют двойственную природу Спасителя и крестятся двумя пальцами. Они признают только восьмиконечный крест — именно такую его форму они считают совершенной. При богослужении старообрядцы совершают земные поклоны, у православных же во время службы приняты поясные.

Необычные имена

История старообрядчества в Калининградской области началась в 2004 году. Местные староверы  под руководством отца Виталия, который на тот момент еще не имел духовного сана, объединились в общину — небольшую, но активную. 

Молились тогда в квартирах, но соседи начинали смотреть косо, думали, что рядом живут сектанты. Когда Виталий попросил у Москвы священника для области, ему самому предложили обучиться. В 2007 году его поставили в священники.

Сейчас в общине уже около 50 постоянных прихожан. На воскресную службу приезжают из Калининграда, Советска, с Куршской косы и Немана. 

В 2004 году отец Виталий начал объединять вокруг себя старообрядцев. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин Калининградские старообрядцы на первый взгляд ничем не отличаются от остальных: живут в квартирах с удобствами, и в семьях у них часто по одному — два ребёнка, а не по девять, как раньше. Разве что у некоторых дома старинные иконы и книги на старославянском, сохранившиеся с дореволюционных времён. В одной семье, например, хранится фолиант 1748 года, который передавали из поколения в поколение, рискуя жизнью и пряча от властей.

Да, пожалуй, ещё часто встречаются необычные для нашего слуха имена. В паспортном столе им вечно удивляются. У помощника главы общины Леонида Локтионова дед – Григорий Ермилович, бабка — Аграфена, а мать — Гликерия. Паспортистка почему-то записала её Людмилой.

У некоторых старообрядцев сохранились дома старинные иконы и книги на старославянском. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

В старину старообрядцы обязаны были знать свою родословную, чтобы сохранить чистоту веры. Леонид же изучал историю рода сначала из любопытства, поднимал архивы и церковные книги. Его предки жили в нынешней Волгоградской области. В 1930 годы церковь там разогнали. Люди собирались тайно в домах, но кто-то донес, и начались аресты. Дед, когда приехали за ним, выскочил босиком зимой в окно и прятался по хуторам. Второго деда всё-таки увезли, что с ним дальше было – до сих пор не знают.

Во время богослужения староверы держат руки не по швам, как православные, а скрещенными на груди. И для одних, и для других это – знак особого смирения перед Богом. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

А сам Леонид, как и многие современные старообрядцы, когда-то был партийным, больше того — замполитом. При Союзе эта должность и вера были несовместимы. Переломным стал 1988 год, когда произошло землетрясение в Армении. Его семья тогда жила в Ленинакане, а он находился в Грузии. Возвращался горными дорогами домой и ужасался: чем ближе к Ленинакану, тем страшнее были картины. На окраине города рыли могилы и хоронили массу людей — кого в гробах, кого в простынях.

Леонид (слева) очень много узнал об истории своих предков. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

«Я бежал к своему дому, слезы лились, потому что боялся, что там уже никого не осталось, — вспоминает он. — Начал молиться, чтобы спасся хоть кого-то из моих. На следующее утро нашёл их в палатке на территории бывшей воинской части. Стены дома, в котором они жили, устояли. Дом строили в начале 19 века русские казаки во время русско-турецкой войны. Когда всё стало хорошо, я стал об этих страшных моментах забывать. А потом, спустя годы, уже переехав в Калининград, одумался, что же я делаю? Так нельзя. Стал копать историю своих предков, начал вспоминать, кто я есть. И как только узнал, что в Калининграде есть община — решил присоединиться и помогать чем могу».

Тут почти каждая семья пережила драму. 86-летний дед Никола (Николай Прокопьевич Денисов) говорит его предки были донские казаки, в 17 веке переселившиеся в казахские степи.

Дед Никола. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

«Нас в советской школе учили, что царь был плохой. Неправда. Судите сами: казакам давали хорошие подъёмные и, в первые пять лет, освобождали от налогов. К людям относились по-человечески», — делает вывод он.

Николай Прокопьевич родился в 1929 году, в селе Алексеевка Семипалатинской области. Отца в тот год арестовали за то, что заступился за крестьян, у которых отбирали не хлеб, его уже не осталось, а семена. Беременную мать и детей выгнали из дома.

«Я учился в советской школе, стал неверующим, — продолжает он. — Но потом задумался – кто я. Читал много исторической литературы. Теперь стараюсь наверстать упущенное. Помогаю общине изо всех сил. Вот эти кресты, аналои и подставки для подсвечников я мастерил. А сейчас доделал престол. Разбираюсь в электрике, — окончил Новосибирский электромеханический техникум. Отдаю общине десятую часть пенсии. На жизнь мне хватает – сын помогает».

Строят часовню

Старообрядцев часто можно видеть в недостроенной часовенке в Борисово, на пустыре в 40 метрах от дороги. На её возведение копили семь лет. Рассчитывали только на себя.

Молятся фактически на стройке. Бородатые мужчины, в подпоясанных рубахах – справа. Женщины в сарафанах и платках — слева. Рядом стоят тачки, все в цементе, молотки и лопаты. В стройку каждый вкладывает, что может. Рядом с часовней собираются возвести трапезную и небольшую гостиницу для приезжих старообрядцев. А потом начнут возводить храм Благовещения Пресвятой Богородицы.

Разрешение на строительство администрация города выдала в начале 2015 года. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

Приезжают в Калининград староверы из других областей. К примеру, инженер-электронщик из Санкт-Петербурга Михаил Богураев, когда бывает в Калининграде, обязательно заходит в этот храм. А женщина средних лет по имени Елена приехала из немецкого Ганновера.

«Мы стараемся не грешить, — рассказывает она. — Но вокруг столько соблазнов. Нам нельзя красить и стричь волосы, нельзя носить украшения».

Выясняется, что у Елены двое детей, а мужа сейчас нет.

«Нам не надо неверующих», — объясняет её мать, сама — из владимирских старообрядцев.

У них не обвенчают жениха и невесту, если кто-то из них – другой веры, путь даже православной. А жить невенчанными считается грехом. Единственный выход – одному из будущих супругов креститься в старообрядчество. И такие случаи здесь уже были. Также запрещены аборты и некоторые профессии: нельзя торговать алкоголем и сигаретами.

Традиционные старообрядческие семьи живут достаточно закрыто. Незнакомцу, тем более некрещёному, в гости к ним попасть почти невозможно. Они говорят, мол, а зачем – для пустых разговоров?

Традиционные кушанья старообрядцев

  • Паренки из овощей

С давних пор в семьях готовят в печи паренки. Для того, чтобы приготовить тыквенное и яблочное лакомство, овощи нарезают тонкими кусочками, выкладывают на лист, затем ставят в русскую печь на ночь. К утру угощение готово.

Паренка из моркови — вкусно и полезно. Фото: Shutterstock.com

Для приготовления морковных, свекольных и калежных паренок овощи нарезают брусочками или тонкими ломтиками.

Затем их укладывают в чугунок, добавляют немного воды, плотно закрывают крышкой и отправляют на ночь в печь. На следующий день остывшие паренки выкладывают на лист бумаги и снова отправляют запекаться.  Утром следующего дня угощение готово.

Тесто замешивается на кислом молоке или простокваше с добавлением соли по вкусу. Готовое тесто разделяют на небольшие порции (колобки) и раскатывают скалкой в форме округлых лепешек. Края лепешек защипывают. Затем кладут начинку — картофельную, творожную либо наливную, которая готовится на пахте (в пахту добавляется мука, соль по вкусу и яйцо. Замешивают до густоты сметаны). Сверху кулики покрывают взбитой сметаной с яйцом.

Начинка для кулика может быть любой. Фото: АиФ-Камчатка/ Татьяна Боева
  • Заваруха-повалиха

В кипящую подслащенную воду всыпают просеянную пшеничную муку и проваривают ее до густоты манной каши. На смазанную жиром сковороду выкладывают горкой смесь, делают в середине углубление, наливают туда растопленный маргарин и запекают в духовке или в печи до румяной корочки. Подают с простоквашей.

Вера предков. На Урале сохранился заповедник старообрядческой культуры | ОБЩЕСТВО

В 250 километрах от Екатеринбурга, на берегу реки Сылва расположилось село Роща. Места тут очень живописные – прекрасные пейзажи, тишина и деревенский уют. Село находится на значительном удалении от городов, и здесь еще сохранились крупицы традиционной деревенской культуры и старой православной веры. Эти крупицы собирают в клубе-музее старообрядческой культуры.

Река Сылва Река Сылва. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Управа, школа, часовня, музей

Село Роща, как и многие другие села в округе, – старообрядческое. Когда в 1653 году патриарх Никон начал проводить реформу Русской православной церкви, многим верующим это не понравилось, и произошел раскол.

Тех, кто придерживался прежних традиций, называли раскольниками и серьезно преследовали – как церковные, так и светские власти. Поэтому староверы уходили в глухие места, где можно было спокойно жить в соответствии со своей верой. Так на берегу Сылвы в татарском селе Урмы появились переселенцы.

Шли века, село переименовалось в Рощу, а староверы живут здесь и в окрестных деревнях и по сей день.

Река Сылва Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

На новом месте староверы селились по-разному – кто-то жил в деревнях, кто-то отстраивал себе отдельные хутора. Жили здесь и те, кто предпочел принять никонианские реформы, но большинство сельчан придерживались старых обрядов.

Двухэтажный деревянный дом расположен практически на берегу реки. Его построили еще при царе для волостного управления. Здесь же размещалась почта и небольшая тюрьма. С тех пор его так ни разу и не перестраивали.

В советские времена здесь размещалась школа, а также интернат – тут жили дети с окрестных деревень, которые не могли каждый день добираться до школы из-за отсутствия автобусного сообщения. Потом под школу построили новое здание, а бывшую волостную управу забросили. Но в селе нашлись активисты, которые решили восстановить здание и открыть в нем музей.

Река Сылва Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

А еще здесь долгое время располагалась старообрядческая часовня, пока ее прихожане не построили себе отдельное здание.

Старообрядческая часовня Старообрядческая часовня. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Зинаида Мельцина, бывший директор музея, отдала ему многие годы, говорит, что все здесь делали собственными усилиями односельчане. И восстанавливали дом, и собирали экспозицию.

Зинаида Мельцина Зинаида Мельцина, бывший директор Музея старообрядчества. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

– Сначала здесь был просто местный музей, работавший на общественных началах. Но к 90-м годам музей пришел в плачевное состояние. Я раньше работала педагогом в коррекционном классе, а в 1993 году решила сменить профессию и стала директором музея. Постепенно сформировалась идея сделать именно музей старообрядчества. Мы с ребятами пошли по деревням, собрали экспонаты. Нам их местные отдавали – что-то на чердаках хранилось, что-то осталось в чуланах. Так и собрали понемногу коллекцию, сейчас тут уже около 1200 экспонатов.

Исчезающая культура

Сейчас Зинаида Клементьевна ушла на покой. Ее сменила Галина Арапова – местная жительница, сама из семьи староверов, но не из очень строгих. Многое из того, о чем она рассказывает на экскурсиях, Галина застала сама – в деревенском быту, в обычаях старообрядцев.

Галина Арапова, директор клуба-музея Галина Арапова, директор клуба-музея. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

В Роще и в других окрестных деревнях до сих пор живут семьи, которые строго соблюдают обычаи и ритуалы староверов. Например, во многие дома даже не впустят курящего человека. Очень негативно тут относятся и к алкоголю. А есть сёла, где дальше порога не пустят любого иноверца – чтобы не нёс в намоленное жилище свои грехи.

Вообще у старообрядцев в удаленных селах был свой собственный мирок, даже собственный язык, который не знают Яндекс и Гугл. В своих экскурсиях Галина Арапова его понемногу использует, дополняя переводом.

– От угланы-то набазулины у вас. Это значит дети избалованы. Сделать что-то есь-хлебесь – то есть кое-как.

Галина Арапова, директор клуба-музея Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Интересно, что словечки «угланы» и «хлебесь» относятся к говору Вятской губернии, если верить толковым словарям старорусских языков. То есть можно предположить, что на Урал они попали оттуда – вместе со старообрядцами. И с ХVII века до сих пор используются в некоторых сёлах.

Горница Горница. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Сам музей старообрядчества небольшой: горница, школьный класс, старообрядческий, ремесленный угол, молельная комната, кухня, пряльная комната, актовый зал, где учат ремеслам. Но экскурсия занимает около полутора часов.

Многие экспонаты действующие, и Галина показывает, как они работали. В каждом помещении открывается часть деревенской и старообрядческой культуры.

Детей в крестьянских семьях рождалось много Детей в крестьянских семьях рождалось много. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

– Рожали раньше помногу, по 15-18 детей. Пословица была такая: «Господь много детей посылает, да лишних не дает». Как-то ограничивать рождаемость не полагалось. Правда часть детей умирала, оставалось 7-8. Но к этому проще относились – Господь детей забрал. Зато те, кто выживал, были самыми сильными и здоровыми и жили обычно очень долго. К матерям тоже относились просто: 10 дней после родов дома посидела – и весь декрет, пора на работу.

А слабых детей натурально совали в теплую печь, завернув предварительно в тесто – как домовёнка Кузю в известном мультфильме. Делалось это не для того, чтобы их съесть, а чтобы ребёнок стал здоровее, этакие термопроцедуры. Возможно, от этих «медицинских» опытов в русских сказках и появилась Баба Яга, которая вечно норовила засунуть кого-то в печь.

У некоторых экспонатов есть своя забавная история.

Зеркало, которое снимает венец беззбрачия Зеркало, которое снимает венец безбрачия. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

– Однажды мы участвовали в Ночи музеев и решили каждому экспонату придумать легенду. И вот про это зеркало написали, что оно снимает венец безбрачия. К нам телевидение приезжало, показали это зеркало. Ну и пошла про него слава. Как-то приезжают к нам парень с девушкой, я им все рассказываю, распинаюсь, а девушке вообще неинтересно. Потом она видит несколько зеркал и не выдерживает: «А где то зеркало, чтобы замуж выйти?»

Потрогать историю

Особое внимание в музее уделяется ремёслам и готовке. Галина постоянно проводит мастер-классы для деревенских ребят, а иногда и для туристов. Под ее руководством тут можно изготовить шаркунок – коробок из бересты на веревочке, который, по древним приметам, отгоняет злых духов. Научиться плести пояски или прясть.

Оказывается, у деревенских рукодельниц тоже был свой язык.

Полотенце счастливой замужней женщины Полотенце счастливой замужней женщины. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

– Вот полотенце. Если на нем есть птица – женщина замужем. Если головка птицы поднята вверх – она счастлива, если опущена – не очень. Зайчики на полотенце – дети. Сколько зайчиков, столько деток. Каждая закривулинка на ткани что-то обозначала. Но сейчас это уже не соблюдается.

Полотенце счастливой замужней женщины Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Сейчас в музее собираются восстанавливать печь, чтобы можно было учить посетителей приготовлению русских деревенских кушаний и угощать ими туристов. Пока же фирменное блюдо здесь – шаньги – русский деревенский фастфуд.

– Шаньги – это наша фишка. Когда к нам потянулись туристы, им же надо было чем-то перекусить. Общепита в селе нет. Вот мы и вспомнили про шаньги. Это универсальная деревенская еда. Быстро, на пресном тесте выкладывается всё, что есть в доме, определенного рецепта нет. Может быть гороховая, морковная, творожная, пшенная, картофельная шаньга. Хозяйка встает с утра, собирается на работу, а детям надо еды оставить – быстро шанежек напекла, к ним молока оставила, вот и дневной рацион. Теперь их у нас в музее для туристов пекут. Сейчас вместо меня Галина Ивановна одна работает. Едет к нам группа 50 человек, так она на них сто шанежек каждое утро готовит. В 6 встала, в 11 уже готово – выходит на экскурсию.

Полотенце счастливой замужней женщины Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Строгие обычаи

Отдельной графой идут в музее рассказы о старообрядчестве. Старая вера куда строже современного православия. Общие черты есть, как и знакомые понятия вроде исповеди и поста, но воплощаются они у старообрядцев иначе.

Полотенце счастливой замужней женщины Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

– Исповедь у нас строже. Сначала надо выдержать пост до Пасхи 50 дней. Растительное масло – только в субботу и воскресенье. Рыбу – только по определенным дням. Потом идет общая исповедь. У нас беспоповщина – есть наставник, которому разрешили проводить исповедь. И вот он читает: посуду помыла с моющим средством – грех, плохо про кого-то подумала – грех, посмотрела на чужого мужа – грех, он на тебя посмотрел – грех, и так далее. Много грехов. Потом наставник объявляет: всем по пять лестовок. Это значит, я должна отмолить пять лестовок – сто поклонов в землю с тройным касанием.

Старообрядческий крест Старообрядческий крест. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Для земных поклонов старообрядцы используют особый квадратный коврик – подручник. Его кладут на пол и при поклоне касаются лбом. Даже эта простая с виду вещь несет в себе символизм – на ней всегда должны присутствовать 12 цветных лоскутков, обозначающие апостолов.

Старообрядческий крест Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Относительно одежды у старообрядцев тоже есть свои традиции. Женщина должна носить платок, но не должна его завязывать под подбородком, не допускаются закатанные рукава. Это память о гонениях на старообрядцев: узел на шее означает петлю виселицы, закатанные рукава подразумевают палача. Обязательны пояс и крест, который у старообрядцев тоже отличается: на нем не изображают Иисуса Христа, потому что свой крест каждый должен нести сам. Также не принимают золотые кресты на золотых цепях – считают это просто украшением.

Старообрядческий крест Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Вход иноверцам в старообрядческую церковь запрещен – можно только стоять за порогом. Не крещенный по их обычаю в принципе может войти в число прихожан, но для этого придется сильно постараться. Галина рассказывает, как один мужчина несколько лет приезжал на службы и стоял возле церкви, прежде чем его приняли и стали пускать внутрь.

Вообще обряды и традиции у старообрядцев могут сильно отличаться в зависимости от местности и от согласия. Согласиями называют различные течения внутри религии. Последователей самых строгих согласий совсем мало, но пока они еще есть, и это не обязательно люди в возрасте.

Старообрядческий крест Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

– Когда у нас церковь новую освящали, я видела семью высшего согласия. Отцу около 30 лет, с ним дети были – 1,5 года, 4 и 7 лет старшему. Они всю службу стояли. Семилетний заснул, так отец ему сказал, что дома мальчик будет наказан. У нас таких строгих уже не осталось, раньше жила одна такая бабушка – у нее даже паспорта не было, потому что это против веры. А без паспорта и пенсии нет – жила на подаяния, люди ей подавали, чтоб она за них молилась. Ее внучка у меня на мастер-классах плетению поясков училась и рассказывала, что ей нельзя бабушку бабушкой называть – только Дуней. Потому что ее сын не побрачился, как у нас принято, со своей женой. Она хорошо относилась к внукам, гостинцы им носила, но бабушкой себя запрещала звать.

Крест из скита - они еще остались в окрестностях Рощи Крест из скита – они еще остались в окрестностях Рощи. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Кстати, креститься в старообрядцы очень непросто – нужно найти специального человека, который имеет на это разрешение. Галина говорит, что в районе сейчас осталась лишь одна старушка, которая имеет на это право. А побрачится по-старообрядчески – это вообще эпопея. Мужчина должен отпустить бороду, долго соблюдать строгий пост – в том числе и в смысле половых отношений. Пить и курить нельзя – иначе вообще никакого брака. И еще множество разных требований и ограничений. Современные молодые на такое готовы редко, и по словам Галины, старообрядческие традиции постепенно утрачиваются.

Крест из скита - они еще остались в окрестностях Рощи Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Сейчас в Роще и окрестностях осталось два десятка человек, которые ходят на все моления. Старообрядчество исчезает вместе со своей самобытной культурой.

Правда, по словам Галины, есть еще в районе населенные пункты, где старообрядческие традиции сильны. Есть целое село, где жители живут, не получая пенсии, потому что «это грех».

В таких местах иноверцам и безбожникам делать нечего – дальше порога не пустят. Лучше посетить музей старообрядчества в селе Роща. Ради этого стоит проехать 250 км от Екатеринбурга.

 

Клуб-музей старообрядчества в уральском селе

Клуб-музей старообрядчества в уральском селе

Страшные тайны Урала. История гонений, пыток и убийств староверов — Новости

Староверы — так именуют себя христиане, отошедшие от православной церкви во время реформ патриарха Никона. Их также называют раскольниками или старообрядцами, а некоторые историки именуют их православными протестантами. Всеми этими терминами обозначаются одни и те же люди. Понятие «раскольник» применялось сторонниками новой веры и носило негативный характер. «Старообрядцы» — это термин, введенный в употребление светскими авторами в XIX веке.

Старообрядцы до сих пор ведут летоисчисление по-старому: в сентябре 2015 года наступил 7524 год.

Раскол в Русской православной церкви инициировал в 1650-е годы царь Алексей Михайлович (второй из династии Романовых). Он вынашивал амбициозные планы объединения всего православного мира вокруг Москвы. Начальным шагом в этом направлении Алексею представлялось сведение символов веры к единому образцу. Дело в том, что к XVII веку греческая церковь, давшая Руси православие, некоторыми обрядами стала отличаться от русской.

Тогдашний патриарх Никон пригласил в Москву греческих ученых, которые должны были выявить отличия в исполнении религиозных ритуалов. Ученые пришли к выводу, что РПЦ за несколько веков отошла от византийских канонов. Для приведения обрядов в единство Никон ввел ряд изменений: креститься не двумя, а тремя перстами, после молитвы поклонов класть не 17, а 4, имя «Исус» писать с двумя «и», крестный ход проводить не по солнцу, а наоборот и т.д. В 1666 году происходит Собор, который постановляет все нововведения Никона соблюдать как истинные.

Это вызвало многочисленные церковные протесты, а в некоторых случаях — смуты. В числе первых отказались подчиняться Никону монахи Соловецкого монастыря. Мятежников публично сжигают на кострах и казнят через повешение. Народ, не согласный с нововведениями, но напуганный казнями, разбежался по России. Сначала «раскольники», как их стали называть никоновские адепты, скрывались в подмосковных лесах, а затем ушли на восток — на Урал, в Сибирь. Так возникло старообрядчество.

Подавление бунта, причиной которого были всего лишь формальные изменения религиозных обрядов, оказалось неадекватно жестоким. Пойманных распространителей старой веры приказано пытать и сжигать заживо. Тех, кто сохраняет веру или оказывает старообрядцам минимальную помощь, приказано выявлять и нещадно пороть. Старообрядцы оказываются полностью вне закона: им запрещено занимать государственную или общественную должность, быть свидетелями на суде и т.д.

Борьба со старообрядчеством ведется без перерывов в течение всего времени нахождения на престоле династии Романовых. Но несмотря ни на что старообрядчество неистребимо. Гонения то ослабевают, то усиливаются, но никогда не прекращаются. Вызывает восхищение упорство староверов, несмотря на все испытания. Впрочем, любые люди, не предающие своих убеждений в угоду конъюнктуре момента, заслуживают глубокого уважения.

УРАЛ ДЛЯ СТАРОВЕРОВ

Беглецы-отшельники устраивали свои скиты — уединенные жилища в глухих, труднодоступных местах. На территории Урала известно множество скитов на островах, в непроходимых болотах, в горах, в лесных дебрях и т.п. Долгие годы староверы скрывались в Веселых горах на Среднем Урале. Передвижение по ним затруднено из-за буреломов, завалов и обширных заболоченных участков у основания гор. Хребет имеет замысловатую орографию, затрудняющую ориентирование. Места, несмотря на относительную близость населенных пунктов, очень глухие. С XVII в. здесь стали тайно селиться в скитах беглые староверы-раскольники. За 200 лет обрели своих почитаемых в народе подвижников и святые места — могилы старцев.
Таких могил было несколько десятков, но особо почитались четыре: иноков-схимников Гермона, Максима, Григория и Павла. Могила старца Павла, одного из старообрядческих проповедников-наставников, находится у подошвы Старик-Камня. К могилам старцев вели тайные дороги из Верхне- и Нижнетагильских заводов, Невьянска, Черноисточинска, Староуткинска. Только в 1905 г. прекратились гонения на раскольников, и святыни «легализовались». Были прорублены новые дороги, на могиле отца Павла установили мраморный памятник, определилось время поминовений, а земля под могилами передана в вечное владение Верхнетагильскому старообрядческому обществу. Началось массовое паломничество раскольников с молебнами на могилах, первый день которых назывался Днем радостной встречи, а последний — Днем грустного расставания. После 1917 г. от могил не осталось и следа, дорог к ним не найти.

До сих пор сохранились скиты староверов на обширном Бахметском болоте в Тугулымском районе. В центральной части труднопроходимого болота есть несколько сухих островов, покрытых сосновыми борами и вересковыми пустошами. Среди них — Авраамов остров, названный в честь старца Авраамия (Алексея Ивановича Венгерского, 1635–1710 гг.) — предводителя сибирских старообрядцев, бежавших на восток от никоновских реформ и обосновавшихся на зауральских болотах. До настоящего времени почитается Авраамов Камень — святое для старообрядцев место.

Множество старообрядческих объектов расположено на острове Веры, что приютился у девственного западного берега озера Тургояк. Это землянки островитян, молельня с каменным крестом на берегу озера, староверческое кладбище. Архитектор Филянский, описавший остров во время его посещения в 1909 году, рассказывает, что вокруг молельни прямо на деревьях были развешены деревянные иконы. Археологи пытаются восстановить развалины этих сооружений.

12 ЛЕТ СВОБОДЫ

Особое распространение старообрядчество обретает на Урале с развитием здесь промышленности. Демидовы и другие заводчики, вопреки верховной царской власти, всячески поощряют старообрядцев, скрывают их от властей и даже наделяют их высокими должностями. Заводчикам нужна прибыль, на поповские догмы им наплевать, а все староверы — добросовестные работники. То, что с трудом дается другим, ими соблюдается без труда. Губить себя водкой и курить им не позволяет вера. Старообрядцы легко делали карьеру, становясь мастерами и управляющими. Уральские заводы становятся оплотом старообрядчества.

В 1905 году здравый смысл наконец возобладал — и царский указ отменил запрет «раскольникам» (как их называли почти 250 лет) занимать государственные должности и разрешил «старообрядцам» (название из нового царского указа) открыто создавать свои приходы и отправлять религиозные требы.

Староверческая икона. Фото Олега Уляшева

«В начале ХХ в. староверами на Печоре заселены целые деревни. Они имели свои иконы (в большинстве — медные), которые помещали не в красном углу, а около печки или за перегородкой. Старая вера запрещала им курить, пить вино, ругаться, носить европейскую одежду. Каждый «верный» имел свою посуду — кружку, ложку и миску, с которой никогда не расставался; гостям свою посуду не давали. Женщины носили одежду темного цвета. Самые фанатичные печорские раскольники не ели картофеля, «заморских» овощей, вместо керосина пользовались лучиной. Церквей и молельных домов старообрядцы не имели, для богослужения выбирались жилые помещения. Одновременно со староверами в деревнях жили и православные. Столкновения на религиозной почве между ними случались редко».
Многие отмечают некоторую осторожность, молчаливость и недоверчивость староверов, они не особенно гостеприимны. В одежде предпочитались древние типы: для мужчин — рубаха-косоворотка с воротником-стойкой и штаны-порты. Основу женской одежды составлял комплекс из рубахи с сарафаном. И мужская, и женская одежда обязательно подпоясывалась.
Вплоть до 1950-х годов в среде старообрядцев сохранялись запреты на употребление ряда продуктов, среди которых — чай, картофель, конина, чеснок, зайчатина. «Когда Исуса Христа распинали, его раны мазали чесноком, чтобы больнее было. Потому и грех употреблять чеснок». Продукты, приобретаемые от нестарообрядцев, следовало подвергнуть определенным процедурам «очищения». Мука, мясо «очищались» в процессе приготовления — «проходя через огонь». Сливочное масло три раза погружали, читая Исусову молитву, в проточную воду.

Перед Революцией 1917 года старообрядцы составляли 1/10 часть всего православного населения в России (и надо отметить, далеко не худшую его часть). Но в 1917 г. «золотой век» истории старообрядчества, продлившийся 12 лет, закончился! Спасаясь от «безбожной власти», первая волна уральских старообрядцев снова, как и во времена Никона, подалась глубже в леса и дальше в Сибирь.

СНОВА В ЛЕСА!

Борьба с христианской верой вообще и со старообрядчеством в частности после Революции 1917 года приобрела самые жестокие формы. К началу ХХ века на территории только Пермского края насчитывалось почти 100 старообрядческих приходов. Через 60 лет их осталось два. Старообрядцы пострадали в 1922–1923 гг. из-за массового принятия под давлением партийных активистов решений о закрытии моленных домов. Священников расстреливают или ссылают. Большинство старообрядцев имеют крепкие семейные крестьянские хозяйства. Они автономны, самостоятельны и не зависят от партийных директив, а с этим власть не может смириться никогда! Старообрядцы объявляются кулаками и репрессируются. В течение 1920-х гг. не ослабевал поток старообрядцев-переселенцев на восток. Наиболее дерзкие уходили в североуральские леса.

Убегавшие от репрессий расселялись по берегам небольших речек таким образом, чтобы не быть увиденными при движении по крупной реке. Раскольники Эбельиза скрывались в правых притоках Илыча, в 2–4 км от устьев. Они строили избы, вырубали участки леса и распахивали их для посевов. Естественные горные луга использовались как кормовища. Основное занятие староверов — рыболовство, охота, домашний скот, огород. Общение с внешним миром сводилось к минимуму. Через надежных людей они выменивали охотничьи трофеи на патроны и спички.

Здесь образовались небольшие деревеньки по 3–5 домов, где старообрядцы вели хозяйство, молились. Жили чаще семейными кланами. Об этом свидетельствует распространение однородных фамилий в этих местах — Мезенцевы, Поповы, Собянины… Позднее, когда началась коллективизация, старообрядцы, не желая вступать в колхозы, покидали свои деревни, уходили еще дальше в лес.

«Несколько десятков лет назад по берегам Шежима, да и во многих других глухих районах верхней Печоры и ее притоков — Подчерья, Илыча и Щугора — находилось довольно много скитов старообрядцев. В заброшенных избушках до наших дней сохранились предметы быта, охоты и старинные рукописные книги. Научные сотрудники Литературного музея Ленинграда обнаружили в одной из таких избушек библиотеку старинных книг (более 200 штук). Существует легенда, что редчайшие древние рукописи спрятаны в глухих лесах в лиственных колодах, залитых воском».

Священным занятием староверов являлось переписывание книг. Вплоть до середины XX века для письма старообрядцы использовали гусиные перья, а для орнаментальной росписи создаваемых ими рукописей — натуральные краски. Важнейшим делом книжников в скитах было обновление и переписывание старообрядческих рукописей и печатных книг. Именно русскому старообрядчеству во многом обязана российская филологическая наука за сохранение древнейших списков памятников допетровской литературы.

Непростая судьба ждала скитников, оставшихся на Урале. Их выявляли и судили за уклонение от общественно полезного труда и воинской повинности. Большую группу староверов «обезвредили» в 1936 г. Несколько десятков скитников были выслежены, арестованы и обвинены по 58-й статье «за деятельность, направленную к свержению советской власти».
«Из Сарьюдина ушел с семьей Мезенцев Иван Петрович. Ушли на Косью, где основали свой скит и жили. Их долго искали в лесу. Даже самолетом искали. Через 2–3 года нашли, арестовали. Посадили».

Рассказ Анны Ивановны Поповой, 1927 г.р.: «Мать однажды родила двойню, а у староверов это считалось большим грехом. Ее заставили окунуться в ледяной воде несколько раз, так она должна была очиститься от греха. Но после этого она слегла и вскоре умерла. Тогда отец взял в жены другую женщину из Скаляпа, и она уговорила его уйти в лес, а детей оставили в деревне. Ушли они далеко в верховья Косью, километров на 40 вверх по течению, под самое подножье Эбельиза. Там скит и поставили. Но их нашли, арестовали и затем расстреляли».

Документы расследований показывают, что все дела «контрреволюционных старообрядческих организаций» на Урале, так называемых «Группы воинствующих христиан» и «Братства русской правды», были выдуманы самими следователями НКВД. В материалах следствия содержатся некие доносы чекистской агентуры о том, что подсудимые, не согласные с советской властью, занимались распространением листовок, проведением диверсий, созданием сети подпольных организаций и т.д. Любому здравомыслящему человеку ясно, что ничем подобным старообрядцы, обитавшие в глухих и абсолютно не населенных горах Урала, никогда не занимались.

В настоящее время остатки скитов обнаружить затруднительно. Тем не менее в среднем течении ручья Валганъёль встречаются характерные холмики, поросшие бурьяном, а в долине Косью участники поисковых экспедиций 2000–2001 гг. обнаружили сохранившуюся избу.

«Мы решили попытаться найти человека, который знает, где находится какой-либо скит, и согласится нас к нему проводить. Нашим проводником любезно согласился быть работник кордона Иван Собянин. С его помощью, преодолев большие препятствия, пройдя немалое количество километров сначала по реке Косью, затем в сторону от нее, мы, наконец, вышли к скиту. Им оказалась небольшая избушка, аккуратно срубленная из ели. Избушка в 10 венцов, чуть выше человеческого роста с крышей, которая была покрыта большими кусками бересты, переплетенными ивовыми прутьями. На крыше для тепла был насыпан толстый слой земли высотой до 25 см. Дом срублен «в чашку». С одной стороны у избушки было маленькое оконце, вероятно, для выхода дыма, так как избушка топилась по-черному. Дверь избушки выходила на небольшое озерцо (вернее, на карстовую западину) диаметром не более 3 м, достаточно глубокое. Еще одно окно, большего размера, располагалось на противоположной стороне от маленького оконца. Его, как утверждал проводник, раньше не было. Это уже позднее охотники его прорубили. Внутри избушки все завалилось, нашли остатки некоторых нехитрых хозяйственных принадлежностей: деревянные крючки, ступку, лопату, стульчик и т.д. Рядом с избушкой нами обнаружены следы каких-то строений, полностью завалившихся, заросших мхом и покрытых слоем земли. Они находились на расстоянии 10–15 шагов от избушки. Но особенно наше внимание привлекли непонятные строения, расположенные перед дверью, в 3–5 шагах. Между избушкой и озерцом. Сложилось впечатление, что это были надгробия — полусгнившие бревенчатые домовины деревянного 2–3-венечного сруба, характерные для погребального обряда на Илыче. На могиле ставится в ноги восьмиконечный крест, вершину которого венчает двускатная крыша. Этих домовин было три…»

МЕСТЬ ОТВЕРГНУТОГО ПАРТИЙЦА

Оставшиеся нетронутыми староверы просуществовали на необъятных просторах Урала до 1952 года. Свыше 30 (!) лет они вели автономное существование в жестких климатических условиях. Во время войны часть женщин с детьми под видом переселенцев вернулись в илычские деревни. В некоторых скитах проживали в основном мужчины. Они иногда выбирались в деревни. Особенно практиковалось участие в сенокосе. Мужчины, облаченные в темную женскую одежду, косили траву, не вызывая никаких подозрений.

На беду староверов, в тот год в район по каким-то партийным делам прибыл представитель Троицко-Печорского обкома партии. Его внимание привлекло непропорционально большое количество женщин в глухих лесных деревнях. Возможно, он и не обратил бы на это внимания — мужчин после войны везде было немного. Скорее всего, какая-то деревенская жительница (а может быть, и несколько) отвергла его знаки внимания. Это разозлило партийца, и он, придравшись к какой-то мелочи, написал докладную.
На разбирательство был послан старший лейтенант НКВД Курдюмов из Троицко-Печорска. Именно он позже обратил внимание на любопытный факт: примерно в одно время в деревнях, почти лишенных мужского населения, дружно родились дети. Это и натолкнуло старшего лейтенанта на подозрения. Под видом молодой учительницы в район прибыла агент-провокатор, она вошла в доверие к местным жителям — и дело скрывающихся староверов вскоре было раскрыто. Пошли аресты и обвинения по статьям об уклонении от воинской обязанности и трудовой деятельности (тунеядство — вот уж ирония судьбы! — трудно представить себе более трудолюбивых людей, умудряющихся годами автономно жить в суровых условиях Северного Урала). Около полутора десятков эбельизских староверов было осуждено на разные сроки. Отбыв их, они все вернулись в печорские деревни. Их потомки живут там и поныне.

Жилища арестованных староверов были преимущественно заброшены, частично разграблены браконьерами и «освоены» охотниками, но, тем не менее, многое из оставшегося в избах обнаружили в 1959 году участники экспедиции Института русской литературы. Ими были найдены костюмы, иконы, складни, расписные доски к намогильным крестам и — главное, для чего снаряжалась экспедиция, — рукописные книги. Некоторые рукописи были запаяны воском в герметичных берестяных тубах и спрятаны в лиственных колодах. Несомненно, они сохранились до настоящего времени и прячутся где-то на склонах Эбельиза.

В 1971 году официальная церковь сняла со старообрядцев проклятье, которое наложила на них при расколе. Так спустя 305 лет старая вера была реабилитирована.

В литературе в основном рассматриваются общины старообрядцев, живущие в населенных пунктах, информации же по скитам практически нет. Это объяснимо, поскольку большинство их являлись тайными и не были широко известны даже в период их существования.

Фото предоставлены редакции 66.ru Николаем Рундквистом; архив 66.ru

Пособие для старообрядцев, 1981

Староверы графства Марион — потомки русских христиан, которые предпочли сохранить старые ритуалы, когда в Русской православной церкви в 1660-х годах были проведены реформы. Хотя патриарх Никон, инициировавший эти изменения, был позже свергнут, раскол в Русской Православной Церкви сохраняется до сих пор.

Некоторые различия в практике, которые отделяют старообрядцев от основной группы русских православных, — это количество пальцев, используемых при крестном знамении (старообрядцы используют два пальца, а не три) и написание имени Иисуса ( Isus против Iisus ).Что еще более важно, исправления, внесенные в литургические тексты в семнадцатом веке для приведения их в соответствие с современными греческими книгами и рукописями, были неприемлемы для старообрядцев, для которых такие изменения указывали на изменение веры.

Они были отлучены от церкви и подвергались преследованиям со стороны политических руководителей и официальных церковных лидеров. Сопротивляясь попыткам изменить свой образ жизни, некоторые старообрядцы сожгли себя в собственных церквях (это не относится к предкам группы Орегон).Многие из несогласных бежали в сопредельные страны и в Сибирь. Во многом благодаря этой истории старообрядцы Орегона сохранили сильное чувство культурной и религиозной самобытности.

Миграция в Орегон

Сообщество старообрядцев, проживающих в Вудберне и его окрестностях, штат Орегон, состоит из трех отдельных групп, и их неофициальные названия относятся к предыдущим местам поселения. Две группы переехали в Китай из Сибири после социалистической революции 1917 года. синцзянцев проживали в провинции Синьцзян после отъезда из Семипалатинска; Харбинцы обосновались вокруг Харбина (тогда в Маньчжурии, ныне Китай), перейдя границу из района Спасск-Дальний. Живя в отдаленных деревнях, люди занимались сельским хозяйством и охотой.

Однако, когда коммунисты пришли к власти в Китае в 1948-49 годах, обе группы были вынуждены снова эмигрировать. Обе группы впервые встретились в начале 1950-х годов в Гонконге, где различные благотворительные организации помогли их переселению.Большинство семей переехали в Бразилию и Аргентину, и им предоставили крупное поселение на земле в Куритибе, в 200 милях от Сан-Паулу, Бразилия. Но плохая почва и условия, близкие к голоду, вынудили их снова переехать, на этот раз в Орегон в 1960-х годах.

Третья группа орегонских старообрядцев, турчан или «турецкая» группа, возникла на юге России в семнадцатом веке и после различных миграций поселилась в Турции в восемнадцатом веке в деревнях вдоль озера Маньяс.В 1963 году Фонд Толстого откликнулся на их призыв о помощи и с помощью генерального прокурора Роберта Кеннеди организовал их переселение в Нью-Джерси, недалеко от Патерсона и Милвилла, а также в Нью-Йорк. Некоторые из этой группы приехали в Орегон в 1967 году и присоединились к двум другим группам.

По оценкам, в 1981 году в Орегоне проживало 5000 староверов, наибольшая их концентрация — в Вудберне, штат Маунт. Ангел и Жерве. По оценкам, количество старообрядцев в Советском Союзе достигает трех миллионов, но довольно надежная оценка составляет около миллиона.У многих староверов Орегона до сих пор есть родственники в СССР, и некоторые бывали там. Старообрядцы также проживают в Румынии, Болгарии, Польше, Восточной Германии, Новой Зеландии, Австралии, Бразилии, Аргентине, Канаде и на Аляске.

Религиозный календарь

Старообрядцы хранят религиозный календарь, который имеет для них огромное значение в упорядочивании их жизни и ежегодной деятельности. Юлианский календарь, который они используют, теперь на тринадцать дней отстает от григорианского календаря, который используется во всем мире.В течение года они отмечают многочисленные религиозные праздники; в эти дни они не должны ходить на работу или посещать школу.

Пасха — самый важный религиозный праздник для старообрядцев. Есть также двенадцать основных святых дней, известных как Великие праздники, в честь Иисуса Христа и Марии, а также многие другие святые дни.

Старообрядцы постятся почти каждую среду и пятницу в течение года. Также соблюдаются четыре периода поста: Великий пост, Адвентистский пост, Апостольский пост и Успенский пост.Строгое соблюдение этих постов требует от старообрядца воздерживаться от молочных продуктов, мяса, яиц, рыбы, вина и масла. Однако в праздничные дни празднование компенсирует самоотречение обилием еды и брага , домашнего фруктового вина.

Религиозный календарь также определяет наименование детей. Каждый день в году знаменует подвиги нескольких святых, и когда младенец крестится, обычно в течение восьми дней после рождения, имя выбирается из тех святых, дни которых находятся в пределах этого периода.В этом случае день рождения ребенка отмечается в день именин, который более важен, чем сам день рождения.

Согласно обряду, каждому ребенку при крещении дается рубашка, пояс и крест. Эти предметы имеют значение, которое можно проследить в Священных Писаниях и других религиозных писаниях, которые определяют каждый аспект повседневной жизни. Всю оставшуюся жизнь старообрядец должен всегда носить рубашку, тканый пояс и крест.

Сохранение народной культуры: свадебные традиции

В этой общине брак является важным событием не только для двух участников, но и для всех родственников и друзей, поскольку он обеспечивает значительный социальный повод.

Старообрядцы сохранили многие свадебные традиции прошлых веков. Сегодня неизменные религиозные обряды переплетаются со многими народными традициями, которые являются неотъемлемой частью культуры русского крестьянства, не ограничиваясь только старообрядцами. Также в жизни Соединенных Штатов возникли некоторые новые традиции, такие как строительство временного убежища из дерева и пластика для гостей свадьбы.

Традиционно подготовка и празднование старообрядческих свадеб следовали ритуальной последовательности, театральной по качеству, с множеством людей, играющих четко определенные роли.

После достижения официального соглашения о браке начинается подготовка к обручению ( девичник ), которая обычно длится неделю. Во время вечеринок (также называемых девичников ) жених и невеста сидят за одним столом со своими одинокими друзьями; девочки поют народные песни, за которые мальчики платят деньгами и поцелуями. В русских песнях « девичник » звучит грусть, отражающая тему о том, что невеста, часто очень молодая, оставляет свою относительно беззаботную жизнь одинокой девушки, чтобы переехать в дом своего мужа и взять на себя обязанности жены и матери.

В субботу днем ​​перед свадьбой друзья невесты встречаются и идут по веник (что буквально означает «пучок веточек с листьями»). Раньше это было прелюдией к ритуальному купанию невесты в бане перед свадебной церемонией. В бане невесту перекладывали веточками, украшенными лентами ее головного убора. Сегодня молодые люди едут на машине к дому жениха, где получают в подарок гребни, мыло и полотенца для купания невесты.

Последний акт перед свадьбой — это «продажа невесты». Младший брат невесты представляет ее на переговорах с партией жениха. В фильме мы видим размещение бумажных денег над чашкой braga , что символизирует строительство крыши для их нового дома; когда больше не остается «щелей», цена правильная. Яркие шутки — это ожидаемая часть развлечения, которое в прошлом помогало облегчить печальное прощание с невестой, уходившей из семьи и друзей.На этом мероприятии формируется «цепочка», состоящая из жениха, невесты, шафера ( тысячных, , исполнявших обязанности церемониймейстера) и двух служанок ( свашки, ). Они вместе держат длинный шарф для защиты невесты от злых духов, когда она меняет семью.

Венчание проводится в церкви жениха с большим количеством торжественных церемоний. Присутствовать могут только женатые люди. После того, как пара обменялась кольцами и получила благословение своих родителей (из-за раскола у этих старообрядцев нет священников), невесту отводят в заднюю часть церкви, где служительницы переплетают ее единственную косу на две части и покрывают на ее голове шашмура , чтобы показать, что она замужняя женщина.Невеста кланяется своему мужу в знак послушания; наконец, инструкции о браке даны из церковных книг.

Одним из кульминационных моментов свадебного торжества является духовный завтрак после церемонии. В прошлые века пир и празднование длились до шести дней, но теперь пара вскоре возобновляет нормальную деятельность.

Приспособление к американскому образу жизни

В Орегоне многие старообрядцы продолжают вести сельскохозяйственный образ жизни.Для них характерно владение фермой и летом собирать урожай, особенно ягоды. Однако с момента их прибытия сюда появилась тенденция заниматься современными городскими занятиями. Многие старообрядцы работают на мебельных фабриках Портленда, и женщины часто занимаются шитьем. Как и другие жители Орегона, некоторые старообрядцы работают в деревообрабатывающей промышленности, часто как разжижители деревьев. В целом люди сейчас наиболее обеспечены и имеют больше материальных ценностей, чем до переезда в Орегон.Эти изменения помогли преобразовать их преимущественно сельское, деревенское общество в более городское.

Поскольку старообрядцы оказали влияние на сообщества, в которых они живут, жители Орегона также адаптировались к ним. Инструкции в руководствах по вождению и судебные процедуры напечатаны в русскоязычной версии, также как и указатели на местных предприятиях и банках. Школьный округ также признает религиозные праздники и принимает детей-старообрядцев.

Трудности в поддержании культуры

Во многом из-за перехода от сельского к городскому обществу старообрядцам становится все труднее поддерживать свою культуру так, как им хотелось бы. Когда они жили в изолированных регионах Китая, Бразилии и Турции, они в значительной степени могли сохранить свой образ жизни, хотя пришлось кое-что приспособить, в том числе выучить местный язык.

Однако в Орегоне сильны «соблазны» и давление со стороны окружающей культуры.Здесь стимулы для поддержания строгого духовного образа жизни вступают в противоречие с наличием автомобилей, телевидения, фильмов и других элементов современной американской жизни. Более того, более благоприятные экономические условия способствуют ослаблению культурных традиций старообрядцев, так как люди находят меньше времени и склонности заниматься своим народным творчеством. (Например, родственники, все еще живущие в Бразилии, могут лучше поддерживать традиционные занятия и иногда отправляют свои изделия в Орегон).Молодых людей особенно привлекает современный образ жизни, и им часто трудно примирить системы взглядов старого и нового.

Старшие члены общины обеспокоены и выступают за возвращение к более простому образу жизни. Некоторые семьи переехали из Орегона в 1968 году, чтобы основать поселение в Николаевске, Аляска, на полуострове Кенай (см. Библиографию), а другая группа мигрировала в 1973 году в провинцию Альберта в Канаде.

В Орегоне одной из основных областей, где возникают проблемы, является образование.Некоторые государственные школы округа Мэрион разработали двуязычные программы, призванные помочь детям-старообрядцам начать уроки на русском языке, а затем постепенно вводить английский, чтобы они могли продолжать обучение в англоязычных классах. Программы достаточно успешны и в некоторой степени помогают старообрядцам сохранить свой язык и культурную самобытность.

Родители, в прошлой жизни которых обычно не было формального образования, очень хотят, чтобы их дети приобрели базовые навыки чтения, письма и арифметики.С другой стороны, они опасаются того, что чрезмерное знакомство с школьной системой может быть вредным, потому что школы — средство общения, а также обучения — могут отвлекать молодых людей от их традиционного образа жизни. Однако в настоящее время все больше молодых людей продолжают свое образование дольше, и некоторые родители учатся, чтобы стать гражданами.

Рональд Э. Петерсон, Западный колледж

Темы для обсуждения

Свяжите опыт старообрядцев с опытом других этнических и религиозных групп, которые приехали в эту страну (и в свой регион).

Какие трудности возникают в обществе, когда языки разные? Какие есть возможные решения?

Рассмотрим влияние государственных школ на русскую общину. Это влияние положительное, отрицательное или смешанное?

Какой должна быть роль школы как проводника культурных изменений?

Каковы трудности сохранения религиозных и народных традиций в более широком обществе, ведущем другой образ жизни?

Что американцы позаимствовали у других культур? В чем ценность обмена между культурами?

Насколько важно для сохранения культуры такое торжественное событие, как свадьба?

Сравните и сопоставьте ценности русской старообрядческой культуры с ценностями американского общества.

Каким будет будущее русских старообрядцев, продолжающих жить в Орегоне?

Библиография

Общие работы

Аввакум. Житие протоиерея Аввакума, от себя . Сделка Джейн Харрисон и Хоуп Миррлис. Hampden, Conn .: Archon, 1963.

.

Крамми, Роберт О. Старообрядцы и мир антихриста: Выгская община и российское государство: 1694-1855 . Мэдисон: Висконсинский университет Press, 1970.

Данн, Стивен и Этель. Крестьяне Средней России . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1967.

Особые произведения о старообрядцах в Орегоне и Аляске

Брат Амвросий. Старые православные в Орегоне и их вера . Св. Бенедикт, Орегон: Общество старообрядцев, 1978 г.

Климер, Марта Банюк. Модели радикальной аккультурации в группе традиционных иммигрантов . Проект № БО-123, У.S. Министерство здравоохранения, образования и социального обеспечения, Управление образования, январь 1970 г.

Колфер, Артур М. Нравственность, родственные и этнические границы: исследование старообрядцев штата Орегон . Кандидат наук. Диссертация, Вашингтонский университет, 1975 г.

Холл, Роберта Луиза. Биология населения русских старообрядцев округа Марион . Кандидат наук. Диссертация, Орегонский университет, 1970 г.

Моррис, Ричард А. Три русские группы в Орегоне: сравнение границ в плюралистической среде .Кандидат наук. Диссертация, Орегонский университет, 1981.

Рирдон, Джим. «Немного старой России укоренилась на Аляске», National Geographic , сентябрь 1972 г., стр. 401-424.

Сабей, Джон. Старовери и школа: пример обучения детей русских иммигрантов в сельской местности штата Орегон . Кандидат наук. Диссертация, Орегонский университет, 1969.

Смитсон, Майкл Дж. Иконы и мотоциклы: социологическое исследование аккультурации русских старообрядцев в Центральном Орегоне и на Аляске .Кандидат наук. Диссертация, Орегонский университет, 1976 г.

Записка режиссера

В течение трех лет создания фильма Старообрядцы очень много людей помогали как в большом, так и в маленьком, и я хотел бы поблагодарить их всех, особенно старообрядцев, которые смогли чутко помочь в документировании свои традиции для понимания других.

Этот буклет, дополняющий фильм, призван предоставить дополнительную справочную информацию о культуре русских старообрядцев.Рон Петерсон был бывшим учителем в государственных школах Вудберна; Сейчас он преподает на факультете языков и лингвистики Западного колледжа.

Маргарет Хиксон

Директор проекта

Июль 1981 г.

http://www.folkstreams.net/context,292

,

PPT — Русские старообрядцы полуострова Кенай PowerPoint Presentation

  • Русские старообрядцы полуострова Кенай Кендра Ремсен

  • Русские? Но я думал, что мы купили у них Аляску 150 лет назад… • Прогуливаясь по продуктовому магазину в Гомере, Аляска, вы можете встретить женщину и ее дочь в длинных шелковых платьях с одинаковыми шляпками, пока они собирают бананы в секции с овощами. Поверните за угол, и вы подслушаете разговор двух бородатых мужчин; вы понимаете, что диалог представляет собой смесь русского и английского языков.Они не кажутся туристами, и нет, вы не путешествовали внезапно во времени или пространстве — они русские старообрядцы, небольшое, но заметное население Южного полуострова Кенай.

  • Как они оказались в Гомере? • Старообрядцы живут на полуострове Кенай почти полвека. Частый вопрос многих других жителей полуострова Кенай: «Как они здесь оказались?» В этой презентации я расскажу о следующих аспектах истории и культуры старообрядцев на полуострове Кенай: • Русское православное раскол • Движение и миграция старообрядцев • Поселение на полуострове Кенай • Жизнь на полуострове • Адаптация к 21 веку

  • Раскол, оставивший их «старыми» • Чтобы объяснить существование русских поселений на полуострове Кенай, мы должны вернуться — давным-давно — к расколу, потрясшему Русскую Православную Церковь в 1600-х годах.Священник-старообрядец спорит с Патриархом по вопросам веры на этой картине Василия Перова

  • Раскол, оставивший их «старыми» • В 1650-х годах русский православный патриарх Никон хотел реформировать обряды церковных обрядов. Церковь, чтобы привести их в соответствие с Греческой Православной Церковью, из которой произошло русское христианство 700 лет назад. Тех, кто отказался подчиниться указу Никона, стали называть Староверцами, или «старообрядцами». В 1700-х годах Петр Великий отлучил их от церкви.

  • Раскол, оставивший их «старыми» • В течение нескольких поколений старообрядцев заставляли поклоняться тайно. Спустя годы они мигрировали в Сибирь и другие укромные уголки России, чтобы избежать преследований. Наконец, коммунистическая революция 1917 года изгнала многих старообрядцев из России. В 1671 году староверка Феодосия Морозова была арестована никонианами. Она поднимает два пальца (вместо трех), имея в виду крупный спор между двумя группами о том, как правильно совершить крестное знамение на себе.

  • Исход из России • Старообрядцы сначала бежали в Китай. Там они нашли финансовую опору, но когда Китай обратился к коммунизму, многие уехали в Бразилию. Однако многим было трудно зарабатывать на жизнь, и они были готовы двигаться дальше.

  • Поселения в Соединенных Штатах • В начале 1960-х годов старообрядцы переехали в Уилламетт-Вэлли, штат Орегон. Вскоре старейшины начали чувствовать, что на сообщество оказывает негативное влияние и искушает современное американское общество, и решили искать более изолированное место.Когда старейшина обнаружил, что на полуострове Кенай на Аляске есть государственная земля, доступная для покупки, многие семьи старообрядцев были заинтригованы.

  • Первое поселение на полуострове • Благодаря гранту Фонда Толстого в Нью-Йорке пять семей смогли приобрести 640 акров земли на полуострове Кенай в 1967 году. Десять взрослых, двенадцать детей, восемь коров и четыре теленка запустили общину Николаевска. Николаевская деревня, как она появилась в журнале National Geographic в сентябре 1972 года.Деревне было четыре года. Николаевск расположен недалеко от якорной точки, примерно в пятнадцати милях к северу от Гомера.

  • Николаевск • Старообрядцы прибыли из Китая, Бразилии, Турции, Австралии, Ирана и других регионов США и поселились в Николаевске. Через два года в общине были водопровод и электричество. Несколько мужчин купились в процветающей индустрии коммерческого рыболовства. С 1975 по 1979 год многие николаевцы стали гражданами США. Русские старообрядцы принимают У.S. Курс натурализации в 1975 году в Общественном колледже полуострова Кенай.

  • Три русские деревни Следуйте за • По мере роста Николаевска росла и враждебность внутри Церкви. Из-за культурных и религиозных проблем некоторые семьи покинули Николаевск, чтобы сформировать новые общины. • Раздольна • Вознесенка • Качемак-Село

  • Старообрядческая культура • Несмотря на то, что старообрядцы жили в непосредственной близости от американской культуры, старообрядцы сохранили многие из своих обычаев и ценностей и по сей день.Большинство из них носит традиционную одежду каждый день, не курит и не употребляет крепкие алкогольные напитки, избегает чая и кофе, а мужчины не бреются. Выпускники школы Качемак-Село в традиционной одежде. ———————————————- Одежда красочная и ручной работы, при этом мужчины и мальчики носят вышитые рубашки и ремни ручной работы, а женщины и девочки носят платья до щиколоток. Последователи Церкви должны постоянно носить три элемента, данные при крещении: рубашку, пояс и крест.

  • Старообрядческая культура • Многие старообрядцы двуязычны. Большинство семей говорят дома на русском или на смеси русского и английского языков. В сельских школах учащиеся изучают английский и русский языки. • Деревенские школы работают по альтернативному школьному календарю. В то время как большинство школ школьного округа на полуострове Кенай работают по календарю, очень похожему на школы по всему штату, деревенские школы работают по старообрядческому религиозному календарю, который включает несколько праздников.Деревенские школы открываются в начале августа и закрываются на лето в конце мая, а субботняя школа компенсирует дни, пропущенные на каникулы ————————- —————————— Чтобы увидеть полный календарь Деревенской школы, щелкните здесь: http: //www.kpbsd.k12 .ak.us / WorkArea / DownloadAsset.aspx? id = 22807

  • Старообрядческая культура • Старообрядцы очень ориентированы на семью и самодостаточны. Старообрядческие семьи обычно очень большие, от 8 до 12 детей.Многие семьи разводят мелкий домашний скот и выращивают огородные овощи. Женщины шьют и вышивают рубашки и платья для своих семей, а мужчины ловят рыбу и охотятся, чтобы запастись морозильниками на зиму. Старообрядческая женщина обрабатывает поле над Николаевском в начале 1970-х годов

  • Экономическая деятельность • Основным источником дохода для многих российских семей является промышленное рыболовство. Многие старообрядцы имеют разрешения на лов палтуса в бухте Качемак, а также на промыслах лосося залива Кука и пролива Принца Уильяма.Оказавшись очень прибыльной для многих, индустрия подъема или спада нравится не всем. Некоторые старообрядцы открыли малый бизнес в районе Гомера, а другие работают на строительстве.

  • Старообрядцы и времена перемен • Культурная интеграция оказала глубокое влияние на образ жизни старообрядцев на протяжении веков. Хотя сохранение их образа жизни всегда было очень важно для старообрядцев, возникла обеспокоенность по поводу того, что их культура будет потеряна по мере того, как молодое поколение перенимает американские методы и адаптируется к 21 веку.Школа сыграла важную роль в этих изменениях. В то время как сельские школы сделали упор на обучении староверов-староверов архаичному диалекту русского языка, другие положения, такие как использование технологий и внеклассные занятия, бросили вызов старым методам. Как видно здесь, Школа Вознесенка внедрила в свои классы новые технологии, такие как смарт-доски. Десять лет назад деревенские родители не решались разрешать своим ученикам пользоваться компьютерами, но сегодня ученики в школе выросли на технологиях.

  • Старообрядцы и времена перемен • В прошлые годы многие старообрядцы бросали школу после 8 или 9 класса, чтобы начать свою взрослую жизнь. Однако, адаптируясь к американским обычаям, студенты откладывают вступление в брак и взросление, чтобы закончить среднюю школу и во многих случаях поступить в колледж. Школа Качемак-Село имеет 100% выпускников.

  • Старообрядцы • Уникальная история и культура старообрядцев прославляются на полуострове Кенай с момента их прибытия в 1967 году.После многовекового пути к постоянному месту жительства старообрядцы полуострова Кенай были тепло приняты общиной Гомера. Хоккейная команда старшей школы Гомера позирует фотографу на «Ночь старших»-2013. Все они одеты в традиционные русские рубашки, сшитые матерью староверов.

  • .

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о