Самая большая картинка: Самая четкая фотография в мире имеет 195 гигапикселей

Содержание

Самая четкая фотография в мире имеет 195 гигапикселей

На самой большой фотографии в истории 17 смешных моментов. А вам слабо их найти?

Технология фотографирования древнее, чем мы можем себе это представить. Впервые принципы получения визуальных изображений были описаны еще в пятом веке да нашей эры. Из известных историкам данных, впервые в мировой истории действие камеры-обскуры описал древнекитайский философ Мо-цзы. Независимо от него примерно в это же время, но чуть позже аналогичную технологию описали древнегреческие математики Аристотель и Евклид. Однако теория теорией, но практическая технология начала использоваться значительно позже, лишь в Средние века. А вот сами прародители современных фотоаппаратов появились еще позже – первое из дошедших до наших времен фото датировано началом XIX века, точнее, 1826 годом. И пошло-поехало!

 

 

Сегодня уже мало кто использует пленочные фото и видеокамеры. Все массово перешли в значительно более удобный формат – «цифру». Сегодняшние камеры на смартфонах уже можно сравнить по некоторым параметрам с профессиональными фотоаппаратами 20- и даже 10-летней давности. Прогресс виден невооруженным взглядом. В прямом смысле этого выражения!

 

Однако, если взять совокупные возможности профессиональных камер и сравнить их с небольшими камерками на телефонах обывателей, нам откроется совершенно иная картина. Профессиональная аппаратура может в десятки раз превосходить самые навороченные камеры, вмонтированные в наши карманные устройства. Например, может ли смартфон сделать четкую фотографию человека, находящегося в милях от фотографа, да так, чтобы по итогу можно было разглядеть лицо фотографируемого человека? Да ни в жизни!

 

А вот настоящие «фотики» способны на такие трюки. Один из них проделала китайская компания Big Pixel, создав фотографический коллаж высочайшей четкости. Ею была разработана и запатентована «фирмешная» технология, позволяющая делать фотографии с разрешением в сотни миллиардов пикселей.

То есть чрезвычайно четкие и качественные. Для сравнения: средняя камера смартфона имеет 12 мегапикселей, которые равны 12 миллионам пикселей. Интересно, сколько может весить фотография подобной четкости? Несколько гигабайт или даже терабайт?

 

 

К чему мы это все рассказываем? А к тому, что недавно компания опубликовала панорамную фотографию на 195 гигапикселей (195 миллиардов пикселей) с башни Oriental Pearl Tower в Шанхае. Вот это фото:

А вот сайт компании, на котором вы можете вкусить по полной все прелести столь четкой по качеству панорамной картинки: www.bigpixel.cn

 

Там есть на что посмотреть и чему удивиться. Особенно классно выглядит возможность увеличения картинки. На таком удалении можно даже номера на автомобилях разглядеть, при этом картинка будет четкой! Но привлекли посетителей сайта не только технологии, а также и ляпы. Фотоколлажи – дело деликатное и непростое. При совмещении множества фотографий, какого бы они качества ни были, всегда будут накладки.

Да и ничего не подозревающие люди там, внизу, – особая тема для шуток. В общем, народ, изучив огромную панорамную фотографию, пришел к определенным интересным выводам, зафиксировав наблюдения на скриншотах. Давайте вместе посмотрим и посмеемся:


1. В солнечный день почему бы и не потанцевать всей семьей?

 

2. Камера в камеру, объектив в объектив!

 

3. Они догадались, что их снимают скрытой камерой?

 

4. Отражение от машины, которой нет

 

5. Привет, темный рыцарь!.. Кто ты такой?

 

6. Просто огороженный пожарный гидрант

 

7. Ой, кажется, догадался…

 

8. Сбой матрицы?

 

9. Дубликаты людей

 

10. Вроде, что-то из аниме. Это Дораэмон – кот-робот

 

11. Близнецы?

 

12. Призрак?

 

13. Еще один фантом идет по улице?

 

14.

Дубликат такси. Вновь сбой матрицы или просто два одинаковых до мелочей такси?

 

15. Ведро. Напомню, оно стоит на огромном удалении от места расположения фотокамеры. Однако на картинке мы даже можем увидеть ручку. Ручку, Карл!

 

16. Марти Макфлай, скорее познакомь своих родителей, а то совсем исчезнешь!

 

17. Расслабься и насладись моментом!

 

САМЫЕ БОЛЬШИЕ ФОТОГРАФИИ В МИРЕ 14 РАБОТ НА 2000 ГИГАПИКСЕЛЕЙ!3 февраля 2017 Фото:Джеффри Мартин | Российское фото

Д (Jeffrey Martin)

Представляем вашему вниманию нашу подборку самых больших фотографий в мире. Для их просмотра вам будет необходим FlashPlayer. Его можно скачать отдельно или использовать браузер Google Chrome.

Фотопанорама Луны — 681 Гпк.

Абсолютным чемпионом по размеру составных фотографий является NASA. В 2014 году агентство опубликовало 681-гигапиксельнуюпанораму Луны. 18 июня 2009 года NASA запустила орбитальный зонд Lunar Reconnaissance Orbiter (LRO), чтобы отобразить поверхность Луны и собрать измерения потенциальных мест посадки в будущем, а также с научной целью.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама горы Монблан — 365 Гпк.

В конце 2014 года международная команда профессиональных фотографов во главе с Филиппо Бленьини составила круговую панораму горного массива между Францией и Италией — Монблана, второй после Эльбруса самой высокой горы Европы.

Она состоит из 70 тысяч фотографий! Фото сделаны камерой Canon EOS 70D с телеобъективом Canon EF 400 мм f/2,8 II IS и экстендером Canon Extender 2X III. Создатели гигантской панорамы утверждают, что если распечатать ее на бумаге, размером она будет с футбольное поле. На сегодня это самая большая гигапиксельная фотография, сделанная на земле.

Посмотреть панораму можно на сайте проекта.

Фотопанорама Лондона — 320 Гпк.

Панорама была собрана из 48 640 отдельных снимков, сделанных четырьмя фотоаппаратами Canon 7D, и выложена в Сеть в феврале 2013 года. Подготовка к эксперименту заняла несколько месяцев, а съемки проходили на протяжении четырех дней. Снимки сделаны компанией British Telecom с вершины телебашни BT Tower, расположенной в центре Лондона на северном берегу Темзы.

Фотографировали эксперты панорамной съемки с сайта 360cities.net Джеффри Мартин (Jeffrey Martin), Хольгер Шульце (Holger Schulze) и Том Милз (Tom Mills).

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама Рио-де-Жанейро — 152,4 Гпк.

Панорама была снята 20 июля 2010 года и состоит из 12 238 фотографий. Загрузка итогового изображения на сайт gigapan.org заняла у автора почти три месяца!

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама Токио — 150Гпк.Фо

Автор панорамы — Джеффри Мартин (Jeffrey Martin), основатель сайта 360cities.net. Панорама создана из 10 тысяч разных снимков, полученных со смотровой площадки телевизионной башни Tokyo Tower. При ее создании фотограф использовал Canon EOS 7D DSLR и роботизированную машину Clauss Rodeon. Для получения 10 тысяч кадров понадобилось два дня,а для сведения их в одну панораму — три месяца.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама национального парка «Арки» — 77,9 Гпк.

Автор панорамы — Альфред Жао (Alfred Zhao). «Арки» — национальный парк, который находится в США, штат Юта. Здесь существует более двух тысяч арок, образованных природой из песчаника. Для создания панорамы потребовалось 10 дней обработки, 6 ТБ свободного места на жестком диске и двое суток загрузки конечного изображения на сайт. Фотография была сделана в сентябре 2010 года.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама Будапешта — 70 Гпк.

В 2010 году команда энтузиастов, спонсируемая Epson, Microsoft и Sony, создала самую большую на тот момент 360-градусную панорамную фотографию в мире. Проект получил название «70 миллиардов пикселей Будапешта».70-гигапиксельную фотографию делали четыре дня со 100-летней наблюдательной башни города. Панорама составила более 590 тысяч пикселей в ширину и 121 тысячу пикселей в высоту, а общее количество снимков — порядка 20 тысяч. К сожалению, сейчас ссылка на нее не работает.

Фотопанорама на горе Корковадо — 67 Гпк.

Эта фотография была сделана на горе Корковадо в Рио-де-Жанейро (Бразилия), где находится статуя Христа Искупителя.

Фотопанорама сделана в июле 2010 года и была создана из 6223 кадров.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама Вены — 50 Гпк.

Гигапиксельная фотопанорама столицы Австрии Вены была создана летом 2010 года. Для ее изготовления потребовалось 3600 снимков, но результат этого стоил.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама Марбурга — 47 Гпк.

Марбург — это университетский городок, население которого составляет около 78 тысяч человек. Для панорамы понадобилось 5 тысяч снимков, которые были сделаны фотоаппаратом D300 Nikon с объективом Sigma 50–500 ммс башни высотой 36 метров. Каждая из фотографий имеет размер 12,3 Мпк. На съемку у автора ушло 3 часа 27 минут, а общий объем полученной им информации занял 53,8 Гб на жестком диске.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Млечный Путь — 46 Гпк.

В течение пяти лет группа астрономов из Рурского университета при помощи обсерватории, находящейся в чилийской пустыне Атакама, следила за нашей галактикой и создала из снимков Млечного Пути гигантскую фотографию в 46 миллиардов пикселей. Изображение весит 194 Гб.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама Дубая— 44,8 Гпк.

Автор панорамы — Джеральд Донован (Gerald Donovan). Дубай — крупнейший город Объединенных Арабских Эмиратов. Для создания панорамы использовался фотоаппарат Canon 7D с объективом 100–400 mm. Автор работал более трех часов на 37-градусной жаре и сделал 4250 фотографий.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама заднего двора — 43,9 Гпк.

4048 фотографий для панорамы были сделаны 22 августа 2010 года в деревне Раунд-Лейк в штате Иллинойс, США. Автор, Альфред Жао, использовал фотоаппарат Canon 7D с объективом 400 mm. На съемки ушло два часа, а вот на обработку фотографий — около недели.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Фотопанорама Парижа — 26 Гпк.

Автор панорамы — Мартин Лойер (Martin Loyer). В конце 2009 года в Интернете появился интерактивный сайт www.paris-26-gigapixels.com, на котором есть огромная гигапиксельная фотопанорама Парижа с очень четким разрешением, состоящая из 2346 фотографий. Она позволит вам погрузиться в образ этого города и увидеть его достопримечательности, не выходя из дома.

Посмотреть панораму можно на сайте.

Найдена самая большая рыба в мире (7 фото)

Перед вами самая большая в мире акула и вообще самая большая рыба во всех морях Мирового океана, хотя повстречать этот вид можно только в теплых водах ближе к экватору. Вопреки своему жуткому обличию, китовые акулы (Rhincodon typus) – почти что беззубые создания, и они такие миролюбивые, что практически никак не реагирует на появление поблизости людей. Исследователи и туристы могут без страха проплывать прямо мимо них. Гигантская рыба удивительна во многом – уж точно не только из-за своих невероятных размеров.

Чтобы разгадать некоторые тайны этого вида, группа ученых провела несколько недель в экспедиции у берегов Галапагосских островов прошлым летом и осенью. В ходе наблюдений исследователи совершили то, что ранее никогда не предпринималось в отношении диких животных в их естественной среде обитания. Ученые взяли у акул анализы крови и провели ультразвуковое сканирование, плавая прямо посреди этих гигантских рыбин без какой-либо защиты.

Китовая акула недаром получила свое внушительное имя, ведь этот вид, действительно, легко сравнить с настоящими китами. Rhincodon typus просто огромные! Отдельные особи вырастают до 18-20 метров в длину и весят до 20-30 тонн, хотя в последнее время такие внушительные размеры встречаются намного реже. Впрочем, ни одна из таких акул для человека не опасна, ведь подобно усатым китам, эти рыбы питаются в основном планктоном, заглатывая его с большим количеством морской воды и отцеживая все самое вкусное, включая иногда и самых мелких рыбешек. В сравнении с другими своими сородичами, китовые акулы – довольно медлительные создания, хотя им хватает всего одного взмаха хвостом, чтобы обогнать любого самого лучшего пловца из числа людей.

У этих феноменальных рыбин огромные и плоские головы, а распознать их легко по светлым пятнам, рассыпанным по всему темно-синему телу гиганта. Такой окрас обычно помогает им оставаться незамеченными для некоторых морских обитателей. К сожалению, этот удивительный камуфляж не уберег китовых акул от главных хищников на Земле – людей. Сегодня чрезмерный рыболовный промысел даже стал причиной того, что уникальный вид находится на грани вымирания.

Китовые акулы предпочитают теплые воды и часто встречаются у берегов Австралии, на Филиппинах и в Мексике, а иногда даже в районе буровых платформ в территориальных водах Катара. Сотни китовых акул, преимущественного молодые самцы, появляются там в определенное время года, чтобы полакомиться рыбьей икрой. Где в это время находятся самки, ученым до сих пор неизвестно. Мировой океан слишком велик, поэтому на его бескрайних просторах этих скромных акул отыскать бывает очень непросто. Даже легендарный французский исследователь Жак Кусто (Jacques Cousteau) за все годы своих плаваний встречал их только дважды.

С недавних пор морские биологи принялись маркировать китовых акул специальными спутниковыми маячками, чтобы отследить их миграцию и узнать побольше об образе жизни самых крупных и самых безобидных акул на свете. Ученых также интересуют их репродуктивные циклы и еще многое другое. Исследователи из США и Японии даже занялись секвенированием генома китовых акул.

За всю историю наблюдений эксперты встречали всего одну единственную достоверно беременную акулу, и произошло это еще в 1995 году, когда на побережье Тайваня выбросило мертвую акулу с 300 эмбрионами разных стадий развития внутри ее утробы.

Самые главные вопросы на сегодняшний день – это где китовые акулы спариваются, и где они проводят большую часть своей жизни? В поисках ответов была создана международная база данных, в которую члены научного сообщества вносят все случаи встречи с китовыми акулами. На сегодняшний день в этом каталоге числится уже около 8 тысяч особей. Экспедиции на Галапагосские острова длятся всего несколько недель в году, поэтому в остальное время ученым приходится обращаться к аквалангистам-любителям, которые тоже документируют свои погружения и встречи с редкими морскими обитателями. Как известно, узор из пятен на теле китовых акул такой же уникальный, как и отпечатки пальцев, поэтому их легко опознать, и непосредственно галапагосских акул пока что не встречали больше нигде в других морях.

Славящиеся своим биоразнообразием Галапагосы (или Черепашьи острова) – это одно из очень немногих мест на Земле, где регулярно встречаются предположительно беременные акулы. Исследователи пришли к таким выводам потому, что свыше 99% акул, замеченных в водах вулканического архипелага, – самки, и у большинства из них довольно большие животы, что наводит на мысли о беременности. Некоторые ученые считают, что китовые акулы выбирают для родов именно этот район, потому что неподалеку от самого северного острова есть невероятно глубокие впадины, и именно здесь есть выход в открытый океан в районе экватора. Вероятно, Черепашьи острова – идеальное место для подрастающего поколения, ведь поначалу в прибрежных водах молодняк будет достаточно защищен от крупных хищников, пока он не подрастет до своих рекордных в мире рыб размеров. Согласно другой теории, китовые акулы предпочитают рожать в районе побережья Перу. Именно там исследователям удалось повстречать целых двух новорожденных акулят, которые, к сожалению, угодили в рыболовные сети.

На этой фотографии 2017 года Саймона Пирса (Simon Pierce) китовая акула проплывает мимо участницы исследовательской экспедиции, Александры Уаттс (Alexandra Watts), как раз в районе Галапагосских островов.

Из-за сложности проведения медицинских тестов над свободно плавающими китовыми акулами ученым удалось провести пока что только 2 забора крови для анализов, результаты которых еще находятся в процессе изучения. Ультразвуковое исследование оказалось практически безуспешным, и руководителю проекта пришлось признать, что его команда нуждается в более продвинутом оборудовании. Главная проблема в том, что большинство диагностических устройств созданы для животных, толщина стенок брюшной полости которых не превышает 2,5-5 сантиметров. У китовых акул этот параметр равен всем 20 сантиметрам.

«Когда мы впервые приступили к изучению этих гигантских рыб, никто толком не знал, что нас ждет, и как подойти к этому делу. Сейчас у нас появились более точные приборы, и мы стали намного опытнее в своем деле, поэтому есть все надежды на то, что вскоре нам все-таки удастся ответить на самые фундаментальные вопросы», — рассказал научный руководитель экспедиции, Джонатан Грин (Jonathan Green).

Помимо проведения анализов крови и УЗИ, ученые также смогли пометить специальными маячками целых 7 китовых акул. Это, конечно, не так много, но все же лучше, чем совсем ничего. На сегодняшний день помеченных Rhincodon typus – считанные единицы. Большую сложность в этом деле представляет еще и то, что из-за давления воды эти маячки очень часто теряются. Китовые акулы погружаются иногда до глубины 2000 метров, а современные буйки и треккеры не всегда способны выдержать подобную нагрузку. Это не может не расстраивать, ведь морские животные чаще всего мигрируют и дают жизнь новому потомству как раз на самых больших глубинах. Грин и его команда планируют и дальше посещать Галапагосские острова, чтобы продолжить свои наблюдения за удивительными китовыми акулами, получить новые образцы крови и, возможно, установить маячки на новые особи.

По словами Саймона Пирса, главного научного сотрудника Фонда Морской Мегафауны (Marine Megafauna Foundation), за последние 75 лет из-за рыболовного промысла численность популяции китовых акул очень сильно сократилась, и их количество продолжает стремительно падать. Вдобавок некоторые ученые переживают, что глобальные климатические изменения также наносят немалый ущерб этому виду, уничтожая организмы, которыми обычно и питаются китовые акулы. «Если мы не предпримем необходимые меры по защите этих рыб, нам в итоге только и останется, что спасать пустой океан», — сказал Саймон Торрольд (Simon Thorrold) из Океанографического института Вудс-Хоул в Массачусетсе (Woods Hole Oceanographic Institute in Massachusetts).

Для Грина, руководящего Галапагосским проектом, это нечто более личное. «Даже после многолетнего опыта погружений с китовыми акулами я все еще чувствую мурашки при виде огромной синей тени в воде. Это невероятно эмоциональный опыт для меня», — признался ученый.

Перед вами фотография 2017 года Саймона Пирса, сделанная в районе Галапагосских островов. На ней ученый запечатлел китовую акулу, помеченную сразу 2 маячками – сигнальным буйком на тросе и спутниковым треккером.

Этот снимок сделан в ходе все той же экспедиции, и на нем руководитель исследований Джонатан Грин проверяет маячок, установленный на спинном плавнике гигантской рыбины.

Вот таким живописным видом можно насладиться на Галапагосских островах. Перед вами один из вулканических островов архипелага – Кулпеппер (Culpepper), а на переднем плане возвышается знаменитая скала Арка Дарвина (Darwin Arch). Именно здесь несколько летних и осенних недель 2017 года провела группа ученых в надежде разгадать тайны китовых акул.

Если приглядеться, то за огромной китовой акулой с желтым маячком вы заметите целую стаю рыбок. Снимок сделан в районе Галапагосских островов.

На этой фотографии Александра Уаттс берет образец ткани китовой акулы. Вопреки внушительным размерам этих гигантских существ они не представляют для людей практически никакой опасности, ведь зубы в их пасти настолько маленькие, что ими даже невозможно покусать. Александра буквально не по зубам этой акуле.

Все фотографии: Simonjpierce.com / AP Photo

70 гигапикселей – самая большая в мире 360° панорамная фотография « ФОТОУВЛЕЧЕНИЕ

Напомню, что предыдущий рекорд гигапикселемании принадлежал немецкому фотолюбителю Хольгеру Шульце (Holger Schulze) и составил “всего” 26 гигапикселей панорамы Дрездена.


Группа молодых венгров, спонсируемая такими гигантами, как Epson, Microsoft и Sony, создали самую большую 360° панорамную фотографию в мире! Снимок был сделан со 100-летней наблюдательной башни, расположенной на самой высокой точке Будапешта, и составляет более 590,000 пикселей в ширину и 121,000 пикселей в высоту!

Для того, чтобы сделать необходимое количество снимков за минимальное время, авторы фотографии-рекордсмена использовали пару фотокамер Sony A900, оснащенные объективами Minolta AF 400mm f/4.5 APO G и 1.4x телеконвертерами, установленными на прочный штатив собственной разработки, но даже при такой установке съемка заняла более трех часов. Полученные фотографии были слиты воедино при помощи программного обеспечения Autopano Giga на рабочей станции Dell Precision T7500 с двумя четырехъядерными процессорами Intel Xeon, 24 гигабайтами оперативной памяти и 6 терабайтами дискового пространства. Процесс сшивания составил целых два дня, в результате которого получился 200 Гб KRO файл, который затем должен был быть преобразован в формат PPM и разбит на 3 части для дальнейшей обработки в Photoshop’e. Результат проделанной работы можно посмотреть на сайте авторов:
70 Billion Pixels — Budapest (для просмотра панорамы на компьютере должна быть установлена последняя версия Silverlight)
При печати с разрешением 300ppi фото будет занимать 156 метров в длину и 31 метр в ширину, что превышает длину футбольного поля!
И хотя оригинал фотографии вряд ли когда будет напечатан, Epson сделали 15 метровую 1,5-гигапиксельную версию фото и планируют выставить её на смотровой станции Эржебет в Будапеште 11-12 сентября 2010 года. Печать была производена с помощью широкоформатного принтера Epson Stylus Pro 11880 с использованием технологии Micro Piezo и комплектом чернил Epson’s Ulta Chrome K3.


Также на Wikipedia вы можете ознакомиться с другими подобными фотографиями: Largest photographs in the world
Источник

Нравится? расскажи другим!

  • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Telegram (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pinterest (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pocket (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Tumblr (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на Reddit (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в WhatsApp (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Skype (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на LinkedIn (Открывается в новом окне)
  • Послать это другу (Открывается в новом окне)
  • Нажмите для печати (Открывается в новом окне)

Понравилось это:

Нравится Загрузка. ..

Похожее

Метки: 11880, 360°, A900, AF 400mm f/4.5 APO G, Autopano Giga, Dell Precision, Будапешт, Венгрия, панорама, Epson, Intel Xeon, Microsoft, Minolta, рекорд, цифровая фотография, Photoshop, Sony, Stylus Pro, T7500

By Demoniks in новости, со всего света, цифровая фотография on .

Самая большая сова • Вероника Самоцкая • Научная картинка дня на «Элементах» • Палеонтология

На этой иллюстрации австралийский художник Питер Траслер (Peter Trusler) изобразил орнимегалоникса (Ornimegalonyx oteroi) — гигантскую кубинскую сову из позднего плейстоцена, — нападающего на древнего щелезуба. Орнимегалоникса считают самой крупной из всех известных сов: ростом эта птичка была больше метра. Судя по скромным крыльям и длинным мощным ногам это были бегающие совы, неспособные к полету. Хотя некоторые исследователи предполагают, что орнимегалониксы вполне могли перепархивать, планировать и даже делать небольшие перелеты при охоте на детенышей кубинских ленивцев (например, мегалокнусов), добывать которых вполне позволял их размер. Основой же кормовой базы гигантских сов считают разные виды грызунов, например хутий, некоторые из которых дожили до наших дней.

Нашел и описал сову кубинский палеонтолог Оскар Арредондо в 50-х годах XX века, причем сперва исследователь ошибочно отнес находку к нелетающим «ужасным птицам» фороракосам, которые тоже славились размерами и мощными ногами. Что это может быть такая огромная сова, никто вначале и не подумал. На сегодняшний день находки орнимегалоникса известны уже из нескольких кубинских пещер. Много работал с этими находками и знаменитый российский палеонтолог Евгений Николаевич Курочкин, известный благодаря своей гипотезе дифилетического происхождения птиц. Евгений Николаевич обнаружил хорошо сохранившийся почти полный скелет гигантской совы, но, к сожалению, так и не успел опубликовать статьи про свои находки; оригиналы их нынче хранятся на Кубе. На сегодняшний момент известно уже как минимум четыре вида орнимегалониксов — O. osteroi, O. minor, O.  gigas и O. acevedoi.

Орнимегалониксы вымерли около семи тысяч лет назад, это совпало с резкой сменой климата в Карибском бассейне и прибытием туда первых людей — индейцев из континентальных районов Северной и Центральной Америки. Вместе с орнимегалониксами в этот период вымели десятки видов эндемичных грызунов, обезьян и ленивцев, так что кормовая база гигантских сов была подорвана. Предполагают также, что на доживающих свой век гигантских сов могли охотиться первые поселенцы.

Надо сказать, что орнимегалониксы — не единственные большие совы из кубинского плейстоцена. На многих островах архипелага обнаружены разные виды крупных сов. В частности, немалым размером могли похвастаться гигантский филин Bubo osvaldoi и пара видов огромных сипух Tyto noeli и T. riveroi.

Фото с сайта scienceblogs.com.

Вероника Самоцкая

«Память говорит. Дорога сквозь войну». Самая большая 3D-панорама в стране

В Петербурге откроется самая большая в стране трехмерная панорама, посвященная Великой Отечественной войне.

12 фото

Различные трехмерные диорамы, содержащие подлинные предметы военного времени — самолеты, танки и артиллерия в оригинальном размере, позволяют посетителям пройтись по сценам Второй мировой войны в буквальном смысле. (Фото Anatoly Maltsev):



Это такое диорама? Это лентообразная, изогнутая полукругом живописная картина с передним предметным планом (сооружения, реальные и бутафорские предметы).

Сцена, показывающая начало войны и вторжение немцев в Беларусь в 1941 году. (Фото Anatoly Maltsev):

Залы, посвященные жизни в тылу и на фронте, занимают площадь в две тысячи квадратных метров!

Спасающиеся от войны. (Фото Anatoly Maltsev):

Сцена из Сталинградской битвы. (Фото Anatoly Maltsev):

Борьба в траншее. (Фото Anatoly Maltsev):

Дорога через войну» о событиях Великой Отечественной войны планируют открыть в «Севкабель Порту» в Санкт-Петербурге в сентябре. (Фото Anatoly Maltsev):



Рабочие Тульского оружейного завода. (Фото Anatoly Maltsev):

Сцена «Переправа через Днепр». (Фото Anatoly Maltsev):

Путь зрителя начнется с мирной локации, где события разворачиваются до начала войны. Затем им предстоит увидеть битву за Кавказ, Сталинградскую битву, форсирование Днепра, и беженцев, уходящих из Белоруссии, и работающих в цехе тружеников. (Фото Anatoly Maltsev):

Создатели не оставили без внимания взятие в плен немецких солдат. Гости увидят также один из самых знаменитых снимков той эпохи — знамя над крышей Рейхстага. (Фото Anatoly Maltsev):

(Фото Anatoly Maltsev):

Подъем советского флага на Рейхстаге после «битвы за Берлин». (Фото Anatoly Maltsev):

Также смотрите:

красота мира в каждом кадре

Ее лапы больше мужской ладони, а весом она с домашнюю кошку. Те, кто держал ее в руках, говорят, что физически она ощущается как воздушный шарик, набитый мокрым песком. Лягушка-голиаф (Conraua goliath) живет исключительно по берегам рек в глубине тропических лесов Камеруна и Экваториальной Гвинеи. Но эти леса быстро исчезают, грозя унести с собой в небытие и самую большую лягушку на планете.

Быть большой непросто. «Рост» и вес (тридцать сантиметров, три килограмма) делают голиафов медлительными, неповоротливыми созданиями. Сделав несколько прыжков, они устают.

Из-за своего размера голиафы уже около десяти лет назад стали объектом внимания частных коллекционеров и зоопарков: множество лягушек было поймано и увезено в США, где их выставляли на «соревнования» по прыжкам (одно время это было в моде), а также пытались разводить в неволе (эти планы потерпели фиаско).

В наши дни главные опасности поджидают лягушек у них дома. Районы, где они когда-то находили себе убежище, опустошили лесозаготовки. «Около половины их естественной среды обитания потеряно или находится в серьезной опасности», – говорит Крис Уайлд из Центра репродукции видов, находящихся под угрозой исчезновения (CRES) при зоопарке Сан-Диего.

Агрохимикаты, используемые для браконьерской добычи рыбы, отравляют реки. Для голиафа – животного, зависящего от состояния бассейнов десяти центральноафриканских рек, отдыхающего в струях водопадов и откладывающего икру в скалистых водоемах, – это экологическая катастрофа. Наконец, по мере того как охотники вслед за лесозаготовками продвигаются глубже в чащи, все больше лягушек отлавливают для продажи на местных продуктовых рынках.

«Они ассоциируются с духами чистой воды, их считают чистыми тварями и хорошей пищей для беременных женщин. А еще они сладкие на вкус», – говорит Уайлд.

Местные рестораторы платят по пять долларов за большую лягушку (на снимке охотник с добычей).

CRES и WWF (Всемирный фонд дикой природы) пытаются сохранить ареал голиафов, сокращающийся каждый год более чем на 80 тысяч гектаров. В начале этого года созданы три заказника в провинции Литораль, на очереди – проект экологического контроля над бассейнами ряда рек. Если природоохранное законодательство будет претворено в жизнь, это сможет изменить ситуацию. И все же, говорит Уайлд, основную угрозу популяции лягушек представляют коммерческие лесозаготовки, а их не так-то легко ограничить.

Lil Baby о написании песен, уголовном правосудии и «большой картине»: NPR

Lil Baby даст концерт в прямом эфире 2 сентября 2020 года в рамках фестиваля Red Rocks Unpaused в Колорадо. Rich Fury / Getty Images для Visible скрыть подпись

переключить подпись Rich Fury / Getty Images для Visible

Lil Baby даст концерт в прямом эфире сентября.2 февраля 2020 года в рамках фестиваля Red Rocks Unpaused в Колорадо.

Rich Fury / Getty Images для Visible

Лил Бэби, которому всего 25 лет, является одним из самых популярных музыкантов в мире. Его последний альбом My Turn неделями занимал первое место, а за последние несколько лет у него было четыре десятка песен в чарте Billboard Hot 100, что поставило его в тупик с Полом Маккартни и Принсом.

Всего четыре года назад рэпер по имени Доминик Джонс не имел профессионального музыкального опыта.Он вырос бедным, с матерью-одиночкой; В подростковом возрасте он продавал наркотики, отчасти чтобы помочь ей оплачивать счета. Когда та жизнь настигла его, он провел несколько лет в тюрьме и в конце концов был приговорен к тюремному заключению в 19 лет, отсидев два года по обвинениям в оружии и наркотиках. Этот опыт — одна из причин, по которой он пришел к выводу, что нынешняя система уголовного правосудия глубоко несправедлива.

«Тюрьма просто сидит где-то в комнате.Что от этого лучше для общества? Что это помогает тебе измениться? »- говорит художник:« Мне тюрьма делает тебе хуже… У тебя нет поводка на шее, но на запястьях есть наручники. Вы не в клетке для собаки, а в клетке для людей, которая не намного больше клетки для собаки. Вы живете там, где пользуетесь ванной. Они кормят вас, когда хотят вас накормить. Вы едите, когда вам говорят поесть. Это почти как собака ».

В то же время, Lil Baby говорит, что любой, кто встречал его в юности, мог сказать, что он любил музыку и любил слова — настолько, что до того, как он начал читать рэп для себя, что он часто запоминал песни других людей, а затем переписывал тексты. с его собственной точки зрения.

«Я разбирал музыку — я знал каждую песню слово в слово. Это было одной из моих целей — знать эту песню от начала до конца», — говорит он. «Я бы не стал писать рэп, но мне просто так нравилась музыка, что я начал вкладывать ее в свою жизнь — я брал чужую песню и делал ее для себя».

Этим летом, когда по всей стране прокатилась волна протестов Black Lives Matter, последовала волна протестной музыки. Трек Lil Baby «The Bigger Picture», основанный на его опыте работы с полицией и уголовным правосудием, стал новым гимном этого движения.

«Я определенно горжусь этим, потому что похоже, что он работает хорошо для меня и моих людей», — говорит он. «И это дало мне понять, что состояние моего ума не совсем неправильное — то, как я себя чувствую, и как я думаю».

Lil Baby поговорил с Ноэлем Кингом из NPR о его процессе написания песен, истоках его карьеры и о том, почему, несмотря на весь свой успех, он не верит, что у него это получилось. Слушайте больше их разговоров по аудиосвязи.

YouTube

Аудиокнига недоступна | Слышно.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Большая картина — Boston.

com
The Big Picture — это фотоблог, созданный избранной группой фоторедакторов The Boston Globe. Записи публикуются каждый понедельник, среду и пятницу.Общая картина предназначена для выделения высококачественных, потрясающих изображений с акцентом на текущие события.

FAQ

Кто управляет этим сайтом?
Три фоторедактора в The Boston Globe — Лейн Тернер, Линн Берден Зайдель и Ллойд Янг. Лэйн Тернер — штатный фотограф и редактор изображений для Globe, где он работал с 1989 года, освещая местные и международные новости и спорт, специализируясь на портретной съемке и студийной работе, прежде чем в 2006 году обратил свое внимание на редактирование изображений.Линн Бурден Зайдель работала графическим редактором в Globe с 1994 года на первой странице, метро и тематических разделах, а также создавала видео и галереи, такие как The Natural World и From the Archives online. Ллойд Янг работал фотографом или редактором изображений в газетах Огайо, Иллинойса, Флориды, а с 2006 года работает в Globe в разделах о метро, ​​первой странице и бизнес-разделах. С ними можно связаться по адресу [email protected] Предыдущие участники включают Паулу Нельсон, которая возглавляла отмеченную наградами команду фотожурналистов Globe с 2004 по 2013 год, и Алан Тейлор из Бостона.com, разработчик и фанат фотографии, создавший Big Picture.

Откуда берутся фотографии?
Большинство изображений предоставлено такими компаниями, как Associated Press, Reuters и Getty Images, которые лицензируют их для The Boston Globe за наше использование. Другие фотографии взяты из открытых источников, таких как НАСА и другие от частных фотографов, которые делятся ими с Big Picture для одноразовое использование.

Могу ли я купить / перепечатать / использовать фотографии?
The Boston Globe редко владеет правами на изображения — мы только лицензируем их или поделитесь ими.В большинстве случаев указаны владельцы фотографий. в подписи к изображению, и вы должны спросить у них разрешение на повторное использование. Наши основными источниками являются Associated Press, Getty Images и Reuters Pictures.

Почему вы не предоставляете данные EXIF ​​(информацию о фотоаппарате и фото)?
Мы бы предоставили эту информацию, если бы она у нас была. Почти все исходники изображения, которые мы получаем, не содержат данных EXIF, поэтому мы не можем передай это, извини.

Вы делаете эти фотографии?
№Как указано выше, фотографии на The Big Picture лицензированы или всеобщее достояние.

Кто пишет подписи?
Подпись к фотографиям из их первоисточников — фидеров, сайты общественного достояния и частные фотографы. Мы начинаем с них, но мы дополнить их небольшим редактированием, некоторыми исследованиями, даже некоторыми целыми переписывает. Если вы обнаружите неточность или опечатку, сообщите нам об этом в комментарии, спасибо.

Вы сделаете запись с моими фотографиями?
Это зависит — если они А) очень хорошие, Б) с высоким разрешением, В) новостной, D) бесплатно (мы с радостью предоставим ссылку на ваш сайт, но у вас еще нет бюджета на покупку изображений) и E) многочисленные (как в более 4 или 5), а затем отправьте нам сообщение.

Архивы больших изображений: Выберите месяцОктябрь 2014Сентябрь 2014Август 2014Июль 2014Июнь 2014Май 2014Апрель 2014Март 2014Февраль 2014Январь 2014Декабрь 2013Ноябрь 2013 г.

Снимая большую картинку — Airbnb Design

Как бренд может точно представить свое сообщество с помощью фотографии, когда это сообщество постоянно растет — и процветает во всех уголках мира? Глава отдела фотографии Бриджит Харрис начала работать в Airbnb в 2014 году, и ей было поручено решить эту самую задачу.Ранее работавшая в журнале Time, она привнесла в эту работу широкий круг вопросов — от новостей и моды до редакционной и коммерческой продукции, — с нуля выработав инновационный подход к созданию образа мировых брендов. Здесь она объясняет, как этот подход помог компании достичь поставленных целей, создавая такую ​​разнообразную работу, как сообщество Airbnb.

Вы пришли на Airbnb, когда продукт был ориентирован исключительно на дома — задолго до Plus, Experiences, Adventures или Luxe. Как развивалась программа фотографии по мере роста компании?

Когда я начинал, команда фотографов состояла из шести человек.Спустя почти пять лет, после многих запусков, мы — команда из 20 продюсеров, фоторедакторов, фотографов и ретушеров. Как руководитель отдела фотографии я отвечаю за видение фотографии во всех точках соприкосновения с Airbnb и нашим брендом, включая все: от самого продукта до печатных и цифровых кампаний, маркетинга продукта и всего, что между ними.

Фотографии, сделанные на Бали во время инициативы по ребрендингу Airbnb в 2014 году. Фотография Эммы Харди.

Какие проблемы возникли по мере расширения компании?

Я никогда не мог предсказать, как наши возможности будут развиваться и расширяться, от домов до реальных событий, которые вы можете заказать на Airbnb.Это совершенно дико. Но даже когда я приехал сюда, Airbnb уже был представлен во всех странах мира, кроме четырех. Я рано начал получать вопросы от международных коллег, которым нужны фоторесурсы, которые более точно отражали бы сообщества, с которыми они взаимодействовали.

Рассмотрим наш Азиатско-Тихоокеанский регион. Только в Азии существует так много разных стран и культур. У нас были великолепные фотографии Японии и нашего сообщества там. Но как компания, стремящаяся создать мир, в котором каждый может принадлежать кому угодно — и которая придает такое большое значение тому, чтобы быть местным, инклюзивным и человечным, — можем ли мы действительно ожидать, что эти образы найдут отклик в наших сообществах в Южной Корее, Таиланде или Китае? Точно нет.

Сезонная программа

Харриса сфотографировала обычных людей в Мехико, Барилоче, Бангкоке и Портленде. Фотография Дэвида Роберта Эллиотта, 2016-18.

С самого начала вы разработали две программы, которые помогут ответить на подобные вопросы. Первый был разработан для создания внутренней библиотеки изображений Airbnb за счет максимального использования ресурсов существующих съемок. Расскажи нам больше.

В 2014 году Airbnb провела ребрендинг. Именно тогда компания впервые утвердила свою точку зрения на фотографию своего бренда — она ​​должна быть яркой, энергичной, честной и человечной. Когда несколько месяцев спустя я присоединился к творческой команде, моей задачей было привнести такой уровень производственного опыта, чтобы реализовать эту точку зрения в каждом проекте. Но вскоре я понял, что скорость и масштаб Airbnb усложняют задачу. Проекты реализовывались очень быстро, поэтому команда постоянно выбирала между использованием фотографий из нашего архива ребрендинга или совместной съемкой в ​​последнюю минуту. Кроме того, никто не думал о том, как мы будем поддерживать или развивать основную работу, проделанную во время ребрендинга, и масштабировать ее таким образом, чтобы это отражало глобальную компанию и сообщество.

Через год я сделал шаг назад и посмотрел на то, что мы производили. Я подумал о том, какие общие темы, а какие изображения не работают и почему. Затем я использовал эти знания, чтобы создать список снимков, который мы с нашим фирменным фотографом Дэвидом Эллиоттом могли выйти и снимать вместе с более насущными потребностями компании в фотографии. Поскольку эти съемки происходили три или четыре раза в год, я назвал эту программу сезонной.

Момент Мехико, сделанный в 2018 году для сезонной программы.Фотография Дэвида Роберта Эллиотта.

По сути, мы работали бы с нашими маркетинговыми, региональными и продуктовыми группами, чтобы выяснить, что является наиболее важным бизнес-приоритетом каждый квартал, будь то новые образовательные ресурсы для Airbnb for Work или библиотека туристического контента для нашей китайской команды. . Затем мы планировали эти съемки в регионах, которые, как я знал, имеют отношение к проекту, но отсутствуют в нашей библиотеке фотографий брендов. Я бы построил наш производственный план, включив в него дополнительные дни для захвата других активов, которые нам так нужны.Мы нашли множество хозяев, гостей и уникальные дома, которые можно было бы сфотографировать в одном и том же городе, поэтому мы накапливали различные изображения, показывающие реальных людей, использующих Airbnb.

Мы нашли способ удовлетворить потребности многих команд в существующем производстве, вложив немного больше заранее, чтобы спасти нас в геометрической прогрессии. Двадцать девять городов и сотни тысяч изображений спустя работа продолжает улучшаться.

Были ли у этого нового подхода какие-то недостатки?

Этот подход позволил нам эффективно сократить масштаб, но через два года мы обнаружили, что он неадекватно помогал в отношении скорости.Это большие постановки, которые реально могут происходить только три или четыре раза в год, но мы постоянно нуждаемся в разнообразных образах нашего глобального принимающего сообщества. Опять же, я должен был подумать о том, как мы можем производить быстро, не поступаясь нашими ценностями или стандартами качества.

Сан-Франциско, Сидней и Токио занимают центральное место на фотографиях, сделанных для программы Neighborhoods в 2016 году.

Каким был ваш мыслительный процесс при решении этой проблемы?

В 2016 году мы запустили продукт под названием Neighborhoods, призванный дать гостям лучшее представление о районе, в котором они будут жить, при бронировании дома. За один шестинедельный период мы сфотографировали более 600 кварталов в наших 25 городах с наибольшим объемом трафика, в результате чего со всего мира пришла волна изображений, которые моя команда в Сан-Франциско редактировала и корректировала по цвету. Я ломал голову над вопросом, как масштабировать проект в глобальном масштабе, обеспечивая при этом, чтобы фотография всегда была актуальной. Окрестности постоянно меняются, и для того, чтобы точно их запечатлеть, мы не можем просто погружаться и уходить в случайные моменты.

Я много думал о своем опыте в Time , о фотожурналистах, которые меня вдохновляют, которые, по сути, живут и дышат своей работой, встроенной в истории и сообщества, которые они освещают.Я подумал о том, как трансформируется встроенный подход — что, если мы дадим возможность фотографам, живущим в этих городах, снимать для нас, регулярно снимая хозяев, кварталы, дома Airbnb, со временем рассказывая более реальную историю? Что, если бы мы могли поддержать фотографов, которые путешествуют в определенные сообщества для своих личных проектов, заказывая съемки, пока они там были? Это упростит производственную коммуникацию и, в свою очередь, даст фотографам больше свободы творчества и контроль над своим расписанием. Это позволило бы нам наладить отношения и установить доверие, что я буду давать им работу, пока они будут выполнять задание, и что я буду инвестировать в их рост. И, что самое главное, изображения будут отражать точки зрения местных жителей, которые знают, как запечатлеть эти сообщества более достоверно, чем я мог бы когда-либо предписать.

Снимок, сделанный в Беркли в 2018 году для программы Embed & Breakfast. Фотография Райана Кима.

Я представил эту программу как «Embed & Breakfast», в шутку отсылая к истокам нашей компании как Airbed & Breakfast.И для начала я написал Таре Райс, фотографу, которого знаю много лет, который часто бывал в поездках на Гаити. Она согласилась снимать для нас таким образом во время своей следующей поездки, поэтому мы связались с четырьмя хозяевами, которые согласились связаться с Тарой напрямую. Она взяла это оттуда, общаясь с ними на земле, а не через меня, за много миль от Калифорнии.

Когда она поделилась со мной своими обширными правками, я сразу понял, что это что-то особенное. Благодаря моему простому творческому заданию и нашему взаимному доверию, она получила возможность взять проект и работать с ним.Мало того, она дала мне отзыв о своем опыте, и мы поговорили о том, как в следующий раз все может быть лучше. Эта обратная связь с тех пор стала основой для построения прочных отношений и доверия с каждым фотографом.

Что было дальше?

Я хотел изучить, как этот подход может помочь при работе с фотографами в их родных городах, поэтому я объединил одного из наших штатных фотографов, Райана Кима, с пятью ведущими в районе залива. Затем я определил географические регионы, которых не хватало в нашей библиотеке изображений, чтобы в результате любых успешных тестов были получены изображения, которые можно было использовать с пользой.Индия была регионом, который мы как бренд широко не рассматривали, и я считал, что нам необходимо исправить это. Поэтому я обратился к фотожурналисту, за которым следил много лет, Карен Диас из Мумбаи.

Этот разговор с Тарой был год назад. С тех пор она, Райан, Карен и растущее сообщество фотографов сфотографировали сотни наших хозяев на всех континентах и ​​помогли нам расширить программу до Airbnb Experiences. Я безумно горжусь тем, что за один короткий год эта группа сняла контент для некоторых из наших самых заметных инициатив, включая запуск Adventures, Недели признательности Superhost и онлайн-колонку журнала Airbnb «Знакомьтесь с местными жителями».

Фотографии из Жакмеля, Порт-о-Пренса и Мумбаи, сделанные в 2018 году для программы Embed and Breakfast. Фотографии Тары Райс (верхняя 3) и Карен Диас (нижняя 3).

Оглядываясь на свое первоначальное предложение, я все еще чувствую тяжесть бизнес-задач, которые мы пытались решить с помощью Embed: релевантный для местных условий контент, глобальный охват, скорость, более значимые изображения и налаживание более тесных партнерских отношений с нашими хозяевами и фотографами. Впереди у нас еще много работы, но я могу с уверенностью (и воодушевленно) сказать, что год спустя мы фактически уклоняемся от решения этих проблем.

Как вы упомянули, съемки сосредоточены на взаимодействии один на один между фотографом и ведущим. Как этот невмешательственный подход влияет на работу?

Это сделало работу сильнее, аутентичнее, человечнее. Подход один на один также дает нам более близкий доступ к нашим хозяевам, которые, как правило, чувствуют себя более комфортно с одним человеком, а не с большой командой. Это важно, потому что мы хотим увидеть, кто эти люди на самом деле. Мы фиксируем элементы хостинга, но у нас также есть изображения мам, забирающих детей из школы, авторов за компьютерами, садовников, ухаживающих за своими клумбами.Эти изображения могут в конечном итоге показать человеку в Сан-Франциско, что у него такой же распорядок, как и у кого-то в Сеуле. Это такая работа, которая может разрушить барьеры на пути к принадлежности, и для того, чтобы уловить это, нам нужен уровень близости и комфорта, который дает общение один на один.

Природа в Калабасасе, снятая для программы «Вставить и завтрак» в 2019 году. Фотография Райана Кима.

Мы также бережно относимся к стилизации и ретуши. Вы не можете «принадлежать» месту, которым манипулируют в Photoshop.Это не то, что мы пытаемся продать. И Airbnb не только для людей, которые соответствуют определенному профилю. Мы хотим чествовать людей такими, какие они есть. Мы заинтересованы в том, чтобы показать, что реально, потому что это то, что мы предлагаем: реальные места, которые вы можете посетить, реальных людей, которых вы можете встретить.

Похоже, эта программа выделяется еще одним отличием — это ваша лояльность к фотографам со всего мира.

Крепкие отношения с творческими людьми имели решающее значение для успеха обеих программ, и, опять же, доверие является ключевым фактором.И это работает в обоих направлениях: мне нужно верить, что фотографы выполнят нашу задачу, применит свою творческую точку зрения и вернутся с тем, что нам нужно. И они должны быть уверены, что, как только они передадут свои изображения, мы привнесем в процесс выбора то же самое сердце и эмоции, что и они при их создании. При каждом редактировании, проекте и обзоре я никогда не принимаю это доверие как должное.

Для меня очень много значит налаживание этих партнерских отношений — развитие талантов и карьеры, предоставление фотографам возможности получать стабильный доход, работая так, чтобы это имело смысл для их реальной жизни.В нашем мире фотограф может иметь свободу спонтанно путешествовать по проекту — и через 10, 20 или 30 лет обстоятельства того же фотографа могут измениться, и он все равно будет готов к крупным местным проектам, происходящим в их собственных дворах.

Бытует мнение, что для того, чтобы «добиться успеха», фотографы должны быть в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Лондоне, но мы так не работаем. Мы должны быть везде. Это открыло перед нами множество удивительных талантов со всего мира.

Мне нравится идея о том, что наше фотографическое сообщество будет таким же глобальным и разнообразным, как и остальная часть Airbnb.

Нью-Йорк, Чиангмай и Кейптаун занимают центральное место в этих фотографиях Embed & Breakfast. Фотографии Тары Райс (вверху слева и справа) и Руди Гейзера (внизу слева).

Инклюзивность была постоянной темой во многих дизайнерских инициативах Airbnb, от иллюстраций до языковых систем и выше. Как потребность в инклюзивности повлияла на ваш подход к фотографии?

Мы обязаны достоверно представлять людей, места и культуры, присутствующие на Airbnb.Другие туристические бренды не несут такой же ответственности, и в результате мы видим множество гламурных изображений, которые не учитывают многие сообщества.

Мы привыкли видеть невероятные маркетинговые изображения Парижа и Токио, но как насчет Шимлы? Петра? Лицзян?

Есть ли уроки, которыми вы можете поделиться с другими фотографами, дизайнерами или маркетологами на основе вашего опыта разработки этих программ?

Что я доказал себе, так это то, что бренд может быть правдивым, аутентичным и человечным в своем подходе к фотографии, не упуская из виду свои бизнес-цели, продажи или потребность в эффективности. Даже когда вы двигаетесь быстро, не имеете огромного бюджета или чувствуете, что вам нужно его сократить, всегда есть место для творчества и подлинности, и всегда найдется кто-то, кто готов сотрудничать с вами, если они ваши основные цели.

Что самое захватывающее в том, что еще впереди, и каковы ваши планы на будущее как руководителя отдела фотографии?

Что меня больше всего волнует, так это сообщество фотографов, с которыми мы связаны — отношения с настоящими, очень человечными, очень талантливыми людьми по всему миру, которые переживут любую бизнес-инициативу или запуск продукта.Эти отношения не заканчиваются, когда заканчивается проект.

Я также рад придать этой инициативе больше структуры и превратить ее в более обширную и доступную программу. У нас есть возможность предоставить творческую платформу для фотографов в тех частях мира, которые мы еще не рассмотрели, и открыть для себя следующую волну удивительных рассказчиков.

Embed & Breakfast. Иерусалим, Бейрут, Петра, Сидней, Кейптаун, Шимла, Бангкок, 2019. Фотография сделана (по часовой стрелке от центра слева): Райан Ким, Руди Гейзер, Адам Биркан, Тара Райс, Руди Гейзер.

И этот год был только началом — нам нужно охватить намного больше территории. Итак, если вы фотограф, который не видит свой город, окрестности или свою точку зрения в нашей работе, я хочу, чтобы вы нашли меня в Instagram.

Меня вдохновляют такие институты фотографии, как The Magnum Foundation, National Geographic, а также недавние первопроходцы, такие как Women Photograph и Diversify, которые стремятся усилить растущее сообщество разнообразных художников. И это мое видение Airbnb: мы продолжим расширять возможности социально сознательных имиджмейкеров по всему миру посредством открытий, поддержки и наставничества.Представьте себе коллективное влияние, которое могла бы оказать эта группа, просто создавая образы, которые прославляют обычных людей за то, что они они сами.

Картины на стенах Big Picture от Minted

Картины на стенах Big Picture от Minted | Чеканить ‘) }

Бумага без кислоты и лигнина, роскошный пигментный принт

8 дюймов x 8 дюймов

11 дюймов x 11 дюймов

16 дюймов x 16 дюймов

24 дюйма x 24 дюйма

30 дюймов x 30 дюймов

Бумага Premium Art

премиальных художественных репродукций Minted напечатаны на уровне музейного качества. хлопчатобумажная архивная бумага с архивными пигментными чернилами.В результате получился потрясающий принт музейного качества с богатым и яркие цвета. Этот метод бумаги и печати используется на всех художественных репродукциях премиум-класса.

Стандартная художественная бумага
Стандартные художественные репродукции

Minted напечатаны на кислоте. и матовая художественная бумага без лигнина с роскошными пигментными чернилами. В результате получился красивый принт с яркими цветами. Этот метод бумаги и печати используется для всех репродукций Standard Art.

Профессиональное обращение

Для защиты каждый художественный принт поставляется в бескислотном и рукав без лигнина.

Защитите свою печать

Мы рекомендуем обрамить ваш отчеканенный художественный принт, чтобы лучше показать новая покупка и для защиты качества бумаги и печати. Minted предлагает профессиональное оформление всех художественных репродукций размером 40 x 54 дюйма. и меньше.

Художественные репродукции премиум-класса в рамах иметь архивные обрамляющие материалы, изготовленные на заказ. Каждое произведение искусства Minted Premium Art в рамке оснащено все молдинги из дерева, архивная основа, Стекло из УФ-плексигласа и готовые бамперы для защиты вашей стены, и подвесной провод.

Стандартные художественные репродукции в рамке оснащены прочным оргстеклом и отделаны защитная подложка, бамперы и подвесной трос.

См. Информацию о размерах здесь.

Что означает общая картина?

Значение общей картины

Определение: Полный, всеобъемлющий рассказ или идея.

Эта фраза обычно подразумевает, что нужно думать о будущем или думать о других параллельных факторах, а не сосредотачиваться на мелких деталях.

Детали не раскрывают всей истории; обычно есть и другие факторы, которые следует учитывать при «рисовании картины» сценария в уме.

Метафора состоит в том, что вы можете смотреть на одно облако на картине пейзажа и думать, что сегодня пасмурный день, тогда как на самом деле это картина с красивым полем цветов.

Происхождение

Общая картина

Merriam-Webster s цитирует первое употребление фразы как 1904, но не уточняет источник.Это могло быть связано с киноиндустрией, которая в то время была относительно новой.

Есть несколько более ранних ссылок на эту идею, в том числе это полуметафорическое использование в Chamber s Journal of Popular Literature in 1862,

  • Ничего странного в этом не было; это была всего лишь панель с большой картиной жизни, такую, которую вы могли бы нарисовать за те месяцы, которые вы провели на берегу моря, — очень тихая панель; и я видел это в основном через окно.

В 1899 году Джон П. Кэрролл в своей статье в журнале « Metropolitan Magazine » использовал фразу в ее современной формулировке:

  • Другие корабли фигурируют в большой картине, особенно буксиры, которые доставляют большие корабли в город, когда время вышло из строя или когда приливы и отливы идут плохо.

Фраза, вероятно, возникла в отношении больших картин — особенно занятых — а затем расширилась, чтобы включить любой крупномасштабный взгляд на ситуацию.

Примеры

Общая картина

В наши дни мы часто напоминаем другим подумать о более широкой картине , чтобы попытаться принять решения, которые помогут ситуации в целом, а не только ее части.

Часто то, что выгодно в данный момент, не приносит пользы в долгосрочной перспективе.

Его также можно использовать, чтобы напоминать людям не беспокоиться о мелких проблемах.

Например,

  • Не беспокойтесь о результатах теста. По большому счету это не так важно.

Вот пример диалога между генеральным директором и менеджером,

Генеральный директор: Нам необходимо увеличить нашу долю на рынке и осваивать новые технологии.

Менеджер: Как вы предлагаете нам это сделать? Разработка программного обеспечения или производство продуктов требует много ресурсов и капитала.

Генеральный директор: Не знаю. Я просто смотрю на картину в целом, и это волна будущего. Нам нужно быть здесь, иначе мы вымрем.

Менеджер: Я займусь этим.

Другие примеры

  • Декабрь знаменует собой 75-й месяц роста рабочих мест подряд … Экономист Бен Уайт резюмирует общую картину: уровень безработицы достиг пика в 10% во время глубокой рецессии в начале первого президентского срока Обамы. Он покинет офис в UE всего с 4,7%. — The Washington Post
  • Обладая шансом на всю жизнь после разочаровывающего знакомства с НФЛ, квотербек Bears Мэтт Баркли слишком запутан, чтобы оставаться в курсе событий, чтобы рассматривать общую картину. Чикаго Сан-Таймс

Резюме

Общая картина — это полная перспектива проблемы или ситуации.

Museletter # 319: Большая картина

MuseLetter № 319 / декабрь 2018 г., Ричард Хайнберг

Скачать версию PDF для печати

Дорогой читатель,
Поздравления с теплым солнцестоянием! В этом месяце MuseLetter — это обзор того, чем мы занимаемся в PCI. Это также предварительный обзор того, над чем мы будем больше работать в 2019 году и в будущем.Будем признательны за вклад в нашу работу в конце года!
Всегда с наилучшими пожеланиями,
Ричард

Большая картина

Сегодня у человечества много проблем. Изменение климата, растущее экономическое неравенство, крах биоразнообразия, политическая поляризация и глобальный долговой пузырь — это лишь некоторые из наших проблем. Ни одна из этих тенденций не может продолжаться бесконечно, не приведя к серьезному подрыву способности нашей цивилизации поддерживать себя. Взятые вместе, эти метастазирующие проблемы предполагают, что мы движемся к некоему историческому разрыву.

Серьезные разрывы имеют тенденцию нарушать временные рамки всех сложных обществ (другое название цивилизаций — то есть общества с городами, письменностью, деньгами и разделением труда на полную ставку). Древняя римская, египетская и майяская цивилизации рухнули. Археологи, историки и системные мыслители потратили десятилетия на поиск объяснения этой модели неудач — если хотите, общей объединенной теории цивилизационного коллапса. Одна из наиболее многообещающих концепций, которая может служить основой для такой теории, исходит из науки о сопротивляемости, раздела экологии (изучение взаимосвязи между организмами и окружающей их средой).

Почему разрушаются цивилизации: адаптивный цикл
Практически повсеместно наблюдается, что экосистемы неоднократно проходят через четыре фазы адаптивного цикла: эксплуатацию, сохранение, высвобождение и реорганизацию. Представьте себе, например, сосновый бор Пондероза. После такого возмущения, как пожар (при котором накопленный углерод высвобождает в окружающую среду), выносливые и адаптируемые виды растений и мелких животных заполняют открытые ниши и быстро размножаются.

Эта фаза реорганизации цикла вскоре переходит в фазу эксплуатации , в которой те виды, которые могут использовать преимущества отношений с другими видами, начинают доминировать. Эти отношения делают систему более стабильной, но за счет разнообразия.

Во время фазы сохранения такие ресурсы, как питательные вещества, вода и солнечный свет, настолько поглощаются доминирующими видами, что система в целом в конечном итоге теряет свою гибкость, чтобы справляться с изменяющимися условиями.Эти тенденции приводят к моменту, когда система подвержена сбою — фаза выпуска . Многие деревья умирают, рассеивая питательные вещества, открывая полог леса, чтобы пропустить больше света, и обеспечивая среду обитания для кустарников и мелких животных. Цикл начинается заново.

Цивилизации делают примерно то же самое. Вначале сложные общества населялись первопроходцами-универсалистами (людьми, которые делают много вещей достаточно хорошо), живущими в среде с обильными ресурсами, готовыми к эксплуатации.Эти люди разрабатывают инструменты, позволяющие им более эффективно использовать свои ресурсы. Разделение труда и торговля со все более удаленными регионами также способствует более тщательной эксплуатации ресурсов. Возникают и растут торговые и административные центры — города. Деньги все чаще используются для облегчения торговли, в то время как долг позволяет перенести потребление из будущего в настоящее. Специалисты по насилию, вооруженные улучшенным оружием, покоряют окружающие народы.

Сложность (больше видов инструментов, больше социальных классов, больше специализации) решает проблемы и способствует накоплению богатства, что приводит к фазе сохранения, во время которой строится империя и достигаются великие достижения в области искусства и науки. Однако со временем издержки сложности накапливаются, а устойчивость общества падает. Налоговое бремя становится невыносимым, природные ресурсы истощаются, окружающая среда загрязняется, а покоренные народы становятся беспокойными. На своем пике каждая цивилизация кажется стабильной и непобедимой. Но как раз в этот момент триумфа он уязвим для внешних врагов и внутренних разногласий. Долги уже не вернуть. Восстание покоренных народов. Стихийное бедствие подрывает фасад стабильности и контроля.

Коллапс часто наступает быстро, оставляя за собой руины. Но, по крайней мере, некоторые из компонентов, которые сделали цивилизацию великой (включая инструменты и элементы практических знаний), сохраняются, а естественная среда имеет возможность восстанавливаться и восстанавливаться, что в конечном итоге делает возможной реорганизацию и новую фазу эксплуатации, то есть подъем еще другая цивилизация.

Энергия — это все
Глобальная индустриальная цивилизация демонстрирует значительные признаки того, что находится в стадии сохранения. Наши достижения ошеломляют, но наши системы перегружены, а проблемы (включая изменение климата, неравенство и политическую дисфункцию) накапливаются и усугубляются. Однако наша цивилизация отличается от всех своих предшественников. В отличие от древних римлян, греков, египтян, китайцев династии Шан, инков, ацтеков и майя, мы создали цивилизацию глобального масштаба. Мы изобрели средства передвижения и коммуникации, которые раньше невозможно было представить. Благодаря достижениям в области здравоохранения и сельского хозяйства общая численность населения во много раз выросла по сравнению с периодом, когда римские армии прошли через Северную Африку, Европу и Британию.Может быть, мы переросли адаптивный цикл и избежали естественных сдержек в сторону бесконечного расширения?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны сначала спросить , почему современная цивилизация была настолько успешной. Рост технологий, включая достижения в области металлургии и машиностроения, безусловно, сыграл свою роль. Это предоставило лучшие способы получения и использования энергии. Но именно быстрое изменение количества качеств и количества доступной нам энергии на действительно имело значение.

Раньше люди получали энергию из ежегодного роста растений (пищи и дров) и управляли окружающей средой, используя силу мышц человека и животных. Эти источники энергии были изначально ограничены. Но, начиная с 19, и века, новые технологии позволили нам получить доступ к энергии ископаемого топлива и использовать ее. А ископаемое топливо — уголь, нефть и природный газ — позволяло производить энергию в количествах, намного превосходящих предыдущие источники энергии.

Энергия — это все.Все земные экосистемы и все человеческие сообщества по сути являются машинами для использования (и рассеивания) солнечной энергии, которая была собрана и сконцентрирована посредством фотосинтеза. Нам нравится думать, что деньги заставляют мир вращаться, но на самом деле именно энергия позволяет нам делать что угодно — от простого подъема утром до запуска космической станции. А наличие большого количества доступной по цене энергии может позволить нам многое сделать.

Ископаемое топливо представляет собой древний солнечный свет, накопленный за десятки миллионов лет.Это энергоемкие, портативные и хранимые источники энергии. Доступ к ним изменил почти все в человеческом существовании. Они были уникальным трансформирующим средством, поскольку они позволили повысить производительность сбора урожая и использовать все другие ресурсы — через тракторы, бульдозеры, механическое горное оборудование, бензопилы, моторизованные рыболовные траулеры и многое другое.

Возьмем только один пример. Во всех предыдущих аграрных цивилизациях примерно три четверти населения должны были заниматься сельским хозяйством, чтобы обеспечивать излишки продовольствия для поддержки остальных 25 процентов, которые жили аристократами, торговцами, солдатами, ремесленниками и так далее.Ископаемые виды топлива сделали возможным индустриализацию и автоматизацию сельского хозяйства, а также создание распределительных цепочек на большие расстояния.

Уборка кукурузы вручную (слева) и уборка машиной (справа). Источники изображения: Колыбель урожая Джона Линнелла, Public Domain (слева). Deer Harvester от Уэсли Хетрика, общая лицензия Creative Commons Non-Commercial 2.0 (справа).

Сегодня только один или два процента населения США должны заниматься сельским хозяйством полный рабочий день, чтобы обеспечивать всех остальных продуктами питания.Индустриализация продовольственных систем освободила почти весь бывший класс крестьян, чтобы переехать в города и устроиться на работу в производстве, маркетинге, финансах, рекламе, менеджменте, продажах и так далее. Таким образом, урбанизация и резкое расширение среднего класса в 90–472-м веках почти полностью связаны с ископаемым топливом.

Но ископаемое топливо было сделкой с дьяволом: это истощаемые, невозобновляемые ресурсы, и их сжигание производит углекислый газ и другие парниковые газы, изменяя климат и химический состав Мирового океана.Это не маленькие проблемы. Изменение климата само по себе является самой серьезной дилеммой загрязнения окружающей среды, с которой когда-либо сталкивалось человеческое общество, и может привести к разрушению экосистем, отказу продовольственных систем и широко распространенной вынужденной миграции людей.

Замена ископаемого топлива другими источниками энергии в принципе возможна, но для этого потребуются огромные инвестиции, не только для строительства солнечных панелей, ветряных турбин или ядерных реакторов (с этим последним вариантом есть и другие серьезные проблемы), но и для переоборудования производства, транспорта, зданий и пищевых систем для работы на электроэнергии вместо твердого, жидкого или газообразного топлива.Энергетический переход необходим, но он не происходит даже близко к тем темпам, которые потребовались бы для предотвращения катастрофического изменения климата или предотвращения экономического спада в результате истощения мировых запасов нефти, угля и газа самого высокого качества. Неспособность индустриального общества осуществить этот энергетический переход, несомненно, объясняется не только хорошо финансируемым противодействием со стороны отрасли ископаемого топлива, но и огромной технической проблемой, а также неспособностью политиков отстоять и ввести налоги на выбросы углерода и альтернативные методы энергетические субсидии, которые потребуются.

Итак, мы ускоряемся к экологической и экономической гибели.

Почему так сложно увидеть, что нас ждут крупнейшие катастрофы в истории
Это довольно типично для того, что происходит в конце фазы сохранения адаптивного цикла каждой цивилизации. Каждая возникающая проблема, взятая сама по себе, обычно разрешима — по крайней мере, в принципе. Но по мере накопления проблем лидеры, которые привыкли к существующему положению вещей (и извлекают из него выгоду), все более неохотно вносят изменения в системы и процедуры, которые потребуются для устранения тревожных тенденций.И поскольку эти тенденции игнорируются, уровень усилий и дискомфорта, необходимых для их обращения вспять, стремительно растет. Когда решение проблем требует слишком больших предполагаемых жертв, единственные реалистичные способы справиться с ними — это отрицать их существование или обвинять в них других. Обвинение имеет преимущества, позволяющие лидерам выглядеть так, как будто они действительно что-то делают, и завоевывать лояльность своих последователей. Но на самом деле это ничего не делает для предотвращения нарастающих кризисов.

Достаточно легко увидеть, как элиты могут потерять связь с реальностью и упустить сигналы о надвигающемся крахе.Но почему все остальные последовали их примеру? Недавние открытия в области нейробиологии помогают объяснить, почему большинству из нас трудно понять, что мы находимся на неустойчивом пути.

У людей есть понятная врожденная склонность при принятии решений придавать большее значение существующим угрозам и возможностям, чем будущим угрозам и возможностям. Это называется дисконтированием будущего — и из-за этого трудно жертвовать настоящим, чтобы преодолеть огромный будущий риск, такой как изменение климата. Например, немедленное вознаграждение в виде отпуска в другой стране может пересилить нашу озабоченность по поводу выбросов парниковых газов в результате полета нашей авиакомпании.Умножьте эту тенденцию к дисконтированию в будущем в одном случае на миллиарды индивидуальных решений, имеющих последствия для климата, и вы поймете, почему на самом деле трудно сократить наши общие выбросы парниковых газов.

Мы, люди, также запрограммированы реагировать на новизну — замечать в нашей среде все, что неуместно или неожиданно, что может сигнализировать о потенциальной угрозе или награде. Большинство видов вознаграждения повышают уровень нейромедиатора дофамина в мозге. Эксперименты показали, что если удалить гены дофаминовых рецепторов у животного, оно будет меньше исследовать и подвергаться меньшему риску, а без некоторых исследований и принятия риска у человека уменьшаются шансы на выживание.Но система вознаграждения дофамина человеческого мозга, которая эволюционировала для выполнения этой практической функции, может быть захвачена вызывающими привыкание веществами и поведением. Это особенно проблематично в культуре, полной новых стимулов, специально разработанных для привлечения нашего интереса, таких как сотни рекламных сообщений, которые средний ребенок видит каждый день. Мы стали зависимыми от стимулов, которые наша культура приумножила и усовершенствовала специально с целью привлечь наше внимание (для развлечения и выгоды) до такой степени, что мы почти не замечаем долгосрочных тенденций, столь же угрожающих, как нападающий носорог.

Носители власти в обществе побуждают умных людей ниже их по рангу и богатству нормализовать неустойчивое, отрицать надвигающиеся последствия и отвлекать всех и каждого от обострения противоречий. Экономисты, утверждающие, что экономический рост может продолжаться вечно на конечной планете, получают Нобелевские премии. Политики, которые утверждают, что изменение климата — это обман, привлекают крупные взносы в избирательные кампании. Ученые мужи и предприниматели продвигаются по карьерной лестнице, утверждая, что общество может вырваться из ловушек изменения климата и истощения ресурсов за счет «разъединения» (утверждается, что экономика услуг может расширяться бесконечно, не требуя дополнительной энергии или физических ресурсов).Знатоки технологий завоевывают известность и славу, сообщая нам, что искусственный интеллект, 3D-печать или блокчейн откроют «сингулярность», когда никому не придется работать, и все человеческие потребности и желания могут быть удовлетворены с помощью самовоспроизводящихся машин.

Отрицание бывает разных оттенков, некоторые из них довольно мягкие. Многие вдумчивые и информированные люди признают угрозы изменения климата, исчезновения видов, истощения почв и т. Д. И настаивают на том, что мы сможем преодолеть эти угрозы, если просто будем больше стараться.Когда они предлагают изменения, они часто идут правильным путем. Выбирайте других, более ответственных политиков. Делайте пожертвования экологическим некоммерческим организациям. Управляйте электромобилем. Установите солнечные батареи на наши крыши. Создайте солнечные кооперативы или региональные некоммерческие коммунальные компании, которые стремятся получать всю электроэнергию из возобновляемых источников. Ешьте экологически чистые продукты. Делайте покупки на местных фермерских рынках. Все это действия, которые двигают общество в правильном направлении (то есть от грани провала), но небольшими приращениями.Возможно, людей можно мотивировать на такие усилия, если они верят, что плавный переход и счастливое будущее возможны, и что возобновляемые источники энергии создадут много рабочих мест и приведут к постоянно растущей зеленой экономике. Нет смысла отказываться от таких убеждений и связанных с ними действий; как раз наоборот: их во всяком случае следует поощрять. Такие практические усилия, какими бы они ни были мотивированы или рационализированы, могут помочь смягчить коллапс, даже если они не могут его предотвратить (к этому мы вернемся ниже).Но, тем не менее, элемент отрицания сохраняется — отрицание того факта, что общая траектория современного индустриального общества находится вне нашего контроля и что она неумолимо ведет к отклонению от нормы и краху.

Что делать?
Все вышеперечисленное может помочь нам лучше понять, почему кажется, что мир сбивается с пути. Но последствия ужасны. Если все это правда, то сейчас мы сталкиваемся с более или менее неизбежной экономической, социальной, политической и экологической катастрофой.А поскольку индустриальная цивилизация сейчас глобальна, а численность населения в несколько раз выше, чем в любое предыдущее столетие, это бедствие может произойти в невиданных ранее масштабах. Хотя сейчас никто не может предсказать, насколько полным и ужасным может быть коллапс, возможно даже вымирание человечества (хотя никто не может с уверенностью сказать, что это вероятно, а тем более неизбежно).

Это больше, чем может вынести хрупкая человеческая психика. Трудно представить себе собственную смертность.Школа психологии («теория управления террором») предполагает, что многие из наших культурных институтов и практик (религия, ценности национальной идентичности) существуют, по крайней мере, частично, чтобы помочь нам справиться с невыносимым знанием о нашей неизбежной личной кончине. Насколько сложнее должно быть распознавать признаки неизбежного прекращения всего образа жизни и крайнего разрушения знакомых экосистем? Поэтому неудивительно, что многие из нас выбирают отрицание и отвлечение внимания.

Нет никаких сомнений в том, что обрушение — страшное слово.Когда мы слышим это, мы сразу же думаем об изображениях из таких фильмов, как Mad Max и The Road . Мы предполагаем, что коллапс означает внезапное и полное растворение всего значимого. Наши рассуждения прекращаются. Но как раз тогда, когда это нужно больше всего.

На самом деле, есть степени коллапса, и история показывает, что процесс обычно разворачивался десятилетиями, а иногда и столетиями, часто ступенчатыми ступенями, перемежающимися периодами частичного восстановления. Кроме того, можно вмешаться в коллапс, чтобы улучшить результаты — для нас самих, наших сообществ, нашего вида и тысяч других видов.После распада Римской империи средневековые ирландские монахи, возможно, «спасли цивилизацию», запомнив и переписав древние тексты. Сможем ли мы с помощью планирования и мотивации сделать столько же и больше?

«Пустошь» Томаса Коула (1836 г.), четвертая из пяти частей серии под названием «Курс империи». Всеобщее достояние.

Многие из того, что мы могли бы сделать в этом направлении, уже делается для предотвращения изменения климата и других сходящихся кризисов. Опять же, люди, которые добровольно сокращают потребление энергии, употребляют в пищу органические продукты местного производства, прилагают усилия, чтобы лучше узнать своих соседей, избавляются от потребительской беговой дорожки, сокращают свой долг, помогают защитить местное биоразнообразие, сажая виды, которые питают или укрывают местных опылителей, используют biochar в своих садах, поддерживают политических кандидатов, которые уделяют первоочередное внимание решению кризиса устойчивости, и вносят свой вклад в экологические, демографические и правозащитные организации, — все они помогают смягчить надвигающийся крах и гарантировать, что выживших будет больше.Мы могли бы сделать больше. Действуя вместе, мы могли бы начать озеленение планеты; начать включать захваченный углерод не только в почву, но и почти во все, что мы производим, включая бетон, бумагу и пластик; и разработать новую экономическую систему, основанную на взаимопомощи, а не на конкуренции, долге и постоянном росте. Все эти усилия имеют смысл с осознанием того, что цивилизация приближается к своему сроку годности, или без него. Как мы описываем цели этих усилий — будь то способы улучшения жизни людей, способы спасения планеты, реализация эволюционного потенциала нашего вида, содействие общему духовному пробуждению или способы сдерживания неизбежного цивилизационного краха — относительно неважно.

Однако общая картина (понимание адаптивного цикла, роли энергии и нашего затруднительного положения, связанного с перерегулированием) добавляет как ощущение срочности, так и новый набор приоритетов, которыми в настоящее время пренебрегают. Например, когда цивилизации рушатся, культурно значимые знания обычно теряются. Вероятно, мы неизбежно потеряем большую часть наших общих знаний в ближайшие столетия. В любом случае большая часть этой информации тривиальна (действительно ли наши далекие потомки страдают от того, что не имеют возможности смотреть архивные эпизоды сериала Let’s Make a Deal или Storage Wars ?).Тем не менее, люди во всем мире сейчас используют хрупкие носители информации — жесткие диски компьютеров и серверов — для хранения всего, от музыки до книг и руководств по эксплуатации. Если бы мировые электрические сети больше не могли обслуживаться, нам не хватало бы большего, чем комфорта и удобства; мы можем потерять науку, высшую математику и историю.

Не только доминирующая индустриальная культура уязвима для потери информации. Культуры коренных народов, выжившие на протяжении тысячелетий, быстро разрушаются силами глобализации, что приводит к исчезновению региональных знаний, которые могли бы помочь будущим людям жить устойчиво.

На кого ложится ответственность курировать, охранять и воспроизводить все это знание, если не на тех, кто осознает опасность?

Действуйте там, где вы находитесь: устойчивость сообщества
Мы в Post Carbon Institute (PCI) осознаем общую картину с момента основания организации 15 лет назад. Нам выпала честь встретиться и воспользоваться идеями некоторых первопроходцев-экологов 1960-х, 70-х и 80-х годов, которые заложили основу нашего нынешнего понимания науки устойчивости, системного мышления, изменения климата, истощения ресурсов. , и многое другое.И мы стремились донести это понимание до молодого поколения мыслителей и активистов.

Все это время мы постоянно пытались решить вопрос: «Какой план действий имеет наибольший смысл в контексте общей картины, учитывая наши скудные организационные ресурсы?»

После долгого обсуждения мы пришли к четвертой стратегии.

Поощрять формирование устойчивости на уровне сообщества.
Устойчивость — это способность системы противостоять сбоям и при этом сохранять свою базовую структуру и функции.Когда она находится в фазе сохранения, устойчивость системы обычно находится на самом низком уровне на протяжении всего адаптивного цикла. Если на данном этапе возможно придать устойчивость социальной системе человека и экологическим системам, то приближающаяся фаза высвобождения цикла может быть более умеренной и менее интенсивной.

Зачем предпринимать усилия по повышению устойчивости сообществ, а не пытаться сделать это на национальном или международном уровне? Причина в том, что сообщество — это наиболее доступный и эффективный уровень масштабов вмешательства в человеческие системы. Национальные действия в наши дни затруднены, и не только в Соединенных Штатах: дискуссии почти обо всем быстро становятся политизированными, поляризованными и спорными. Именно на уровне сообщества мы наиболее напрямую взаимодействуем с людьми и учреждениями, составляющими наше общество. Именно здесь на нас больше всего влияют решения, принимаемые обществом: какие рабочие места доступны нам, какая инфраструктура доступна для нашего использования и какие существуют политики, которые ограничивают или расширяют наши возможности. И что особенно важно, именно здесь большинство из нас, обладающих значительным политическим или экономическим влиянием , а не , может самым непосредственным образом влиять на общество в качестве избирателей, соседей, предпринимателей, волонтеров, покупателей, активистов и выборных должностных лиц.

PCI поддерживает инициативы перехода с момента своего создания как единую полезную, локально воспроизводимую и адаптируемую модель для повышения устойчивости сообщества.

Оставьте хорошие идеи без дела.
Наоми Кляйн в своей книге The Shock Doctrine цитирует экономиста Милтона Фридмана, который написал:

«Только кризис — реальный или мнимый — производит реальные изменения. Когда возникает этот кризис, предпринимаемые действия зависят от идей, которые лежат повсюду.Я считаю, что это наша основная функция: разрабатывать альтернативы существующей политике, поддерживать их жизнь и доступность до тех пор, пока политически невозможное не станет политически неизбежным ».

Фридман и другие неолиберальные экономисты использовали эту «доктрину шока» на протяжении десятилетий, чтобы подорвать региональную экономику, национальные правительства и культуру коренных народов с целью продвижения проекта экономической глобализации под руководством корпораций. Кляйн считает, что ключом к использованию кризисов является наличие эффективных планов по изменению системы, которые ждут своего часа, когда наступит подходящий момент. И это стратегия, которая имеет смысл, поскольку общество в целом балансирует на грани чрезвычайно разрушительного сдвига.

Какие идеи и навыки должны храниться, когда индустриальная цивилизация рушится? Одна коллекция идей и навыков, которая уже удобно упакована и ожидает принятия, — это пермакультура — набор инструментов дизайна для жизни, созданный экологами еще в 1970-х годах, которые понимали, что индустриальная цивилизация в конечном итоге достигнет своих пределов. Другой набор состоит из навыков консенсусного группового принятия решений.Список можно продолжить.

Целевые новаторы и первые последователи.
Еще в 1960-х годах Эверетт Роджерс, профессор коммуникаций, представил теорию распространения инноваций, которая описывает, как, почему и с какой скоростью новые идеи, социальные инновации и технологии распространяются в культуре. Ключом к теории является его идентификация различных типов людей в популяции с точки зрения их отношения к разработке и внедрению чего-то нового: новаторов, ранние последователи, раннее большинство, позднее большинство и отстающих .

Инноваторы важны, но успех их усилий зависит от распространения инноваций среди первых последователей, которых, как правило, немного, но они исключительно влиятельны среди населения в целом.

В PCI мы решили сосредоточить наши коммуникации на первых пользователях.

Помогите людям понять общую картину.
Дискуссии об уязвимости цивилизации к краху не для всех. Некоторые из нас слишком уязвимы психологически.Всем нам время от времени нужен перерыв и время, чтобы почувствовать и обработать эмоции, которые неизбежно вызывает созерцание Большой Картины. Но для тех, кто способен воспринимать информацию и по-прежнему функционировать, общая картина предлагает полезную перспективу. Это подтверждает то, что многие из нас уже интуитивно знают. И это обеспечивает контекст для стратегических действий.

Сообщество, беспристрастность
Меня часто спрашивают, есть ли у меня надежда на будущее. Я обычно отвечаю примерно так: надежда — это не просто ожидание лучших времен; это активная позиция, решимость достичь наилучшего результата независимо от стоящих перед вами задач. Сотрудник PCI Дэвид Орр резюмировал это лучше всего, когда написал: «Надежда — это глагол с закатанными рукавами».

Однако, если речь идет об этом, простое переопределение понятия «надежда» может показаться поверхностным и неудовлетворительным. Спрашивающий хочет и нуждается в разумных основаниях полагать, что возможен результат, отличный от ужасающего. В этом отношении действительно есть свидетельства, и их нельзя игнорировать.

Стивен Пинкер в своей книге Лучшие ангелы нашей природы , утверждает, что мы, люди, становимся более миролюбивыми и склонными к сотрудничеству.Теперь можно утверждать, что любое снижение уровня насилия в течение последних нескольких десятилетий можно рассматривать как еще одно свидетельство того, что цивилизация находится в фазе сохранения адаптивного цикла: мы достигли баланса сил, чему способствует богатство, исходящее в конечном итоге от ископаемое топливо; возможно, насилие просто приостанавливается до тех пор, пока плотина не прорвется, и мы не перейдем в фазу освобождения цикла. Тем не менее эволюция реальна, и для людей она происходит быстрее через культуру, чем через гены.Поэтому вполне возможно, что мы, люди, быстро эволюционируем, чтобы жить более мирно в больших группах.

Ранее я объяснил, как открытия нейробиологии помогают нам понять, почему многие из нас обращаются к отрицанию и отвлечению внимания перед лицом ужасных угроз выживанию цивилизации. Нейробиология также предлагает хорошие новости: она учит нас, что кооперативных импульсов уходят корнями глубоко в наше эволюционное прошлое, как и конкурентные. Сдержанность и сочувствие к другим — это отчасти усвоенные формы поведения, приобретаемые и развивающиеся таким же образом, как и наша способность к языку.Мы наследуем как эгоизм, так и способность к альтруизму, но культура, как правило, больше подталкивает нас в сторону последнего, поскольку родителей традиционно поощряют учить своих детей делиться, а не быть расточительными или высокомерными.

Исследование стихийных бедствий сообщает нам, что на ранних этапах кризиса люди обычно реагируют с необычайной степенью сотрудничества и самопожертвования (я стал свидетелем этого сразу после лесных пожаров в моем районе Санта-Роза, Калифорния). Но если лишения сохранятся, они могут обратиться к обвинению и конкуренции за ограниченные ресурсы.

Все это говорит о том, что единственное, что, скорее всего, повлияет на то, как наши сообщества преодолеют надвигающийся метакризис, — это качество отношений между членами. Многое зависит от того, проявляем ли мы просоциальное отношение и реакцию, избегая при этом обвинений и паники. Те из нас, кто работает над повышением устойчивости сообщества, должны избегать предвзятых рамок и нагруженных слов и апеллировать к общим ценностям.Все должны понимать, что мы все вместе. Общая картина может помочь здесь, если она поможет людям понять, что в крахе цивилизации не виновата какая-то одна группа. Только сплотившись, мы можем надеяться спасти и защитить то, что является наиболее ценным в нашем мире, и, возможно, даже улучшить жизнь в долгосрочной перспективе.

Наступают тяжелые времена. Но это не значит, что мы ничего не можем сделать. Каждый оставшийся день относительной нормальной жизни — это повод для благодарности и возможность действовать.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *