Ребекка хорн: Хорн, Ребекка — Википедия Переиздание // WIKI 2

Содержание

Хорн, Ребекка — Википедия Переиздание // WIKI 2

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Хорн.

Ребекка Хорн (англ. Rebecca Horn, 24 марта 1944 года, Михельштадт, Германия) — современная немецкая художница и режиссёр. В настоящее время живёт и работает в Париже и Берлине[2].

Биография и творчество

Ребекку воспитывала няня, бывшая художница из Румынии, которая начала учить её рисовать, когда ей было года полтора[3]. Большую часть своего детства она провела в школах-интернатах. Когда Ребекке было 19 лет, родители хотели, чтобы она изучала экономику, но поступив по-своему, она стала изучать искусство. В 1964 году она заразилась тяжёлым легочным заболеванием, год она провела в санатории. После выписки из санатория, она всё ещё не чувствовала себя достаточно хорошо, чтобы жить полноценной жизнью. Ей приходилось принимать множество антибиотиков и долго спать. Но несмотря на это, она продолжала работать с более простыми материалами. Когда она находилась в кровати, ей нравилось рисовать цветными карандашами, которые всё ещё остаются её любимыми инструментами. Хорн окончила Гамбургскую высшую школу изобразительного искусства. В 1971 году стажировалась в лондонском Художественном колледже Св. Мартина. В 1973 году состоялась её первая персональная выставка в берлинской галерее Рене Блока

[2].

Хорн занялась перформансами в конце 1960-х — начале 1970-х. Несколько раз участвовала в кассельской «Документе» (1972, 1977, 1982, 1992).

Перформансы

  • Единорог (Einhorn; Unicorn) — девушка прогуливалась по полям и лесам с водруженным на голове рогом, который крепился ремнями к её обнаженному телу.
  • Finger Gloves (1972) — Хорн в перчатках с длинными пальцами царапала стены комнаты.

Режиссёрские работы

  • Der Eintänzer (1978, Одинокий танцовщик)
  • La ferdinanda: Sonate für eine Medici-Villa (1982, Фердинандо: соната для виллы Медичи)
  • Buster’s Bedroom (1990, Спальня Бастера)[4]

Признание

В 2010 Ребекка Хорн получила Императорскую премию.

Работы Хорн находятся в собраниях Музея Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, Музея современного искусства, Нью-Йорк, Музея современного искусства в Лос-Анджелесе, Музея современного искусства в Сан-Франциско, США; Художественной галерее Нового Южного Уэльса, Австралия; Кастелло ди Риволи, Турин, Италия; Галереи Тейт, Лондон, Великобритания; Центра Жоржа Помпиду, Париж, Франция; Центра искусств и медиатехнологий, Карлсруэ, Германия; Городского Музея Ван Аббе в Эйндховене, Нидерланды и других[5].

Примечания

Ссылки

Эта страница в последний раз была отредактирована 1 декабря 2018 в 08:58.

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки

Ребекка Хорн (1944) — классик современного искусства. Первые уроки рисования ей дала гувернантка, а профессиональное образование она получила в Гамбургской высшей школе изобразительного искусства. В 1971 году Ребекка Хорн проходит стажировку в лондонском Художественном колледже Св. Мартина, потом несколько лет проводит в Нью-Йорке (1972–1981). Ребекка Хорн несколько раз становилась участницей важнейшей периодической выставки современного искусства — кассельской «Документы» (1972, куратор Харальд Зееманн; 1977, куратор Манфред Шнекенбургер; 1982, куратор Руди Фукс; 1992, куратор Ян Хут).

Основная тема творчества Ребекки Хорн — это поиск расширенных форм самовосприятия, размышления о границах человеческого тела, о сложном взаимоотношении одушевленного / неодушевленного и о том, как человек коммуницирует с окружающим миром. Эти темы были предметом пристального внимания постминималистского искусства по обе стороны Атлантики, и в этом отношении работы Хорн близки фильмам Брюса Наумана и перформансам Вито Аккончи.

В возрасте 20 лет Ребекка Хорн серьезно заболела и около года провела в госпитале. Ее первые «телесные скульптуры» восходят именно к этому периоду (между декабрем 1968 и июнем 1969 года), а перформансы, в которых они используются («Перформансы 1 и 2»), демонстрируют нам, как тело преодолевает собственные границы, как болезнь и боль сменяются покоем и чувством защищенности. В известном смысле, Ребекке Хорн предстояло заново выстроить коммуникацию с внешним миром и заново открыть его для себя. «В таких работах, как „Балансир для головы“, „Черные рога“, „Продолжение головы“ и „Белое тело-опахало“ мы наблюдаем почти алхимическое преображение тела: дополненное рогами, перьями и крыльями, оно превращается в тело мифологического существа» (Серджо Эдельштейн).

Опыт пребывания в замкнутом пространстве нашел свое отражение в дальнейшем творчестве Хорн: характерно, что действие ее более поздних полнометражных фильмов, которые будут показаны на выставке («Партнер для танцев», «Спальня Бастера»), разворачивается именно в изолированных пространствах.

Важно отметить, что вещи являются такими же героями творчества Хорн, как и люди: одушевленное и неодушевленное сосуществует в ее работах на равных, вступая в различные взаимоотношения. Механизмы, которые она конструирует («Изломанный ландшафт», «Солнечный воздыхатель»), наделяются эмоциями и одушевляются. В своих фильмах, скульптурах и инсталляциях — которые теснейшим образом между собой связаны — Хорн предлагает новое толкование концепции реди-мейда, дополняя ее анимистическими элементами и в этом отношении демонстрируя бо́льшую близость к спиритуалистическим ритуалам, чем к концептуальному искусству. Это объясняет помимо прочего, почему найденные объекты или объекты, которым придается новая функция, играют столь существенную роль в ее творчестве.

«Человеческие» персонажи Хорн, напротив, впадают в автоматизм и уподобляются машинам. Не случайно одной из главных референтных фигур для Хорн на протяжении многих лет оставался Бастер Китон — легендарный комик с застывшей на лице маской невозмутимости. С его именем непосредственно связаны фильм «Спальня Бастера» и инсталляция «Время идет». Но при этом уязвимость героев Хорн столько велика, что они вынуждены прятаться в защитные перьевые коконы, скрываться за масками, в тюрьмах и убежищах, облачаться в смирительные рубашки. Только так и произведения Хорн, и ее персонажи могут обрести свободу.

Произведения Ребекки Хорн во многом опережают время, благодаря чему каждая ее выставка становится запоминающимся событием.

К выставке в МАММ будет приурочено издание книги о Ребекке Хорн с текстами Дорис фон Дратен, Мартина Мозебаха, Карла Хенляйна и Серджо Эдельштейна, а также стихотворениями Ребекки Хорн, которые впервые переведены на русский язык известным переводчиком и лауреатом Премии Андрея Белого (2010) Алёшей Прокопьевым.

Работы Ребекки Хорн находятся в собраниях Музея Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, Музея современного искусства, Нью-Йорк, Музея современного искусства в Лос-Анджелесе, Музея современного искусства в Сан-Франциско, США; Художественной галерее Нового Южного Уэльса, Австралия; Кастелло ди Риволи, Турин, Италия; Галереи Тейт, Лондон, Великобритания; Центра Жоржа Помпиду, Париж, Франция; Центра искусств и медиатехнологий, Карлсруэ, Германия; Городского Музея Ван Аббе в Эйндховене, Нидерланды и многих других.

Хорн, Ребекка — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Хорн.

Ребекка Хорн (англ. Rebecca Horn, 24 марта 1944 года, Михельштадт, Германия) — современная немецкая художница и режиссёр. В настоящее время живёт и работает в Париже и Берлине[1].

Биография и творчество

Ребекку воспитывала няня, бывшая художница из Румынии, которая начала учить её рисовать, когда ей было года полтора[2]. Хорн окончила Гамбургскую высшую школу изобразительного искусства. В 1971 году стажировалась в лондонском Художественном колледже Св. Мартина. В 1973 году состоялась её первая персональная выставка в берлинской галерее Рене Блока[1].

Хорн занялась перформансами в конце 1960-х — начале 1970-х. Несколько раз участвовала в кассельской «Документе» (1972, 1977, 1982, 1992).

Перформансы

  • Единорог (Einhorn; Unicorn) — девушка прогуливалась по полям и лесам с водруженным на голове рогом, который крепился ремнями к её обнаженному телу.
  • Finger Gloves (1972) — Хорн в перчатках с длинными пальцами царапала стены комнаты.

Режиссёрские работы

  • Der Eintänzer (1978, Одинокий танцовщик)
  • La ferdinanda: Sonate für eine Medici-Villa (1982, Фердинандо: соната для виллы Медичи)
  • Buster’s Bedroom (1990, Спальня Бастера)[3]

Признание

В 2010 Ребекка Хорн получила Императорскую премию.

Работы Хорн находятся в собраниях Музея Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, Музея современного искусства, Нью-Йорк, Музея современного искусства в Лос-Анджелесе, Музея современного искусства в Сан-Франциско, США; Художественной галерее Нового Южного Уэльса, Австралия; Кастелло ди Риволи, Турин, Италия; Галереи Тейт, Лондон, Великобритания; Центра Жоржа Помпиду, Париж, Франция; Центра искусств и медиатехнологий, Карлсруэ, Германия; Городского Музея Ван Аббе в Эйндховене, Нидерланды и других

[4].

Примечания

Ссылки


Хорн, Ребекка — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Хорн.

Ребекка Хорн (англ. Rebecca Horn, 24 марта 1944 года, Михельштадт, Германия) — современная немецкая художница и режиссёр. В настоящее время живёт и работает в Париже и Берлине[1].

Биография и творчество

Ребекку воспитывала няня, бывшая художница из Румынии, которая начала учить её рисовать, когда ей было года полтора[2]. Хорн окончила Гамбургскую высшую школу изобразительного искусства. В 1971 году стажировалась в лондонском Художественном колледже Св. Мартина. В 1973 году состоялась её первая персональная выставка в берлинской галерее Рене Блока

[1].

Хорн занялась перформансами в конце 1960-х — начале 1970-х. Несколько раз участвовала в кассельской «Документе» (1972, 1977, 1982, 1992).

Перформансы

  • Единорог (Einhorn; Unicorn) — девушка прогуливалась по полям и лесам с водруженным на голове рогом, который крепился ремнями к её обнаженному телу.
  • Finger Gloves (1972) — Хорн в перчатках с длинными пальцами царапала стены комнаты.

Режиссёрские работы

  • Der Eintänzer (1978, Одинокий танцовщик)
  • La ferdinanda: Sonate für eine Medici-Villa (1982, Фердинандо: соната для виллы Медичи)
  • Buster’s Bedroom (1990, Спальня Бастера)[3]

Признание

В 2010 Ребекка Хорн получила Императорскую премию.

Работы Хорн находятся в собраниях Музея Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, Музея современного искусства, Нью-Йорк, Музея современного искусства в Лос-Анджелесе, Музея современного искусства в Сан-Франциско, США; Художественной галерее Нового Южного Уэльса, Австралия; Кастелло ди Риволи, Турин, Италия; Галереи Тейт, Лондон, Великобритания; Центра Жоржа Помпиду, Париж, Франция; Центра искусств и медиатехнологий, Карлсруэ, Германия; Городского Музея Ван Аббе в Эйндховене, Нидерланды и других

[4].

Примечания

Ссылки


Ребекка Хорн о Бойсе, венском акционизме и преподавании перформанса – Архив

— Ваши ранние годы описывают как роман воспитания в немного сюрреалистическом духе — бонна, закрытые пансионы, путешествие юной девушкой по Европе, болезнь легких, как следствие — невозможность встречаться с людьми и появление первых работ…

— Но это все чистая правда — вообще-то я воспитывалась в очень сложное время после войны, Вторая мировая была тяжелым испытанием — и для молодых художников особенно. Ведь нам всем было стыдно за то, что произошло, за то, что Гитлер вверг нашу страну в эту войну. Когда я была молода, мой отец вел бизнес в Италии, а мать жила в Швейцарии, потому что была очень больна. Один из моих братьев был убит в конце войны, второй погиб в результате несчастного случая, и это было тяжелое для меня время — сложное время самоопределения на фоне слишком большого количества страшных событий. Молодой женщиной я попала в Париж, а там, если ты говорил по-немецки, тебя называли свиньей — ведь немцы делали во время войны ужасные вещи. Молодому человеку было больно принять, что все эти ужасы могли происходить из твоей родной страны. И поэтому моя биография немного отличается от биографий современных художников, которые имели нормальное детство без всех этих драм.

— Но даже после того, как война окончилась, современное искусство, которое фашисты клеймили как дегенеративное, было реабилитировано совсем не сразу.

— Все лучшие художники были в эмиграции в Америке или в Англии, интеллектуалы уехали. Интеллектуальные корни были уничтожены, ведь все должны были спасаться бегством — так что люди моего поколения постоянно задавались вопросом о том, кто же они исторически. У вас была похожая вещь — сначала авангард, Маяковский и Лиля Брик, Дзига Вертов, чьими фильмами я засматривалась в студенчестве. И вдруг внезапно все исчезло, измельчало; в Германии тоже был такой период — все было запрещено. Только сильно позже интеллектуалы и художники начали возвращаться. Новое поколение было связано с «Флуксусом». Нам Джун Пайк, между прочим, был моим близким другом. Когда я еще была студенткой, он приехал из оккупированной Кореи. Он не мог туда вернуться.

— Кто произвел на вас впечатление на художественной сцене в Париже, когда вы туда приехали студенткой?

— В 60-х там еще работали какие-то старые сюрреалисты, я даже была знакома с Дали, но главным было новое поколение 68 года. Даниэль Кон-Бендит, который играл большую роль в восстании 68 года, между прочим был моим другом — он провел детство в Германии и мы ходили с ним в одну частную школу.

  • None

    Ребекка Хорн. Время идет, 1990–1991

    Фотография: предоставлена пресс-службой Мультимедиа-арт-музея

    1/2

  • None

    Ребекка Хорн. Блуждающие огни, 2012

    Фотография: предоставлена пресс-службой Мультимедиа-арт-музея

    2/2

— Вы принадлежите к тому поколению немецко-австрийских художников 60-х — 70-х, которые начинали работать с перформансом, но в отличие от венских акционистов и Бойса, которые апеллировали к архаике, ваш перформанс был связан скорее с культурой Просвещения, чем с доисторическими ритуалами.

— Ну Бойс был немецкий солдат и чтобы справиться с этой травмой — с тем, что он был наци, — он изобрел эту историю о том, что его, подбитого летчика, подобрали шаманы где-то в России и что в результате он переродился, стал новым человеком. Все эти идеи шаманизма он почерпнул у Мирчи Элиаде и с их помощью постепенно выстроил себе новую биографию, освободился от своего прошлого. Стал безумцем и учителем с сотнями студентов в Дюссельдорфской академии — это было блестяще. И был тот же Нам Джун Пайк и многие другие. Мы все встречались в галерее Рене Блока, я была самой молодой из художников, которые там выставлялись, и я многому научилась у них . Но потом я сильно заболела и провела в изоляции почти полтора года — и мне надо было найти способ как-то сообщаться со внешним миром, это был совсем другой тип творчества. Если кого-то запереть в одиночестве, это очень развивает внутренний мир. После того как я вернулась в свою студию в Гамбург, все, что я могла, — это шить, другие материалы мне были недоступны из-за проблем с легким. Так что перформанс был естественным выходом, и первые перформансы были очень ритуальными, с минимальным количеством зрителей, и очень интенсивными. А потом Харальд Зееман пригласил меня на «Документу» и я стала гораздо более знаменитой. В общем-то мне повезло, ведь я могла просто умереть.

— Как вы начали делать движущиеся объекты? Как вы осваивали технику и механику? Ведь механизмы в ваших работах никогда не спрятаны, они видны как часть произведения.

— Ну техника и механика как таковые мне не важны. Они только средство. Но когда меня приглашают в Амстердам или Лондон, в Италию и Америку, мне всегда нужен техник, который ездит со мной. Всего в моей жизни было три техника, причем второй из них учился всему у первого, а третий — у второго, и с одним из них я работаю уже 35 лет. Всего у меня сейчас два техника, они работают и живут со своими семьями и собаками в деревне под Франкфуртом, где находится мой фонд — это целое здание в сельской местности. Когда-то мои бабушка с дедушкой держали там текстильное производство, и я выкупила этот дом. Мы пробуем разные вещи и экспериментируем, но меня лично интересует не техника как таковая, а то, что с ее помощью в произведении происходит. Я знаю все нюансы, но не занимаюсь технической стороной сама, потому что тогда это займет все мое время, кроме того, я женщина и не могу поднимать тяжести.

— Вы не находите забавным, что ваше искусство начиналось исключительно с вашего тела, а теперь вам нужна для его производства целая фабрика?

— Ну да, проекты становятся все больше. У меня, конечно, есть определенные идеи, но сейчас все больше не я что-то предлагаю, а кто-то приезжает ко мне в деревню и говорит «а не попробовать ли нам вот это?» И получается что-то, что самой мне бы в голову не пришло.

  • None

    Фрагменты перформансов Хорн семидесятых годов

    Фотография: предоставлена пресс-службой Мультимедиа-арт-музея

    1/5

  • None Фотография: предоставлена пресс-службой Мультимедиа-арт-музея

    2/5

  • None Фотография: предоставлена пресс-службой Мультимедиа-арт-музея

    3/5

  • None Фотография: предоставлена пресс-службой Мультимедиа-арт-музея

    4/5

  • None Фотография: предоставлена пресс-службой Мультимедиа-арт-музея

    5/5

— Такая востребованность в зрелый период — особенно для перформансиста — должна ведь быть связана с определенными соблазнами.

— Какое-то время назад перформансом занимались мало, но теперь он снова переживает возрождение, он стал более сложным, хорошо сделанным, масштабным — но он больше похож уже на какую-то оперу. Уже нет того интенсивного опыта, который перформанс давал в 60-е — ну, может, у вас тут в России иначе, я не знаю вашей сцены. А вообще люди сейчас хотят продавать, они больше вовлечены в бизнес, а студенты хотят все сразу и спрашивают меня: «Как у вас получилось?» Я говорю им, что нужно время, я ведь была неизвестной лет до сорока, во всяком случае не зарабатывала денег. Но сейчас время ускорилось, всего стало больше — впрочем, в результате большинство новых художников исчезнет, как это случилось с Нью-Йорком 80-х. Ведь там было невероятное количество художников, а сейчас из них работают единицы.

— Вы сказали о нашей сцене. Среди ваших студентов была ведь известная российская перформансистка — Елена Ковылина, которая связана с московским акционизмом. Вы знаете что-то об этом явлении?

— Да, она что-то такое рассказывала. У меня с ней связана определенная травма, о которой я очень не люблю говорить. Она была в моем классе и ужасно хотела сдать экзамен. Мы с ней обсудили ее будущую работу, но на следующий день (я была у себя в студии и не присутствовала на экзамене) я узнала, что то, что мы обсуждали, она не сделала — а вместо этого сделала перед экзаменационной комиссией минет своему бойфренду. Это было самое глупое, что можно было придумать. В результате экзамен ей не зачли. Но не потому, что это было провокационно — просто это было очень глупо!

— Ну вообще-то большая часть ее работ не так прямолинейна.

— Она мне нравилась! Она горела желанием делать перформанс. Но она была слегка безумна. У нее был этот перформанс с водкой, в результате которого она упала почти замертво, слава богу, там был врач и откачал ее — если бы она умерла, я бы потеряла место преподавателя! После истории с экзаменом ее шокировало, что ей не дали аттестат. И я ей сказала: «Ты можешь делать минет где хочешь, но только не на экзамене в немецкой академии! Этого никто не примет!» Кроме того, это было просто глупо. Вот у вас есть художники, которые сделали работу с членом на мосту — это отличная, умная работа. А она в результате сама же себе навредила. У нее могла бы быть хорошая международная карьера между Москвой, Берлином и Веной.

 

— Значит, венским акционистам было можно было творить всякие безумства — но в 60-е и в лесу?

— Ну они же не пытались сдавать официальные экзамены! Потом мы с ней смеялись, вспоминая эту ситуацию. Но она имела для нее и реальные последствия, ей не продлили учебную визу и она не смогла остаться в Берлине. Если бы она сделала это в какой-нибудь берлинской галерее, никому бы и дела не было. Но ей-то зачем-то понадобился аттестат!

— Вы не видите тут принципиальной проблемы, связанной с преподаванием перформанса в академии?

— В моем классе вы можете делать что угодно. Но не на экзамене перед этими на самом-то деле очень буржуазными профессорами! А если ты пошел на это — приходится принимать последствия!

— В ваших ранних перформансах есть нагота, но никогда нет чисто сексуального содержания, скорее наоборот.

— Потому что чистая сексуальность меня вообще не интересует — я в некотором смысле верю в красоту. Кому-то нужна грязь, чтобы что-то объяснить, мне лично — нет. Мне нагота нужна только как метафора, чтобы сказать с ее помощью о чем-то еще — я не хочу просто выйти на сцену и трахнуться с кем-то. Однако я не возражаю против того, чтобы другие это делали.

 

Выставку Ребекки Хорн можно посмотреть в Мультимедиа-арт-музее до 21 июля.

Хорн, Ребекка — Википедия. Что такое Хорн, Ребекка


Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ребекка Хорн (англ. Rebecca Horn, 24 марта 1944 года, Михельштадт, Германия) — современная немецкая художница и режиссёр. В настоящее время живёт и работает в Париже и Берлине[1].

Биография и творчество

Ребекку воспитывала няня, бывшая художница из Румынии, которая начала учить её рисовать, когда ей было года полтора[2]. Хорн окончила Гамбургскую высшую школу изобразительного искусства. В 1971 году стажировалась в лондонском Художественном колледже Св. Мартина. В 1973 году состоялась её первая персональная выставка в берлинской галерее Рене Блока[1].

Хорн занялась перформансами в конце 1960-х — начале 1970-х. Несколько раз участвовала в кассельской «Документе» (1972, 1977, 1982, 1992).

Перформансы

  • Единорог (Einhorn; Unicorn) — девушка прогуливалась по полям и лесам с водруженным на голове рогом, который крепился ремнями к её обнаженному телу.
  • Finger Gloves (1972) — Хорн в перчатках с длинными пальцами царапала стены комнаты.

Режиссёрские работы

  • Der Eintänzer (1978, Одинокий танцовщик)
  • La ferdinanda: Sonate für eine Medici-Villa (1982, Фердинандо: соната для виллы Медичи)
  • Buster’s Bedroom (1990, Спальня Бастера)[3]

Признание

В 2010 Ребекка Хорн получила Императорскую премию.

Работы Хорн находятся в собраниях Музея Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, Музея современного искусства, Нью-Йорк, Музея современного искусства в Лос-Анджелесе, Музея современного искусства в Сан-Франциско, США; Художественной галерее Нового Южного Уэльса, Австралия; Кастелло ди Риволи, Турин, Италия; Галереи Тейт, Лондон, Великобритания; Центра Жоржа Помпиду, Париж, Франция; Центра искусств и медиатехнологий, Карлсруэ, Германия; Городского Музея Ван Аббе в Эйндховене, Нидерланды и других[4].

Примечания

Ссылки

Хорн, Ребекка — Википедия. Что такое Хорн, Ребекка


Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ребекка Хорн (англ. Rebecca Horn, 24 марта 1944 года, Михельштадт, Германия) — современная немецкая художница и режиссёр. В настоящее время живёт и работает в Париже и Берлине[1].

Биография и творчество

Ребекку воспитывала няня, бывшая художница из Румынии, которая начала учить её рисовать, когда ей было года полтора[2]. Хорн окончила Гамбургскую высшую школу изобразительного искусства. В 1971 году стажировалась в лондонском Художественном колледже Св. Мартина. В 1973 году состоялась её первая персональная выставка в берлинской галерее Рене Блока[1].

Хорн занялась перформансами в конце 1960-х — начале 1970-х. Несколько раз участвовала в кассельской «Документе» (1972, 1977, 1982, 1992).

Перформансы

  • Единорог (Einhorn; Unicorn) — девушка прогуливалась по полям и лесам с водруженным на голове рогом, который крепился ремнями к её обнаженному телу.
  • Finger Gloves (1972) — Хорн в перчатках с длинными пальцами царапала стены комнаты.

Режиссёрские работы

  • Der Eintänzer (1978, Одинокий танцовщик)
  • La ferdinanda: Sonate für eine Medici-Villa (1982, Фердинандо: соната для виллы Медичи)
  • Buster’s Bedroom (1990, Спальня Бастера)[3]

Признание

В 2010 Ребекка Хорн получила Императорскую премию.

Работы Хорн находятся в собраниях Музея Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, Музея современного искусства, Нью-Йорк, Музея современного искусства в Лос-Анджелесе, Музея современного искусства в Сан-Франциско, США; Художественной галерее Нового Южного Уэльса, Австралия; Кастелло ди Риволи, Турин, Италия; Галереи Тейт, Лондон, Великобритания; Центра Жоржа Помпиду, Париж, Франция; Центра искусств и медиатехнологий, Карлсруэ, Германия; Городского Музея Ван Аббе в Эйндховене, Нидерланды и других[4].

Примечания

Ссылки


Ребекка Хорн: боди-арт, перформанс и инсталляции | Искусство инсталляции, Искусство перформанса

Официальный сайт: http://www.rebecca-horn.de

С начала 1970-х годов Ребекка Хорн создает творчество, которое представляет собой постоянно растущий поток представлений, фильмов, скульптур, пространственных инсталляций, рисунков и фотографий. Суть их образов проистекает из невероятной точности физических и технических функций, которые она использует для постановки своих работ каждый раз в определенном пространстве.

В первых перформансах, разгибаниях тела, она исследует равновесие между телом и пространством. В более поздних работах она заменяет человеческое тело кинетическими скульптурами, которые обретают собственную жизнь. Ее новые работы определяют и прорезают пространство отражениями зеркал, света и музыки.

Единорог был средневековым символом чистоты, целомудрия и невинности. Работа была оформлена для перформанса другом художника. Хорн писала: «Представление происходило ранним утром — все еще сырым, очень ярким — солнце требовало большего, чем любая публика… ее сознание было электрически возбужденным; ничто не могло остановить ее похожее на транс путешествие: соревнование с каждым деревом и облаком в поле зрения… и цветущей пшеницей, ласкающей ее бедра.Этот отчет подчеркивает как изящное движение, так и элемент саморазоблачения, который часто встречается в работах Хорна.

Вентилятор с белым корпусом 1972 г.

Механический вентилятор корпуса, 1973‑4

Аппарат

Хорна напоминает медицинский аппарат, хотя его функция остается неясной. Хорн говорит об этом произведении: «Исполнитель привязан к стеклянному сосуду (точнее к аквариуму), а его тело окружают трубы. Кровяные насосы медленно циркулировали через стеклянный контейнер по пластиковым трубкам; окружая его тело, как пульсирующее одеяние из вен, [оно] заставляет эволюцию неподвижного человека стать продолжением самого механизма ».

Машина для переливания крови, 1970

Машина для переливания крови, 1970

Вытяжки рук 1968

Ее работы связаны последовательностью в логике; Кажется, что каждая новая работа строго отличается от предыдущей. Элементы могут быть переадресованы, но появляться в совершенно разных, расходящихся контекстах.

Пальцевые перчатки, 1972

В этой работе исследуются идеи осязания и сенсорного восприятия.Хорн описала, как ношение этих перчаток изменило ее отношения с окружающей средой, так что далекие объекты оказались в пределах ее досягаемости: «перчатки для пальцев легкие. Я могу перемещать их без всяких усилий. Чувствовать, трогать, хватать что угодно, но держаться от предметов на определенном расстоянии. Рычаг удлиненных пальцев усиливает различные чувственные данные руки; … Я чувствую, как прикасаюсь, я вижу, как хватаю, я контролирую расстояние между мной и объектами ». В работе неявно присутствует идея о том, что прикосновение делает возможным близость между нашим телом и телами других.

Пальцевые перчатки, 1972

Маска-карандаш, 1972 год

Эта маска, накиданная на лицо, превращает голову владельца в инструмент для рисования. Хорн описал его ношение: «Все карандаши имеют длину около двух дюймов и создают профиль моего лица в трех измерениях… Я ритмично двигаюсь слева направо перед белой стеной. Карандаши делают на стене отметки, изображение которых соответствует ритму моих движений.Карандаши в виде шипов делают эту работу Хорна одной из самых грозных. Однако это связано с масками из перьев, поскольку перья также когда-то использовались для письма.

Маска-карандаш, 1972 год

Хорн описал, как эта маска меняет ее взаимодействие с другими людьми: «Перьями я ласкаю лицо человека, стоящего рядом со мной. Интимное пространство между нами наполнено тактильным напряжением. Перья закрывают мне зрение. Я могу видеть лицо другого только тогда, когда поворачиваю голову, глядя одним глазом, как птица.Подражая движениям птиц, Хорн предлагает использовать оперение в качестве средства общения и сексуальной демонстрации.

Маска из перьев петуха, 1973

Маска какаду 1973

Хорн описал использование этой маски в перформансе, посвященном идеям сексуальной доступности и близости: «Мое лицо закрыто двумя переплетенными, закрытыми перьями крыльев. Человек, стоящий передо мной, осторожно касается перьев, затем разделяет и раскрывает крылья.Расправленные крылья тянутся, как длинные птичьи крылья, и мягко обнимают [обе] наши головы. Покрытие из перьев изолирует наши головы от окружающей среды и заставляет нас оставаться в одиночестве, вместе ». Использование маски намеренно неоднозначно, а исполнение подразумевает напряжение между нежностью и агрессией.

Не позволять ногам касаться друг друга, 1974‑5

Пернатый тюремный веер, 1978

После физического опыта ее выступлений с разгибаниями тела, масками и перьями в 1970-х годах появились первые кинетические скульптуры, показанные в ее фильмах, таких как Пернатый тюремный вентилятор в Der Eintänzer (1978) или The Peacock Machine в La Ferdinanda (1981). ).

Предметы, используемые и специально созданные для ее инсталляций, такие как скрипки, чемоданы, дубинки, лестницы, пианино, веера из перьев, метрономы, маленькие металлические молотки, бассейны с черной водой, спиральные волочильные машины и огромные воронки вместе составляют элементы кинетических скульптур, которые освобождены от их определенной материальности и постоянно трансформируются в постоянно меняющиеся метафоры, затрагивающие мифические, исторические, литературные и духовные образы.

В 1980-х и 1990-х годах были созданы огромные инсталляции, посвященные местам, имеющим политическое и историческое значение.С помощью своих кинетических скульптур художница освобождает и перенаправляет тяжесть прошлого на эти физические пространства: как, например, в Концерте в обратном направлении (1997) в Мюнстере, где старая муниципальная башня оказывается местом казни Третьего рейха: или в Вене с Башней безымянных (1994), где она устанавливает памятник беженцам из балканских государств в виде башни с механически играющими скрипками. В 1999 году в Веймаре, культурном городе Европы, концерт для Бухенвальда был написан на территории бывшего трамвайного депо.Художник выложил за стеклом 40-метровые стены из пепла, как архивы окаменения. В «Зеркале ночи» (1998) в заброшенной синагоге в Кельне она использует энергию письма, текстурированную, чтобы противостоять исторической амнезии.

Концерт для анархии, 1990

Рояль подвешен вверх ногами к потолку на толстых тросах, прикрепленных к его ножкам. Он прочно, но ненадежно висит в воздухе, вне досягаемости артиста, высоко над полом галереи.

Механизм внутри пианино срабатывает каждые две-три минуты, выталкивая клавиши из клавиатуры в какофоническом содрогании. Клавиши, обычно являющиеся точкой тактильного контакта с инструментом, обезоруживающе разлетаются в пространство. В то же время крышка пианино открывается, обнажая арфоподобную внутреннюю часть инструмента, струны которой отражаются случайным образом. За этим неожиданным, жестоким актом через одну-две минуты следует втягивание, когда крышка закрывается, и ключи возвращаются на место, при этом беззвучно скрипя.Со временем пианино повторяет цикл. Возрастающее напряжение к моменту расслабления сопровождается медленным уходом в состояние стазиса, когда пианино закрывается, как улитка, уходящая в раковину.

Концерт для анархии — одна из серии механизированных скульптур, которые Хорн начал делать в конце 1970-х годов. Танцевальные столы, чемодан, тщетно пытающийся взобраться на шест, испуганные молотки, клюющие их отражения: машины, имитирующие механизмы желания, выдают желания, скрытые под поверхностью повседневных вещей.Часто эротически заряженные, эти работы выражают антропоморфную тревогу и чувственность.

Подобная работа с энергией может также означать создание турбулентности страсти как магнитного потока в космос, как мы видим в High Moon (1991) в Нью-Йорке или в El Rio de la Luna (1992) в Барселоне.

Мечта Ленни Сильвера, 1990

Камни сновидений, 2006

Похожие сообщения:

Оставить комментарий

.

Ребекка Хорн — Википедия, свободная энциклопедия

Википедия todavía no tiene una página llamada «Ребекка Хорн».


Busca Rebecca horn и другие проекты Википедии:
Wikcionario Wikcionario (diccionario)
Wikilibros Wikilibros (обучающие / руководства)
Wikiquote Викицитатник (цитаты)
Wikiviajes Wikisource (biblioteca)
Wikinoticias Викинотики (нотиции)
Wikiversidad Wikiversidad (Contenido académico)
Commons Commons (изображения и мультимедиа)
Wikiviajes Wikiviajes (viajes)
Wikidata Викиданные (данные)
Wikiespecies Викивиды (особые виды)
  • Comprueba Comprueba si имеет escrito el nombre del artículo de forma correa, y que Wikipedia es el lugar donde debería estar la información que buscas.Si el título es righto, a la derecha figuran otros proyectos Wikimedia donde quizás podrías encontrarla.
  • Busca Буска «Ребекка Хорн» в тексте страниц из Википедии, которая существует.
  • Nuvola apps fonts.png Проконсультируйтесь по списку произведений искусства на «Ребекка Хорн».
  • Enlaces Busca las páginas de Wikipedia que tienen обвивает «рог Ребекки».
  • ¿Borrada? Si ya habías creado la página con este nombre, limpia la caché de tu navegador.
  • Symbol delete vote.svg También puede que la página que buscas haya sido borrada.

Si el artículo incluso así no existe:

  • Crear la página Crea el artículo utilizando nuestro asistente o solicita su creación.
  • Traducir Puedes traducir este artículo de otras Wikipedias.
  • Aviso En Wikipedia únicamente pueden include enciclopédicos y que tengan derechos de autor Compatible con la Licencia Creative Commons Compartir-Igual 3.0. Никаких текстовых текстов, которые не используются в веб-сайтах, и не предусмотрены специальные условия.
  • Ten en cuenta Ten en cuenta también que:
    • Artículos vacíos o con información minima serán borrados —véase «Википедия: Esbozo» -.
    • Artículos de publicidad y autopromoción serán borrados —véase «Википедия: Lo que Wikipedia no es» -.
.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о