Поселения староверов в россии – Как живут староверы в Сибири: традиции, обычаи, фото

Старообрядчество — Википедия

Старообря́дчество, или Древлеправосла́вие, — совокупность религиозных течений и организаций в русле русской православной церкви, отвергающих предпринятую в 1650—1660-х гг. патриархом Никоном и царём Алексеем Михайловичем церковную реформу, целью которой провозглашалась унификация богослужебного чина Русской церкви с греческой церковью и прежде всего — с Церковью Константинопольской, а фактически реформа создавала условия для секуляризации.

Богослужебная реформа вызвала раскол в Русской церкви. Приверженцы старообрядчества, за исключением единоверцев, до 17 апреля 1905 года[1] в Российской империи официально именовались «раскольниками» и преследовались церковными и светскими властями. В XX веке позиция Московской патриархии (РПЦ) по старообрядческому вопросу значительно смягчилась, что привело к определению Поместного собора 1971 года, в частности, «утвердить постановление Патриаршего Священного синода от 23 (10) апреля 1929 года об упразднении клятв Московского собора 1656 года и Большого Московского собора 1667 года», наложенных ими на старые русские обряды и на придерживающихся их православных христиан, и считать эти клятвы, «яко не бывшие»

[2].

Снятие «клятв», однако, не привело к восстановлению молитвенного (евхаристического) общения старообрядцев с поместными православными церквами. Старообрядцы, как и прежде, считают лишь себя в полной мере православными христианами, квалифицируя РПЦ Московской патриархии как инославную. Поповцы полагают новообрядцев еретиками «второго чина» (для приёма в молитвенное общение от которых достаточно миропомазания, причём такой приём осуществляется, как правило, с сохранением духовного сана переходящего в старообрядчество лица)[3]; большинство беспоповцев (кроме часовенных и некоторых нетовцев) полагают новообрядцев еретиками «первого чина», для приёма которых в молитвенное общение обращающийся в старообрядчество должен быть крещён.

Исходя из своих воззрений на церковную историю, беспоповцы различают понятия «древлеправославного христианства» вообще (правой веры, по их мнению, идущей от Христа и апостолов) и старообрядчества в частности (оппозиции реформам Никона, возникшей в середине XVII века).

Крупнейшая старообрядческая организация в современной России — Русская православная старообрядческая церковь — относится к поповцам.

Последователи старообрядчества отсчитывают свою историю с Крещения Руси равноапостольным князем Владимиром, который воспринял православие от греков. Флорентийская уния (1439) с латинянами послужила главной причиной для отделения Русской поместной церкви от Константинопольского патриарха-униата и создания автономной Русской поместной церкви в 1448 году, когда собор русских епископов поставил себе митрополита без участия греков. Большим авторитетом у старообрядцев пользуется Поместный Стоглавый собор 1551 года в Москве. С 1589 года русская церковь стала возглавляться патриархом.

Соборный приговор соловецких иноков о неприятии новопечатных книг

Реформы Никона, начатые в 1653 году, по унификации русских чинов и богослужения по современным по тому времени греческим образцам встретили сильное сопротивление со стороны сторонников старых обрядов. В 1656 году на поместном соборе Русской церкви все крестящиеся двумя перстами были объявлены еретиками, отлучены от Троицы и преданы проклятию. В 1667 году состоялся Большой Московский собор. Собор одобрил книги новой печати, утвердил новые обряды и чины и наложил клятвы и анафемы на старые книги и обряды. Сторонники старых обрядов вновь были объявлены еретиками. Страна оказалась на грани религиозной войны. Первым восстал Соловецкий монастырь, который был разорён стрельцами в 1676 году. В 1681 году состоялся поместный собор Русской церкви; собор настойчиво просил царя о казнях, о решительной физической расправе над старообрядческими книгами, церквями, скитами, монастырями и над самими людьми-старообрядцами. Сразу после собора начались расправы. В 1682 году состоялась массовая казнь старообрядцев — было сожжено в срубе четыре узника. Правительница Софья по просьбе духовенства, собора 1681—1682 года, издала в 1685 году знаменитые «12 статей» — государственные всеобщие законы, на основании которых были в дальнейшем преданы различным казням: изгнаниям, тюрьмам, пыткам, сожжениям живыми в срубах тысячи человек-старообрядцев. В ход против старого обряда на протяжении всего послереформенного периода со стороны новообрядческих соборов и синодов шли самые различные средства: клевета, ложь, подлоги
[стиль]
.[источник не указан 59 дней] Особенно знамениты такие подлоги, как Соборное деяние на еретика Арменина, на мниха Мартина и Феогностов Требник. Для борьбы со старым обрядом была проведена и деканонизация Анны Кашинской в 1677 году.

При Петре I в 1716 году были отменены «Двенадцать статей» царевны Софьи, и старообрядцам для облегчения их учёта была предоставлена возможность полулегального существования при условии платить «за оный раскол всякие платежи вдвое». При этом был усилен контроль и наказание тех, кто уклонялся от регистрации и выплаты двойного налога. Неисповедующихся и не платящих двойной налог предписывалось штрафовать, каждый раз увеличивая ставку штрафа, и даже ссылать на каторгу. За совращение в раскол (совращением считалось всякое старообрядческое богослужение или совершение треб), как и до Петра I, полагалась смертная казнь, что было подтверждено в 1722 году. Старообрядческих священников объявляли либо расколоучителями, если это были старообрядческие наставники, либо изменниками православию, если они раньше были священниками, и наказывали и за то, и за другое[4].

Митрополит Амвросий

Однако репрессии царского правительства против старообрядцев не уничтожили это течение в русском христианстве. В XIX веке, по некоторым мнениям, до трети русского населения были старообрядцами[5]. Старообрядческое купечество богатело и даже отчасти стало основной опорой предпринимательства в XIX веке. Социально-экономический расцвет был следствием изменения государственной политики в отношении старообрядцев. Власть пошла на компромисс, введя единоверие. В 1846 году благодаря стараниям изгнанного турками с Босно-Сараевской кафедры греческого митрополита Амвросия старообрядцам-беглопоповцам удалось восстановить церковную иерархию на территории Австро-Венгрии среди беженцев. Появилось Белокриницкое согласие. Однако не все старообрядцы приняли нового митрополита, отчасти из-за сомнений в истинности его крещения (в греческом православии практиковалось «обливательное», а не полное крещение). Амвросий возвёл в различные степени священства 10 человек. Первоначально белокриницкое согласие действовало среди эмигрантов. Им удалось вовлечь в свои ряды донских казаков-некрасовцев. В 1849 году белокриницкое согласие распространилось и на Россию, когда в сан был возведён первый епископ белокриницкой иерархии в России Софроний. В 1859 году был посвящён в сан архиепископ Московский и всея Руси Антоний, который в 1863 году стал митрополитом. Вместе с тем, воссоздание иерархии осложнялось внутренними конфликтами между епископом Софронием и архиепископом Антонием. В 1862 году большие дискуссии в старообрядческой среде произвело Окружное послание, которое делало шаг навстречу новообрядному православию. Оппозиционеры этого документа составили толк неокружников.

В статье 60 Устава о предупреждении и пресечении преступлений говорилось: «Раскольники не преследуются за мнения их о вере; но запрещается им совращать и склонять кого-либо в раскол свой под каким бы то видом». Им было запрещено строить церкви, заводить скиты, а существующие даже чинить, а также издавать какие-либо книги, по которым совершались их обряды. Старообрядцы ограничивались при занятии общественных должностей. Религиозный брак старообрядцев, в отличие от религиозных браков прочих конфессий, не признавался государством. До 1874 года все дети старообрядцев считались незаконнорождёнными. С 1874 года для старообрядцев введён гражданский брак: «Браки раскольников приобретают в гражданском отношении, через записание в установленные для сего особые метрические книги, силу и последствия законного брака»

[6].

Некоторые ограничения для старообрядцев (в частности, запрет занимать общественные должности) были отменены в 1883 году[7].

17 апреля 1905 года был дан Высочайший Указ «Об укреплении начал веротерпимости», который, в числе прочего, отменял законодательные ограничения в отношении староверов и в частности гласил: «Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют своё богослужение по старопечатным книгам». Он дал старообрядцам возможность открыто устраивать крестные ходы, иметь колокольный звон, организовывать общины; легализовалось Белокриницкое согласие. Среди старообрядцев беспоповского толка оформилось поморское согласие.

Советская власть в РСФСР и позже СССР относительно благосклонно относилась к старообрядцам до конца 1920-х годов в русле своей политики поддерживать течения, оппозиционные патриарху Тихону. Великая Отечественная война была встречена неоднозначно: большинство старообрядцев призывали защищать Родину, но были и исключения, например, Республика Зуева или староверы деревни Лампово, федосеевцы которой стали злостными коллаборационистами

[8].

Относительно количества старообрядцев у исследователей нет единого мнения. Это связано как со стремлением официальных властей Российской империи занизить число старообрядцев в своих отчётах, так и отсутствием полноценных научных исследований, посвящённых этой теме. Клирик РПСЦ Иоанн Севастьянов полагает «вполне адекватной цифрой на начало XX в. <…> 4-5 млн человек из 125 млн населения Российской империи»[9].

В послевоенное время, по воспоминаниям епископа Евмения (Михеева), «в местах, где традиционно жили старообрядцы, быть публично коммунистом и посещать тайно церковь никогда не было чем-то из ряда вон выходящим. Они не были воинствующими атеистами. Ведь многие же верующие люди вступали в КПСС вынужденно для того, чтобы иметь приличную работу или занимать какую-нибудь руководящую должность. Поэтому таких людей было довольно много»

[10].

«Патриарх Никон пересматривает богослужебные книги» (Кившенко А. Д., 1880 год)

В ходе реформы, предпринятой Патриархом Никоном в 1653 году, богослужебная традиция Русской церкви, сложившаяся в XIV—XVI веках, была изменена в следующих пунктах:

  1. Так называемая «книжная справа», выразившаяся в редактировании текстов Священного писания и богослужебных книг, которая привела к изменениям, в частности, в принятом в Русской Церкви тексте перевода Символа Веры: убран союз-противопоставление «а» в словах о вере в Сына Божия «рожденна, а не сотворенна», о Царствии Божием стали говорить в будущем («не будет конца»), а не в настоящем времени («несть конца»), из определения свойств Духа Святого исключено слово «Истиннаго». В исторические богослужебные тексты было внесено также множество других исправлений, например, в слово «Ісус» (под титлом «Ic») была добавлена ещё одна буква и оно стало писаться «Іисус» (под титлом «Іис»).
  2. Замена двуперстного крестного знамения трёхперстным и отмена т. н. метаний, или малых земных поклонов — в 1653 году Никон разослал по всем московским церквям «память», в которой говорилось: «не подобает в церкви метания творити на колену, но в пояс бы вам творити поклоны; ещё и тремя персты бы есте крестились».
  3. Крестные ходы Никон распорядился проводить в обратном направлении (против солнца, а не посолонь).
  4. Возглас «аллилуйя» во время пения в честь Св. Троицы стали произносить не дважды (сугубая аллилуйя), а трижды (трегубая).
  5. Изменено число просфор на проскомидии и начертание печати на просфорах.

В настоящее время старообрядческие общины, помимо России, имеются в Латвии, Литве, Эстонии, Молдавии, Казахстане, Польше, Белоруссии, Румынии, Болгарии, Украине, США, Канаде и ряде стран Латинской Америки

[11], а также в Австралии.

Крупнейшая современная православная старообрядческая религиозная организация в России и за её границами — Русская православная старообрядческая церковь (Белокриницкая иерархия, осн. в 1846 году), насчитывающая около миллиона прихожан; имеет два центра — в Москве и Браиле, Румыния. В 2007 году рядом клириков и мирян РПСЦ была образована самостоятельная Древлеправославная церковь Христова Белокриницкой иерархии.

Древлеправославная поморская церковь (ДПЦ) имеет на территории России более 200 общин, причём значительная часть общин не зарегистрирована. Централизованным, совещательным и координационным органом в современной России является Российский Совет ДПЦ.

Духовно-административный центр Русской древлеправославной церкви до 2002 года находился в Новозыбкове Брянской области; с тех пор — в Москве. В 1999 году от РДЦ отделилась Древлеправославная архиепископия.

Общая численность старообрядцев в России, по приблизительной оценке, свыше 2 млн чел. Среди них преобладают русские, но есть также украинцы, белорусы, карелы, финны, коми, удмурты, чуваши и другие.

В 2000 году на Архиерейском соборе Русская православная церковь заграницей принесла покаяние перед старообрядцами:

«Мы глубоко сожалеем о тех жестокостях, которые были причинены приверженцам Старого Обряда, о тех преследованиях со стороны гражданских властей, которые вдохновлялись и некоторыми из наших предшественников в иерархии Русской Церкви… Простите, братья и сестры, наши прегрешения, причинённые вам ненавистью. Не считайте нас сообщниками в грехах наших предшественников, не возлагайте горечь на нас за невоздержные деяния их. Хотя мы потомки гонителей ваших, но неповинны в причинённых вам бедствиях. Простите обиды, чтобы и мы были свободны от упрёка, тяготеющего над ними. Мы кланяемся вам в ноги и препоручаем себя вашим молитвам. Простите оскорбивших вас безрассудным насилием, ибо нашими устами они раскаялись в соделанном вам и испрашивают прощения… В XX веке на Православную Российскую Церковь обрушились новые преследования, теперь уже от рук богоборного коммунистического режима… Мы со скорбью признаём, что великое гонение нашей Церкви в прошедшие десятилетия отчасти может быть и Божиим наказанием за преследование чад Старого Обряда нашими предшественниками. Итак, мы сознаём горькие последствия событий, разделивших нас и, тем самым, ослабивших духовную мощь Русской Церкви. Мы торжественно провозглашаем своё глубокое желание исцелить нанесённую Церкви рану…»[12]

3 марта 2016 года в Московском доме национальностей состоялся круглый стол на тему «Актуальные проблемы старообрядчества», на котором присутствовали представители Русской православной старообрядческой церкви, Русской Древлеправославной церкви и Древлеправославной поморской церкви[13]. Представительство было самое высокое — московский митрополит Корнилий (Титов), древлеправославный патриарх Александр (Калинин) и поморский духовный наставник Олег Розанов. Встреча на таком высоком уровне между разными ветвями православия прошла впервые[14].

1 и 2 октября 2018 года в Доме русского зарубежья им. А. И. Солженицына прошёл Всемирный старообрядческий форум, на котором собрались представители всех основных согласий для решения общих проблем, сохранения тех духовных и культурных ценностей, которые объединяют современных старообрядцев, несмотря на вероучительные различия[15].

                                                         Старообрядчество
                              ___________________________________|___________________
                             |                                                       |
                          Поповство                                              Беспоповство
       ______________________|________________________                        _______|________________________________________
      |                      |                        |                      |             |              |                   |
Единоверие        Белокриницкое согласие      Беглопоповцы         Выгорецкая обитель Любушкино согласие Спасово согласие Федосеевцы 
                  ___________|__                      |              ________|____                        |                   |
                 |              |                Часовенные         |             |                  Самокрещенцы           Аристовцы
               Окружники  Неокружники                       Поморское согласие  Филиповцы        _________|_________
                                                                                  |             |         |         |
                                                                        __________|______    Дырники   Рябиновцы  Средники
                                                                       |          |      |
                                                            Аароново согласие  Бегуны  Пастухово согласие

Поповство[править | править код]

Одно из самых широких течений старообрядчества. Возникло в результате раскола и закрепилось в последнем десятилетии XVII века.

Примечательно, что сам протопоп Аввакум высказывался за то, чтобы принимать священство из новообрядческой церкви: «И иже в православных церквах, где пение без примеса внутрь алтаря и на крылосах, а поп новопоставлен, о сем посудить — аще он поп проклинает никониан и службу их и всею крепостию любит старину: по нужде настоящего ради времени да будет поп. Как же в миру быть без попов? К тем церквам приходить»[16].

Поповцы приемлют все таинства Православного христианства и признают необходимость священников при богослужениях и обрядах. Характерно участие в церковной жизни не только священнослужителей, но и мирян.

Основными центрами поповства изначально был Нижегородский край, где насчитывались десятки тысяч старообрядцев, Донская область, Черниговщина, Стародубье. В XIX веке крупнейшим центром поповства стала община Рогожского кладбища в Москве, в которой ведущую роль играли владельцы мануфактур.

Вначале поповцы были вынуждены принимать священников, перебегавших по различным причинам из Русской православной церкви. За это поповцы получили название «беглопоповцы». В силу того, что многие архиепископы и епископы либо присоединились к новой церкви, либо, в противном случае, были репрессированы, старообрядцы не могли сами рукоположить дьяконов, священников или епископов. В XVIII веке было известно несколько самозваных епископов (Афиноген, Анфим), которые были разоблачены старообрядцами.

При приёме беглых новообрядческих священников поповцы, ссылаясь на постановления разных Вселенских и поместных соборов, исходили из действительности рукоположения в РПЦ и возможности приёма трёхпогружательно крещёных новообрядцев, в том числе священство вторым чином (через миропомазание и отречение от ересей), ввиду того, что Апостольская преемственность в этой церкви сохранилась, несмотря на реформы.

В 1846 году, после перехода в старообрядчество митрополита Боснийского Амвросия, возникла Белокриницкая иерархия, которая в настоящее время является одним из самых крупных старообрядческих направлений, приемлющих священство. Большая часть старообрядцев приняла старообрядческую иерархию, но третья часть перешла в беспоповщину.

По догматике поповцы мало отличаются от новообрядцев, однако придерживаются при этом старых — дониконианских — обрядов, богослужебных книг и церковных традиций.

Численность поповцев на конец XX века составляет около 1,5 млн человек, большая часть которых сосредоточена в России (самые большие группы находятся в Московской и Ростовской областях).

В настоящее время поповцы делятся на две основные группы:

  1. Русская православная старообрядческая церковь
  2. Русская древлеправославная церковь.

Единоверие[править | править код]

В 1800 году для старообрядцев, перешедших под юрисдикцию РПЦ, но сохранивших всю дореформенную обрядность, митрополитом Платоном (Левшиным) были учреждены «пункты о единоверии». Самих же старообрядцев, перешедших в Синодальную церковь с сохранением старых обрядов, книг и традиций, стали называть единоверами.

Единоверие имеет законное священство, хиротоническую преемственность и евхаристическое общение с сообществом поместных Православных церквей.

Сегодня в лоне Русской православной церкви существует единоверие (православное старообрядчество) — приходы, в которых сохраняются все дореформенные обряды, но при этом они признают иерархическую юрисдикцию РПЦ и РПЦЗ (см. например: преосвященный Иоанн (Берзинь), епископ Каракасский и Южно-Американский, управляющий единоверческими приходами РПЦЗ).

Беспоповство[править | править код]

Возникло в XVII веке после смерти священников старого рукоположения. В рядах старообрядцев после раскола не было ни одного епископа, за исключением Павла Коломенского, умершего ещё в 1654 году и не оставившего себе преемника. По каноническим правилам церковная иерархия без епископа существовать не может, так как только епископ имеет право посвятить священника и диакона. Старообрядческие священники дониконовского поставления скоро умерли. Часть старообрядцев, непризнавшая каноничности священников, поставленных в свои должности по новым, реформированным, книгам, вынужденно пришла к отрицанию возможности сохранения в мире «истинного» духовенства, и сформировала беспоповский толк. Старообрядцы (именуемые официально как древлеправославные христиане иже священства не приемлющие), отвергнувшие священников нового поставления, оставшись совершенно без священников, стали в быту называться беспоповцами, богослужение они стали, по возможности, проводить т. н. мирянским чином, в котором отсутствуют элементы, осуществляемые иереем.

Беспоповцы первоначально селились в диких необжитых местах на побережье Белого моря и потому стали называться поморами. Другими крупными центрами беспоповцев стали Олонецкий край (современная Карелия) и речка Керженец в Нижегородских землях. Впоследствии, в беспоповском движении возникли новые разделения и образовались новые согласия: даниловское (поморское), федосеевское, Филиповское, часовенное, спасово, аристово и другие, более мелкие и экзотические, вроде средников, дырников и бегунов.

В XIX веке крупнейшим центром беспоповства стала федосеевская община Преображенского кладбища в Москве, в которой ведущую роль играли старообрядческие купцы и владельцы мануфактур. В настоящее время крупнейшие объединения беспоповства — Древлеправославная поморская церковь и Древлеправославная старопоморская церковь федосеевского согласия.

По оценке Дмитрия Урушева: «Но не все староверческие общины выдержали проверку временем. До наших дней не дотянули многие согласия, некогда бывшие весьма многочисленными. Поредели общины федосеевцев и спасовцев. По пальцам можно пересчитать бегунов, мелхиседеков, рябиновцев, самокрестов, титловцев и филипповцев»[14].

К числу беспоповских согласий в ряде случаев относили и относят некоторые псевдохристианские секты на том основании, что последователи этих сект также отвергают окормление официальным священством.

Богослужебно-обрядовые особенности[править | править код]

Отличия «древлеправославной» службы от «общеправославной»:

  • Двуперстие при крестном знамении.
  • Крещение только путём троекратного полного погружения.
  • Исключительное использование восьмиконечного Распятия; четырёхконечное Распятие не используется, поскольку считается латинским. Почитается простой четвероконечный крест (без Распятия).
  • Написание имени Исус с одной буквой «и», без новогреческого добавления второй буквы Иисус, что соответствовало правилам славянского написания имени Христа: ср. укр. Ісус Христос, белор. Ісус Хрыстос, серб. Исус, русин. Ісус Хрістос, макед. Исус Христос, босн. Isus, хорв. Isus
  • не допускаются светские типы пения: оперное, партесное, хроматическое и пр. Церковное пение остаётся строго монодическим, унисонным.
  • богослужение проходит по Иерусалимскому уставу в версии древнерусского типикона «Церковное око».
  • нет характерных для новообрядчества сокращений и замен. Кафизмы, стихиры и песни канонов исполняются полностью.
  • не используются акафисты (за исключением «Акафиста о Пресвятой Богородице») и другие позднейшие молитвенные сочинения.
  • не служится великопостная служба Пассия, имеющая католическое происхождение.
  • сохраняются начальные и исходные поклоны.
  • поддерживается синхронность обрядовых действий (ритуал соборной молитвы): крестное знамение, поклоны и пр. совершаются молящимися в одно и то же время.
  • Великой Агиасмой считается вода, освящённая в навечерие Богоявления.
  • Крестный ход совершается по солнцу (по часовой стрелке).
  • в большинстве течений одобряется присутствие христиан в древнерусской молитвенной одежде: кафтанах, косоворотках, сарафанах и т. п.
  • более широко используются погласицы в церковном чтении.
  • сохраняется применение некоторых дораскольных терминов и старославянское написание некоторых слов (Псалтырь, Иеросалим, Давыд, Предотеча, Саватий, Евва, священноинок (а не иеромонах) и др.) — см. список различий.

Символ веры[править | править код]

В ходе «книжной справы» было внесено изменение в Символ веры: убран союз-противопоставление «а» в словах о Сыне Божием «рожденна, а не сотворенна». Из смыслового противопоставления свойств таким образом было получе

ru.wikipedia.org

Безграничная Россия. Староверы

Пройдя удаленные села на берегах Малого Енисея: Эржей, Верхний Шивей, Ужеп, Чодураалыг, Ок-Чары, я познакомился с пятью большими семьями староверов. Всегда гонимые, хозяева тайги не сразу идут на контакт с чужаками, тем более с фотографом.

Две недели жизни рядом с ними, помощь в их повседневном нелегком труде – уборка сена, ловля рыбы, сбор ягоды и грибов, заготовка дров и хвороста, сбор мха и помощь в постройке дома – шаг за шагом помогли преодолеть завесу недоверия. И открылись сильные и самостоятельные, добродушные и трудолюбивые люди, счастье которых в любви к Богу, своим детям и природе.

Богослужебная реформа, предпринятая патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем в XVII веке, привела к масштабному расколу в Русской Церкви. Жестокие преследования царских и религиозных властей, желавших привести народ к единомыслию и покорности, вынудили миллионы русских людей покинуть обжитые места. Хранившие свою веру старообрядцы бежали к Белому морю, в Олонецкий край и Нижегородские леса.

Время шло, руки власти достигали староверов в новых местах, и искатели независимости уходили еще дальше, в глухую тайгу Сибири. В XIX веке пришли русские люди в труднодоступный район Малого Енисея, Каа-Хемский кожуун Тувы. Новые поселения закладывались на пригодных для хозяйства землях в долине реки, все выше и выше по течению. Здесь, в верховьях Малого Енисея, сохранились в первозданном виде быт и традиции русских староверов.

Место от столицы далёкое. Самолетом до Абакана, часов десять машиной через Кызыл до Сарыг-Сепа, пересаживаемся на уазик-буханку и ещё пару часов лесными дорогами до точки на берегу Малого Енисея. На другой стороне турбаза «Эржей», переправляемся лодкой. Привёз нас на своем уазике хозяин базы, Николай Сиорпас. Он же повезёт дальше, в таёжные глубины, но надо переждать сутки-другие на базе, пока подсохнет размытая долгими дождями дорога на перевале.

Эржей, рядом с которым расположилась база, село большое, до полутора тысяч жителей, с электричеством и школой-интернатом, куда привозят своих детей староверы из заимок выше по Каа-Хему, как по-тувински называется Малый Енисей. В старой вере здесь не все сельчане. Часть народа близка к вере, но в общину не входит, строгости не хватает. Есть кто и в новой православной вере, есть даже совсем неверующие.

Сходить посмотреть село, да продуктов купить, оказалось недалеко, меньше километра от базы. Сиорпас, провожая, пошутил: «Староверов отличите, мужики с бородами, по двору с десяток детворы мал мала меньше, бабы в платках да юбках до пят, через год-два с животиком».

Вот и первое знакомство, Мария с коляской, молодая женщина. Поздоровались. Спросили, где купить хлеб, творог. К чужакам отнеслась сначала настороженно, но в помощи не отказала, даже удивила отзывчивостью. Повела по всему посёлку, показывая, у кого молоко вкуснее, где грузди солёные хороши, и так — пока не нашли всё, что хотели.

Здесь, в отдалённых от цивилизации посёлках, на образ хозяйствования наложила свои условия суровая таёжная природа. Лето короткое, а зима известна морозами. Пахотные земли отвоёвываются у леса, в долинах по берегам реки. Выращивают хлеб, сажают огороды. Из-за морозов многолетние культуры не приживаются. Зато растут однолетники, даже маленькие арбузы. Тайга кормит.  Зверя бьют только копытного, мясо едят дикое. Орех собирают кедровый, грибы, ягоду на варенье. Река даёт рыбу, много хариуса. Тайменя часто отпускают — его в последние годы мало.

Старообрядцы не пьянствуют, «казёнку» не пьют вообще. А по праздникам вкушают чарку-другую некрепкого домашнего вина на таёжной ягоде, голубике или костянике.

Отдохнув на базе Сиорпаса пару деньков, дождались сухой погоды и двинулись к первой заимке староверов — Верхнему Шивею, в сорока километрах через сложный перевал от Эржея.

Здесь и далее мы — небольшая команда фотографирующих путешественников, всего пять человек, во главе с нашим вдохновителем, историком и журналисткой, Настей Вещиковой из Красноярска.

Всю дорогу до Шивея, под натужное гудение мотора, Николай Сиорпас убеждал нас быть сверхуважительными и вести себя более чем скромно, не напирать на людей своими огромными фотопушками. Сам не старовер, но с таёжными жителями сложились добрые отношения, за которые он разумно опасался. Думается мне, два дня на базе мы не только погоду ждали,  а присматривался он к нам и думал, можно ли везти дальше.

Работящих людей Верхнего Шивея встретили задолго до посёлка, на покосном лугу. Напросились помогать, кидать скошенное сено в высокие стога — зароды.

Засучили рукава, старались изо всех сил, и всё равно отставали. Нелегко давалась наука поднимать крупные охапки длинными трёхзубыми деревянными вилами. За совместной работой знакомились, завязывали разговоры.

На заимку Верхний Шивей, тогда совсем пустующую, Сасины, Пётр и Екатерина, приехали лет пятнадцать назад. Хозяйство поднимали на пустом месте, жили-зимовали поначалу в сарайчике. Год за годом строились, крепли, растили трёх дочерей. Приезжали селиться другие родственники, теперь здесь несколько семей. Дочки выросли, переехали в город, а на лето приезжают теперь к Петру с Екатериной непоседливые внучата — две девочки и два мальчика.

Весёлым шумом разбудили наш палаточный городок детишки, принесли парного молочка и сметанки. Второй день кидать сено на зароды сложнее — с непривычки у горожан болят все мышцы. Но и теплее уже лица хозяев, улыбки, смех и одобрение. «Завтра Преображение, приходите! Винца попробуете домашнего», — зовут селяне.

В доме просто, без изысков, но чисто и добротно. Просторные сени, делящие дом пополам, в комнатах белёные стены, большие печи в середине, железные пружинные кровати — напомнили мне карпатское село, также во многом сохранившее свой быт. «По единой!» — говорит Пётр Григорьевич, и пробуем вкуснейший напиток. Год настаивается сок голубики, без сахара и дрожжей, получается с еле заметной алкогольностью. Пьётся легко и не пьянит, а настроение и разговорчивость поднимает. Шутка за шуткой, история за историей, песня за песней — посидели хорошо. «Хотите посмотреть моих лошадок?» — зовёт Пётр.

Конюшня на окраине, с два десятка лошадей, есть даже иноходцы. И все любимые. О каждом жеребёнке Пётр Григорьевич может часами говорить.

Расставались с Сасиными, как старые друзья. И снова в путь, на лодке вверх по Малому Енисею.

До следующей заимки по реке полчаса плыть с мотором. Нашли Чодураалыг на довольно высоком берегу с просторной, похожей на карниз долиной, крайние дома стоят прямо над Каа-Хемом.

Противоположный берег — почти отвесная, поросшая тайгой гора.

Место удобное для хозяйства, выращивать хлеб, держать скот. Поля под пашню. Река — кормилица и транспортная артерия. Зимой по льду и до Кызыла можно. Тайга — вот она, начинается сопками на краю заимки.

Приплыли, скинули рюкзаки на берег и пошли искать, где удобно разбить палатки, чтобы никому не мешаться, и в тоже время хорошо видеть всё вокруг. Сразу встретили дедушку Елиферия, который угостил только что испечённым вкусным хлебом и посоветовал идти к бабе Марфе: «Марфутка примет и поможет».

Марфа Сергеевна, худенькая, маленькая и подвижная, лет семидесяти, выделила нам место для палаток рядом со своим небольшим домиком, с красивым видом и на реку, и на посёлок. Позволила пользоваться печкой и кухонной посудой. У староверов это непростой вопрос — грех пользоваться посудой, которую брали мирские люди. Всё время Марфа Сергеевна заботилась о нас. Помогали и мы ей — собирали ягоду, наносили хворост, рубили дрова.

Младший сын, Дмитрий, был по делам в тайге. Старшая дочь, Екатерина вышла замуж и живёт в Германии, иногда приезжает мать проведать.

У нас был спутниковый телефон, предложили Марфе Сергеевне позвонить дочери. «Бесовское это» — отказалась бабушка Марфа. Через пару дней вернулся Дмитрий, и мы набрали номер его сестры, сделав громкость посильнее. Услышав голос дочери, забыв о бесах и бросив перебираемый лук, бежала Марфа Сергеевна через поляну к нам с Димой. Жаль, тогда она ещё не позволяла себя фотографировать, иначе получилась бы интересная фотография: маленькая симпатичная деревенская бабушка, в старинной одежде, стоящая на фоне тайги, светясь улыбкой, разговаривает с дочкой в далёкой Германии по спутниковому телефону.

По соседству с Марфой Сергеевной, дальше от берега, живёт большая семья Панфила Петенёва. Старший из двенадцати детей, Григорий, 23 лет, позвал на место игр детей — поляну в лесу за селом. По воскресеньям дети, нарядные, прибегают и приезжают на лошадях, велосипедах и мотоциклах со всех ближних заимок, пообщаться и наиграться вместе. Ребята недолго стеснялись, и уже через десяток минут мы играли с ними в мяч, отвечали на море любопытных вопросов и слушали рассказы о жизни в посёлках, балующих нынче медведях и строгом дедушке, который всех детей гоняет за озорство. Смешили байками, интересовались техникой, и даже пробовали фотографировать нашими камерами, напряжённо позируя друг другу. А мы сами с удовольствием слушали чистую как ручеёк русскую речь, и наслаждались, фотографируя светлые славянские лица.

Оказывается, мы остановились в Чодураалыге, который называют Большим, а недалеко, дорогой мимо полянки, есть ещё и Малый Чодураалыг. Дети вызвались показать эту вторую, из нескольких дворов в глубине леса, заимку. Везли нас весело, на двух мотоциклах, по тропкам и дорожкам, через лужи и мостки. Эскортом за нами лихо неслись девчонки-подростки на ладных конях.

Чтобы познакомиться ближе, начать общение и получить необходимый уровень доверия, позволяющий фотографировать людей, мы смело включались в повседневную работу старообрядческих семей. Праздно болтать в будний день им некогда, а в деле разговоры разговаривать — работа веселей. Так просто пришли утром к Петенёвым, и предложили Панфилу помощь. Сын Григорий жениться думает, дом строит, вот и работа — потолок конопатить. Сложного ничего, но кропотливо. Сначала на другой берег реки, по горам между зарослей мох собирать, в мешки класть и по крутому склону вниз скидывать. Потом везём лодкой на стройку. Теперь наверх, а ещё сюда глину надо вёдрами подавать и забивать мох в щели между брёвнами, замазывая сверху глиной.

Трудимся бойко, бригада большая: пятеро старших детей Петенёвых и трое нас, путешественников. И детишки помладше вокруг, наблюдают и пытаются помогать-участвовать. За работой общаемся, мы их узнаем, они нас. Дети любопытные, всё знать хотят. И как в больших городах картошку выращивают, где мы дома молоко берём, все ли дети в интернатах учатся, далеко ли мы живём. Вопрос за вопросом, на некоторые затрудняешься ответить понятно — настолько различны наши миры. Ведь для детей Сарыг-Сеп, районный центр — другая планета. А для нас, городских людей, тайга — неведомый край со своими скрытыми от незнающего взгляда тонкостями природы.

С Павлом Бжитских, пригласившем в гости, познакомились в Малом Чодураалыге, куда ездили с детьми в воскресенье. Путь к нему на заимку Ок-Чары неблизкий, девять километров по каменистому, заросшему лесом берегу Малого Енисея. Заимка из двух дворов впечатляет крепостью и хозяйственностью. Высокий подъем от реки не создал трудностей с водой — тут и там множество родников прямо во дворах, по деревянным желобам прозрачная водичка подаётся на огороды. Вода студеная и вкусная.

В доме ждало удивление: две комнатки, молельная и кухонька, сохранили вид и убранство со времён монашеской общины. Белёные стены, плетёные половички, льняные занавесочки, самодельная мебель, глиняная посуда. Всё хозяйство монахинь было натуральным, с миром не общались и ничего извне не брали. Павел собрал и сберёг предметы быта общины, теперь показывает гостям. По Каа-Хему сплавляются экстремальные туристы, иногда заглядывают, вот Павел даже отдельный домик и баньку построил, чтобы люди могли остановиться у него и отдохнуть на маршруте.

Рассказывал Павел о жизни и уставе монахов-старообрядцев. О запретах и грехах. О зависти и злости. Злость — грех коварный, злость злостью множится и накапливается в душе грешника, а бороться сложно, ведь и легкая досада — тоже злость. Зависть — грех не простой, от зависти и гордыня, и злость, и обман плодятся. Как важно молится и раскаиваться. И пост на себя брать, что календарный, что тайно самовзятый, чтобы ничто не мешало душе молиться и свой грех глубже осознавать.

Не только строгости царят в душах местных староверов. Говорил Павел о прощении, о миролюбии к другим религиям, о свободе выбора для своих детей и внуков. «Вырастут, пойдут учиться, кто захочет. Уйдут в мир. Бог даст, веру нашу древлеправославную не забудут. Кто-то вернётся, с возрастом чаще о душе задумываются».

У простых общинников, не монахов, внешний мир не под запретом, берут староверы и достижения цивилизации, которые помогают в труде. Моторы пользуют, ружья. Видел трактор, даже солнечные батареи. Чтобы покупать, деньги зарабатывают, продавая мирянам продукты своего труда.

Читал нам избранные главы Иоанна Златоуста, переводя со старославянского. Так выбрал, что слушаешь, затаив дыхание. Запомнилось о печати антихриста. Павел пояснил по-своему, что, например, все официальные записывающие человека документы и есть его печать. Так антихрист хочет нас всех взять под контроль. «Вон, в Америке уже каждому человеку собираются какие-то электрические чипы под кожу вшивать, чтобы нигде от антихриста не мог скрыться».

Из «музея» провел на летнюю кухню, угощал опятами, копчёным тайменем, свежим хлебом и особенным домашним вином, на берёзовом соке вместо воды. Уходя, купили у Павла молодого индюка, и до поздней ночи ощипывали, смеясь над своей неумелостью.

С детьми Поповых из Малого Чодураалыга познакомились в день приезда на игровой полянке. Любопытство приводило ребятишек к палаткам каждое утро. Весело щебетали, безостановочно спрашивали. Общение с этими улыбающимися ребятами давало заряд тепла и радости на целый день. А в одно утро дети прибежали и от родителей позвали нас в гости.

На подходе к Поповым веселье — младшие втроём нашли самую черную лужу с жидкой грязью и увлечённо в ней скачут и что-то ищут. Встречает нас смеющаяся мама, Анна: «Видали таких чумазых? Ничего, воды нагрела, отмоем!»

Детей, уже семь, Поповы не просто любят, они их понимают. В доме светло от улыбок, а Афанасий начал новый строить — побольше простора детям. Сами детей учат, не хотят отдавать в далёкий интернат, где не будет родительского тепла.

За угощением быстро разговорились, будто какая-то невидимая волна заиграла созвучием и родила лёгкость и доверие между нами.

Работают Поповы много, старшие дети помогают. Хозяйство крепкое. Сами возят продукты продавать в район. На заработанные средства купили трактор и японский лодочный мотор. Хороший мотор здесь важен — на Малом Енисее пороги опасные, случись, заглохнет ненадёжный старенький, можно погибнуть. А река и кормит, и поит, она же — путь сообщения с другими сёлами. Летом на лодке, а зимой по льду на тракторах и уазиках ездят.

Здесь, в далеком поселке, люди не одиноки, общаются, переписываются со старообрядцами по всей России, газету старой веры из Нижнего Новгорода получают.

А вот общение с государством стараются свести к минимуму, от пенсий, пособий и льгот отказались. Но совсем контакта с властью не избежать — нужны права на лодку и трактор, техосмотры всякие, разрешения. Хоть раз в год, да надо за бумагами идти.

Относятся Поповы ко всему ответственно. Был случай у Афанасия в молодые годы. Служил в армии, как многие в начале 80-х, в Афганистане, водителем бронетранспортёра. Произошла беда, у тяжёлой машины отказали тормоза, погиб офицер. Сначала определили как несчастный случай, но ситуацию раздули высокие чины, парню дали три года колонии общего режима. Командиры, полковой и батальонный, доверяли Афанасию, отправили в Ташкент без конвоя. Представьте ситуацию: приходит молодой парень к воротам тюрьмы, стучится и просит пустить, свой срок отсиживать. Позже те же командиры добились перевода Афанасия в колонию в Туве, поближе к дому.

Хорошо наговорились с Анной и Афанасием. О жизни здесь и в миру. О связи между старообрядческими общинами по России. Об отношениях с миром и государством. О будущем детей. Уходили поздно, с добрым светом в душе.

Следующим утром отправлялись домой — короткий срок поездки заканчивался. Тепло прощались с Марфой Сергеевной. «Приезжайте, в другой раз в доме поселю, потеснюсь, ведь как родные стали».

Много часов дороги домой, в лодках, машинах, самолете, думал, пытаясь осознать увиденное и услышанное, что не совпало с моими первоначальными ожиданиями. Когда-то в начале 80-х читал в «Комсомольской Правде» увлекательные статьи Василия Пескова из серии «Таёжный тупик». Об удивительной семье староверов, ушедшей от людей глубоко в сибирскую тайгу. Статьи добрые, как и другие рассказы Василия Михайловича. Но впечатление о таёжных затворниках оставили как о людях малообразованных и диких, чурающихся современного человека и боящихся любых проявлений цивилизации.

Роман «Хмель» Алексея Черкасова, прочитанный недавно, усилил опасения, что знакомиться и общаться будет сложно. А фотографировать может оказаться вообще невозможным. Но надежда была, и я решился на поездку.

Потому и оказалось столь неожиданным увидеть простых, с внутренним достоинством людей. Бережно хранящих свои традиции и историю, живущих в согласии с собой и природой. Трудолюбивых и рациональных. Миролюбивых и независимых. Подаривших мне тепло и радость общения.

Что-то я у них принял, чему-то научился, о чем-то задумался.

Олег Смолий

ruvera.ru

Как живут современные старообрядцы

Старообрядчество привлекает пристальное внимание общественности. Любопытство вызывают люди, которые в XXI веке придерживаются традиций и устоев многовековой давности. В народе до сих пор существует стереотип, что старообрядцы живут исключительно в таежных скитах, отвергают блага цивилизации и существуют только за счет подсобного хозяйства и лесных даров. Доля правды в этом есть, однако не все так просто. В России, и в Иркутской области в частности, существует несколько согласий, представители которых живут не только в сельской местности, но и в крупных городах. Причем отличить городского старообрядца от светских людей сразу не получится. Современная одежда, модная прическа, социальный статус делают это практически невозможным. Однако, где бы ни проживали старообрядцы, их отличают глубина веры, сохранение традиций и семейных ценностей. О том, что сегодня представляют собой старообрядческие согласия в Прибайкалье и как устроен их родовой уклад жизни, мы поговорили с Александром Костровым, профессором кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ.

Без имен и фотографий

Как отмечает Александр Костров, сегодня старообрядчество находится на определенном подъеме. Одна из причин этого заключается в том, что люди, отвергая влияние западной модели образа жизни, все чаще возвращаются к своим истокам, корням. И именно старообрядцы являются хранителями древней русской культуры. Сегодня многие из них возвращаются из-за границы на исконную родину в сельскую местность, развивают подсобное хозяйство, опираясь на семейные и религиозные традиции.

По примерным оценкам, в настоящее время в Прибайкалье насчитывается порядка 2,5 тысячи старообрядцев и интересующихся потомков. Точную цифру никто не сможет назвать, поскольку многие согласия не делятся числом своих последователей. Также есть общины, которые и вовсе себя не афишируют.

— В Иркутской области есть общины разных согласий. У каждого из них свои достижения, проблемы, житейские заботы. К ним, например, относится строительство храмов в областном центре. Для активизации положительного влияния старообрядцев на прибайкальское общество Восточно-Сибирским аналитико-просветительским центром «Согласие» создается межсогласийный Центр старообрядческой культуры. Также в рамках реализации проекта «Старообрядчество Иркутской области: роль в культурном развитии региона» предпринимаются экспедиционные исследования разных старообрядческих общин. Особый интерес исследователей вызывают старообрядческие роды, — подчеркивает Александр Валерьевич.

По его словам, именно старообрядческая семья, с одной стороны, является ценностью и хранителем старообрядческой традиции, а с другой стороны, проявляет специфику разных согласий и мест проживания их представителей. Будь то город или глухая тайга.

В этом году проводилось четыре экспедиции по разным территориям Восточной Сибири. Одна из них завела путешественников в глубокую северную тайгу. Там они познакомились с ярким представителем старообрядцев часовенного согласия. Сразу стоит оговориться, что его имени (как и других героев) мы называть не будем, так как последователи этого согласия стремятся не афишировать свои личные данные. Также они стараются не фотографироваться и тем более не попадать в Интернет. Представители же других согласий просто не любят рекламу.

Единственное, что можно сказать о первом герое, — это 40-летний мужчина, у которого 12 детей и большое хозяйство. Место под усадьбу он отвоевал у тайги с помощью топора, трактора и своих трудолюбивых рук.

Часовенные пришли в этот край из Западной Сибири в первой трети XX века. Тогда кругом плотной завесой стояла тайга. Однако им удалось расчистить поля, разбить покосы. Сейчас поселение насчитывает несколько десятков дворов. Это небольшая деревушка, в которой ведется свой устоявшийся уклад жизни. Несмотря на существующие стереотипы, старообрядцы довольно радушно приветили гостей. В доме хозяина, куда пригласили членов экспедиции, было чисто и хлебосольно. При этом на столе стояли угощения, приготовленные только из натуральных домашних и таежных продуктов. Другой еды здесь просто нет.

По словам Александра Кострова, глава семьи в повседневности носит косоворотку, подпоясанную тканым поясом. При этом на каждый случай у него имеется свой комплект одежды: кроме будничного еще есть праздничный и моленный.

— Когда он облачается в косоворотку и моленный кафтан, берет в руку лестовку (старообрядческие четки) и подручник (коврик для земных поклонов), то перед нами в полный рост стоит бородатый XVII век, — рассказывает без доли иронии историк. — То же самое можно сказать и о его жене и детях.

Без телевизора и Интернета

Практически все старообрядцы умеют читать по-церковно­славянски. Кроме того, они знают знаменное пение, которое, к сожалению, у других групп православного населения сегодня находится в забвении. Все семьи живут своим хозяйством и тайгой. При этом не принято брать незаработанные деньги, поэтому здесь не получают детские, пенсии, различные пособия.

Сельскохозяйственный труд у старообрядцев настолько развит, что они могут выращивать даже арбузы. Казалось бы, невозможная роскошь для северных территорий. В сезон они занимаются заготовкой даров леса, но основной достаток имеют за счет большой соболиной охоты. На три месяца мужчины отправляются далеко в тайгу, на охотничьи угодья, добывают соболя, а мех затем сдают. Плюс старообрядцы являются отличными строителями. Они виртуозно владеют техникой деревообработки. И для этого им не нужно специальное образование. Опыт и мастерство перенимаются от старшего поколения.

Одним словом, часовенные — коренные таежники. Тем не менее здесь все же можно увидеть признаки современной цивилизации. Так, например, в хозяйстве имеется техника: бензопилы, снегоходы, лодочные моторы, тракторы и т. д. Все, что необходимо для ведения сельскохозяйственной деятельности и промысла. Зачастую охотугодья находятся за 100 километров от дома, и без снегоходов в 40-градусный мороз по сугробам туда не добраться. Ремонтируют все агрегаты они сами. Поскольку денег на приобретение мощной дорогостоящей техники у старообрядцев нет, они приобретают старую и полностью перебирают ее до винтика. То есть от внешнего мира они берут только «полезную» технику, избегая при этом «бесполезной» и «вредной».

Примечательно, что в таких общинах имеется купец, который поддерживает их связь с внешним миром. Он выезжает в «свет» и закупает все необходимое. Причем его звание — купец, это традиционное слово. По-другому торгового агента здесь не называют.

Все жители говорят на красивом русском языке с архаизмами. Многих современных слов они не знают, и большинство из них никогда не видели советских фильмов. Поэтому когда члены экспедиции между собой приводили ставшие народными цитаты из отечественного кинематографа, часовенные невозмутимо и добродушно интересовались: «И что это? О чем?»

— На самом деле это ценный социокультурный заповедник, в котором сохраняются основы национальной религиозной, социальной и хозяйственной культуры. В доме богатая библиотека церковнославянских книг, иконы в стиле старого письма. Есть свои иконописцы. Службы проходят по старому уставу: вечерня с 17.00 до 19.00 в субботу, а воскресная служба продолжается с 3.00 ночи до 8 утра. При этом моленная во время служб полна людей всех возрастов. Мужчины и женщины, одетые в моленные кафтаны и сарафаны, стоят по разным сторонам храма. От мира они берут лишь то, что им необходимо, а излишки им не нужны. У них нет Интернета, телевизора. Крайне редко старообрядцы пользуются мобильными телефонами. Да и те, что есть, — это кнопочные устройства, единственная функция которых — связь. Причем не все даже их брали в руки. Жители считают, что если необходимо связаться с нужным человеком, можно просто сходить или съездить к нему и поговорить.

Строящийся старообрядческий храм в селе Моты.

«И в городе своих взглядов держатся крепко»

Наряду с таежными старообрядцами, больше всего вписывающимися в идеальное представление о них большинства людей, развиваются и городские общины. Их семьи менее традиционалистские и не такие многодетные, как у таежников. В центре их внимания — сохранение и развитие церковно-религиозной традиции на фоне включения в культуру современного общества.

С этой точки зрения представляют интерес новозыбковские старообрядцы. Их отличительная черта заключается в том, что представители этого согласия проживают как в селах, так и в городах. Они, в отличие от часовенных, пользуются современными коммуникациями: смотрят телевизор, используют Интернет и современные мобильные телефоны. Как говорит настоятель общины, «Бог дал, надо пользоваться». Внешне они не отличаются от других горожан, однако в церковном быту стараются соблюдать все строго. Каждое воскресенье активные представители иркутской общины собираются на службу в домовом храме по адресу ул. Медведева, д. 1. Также строится церковь в с. Моты и ведется работа, направленная на получение участка под строительство большого городского храма. В общину входят представители разных родов из Прибайкалья, Забайкалья, Хакасии, Красноярского края и Алтая. Эти местные и в разное время прибывшие из других регионов семьи заметно обогатили Иркутск, как с точки зрения социального капитала, так и с точки зрения сохранения и развития здесь глубокой традиционной культуры.

В качестве примера профессор ИГУ привел семью одного из активных представителей иркутской городской общины этого согласия. Члены семьи не только знают родословную до седьмого колена, но и поддерживают близкие отношения с близкими и дальними родственниками. Они почтительно относятся к старшему поколению, вместе воспитывают детей от многочисленной родни. В повседневной жизни трудятся на разных профессиональных поприщах: строительство, бухгалтерия, образование и т. д. При этом по каждому из этих направлений имеются достижения, которые в том числе отмечены государственными и общественными наградами. Глава семьи активно занимается общественной деятельностью и имеет широкий круг общения, в который входят как ученые, так и представители разных конфессиональных и культурных групп. Что характерно, в своих многочисленных путешествиях он всегда посещает старообрядческие святыни и местные общины, тем самым стараясь поддержать традицию в разных регионах и ознакомиться с местным опытом ее сохранения. Когда же приходит воскресенье или религиозные праздники, глава семьи надевает моленную одежду и вместе со своими близкими идет в храм или молится дома.

Современный городской старообрядец

Самым городским согласием старообрядчества можно назвать белокриницкое. В качестве примера Александр Костров приводит одну иркутскую предпринимательскую династию.

— Ее глава — городской старообрядец XXI века. Активно занимаясь предпринимательской деятельностью, он в 1994 году вместе с товарищами восстановил историческую общину своего согласия. Взамен изъятого в 1938 году храма было получено здание под церковь (по адресу Баррикад, 109) и чуть позже земельный участок под старообрядческое конфессиональное кладбище. Он был во многих странах, где в том числе изучал мемориальную культуру. Этот опыт он использовал для того, чтобы Покровский старообрядческий погост стал лучшим кладбищем на востоке России. Сегодня большую часть своего дела он передает дочери и внукам. Этот старообрядец активно включен не только в экономические, но и в социокультурные отношения современного общества, — рассказывает Александр Валерьевич.

— Это современный, модно одетый человек, который пользуется всеми благами современной цивилизации. При этом он оказывает благотворительную помощь клубу, в котором занимаются спортом люди с ограниченными возможностями. Также одним из направлений деятельности является помощь мигрантам, в том числе старообрядческим. Сейчас при его активном участии создан попечительский совет, в который вошли ученые, политики, архитекторы, строители и журналисты, объединившиеся для оптимизации развития погоста и строительства новой церкви.

— Сегодня мы воочию видим, насколько старообрядчество разнообразное и многоликое. Его представители проживают и в сельской местности, и в городской агломерации. И всех этих людей из разных старообрядческих согласий и мест проживания объединяет здоровый традиционализм, который предполагает глубокое знание отечественной религиозной и народной культуры, а также стремление к развитию на основе семейных ценностей и любви к Родине. Что меня особенно поражает, так это глубина веры, степень сохранения традиций, их здравомыслие. У них очень взвешенное отношение к себе, к миру, к обществу. Старообрядцы никому не навязывают свои взгляды, но своих взглядов держатся очень крепко. И это вызывает уважение, — подчеркивает Александр Костров.

По словам ученого, старообрядцы стали первыми поборниками системного традиционного патриотизма в нашей истории. Ибо в ситуации, когда нужно сделать выбор, они всегда выбирали свое, а чужое принимали только при необходимости и с условием, что это не навредит отечественному. Поэтому и в современности старообрядцы являются яркими хранителями российской национальной культуры.

baik-info.ru

Безграничная Россия. Староверы. — Олег Смолий — LiveJournal

Пройдя удаленные села на берегах Малого Енисея: Эржей, Верхний Шивей, Ужеп, Чодураалыг, Ок-Чары, я познакомился с пятью большими семьями староверов. Всегда гонимые, хозяева тайги не сразу идут на контакт с чужаками, тем более с фотографом. Две недели жизни рядом с ними, помощь в их повседневном нелегком труде – уборка сена, ловля рыбы, сбор ягоды и грибов, заготовка дров и хвороста, сбор мха и помощь в постройке дома – шаг за шагом помогли преодолеть завесу недоверия. И открылись сильные и самостоятельные, добродушные и трудолюбивые люди, счастье которых в любви к Богу, своим детям и природе.


Богослужебная реформа, предпринятая патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем в XVII веке, привела к масштабному расколу в Русской Церкви. Жестокие преследования царских и религиозных властей, желавших привести народ к единомыслию и покорности, вынудили миллионы русских людей покинуть обжитые места. Хранившие свою веру старообрядцы бежали к Белому морю, в Олонецкий край и Нижегородские леса. Время шло, руки власти достигали староверов в новых местах, и искатели независимости уходили еще дальше, в глухую тайгу Сибири. В XIX веке пришли русские люди в труднодоступный район Малого Енисея, Каа-Хемский кожуун Тувы. Новые поселения закладывались на пригодных для хозяйства землях в долине реки, все выше и выше по течению. Здесь, в верховьях Малого Енисея, сохранились в первозданном виде быт и традиции русских староверов.




Одна дома. Эржей.

Место от столицы далёкое. Самолетом до Абакана, часов десять машиной через Кызыл до Сарыг-Сепа, пересаживаемся на уазик-буханку и ещё пару часов лесными дорогами до точки на берегу Малого Енисея. На другой стороне турбаза “Эржей”, переправляемся лодкой. Привёз нас на своем уазике хозяин базы, Николай Сиорпас. Он же повезёт дальше, в таёжные глубины, но надо переждать сутки-другие на базе, пока подсохнет размытая долгими дождями дорога на перевале.

Эржей, рядом с которым расположилась база, село большое, до полутора тысяч жителей, с электричеством и школой-интернатом, куда привозят своих детей староверы из заимок выше по Каа-Хему, как по-тувински называется Малый Енисей. В старой вере здесь не все сельчане. Часть народа близка к вере, но в общину не входит, строгости не хватает. Есть кто и в новой православной вере, есть даже совсем неверующие.

 
С характером. Семья Петенёвых, с. Чодураалыг.                         По соседству с Верхним Шивеем тувинская стоянка.

Сходить посмотреть село, да продуктов купить, оказалось недалеко, меньше километра от базы. Сиорпас, провожая, пошутил: “Староверов отличите, мужики с бородами, по двору с десяток детворы мал мала меньше, бабы в платках да юбках до пят, через год-два с животиком.”

Вот и первое знакомство, Мария с коляской, молодая женщина. Поздоровались. Спросили, где купить хлеб, творог. К чужакам отнеслась сначала настороженно, но в помощи не отказала, даже удивила отзывчивостью. Повела по всему посёлку, показывая, у кого молоко вкуснее, где грузди солёные хороши, и так пока не нашли всё что хотели.

Здесь, в отдалённых от цивилизации посёлках, на образ хозяйствования наложила свои условия суровая таёжная природа. Лето короткое, а зима известна морозами. Пахотные земли отвоёвываются у леса, в долинах по берегам реки. Выращивают хлеб, сажают огороды. Из-за морозов многолетние культуры не приживаются. Зато растут однолетники, даже маленькие арбузы. Тайга кормит.  Зверя бьют только копытного, мясо едят дикое. Орех собирают кедровый, грибы, ягоду на варенье. Река даёт рыбу, много хариуса. Тайменя часто отпускают — его в последние годы мало.

Старообрядцы не пьянствуют, “казёнку” не пьют вообще. А по праздникам вкушают чарку-другую некрепкого домашнего вина на таёжной ягоде, голубике или костянике.

Отдохнув на базе Сиорпаса пару деньков, дождались сухой погоды и двинулись к первой заимке староверов — Верхнему Шивею, в сорока километрах через сложный перевал от Эржея.

Здесь и далее мы — небольшая команда фотографирующих путешественников, всего пять человек, во главе с нашим вдохновителем, историком и журналисткой, Настей Вещиковой из Красноярска.

Всю дорогу до Шивея, под натужное гудение мотора, Николай Сиорпас убеждал нас быть сверхуважительными и вести себя более чем скромно, не напирать на людей своими огромными фотопушками. Сам не старовер, но с таёжными жителями сложились добрые отношения, за которые он разумно опасался. Думается мне, два дня на базе мы не только погоду ждали,  а присматривался он к нам и думал, можно ли везти дальше.



Дед Елиферий и Марфа Сергеевна. Большой Чодураалыг.

Работящих людей Верхнего Шивея встретили задолго до посёлка, на покосном лугу. Напросились помогать, кидать скошенное сено в высокие стога — зароды.

Засучили рукава, старались из всех сил, и всё-равно отставали. Нелегко давалась наука поднимать крупные охапки длинными трёхзубыми деревянными вилами. За совместной работой знакомились, завязывали разговоры.

На заимку Верхний Шивей, тогда совсем пустующую, Сасины, Пётр и Екатерина, приехали лет пятнадцать назад. Хозяйство поднимали на пустом месте, жили-зимовали по-началу в сарайчике. Год за годом, строились, крепли, растили трёх дочерей. Приезжали селиться другие родственники, теперь здесь несколько семей. Дочки выросли, переехали в город, а на лето приежают теперь к Петру с Екатериной непоседливые внучата — две девочки и два мальчика.


opsquick.livejournal.com

Какие общины в России предпочитают жить уединенно?

По разным подсчетам, в России насчитываются от 300 до 400 поселений общинного типа. Численность некоторых из них достигает одной-двух тысяч человек, но в большинстве случаев речь идет об объединении нескольких десятков людей, сплоченных идеей создания обособленного общества с собственной культурой и традициями, сохранением наследия предков или религиозных верований. Точной статистики нет, ведь многие общины стремятся к уединению, отдалению от цивилизации и влияния государства.

Нравы и быт сибирских староверов

Церковная реформа Патриарха Никона в XVII веке расколола православное общество на сторонников и противников изменения обрядов и вмешательства государства в деятельность Церкви. Последние, будучи приверженцами старых церковных традиций, активно сопротивлялись нововведениям. Пристанищем для раскольников стали бескрайние просторы Сибири, куда по приказу императрицы Екатерины II гнали староверов на расселение.

Их потомки и сейчас живут в небольших деревушках в глухой сибирской тайге. Свою веру они считают единственно правильной и со времен никонианского раскола тщательно берегут ее от влияния извне, не признавая официальную Православную Церковь. Самый первый способ ее сохранения в неизменном виде – изоляция от широкого общества и цивилизации. И хотя многие староверческие общины находят компромисс между жизнью православной и мирской, сибирская ветвь сохранила статус самой замкнутой и уединенной.

Чужакам здесь не рады, хотя в некоторых общинах пусть и нехотя, но принимают случайных туристов и представителей СМИ. Единый для всех образ жизни помогает сохранять каноны духовной культуры, прописанные в вероучительных книгах. Повсеместно у староверов существуют системы оберегов, охраняющих здоровье в повседневной жизни и обеспечивающих спасение в день Страшного суда. Православный обязан соблюдать все посты и праздники и следовать суточному кругу моления.

Женятся на «своих». Жен ищут в других староверских селениях, иногда за сотни километров от общины. Некоторые в поисках невесты уезжают из дома на несколько месяцев. Женщине велено носить длинную юбку, на голове — платок. Нельзя стричь волосы и пользоваться косметикой. Детей нужно иметь столько, сколько посылает Бог. Рожают многие по заветам предков дома. Личное имя младенцу выбирают из святцев. Старообрядцы живут по старому стилю, т. е. по юлианскому календарю. Время у них тоже другое — на час назад. Исчисление ведется «от сотворения мира».

В домах нет телевизора, радио, телефона, зато сохранилась старинная традиция чтения вслух в кругу семьи. К книгам староверы относятся очень бережно. Реликвии в кожаных обложках передаются по наследству с XVII века.

В жизни староверов много физического труда и ограничений в пищи как средства подчинения плоти. Особые требования предъявляются к мясной пищи. Даже в дни, когда разрешено потребление скоромных продуктов, используется только мясо животных с раздвоенным копытом. От существ с лапами держатся подальше — даже собак, хоть и заводят с целью охоты, возле крыльца не привязывают.

В пищу потребляют только то, что вырастили или собрали сами, иногда пользуясь услугами автолавок. Услугами ЗАГСа пользуются редко, документов имеют минимум – свидетельство о рождении и паспорт. Все бумаги и карточки считают грехом – вопросами регистрации новорожденных и оформлением собственности занимаются исключительно старейшины.

Распространены случаи и полной изоляции семей от цивилизации. Самый известный из них – семья староверов часовенного толка Лыковых, проживавших в лесном массиве Абаканского хребта Западного Саяна с 1930-х годов. Отец с матерью и их четверо детей, скрываясь от гонений на веру, поселились в труднопроходимой тайге, отрекшись от каких-либо контактов с цивилизацией. Уединенную жизнь они считали спасительной для души и тела и отвергали любые бытовые и культурные нововведения со времен Петра Первого. Последняя представительница семьи Лыковых — Агафья — до сих пор живет на заимке в полном одиночестве вот уже почти тридцать лет.

Маленький Израиль

Хутор Высокий в Таловском районе Воронежской области называют «Русской Палестиной». Здесь проживают около 1200 человек, более 800 из них – евреи, сохранившие для потомков веру и традиции в их первозданном виде. У хасидов из Высокого — русские корни. Несколько столетий назад их предки, православные христиане, приняли иудаизм. С тех пор жизнь общины выстроена по еврейскому календарю, красным днем которого считается суббота, за что высочане и получили в народе прозвище «субботники».

Община ведет обособленный, замкнутый образ жизни. Веру здесь берегут, все традиции соблюдаются строго. По наследству передают молитвенники – некоторым из них уже более ста лет. В красный день, как положено, — молитвы, чтение Торы. В молельном доме – жилище одного их членов общины – собираются и по праздникам, и по случаю траура.

Свинину не едят — в Торе на нечистое животное — строгий запрет. Занимаются земледелием и сельским хозяйством. Поселок считается зажиточным. Единоверцы из Израиля оказывают высочанам помощь, да и молодежь иногда уезжает в еврейское государство. Но и там общинники сохраняют воспитанную годами скрытость, замкнутость и преданность вере, отличаясь от израильских евреев.

Дети с ранних лет узнают, в каком уникальном месте они родились. В местной школе организован музей с экспозицией, рассказывающей об истории поселения. Здесь есть портреты основателей, блокноты с записями первых поселенцев. На стенде большими буквами написано: «В 60-70 годы XIX века еврейские эмиссары посещают школы и города Воронежской губернии. И многие русские, украинские крестьяне поверили, что еврейская вера даст им лучшую жизнь, что настанет день, и все иудеи соберутся в одном месте и создадут сильное и цветущее государство».

И, действительно, поселок Высокий можно назвать государством в государстве. Здесь молодежь чтит традиции, уважает старших. Если у кого беда, помогают всем поселком. Пьянство – большой грех. Свадьбы играют по еврейским обычаям, катают хлеб из опресноков – мацу – и пекут его в специальных пекарнях, коров режут по правилам кашрута, раввины учат народ ивриту. Поселок работает, не покладая рук. Свою независимость чтят и на контакт с чужими идут неохотно, прячась от объективов фотокамер заезжих журналистов.

«Китеж» – мир детства

В небольшом поселке в Калужской области находится единственная терапевтическая община в России, сообщество приемных родителей для детей с трудным детством. Всего в «Китеже» — 70 поселенцев: 20 взрослых и 50 ребятишек. В общине действует система коллективного воспитания, проводится психологическая работа с сиротами и детьми, пережившими личную трагедию (смерть родных, выход из неблагополучной среды, смену нескольких приемных семей).

Уединенность – часть стратегии работы с воспитанниками. «Главная идея «Китежа» такова: дети попадают в среду, которая действует, как рассол: кладешь в него огурец, ему и делать ничего не надо — он засолится, — объясняет глава поселка, приемный отец и преподаватель физики Александр Вараксин. — Проходит месяц, и ребенок из детского дома перестает ругаться матом, потому что никто не ругается. Бросает курить. Нам, взрослым, даже не приходится каждый раз хватать за руку и говорить: это нельзя! Окружение подсказывает. Разбил стекло — иди признайся. Ругать будут? Нет — просто попросят, чтобы ты его восстановил. С папой».

Большинство детей из детдомов попадают в общину через летние лагеря. Многие не хотят уезжать, втягиваясь в среду. За более чем 20 лет существования «Китежа» в поселении сложились четкие порядки. Ребенок младшего возраста, попадая сюда, получает звание «пупс». Он сам выбирает себе наставника среди старших детей или взрослых. Вместе они определяют цели и учатся их добиваться. «Пупсу» необходимо преодолеть три ступени: первая – научиться самостоятельности, вторая – хорошо учиться, адаптируясь к нагрузке, третья – следовать законам «Китежа» (не ругаться, не ломать имущество, не курить и прочим). Подросший «пупс» становится учеником, теперь у него более сложные задачи: научиться честности и искренности, служению и смелости, познать красоту и гармонию – такова система ценностей в «Китеже».

С детьми занимаются в школе (кстати, с государственным статусом) и по домам. Ученики осваивают все школьные дисциплины, английский преподают волонтеры из Великобритании. Телевизоров здесь нет, компьютеры – только в зале информатики. Для детей организуют ролевые игры – театрализованные спектакли, которые длятся по несколько дней. В летний период проводятся всеобщие игры, в которых задействованЫ от 50 до 100 человек. Правонарушения – детские и взрослые – разбираются общественностью на «суде».

В столовой поселения организовано трехразовое питание для всех жителей, поэтому приемные матери, у многих из которых также есть по несколько собственных малышей, освобождены от хлопот, связанных с приготовлением пищи. Главное здесь – дети.

Читайте также:

cyrillitsa.ru

Старообрядчество в современной России

Заместитель Российского Совета Древлеправославной Поморской Церкви, председатель новгородской общины ДПЦ, Алексей Александрович Безгодов, на состоявшейся 23 и 24 июня 2016 года в Московском Доме национальностей международной старообрядческой конференции «Старообрядчество, государство и общество в современном мире» выступил с докладом о современном положении старообрядческих согласий в России и их численности

 

***

Несмотря на историко-культурную общность, старообрядчество в конфессиональном плане не имеет единства. После никоновского раскола середины XVII века наиболее традиционная часть Церкви сохранила старые православные устои, но оказалась в условиях гонений. В результате некоторых идеологических разногласий древлеправославие разделилось на два основных направления — «поповское» («беглопововское») и «беспоповское», в рамках которых в XVIII-XIX веках сформировалось несколько согласий (религиозных деноминаций). В правовом поле современной России представлено четыре старообрядческих согласия, имеющих централизованные религиозные организации.

К поповскому направлению относятся Русская Православная старообрядческая Церковь, являющаяся крупнейшим старообрядческим объединением, и Русская Древлеправославная Церковь. К безпоповцам принадлежат Древлеправославная Поморская Церковь и Древлеправославная Старопоморская Церковь федосеевского согласия.

Русская Православная старообрядческая Церковь (РПСЦ, белокриницкое согласие, «австрийское» согласие, старое название (в 1846-1988 годах) — Древлеправославная Церковь Христова Белокриницкой иерархии. Белокриницкая иерархия была учреждена в 1846 году после присоединения к беглопоповцам Босно-Сараевского митрополита Амвросия.

Произошло это в с. Белая Криница, на территории Австро-Венгерской империи (ныне Западная Украина), от этих именований и произошло бытовое название согласия. С 1853 г. структура Белокриницкой иерархии складывается и на территории России. Во второй половине XIX — начале XX веков возникло несколько расколов, которые к середине XX века в основном были преодолены.

В РПСЦ совершаются все таинства, принятые в православии. Признается апостольское преемство в официальных новообрядческих деноминациях и правильно совершенное (в три погружения) крещение, также признается крещение в других старообрядческих согласиях. Руководителем церкви является Митрополит Московский и Всея Руси Корнилий (Титов).

Высший орган церковной власти — ежегодно созываемый Освященный Собор. Административно церковь разделена на епархии. В настоящее время в России 12 епархий РПСЦ и 7 епископов. По данным Министерства Юстиции на 2015 год, зарегистрировано 184 религиозных организации и действует 1 монастырь. При митрополии в Москве имеется Духовное училище, а также церковно-исторический музей и общественная библиотека с читальным залом. За пределами России Московская митрополия объединяет общины на территории стран СНГ, а также имеет заграничные епархии на Украине и в Молдавии.

РПСЦ состоит в каноническом общении с братской церковью в Румынии, которая имеет 6 епархий и около 70 приходов. РПСЦ ведет активную церковную и общественную деятельность, строятся новые храмы, организовываются общины, проводятся крестные ходы, выступления хоров знаменного пения, фотовыставки и прочее. Ведется миссионерская работа среди других старообрядческих согласий, а также в Африке. Митрополит Корнилий является членом совета по взаимодействию с религиозными организациями при Президенте РФ.

Русская Древлеправославная Церковь (РДЦ, беглопоповцы, «новозыбковское» согласие). РДЦ организационно оформилась в начале ХХ века, с учреждением иерархии после присоединения к старообрядчеству из новообрядчества архиепископа Николы (Позднева) в 1923 году и епископа Стефана (Расторгуева) в 1929 году. 

Возникшая иерархия к середине ХХ века объединила оставшихся беглопоповцев, которые не признавали уже имеющуюся Белокриницкую иерархию. Крупнейший духовно-административный центр находится в г. Новозыбкове Брянской области. В конце ХХ века произошло несколько разделений, которые в настоящее время в основном преодолены.

РДЦ содержит все таинства, принятые в православии. Признается апостольское преемство в новообрядческих деноминациях и правильно совершенное (в три погружения) крещение. Также признается крещение в других старообрядческих согласиях. Руководителем церкви является Патриарх Московский и всея Руси Александр (Калинин).

Высшим органном управления церкви является регулярно собираемый Освященный Собор. Административно церковь в России разделена на 6 епархий, в которых служат четыре епископа. Также есть еще две епархии вне пределов России и два епископа. Еще два епископа находятся на покое. По данным Минюста на 2015 год, в России действуют 105 религиозных организаций РДЦ, из них 5 монастырей и одно учебное заведение. В Новозыбкове действует Высшее духовное училище. РДЦ находится в каноническом общении с Грузинской Древлеправославной Церковью и ведет активную работу по организации новых приходов и строительству церквей. Особо активно ведется работа в Нижегородской области и в республике Бурятия. Хорошо развита издательская деятельность. В общественной жизни РДЦ не так активна, как РПсЦ.

Древлеправославная Поморская Церковь (ДПЦ, поморское согласие). Старое название (в 1909-1989) — Старообрядческая Поморская Церковь. Поморское согласие оформилось в конце XVII века. После смерти последних дораскольных священников была отвергнута практика приема беглых священников из новообрядчества. Наименование «поморцы» утвердилось благодаря следованию в службах Поморскому Уставу, который был рассчитан на проведение служб мирянским чином, то есть без священства. Устав ДПЦ был составлен на основе Соловецкого устава. С конца XVII до середины XIX веков ведущим духовным центром был Выговский монастырь в Карелии.

В первой половине XVIII века произошли разделения по вопросу отношения к браку и по отношению к властям. Поморцы среди безпоповцев занимали наиболее либеральные позиции. ДПЦ признает все таинства, принятые в православии, однако в связи с отсутствием священства исполняются только два таинства — крещение и исповедь, допустимые для исполнения мирянами. Также по решениям соборов благословляется христианский брак. Старообрядцы-поморцы высшим органом власти имеют Церковный Собор, состоящий из мирян — представителей общин. В период между соборами деятельностью церкви управляет Российский Совет ДПЦ — председатель Олег Иванович Розанов.

Каноническая дисциплина держится на основе авторитета духовных наставников и признании решений Церковных Соборов. В России ДПЦ имеет условное деление на регионы — 9 церковных областей, в которых имеются ведущие ответственные общины, а в некоторых местах региональные советы. По данным Минюста зарегистрировано 48 религиозных организаций ДПЦ, однако большая часть общин действует без регистрации. В Санкт-Петербурге действует заочное духовное училище. Общины ДПЦ ведут учебную, издательскую, культурно-просветительскую и прочую деятельность, направленную на развитие церкви и общества.

В других странах имеются свои поместные объединения во главе с Центральными или Высшими Советами ДПЦ. Поместные объединения ДПЦ разных стран (Эстония, Латвия, Литва, Польша, Белоруссия, Украина) находятся между собой в молитвенном общении и каноническом единстве.

Древлеправославная Старопоморская Церковь федосеевского согласия (ДСЦФС, федосеевцы) Одно из старых названий — христиане древлеправославного кафолического вероисповедания и благочестия старопоморского безбрачного согласия.

Староверы федосеевского согласия в 2014 году зарегистрировали собственную ЦРО ДСЦФС, ее председатель — Кожев Константин Викторович. Однако большинство общин по традиции сохраняют автономный статус либо действуют без государственной регистрации. Общины распространены в основном в европейской части России.

Федосеевское согласие в условиях отсутствия священства исполняет только два таинства — крещение и исповедь, при безусловном исповедании всех семи таинств. Федосеевцы оформились в начале XVIII, разделившись с поморским согласием в вопросе возможности заключения церковных браков в отсутствии священства. Наименование имеют в память о духовном отце и учителе Феодосии Васильеве (умер в 1711 году).

В Федосеевском согласии имеется два основных духовных центра: Московская Преображенская община и Казанская старопоморская община. 

 

Численность старообрядцев

Во второй половине XVII века численность оставшихся верными древлему церковному благочестию некоторыми исследователями оценивалось как половина всего населения, а это минимум 7-9 миллионов человек, а в XVIII веке — в пределах трети всего населения. Наибольшую заинтересованность в исчислении действительного количества старообрядцев всех согласий проявил чиновник МВД по особым поручениям П.И. Мельников-Печерский,  который указывал на несоответствие официальных данных и реальной численности. Причем в некоторых регионах расхождение данных оказалось в разы.

В начале ХХ века, как современниками, так и исследователями, численность старообрядцев оценивалась в 10-20 миллионов человек. За период советской власти, когда старообрядчество потеряло опору в среде купеческого и промышленного капитала, когда были разрушены патриархальные родовые семьи, нарушена преемственность поколений при полном отсутствии духовного воспитания, численность верующих старообрядцев стала стремительно уменьшаться. Ранее крепкое деревней старообрядчество теперь становится во многом городским движением, к сельским общинам принадлежит лишь четверть населения.

Численность старообрядцев в СССР подсчитывали с помощью сводок, передаваемых из местных органов власти, которые, в свою очередь, получали эти данные очень часто от представителей самих общин, при этом неважно, была община зарегистрирована или нет. Учету также подлежали количество священников, наставников, совершенных венчаний, крещений, погребений и т.д. Получаемые при этом данные, скорее всего, оказывались весьма близкими к действительным. В 1980-х годах указывались цифры в 1,5-2 миллиона «приверженцев» старообрядцев всех согласий. Даже современные оценки численности старообрядцев очень часто основываются на этих данных.

Исследовательской службой «Среда» в 2012 году было проведено свое исследование, которое осуществлялось посредством опроса населения. Такой метод выявил порядка 0,5% старообрядцев из числа опрошенных, что в масштабах всей страны дает не более 700 тысяч человек. Причем, согласно этому же опросу, 31% (около 220 тысяч) из них стараются соблюдать все предписания своей веры, и лишь 3% (около 22 тысяч) являются активными прихожанами. Однако такой метод полон погрешностей, так как разные регионы имеют разную плотность старообрядческого населения, да и не всякий старообрядец в ходе опроса укажет свою религиозную принадлежность как старообрядчество, предпочитая православную или христианскую идентичность.

Вопрос о примерной численности старообрядцев, если и не каждого согласия, то по крайней мере общего количества, можно было бы решить, включив вопрос о вероисповедании в проходившую Всероссийскую перепись, однако этого сделано не было, и нам теперь остается пользоваться случайными и примерными оценочными сведениями.

Министерство Юстиции Российской Федерации ведет учет зарегистрированных религиозных организаций, из отчетов можно узнать данные о количестве таких организаций по основным конфессиям, что также дает нам возможность определить долю старообрядцев среди религиозных организаций России и взять на себя смелость пропорционально оценить хотя бы примерную численность людей, относящих себя к старообрядчеству, с учетом атеистов, имеющих старообрядческое происхождение.

Так, всего в России на конец 2015 года зарегистрировано 27785 религиозных  организаций, из них к «новообрядному» православию принадлежит 16359 (58,9%) (из них РПЦ МП — 58,6%), к исламу всех направлений — 5151 (18,5%), к различным протестантским деноминациям — 4860 организаций (17,5%) и к староверию всех согласий — 353 организации (1,3%). Несмотря на малый процент, старообрядчество занимает четвертую позицию в России по численности среди религиозных направлений, превышая иудеев 268 (около 1%), буддистов 249 (0,9%) и католиков 235 (0,8%). В относительном пересчете на население страны 1,3% составляет 1,9 миллиона человек, что, по нашему мнению, с учетом всех условностей весьма близко к реальности.

Со своей стороны мы могли бы предположить следующий метод подсчета населения, принадлежащего к старообрядчеству. Как известно, в старообрядчестве не ведется учет принадлежащих к древлеправославию, но в тоже время в каждой общине известно количество исповедников. Опрос исповедников в общинах ДПЦ как в городах, так и в сельской местности привел к следующим выводам: в среднем на каждого исповедника приходится до 5 человек родственников и знакомых староверов, которые на исповедь не ходят, но при этом иногда посещают храм или обращаются за заказом треб, то есть в некоторой степени участвуют в жизни общины. Кроме них есть еще до 20 человек крещеных, но совсем не ходящих. Получается соотношение 1:5 и 1:20. К примеру, если в общине около 100 исповедников, то условно прихожан будет около 500 человек, а хоть как-то осознающих свою принадлежность к старообрядчеству может быть до 2 тысяч человек. В зависимости от уровня духовности этот показатель может изменяться в ту или иную сторону, но в среднем он вполне отражает общее положение. Однако для подсчета общего количества принадлежащих к старообрядческим согласиям необходимо знать число исповедников во всех общинах, что в настоящее время не представляется возможным, хотя и может быть организовано в конкретных сообществах.

Еще один способ выяснить примерное количество старообрядцев в России связан с теми данными, которые нам доступны. Так, по собственным исследованиям, количество официально зарегистрированных и действующих без регистрации общин и групп всех согласий в России примерно около 800-900, из них имеет регистрацию 353 религиозные организации. Количество прихожан (исповедников) можно оценить в среднем 200-300 человек на общину, исходя из этого, общее количество активных прихожан можно предположить в пределах 160-270 тысяч человек. Применив вышеупомянутый метод, мы получим общее количество прихожан в диапазоне от 800 до 1350 тысяч, также можно предположить, что количество старообрядцев по крещению может составить от 3 до 6 миллионов человек (2-4% от населения России). Учесть же потомков староверов вообще не представляется возможным.

ruvera.ru

Новая карта старообрядчества на сайте «Русская вера»

Карта старообрядчества на нашем сайте расширяет свои границы

Сегодня на сайте «Русская вера» в разделе «Храмы и общины» находится информация почти о 300 старообрядческих общинах. Наполнение этого важного, не побоимся этого слова, уникального раздела продолжается. Однако многочисленные письма читателей показали, что сформировался запрос на расширение и углубление этого раздела. В частности, высказываются пожелания получать информацию о большем числе согласий старообрядчества, храмах, общинах, монастырях и иных объектах.

В прошлом году на сайте был проведен социологический опрос. Читателям было предложено несколько вариантов наполнения раздела «Храмы и общины». Голоса разделились следующим образом.

  • За формирование информационных разделов, касающихся только четырех основных согласий старообрядчества (РПсЦ, РДЦ, ДПЦ, старопоморцы), проголосовало 29.95% респондентов;
  • За основные согласия + ныне  малочисленные, но в прошлом известные согласия XVIII-XIX вв. (часовенные, спасовцы, филипповцы и прочие) отдало свои голоса 10.15%;
  • За все выше перечисленные согласия + общины новых согласий, возникших в XX-XXI веке, высказалось 1 %;
  • Идею собирать информацию по 4 основным согласиям + бывшим старообрядческим храмам, которые в настоящее время переданы иным конфессиям, поддержало 6 %;
  • И наконец, больше всего читателей, 53 %, поддержали идею создать вселенскую карту старообрядчества — самую полную базу «старообрядных» объектов, включая все вышеперечисленные и объекты, связанные со старообрядными общинами новообрядческих церквей (РПЦ МП, РПЦЗ, РПЦЗ (В-В), РИПЦ и прочие).

Таким образом, читателями одобрено создание самой полной карты старообрядчества, где вопрос точности научного знания будет поставлен превыше «партийной» принадлежности. Без сомнения, сделать это непросто. Некоторые согласия не ведут какой-либо активной общественной деятельности. Другие слишком законспирированы. Приходы третьих территориально малодоступны. Тем не менее дорогу осилит идущий.

В этой связи приняты следующие решения.

Во-первых, в раздел будут заноситься все старообрядческие согласия, имеющие хотя бы одну реально существующую общину или храм.

Во-вторых, все характеристики общин будут даваться в информационно-нейтральном духе, не допускающем полемической и тем более обличительно-оскорбительной тональности, так распространенной в современном старообрядческом интернете.

В-третьих, титулование священно-церковнослужителей и мирян  будет производиться в соответствии с самоназванием, полномочными соборными определениями согласий.

В-четвертых, появится раздел, посвященный единоверческим (старообрядным) приходам различных новообрядческих юрисдикций. Этот раздел предположительно будет вынесен в отдельную ветку, чтобы не вызывать путаницы.

И последнее, на новой карте появятся исторические, духовные и культурные объекты, связанные со старообрядчеством. Это могут быть места бывших старообрядческих монастырей, заброшенные часовни, старообрядческие храмы, переданные нестарообрядческим конфессиям, могилы почитаемых подвижников, святые источники, озера и многое другое. 

В свою очередь, мы ждем от читателей пожелания по совершенствованию раздела, а также информацию о  старообрядческих общинах, храмах и прочих объектах, которая поможет наполнять и уточнять эту карту.

ruvera.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о