Право на съемку: Где активисту можно фотографировать

Содержание

что можно, что нельзя… – Простые фокусы

Наверняка, каждый из вас в своей жизни сталкивался с такой ситуацией: фотографируете вы себе мирно красивое здание… и тут к вам подходит персонаж из “органов” в штатском и просит вежливо или не очень вежливо прекратить фотосъемку или удалить получившиеся кадры, не комментируя при этом, почему нельзя фотографировать, где можно ознакомиться с перечнем “запрещенных объектов” в нашей свободной стране. А иногда даже угрожая изъять или поломать нам камеру…

Для меня такие события не были чем-то из ряда вон выходящим, так как с 3 лет лето проводила в закрытом городе-герое Севастополе, в котором вообще нельзя было делать фотографии “достопримечательностей”. Конечно, Москва – далеко не закрытый город и секретности тут вроде бы нет, но факт остается фактом.

Я решила сегодня с вами поделиться подборкой материала по данному вопросу. Первая часть представлена в таблице, дабы облегчить вам участь… Вторая часть есть законодательная база, в которой, конечно, не прописано, что значит слово фотосъемка, что есть любительская, не обозначены параметры “вблизи” и “издали”, но тем не менее… ожидать большего не можем.

Что следует запомнить:

  • Фотосъемка относится и к творчеству, и к сбору информации. Поэтому хоть и запретить творить вам не могут, а вот собирать информацию…
  • Вы можете сфотографировать любого человека, здание, но по факту любой человек может потребовать себя и свою собственность не снимать.
  • Если вы сделали снимок, никто не смеет требовать от вас удалить кадр – это ваша собственность

Съемка объектов частной собственности

Следует помнить, что в РФ существует право частной собственности, включающее правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению его имуществом (ст. 209 Гражданского кодекса РФ). Поэтому, при съемке объектов, являющихся частной собственностью (в том числе, зданий и сооружений), без согласия собственников могут быть нарушены их права, особенно, если собственник размещает информацию о том, что съемка запрещена. В целом, можно сказать, что в законодательстве вопрос о съемке подобных объектов четко не урегулирован, и на практике распространен следующий подход: если фотограф находится

не на частной территории, а в общественном месте, он может снимать частные здания и сооружения снаружи. Что касается съемки внутри, их также можно снимать, если собственник не оповестил о своем запрете производить съемку (в виде таблички, в устной форме и т.п.) – в данном случае, требование прекратить съемку будет рассматриваться как законное требование собственника. И хотя законодательством не предусмотрена необходимость получать письменное разрешение собственника на съемку, однако с практической точки зрения рекомендуется заручиться письменным документом (а не устным согласием) собственника, особенно, если фотография в дальнейшем будет использоваться в коммерческих целях (реклама и т.п.).

Что касается журналистской съемки, то следует упомянуть ст. 47 (“Права журналиста”) Закона РФ “О средствах массовой информации”, согласно которой журналистам предоставлено право производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом (отдельные нормы об этом содержит, например, Закон РФ”О государственной тайне”). Данную норму дополняет обязанность журналиста, предусмотренная статьей 49 указанного закона, а именно:

“при получении информации от граждан и должностных лиц журналист обязан ставить их в известность о проведении аудио- и видеозаписи, кино- и фото съемки”.

Итак, на практике может возникнуть конфликт интересов частной собственности и свободы информации, что следует учитывать в работе фотожурналиста. Также следует отметить, что Федеральный закон “Об Авторском праве и смежных правах”, как и законодательство многих стран, относит к объектам авторского права архитектурные объекты (произведения архитектуры) и объекты дизайна. Они охраняются наряду с фотоснимками, литературными произведениями, картинами и другими объектами авторского права. Поэтому следует учитывать авторские права архитекторов на их произведения при использовании фотоснимков с включением в них произведений архитектуры и дизайна.

Следует помнить, что законодательство иностранных государств может предусматривать ограничения, действующие в таких государствах и также касающиеся запрета снимать определенные объекты без соответствующего разрешения.

Съемка спорта

Согласно Федеральному закону от 29 апреля 1999 г. № 80-ФЗ “О физической культуре и спорте в Российской Федерации” (с изменениями от 10января 2003 г., 20 декабря 2004 г.), “съемки и фотографирование спортивных соревнований и других спортивных мероприятий должны осуществляться только при наличии разрешений организаторов спортивных соревнований или других спортивных мероприятий либо соглашений в письменной форме о приобретении прав у организаторов спортивных соревнований”

(п. 2 ст. 22 закона).

Съемка животного мира

Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ “О животном мире” (с изменениями от 11 ноября 2003 г., 2 ноября, 29 декабря 2004 г., 31 декабря 2005 г.) гласит, что “пользование животным миром в научных, культурно-просветительных, воспитательных, рекреационных и эстетических целях посредством разных форм наблюдения, мечения, фотографирования и иных методов исследования без изъятия объектов животного мира из среды обитания допускается без специального разрешения и бесплатно, если эти методы не наносят вреда животному миру или среде его обитания и не нарушают прав пользователей животным миром, другими природными ресурсами, а также прав собственников земель, землевладельцев, землепользователей, владельцев лесного фонда, за исключением случаев, когда такое пользование запрещено.

Пользование животным миром в научных, культурно-просветительных, воспитательных, рекреационных и эстетических целях с изъятием объектов животного мира из природной среды допускается по разрешениям соответствующих специально уполномоченных государственных органов Российской Федерации в области охраны и использования объектов животного мира и среды их обитания в порядке, установленном указанным законом”.

Съемка в игровых залах

Согласно Распоряжению Мэра Москвы от 24 апреля 1998 г. №409-РМ “О порядке содержания и условиях лицензирования деятельности по содержанию зала (точки) игровых автоматов на территории г. Москвы” (с изменениями от 2 февраля, 26 марта, 3 сентября 2004 г.), “содержатель зала игровых автоматов вправе самостоятельно устанавливать ограничения на свободное посещение Зала гражданами, в том числе, вводить ограничения на право ведения кино- фото и видеосъемок посетителей без их разрешения. Следует обратить внимание, что данная норма установлена нормативным актом, действующим только на территории г. Москвы, что не исключает возможности принятия аналогичных норм в других субъектах РФ”

.

Съемка в следственных изоляторах

Данный вопрос регулируется Приказом Минюста РФ от 14 октября2005 г. № 189 “Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы”. Согласно п. 146, “лицам, получившим разрешения на свидания с подозреваемыми или обвиняемыми, запрещается проносить в СИЗО и пользоваться во время свидания техническими средствами связи, компьютерами, кино-, фото-, аудио-, видео- и множительной аппаратурой без разрешения начальника СИЗО или лица, его замещающего”

.

Съемка на заседаниях Совета Федерации и Государственной Думы
Согласно статье 38 Постановления Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 30 января 2002 г. № 33-СФ “О Регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации” (с изменениями от 29марта, 29 мая, 11 декабря 2002 г., 12 февраля, 26 марта 2003 г., 26 мая, 24декабря 2004 г., 9 февраля 2005 г.), “заседания Совета Федерации проводятся открыто, на гласной основе и освещаются средствами массовой информации. На открытых заседаниях могут присутствовать представители средств массовой информации при условии их аккредитации в Совете Федерации. Другие лица, не являющиеся членами Совета Федерации, могут присутствовать на заседаниях палаты только по специальному приглашению, выдаваемому за подписью Председателя Совета Федерации.

На закрытом заседании палаты запрещается использование фото-, кино- и видеотехники, средств телефонной связи и радиосвязи, а также средств звукозаписи и обработки информации”.

Аналогичные нормы содержит Регламент Государственной Думы.

Съемка в медицинских учреждениях

Согласно нормам Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан и Закону РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-1 “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”, “охране подлежат сведения, составляющие медицинскую тайну. Публикация таких сведений возможна лишь с согласия лица, к которому данные сведения имеют отношение. Вместе с тем медицинская тайна не запрещает делать фотографии, рассказывать о болезнях, показывать операции, если такие материалы не позволяют идентифицировать личность пациента”.

Съемка в связи с осуществлением оперативно-розыскных мероприятий

В Законе “Об оперативно-розыскной деятельности” предусмотрена возможность “в рамках оперативно-розыскных мероприятий получать сведения, составляющие тайну частной жизни. Частным детективам запрещается собирать сведения, связанные с личной жизнью, осуществлять видео-, фото- и киносъемку в служебных и иных помещениях без письменного согласия на то соответствующих должностных или частных лиц”.

Литература:
1 Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учеб. — 2-е изд., перераб. и доп. Ї М.: Проспект, 2003. Ї С. 148-149.
2 Обходя запреты. Комментарии адвоката Сергея Егорова //Фотодело. — 2006. № 2. С. 72-73.

Фото- и видеосъемка: кто может снимать других лиц без разрешения

В Министерстве юстиции ответили на вопрос относительно правил съемки лиц на фото- но видеокамеру.

Где можно и нельзя проводить съемку людей для дальнейшего опубликования фото-, видеоматериала?

Съемка людей для дальнейшего опубликования фото-, видеоматериала регламентирована статьей 307 Гражданского кодекса и это право не является абсолютным и может быть ограничено. Так, физическое лицо может быть снято на фото-, кино-, теле- или видеопленку только по ее согласию (кроме некоторых исключений), поскольку процесс соответствующей съемки может определенным образом существенно нарушать личные неимущественные права физического лица.

Если съемки проводятся открыто на улице, на собраниях, конференциях, митингах и других мероприятиях публичного характера, допускается, что лицо предоставило согласие на съемку ее на фото-, кино-, теле- или видеопленку.

В то же время съемка лица может проводиться представителями правоохранительных органов без его согласия

в рамках расследования уголовного правонарушения, как правило, во время негласных следователей розыскных действий и на основании соответствующего решения суда.

Также, согласно статьи 40 Закона «О Национальной полиции» полиция для обеспечения публичной безопасности и порядка может закреплять на форменной одежде, служебных транспортных средствах, монтировать/размещать по внешнему периметру дорог и зданий автоматическую фото- и видеотехнику, а также использовать информацию, полученную из автоматической фото- и видеотехники, которая находится в чужом владении, с целью:

— предупреждения, выявления или фиксирования правонарушения, охраны общественной безопасности и собственности, обеспечения безопасности лиц;

— обеспечения соблюдения правил дорожного движения.

Информация о смонтированной/размещенной автоматической фототехнике и видеотехнике должна быть

размещена на видном месте.

Без согласия можно вести фото-, видеосъемку служебных, должностных или публичных лиц органов государственной власти и местного самоуправления во время выполнения ими своих должностных обязанностей.

В случае, если руководитель предприятия, учреждения или организации желает установить аудио- и видеоаппаратуру и фиксировать действия своих работников, он должен предварительно получить письменное согласие работников и отобразить такие условия труда в правилах внутреннего трудового распорядка.

Мониторьте деятельность партнеров, конкурентов и сотрудников. Будьте в курсе бизнес-связей ваших коллег и контролируйте долговые обязательства и критические изменения в деятельности бизнес-партнеров с помощью нового инструмента — ролевое место HR в системе LIGA360. IT- экосистема является единым рабочим пространством для всей команды, в частности для работы удаленно. Решение для HR-менеджера — это набор инструментов для мониторинга трудового законодательства, со всеми новациями и экспертными комментариями, а также модуль системы аналитики медиа-пространства 

Semantrum для отслеживания упоминаний бренда и отзывов о компании.

В какой форме фотограф должен получить согласие?

Законодательство Украины не устанавливает определенную конкретную форму для выражения согласия, следовательно, она может быть выражена в любой способ: в письменном виде или устно, а также возможно молчаливое согласие.

При этом такое согласие должно быть получено до момента начала съемки:

ясно выраженное согласие — согласие, предоставленное в письменном виде;

устное согласие — лицо в устной форме перед камерой выражает свое согласие на съемки и транслирования съемок в средствах массовой информации;

молчаливое согласие — лицо знало и видело, что его снимают на фото или видеокамеру, но не выразило своих отрицаний относительно проведения съемок.

Если фото-, видеосъемка лица, публичный показ, воссоздание, распространение изображений с ним осуществлялись без его разрешения и оно считает, что такими действиями ему нанесен материальный и/или моральный вред, он имеет право обратиться за защитой своих прав и интересов в суд с соответствующим исковым заявлением.

Компания ЛІГА:ЗАКОН предлагает комплекс информационно-аналитических продуктов LIGA360 для специалистов службы безопасности. Используйте уникальный модуль БИЗНЕС-РАЗВЕДКА для удобной проверки контрагентов и получайте автоматические уведомления о важных изменениях в деятельности компаний, находящихся на мониторинге. Узнать больше о возможностях LIGA360

Съемку граждан без их разрешения предлагается запретить – Газета.uz

Министерство юстиции Узбекистана опубликовало для обсуждения проект закона, которым предлагается ввести в законодательство норму о праве гражданина на охрану изображения.

Согласно документу, Гражданский кодекс планируется дополнить статьей 100−1 (защита прав на охрану изображения гражданина).

Она гласит, что для фотографирования (видеосъемки или создания художественного произведения, содержащего изображение) гражданина, а также использование его изображения требуется его согласие, а если гражданин является несовершеннолетним или недееспособным — согласие его законных представителей. Исключение составляют следующие случаи:

  • использование изображения в государственных или общественных интересах — для сообщения о случаях и инцидентах, которые представляют угрозу безопасности государства и (или) общества, объявления о поиске лица, совершившего преступление или пропавшего без вести, а также в процессе выполнения обязанностей государственными служащими.
  • если изображение гражданина получено при съемке на публичных мероприятиях (концертах, праздниках и других) и в общественных местах (предприятия общественного питания, торговые пункты и объекты сервисного обслуживания, образовательные учреждения, зоопарки, парки, улицы и т. д.) и целью использования изображения является отображение только общих процессов в этих местах;
  • использование изображений государственных и общественных деятелей, а также видных представителей науки, культуры и других сфер в целях распространения информации, представляющей общественный интерес;
  • если цель фотографирования гражданина и (или) использования его изображения заключается в защите прав этого гражданина;
  • при осуществлении платной съемки.

Под использованием изображения гражданина понимается его распространение, обработка и демонстрация. Использование изображения умершего гражданина не допускается без согласия его детей, супруга или родителей, отмечается в проекте закона.

Согласие на фотосъемку гражданина и (или) использование его изображения, как ожидается, будет выражаться либо в письменной, либо в устной форме, либо иными действиями, выражающими согласие.

При получении и (или) использовании изображения гражданина без его согласия, следует из проекта, его необходимо удалить с источников хранения (фотоаппарат, камера, мобильный телефон и другие устройства), как и из любых печатных и электронных СМИ, интернета, наружной рекламы и раздаточных материалов рекламного характера.

Материальный и моральный ущерб при нарушении описанного требования взыскивается через суд.

Ранее Министерство юстиции в своей статье сообщало, что в национальном законодательстве нет четкого определения границ неприкосновенности права граждан на изображение.

В частности, в законодательстве не предусмотрены вопросы о требовании получения или неполучения разрешения у гражданина для того, чтобы сфотографировать его и использовать фотографии, снятые во время массовых мероприятий или в общественных местах.

Минюст отмечал, что в ряде стран — Аргентине, Австрии, Бельгии, Дании, КНР, США, Израиле, Италии, России, Швеции и других — для фото- и видеосъемки не требуется разрешение личности, а в Бразилии, Испании и Швейцарии оно требуется.

Подробнее ознакомиться с проектом, внести в него свои предложения и замечания можно до 8 марта.

МОЖНО ЛИ СНИМАТЬ НА ВИДЕОКАМЕРУ ИЛИ ФОТОГРАФИРОВАТЬ ЧЕЛОВЕКА БЕЗ ЕГО СОГЛАСИЯ

Какими нормами регулируются вопросы видеосъемки людей? | Закон о видеосъемке людей без их согласия

Изображение гражданина, а видеосъемка является фиксацией этого изображения в силу норм ст. 150 Гражданского кодекса РФ (далее по тексту – ГК РФ) относится к нематериальным благам.

Охрана изображения гражданина установлена ст. 152.1 Гражданского кодекса РФ.

Детализирует и разъясняет нормы названной статьи ГК РФ п. 43-49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”.

 

Кого и где можно снимать на видеокамеру или фотографировать без его согласия? | Фото и видео фиксация людей без их согласия

Изображение гражданина без его согласия может быть получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования.

Под публичными местами понимаются улица, парки, кафе, рестораны, торговые центры и пр.

И если с видео съемкой и фотофиксацией в целом ситуация понятна, то с обнародованием этих материалов дело обстоит сложнее.

 

Можно ли выложить фото или видео в Интернет без согласия человека на нем изображенного? | Размещение фото и видео в Интернете без согласия людей на них запечатленных

Под обнародованием понимаются действия, которые впервые делают изображение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа либо любым другим способом, включая размещение его в сети “Интернет”.

То есть производить фото и видео фиксацию любых лиц в публичных местах разрешено. А вот распространять, публиковать в “Интернете”, в том числе социальных сетях фото или видео где центральным объектом является конкретный человек, по общему правилу, без согласия изображенного лица нельзя.

Из чего следует вывод о том, что многочисленные видео в сети “Интернет” с необычно или комично танцующими людьми, без их согласия, с точки зрения действующего гражданского законодательства незаконно.

Но из этого правила есть исключение: обнародовать видео где основным объектом является конкретный человек можно и без его согласия, если использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.

При этом к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.

Публичный интерес, в частности может выражаться в том, что запечатленный на фото или видео гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым.

Вместе с тем, согласие необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечение прибыли.

Не требуется согласия на обнародование и использование изображения гражданина, если оно необходимо в целях защиты правопорядка и государственной безопасности (например, в связи с розыском граждан, в том числе пропавших без вести либо являющихся участниками или очевидцами правонарушения).

Не требуется также согласие на обнародование изображения гражданина, если лицо запечатленное на фото или видео позировало за плату.

Например, представляется законной деятельность общественного движения “СтопХам” по обнародованию видео, где запечатлены водители транспортных средств, нарушающие правила дорожного движения, так как такие видео размещаются в общественных интересах – привлечения внимания проблеме несоблюдения ПДД участниками дорожного движения и возможного пресечения новых подобных правонарушений.

Также отдельно хотелось бы обратить внимание, обстоятельства размещения гражданином своего изображения в сети Интернет могут свидетельствовать о выражении таким лицом согласия на дальнейшее использование данного изображения, например, если это предусмотрено условиями пользования сайтом, на котором гражданином размещено такое изображение.

 

Что грозит за размещение в Интернете фото или видео с человеком, который не давал на это согласие | Ответственность за размещение фото и видео в Интернете без согласия запечатленного на нем человека

Если изображение гражданина, полученное или используется с нарушением вышеописанных норм, распространено в сети Интернет, гражданин вправе требовать удаления этого изображения, а также пресечения или запрещения дальнейшего его распространения.

При этом обязанность доказывания правомерности обнародования и использования изображения гражданина возлагается на лицо, его осуществившее.

То есть лицо, чье право на охрану изображения было нарушено вправе предъявить исковое заявление в суд к лицу обнародовавшему его изображение или организации, гражданину, которые являются собственниками сайта, удалить фото или видео с его изображением.

Лицо, чье изображение незаконно используется вправе просить суд обязать ответчика не только удалить изображение истца, размещенное ответчиком в сети Интернет без его согласия, но также заявить требование о запрете Ответчику на дальнейшее его распространение.

Исковые требования могут также включать требование о компенсации морального вреда в силу норм ст. 151 Гражданского кодекса РФ, согласно которым если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. По вопросу компенсации морального вреда стоит отметить, что сложившаяся судебная практика свидетельствует о том, что суды взыскивают незначительные суммы в качестве компенсации морального вреда.

Если вам необходима правовая помощь в составлении искового заявления об удалении изображения гражданина, распространяемого и используемого без его согласия, а также пресечении и запрещении дальнейшего его распространения и возмещении морального вреда, причиненного обнародованием и дальнейшим использованием изображения гражданина без его согласия, вы можете обратиться за квалифицированной юридической помощью к юристу по гражданским делам. Юрист по гражданско-правовым спорам поможет не только подготовить необходимые документы в суд, но и осуществит судебное представительство интересов доверителя в суде.

 

Основные выводы: можно или нельзя снимать на видео или фотографировать людей, без их согласия | Что грозит за использование фото или видеоматериала без согласия лица на нем запечатленнного?

Подытожим вышеизложенный в настоящей статье материал:

  1. Снимать на видео и фотографировать можно любого человека, находящегося в публичном месте.
  2. Обнародовать, в том числе размещать в Интернете фото и видео без согласия гражданина на нем запечатленного можно:

– если запечатленное лицо не является центральным объектом съемки;

– фото или видеосъемка лица осуществлялась за плату;

– размещение фото или видео отвечает общественным интересом;

  1. Можно использовать фото и видео с участием гражданина, если такой материал был размещен этим лицом на сайте лично и пользовательским соглашением данного сайта предусмотрена возможность дальнейшего использования.
  2. Гражданин, чье фото или видео с его участием незаконно было обнародовано, в том числе выложено в интернет, вправе в судебном порядке требовать удаления этой информации из источника где она была обнародована, а также заявлять требование о компенсации морального вреда.

 

Настоящая статья составлена по состоянию на 25.10.2018 г.

Юрист Курск 2018 г.

Съемка

Для начала давайте разберемся, что такое общественное место. Это здания, сооружения, территории, природные объекты или пространства, где люди могут свободно находится. Иными словами, это улицы, парки, стадионы, дворы, пляжи, театры и кинотеатры, дворцы культуры, общественный транспорт, магазины, подъезды, лестничные клетки, лифты жилых домов. Не относятся к общественным местам некоторые объекты, например, школы и палаты в больницах. Журналист во всех случаях имеет право посещать и производить съемку в общественных местах. Никто — ни чиновники, ни силовики, ни руководители коммерческих предприятий — не могут запретить журналистам снимать в общественных местах, если такие ограничения применительно к специальным местам и ситуациям не прописаны в федеральных законах.

Никакой аккредитации и предварительного согласования с властями, полицией, организаторами или владельцами помещений, которые расположены в общественном месте (рынки, супермаркеты, стоянки и другие), не требуется.

Во время мероприятий, которые проходят в общественном месте, журналисты имеют право снимать всех участников, в том числе полицейских, сотрудников частных охранных предприятий, которые следят за порядком. В общественном месте закон разрешает не спрашивать разрешения у людей, а сразу фотографировать и записывать их на видео. Сама съемка не нарушает ни право человека на неприкосновенность частной жизни, ни право на изображение. Однако потенциально журналист может нарушить закон во время распространения фото или видео (например, при публикации снимка на сайте СМИ), если на фотографии герой снят крупно (портретный снимок).

Чтобы опубликовать фотографию героя, его согласие не требуется, если выполняются одно из условий:

  • использование изображение осуществляется в государственных, общественных или иных публичных целях;
  • изображение человека получено при съемке, которая проводилась в месте, открытом для свободного посещения (митинги, собрания, спортивные мероприятия), за исключением случая, когда такое изображение является основным объектом использования (то есть фактически снято крупным планом или человек на снимке хорошо узнаваем и в тексте вы привлекаете лично к нему внимание). Однако если это репортаж и крупные планы помогают рассказать о ходе описываемого события, тогда разрешение также можно не брать.

Журналистам, как и участникам публичных мероприятий, необходимо соблюдать общественный порядок и правила проведения мероприятия. В противном случае журналисты тоже могут быть задержаны.

При первом же требовании корреспонденты обязаны предъявить редакционное удостоверение или иной документ, который удостоверяет личность и полномочия журналиста. Это могут быть заверенная копия паспорта и редакционное задание за подписью главного редактора и с печатью СМИ.

Если все же журналисту запрещают снимать, задерживают или повреждают аппаратуру, требуют стереть запись, то надо постараться зафиксировать это, а после – обратиться следственные органы по факту воспрепятствования профессиональной деятельности журналиста.

Если журналист оказался на месте происшествия до того, как туда приехали полицейские, он вправе фиксировать информацию любым законным способом, так как тайна следствия еще не действует. Запретить съемку со ссылкой на тайну следствия можно только после возбуждения уголовного дела, как и приобщить отснятый материал к уголовному делу как вещественное доказательство. С журналиста не могут на месте происшествия взять подписку о неразглашении содержания того, что он успел отснять, так как он не является участником уголовного судопроизводства. Следователь сначала должен вызвать журналиста для дачи показаний в качестве свидетеля, после чего он вправе взять с него подписку о неразглашении.

Запрет на фото- и видео- съемку, ЧОП ТАГГЕРД Москва

МОЖНО ЛИ ФОТОГРАФИРОВАТЬ НА ОБЪЕКТЕ?

Можно ли фотографировать на частной территории без разрешения? Обычно владельцы магазинов, ресторанов, салонов красоты и иных частных предприятий запрещают несанкционированную съемку, ссылаясь на «право собственника». В качестве обоснования запрета они чаще всего приводят Статью 209 ГК РФ, повествующую о содержании права собственности, которая наделяет собственника полномочиями по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом. При этом собственник делает фундаментальную ошибку, причисляя сбор информации об имуществе к «пользованию» или «распоряжению» им. Следуя этой логике, можно объявить «пользованием» вообще любое получение информации, включая пристальное рассматривание объекта. Фактически, тот, кто вводит на своей территории подобные ограничения, пытается запретить гражданам пользоваться их собственностью, то есть, фото- и видео- камерами. Запрет на съемку внутри магазинов, кафе и прочих мест оказания услуг, имеет, по большому счету, одну реальную причину — пресечение фиксации различных нарушений закона «О защите прав потребителей» и других нормативных актов.

 

Вся информация о товарах, которую продавец обязан предоставить покупателю, является «публичной офертой», описанной в Статье 437 ГК РФ. Доступ к информации, входящей в состав такой оферты, должен быть предоставлен любому желающему, по его требованию, поэтому она, в соответствии с законом «Об информации…» является общедоступной. То, с помощью чего покупатель будет фиксировать и обрабатывать такую информацию, владелец заведения регламентировать не может.

 

ПРАВО ГРАЖДАН НА ФОТО- ВИДЕО- СЪЕМКУ

В Гражданском кодексе Российской Федерации есть только один документ, охраняющий изображение само по себе – это Статья 152 ч.1 ГК РФ «Охрана изображений гражданина». Но, при этом, охраны «изображения собственности гражданина» закон не предусматривает. Некоторые ограничения могут быть установлены на создание и распространение изображений тех предметов, которые являются произведениями искусства и интеллектуальной собственности, охраняемых авторским правом. Однако авторские права будут принадлежать создателю таких предметов, а не их обладателю: по общему правилу, сформулированному в Статье 1227 ГК РФ, «интеллектуальные права» не зависят от права собственности на ту вещь, в которой выражен результат интеллектуальной деятельности, и не переходят вместе с правом собственности.

 

К тому же, ограничения на доступ к информации могут устанавливаться только федеральными законами. Понятие «доступа» включает в себя не только «получение информации», но и «возможность ее использования». Таким образом, любое ограничение такой возможности тоже должно устанавливаться в законе. Запрещая обрабатывать информацию о своей вещи, собственник нарушает, в том числе, и Статью 209 ГК РФ, поскольку его действия нарушают «права и охраняемые законом интересы других лиц».

Если же речь идет об организациях, оказывающих услуги, то на них распространяется закон РФ «О защите прав потребителей» (ЗоЗПП). Статья 8 этого закона закрепляет обязанность продавца предоставлять покупателю полную информацию о товарах. То, как покупатель будет полученную информацию обрабатывать, и с помощью чего фиксировать, закон не ограничивает. Кроме этого, Статья 16 этого же закона закрепляет недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя по сравнению с правилами, установленными правовыми актами. А поскольку «потребителем» считается гражданин, не только приобретающий что-то, но и «имеющий намерение» это сделать, то ЗоЗПП действует уже с того момента, когда он только вошел в магазин с этим намерением.

 

НАСКОЛЬКО ЗАКОННО: «СНИМАТЬ ЗАПРЕЩЕНО»?

Законотворчеством в этой области, в соответствии со Статьей № 1 ЗоЗПП, может заниматься только Правительство РФ, поэтому никакие ограничения прав потребителей, ни магазин, ни какое иное заведение вводить по своему усмотрению не в праве.

 

Пункт, позволяющий хоть как-то обосновать запрет на съемку, содержится только в пункте 5 «Правил оказания услуг на объектах общественного питания», который дает владельцу заведения право устанавливать в местах оказания услуг правила поведения для потребителей, не противоречащие законодательству Российской Федерации. Однако ограничение на сбор информации все-таки противоречит Конституции и закону «Об информации…». Таким образом, любые запреты на фото- и видео- съемку могут вводиться только тогда, когда съемка перерастает в «нарушение общественного порядка» и начинает мешать другим посетителям.

 

Если владелец заведения разрешает съемку за плату, объявляя ее «услугой», — это также незаконно, ибо «услугами», в соответствии со Статьей 779 ГК РФ, являются только «действия» или «деятельность». В данном случае имеет место только незаконный запрет, а действия по съемке производит сам посетитель.

 

Тем не менее, есть случаи, когда может потребоваться согласие на публикацию фотографии от собственника изображенного на ней предмета, например, при продаже фото в зарубежные фотобанки или издательства: такое требование содержится в законодательстве некоторых зарубежных стран. Кроме того, согласие может потребоваться при коммерческом использовании фотографий предметов, находящихся в музеях (это, пожалуй, единственный случай, когда собственник может ограничить использование изображений своей собственности).

 

О том, что можно и чего нельзя делать на разного рода объектах недвижимости и как устроена ОХРАНА МАГАЗИНОВ, офисных центров, театров и иных публичных объектов — читайте на страницах сайта и в рубрике ИНФОБЛОК.

 

 

когда требуется разрешение на съёмку других людей — Офтоп на TJ

Когда нельзя снимать или использовать изображение без разрешения

1. Если гражданин разместил изображение в интернете сам или его поместили в открытый доступ. Согласно рекомендациям Верховного суда, публикация фотографии в общедоступном источнике — например, на странице во «ВКонтакте» — не даёт другим пользователям права использовать его в своих целях.

Пояснение от TJ: хотя публикация снимка самим гражданином может создать впечатление, что ему этот снимок нравится, он имеет право выступить против размещения его в определённом контексте или на сайте неприятного ему издания. Например, TJ получал жалобу от героев некоторых событий, чьё фото использовалось для создания карикатуры в сообществе во «ВКонтакте».

2. Если изображение человека является основным объектом на снимке. Многие фотографы считают, что людей можно снимать во время публичных событий — но на самом деле речь идёт только об общих планах, а съёмка крупным планом уже считается вторжением в личную жизнь.

3. Если съёмку специально производят для вторжения в частную жизнь или для извлечения прибыли.

Когда разрешение на съёмку или использование фото не требуется

1. Если объект съёмки является публичной фигурой, то есть «занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области». При этом фотография должна иметь отношение к общественной или политической дискуссии или представлять общественную ценность — то есть не быть сугубо личной.

2. Если съёмка велась на публичном мероприятии, а объект — не главный предмет в кадре. К публичным мероприятиям Верховный суд причисляет собрания, съезды, конференции, концерты, представления, спортивные соревнования и судебные заседания.

3. Если автор снимка является одним из его героев, само фото сделано на публичном мероприятии, а остальные его участники «очевидно выразили своё согласие на фотосъёмку».

4. Если герой фотографии умер, а родственники — супруг, дети или родители — у него отсутствуют.

Как получить разрешение

По мнению Верховного суда РФ, в качестве разрешения на съёмку достаточно как устной или письменной договорённости, так и «конклюдентных действий». Это юридическое понятие обозначает все остальные действия, за исключением устных или письменных, по которым можно установить выражение воли человека: например, взмах руки, оплату товара или молчание.

В разрешении может быть прописан ряд условий использования фото, а также эти условия могут следовать из обстановки, в которой герой снимка давал своё согласие. Кроме того, гражданин может в любой момент отозвать разрешение, но в этом случае автор снимка может потребовать возмещения связанных с этим убытков.

Каков юридический стандарт применения смертоносной силы при стрельбе полицией?

Сразу после того, как 4 октября полицейский Чикаго Джейсон Ван Дайк был признан виновным в убийстве второй степени 17-летнего Лакуана Макдональда, его адвокат сказал: «Если полицейские думают, что они никогда не смогут стрелять в кого-то, кто действуя так, как был Лакуан Макдональд … полицейские станут охранниками ».

Этот случай, а также ряд других, связанных с применением огнестрельного оружия полицией, поднимает вопрос о том, что является разумной силой, когда полицейский останавливает гражданское лицо.

Серия получивших широкую огласку случаев после Майкла Брауна-младшего, 18-летнего афроамериканца, застреленного в 2014 году полицейским Фергюсоном, штат Миссури, привела к различным результатам. Даррен Уилсон, белый офицер, застреливший Брауна, не был обвинен большим жюри округа Сент-Луис. В 2017 году Майкл Т. Слагер, белый полицейский, который был записан на видео убийства невооруженного чернокожего автомобилиста в Северном Чарльстоне, Южная Каролина, был осужден и приговорен к 20 годам тюремного заключения.

В каждом деле есть свои факты и другие обстоятельства, которые должны быть приняты во внимание сотрудниками правоохранительных органов, судьями и присяжными.Но в течение нескольких десятилетий Верховный суд США придерживался стандарта, в соответствии с которым должностные лица и присяжные должны взвешивать свое мнение при принятии решения о том, является ли стрельба полицией законной, и при принятии решения о том, как применять Четвертую поправку, которая защищает людей от необоснованных обысков и арестов.

Пятьдесят лет назад в деле Терри против Огайо, суд предоставил сотрудникам полиции основания для выполнения действий по остановке и обыску без вероятной причины, если у них есть разумные подозрения в том, что это лицо совершило, совершает или собирается совершить преступление и имеет разумное убеждение, что человек «может быть вооружен и в настоящее время опасен.”

В двух решениях Верховного суда 1980-х годов уточнялось, что понимается под «разумным», и расширялись рамки сегодняшней правовой основы того, когда применение смертоносной силы допустимо полицией, а когда — нет.

В 1985 году в деле Теннесси против Гарнера Верховный суд отменил закон штата Теннесси, который позволял сотруднику полиции «использовать все необходимые средства для ареста» лица, которое, как подозревал полицейский, бежало или оказывало сопротивление задержанию.Дело касалось офицера полиции Мемфиса, который застрелил подростка, который ночью перепрыгнул через забор на заднем дворе дома, который, как подозревал офицер, был ограблен, хотя офицер был «достаточно уверен», что подозреваемый не был вооружен. «Использование смертоносной силы для предотвращения побега всех подозреваемых в совершении тяжкого преступления, независимо от обстоятельств, является конституционно необоснованным», — говорится в решении 6-3, написанном судьей Байроном Уайтом.

Четыре года спустя в деле Graham v. Connor суд постановил, что вопрос о том, применил ли офицер чрезмерную силу, «требует внимательного отношения к фактам и обстоятельствам каждого конкретного дела, включая тяжесть рассматриваемого преступления, независимо от того, представляет ли подозреваемый непосредственная угроза безопасности офицеров или других лиц, а также то, активно ли он сопротивляется аресту или пытается избежать ареста бегством.”

Решение 9-0 установило, что «разумность конкретного применения силы должна оцениваться с точки зрения разумного сотрудника на месте происшествия, и его расчет должен включать поправку на тот факт, что полицейские часто вынуждены делать раздельные действия». вторые решения о количестве силы, необходимой в конкретной ситуации ».

В этом году Верховный суд предоставил судам низшей инстанции дополнительные инструкции для использования в гражданских исках. В неподписанном мнении судьи поддержали полицейского Аризоны, против которого подала в суд женщина, в которую полицейский выстрелил менее чем через минуту после прибытия в место происшествия.Когда офицер выстрелил, женщина держала большой кухонный нож, сделала шаги к прохожему (ее соседке по комнате) и отказалась уронить нож после как минимум двух команд. Судьи не выяснили, нарушил ли офицер Четвертую поправку. Скорее, они постановили, что он «имел право на квалифицированный иммунитет» от иска, потому что «это далеко не очевидный случай, когда любой компетентный офицер знал бы, что стрельба (женщина) для защиты (свидетеля) нарушит Четвертую поправку.”

В случае с Чикаго, один только офицер Ван Дайк выстрелил 16 раз в Макдональда, у которого был нож и который уходил от группы офицеров. После приговора один из присяжных сказал, что «поворотным моментом» в деле стало свидетельство того, что Ван Дайк сказал своему партнеру: «Боже мой, нам придется застрелить этого парня» перед тем, как прибыть на место происшествия. Присяжные признали его виновным в убийстве второй степени, по сути отвергнув аргумент адвоката о том, что у Ван Дайка не было другого выхода, кроме как застрелить Макдональда.

ABA Legal Fact Check стремится помочь общественности найти надежные ответы и объяснения часто возникающих, а иногда и запутанных юридических вопросов. URL-адрес нового сайта — www.abalegalfactcheck.com. Следуйте за нами в твиттере @ABAFactCheck.

Законно ли стрелять в злоумышленника в Огайо? »Suhre & Associates, LLC

11 апреля 2020 г. | Уголовная защита

Живете ли вы в доме, квартире или трейлере, у вас должно быть чувство безопасности в собственном доме.

Что же вы можете сделать по закону, чтобы защитить себя, если вы обнаружите, что злоумышленник проник в ваш дом? У вас есть законное право защищаться? Короче говоря, законы Огайо гласят, что вам разрешено применять смертоносную силу, если вы действуете в порядке самообороны.

Как изменились законы Огайо о самообороне

В последнее время многое изменилось в том, что касается шагов, которые вам разрешено предпринимать в Огайо, чтобы защитить себя. Согласно предыдущим законам, вы могли требовать самообороны в суде после стрельбы в злоумышленника … но вам и вашему адвокату по уголовным делам нужно было доказать, что вы действовали в порядке самообороны.Например, если злоумышленник ворвался в ваш дом с оружием, вам и вашему адвокату предстоит убедить судью или присяжных в том, что вы действительно опасались за свою жизнь, принимая меры. Однако в конце 2018 года некоторые законодатели штата отменили вето губернатора, чтобы обновить законы штата, касающиеся самообороны. Этот законопроект стал известен как законопроект Палаты представителей 228. Теперь вы все еще имеете право применять смертоносную силу — с оружием, находящимся в законном владении — для защиты, но обвинение должно доказать, что вы действовали не в порядке самообороны.Другими словами, теперь у вас меньше доказательств, чтобы подтвердить свое заявление о самообороне. До принятия законопроекта Огайо был единственным штатом в стране, который требовал, чтобы вы доказали, что действовали в порядке самообороны.

Строительство на основе Доктрины Замка Огайо

Огайо — один из 23 штатов, в которых действует «замковая доктрина». Используя идею «ваш дом — это ваша крепость», его основная идея заключается в том, что у вас есть законное право защищать себя и свою семью от злоумышленника, который ворвется в ваш дом, пока вы находитесь внутри.

Это ключевое различие.

Чтобы быть защищенным доктриной замка, вы должны:

  • Находиться в вашем доме или в транспортном средстве, когда злоумышленник пытается проникнуть.
  • Имейте разумное убеждение, что вам или вашей семье угрожает непосредственная смерть или серьезный вред ситуация.

Это стандарты, которым необходимо соответствовать, чтобы успешно использовать защиту доктрины замка Огайо.

Защита вашей собственности

Здесь можно немного запутаться. Хотя вы можете использовать силу для защиты своей собственности и имущества, вы не можете использовать смертоносную силу для защиты от кражи в Огайо.

Однако в случаях вооруженного ограбления или ограбления при отягчающих обстоятельствах, когда злоумышленник использует смертоносное оружие или показывает вам, что у него есть оружие, ваше применение смертоносной силы, вероятно, будет лучше понято — при условии, что вы не нарушили ни одну из «обязанности отступление »требований.

Пределы самообороны и Доктрина замка

Согласно действующим законам штата Огайо, вы обязаны отступить, прежде чем действовать в порядке самообороны, если вам угрожают или нападают на вас в общественных местах. Мы используем фразу «действующие законы штата Огайо», потому что законодатели рассматривают законопроект об их изменении.

Хотя обычно вам разрешается действовать в порядке самообороны, чтобы защитить себя и свою семью, находясь внутри дома и в автомобиле, существуют некоторые ограничения.

Вы не можете требовать самообороны, если вы:

  • Находятся в процессе совершения тяжкого уголовного преступления
  • Сначала угрожали другому лицу
  • Сопротивляйтесь аресту со стороны сотрудника правоохранительных органов.
  • Встречайте злоумышленников, покидающих ваш дом или автомобиль.
  • Посмотрите, как кто-то пытается проникнуть в ваш автомобиль или дом, но на самом деле вы не находитесь внутри ни того, ни другого.

Главный элемент состоит в том, что, чтобы использовать аргумент самозащиты, вы должны были столкнуться с непосредственной опасностью в своем доме или автомобиле.

Как владельцы бизнеса страдают от законов о самообороне штата Огайо

Несмотря на то, что Доктрина Замка Огайо конкретно не упоминает предприятия, существует прецедентное право, согласно которому владельцы бизнеса также не обязаны отступать перед лицом опасности.

В обоих делах «Стейт против Пикока» (1883 г.) и «Грэм против Стейт» (1918 г.) говорится, что «никто не обязан отступать, если на него напали дома или на работе».

Главный вынос

Здесь, в Огайо, вы имеете законное право защищать себя и свою семью от злоумышленника, намеревающегося причинить вам вред. Хотя у вас определенно нет лицензии на убийство, у вас есть законное право защищать себя и свою семью.

Если вам предъявлено уголовное обвинение в применении силы или смертельного исхода в целях самообороны, очень важно, чтобы вы связались с адвокатом по уголовным делам, который представляет вас и гарантирует, что ваши действия будут рассматриваться как разумные и необходимые.

Нужен ли мне адвокат по уголовным делам, если я застрелю кого-то, кто ворвался в мой дом? »Suhre & Associates, LLC

Главная страница / Ресурсы / Нужен ли мне адвокат по уголовным делам, если я застрелю кого-то, кто ворвался в мой дом?

Сейчас 2 часа ночи, и вы просыпаетесь от безошибочного звука бьющегося стекла. Ваше сердце бешено колотится, вы тянетесь за пистолетом и идете по коридору как раз вовремя, чтобы увидеть незваного гостя, пролезающего через окно ванной.

Кажется, что время остановилось, в то время как ваш разум забегает с вопросами.Злоумышленник вооружен? Я должен стрелять в него? Если я это сделаю, могу ли я сесть в тюрьму? Какие у меня права?

Вторая поправка к Конституции США гласит, что «право людей хранить и носить оружие не должно нарушаться». Однако федеральные законы и законы штата об оружии, регулирующие право владения и использования огнестрельного оружия в США, могут усложнить ситуацию, а иногда и затруднить понимание.

Никто не хочет оказаться в такой ситуации, но вы должны быть готовы к этому. Как житель Кентукки, вы должны знать о законах своего штата и о том, как они соотносятся с вашим правом на защиту себя и своей собственности.

И, если вам предъявлено обвинение в нападении или убийстве, необходимо немедленно связаться с опытным адвокатом по уголовным делам Луисвилля. Позвоните в Suhre & Associates, LLC, чтобы узнать больше с помощью бесплатной консультации.

Каковы законы самообороны в Кентукки?

Есть два разных типа общих законов о самообороне: один применяется, когда вы находитесь на своей территории, а другой — когда на вас напали где-то еще. В Кентукки действуют оба закона.

Согласно закону Кентукки о самообороне, в который в 2006 году были внесены поправки, любое лицо, использующее оружие в целях самообороны, имеет иммунитет от уголовного и гражданского права.

Это означает, что как дома, так и вдали от дома закон Кентукки разрешает применение смертоносной силы, когда вы считаете, что «такая сила необходима для защиты себя от смерти, серьезных физических травм, похищения, полового акта, вызванного силой или угрозой, или уголовное преступление, связанное с угрозой ».

Что такое Доктрина Замка в Кентукки?

Доктрина Замка берет свое начало в старом английском общем праве, своде неписаных законов, основанных на юридических прецедентах, установленных судами.Согласно доктрине, ваш дом — это ваша крепость, и вы имеете право защищать ее от злоумышленников.

В законах о самообороне большинства штатов есть вариации Доктрины Замков. Различия между законами штатов заключаются в том, есть ли обязанность отступить или нужна была смертоносная сила. Например, в некоторых штатах суды определяют, намеревался ли злоумышленник нанести серьезное телесное повреждение.

Согласно изменениям, внесенным в закон штата Кентукки в 2006 году, житель почти всегда может предположить, что человек, проникший в их дом, имеет целью причинить вред.Закон дает резиденту предполагаемое право использовать физическую силу или смертоносную физическую силу для отражения любого нападавшего или злоумышленника.

Доктрина Замка юридически защищает вас в Кентукки при таких обстоятельствах.

  • Произошло насильственное и незаконное проникновение в ваш дом, офис или в занятый автомобиль.
  • Вы не были первоначальным агрессором.
  • Вы не занимались преступной деятельностью.
  • У вас есть законное право находиться там, где вы находитесь.

Кроме того, если ваша ситуация соответствует этим требованиям, вы не обязаны отступать в соответствии с законодательством Кентукки. Обязанность отступить — это правовой принцип, который требует от вас отступить от угрожающей ситуации, а не прибегать к самообороне с применением смертоносной силы.

Каков закон «Отстаивать свою позицию» в Кентукки?

Кентукки также имеет закон о самообороне «Stand Your Ground». Этот закон позволяет вам защитить себя «от применения или неминуемого применения незаконной физической силы другим лицом» в других местах, кроме вашего дома, автомобиля или служебной собственности.

В некоторых штатах требуется, чтобы вы «отступили в безопасное место», если это возможно, перед применением силы. Однако закон штата Кентукки «Стой!» Отменяет эту обязанность и позволяет вам применять силу, в том числе смертоносную, без попытки к бегству при таких обстоятельствах.

  • У вас есть законное право находиться там, где вы находитесь.
  • У вас есть основания полагать, что необходимо применить силу для предотвращения смерти или серьезных телесных повреждений себе или кому-либо еще.
  • У вас есть основания полагать, что необходимо предотвратить совершение тяжкого преступления, связанного с применением силы.

А теперь вернемся к примеру со злоумышленником в 2 часа ночи.

Что будет, если я застрелю кого-нибудь на своей территории?

Согласно закону Кентукки, вы можете предположить, что кто-то вторгся в ваш дом с намерением причинить вам вред. Следовательно, у вас есть законное право защитить себя и свою семью от этого вторжения.

Если вы застрелили злоумышленника в своем доме, вам необходимо немедленно связаться с полицией, чтобы сообщить о происшествии.

Затем обратитесь к опытному юристу по уголовным делам из Луисвилля в Suhre & Associates, LLC.Согласно законам штата вам нужно будет доказать, что вы действовали в порядке самообороны, а ваш адвокат проведет вас через этот юридический процесс. Воздержитесь от ответов на вопросы полиции или заявлений в полицию до тех пор, пока вы не поговорите со своим адвокатом.

Можете ли вы застрелить убегающего вора? | Техас

Сейчас полночь, и вы просыпаетесь от странных звуков где-то за пределами вашего дома. Вы встаете с кровати, берете свое огнестрельное оружие, бежите к своему окну и смотрите на улицу.Это когда вы видите во дворе человека в маске, который заглядывает в вашу машину и ищет камеры видеонаблюдения. Что вы можете сделать, чтобы остановить его на законных основаниях? Вы должны позволить ему украсть вашу собственность?

Давайте немного изменим это, что, если окажется, что звук разбитого стекла от вашей входной двери, и вы войдете в свою гостиную только для того, чтобы обнаружить, что ваша входная дверь широко открыта? Вы слышите, как кто-то движется в соседней комнате, и знаете, что ваша жена и ребенок все еще в постели, спят. Что вы должны сделать?

Это очень пугающие сценарии, с которыми, мы надеемся, вы никогда не столкнетесь, но мы хотим, чтобы вы понимали потенциальные уголовные последствия, с которыми вы, как ответственный владелец оружия, можете столкнуться, если вы примените силу или смертоносную силу для защиты от определенных видов преступлений, связанных с имуществом. Помните, многие штаты строго запрещают применение смертоносной силы для защиты вашей собственности.

Уголовные последствия

Давайте посмотрим на потенциальные уголовные последствия, с которыми вы можете столкнуться, если решите противостоять этим типам преступников с применением силы или смертоносной силы.

В разделе 9.41 Уголовного кодекса штата Техас

разъясняется, что лицу разрешается применять силу, но не со смертельным исходом, для прекращения простого посягательства или вмешательства в собственность.

  • «Несанкционированное проникновение» происходит, когда человек проникает на территорию или на территорию, зная, что вход запрещен, или остается на территории после того, как кому-либо, имеющему полномочия, приказано покинуть территорию.
  • «Кража» или «вмешательство в собственность» происходит, когда лицо захватывает собственность другого человека с намерением лишить его этой собственности и без согласия владельца.

Возвращаясь к приведенному выше примеру, если вы возьмете свое огнестрельное оружие, выйдете на улицу и выстрелите в нарушителя или кого-то просто крадется по вашему двору, вы, скорее всего, столкнетесь с серьезным уголовным преступлением . В этих обстоятельствах Закон Техаса разрешает только применение силы, но не смертоносной силы.

А что, если нарушитель увидит вас, но вместо того, чтобы убежать, он подойдет к вам с оружием в одной руке и вашим имуществом в другой? Важно отметить, что это уже не простое нарушение владения. Это быстро превратилось в покушение на убийство или ограбление при отягчающих обстоятельствах. Это различие важно, когда мы обсуждаем применение силы или смертоносной силы, потому что, если вы решите применить смертоносную силу и огонь по преступнику, ваше поведение, вероятно, будет оправдано.

Помните, отправная точка для применения силы или смертоносной силы в Техасе может быть сведена к двум вещам: разумность и немедленная необходимость.

Итак, когда в Техасе можно использовать смертоносную силу для защиты собственности? Закон штата Техас позволяет вам применять смертоносную силу для защиты собственности, если у вас есть основания для ее применения, и вы разумно полагаете, что это необходимо немедленно для предотвращения неминуемого совершения конкретных перечисленных преступлений против собственности. Это поджог, кража со взломом, грабеж, ограбление при отягчающих обстоятельствах, кража в ночное время или преступное причинение вреда в ночное время.

Обращаясь ко второму примеру, который мы обсуждали ранее, звук бьющегося стекла и обнаружение вашей входной двери настежь открытой.Весьма вероятно, что вы обнаружили неминуемое совершение одного или нескольких преступлений, в отношении которых закон Техаса допускает применение смертоносной силы. Плохой парень больше не просто нарушитель, и его поведение поднялось до такой степени, что он, вероятно, совершает или пытается совершить кражу со взломом или что-то еще хуже.

Возвращение собственности

Давайте сделаем еще один шаг вперед по обоим примерам и ответим на общий вопрос, который нам задают: «Что произойдет, если я обнаружу, что преступник уже владеет моей собственностью, и убежит, когда увидит, что я приближаюсь с огнестрельным оружием? Что я могу сделать по закону, чтобы вернуть свою собственность? » Когда дело доходит до применения смертоносной силы для возврата украденного имущества, присяжные в Техасе проводят трехэтапный процесс, чтобы решить, были ли вы оправданы с юридической точки зрения.

  • Шаг 1: Жюри должно решить, что в соответствии с разделом 9.41 Уголовного кодекса штата Техас вы были оправданы в применении силы для пресечения нарушителя или вмешательства в вашу собственность.
  • Шаг 2: Присяжные должны решить, были ли у вас разумные основания полагать, что смертоносная сила была необходима немедленно для предотвращения побега преступника сразу после совершения кражи со взломом, грабежа, ограбления при отягчающих обстоятельствах или кражи в ночное время.
  • Шаг 3: Жюри должно установить, что, когда вы применили смертоносную силу для защиты собственности, вы разумно полагали, что ее нельзя было защитить или вернуть другим способом; или использование чего-то меньшего, чем смертоносная сила, подвергнет вас значительному риску смерти или серьезного телесного повреждения.

Если присяжные сочтут, что вы были разумны в своих действиях по всем трем этапам, они сочтут ваше применение смертоносной силы юридически оправданным. Но будьте очень осторожны. Убедить 12 присяжных в том, что вы действовали разумно, стреляя в кого-то, чтобы вернуть собственность в одиночку, может оказаться непростой задачей, особенно если преступник больше не представлял угрозы для вас или вашей семьи.

Также имейте в виду, что этот трехэтапный анализ проводится после ареста и обвинения в преступлении, связанном с защитой своей собственности, во время судебного разбирательства, и когда вы передаете вердикт в руки присяжных, ничего не гарантируется.

Очень важно, чтобы вы полностью понимали эти правовые концепции. Если у вас есть какие-либо вопросы о ваших правах на защиту своей собственности или о любом другом законе о самообороне в Техасе, не стесняйтесь позвонить в Texas Law Shield и попросить поговорить с вашим независимым адвокатом программы.

Полицию учат простому правилу: «Не стреляйте преступнику в спину»

Это один из самых мучительных моментов в съемках Джейкоба Блейка в Кеноша, штат Висконсин. На видео, снятом случайными прохожими, можно увидеть, как офицер полиции Кеноша схватил г.Рубашку Блейка и семь раз выстрелив ему в спину.

В деле Гарнер против Теннесси в 1985 году Верховный суд установил высокую планку для применения полицией смертоносной силы против скрывающегося подозреваемого, постановив 6-3, что у полицейского должна быть «вероятная причина», чтобы полагать, что подозреваемый представляет «значительную угрозу». смерти или серьезной травмы ». Руководство полиции Кеноши перекликается с этой высокой планкой, утверждая, что смертоносная сила может использоваться только в качестве «крайней меры».

«В полицейской академии — а я учился в трех — все это может стать для большинства непонятным, поэтому мы просто упростили его и сказали:« Не стреляйте преступнику в спину ». — говорит Калфани Туре, бывший полицейский, ныне профессор уголовного правосудия.

Доктор Туре, афроамериканец, говорит, что после того, как увидел стрельбу, он почувствовал себя немного эмоционально нестабильным. «Иногда общины видят эти инциденты, видят, как чернокожему стреляют в спину, и они взрываются. И я думаю, что последующие гражданские беспорядки в этом вопросе — это как раз такой взрыв ».

Нью-Йорк

Когда Калфани Туре учился на полицейского в Джорджии почти 20 лет назад, вопрос о том, может ли офицер выстрелить подозреваемому в спину, часто вызывал оживленные разговоры в полицейской академии, как он говорит, как в классе, так и за его пределами.

Он и его товарищи-курсанты сидели в аудиториях, изучая вопросы ответственности департамента, особенности законов Грузии о применении силы и решение Верховного суда 1985 года, ограничивающее применение смертоносной силы при бегстве подозреваемых только теми, кто «представляет значительная угроза смерти или серьезных телесных повреждений сотруднику или другим лицам ».

«В полицейской академии — а я учился в трех — все это может стать для большинства непонятным, поэтому мы просто упростили его и сказали:« Не стреляйте преступнику в спину ». — говорит д-р.Туре, в настоящее время профессор уголовного правосудия в Университете Куиннипиак в Хамдене, Коннектикут.

Прежде чем стать ученым, он пять лет проработал офицером полиции в полицейских управлениях шерифа штата, муниципалитета и округа. «Я хотел получить более информированное и местное представление о полицейской деятельности, а не знания из учебников», — говорит д-р Туре, также исследователь в Проекте городской этнографии Йельского университета. По его мнению, «продолжающаяся напряженность между полицией и афроамериканским сообществом — моим сообществом — продолжает иметь место на местном уровне.

Но во время обсуждений в полицейских академиях, которые он посещал, он также почувствовал важность более общего кодекса среди тех, кто носит огнестрельное оружие. «Вторая часть наших разговоров о стрельбе в спину преступникам была просто трусливой. Просто не делай этого ».

В Соединенных Штатах издавна существует определенная стигма, связанная со стрельбой кому-то в спину в соответствии с общим кодексом чести или этическим принципом ведения боевых действий, который, по словам экспертов, преобладал над применением смертоносной силы в самых разных контекстах.

Красный флаг

Он также стал одним из самых мучительных точек внимания полиции при расстреле Джейкоба Блейка в Кеноша, штат Висконсин, в прошлое воскресенье. В отдельные моменты стрельбы, запечатленные на видео свидетелей, можно увидеть, как офицер полиции Кеноши Рустен Шески, проработавший в полиции семь лет, схватил рубашку мистера Блейка и семь раз выстрелил ему в спину, даже когда мистер Блейк стрелял в спину. трое маленьких детей сели в машину.

В среду Управление уголовных расследований штата Висконсин объявило, что агенты извлекли нож из половиц водителя автомобиля Mr.Блейк пытался войти, когда он пытался уйти, и такие наблюдатели, как доктор Туре и другие, подчеркивают, что эти видео оставляют многие вопросы без ответа.

И с юридической точки зрения, на самом деле существует ряд контекстов, в которых полицейским разрешается применять смертоносную силу против подозреваемых, которые пытаются бежать, особенно когда они считают, что это лицо представляет угрозу.

«По законам штата или конституции, место, где в кого-то стреляют, не имеет юридического значения», — говорит Сет У.Стоутон, профессор права Университета Южной Каролины в Колумбии. «Но это действительно актуально. Когда кому-то стреляют в спину, это красный флаг ».

«Это не означает наверняка, что офицеры сделали что-то неправильно, — продолжает профессор Стоутон, который недавно стал соавтором книги, в которой оценивается сложный правовой ландшафт, окружающий множество правил применения силы в разных штатах. «Но это действительно означает, что мы должны особенно внимательно изучить факты и действительно ли этот подозреваемый представлял угрозу, оправдывающую применение смертоносной силы.

В некоторых штатах, включая Флориду и Миссисипи, сохраняется более либеральный принцип «бегства преступников», давно закрепленный в общем праве, который позволяет офицерам использовать смертоносную силу для предотвращения побега любого преступника. Однако в других государствах применение смертоносной силы ограничивается конкретными преступлениями с угрозой применения насилия.

В Кеноша это «крайняя мера»

По гражданскому делу в 1985 году Верховный суд постановил, что офицер полиции Теннесси нарушил Конституцию, выстрелив 15-летнему подростку в спину, когда тот пытался избежать ареста. за кражу 10 долларов из кошелька во время кражи со взломом.Установив высокую планку, решение 6-3 по делу Гарнер против Теннесси постановило, что у полицейского должна быть «вероятная причина» полагать, что убегающий подозреваемый представляет «значительную угрозу смерти или серьезной травмы», прежде чем принимать решение о применении смертоносной силы.

Руководство по политике и процедурам Департамента полиции Кеноши перекликается с высокой планкой, установленной в решении Гарнера, в котором говорится, что смертоносная сила может использоваться только в качестве «крайней меры», когда у офицера есть вероятные основания полагать, что подозреваемый, скрывающийся, «применил смертоносную силу. при совершении уголовного преступления, и офицер обоснованно полагает, что другого способа произвести арест нет.Офицеры также могут применить смертоносную силу, если они обоснованно полагают, что скрывающийся подозреваемый «намерен подвергнуть опасности человеческую жизнь» или «нанести серьезные телесные повреждения».

В 2016 году Верховный суд Массачусетса постановил, что из-за «повторяющегося унижения расового профилирования» чернокожих мужчин, убегающих от полиции, не обязательно считать подозрительными. Суд заявил, что простому избеганию контакта с полицейскими или бегству от них «не следует придавать особого значения, если вообще имеет значение», когда речь идет о разумных подозрениях.

«Когда начинаешь говорить о том, что« разумный офицер »поступил бы в этих обстоятельствах, становится неясно», — говорит Айеша Белл Хардуэй, бывший прокурор из Огайо, которая сейчас преподает право в Университете Кейс Вестерн Резерв в Кливленде. В рамках «квалифицированного иммунитета», который также предоставляется сотрудникам полиции федеральными судами, «нам не разрешается сомневаться в их поведении или использовать ретроспективный анализ, чтобы судить об их поведении. пределы своих полномочий по закону.

«Я думаю, номер один, что в этой позиции, безусловно, есть некоторые достоинства, — говорит профессор Хардуэй об этом решении, принятом в Массачусетсе. «Но номер два, когда мы добираемся до этого места, где любое применение смертоносной силы со стороны офицера получает разрешение или считается приемлемым, черный человек действительно ничего не может сделать, чтобы найти убежище или безопасность в соответствии с законом. . И мне интересно, кажется ли сама по себе Чернота оправданием какого-либо страха или предполагаемой угрозы ».

«Я не преследую… Мне не нужно »

Когда он обучает мирных жителей своим известным приемам самообороны, активист по защите прав жертв Тим Ларкин, бывший офицер военной разведки, который помог изменить структуру подготовки персонала специальных операций для ведения ближнего боя, говорит об общих этических принципах. против стрельбы в спину совершенно ясно.

«Для меня, если кто-то отсоединяется или убегает, то все — я готов», — говорит г-н Ларкин, который обучал своим приемам самообороны в ряде гражданских, военных и правоохранительных органов.«Я не преследую, я не продолжаю стрелять им в спину, потому что мне это не нужно».

На самом деле работа полицейских заключается в поддержании порядка и обеспечении безопасности законопослушных граждан. По его мнению, все больше и больше полицейских управлений не могут обучить своих сотрудников физическому контролю подозреваемых с помощью нелетальных методов, вместо этого уделяя особое внимание таким инструментам, как электрошокеры. Официальные лица заявили, что полиция пыталась усмирить г-на Блейка с помощью таких средств, прежде чем он был впоследствии застрелен.

«Вы должны научиться эффективно использовать инструмент несмертельного насилия, потому что в противном случае единственный вариант для этих полицейских — просто стрелять в людей», — говорит г-н.Ларкин, который называет огнестрельное оружие «дистанционным управлением» для самозащиты.

Как и многие, кто видел видео прохожих, доктор Туре говорит, что он почувствовал себя немного эмоционально нестабильным после того, как увидел, что мистеру Блейку выстрелили в спину.

«Я могу сказать вам кое-что, что знаю, и кое-что, что знают черные люди», — говорит он. «На вашей шестерке, позади вас, всегда есть офицер, который выявляет ваше чувство человечности, разжигает пламя, если хотите».

«И поэтому мы обмениваемся историями о негативных контактах с полицией мимоходом и бегло, потому что часть этого является выпускным клапаном, чтобы сказать:« Хорошо, это опыт в сообществе », — сказал д-р.Туре продолжает. «Но иногда этот выпускной клапан не работает. Иногда общины видят эти инциденты, видят, как чернокожему стреляют в спину, и они взрываются. И я думаю, что последующие гражданские беспорядки в этом вопросе — это как раз такой взрыв ».

«Я не хочу стрелять в тебя, брат»

ЧАСТЬ II. Вам никогда не следовало быть полицейским »

В 9:06 10 октября 2017 года Роб Александр, начальник полиции Вейртона, занял место в офисе в центре Уилинга.Он собирался принять участие в первом для него: даче показаний под присягой о своем решении уволить одного из трех офицеров, причастных к смерти Уильямса.

Александр назвал свое имя, поклялся говорить правду и убрал основы. Он сказал, что был сотрудником полицейского управления Вейртона 23 года, последние три года был начальником.

«Каковы ваши должностные обязанности на нынешней должности начальника полиции?» — спросил адвокат, принимавший показания Александра.

Начальник пошутил.«Няня», — сказал он.

Адвокат двинулся дальше. Необходимо было покрыть сложную и чувствительную почву.

Офицер, которого уволил Александр, был шокирован его увольнением. Он надеялся провести всю свою трудовую жизнь в силе Вейртона. Убежденный, что он не сделал ничего плохого, офицер подал в суд, и теперь, 17 месяцев спустя, Александру пришлось объяснять свое решение под присягой.

Один из юристов офицера, Мэгги Коулман, захотел изучить подготовку Департамента полиции по применению силы.Александр признал, что убийства со смертельным исходом в полиции в Вейртоне не были обычным явлением; он мог вспомнить всего два за более чем двадцатилетнюю работу в отделе. Позже он заявил, что дело Уильямса было первым делом, которое он курировал в качестве главы вооруженных сил. Александр сказал, что он был уверен, что его офицеры прошли определенную подготовку по применению силы во время учебы в академии, но он не уверен, как часто и как конкретно их обучали по этой проблеме, когда они выходили на улицу.

Когда вы оцениваете применение силы сотрудником полиции Вейртона, что именно вы пытаетесь определить? »

«Когда вы в последний раз проходили обучение, посвященное конституционным ограничениям на применение силы сотрудниками полиции?» — спросил адвокат Александра.

«Я не мог ответить на это», — сказал Александр.

Коулман затем спросил, обучался ли Александр когда-либо тому, как проводить проверку применения силы офицером.

«Нет, не знал, не видел», — сказал начальник. «Извини.»

Концентрация Коулмана на применении силы, конечно, не была неожиданностью. Это была проблема, из-за которой ее клиента уволили. Молодой человек был мертв.

Но затем ее расследование резко изменилось.

«Проводите ли вы регулярный обзор применения силы офицером, чтобы определить, применил ли офицер недостаточно силы в конкретной ситуации?»

Оказывается, Александр не стрелял в офицера, стрелявшего в Уильямса.Он уволил Стивена Мадера, который предпочел не стрелять в молодого человека.

Разряженный пистолет Smith & Wesson R.J. Уильямс помахал полиции. (Полиция штата Западная Вирджиния)

Александр пришел к выводу, что молодой офицер застыл в момент смерти. Он решил, что Мадер, не устранив то, что он назвал угрозой, исходящей от Уильямса, поставил под угрозу жизни своих коллег-офицеров. Кузьма, офицер, убивший Уильямса, подумал, что Мэдер должен был застрелить его первым.

Действия

Мадера на проспекте Мари, 119 в мае 2016 года мгновенно стали предметом анализа и сплетен в рядах крошечного отдела. Слово «трус» было подброшено. Кузьма и Бейкер сделали замечательный шаг, письменно попросив Александра никогда не поручать им снова работать с Мадером. Двое других военнослужащих тоже подписались, и записка незаметно спряталась под дверью шефа.

В своем иске Мадер сказал, что помимо его заявления в ночь стрельбы , у него никогда не было возможности объясниться.Он никогда не беседовал с кем-либо в полицейском управлении, включая капитана, который рекомендовал его увольнение, а также Александра, начальника, который одобрил его.

«Департамент полиции Уэйртона уволил г-на Мадера с работы, потому что он решил не применять смертоносную силу, чтобы застрелить и убить афроамериканца, склонного к самоубийству», — говорится в его иске.

Тим О’Брайен, один из адвокатов, представляющих его, сравнил наказание Мадера с многочисленными и часто поджигательными случаями, когда офицеры по всей стране убивали цветных молодых людей, но не подвергались санкциям.

«Вот, — сказал тогда О’Брайен, — у нас есть офицер, который проявляет сдержанность и получает наказание. Что-то пошло не так.»

О’Брайен утверждал, что наказание имело цель. Что городское управление и полицейское управление хотели защитить себя от любых заявлений семьи Уильямс о том, что Кузьма застрелил Р.Дж. напрасно. Таким образом, обвинение Мадера в том, что он не стрелял в Уильямса, могло бы помочь городу защитить себя от любых подобных претензий и внимания, которое оно могло бы привлечь.

«Это серьезный случай, — сказал О’Брайен в недавнем интервью.«Почти как профессор права это придумал. Это касается самого сердца, когда можно использовать смертоносную силу ».


Мадер был приведен к присяге в качестве патрульного в Вейртоне в июле 2015 года. Его обучение было впереди, но его добавление в силы вместе с двумя другими в том же месяце было достойным освещения в Вейртоне. Александр сказал репортеру местного телевидения, что его отряд потерял несколько офицеров из-за выхода на пенсию, и он очень хочет пополнить его ряды. Бюджет департамента был рассчитан на 38 офицеров, а с приходом Мадера и двух других новобранцев на его борт, по крайней мере, вернулось 35 офицеров.

Мадер в пиджаке и галстуке сказал репортеру, что готов освежить в памяти местные законы и «сделать все, что в моих силах». Он сказал, что его начальная зарплата составляла 16,53 доллара в час.

«В процессе тестирования задействовано много людей, — сказал Александр в камеру. «И эти три кандидата прошли все успешно».

Мадер вышел на улицу в конце декабря 2015 года. Его назначили инструктором, и отчет этого офицера недели спустя казалось обнадеживающим. Он похвалил Мадера за ведение делопроизводства и получение показаний от свидетелей и потерпевших.Он действительно сказал, что Мадер может лучше изучить улицы города и научиться более комфортно разговаривать по радио, но не сомневался, что у него это получится.

«Мадер не боится задавать вопросы, если он не знает, что делать, и хочет улучшить свои обязанности патрульного», — написал офицер по обучению.

В одном офицер по обучению был ясен: «Когда дело доходит до безопасности офицера, Проб. Ptlm. Мадер знает, насколько важно это во всех ситуациях », — написал он.«И знает, что всегда за спиной будет помощник офицера».

Мадер становился офицером полиции в Америке в самый неподходящий момент. Смертельные расстрелы полицейских афроамериканцев потрясли города по всей стране, от Фергюсона, штат Миссури, до Чикаго, Кливленда и Чарльстона, Южная Каролина. По крайней мере, две новостные организации создали базы данных, чтобы попытаться учесть как можно больше смертельных случаев со смертельным исходом. Газета Washington Post получила Пулитцеровскую премию за свои усилия, и два ее основных вывода заключались в том, что люди с психическими заболеваниями составляли большое количество убитых, и что очень немногие офицеры были привлечены к ответственности даже за самые сомнительные и смертельные столкновения.

Сотни инцидентов и внимание, которое они получили, повлияли на многих мужчин и женщин, несущих службу в военной форме. Фонд One Pew Research национальный опрос полицейских показал, что 75 процентов из них считают, что стрельба усилила напряженность в отношениях с чернокожими членами общин, за которыми они патрулировали. Около 85 процентов заявили, что в результате им стало труднее работать, а 93 процента заявили, что они больше, чем раньше, беспокоятся о своей личной безопасности. Опрос показал, что число офицеров, убитых при исполнении служебных обязанностей, росло, поскольку протесты охватывали одну часть страны за другой.

Тот же опрос также показал, что подавляющее большинство офицеров никогда не стреляют из оружия в течение своей карьеры. Только 27 процентов заявили, что когда-либо стреляли из оружия намеренно или случайно. Мадер действительно соответствовал профилю офицера, который, скорее всего, выстрелит из своего оружия: мужчина с военным прошлым.

Но за месяцы, проведенные на улице, у Мадера было немного случаев, чтобы даже почувствовать потребность вытащить пистолет. Он сделал это, например, при осмотре подозрительного здания или при остановке движения, потенциально проблемной.Но это было все. Единственные два инцидента, которые привлекли внимание его начальства, связаны с арестом мужчины после спора о штрафах за парковку и ответ Мадера на сообщение о женщине с остановкой сердца.

В первом случае Мадер открыл дверцу машины, чтобы положить внутрь парковочный талон, чтобы он не намок в случае дождя. Владелец машины вышел из дома и начал ругать Мадера из-за квитанции и его решения засунуть ее в машину. Мужчина продолжал ругаться, и после того, как появилась его жена, Мадер и его инструктор арестовали его.В описании этого эпизода департамента сказано, что Мадер выругал женщину, сказав ей «вернуться в этот гребаный дом». Мэдер только помнит, как был рассержен и бормотал: «Все это из-за долбаного штрафа за парковку».

Позднее во всем разобрался сержант. Мадер сказал ему, что его первый инструктор по обучению сказал, что можно положить билет в незапертую машину, чтобы защитить ее от дождя. Сержант сказал ему, что он был неправ — что он не должен был делать этого или ругаться перед парой.Билет и арест были отменены, и мужчина и его жена сказали, что довольны тем, как департамент решил этот вопрос.

Второй инцидент связан с ответом Мадера на звонок 12 апреля 2016 года о женщине с остановкой сердца, которая в конце концов умерла. Когда Мадер прибыла в ее дом, техники скорой медицинской помощи безуспешно пытались оживить женщину, и они переместили ее на внутреннюю лестницу. Мадер и двое других офицеров, которые присоединились к нему, посчитали инцидент трагедией, но в конце концов позвонили врачу и вскоре уехали.Позже наблюдатель установил, что Мадеру не удалось сделать вывод о том, что женщина могла стать жертвой нечестной игры. По словам старшего офицера, части ее тела были искажены таким образом, что можно было предположить, что на нее напали.

Департамент так и не установил, была ли замешана нечестная игра, и никто не был арестован за смерть женщины. Тем не менее, один из руководителей написал служебную записку, в которой предлагал применить к Мадеру наказание за то, как он справился с вызовом. Александр, начальник полиции, позже под присягой сказал, что Мадеру следовало остановить попытки скорой помощи спасти женщину, чтобы сохранить место потенциального преступления.

Три недели спустя Мадер работал в ночную смену с 23:30. до 7:30 «Погода становилась все теплее — вот тогда преступность выше», — сказал он.

«Я ездил по разным районам. Убедиться, что о моем присутствии известно », — добавил он. «Я развлекался как мог».

Мадер в начале своей карьеры в полицейском управлении Вейртона. (Предоставлено Стивеном Мадером)

Затем был звонок, чтобы добраться до 119 Мари. Там он оценил Уильямса.Мадер был плотного телосложения и все еще мускулистым после своих лет в морской пехоте. Уильямс был выше Мадера, но тоньше. Его семья любила шутить, что они знали, что он прибыл домой поздно ночью при его свете, контрольный прыгает по лестнице.

Для Мадера в поведении Уильямса не было ничего пугающего или угрожающего.

«Я просто пытался его успокоить», — сказал Мадер. «На самом деле он просто разговаривал с ним, как с человеком — говорите с ним, как с парнем, который находится в неправильном настроении, как с парнем, которого нужно успокоить, которому нужна помощь.”

Мадер не обучался тому, как справляться с такими ситуациями. Ни у кого в отделе Вейртона не было. Но он был знаком с феноменом самоубийства полицейского и знал, что такие перестрелки часто вызывали споры.

И так он ждал.

«Я не хотел стрелять в него», — сказал Мадер. «Я не хочу этого говорить, потому что это действительно банально, но я вроде как пожертвовал своим благополучием ради него. Я не собираюсь стрелять в этого ребенка ради своего благополучия. Я подожду, чтобы увидеть больше от него.”

Тем не менее, он бы выстрелил, если бы это было оправдано. Он не был заинтересован в смерти.

«Я был готов стать первым, — сказал Мадер. «Как бы плохо это ни звучало, я иду домой».

Когда дублеры, Кузьма и Бейкер, прибыл, сказал Мадер, это было похоже на смешанное благословение. Он был благодарен за поддержку, но боялся того, что может случиться. Если Уильямс хотел, чтобы кто-то его застрелил, только что явились еще два человека с оружием.

«Теперь у этого парня есть новая возможность, у него есть новый способ сделать это», — вспоминал Мадер.«Вот что меня напугало».

Когда противостояние закончилось, Мадер вернулся в штаб. Он дал свое заявление начальнику, и он воспроизвел события в своей голове. Он сказал, что было удивительно, как быстро все это произошло, но как долго это ощущалось в данный момент. Тогда он сказал то, что говорит до сих пор: он не мог предугадать решение Кузьмы выстрелить в Уильямса.

Но о стрельбе говорили в штабе, и некоторые офицеры начали открыто намекать, что Мадер мог замерзнуть из-за нерешительности или, что еще хуже, боялся стрелять.Мадер сказал, что предпочел промолчать.

«Я позволил им сказать то, что им нужно было сказать мне», — сказал Мадер.


Смерть Уильямса разрушила очень верную семью. Ида Пул, матриарх, родилась и выросла в Эль-Пасо, штат Техас. Ее отец был обслуживающим персоналом в местной больнице, а ее мать вела домашнее хозяйство. В жизни Пула будет череда мужчин, а с ними и горе (двое из них умерли молодыми), и благословения (семеро детей).

Дети принадлежали к разным расам — «Племя Иды» было одним из их прозвищ — и они вместе путешествовали сначала в Огайо, а затем в район Питтсбурга.

«Они назвали нас радужной семьей», — сказала Хизер Пул, пятый ребенок. «Вы все — кучка черных, мексиканцев и белых». Но это было забавно; это было так, как будто мы сами никогда не имели представления о расе ».

Наташа Олт, четвертая из детей Иды, сказала, что, когда люди упоминали, что у нее есть сводные сестры или сводные братья, она больше смущалась, чем обижалась. «Для меня мы всегда были полноправными братьями и сестрами».

Уильямс был шестым номером. Его отец, Рональд Дейл Уильямс-старший., был ветераном армии в Эль-Пасо, а Р.Дж. часть детства провел с отцом в Техасе. Р.Дж. имел талант к баскетболу и близость к внутреннему устройству автомобилей. Когда Р.Дж. был с ним в Эль-Пасо, его отец играл роль приверженца дисциплины, подталкивая мальчика настолько, что он привлек некоторый интерес к баскетбольным программам в небольших колледжах. Когда это не сработало, его отец сказал, что записал R.J. в корпусе вакансий, где получил несколько сертификатов автомеханика.

«Я заставлял его работать по дому, косить траву и ходить в школу», — сказал его отец. «Если бы я сказал ему вымыть посуду, он бы сказал:« Мне не нужно делать это с мамой »».

Ида Пул, центр семьи, оказала огромную гравитационную силу, и Уильямс вернулся к ней и его братьям и сестрам. Пул, который в течение десяти лет проработал в школе Аллегейни-Вэлли, большом кампусе за пределами Питтсбурга, где проживает множество умственно неполноценных жителей, нашел Уильямса работу в прачечной школы.В конце концов его повысили до сиделки. Его отец сказал, что Уильямс гордится стабильной работой и отправил ему фотографии его зарплаты.

Шона Салли работала с Уильямсом в Аллегейни-Вэлли. Вместе они помогли ухаживать за 12 жильцами корпуса 2А, кормили и купали их, развлекали и обезопасили. Салли сказала, что Уильямс был естественным человеком, и жители к нему относились благосклонно. Один из жителей и Уильямс сблизились из-за их любви к Далласским ковбоям, команде молодежи Уильямса из Техаса.

Уильямс и его сын Тре. (Предоставлено семьей Уильямс)

Но Пул и другие члены семьи говорят, что Уильямс тоже заботился о себе. Он провел часть своей юности, мучаясь тяжелым случаем прыщей, и подолгу оставался дома, чтобы не смущаться. Хотя он превратился в красивого и, по словам его сестер, заразительно обаятельного молодого человека, Уильямс все еще мог быть глубоко неуверенным — и беспокоиться о своем будущем. Он обратился за профессиональной помощью по поводу своего беспокойства, и ему прописали лекарства.Почувствовав себя лучше, он объявил себя излеченным.

«Мы всегда говорим, что Р.Дж. у него, наверное, была одна из самых красивых улыбок среди всех братьев и сестер, — сказала его сестра Хизер. «И всякий раз, когда он смеялся или улыбался, он всегда прикрывал рот, как будто он был смущен или просто не был уверен в себе».

На какое-то время рождение первого ребенка Уильямса, мальчика по прозвищу Тре, показалось ему проясняющим моментом, которого он искал. Он встретил Гилмера на работе в Аллегейни-Вэлли. И он говорил о том, чтобы пойти в школу, чтобы стать респираторным терапевтом.Когда родился Тре, вся его семья была в больнице. Они посмотрели через жалюзи на окнах детской и увидели, как младенец схватил отца за палец.

«Он изменил своему сыну, он ел со своим сыном, он спал с его сыном», — сказала Наташа Олт о своем брате.

Когда ссора с Гилмером удерживала его от сына, Уильямс начал разрушаться. Он работал сверхурочно, но ел мало. Он боялся потерять Тре и обдумывал идею найма адвоката. Он похудел и проявил признаки депрессии.Он получил «Смит и Вессон» после того, как сказал, что его задержали под прицелом.

Хизер сказала, что однажды ночью в 3 часа ночи ей позвонил он.

«Я была поражена его телефонным звонком, потому что это было поздно, поэтому я встала и ответила на него», — вспоминает она. «Он просто сказал, что он был в таком большом бедствии и высвобождал все эти эмоции, с которыми имел дело; беспокойство, с которым он боролся, потому что прошла пара недель с тех пор, как он видел своего сына ».

Его мать теперь сожалеет, что, может быть, она не осознавала, насколько разгаданным становится ее сын.

«За годы работы с R.J. мы стали действительно умными», — сказала Ида Пул. «Мы были как его собственная группа поддержки. Мы были рядом с ним, знали, как его успокоить. Мы знали, как с ним работать. Когда он действительно стал эмоциональным, мы знали, как его уладить.

«Думаю, мы могли не осознавать, насколько отчаянным может быть Р.Дж. был.»


Рано утром 7 июня 2016 года, через месяц после того, как Кузьма убил Уильямса перед Мэри-авеню, 119, лейтенант из полицейского управления Вейртона объявился в доме Мадера.Он дважды постучал, прежде чем Мадер открыл дверь.

«Я посоветовал ему передать ему конверт, и его содержимое не требует пояснений», — позже написал лейтенант в служебной записке.

Сопроводительное письмо в конверте сообщало Мадеру, что он был уволен за несоблюдение требований офицера службы пробации и за «очевидные трудности в критических инцидентах».

Прикрепленная записка от капитана в отделении было более конкретным и более осуждающим: «По мнению этого офицера, Ptlm.Мадера следует уволить с работы в Департаменте полиции города Вейртон до окончания испытательного срока из-за халатности с его стороны во время инцидента, произошедшего 6 мая 2016 года, когда его коллега-офицер должен был отреагировать и, к сожалению, покончить с собой. подозреваемого, Рональда Д. Уильямса-младшего, для обеспечения безопасности жертвы и ее маленького сына по адресу 119 Marie Avenue, Weirton, West Virginia, Hancock County, а также других полицейских на месте происшествия и других граждан, проживающих в непосредственной близости площадь.

«Ptlm. Мадер проявил халатность в том, что ему не удалось привлечь подозреваемого к устранению угрозы любого дальнейшего насилия или потенциальной гибели людей, поскольку подозреваемый представлял явную и реальную опасность для всех людей в непосредственной близости.

«Прискорбная реальность работы полиции такова, что принять любое решение лучше, чем не принимать его вообще».

Ничто из того, что было в конверте, не было для Мадера самоочевидным. Все это не имело никакого смысла. Он ни разу не поговорил с капитаном-надзирателем, который составлял документы, рекомендующие его увольнение.Он считал, что принял сознательное решение не стрелять в Уильямса, и Кузьма выстрелил только тогда, когда Уильямс поднял пистолет, и трое офицеров оказались в опасности.

На следующий день после того, как Мадер получил письмо, дела пошли еще дальше. Прокурор округа Хэнкок Джим Дэвис созвал пресс-конференцию, чтобы объявить результаты расследования убийства Уильямса в результате стрельбы. Вместе с Дэвисом на конференции присутствовали Александр, начальник полиции, и Гибсон, руководивший расследованием полиции штата.

Дэвис объявил, что ни один из офицеров, причастных к стрельбе, не может быть обвинен в стрельбе и тем более не может быть привлечен к уголовной ответственности. На самом деле, он не выразил ничего, кроме сочувствия к трем офицерам.

«Они не искали этого», — сказал он. «Это было им навязано».

На прямой вопрос репортера о том, невиновны ли офицеры, Дэвис ответил: «Да. Абсолютно. Для всех это было трагично. Я не думаю, что какой-либо офицер хочет оказаться в такой ситуации ».

В результате имена офицеров не будут разглашаться, сказал Дэвис.

Мадер вместе со своей женой Кейси смотрел трансляцию пресс-конференции в доме своей матери. То, что он услышал потом, ошеломило его.

Александр сообщил, что все трое офицеров, участвовавших в перестрелке, чувствуют себя хорошо и вернулись на работу. Для Мадера цель Александра была ясна: прекратить стрельбу и похоронить тот факт, что он уволил одного офицера, который точно прочитал сцену в доме 119 Мари, как попытку самоубийства со стороны полицейского.

«Это было потрясающе», — сказал Мадер.«Похоже на удар по лицу».

Мадер — сбитый с толку, разгневанный, неуверенный, что делать — заявил о своем намерении подать апелляцию на свое увольнение и провести официальное арбитражное слушание. Адвокат, с которым он первоначально связался, считал, что его шансы на победу невелики, поскольку у города была широкая свобода действий для увольнения офицера-испытателя, и предположил, что подать в отставку будет лучше. В конце концов, Мадер решил, что обращение за помощью было правильным решением. Однако его просьба об отсрочке слушания его дела была отклонена, и город объявил его стрельбу окончательной.Он сказал, что адвокат, с которым он консультировался, сказал ему, что он больше не будет представлять его интересы.

Город никогда не объявлял об увольнении Мадера, и местные новости не освещали его. В течение нескольких месяцев казалось, что инцидент в доме 119 Мари закончился. Мадер, у которого сейчас двое детей и не работает, поступил в ближайшую школу вождения грузовиков.

«Как будто, как только мне вручили это письмо, это было похоже на возведение стены», — сказал Мадер. «Со мной никто не разговаривал. Я был изгоем, вот так.Никто не пытался связаться со мной, чтобы узнать, все ли со мной в порядке. Никто не пытался сказать: «Эй, чувак, попробуй сразиться с этим». Было такое ощущение, что я для них больше не существовал ».

Затем, 11 сентября 2016 г., Pittsburgh Post-Gazette опубликовала статья об увольнении Мадера. Он включал в себя рассказ Мадера о расстреле Уильямса и неясных обстоятельствах его увольнения. Он процитировал Джека Доланса, юриста, который выступал от имени семьи Уильямс еще в мае. Долэнс сказал, что было «довольно ясно», как власти Вейртона рассматривали смертельную стрельбу.

«Они не только думают, что его нужно было застрелить, — сказал Долэнс об Уильямсе, — но и застрелили быстрее».

Статья вызвала резкую реакцию со стороны Александра, начальника полиции, и городского менеджера Уэйртона Трэвиса Блоссера. Мужчины созвали пресс-конференцию. Они сели в кресла перед камерами, а за ними стояли четыре офицера, в том числе два чернокожих офицера в полицейском управлении Уэйртона. Получилось скромное собрание местных репортеров.

Эти люди без доказательств заявили, что статья в Post-Gazette полна ошибок. Но самые резкие комментарии они оставили для Мадера. Его неоднократно называли недовольным сотрудником. Эти люди утверждали, что действия Мадера с Марией, 119 на самом деле, не были «прямой причиной» его увольнения. Они ясно дали понять, что он все равно собирался уходить.

Мужчины утверждали, что две предыдущие оплошности Мадера в одном случае были связаны с «незаконным обыском» (парковочный талон, помещенный внутри автомобиля), а в другом — «загрязнением места преступления» (его обращение с сердечным приступом женщины).Мужчины описали эти два инцидента как возможно более серьезные, чем его поведение во время стрельбы.

Его увольнение связано с тремя важными для нас инцидентами. Два из этих серьезных инцидентов дали ему право на устранение. Третье, казалось, произошло сразу после того, как произошли эти два ».

Мадер был непригоден для работы в полиции, решили они, и они не будут стоять в стороне и видеть, как еще одно плохое яблоко каким-то образом находит способ остаться в полиции.

Статья в Post-Gazette, как оказалось, также привела в ярость Кузьму, который думал, что из-за нее он выглядел как расистский полицейский-убийца.

У Кузьмы остался телефон Мадера. Он написал Мадеру через несколько часов после стрельбы 6 мая, чтобы проверить его. «Как ты держишься?» — спросил он Мадера.

13 сентября сообщение Кузьмы Мадеру было менее теплым. «Ты всего лишь трус», — писал он. «И спасибо, что подвергли опасности наших офицеров. Из-за твоей чуши мы получаем угрозы убийством со всех концов области.”

«Я бы больше уважал тебя, — добавил Кузьма, — если бы ты признался в своем бездействии и двинулся дальше».

Дней спустя Кузьма лично встретился с Мадером. Кузьма в форме ответил на звонок в школу, где Мадер учился на водителя-дальнобойщика. Кузьма решил записать эту встречу на видео, позже заявив, что ему нужны доказательства на случай, если кто-то будет сомневаться в том, что произошло.

«Мадер, ты получаешь мои сообщения?» — спросил Кузьма.

«Да, — ответил Мадер.

«Довольно точно?» — спросил Кузьма.

Кузьма гневно обвинил Мадера в том, что он пытался скрыть свои собственные ошибки. Кузьма вспомнил, что Мадер сказал: «Я не знаю», когда Кузьма спросил его, что случилось сразу после стрельбы. Для Кузьмы слова Мадера «я не знаю» были свидетельством того, что ему не хватило смелости действовать.

Мадер постарался объясниться. Он сказал Кузьме, что сказал «я не знаю», чтобы пощадить Кузьму. В данный момент, сказал Мадер, он хотел защитить Кузьму от осознания того, что, убивая Уильямса, он только что дал суицидному человеку тот точный и ужасный результат, которого он желал.

Ваш браузер не поддерживает элемент audio .
Я не хотел переложить на вашу совесть, что ребенок сказал: «Просто пристрелите меня».

Кузьму не впечатлил. «Вы все еще дерьмо делали», — сказал он. «Ты, блядь, сидел там».

Кузьма предположил, что Мадер мог бороться с Уильямсом. Или просто застрелили его.

Ваш браузер не поддерживает элемент audio .
Парень, оставляющий вас и идущий навстречу мне и Бейкеру… Вот почему я говорю, что ты трус, потому что ничего не сделал.

«Это было в считанные секунды, чувак, — сказал Мадер.

«Неважно, — ответил Кузьма.

Грубый, спонтанный крик на стоянке грузовиков в Западной Вирджинии стал самой сутью стольких полицейских перестрелок — долгом защищать. Обязанность полицейских защищать друг друга. И их долг — защищать граждан, даже обеспокоенных и опасных. Может ли полицейский решить не стрелять, если он или она больше всего боялись за жизнь гражданского лица, держащего пистолет, нож или биту?

Мадер стоял перед Кузьмой.

«Если бы я застрелил этого ребенка, — сказал он, — я бы не чувствовал себя оправданным».

Ваш браузер не поддерживает элемент audio .
Просто … мне было бы неправильно жить с этим.

«Ну, тогда ты никогда не должен был быть копом», — сказал Кузьма.


В конце 1970-х, когда кинорежиссер Майкл Чимино искал места для съемок своей эпической драмы о войне во Вьетнаме «Охотник на оленей», он увлекся Вейртоном.Почти 800 жителей Западной Вирджинии погибли на войне, и Вейртон, как и многие стальные города вокруг него, отправил многих своих мальчиков в Юго-Восточную Азию. По сей день его набор в армию высок.

Город, в свою очередь, упорно трудились, чтобы отдать должное своим солдатам. В январе 2016 года представители поста 2716 ветеранов иностранных войн в Вейртоне помогли придумать последнюю идею чествования воинов общины.

Так родилась программа Weirton Military Banner Program. Баннеры размером 2 на 3 фута, вывешиваемые по всему городу каждый год от Дня памяти до Дня ветеранов, содержат имена, служебную информацию и фотографии местных ветеранов.Крис Коннелл, житель, который участвовал, чтобы помочь посту VFW запустить программу, с гордостью отметил, что Вейртон был первым городом в Западной Вирджинии, который сделал это.

«Это проект в честь мужчин и женщин, которые отважно посвятили свое время и даже свою жизнь защите нашей страны здесь и за рубежом», — сказал Коннелл местной газете.

По крайней мере, два из вывешенных с тех пор знамен в честь родственников Мадера. Но теперь Мадер, бывший морской пехотинец, в начале осени 2016 года занял более сложное место в глазах города.

Для некоторых сторонников Департамента полиции статья в питтсбургской газете заставила их рассматривать Мадера как труса или крысу, недовольного, который поставил себя выше доброго имени города.

Мадер и его военная служебная собака Макс. (Предоставлено Стивеном Мадером)

Мадер все еще жил в Вейртоне, и у него не было желания уезжать. У них с Кейси родился второй мальчик за три дня до публикации статьи. Он удочерил Сьюзи, черного лабрадора, который, как Макс, побывал за границей.Он начал подготовку, чтобы стать депутатом Национальной гвардии. Военные, похоже, по-прежнему были счастливы, что он носит с собой пистолет.

«Я люблю Вейртона», — сказал он, добавив, что друзья, родственники и многие местные жители, с которыми он столкнулся, когда офицер оказал свою поддержку. «Но то, что случилось — это всегда висит надо мной».

В конце концов, статья в Post-Gazette принесла Мадеру кое-что хорошее.

«Впервые я узнал о Стивене Мадере и его деле, когда однажды вечером ехал в автобусе домой и читал новости по телефону, — сказала Мэгги Коулман, юрист из Питтсбурга.«Появилась эта история об офицере, которого уволили за то, что он никого не стрелял. Я был в ужасе ».

Коулман позвонила своему партнеру Тиму О’Брайену.

«Для меня это был совершенно уникальный набор фактов», — сказала она. «Если бы это было правдой, мы не могли бы создавать такой стимул для сотрудников полиции. Стоя там в автобусе, я первым делом позвонил Тиму и сказал: «Ты слышал об этом? Я думаю, нам нужно представлять этого парня ».

Мадер сказал, что Коулман связался с ним через Facebook Messenger.Она хотела поговорить. Местное отделение Американского союза гражданских свобод, не часто выступающее в защиту полиции, также заинтересовалось ситуацией Мадера.

Через несколько недель после увольнения Мадер пытался найти местного адвоката, который бы занялся его делом. Он сказал, что ему неоднократно отказывали. У некоторых из адвокатов, к которым он обращался, город был давним клиентом. Другие заявили, что не могут представить, какие претензии он может предъявить. Он насчитал 20 отказов.

Но Питтсбургская фирма, вместе с ACLU, в конце концов подписала контракт.О’Брайен, ведущий юрист, любит говорить, что его фирма подала в суд и представила больше полицейских, чем любая другая в западной Пенсильвании. Именно его судебный процесс помог привести к федеральному указу 1997 года о согласии, регулирующему реформу широко распространенных неправомерных действий в Департаменте полиции Питтсбурга.

В недавнем интервью О’Брайен сказал, что Мадер соответствовал «всем критериям, определяющим, кто должен быть офицером полиции в Вейртоне, Западная Вирджиния. Он оттуда. Он женат. Он воспитывает детей. Он ветеран морской пехоты.Он вступил в Национальную гвардию Западной Вирджинии. И до тех пор, пока он не выстрелил и не убил этого молодого афроамериканца, его считали тем, кто должен быть в этой полиции ».

Юридическая фирма потратила недели на поиски прецедента для действий Вейртона: увольнения офицера за то, что он не выстрелил из пистолета во время смертельной стрельбы. Дела, заключения, статьи в юридических журналах — юристы вышли ни с чем.

Тем не менее, 9 мая 2017 года адвокаты Мадера подали иск в окружном суде США Северного округа Западной Вирджинии.Его юристы писали, что он был несправедливо уволен, а затем стал объектом возмездия со стороны городских властей с целью подорвать его репутацию.

О’Брайен и Коулман сказали, что они долго решали, как представить дело для общественности. Была некоторая поддержка тому, чтобы сделать его проблемой Black Lives Matter с упором на Уильямс.

Но Мадер был непреклонен: он не стал подвергать сомнению право Кузьмы стрелять, исходя из того, что происходило, и того, насколько мало Кузьма знал о ситуации. Мадер сказал, что хотел обосновать это исключительно «уважением прерогативы полицейского не применять смертоносную силу».”

Мадер сказал, что, по его мнению, шеф Weirton не выполнил эту прерогативу.

«Копы Weirton были крайне неудобны при мысли о том, что любой из них пойдет на любой риск для жизни другого полицейского», — сказал Коулман. «Я думаю, что это действительно то, к чему все сводилось: тот факт, что Мадер был готов подождать даже эти пару секунд, чтобы оценить потенциально опасную ситуацию, прежде чем он кого-то застрелил. Для них это был слишком большой риск. Они ожидают, что, если жизнь полицейского каким-либо образом замешана, полицейский всегда будет стрелять первым.Я думаю, они хотят зависеть от этого ».

О’Брайен согласился.

«Это теория полицейской деятельности« Голубая жизнь важнее, больше », — сказал он. «Если сомневаешься, стреляй. Если ты умеешь стрелять, ты должен стрелять. Если у вас есть выбор подождать эту секунду, чтобы увидеть, сможете ли вы защитить жизнь гражданина и подвергнуть свою собственную жизнь риску, вы должны лишить его жизни ».

Настаивая на своем деле, О’Брайен и Коулман вовсе не были уверены, что юридическое требование, которое они предъявляли, возобладает. Но потом им вручили что-то вроде подарка.

Город Вейртон прислал ответ к иску, отказав в иске. Но он никогда не делал того, что О’Брайен считал обычным и ожидаемым — и, возможно, опасным для его дела. Городские власти никогда не подавали ходатайство об отклонении иска — обычный шаг, который потребовал бы довольно тщательной проверки обоснованности требований Мадера.

Когда город предпочел этого не делать, стало ясно, что адвокаты Мадера смогут заставить полицию и городских властей предоставить то, что Мадер так долго ждал услышать: отчет под присягой о том, как и почему его уволили, и что это было за должен был поступить иначе в 3 а.м. напротив проспекта Марии 119,


Для Пул и ее детей часы и дни после смерти Уильямса были кошмарным туманом. Она сказала, что власти относились к ним больше как к родственникам подозреваемого в совершении преступления, чем как к скорбящим родственникам молодого человека, склонного к самоубийству, умершего в 23.

.

Автомобиль Williams, припаркованный перед Мэри, 119, был конфискован. Следователи полиции штата составляли записи обо всех его прикосновениях к закону: уволенный DUI; Предполагаемая роль водителя-беглеца во время нападения в Огайо.Официальный отчет полиции штата включал заявление властей Огайо о том, что если бы они встретили Уильямса при его жизни, они бы его арестовали. Семья задавалась вопросом, какое возможное отношение имеет необоснованное утверждение к расследованию того, действовали ли офицеры Вейртона должным образом при стрельбе со смертельным исходом?

Члены семьи сказали, что у них были проблемы с получением какой-либо информации о стрельбе, и они были поражены, когда офицер Weirton, явно разочарованный их вопросами, саркастически пожелал Пулу счастливого Дня матери.Семья позвонила в полицию штата, но им сказали, что Гибсон, проводивший расследование, уехал в отпуск через несколько дней после инцидента.

Опасаясь, что расследование было менее чем объективным, семья решила записать на пленку некоторые разговоры с полицией штата.

«Мы звоним, потому что очень хотели бы забрать вещи моего брата», — сказала Наташа Олт во время одного звонка.

Раздраженный солдат по телефону сказал, что он объяснил, что Гибсон в отпуске.«Ежедневный вызов не изменит того факта, что он все еще в отпуске», — сказал солдат.

Наташа перевела дыхание и попробовала еще раз. «Понятно, что у меня есть вопросы, — сказала она. «Так что, если вы могли быть достаточно понимающими, чтобы позволить его сестре, которая очень любила его, задать вам пару вопросов. Я уверен, что у тебя есть брат. Пожалуйста, просто на секунду поставьте себя на мое место и проявите немного сострадания ».

Ваш браузер не поддерживает элемент audio .
Пожалуйста, на секунду поставьте себя на мое место ».

Она ждала. Линия молчала. Солдат задержал ее. Он так и не вернулся к звонку.

Долэнс, семейный адвокат, не видел во всем этом никакой тайны. Опытный адвокат — он также работал клерком в Верховном суде Западной Вирджинии после юридической школы — его представил семье друг. Долэнс сказал, что, по его мнению, власти Вейртона и полиции штата опасаются, что убийство Кузьмой Уильямса вызывает сомнения.По его словам, в их интересах утаивать информацию и копать компромат на Уильямса, чтобы в конечном итоге у них была последовательная история, которую можно было бы предать огласке.

Долэнс видел стрельбу так: два дублера мчались к месту происшествия, полные страха, адреналина и готовности стрелять; то, что их две патрульные машины чуть не разбились, свидетельствовало об их рвении. Крик на Уильямса, чтобы тот бросил пистолет, и наступление на него и Мадера в корне изменили динамику на 119 Мари. И Кузьма, не теряя времени, взял на себя ответственность и начал действовать.По словам Доланса, хотя его опасения могли быть законными, это не давало ему права использовать смертоносную силу в качестве первого варианта.

«Проблема для полиции в том, что первым явился офицер, офицер Мадер, и этот офицер был там, чтобы снизить эскалацию ситуации», — сказал Долэнс. «Он видел, что Р.Дж. Уильямс не представлял угрозы. В чем, как оказалось, он был абсолютно прав. Он держал незаряженное ружье и, судя по всему, пережил худшую ночь в своей жизни.

Первые три пули, выпущенные Кузьмой по пр. Марии, 119, попали в землю, дерево и шину грузовика. (Полиция штата Западная Вирджиния)

«Проблема для полиции в том, что ситуация была под контролем, пока не появились двое других офицеров», — возразил Доланс. «Они подкатились, чуть не ударились друг о друга и выскочили из машин. В течение пяти-восьми секунд один из них начал дико стрелять в ночное время в жилом районе, попал в чью-то машину по соседству, попал в соседний дом, а затем, в конце концов, один из его выстрелов в конечном итоге попал этому молодому человеку в спину. головы, и убил его.И этого можно было избежать. Это проблема.»

Дэвис, прокурор округа Хэнкок, высмеял интерпретацию событий Долэнсом. Дэвис, занимающий эту должность с 1992 года, сказал, что его практика заключается в том, чтобы полагаться на расследования полиции штата при взвешивании любых возможных обвинений против офицера, совершившего перестрелку. Он сказал, что каждая из трех других смертельных стрельб в полиции, которые он помнил, были признаны оправданными. По его словам, его вывод о том, что обстрел Марии, 119, тоже был оправдан, «был легким делом.”

«Он был рядом с оружием, которое предположительно было готово к атаке», — сказал Дэвис о Кузьме. «Безопасность офицера важна».

Когда несколько месяцев спустя появилась история об увольнении Мадера, Ида Пул и ее дети надеялись, что Мадер поддержит их веру в необоснованность стрельбы. Их тронули рассказы о том, что Мадер узнал о бедственном положении Уильямса. Тот Мадер назвал Уильямса «братом», и они улыбнулись. Его сдержанность казалась отчетливой и мощной.Они думали, что он может стать своего рода оратором для более эффективного ведения полицейской стрельбы.

«Это был прекрасный момент для перемен», — сказала Наташа Олт.

Мадер сказал, что ужасно чувствует себя к семье Уильямса. Но он ясно дал понять, что ничем не поможет в попытках семьи подать в суд на Кузьму или департамент. Его решение не стрелять не означало, что решение Кузьмы стрелять было неправильным.

Доланс был одновременно разочарован и восхищен. Он сказал, что Мадер показался ему честным и благородным.

«Мадер не хотел говорить, что другие офицеры сделали что-то не так. Он не говорит, что то, что они сделали, было правильным. Он просто говорит, что не может сказать, что то, что они сделали, было неправильным, потому что он не видел этого их глазами », — сказала Долэнс в недавнем интервью. «И, конечно, для семьи было бы лучше, если бы мы могли получить какое-то, знаете, какое-то заявление, которое другие офицеры явно облажались:« Я все сделал правильно; они все сделали неправильно ». Но это не тот человек, что Стивен Мадер.Он рассказывает, как оно есть, и у него не было никаких планов. Иногда приходится принимать факты такими, какие они есть, а не такими, какими вы хотели бы их видеть ».

Без Мадера, заключил Долэнс, не могло быть никакого дела против Кузьмы и полиции Вейртона.

Сообщать Иде Пул и ее детям, что Мадер не будет помогать их делу, сказала Долэнс, было мучительно. «Я старался быть откровенным», — сказал он. «Но это была самая трудная новость, которую мне приходилось сообщать в своей карьере».


За год, прошедший после увольнения, Мадер добился успехов в новой жизни в своем родном городе.

Он научился избегать любых контактов с сотрудниками полиции Вейртона — в супермаркете или в школе, которую вместе посещали их дети, — и нашел работу водителем грузовика, перевозящим опасные отходы. Он преодолел 3000 миль в неделю и провел пять ночей вдали от своей семьи. Он проводил больше времени со своей семьей в качестве полицейского, но вождение грузовика платило больше.

И все же дело в его добром имени. Чтобы прояснить это, он добился права брать от своих обвинителей показания под присягой.Первым пошел Кузьма, офицер, застреливший Уильямса и назвавший Мадера трусом.

Допрос 9 октября 2017 продлится 3,5 часа.

Все началось, как и почти все показания, с простой биографии. Кузьма сказал, что ему уже 12 лет в силе Вейртона. Он так и не закончил колледж и пару лет проработал в санитарном департаменте Уэйртона, прежде чем поступить в полицию. Был женат, имел детей.

Затем юристы вместе с отделом приступили к изучению истории Мадера.Начальник полиции и городской менеджер на своей пресс-конференции годом ранее заявили, что Мадер был проблемным офицером. Если бы был, Кузьма должен был бы знать. Двое мужчин провели недели, работая в одну и ту же смену, и в составе такой же небольшой группы, как у Виртона, это означало, что они тратили много времени, отвечая на одни и те же звонки.

На вопрос, думал ли Кузьма до стрельбы, что Мадер не годится на должность офицера сил Вейртона, Кузьма ответил, что нет.

О’Брайен, адвокат, принимавший показания, обратился к делу о стрельбе 6 мая.Допрос привел Кузьму к посекундному пересказу событий перед Марией 119. И когда они закончили, Кузьма оказался в месте, которого он, вероятно, не мог ожидать.

Кузьма сказал адвокату, что он впервые увидел Мадера с пистолетом, направленным во что-то, и только позже увидел, что он направляет его на Уильямса. На допросе Кузьма сказал, что, если бы Мадер не считал Уильямса угрозой, возможно, ему следовало бы сразиться с ним. Или встал между Уильямсом и прибывшими офицерами.Возможно, он мог кричать что-то о своей вере в самоубийство Уильямса, сказал Кузьма.

Кузьма, однако, сказал, что был абсолютно уверен в том, что должен был сделать Мадер, когда Уильямс поднял пистолет и пошел к офицерам: он должен был застрелить его.

«Mr. Уильямс наставлял на меня пистолет. Я не могу засвидетельствовать то, что мистер Мадер имел с ним до моего приезда, но могу сказать очень уверенно, что как только мистер Уильямс покинул офицера Мадера, сосредоточился на мне и начал направлять на меня пистолет, я думаю, что область принятия решения делая для мистераМадер быстро меняется, и что он должен защищать меня ».

Адвокаты

Мадера почувствовали возможность и, вопрос за осторожным вопросом, максимально использовали ее.

«Единственное яблоко раздора, которое у вас есть с мистером Мадером, это то, что он не применил смертоносную силу в первый момент, когда вы считаете, что ее следовало применить, верно?»

«Верно».

«И первый момент, когда он должен был его использовать, — это тот момент, когда мистер Уильямс поднял пистолет со своего бока и начал ходить туда-сюда?»

«Да.”

Адвокат настаивал.

Разве для Кузьмы требования не такие же? — спросил О’Брайен у офицера. У него был пистолет. Он осознал угрозу. Он был обязан защищать — себя и Бейкера.

«И мы можем согласиться с тем, что в этом конкретном случае, сколько бы времени ни прошло в том, что вы здесь описали, вы не применили смертоносную силу, хотя ее следовало применить?»

«Да».

«И одна из причин, по которой вы не применили смертоносную силу мгновенно, заключается в том, что вы впервые за всю свою карьеру столкнулись с такой ситуацией?»

«Да, сэр.”

«Затем вы крикнули мужчине, чтобы тот« бросил »».

«Да».

«Вместо того, чтобы применить смертоносную силу в тот момент, когда она должна была быть применена, вы выбрали вариант отдать другую команду».

«Да».

«И это то же самое, что делал офицер Мадер?»

«Да».

Затем адвокат представил Кузьме свои показания в ночь стрельбы. В нем Кузьма отметил, что когда он увидел, что Уильямс направил пистолет на Мадера, он не выстрелил.

«Это еще один случай, когда, основываясь на вашем заявлении о том, когда требовалось применить смертоносную силу, вы должны были применить смертоносную силу?

«Да».

Затем О’Брайен попросил Кузьму объясниться. Почему он не выстрелил?

«Шок».

О’Брайен схватился за допуск.

«Итак, вы признали, что офицер, даже с 12-летним опытом, когда впервые сталкивается с кем-то, направившим на него оружие, может действовать не в соответствии с тем, что должно быть сделано, из-за шока от столкновения с этим. ситуация? »

«Да.”

«И тот же анализ действительно применим к офицеру Мадеру при данных обстоятельствах, потому что он столкнулся с точно такой же ситуацией. Истинный?

«Да».

Ну, если Мадер был трусом за то, что не применил смертоносную силу, когда это необходимо, адвокат спросил Кузьму, не так ли он?

«В ту секунду можно было сказать, что я был».

«Кто-нибудь назвал вас трусом из-за этого?»

«Нет.»

«Вы когда-нибудь говорили кому-нибудь:« Я считаю, что я такой же трус, как и мистер Фрэнсис ».Мадер быть? »

«Нет.»

Сказал ли вам кто-нибудь в цепочке командования, что, по их мнению, они бы отреагировали иначе, чем вы или офицер Мадер отреагировали в данных обстоятельствах? »

«Сказал ли вам кто-нибудь в цепочке подчинения, что, по его мнению, он бы отреагировал иначе, чем вы или офицер Мадер отреагировали в данных обстоятельствах?»

«Нет, не припоминаю.”

Начальник полиции Уиртона Роб Александер был свергнут на следующий же день.

Александр сказал, что Мадера не уволили за то, что он не стрелял в Уильямса, и отрицал, что отпустил его, чтобы защитить Кузьму и отдел. Но Александр признал, что никогда не разговаривал с Мадером об инциденте, прежде чем уволить его. Он также сказал, что никогда не разговаривал с капитаном, который написал служебную записку, в которой рекомендовал стрелять Мадера.

Что касается того, что Мадер мог поступить иначе, Александр сказал, что он тоже думал, что Мадер мог схватить Уильямса, но затем признал, что было бы неразумно пытаться схватить кого-то из ружья.

Он предположил, что Мадер мог использовать электрошокер, но затем признал, что даже не знает, был ли он у Мадера.

Он сказал, что думал, что Мэдер мог крикнуть: «Эй, это самоубийство копа», но затем признал, что вряд ли это могло быть услышано из-за криков офицеров, призывающих Уильямса бросить пистолет.

Коулман очень внимательно подошел к следующему блоку вопросов.

Она указала, что, если Мадер не считал Уильямса угрозой, ему было прямо запрещено стрелять в него, согласно собственной политике полицейского управления Вейртона в отношении применения силы.

«В соответствии с Конституцией и политикой Вейртона в отношении применения силы, Мадеру разрешалось стрелять в Уильямса только в том случае, если он считал, что Уильямс представляет непосредственный риск причинения вреда, серьезного вреда себе или другим, верно?»

«Верно».

Был полдень 10 октября 2017 года, примерно шесть часов после того, что стало для Александра более чем восьмичасовым допросом. Он многое признал: он никогда не вел расследование смертельной стрельбы в полиции; что он никогда не говорил с Мадером о поведении, за которое его уволили; что у него на самом деле не было ответа на вопрос, что Мадер мог бы сделать иначе; что он не представил никаких доказательств того, что то, что он ясно дал понять публике — он готовился уволить Мадера еще до стрельбы, — на самом деле было правдой.

И теперь, почти через полтора года после смерти Уильямса, он, казалось, признал центральную точку иска Мадера о неправомерном расторжении договора.

В этом убедился юрист.

Если Мадер не верил, что Р.Дж. Уильямс представлял непосредственную угрозу причинения вреда себе или другим, ему не разрешили бы стрелять в него ни в соответствии с Конституцией, ни в соответствии с политикой использования силы Вейртоном; это верно?»

«Хорошо.Так что если Мадер не поверил, что Р.Дж. Уильямс представлял непосредственную угрозу причинения вреда себе или другим, ему не разрешили бы стрелять в него ни в соответствии с Конституцией, ни в соответствии с политикой использования силы Вейртоном; это верно?»

Александр не торопился. На видеозаписи показаний он кажется смирившимся, даже побежденным. Он ждет, прежде чем ответить одним словом.

«Да», — сказал он.

Могу я их застрелить? Закон о самообороне в NC

Как судебный поверенный штата Северная Каролина, мне часто задают вопросы о законе о самообороне в округе Северная Каролина

.

«Что такое закон о самообороне в Северной Каролине?»

«Что такое закон о самообороне в Северной Каролине в отношении защиты других?»

«Когда я могу применить смертоносную силу?»

«Могу ли я застрелить кого-нибудь, кто пытается проникнуть в мой дом на основании Доктрины Замка?»

Что такое самооборона?

Короче говоря, Самооборона — это защита, используемая для оправдания поведения человека, которое в противном случае было бы преступным.Например, закон о самообороне предусматривает, что человек может применить смертоносную силу / убить нападающего, если он или она разумно полагает, что их действия необходимы для предотвращения убийства нападающим или причинения ему серьезных телесных повреждений.

Как правило, одно лицо может применить силу против другого, когда количество силы разумно необходимо для защиты себя от нападения со стороны другого лица, даже если нападение не является смертельным.

Что такое защита других согласно закону о самообороне в Северной Каролине?

Те же правила применяются при использовании самозащиты при защите другого человека.

Когда я могу использовать смертоносную силу для самообороны?

Человек может использовать смертоносную силу для защиты, ЕСЛИ человек разумно полагает, что такая сила необходима для предотвращения неминуемой смерти или телесных повреждений себе или другому, ИСКЛЮЧАЯ ЕСЛИ

  1. Лицо знало или разумно должно было знать, что это лицо являлось либо поручителем правоохранительных органов, либо поручителем;
  2. Лицо применяет смертоносную силу против сотрудника правоохранительных органов, который законно выполняет свои служебные обязанности после того, как впервые представился;
  3. Лицо, применяющее смертоносную силу, совершает уголовное преступление или пытается его совершить;
  4. Лицо, применившее смертоносную силу, определено как первоначальный агрессор в противостоянии и не может отказаться или попытаться уйти от эскалации противостояния до применения смертоносной силы;

БЫСТРЫЙ ОТВЕТ: Вы можете выстрелить в кого-нибудь, если у вас есть разумные основания полагать, что ваша жизнь в опасности, при условии, что ни одно из вышеперечисленных исключений не применяется.

Доктрина замка Северной Каролины: защита дома, рабочего места и автомобилей

Могу ли я застрелить кого-нибудь, взломавшего мой дом или машину?

Общий статут Северной Каролины 14-51.2 охватывает три защиты: каждая из этих защит аналогична тем, что законный владелец дома, рабочего места или автомобиля, как предполагается, имеет разумные опасения неминуемой смерти или серьезных телесных повреждений, если оба применяется следующее:

  1. Лицо, против которого были применены силы защиты, незаконно или насильственно проникло или незаконно / насильственно проникло, или это лицо удалило или пыталось удалить другое лицо против его воли из указанного места, и
  2. Оккупанты знали или имели основания полагать, что незаконное и насильственное проникновение или незаконное и насильственное действие имело место или имело место.ИСКЛЮЧАЯ
  3. В ситуациях, описанных в NC GS 14-51.2 (c) или как указано ранее в отношении сотрудников правоохранительных органов и залогодержателей.

Для получения дополнительной информации см. NCGS 14-51.2 и NCGS 14-51.3

Когда я могу использовать несмертельную силу, чтобы предотвратить или остановить нападавшего?

Человек может защищаться, даже если нападение другого человека не смертельно. Можно использовать разумную силу, чтобы остановить / предотвратить серьезные травмы себе или другим. Однако применение силы со смертельным исходом может быть запрещено, за исключением случаев, когда у человека есть разумные основания полагать, что сила необходима для предотвращения неминуемой смерти или телесных повреждений.

написано

Джон Велборн

Джон — опытный адвокат, более 10 лет участвовавший в судебных разбирательствах по различным делам во всех судебных инстанциях штата Северная Каролина. Чтобы узнать больше, посетите нас на Facebook.com/WelbornLawFirmPLLC


Никакое краткое изложение, подобное приведенному выше, никогда не должно заменять совет надежного, опытного юриста, поэтому, пожалуйста, свяжитесь с Welborn Law для любых конкретных вопросов, которые могут у вас возникнуть.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *